<<

стр. 153
(всего 253)

СОДЕРЖАНИЕ

>>

ничего положительного неизвестно, а позднейший или восстановленный
парсизм (времен Арсакидов и Сассанидов), равно как и его обособившаяся
отрасль - манихейство, образовались несомненно под влиянием еврейских и
христианских идей. Во всяком случае, самый ясный и полный тип О.
представляет нам развитие еврейско-христианской религии. Здесь (с
христианской точки зрения) различаются три главные степени или фазиса:
подготовительное О., памятник которого есть Ветхий Завет, центральное,
содержащееся в Новом Завете, и окончательное, имеющее совпасть с исходом
мирового процесса. В христианстве открылась совершенная истина о Боге и
дана совершенная нравственная заповедь или норма жизни, но о будущих
судьбах человечества даны только предварительные общие указания. "Не
открылось, что мы будем", говорит ап. Иоанн, а ап. Павел указывает на
будущее "О. славы сынов Божьих", которого с томлением ожидает вся тварь.
Новый Завет оканчивается пророческой книгой, которая под именем О.
(Апокалипсис) содержит символические картины будущего. В средние века
нетерпеливое ожидание конца мира породило, при произвольных толкованиях
Апокалипсиса, ложное учение о наступлении третьего окончательного О.,
относящегося к Новому Завету так же как тот относится к Ветхому. Это
лжеучение первоначально связанное с именем южноиталийского аббата
Иоахима De Floris (XIII в.) и с мифическим "Вечным Евангелием",
продержалось, в разных видоизменениях, до начала новых времен и далее.
Вл. С.
Открытое море, в древности разъединявшее страны и полагавшее предел
их сношениям, в настоящее время, благодаря успехом техники мореплавания,
является, наоборот, главным нервом международного общения и обмена.
Огромные естественные богатства моря делают его источником разнообразных
промыслов, растущих вместе с развитием науки и техники. Отсюда
заинтересованность всех государств в установлении правильных отношений
по поводу обладания и пользования морем. История международного права
дает целый ряд фактов, указывающих на попытки отдельных государств
определить эти отношения на чале исключительного или преобладающего
господства над О. морем тех или других держав, хотя принцип свободы О.
моря был формулирован еще римскими юристами, уравнивавшими общее право
всех на морскую воду с правом каждого на воздух. Последнего права не
признавали уже сами римские императоры, претендовавшие на всемирное
господство ( "ўegv men tou kosmou kurioe o de nomoe thV ualasshV"), а по
их примеру и в качестве их преемников и императоры "священной римской
империи". Практическое значение подобного рода притязания получили в
эпоху великих открытий и изобретений, когда отдельные государства
заявили свои права на ряд новых земель и островов, лежащих по пути в
Америку и в ней самой. Испания, на основании буллы папы Александра VI
(1493), заявила свои права не только на все открытые Колумбом, но и на
все имеющие быть вновь открытыми земли и острова, лежащие на Запад от
меридиана, проходящего через Зеленый мыс, а Португалия - на земли и
острова, лежащие на восток от этого меридиана. В споре за господство над
теми или иными частями О. моря участвовали затем Генуя - по отношению к
Лигурийскому морю, Венеция - по отношению к Адриатическому, основывая
свои притязания на обязанности республики защищать морскую торговлю от
сарацин и пиратов, позднее Турция, по отношению к Черному морю. Король
Эрих датский и норвежский уже в 1432 г. заявил королю Англии, что никто
не имеет права с древних времен на рыбную ловлю и торговлю в водах
Норвежского моря без дозволения короля. Это право Дании и Норвегии нашло
со стороны Англии признание в том, что она выговаривает для себя
пользование норвежским морем в целом ряде договоров. Сама Англия
наиболее последовательно и упорно держалась принципа исключительного
верховенства сперва над "mаге Anglicanum circumquoque", позднее и над
всем океаном, в качестве первой морской державы. Карл I поддерживал
силой оружия свои права, на Северное море; Кромвель категорически
заявил, что Англия не может терпеть, чтобы без ее разрешения на океане
развивался какой-либо иной флаг, кроме британского. Фактически эти
притязания выражались в преследованиях и захватах иностранных кораблей,
в обложении их пошлинами, в подчинении юрисдикции, в салютах при
встрече, спуске флага и т. д. В XVII ст. происходили оживленные споры
из-за морского церемониала между Англией и Нидерландами. Те же
требования предъявляла к Нидерландам и другим державам Франция,
отказавшаяся от них лишь в ordonanсе de la Marine 1633 г. Бесконечные
споры и взаимные неудобства, обусловливаемые этими притязаниями, и
соединенные с невозможностью фактически везде и всегда поддерживать их
силой даже по отношению к слабым морским державам, приводят, однако, в
XVIII в. к признанию необходимости иного принципа свободы моря. Право
всех организованных государств на пользование этой свободой
формулировано еще в XVII в. Гуго Гроцием в его книге "Mare liberum"
(1609). О. море по своей природе недоступно исключительному частному
обладанию. Признание права собственности одной державы не дало бы ей
возможности одной исчерпать все богатства моря и содействовать
международному общению, ради отвлеченного права одной остальные державы
лишились бы выгод, на которые они имеют право вследствие неравного
распределения между ними естественных благ. Самой природой море
определило служить взаимному общению народов, а это общение возможно
лишь при свободе моря и доступности его всем нациям. Аргументы
противника Гроция, английского писателя Сельдена ("Маге clausum", 1635),
на которых основывались притязания Англии, опровергнуты историей. В
настоящее время встречаются лишь непризнаваемые большинством держав
притязания отдельных держав на некоторые моря, прилегающие к их
границам. Таковы притязания Турции на Черное и Мраморное море, Англии -
на окружающие ее моря и т. д. Современное международное право признает
права отдельных государств лишь на береговое море. Из принципа свободы
О. моря вытекают следующие последствия. О. море свободно для судоходства
и сообщений всех народов. Ни одному народу не может быть воспрещено
заниматься в нем рыболовством и другими мирными промыслами. Ни одно
государство не может подчинять другие своим законам относительно условий
и пределов пользования О. морем, подвергать чужие суда своему суду,
пошлинам, или задерживать и осматривать иностранные корабли. Все суда,
находящиеся в море, подлежат юрисдикции своих государств. Последние
отвечают за действия своих подданных, совершенные в О. море. В виду
этого каждое государство обязывается принять меры к тому, чтобы морские
сношения, рыболовство и иные промыслы, производимые в море, велись его
подданными правильным и безобидным для других народов образом.
Подробности каждого вида пользования О. морем и возникающих отсюда
отношений регулируются специальными постановлениями так называемого
морского права. О юридическом характере отношений отдельных держав и
всех их вместе в литературе очень много спорят. Не будучи обладателями
ни права собственности, ни исключительного верховенства на О. море,
державы пользуются им, однако, и не вполне независимо друг от друга, как
никому не принадлежащей вещью, они стоят между собой по отношению к О.
морю в некотором союзе, определяемом нормами морского права, и не
допускают к свободному пользованию им представителей неорганизованных
государств, требуя от каждого корабля указания его национальности и
принадлежности к определенному государству, как основания для свободного
плавания. Ср. Мартенс, "Современное международное право цивилизовааных
народов" (т. l); L. Hollzendorff, "Handbuch des Volkerrechts" (II, 92
ел, Гамб., 1887); Perels, "Das internationale offentl. Seerecht" (В.,
1882); Couchy, " Le droit maritime inlernationale" (H., 1862).
В. Н.
Откуп государственных доходов частными лицами, вносящими государству
эквивалент стоимости их и получающими, взамен этого, право
непосредственного сбора с плательщиков, представляется явлением довольно
распространенным в государствах с недостаточно выработанными системами
администрации, как напр. большинство государств Востока. Как
определенный способ сбора государственных доходов, О. встречается и в
обеих классических странах древности. Во всех государствах древней
Греции сбор доходов отдавался на О. частным лицам. В Афинах откупщики
часто образовали большие компании на паях. Сбор производился либо самими
откупщиками, либо через наемных слуг или рабов. За контрабандой следили
сами откупщики и в предупреждение ее могли производить обыски,
вследствие чего не пользовались любовью населения. За неплатеж в срок
откупщики лишались гражданства, подвергались аресту и могли
подвергнуться конфискации имущества. В Риме О. был столь же
распространен. С древнейших времен большая часть налогов отдавалась
здесь на откуп с торгов, происходивших ежегодно на формуле, под
водруженным копьем (hasta - знак аукциона или торгов). Откупщики или
публиканы (publicani, от риblica - государственные доходы) могли просить
сенат (позже - иногда и народ) отменить торги и назначить новые, если
цифра, которую они должны были платить, была несоответственно велика. О.
требовал значительных денежных средств, вследствие чего оказывался под
силу лишь капиталистам всаднического ценза, особенно с тех пор, как
сенаторам было воспрещено заниматься денежными делами. Когда
недостаточно было капиталов одного лица, составлялись компании
(societates), бравшие в Италии и провинциях на О. разные доходы; впервые
они упоминаются в 217 г. до Р. Хр. Один член компании, от лица всех,
заключал условие О.: он назывался manceps. Во главе компании стояли
ежегодно сменявшиеся magistri. Число низших и второстепенных служащих
было очень велико; это были, большей частью, вольноотпущенники и рабы,
но не гнушались этим занятием и граждане. Откупщики и податное население
иногда заключали между собой условия, но в общем О. сильно угнетал
провинциалов и даже жителей Италии; апелляция в Риме приносила мало
пользы, тем более, что наместники провинций, обыкновенно должники
публиканов, всячески покровительствовали им. Будучи силой в государстве,
публиканы легко добивались смещения неугодных им лиц. В императорское
время сохранились те же неустройства, хотя наместником дано было право
налагать на публиканов административные наказания. Под конец империи на
О. стали сдаваться лишь таможенные пошлины. В средние века в большей или
меньшей мере мы встречаем О. государственных доходов почти во всех
западных государствах. Широко развился и выработался в целую систему
финансовой администрации он лишь во Франции, где еще с XIII р. сбор
большей части налогов был отдан частным лицам во всех частях
королевства. Условия О. не подлежали никаким общим нормам; в большинстве
случаев король даже не знал, как доходны отдельные статьи, сдававшиеся
на О. Первая попытка упорядочить О. сделана была министром Сюлли при
Генрихе IV. Он соединил по группам схожие предметы О. и отдельные группы
стал сдавать с торгов; эти меры дали чрезвычайно благоприятные
финансовые результаты. В это время составились 4 группы отдававшихся на
О. доходов: 1) таможни (cinq grosses fermes). 2) акциз на напитки
(aides), 3) соляной налог (gabelles) в большей части Франции и 4)
соляной налог в Лангедоке. Было еще 18 небольших местных статей О.
Кольбер закончил, в 1681 г., реформу Сюлли, передав обществу 40
финансистов, за ежегодную сумму в 56670000 ливров, права, раньше
принадлежавшие отдельным откупщикам. Окончательно организована была
компания откупщиков при министре Флери (1726); решено было, что в число
откупщиков не мог входить никто помимо имевших грамоту короля на звание
fermier general. В 1755 г. число откупщиков было доведено до 60, а в
1780 г. понижено до первоначальной цифры. Компания, в виде гарантии,
должна была вносить в казначейство аванс в 90 милл. Все сношения с
правительством велись через наемное лицо, которое подписывало договор и
именем которого производились иски; затем оно уступало все свои права
компании и сходило со сцены, довольствуясь пенсией в 4000 ливров. при
каждом возобновлении 0. бралось другое подставное лицо. Торги, с 1681
г., возобновлялись каждые 6 лет. Цена 0. в 1788 г. возросла до 91
миллиона, в 1763 г. до 124 милл., в 1774 г. достигла 162 милл. Между
откупщиками и казной велся постоянный текущий счет дебета и кредита,
причем казна большей частью вперед лишала себя права на ежегодные
получки, заставляя компанию производить платежи за счет казны; каждые
шесть лет производился окончательный подсчет и, если оказывался излишек
против суммы, уплаченной в течение этого времени в счет О., то
государство участвовало в дележе его, получая половину всей суммы:
остальную делили между собой члены компании. Компания откупщиков сама
ведала всю администрацию сбора доходов с населения. В начале она
прибегала к системе вторичного О., но контрактом 1755 г. все вторичные
О., число которых доходило до 250, были упразднены. Центральное
управление О. имело местопребывание в Париже. В каждой области компанию
представляли 1 или несколько директоров, ежегодно присылавшие в Париж
отчет по делам О. в своем районе. Под начальством директоров состоял
многочисленный персонал "приказчиков" по де лам О., изъятый от всяких
государственных повинностей и пользовавшийся особым королевским
покровительством, чтобы не встречать помех в исполнении своих служебных
обязанностей. "Приказчики" (commis) присягали в присутствии интенданта и
за утайку собранных денег подлежали строгими наказаниям, даже смертной
казни. В общем организация О. была очень сложная и стоила больших денег.
Доходы генерального откупщика состояли в 1775 г. из жалованья в 24000
ливров, 10% с внесенного в казну миллиона, 6%, с остальной внесенной
суммы (560000) и подарков. К этому следует прибавить еще часть
получавшуюся при дележе лишков, напр. в 1774 - 80 г. равнявшуюся 250000
ливров. Королевское правительство не уменьшало доходов откупщиков, так
как король, министры и придворные имели также свою часть в них: двор
пользовался ежегодными подарками от откупщиков в 210000 ливров; многим
придворным назначались пенсии из средств генеральных откупщиков и т. д.
Этот порядок вещей, разоблаченный одним из приказчиков О. при министре
Террэ, не мог не вызывать в обществе озлобления против О., и без того
находившего себе пищу в высокомерном и заносчивом поведении многих из
откупщиков; публицистика выражала лишь общее мнение, представляя всю
компанию откупщиков как синдикат грабителей, делящих свою добычу с
двором. Наиболее сильно, однако, возбуждал неудовольствие сам характер
налогов, сдававшихся на О, внутренние таможни, отделявшие провинцию от
провинции, назойливость и наглость шпионов, содержавшихся откупщиками
для выслеживания контрабандистов, строгие наказания контрабандистов (их
ссылали на галеры, приговаривали к смерти и т. д.). Тюрго уничтожил
подарок в 100000 ливров, который до него делался генеральному контролеру
при возобновлении контракта; он добился также постановления, чтобы
больше не назначались пенсии из средств откупщиков. Неккер сохранил О.
лишь для таможен, соляного акциза и табачной монополии; налог на напитки
и земельные сборы были отданы на О. 2 другим компаниям (regie general и
administration generale des domaines). Эта реформа подняла к 1786 г.
доход с непрямых налогов до 242 миллионов; ограничению числа откупщиков
дало, кроме того, возможность удалить из их среды самые дурные элементы.
Революция не удовлетворилась этими полумерами. Учредительное собрание
объявило генеральные О. упраздненными; 6 комиссаров были назначены к
ликвидированию дел по О. В 1793 г. была назначена новая комиссия для
рассмотрения дел по О.; она нашла нужным всех откупщиков, за время
последних трех контрактов, подвергнут аресту. Один из них, знаменитый
Лавуазье, написал мемуар в оправдание действий своих коллег, но доводы
его не имели успеха. 19 февраля 11 г. революционный трибунал приговорил
всех откупщиков (числом 31) к смерти, кроме одного, вычеркнутого
Робеспьером из списка, и приговор был приведен в исполнение.
Приговоренные обвинены были в том, что составили заговор против
французского народа, помогали врагам нации, примешивали вредные примеси
к жизненным припасам, удерживали в своих руках средства, необходимые для
государственной обороны. Уже через год стали раздаваться голоса, что
откупщики осуждены безвинно и что конфискация их имуществ неправильна. В
1795 г. назначена была комиссия, которая, после многолетних
расследований, пришла к заключению, что откупщики не только не были
должны казне 130 миллионов, как утверждали их обвинители в 1793 г., но,
напротив, выдали казне вперед 8 милл. (решение 1 мая 1806 г.). Ср. De
Nervo, "Les finances francaises sous l'ancienne monarchie, la republique
et l'empire" (П., 1863); A. Lemoine, "Les derniers fermiers gеnеraux"
(П., 1873); Bouchard, "Systеme financier de l'ancienne monаrchie" (П.,
1891).
A. M. Л.
Отлучение от союза религиозного тех его членов, которые нарушают его
законы, существовало еще в языческом мире. Так, жрецы в Афинах, по
рассказу Плутарха, подвергли "О." Алкивиада; у галлов. по сказанию Юлия
Цезаря, друиды отлучали от богослужения. У древних евреев О. (cherem)
выражало пожелание, чтобы отлучаемый погиб. Такому О. подвергнут был
Иисус Христос (Лук., VI, 22; Иоан., XVI, 2; XII, 42). В более позднее
время О. у евреев имело три вида: выговор (nesifa), малое О. (nidui,
chamta) и великое О. (собственно cherem, peticha). После "выговора"
виновный не мог выходить из своего дома в продолжение 30 дней. Малое О.
также полагалось на 30 дней, в продолжение которых отлученный не мог
стричь волос и не имел права носить сандалий; указанный срок мог быть
увеличен или уменьшен. Великое О. лишало отлученного гражд. прав; к нему
никто не мог подходить ближе четырех локтей; он не мог ни присутствовать
в собрании, ни есть и пить вместе с кем-либо, ни наниматься, ни нанимать
в работу, ни учить, ни быть учеником, не мог мыться, надевать
праздничную одежду; дети его не допускались к обрезанию; в религиозные
собрания он имел доступ через особый вход. По смерти его могилу
забрасывали камнями. При произнесении вел. О., с целью придать ему более
устрашающий характер, при свете едва мерцающих огней, разрывали меха,
наполненные воздухом. В христ. церкви О. существовало уже на самых
первых порах, как видно из слов Иисуса Христа о преслушавших церковь,
которые должны сделаться для нее "яко же язычнии и мытарь". Ап. Павел
повелевает (l Кор., V, II) членам церкви не есть и не пить (т. е. не
иметь общения) с блудниками, лихоимцами, идолослужителями, злоречивыми.
пьяницами, хищниками. Апостольское 72-е правило узаконивает О. для
похищающих церковный воск или елей. Последствия христианского О.
состояли в исключении отлученного от участия в общественном
богослужении, вечерях любви и таинствах; имена отлученных вычеркивались
из диптихов, христиане не называли их братьями и не давали им братского
лобзания. Действие О. в первобытной церкви не лишало отлученного гражд.
прав. Общение с отлученным рассматривалось как преступление,
наказываемое также О. Отлученный в одной церкви не мог быть принимаем в
общение другой (21 прав. соб. халкедонского и 8-е
- собора карфагенского). Второй вселенский собор запретил принимать
от отлученных жалобы на епископов по делам их духовной юрисдикции, но не
по делам частным, например об имущественной собственности. Со времени
Константина Вел., когда император выступил в качестве "внешнего епископа
по делам церковным", область применения церковного О. сократилась.
Преступления против веры - ереси и расколы - получили значение
преступлений против государства, и те лишения и ограничения прав
состояния, которым подвергались еретики, не были последствиями
церковного О. Многие преступления против заповедей церковных также
перешли в область гражданской подсудности (волхвование, прелюбодеяние,
похищение женщин, азартные игры и др.). В недрах самой церкви О. было. в
большинстве случаев, заменено церковным публичным покаянием.
Относительно О. в древней церкви существовали следующие правила: 1)
епископ "не должен быть скор к извержению, но осторожен" (Постан. апост.
II, 21); основанием для О. мог быть только тяжкий грех, явный и
несомненно доказанный, 1-й вселенский собор (прав. 5) постановил, чтобы
на областных соборах было исследуемо о каждом О., не по малодушию ли или
личному произволу епископа оно состоялось. 2) О. произносилось только в
случае окончательной нераскаянности и имело силу только до тех пор, пока
отлученный не раскаялся. 3) О. должно было падать только на самого
отлученного, но отнюдь не на его семейство. Нарушением этого правила в
первые века церкви были О., произнесенные римской церковью на целые
другие поместные церкви, напр. папой Виктором - Поликарпа Смирнского с
его церковью, папой Стефаном - церкви карфагенской. Были случаи О. от
церкви умерших (Ориген, Федор Мопсуэтский). Собор карфагенский (прав.
92) назначает анафему и после смерти тому епископу, который завещает
свое имение родственнику еретику или язычнику, а не церкви. В настоящее
время на Востоке специальный закон относительно О. существует лишь в
церкви греческой, где в 1852 г. постановлено, что епископ и целый синод
могут подвергать О. лишь клириков и монахов; миряне могут быть
подвергаемы О. лишь с разрешения гражданского правительства. В западной
церкви, со времени отделения ее от восточной, О. относится не к
священнодействию покаяния, а к юрисдикции судебной, которая может быть
отправляема не в силу только епископской власти, а, по делегации
(delegato) и по поручению (mandalo), лицами нижних церковных инстанций,
могущими не иметь даже пресвитерского сана. Средневековые католические
канонисты стали различать два вида великого О.: простое (excommunicatio
major simplex) и торжественное (exc. major solemnis); последнему усвоено
специально название анафемы. Первое стало функцией низших церковных
судей, второе - епископата. Существовало еще малое О. (exe. minor),
которое не исключало из церкви и лишало только участия в таинствах. Оно
носило название врачующего (medicinalis), в противоположность великому,
которое называлось смертоносным (mortalis). Во времена констанцского
собора отлученные делились на ехсоmmunicati tolerati, над которыми не
было произнесено судебного приговора в смысле поименного О., и
excommunicati vitandi, sea non tolerati, подвергшиеся О. поименно.
Подвергшийся анафеме лишался "права уст", т. е. лобзания и разговора и
всякого другого способа (письменного или знаками) общения с верными. С
ним нельзя было вместе молиться, трапезовать, спать или жить.
Анафематствованный не мог быть ни судьей, ни истцом по собственным даже
делам, ни свидетелем, ни адвокатом, ни нотариусом, не мог ни вступать с
кем-либо в договоры, ни составлять завещание. Пипин Короткий постановил
презрителя церковного отлучения предавать гражданским наказаниям. По
законам Людовика Св. отлученный в течение года и одного дня оставался
неприкосновенным для светского суда; но если в течение этого времени он
не получал разрешения, то светский суд имел право конфисковать его
имущество и заключить его самого в оковы. По закону Фридриха II
отлученный, пробывший в О. более шести недель, если затем в продолжение
года он не освобождался от О., то формально становился "вне закона". В
настоящее время в католической церкви О. малое, как относящееся к сфере
чисто церковной жизни, практикуется повсеместно согласно церковным
правилам; что же касается О. великого или анафемы, то гражданские
правительства, а также свободномыслящие католические богословы (Гиншиус,
Фридберг и др.) часто высказываются против его применения, на том
основания, что оно касается более или менее гражданского состояния
отлучаемого. Против такого мнения сильно полемизировали ультрамонтанские
католические богословы и канонисты. В Пруссии применение великого О.
считается воспрещенным. У протестантов великое О. в католическом смысле
было отвергнуто еще Лютером; удержано лишь О. малое (excommunicalio
minor), при чем на первых же порах произошло по этому предмету
разногласие между лютеранами и реформатами. Первые считали его функцией
духовенства, вторые - функцией церкви, как общины. С учреждением
консисторий у лютеран О. отнесено к кругу их деятельности. При
безуспешности мер увещания лиц, живших в грехах, пастор негласно отлучал
их от причащения, восприемничества и венчания; это считалось О. малым.
Если оно оказывалось недействительным, то грешник вовсе отлучался от
церковного общения (кроме слушания проповеди), а также от общения с
чадами церкви в общежитии (за исключением деловых отношений); это
считалось О. великим. С течением времени О., как и публичное покаяние,
выходит у протестантов из церковной практики. В русской церкви, в период
допатриаршеский, О. (извержение, проклятие, клятва, запрещение)
изрекалось за ересь, за "преобидение" церкви Божьей, ее суда и ее
священнослужителей, а со времени "собирания русской земли" - также
против тех, кто действовал против московского правительства (позже -
против государственных преступников, начиная с Гришки Отрепьева и кончая
Пугачевым). При Петре I закон о престолонаследии был издан под угрозой
не только смертной казни, но и "церковной клятвы" его нарушителям.
Митрополиты древней Руси произносили О. иногда на князей и на целые
области (см., "Истор. Русской Церкви", т. V, стр. 86). По правилу
митрополита Иоанна О. подвергаются державшиеся идолопоклонства, виновные
в многоженстве, одновременном и последовательном, продающие своих
слуг-христиан поганым, кровосмесники, не причащавшиеся, употребляющие
мясо в великий пост. О. состояло в признании отлученного чуждым церкви,
пока он не оставит грех свой. Правило митрополита Кирилла лишает
отлученного, после его смерти, молитв иepeйских и погребения близ
церкви; оно грозить отлучением держащимся бесовских обычаев, в праздники
творящим позоры с свистанием и кличем, бьющимся дреколием до смерти и т.
п. Стоглавый собор понимал О. в смысле недопущения к богослужению и
отказа в принятии каких-либо приношений для церкви от отлученных. При
патриархах возник на Руси новый вид О. - О. вседомовное, которому
священник мог подвергать своего прихожанина, со всем его домом, за обиды
церкви Божьей, т. е. за нарушение прав храма и причта. Иногда такому О.
подвергался целый приход, при чем сам храм закрывался. "Духовный
регламент" Петра I различает О. великое (анафему) и малое. О. великое
назначалось после безуспешных священнических увещаний, за открытое
хуление имени Божья, Св. Писания, церкви, за уклонение от причащения в
течение более года, и состояло в том, что, по определению синода,
отлученному запрещался вход в церковь и общение ее таинств; если бы он
силой или хитростью проник в храм, то, доколе он в нем находился,
богослужение приостанавливалось. Письменный или печатный текст О.
прибивался к дверям приходской церкви или всех церквей епархии. В случае
окончательного отказа отлученного раскаяться, он передавался в
распоряжение светской власти, которая, по истечении шести недель со дня
публикации о учиненном О., поступала с ним, как с "шельмованным",
который, по военным артикулам того времени, ни в какое дело, ниже в
свидетельство не принимался и не мог даже требовать суда; если кто его
ограбит, ранит, побьет; лишь за убиение его виновный подвергался
законной ответственности. "Подвергнутый анафеме подобен есть убиенному",
выражается регламент. Малое О., по регламенту, мог произнести и священ
ник своей личной властью, не донося синоду. Постановления регламента
относительно О. применялись в церковной практике лишь в первое время
существования синода; позже, в продолжение всего XVIII в., практикуется
вновь "О. вседомовное", хотя оно и было отменено указом Петра I.
Обыкновенно по изречении вседомовного О., синод распоряжался о закрытии
церкви, а священника и причт назначал на другие места. Случаи
вседомовного О. со времени учреждения синода встречались, впрочем, очень
редко; они вызывались, большей частью, самодурством средних и низших
органов гражданской администрации. С исчезновением подобных фактов из
русской жизни исчезает и вседомовное О., как исчезает, еще в XVIII в., и
церковная анафема на государственных преступников с поименным их
перечнем. Личное церковное отлучение и в настоящее время, однако,
признается в принципе, в действующем государственном законодательстве.
Ст. 83 и 371 Устава гражд. судопроизводства говорят о недопущении к
свидетельству лиц, отлученных от церкви духовным судом, ст. 95 и 706
Устава угол. судопр. - о недопущении таких лиц к свидетельству под
присягой. В церковно-судебной практике настоящего времени О. совершенно
неизвестно. См. Н. Суворов, "Объем дисциплинарного суда и юрисдикции
церкви в период вселенских соборов" (Ярославль, 1884); его же, "О
церковных наказаниях" (СПб., 1876; здесь указана и иностранная
литература предмета).
Н. Б - в.
Оттава (Ottawa, прежний Байтаун): 1) гл. гор. Канадских владений в
Сев. Америке, в пров. Онтарио, на правом берегу р. О. Огромные
лесопильные заводы, пользующиеся водяной силой водопадов и производящие
лесного материала на 5 милл. долларов в год. Национальная галерея,
рыболовная выставка, нормальная школа, университет (с 500 студентам и
католиками), 17 церквей; 5 ежедневных газет. Жителей 44154 (1891 г.). 2)
Два мст. в Сев. Ам. Штатах, в Иллинойсе и Канзасе.
Оттон I Великий (912-973) - германо-римский император, сын немецкого
короля Генриха I (Птицелова) и второй его жени Матильды. Еще при жизни
отца, с обходом старшего брата Танкмара, назначен был преемником Генриха
8 авг. 936 г избран в Аахене представителями всех немецких племен и
коронован архиепископом майнцским. Решительный и энергичный;
внушительный по наружности, ловкий во всех рыцарских состязаниях,
благочестивый в духе своего времени, милостивый и обходительный с
народом, верный к друзьям и легко примирявшийся с врагами, Оттон много
содействовал возвышению авторитета германской нации и усилению
государства внутри и извне. С самого же начала ему пришлось бороться с
большими затруднениями. Чехи и венды восстали против него; в Баварии
сыновья герцога Арнульфа, после смерти отца, самовольно завладели
герцогскими правами. О. подчинил их себе, лишил их власти и подавил
также восстание своего брата Танкмара (938) и герцога Эбергарда
Франконского. Продолжительнее была борьба О. с младшим его братом,
Генрихом, вступившим в союз с Эбергардом Франконским, Гизельбертом
Лотарингским I Фридрихом Майнцским и пользовавшимся поддержкой
французского короля О., победил противников при Биртене в 939 г.; оба
герцога погибли при Андернахе, вскоре должен был сложить оружие и
Генрих. В 941 г. он еще раз покушался на жизнь брата, но был прощен и с
тех пор оставался верным сторонником короля. О. отдал Лотарингию своему
зятю Конраду Рыжему, Баварию - брату своему Генриху, Швабию - своему
сыну Лудольфу; Франконию и Саксонию он удержал за собой, но в 961 г.
отдал последнюю Герману Биллунгу. Брата своего Бруно он поставил
архиепископом кёльнским. Он правил строго, но справедливо, держал
вассалов в повиновении, сделал свой блестящий двор центром государства,
увеличил коронное имущество и сумел найти опору в духовенстве. В 950 г.
ему удалось снова подчинить себе вендов и чехов; в 947 г. предпринял
победоносный поход против датчан. Основанием многочисленных епархий он
стремился укрепить и распространить христианство на С и В Германии.
Сделав империю свою могущественнейшей из всех христианских государств,
он в 951 г" призванный на помощь Адельгейдой, вдовой Лотаря (XVIII, 27),
перешел через Альпы, женился (первая жена его Эдита умерла в 946 г.) на
Адельгейде и принял титул короля Италии. Подавив еще восстание своих
сыновей Лудольфа и Конрада Рыжего в 953-954 гг. и отняв у них
герцогства, О. 10 авг. 955 г. в долине р. Леха близ Аугсбурга, одержал
блестящую победу над венграми, у которых отнял баварскую вост. мархию. В
961 г. он снова направился в Италию, прогнал Беренгара, завладевшего
королевской властью, 2 февр. 962 г. был коронован римским императором и,
таким образом, основал священно-римскую империю германской нации. Этим
он указал своим преемникам путь к мировому господству и запутал их в
борьбу, которая хотя и содействовала развитию культуры, но причинила
много вреда самой Германии. Два восстания римлян он подавил и отнял
папскую власть у Иоанна XII и Бенедикта II. Не удалось ему только
завоевание Нижней Италии. Он умер в Тюрингии и похоронен в основанном им
магдебургском соборе где ему поставлена была конная статуя. Наследовал
ему сын его Оттон II. Ср. Vehse, "Kaiser Olio der Grosse und sein
Zeitalter" (3 изд., Лпп., 1817); Kopke und Donniges, "Jahrbucher des
Deutschen Reichs unler Otto I" (Б., 1838-39); их же, "Kaiser Otto der
Grosse" (Лпц., 1876).
Отшельники - аскеты, христианские подвижники, отшедшие, т. е.
удалившиеся от общества в места уединенные, чтобы с большим удобством
предаваться подвигам аскетизма. Ср. Анахореты и Монашество. См. П.
Казанского, "История монашества на Востоке" (М., 1854-1857); об
отшельничестве в России - "Историю русской церкви" митроп. Макария. Ряд
рассказов об отшельниках русских, в особенности нового времени, помещен
в "Душеполезном Чтении", "Страннике", "Христианском Чтении" и др.
духовных журналах.
Оуэн (Роберт Owen) - один из первых социальных реформаторов XIX в.
(1771-1858). Сын бедного торговца в Валлисе, О. учился в элементарной
школе, потом был приказчиком в торговом доме и посвящал все свои досуги
чтению и поискам "истинной религии". В Манчестере он сошелся со многими
членами местного философского и литературного общества, особенно дружил
с доктором Парсивалем, которым впервые была высказана мысль о
необходимости рабочего и санитарного законодательства. Сам О. читал в
этом обществе несколько докладов о рабочем законодательстве. В это время
он страстно увлекался химией. Весь мир представлялся ему как химическая
лаборатория, а на человека он смотрел, как на сложнейшее химическое
соединение. Найдя новые способы для обработки грубого американского
хлопка, О. на 20 году сделался управляющим хлопковой мануфактуры.
Женившись на дочери фабриканта Дэля, он стал его партнером, а затем
владельцем нью-ланаркской фабрики, где и проработал большую часть своей
жизни. Здесь окончательно сложились его взгляды на человечество и на
необходимые социальные преобразования. Первоначально он действовал, как
просвещенный фабрикант и благотворитель. На своей нью-ланаркской фабрике
он ввел все усовершенствования в отношениях к рабочим, которые
впоследствии были вынуждены от других фабрикантов тяжелой борьбой и
воплотились в фабричном законодательстве. Примером своей фабрики он
хотел показать высшим классам, что обязанность заботиться о низших
классах вполне совпадает с их интересами, что, лучше обращаясь с своими
"живыми машинами", они могут спокойно пользоваться своим богатством и
разлить вокруг себя благосостояние, культуру и искреннюю благодарность
На основании собственного опыта он выработал систему "патроната",
которую он теоретически впоследствии развил в сочинении: "Essay on the
Formation of Character" (1812), доказывая, что человек составляет
продукт внешних окружающих его условий и воспитания; чем выше последние,
тем более облагораживается и совершенствуется человеческая природа. В
первое десятилетие этого века нью-ланаркская фабрика привлекала к себе
толпы посетителей, равно удивлявшихся коммерческому ее успеху и
благосостоянию ее рабочих. Посетил эту фабрику и вел. кн. Николай
Павлович, будущий император всероссийский. Удивленный успехом О., слыша
со всех сторон о бедствиях рабочего населения, которое тогда все
объясняли чрезмерным его размножением, он предложил О. взять с собой два
миллиона излишнего британского населения и переселиться в Россию, но О.
категорически отказался. Убедившись, что проповедь примером и словом не
вызывает подражания, О. начал деятельную агитацию в пользу фабричного
законодательства, стараясь опереться на монархическую власть и
земледельческую аристократию и борясь с теорией невмешательства
государства. Но надежды его и в этом направлении не оправдались. Тогда
О. решил обратиться непосредственно к промышленному классу и побудить
его к образованию производительных ассоциаций, задача которых, по словам
О., "заключалась в организации всеобщего счастья при посредстве системы
единства и кооперации, основанной на всеобщей любви к ближнему и
истинном познании человеческой природы". Теоретические основания,
которые вызывают необходимость образования таких ассоциаций, он изложил
в двух сочинениях: "Explanation of the causes of distress in which
pervades the civilised World" (1823) и "The New Moral World".
Практически он разработал план организации ассоциаций в "Report to the
County of Lanark". В начале О. думал об устройстве ассоциаций или
колоний только для не имеющих работы, но затем пришел к мысли о
необходимости полного преобразования промышленной системы. Он явился
первым социалистическим ее критиком. Современная промышленная система,
по О., построена на трех ложных началах: на детальном разделении труда,
которое ухудшает расу, на соперничестве, которое создает всеобщее
противоречие интересов, и, наконец, на получении прибыли, возможной
только тогда, если спрос равен или превышает предложение; реальный же
интерес общества требует, чтобы предложение товаров было всегда больше
спроса. До изобретения машин еще можно было поддерживать такое
ненормальное положение, но с тех пор и промышленная система находится и
будет находиться в критическом положении, приводя к разорению
фабрикантов и голодовке рабочих. Устранение всех бедствий произойдет
только тогда, когда отдельные группы производителей, пользуясь
производительными силами, почти безграничными на почве новых
усовершенствований, соединятся в кооперации, для производства, при
помощи собственного труда и капитала, и для удовлетворения собственных
потребностей. На английской почве О. не удалось практически приложить
свои планы. Его стали считать опасным мечтателем, в особенности с того
момента, когда он в 1817 г. затеял борьбу со всеми религиями. В 1825 г.
О. покупает в Америке 30 тыс. акров земли и организовывает здесь в штате
Индиане, на р. Вабах, коммунистическую производительную колонию из
совершенно случайно сошедшихся людей. В этом деле ему содействуют
филантропы Маклюр и Петр Нааф, занимающиеся воспитанием; сам О., с
особым выборным комитетом, ведет все дела колонии; но попытка сразу
пересоздать природу людей путем преобразования внешних условий
оканчивается неудачей, и колония исчезает бесследно. Значительная доля
состояния О. пропадает даром, но энергия его не падает. В 1832 г. он
затевает в Англии новое дело, которое то же оканчивается неудачей, но
имеет большое социальнополитическое значение: он делает попытку
организации "Биржи трудового обмена". Желая уничтожить всякую торговую
прибыль и посредничество денег, О. устраивает в Лондоне биржу, куда
всякий производитель может доставлять товары, получая за них трудовые
билеты, по расчету шести пенсов за каждый час труда, вложенный в
продукт. Первоначально успех биржи был очень велик; в первую неделю сюда
было доставлено более чем на 10000 фн. ст. товара, и трудовые билеты
стали приниматься во многих магазинах как деньги; скоро, однако,
начались затруднения. Купцы посылали на биржу свои залежавшиеся товары и
торопливо разбирали с биржи все наиболее ценное; биржа скоро была
завалена товарами, не имеющими надежды на сбыть. Оценка товаров по часам
труда и по шести пенсовой норме постоянно возбуждала недоразумения и
споры. С нагромождением на бирже никому ненужных товаров, трудовые
билеты потеряли всякую цену и биржа кончила банкротством. Не смотря на
все свои неудачи, О. навсегда останется памятным в истории умственного
развития Европы. Он дал первый толчок фабричному законодательству,
указал на необходимость вмешательства государства и ясно поставил задачу
борьбы с безработицей; его же можно считать отцом той теории кризисов в
промышленности, которая объясняет их несоответствием производства с
потребительными бюджетами масс или, что тоже, с незначительностью
потребительной доли богатства, которая достается массам при системе
соперничества. Он был духовным творцом кооперативного движения,
ставящего своей задачей сделать потребителя производителем и устранить
торговую прибыль, основная ошибка его состояла в том, что он хотел
частными усилиями отдельных выдающихся личностей и единичными попытками
преобразовать народное хозяйство и природу людей, которые, составляя
продукт долговременного исторического процесса, эволюционируют медленно
и могут изменяться лишь в закономерной последовательности. Писал О.
плохо, неясно и с бесконечными повторениями для истории важны не его
сочинения, а вся его личность и его практическая деятельность,
стремившаяся к водворению мира между классами и к благу человечества. В
конце жизни О. сильно увлекался спиритизмом. Ср. Sargant, "R. Owen and
his social philosophy" (1860, самая лучшая биография); L. Jones, "The
life of R. O." (Л., 1890), "Роберт Овен" (Биографич. Библиотека
Павленкова). Переведено на рус. язык: "Об образовании человеческого
характера" (3-е изд., СПб., 1893). О Роб. О. писал Н. Добролюбов.
Офицеры. - Личный состав войска распадаются на две неравные половины:
одна, большая, непосредственно выполняет функцию силы, другая, меньшая,
направляет действия первой. Первая, подкомандная масса - нижние чины,
вторая, элемент командующий - офицеры. В древности идея
предводительствования в бою не требовала для своего осуществления
сложной организации. При малочисленности армий, сходившихся на поле
битвы, и при простоте боевых операций роль вождя выпадала на долю одного
лица. Частных начальников, в современном смысле, не было; командовавшие
отрядами, не имея никакой личной инициативы, только передавали
приказания и команды, и наблюдали за их исполнением. По окончании войны
войска распускались, и деятельность этих второстепенных начальников
прекращалась. Естественно, что корпуса О., как особого класса в войске,
тогда образоваться не могло. Начало его образования относится к периоду
вербовочных войск. В постоянных армиях является иерархия офицерских
чинов - полковников, капитанов, лейтенантов, являющихся более или менее
самостоятельными начальниками в бою и руководителями дела мирного
обучения. Порядок замещения офицерских должностей бывал различен: по
выбору нижних чинов или лица, которому поручалась вербовка полка, путем
продажи патентов или, позднее, по назначению короля: во всяком случае
важно было то, что, независимо от порядка замещения, создалось
обособление известной категории лиц по свойству их обязанностей.
Впрочем, полной обособленности О. от начальствующих из нижних чинов, до
половины XVIII в. - во Франции и до начала XVIII в. - в Пруссии, еще не
было. Она появилась лишь после того как занятие офицерских должностей
стало исключительной привилегией дворянства. Выдвинувшаяся, с развитием
техники военного дела, необходимость научной подготовки для О.
способствовала еще большему их обособлению. Сословный принцип весьма
скоро укрепился и стал основной чертой отличия О. от нижних чинов.
Последним доступ к строевым офицерским должностям был закрыт вовсе. Ныне
сословный строй жизни повсеместно поколебался и в войске, как принцип,
преобладает другое начало: право каждого нижнего чина, при
образовательном цензе и при соблюдении других установленных условий,
достигнуть офицерского звания. Фактически, однако, и теперь корпус
офицеров, в громадном большинстве, комплектуется дворянами (напр. в
Пруссии); у нас еще сравнительно очень недавно О. из не-дворян
составляли ничтожное исключение (особенно в флоте, среди флотских
собственно О.), да и теперь доступ для не-дворян в кадетские корпуса,
дающие главную массу О., крайне ограничен. В настоящее время
принципиальное отличие службы О. от службы нижних чинов определяется
совокупностью двух признаков: а) О. служат добровольно, посвящая себя
бессрочно военному делу, нижние же чины исполняют лишь срочную
обязанность и б) офицерской службе предшествует предварительная
специальная подготовка. Внешние черты отличия - в обмундировании, в
снаряжении, в порядке прохождения службы, в способе довольствия (О. на
удовлетворение всех своих потребностей получают денежные оклады, нижние
же чины довольствуются натурой), в размещении (нижние чины размещаются
казарменным порядком, О. живут в особых квартирах) и т. п. Служа по
призванию, О. суть носители идеи военной чести, представители войска,
как особого сословия в государстве, и основание всего военного
устройства. "Каковы О., такова и армия", справедливо замечает бар.
фон-дер-Гольц, повторяя изречение Рюхеля. - Сложность современных боевых
операций, при чем роль частных начальников все более и более приобретает
выдающееся значение, и громадность численного состава армий - с одной
стороны, краткие сроки службы и трудность подготовки надлежащего кадра
начальников из нижних чинов (унтер-офицеров) - с другой выдвинули на
первое место вопрос о численности офицеров и о соотношении числа их с
числом нижних чинов, как в мирное; так и в военное время. По данным,
приводимым А. Редигером, в Германии за 1891 г. было О. действительной
армии - 17621, резервных - 9225, ландверных - 10899; во Франции, за 1889
г., действ. армии - 20449, резервных - 9461, территориальной армии -
17129. В общем, численность О. в кадрах мирного времени признается
достаточной, но в военное время, по признанию всех военных авторитетов,
их должен оказаться большой недочет. Относительно России в 1885 г. было
опубликовано (циркуляр главного штаба 1885 г., № 10), что против
мобилизационной потребности одних обер-О. пехоты и кавалерии недостает
8074. Вследствие этого в Германии, в 1877 г., решено приглашать для
замещения офицерских должностей в запасных и ландверных войсках и в
ландштурме отставных унтер-О., с присвоением им особого звания -
фельдфебель-лейтенантов. В России введены так наз. прапорщики запаса и
установлено производство при мобилизации унтер-О. в зауряд-О. Все эти
меры, однако, имеют паллиативный характер и в будущей европейской войне
всем армиям несомненно придется считаться с недостатком вполне годных,
по научной подготовке и по нравственным качествам офицеры делятся на три
категории: генералы; штаб-О. и обер-О. Главное назначение О. - строевая
служба, но нередко, особенно в России, О. замещаются и такие должности,
которые имеют исключительно административный характер. - См. А. Редигер,
"Комплектование и устроение вооруженной силы"; И. Маслов, "Научные
исследования по тактике"; фон-дер-Гольц, "Вооруженный народ"; L. Stein,
"Die Lehre vom Heerwesen".
К.-К.
Оффенбах (Jacques Offenbach) - изв. композитор (1819-80) евр.
происхождения. В Париже, куда О. переселился в 1842 г. из своего родного
города Кельна, в продолжение многих лет он не мог пробить себе дороги,
только в 1847 г. получил место капельмейстера в Theatre-Francais. К
этому времени относятся его небольшие легкие ариетки, написанные на
сюжеты из басен Лафонтена ("La Cigale et la Fourmi", "Le corbeau" и
др.). В 1855 г. О. открыл маленький театр, под названием
"Bouffes-Parisiens" и написал для него целый ряд опереток, из которых
"Les deux aveugles", "Tromb-AI-Cazas", "Le mariage aux lanternes" имели
огромный успех. На более обширной сцене (в пассаже Choiseul) он поставил
"Orphee aux enfers", "Monsieur Choufleury", "La chanson de Fortunio" и
пр., впоследствии получившие огромнейшую популярность. В театре Varietes
были поставлены самые блестящие оперетты О.: "Belle Hеlеne",
"Barbe-bleue", "La grandeduchesse de Gеrolstein". Всех оперетт О.
написал 102. Из них пользуются известностью еще "Les brigands", "Madame
l'Archiduc", "La Creole", "Perichole", "Madame Favart". После его смерти
оперы "Les contes d'Hoffman" и "Belle Lurette" остались
неоркестрованными; во второй недостает нескольких номеров. Успеху многих
оперетт О. значительно способствовали остроумные либретто, написанные
Мельяком и Галеви. Кроме вышепоименованных опер, О. начал "Le cabaret
des lilas".
Н. С.
Охлократия (греч. - господство черни или толпы) - в системе Полибия
форма государственного устройства, являющаяся выродившейся демократией,
как олигархия
- выродившейся аристократией. У Аристотеля О. описывается под именем
демократии, как полибиевская демократия - под именем политии. О. или, по
Аристотелю, демократия, как форма извращенная, не представляет строго
объективных признаков, и причисление к ней того или иного государства
является всегда результатом субъективно-отрицательного отношения к нему.
Аристотель описывает Афины при Перикле и позднее (с перерывом во время
правления 400, потом 30 и 10), как демократию, ибо тогда господствовала
чернь; люди знатного происхождения систематически устранялись от участия
в делах управления, при назначении на должность решающую роль играла
жеребьевка; неизбежным результатом такой системы являлся деспотизм по
отношению к союзникам и беспорядки в управлении. Между тем другие
писатели видят в Афинах образец чистой демократии (в позднейшем смысле
этого слова). Признаки О. можно найти в римской империи, где армия
возводила на престол и свергала с него по усмотрению, хотя
государственные учреждения тогда были монархическими. Многие указывают
как на охлократию на парижскую коммуну 1871 г.; но правильная система
всенародного голосования, господствовавшая там, делает это указание в
значительной степени произвольным, хотя несомненно, что отдельные факты.
как расстрел ген. Леконта и Тома, были актом воли неорганизованной
толпы. С большим основанием можно назвать О. государственное устройство
Франции в некоторые моменты великой революции и в первые дни после
революции 1648 г., когда неорганизованная толпа выбирала всех важнейших
должностных лиц. Вообще О., в наиболее точном смысле слова, может
существовать только весьма непродолжительное время, при чем всего чаще
является промежуточной формой в бурные времена после падения старого
порядка и до замены его новым, более или менее правильно организованным.
В. Водовозов.
Охотское море - обширный бассейн, расположенный на С-В Азии,
принадлежащий к Тихому океану. Оно заключено между параллелями 44° и 62°
16' с. ш. и меридианами 135° 16' и 163° 15' в. д. Наиболее растянуто
море по меридиану; так от Пенжинской губы до южн. границы расстояние ок.
2400 в., по параллели же оно имеет наибольшую ширину между устьем р. Уды
и мыс. Лопатка - около 1400 в.; по Крюммелю, поверхность моря=1507609
кв. в. С З и С море граничит с берегами Азии; с С-В - берегом
полуострова Камчатки, начиная от южн. оконечности которой (м. Лопатка)
границу его составляет Курильская гряда ов-ов, протягивающаяся на
расстоянии 1115 в. от мыса Лопатка до острова Иecco, самого сев. из
Японских. Наконец, с Ю-З границу моря образуют берега о-ва Сахалина. О.
море многочисленными проливами между Курильскими о-ми соединяется с
Тихим океаном; с Японским морем оно соединяется двумя проливами:
Лаперуза - между южной оконечностью Сахалина и Иecco и Татарским - между
Сахалином и материком. Общая длина береговой линии О. моря ок. 8000 в.,
из этого числа более половины приходится на берег материка. Насколько
известно, характер берегов моря таков: восточный, начинаясь от мыса
Лопатки в широте 51° с., сперва низмен, а затем повышается до р. Опалы,
откуда к В на протяжении более чем 350 в., берег низменный. Здесь, около
устья р. Гыг, лежит узкий и длинный залив Чканыгичь, отделяющийся от
моря узкой косой. Далее, к С от соединенного устья р. Тылусы и Шеагача,
на протяжении 150 в., до р. Белоголовой горист, здесь впадают в море
значительные реки. Далее к С до устья р. Тигиль берег скалист и
обрывист, а в море расположены местами скалистые острова, иногда
выступающие верст на 20 от береговой черты. Подобный же характер берегов
сохраняется и далее на С до входа в Пенжинскую губу (60° с. ш.),
восточный берег которой очень изрезан и скалист, напоминая собой шхеры;
далее вглубь губы берега, оставаясь скалистыми, менее изрезаны, но круто
поднимаются из воды и покрыты лесом. От устья р. Пенжины начинается сев.
- зап. побережье О. моря, образованное здесь Тайгоносским полуом,
разделяющим Пенжинскую и Гижигинскую губы. Берега полуо-ва высоки и
сложены из кристаллических пород. От устья р. Гижиги, впадающей в
верховье губы, берег последней высок и горист; на Ю губа заканчивается
значительным заливом Ямская губа, в которую впадает большая р. Яма. Эта
губа с Ю граничит с Пьягиным полуоом. Начиная от мыса Пьягина до мыса
Алевина берег идет по прямой линии и почти по параллели, оставаясь
гористым. Далее к З от мыса Алевина береговая черта отступает к С и
образует обширную Тауйскую губу, имеющую протяжение с Ю на С около 80
в., а с З на В - 200 в. В эту губу впадают значительные реки: Ола,
Арман, Кова. При входе в губу, ближе к вост. берегу, лежит большой
высокий о-в Ольский, а ближе к зап. берегу - о-в Коровий. Начиная от
Дугинского мыса, зап. границы Тауйской губы, берег до самого гор.
Охотска идет почти прямолинейно по параллели, на этом расстоянии
встречается только одна более значительная губа Еринейская. От гор.
Охотска линия берега довольно круто поворачивает к Ю-З и сохраняет это
общее направление до устья р. Уды. Все это прибрежье гористо и обладает
довольно большим числом небольших бухт и заливов; по-видимому не
представляющих особенных удобств для стоянки судов; наилучшая - залив
Алдомский (56° 50' с. ш.), защищенный от С, С-В и В полуо-м Пурки,
якорная стоянка здесь открыта только для юго-вост. ветров. На 50 в.
южнее выдается в море мыс ЛонгдарНегошни, между юго-зап. берегом
которого и материком вдается залив Аян, где и порт Аян, довольно хорошая
стоянка, но открытая для юго-вост. ветров. Далее к Ю лежит обширный
Удский залив, заключенный между мысом Борисовым и островом Рейнеке (ок.
200 в. между ними, в свою очередь состоящий из трех заливов. В верхнюю
часть Удской губы впадает большая р. Уда. Западный берег губы высок,
также и южный, образованный выступом материка. За мысом Большой Дуганджа
- берег круто поворачивает на Ю и образует зап. высокое побережье зал.
Тугурского, в верховье которого впадает р. Тугур. Зап. побережье сперва
низменно, а затем опять высоко и скалисто; оно образовано полуо-вом,
имеющим по середине очень узкую и низменную перемычку; сев. часть его
высока и оканчивается мысом Сегнекин. Начиная отсюда к Ю простирается
сперва зал. Вел. Кн. Константин, а затем далее к Ю зал. Ульбанский. В
юго-зап. углу первого есть обширная и довольна глубокая бухта. Наконец,
на вост. берегу, при начале зал. Ульбанского, расположен вход в узкий и
длинный зал. Св. Николая, вдавшийся в материк верст на 40, почти по
меридиану. Начиная от мыса Мухтеля до о-ва Рейнеке берег идет почти по
параллели и довольно высок. По середине Удского зал., перед входом в
Тугурскую губу, расположена группа Шантарских о-вов, самых значительных
во всем море. Далее к В, между о-вом Рейнеке и мысом Елизаветы (сев.
оконечность Сахалина), образуется нечто в роде обширного залива, в
глубине которого расположен вход в лиман р. Амура (так наз. сев. часть
Татарского пролива). Вост. берег Сахалина образует далее к Ю побережье
О. моря, южн. и юго-вост. границы которого составляют берега Иecco и
Курильская гряда. Посреди моря существует только один о-вок Св. Ионы; он
лежит почти на параллели Аяна и на меридиане Охотска.
Рельеф дна мало исследован. До сих пор большая часть измеренных
глубин относится к прибрежной полосе и главным образом только около
якорных стоянок; для средней же части моря имеется очень мало
достоверных измерений. С 1865 г. Старицким и Онацевичем были измерены 21
глуб.; присоединяя сюда измерения Крузенштерна и других мореплавателей
начала нынешнего столетия, все же имеется материала слишком мало, чтобы
составить себе ясное понятие о рельефе дна этого моря. Насколько можно
судить, зап. берега моря приглубы: здесь в нескольких милях 30-40 саж.
(морских), а немного далее и 60-70 саж., затем около о-ва Св. Ионы
глубина доходит до 120 морск. саж.; к Ю-В от него она еще увеличивается
и здесь на ЗСЗ от Сахалина в 115 милях (морск.) найдена Старицким
глубина в 350 саж.; далее же к С-В глубина, по-видимому, опять
уменьшается и доходит до 80 саж., как бы указывая на существование
посреди сев. части моря более мелких глубин, так как далее на С-В, у
входа в Пенжинскую и Гижигинскую губы, глубины снова увеличиваются и
доходят до 130 и даже 217 саж. (Онацевич). В части моря, которая
заключена между Сахалином и Курильскими о-ми, измерены Онацевичем
глубины 382, 378 и даже 470 с. Температура воды. Насколько известно, в
середине августа средняя часть моря между Сахалином и Камчаткой обладает
на поверхности температурой от 11°-12° Ц.; к Ю-З эта температура
постепенно увеличивается и по близости Иecco доходит до 16°-17° Ц. В
проливах между Курильскими о-ми в тоже время постоянно наблюдается очень
низкая температура на поверхности, от 5°-6° на Ю и до 3°-2° на С гряды;
адмир. Макаров полагает, что это можно объяснить перемешиванием воды в
проливах сильными приливо-отливными течениями, причем нижние, более
холодные слои охлаждают поверхностные. Середина северной части моря в
это время года занята довольно теплой водой, около 14° Ц,. По обе
стороны этой области лежат два пространства с более низкой температурой,
одно к Ю-З - между Шантарскими о-ми и сев. оконечностью Сахалина с
температурами ниже 8° Ц.; такое понижение температуры воды здесь может
быть приписано скоплению льдов в этом море, что подтверждается многими
наблюдателями. Другое холодное место находится при входе в Пенжинскую
губу у берега материка и, по-видимому, температура воды на поверхности
здесь опускается в августе до 3° Ц. В самой же губе температура на
поверхности около 9°-10° Ц. Температура на глубинах О. моря в его южной
части около 2°,4° Ц., поблизости восточного берега Сахалина между
глубинами 14-160 морск. саж. встречается промежуточный слой холодной
воды, с темп. до -1,0° Ц. Такой же слой холодной воды заполняет до дна
котловину моря между Аяном и Сахалином; здесь на глубинах встречаются
температуры до 1,6° Ц. Вода с температурой ниже 0° (до -1,4° Ц.)
встречается на глубинах и к Ю от Охотска. По мнению адмир. Макарова,
холодная вода на глубинах вероятно образуется на месте зимой, когда вода
охладившись в то же время получает и большую соленость, вследствие
выделения при образовании льда некоторой части солей, в ней
содержащихся. Все это вместе делает ее тяжелее и заставляет опускаться
вниз. Такой взгляд подтверждается наблюдаемыми удельными весами воды
низкой температуры на глубинах. Вскрытие и замерзание моря и состояние
его ледяного покрова зимой мало известны. Вскрытие моря происходит в
конце мая, а замерзание в конце октября (стар. ст.). Вероятно, даже и
зимой море не замерзает сплошь, а остаются полыньи; с наступлением лета
льды, уменьшаясь в объеме, всетаки продолжают существовать, - их
встречали даже в августе в юго-зап. углу моря, где они постоянно
держатся. Также очень поздно очищаются от льдов губы Удская и Тугурская.
Удельный вес воды О. моря, по середине его около 1,0245 - 1,0250; к
берегам он уменьшается. На глубинах удельный вес увеличивается: на 400
морск. саж. встречается вода с удельным весом 1,0261. Течения О. моря
впервые были описаны Шренком; по его мнению, в О. море существуют три
холодных течения: одно идет из Пенжинской губы вдоль зап. берега
Камчатки и Курильских о-вов на Ю; другое пересекает море от Пенжинской
губы к сев. оконечности Сахалина и у Шантарских о-вов образует водоворот
против часовой стрелки, часть же его течет на Ю по восточную сторону
Сахалина, а часть через Татарский пролив у берега материка; наконец,
третья ветвь из того же сев. - вост. угла моря обходит берег материка на
Ю-З до Удского зал. Теплое течение вступает в О. море через пролив
Лаперуза и частью подымается вдоль Сахалина до зал. Терпения. На
основании новейших данных по этому вопросу адмир. Макаров предполагает,
что вряд ли существуют холодные течения вдоль Камчатки и поперек моря к
сев. оконечности Сахалина, также как и теплое от прол. Лаперуза к зал.
Терпения. Вероятнее всего, что в О. море существует круговое движение
вод против часовой стрелки, которое, по-видимому, у Шантарских островов
образует круговорот, на существование которого указывают все китобои,
посещавшие море. Ветра в О. море с октября по март преобладают из сев.
части компаса вдоль сев. и зап. берегов; у берегов же Камчатки в это
время господствуют зап. ветра. Свежие погоды с вост. и юго-вост. ветрами
господствуют у зап. берегов с октября по декабрь, при сев. и сев-зап.
ветрах бывает тихо. В апреле и мае ветра бывают умеренные у зап. и сев.
берегов моря, обыкновенно имея характер бризов, ночью сев., а днем южн.
С июня по август преобладают умеренные юго-вост. ветры. В сентябре
наблюдаются опять бризы, дующие свежо от З и СЗ ночью и умеренно от Ю
днем; по временам они прерываются южными штормами. У берегов Камчатки
летом дуют ветра слабые, от СВ или ЮВ с частыми штилями. Зап. ветра
зимой часто дуют очень свежо, но летом эти ветра сопровождаются здесь
ясной и тихой погодой. У Курильских о-вов зимой часто случаются штормы
от СЗ. С апреля по июнь преобладают юго-вост. ветры с частыми штилями. С
июля по сентябрь дуют ветры из южн. половины компаса; в сентябре же
устанавливаются до зимы зап. ветра. Туманы часто случаются у Курильских
островов, особенно в конце лета; да и другие части О. моря, например
Шантарские острова известны своими сильными туманами, которые вместе с
неудовлетворительностью карт увеличивают затруднительность плавания.
Вообще климат О. моря, не смотря на его сравнительно южное положение
(44°-62° с. ш.), совершенно походит на климат полярного бассейна и может
быть сравнен с климатом Гудзонова зал. Суровость климата объясняется
нахождением моря у вост. берега обширнейшего континента, охватывающего
его почти со всех сторон. При том же прилегающая часть Азии принадлежит
к холоднейшим странам земного шара; здесь не особенно далеко к С
расположен полюс холода. Ввиду всего этого не удивительно, что бассейн
О. моря играет для Тихого океана в некотором роде роль полярного
бассейна. Приливы и отливы довольно велики в О. море и местами доходят
до 24 фт., как напр. в Гижигинской губе, и до 20 фт. в Удской губе, у
Аяна - 10 фт., в Охотске - 15 фт., у берегов Камчатки (Тигиль) до 20 фт.
Приливные течения местами у Шантарских о-вов достигают скорости 3 - 4
узлов в час, а в некоторых проливах между Курильскими о-вами даже до 4-5
узлов в час. Не смотря на суровость климата, флора и фауна О. моря очень
богаты. Разных водорослей до сих пор найдено до 53 видов, также много
разных моллюсков, что обусловливает в свою очередь богатство и другими
более высшими животными; так, здесь много трески, кеты, мальмы,
дельфинов, тюленей и встречаются три породы китов. Все это давно уже
привлекало сюда промышленников и китобоев, сперва - исключительно
иностранцев, главным образом американцев. Китовый промысел здесь
начался, повидимому, в 1846 г. и в 60-х годах промышляло уже до 200
судов, в том числе и 2 финляндских, последние с 1851 г. Насколько
известно, за период времени от начала промысла (1846) до 1862 г.
китового уса и жира вывезено на сумму около 130 милл. долларов. С 1864
г. начала промышлять китов бывшая российско-американская компания, а с
1866 г. появилось еще одно русское предприятие, компания Линдхольма.
Первые исследования О. моря относятся ко времени Петра Великого,
когда О. служил исходным пунктом для экспедиций, долженствовавших
открыть (вторично) Берингов пролив. Первая экспедиция 1719 г.
геодезистов Евреинова и Лугина описала часть берега Камчатки и
Курильских о-вов; в 1738-39 гг. капитаны Шпанберг и Вальтон описали те
же места, а штурман Елагин берег Камчатки от мыса Лопатки до
Большерецка. В 1743 г. лейт. Хметьевский дал первое описание О. моря и в
том же году геодезист Ушаков описал берег Камчатки от Большерецка до
Тигила, а лейт. Хметьевский от Охотска до Гижигинска и в 1761-62 г. губы
Гижигинскую и Пенжинскую. В 1789-93 гг. в О. море работал кап-лейт.
Сарычев и описал значительную часть его берегов, а в 1787-89 г.
кап-лейт. Фомин описал берега от Альдомы до китайской границы, а
Елистратов берега Камчатки от Тигиля до Пенжинска. В 1790 г. Гвилев
описал Курильские острова, а в 1803-1806 гг. Крузенштерн, описал между
прочим Шантарские острова и часть Курильских. В 181719 гг. лейтенант кн.
Шаховской произвел ряд описей О. моря и дал в 1820 г. первую порядочную
карту моря. В 1829-30 г. работал в О. море лейтенант Козмин, производя
промеры около устьев р. Уды и Шантарских о-вов. В 1843 г. снят берег от
Аяна до Охотска. В течение 1845-48 гг. продолжаются работы в разных
частях О. моря, а в 1848-51 гг. лейтенант Невельской открывает Татарский
прол. После занятия побережья Японского моря главная гидрографическая
деятельность переносится на его берега и исследование О. моря затихает.
В 1866-71 гг. лейтенант К. С. Старицкий определил астрономически
положение нескольких пунктов по берегам О. моря и сделал несколько
промеров больших глубин с определением температур на глубинах. Эти
работы были продолжены лейтенантом Онацевичем в 1875 г. В последующее
время производились небольшие работы в разных местах О. моря офицерами
военных судов. Однако, и до сих пор полного обследования этого моря как
в гидрографическом, так и вообще в физико-географическом отношениях мы
далеко еще не имеем. Лучшая карта издана главным гидрографическим
управлением морского министерства.

Литература. Головнин, "Путешествие росс. шлюпа "Диана".... 1807-9
гг."; его же, "Сокращенные записки о плавании на "Диане"...":
Крузенштерн, "Путешествие вокруг света в 1803-6 гг......."; Словцов,
"Историч. обозрение Сибири"; Миддендорф "Путешестие..."; "Записки
гидрографического Департамента" (т. IV); "Записки Главного
Гидрографического Управления" (1888); "Морской Сборник" за разные годы
(статьи: К. С. Старицкого, Онацевича и др.); Онацевич, "Собрание
наблюдений, произведенных во время гидрографической командировки в
Восточный океан, 1874-7 гг." (СПб., 1878); "China Sea Directory" (т. IV,
3 изд., 1894): С. О. Макаров, "Витязь" и Тихий океан" (СПб., 1894);
Kaulbars, "Apercu des travaux geographiques en Russie" (СПб., 1889);
Рыкачев, "Вскрытие и замерзание..."; Шренк, "О течениях Охотского,
Японского..." (СПб., 1874); его же, "Очерк физич. географии Сев.
Японского моря" (СПб., 1869).
Ю. Шокальский.
Oш - уездн. гор. Ферганской обл., на горной речке Ак-бура, в
юго-вост. углу Ферганской долины, у северных предгорий Алайского хребта,
на высоте около 3330 фт. над ур. моря. Над старой частью О. возвышается
гора Тахт-и-Сулейман, до 4 тыс. фт. вышиной, сложенная из палеозойских
известняков с выходами диабаза; у подошвы ее мавзолей с гробницей
Соломона, который, по туземному преданию, был основателем города. О.
разделяется на две части, туземную и русскую; вторая обсаженная тополями
и другими деревьями, отличается сравнительным благоустройством. Жителей
в О. к 1 янв. 1896 г. 34445 (18331 мжч.): 388 православных и 34015
мусульман, остальные католики, протестанты, евреи и проч. Лошадей 730,
ослов 455, рогатого скота 5065 голов, овец 4050; есть и верблюды. О. -
довольно важный пункт по торговле с Китаем и средоточие путей к
китайской границе и на Памиры. 1 пивоваренный зав., с производством на
1200 р., 1 стеклянный - на 1970 р., 1 кирпичный на - 900 р. В 1895 г.
торговых свидетельств выдано 1145. Город. доходы в том же году 41885 р.,
расходы - 27213 р., в том числе на народное образование 478 р. и на
врачебную часть 3380 р. Больница на 15 кроватей с амбулаторией, местный
лазарет; врач, 2 фельдшера и 3 оспопрививателя; церковно-приходское
училище, русско-сартское училище, 4 мусульманских школы.
В.М.
Ошкуй - местное название белого медведя.
Па (pas) - название разных танцев в музыке, исполняемых двумя, тремя
или четырьмя танцорами, напр. Pas de deux, Pas de trois, Pas de quatre.
У M. И. Глинки есть в "Жизни за Царя" балетный номер: Pas de quatre,
который, хотя и выпускается из балета второго действия, но весьма
известен по своей оригинальности, изяществу и давно вошел в репертуар
инструментальных концертов. Есть еще Pas ordinaire - 4/4 (парадный
марш), Pas redouble или accelere - (скорый марш), Pas de hache -
воинственный марш, испанское Pas и пр.
Н.С.
Павана (от итал. pavone - павлин) - старинный итальянский танец в 3/4
в коленном складе. Был в моде при дворах до половины XVII ст. П.
исполняли дамы в длинных платьях со шлейфом, мужчины в плащах и при
шпаге, производя плащами движения, напоминавшие движения павлиньего
хвоста. В Германии этот танец назывался падуана (Padovana, Paduana),
писался alla brеve в коленном складе.
H. С.
Павел Апостол - величайший проповедник христианства в I в. среди
язычников, вследствие чего называется "апостолом язычников". П. - сын
зажиточных иудейских родителей, принадлежавших к партии строгих
ревнителей Моисеева закона - фарисеев (Деян. XXIII, 6). В юности он
получил хорошее образование в знаменитой школе Гамалиила, который
отличался от других законников широтой воззрений, доходившей до
признания значения и за языческой литературой. В этой школе Павел не
только основательно изучил весь закон Моисеев со всеми тонкостями его
талмудического истолкования, но и познакомился с греческой литературой,
как это обнаружилось в его знаменитой речи перед афинским ареопагом, где
он приводил места из греческих поэтов (Деян. XVII). Первоначальное имя
его было Савл или Саул - очевидно в честь израильского царя Саула,
принадлежавшего к одному с ним колену - Вениаминову. Даровитый юноша,
обладавший обширной ученостью, не мог остаться равнодушным к начавшемуся
в его время великому движению, и он, подобно многим израильтянам, жаждал
пришествия Мессии, но вместе с другими фарисеями - ожидал увидеть в нем
могущественного царя, который восстановит царство еврейское во всем
блеске его древнего величия. Велико было его изумление и негодование,
когда часть Иудеев и еще больше язычников признали Мессией безвестного
учителя из презренного Назарета, преданного позорной смерти на кресте.
По его мнению, это было безумием. Он пробовал вступать в споры с
христианами, но встречался с непреодолимым убеждением, которое доводило
его до ожесточения. Тогда он начал прямо преследовать христиан, как
вредных сумасбродов, и был одним из ближайших участников побиения
камнями первомученика Стефана (Деян. VII и VIII, 1). Не довольствуясь
кровью одного мученика, Савл порешил произвести общее гонение на
христиан и с этою целью, заручившись полномочиями, отправился в Дамаск;
но на пути туда с ним совершился тот чудесный перелом, который превратил
Савла из яростного гонителя в великого проповедника христианства - ап.
П. (Деян. IX, XX, XXVI). После обращения, жизнь ап. П. представляет
собой историю непрерывных миссионерских трудов, которые он неустанно
совершал на всем громадном пространстве, от глубины Азии до столицы миpa
- Рима, и даже, по преданию, далее
- до берегов Атлантического океана в Испании и Британии. Благодаря
его проповеди образовались центры христианства и в Азии, и по всему
северному прибрежью Средиземного моря, по которому он совершал несколько
плаваний и терпел неоднократно кораблекрушения. Он служил своей идее с
изумительным самоотвержением, пренебрегал всеми затруднениями и
опасностями. Свою жизнь ап. П. закончил в Риме, где он, по преданию,
осужденный Нероном на обезглавление, был казнен вместе с ап. Петром в 29
день июня, когда церковь и чтит их память. По общепринятой хронологии,
это было около 65 г. по Р. Хр. Деятельность ап. П. выражалась не только
в миссионерских трудах, но и в писательстве, и он является одним из
плодовитейших писателей апостольского века. Ему принадлежат 14 посланий,
который были написаны в различное время и по различным обстоятельствам,
но которые все составляют яркое выражение его религиозного в
нравственного миросозерцания, как и отражение религиозно-нравственного
состояния мира в то переходное время. В его посланиях мы видим первую
чисто богословскую систематизацию христианского учения, и систематизация
эта в руках даровитейшего и образованнейшего из апостолов отличается
такой смелой самобытностью, что дала повод немецкой критики даже видеть
в его богословии нечто отличное от первоначального Христова учения, так
называемый павлинизм, как нечто совсем иное, чем простой христианизм. Но
большинство богословов полагает, что это воззрение основывается на
недоразумении, смешивающем форму с сущностью, что в действительности в
посланиях апост. П. истинное первоначальное христианство нашло себе лишь
гениальное литературное выражение и что благовестие ап. П., по существу,
тождественно с благовестием Христовым. Жизнь и послания ап. П. служат
предметом громадной богословской литературы, из которой можно отметить
только наиболее выдающиеся произведения. Из жизнеописаний наиболее
известны: Conypeare aud Howson (Л., 1850-52, в 2 томах), имевшее много
изданий; Фаррара, "Жизнь и труды св. ап. П." (в перев. А. Лопухина,
СПб., 1888, несколько изданий); Иннокентия, "Св. ап. П." и др; Из
богословских исследований: Gr. Meyer, "Entwicklung. d. Paul.
Lehrbegriffs" (1801); Scholsten, "D. Paulinische Evangelium" (1881);
Pfleiderer, "Der Paulinismus" (1873); на русском языке проф.
Глубоковского, "Евангелие ап. П. и раввинское богословие" (СПб., 1897).
Из комментариев на послания П. известны комментарии Meyera, De-Wetle,
Lange, Schalf'a, Ellicolt'a и мн. других.
А. Л.
Павел Петрович - император Всероссийский, сын имп. Петра III и
императрицы Екатерины II, род. 20 сент. 1754 г., вступил на престол,
после смерти Екатерины II, 6 ноября 1796 г. Детство его прошло в не
совсем обычных условиях, наложивших резкую печать на его характер.
Тотчас после рождения он был взят императрицей Елизаветой от матери, с
тех пор редко уже имевшей возможность и видеть его, и передан на
попечение нянек. С 1760 г. главным его воспитателем сделался Н. И.
Панин, который был назначен при нем обер-гофмейстером и сохранил это
место и по вступлении на престол Петра Федоровича. Низвержение Петра III
и воцарение Екатерины мало изменили положение Павла. Существовала в этот
момент партия, желавшая видеть на престоле П.; а Екатерине предоставит
лишь права равенства, но она не располагала достаточными силами для
осуществления своих проектов, и это обстоятельство прибавило лишь к
порожденному уже ранее отчуждению между матерью и сыном новый оттенок -
соперничества, которому предстояло особенно развиться впоследствии.
Немедленно по воцарении Екатерина обратилась было к д'Аламберу,
предлагая ему место воспитателя П., но после отказа д'Аламбера поиски
нового воспитателя не были возобновлены и П. всецело остался на руках
Панина. Последним составлен был план воспитания П.; по этому плану
образование вел. князя делилось на два периода: в первом, до 14-летнего
возраста, предполагалось дать ему элементарное образование, второй
следовало посвятить "прямой государственной науке". План этот и был
выполнен, но без особого успеха. П. учился истории, географии, русскому
и немецкому языкам, математике, астрономии, физике, искусствам;
математикой с ним занимался в 1762-65 гг. С. А. Порошин, бывший вместе с
тем в это время и непосредственным его воспитателем под руководством
Панина и оставивший после себя дневник. служащий главным и почти
единственным источником для ознакомления с отроческими годами жизни Н.
Законоучителем вел. князя был назначен в 1763 г., по выбору самой
Екатерины архимандрит Платон, впоследствии моск. митрополит. Но частью
слабое здоровье и небогатые от природы способности П., частью неумение
воспитателей, не позволили вел. князю извлечь большой пользы из
дававшихся ему уроков: образование не выработало в нем привычки к
упорному труду, не дало прочных знаний и не сообщило широких понятий. С
1768 г. к П. был приглашен для преподавания государственных наук Гр. Н.
Теплов, но занятия с ним шли совершенно неуспешно; современники обвиняли
даже его в том, что он умышленно возбуждал в П. отвращение к занятиям. С
другой стороны уже в характере ребенка П. Порошин подмечал крайнюю
нервность и впечатлительность и непомерную вспыльчивость. Воспитание не
только не подавило этих особенностей, но еще способствовало развитию в
мальчике воображения и мечтательного самолюбия, соединенного с
значительной долей подозрительности по отношению к окружающим людям. Эти
опасные задатки природы и воспитания с течением времени развились в
целый сложный характер, в деле создания которого едва ли не главное
значение принадлежало, однако, влиянию отношений П. к матери и
государству. 29 сент. 1773 г. П. вступил в брак с принцессой
гессендармштадтской Вильгельминой, по принятии православия нареченной
Наталией Алексеевной. Вместе с тем воспитание его было объявлено
законченным и Панин удален от него, но сам П. не получил никакого
участия в государственных делах. Первая его супруга скончалась в апреле
1776 г. от родов и 26 сентября 1776 г. он женился вторично, на принцессе
виртембергской Софии-Доротее, в православии Марии Федоровне. И после
того, за время всей жизни Екатерины, место, занятое П. в
правительственных сферах, было местом наблюдателя, сознающего за собой
право на верховное руководство делами и лишенного возможности
воспользоваться этим правом для изменения даже самой мелкой детали в
ходе дел. Такое положение особенно благоприятствовало развитию в П.
критического настроения, приобретавшего особенно резкий и желчный
оттенок благодаря личному элементу, широкой струей входившему в него, и
вместе с тем могло быть тем безусловнее, чем менее лежало в его
основании знакомства с практикой и сущностью государственного
управления. Резко осуждая политику своей матери, которая представлялась
ему всецело основанной на славолюбии и притворстве, П. не
довольствовался первоначально критикой, а восходил и к некоторым идеям
положительного характера, мечтая о водворении в России, под эгидой
самодержавной власти, строго законного управления и об ограничении
привилегии дворянства, но этим мечтам не суждено было получить
сколько-нибудь нормальное развитие. Постепенное обострение отношений
между Екатериной и сыном повело, наконец, к тому, что П. замкнулся со
своей супругой в Гатчинском имении, подаренном ему матерью в 1783 г.. и
здесь устроил себе особый мирок, во всем отличный от петербургского.
Здесь все его заботы и интересы свелись, за неимением другого дела, к
устройству так наз. гатчинской армии - нескольких батальонов, отданных
под его непосредственную команду, и вопросы об их обмундировании и
выучке всецело поглотили его внимание. Милитаризм составил постепенно
единственное содержание его жизни, идеи внесения законного порядка в
государственную жизнь преобразовались в заботу о строгой дисциплине,
охватывающей собой и фронтовую службу, и всю общественную и частную
жизнь, и этот трудный, казалось бы, скачек был легко совершен в тесных
пределах гатчинского имения. Последние годы жизни П. в качестве
наследника престола были ознаменованы еще влиянием, какое произвела на
него французская революция. От страха перед последней не вполне была
свободна даже Екатерина с ее трезвым умом, П. же, охотно готовый связать
распущенность, наблюдавшуюся им в правительстве и обществе, с
либеральными идеями, усвоенными его матерью, и противопоставить им идею
порядка, представляя собой крайне благодарную и восприимчивую почву для
внушений со стороны явившихся в Россию французских эмигрантов. Екатерина
с опасением смотрела на образ жизни и настроение вел. князя и в
последнее десятилетие своей жизни окончательно приняла намерение
устранить его от престола, передав последний старшему своему внуку,
Александру Павловичу. В 1794 г. подобный проект был даже внесен на
обсуждение совета, но встреченное здесь противодействие заставило
Екатерину взять его обратно. Тем не менее она не отказалась от своего
намерения и пыталась осуществить его другим путем, привлекая к
содействию то Лагарпа, то Марию Федоровну, то, наконец, самого
Александра Павловича. Во всех этих лицах она не встретила, однако,
сочувствия, а внезапная ее болезнь и смерть, 6 ноября 1796 г.,
прекратила такие попытки и открыла П. дорогу к трону. Воцарение П. было
ознаменовано немедленной и крутой ломкой всех порядков Екатерининского
царствования, производившейся без всякого плана, скорее под влиянием
чувства, нежели в результате какой-либо системы. Одним из первых дел
нового императора было коронование останков Петра III, перенесенных
затем из Александро-Невской лавры в Зимний дворец, а отсюда, вместе с
гробом Екатерины II, в Петропавловскую крепость. 5 апреля 1797 г.
совершилась коронация самого П. и в этот же день было обнародовано
несколько важных узаконений. Указ о престолонаследии устанавливал
определенный порядок в наследовании престола и полагал конец
провозглашенному Петром I произволу государя в деле назначения себе
преемника. "Учреждение об Императорской Фамилии" определяло порядок
содержания лиц царствующего дома, отводя для этой цели особые, так наз.
удельные имения и организуя управление ими. Другой указ, изданный под
той же датой, касался крепостного крестьянства и, запрещая отправление
барщины по воскресным дням, вместе заключал в себе совет помещикам
ограничиваться трехдневной барщиной крестьян. Большинством этот закон
понят был в смысле запрещения более высокой барщины, чем три дня в
неделю, но в этом понимании он не нашел себе практического применения ни
при самом П., ни при его преемниках. Последовавший через некоторое время
указ запретил продавать в Малороссии крестьян без земли. С этими
указами, во всяком случае говорившими о том, что правительство вновь
взяло в свои руки охрану интересов крепостного крестьянства, плохо
гармонировали другие действия П., направленные к увеличению числа
крепостных. Будучи убежден, по незнакомству своему с действительным
положением вещей, будто участь помещичьих крестьян лучше участи
казенных, П. за время своего кратковременного царствования роздал до
600000 душ казенных крестьян в частное владение. С другой стороны, права
высших сословий подверглись при П. серьезным сокращениям, сравнительно с
тем, как они были установлены в предшествовавшее царствование: важнейшие
статьи жалованных грамот дворянству и городам были отменены, уничтожены
были и самоуправление этих сословий, и некоторые личные права их членов,
как напр. свобода от телесных наказаний. Не менее резким переменам
подверглись в дела текущего управления, в ряду которых, благодаря вкусам
П., на первый план выдвинулось военное дело. Внешность войск была
изменена на прусский образец, равно как и приемы их обучения и вместе с
тем суровая дисциплина, доходившая до жестокости заменила собой ленивую
распущенность Екатерининской гвардии. Тяжесть этой перемены еще
увеличивалась личным характером П., его необузданной вспыльчивостью и
наклонностью к самым крутым и произвольным мерам. В результате дворяне
толпами стали покидать службу и это не замедлило отразиться на составе
администрации; так из 132 офицеров конно-гвардейского полка, состоявших
на службе в момент воцарения П., к концу его царствования осталось лишь
два; за то подпоручики 1796 г. в 1799 г. были уже полковниками. Почти
тоже происходило и в других отраслях службы: на посту генерал-прокурора,
напр. за 4 года правления П. переменились 4 лица. Путем всех этих
быстрых смен, путем вольного и невольного удаления дельцов прошлого
царствования возвысились и стали во главе правления люди без
способностей и знаний, но за то обладавшее угодливостью и
исполнительностью, доведенными до последней степени, и по преимуществу
набранные из так наз. гатчинских выходцев, в роде Аракчеева, Кутайсона,
Обольянинова и т. п. Конечным итогом такого хода дел было полное
расстройство всего административного механизма и нарастание все более
серьезного недовольства в обществе. Последнее и вне сферы служебных
отношений подвергалось тяжелому давлению. Убежденный в необходимости
охранять рус. общество от превратных идей революции, П. предпринял целое
гонение на либеральные мысли и заморские вкусы, носившее, при всей
суровости, с какой оно совершалось, довольно курьезный характер. В 1799
г. были запрещены поездки молодых людей за границу для учения и для
избежания надобности в таких поездках основан дерптский унив. В 1800 г.
был запрещен ввоз всяких книг и даже нот из-за границы; еще ранее, в
1797 г. были закрыты частные типографии и установлена строгая цензура
для русских книг. Одновременно с этим налагался запрет на французские
моды и русскую упряжь, полицейскими приказами определялся час, когда
жители столицы должны были тушить огни в домах, из русского языка
изгонялись слова "гражданин" и "отечество" и т. п. Правительственная
система, поскольку можно применять это слово к порывистым и
противоречивым действиям П., свелась таким образом к установлению
казарменной дисциплины в жизни общества, и последнее отвечало глухим
ропотом, тем более опасным, чем старательнее он заглушался.
Отсутствие ясной системы и резкие колебания отличали собой и внешнюю
политику П. Он начал свое царствование заявлением, что Россия нуждается
в мире, прекращением начатой Екатериной войны с Персией и выходом из
образовавшейся против Франции коалиции. Но разгром изолированной Австрии
Наполеоном и кампоформийский мир изменили настроение П. и возникла новая
коалиция из Англии, Австрии и России, к которым, по договору с Россией,
заключенному 23 дек. 1798 г., присоединилась и Турция. С Пруссией,
отказавшейся пристать к коалиции, в следующем году были прерваны
дипломатические сношения. На долю России выпала теперь блестящая, но в
бесплодная роль. Тогда как П. увлекался ролью защитника ниспровергаемых
тронов, Австрия желала лишь упрочить свое владычество в Италии, и при
такой разнице целей и взаимном недоверии союзников самые блестящие
победы русских войск под командой Суворова над французами в Италии не
могли доставить прочного торжества делу коалиции. Захват англичанами
Мальты, которую П. взял под свое покровительство, приняв в 1798 г. титул
великого магистра ордена св. Иоанна Иерусалимского, поссорил его и с
Англией. Русские войска были отозваны и в 1800 г. коалиция окончательно
распалась. Не довольствуясь этим, П., под влиянием частью советов
Растопчина, частью непосредственного обаяния Наполеона, сумевшего увлечь
его своими планами и затронуть рыцарские струны его характера, начал
сближаться с Францией и задумал совместную с ней борьбу против Англии. В
сентябре 1800 г. на английские суда, находившиеся в русских портах, было
наложено эмбарго. В следующем году П. решил перейти к наступательным
действиям и 12 янв. 1801 г. отправил атаману Донского войска, ген.
Орлову, приказ выступить со всем войском в поход на Индию. Через месяц с
небольшим казаки начали поход в числе 22507 чел. с 12 единорогами и 12
пушками, без обоза, припасов и планов; все войско делилось на 4 эшелона;
одним из них командовал ген. майор Платов, специально для этого
выпущенный из Петропавловской крепости. Поход этот, сопровождавшийся
страшными лишениями, не был, впрочем, доведен до конца вследствие смерти
П. В последнее время жизни П. недоверчивость и подозрительность его
достигли особенно сильной степени, обращаясь даже на членов его
собственной семьи. В феврале 1801 г. он выписал из Германии племянника
Марии Федоровны, 13-летнего принца вюртембергского Евгения, и по приезде
его обнаружил к нему необыкновенное расположение, высказывал намерение
усыновить его и даже намекал на возможность для него занять русский
престол, с устранением от последнего Александра Павловича. Но в ночь с
11 на 12 марта 1801 г. П. скоропостижно скончался, в выстроенном им
Михайловском дворце (нынешнее Инженерное училище).

Литература. Д. Кобеко, "Цесаревич Павел Петрович" (2 изд., 1887); Е.
Шумигорский, "Императрица Мария Федоровна" (СПб., 1892); В. Бильбасов,
"История Екатерины II" (СПб., 1890); Bernhaidi, "Geschichte Russlands"
(т. II); Н. Шильдер, "Император Александр I" (т. I, СПб., 1897; также в
"Русском биографич. Словаре"; А. Пыпин, "Общественное движение в России
при Александре I" (2 изд., СПб., 1885); В. Семевский, "Пожалование
населенных имений при императоре Павле" ("Русская Мысль", 1882, № 12) и
"Крестьянский вопрос в России в XVIII и первой половине XIX в." (СПб.,
1883, т. 1).
Павианы или собакоголовые обезьяны - обезьяны из родов Cynocephalus и
Theropithecus, соединяемые часто в один род Cynocephalus. Морда очень
удлинена, вздута благодаря расширению верхнечелюстных костей, клыки
очень велики; ноздри у Cynocephialus на конце морды, у Thecopithecus на
верхней стороне; защечные мешки сильно развиты; конечности
приблизительно одинаковой длины; хвост более или менее короткий;
мозолистый голые места на ягодицах сильно развиты. Сильное развитие
лицевой части головы придает ей некоторое сходство с собачьей; что
вместе с громадными клыками придает П. более звериный вид, чем у других
обезьян. Относительно маленькие глаза очень сближены и сидят глубоко под
выдающимися бровными дугами; иногда на лице находятся складчатые
выросты, которые могут быть ярко окрашены. Мозолистая утолщенная кожа на
ягодицах занимает очень большое пространство и является ярко окрашенной;
яркий красный цвет этих частей, свойственный многим П., зависит не от
пигмента, а от сильно развитых здесь кровеносных сосудов; при
возбуждении животного этот цвет становится особенно ярким, при болезни
бледнеет, после смерти пропадает. Шерсть у многих сильно удлиняется,
образуя как бы мантию на плечах (у гамадрила) или голове, шее и плечах
(у джелады), бороду (напр. у мандрила) и т. п. Хвост у некоторых очень
мал (мандрил, дрил), у других длиннее и иногда снабжен на конце кистью.
При ходьбе П., подобно другим, обезьянам за исключением высших (Simiidae
- т. е. шимпанзе, гориллы, оранга и гиббонов) ступают всей подошвой
передних и задних конечностей. Это крупные, в высшей степени безобразные
обезьяны, живущие преимущественно на горах на земле, хотя они могут
хорошо лазать по деревьям. Они держатся чаще всего большими стадами,
мужественно защищаясь от хищников и обнаруживают большую привязанность к
детенышам. П. животные умные, осторожные и тем более вредные в случаях
нападения на плантации. Характер их отличается, особенно у старых
самцов, крайней злобностью, коварством, вспыльчивостью и
необузданностью. Самцы, по словам как туземцев, так и путешественников
часто нападают на туземных девушек. Пища П. состоит из корней, клубней,
луковиц, насекомых и других мелких животных; иногда они поедают и более
крупных, напр. кур. П. нередко обучаются различным штукам, но под
старость характер их становится очень злобным и содержание их доставляет
много хлопот. К роду Cynocephalus относятся типические П. (таковы
бабуин, гамадрил, мандрил, дрил, хахма, Theropithecus - джелада или
гелада (Th. gelada) и близкий вид Tb. obscurus. Настоящие П. водятся в
Африке и Аравии, но в ископаемом состоянии остатки их найдены в
плейстоценовых пещерных отложениях Мадраса и в древних плиоценовых слоях
Сиваликских холмов сев. Индии. Переходом от П. к макакам служит род
Cynopithecus, к которому относится С. niger Целебеса, так называемый
черный или хохлатый Н. Кн.
Павильон - в архитектуре небольшой, изолированный увеселительный
домик или беседка в саду или парке, обыкновенно имеющая круглую или
четырехугольную форму. У французов это слово употребляется, сверх того,
для обозначения частей более или менее обширного здания, если эти части
имеют вид отдельных корпусов, круглых или квадратных в плане,
примыкающих к зданию с боков или занимающих его середину, каковы напр.
павильоны Тюльерийского дворца, в Париже.
Павия (Раvia) - главный гор. итальянской провинции П. на р. Тичино, в
7 км. от ее впадения в реку По; красивый мост (1353 г.), 216 л. длины,
крытый 7 мраморными арками, соединяет П. с предместьем Собборго Тичино;
отчасти сохранились древние стены с 12 башнями. Площади: пьяцца Гранде с
арками, пьяцца д'Италия с мраморной статуей "Италия", пьяцца ди Кастелло
с памятником Гарибальди. Собор (1488 г.) в стиле Возрождения, с
готической гробницей св. Августина (1362 г.), реставрированная (
1363-76) ломбардская базилика XII в. С.Микеле, црк. Санта-Мария дель
Кармине (XIII в.), црк. Санта-Мария Короната ди Капанова (по проекту
Браманте 1492 г.). Друг. замечательные здания: замок Висконти (1360-66),
теперь казарма, университет (от 1490), дворец Маласпина с картинной
галереей, два театра. Жителей 37648. Университет основан в 1361 г.,
славился в средние века и до начала XIX в. (Спалланцани, Скарпа, Тиссо и
Вольта), 4 факультета, фармацевтический и повивальный институты,
библиотека (135000 томов), ботанический сад, 84 профессора в 1123
студента. Лицей, гимназия, технологический институт, техническая школа,
семинария, учительский институт (мужской и женский). Госпиталь С.-Маттео
(700 кров.), институт для глухонемых, сиротский и воспитательный дом.
Чугунолитейные, машиностроительные и инструментальные заводы, органная
фабрика, стеклянные и кожевенные заводы, производство канатов,
химических продуктов. Торговля земледельческими продуктами.

История. П., у римлян Ticinum, во времена лонгобардов называлась
Папией или Павией. Гунны разрушили город в 452 г. В 572 г. взят
Альбоином, королем лонгобардов после трехлетней осады и сделан столицей
лонгобардского королевства (до 774 г.). В П. и позже короновались
итальянские короли. В 1004 г., во время коронации Генриха II, горожане
возмутились против немцев и город был сожжен. В 1027 г. П. взята
Конрадом II В XII в. П. боролась за свою независимость с Миланом, а в
гвельфо-гиббелинской распре П. стояла на стороне гибеллинов. В 1369 г.
Висконти овладели П. и присоединили ее к Милану. При П. произошла
знаменитая битва между французским королем Франциском I и императором
Карлом V в 1525 г. В конце октября 1524 г. Франциск осадил П., надеясь
взять ее голодом. Блокада продолжалась до середины февраля 1525 г.
французы расположились на левом берегу Тичино, императорское войско - на
противоположном. Так как денег и провианта у германского войска было
мало и отступить было неудобно, то решено было дать сражение. Ночью 24
февраля началась страшная атака на французов. Число сражающих было до 48
тыс. - почти поровну. Против французов выставлена была отважная
испанская пехота, которая вместе с итальянскими наемниками быстро смяла
французов. К ней присоединился еще павийский гарнизон и через два часа
армия Франциска была совершенно разбита. Франциск сражался впереди; под
ним была убита лошадь и сам он едва был спасен вице-королем
неаполитанским. Более 10 тыс. французов погибло, в числе которых было
Бонниве, маршалы Ла Паллис и Лекён, Тремуль и др. Часть войска ушла за
Альпы, неприятелям досталась громадная добыча. Франциск был взят в плен.
В 1848 г. в П. вспыхнуло восстание, усмиренное австрийцами; университет
был закрыт; в конце того же года австрийцы были изгнаны и город занят
сардинскими волонтерами, но в 1849 г. австрийцы вернулись в П. В 1866 г.
П., вместе с остальной Ломбардией, отошла к Италии.
Павлин - крупная птица из сем. фазаньих (Phasianidae), отряда куриных
(Gallifornies). Характерным признаком П. самца является сильное развитие
верхних кроющих перьев хвоста, в общежитии обыкновенно смешиваемых с
рулевыми перьями или хвостом в собственном смысле слова. Обыкновенный П.
(Pavo cristalus) широко распространен по Индии и Цейлону, держится в
джунглях и лесистых местностях, питается как животной, так и
растительной пищей и кладет прямо на землю 8-10 яиц. Молодой самец от

<<

стр. 153
(всего 253)

СОДЕРЖАНИЕ

>>