<<

стр. 149
(всего 253)

СОДЕРЖАНИЕ

>>

пользуется yспехом, но до сих пор попытки в области русской О.
оказывались ничтожными. Названиe "О." установилось в середине прошлого
столетия. К области легких сценических представлений с музыкой относится
и водевиль.
Н. С.
Опиум (хим.). - Под этим названием в продаже известен высушенный
млечный сок, добываемый из семенных коробочек мака (Papaver somniferum).
С химической точки зрения О. представляет смесь весьма многих веществ,
при чем количественные отношения их, по-видимому, изменяются в
зависимости от места происхождения товара. Наиболее важную составную
часть О. представляют алкалоиды (12 - 19%) и меконовая кислота (около
5%); остаток от указанных веществ состоит из меконина, смолистых веществ
(около 11%). клетчатки и частью растворимых, частью нерастворимых в воде
минеральных солей, среди которых , между прочим , находятся сернокислые
соли. До сих пор, из О. выделено 20 алкалоидов. Среди них в
преобладающем количестве находится морфин (8 - 16%) и затем наркотин (2
- 2,5%), количество же всех остальных алкалоидов не превышает 1 - l,5%.
Все эти растительные щелочи, вероятно, представляют производные
бензил-изохинолина или продуктов его распада (гидрокотарнин). Выделены
след. алкалоиды О.: 1) морфин C17H19NO3 и его производные: кодеин
C18H21NO3, псев доморфин (С17H18NO3)2. 2) Алкалоиды, стоящие,
по-видимому, в весьма тесной связи с морфином: лауданин C17H16NO(OCH3)3,
лауданидин C17H16N(OCH3)3, лауданозин C17H15N(OCHЗ)4, кодамин
C18H19NO2(OCH3)2 и тебаин C17H15NO(OCH3)2 3). Алкалоиды, строение
которых доказано и которые представляют производные бензилизохинолина
или продуктов его распада: наркотин C22H23NO7, папаверин C21H21NO4,
нарцеин C23H29NO9, гидрокотарнин C12H15NO3. 4) Алкалоиды весьма мало
исследованные для того, чтобы установить их генетическую связь с
предыдущими: криптопин C21H23NO5 , протопин C20H19NO5, лантопин
C23H25NO4, оксинаркотин C22H23NO8, меконидин С21Н23NО4, гноскопин
C22H23NO4 ,папаверозин (формула неизвестна) и ксантамин C37H36N209. Для
выделения главнейших алкалоидов из О. поступают следующим образом:
водный раствор соляно-кислых оснований разбавляют до тех пор, чтобы он
содержал не более 1/6% нарцеина и, прибавив избыток уксусно-натровой
соли, оставляют при обыкновенной темп. на 24 часа. Образовавшийся
осадок, состоящий из солей папаверина и наркотина, растворяют в
разбавленной соляной кислоте, разбавляют водой до образования 1/4%
раствора наркотина и осаждают папаверин красной солью Гмелина. Фильтрат
от первоначального осадка папаверина и наркотина сильно сгущают и
оставляют стоять, при чем осаждается нарцеин. Из жидкости,
отфильтрованной от нарцеина салицилово-натровой солью осаждают
салицилово-кислый тебаин. Далее, салициловую кислоту удаляют из раствора
соляной кислотой и последующим выщелачиванием хлороформом; в кислом же
водном растворе роданистым калием осаждают кодеин и по отфильтровании
последнего - амиком морфин.
Д. А. Хардин.
Важнейший из алкалоидов О., морфин, впервые найден в О. Сертюрнером;
кристаллизуется (лучше всего из сивушного масла) в мелких ромбических
призмах с l паем воды, который теряет при 120°, очень трудно растворим в
воде, почти не растворим в эфире и бензоле, довольно хорошо растворяется
в винном и древесном спирте; вращает плоскость поляризации влево;
обладает (в спиртовом растворе) сильно щелочной реакцией и, как
одноатомное основание, образует с кислотами большею частью хорошо
растворимые в воде, хорошо кристаллизующиеся и очень горького вкуса
соли, напр., С17Н19NO3.HCl.3H2O (шелковистые нити),
(C17H19NO3)2.H2SO4.5H2O, хлороплатинат (С17Н19NО3.НСl)2РtСl4, желтый
осадок, кристаллизующийся из воды с 6Н2О. В то же время морфин
растворяется в едких щелочах, что вместе со способностью его солей
давать синее окрашивание с хлорным железом указывает на присутствие в
нем фенольного характера. Далее, морфин показывает способность
обменивать 2Н на кислотные радикалы при нагревании с кислотами, их
ангидридами и хлорангидридами, образуя напр. с уксусным ангидридом
соединение С11Н17(С2H3О2)NO3, (Wright, Hesse). При нагревании с иодистым
метилом и этилатом натрия, морфин дает кодеин, который таким образом
представляет метиловый эфир морфина C17H18(OCH3)NO2.H2O (Grimaux).
Подобным же образом получаются и другие эфиры морфина. При сплавлении с
едким кали морфин дает протокатеховую кислоту и метиламин (Wertheim,
Barth, Weidel), который образуется также, вместе с аммиаком, пирролом,
пиридином и фенантреном, при перегонке морфина с цинковой пылью
(Cerichten, Schrotter). При нагревании морфина (также кодеина) с
хлористым цинком, с крепкой соляной или разбавленной серной кислотой,
получается (Matthiessen, Wright, Mayer) апоморфин
C17H17NO2=C17H19NO3-H20 (при кодеине и соляной кисл. образуется еще
хлористый метил: C17H18(OСH3)NO2+HCl=C17H17NO2 +CH3Cl + Н2O), основание,
имеющее вид белой аморфной массы и дающее соли, действующие как сильное
рвотное. Морфин окисляется очень легко (в аммиачном растворе) даже прямо
кислородом воздуха, при чем переходит в псевдоморфин (2С17Н19NO3+
0=С34Н36N2О6+Н20), который образуется также при окислении морфина
азотистой кислотой, хамелеоном и (в щелочном растворе) красной солью.
Азотная кислота (70%), окисляя морфин, дает между прочим кислоту
C10H9NO9, которая при обработке дымящей азотной кислотой образует
пикриновую кислоту C6H2(OH)(NO2)3. Легкая окисляемость морфина
обуславливает его воcстановительное действие на серебряные растворы и на
иодноватую кислоту, из которой он тотчас выделяет свободный иод, что
применяется как одна из качественных реакций на морфин (Serullas, Dupre)
и даже служит для количественного его определения колориметрическим
путем (Procter, Stein; 1871), растворяя выделившийся иод в хлороформе
или сернистом углероде.
Производство О. возможно во всех странах с мягким и субтропическим
климатом и не слишком большим количеством осадков, но не везде оно
выгодно. В настоящее время оно ведется лишь в Малой Азии, Персии, Индии
и Китае, а в небольших размерах - в Египте и в Европейской Турции. О.,
добываемый во многих местностях Европы (в Вюртемберге, на Рейне, в
Силезии, под Берлином, в Австрии, Франции), в Алжире, Сев. Америке и
Австралии, имеет для торговли лишь ничтожное значение, хотя в общем
европ. О. богаче алкалоидами, чем азиатский. В Малой Азии мак разводится
преимущественно мелкими земледельцами. Одна коробочка мака дает 0,02 гр.
О. Малоазиатский О., производимый в количестве около 300000 кгр. в год,
поступает в торговлю через Смирну и Константинополь и считается лучшим
сортом. Смирнский О. имеет вид сплюснутых или почти шарообразных
лепешек, весом до 0,75 кгр., реже продается брусками, весом в 1-3 кгр. В
свежем состоянии лепешки эти несколько мягки, внутри бледно-коричневого
цвета, и состоят из мелких зерен, которые в разрезе видны простым
глазом; высушенные, они становятся темнее, в изломе блестящего
красно-коричневого цвета. Значительные количества О. идут на
производство морфия и других алкалоидов, всего же больше он
употребляется, как опьяняющее средство, главным образом, курительное, но
О. также едят, проглатывая в виде пилюль. Это особенно распространено на
Востоке, у турок, греков, персов, главным же образом - у китайцев, в
заметной степени также в Сев. Америке и Англии. Турки относятся с
презрением к лицам, которые не курят, а едят О., называя их териакидами.
Мак принадлежит к числу древнейших лекарственных растений; указание на
его снотворное действие восходят к глубокой древности. В Малой Азии он,
по-видимому, разводился уже во времена Гомера. Теофраст знал О. под
названием mhcvnion. Диоскорид и Плиний также описывают производство О.;
тогда различали spsx, высушенный сок; из коробочек мака, от mhkwneton -
не столь сильнодействующего экстракта всего растения. Арабы, для которых
О. отчасти служил суррогатом запрещенного им вина, распространили О. под
именем Afiun. В Европе, в средние века, О. или особая кашка с большим
содержанием О. были известны под именем Theriaka или Turiaga, но
употребление его не было распространено. Злоупотребление О., как
возбуждающим средством, впервые распространилось, по-видимому, в Персии.
В Санскрите нет названия для О.; на Востоке повсеместно приняты
названия, производные от греч. spsx. В Индии культура мака упрочилась
прежде всего в Мальве. В начале XVI в. О. был в передней Индии весьма
дорог. Китайцы получали в то время из Индии много О., но только как
средство лекарственное; курение О. вошло в Китае в употребление лишь во
второй половине XVII в. Английская остиндская компания ввела
производство О. в Бенгалии и монополизировала его, а с 1773 г. стала
ввозить О. в Китай, в количествах, постоянно возраставших. В 1820 г.
китайское правительство запретило ввоз О., но это привело лишь к
организации англичанами контрабандной торговли им, наконец, к "войне
из-за О." с Англией. После вторичной войны с Англией китайское
правительство, в силу тянь-цзиньского договора 1858 г., официально
допустило ввоз О., который затем был урегулирован чжи-фуской конвенцией
1870 г., дополненной протоколом 1885 г. В силу последнего, в Китае
взимается с О., сверх таможенной пошлины, лишь однократный заставный
акциз, высший размер которого установлен этим договором. Внутри страны
торговлею О. могут заниматься лишь китайцы. В Индии существуют казенные
фабрики О. в Патне и Газипуре, производящие ежегодно около 40-50000
ящиков О. (по 68 кгр.) В 1873-74 финансовом году в Индии было
произведено 6358495 кгр. опиума, из которых в Китай и другие страны с
китайскими поселенцами вывезено было 6144132 кгр.; две трети этого
производства принадлежат Бенгалии, остальная треть - Бомбею и Мальве. За
последние пять лет вывоз О. из Индии уменьшился, а цены на него
значительно возросли. В 1891-92 финанс. году из Индии вывезено 6182410
кгр. О., на сумму 95622608 рупий, а в 1895-96 г. - лишь 4315155 кгр., на
сумму 84593364 рупий, в том числе 3129382 кгр., на 63538183 рупий, в
Китай и 933196 кгр., на 17293283 рупий, в британские владения на
полуострове Малакке (Straits Settlements). Одновременно с этим
замечается поразительно быстрый рост производства О. в Персии, где оно в
последние годы вытесняет даже производство зернового хлеба, который
вследствие этого дорожает. Главными центрами производства О. в Персии
являются Испагань, Иезд и Шираз. Из Персии О. вывозится в Китай и Лондон
через порты Персидского залива, главным образом через Бушир; стоимость
этого вывоза определяют в 20 милл. кран в год. Курительный О. составляет
главный предмет значительной контрабандной торговли Харассана с
Закаспийской областью, Бухарой и Хивой. Наряду с производством О.
усиливается и потребление его населением, и притом не одной только
Персии, но и соседних областей России. С 1853 г. О. производится и в
самом Китае, в количестве 20-30 тысяч ящиков в год. Ввоз опиума в Японию
воспрещен. Начало распространения потребления курительного О. в Англии
относится к 1840-м гг. и совпало с усилением общественного движения в
пользу трезвости. В Северной Америке, помимо китайских поселенцев,
курение О. получило значительное распространение с 1870-х гг.; лишь в
1876 г. оно проникло в крупные города Востока - Чикаго, Сан-Луи,
Нью-Оpлеан, позднее в Нью-Йорк. В настоящее время в Соед. Штатах едва ли
существует хоть один город, особенно на Западе, где не было бы
курильщиков О. и специальных для них курилен. В Британской Индии, где
весьма сильно распространено курение конопли, в больших размерах
потребляется и О., но не в виде курения, а в виде еды. Ср. Copke, "The
seven sisters of sleep" (Л, 1860); Vignet., "Etude sur l'opium" (П.,
1875); Held,"Les alcaloides de l'opium" (П., 1895); Christlieb, "Der
indo-britische Opium-handel" (Гютерсло, 1878); Kane, "Opium-smoking in
America andl China" (Hью-Йорк, 1881); Wiselius, "De opium in
Nederlandsch-en in Britisch-Indie" (Гаага; 1865); извлечения из
донесений русского консула в Харассане (в "Вестнике Финансов", 1897, №
5) и итальянского консула в Тегеране (во французском "Moniteur officiel
du commerce", 1897, № 734).
Оплодотворение - О. в широком смысле слова называется слияние
клеточек, животных или растительных, после которого они получают или
восстанавливают способность нормально размножаться делением. В этом
смысле слова под О. понимаются как процессы типического
О., свойственного многоклеточным животным, а также семенным и многим
споровым растениям, так и процессы конъюгации и копуляции одноклеточных
организмов и некоторых многоклеточных растений. О. в тесном смысле слова
состоит в соединении двух клеточек, яйцевой и семенной, при чем
протоплазма сливается с протоплазмой, ядро с ядром и центрозома с
центрозомой, так что при последующем делении оплодотворенной яйцевой
клеточки получают составные части обеих слившихся. Процесс О. в той или
иной форме широко распространен в органическом мире и хотя известны
некоторые организмы, обладающие, по-видимому, способностью безгранично
размножаться без О., но правилом мы должны считать периодически
наступающую необходимость слияния между собой клеточек, без которого
дальнейшее размножение этих организмов или становится невозможным, или
идет ненормально и скоро прекращается окончательно. Значение процесса О.
в органическом мире очевидно уже по громадной массе таких анатомических,
физиологических и биологических особенностей различных организмов,
которые обеспечивают возможность О. Необходимость для одноклеточных
организмов О. (которое здесь совершается в виде конъюгации или
копуляции) с особенной очевидностью доказана исследованиями Moпa (Mopas)
над ресничными инфузориями. Оплодотворенная путем конъюгации особь этих
животных размножается путем деления, но после известного числа
поколений, большего или меньшего, смотря по виду инфузории, а отчасти и
по внешним условиям, между инфузориями данной культуры возникает
потребность конъюгации, наступает "эпидемия конъюгаций", при чем почти
все индивиды данной культуры оказываются в состоянии конъюгации. У
Leucorhys patula потребность конъюгации обнаруживается путем простого
деления, у Onychodromus grandis - после 140, у Stylonychia pystylata -
после 130. Если же конъюгации в течение известного периода не
произойдет, то наступают явления, которые Moпa назвал "старческим
вырождением"; способность деления сохраняется, но получаются индивиды
ненормальные, которые через несколько поколений вымирают, при чем даже
запоздавшая конъюгация не спасает их. У некоторых простейших организмов
бесполое размножение правильно чередуется с конъюгацией, после которой
снова начинается такой же цикл развития. При этом способность
размножаться может в колониальных организмах быть свойственна каждой
клеточке, в других случаях (напр. у Volvox) лишь некоторым клеточкам
колонии. У некоторых групп высших животных единственным способом
размножения является размножение с помощью оплодотворенных яиц ( напр. у
позвоночных, моллюсков); но во многих группах животных и растений на
ряду с размножением с помощью клеточек, нуждающихся в О., происходит и
размножение без О., при чем или развиваются клеточки, соответствующие
нормальным яйцевым, но не нуждающиеся в О., (напр. партеногенетически
развивающиеся яйца, споры), или же от организма отделяются целые группы
клеточек (почки), или, наконец, весь организм подвергается процессу
деления. В этих случаях размножение с помощью оплодотворяемых яиц
чередуется с другими формами размножения полового (партеногенетические
яйца) или бесполого (почкование, деление), при чем размножение без О.
может или чередоваться с размножением без О. совершенно правильно, ил же
такой правильности нет и число поколений, размножающихся без О., может
быть неопределенно большим; наконец, иногда из яиц одного поколения
некоторые оплодотворяются, другие нет, хотя и те, и другие подвергаются
дальнейшему развитию. Процесс О. в типических его формах лучше всего
изучен на яйцах некоторых животных (иглокожих и Arcasis) и на
зародышевом мешке семяпочек некоторых растений. Процессу О. у иглокожих
предшествует выделение направляющих или путеводных телец по выделении их
яиц, окруженные студенистой проницаемой для сперматозоидов оболочкой,
выводятся из тела материи. Сперматозоиды проникают в студенистую
оболочку и - навстречу тому из них, который проник глубже всего,
образуется на поверхности яйца выступ; с этим выступом сперматозоид
сливается и вместе с ним втягивается внутрь яйца, которое одевается на
поверхности новой оболочкой (желточной); после образования последней
проникновение внутрь яйца новых сперматозоидов становится невозможным.
Вхождением сперматозоида оканчивается внешняя часть процесса О. Головка
сперматозоида, принимая в себя жидкость из протоплазмы яйца,
превращается в небольшой пузырек (мужское ядро), окруженный светлым
полем, который и движется внутрь яйца по направлению к ядру яйцевой
клеточки (женскому ядру). Как около мужского, так и около женского ядра
можно заметить при этом по особому маленькому тельцу (центрозом,
центральному тельцу). Протоплазма вокруг ядер получает лучистое
строение. Мужское и женское ядро сближаются между собой и ,наконец,
сливаются в одно ядро яйца, которое и подвергается затем делению при
процессе дробления. Центрозомы делятся каждая на две части и части эти
сливаются между собой так, что половина мужской центрозомы сливается с
половиной женской; таким образом получаются две центрозомы, которые и
являются центрами при последующем делении яйца. Процессом слияния
центрозом и заканчивается 0. Особенности в О. яйца Ascaris megalocephala
сводятся, главным образом, к следующему: образование направительных
пузырьков происходит после вхождения в яйцо сперматозоида; мужское ядро
проходит в центр яйца и к нему затем движется по окончании процесса
выделения направляющих пузырьков женское ядро; слияния мужского ядра с
женским не происходит непосредственно по их сближении; лишь когда яйцо
подготовляется к первому делению, половина ядерного вещества мужского
ядра сливается с половиной вещества женского, давая ядра двух первых
бластомер. Процесс О. у цветковых растений не отличается существенно от
описанного процесса О. у животных. Роль яйца играет яйцевая клеточка
зародышевого мешка, роль сперматозоида - клеточка цветневой трубочки;
содержимое цветневой трубочки проходит в зародышевой мешок и ядра
мужское и женское, а равно и центрозомы (по 2 при каждом ядре) сливаются
между собой. В случаях, хорошо изученных, можно убедиться, что
количество ядерного вещества в каждом из сливающихся ядер уменьшено
вдвое по сравнению с обыкновенными ядрами клеточек тех же организмов,
притом количество ядерного вещества в мужском и женском ядре (как можно
убедиться, следя за изменениями в распределении хроматина) одинаково и
вообще оба ядра должны считаться эквивалентными друг другу. Что касается
роли частей сливающихся половых клеточек, то в этом отношении существует
разногласие: одни считают слияние ядер, центрозом и протоплазм обеих
клеточек за процессы в равной степени важные и необходимые, другие
придают слиянию протоплазм лишь второстепенное значение, считая
существенным лишь слияние ядер и центрозом. Эквивалентность яйца и
мужской половой клеточки и одинаковое содержание в них ядерного вещества
(различие в величине между мужским и женским ядром зависит от количества
содержащихся в них жидких частей) наглядно обнаруживается, по Гертвигу,
в развитии яиц и живчиков лошадиной аскариды до момента О. В первичных
половых клеточках как самцов, так и самок этой аскариды ядро содержит по
4 хроматиновых нити, затем число их удваивается. Далее у самцов клеточка
подвергается двум последовательным делениям, при чем удвоения числа
хроматиновых нитей не происходит и ядро каждой из 4 образующихся таким
образом семенным клеточек,, из которых каждая развивается в
сперматозоид, содержит по 2 хроматиновых нити. В женских половых клетках
после стадии с 8 хроматиновыми нитями наступает выделение направляющих
пузырьков (т.е. в сущности деление яйцевой клеточки с той лишь
особенностью, что при одном из новых ядер отделяется лишь незначительная
часть протоплазмы). При образовании первого пузырька ядро яйцевой
клеточки теряет 4 хроматиновых нити, при выделении 2-го - еще 2 и,
следовательно, яйцо, готовое к О., заключает в ядре 2 хроматаиновых
нити, как и сперматозоид. Что касается направительных пузырьков, то
первый из них, содержащий 4 хроматиновых нити, делится на 2 (каждый с 2
хроматиновыми нитями). Таким образом, как первичная мужская половая
клетка, так и женская дают по 4 клеточки с половинным числом
хроматиновых нитей, но между тем как все 4 мужские клетчатки способны к
О., из женских оказывается способной к О. лишь одна (яйцо), а три
остальных (направляющие пузырьки) дальнейшего развития не получают и
гибнут, представляя собой как бы недоразвитые, абортивные яйца.
Способность половых элементов к О. продолжается обыкновенно более или
менее короткое время, по прошествии которого способность эта
утрачивается. В некоторых случаях половые клеточки сохраняют, однако,
способность к О. сравнительно весьма долгое время: так семя,
сохраняющееся в семеприемнике пчелы матки, весьма долгое время способно
оплодотворять яйца. у некоторых млекопитающих напр. у некоторых летучих
мышей, козули - семя целые месяцы остается в теле самки и лишь после
того оплодотворяет яйца. При О. в яйцо проникает обыкновенно лишь один
сперматозоид, которого ядро и сливается затем с ядром яйцевой клеточки.
В некоторых случаях наблюдается, однако, явление проникания внутрь яйца
многих сперматозоидов - так называемая полиспермия. Различают
полиспермию истинную, когда несколько мужских ядер сливаются с женским
ядром, результатом чего является всегда неправильное и скоро
останавливающееся дальнейшее развитие (при этом случается, что с женским
ядром сливаются 2 мужских и яйцо начинает затем дробиться, но не на 2, 4
и т. д. бластомер, а сразу на 4, 8 и т.д.; иногда женское ядро при
полиспермии распадается на несколько частей и каждая из них сливается с
особым мужским ядром), и полиспермию ложную, когда из многих вошедших в
яйцо сперматозоидов лишь один сливается с женским ядром (неслившиеся с
женским мужские ядра могут при этом подвергаться делению в протоплазме
яйца). Утверждают, что ложная полиспермия у некоторых животных
(земноводных) явление весьма обыкновенное. Описанному процессу О. у
высших животных и растений соответствует конъюгация и 'копуляция
одноклеточных животных и многих как одноклеточных, так и многоклеточных
растений).Особенное сходство с явлениями О. у высших животных
представляет конъюгация ресничных инфузорий. Конъюгирующие индивиды
прикладываются друг к другу частью поверхности тела и здесь между телами
обеих особей устанавливается непосредственная связь. Как известно, у
ресничных инфузорий наблюдается два рода ядер: большое главное ядро.
макронуклеус (Macronucleus, Hauptkein немецких авторов) и меньшее (одно
или несколько) придаточное или зампшающее ядро, микронуклеус
(MicronucIeus, Nebenkern, Ersatzkern). При конъюгации первое из них
распадается на части, и части эти растворяются или выбрасываются из тела
- словом, главное ядро погибает. Придаточные ядра подвергаются процессу
деления, часть получившихся таким образом ядер погибает подобно главному
ядру, часть остается в теле животного, часть переходит в тело другой из
конъюгирующих особей. Ядра, переходящие в другую особь, сливаются в ней
с остающимися там, получается новое ядро из слившихся частей ядер обеих
особей и затем такое ядро снова делится, давая новое главное и
придаточное ядро. У Paramaecium canudatum конъюгирующие особи
прикладываются друг другу ротовыми поверхностями и здесь соединяются
между собой, главное ядро начинает разрушаться, придаточное делится на
2, потом на 4 части, из которых 3 в каждом неделимом разрушаются
(сходство с образованием направляющих пузырьков), остающееся делится еще
раз (причем происходит, по исследованиям Р. Гертвига, такое же
уменьшение вдвое числа хроматиновых элементов, как в яйцах перед О.;
одно ядро (стационарное) остается в теле особи, другое (блуждающее)
переходит в тело другой, где и сливается со стационарным ядром ее. После
этого обмена ядрами (которые в противоположность стационарным женским
можно считать мужскими) и слияния их, обе особи оказываются как бы
взаимооплодотворенными. Деление ядер, происшедших путем слияния, ведет к
образованию в каждой особи главного и придаточного (или придаточных)
ядер, а конъюгировавшие особи после обмена ядер разделяются. У некоторых
сидячих ресничных инфузорий, напр. сувоек Vorticella, у Epistylis,
наблюдается несколько иной процесс: часть особей делится, образовавшиеся
мелкие особи отделяются от ножек и конъюгируют с крупным; внутри их
происходят те же явления, как и у других инфузорий, но малая особь не
получает способности дальнейшего развития и в конце концов вполне
сливается с крупною. Здесь мелкие особи ,очевидно, соответствуют мужским
элементам (более подвижным и сливающимся с женскими, которые одни
сохраняют способность дальнейшего развития). Конъюгация в различных
группах животных и растений может совершаться весьма различно: иногда
между сливающимися особями (двумя или несколькими - напр. у некоторых
корненожек) не наблюдается никакой разницы. В других случаях для
конъюгации (или копуляции) служат особые подвижные клеточки, снабженные
мерцательными жгутиками (такие подвижные клеточки свойственны и животным
и весьма многим водорослям); эти клеточки могут быть одинаковы или
разной величины; наконец, во многих растениях лишь одна из сливающихся
половых клеточек подвижна (мужская), другая же (женская) лишена
каких-либо органов движения. Как показывает ,особенно, конъюгация у
низших животных и растений, которую мы бесспорно должны считать за
простейший, наиболее примитивный акт О., между мужскими и женскими
оплодотворяющими и оплодотворяемыми половыми элементами не существует
никакого коренного специфического различия; если же у многоклеточных
животных и многих растений половые продукты представляют резкое различие
по своему виду, величине и строению, то различие это является лишь
результатом разделения труда между половыми клеточками: одни получили
форму элементов весьма подвижных (активно или пассивно), другие
отличаются обильным отложением запасных питательных веществ,
относительно велики и неподвижны. Первые и являются мужскими элементами,
вторые - женскими.
Оппозиция (от лат. Oppositio - противопоставление). - Слово О.
обозначает, вопервых, противодействие, борьбу против какой-либо
господствующей силы; вовторых, ту группу или группы людей, которые ведут
эту борьбу. Объектом О. могут быть господствующие в обществе
религиозные, философские, политические, литературные и всякие другие
идеи; нередко говорят также об О. в акционерных и др. обществах. Всего
чаще слово О. употребляется как термин государственного права. Во всяком
государстве существуют элементы, недовольные господствующим направлением
правительственной деятельности; эти элементы составляют О.
правительству. В государствах деспотических О. не допускается; всякое ее
проявление преследуется более или менее суровыми карами, и она
выражается лишь в скрытом недовольстве, в более или менее
систематическом, обыкновенно пассивном противодействии распоряжениям
правительства; иногда в бунтах. Явления этого рода иногда отказывают в
наименовании О., но его применяет к ним Гастон Буасье. в изв. книге:
"L'opposition sous les Cesars" (русск. перевод, СПб. 1896). В
современных конституционных государствах конституции отмежовывают О.
известную область, в пределах. которой она может действовать свободно,
даже под охраной государственных властей; ей предоставлено право
свободной критики правительственных мероприятий в печати, в
представительных собраниях, на народных митингах и т. д., но вместе с
тем всякое неисполнение требований закона, всякое противодействие
правительству, выходящее за указанные законом пределы, даже призыв или
подстрекательство к нему преследуются и подвергаются каре.
Легализированная таким образом О. приняла совершенно новые формы.
Центром ее деятельности являются теперь, во-первых, парламенты,
во-вторых - печать. Все члены парламента, противодействующие политике
министерства, являются О. в наичаще употребительном ныне смысле этого
слова; вся периодическая печать, более или менее враждебно критикующая
деятельность правительства, называется оппозиционною печатью. По
распространенному ныне в западноевропейских государствах убеждению,
такого рода О. в общем не только не вредна, но является необходимым
условием мирного, здорового прогресса, хотя конечно иногда может
тормозить самые благие начинания, дискредитировать наиболее
прогрессивные или благонамеренные правительства. Тем не менее в
большинстве случаев партии, стоящие у власти, крайне враждебно смотрят
на наличную О. и иногда даже нарушают конституцию, чтобы ослабить ее: в
новейшей истории Европы нередки судебные и административные
преследования органов печати или политических оппозиционных деятелей по
совершенно недостаточным (с точки зрения существующего закона) и не
всегда даже фактически верным основаниям (громкие процессы такого рода:
гр. Арнима в Германии, ген. Буланже во Франции, Омдадины в Австрии и т.
д.). К этой же категории явлений можно отнести некоторые случаи отмены
Habeas Corpus Act'a в Ирландии. Вообще положение О. весьма разнообразно
в различных государствах: в одних (Германия) она только терпится, и то
неохотно; в других к ней относятся с большим уважением (Франция);
наконец, в Англии, и только в ней одной, О. сделалась необходимым
институтом госуд. права. Там она призвана к постоянному участию в делах
управления: посредством запросов правительству, участие в обсуждении
ответного адреса на тронную речь и т. п. она дает правительству
возможность действовать в пределах закона, и правительство было бы
поставлено в весьма неудобное положение, если бы на выборах в палату
общин прошли исключительно его сторонники и оно осталось бы в палате без
О. Поэтому в Англии говорят не только о "правительстве Ее Величества",
но, с тем же основанием, и об "О. Ее Величества" (термин этот редко
употребляется в других странах; в Германии социал-демократы иногда
насмешливо говорят о "всеподданнейшей О. его величества", желая
обозначить этим умеренный характер оппозиции свободомыслящих). В
частности положение и характер О. значительно различаются в зависимости
от того, является ли государственный строй представительным или
парламентарным. В государствах представительных (напр. в Германии) О. не
надеется сделаться правительством; вследствие этого ее деятельность
приобретает характер более принципиальный, более радикальный, но вместе
с тем более отвлеченный и менее практический. Напротив того, в
государствах парламентарных (наиболее типическим образцом которых
является Англия), О. имеет право выражать недоверие министерству; если
на ее стороне окажется большинство, министерство обязано выходить в
отставку, и глава государства (король или президент республики)
обращается к признанному вождю О. с предложением сформировать новое;
таким образом вчерашняя О. становится правительством, вчерашнее
правительство делается О., или; как обыкновенно говорят, переходит в О.
Естественно, что в таких государствах борьба между правительством и О.
принимает более практический, деловой, иногда мелочной характер. О.
пользуется всяким поводом, чтобы свергнуть правительство - но вместе с
тем, опасаясь ответственности, которая на нее ляжет, когда она сделается
правительством, она обыкновенно опасается давать слишком большие
обещания. В одних государствах О. состоит обыкновенно из одной, двух или
вообще весьма немногих партий; так, в Англии в течение почти всего XIX
в. выдающееся значение имели две партии - консервативная и либеральная,
поочередно бывавшие О.; только в последние два десятилетия рядом с ними
стала играть крупную роль ирландская партия, обыкновенно являющаяся, О.
всем, как либеральным, так и консервативным правительствам. Напротив
того, во Франции и в Германии О. состоит из разнообразных, даже
диаметрально противоположных по воззрениям партий; при этом во Франции,
как в стране парламентарной, эти партии заключают между собой коалиции
для низвержения правительства, что в Германии оказывается невозможным. В
О. чаще всего бывают партии либеральные, радикальные и социалистические,
но нередко также партии консервативные и реакционные; так, во Франции
монархисты находятся в О. наряду с радикалами и социалистами. - О.
существует не только в парламентах, но и в думах, графских советах,
провинциальных сеймах и других органах местного самоуправления.
Оппортунисты (от лaт. opportunitas - удобство) - политическая партия
во Франции, возникшая в конце 1870-х гг. Ее основателем считается
Гамбетта. Сам Гамбетта называл свою политику политикой результатов.
"Чтобы удержаться у власти, говорил он в Марсели 7 января 1878 г.,
республиканская партия должна сделаться партией министерской. Год власти
плодотворнее, чем 10 лет самой героической оппозиции". Ради намеченной в
этих словах цели Гамбетта отказался от своей прежней радикальной
программы, сохранив из нее лишь один существенный пункт - выборы по
спискам (scrutin de liste), от которого его последователи впоследствии
отказались, когда эта система выборов оказалась удобной для их врага,
ген. Буланже. Враги Гамбетты из крайнего левого лагеря называли его
политику оппортунистской, т. е. политикой приспособления к
обстоятельствам. Постепенно эту кличку стали усваивать и те, к кому она
прилагалась: в 1890 г. один из видных представителей О. партии, Жозеф
Рейнах, назвал сборник своих статей: "Polilique opportuniste" (П.,
1890), в предисловии, что он не считает нужным более отказываться от
имени О., хотя ни Гамбетта, ни ближайшие его последователи не
употребляли этого выражения. После Гамбетты оппортунистская партия все
более и более склонялась направо, привлекая к себе элементы из лагеря
консервативных республиканцев, а потом даже из присоединившихся
монархистов. Ее программа все более и более теряла прогрессивный
характер и обращалась в программу консервативно-буржуазную. О.
протестовали против пересмотра конституции в демократическом духе,
против отделения церкви от государства, против подоходного налога,
против фабричного законодательства; они были сторонниками колониальной
политики, протекционизма; во время стачек оппортунистские министерства
всегда были на стороне фабрикантов. Окончательный толчок направо дало О.
радикальное министерство Буржуа (1895-1896), сплотившее все радикальные
элементы и заставившее сплотиться элементы умеренные и консервативные;
впрочем, как раз с этого времени название "оппортунизм" понемногу
выходит из употребления. Со времени министерства Гамбетты (1881) власть,
с короткими перерывами (министерства Флоке и Буржуа), постоянно была в
руках О. разных оттенков; к ним принадлежали президенты республики
Карно, Перье и Фор. Наиболее видные представители О. после Гамбетты - Ж.
Ферри, Вальдек Руссо, Бюрдо.
Опричнина. - Этим именем назывался; во-первых, отряд телохранителей,
на подобие турецких янычар, набранный Иоанном Грозным из бояр, детей
боярских, дворян и др.; во-вторых - часть государства, с особым
управлением, выделенная для содержания царского двора и опричников.
Эпохой О. называется время приблизительно от 1565 г. до смерти Иоанна
Грозного. Когда, в начале февраля 1565 г., Иоанн воротился в Москву из
Александровской слободы, он объявил, что вновь принимает на себя
правление, с тем, чтобы ему вольно было казнить изменников, налагать на
них опалу, лишать имущества без докуки и печалований со стороны
духовенства и учредить в государстве О. Это слово употреблялось сначала
в смысле особого имущества или владения; теперь же оно получило иное
значение. В О. царь отделил часть бояр, служилых и приказных людей и
вообще весь свой "обиход" сделал особым: во дворцах Сытном, Кормовом и
Хлебенном был назначен особый штат ключников, поваров, псарей и т. п.;
были набраны особые отряды стрельцов. На содержание О. были назначены
особые города (около 20), с волостями. В самой Москве некоторые улицы
(Чертольская, Арбат, Сивцев Вражек, часть Никитской и пр.) были отданы в
распоряжение О.; прежние жители были переселены на другие улицы. В О.
было набрано также до 1000 князей, дворян, детей боярских, как
московских, так и городских. Им были розданы поместья в волостях,
назначенных на содержание О.; прежние помещики и вотчинники были
переведены из тех волостей в другие. Все остальное государство должно
было составлять "земщину": царь поручил его земским боярам, т. е.
собственно боярской думе, и во главе управления им поставил князя Ив.
Дм. Бельского и кн. Ив. Фед. Мстиславского. Все дела должны были
решаться по старине, при чем с большими делами следовало обращаться к
боярам, если же случатся дела ратные или важнейшие земские - то к
государю. За подъем свой, т. е. за поездку в Александровскую слободу,
царь взыскал с Земского Приказа 100 тыс. рублей. После учреждения О.
начались казни; многие бояре и дети боярские были заподозрены в измене и
сосланы в разные города. Имущество казненных и сосланных отбиралось на
государя и раздавалось опричникам, число которых скоро возросло до 6000.
Набирались О. из молодых дворян и детей боярских, отличавшихся удалью;
они должны были отрекаться от всего и всех, от семьи, отца, матери, и
клясться, что они будут знать-служить только государю и беспрекословно
исполнять только его приказания, обо всем ему доносить и с людьми
земскими не иметь сношений. Внешним отличием опричников служили собачья
голова и метла, прикрепленные к седлу, в знак того, что они грызут и
метут изменников царю. На все поступки опричников царь смотрел сквозь
пальцы; при столкновении с земским человеком опричник всегда выходил
правым. Опричники скоро сделались бичом и предметом ненависти для
народа, царь же верил в их верность и преданность, и они действительно
беспрекословно исполняли его волю; все кровавые деяния второй половины
царствования Грозного совершены при непременном и непосредственном
участии опричников. Скоро царь с опричниками уехал в Александровскую
слободу, из которой сделал укрепленный город. Сам он завел нечто в роде
монастыря, набрал из опричников 300 чел. братии, себя назвал игуменом,
кн. Вяземскаго - келарем, Малюту Скуратова - параклисиархом, вместе с
ним ходил на колокольню звонить, ревностно посещал службы, молился и
вместе с тем пировал, развлекал себя пытками и казнями; делал наезды на
Москву; где казни иногда принимали ужасающий характер, тем более, что ни
в ком царь не встречал противодействия: митрополит Афанасий был слишком
слаб для этого и, пробыв два года на кафедре; удалился на покой, а
преемник его Филипп,. смело говоривший правду парю, скоро был лишен сана
и жизни. Род Колычевых, к которому принадлежал Филипп, подвергся
преследованию; некоторые из его членов были казнены по приказу Иоанна. В
это же время погиб и двоюродный брат царя Владимир Андреевич. В декабре
1570 г., подозревая новгородцев в измене, Иоанн, в сопровождении дружины
опричников, стрельцов и других ратных людей, выступил против Новгорода,
грабя и опустошая все на пути. Сначала была опустошена Тверская область;
опричники брали у жителей все, что можно было унести с собой, и
уничтожали остальное. За Тверью подверглись опустошению Торжок, Вышний
Волочек и другие города и села, лежащие на пути, при чем опричники без
милосердия избивали бывших там крымских и ливонских пленников. В начале
января русские войска подошли к Новгороду и опричники начали свою
расправу с жителями: людей забивали до смерти палками, бросали в Волхов,
ставили на правеж, чтобы принудить их к отдаче всего своего имущества,
жарили в раскаленной муке. Пять недель продолжалось избиение, тысячи
народу погибли. Новгородский летописец рассказывает, что были дни, когда
число убитых достигало до полутора тысяч; дни, в которые избивалось 500
- 600 чел., считались счастливыми. Шестую неделю царь провел в разъездах
с опричниками для грабежа имущества; были разграблены монастыри, сожжены
скирды хлеба, избит скот. Военные отряды посылались даже в глубину
страны, верст за 200-300 от Новгорода, и там производили подобное же
опустошение. Из Новгорода Грозный отправился к Пскову и готовил ему ту
же участь, но ограничился казнью нескольких псковичей и грабежом их
имущества и возвратился в Москву, где снова начались розыски и казни:
искали сообщников новгородской измены. Были обвинены даже любимцы царя,
опричники Басмановы отец с сыном, князь Афанасий Вяземский, печатник
Висковатый, казначей Фуников и др. Вместе с ними в конце июля 1570 г.
было казнено в Москве до 200 человек: думный дьяк читал имена
осужденных, палачи-опричники кололи, рубили, вешали, обливали осужденных
кипятком. Сам царь принимал участие в казнях, а толпы опричников стояли
кругом и приветствовали казни криками "гойда, гойда". Преследованию
подвергались жены, дети казненных, даже их домочадцы; имение их
отбиралось на государя. Казни не раз возобновлялись и впоследствии
погибли: князь Петр Серебряный, думный дьяк Захарий Очин-Плещеев, Иван
Воронцов и др., причем царь придумывал особые способы мучений:
раскаленные сковороды, печи, клещи, тонкие веревки, перетирающие тело, и
т. п. Боярина КозариноваГолохватова, принявшего схиму, чтобы избежать
казни, он велел взорвать на бочке пороха, на том основании, что схимники
- ангелы, а потому должны лететь на небо. В 1575 г. Иоанн поставил во
главе земщины крещенного татарского царевича Симеона Бекбулатовича,
бывшего раньше касимовским царевичем, венчал его царским венцом, сам
ездил к нему на поклон, величал его "великим князем всея Руси", а себя -
государем князем московским". От имени великого князя Симеона всея Руси
писались некоторые грамоты, впрочем не важные по содержанию. Симеон
оставался во главе земщины не более двух лет: затем Иоан дал ему в удел
Тверь и Торжок. Разделение на О. и земщину не было, однако, отменено; О.
существовала до смерти Грозного (1584), но самое слово вышло из
употребления и стало заменяться словом двор, а опричник - словом
дворовый, вместо "города и воеводы опричные и земские" говорил и "города
и воеводы дворовые и земские". Соловьев старается осмыслить учреждение
О., говоря: "О. была учреждена потому, что царь заподозрил вельмож в
неприязни к себе и хотел иметь при себе людей вполне преданных ему.
Напуганный отъездом Курбского и протестом, который тот подал от имени
всех своих собратий, Иоанн заподозрил всех бояр своих и схватился за
средство, которое освобождало его от них, освобождало от необходимости
постоянного, ежедневного общения с ними". Мнение С. М. Соловьева
разделяет К. Н. Бестужев-Рюмин. В. О. Ключевский также находит, что О.
явилась результатом борьбы царя с боярством, борьбы, которая "имела не
политическое, а династическое происхождение"; ни та, ни другая сторона
не знала, как ужиться одной с другой и как обойтись друг без друга. Они
попытались разделиться, жить рядом, но не вместе. Попыткой устроить
такое политич. сожительство и было разделение государства на О. и
земщину. Е. А. Белов, являясь в своей монографии: "Об историческом
значении русского боярства до конца XVII в." апологетом Грозного,
находит в О. глубокий государственный смысл. Карамзин, Костоларов, Д. И.
Иловайский в учреждении О. не только не видят политического смысла, по
приписывают его проявлению тех болезненных и вместе с тем жестоких
чудачеств, которыми полна вторая половина царствования Грозного. См.
Стромилов, "Александровская слобода", в "Чтениях Москв. Общ. Истории и
Древн." (1883, кн. II). Главным источником для истории учреждения О.
является донесение пленных литовцев Таубе и Крузе курляндскому герцогу
Кетлеру, напечатанное у Эверса в "Sammlung Russisch. Geschichte" (X, 1,
187-241); См. также "Сказания" кн. Курбского, Александровскую летопись,
"Полное Собрание Рос. Летописей" (III и IV). Оптика. 1 Содержание этой
науки. - О. представляет собой отдел физики, в котором рассматриваются
световые явления; подразделяется на следующие части: а) геометрическая
О., b) физическая О. и с) физиологическая О. Основание геометрической О.
составляют опытом найденные законы прямолинейного распространения,
отражения и преломления света, а также закон квадратов расстояний и
понятие о луче; ни критика тех опытов, на основании которых заключили о
существовании этих законов, ни рассмотрение тех возможных и вероятных
физических причин, из которых эти законы являются простым
математическим, т. е. логическим следствием, в область геометрической О.
не входят. Геометрическая О. ставит своей задачей математическое
исследование хода световых лучей при различных условиях; эти
исследования могут иметь целью: или найти путь лучей, когда заданы
свойства и форма тех прозрачных средин, по которым лучи должны
проходить; или обратно - разыскать свойства (оптические) и форму
прозрачных средин, при которых пути лучей удовлетворяли бы некоторым
заранее поставленным требованиям; при всех этих вопросах законы движения
по различным средам и законы перехода из одной в другую предполагаются
известными. Главное и единственное средство, при помощи которого
геометрическая О. получает свои результаты, есть чистая математика.
Физическая О. занимается разысканием условий, необходимых для того,
чтобы те или другие световые явления совершались, а также законов.
связывающих количественную сторону совершающихся световых явлений с
количественной стороной других физических явлений, которые являются или
причиной рассматриваемых световых явлений, или сопровождают их, или суть
непосредственные следствия их. Не ограничиваясь только разысканием
вышеуказанных условий и связей - физическая О. старается и объяснить их,
делая различные гипотезы о сущности световых явлений; исходя из этих
гипотез, выраженных математически, стараются показать необходимость тех,
уже из опыта известных, законов, которым световые явления подчиняются.
также стараются получить указание на существование новых оптических
явлений, на законы, по которым они должны совершаться, и на ту опытную
обстановку, при которой они могут быть наблюдаемы. Получив такие
указания, стараются подтвердить предсказанное опытом. Следовательно,
гипотезы и развивающиеся из них теории служат не только для
систематизации громадного опытного материала, относящегося к световым
явлениям, но и служат указателями того в каком направлении и при какой
обстановке нужно работать далее; благодаря таким теоретическим
наведениям и указаниям найдены такие поразительные явления, как
коническое лучепреломление, некоторые особые случаи дифракции, явления
Герца и др. Главным средством физической О. служит опыт, математика и
механика, при чем решающая роль принадлежит опыту. Физиологическая О.
занимается исследованием ощущений, вызываемых в наблюдателе светом,
попадающим на сетчатку глаза.
II. Исторический очерк развития О. Выше указанное разделение О.
образовалось только с накоплением достаточного опытного и теоретического
материала; постепенный рост этого материала в общих чертах следующий: за
300 лет до P. Хр. Евклид устанавливает факт прямолинейного
распространения света и законы отражения, чем и кладет основание
геометрической О., но рассмотрение отражения света от зеркал плоских и
сферических сделано только в 1 в. по Р. Хр. Птоломеем в его трактате об
О.; в этом же веке (50 лет по Р. Хр.). Клеомед устанавливает качественно
законы преломления, т. е., что при переходе луча из среды менее плотной
в среду более плотную он приближается к перпендикуляру, и наоборот;
Птолемей пытался найти количественную связь между углами падения и
преломления, но это ему не удалось: его измерения привели к неверному
заключению, именно - углы преломления пропорциональны углам падения.
Около 1000 лет по P. Хр. Алхацен показывает, что от каждой точки
светящегося предмета идут лучи к глазу, высказывает мнение, что свет не
может распространяться мгновенно, рассматривает отражение от
цилиндрических и конических зеркал и, исследуя преломление света,
находит неверность закона Птолемея, но точного закона ему найти не
удается; разбирая преломление при прохождении лучей через прозрачный шар
показывает, что солнечная теплота и лучи собираются в некотором
расстоянии от шара. В XIII в. по Р. Хр. Роджер Бакон, рассматривая
преломление через сферические поверхности, указывает, что, благодаря
преломлению, кажущиеся размеры предметов могут быть увеличены, так что,
следовательно, возможно"... читать мельчайшие буквы с огромных
расстояний...", но опытом этого не подтверждает; кроме этого Бакон
разбирает параболические зеркала и показывает существование сферической
аберрации в сферических зеркалах; в этом же веке изобретены очки, но имя
изобретателя неизвестно. В XVI в. Мавродик открывает сферическую
аберрацию в чечевицах, объясняет действие очков и изображения через
малые отверстия, Делла Порта изобретает камеру-обскуру; к концу XVI и
началу XVII вв. почва для изобретения микроскопа и зрительной трубы
оказывается вполне подготовленной, так что оба эти громадной важности
прибора изобретаются, но имена первых устроителей этих приборов с
достоверностью нам неизвестны. XVII век особенно богат прекрасными
оптическими открытиями: Кеплер находит и объясняет полное внутреннее
отражение, разбирает ход лучей в стеклах и трубах, дает планы новых
зрительных труб, при чем истинный закон преломления ему неизвестен; он
пытался его найти, но не удачно, поэтому при всех своих оптических
работах пользуется законом приближенным; истинный закон преломления был
найден Снеллем (1626), но опубликован только (самостоятельно) Декартом;
Кирхер описывает явления фосфоресценции и флуоресценции; Кавальери,
приняв показатель преломления равным 3/2, дает выражения для фокусных
расстояний чечевиц; Марци предлагает получить спектр на экране в темной
комнате и утверждает, что раз преломленный луч сохраняет при последующих
преломлениях один и тот же цвет (но опытов не делает); Гримальди
открывает явление дифракции света и высказывает идею о волнообразной
теории; Гук тоже намечает теорию волнения и даже высказывает мысль, что
колебания должны быть поперечные относительно направления
распространения их; кроме того Гук занимается исследованием цветов
тонких пластинок, применяет зрительную трубу для измерения углов; Ремер
из наблюдений над затмениями спутников Юпитера открывает и определяет
скорость света: Смит, Джюрин, Бюффон разрабатывают физиологическую О.;
Гюйгенс исследует законы двойного преломления в исландском шпате, дает
способ построения хода преломленных лучей, поддерживает теорию волнения
и на основании ее объясняет большинство оптических явлений, но
совершенно забывает мысль Гука о поперечности колебаний и считает их
продольными, и, наконец, Ньютон открывает цветное светорассеяние,
исследует цвета тонких пластинок, разрабатывает явления дифракции,
устраивает первый зеркальный телескоп, развивает теорию истечения и
благодаря своей гениальности так удачно и хорошо приспособляет эту
теорию ко всем известным тогда оптическим явлениям, что все его ученики
становятся на его точку зрения и в начале игнорируют, а потом и совсем
забывают идеи Гука и Гюйгенса о воднообразной теории света, вследствие
чего теория истечения остается господствующей и всеми принятой до 1800
г. В 1800 г. Юнг вновь выдвигает забытую теорию волнения и в 1801 - 1802
гг. окончательно становится на ее сторону; он устанавливает принцип и
факт интерференции света, ею объясняет цвета тонких пластинок, вычисляет
длины световых волн, но нападки противников, накопление новых фактов,
которые не могли быть объяснены из-за непринятия поперечности колебаний,
заставили Юнга почти потерять веру в правильность его идей. В это время
открытия быстро следовали одно за другим: Мадюс (1808) открывает
поляризацию света отражением, в 1810 г. показывает, что двойное
преломление сопровождается поляризацией обоих преломленных световых
пучков, одновременно с Био в 1811 г. открывает поляризацию простым
преломлением; в том же году Арого открывает хроматическую поляризацию,
которая дальше разрабатывается Брюстером; в тоже время Биo очень
остроумно приспособляет теорию истечения к этим явлениям; что же
касается Юнга - то он не может выяснить роли поляризации во всех этих
явлениях и только высказывает мысль, что все они могут быть объяснены
интерференцией света; теория истечения снова начинает брать верх, но уже
ненадолго. В 1818 г. Френель представляет парижской академии наук свой
знаменитый мемуар о дифракции света, соединяет принцип элементарных волн
с принципом интерференции, выясняет прямолинейное распространение света,
приводит новые случаи интерференции, совместно с Арого устанавливает
законы интерференции поляризованных лучей, на основании которых приходит
к заключению о поперечности колебаний, но такое заключение
представляется ему в таком противоречии с представлениями о природе
колебаний упругих жидкостей, что он не решается принять это заключение,
так что Юнг, познакомившись с работами Арого и Френеля, опубликовывает
гипотезу поперечности раньше самого автора. Многим математикам эта
гипотеза кажется чудовищною, нелепою, но в мемуаре о поляризации света
(1821) и о двойном лучепреломлении Френель показывает, с какой легкостью
из этой гипотезы вытекают объяснения всех в то время известных явлений
поляризации, далее дает теорию двойного преломления, вводит гипотезу об
эллиптической поляризации и всем этим заставляет большинство физиков
принять его сторону; когда же в 1832 г. Гамильтон теоретически, на
основании формул Френеля, предсказал существование конического
лучепреломления а Ллойд подтвердил предсказанное опытом, и затем в
1850-х годах Физо и за ним Фуко определили скорость света в воздухе и в
воде и нашли ее согласной с теорией волнения и противоречащей теории
истечения, тогда первая была окончательно принята всеми. При детальной
разработке теории волнения пришлось убедиться, что хотя громадное
большинство оптических явлений хорошо объясняется этой теорией, но для
объяснения многих явлений приходится делать различные допущения
относительно свойств эфира и его связи с телами; благодаря таким
допущениям явились, так сказать, варианты и дальнейшие развития
Френелевской теории (теории Грина, Неймана, Мак-Куллага, Коши,
Бусинеска, Гельмгольца и др.) и, наконец, в конце 1860-х и начале 1870-х
годов явилась новая, так называемая электромагнитная, теория света,
данная английским ученым Максвелем. Эта теория до конца 1880-х годов (до
опытов Герца над распространением электромагнитных колебаний) не
пользовалась успехом, но после названных опытов начала обращать на себя
внимание и в настоящее время начинает приниматься большинством.
Параллельно с разработкой теоретических вопросов О. в нашем веке
совершается ряд блестящих открытий в экспериментальной части. Волластон
открывает, Фрауэнгофер (1814-1815) в подробности изучает темные линии в
солнечном спектре и (1821 - 1822) получает спектр от дифракционных
решеток. Гершель (1822-29) исследует спектры некоторых тел, за ним
Тальбот указывает на возможность оптического анализа; но ни тот, ни
другой не устанавливают факта зависимости определенных линий в спектре
от присутствия соответственного элемента в пламени. Hиeпсь и Дагерр
(1829 - 85) кладут начало фотографии, Кирхгоф и Бунзен (1859) создают
спектральный анализ. Установка соотношения между спектрами поглощения и
испускания влечет за собою множество новых работ: открываются
спектральным анализом новые тела (цезий, рубидий, талий), им же
пользуются для изучения строения небесных светил и, пользуясь принципом
Доплера, применяют спектральный анализ к открытию движения небесных
светил. Ле-Ру (1862), Христианзен (1870) открывают аномальное
светорассеяние, Кундт его обстоятельно исследует и, наконец, начиная с
1888 г., благодаря исследованиям Герца, появляется громадное количество
работ, имеющих целью показать, что все известные нам оптические явления
могут быть повторены с лучами электромагнитными, Опыт поразительно
подтверждает как предсказанную Максвелем аналогию лучей обоего рода, так
и некоторые явления, вытекающие как следствие из электромагнитной
теории, заставляя этим поставить эту теорию света. на первое место.
Помощь, оказанная различными оптическими открытиями другим наукам,
громадна: зрительная труба позволила астрономии открыть множество
невидимых невооруженному глазу светил, точно координировать их положение
и определять координаты места наблюдателя. на земной поверхности;
микроскоп ввел биологию в новый мир микроорганизмов, невооруженному
глазу недоступный; спектральный анализ дал возможность судить о строении
небесных светил, о движении их в том случае, если их расстояние от
наблюдателя настолько велико, что наблюдаемое положение светила на
небесном своде кажется постоянным, о присутствии в пламени или
электрической искре тех или иных тел в таких малых количествах,
определение которых химическому анализу недоступно; сахариметры дали
возможность быстро определять количество сахара в растворах и, наконец,
фотография (успехи которой зависели также и от химических изысканий)
дает способ закрепить все, что видимо в трубу, в микроскоп, в
спектроскоп или невооруженным глазом на пластинке и сохранить этот
беспристрастный документ на неопределенно долгое время.
Оптимизм (от лат. optimas - наилучший) - воззрение, по которому
существующий есть лучший из возможных и все в нем совершающее ведет к
добру. Принципиально О. требуется учением о Боге, как Всеблагом,
Премудром и Всемогущем Творце и Промыслителе мира. Доказать О. с этой
точки зрения составляет особую задачу оправдания Божества или Теодеции:
самый значительный образчик такого исследования дан в известном
сочинении Лейбница. Главная трудность задачи состоит в фактическом
существовании зла и страдания в мире, что дает видимую основу для
противоположного О. Сама возможность оценки мира в смысле добра и зла
предполагает утверждение за человеческой личностью и ее сознанием
принципиального значения в жизни вселенной, - признание, что мир имеет
цель, и что эта цель человек. Поэтому в воззрениях натуралистических, не
придающих такого значения человеку, и тем более в воззрениях, отрицающих
в мире всякую целесообразность (механический материализм), спор между О.
и пессимизмом не имеет никакого смысла. О. может опираться на признание
постоянного прогрессивного характера мировой жизни; но само понятие
прогресса нуждается в дальнейшем философском оправдании , которое с
известных точек зрения, напр. механической, не может быть проведено до
конца . От О., как общей теории, следует различать О. как господствующее
личное настроение ( в зависимости от свойств темперамента), побуждающее
человека видеть во всем хорошую сторону и не унывать в несчастии.
Теоретический и житейский О. далеко не всегда совпадают между собой.
Оптина пустынь - Введенская-Макариева мужская заштатная (с 1764 г.)
Калужской губ., Козельского у. По преданию, основана еще в XIV в. бывшим
предводителем шайки разбойников, Оптою (в иночестве Макарий). До 1499 г.
в пустыни жили совместно иноки и инокини; в 1724 г. иноки переведены в
Белевский-Спасский м-р; спустя два года пустынь восстановлена; при ней
Иоанна Предтечи скит. Особенно чтимы иконы Усекновения главы Иоанна
Предтечи и Казанской Божьей Матери.
Опунция (Opuntia L.). - родовое название растений из семейства
кактусов; всего известно около 150 видов этого рода, растущих
преимущественно в Мексике, Перу и Чили, в Соединенных Штатах (до 50° с.
ш.), а также в Южной Америке. Некоторые виды встречаются в одичавшем
состоянии на Канарских островах на юге Европы, в Африке и в Азии. О. -
характерное растение: стебли его состоят из мясистых, сплющенных, более
или менее овальных, листовидных члеников; иногда развиты мощные,
цилиндрические стволы и на них сплющенные пластинчатые членистые ветки в
виде листьев; настоящих листьев обыкновенно не бывает; они появляются
только на очень молодых побегах, в виде цилиндрических или
призматических палочек; живут они очень короткое время и скоро
сваливаются. Вместо листьев на стеблях появляются крупные и мелкие иглы,
располагающиеся обыкновенно пучками. Цветки появляются по одиночке или
пучками из центра пучка игол по краю или на верхушке члеников; они
правильные, тарелчатые или более ворончатые; лепестки свободные или
только слегка склеенные, многочисленные, наружные из них чашечковидные,
иногда мясистые и острые, внутренние - покрашенные. Тычинки короче
венчика; они прикрепляются к вогнутому в виде чаши цветоложу. Завязь
булововидная, яйцевидная, коническая или цилиндрическая, снаружи
покрытая чешуйками, в пазухе чешуек находятся пучки игол. Плод -
коническая или шарообразная ягода, со многими или несколькими семенами.
Ягода многих видов съедобна и обладает способностью окрашивать мочу в
кроваво-красный цвет. Самый обыкновенный вид О. - Opuntia vulgaris
Mill., вывезенный из Америки и теперь одичавший по всему югу Европы и на
севере Африки. Плоды этого вида употребляются в пищу туземцами, под
именем "индийской фиги". Карликовая разновидность другого вида, О. Ficus
indica Mill. var. nana, встречается в одичавшем состоянии в южной
Швейцарии и в Тироле. В Америке в южной Испании, в Сицилии и в Алжире
возделывается особый вид О., так назыв. кошенильный кактус (O.
coccinellifera Mill.), отличающейся своими красными цветками и длинными
тычинками; возделывается он из-за травяной вши, так наз. кошенили,
живущей на его стеблях. Ради этой же цели возделывается другой вид, O.
Тuna. Впрочем, за последнее время этот промысел стал падать. В
оранжереях и комнатах разводят как декоративные растения и другие виды
О. Размножаются они легко черенками; требуют песчаной почвы и малой
поливки.
Опухоли (Tumores, Neoplasmata, Pseudoplasmata) - являются одной из
форм патологических, ненормальных новообразований. Новообразованием наз.
как процесс образования новых тканевых элементов, так равно и продукт
подобных процессов, а потому оно может быть как физиологическим. в
пределах нормы, так и патологическим процессом, т. е. обнаруживать
порочность в смысле повышенного созидания организованной материи.
Примером нормального новообразования служит так наз. "регенерация". Что
же касается патологического новообразования, то оно основано на
размножении клеток при ненормальных условиях. Морфологический признак
такого рода прогрессивных процессов двоякий: клетка и ее производные
(волокна и пр.) или просто увеличиваются в объеме - гипертрофия, или же
клетка размножается и делится - гиперплазия. Все гипертрофические
процессы, с точки зрения этиологии и клинического течения, могут быть
двояки: или они являются реакцией живых тканей на какое либо внешнее
вредное или разрушающее воздействие, а потому обнаруживаются настолько,
насколько это необходимо для пополнения вызванных потерь (возрождение
тканей), или гипертрофические процессы, возникающие под влиянием каких -
либо внутренних причин, характеризуются отсутствием физиологической
законченности и целесообразности и не только не полезны организму, но
вредят ему - О., уродства и т. п. Увеличение числа клеток происходит по
типу физиологического деления их. Прежде предполагали, что клетки
образуются из бесформенной бластемы, но уже Вирхов установил знаменитый
закон "omnis cellula е cellula". Но так как в настоящее время главным
центром деятельности при делении клетки признано ядро. то еще точнее
утверждать: "omnis
- nucleus e nucleo". В настоящее время признано беcспорным положение,
что всюду, где имеет место действительное новообразование тканей,
существует кариомитотический тип клеточного деления. Сходство процесса
размножения при патологических условиях с физиологическими
обнаруживается также в том, что производные клетки всегда соответствуют
типу производящих клеток. В различные периоды жизни стремление клеток к
росту и размножению обнаруживается не в одинаковой степени. Можно
различать 4 главнейших периода: время наивысшей энергии новообразования,
совпадающее с эмбриональным развитием, 2) период роста, соответствующий
юношескому состоянию клетки, когда в новообразовании накопляется
избыток, сравнительно с расходом, идущий на дальнейшее развитие; 3)
период, следующий за окончанием прогрессивного развития тела после
родов, в течение которого новообразование уравновешивается потреблением;
и 4) период обратного развития. В первые 3 периода энергия размножения
клеток зависит от их внутренних свойств. Всего энергичнее в этом
отношении эпителиальные ткани (пример - быстрое восстановление
надкожницы), всего слабее - ткань мышечная и особенно ткань нервных
узлов. На проявление энергии оказывает влияние и приток питательных
материалов. Кроме того нужно признать существование особых клеточных
раздражений, вызывающих их наклонность к дальнейшим образовательным
(формативным) процессам. Все эти особенности обнаруживаются и по
отношению к О. Под О. подразумевается нарост (neoplasma, pseudoplasma),
вследствие прогрессивного расстройства питания, увеличенной продуктивной
деятельности тканевых элементов; по своему же наружному виду, равно как
по характеру роста, она всегда отличается атипическим развитием (в
отличие от гипертрофии и гиперплазии), хотя в ней никогда не встречаются
элементы, чуждые организму. Анатомически О. выражается появлением
наростов на поверхности органов или гнезд внутри них, более или менее
резко отграниченных и отличающихся от нормальных, окружающих их частей.
"Эта обособленность и некоторая самостоятельность О. отличают их от
других новообразований", хотя О. иногда обнаруживается в виде язвы,
дефекта ткани. О. представляют чрезвычайное разнообразие по своему
гистологическому строению, анатомическим формам и клиническому течению,
они могут появляться в самых разнообразных частях организма, как внутри,
так и в толще плотных органов, на поверхности их, на коже, на всех
слизистых и серозных оболочках. Развиваясь в глубине какого-либо органа,
она в начале не изменяет внешней формы его и открывается только при
разрезе, причем представляется в виде гнезда круглого или неправильного
очертания, отличающегося от окружающей ткани органа своим цветом,
плотностью, неодинаковостью уровня с поверхностью разреза самого органа.
Развиваясь дальше, О. своим эксцентрическим давлением увеличивает объем
органа, изменяет его форму и, наконец, выпячивается над поверхностью.
Появляясь в периферических частях органов или поверхностных слоях
оболочек, О. выдается в полость, канал или на поверхности тела.
Поверхностно растущая О. может представляться в виде более или менее
развитого утолщения кожи или слизистой оболочки, одиночного или
нескольких, слившихся вместе бугров, бугорка или милиорного узелка. При
дальнейшем росте О. может отделяться от окружающей ткани, оставаясь с
ней в соединении посредством ножки или стебелька - грибовидный нарост;
если ножка очень тонка, получается полип. Иногда О. дают многочисленные
отпрыски, подобные сосочкам кожи или ворсинкам кишек - получается
сосочковое новообразование или ворсистая 0. - папиллома. Если О.
подвергается распадению, то образуется часто язва, идущая более или
менее далеко в глубь в виде кратера, получается так называемая
разъедающая язва - Ulcus rodens, с плотными, бугристыми краями. Величина
О., начинаясь микроскопическим узелком, может дойти до небольшого
просяного зерна или горошины, другие же достигают иногда 100 и более фн.
О. с бедной сосудистой системой имеют малые размеры; новообразования,
которые построены по типу нормальных тканей и богаты сосудами, могут
принять громадные размеры. О. безвредные для организма могут принимать
более крупные размеры, между тем как опасные для него часто убивают
достигнув незначительной величины. Где О. встречает мало препятствий для
своего роста, как напр. в коже и подкожной клетчатке, в брюшной полости
(благодаря податливости передней стенки), там она принимает большие
размеры и т. д. Далее О. могут быть одиночные, множественные и сложные
(слившиеся между собою). При множественных О. каждая из них может
самостоятельно развиться или, напротив, от первоначальной образуются
вторичные узлы (метастазы - переносы), получается так наз.
генерализация. Плотность их также различна: от мягких, студенистых,
мозговидных до костной твердости. Бессосудистые или бедные сосудами О.
имеют белый, синеватый или желтоватый цвет; чем О. богаче сосудами, тем
более цвет их приближается к красному; состоящие из слизистой ткани
бесцветны и прозрачны, из жировой - желтого и т. д. Характер опухоли
определяется почти исключительно микроскопическим путем. Из внешних
признаков важны для оценки значения организма следующие признаки: место
развития, рост, отношение ее к окружающим тканям, плотность,
изъязвление, вторичные узлы.
Строение. Прежде О. считались паразитическими образованиями, чуждыми
организму, но в настоящее время окончательно установлено, что О.
устроены исключительно из элементов, присущих организму в различные
периоды его развития, и по тем же законам и типам, по которым
развиваются нормальные ткани. Разница лишь в том, что в каком-либо месте
организма происходит или количественное увеличение массы ткани,
свойственной этому месту - гомология, гетерометрия, или развивается
ткань, не присущая данной местности - гетерология, гетеротопия и,
наконец, О. состоит из тканей, не свойственных данному возрасту
организма, а более раннему, даже - эмбриональному; это составит
гетерохронию. Сама О. может состоять из одной, вполне развитой
типической ткани, напр. жировой, костной - гистиоидные простые О.; из
нескольких простых тканей, расположенных без всякого взаимного отношения
- смешанные О.; из простой незрелой ткани, остановившейся на той или
другой ступени эмбрионального развития, напр. из эмбриональной
соединительной ткани - эмбриональные; из ткани, соответствующей по
строению и происхождению воспалительному новообразованию -
грануляционные; из нескольких с правильным взаимным расположением их на
подобие какого-либо простого органа, напр. железы - сложные или
органоидные О.; из многих тканей, так что в состав О. входят целые
системы и сложные органы (кости, ткань нервных центров, части кишечного
канала и пр.) - тератоидные О. или тератомы; наконец, из элементов,
свойственных нормальным тканям, но с неправильным расположением этих
элементов, не встречающихся в физиологическом состоянии - атипические О.
Кроме основной ткани, О. обладают еще стромой, состоящей большей частью
из волокнистой соединительной ткани, кровеносных сосудов, артерий, вен и
капилляров; лимфатических сосудов, иногда и нервов. В настоящее время
господствует взгляд, что О. происходят из эмбриональных элементов,
сохранившихся от ранних периодов зародышевой жизни среди тканей,
достигших полного развития. последующий рост совершается по общим
законам и типам развития нормальных тканей. Клеточки увеличиваются в
числе путем пролиферации и вырабатывают надлежащие промежуточные
вещества. Далее рост О. идет различно. При так назыв. центральном росте
О. растет сама из себя, на счет продолжающегося размножения составляющих
ее клеточных элементов; при периферическом росте - окружающие ткани тоже
принимают активное участие в развитии новообразования, при чем это
выражается весьма различно: все новообразования получают свой
питательный материал из окружающих частей, так как сосуды О. развиваются
из отпрысков сосудов окружающих тканей. Самые благоприятные условия для
роста О. представляет рыхлая соединительная ткань, так как она легко
оттесняется в сторону по мере увеличения их. Напротив, компактная
волокнистая и эластическая ткани представляют значительное препятствие
росту новообразований; сухожилия, апоневрозы долго противостоят им, не
подвергаясь почти никаким изменениям, а только механически отодвигаясь в
стороны растущей О. Тоже можно сказать и про хрящевую ткань. Меньше
препятствий представляет костная ткань, в которой появляются вдавления и
продыравления. Поперечно-полосатые мышцы и нервная ткань легко
подвергаются жировому перерождению. Всего больше противостоят артерии.
Течение и исходы. О. обыкновенно растет безостановочно, что является
существенным отличительным признаком их. Быстрота роста частью зависит
от свойств О., причем клеточковые образования низшей организации растут
быстрее О., построенных по типу стойких тканей. Иногда замечаются
перерывы роста. Достигший полного развития, О. иногда обнаруживает
процесс дегенерации, в основе которого лежит расстройство питания от
нарушения кровообращения в ней: чаще всего наблюдается жировое
перерождение, реже - творожистое, слизистое, коллоидное, стекловидное
или гиалиновое и даже амилоидное. Наконец, наблюдалось известковое
пропитывание или омеление их и ороговение. Результатами таких
регрессивных продлений могут быть: уменьшение объема О., как
равномерное, так и частное; остановка роста, изъязвление, воспаление,
омертвение и, наконец, переход одного вида новообразования в другой
(метаплазия), в пределах тканей, принадлежащих к одному общему типу. По
значению, для организма различаются О. доброкачественные и
злокачественные. Первые, от начала до конца своего существования,
представляют исключительно местное поражение, хотя, вследствие случайных
обстоятельств, и могут быть иногда причиной общих расстройств организма.
Злокачественное новообразование имеет характер местного заболевания
только в начале развития; в дальнейшем же течении оно становится
источником общего поражения, выражаясь ранее всего явлением заражения
ближайшей местности их - диссеминацией, т. е. в ближайшем соседстве с О.
появляются новые узелки вскоре достигающие более значительных размеров и
сливающиеся с первым узлом. В дальнейшем течении болезни появляются
новые, вторичные, узлы в различных, более и менее отдаленных органах и
тканях, так назыв. метастазы, т. е. переносы элементов О., способных к
дальнейшему размножению, занесению механическим путем по кровеносным и
лимфатическим сосудам. При наиболее злокачественных формах в последние
периоды болезни метастазы появляются в громадном количестве во всех
органах и тканях, за исключением бессосудистых; происходит так назыв.
генерализация процесса. Всякая О., состоящая из клеток, способных к
продуктивной деятельности, может сделаться источником общего заражения.
Если оно наступило - неизбежное следствие - общий упадок питания
организма, кахексия, выражающаяся в резко выраженном малокровии,
обеднении крови плотными составными частями (гидремия), общее исхудание
(исчезание жира) и атрофия разных органов, заканчивающаяся смертью.
Значение доброкачественных О. исключительно местное и обусловливается
чисто механическим влиянием их на окружающие ткани и органы. Развиваясь
на поверхностных частях тела, по направлению к периферии, они могут
достигнуть громадных размеров и причинять затруднения своей тяжестью,
препятствовать движение. Появляясь во внутренних органах, они могут
сдавливать или оттеснять прилежащие к ним органы, сосуды и т. п.
Злокачественные О., производя по существу такие же местные изменения,
отличаются более быстрым ростом; давая метастазы, они нарушают
нормальное питание многих тканей и органов.
Причины О. Некоторые О. появляются при определенных и ясных условиях;
так, напр., ретенционные мешетчатые образования от закупорки или
прижатия выводного отверстия какой-либо железы, которая вследствие того
растягивается накопляющимся в ней секретом в виде шарообразного мешка
или кисты; другие обусловливаются чисто механическим раздражением
(мозоли). О., устроенные по типу воспалительного образования, являются
или результатом местного раздражения, или же последствием заражения
(инфекционные гранулемы); третьи - представляют собой расстройства во
время утробной жизни (тератоидные О.). Что касается других О., а именно
гетерологических, то до сих пор не имеется верных, основанных на
бесспорных фактах и обнимающих все явления, объяснений.
Г. M. Г Опыт (в философском смысле) - означает как отдельные
состояния сознания, испытываемые или испытанные субъектом, так и
совокупность таких состояний у единичных людей и у всего человечества.
О. есть первичный источник наших знаний, дающий материал для всякого
другого познания. С различных точек зрения О. разделяется на прямой и
косвенный, внутренний и внешний, житейский и научный. Состояния,
переживаемые и пережитые самим данным субъектом, составляют его прямой
или непосредственный О.; достоверное свидетельство о чужих опытах есть
для него О. косвенный. Чьи бы то ни было знания об Америке суть во
всяком случае опытные (по происхождению своему), так как ни путем
чистого мышления, ни путем откровения свыше мы таких сведений не
получаем; но для небывавшего в Америке всякое эмпирическое знание о ней
очевидно, получается лишь косвенным образом, через усвоение чужих
опытов. С прогрессом личной и собирательной жизни О. обоего рода
возрастает неравномерно: косвенный несомненно перевешивает. Различие
между внешним и внутренним О. обусловлено участием или неучастием
органов чувств - зрительного, слухового и т. д. То, что нами
испытывается с ближайшею помощью этих органов, называется внешним О., а
то, в чем они не действуют определяющим образом (каковы душевные
волнения, решения воли, размышления), относится к внутреннему О. Такое
обозначение, строго говоря, неверно, так как все без исключения
испытываемое нами есть непременно наше внутреннее состояние, и
выражение: внешний О. есть соntradictio in adjecto. О самых органах так
называемых внешних чувств мы можем знать лишь через наши собственные
ощущения. Почему, однако, некоторые из испытываемых нами состояний
сознания принимаются как; свидетельства о чем-то другом, кроме нас
самих, и в какой мере и на каких основаниях такое свидетельство может
быть признано достоверным - этот гносеологический вопрос стал
первенствующим в философии с прошлого века; решительная его постановка
составляет отличие философского критицизма от догматизма, относящегося к
нему без достаточной определенности и последовательности. Более или
менее широкое обобщение переживаемых событий через более или менее
отчетливо действующую рефлексию выражается в житейском или жизненном О.,
который можно различать на личный и исторический. Систематическая
обработка опытного материала посредством правильной рефлексии образует
О. научный в общем смысле, от которого следует отличать особый
специальный прием, применяемый в некоторых науках и состоящий в создании
искусственных условий для явлений, с целью проверки относящихся к ним
обобщений; этот прием также называется О., но, во избежание
недоразумений, лучше обозначать его словом: эксперимент .Иногда говорят
о религиозном О., как особом роде О., на ряду с указанными; но это
неправильно, так как испытываемые религиозные состояния лишь по своему
содержанию и значению для жизни отличаются от всех прочих данных так
называемого внутреннего О.; формальных признаков установить здесь
невозможно, по существу же религиозный О. входит в сферу жизненного О.
Вл. С.
Оракул (лат. oraculum) - в древности одно из средств, с помощью
которых человек старался вступать в непосредственное общение с
божеством. Изречения О. считались откровениями божества; они получались
вопрошающими в определенном месте, через известных посредников, большею
частью жрецов данного божества, являвшихся и истолкователями полученного
откровения. Все О. могут быть подведены под три категории: предсказания
получались или в виде сентенций, или в виде символов, или в виде
сновидений. В знаменитейшем из всех О. - дельфийском - одуряющие пары,
выходившие из расщелины скалы, приводили пророчицу в состояние
ясновидения; в Додоне о воле божества судили по движениям листьев на
священном дубе, по звукам, исходившим от металлических сосудов, по
журчанью священного источника, в Делосе следили за шелестом лавра. в О.
Зевса Аммонского в Ливии - за известными явлениями на изображении
божества, составленном из драгоценных каменьев; в Риме, по повелению
сената и в присутствии магистрата, раскрывали сивиллины книги. Трудно
судить, насколько сами жрецы убеждены были в истинности откровений; во
всяком случае усматривает в О. один лишь сознательный обман со стороны
жрецов было бы суждением односторонним и лишенным исторической
перспективы. Даже туманная форма ответов, особенно характерная для
дельфийского О., сама по себе не свидетельствует о сознательном обмане,
хотя нельзя отрицать, что жрецы часто обеспечивали свою непогрешимость
двусмысленностью ответов, подходящих для любого случая. Возникновением
О. данное место было обязано или благодетельному источнику, с которым
греческая мысль обыкновенно связывала близость божества, или явлением
природы (пары из горячего источника и т. п.), вызывавшим состояние
экзальтации. Возникали О. и в местностях, где. покоились останки
какого-нибудь знаменитого ясновидца. В последнем случае вопрошающие
обыкновенно лично подвергались одухотворяющему действию божества; так
напр., в О. Амфиарая вопрошающий, после трехдневного воздержания от вина
и однодневного поста, должен был заснуть в храме, чтобы ему в сновидении
открылась воля божества. Назначение О. состояло не в том только, чтобы
раскрывать будущее, но и в том, чтобы от имени божества руководить
жизнью народа в тех исключительных случаях, когда человеческая мудрость
оказывалась несостоятельной. К О. прибегали и государственные люди,
когда их личный авторитет оказывался недостаточным для проведения той
или другой меры. Для известных периодов греческой истории О. получают,
поэтому, значение политических институтов. О., совета которых
испрашивали во всех важных начинаниях, много содействовали поддержанию
среди разрозненных греков сознания национального единства и
осуществлению общегреческих предприятий. Они покровительствовали
сельскохозяйственной культуре, колонизации новых земель и т. п.
Древнейшим из всех О. считался О. в Мероэ, в Египте, а за ним
непосредственно следовали О. в египетских Фивах и О. Зевса Аммонского. В
Греции величайшим авторитетом пользовался О. в Додоне, позднее - О. в
Дельфах. Кроме того Зевс имел своих О. еще в Элиде, Пизе и на Крите,
Аполлон - в Кларосе близ Колофона и на Делосе. О. Бранхидов в Милете
посвящен был Аполлону и Артемиде. О. героев были О. Амфиарая в Оропосе,
О. Трифония и Геракла - в Буре, в Ахайе. О. с вызыванием духов усопших
существовали в Гераклее Понтийской и на Авернском озере. К О. должны
быть причислены и изречения так наз. сивилл, особенно эритрейских и (в
Италии) кумейских. У римлян существовали О. Фавна и Фортуны в Пренесте,
О. Паликов; но они охотно обращались и к греческим, и к египетским О. В
Греции О. потеряли свое значение лишь после полного падения свободы и
независимости греков, но и затем, лишенные всякого авторитета, они
влачили свое существование до царствования Феодосия, когда окончательно
были закрыты. Ср. F. A. Wolf "Vermichhte Schriften"(Гале, 1802),
Wirkemann "De variis oraculorum generibus" (Марб., 1835); Dohler, "Die
Orakel" (Б.,1872); Karapanos, "Dodone et ses ruines" (П.,1878); Hendess,
"Oracula graeca" (Галле,1877); Bouche-Leclercq, "Histoire de la
divination dans lantiquite" (П.,1879-91); Buresch, "Klaros" (Лпц.,
1889); Diels, "Sibyllinische Blatter" (Б.,1890).
Орангутан, оранг, маясь или меясь туземцев (Simia satyrus L.),
неправильно называемый орангутангом - крупная человекообразная обезьяна
Азии, по всей вероятности единственный представитель рода Simia.
Отличительные признаки рода: череп вытянутый на макушке кверху,
массивное тело и конечности, передние конечности достающие до ступней,
присутствие в запястье центральной кости (os centrale), очень маленький
большой палец задних конечностей, 12 грудных и 4 поясничных позвонка,
отсутствие мозолистых утолщений на ягодицах. Взрослый самец достигает
вышины в 1,35 м., при расстоянии между концами распростертых рук в 2,4
м. и обхвате тела до 1,15 м. Голова сильно вытянута кверху на макушке,
губы толстые, вздутые и сильно выдающиеся вперед, нос совершенно
плоский, глаза и уши маленькие и похожие на человеческие; по бокам лица
у старых самцов большие кожные складки, Передние конечности очень
длинные, достающие до ступней, большой палец на них короток (не достает
до конца пястной кости указательного пальца); задние конечности
сравнительно очень короткие, большой палец на них очень мал (достает
лишь до середины первой фаланги ближайшего пальца, лишен часто не только
ногтя, но и последней фаланги. Шерсть длинная, жесткая, рыже-бурая,
редкая; она особенно редка на нижней стороне тела, несколько гуще на
боках. На голове и предплечьях она направлена вверх, на остальных частях
- внизу самца на лице значительно развита борода; лицо и ладони голые,
грудь и тыльная сторона пальцев почти голы; голые части синеватого или
сероватого цвета. Самцы отличаются от самок большим ростом, бородой и
кожными наростами по сторонам лица. Череп О. отличается значительно
развитой короткой черепной коробкой; сагиттальный гребень сильно развит
и выпукл; бровные дуги развиты умеренно и не выдаются так сильно, как у
гориллы. Клыки у самцов велики, коренные отличаются сложным строением
бугорков и многочисленными складками на жевательной поверхности.
Присутствие в запястьи центральной кости сближает О. с гиббонами и
низшими обезьянами и отличает от гориллы, шимпанзе и человека. Полушария
большого мозга снабжены сильно развитыми извилинами и мозг О. вообще
более походит на мозг человека, чем мозг других обезьян. Гортань
замечательна тем, что желудочки ее дают большие боковые выросты, которые
у взрослого О. достигают громадного развития и соединяются между собой
перед дыхательным горлом, образуя большой мешок. О. живут на Суматре и
Борнео; на последнем острове они многочисленные. Они держатся
исключительно в обширных непрерывных лесах, растущих на болотистых
низменностях и почти никогда не спускаются на землю, переходя с дерева
на дерево по ветвям. При ходьбе О. опирается на сжатые кулаки передних
конечностей и наружные края ступни задних; на одних задних он не ходит и
может сделать разве несколько шагов. Пища О. состоит из плодов различных
деревьев, а также листьев, почек и молодых побегов, вообще пища -
исключительно растительная. Для ночлега он устраивает на деревьях из
сучьев плоские гнезда. Животное это весьма безобидное, хотя доведенное
до крайности может сильно защищаться. Туземцы считают О. очень сильным
животным, с которым не может бороться никакое другое. Название орангутан
значит - лесной человек. Обезьяны эти легко приручаются, но в
европейских зоологических садах плохо переносят климат, вялы и скоро
погибают.
Н. Книпович.
Орарь (vrarion ) - принадлежность облачения иподиакона, диакона и
архидиакона, род длинной ленты, которую первый носит крестообразно через
плечи, второй - на левом плече, а за литургией, после "Отче наш" третий
крестообразно опоясуется на левом плече, имея концы его соединенными под
правой рукой. Лишь в Воскресенском ("Новый Иерусалим") монастыре дьякон
носит О. по подобию архидьякона, как это практикуется в Иерусалиме. -
Первоначально, в древней церкви, О. был плат, надевавшийся на плечи и
служивший принадлежностью всех христиан во время молитвы, как подражание
еврейскому обычаю пользоваться во время молитвы покрывалом; это
доказывается сличением изображения Захарии, отца Предтечи (в "менологии"
Василия), с фресковым изображением ап. Петра и Павла в Риме.
Предполагают, что эта именно одежда разумеется в апокалипсисе, когда
говорится о старцах, молитвенно простершихся перед Агнцем и имевших на
себе ризы белы. В относящихся сюда художественных изображениях в римских
катакомбах эта одежда представлена покрывающей не только плечи, но и
руки; такой вид имели молящиеся в древности и у язычников (как видно из
свидетельств Овидия и Плавта, а также из изображения, в Ватикане,
гаваонитских послов, упоминаемых книгой Судей). Неизвестно, когда именно
О. сделался облачением исключительно священнослужителей; в этом качестве
он упоминается уже у древнейших писателей, под именем то oraium, то
stola. Первоначально в мире языческом orarium употреблялся в смысле
sudarium, strophium, linteolum, т. е. в смысле ручного платка. Св.
Амвросий упоминает об О. в этом же смысле, когда говорит, что христиане
его времени клали О. на могилы Гервагия и Протасия, через что эти О.
получали целебную силу. Во времена гонений христиане напояли О. кровью
мучеников, чтобы эта святыня не оставалась на земле (Понтий, в биографии
Киприана). Само слово О., по толкованию Вальсамона и Властаря,
происходит от sraw - video, observo - и свидетельствует о том, что лица,
имевшие О., были обязаны наблюдать за ходом богослужения и указывать,
что должен был делать, в тот или другой момент его, присутствовавший в
церкви народ. Другие производят wrarion от vra - хранение, попечение (о
душах верующих). Западные археологи, останавливаясь на латин. слове
orariumi, производя его от orare - молиться. Четвертый толедский собор,
Беда Достопочтенный, Рабан Мавр и др. производят orarium от oro в смысле
говорить, проповедывать, предполагая, что О. составлял принадлежность
священнослужителей, как церковных учителей.
Н. Б - в.
Opaтория (oratorium, лат., oratorio итал.) - духовная музыкальная
драма на сюжет из Св. Писания, с пением соло и хора под инструментальный
аккомпанемент. О. зародилась в конгрегации ораториан. Собрания их, в
которых пелись "Laudes spiriluales". происходили в отдельном помещении
при церкви, называвшемся oratorium. Это название перешло и на музыку,
исполнявшуюся в этом помещении. О. развилась одновременно с оперой и
была задумана в виде противовеса последней, с ее нехристианскими
сюжетами; но главное назначение О. - не сцена, а эстрада. Старейшей О.
считается "Rappresentazione di anima е di согро", Эмилио дель Кавалиере
(1660). Выдающимися композиторами в области старинной О. были Лео и
Гассе. Старинная О. делилась на две части, в отличие от оперы,
делившейся на три акта. Хоровая часть в О. имела большое значение, хотя
допускалось и пение соло. О. давали именно в те дни, когда оперные
представления были запрещены. О. получила новый характер при Генделе ;
не говоря уже о внешней форме (деление на три части), в особенности
увеличилось число арий. Духовные музыкальнодраматические произведения
Шютца и И С. Баха, возникшие в протестантской церкви, не схожи по форме
с О., возникшей в церкви католической, но тем не менее многие их
называют О. К авторам О. относятся еще Граун, Эмануил Бах, Моцарт,
Гайдн, Бетховен, Мендельсон, Рубинштейн и др. В позднейшее время явилось
название светской О., напр. музыкально-драматические произведения
Шумана, не предназначенные для сцены ("Странствование розы", "Рай и
Пери"). В настоящее время О. удалилась от своего первообраза и понятия о
ней стали неопределенными. Cм. Bohme, "Geschichte des O."(1887);
Kretzschmar "Fuhrer durch den Konzertsaal"(1890) Н.С.
Орбита - путь небесного светила в пространстве. Если раcсматривать
только два тела, притягиваемые по законам всемирного тяготения, то одно
из них двигалось бы около другого по одной из кривых второго порядка, т.
е. по эллипсу, параболе или гиперболе (в частных случаях по кругу и по
прямой). Система планет, притягиваемая одним солнцем, и система
спутников, притягиваемых одной планетой, нарушает правильность движения,
и потому орбиты отдельных тел в системе представляют более сложные
кривые; однако, притягательные действия отдельных планет и спутников в
нашей солнечной системе незначительны по сравнению с притяжением
главного тела, и потому в первом приближении они описывают почти
правильные конические сечения. О. планет и спутников суть эллипсы с
весьма малыми эксцентриситетами, а О. комет - эллипсы с большими
эксцентриситетами: приближающиеся к параболам; О. двойных звезд
обыкновенно эллиптичны. Для полного знания О. необходимо определить из
наблюдений ее элементы: большую полуось, эксцентриситет, наклонность к
эклиптике, долготу восходящего узла, долготу перигелия, время
прохождения через перигелий и массу светила. В частных случаях
достаточно определить меньшее число элементов; напр., для вычисления О.
вновь открытой кометы обыкновенно считают ее параболой (эксентр. =0), а
массу за о и ищут лишь прочие 5 элементов. Определение элементов О. из
наблюдений составляет предмет теоретической астрономии; задача эта
представляет значительный трудности во-первых потому, что наблюдения
производятся с земли, непрерывно движущейся в пространстве, а во-вторых
потому, что небольшие ошибки наблюдений могут быть причиной значительных
погрешностей в вычисленных элементах. При определении О. спутника
центральная планета считается неподвижной, точно так, как, при
определении О. планеты, солнце считается неподвижным. На самом деле как
планеты, так и само солнце передвигаются в пространстве, и,
следовательно, истинные О. разных светил представляют в пространстве
чрезвычайно сложные и еще мало изученные кривые.
В. В. В.
Органы (от слова organon - орудия) - части тела животных и растений,
выполняющие те или другие деятельности, из совокупности которых
слагается жизнь животных и растений. Так как тело живых существ состоит
из О.; то как животные, так и растения носят общее название организмов.
О. получают название смотря по производимой ими деятельности (напр.
органы движения, пищеварения и т. д.). Если какая-либо деятельность
организма выполняется целой группой О., то совокупность их получает
название системы О. или аппарата (напр. О. измельчения, переваривания и
всасывания пищи составляют систему О. пищеварения или пищеварительный
аппарат). Одна и та же часть тела может выполнять различные деятельности
(функции), а, следовательно, представляют собой различные О.; особенно
резко это выражено у простейших, где, напр. у корненожек, протоплазма
является органом движения, восприятия внешних раздражений, пищепринятия,
пищеварения, дыхания, выделения и т. д. О. разных животных или разных
растений могут соответствовать друг другу или физиологически, т. е. по
деятельности (функции), или морфологически, т. е. по происхождению из
первоначально одинаковых частей. В первом случае О. называются с
аналогичными, во втором гомологичными. Так напр. крыло птицы и крыло
насекомого О. аналогичные, так как и то, и другое представляют О.
летания, но они не гомологичны, так как первое представляет
видоизмененную переднюю конечность позвоночного второе - складку кожи;
напротив, рука человека, передний ласт тюленя, крыло птицы не
аналогичны, так как функция их совершенно различна, но они гомологичны,
так как представляют видоизменения одного и того же свойственного
позвоночным органа - передней конечности.
И. Кн.
Орган (organum - лат., organo - итал., Urgel - нем., orgue - франц.,
organ - англ.) - большой музыкальный духовой хроматический клавишный
инструмент с мехами, трубами, трубками (металлическими, деревянными, без
язычков и с язычками) различных тембров. По звуковому богатству и обилию
музыкальных средств О. занимает первое место между всеми инструментами и
считается царем инструментов. Вследствие своей выразительности, он давно
сделался достоянием церкви. Зародыш О. можно видеть в флейте Пана
(Syrinx), а также в волынке (Sackpfeite). Евреи применяли при
богослужениях род О. - магрефа; у греков было тоже нечто в роде О.
(Hydraulikon). У римлян был комнатный О. (Hydraulis). Изображение этого
инструмента имеется на одной монете или жетоне времен Нерона. О, больших
размеров появились в IV ст., более или менее усовершенствованные О. - в
VII и VIII ст. Папа Виталиан (VII ст.) ввел О. в католическую церковь. В
VIII стол. Византия славилась своими О. Искусство строить О. развилось и
в Италии, откуда в IX ст. они выписывались во Францию. Позднее это
искусство развилось в Германии. Наибольшее и повсеместное
распространение О. начинает получать в XIV ст. В 1470 г. немец Бернгардт
в Венеции ввел в О. педаль, т. е. клавиатуру для ног. Старинные О., в
сравнении с современными, были грубой работы; ручная клавиатура, напр.,
состояла из клавиш шириной от 5 до 7 дм. Расстояние между клавишами было

<<

стр. 149
(всего 253)

СОДЕРЖАНИЕ

>>