<<

стр. 140
(всего 253)

СОДЕРЖАНИЕ

>>

сведется к ничтожной премии за риск. К названным писателям примыкает, с
одной стороны, довольно широко распространенная агитация в пользу
огосударствления земли, с другой - ряд второстепенных авторов,
разрабатывавших и популяризировавших идеи своих учителей. Особенно много
сторонников приобрел Генри Джордж. Его книга разошлась в сотнях изданий
и была переведена на многие иностранные языки. В Америке, Англии,
Шотландии и Австралии образовалось несколько обществ для пропаганды его
идей (напр., Land Reform Union, позднее Land Restoration League, Land
and Labour League). Наибольший, сравнительно, успех эта пропаганда имеет
в Англии, где ненормальный аграрный строй создал наибольшее
недовольство. Валлас также образовал в Англии общество для
огосударствления земли (Land Nationalization Society), но оно далеко не
имело такого успеха, как основанные при содействии Джорджа. В Германии
еще в 1874 г. было основано Штаммом общество, под названием "Verein fur
Humanismus", преобразованное в 1884 г. в "Gesellschaft zur
Grundbesitz-Verstaatlichung und Erlosung vom korperlich-geistigen
Elend", которое, между прочим, имеет в виду огосударствление земельной
собственности. В 1888 г. Флюргнейм основал в Германии союз для реформы
поземельной собственности ("Bund fur Bodenbesitzreform") и стал издавать
журнал, называвшийся первоначально "Deutschland", а теперь "Freiland". В
Германии пропаганда Н. земли не встречает особого сочувствия, отчасти
потому что поземельные отношения имеют здесь более или менее здоровый
характер, отчасти потому что социал-демократия, проводящая идею
обобществления всех орудий производства, привлекла на свою сторону
большую часть недовольных современным экономическим строем.
Подробный указатель литературы Н. земли см. в статье проф. Диля:
"Bodenbesitzreform" в "Handworterbuch der Staatswis." (I
Supplement-Band). За последние годы в Poccии тоже замечается некоторое
движение в пользу Н. земли; но при своеобразно сложившихся поземельных
отношениях (большая часть земли составляет государственную и общинную
собственность) оно принимает у нас совершенно иной характер, чем на
Западе. В то время, как за границей Н. земли имеет характер радикальной
реформы, в Poccии она поддерживается не только либеральными органами
печати, но и самыми консервативными. Предложения сводятся к обращению
всей земли крестьянских общин в государственную собственность с тем,
чтобы крестьяне, подобно прежним государственным крестьянам, уплачивали
известную арендную плату, а выкупные платежи были уничтожены.
Встречаются также предложения обращения в собственность государства всех
лесов и всех частных владений, подлежащих продаже с публичных торгов за
банковые недоимки.
Национализм - превращение живого народного самосознания в отвлеченный
принцип, утверждающий "национальное" как безусловную противоположность
"универсального", и "свое родное" - как безусловную противоположность
"чужеземного". Первоначально слово Н. не имело этого смысла, принадлежа
к английской политической терминологии, где оно обозначало стремления
ирландцев к автономии. В общем значении оно стало употребляться
преимущественно в русской литературе с начала 80-х годов. Как
отвлеченный принцип, Н. основан на ложном разделении того, что в
действительности неразрывно соединено. Все, что производилось ценного в
истории, имело всегда троякий характер: 1) личный, 2) национальный и 3)
универсальный. Всякое историческое творчество коренится в личных силах и
дарованиях, обусловливается национальной средой и приводит к результатам
всечеловеческого значения. Так, еврейская библия, индийский буддизм,
греческая философия, римское право, арабское мусульманство, латинская
теократия, итальянский гуманизм, немецкая реформация - создавали
всеобщее из личного через национальное. Даже в таких более внешних и
местных явлениях, как реформа Петра Великого или французская революция,
ясно обозначается присутствие этих трех элементов. Поэтому национализм,
как исключительное утверждение одного из них в ущерб двум другим, есть
воззрение прежде всего антиисторическое. С другой стороны, обособление
каждого народа в смысле отрицательном, то есть его отчуждение от всех
других и замкнутость в себе, будучи делом безнравственным, по существу
(как отрицание альтруизма и человеческой солидарности), является, при
современном прогрессе внешней культуры, физической невозможностью.
Последовательного теоретического оправдания Н., как и все отвлеченные
начала, не допускает. Практическое значение он отчасти имеет как знамя
дурных народных страстей, особенно в странах с пестрым многонациональным
населением. Основание некоторой популярности, которой еще пользуется Н.,
есть ошибочное его смешение с патриотизмом.
Начетчик, начетчица - так называются у русских старообрядцев их
богословы, высшее достоинство которых, с старообрядческой точки зрения,
состоит в возможно большей начитанности в старопечатных (до-Никоновских)
книгах, относящихся к богослужению, а также содержащих в себе творения
св. отцов. У беспоповцев Н. имеют авторитет не только нравственный, но и
внешний, в смысле церковном (при устройстве богослужения и в управлении
общинами).
Наяды - дочери Зевса; были нимфами влажной стихии и являются
родственными нимфам Океана. Как Зевс - бог облаков и дождя, так и они -
богини той же стихии. Кроме Зевса, Н. сопровождают еще Посейдона,
Диониса, Аполлона, Афродиту, Деметру, Персефону, подают изобилие,
плодородие и здоровье, покровительствуют бракам. Неандертальский череп -
один из древнейших ископаемых черепов человека, получивший большую
известность у анатомов и антропологов. Он найден в 1856 году в Рейнской
провинции, недалеко от Дюссельдорфа, в Неандерской долине (реки Дюссель,
притока Рейна), в небольшом Фельдгоферском гроте, саженях в 8 - 9 над
рекой и напротив более значительной Неандерской пещеры. Вход в этот грот
был скрыт выступом скалы и слоями глины дилювиального происхождения,
покрывающей здесь всюду известняки. Так как по близости находились
каменоломни, то рабочие дошли до закрывающей грот скалы, взломали ее и
открыли пещеру, выполненную тоже глиной (наносным илом) до высоты в 6
фт. По удалении этого наноса открылся грот сажени в 2 длиной, со входом
шириной в 10 и вышиной в 8 фт. Недалеко от входа, в глине, рабочие нашли
несколько человеческих костей и неполный череп, которые д-р Фульрот
приобрел в собственность. Других костей или каких-нибудь изделий в
пещерном иле найдено не было, поэтому древность оказавшихся в нем
человеческих останков не может считаться вполне бесспорной; тем не менее
нахождение их в древнем наносе, в котором (в других пещерах той же
долины, напр., в отстоящей всего на 30 шагов так наз. Чертовой комнате
[Teufelskammer]) были найдены останки, несомненно, дилювиaльныx
животных, а равно вид костей, степень их сохранности, особенности черепа
и т.д., побудили признать в них остатки человека глубокой древности,
имеющие большое значение для суждения о типе древнейшего европейского
населения. Череп состоит только из мозговой крышки (лицевые кости не
сохранились), которая выказывает сильно развитые (выдающиеся) надбровные
дуги (впрочем, слабее выраженные чем, напр., у гориллы) и сильно покатый
взад лоб. Череп вообще тяжелый (кости его толстые), низкий, длинный
(длина до 200 мм) и узкий; показатель ширины его - 73,5 (долихоцефал);
швы большей частью заросли (старый возраст); височные линии не резко
выражены (что указывает на не особенно значительное развитие височных
мышц и челюстей); переносье широкое; вместимость черепа - небольшая (ее
определяли приблизительно, насколько позволяет сохранившаяся часть, в
1100 - 1200 куб. см). Вирхов признал в этом черепе, а также и в костях
конечностей, следы патологических изменений, последовавших отчасти уже в
детстве (от английской болезни - rachitis), отчасти в старости (malum
senile), и высказал мнение, что это не расовый, а индивидуальный тип.
Кроме того, он указал на некоторые черепа новейшего времени,
выказывающие подобное развитие надбровных дуг и почти столь же покатый
взад лоб. Наоборот, другие исследователи видят в Н. черепе определенный
низший тип, констатируемый, в большей или меньшей степени, и на
некоторых других древнейших черепах человека и характеризующий собой
первобытную расу Европы.
Не представляя собой переходной ступени между животным и человеческим
типом, обладая всеми существенными признаками рода Homo, Н. человек, по
мнению Шафгаузена, выказывал, однако, отпечаток низшего строения в малой
величине мозга, в сильно выступающих вперед верхних краях глазниц
(надбровных дугах) и покатом взад лбе, в изогнутых бедренных и лучевых
костях, в узком тазе и т.д. Из древних черепов более или менее подходят
по форме к Н. черепу найденные в Брюксе, Эгисгейме, Канштадте, Подбабе,
Брюнне и др., в особенности же в одной пещере близ Спи (Spy) в Бельгии
(останки двух особей, найденные в 1886 г. в одном слое с костями
носорога, северного оленя, лошади, медведя, гиены, благородного оленя,
мамонта и с обработанными кремнями). Во всяком случае, относительно Н.
черепа не может быть сомнения в принадлежности его человеку, чего нельзя
сказать по отношению к черепу, найденному недавно на о-ве Яве и
описанному д-ром Дюбуа как особая форма Pithecanthropos erectus; эту
форму одни считают низшим типом человека, другие - большой обезьяной,
третьи видят в ней форму переходную. См. Tuhlrott, "Der fossile Mensch
aus dem Neanderthal" (Дуисбург, 1865); Schaffhausen, в "Muller's Archiv"
(1858, стр. 453) и "Der Neanderthaler Fund" (В., 1888); Spengel,
"Schadel vom Neanderthaltypus" (в "Archiv fur Anthr.", VIII, 1875);
Quatrefages et Homy, "Crania Ethnica"; Carter
- Blake, "On the Neanderth. Scull" (в "Journal ot the Anthr. Soc."
II, 1864); Virchow, в "Verhandlungen d. Berl. Anthr. Gesellschaft"
(1872); Fraipont et Lohest, "La race hum. de Neanderthal" (Гент, 1887) и
др.
Неаполитанская школа в музыке. - Процветание полифонии в Италии в XVI
в. не особенно коснулось Неаполя, который оказался более отзывчивым в
области гомофонной, преимущественно оперной музыки. Александр Скарлатти
(1659 - 1725) считается основателем Н. школы, давшей в продолжение
второй половины XVII и всего XVIII в. целый ряд композиторов. Благодаря
Скарлатти, окончательно утвердилась в вокальной музыке ария с da саро;
он ввел также новую форму речитатива (recitativo accampaguato),
отличавшегося от сухого речитатива (recitativo secco) более развитым
сопровождением и большей выразительностью, и установил форму итальянской
увертюры (allegro, andante, allegro). Около Скарлатти, как выдающегося
педагога и композитора, группировалась целая плеяда учеников: Дуранте,
Лео Порпора, Логрошино. К Н. школе относятся еще Перголезе. Жомелли,
Пиччинни, развивший форму арии Скарлатти, Паизиелло Чимароза, Сарти. В
операх Н. школы нередко чувствуется преобладание виртуозности,
отодвигавшей на второй план серьезные драматические задачи оперы. Лучший
либреттист опер Н. школы - Метастазио. Позднее Н. школа, с ее виртуозным
направлением, оказала большое влияние не только на всю Италию, но и на
иностранных композиторов, как, напр., Глюка, Моцарта, первые оперы
которых близки к традициям этой школы.
Неаполь: 1) пров. итал. королевства, в юго-вост. части Кампании; 1066
кв. км, 1 115007 жит. Богатство моря рыбой, моллюсками, каракатицами,
морскими звездами и т.п. обусловливает собой занятия большинства
приморского населения. Кроме продуктов рыболовства, источниками дешевой
пищи служат зеленые овощи, салаты и корнеплоды, производимые в изобилии,
благодаря превосходному искусственному орошению, и плоды кактуса
(figolini), привозимые целыми кораблями из Сицилии с августа по декабрь.
Все это не мало способствовало густоте населения прибрежья. Здесь
разводят также виноград, оливки, хлопчатник, марену, шелк; развито и
скотоводство. Оружейные заводы, машинные и шоколадные фабрики,
химические лаборатории, обработка кораллов, производство кружев; 2) Н.
(Napoli, Naples, Neapel), древний Неаполис, гл. г. пров. Н., прежде
столица королевства обеих Сицилий, расположен амфитеатром по сев. берегу
Неаполитанского залива; самый населенный г. Италии - 4 3161 жит.;
живописное местоположение (пословица: "взгляни на Н. и потом умри");
климат здоровый; средняя температура зимы 10° С, лета 22°; оживленное
движение на улицах, смешанность населения - оски, самниты, греки, даже
арабы; наречие, значительно отличающееся от классического итал. языка.
Большинство жителей Н. очень бедно и довольствуется малым. Даже в
аристократической западной части Н., между набережной Kиaйя и новой
улицей Corso Vittorio Emmanuele, проведенной по склонам горы, много
узких улиц и высоких домов, переполненных бедняками. Санитарное
состояние этих кварталов очень плохое; еще хуже оно было в вост. части
Н., вследствие чего холера в 1884 г. была очень сильна. Тогда принялись
за ломку и перестройку и провели превосходную воду из горного ручья
Serino - и холера 1886 г., очень сильная в окрестностях Н., почти
пощадила город. Гл. улица Толедо разделяет Н. на древний (торговый) и
новый город. Несколько городских парков; памятники Данте, королей Карла
III и Фердинанда I; колонна "Мучеников", в память погибших во время
революции воинов. Церкви: собор св. Януария (с 1272 г.) с его
чудотворной кровью, Монте Оливето, Сан-Kиapa Доменика Маджоре,
Сан-Лоренцо (1266 г.), Ст. Мария дель Кармине с памятником Конрадина
(Торвальдсена). На С. от г., в горах, катакомбы. Многочисленные и
оживленные церковные праздники, блестящие процессии. Несколько старинных
ворот и замков, театр Сан-Карло, самый большой в Европе, и несколько
других; великолепный пассаж Гумберта I. Университет (осн. в 1224 г.
Фридрихом II), инженерная акад., ветеринарный институт, обсерватория,
ботанический сад, акад. наук и худож., морской корпус, консерватория.
Библиотека при университете (169892 т.), национальная библиотека с
греческими и латинскими рукописями (350000 т.), государственный архив,
один из замечательнейших в мире (40000 рукописей, с 703 г.),
национальный музей (бывший Museo Borbonico), один из первых в свете
(раскопки Геркулана и Помпеи); зоологическая станция, образцово
устроенная доктором Дорном для исследования морской фауны, первое по
времени учреждение этого рода; 60 благотворительных учреждений,
богадельня, воспитательный дом. 4 вокзала, много паровых жел. дорог, две
электрические; две торговые гавани отделяются от военной громадной
плотиной (Molo, 1302 г.). Корабельные верфи, машинные фабрики, литейные
заводы, шерстяные, шелковые, бумажные ткани, металлические изделия,
консервы, майолика, обувь, кораллы, макароны, сигары. По торговле Н.
занимает первое место в Нижней Италии; вторая гавань всей Италии.
Красота природы привлекает многочисленных туристов; значительная часть
населения кормится ими. Для них существуют фабрики поддельных
древностей. Ср. del Balzo, "Napoli ei Napolitani"; Villari, "Lettere
meridionali".
История. H. - греческая колония, основанная переселенцами из Кум
вблизи другой греческой колонии Партенопеи, после основания нового
города получившей имя Палеополис. После ее разрушения римлянами в 326 г.
до Р.Х., имя Партенопеи нередко употреблялось в поэзии в применении к Н.
Весьма долго, даже после завоевания римлянами в 290 г., Н. сохранял
греческий характер; здесь господствовал греческий язык, были в ходу
греческие игры, сохранялось греческое деление на фратрии. Этому
способствовало то, что римляне оставили в Н. самоуправление как у
civitas foederata. В I в. до Р.Х. Н. сделался муниципией, позднее
колонией. Он принадлежал к числу самых богатых городов древней Италии и
вместе с тем был центром греческой образованности, благодаря чему служил
для богатых и образованных римлян любимым местопребыванием. После
завоевания Италии остготами, Н. входил в состав царства Теодориха; в 536
г. он был завоеван Велисарием и подчинен Византии, но им управляли почти
самостоятельно собственные герцоги. В 1130 г. Н. был завоеван Рожером
II, который короновался королем Н. и Сицилии. Ср. Beloch, "Kampanien.
Geschichte u. Topographie des antiken N." (2 изд., Б., 1890).
Невма (музык.) - знак, намек. Н., как знаки для записи мелодии,
состояли из крючков, кавычек, точек, завитков и заменили собой греческую
систему записывания музыки, состоявшую из букв. Н. составляют ту
нотацию, которая была принята Григорием Вел. в антифонарий. Н. не
отличаются точностью определения высоты тона и его ритмической
стоимости; они служили лишь средством напоминать певцу уже известную
ему, по преданию, мелодию и наглядным указанием на ее восходящее и
нисходящее направление. Н. послужили прототипом нашей современной
нотации. Исполнявшиеся на один слог или на одну гласную букву, одним
дыханием, мелодические фигуры в григорианском церковном пении конца VI и
начала VII в. назывались пневмами (пневма - дыхание); отсюда и название
Н., примененное к знакам, означавшим пневму, а затем и ко всей звуковой
записи, принятой Григорием Великим.
Невралгия (neuralgia). - Этим названием обозначается болезнь нерва,
главным образом характеризуемая болью в области его распространения,
причем ткани в тех местах, где ощущается боль, сами по себе не
представляют болезненных изменений. Особое свойство таких болей, назыв.
невралгическими, заключается в том, что они появляются без видимой
причины в виде припадков, длящихся от нескольких минут до нескольких
часов и более, и затем исчезающих бесследно. Промежутки между этими
припадками крайне различны - дни, недели, месяцы, и во время них больной
может быть совершенно свободен от каких бы то ни было болезненных
симптомов. Иногда припадки Н. повторяются в правильные периоды, напр.,
ежедневно или через день в определенный час. Во многих случаях во время
пароксизма Н. кроме боли обнаруживаются и другие симптомы со стороны
пораженного нерва - изменения потоотделения, сосудодвигательной
иннервации и др. Одно из характерных свойств Н. заключается в том, что
пораженный нерв обнаруживает в известных точках большую чувствительность
к давлению. Невралгическая боль бывает весьма неодинакова по своей силе
у разных лиц и даже у одного и того же субъекта, и нередко ее
интенсивность доходит до совершенно невыносимых размеров. В этих случаях
при упорстве и частоте припадков болезнь может довести человека до
самоубийства. Особенной жестокостью отличаются боли при Н. тройничного
нерва, разветвляющегося в коже лица, почему эта болезнь иначе и
называется прозопалгией (боль лица). Затем по силе боли, а также частоте
появления, следует Н. седалищного нерва, известная под названием ишиаса
(ischias); в этом случае боль чувствуется в ноге, преимущественно на
задней поверхности ее, где проходит и разветвляется седалищный нерв (n.
ischiadicus), и Н. осложняется расстройством ходьбы. Н. могут
встречаться и в других участках тела, соответственно области
распространения чувствительных нервов (межреберная, затылочная, плечевая
Н. и пр.). Вопрос о сущности невралгии до сих пор еще открыт.
Нервные волокна, в области которых ощущается боль, оказываются
свободными не только от грубых воспалительных, но даже тончайших
микроскопических изменений, и нужно думать, что в основе того состояния,
которое подает повод к периодическим припадкам невралгических болей,
лежат молекулярные или химические изменения вещества нерва. Причины Н.
весьма разнообразны. Несомненно, что большую роль играет наследственное
предрасположение, а также общее состояние организма, напр., малокровие,
упадок общего питания, истощение в зависимости от перенесенных тяжких
заболеваний, малярийная (болотная) инфекция, сифилис и т.п. На такой
почве легко развиваются Н. без всякой видимой причины, или к ним подает
толчок простуда, ушиб. Иногда исходный пункта Н. заключается в
заболевании центральной нервной системы; таковы условия невралгических
болей при спинной сухотке, а также при истерии и неврастении.
Естественно, что эти отношения влияют также на течение Н. Если она
возникла в зависимости от наследственного предрасположения, и если при
этом отсутствуют другие заболевания организма, то Н. может держаться в
течение всей жизни, многие десятки лет. В других случаях решающее
значение имеет то болезненное состояние организма, на почве которого Н.
возникла. Сами по себе Н. не представляют опасности для жизни и мало
влияют на общее состояние здоровья. Только в тех случаях, где приступы
боли очень часты и доходят до невыносимых размеров, они вредно
отражаются на деятельности сердца и на общем питании. Лечение Н. всегда
должно прежде всего сообразоваться с тем, какие причинные моменты лежат
в основе ее. Во многих случаях требуется продолжительное,
систематическое влияние на общее состояние организма путем укрепления и
видоизменения питания, водолечения, электротерапии и т.п. для того,
чтобы бороться с предрасположением к невралгическим приступам. При
упорных Н. тройничного нерва нередко приходится прибегать к
хирургическому вмешательству, а именно к вырезыванию кусочков нерва из
пораженных веточек и даже к перерезке тройничного нерва внутри черепа.
Во время самого пароксизма Н. употребляются разнообразные внутренние
средства из категории так назыв. болеутоляющих. К сожалению нет до сих
пор ни одного, которое могло бы считаться верным во всех случаях. Даже
морфий не всегда дает результаты. При том в виду склонности
невралгических приступов к повторению, надо по возможности избегать
назначения морфия, так как больные в этих случаях легко становятся
морфинистами.
П. Розенбах.
Неврастения или нейрастения (neurasthenia). - По своему
этимологическому значению этот термин означает слабость нервной системы.
Он введен в науку в 1869 г. американским врачом Бирдом (Beard) и быстро
сделался общераспространенным. Болезненные же состояния, для которых он
был предложен, известны уже гораздо раньше, и для них существовало
множество других названий. Из них долго держались французское
обозначение "vapeurs", происходящее от средневекового воззрения, что
источник нервных симптомов заключается в испарениях болезненно
измененных соков. Отчасти еще теперь наравне с Н. иногда употребляются
выражения нервозизм или неврозизм, а также спинномозговое раздражение.
Но с современной точки зрения Н. более или менее совпадает с истощением
нервной силы вследствие переутомления нервной ткани. При этом
анатомическое строение нервных элементов остается без изменений, но
изменяется их функциональная способность, а именно повышается их
раздражительность, и падает их пригодность к напряжению, почему мы и
говорим о раздражительной слабости нервной системы. Иногда это
функциональное изменение совпадает с расстройством кровообращения,
иногда, по-видимому, играет роль измененный химизм в нервных центрах. В
известных случаях, может быть, играет также роль самоотравление
организма продуктами неправильного обмена веществ. В ряду других мы
имеем дело с прирожденными особенностями нервной системы, сущность
которых нам совершенно неизвестна. Если в нервной системе имеются более
глубокие нарушения питания, а тем более материальные изменения нервных
элементов или питающих их кровеносных сосудов, то уже не может быть речи
о Н. Из этого явствует, что Н. стоит, так сказать, на рубеже между
здоровьем и болезнью и соответствует изменению нервных функций в
указанном направлении без повреждения носителей этих функций. В этом
отношении Н. представляет близкое родство с истерией и ипохондрией, и
она, также как последние, принадлежит к так назыв. общим функциональным
неврозам. В виду общности поражения нервной системы при Н., она
сказывается крайне разнородными симптомами, поражая все сферы, в которых
играют роль нервные влияния, не исключая психической.
В психической сфере главная черта неврастеников - повышенная
отзывчивость настроения с преобладанием дурного расположения духа во
всевозможных степенях до угнетенного состояния с тоской и отвращением к
жизни. Дурное самочувствие часто не имеет видимой причины, но во многих
случаях обусловлено неприятными ощущениями в голове и теле и боязнью,
что они разовьются в серьезную болезнь. Ощущения эти приковывают к себе
внимание больного, вызывают у него недовольство собой и всем, поселяют в
нем неуверенность в себе, нерешительность, упадок энергии. Умственные
способности остаются вполне сохраненными, но интеллектуальная
деятельность затрудняется. Больные не могут долго напрягать внимание,
при чтении или других умственных занятиях они не могут сосредоточиться
на том, что должны воспринимать; при этом появляется ощущение как будто
голова чем-то наполнена, и ничто туда более не помещается, или что она
пуста, но какойто туман покрывает сознание и мешает думать. Вместе с тем
они подвержены навязчивым идеям, нередко сопряженным со страхом.
Сон большей частью нарушается, является бессонница, или сон очень
тревожный - просыпаясь утром, больные чувствуют себя утомленными, не
отдохнувшими. Реже наблюдается усиленная сонливость. В чувствительной
сфере главные симптомы заключаются в болевых ощущениях и так наз.
парестезиях. Последние состоят в ощущениях холода, жара, онемения,
бегания мурашек, зуда, стягивания и т.п. Они локализируются во всех
частях тела, в туловище, конечностях, внутренних органах и весьма обычно
в голове. Головная боль, чувство стягивания в голове, давления на
голову, пульсации и т.п. чрезвычайно часто беспокоят неврастеников.
Кроме того, они страдают от блуждающих невралгических болей в спине,
ногах и руках. Со стороны других органов чувств расстройства бывают
незначительны и редки. Иногда встречается легкая утомляемость зрения,
при чтении буквы вскоре начинают сливаться или становится темно перед
глазами, наблюдается светобоязнь. Со стороны слуха - шум и звон в ушах.
В двигательной сфере важно прежде всего отметить отсутствие параличей
и мышечных атрофий; но очень характерны и часты двигательная слабость,
быстрая утомляемость при ходьбе, стоянии, также при письме, и дрожание.
Последнее наблюдается не только в руках и ногах, но и в языке, в голове,
иногда во всем теле. Нередко перед засыпанием происходят судорожные
подергивания и толчкообразное отбрасывание ног. Расстройства в половой
сфере играют в Н. самую выдающуюся роль, особенно у мужчин. Весьма
распространенное и характерное явление заключается в том, что половое
возбуждение возникает чрезвычайно легко, но течение полового акта
ускорено настолько, что он становится неудовлетворительным или даже
невозможным. В других случаях повышенная половая возбудимость выражается
в учащенных поллюциях, происходящих даже днем, от механического
сотрясения. У женщин также страдает половая сфера в виде поллюций,
различных парестезий и чувствительных расстройств в этих органах. Со
стороны пищеварения наблюдаются явления, представляющие большое сходство
с катаром желудка и кишок - боль в желудке, отрыжка, неправильный стул,
обложенный язык и т.д. Точное исследование обнаруживает во многих
случаях отсутствие катаральных явлений и нормальные свойства желудочного
сока; кроме того, нарушение пищеварения отличается непостоянством,
временно исчезает и потом опять появляется без видимых причин. Иногда,
впрочем, это нервозное расстройство пищеварения (так наз. нервная
диспепсия) сопровождается изменением количества и качества желудочного
сока, причем такое изменение, по-видимому, также обусловлено нарушением
иннервации. Наконец, к частым симптомам Н. принадлежат расстройства
иннервации сердца и вообще сосудодвигательной системы. Преобладает
ускорение деятельности сердца, с жалобами на сердцебиение и неприятные
ощущения в области сердца - какое-то беспокойство, напряжение, иногда и
боль. Кроме того, бывают приступы сильнейшего сердцебиения с резким
падением пульса, приливом к голове, предсердечной тоской и страхом.
Такие приступы нередко появляются ночью, без всякой видимой причины и
производят тяжелое впечатление на больных и на окружающих. Общая
возбудимость сосудодвигательной нервной системы выражается в том, что
больные легко краснеют и бледнеют от психических влияний, бывают
подвержены припадкам головокружения с приливами к голове, иногда имеют
постоянно холодные ноги и руки, в других случаях усиленно потеют.
Состояние общего питания в различных случаях содержится весьма
неодинаково. Есть такие неврастеники, цветущий вид которых составляет
резкий контраст с их дурным самочувствием и многочисленными жалобами. Но
у других, в особенности при преобладании гастрических симптомов,
наблюдается упадок общего питания, малокровие и исхудание. Точно так же
при тех формах Н., которые характеризуются преимущественно болями и
бессонницей, питание падает, и такие больные нередко доходят до сильного
истощения. Замечательна легкость, с которой у неврастеников происходят
колебания общего питания: иногда они в короткое время теряют или
приобретают большое количество жира.
Течение болезни всегда хроническое. Обыкновенно больные в течение
продолжительного времени обходятся без врачебной помощи. Лишь когда
больной замечает, что неприятные явления повторяются без видимой
причины, или когда какой-нибудь симптом становится постоянным и мешает
занятиям, неврастеник обращается к врачу, и иногда трудно бывает
определить начало болезни. В известном ряду случаев удается установить,
что развитие Н. предшествовало определенное, вредно подействовавшее
обстоятельство, наприм., нравственное потрясение, инфлюэнца, ушиб
(травма), сопряженный с испугом, но и тогда все-таки Н. развивается лишь
весьма медленно, исподволь, так что больной начинает замечать свое
болезненное состояние лишь спустя более или менее продолжительное время
после указанных обстоятельств. Раз Н. установилась, она всегда очень
упорно держится, по крайней мере месяцами, если не годами. Есть больные,
которые, заболев Н., временно поправляются, потом опять становятся хуже
и остаются неврастениками навсегда или до преклонного возраста. При этом
с практической точки зрения нужно различать две формы Н.: легкую и
тяжелую. А именно в большинстве случаев интенсивность субъективных и
объективных явлений столь незначительна, что они не мешают в
существенной степени обычному образу жизни и текущим занятиям и мало
отражаются на трудоспособности; такие лица как бы стоят на рубеже между
здоровьем и болезнью, и хотя почти всегда страдают от того или другого
неврастенического симптома, однако живут и работают как здоровые.
Нередко проявления Н. принимают такой характер, что одержимые ею, в
зависимости от описанных выше симптомов, становятся неспособными к
физическому и умственному труду и при небольших колебаниях самочувствия
постоянно сильно страдают от своей болезни, которая им отравляет жизнь
при самых благоприятных условиях. Такие неврастеники принадлежат к
тяжким больным. Как в тяжелых, так и в легких случаях картина болезни
складывается у отдельного больного из разнообразного сочетания
рассмотренных выше симптомов. Притом большей частью у одного и того же
больного замечается преобладание определенной группы их: у одного - со
стороны психики, у другого - гастрические, у третьего - со стороны
половой сферы и т.д. Благодаря этому, во многих случаях можно определить
Н. не вообще, а по отношению к тому органу, расстройство которого у
данного больного стоит на первом плане. Обыкновенно различают следующие
типы Н., характеристика которых достаточно выясняется их названиями:
мозговая, спинномозговая, половая, далее желудочно-кишечная и сердечная
или сосудодвигательная. Из группы мозговой Н. иногда выделяется еще
отдельная форма, в которой на первый план выступают чисто психические
явления, под названием психической. В других случаях, когда главнейшие
явления заключаются в невралгических болях, появляющихся в различных
частях тела, можно говорить о невралгической форме. Те случаи, которые
развиваются в зависимости от травмы, представляют нередко сочетание Н. с
истерией. Для правильной оценки перечисленных типов не надо только
забывать, что они никогда не представляют резко обособленных картин, и
всегда к явлениям, относящимся к одной области, присоединяются и другие
неврастенические симптомы, только стоящие в данном случае на втором
плане. Чаще всего встречаются сочетания гастрических и мозговых
симптомов; половые симптомы чаще наблюдаются при спинномозговой Н.;
сердечные припадки сравнительно реже сопровождаются столь обширными
проявлениями, как гастрическая и половая форма.
Что касается причин Н., то здесь как вообще для нервных и душевных
болезней надо различать предрасполагающие и случайные причины; первые
создают почву для развития болезни, последние же подают повод к ее
возникновению. Из предрасполагающих моментов самую выдающуюся роль
играет наследственность. Преобладающее число заболеваний доставляет
мужской пол; вероятно, у женщин те причины, которые у мужчин ведут к Н.,
чаще вызывают истерию, но несомненно, что женский пол поражается Н. в
таких же формах, как мужской. Возраст, наиболее предрасположенный к Н.,
есть средний - третье, четвертое и пятое десятилетие. В детстве и ранней
молодости Н. наблюдается редко, только при резко выраженном
наследственном предрасположении; точно так же она редко наблюдается у
стариков за 50, 60 лет, когда обыкновенно перестают действовать те
моменты, которые составляют вызывающие причины этой болезни. В последних
главное место занимает психическое переутомление. Наибольший контингент
неврастеников доставляют образованные классы в больших городах -
негоцианты, адвокаты, чиновники, учителя, врачи, учащиеся в высших
учебных заведениях и вообще категория лиц, мозг которых постоянно
усиленно занят. Здесь, однако, не столько имеет значение интенсивная
умственная работа, напр., деятельность ученого, сколько беспокойная
работа мысли, сопряженная с названными профессиями. В борьбе за
существование и стремлении к улучшению своего материального и
общественного положения эта напряженная деятельность мозга сочетается с
постоянными волнениями, неприятными аффектами, разочарованиями; далее,
при напряженной работе этих лиц им редко удается распределять свое время
так, чтобы в определенные часы есть и спать, вообще пользоваться отдыхом
при усталости; наконец, способы развлечений и удовольствий, наиболее
распространенные в наш "нервный век", ничуть не могут считаться
пригодными для отдыха после труда, поскольку они заключаются в волнующей
карточной игре, затягивающейся до поздней ночи, или в шумных собраниях,
на которых и самыми трезвыми людьми выпивается изрядное количество
спиртных напитков. Между тем охарактеризованные здесь в общих чертах
условия жизни в современном обществе охватывают все большее число лиц,
особенно в крупных центрах торговли, промышленности и администрации, и
они то и составляют причину усиливающейся на наших глазах "нервности"
культурного общества. Другой весьма важный причинный фактор Н.
заключается в неправильностях половой жизни; сюда принадлежат половые
эксцессы, способы, практикуемые для избежания беременности, и т.п.
Большую роль играют также последствия заболеваний половых органов.
Притом эти моменты приводят не исключительно к форме половой Н., а могут
лежать также в основе других ее форм. Далее, как уже было упомянуто, к
числу причин Н. принадлежат инфекционные болезни (инфлюэнца),
травматические повреждения, в особенности ушибы при железнодорожных
крушениях и при несчастных случаях на фабриках; затем различные
истощающие болезни, напр., болотное отравление, различные виды
худосочия, упадок питания вследствие частых родов и т.д.
Само собой разумеется, что в предшествующем описании Н. не было
упомянуто о тех явлениях, которые обнаруживаются у больных с помощью
специального врачебного исследования. В виду того, что Н. свойственны
многие симптомы, встречающиеся при тяжелых нервных страданиях, в том
числе и психические, правильная оценка этих больных требует от врача
большой опытности и специального знакомства с нервными и душевными
болезнями. Н. сама по себе не склонна к переходу ни в тяжелые страдания
центральной нервной системы, ни в психические расстройства; даже при
многолетнем существовании она остается все тем же поверхностным
функциональным нарушением нервной деятельности. Если значительный
контингент неврастеников впоследствии обнаруживает другие нервные
болезни или впадает в помешательство, то это зависит не столько от
преобразования в них Н., сколько от общности главных причин, на почве
которых развиваются всевозможные нервные и душевные болезни.
В лечении Н. самую выдающуюся роль играет устранение тех
неблагоприятных физических и нравственных условий жизни, которые вызвали
болезнь, чего, к несчастью, во многих случаях не удается достичь. С этим
обстоятельством надо считаться при оценке столь частой безуспешности
различных специальных способов лечения. Из них наибольшее применение при
Н. имеют систематическое водолечение, электричество, массаж, пользование
на минеральных водах и в специальных заведениях, преимущественно
существующих в Германии. Здесь не место входить в технические
подробности таких специально-медицинских вопросов.

Литература. Недавно появилось обширное сочинение о Н., составленное
при участии ряда специалистов (Muller, "Handbuch der Neurasthenie",
Лпц., 1893) - книга содержит весьма полный список научных статей, брошюр
и книг, написанных о Н. в громадном количестве. Из более популярных
сочинений заслуживают особенного внимания: Levillain, "La neurasthenie"
(П., 1891); Krafft - Ebing, "Ueber gesunde nad kranke Nerven" (1886;
имеется в русском переводе); Pelmann, "Nervositat und Erziehung" (1888).
П. Розенбах.
Неврит - означает воспаление нервных волокон. Этот болезненный
процесс, как вообще воспаления, характеризуется приливом крови,
набуханием и болью. Кроме того, нарушается отправление в той области,
которая получает иннервацию через пораженный нерв, и в зависимости от
этого, так как большинство нервных стволов на периферии тела содержит и
чувствительные и двигательные волокна, наблюдается притупление или
потеря чувствительности, паралич и нарушение питания мышц. Н. отдельных
нервных стволов встречается редко и не имеет особенного практического
значения. Но одновременное воспаление различных нервных стволов, так
назыв. множественный Н., наблюдается довольно часто и во многих случаях
составляет вполне типичную картину болезни. При этом и в верхних, и в
нижних конечностях замечаются боли, расстройства чувствительности,
параличи и атрофии отдельных мышечных групп. Сочетание этих симптомов
представляет большое сходство с некоторыми заболеваниями спинного мозга
и прежде смешивалось с ними. Точное различение их очень важно между
прочим и потому, что при множественном Н. имеется гораздо более данных
за возможность полного выздоровления. Учение о множественном Н.
сравнительно ново и стало разрабатываться преимущественно лишь с начала
80-х годов. Сведения об нем можно найти во всех современных учебниках по
нервным болезням. Невроз (neurosis) - служит для обозначения таких форм
заболеваний нервной системы, при которых болезненные явления не зависят
от определенных анатомических изменений нервных центров или
периферических нервов. В этих случаях мы говорим также о функциональных
заболеваниях того или другого отдела или всей нервной системы, и понятие
о Н. тожественно с представлением, что в известных случаях функции
нервной ткани могут быть болезненно изменены при анатомической целости
ее. Разумеется, что по мере усовершенствования наших методов
исследования может со временем оказаться, что иные болезни, причисляемые
теперь к Н., принадлежат к анатомическим поражениям нервной системы, и
потому не нужно забывать, что понятие о Н. имеет лишь относительное
значение. В настоящее время категория Н. обнимает большое число нервных
страданий. Из них некоторые представляют общее расстройство всей нервной
системы в ее целом, как, напр., истерия, неврастения, эпилепсия, и такие
Н. называются конституциональными; другие же заключаются в поражении
лишь отдельных функций в ограниченных областях, напр., невралгии или
судороги определенных нервов, и такие Н. называются соответственно этому
чувствительными или судорожными.
Нeвропатия - означает вообще страдания нервной системы
(neuro-pathie). Употребляется преимущественно наравне с выражением
"функциональный невроз", для обозначения общих расстройств нервной
системы, не обусловленных анатомическим поражением нервной ткани, как,
напр., истерия или неврастения. Негатив фотографический - (от лат.
Negativus - отрицательный) представляет отрицательное изображение
снимаемого предмета, т.е. такое, в котором светлые места являются
темными, и наоборот, и все изображение является повернутым как в
зеркале. Негативному изображению противопоставляется так называемое
позитивное, являющееся уже в виде рисунка с правильным распределением
света и теней, и правильно расположенное таким образом негатив является
только посредником для получения и увеличения числа позитивных
изображений. Идея размножения фотографических снимков при помощи Н.
принадлежит англичанину Тальботу, изложившему ее в январе того же 1839
г., когда Дагерр обнародовал в Париже свое открытие. Хотя Н. Тальбота,
полученные им на хлоросеребряной бумаге, и плохо удовлетворяли своему
назначению вследствие неравномерности и плохой прозрачности бумаги,
однако практичность этого способа была ясна и дальнейшие исследования
Ниепса де Сен Виктора, Арчера, Маддокса, Монкговена, Абнея и др.
направились в сторону его разработки. Получая свои Н. на стекле,
покрытом слоем чувствительного белка, коллодия или желатина, эти
исследователи избежали недостатков Н. Тальбота и довели их совершенство
до современного состояния. Для размножения отпечатков под Н. плотно
подкладывается белая светочувствительная бумага и выставляется на свет.
При этом Н. служит только как экран, задерживающий лучи света в своих
темных частях (которые на позитиве, следовательно, останутся белыми) и
пропускающий их в своих прозрачных частях, отчего чувствительная бумага
темнеет, давая, таким образом, позитивное изображение. Для получения
самого Н. стекло покрывается чувствительным слоем, состоящим из
прозрачной среды (белка, коллодия или желатина), в которой рассеяны в
весьма измельченном виде частицы чувствительных к свету солей серебра.
При действии света частицы хлористого, йодистого или бромистого серебра
(из которых обыкновенно состоит чувствительная часть слоя) весьма быстро
разлагаются им на полухлористое, полуйодистое и полубромистое серебро, с
выделением части освобождающегося при этом хлора, брома или йода*).
Химической формулой подобное разложение, напр., для хлористого серебра,
выражается в следующем виде:
2AgCI = Ag2CI + Cl.
Это разложение происходит в тем большем количестве, чем сильнее и
продолжительнее было действие света. Наименьшее время, потребное для
разложения при действии солнечных лучей, принимается для наиболее
чувствительного бромистого серебра в 1/100000 сек. Однако, химическое
разложение, произведенное светом в чувствительном слое, остается
невидимым для глаза и для того, чтобы вызвать образованное этим путем
изображение, надо произвести так наз. проявлением Н., которое состоит
или в наращивании металлического серебра (при мокром коллодионном
способе), или в восстановлении полухлористого серебра в металлическое.
Так или иначе, после проявления получается, наконец, видимое
изображение, состоящее из мельчайших частиц металлического серебра,
рассеянных с различной степенью густоты в прозрачной среде белка,
коллодия или желатина. Количество этих частиц в данном месте
чувствительного слоя тем большее, чем сильнее и продолжительнее было
действие на нее света. Ниже рассматриваются следующие стороны дела, от
которых зависят те или другие качества Н.: А) Достижение резкости Н. В)
Влияние времени позы. Г) Сила и слабость Н. Д) Важнейшие недостатки Н.
А) Действием света производится в частицах чувствительного слоя
химическое разложение. Но не все световые лучи производят сказанное
действие с одинаковой силой; некоторые действуют сильнее и производят
разложение в большой массе серебряной соли, другие слабее с разложением
лишь малых ее количеств. Говоря об этом различном действии световых
лучей, следует строго различать самую силу световых лучей от их окраски
или цвета. Действительно, с одной стороны, предметы могут быть одного
цвета, но с различной степенью освещения, а с другой - они могут быть
равносильно освещены, но иметь различную окраску.
Эти последние вступают в дальнейшие мало изученные соединения с
влагой слоя или другими путями. По отношению к силе света его
разлагающее действие пропорционально времени и силе освещения, но
совершенно другую зависимость приходится наблюдать в отношении
чувствительного слоя к лучам различной окраски. В этом последнем случае
надо иметь в виду две стороны дела, с одной: а) окружающие нас предметы
с их различной окраской передаются на фотографическом снимке в виде
одноцветного рисунка; следовательно, уже по одному этому является
некоторая условность этого рисунка. Для примера возьмем цветной ковер,
узор которого состоит из фигур и фона различных цветов, но одинаковой
яркости. Что должна передать нам на своем снимке идеальная фотография
(разумея обычную, а не цветную фотографию)? - Она должна дать нам
равнотонную поверхность, не передав узора, так как и рисунок, и фон
ковра передадутся на фотографии одним и тем же цветом и с одинаковой
яркостью, между тем как для глаза ковер кажется не гладким, а узорчатым.
Так должен бы передаться рисунок вышеописанного ковра при идеальной
фотографии, к которой приближается фотография ортохроматическая, но при
обычных способах фотографирования эта условность идет еще далее, причем,
с другой стороны: б) лучи света одинаковой силы, но различно окрашенные
действуют на чувствительные соли серебра и приготовленный из них
чувствительный слой совершенно своеобразно и при том вполне отлично от
того действия, которое имеют они на ретину глаза. Яснее всего указанное
различие в действии лучей различной окраски выясняется при
фотографировании солнечного спектра. Удобство рассмотрения подобных
вопросов на фотографировании спектра основывается на том, что в спектре
имеются все основные цвета (и при том в их чистейшем виде), из сочетания
которых слагаются все остальные цвета окружающих нас предметов; кроме
того, цвета в спектре располагаются по порядку длины их световых волн,
что дает возможность точно сравнивать результаты различных наблюдений, в
особенности пользуясь всегда однообразным расположением в поле спектра
темных Фрауенгоферовых линий. Максимум яркости спектра (по отношению к
действию на глаз) находится в желтой части, неподалеку от линии его,
между тем как максимумы действия лучей на соли серебра находятся в синей
и фиолетовой его частях. Видно также, что каждая соль серебра относится
своеобразно к действию различных лучей, но легко заметить, что все они
почти не чувствительны к красным, оранжевым и желтым лучам, тогда как
синие и фиолетовые лучи действуют на них с приподнятой энергией. Это
свойство чувствительных солей и дало повод к разделению лучей на
актинические и неактинические, т.е. на такие, которые производят сильное
химическое действие, и на такие, которые его почти не производят. Хотя
такое деление и не оправдано позднейшими исследованиями, однако, оно
сохраняется и доселе, как улавливающее одно из характерных свойств
световых лучей. С другой стороны, это своеобразное отношение солей
серебра к лучам различной окраски производит ту большую условность
фотографических снимков, которую необходимо иметь в виду каждому
занимающемуся фотографией. Так, например, даже яркие желтые цвета,
платья, фоны и т.п., выходят на снимке почти черными, а темно-синие
предметы являются светлыми при работе всеми распространеннейшими
способами фотографирования. Благодаря слабому действию красных и
оранжевых лучей, ими пользуются для освещения темной комнаты, где
производятся манипуляции с фотографическими пластинками и где,
следовательно, они не должны претерпевать дальнейших изменений от
действия света.
Б) Резкость негативного изображения зависит, с одной стороны, от
объектива, а с другой, от слоя, несущего это изображение. Для обычных
снимков резкость, зависящая от слоя, имеет мало значения, так как
влияние это в сущности незначительно, но на диапозитивах, подлежащих
увеличению во много раз, влияние слоя сказывается уже весьма
ощутительно. Дело в том, что слой желатина (при употреблении
броможелатинных пластинок) обыкновенно в 5 - 7 раз толще слоя коллодия
(при употреблении пластинок, покрытых коллодионной эмульсией), а более
тонкий слой всегда сообщает Н. большую резкость, давая лучам света,
сходящимся в сопряженном фокусе, более ограниченное поле для
пересечения, отчего и все изображение, получающееся на чувствительной
поверхности, является более тонко очерченным.
В) Для того, чтобы переходы от света к тени шли на снимке в той же
постепенности, как в натуре, что составляет одно из важнейших условий
его достоинства, необходимо, чтобы время съемки (продолжительность
действия света на чувствительный слой) было строго соразмерено: а) с
освещением, б) светосилой объектива и в) чувствительностью пластинки.
Здесь мы рассмотрим лишь последствия, которые вызовутся несоответствием
между нормальной позой и ошибочными в ту и другую сторону. Передержкой
называется слишком длинная поза, а недодержкой - слишком короткая.
Говоря о передержке, мы будем подразумевать лишь незначительные
отклонения от нормальной позы, так как при больших отклонениях
происходят явления соляризации. При передержке является смягчение и
несоответственная монотонность снимка, светлые места не столь рельефно
выделяются, как бы следовало, и менее отличаются от тени. Напротив того,
при недодержке тени весьма плохо вырабатываются и сразу переходят к
яркому свету, что сообщает снимку чрезмерную контрастность и при этом
исчезают столь важные в рисунке так называемые полутона. Эти недостатки
Н. могут быть в значительной степени исправлены при проявлении и при
печатании, однако, все-таки лучше всего выходят те снимки, для которых
строго соображены все указанные выше обстоятельства.
Г) Независимо от относительного распределения светлых и темных частей
Н. является общая сила или общая его слабость. Общая сила или слабость
Н. (когда они не выходят из известных пределов) иногда являются даже
желательными, в зависимости от того способа печатания позитивов, для
которого они предназначаются.
Д) Обычным недостатком Н. является вуаль или особого вида мутность
изображения, как бы подергивающая его сероватой или желтоватой дымкой.
Она может происходить: а) от постороннего света, случайно попавшего на
пластинку во время ее приготовления, хранения, экспозиции в аппарате или
ее проявления, б) от слишком сильного, хотя бы и неактинического
освещения в темной комнате во время вкладывания или проявления
пластинки, в) от плохого качества самих пластинок и г) от неправильного
проявления. При получении Н., кроме вуали, часто происходят явления
соляризации и ореолов, которых можно отчасти или совершенно избежать,
пользуясь указаниями, данными в соответствующих статьях.
Д. Менделеев.
Негритосы (Negrito) - одна из двух разновидностей, на которые
распадаются негроподобные племена Тихого и Индийского океанов,
составляющие восточную, или меланезийскую ветвь негрской расы (другая
разновидность - папуасы). Н. в этнографическом отношении мало изучены;
вероятно, они представляют две группы, континентальную и островную:
первая занимает центральную часть полуо-ва Малакки, вторая
распространилась по о-вам Андаманским, Филиппинским, Суматре, Яве,
Борнео и др. Некоторые называют Н. и ту часть населения Филиппинских
о-вов, которая, по мнению Катрфажа, Семпера и др., представляет
население смешанное или чисто малайское; но господствующий взгляд на Н.
Филиппинских о-вов сводится к тому, что они вообще отличаются от
малайцев скорее социальными и бытовыми условиями (как жители гор, лесов
и преимущественно охотничьи племена), чем антропологическими
особенностями. Миклуха-Маклай оспаривает значительность различия между
Н. и папуасами и, в противоположность Вирхову, определяющему Н. как
брахикефалов, а папуасов - как долихокефалов, находит, что папуасы -
также не долихокефалы. Малайцы почти повсюду оттеснили Н. во внутрь
страны. Весьма низкая культура Н. подверглась сильному влиянию малайцев.
Их оружие сходно с папуасским, их жилища строятся с меньшей
заботливостью. О больших общественных союзах у Н. нет и помину.
Наибольшие группы Н.: аэты ("черные") на о-ве Люсоне, альфуры на
Целебесе, каланги на Яве и (наиболее чистый тип Н.) оранг-сакаи и
оранг-семанги на Малакке. Несомненно родственны Н. - андаманские
минкопии. Наречия аэтов, цамбалов, маривелов и др. жителей Филиппинских
о-вов тесно примыкают к языку малайцев, находясь также в связи с
коларийскими диалектами передней Индии. Ср. Schadenberg, "Ueber die
Negritos der Philippinen" ("Zeitschrift fur Ethnologie", Б., 1880);
Blumentritt, "Versuch einer Ethnographie der Philippinen" (доп. 67 к
"Petermanns Mitteilungen", Гота, 1882).
Недвижимое имущество - противопоставляется в гражданских законах
имуществу движимому, охватывая собой землю и все, что неразрывно связано
с ней по своей природе, а также и некоторые имущества, которые отнесены
в ту же категорию по важности своего экономического значения. Н.
имущество пользуется в русском праве, как и в других, усиленной охраной
со стороны закона и подлежит во многих случаях действию иных юридических
норм, нежели движимые имущества. Причины этому отчасти исторического
характера, отчасти лежат в самой природе Н. вещей. Важнейшее из Н.
имуществ - земля - в прежнее время, когда денежные капиталы и кредит
играли незначительную роль в общем строе хозяйственной жизни, являлась
почти единственным источником частных богатств и госуд. доходов. Доныне
поземельная собственность - даже в странах промышленных - является
собственностью привилегированной; обладание ей служит показателем
политического значения гражданина. Наряду с этим в современном
государстве все более устанавливается взгляд, что землевладельцы и
домовладельцы, в интересах общественных, подлежат известным ограничениям
в праве распоряжения своей собственностью. Наконец, особые нормы по
отношению к Н. имуществу устанавливаются и по соображениям фискальным,
так как скрыть переход Н. имущества трудно и поэтому является возможным
обложить эти сделки особым сбором в пользу казны. По русскому
законодательству Н. имуществами признаются земли и всякие угодья, дома,
заводы, фабрики, лавки, всякие строения и пустые дворовые места, а также
железные дороги; сюда же нужно отнести и корабли. Строение, как
принадлежность земли, считается Н. имуществом; но если оно предназначено
на слом или снос, то получает характер движимого имущества. Собственник
земли, помимо принадлежностей ее (напр., ископаемых, находящихся в
недрах земли), является хозяином и ее приращений, например, в случае
увеличения земельного участка стихийными силами природы. В составе Н.
имуществ закон отличает имущества раздельные и нераздельные. К первому
разряду относятся те имущества, которые могут быть разделены таким
образом, что каждая часть может составлять отдельное владение; когда же
они, по существу своему или по закону, не могут подлежать такому
раздроблению, то называются нераздельными. К имуществам нераздельным
причисляются: 1) фабрика, завод, лавка; 2) участки земли, содержащие не
более восьми десятин и полученные в собственность бывшими
государственными крестьянами по правилам 20 февраля 1803 г.; 3) аренды;
4) золотые прииски, состоящие на землях казенных и кабинета Его
Императорского Величества; 5) имения майоратные в зап. губерниях; 6)
участки, отведенные по правилам 20 июля 1848 г. малоимущим дворянам для
поселения; 7) жел. дороги со всеми их принадлежностями. Более важное
значение имеет деление Н. имуществ на благоприобретенные и родовые.
Права собственника Н. имущества ограничиваются у нас особой категорией
так наз. прав участия, общего и частного, в пользовании и выгодах чужого
имущества. Приобретение и передача Н. имущества (особенно земли)
сопряжены с особыми формальностями. Х т. наших гражд. зак. требует в
таких случаях совершение установленным порядком крепостных актов,
облагаемых пошлинами в пользу казны. За границей действует в подобных
случаях так назыв. ипотечная система. Некоторые юридические отличия
представляют Н. имущества и в праве наследственном, а также в
гражданском процессе, относительно подсудности исков, доказательств,
исполнения судебных решений, несостоятельности лиц торгового сословия.
Иски о праве собственности или о праве на владение недвижимостью,
утвержденном на формальном акте, подсудны исключительно общим судебным
местам (Уст. Гражд. Суд., ст. 31, п. 1) и предъявляются не по месту
жительства ответчика, а по месту нахождения недвижимости (Уст. Гражд.
Суд., 212 - 213). Даже те иски о Н. имуществе, которые подсудны мировым
или другим местным установлениям, подчиняются этой исключительной
подсудности (Уст. Гражд. Суд., ст. 34), имеющей место и в тех случаях,
когда ответчик пребывает за границей или место жительства его неизвестно
истцу (Уст. Гражд. Суд., ст. 210). Право собственности и другие права на
Н. имущество не могут быть доказываемы свидетельскими показаниями
(исключая ссылки на давность), а лишь письменными актами укрепления этих
прав.
Недотрога (Impatiens L.) - род сочных травянистых, полукустарных
растений из сем. бальзаминовых (Balsaminaceae). Листья очередные или
супротивные, цельные; цветки собраны в пазушные кисти, у некоторых они
бывают двух родов: крупные ярко окрашенные и мелкие, невзрачные,
замкнутые, клейстогамические; цветок неправильный; чашечка состоит из
пяти или трех неровных чашелистиков, из которых один (задний, вследствие
скручивания цветоножки, нижний) крупнее других и снабжен шпорцем;
лепестков 5, из них 1, находящийся на стороне, противоположной крупному
чашелистику, крупнее других; остальные четыре мелких лепестка срослись
попарно; тычинок 5, взаимно сросшихся верхними концами нитей,
отрывающихся при основании; пестик один; завязь верхняя, пятигнездая.
Плод - коробочка, внезапно и эластично вскрывающаяся пятью спирально
завертывающимися створками, так что семена отлетают в стороны. Всех
видов рода насчитывается около 150; они встречаются в Европе, Азии,
Африке и Америке. Нашей флоре свойствен I. Nolitangere L., однолетняя
трава с желтыми висячими цветками. В народной медицине Н. употребляется
от ломоты в ногах, при обмывании ран и вместо рвотного. В садах же
разводятся многие тропические виды: J. tricornis, glandulifera, candida
и др., которые, однако, быстро дичают. I. parviflora - сибирское
растение с желтыми мелкими цветами - одичало около Петербурга и сильно
распространяется. Незабудка (Myosotis L.) - род растений из сем.
бурачниковых (Boraginaceae). Это
- однолетние или многолетние травы небольших размеров, обыкновенно
сильно опушенные. Листья у них очередные; цветки мелкие, голубые,
розовые или белые, собранные в завитковые соцветия. Цветок состоят из
колокольчатой, более или менее глубоко пятилопастной чашечки,
тарельчатого венчика, с пятью тупыми желтыми чешуйками, закрывающими
вход в зев, пяти тычинок и одного пестика, с нитевидным столбиком и
четырехгнездою завязью. Плодики - треугольно-яйцевидные гладкие,
блестящие орешки. Известно до 40 видов этого рода, очень
распространенных в умеренных климатах Старого Света. В Европейской
России встречаются восемь видов, которые различаются так: а) Волоски при
основании чашечки вверх прижатые; М. palustris Roth., обыкновенная Н.,
растущая на болотах, в канавах, по берегам рек, озер, ручьев. Это -
небольшая травка, развивающая ползучие подземные побеги и
приподнимающиеся ветвистые надземные стебли; цветет с весны до осени.
Цветки изменяются в окраске: сначала они розовые, а потом
небесно-голубые; от близкого вида М. caespitosa Schulz, М. palustris
отличается тем, что зубцы чашечки короче трубочки, тогда как у М.
caespitosa зубцы чашечки одинаковой длины с ее трубочкой, б) Волоски при
основании чашечки согнутые, крючковатые и более или менее отстоящие.
Сюда относятся Н., растущие на более сухих местах, напр., М. sparsiflora
Mikan., однолетняя травка, растущая по кустарникам, лесам, рощам; М.
intermedia Link., многолетняя травка, отличающаяся от предыдущей тем,
что чашечка при плодах закрытая. М. sylvatica Hoffm., двулетняя или
многолетняя трава, растущая в кустах, рощах, лесах, отличающаяся от
предыдущих двух тем, что цветоножки при плодах столь же длинны, как
чашечка; М. versicolor Sm., М. arenaria Schrad и др. Практического
значения незабудка не имеет, кроме декоративного; идет на венки, в
букеты, ради чего М. palustris разводится в садах, а в больших городах,
весной, массами продается на улицах.
С. Ростовцев.
Нектар - в греч. мифологии напиток, употреблявшийся богами на ряду с
амврозией, которая служила им пищей (у лириков значение Н. иногда
смешивается с значением амврозии). По Гомеру, Нектар был похож на вино,
имел красный цвет и при питье смешивался с водой; продолжительное
употребление его давало смертному бессмертие. Он имел укрепляющую силу
(Ил., XIX, 352 и сл.) и предохранял смертное тело от разложения (Ил.,
XIX, 38). Позднейшие поэты сделали это слово синонимом благоухания,
сладости, аромата и даже сравнивали с Н. свои песни (Pind. Olymp., VII,
7: ). Ср. W. Roscher, "Studien z.gr. Mythologie u. Kulturgesch. 3-es
Heft: Nectar und Ambrosia" (Лпц., 1883).
Нектарии (медники, медовые железы) - органы у растений,
приготовляющие и выделяющие сладкий прозрачный сок - нектар. Большинство
их приурочено к цветам, являясь сильно измененными тычинками или
лепестками, как, напр., у многих лютиковых, где их форма чрезвычайно
разнообразна, варьируя от маленьких кувшинчиков, кубков, стебельчатых
урночек и ампул (Nigella, Helleborus) до объемистых полых шпор, колпаков
и фригийских шапок (Aconitum). Чаще Н. являются только обособленными
частями других органов цветка - напр., лепестков у Ranunculus (медовые
ямки); у Trifolium, Genista, Coronilla и многих других мотыльковых Н.
располагаются на внутренней стороне чашелистиков, а у Viola, Corydalis -
в различных частях тычинок; весьма нередко встречаются они в различных
местах пестика - у основания завязи (большинство пасленовых), сбоку
(многие однодольные) или в ее верхней части, образуя здесь более или
менее выдающийся валик вокруг основания столбика (зонтичные,
колокольчиковые и мн. др.); наконец, цветоложе также может развивать Н.
(выделяющие нектар бугорки и выступы у крестоцветных и губоцветных) или
даже выделять нектар на всей своей поверхности (Anemone nemorosa, Caltha
palustris). У некоторых растений для собирания и хранения нектара
существуют особые, различной формы, приемники и резервуары (Viola,
Linaria, особенно орхидея Coryanthes). Н. встречаются нередко и вне
цветов, например, на черешках листьев (Prunus, Amygdalus), на
прилистниках (Vicia, Sambucus). Такого рода Н. называются внецветковыми
или экстранупциальными. Внутреннее, анатомическое устройство Н. довольно
однообразно. Они слагаются из мелких паренхиматических клеточек с
нежными тонкими оболочками; кроме протоплазмы и клеточного ядра клеточки
содержат сок, богатый сахаром: сахарозой (главным образом - тростниковый
сахар) и глюкозами. Выделение сока-нектара наружу всего чаще происходит
через устьица в кожице Н. (сходные по форме и величине с так назыв.
водяными устьицами, т.е. служащими для выделения воды) или же нектар
прямо просачивается через наружные стенки клеток кожицы, - иногда
покрытые кутикулой (надкожицей), иногда нет. В других случаях оболочка,
находящаяся под кутикулой, ослизняется, сильно разбухает и наконец
прорывает кутикулу, давая путь нектару наружу. Нередко клетки кожицы,
выделяющие нектар, удлиняются в сосочки и волоски, подобные железистым
волоскам и сосочкам. Как состав, так и количество выделяемого нектара
значительно колеблются не только у различных растений, но даже у одного
и того же в разное время жизни и в зависимости от внешних условий -
главным образом погоды. Значительное содержание сахара, во всяком
случае, характерно для нектара.
Количество ежедневно выделяемого нектара весьма различно. Иногда это
мельчайшие, едва заметные капельки; в других случаях эти капельки
сливаются в более крупные, наполняющие соседние ложбинки, бороздки или
специальные приемники. У тропической орхидеи Coryanthes скопляется в
приемнике до 30 г нектара, а в цветках южно-африканского Melianthus
major его столько накопляется, что при сотрясении растения с него падает
настоящий нектарный дождь. У одного и того же растения количество
выделяемого нектара колеблется в различные часы дня. В хорошую погоду
оно уменьшается в утренние часы и после полудня наступает минимум
выделения, затем количество нектара возрастает и под утро достигает
своего максимума. Если после дождливых дней наступает хорошая погода, то
количество нектара, выделяемого в определенный час, сначала довольно
быстро увеличивается, а затем постепенно уменьшается, при этом максимум
наступает обыкновенно на второй или на третий день хорошей погоды. При
прочих одинаковых условиях выделение нектара возрастает с географической
широтой места, другими словами - на севере его образуется больше, нежели
на юге. Напр., Potentilla Tormentilla или Geum urbanum дают обильный
нектар в Норвегии и почти совершенно не образуют его в окрестностях
Парижа. Кроме того, количество нектара увеличивается с высотой места над
уровнем моря. Зависимость процесса образования и выделения нектара от
внутренних условий - от возраста и физиологического состояния растения -
понятна уже a priori. Наблюдения показывают, что наибольшее количество
нектара находим в цветах в то время, когда завязь окончила свое развитие
и еще не началось образование плода. Большинство исследователей
приписывают нектару выдающуюся биологическую роль - видят в нем
приманку, которая привлекает к цветам насекомых, способствующих
перекрестному опылению. Что касается до внецветковых (экстранупциальных)
Н., то значение их для растений различно. Особенно интересны в этом
отношении так назыв. мирмекофильные растения. Они живут в дружбе,
симбиозе с муравьями (funzione mirmecofila итальянского ученого Delpino)
и дают им у себя не только приют, но и пищу в виде нектара,
вырабатываемого экстранупциальными Н. Муравьи за это оберегают их от
разных врагов, особенно oт вредных насекомых. Следует упомянуть еще, что
выделение сладкого сока, соответствующего нектару, подмечено у грибка
спорыньи (Сlаviceps рuгрurea) при образовании им конидий на завязи
злаков. Сок привлекает насекомых, а те разносят приставшие к ним конидии
на другие растения и тем способствуют распространению грибка. Ср. W.
Behrens, "Die Nectarien der Bluthen" ("Flora, botan. Zeitung", 1879); G.
Bonnier, "Les nectaires" ("Annales des Sciences naturelles, Botanique",
1878); S. Stadler, "Beitrage zur Kenntniss der Nectarien und Biologie
der Bluthen" (1886); Kerner v. Marilaun, "Pflanzenleben" (т. II, 1891).
О выделении листьями через устьица капелек сладкого сока - так назыв.
медвяной росы - см. G. Bonnier, "Recherches experimentales sur la
miellee" ("Revue generale de Botanique, т. VIII, 1896, № 85). Kpaткие
основные сведения см. в ботанических руководствах, наприм., Van-Tieghem:
"Traite de Botanique" (т. I, 1891), F. Ludwig, "Lehrbuch der Biologie
der Pflauzen" и др.
Нельма (Coregonus leucichtys var. Nelma) - рыба из рода сиг
(Coregonus), представляющая по всей вероятности северную разновидность
белорыбицы (Coregonus leucichtys), от которой отличается более длинной
головой, большими и дальше отстоящими от конца носа глазами и иным
числом лучей в грудных (16 вместо 17) и в заднепроходном (18 вместо 5)
плавниках. Средний вес Н. до 7 кг, но попадаются экземпляры до 16 и 20
кг. Н. встречается в Европе в Сев. Двине и ее притоках, Печоре, Усе,
Онеге, заходит в некоторые озера (Лаче, Кубенское), в Азии она
встречается во всех реках Сибири, принадлежащих к бассейну Ледовитого
океана, особенно в Оби с ее притоками. Подобно белорыбице, Н. рыба
проходная; главная масса входит из моря в реки большими стаями весной,
поднимается весьма высоко и нерестится в малых речках в сентябре и конце
августа. Н. предпочитает глубокую холодную воду и держится
преимущественно у дна. Ее ловят на дорожку, лучат. Н. ловят также сежами
- мешкообразными сетями, которые ставятся на кольях в глубоких местах;
рыбак сидит на помосте, сделанном на кольях над поверхностью реки;
заметив, что рыба попала в сеть, по толчкам ее о веревки, проведенные из
глубины сети, рыбак закрывает вход последней, давая всплыть легкой
жерди, прикрепленной к нижней тетиве сети; ловят этим способ Н.,
"скатывающуюся" в море после метания икры. Нельсон (Горацио Nelson,
виконт) - известный англ. адмирал (1758 - 1805); сын священника, с 12
лет посвятил себя морю; в 1773 г. участвовал в экспедиции, снаряженной с
целью открыть сев. проход у берегов Америки из Атлантического в Великий
океан. Во время экспедиции пятнадцатилетний Н. обнаружил такие черты
характера, благодаря которым его не раз ставили во главе отрядов,
отправляемых на более или менее опасные разведки, охоты и пр. В 1777 г.
он был отправлен в Вест-Индию, для преследования американских каперов. В
1779 г., еще не достигнув совершеннолетия, Н. получил фрегат, командуя
которым взял исп. форт С.-Жуан в Никарагуа; позже участвовал в войне с
Соед. Штатами. В 1787 г. он вышел в отставку, обнаружив перед тем
злоупотребления, в обширных размерах совершавшиеся во флоте, и создав
себе тем самым массу врагов. В 1793 г. он вновь вступил на службу,
командиром корабля "Агамемнон". В 1794 г. он принял участие в покорении
Корсики, где, при осаде Кальви, потерял глаз. В 1797 г. способствовал
блестящей победе над испанцами близ мыса С.-Винцента, захватив в плен 3
испанских линейных корабля, с испанским адмиралом. Командуя кадикской
эскадрой, Н. совершил смелое, но неудавшееся нападение на о-в Тенерифе,
во время которого лишился правой руки. В 1798 г. он получил команду над
английской эскадрой в Средиземном море, со специальным поручением
следить за приготовлениями французов в Тулоне. Вследствие ненастной
погоды, Бонапарту удалось выйти из гавани; Н. погнался за ним, но настиг
французский флот в Абукирской бухте лишь после того, как сам Бонапарт
высадился на берег в Египте. Произошло сражение, во время которого
французский флот был совершенно уничтожен; Н. был ранен в голову. В
Неаполе, где он был встречен с королевскими почестями, он вступил в
связь с Эммой Гамильтон. При ее помощи он убедил неаполитанский двор
начать войну с Францией. После торжества французов Н. увез
неаполитанский двор в Палермо (дек. 1798). Когда военное счастье
переменилось, и французский гарнизон сдался наместнику короля, кардиналу
Руффо, Н., возвратившийся в Неаполь, объявил Руффо превысившим свои
полномочия, а капитуляцию - недействительной, захватил безоружных
французов и итальянских революционеров и начал кровавую расправу с ними
и со всеми заподозренными в сочувствии им, служа орудием личной мести
Гамильтон и королевы Каролины. На корабле Н. был наряжен военный суд над
адм. Караччоли; суд хотел отсрочить разбирательство дела для допроса
некоторых свидетелей, но Н. приказал покончить дело немедленно. Приговор
суда, назначавший лишь тюремное заключение, был отменен Н., приказавшим
повесить старого адмирала на рее, а труп его бросить в море. В 1800 г.
англ. посланник Гамильтон был отозван из Неаполя. Обиженный этим Н.,
которому связь с женой не мешала поддерживать дружеские отношения с
мужем, тоже подал в отставку и вместе с Гамильтонами отправился в
Лондон, но вскоре вновь поступил на службу. Командуя вместе с Гайдом и
Паркером английским флотом, он предпринял военные действия против союза
сев. морских держав. Удачно проплыв через Зунд, Н. подошел к Копенгагену
и двухдневной канонадой (2 и 3 апреля 1801 г.) обратил значительную
часть его в развалины. Осенью того же года Н. совершил неудачное
нападение на Булонь. В 1805 г. Н. вновь получил команду над эскадрой
Средиземного моря и направился против соединенного франко-испанского
флота, находившегося под командой Вильнева. Последний, один из
виновников абукирского поражения, действовал робко, избегал битвы, но,
наконец, 21 октября 1805 г. должен был принять ее у Трафальгарского
мыса. Битва превзошла своими размерами абукирскую; флот союзников был
совершенно уничтожен, Вильнев взят в плен. Морское могущество Франции
надолго было подорвано; господство Англии на море возросло до небывалых
размеров. Еще до окончания сражения Н. был убит. Трафальгарская победа
сделала имя Н. одним из самых популярных в Англии, заставив забыть о его
ненужной жестокости. Труп Н. был привезен в Лондон и погребен в церкви
св. Павла, где ему воздвигнут памятник. Наследники Н. - сперва его брат,
потом потомство сестры - носят титул гр. Трафальгарских. В 1843 г. в
Лондоне на Трафальгарском сквере воздвигнута колонна, с громадной
статуей Н. См "The letters of lord N. to lady Hamilton" (Л., 1814),
"Letters and despatches of Admiral Viscount N." (Л., 1841 - 46;
извлечение из них изд. Laughton 1886); Pettigrew, "Memoirs of the life
of N." (Л., 1849); Jeaffreson, "Lady Hamilton and lord N." (Л., 1887);
его же, "The queen of Naples and lord N." (Л., 1889). Биографии Н.
написали Churchill (1801), Clarke и Macr Arthur (1819, 2 изд., 1848),
Southey (1813), Lathom Browne (1890), Laughton (1895); по-немецки
Althaus, "Admiral Nelson" в "Der Neue Plutarch" (т. VIII, Лпц., 1880).
В. Водовозов.
Нематоды или круглые черви (Nematodes) - класс червей. Волосатики и
близкие к ним формы, паразитирующие в насекомых и рыбах, резко
отличаются от остальных Н. по своему строению и составляют семейство
Gordiidae, отношения которого к типичным Н. неясно и принадлежность к
ним сомнительна. Главные отличия от настоящих Н.: боковых и средних
линий нет; передний отдел кишечника не имеет просвета; нервная система в
виде массы вокруг пищевода и одного брюшного ствола с утолщением на
заднем конце, у самцов на конце раздвоенного; полость тела подразделена
на три полости: среднюю и две боковых; на счет клеточек, выстилающих
стенку их, развиваются половые железы (по крайней мере яичники); мужские
и женские половые органы парные; у самок, кроме многочисленных лопастных
яичников, есть парные матки и яйцеводы, открывающиеся в особый вырост
клоаки, с которой сообщается и приемник семени; у самцов есть парные
семенные мешки и семяводы, клоака их может выворачиваться.
Немезида - первоначально этическое понятие, возникшее из идеи судьбы.
Понятие о мировом порядке, предустановленном мойрами, привело к мысли,
что человек должен более всего избегать гордости, и что смирение и
умеренность вернее всего ведут к счастью. Это воззрение сложилось в
понятие Н., которым обозначали божеский гнев, постигавший того, кто
нарушал предустановленный ход мировых явлений; таким нарушителем
являлся, напр., или необыкновенно счастливый человек (Поликрат) или
слишком заносчивый гордец (Ниобе). Понятие о Н. является важным
нравственным регулятором в раннюю эпоху эллинизма. Гомер еще не знает
богини Н.; у Гесиода Н.
- скорее отвлеченное понятие нормального и справедливого, чем
карающая богиня. Геродот, Пиндар, трагики и другие этические писатели
развили это понятие еще определеннее, поставив его краеугольным камнем
своих воззрений. В мифологии образ Н., как могущественной богини
природы, дочери океана, сливается с образом Афродиты или богини земли,
не имея самостоятельной, определенной физиономии. Так Н. кипрская,
которая произвела на свет от Зевса Елену, стоит близко к Афродите и к
Фемиде, богине земли. Афинский праздник мертвых - - указывает на
отношение культа Н. к культу аттической Геи. Павсаний описывает статую
Н. работы Фидия, который изваял ее из паросского мрамора, привезенного
персами, с целью поставить трофей в увековечение их победы. На голове
богини был венок с изображениями оленей и маленькими фигурами Ники; в
левой руке - яблочная ветвь, в правой - кубок с изображением эфиопов.
Развитию культа Н. и сказаний о ней особенно сильно способствовали
орфики и платоники. Мифологический облик богини неясен за недостатком
положительных данных и за определенностью первоначального ее
символического значения, как богини возмездия и кары, постигающей
нарушителей мирового порядка. Ср. Preller, "Griechische Mythologie"
(Берлин, 1894, т. I); Walz, "De Nemesi Graecorum"; Tournier, "Nemesis et
la jalousie des Dieux". Немирович-Данченко (Владимир Иванович) -
талантливый драматург и беллетрист, род. в 1858 г., образование получил
в тифлисской гимназии и московском университете, литературой стал
заниматься еще в бытность студентом и был театральным критиком в
"Русском Курьере". Состоит членом моск. литературнотеатрального комитета
и преподает в моск. театр. училище сценическое искусство. Начиная с 1882
г. поставлены были в Москве и др. городах комедии Н.-Данченко:
"Шиповник", "Счастливец" (1887), "Последняя воля" (1888), "Новое дело"
(1891) и драмы: "Темный бор" (1884), "Соколы и Вороны" (написана в
сотрудничестве с кн. Сумбатовым), "Цена жизни" (1896), имевшие, в общем,
успех все более возраставший. Не имела успеха пьеса Н.-Данченко "Наши
американцы" (1882). Из небольших рассказов и повестей Н.-Данченко
выделяется повесть "С дипломом" ("Артист", 1892). Более крупные
беллетристические произведения Н.-Данченко: "На литературных хлебах"
(1891) и "Старый дом", "Губернаторская ревизия", "Мгла" и "Драма за
сценой", появившиеся в 1895 - 96 гг. в журналах, а затем и в отдельных
изданиях. Произведения Н.-Данченко, при тщательной отделке деталей и
обрисовке характеров, отличаются определенностью идеи. В своих больших
романах он изображает крушение высоких стремлений и благих порывов
людей, не лишенных таланта, но не имеющих достаточно силы воли и
характера для борьбы с препятствиями и для усидчивого труда. Сами порывы
этих людей вытекают из искания ими смысла жизни. Дать прямой ответ на
вопрос: в чем заключается смысл жизни Н.Данченко пытается в своей
последней драме: "Цена жизни" (напеч. в № 2 "Сев. Вестника" за 1897 г.).
Необходимая оборона - в уголовном праве защита себя или других от
противозаконного нападения (в противоположность крайней необходимости,
т.е. нанесению вреда третьим, посторонним лицам для ограждения себя от
какой-либо опасности). Причинение вреда в состоянии крайней
необходимости представляет собой простое перенесение угрожающей лицу
опасности на другое лицо (спасаясь, напр., от пожара, я порчу вещи
соседа) и может быть терпимо законодательством лишь в узких пределах. Н.
оборона, наоборот, представляется не только допустимой, но и вполне
правомерной; всякий уполномочен защищать свои права. Она допускается
поэтому как в теории, так и во всех современных законодательствах - для
защиты всех благ, не только своих, но и третьих лиц, при наличности
следующих условий: противозаконность нападения (невозможна, например,
оборона против лица, приводящего в исполнение законно постановленный
судебный приговор), наличность действительной, а не мнимой только или
воображаемой опасности (необходимая оборона невозможна поэтому после
окончания нападения) и отсутствие возможности прибегнуть к законной
защите. Превышение обороны, т.е. причинение напрасного, не вызываемого
необходимостью вреда, наказуемо, хотя, обыкновенно, значительно мягче
(ср. Улож. о наказ., ст. 1467, 1493). Наше Уложение (ст. 101 - 103)
допускает необходимую оборону как защиту жизни, здоровья или свободы
самого оборонявшегося или третьих лиц и целомудрия и чести женщины;
защита имущества допускается только тогда, когда застигнутый при
повреждении или похищении преступник силою противится задержанию или
прекращению начатого им повреждения или похищения. По мировому уставу
(ст. 10) "преступные деяния не вменяются в вину, когда они совершены по
Н. обороне". Проект нового уголовного уложения, вполне согласно с
требованиями теории, постановляет, что не считается преступным деяние,
учиненное при Н. обороне против незаконного посягательства на личные или
имущественные блага защищавшего себя или других лиц. Непарнопалые,
непарнокопытные (Реrissodactyla) - подотряд млекопитающих из отряда
копытных (Ungulata). В современной фауне Н. представлены лишь тремя
семействами: лошадей (Equidae), носорогов (Rhinocerotidae) и тапиров
(Tapiridae). Семейства эти бедны родами и видами, а равно и особями (за
исключением домашних видов семейства лошадей) и представляют
сравнительно скудные, широко разбросанные остатки фауны, процветавшей в
течение третичного периода. Наиболее характерная черта Н. - строение
конечностей: средний (третий) палец на передних и задних конечностях
развит гораздо сильнее остальных, симметричен, и ось конечности проходит
через него, а не через промежуток между пальцами, как у парнопалых
(Artiodactyla). В семействе лошадей только этот палец и является
развитым, у других по бокам его находятся менее развитые, но тоже
снабженные копытами 2-й и 4-й пальцы; наконец, у тапиров и некоторых
ископаемых форм на передних ногах развит и 5-й палец. Следы большого
пальца встречаются лишь у самых древних ископаемых форм. Типическое
число зубов: резцов 3/3, клыков 1/1, ложнокоренных 4/4, коренных 3/3; но
те или другие могут недоразвиваться, но никогда недоразвитие это не
наблюдается в той форме, как у жвачных парнопалых. Ложнокоренные и
коренные зубы составляют непрерывный ряд, имеют массивные, квадратные,
поперечно-складчатые или сложные коронки; задние ложнокоренные часто
похожи на коренные по величине и строению. У всех современных Н.
ложнокоренные и коренные представляют значительное сходство, у древних
ископаемых, менее специализованных форм, этого не наблюдается. На
верхних коренных эмаль образует наружный валик и две соединяющихся с ним
полулунных складки, на нижних - лишь эти последние. Всему ряду
ложнокоренных зубов могут предшествовать молочные зубы. Череп Н. - с
сильно удлиненной лицевой частью; отростков, к которым прикреплялись бы
рога, никогда не встречается (рога носорогов чисто кожные образования);
носовые кости сзади расширены. Ключиц нет как и у парнопалых; на бедре 3
мыщелка (у парнопалых 2). Спинных и поясничных позвонков 22 - 25,
обыкновенно 23 (у современных), между тем как у парнопалых не более 19.
Желудок всегда простой, слепая кишка велика и объемиста, желчного пузыря
нет. Сосцы в паховой области. Послед разлитой (диффузный). Три
современных семейства резко обособлены по строению, но связываются
ископаемыми формами; семейства эти, в геологическом смысле слова,
сравнительно молодые, так как не восходят ранее миоцена. В настоящее
время представители семейства тапиров водятся в Америке и Азии, носороги
в Африке и Азии, лошади в диком состоянии в Азии и Африке, а в домашнем
(или одичалом) во всех частях света. Ископаемые Н. (кроме принадлежащих
к 3-м современным семействам) составляют 7 семейств: Lophiodontidae,
Palaeotheriidae, Lambdotheriidae, Chalicotheriidae, Titanotheriidae,
Macraucheniidae и Proterotheriidae. Наиболее общий тип c 5-палыми
конечностями и бугорчатыми зубами представляет род Phenacodon из самого
нижнего эоцена, заключающий древнейших представителей Н. Они скоро
сменяются представителями Lophiodontidae и Chalicotheriidae, у которых
было на передних конечностях по 4, на задних по 3 пальца, а зубы
представляли переход от бугорчатого к складчатому типу. Эти семейства
изобиловали в эоцене, а в миоцене, главным образом, встречаются
Palaeotheriidae и носороговые. От Lophiodontidae произошли, как
полагают, все или почти все современные Н. Из прародителей современных
лошадей к Lophiodontidae принадлежат Hyracotherium (=Eohippus) и
Pachynolophus (=Orohippus); к Palaeotheriidae-Anchitherium (=Mesohippus
и Miohippus Марша).
Нептун (Neptunus, этр. Nethuns, Nethunus) - у римлян первоначально
был богом текучей воды, как у греков Океан, Посейдон, Нерей, Ахелой.
Вообще у римлян мифология моря была бедна, что вполне понятно при
отсутствии морских сношений у ранних латинян; все почти слова,
касающиеся морского дела, заимствованы у греков. Зато римляне рано
подметили живительную силу источников и рек и благотворное действие их
на землю, растительность и живые существа. Таким образом, Н. был богом
речной и ключевой воды. На отношение Н. к морю указывает связь его с
Салацией (Salacia), которая олицетворяла собой соленую воду. Венилия или
Венелия, супруга Н., была богиней источника и находилась в родственном
отношении с Венерой. Кроме этого, римская водяная мифология не создала
никаких образов, никаких чудесных сказаний и преданий; все, что мы
находим в дальнейшем развитии ее, заимствовано или у этрусков или у
греков. Сказания о Сцилле и Харибде, о сиренах, о царе Форке - продукт
италийской, но не латинской мифологии; трудно решить, относятся ли эти
сказания к этрусским или греческим. В истор. эпоху весь фантастичный
эллинский мир перешел в римскую мифологию; греч. Посейдон под лат.
именем Н. был сделан царем моря. Кроме значения морского бога, Н.
считался еще покровителем всаднических упражнений. Древнеиталийский бог
Конс (Consus) назывался также Neptunus equester. При Фламиниевом цирке
был единственный в Риме храм Н. Праздник в честь этого бога (Neptunalia)
приходился на 23 июля и сопровождался играми; он справлялся или на Тибре
или в Остии, на берегу моря, под открытым небом. Помпей Великий, после
своих морских успехов, велел величать себя сыном Н. Агриппа, уничтожив
флот Антония и Клеопатры, в память своей победы построил на Марсовом
поле святилище и портик в честь Н. (Basilica Neptuni).
Нептун - большая планета, крайняя из известных в Солнечной системе;
представляется звездочкой 8-й величины и потому невидима невооруженным
глазом. Н. обращается около Солнца в 168,74 года по почти круговой
орбите (эксцентриситет = 0,009), большая полуось которой равна 30,055
среднего расстояния Земли от Солнца и наклоненной к эклиптике под углом
в 1°47'. Видимый диаметр планеты составляет всего 2,8 и в наиболее
мощные телескопы она представляется зеленоватым диском, на котором
нельзя заметить пятен, почему время и расположение оси вращения планеты
неизвестны. Истинный диаметр планеты в 4,39, а объем в 85 раз больше
диаметра и объема Земли, масса же ее только в 17 раз больше массы Земли
и потому средняя плотность ее равна 1,11. Так как в спектре Н., в общем
подобном спектру Солнца, существуют темные полосы, то надо полагать, что
он окружен довольно плотной атмосферой; альбедо его по Цольнеру равно
0,46. Открытие Н. составляет эпоху в астрономии, оно блистательно
подтвердило начало всеобщего тяготения. Вскоре после случайного открытия
Урана обнаружились неправильности в движении этой планеты; сперва эти
неправильности не превосходили ошибок наблюдений и на них не обращали
внимания, но когда они, постоянно увеличиваясь, достигли к 1840 году до
1' и даже более, то астрономы пришли к заключению, что причина их
кроется в притягательном действии неизвестной планеты, обращающейся за
Ураном. По новости вопроса не скоро нашлись желающие взяться за его
решение, тем более, что задача по существу представлялась
неопределенной: известное уклонение в движении Урана могло производить
как близкое тело с малой массой, так и более отдаленное с большой.
Изысканиями над неизвестной планетой почти одновременно, но независимо
друг, от друга, занялись Адамс и Леверрье. Адамс уже в 1845 г.
представил элементы новой планеты профессору Чаллису, а затем директору
Гриничской обсерватории Эйри, но оба приняли работу молодого ученого с
равнодушием. Эйри ограничился тем, что предложил Чаллису заняться
систематическими наблюдениями той части неба, на которую указал Адамс,
чтобы планета обнаружилась своим движением относительно соседних звезд.
Пока эти наблюдения производились в Кембридже, Леверрье тоже окончил
свои вычисления, представил их парижской академии наук и справедливо
заметил, что планета еще проще может быть открыта по своему диску и из
непосредственного сравнения неба с готовой звездной картой, только что
составленной в Берлине, с целью поисков малых планет. Берлинский
астроном Галле получил письмо Леверрье вечером 23 сентября 1846 г. и,
пользуясь ясным небом, тотчас пошел в обсерваторию и нашел в расстоянии
52' от указанного места небольшое светило, не показанное на карте -
открыл новую планету. Когда об этом узнал Чаллис, то он показал, что уже
два раза, 4 и 12 августа того же года, наблюдал планету, но, не
обрабатывая своевременно наблюдений, считал ее звездой. Впоследствии
обнаружилось, что еще гораздо раньше, в мае 1795 г., тоже светило
наблюдалось Лаландом в Париже, но записано звездой 8-й величины.
Открытие Н., представляя первый пример указания новой планеты при помощи
вычислений уклонений в движении других, известных, дает надежду, что в
будущем могут быть открыты и транснептунические планеты, если только
такие существуют. В августе 1847 года Лассель в Старфильде (близ
Ливерпуля) открыл единственного пока спутника Н. (в сентября того же
года этот спутник был открыт и в Пулкове О. Струве). Спутник Н.
представляет небесное тело, судя по блеску, почти равное нашей Луне, он
обращается около планеты в 5 дн. 21 час по орбите, наклоненной к
эклиптике под углом в 34°53'. Замечательно, что направление движения
спутника Н. обратно направлению движения других планет и их спутников
(кроме спутников Урана).
Нептунизм - геологическая гипотеза, противоположная вулканизму.
Согласно этой гипотезе, все горные породы, включая сюда и вулканические,
признавались происшедшими из водных осадков. Самым видным защитником ее
был знаменитый ученый Вернер, последователи которого, известные под
именем нептунистов, были весьма многочисленны в начале XIX столетия.
Нерей, Нереиды - в греч. мифологии один из наиболее любимых и чтимых
богов водяной стихии (моря): добрый, мудрый, справедливый старец,
олицетворение спокойной морской глубины, обещающей морякам счастливое
плавание. Н. живет в гроте на дне моря, в обществе 50 (или 100) дочерей,
нереид. Судя по их именам, они - олицетворенные свойства и качества
морской стихии, поскольку она не вредит человеку, не является к нему
расположенной и чарует его своей прелестью. Особенно известны из них
были Амфитрита, супруга Посейдона; Фетида, руководительница хора нереид,
к которой сватались Зевс и Посейдон, но она вышла за смертного Пелея;
Галатея, возлюбленная киклопа Полифема. Нереиды ведут идиллически
спокойную жизнь в недрах моря, развлекаясь мерными движениями хороводов,
в такт движению волн; в зной и лунные ночи они выходят на берега или
устраивают музыкальные состязания с тритонами или на берегу, вместе с
нимфами суши, водят хороводы и поют песни. Их почитали прибрежные жители
и островитяне и хранили слагавшиеся о них сказания. Вера в них
сохранилась даже до нашего времени, хотя нереиды нынешней Греции -
вообще нимфы водной стихии и смешиваются с наядами. Нерон (Claudius
Tiberius Germanicus Nero) - римский император (54 - 68), сын Гнея
Домиция Агенобарба и дочери Германика, Агриппины Младшей; сначала
назывался Люций Домиций и получил свое позднейшее имя после усыновления
императором Клавдием, который женился на его матери. Н. унаследовал
властолюбие от матери, наклонность к жестокости - от отца, который
однажды собственноручно убил вольноотпущенника за отказ напиться
допьяна, нарочно задавил ребенка на улице и за противоречие выколол глаз
всаднику. Наследственные пороки Н. смягчались его любовью к поэзии и
искусству и некоторое время обуздывались воспитанием: властолюбивая мать
сдерживала его властолюбие, а стоический философ Сенека, ловкий
придворный и искусный актер, красноречивыми фразами о добродетели сумел
произвести впечатление на склонного к театральности Н. и вместе с
префектом преторианцев, вольноотпущенником Афранием Бурром, долго
руководил его политикой. За это время Н. твердо держался традиций
Августа: старался возвысить нравственно и материально сенат, для чего
была усилена строгость законов против вольноотпущенников, стремившихся
проникнуть в знать, и против рабов, для ограждения рабовладельцев от их
покушений; квесторы были освобождены от разорительной обязанности
устраивать на свой счет игры; бедные сенаторы получали из казны обильную
поддержку; у трибунов была отнята интерцессия; суд за оскорбление
величества бездействовал, награда за донос была низведена до 1/4 прежней
суммы. Экономическая и финансовая политика Н. за эту эпоху имела в виду
государственное благо, хотя и была неудачна по результатам: отмена
пошлины на привозной хлеб окончательно подорвала среднее и мелкое
землевладение; попытки колонизовать опустелые земли ветеранами не имели
успеха; план заменить все налоги поземельным и налогом на наследство
разбился о противодействие сената, хотя бережливость и улучшения во
взимании налогов обогатили фиск. По отношению к провинциям Н. также идет
по стопам Августа: их правители подчинены строгому контролю, их
население облегчено от некоторых повинностей. Внешняя политика за эту
эпоху удачна: Свет. Паулин усмирил опасное восстание в Британии; Домиц.
Корбулон восстановил римское влияние в Армении и в Парфии, утраченное
при Клавдии. Стоицизм вскоре, однако, оказался бессильным
противодействовать развращающему влиянию среды, в которой жил Н. Чтобы
устранить опасных конкурентов, Сенека и Бурр стали потакать порокам
императора. Они содействовали его охлаждению к жене, Октавии, не имевшей
на него влияния, и привлекли на свою сторону фаворитку Н. Актею, что
вызвало раздражение Агриппины и испортило отношения Н. к матери.
Воспользовавшись этим, руководители Н. добились удаления Палласа,
главной опоры Агриппины, а когда она пригрозила противопоставить Н. сына
Клавдия, юного Британика, то император, с помощью Локусты, отравил
своего сводного брата. Когда Актею сменила честолюбивая красавица Поппея
Сабина, жена Отона (впоследствии императора), то под ее влиянием Н.
решился на убийство матери. После неудачных попыток отравить и утопить
Агриппину, к ней подослали убийцу, а потом за ее смерть казнили
невинного человека. Убийство матери (59 г.) окончательно убило совесть
Н. Начались безумные и свирепые оргии; любовь Н. к искусству извратилась
в скандальное увлечение актерством; император сначала наездничал в
цирке, потом построил особый театр, где актерами являлись сенаторы,
самые бесстыдные роли исполняли наиболее знатные матроны, а Н. выступал
певцом и музыкантом; затем были учреждены Neronia - подражание
олимпийским играм, с участием императора. Когда в 62 г. умер Бурр,
Сенека утратил влияние на Н. и был осужден на казнь, от которой
избавился самоубийством. С этих пор оргии сменились жестокостями;
сначала погибла Октавия, потом и сама П. Сабина. Правительственная
деятельность Н. с 62 г. и до самой смерти сводится к казням и
вымогательству денег для безумных трат. Страшный пожар Рима в 64 г.
повлек за собой не только казни невинных людей, но и чудовищные затеи
Н.: он строил себе "Золотой дом", хотел продолжить римские стены до
Остии или довести море до Рима и т.п. Чтобы добыть денег, Н. делал
принудительные займы, портил монету, разграблял храмовые сокровища,
похищал золотые статуи, задерживал солдатское жалованье, поощрял
взяточничество и даже грабеж магистратов, делясь с ними добычей или
отнимая награбленное, и производил конфискации в самых широких размерах.
Удобным поводом для конфискаций послужило раскрытие заговора Пизона; для
этой же цели выдумывали мнимые заговоры, причем Н. старался истреблять
особенно популярных начальников в армии и в провинции. Постыдное
артистическое путешествие по Греции в 66 - 67 гг. довершило общее

<<

стр. 140
(всего 253)

СОДЕРЖАНИЕ

>>