<<

стр. 157
(всего 253)

СОДЕРЖАНИЕ

>>

свойственные более теплым странам, 2) выгонять обычные растения гораздо
раньше, чем в открытом грунте, и 3) культивировать растения, требующие
для своего развития более длинный вегетационный период, еще в холодное
время, высевая их в П. и с наступлением тепла пересаживая в открытый
грунт. В первом случае культура с начала до конца ведется только в П.;
во втором - или только в П., или в П., и в открытом грунте; в третьем -
сначала в П., затем, после пересадки, в открытом грунте. Расходы по
устройству и содержанию П., можно сказать, ничтожны, сравнительно с
выгодами, извлекаемыми культурой парниковых растений; несомненно
выгоднее парниковая культура и по сравнению с тепличной и оранжерейной.
Закладываемый в основание парника навоз, вследствие развивающегося в нем
брожения, служит источником. Выбор места. - П. должен быть защищен от
сев. и вост. холодных ветров, для предохранения его от быстрого
остывания. С этой целью П. помещают с южн. стороны заборов или других
каких-либо строений, а где сделать этого нельзя - там его окружают
изгородью или забором (например - тростниковым, который довольно прочен
и занимает мало места). Почва для П. должна быть безусловна суха, так
как на сырой почве П. быстро стынет и растения страдают от холода или
даже погибают. В виду этого, избегают и глинистых подпочв, задерживающих
воду, а выбирают место с сухой почвой на водопроницаемой подпочве.
Впрочем, и на глинистой почве можно устроить П., давая сток воде по
небольшому скату или прокладывая дренаж или фашины; в некоторых же
случаях достаточно только не сильно углублять П.; чтобы удержать в таком
П. тепло - его делают из бревенчатого сруба и кругом обкладывают, в виде
насыпи, землей.

Устройство П. - Обращают П. обыкновенно концами к В и З, передней
низкой стеной - к Ю, задней высокой - к С, так чтобы (стеклянные) рамы
были наклонены к горизонту, по направлению к Ю; наклон этот изменяется в
зависимости от времени выгонки растений: при ранней выгонке, когда
солнце стоит еще не высоко над горизонтом, он больше, чем при поздней;
когда солнце поднимается уже достаточно высоко. П. с наклоном рам на С
устраивают только для растений, не требующих или даже не выносящих
солнечного припека (напр. - полярных и альпийских). Двухсторонний П., с
наклоном рам на две противоположные стороны, употребляется для помещения
также в летнее время высоких экзотических растений. П. делают трояких
размеров; старые огородники употребляют чаще П. с рамами шириной в 2
арш. (длина же рам всегда равняется ширине их), в садовых заведениях
устраиваются обыкновенно 3-аршинные рамы, в общем же употреблении
парниковые рамы средней величины - 2,5 арш. Глубина П. зависит от
времени выгонки растений (чем раньше ведется выгонка, тем больше
необходимости предохранять П. от охлаждения), от требовательности
растений и теплу, наконец - от характера почвы. Для ранней выгонки
овощей, также для таких растений, как - огурцы, бобы, дыни, арбузы, П.
делают большей частью в 1,5 арш. глубиной; для салата, шпината, моркови,
гороха и различных капуст и вообще для позднего разведения растений
достаточно аршинного слоя навоза; холодные П., глубиной всего в 0,5
арш., употребляют главным образом для предварительной посадки растений,
которые окончательно развиваются уже в открытом грунте. Во Франции,
Бельгии и Голландии П. делаются в виде подвижных ящиков, которые сверху
покрываются обыкновенными рамами. Ясно, что на эти П., носящие название
"французских", идет значительно меньше леса, чем на pyccкие, но за то
они требуют больше навоза. Парижские огородники настилают навоз просто
на поверхность земли и на эту настилку ставят рядами П.; проходы между
П. заполняются навозом, который, чтобы поддерживать в П. желаемую
теплоту, время от времени заменяется свежим. Удобство таких П.
заключается, во-первых, в том, что имеется возможность старый, остывший
навоз заменять новым, во-вторых - в том, что можно, по мере роста
растений, поднимать ящики и рамы, подкладывая под них землю или камни. В
Германии и Скандинавии строят П. третьего типа, "немецкого",
представляющие собой соединение русского П. с французским, так как они
имеют, с одной стороны - постоянные стены, с другой стороны - подвижные
ящики. П. эти устраивают так, чтобы между неподвижными (наружными) и
подвижными (внутренними) стенками, т.е. между боками самого П. и боками
ящика, оставалось свободное, непокрытое стеклянными рамами,
пространство, шириной в 3-4 фт. Полоса эта, по мере надобности, в
ожидании, напр., холодной ночи, покрывается деревянными или соломенными
щитами. Здесь разводят растения менее требовательные к теплоте, в ящиках
же - растения более нежные. П. такой системы очень удобны для культуры
огурцов, дынь и арбузов, которые впоследствии выпускаются из-под рамы. В
Англии положено было начало особой системе с искусственным нагреванием
П., так называемым - термосифоном. В общем термосифон состоит из котла и
двух систем труб, проложенных вдоль П.: верхней и нижней. Нагретая в
котле вода, вследствие уменьшения удельного веса; поднимается вверх,
попадает в верхнюю систему труб, отдает их стенкам свое тепло и, уже
охлажденная, переходит в нижнюю систему, по которой и возвращается на
дно котла. Такая система, нашедшая сравнительно широкое применение при
нагревании оранжерей, в парниковой культуре может выдержать конкуренцию
с навозной, да и, вообще, может быть годна только в районах, богатых
топливом. Перед навозной системой нагревания П. термосифон имеет то
преимущество, что с его помощью можно прекрасно регулировать
температуру, смотря по целям культуры. Недостаток этой системы -
высыхание снизу земли - устраняется устройством над трубами особых
плоских ящиков с водой.

Парниковые рамы. Лучшим деревом для рам считается сосновое. Так как
скорее всего подвергаются порче (гниению) шипы, то советуют набивать их
замазкой и рамы покрывать масляной краской. Стекло на рамах должно быть
бесцветное, гладкое и без пузырьков, так как, при волнистости и
пузырчатости, солнечные лучи могут собираться местами как в
зажигательном стекле, и обжигать растения. Стекла (предпочитают мелкие,
так как крупные трескаются) ставят на подобие черепицы, чтобы дождевая
вода не застаивалась на рамах.

Наполнение П. - Для нагревания П. годится только свежий конский
соломистый навоз, который принадлежит к числу удобрений, быстро
действующих и сильно нагревающих почву ; чтобы в течение зимы навоз не
перепрел и не потерял бы качеств свежего навоза, его подвергают
замораживанию, для чего расстилают по земле небольшим слоем. Недели за
две перед набивкой П., которая производится или в феврале (ранняя), или
в марте (поздняя), навоз оживляют, сваливая несколько возов горячего
навоза в кучу, обкладывая его оттаявшим и старательно смешивая один с
другим. Приблизительно через неделю вся куча согревается, и навоз готов
для набивки. Если сильные морозы или другие причины препятствуют
согреванию кучи, то или поливают ее местами горячей водой, или
вкладывают горячие камни, или, что лучше всего, прокладывают вновь
свежим навозом. При чрезмерном брожении кучи, навоз приходится несколько
разбрасывать, иначе он перегорает. При набивке П. навозом, следят, чтобы
навоз был равномерно перемешан (соломистый с не соломистым, холодный с
теплым) и чтобы лежал он довольно рыхло, так как иначе согревание навоза
(вторичное - уже в П.) произойдет чересчур медленно. Полно набитый П.
закрывается рамами или лучше деревянными щитами. Спустя несколько дней,
когда навоз достаточно нагреется, его впервые утаптывают, выравнивают и
сверху насыпают землю, после чего П. вновь закрывают. Землю кладут в два
приема: сперва одну половину, а затем, когда она просохнет и
разрыхлится, вторую; предпочитают класть в П. сухую землю. Подготовка
П., начиная с набивки его землей, продолжается самое большее 2 недели.
Земля для П. употребляется дерновая (дерн, снятый год назад на
плодородных лугах и измененный от лежания в кучах); при ранней выгонке
растений к дерновой земле прибавляют небольшую часть листовой, а если
почва, с которой был снят дерн, слишком тяжел, то и песку. Для таких
огородных растений, как редис, салат, шпинат, одна и та же земля может
служить несколько раз, но для дынь, арбузов, цветной капусты и бобов
лучше употреблять каждый год свежую дерновую землю; картофель и морковь
требуют тоже свежую, но песчаную неперегнойную землю. Толщина слоя земли
в П. зависит от длины корней тех растений, которые будут высеяны в
данном П. Поэтому она может достигать даже 4-5 врш., но так как с
утолщением слоя земли теплота, развиваемая брожением навоза, все труднее
проникает в помещение П., то для растений с глубоко идущими корнями
делают насыпь только в середине П., куда и высаживают растения; по бокам
же оставляют слой небольшой толщины. Для таких овощей, как цветная
капуста и бобы, прибегают к последовательному окучиванию. Не малое
значение играет в парниковой культуре близость растений к стеклу. В П.
французских и немецких близость растений к стеклу легко достигнуть,
опуская или поднимая ящики; в русских же парниках она зависит только от
оседания навоза, поэтому то, в зависимости от роста растении, П.
набивают более или менее плотно навозом.

Посев. - Парниковая культура ведется или для выгонки растений на
месте же, т. е. в П., или для получения рассады с пересадкой затем в
открытый грунт. В первом случае высевают редко и впоследствии даже
прореживают; во втором случае высевают гуще, лишь бы расстояние между
растениями до пересадки их на гряды не было чересчур мало. Высеянные
семена или покрываются тонким слоем земли, или оставляются на
поверхности земли (семена капусты, редиса, левкоя), пока не образуется
зародыш и лишь с появлением корешков, в виде легкой плесени
расстилающихся по земле, они покрываются просеянным черноземом. Медленно
всхожие семена (земляника, лук, селдерей, морковь и петрушка)
предпочитают подготовлять к посеву; подготовка состоит в том, что семена
смешивают с песком и, сохраняя в теплом месте, смачивают, по мере
высыхания, водой, ежедневно при этом перемешивая. Семена тыквенных
растений проращивают между войлочными пластинками или тряпками.
Поливка и вентиляция. - Тотчас после посева семян П. закрывается
рамами. Поливка или спрыскивание земли в первые дни после высева семян
требуется редко, так как земля достаточно увлажняется испарениями из
навоза. Для поливки, потребность в которой увеличивается с потерей
навозом первоначальной свежести (вследствие уменьшения испарения),
пользуются нагретой речной или прудовой водой, доводя ее до температуры
П. До поливки необходимо убедиться, суха ли или влажна земля не только
на поверхности, но и в глубоких слоях; если высох только верхний слой,
то лучше ограничиться одним опрыскиванием. Опрыскивание растений
применяется и в некоторых других случаях. Ранние посадки следует
поливать до полудня, чтобы к ночи в П. накопилось вновь достаточно
теплоты; поздние же - лучше после полудня, так как сильное испарение под
лучами солнца только вредит растениям. При чрезмерном повышении темп.
или при скоплении в П. большого количества паров необходимо
проветривание. При падении ночью темп. насыщенный парами воздух выделяет
много влаги и испарение растений прекращается, результатом чего нередко
бывает сбрасывание растениями своих цветов. Вот почему отапливают ночью
оранжереи, чтобы только иметь возможность их проветрить, отворяя и
форточки, и отдушины. Потребность в вентиляции усиливается по мере роста
растений. По Р. Шредеру, для развития зародыша необходимы влага, теплота
и доступ кислорода и допустимо отсутствие света; для полного развития
семянодольных листьев требуется свет, воздух, сухость и понижение
температуры; при развитии настоящих листьев - опять повышение
температуры и степени влажности, а также по возможности больше света и
вентиляции. Вентиляция необходима еще и потому, что в свеженабитых П.
скопляется слишком много аммиачных газов, приток же свежего воздуха дает
место углекислоте, усваиваемой растениями. Достигается вентиляция
поднятием рам на большую или меньшую вышину, с помощью деревянной
подставки со ступенчатыми выступами. Степень вентилирования П. должна
определяться самим огородником, для чего требуется постоянное наблюдение
за температурой и влажностью парникового воздуха. Некоторые растения,
хотя бы бобы, огурцы, дыни, любят тепло даже до 30°, такие же как редис,
морковь и салат прекрасно развиваются при 15-20°, от слишком же высокой
температуры вытягиваются и погибают. В первое время, когда навоз
энергично бродит и выделяет массу паров, вентилировать приходится даже
ночью, закрывая отверстия рогожами, во избежание порчи растений от
притока холодного воздуха; впоследствии достаточно впускать воздух днем
на несколько часов; с наступлением же ясных и теплых дней можно даже
совсем снимать рамы, покрывая ими П. только в ожидании холодной ночи.

Поддержка теплоты. - Теплота, развивающаяся при брожении навоза,
постепенно уменьшается. Для пополнения теплоты приваливают к стенкам П.
горячий навоз, а во французских П. просто сменяют остывший навоз свежим.
Затем покрывают П. рогожами или щитами, а в иных случаях прибегают к
двойным рамам. Чтобы не лишать растения необходимого света, приходится
иногда; хотя бы и в ущерб растению, открывать П. на известное время.
Отенение П. - В крайне жаркие дни приходится затенять П. для защиты
растений от чрезмерного нагревания солнцем. Особенно опасны для растений
переходы от пасмурного дня к яркому солнечному. Затеняют П. и в тех
случаях, если температура П. сильно повышается и без солнечного
нагревания, следовательно - отенение в некоторых случаях заменяет собой
вентиляцию. Отеняют П. или щитами из дранок, или соломенными матами, или
просто рогожами.

Размещение растений. - Такие растения, как напр. тыква, арбузы,
требуют для своего развития много места, но занимают его лишь
постепенно. Вот почему предлагают свободные между растениями места
засевать скоро поспевающими овощами. Благодаря подобной. системе посевов
можно на одном и том же месте П. снять несколько урожаев различных
растений.

Вредным насекомые и болезни растений. - В заключение скажем несколько
слов о вредных случайностях в П. Во-первых - гарь, выражающаяся в
высыхании навоза и покрытии земли грибницей какой-то плесени. Растения
на "гарных местах" погибают. Причиной этого явления бывает слишком
свежий навоз и поспешность в набивке П. Уничтожить гарь можно выборкой
гарной земли, насыщением навоза водой или, в крайнем случае, полным
обновлением П. От употребления смеси конского навоза с коровьим на П.
нападает особый навозный гриб (Agaricus fimetarius s. Agaricus
cinereus), в один день покрывающий всю землю П. Единственное средство
избавиться от этого грибка - очистить П. до дна. При плохой вентиляции
появляются в П. и другие плесени из родов Pеnicillium и Mucor. При
сухости воздуха и земли на П. нападает маленький паук (Acarus
tellarius), отчего листья растений начинают быстро желтеть и опадать.
Для уничтожения его в П. прибегают к удалению поврежденных овощей и
спрыскиванию оставшихся. Не мало причиняют вреда парниковым растениям
лиственные вши или тли, легко, впрочем, истребляемые табачным дымом.
Мокриц (Oniscus murarius) ловят картофелинами, перерезанными пополам и
выдолбленными внутри; мокрицы собираются под такие картофелины и здесь
попадают в руки огородника. Но очень трудно ловить медведок (Gryllus
gryllotalpa), которые своими ходами портят корни растений. Улиток,
поедающих мягкие листья и плоды, заманивают листьями капусты или
пластинками репы и картофеля и здесь собирают руками. Крота ловят
капканами или в горшки, подставляемые у входа в нору. Большой вред
причиняют П. и мыши, иногда делающие массовое нападение. Ловушки и
капканы не всегда достигают цели, почему можно было бы прибегнуть к
прививке мышиного тифа. Что же касается болезней растений, в виде
вытягивания и побледнения или почернения нижней части стволов, то
происходят они или от недостатка воздуха и света, или от слишком высокой
температуры и избытка влажности. Сами причины болезней легко указывают
на средство лечения. Не мало хлопот бывает от так называемой
бесплодности растений (преимущественно - огурцов, дынь, арбузов),
выражающейся в том, что женские цветки не завязываются, между тем как
растение прекрасно продвигается в росте. Меры против этого принимаются
следующие: 1) применение более тяжелой дерновой земли, задерживающей
быстрый рост растений, 2) употребление для посева 4-6 летних семян,
которые дают растения более плодородные (молодые семена с той же целью
высушивают перед посевом), 3) общипывание кончиков молодых растений над
23 листом, отчего появляются более плодородные боковые ветви, и
общипывание плетей на несколько листов выше образующихся плодов, 4)
искусственное оплодотворение, особенно необходимое при ранней выгонке,
или хотя бы вентилирование П., способствующее переносу пыльцы с одного
растения на другое и, наконец, 5) пересушка растений, идущих в траву,
отчего на них появляются женские цветки. - См. Шредер, "Русский огород";
журнал "Сад и Огород" и т. п.
Е. Каратыгин.
Парнокопытные или парнопалые (Artiodactyla) - отряд млекопитающих.
Копытные млекопитающие с двумя средними пальцами, третьим и четвертым,
служащими для ходьбы, и двумя крайними, вторым и пятым, большей частью
рудиментарными, реже касающимся земли, с 19 (у домашних пород меньше)
спинно-поясничными позвонками, без ключицы, с бугорчатым или складчатым
слоем эмали на коренных зубах; делятся главных образом по строению
коренных зубов на два подотряда: бугорчатозубых (Bunodonta s. Art.
nouruminantia), куда принадлежат бегемоты и свиньи, и лунчатозубых или
жвачных (Selenodonta s. Art. ruminanеia, Bisulca, Pecora), куда
принадлежат копытные со сложным желудком, пережевывающие жвачку.
Пародия (от греческого слова parwdh - припев, куплет) - род
сатирической поэзии, состоящий в том, что автор осмеивает какое-нибудь
серьезное поэтическое произведение, подражая форме и тону последнего, но
намеренно подставляя на место образов и понятий изящных и величавых
смешные и ничтожные; происходит как бы выворачивание на изнанку
осмеиваемого писателя (отсюда французский синоним пародии - travestie,
"перелицовка"). П. свойственна не одной изящной литературе, но и другим
искусствам - но там она носит уже другие названия; бывает даже
музыкальная пародия (вроде "Райка" Мусоргского). От памфлета и сатиры П.
отличается тем, что осмеивает не столько отдельных общественных лиц или
целые общественные классы, сколько одного пародируемого писателя. П.
развилась в Греции; один из древнейших ее памятников - П. "Илиады",
комическо-героическая поэма Пигреса "Война мышей и лягушек". Развилась
П., вероятно, из сатирических фарсов, которыми оканчивались, для
развлечения зрителей, серьезные трагедии классической древности: в этих
фарсах зачастую пародировалось содержание трагедий. На этой же почве
развилась П. в римской литературе - из так наз. ателлан или ателланских
россказней; в ателланах зачастую перелицовывались древнегреческие
трагедии - например, в пьесе "Agamemnon suppositus" Помпония ("Агамемнон
на изнанку"). С эпохи возрождения в литературе всех стран входит в
обычай пародировать произведения классической древности; особенно часто
пародировался Виргилий - Лалли в Италии ("Eueide travestita", 1633),
Скарроном во Франции ("Virgile travesti"), Блумауэром в Германии
("Virgils Aeueis travestirt"), Осиповым и И. П. Котляревским у нас в
России. В новейшее время сфера П. значительно расширилась; остроумным и
изящным образчиком новой П. могут служить "Сконцентрированные новеллы"
("Condensed Novels") Брет-Гарта, мастерски скопировавшего манеру
известнейших французских и английских романистов XIX в. Сильно развита
П. и в новейшей русской литературе. Пушкин в своей "Оде Хвостову" метко
передразнил манеру русских одописцев XVIII в. Позднее П. писали Б.
Алмазов, Д. Д. Минаев, В. П. Буренин.
Вс. Ч.
Пароксизм - усиление какого-либо болезненного припадка (лихорадка,
боли, одышка) до наивысшей степени; иногда этим словом обозначают также
периодически возвращающиеся приступы болезни, напр. болотной лихорадки,
подагры.
Партеногенез (Parthenogenesis) - так называется способ размножения у
некоторых низших животных, при котором новый организм развивается из
яиц, не подвергшихся оплодотворению. Отдельные данные относительно того,
что у некоторых насекомых самки могут откладывать неоплодотворенные
яйца, из которых вполне нормально развиваются новые особи, были известны
еще в прошлом столетии, но только около половины настоящего столетия
натуралисты обратили больше внимания на это явление, при чем выяснилось,
что П. распространен не только среди насекомых, но также среди низших
ракообразных (Phyllopoda) и коловраток. Более всего примеров П. известно
среди насекомых, притом он встречается здесь в различных формах: в
простейшей форме, как более или менее случайное явление, П. известен у
многих бабочек (обыкнов. шелкопряд, Lasiocampa pini и др.), случайно
неоплодотворенные яйца которых, будучи отложены, могут дробиться, давать
гусениц, окукливающихся и превращающихся безразлично в самцов или самок,
однако чаще, такие яйца на довольно ранних стадиях развития отмирают; в
жизни других бабочек, многих перепончатокрылых, тлей, сетчатокрылых и
веерокрылых, точно также у ракообразных и коловраток П. сделался
нормальным и постоянным способом размножения: у одних из
партеногенетических яиц происходят только самки (телитокия, thelytokie);
так у бабочек из pp. Solenobia и Psyche, бескрылые, живущие в особых
чехликах, самки откладывают в кожицу куколки неоплодотворенные яйца, из
которых выходят такие же самки, крылатые же самцы вообще встречаются
редко и в течение лета несколько поколений самок развивается без их
участия; у тлей П. усложнен еще нередко живорождением и перемежающимся
размножением (гетерогония), именно осенью самки тлей кладут
оплодотворенные самцами так наз. зимние яйца, из которых весной выходят
бескрылые самки, размножающиеся партеногенетически, т. е. кладущие
неоплодотворенные яйца или производящие живых детенышей; у ракообразных
и коловраток в течение лета размножение совершается партеногенетически и
только осенью откладываются яйца, оплодотворенные и способные к зимовке;
на эти формы партеногенетического размножения несомненно следует
смотреть, как на приспособление к борьбе за существование; именно, П. в
огромной степени увеличивает продуктивность каждой самки, так как она
производит только самок, притом без риска остаться вследствие какой-либо
случайности неоплодотворенной и, следовательно, бесплодной. У некоторых
перепончатокрылых (пчелы, осы, шмели, пилильщики) из партеногенетических
яиц выходят только самцы (так наз. арренотокия, arrenotokie); так,
пчелиная матка на воле может откладывать, то оплодотворенные яйца,
дающие самок и рабочих, то неоплодотворенные, дающие трутней, но не
летавшие или очень старые матки кладут только трутневые яйца. Первое
время партеногенетически развивающиеся яйца называли "ложными"
(pseudova) и размножение посредством их считали бесполым, но с течением
времени выяснилось, что они в морфологическом отношении ничем не
отличаются от обыкновенных; также и развитие их происходит нормально, за
исключением того, что при начале дробления выталкиваются не два, а
только одно направляющее тельце; с бесполым способом размножения П.
ничего общего не имеет, так как партеногенетическое яйцо, как и всякое
другое, развивается из одной яйцевой клеточки материнского тела, тогда
как при бесполом размножении в образовании почки участвует группа клеток
двух (Coelenterata) или трех первичных пластов.

Литература. R. Leuckart, "Zur Kenntniss des Generationswechsels und
der Parthеnogenеse bei den Inseckten" (1858); С. Siebold, "Beitrage zur
Parthenogenesis der Arthropoden" (1871); его же, "Wahre Parthenogenesis
bei Schmetterlingen und Bienen" (1856); A. Weismann, "Beitrage sur
Naturgeschichte der Daphnoiden" ("Zeitschrift fur wiss. Zoologie",
1877).
A. Бир.
Партесное пение - многоголосное хоровое пение православной церкви,
разделенное на голоса или партию. Перешло с Запада в Россию в XVII в. и
появилось в южнорусских братствах; более развилось во второй половине
XVII в. Петр I был сторонником П. пения и сам участвовал в исполнении
его на клиросе , исполняя басовую партию.
Партитура (sparte, partitura, partizione, spartizione, spartito -
итал., Partitur - нем., Partition - франц., score - англ.) - от итал.
слова spartire - разделять. П. в музыке называется запись оркестрового
сочинения, с точным обозначением сопоставленных отдельных партий всех
инструментов. П. называется также всякая запись сочинения, состоящего из
нескольких партий, напр. хоровая П., квартетная П. Распределение партий
в П. весьма различно; самое рациональное
- по группам, т. е. верхние нотоносцы страницы отводятся для группы
духовых деревянных, в которой более высоким инструментам предназначаются
верхние нотоносцы, а более низким - нижние, затем помещается группа
медных духовых инструментов, затем ударных, после чего следуют
добавочные инструменты: арфа, орган, фортепиано, металофон и пр., затем
вокальные партии и, наконец, группа струнных. Партии ударных
инструментов без определенной звучности пишутся на нотоносце или на
линейках, по одной на каждую партию. Нотоносцы, на которых помещаются
партии флейт или фаготов и контрафагота, или тромбонов и тубы, или хора,
или первой и второй скрипок, или виолончели и контрабаса, соединяются в
начале акколадой. Рядом с итальянскими названиями в П. применяются и
французские, немецкие, русские.
Н. С.
Паруса - представляют собой поверхности, служащие для воспринятия
давления ветра, если последний служит в качестве двигателя судна. Все
приспособления, делаемые на судах для применения к нему ветра как
движущей силы, составляют вооружение парусного судна. В состав
вооружения входят: рангоут - все деревянные части (или все "деревья"),
такелаж - все снасти (веревки) и П. Для удобнейшего ознакомления с
рангоутом, такелажем и П. здесь рассмотрено вооружение парусного судна с
так наз. фрегатской оснасткой (системой П. и снастей). Основную часть
его рангоута составляют мачты: фок-мачта, грот-мачта, бизань-мачта и
бушприт. Так как такелаж, части рангоута и П. сходны между собой на всех
трех мачтах, то все одинаковые детали их имеют и одинаковые названия, с
прибавлением спереди слов: фок (или фор), если предмет принадлежит
фок-мачте; грот - если предмет у грот-мачты и бизан (или крюйс) у
бизань, мачты. Все мачты делаются составными, для удобнейшего обращения
с ними. Нижние части их, прикрепляющиеся непосредственно к корпусу
судна, носят названия мачт (в собственном смысле). Продолжение мачт
составляют стеньги; к стеньге прикрепляется брам-стеньга, верхняя часть
которой наз. бом-брам-стеньгой. Нижний конец каждого из этих деревьев
имеет назв. шпора, верхний - топа. При соединении мачты со стеньгой
имеется полукруглая площадка, называемая марсом, который положен на раму
из двух продольных брусьев (лонгосалингов) и двух поперечных (краспиц).
Под краспицами, для укрепления их, прикреплены к мачте толстые доски,
наз. чиксами. При соединении стеньги с брам-стеньгой имеются только
лонгосалинги и краспицы, составляющие салинг, у брам-стеньги, в том
месте, где она переходит в бом-брамстеньгу, ставится бом-салинг -
круглый бугель (кольцо) с железными ветвями (рожками). Продолжение
бушприта представляет утлегарь, к которому в свою очередь прикрепляется
бом-утлегарь. Мачты укрепляются в надлежащем положении при помощи
снастей, называемых стоячим такелажем. Те снасти стоячего такелажа,
которые удерживают мачты с передней стороны, носят название штагов, с
прибавлением к этому названию - название дерева, которое они укрепляют;
стен-штаг (от топастеньги), брам-штаг (от брам-стеньги), бом-брам-штаг
(от верхнего конца бомбрам-стеньги); нижние штаги получают в прибавление
к своему названию только название мачт, напр. фока-штаг, грот-штаг,
бизан-штаг. Штаги соединяют также и мачты между собой, так как идут,
напр., от марса одной мачты к салингу другой, от салинга одной к
бом-салингу другой и т. д., а также и бушприт с мачтами. Бушприт в свою
очередь укрепляется снизу ватер-штагами (от конца бушприта к корпусу
судна), утлегарь - штагами (от конца утлегаря) и бом утлегар-штагами (от
конца бом-утлегаря). Для укрепления с боков служат у бушприта - бакштаги
(ватербакштаги, утлегарь-бакштаги и бом-утлегарь-бакштаги - от тех же
мест, где прикрепляются ватер-штаги, утлегарь-штаги и т.д. к борту
судна), у мачт - ванты. Последние носят названия: нижних вант, идущих от
марса к борту; стен-ванты от салинга к марсу и брам-ванты, от
бом-салинга к салингу. Для укрепления мачты с задней стороны служат
фордуны, идущие от салинга (стен-фордуны); бом-салинга (брам-фордуны), и
от верхней части бом-брам-стеньги (бом-брам-фордуны) к борту, позади
нижних вант. Последние также служат для противодействия перегибу вперед
мачты, для чего все прикрепляются к борту позади мачты. Для вытягивания
стоячего такелажа - вант и фордунов - пользуются юферсами с талрепом -
родом упрощенных талей, без блоков, где снасть лишь скользить по
желобкам в деревянных или чугунных юферсах. При проволочном стоячем
такелаже употребляют винтовые талрепа. Нижний юферс или нижнюю часть
винтового талрепа прикрепляют к железным планкам по борту судна, наз.
вант-путинсами.
П. на судах разделяются на прямые и косые. Когда судно в покое,
первые располагаются поперек корабля, вторые в диаметральной плоскости.
Все снасти, необходимые для обращения с ними, составляют бегущий
такелаж. Прямые П. растягиваются по реям, деревьям, подвешенным к мачтам
за середину. Реи имеют названия: нижний рей, марса-рей, брам-рей и
бом-брам рей. Такелаж реев следующий: нижний рей не изменяет свое
положение по высоте относительно мачты и подвешен к последней на
короткой цепи (цепной борг); марса-рей подвешивается на марса-фале;
брам-рей и бом-брам рей - на брам-горденях и бом-брам-горденях. Середина
реев придерживается к мачте при помощи бейфутов. Концы реев
поддерживаются в горизонтальном положении при помощи топенантов
(марса-топенант, брам-топенант и бом-брам-топенант). Для поворачивания
реев в стороны служат брасы (нижние брасы, марса-брасы, брам-брасы и т.
п.). Из косых П. часть растягивается по гафелям - наклонным деревьям,
упирающимся нижним концом в мачту. Гафель имеет следующий такелаж:
бейфут для соединения с мачтой; гафельгардель для подъема нижнего конца
гафеля (ближайшего к мачте); дирик-фал - для подъема верхнего конца
гафеля; эринс-бокштаги, закрепленные к ноку (концу) гафеля и служащие
для поворачивания его. У бизань-мачты парус, прикрепленный сверху к
гафелю, имеет снизу другое дерево (в виду того, что парус выходит за
пределы борта), наз. гиком. Гик прихватывается к мачте бейфутом; другой
конец поддерживается гик-топенантами. Для растягивания паруса вниз, гик
снабжается гика-шкотом; для поворачивания - гика-брасами. Прямые П.
имеют следующие названия: прикрепленные к фока-рею и грот-рею - нижние
П. - фок и грот (на бизань-мачте нет нижнего паруса). К марса-реям
прикрепляются марселя (формарсель, грот-марсель и крюйсель); к брам-реям
брамселя, к бом-брам-реям - бомбрамселя. Из косых П., прикрепленные к
гафелям называются триселями (фортрисель, грот-трисель и бизань). П.,
протягиваемые между мачтами, наз. стакселями, Из них перед фок-мачтой
имеются: бом-кливер, кливер, фор-стеньгастаксель и фока-стаксель. Между
фок-мачтой и грот-мачтой: грот-стеньгатаксель и грот-брам-стаксель.
Первые П. имеют треугольную форму, последние тряпецоидальную. Кроме этих
П. на корабле ставятся в помощь прямым П. на фокмачте и грот-мачте -
лиселя - П., присоединяемые сбоку к нижним П., марселям и брамселям. Они
носят названия: ундер-лиселя, марса-лиселя и брам-лиселя. Они
прикрепляются к рейкам, выстреливаемым (выдвигаемым) на реях; нижний
край ундерлиселя прикрепляется к выстрелу (шесту), прикрепленному на
шарнире к борту.
П. шьются из парусины, которая бывает восьми №№, по толщине; самый
тонкий № 8, самый толстый № 1. № парусины, применяемой к шитью П.,
зависит от величины судна; кроме того на каждом судне нижние П. делаются
из более толстой парусины, чем верхние. Парусина изготовляется
полотнищами, шириной 24 дм., которые сшиваются при изготовлении П. так,
чтобы образовать вертикальные швы. Кромки П. обшиваются шнуром, назыв.
лик-тросом, обшитые кромки назыв. шкаторинами. Углы П. имеют различные
названия, смотря по тем снастям, которые закладываются (закрепляются) в
них. У прямых углов верхние углы назыв. нок-бензельными (т. е.
прикрепляющиеся при помощи бензеля - особой снастью), нижние углы
шкотовыми (шкотом назыв. снасть, растягивающая у П. подветренную
сторону; у прямых П. - кроме нижних - имеются у обоих нижних углов
шкоты, прикрепляющие их к нокам [концам] нижележащих рей). У гафельных
П. углы называются: шкотовый, галсовый (галс - снасть, растягивающая
наветренную сторону П.; имеется у прямых парусов лишь у нижних, где
тянется от нижнего угла П. по направлению к носу судна -
противоположному направлению шкота), нок-бензельный (у нока гафеля),
верхний галсовый (у нижнего конца гафеля). У кливеров и стакселей углы
называются: фаловый (фал стакселя или кливера - снасть, подымающая эти
П. вверх; нирал - прикрепляющийся к тому же углу - тянет его вниз, при
опускании П.), галсовый и шкотовый (у стакселей, кливеров и триселей в
шкотовые углы закладывают два шкота, по одному для каждого борта). Для
уменьшения площади П. (нижних, марселей и триселей; при свежем ветре и
т. п.) берутся у парусов рифы. Для этой цели на П., параллельно нижней
шкаторине, располагают несколько рядов коротких веревочек, продетых на
обе стороны П. и называемых риф-сезнями. У концов каждого ряда имеется
болеe крепкая снасть, наз. штык-болт. Для взятия рифов отпускают рей,
притягивают к нему сперва обе боковые шкаторины П. для закрепления
штыкболта, затем охватывают при помощи риф-сезней рей, захватив таким
образом часть П. между рядом риф-сезней и реем. У прямых парусов
риф-сезни находятся на верхней части П., у косых - на нижней. Так как
взятие рифов представляет собой действие очень трудное и требующее
многочисленной команды, то были придуманы различные способы облегчения
этого дела. Так как труднее всего брать рифы на марселях, как вследствие
большой их площади, так и вследствие высокого положения их на мачте, то
иногда делают вместо одного - два марселя (по высоте). Такие марсели
(площадь каждого = 1/2 площади обыкновенного) имеют название разрезных
марселей. По другому способу, рифы берутся с помощью наворачивания П. на
рею (или на гике - у триселей). Такие П., с вращающимися реями, наз. П.
Каннингама, по имени изобретателя. При шторме обыкновенные П.
переменяются на штормовые П., значительно меньшего размера и шитые из
самой прочной и толстой парусины. В тех местах, где П. необходимо
придать особую крепость или где он трется о какуюнибудь снасть, у него
делаются нашивки, большей частью с изнанки (т. е. стороны,
противоположной той, на которую действует ветер). Нашивки называются
бантами, если пришиты поперек полотнищ, напр. риф-банты, служащие для
укрепления П. на месте риф-сезней, и боутами, если нашиты вдоль
полотница или вкось относительно ее. Подробности о парусах см. - Посьет,
"Вооружение военных судов"; В. Петрушевский, "Курс морского дела для
учебного корабля" (1891); П. Федорович, "Морская практика" (1872, ч. I и
II); Березин, "Походная книжка воспитанников Морского Училища" (1868);
Nares, "Seamanship" (Портсмут, 1886); "Manuel du Manoeuvrier" (П.,
1890).

Паруса сквозные - П. с отверстиями для прохода воздуха. Всеобщее
внимание возбудили в 1896 г. при посещении Филадельфийского порта
итальянским парусным судном "Salvatore Accame", обладавшего подобными
парусами. Впервые предложены были еще в 1848 г. капитаном итальянского
коммерческого флота Гектором Вазалло. Когда он снабдил один из кораблей
подобными парусами, то достиг скорости в 91/3 узда вместо 71/2,
получавшихся ранее при том же ветре. Выгода является вследствие того,
что давление ветра на единицу площади П. становится больше, если П.
имеет посередине отверстие для прохода воздуха (тот же принцип
применяется иногда у рулей). По соображением Вазалло, в прямых парусах
следует делать внизу по два отверстия, диаметром от 8 до 12 дм., на
расстоянии 5-8 фт. от углов; для косых парусов достаточно одно
отверстие. Сквозные П. в настоящее время применяются на многих
германских, английских, испанских и итальянских коммерческих судах и
яхтах. См. "Revista de Navegacion y Commercio" (1896); "Морской Сборник"
(1897, №1).
Р. Л - н.
Парусные суда. - Мореходные П. суда разделяются по роду парусов на
суда с прямым вооружением и суда с косым вооружением, смотря по тому,
какой род парусов преобладает - прямых или косых. Мореходные П. суда
разделяются на следующие главные типы: 1) фрегат - трехмачтовое П. судно
с прямыми парусами на всех трех мачтах. 2) Барк - отличается от фрегата
тем, что последняя мачта сухая, т. е. не имеет прямых парусов. 3) Бриг -
двухмачтовое судно; вооружение то же, что у фок
- и грот-мачты у фрегата. 4) Шхуна - П. судно с косым вооружением:
бывает трехмачтовая шхуна, при чем на фок-мачте имеются иногда также
прямые паруса (марсели, брамсели и бом-брамсели) или двухмачтовая - при
чем на фок-мачте она носит также иногда прямые паруса (марсель и
брамсель). 5) Шхуна бриг - 2-хмачтовое П. судно, с фок-мачтой, как у
брига, и грот-мачтой, как у шхуны. 6) Тендер - одномачтовое судно с
косыми парусами (гротом на гафеле, рейковым топселем - косым фоком
[стакселем] и кливером. Иногда большие П. суда имеют 4-5 мачт. Особых
названий для подобных судов на русском языке не имеется. Такие 4-х и
5-ти мачтовые суда имеют на каждой мачте полное вооружение, при чем
марсели и иногда даже брамсели делаются разрезными.
Парфенон - главный храм в древних Афинах, посвященный покровительнице
этого города и всей Аттики, богине Афине-Девственнице (oparJneoV). Он
красовался на самом высоком пункте афинского акрополя, там, где перед
тем стоял не вполне достроенный храм той же богини, заложенный еще до
нашествия персов, вероятно, при Пизистрате, и разрушенный во время
опустошения города Ксерксом. По окончании персидских войн, в правление
Перикла, приступили к сооружению, на месте прежнего святилища, нового,
более обширного и роскошного храма, при чем пущено в ход искусство
лучших из тогдашних художников и употреблены огромные денежные средства.
Строителями П. называют Иктина и Калликрата; первому, по-видимому,
принадлежал проект этого здания, а второй заведывал производством
строительных работ. Велики скульптор Фидий и сам Перикл наблюдали за
постройкой, продолжавшейся около десяти лет, с 448 по 438 г. до Р. Хр.
На прямоугольной платформе (в 68,4 м. длины и в 30,38 м. ширины),
сложенной из пирейского камня и на которую можно было со всех сторон
подниматься по трем ступеням, высился построенный из пентелийского
мрамора величественный периптер дорического стиля с восемью
каннелированными колоннами в каждом коротком фасе и с семнадцатью в
каждом длинном. Вышиной эти колонны были в 11 м., диаметр их разреза в
нижнем конце равнялся 1,8 м. Окруженный этой колоннадой, сам корпус
храма был амфипростильный, т. е. имеющий с каждой короткой, восточной и
западной, стороны по портику о шести колоннах меньшей величины: в
восточном портике, составлявшем пропаос, находился вход во святилище;
западный портик служил задними сенями, так наз. постикумом. Оба портика
были загорожены железными вызолоченными решетками, устроенными между
колоннами. Внутренность храма состояла из двух частей: из так наз.
целлы, длиной в 100 фт. (отсюда - другое название П., Гекатомпедон, т.
е. стофутный храм) и из заднего, менее обширного помещения или
описфодома. Два ряда колонн разделяли целлу на три нефа: на средний,
широкий, и на два боковых, более узких. Над архитравом этих колонн,
стояли другие колонны меньшего размера, подпиравшие сложенную из
мраморных плит крышу и устроенную в ней гипферу над серединой главного
нефа. В глубине этого последнего, под сенью горизонтального потолка,
красовалась колоссальная статуя Афины, одно из великолепнейших
произведений Фидия. Богиня была представлена стоящей в простой, но
величественной позе, в панцире, с эгидой на груди. У ног ее, на базе,
находился щит, слегка прислоненный к левой ноге; на нем покоилась левая
рука богини, придерживавшая копье. На ладони правой руки стояла фигура
Победы, величиной в человеческий рост, державшая лавровый венок. Высокий
шлем Афины был украшен в середине изваянием сфинкса, а по бокам фигурами
грифов. Вокруг копье, внизу, обвивалась змея - эмблема мудрости. На
внутренней стороне щита была изображена рельефом гигантомахия, а на
внешней - битва амазонок. Даже края одежды и сандалии богини были
украшены изображениями битвы кентавров с лапифами. Вся статуя была
вышиной в 26 локтей и исполнена на деревянной основе из чистого золота и
слоновой кости, так что из последней были вырезаны тельные части , все
же остальные части были золотые. Описфодом храма, лежавший позади целлы,
представлял собой помещение, сообщавшееся с ее боковыми нефами
посредством двух небольших дверей; большая дверь вела из него в задний
наружный портик; потолок этого помещения поддерживали четыре колонны.
Здесь хранились храмовые драгоценности и утварь, равно как и
государственная казна и важные общественные документы. Великолепные
скульптурные работы, исполненные Фидием и учениками этого мастера под
его руководством, украшали различные части здания. Тимпаны обоих
фронтонов были заняты группами, изображавшими, на восточном фронтоне -
рождение Афины из головы Зевса, а на западном - спор Афины с Посейдоном
из-за обладания Аттикой. На архитраве всего перистиля висели золотые
щиты; метопы фриза, в числе 92, были заняты мраморными плитами с
горельефными изображениями сцен борьбы кентавров с лапифами,
гигантомазии, битв амазонок и эпизодов троянской войны. Внешние стены
целлы и описфодома украшал барельефный фриз работы самого Фидия,
изображавший торжественную - в присутствии богов - процессию последнего
дня панафинейского праздника, в которой относился в акрополь драгоценный
пеплос, изготовленный для подарка Афине искуснейшими девушками Аттики.
По своей величине, по гармоничной стройности архитектонических линий, по
благородству целого, П. представлял собой самое блестящее из
произведений аттическодоричества зодчества. Его красоту и живописность
возвышала разноцветная, но не режущая глаз, окраска различных его
частей. От всего великолепия П. дошли до нас только жалкие,
обезображенные остатки. Со времени завоевания Греции римлянами не
происходило в истории этой страны ни одного переворота, который не
отражался бы печальным образом на судьбе этого сооружения. Сначала
завоеватели увезли к себе его лучшие украшения; потом христианство,
восторжествовав над язычеством, лишило храм всего того, что было
противно новой религии. Святилище Девы-Афины превратилось в церковь
Приснодевы Марии, но и это не уберегло его от дальнейших несчастий.
Нашествия славян, крестоносцев и турок, устроивших в П. мечет, и,
наконец, осада акрополя венецианцами, в 1687 г., страшно изувечили
создание Иктина и Калликрата; венецианская бомба, попав через мраморную
крышу внутрь здания, где хранился тогда запас пороха, произвела взрыв
этого последнего, разорвала П. по длине на две части и обратила его в
полуразвалины, из которых местные жители стали таскать камни для
выжигания из них извести. Варварское отношение к П. прекратилось только
в текущем столетии, по образовании греческого королевства. Но еще до
этой поры многие из тех скульптурных украшений храма, которые более или
менее уцелели, были уже увезены на З.Европы. В настоящее время, из 5 не
погибших, хотя и искалеченных метопов, только некоторые остаются на
своих местах: 16 метопов южного фасада находятся в британском музее, в
Лондоне, один метоп - в Луврском музее и один - в новоустроенном
акропольском музее, в Афинах; остатки свалившихся и разбитых фронтонных
групп перешли, главным образом, в британский музей, где красуется также
целая треть фриза, опоясывавшего целлу. Что касается до колоссальной
статуи Афины, стоявшей в целле, то в конце III стол. до Р. Хр. тирань
Лаxapий похитил часть ее драгоценных украшений, но она продолжала
находиться в храме до конца IV в. нашей эры; последнее имеющееся
известие о ней относится к 375 г.; вероятно, вскоре после того она была
уничтожена, как бывший предмет языческого культа, гнусный для христиан.
Ср. Michaelis, "Der Parthenon (Лпц., 1871), Dohrfeld, "Untersuchungen am
Parthenon" (в "Mittheilungen d. Archaol. Instituts aus Athen", т. Vl,
1881).
А. С-в.
Парша (favus, tinea favosa, teigne faveuse, Erbgrind) - представляет
заболевание кожи, преимущественно волосистой части головы, зависящее от
разрастания особого рода грибков. Паршевой грибок был открыт Шенлейном в
1839 г., и это было тогда вообще первое открытие в этом роде, т. е. что
растительные чужеядные могут являться возбудителями болезни у человека.
Ремок подтвердил экспериментальным путем, что этот грибок и есть
настоящая причина П. и назвал его Achorion Sclionleinii. Морфология и
биология этого грибка послужили предметом многочисленных исследований
как в отечественной, так и в иностранной литературе, назовем работы
Унна, Краля, Пика, Тишуткина, Верюжского и мн. др.; тем не менее вопрос
о том, существует ли много видов этого грибка или только один вид и
несколько разновидностей, нельзя до сих пор считать окончательно
решенным. Грибок П. принадлежит к гифомицетам. Под микроскопом
(увеличение раз в 300) мы видим густое сплетение нитей, имеющих
отчетливо различимую оболочку и однородное содержимое; нити эти дают
короткие разветвления, образуют множество изгибов, на их протяжении
встречаются кругловатые утолщения; местами видны круглые или овальные
споры, иногда целыми кучками. Грибки развиваются первоначально в
волосяном мешочке, затем прорываются на свободную поверхность кожи,
образуя корочки серно-желтого цвета, в центре с углублением, где их
пронизывает волос; эти корки, первоначально величиной с просяное зерно,
медленно увеличиваются, достигая величины двугривенного. Сперва между
пораженными местами остаются еще здоровые участки кожи, но с
распространением болезни все сливается в одну бугристую массу. Волосы
лишаются своего нормального блеска, смотрят как бы запыленными,
становятся хрупкими и легко вырываются. Пораженный П. места издают
особого рода запах, напоминающий плесень. Мало-помалу волосы выпадают,
развивается плешивость, кожа на голове истончается, становится гладкой,
как бы рубцовой. В редких случаях П. наблюдается и на коже других частей
тела и на ногтях рук. П. может длиться десятки лет, пока не наступает
почти полная плешивость. Распространена в Привислянском крае, в
некоторых местностях Франции; в Германии встречается реже. Как
паразитарная болезнь, П. может переходить с человека на человека, а
также с животного на человека, ибо она встречается у кур, мышей, собак,
кошек, кроликов; в общем заразность ее незначительна. Распознавание
обыкновенно не представляет труда; в случае сомнения прибегают к
микроскопу. Лечение П. в самых благоприятных случаях отнимает несколько
месяцев. Оно состоит в размягчении и удалении корок с помощью ли борных
компрессов или смазываний маслом, в вырывании волос (эпиляция) с помощью
пинцета и втирании противочужеядных средств, каковы: сулемовый спирт
(1%), салициловая и карболовая кислоты, перуанский бальзам и пр.
Пасквиль (итал. pasquillo, франц. pasquinade, нем. Pasquill, лат.
libellus famosus) - письменное сочинение или символическое изображение,
содержащее в себе ложные, оскорбительные для кого-либо сведения,
распространяемые в печати или иным путем. Название П. происходит от
Пасквино. Первоначально П. означал более язвительную насмешку, нежели
злостную обиду. Иногда и на Западе, и у нас, оно сливалось с понятием
ложного доноса (см., напр., дело о подметном письме 1728 г., в "Рус.
Старине", 1880 г., т. XXVIII). В новейших уголовных кодексах П. особо не
упоминается, а рассматривается по общим правилам об обидах и клевете.
См. "Satiren und Pasquillen aus der Reformalionszeit, изд. Schade
(Гамб., 185658).
Паскевич (Иван Федорович), светлейший князь варшавский, граф
эриванский - ген. фельдмаршал (1782-1856). Произведен был из пажей двора
Его Имп. Вел. в поручики л.-гв. преображенского полка, и тогда же
назначен флигель-адъютантом. С 1806 по 1812 г. он принимал участие в
войне против турок, командовал небольшими отрядами и исполнял различные
административные и дипломатические поручения: в 1811 г. назначен
бригадным командиром. В Отечественную войну 1812 г. П. принимал видное
участие в боях под Салтановкой, Смоленском, Бородиным, Вязьмой; в 1813
г. блокировал кр. Модлин. а затем, состоял в армии Бенигсена, участвовал
в делах у Дрездена, в сражении под Лейпцигом, в блокаде Гамбурга.
Назначенный начальником 2-й гренад. дивизии, в 1814 г. участвовал в бою
у Арсис-на-Обе и при взятии Парижа. В 1817 г. П. избран был.
руководителем путешествия вел. князя Михаила Павловича, при котором
состоял до 1821 г.; затем командовал 1-ю гвард. пехотной дивизией,
бригадами которой командовали вел. князья Николай и Михаил Павловичи
(поэтому первый из них, уже будучи государем, называл П.
"отцом-командиром"). В 1821 г. П. получил начальство над 1-м арм.
корпусом; в 1815 г. назначен ген.адьютантом; по вступлении на престол
имп. Николая вызван был в СПб. для участия в суде над декабристами. В
1826 г. П. получил повеление ехать на Кавказ для командования войсками
против персиян, совместно с Ермоловым, при чем ему вручен был секретный
указ - заместить последнего, если найдет это нужным. Действия его против
персиян были удачны: он разбил их под Елизавет-полем, а за овладение
Эриванью возведен был и графское достоинство, с наименованием
"Эриванский". В 1327 г. П. заменил на Кавказе Ермолова, уволенного в
отставку, а в 1828-29 гг. искусно руководил военными действиями против
турок в Мал. Азии. В первый год войны им взяты были Карс, Ахалкалаки,
Ахалцих; в 1829 г., разбив неприятеля при Гасан-Кала, он занял Эрзерум,
и в день обнародования адрианопольского мира был произведен в
ген.-фельдмаршалы. Отвлеченный войной, П.. не имел достаточно времени
вникать в дела по управлению Кавказским краем; да и оставаться там ему
пришлось недолго, так как уже летом 1831 г., по случаю кончины Дибича,
он назначен был главнокомандующим войск в Польше. Здесь в действиях
своих он выказал чрезмерную медлительность и осторожность, хотя главная
польская армия еще до него была совершенно разбита под Остроленкой.
Взятие Варшавы покрыло его, однако, новыми лаврами: он получил титул
светлейшего князя варшавского и звание наместника Цар. Польского.
Водворив порядок в взволнованном крае, он сосредоточил все свои усилия
на поддержании там рус. власти. В 1849 г., когда имп. Николай I решился
подать помощь австр. императору против восставших венгерцев, П. снова
стал во главе армии. Действия его в эту кампанию отнюдь не были
поучительны, и успешное окончание войны нельзя приписать его
распоряжениям. В 1854 г., во время восточной войны, преувеличенная
осторожность и нерешительность П. выказались с новой силой, и военный
авторитет его был подорван. Ср. кн. Щербатов, "Ген.-фельдмаршал кн. П."
(СПб., 1888-94); H. Шильдер, "Фельдм. П. в крымскую войну" ("Русск.
Старина", 1875 г., т. XII и XII); А. Берже, "Кн. П. в Царстве Польском в
1846 г." ("Русск. Старина", 1885 г., т. XLVIII; переписка П. с имп.
Николаем I, в "Русск. Старине", 1872 г., т. V и VI; 1880 г., т. XXIX;
1881 г., т. XXXII; 1884 г., т. XLI; 1896 г., т. LXXXVI; с имп.
Александром II, 1855 г., там же, 1881 г., т. XXXII; "Из записок кн. П.
до августа 1826 г., ("Русск. Архив", 1889 г., т. 1).
Паслен (Solanum L.) - родовое название растений из семейства
пасленовых. Сюда принадлежат до 900 видов, встречающихся в теплом и
умеренном климате. Это - травы, кустарники или деревья очень различного
внешнего облика: с лежащим, прямостоячим, ползучим стеблем, с простыми
или перисторассеченными листьями. Цветки собраны в цимозные щитки, кисти
или метелки; венчик белый, желтый, фиолетовый или розовый. Чашечка о
5-10 зубчиках или долях; венчик колесовидный или ширококолокольчатый,
пятизубчатый; тычинки сходятся пыльниками в конус; плод
- ягода. К роду П. принадлежит картофель (Solanum tuberosum). В
России из дикорастущих встречаются два вида П.: черный П. (S. nigrum L.)
и горько-сладкий П. (S. Dulcamara L.). Первый вид - травянистое,
однолетнее растение, развивающее ветвистый, пушистый или почти голый
стебель, покрытый яйцевидными выемчатозубчатыми или почти
цельно-крайными листьями; мелкие серые или слегка фиолетовые цветки
собраны завитками. Чашечка пятизубчатая, венчик о пяти продолговатых
лопастях. Плод - черная, шаровидная, повислая ягода. Растет черный П. по
сорным местам. Ягоды иногда идут в пищу; их дают детям против глистов.
Второй вид, S. Dulcamara, полукустарник, развивающий длинные ползучие
ветви, покрытые продолговато-яйцевидными, заостренными, у основания
сердцевидными, цельнокрайними листьями; цветки собраны в слегка
поникающие метелки; чашечка пятизубчатая, венчик пятираздельный,
фиолетовый, с отвороченными долями; красные ягоды повислые. Растет этот
П. на влажной почве, в кустарниках. Отвар из его стеблей употребляют от
лишаев, ревматизма и катаров. Ягоды ядовиты.
С. Р.
Паспорт (франц. passeport) - одно из средств для наблюдения за
подозрительными лицами, в видах охраны государственной безопасности.
Наблюдая за собственными подданными и за прибывающими иностранцами,
власти могут требовать от них удостоверения самоличности, а также
доказательств того, что они не являются опасными для государственного
спокойствия. Эти требования, легко исполнимые в месте постоянного
жительства лица, становятся затруднительными для путешествующих, а также
для иностранцев. Чтобы дать им возможность удостоверить свою личность,
государства вводят П., в которых обозначаются занятие, возраст,
местожительство, приметы лица, а также продолжительность, цель и место
путешествия. В то же время П. является и разрешением на отлучку лица;
устанавливается воспрещение путешествовать без взятия П., а также
обязанность явки П. в местах пребывания; вводятся строгие полицейские
меры против путешествующих без узаконенных П. Совокупность таких
узаконений называется паспортной системой. Начало П. положено еще в XV
в. строгими мерами, принимавшимися в то время против бродяг и нищих. Так
как последние составляли тогда наиболее значительную часть лиц, менявших
свое местопребывание, то на обязанности честных путешественников, не
желавших, чтобы с ними поступали как с бродягами, лежало доказать свою
самоличность. С середины XVII в. значение П., как разрешения на отлучку
из местожительства, все более и более увеличивается: для
воспрепятствования дезертирству являются военные П. (Militаrpass), от
приезжающих из зараженных или зачумленных стран требуется так наз.
чумный П. (Pestpass); затем являются особые П. для евреев, для
ремесленных учеников; в то же время возникает обязанность явки П.
Высшего развития паспортная система достигает в конце XVIII в. и начале
XIX в., главным образом во Франции; воспрещалась всякая отлучка, даже
внутри государства, без взятия установленного П. Паспортная система в
руках политической полиции явилась средством легчайшего нахождения лиц,
опасных для государства, и в особенности обнаружения шпионов во время
тогдашних беспрерывных войн. После Наполеоновских войн паспортные
стеснения остались прежние; сделаны были лишь некоторые облегчения для
пограничных сношений, а бедным П. выдавались бесплатно, и также
бесплатно производилась их явка (Германия и Франция). Долголетний опыт
показал, что обязательное взятие П. и явка их с одной стороны не
достигают цели, так как при усилившемся передвижении людей явка
обратилась в простую формальность, а с другой стороны совершенно
напрасно стесняют путешественников, большая часть которых - люди
совершенно безвредные. Наоборот, неблагонадежные люди легко могут
проживать по подложным и чужим П. Между тем, паспортная система,
ограничивая свободу передвижения человека, вместе с тем задерживает и
промышленное развитие страны. Поэтому, в середине нынешнего столетия
паспортные стеснения в государствах Зап. Европы мало помалу смягчаются.
В 1850 г. немецкие государства вступили в соглашение (на дрезд.
конференции), по которому подданные их государств освобождались от
обязанности брать разрешение полиции для каждого путешествия в пределах
договорившихся государств; эти разрешения были заменены паспортной
картой, выдаваемой на год, без обязанности явки ее в месте пребывания. К
этому соглашению в 1850 г. примкнула и Австрия. Затем в 60-х и 70х годах
отменяются существовавшие в различных государствах паспортные строгости:
в Испании - в 1862 и 1878 гг., в Дании - в 1862 и 1875 гг., в Германии -
в 1865 и 1867 гг., в Италии - в 1865 и 1873 гг. В настоящее время в
большинстве зап.европейских государств существует система факультативной
легитимации, по которой взятие П. составляет не обязанность, а право
лица, желающего удостоверить свою самоличность. В Германии обязанность
взять П. может быть установлена указом императора лишь временно и без
обязанности явки П., или для определенных местностей (напр. для Берлина
в 1878 г.), или для путешествий в определенные государства или оттуда,
когда этого требуют безопасность государственная или общественная (напр.
меры, предпринятые в 1879 г. против России по поводу ветлянской чумы). В
других случаях в Германии действует факультативная легитимация, при чем
удостоверение выдается местными властями лишь в том случае, когда нет к
тому законных препятствий (ограничение права жительства, публичные
повинности и т. д.). В Италии удостоверение личности может быть
произведено как П., так и другими способами. В Дании для иностранцев
может быть установлена, в виде репрессалии, обязанность иметь П. В
Англии, Швеции и Норвегии давно уже существует полная свобода
передвижения, без обязанности иметь при себе П. В Австрии для
передвижений внутри государства требуется легитимационная карта,
выдаваемая на год и заменяющая П.; для некоторых лиц вместо
легитимационной карты достаточно расчетных или рабочих книжек, если в
них оговорено, что они служат вместе с тем удостоверением личности. Для
путешествий за границу существуют особые П., а для пограничных сношений
- удостоверения местных властей. Иностранцы обязаны иметь П., кроме
подданных тех государств, которые участвуют в дрезденской конвенции.
Обязанность визировать П. на границе может быть установлена временно,
при наступлении известных обстоятельств, угрожающих безопасности
государства. Во Франции паспортная система, установленная законами 1795
и 1797 гг., существует до настоящего времени. так что по закону даже для
отлучек внутри страны обязательно брать П.; но фактически она более не
применяется. В некоторых государствах от иностранцев вместо П. требуется
разрешение полиции на проживание, напр. в Румынии - на пребывание свыше
30 дней, в Эльзас-Лотарингии - на пребывание свыше 8 недель. В Дании
иностранцам; занимающимся физическим трудом или по роду деятельности
постоянно меняющим местожительство, выдается книжка на жительство,
предъявляемая при каждом новом перемещении.
В России приезд иностранцев был обставлен разными ограничениями уже в
московском периоде; пограничные воеводы могли пропускать иностранцев в
пределы государства лишь с разрешения высшего правительства. В смутное
время начинает вырабатываться и для путешествий внутри страны система
"проезжих" грамот, с целью, главным образом, полицейской. В общее
правило проезжие грамоты возведены были Петром I (указ 30 октября 1719
г.), в связи с введенными им рекрутской повинностью и подушной податью.
В 1724 г., для предотвращения возможности уклоняться от платежа подушной
подати, установлены особые правила об отлучках крестьян, при чем
различались покормежные письма и пропускные письма. С 1763 г. П. получил
и фискальное значение, как средство для сбора паспортных пошлин. Крайняя
стеснительность П для народа вызвала целый ряд разновременных
мероприятий, состоявших, главным образом, во временных льготах по
выборке П. и в упрощении различных формальностей, но не затрагивавших
общих начал паспортной системы. Вопрос о коренной ее реформе поставлен
был на очередь еще в 1859 г., но существенное изменение проведено лишь
законом 7 апреля 1697 г., уничтожавшим фискальное значение П., после
чего П. сохранил у нас функции полицейские и податные. Сохранение за П.
значения орудия полицейского надзора признавалось комиссиями,
учреждавшимися для пересмотра паспортного устава, необходимым, в виду
как обширности территории России, так и затруднительности обеспечить ее
достаточными средствами охраны в полицейском отношении. Не меньшим
препятствием к совершенной отмене П. служит сохранившаяся в нашем
законодательстве круговая порука в исправном отбывании государственных и
общественных сборов. Частичным смягчением паспортной системы, касающимся
главным образом продолжительности сроков, на которые выдаются П.,
ограничилась и последняя паспортная комиссия, выработавшая ныне
действующее Положение 3 июня 1894 г., о видах на жительство, законом 2
июня 1897 г. распространенное на всю империю, кроме губерний бывшего
Царства Польского и Финляндии. Существенной стороной реформы 1894 г.
является и установление точных правил о том, в каких случаях общества и
домохозяева в праве отказывать в выдаче или возобновлении П.
отлучающимся членам обществ или крестьянских дворов. Избрание в
общественные должности сельских обывателей, отлучившихся по паспортным
книжкам, допускается, без их согласия, не ранее как по истечении одного
года со времени выдачи им П. книжек, и притом только в случае
невозможности заместить эти должности другими лицами.
Поныне действующему законодательству в месте постоянного жительства,
по общему правилу, П. не требуется. Исключение составляют столичные и
другие города, объявленные в положении чрезвычайной или усиленной
охраны. Кроме того, в местностях, на которые распространяются правила о
надзоре за промышленными заведениями, рабочие фабрик и заводов обязаны
иметь П. и в месте постоянного жительства. Не требуется П. при отлучке
из места постоянного жительства: 1) в пределах уезда и за пределами его
не далее как на 50 в. и не более как на 6 мес., и 2) от лиц,
нанимающихся на сельские работы - кроме того в пределах волостей,
смежных с уездом жительства, хотя бы и более чем на 6 месяцев. В вид на
жительство вносится жена получателя и могут быть внесены сыновья и
мужского пола родственники, приемыши и опекаемые до достижения 18 лет,
дочери до 21 года и лица преклонного возраста или по состоянию здоровья
не могущие обходиться без постороннего попечения. Из числа лиц,
внесенных в П., лица мужского пола, не достигшие 17 летнего возраста и
не находящиеся на государственной службе, а лица женского пола, не
достигшие 21 года, могут получать отдельные виды только по просьбе
родителей или опекунов или с согласия попечителей; замужние женщины,
независимо от их возраста - только с согласия мужей. Жене лица,
находящегося в безвестном отсутствии или страдающего умопомешательством,
может быть выдан, по закону 2 июня 1897 г., вид на жительство по
распоряжению местного губернатора, градоначальника или
обер-полицмейстера. Неотделенным членам крестьянских семейств, даже и
совершеннолетним, вид выдается только с согласия хозяина крестьянского
двора или по распоряжению земского начальника (мирового посредника).
Лицам, включенным в общий вид, могут быть выданы и отдельные виды на
жительство, в месте их временного пребывания. П. выдаются на общем
основании раскольникам всех сект, кроме скопцов. При обнаружении лица
без надлежащего вида, если оно докажет свою самоличность, дается срок не
свыше 6 месяцев для получения вида, а по истечении этого срока - особое
удостоверение для отъезда в семидневный срок. Не уехавшие этот срок
высылаются полицией на основании инструкции, утвержденной министром
внутренних дел (особые правила для Петербурга см. в прил. к ст. 340,
прим., уст. паспортного). Дворянам не служащим, лицам, уволенным от
государственной службы, офицерским чинам и чиновникам запаса, почет.
гражданам, купцам и разночинцам видами на жительство служат бессрочные
П. книжки, выдаваемые полицейскими управлениями (в столицах -
участковыми приставами). Лицам, состоящим на гражданской службе, и
духовенству всех исповеданий, кроме римско-католического, эти книжки
выдаются по месту служения или от подлежащих духовных властей. Такие же
книжки выдаются вдовам и достигшим совершеннолетия дочерям означенных
лиц. Мещане, ремесленники в сельские обыватели получают от мещанских и
ремесленных управ, через волостных старшин: 1) П. книжки на 5 лет, при
наличности недоимок по общественным сборам - с согласия общества, при
чем обозначается годовой размер сборов, который должен быть внесен 31
декабря каждого года; в противном случае книжка отбирается; 2) П. на
один год, 6 месяцев или 3 месяца, независимо от лежащих на получателе
недоимок. В 1883 г. министру внутренних дел предоставлено право
устанавливать обязательную заявку домохозяевами полиции о прибывших и
выбывших во всех городах, посадах и местечках, где имеет пребывание
чиновник полиции. Положение о видах на жительство 1894 г. не
распространено на лиц, состоящих на действительной военной и морской
службе, на лиц войскового сословия казачьих войск, на финляндских
обывателей, на иностранных подданных, проживающих в империи, на лиц,
отбывающих за границу и оттуда возвращающихся, на лиц
римско-католического духовенства, на инородцев, на приисковых рабочих,
скопцов, ссыльно-поселенцев и состоящих под полицейским надзором,
учреждаемым по распоряжению административных властей. По отношению ко
всем этим лицам, а также к обывателям губерний Царства Польского,
сохранили свою силу прежние узаконения о П. Иностранцы допускаются в
Россию только по П. российских миссий и консульств или по
засвидетельствованным ими национальным П. Прибывшие без П. иностранцы
высылаются обратно, а если иностранное пограничное начальство откажется
от принятия их, то с ними поступают как с бродягами. П. на жительство в
империи выдаются иностранцам начальниками губерний на один год.
Проживание без узаконенного вида или по виду просроченному карается по
61 ст. устава о наказаниях. Составление подложного вида на жительство
для себя или другого лица влечет за собой заключение в тюрьме от 4 до 8
месяцев или от 8 мес. до l года и 4 мес., а изменение в своем или чужом
виде указанных в них срока или место пребывания - заключение в тюрьме от
2 до 4 или от 4 до 8 мес. При этом, по разъяснению сената (1871 г. №
284), карается само составление подложного вида, независимо от того,
извлек ли из него виновный пользу, сделал ли из него употребление.
Передача своего вида другому для проживания или переезда с ним, равно
как проживание по ложному или чужому виду, наказывается заключением в
тюрьме на срок от 2 до 4 мес. или же арестом на время от 3 недель до 3
мес. (Улож. о наказ., ст. 976-983). Лицо, виновное в заведомо ложном,
при получении вида на жительство, заявлении о том, что оно такого вида
не имеет, подвергается тому же наказанию, что и за ложное показание без
присяги перед судом, т. е. аресту на время от 3 недель до 3 месяцев, или
же заключению в тюрьме на время от 2 до 4 месяцев (Улож. о наказ, ст.
943).
Пассаж (Passage - фр., Passaggio - ит.) - продолжительный ход,
состоящий из быстро следующей одна за другой нот, по большей части
равных между собой. П., состоящий на протяжении октавы из диатонической
или хроматической гаммы и идущий по одному направлению, назыв. руладой
(Lauter). Особенно трудный в техническом отношении П., требующий от
исполнителя большой ловкости и блеска, называется бравурным.
Н. С.
Пассакалья (Passagallo - итал., Passacaille - франц.) - танец в 3/4,
схожий с чаконной, но более нежного характера и более медленного
движения. Состоит из темы в восемь тактов, которая много раз без
изменения повторяется в басу в виде basso ostinato, а верхние голоса при
каждом повторении мелодии сопровождают ее различно. Р. получила
художественную обработку у И. С. Баха, писавшего сочинения в подобной
форме для органа. Буквальный перевод Passagallo - шаг петуха (gallo).
Н. С.
Пассаты (у англичан - trade-winds, т. е. торговыми ветрами, так как
П. пользуются торговые суда, отправляющиеся в Америку; у французов -
vents alizes, т. е. правильные ветры) - так наз. ветры, дующие между
тропиками круглый год, в северном полушарии с СВ, в южном - с ЮВ,
отделяясь друг от друга безветренной полосой. На океанах П. дуют с
наибольшей правильностью; на материках и на прилежащих к последним морях
направление их отчасти видоизменяется под влиянием местных условий. В
Индийском океане, вследствиe конфигурации берегового материка, П.
совершенно меняют свой характер и превращаются в муссоны.

Происхождение П. Вследствие действия солнечных лучей в экваториальной
полосе нижние слои атмосферы, сильнее нагреваясь, подымаются вверх и
стремятся по направлению к полюсам, между тем как внизу приходят новые
более холодные потоки воздуха с С и с Ю; вследствие суточного сращения
земли эти течения воздуха принимают в сев. полушарии сев.-вост.
направление (сев.-вост. П.), а в южном полушарии - юго-восточное
направление (юго-вост. П.). Чем ближе какая-либо точка земного шара
лежит к полюсу, тем меньший круг она описывает в сутки, и следовательно,
тем меньшую скорость приобретает; таким образом текущие из более высоких
широт воздушные массы, обладая меньшей скоростью, чем точки земной
поверхности на экваториальной полосе, вращающиеся с З на В, должны
отставать от них и, следов., давать течение с В на З. В малых широтах,
близко от экватора, разность в скоростях для одного градуса очень
незначительна, так как меридианные круги становятся почти взаимно
параллельными, и потому в полосе между 10° с. ш. и l0° ю. ш. притекающие
слои воздуха, соприкасаясь с земной поверхностью, приобретают скорость
точек последней: вследствие этого вблизи экватора сев.вост. П. принимает
опять почти северное направление, а юго-вост. П. почти южное и, взаимно
встречаясь, дают полосу безветрия. В полосе П. между 30° с. ш. и 30° ю.
ш. в каждом полушарии дуют два пассатных ветра: в сев. внизу сев.-вост.,
вверху юго-зап., в южном внизу - юго-вост., вверху сев.-зап. Верхнее
течение называется антипассат, противопассат или верхним П. За 30° сев.
и южн. ш. верхние, идущие от экватора, слои воздуха опускаются к
поверхности земли и правильность экваториального и полярного течений
прекращается. С полярной границы П. (30°) часть воздушной массы
возвращается к экватору как нижний П., а другая часть течет в более
высокие широты и является в сев. полушарии как югозап. или зап. ветер, а
в южном - как сев.-зап. или зап. ветер. Нижние П. между тропиками; на
Атлантическом и Тихом океанах, были известны еще морякам древности.
Спутники Колумба были сильно встревожены этими ветрами, уносившими их
безостановочно на 3. Правильное объяснение происхождения П. впервые дал
Гадли (1735). Полоса безветрия передвигается на С или Ю, смотря по
состоянию солнца на экваторе; таким же образом меняются границы области
П. как на С, так и на Ю в разные времена года. В Атлантическом океане
сев.-вост. П. дует зимой и весной между 5° и 27° с. ш., а летом и осенью
между 10° и 30° с. ш. юго.-вост. П. зимой и весной достигает 2° с. ш., а
летом и осенью 3° с. ш., переходя таким образом через экватор и
превращаясь постепенно в южный и в юго-западный ветер. Область безветрия
между П. в Атлантическом океане лежит севернее экватора и в декабре и
январе имеет 150 морских миль в ширину, а в сентябре 550 миль. В Тихом
океане экваториальные границы области П. менее изменчивы, чем в
Атлантическом; сев.вост. П. в Тиxoм океане достигает только 25° с. ш., а
в Атлантическом 28° с. ш. Вообще юго-вост. П. сильнее сев.-вост.: он не
встречает никаких препятствий на обширных водных пространствах и этим
объясняется то, что он заходит в сев. полушарие.
Пассифлора (Passiflora L.) род растений из семейства пассифлоровых.
Лазящие при помощи усиков травы или кустарники с простыми листьями с
прилистниками и крупными, обоеполыми цветами. Венец (corona) весьма
разнообразный; из середины цветка подымается удлиненный столбец
(гинофор), несущий на вершине завязь с 3 свободными столбиками, а под
ней 5 отстоящих тычинок. Плод - сочная ягода. Опыление производят шмели
или колибри. Свыше 250 видов, большинство в Америке, несколько видов в
Азии и Австралии, один на Мадагаскар. Mногие виды разводятся из за
красивых цветов, особенно P. coeralea L. ("Кавалерская звезда"), с
голубыми цветами и лапчатыми листьями, из Бразилии. Другие дают вкусные
плоды, напр. P. edulis Sims. ("гренадильи"), P. quadrangalaris L. В
корнях последнего вида находится ядовитое вещество, пассифлорин, близкое
к морфию. Название Passiflora (букв.: страстоцвет) происходит от того,
что в частях цветка находили указания на Страсти Христа. Так, венец
сравнивали с терновым венком, столбики - с гвоздями, столбец с завязью и
5 тычинками - с бичом.
Т.
Паста (Judith Pasta) - знаменитая певица (1798-1865); музыкальное
образование получила в миланской консерватории. При первых дебютах не
имела успеха, но скоро ее известность стала возрастать; особенно она
нравилась в операх Россини (Танкред, Отелло). В 1824-1826 гг. П. пела в
Париже и Лондоне в 1827 г. выступила в Неаполе, где Паччини для нее
написал "Ниобею", и в Милане, где создала роли Нормы и Сомнамбулы,
написанные для нее Беллини. В 1834 г. П. вновь выступила в Париже, но
голос ее уже не отличался свежестью и верностью интонации; в ее
исполнении более выдавался актриса, чем певица. В 1840 г. П. посетила
Спб., в 1850 г. окончательно покинула сцену.
Н.С.
Пастель - цветные карандаши или картины, исполняемые такими
карандашами на шероховатой цветной бумаге, на бумаге, покрытой слоем
пемзы (papier pumicif); на дереве с такой же поверхностью, на
шероховатой веленевой коже, пергаменте, различных материях и т. д. Для
придания поверхности бумаги или материи шероховатости употребляется
также тонкий песок, мельчайшие древесные и пробковые опилки; иногда
пользуются полотном, которое загрунтовано мелом на клею. Пастельные
карандаши приготовляются из красочного вещества, истертого в тончайший
порошок, с примесью гумми-арабика или гумми-адраганта как связующих
веществ, к которым прибавляют небольшое количество сахара; для этой же
цели служит также овсяный отвар и молоко. Тесто, таким образом,
приготовленное накладывается в формы, из которых вынимают карандаши,
готовые, когда масса высохнет. Пастельные карандаши могут быть весьма
мягкими или же - средней твердости, в зависимости от количества и рода
связующего вещества цветной массы. Карандаши приготовляются сериями
разных цветов; каждая серия содержит известное число номеров основного
цвета, но различной светлоты, что достигается примесью весьма тонкого
порошка белой магнезии к основному красочному веществу. Некоторые жести
краски, обладающие в порошке слабым сцеплением, должны быть стерты на
мыльной воде, которая сообщает им мягкость, а прибавка гумми - и связь.
Тальк и фарфоровая, а также трубочная глина, служат добавочными
материалами в некоторых карандашах. Наиболее постоянными красочными
веществами для П. считаются следующие: пинковые белила, мел лучший,
светлая охра, прокаленная окись цинка, желтый и красный хром
(хромовокислый свинец), кадмий (сернистый), красная охра, киноварь,
венецианская красная, желчный камень, гаранс, индиго, берлинская или
прусская лазурь, коричневая прусская (жженая берлинская лазурь), умбра,
смальта, кобальт, ультрамарин, употребляются также индейская желчь и
кармин, но последний в особенности изменчив от действия света. Зеленая
П. приготовляется из смешанного синего и желтого порошков. Продаваемые
ассортименты цветных карандашей, однако, содержат много других красочных
веществ, которые по некоторым указаниям (Гупиль. "Le pastel simplifie et
perfectionne") должны быть отнесены к изменяющимся. Таковы кассельская
земля, кельнская (de Cologne) земля, битюм, неаполитанская (de Naples)
желтая и многие лаки. Так как при карандашах не дается ярлыков с
указанием их состава и, обыкновенно, даже их названий, то выбор прочных
из продаваемых наборов П. затруднителен. Техника рисования или живописи
П. состоит в растирании штрихов или слоев карандаша пальцами, ладонью
или мягкими растушками (из бузиной сердцевины, пробки), ватными
комочками (тампонами) и шелковыми квадратными щеточками - кистями. То
обстоятельство, что для слияния тонов, наложенных прямо цветными
карандашами и растушками, почти всегда пользуются пальцами, которые
легко при этом оцарапать до крови о неровности жесткой поверхности
бумаги или иного материала, делает необходимым предварительно сглаживать
поверхность песчаную или пемзовую другим листком или комочком
шероховатой бумаги (напр. стеклянной) или пемзой, после чего удаляют
осыпавшийся порошок флейцой - кистью, употребляемой в живописи масляными
красками. Рисунок, по которому работают П., делается углем (fusain) и
отчасти, в сильных местах, черным карандашом Конте или даже обыкновенным
графитовым карандашом. Потом накладывают мягкими паст. карандашами
главные тона на мозаичный манер, т. е. не слитыми пятнами, затем рисуют
штрихами, полутвердыми карандашами и заканчивают даже пунктирно в П.
малого размера. Начинают различно: одни с темных тонов, другие -
светлыми; во всяком случае светлое может быть наложено сверх более
темного, по крайней мере в том случай, когда нижний слой притерт.
Художники пользуются наложением одного тона на другой для получения
нового тона, который путем смешения не получится. Так, теневые места
слегка протертые черным карандашом, при наложении на них телесных тонов,
сообщают последним весьма жизненную голубоватость, где то нужно. П.
может служить для картин всякого содержания, но преимущественно хороша
для портретов. Кому принадлежит изобретение этого рода живописи -
неизвестно, но в луврской галерее хранится П., портрет старушки
монахини, рисованный художником Дюмутье (отцом) в 1615 г. Из французских
пастеллистов особенную известность получил Латур (170488), написавший
множество прекрасных портретов П., чрезвычайно хорошо сохранившихся до
сих пор. Живопись П. имеет матовый вид, следовательно, картина не
отсвечивает, но она должна быть тщательно оберегаемая от пыли и сырости,
посредств рам со стеклом, представляющих собой герметически закрытый
футляр; солнечный, а вероятно и близко расположенный сильный
электрический свет также вредно действует на тона П. Стекло рамы не
должно касаться поверхности картины. До сих пор ищут средства закрепить
слой П., подобно тому как закрепляют рисунки, сделанные обыкновенным
карандашом или углем, но все, что до сих пор придумано, портит нежную
бархатистость и воздушность живописи П. По существу дела кажется и не
найти для П. никаких безвредных для ее закрепляющих жидкостей. Не так
легко повреждаются рисунки П., сильно притертые растушкой, или рисунки,
сделанные углем и потом пройденные и законченные цветными карандашами.
Эти произведения также хороши в своем роде. Иные художники соединяют,
особенно в эскизах и этюдах, черный карандаш, акварель и П. Для быстрого
изображения скоро преходящих явлений (напр. облаков) рекомендуется П.
предпочтительно перед акварелью, требующей времени для высыхания красок,
но для законченных произведений пейзажной живописи она не представляет
преимуществ. Живопись цветов, довольно крупных и в декоративном роде,
дает хорошие результаты.
Ф. П.
Пастер (Louis Pasteur) - великий естествоиспытатель XIX в.,
основатель современного учения о заразных болезнях, род. в Доле (дпт.
Юра) 27 декабря 1822 г. Отец его был отставной солдат, имевший потом
небольшой кожевенный завод. П. учился сначала в колледже в Арбуа, затем
в Безансоне. Окончив здесь курс со степенью бакалавра, поступил в Ecole
Normale в 1843 г., где предался изучению химии П. слушал одновременно
Балара, в Ecole Normale, и Дюма, в Сорбонне. В 1848 г. П. окончил свою
первую научную работу о винной кислоте и в том же году был назначен
адъюнкт-профессором физики в Дижо. Через три месяца он перешел в
Страсбург адъюнкт-профессором химии. В 1854 г. был назначен деканом
факультета естественных наук в Лилль, а в 1857 г. вернулся в Париж
руководителем научных занятий в Ecole Normale. Он не имел первое время
самостоятельной кафедры и лаборатории для работ, вследствие чего
принужден был устроить лабораторию на собственные скромные средства на
чердаке Ecole Normale. В 1863-67 гг. П. состоял профессором геологии и
химии в Ecole des Beaux-Arts, в 1887-75 гг. занимал кафедру химии в
парижском факультете. В 1862 г. его выбрали членом "института" по
отделению минералогии на место Сенармона, а через несколько лет -
постоянным секретарем института. Вследствие многолетней упорной работы с
микроскопом при изучении болезней шелковичного червя, П. был поражен в
1869 г. апоплексическим ударом и параличом половины тела. Последствия
этой болезни у него остались на всю жизнь. Война 1870 г. произвела на П.
удручающее впечатление: он долго не мог вернуться к нормальной спокойной
работе. После этой войны он послал энергичный отказ медицинскому
факультету боннского университета, который за несколько лет перед тем в
уважение его научных заслуг, присудил ему степень доктора медицины
honoris causa. В 1874 г. палата депутатов, в признание выдающихся заслуг
перед родиной, назначила ему пожизненную пенсию в 12000 фр., увеличенную
в 1883 г. до 26000 фр. В 1881 г. П. избран в члены французской академии
на место Литтре. В 1889 г. П. сложил с себя все обязанности, чтобы
отдаться организации и заведованию института его имени. Научные заслуги
П. неоднократно оценивались при его жизни; так лондонское королевское
общество присудило ему две золотых медали в 1856 и 1874 гг.; французская
академия наук присудила ему премию за работу над вопросом о
самозарождении и т. п. В 1892 г. торжественно праздновалась
семидесятилетняя годовщина рождения П. Он скончался 28 сентября 1895 г.
в Вилленеф-Летан, около Парижа.

Научные работы П. Темой первой работы П. (1848), обратившей на себя
внимание, послужило исследование винных кислот. П. показал, что
оптическая деятельность правой и левой винной кислот стоит в связи с
различием в их кристаллической форме; вместе с тем ему удалось разложить
виноградную кислоту на правую и левую винные кислоты и таким образом
правильно объяснить ее природу и ее оптические свойства. Оптическую
активность правой и левой винных кислот П. свел на диссимметрию их
молекул. Эта первая работа П. имела важные результаты. Вопервых, в науку
введено было понятие о молекулярной диссимметрии. Через 25 лет (в 1874
г.) после этих работ П. возникло новое учение, стереохимия, т. е. учение
о пространственном расположении атомов в частице (Ле-Бель, Ван-тўГофф),
в основании которого лежит понятие о несимметричном атоме углерода: эта
идея коренится в первой работе П. Во-вторых, П. указал способы для
разделения оптических изомеров, нашедшие себе применение в науке:
действие низших организмов, получение соединений с другими
оптически-деятельными телами. При выяснении своего учения об оптических
изомерах П. высказал широкое и оригинальное обобщение относительно
значения диссимметрии в природе. Результатом действия диссимметрических
сил в организмах (клеточная диссимметрия) являются оптически деятельные
тела, образование которых, по мнению П., невозможно в лабораторных
условиях. Однако, дальнейшие научные исследования показали, что дедукция
П. не верна. В настоящее время лабораторным путем получено много
оптически деятельных продуктов из простейших веществ, лишенных
оптической деятельности. Во всяком случае, руководствуясь своей идеей,
П. нашел несколько ценных фактов: напр., он показал ошибку Дессеня,
утверждавшего, что ему удалось получить аспарагиновую и яблочную
кислоты, вполне тождественные с находящимися в природе; руководствуясь
ею же, П. пришел к мысли попробовать действие организованных существ на
оптически деятельные тела; это привело его впоследствии к вопросу о
брожениях. К указанному же периоду относятся еще несколько чисто
химических работ П.: над обыкновенным амиловым спиртом и др. Вслед затем
он обращает свои исследования на явления брожения. В 1857 г. появляется
его работа, в которой П. целым рядом остроумных и точных опытов
доказывает, что спиртовое брожение сахара есть процесс, тесно связанный
с жизнедеятельностью дрожжевых грибков, которые питаются и размножаются
за счет бродящей жидкости. Не весь сахар при брожении превращается в
спирт и углекислоту, а часть его тратится на постройку дрожжевых клеток
и на образование побочных продуктов, каковы глицерин и янтарная кислота,
при выяснении этого вопроса П. предстояло опровергнуть господствовавший
в то время взгляд Либиха на брожение, как на механико-химический акт.
Ферменты, по взгляду Либиха, суть легко распадающиеся органические тела,
разложение которых попутно вызывает распадение бродящей жидкости.
Особенно убедительны были опыты П., произведенные с жидкостью,
содержащей чистый сахар, различные минеральные соли, служившие пищей
бродильному грибку, и аммиачную соль, доставлявшую грибку необходимый
азот. Грибон развивался, увеличиваясь в весе; аммиачная соль тратилась.
По теории Либиха надо было ждать уменьшения в весе грибка и выделения
аммиака, как продукта разрушения азотистого органического вещества,
составляющего фермент. Вслед затем П. показал, что и для молочного
брожения также необходимо присутствие особого фермента, который
размножается в бродящей жидкости, также увеличиваясь в весе, и при
помощи которого можно вызывать ферментацию в новых порциях жидкости.
Изучение масляного брожения привело к открытию важного факта в
микробиологии: П. показал, что микробы масляного брожения (вибрион
масляный, vibrion butirique) может развиваться только в отсутствии
воздуха. Этот факт дал возможность установить два типа бактерий:
аэробных, требующих для своей жизни воздуха, и анаэробных -
развивающихся в его отсутствии. Изучая условия различных брожений, П.
разрабатывает методы исследования, приготовления культур, нужных для
развития ферментов, и вполне овладевает этими бесконечно малыми
существами, которые в его руках становятся уловимыми и доступными
исследованию. В 1858 г. Пуше представил в парижскую акд. наук работу,
содержащую совокупность данных, подтверждавших, по его мнению, с
несомненностью возможность самозарождения. В виду этого академия
назначила тему на премию: "Пролить удачными опытами новый свет на вопрос
о самозарождении". П. решил работать над этим вопросом, хотя Био и Дюма
отговаривали его от этого. Ему удалось доказать, что всякий раз, когда
при опыте была устранена всякая возможность проникновения зародышей в
способную изменяться жидкость (растительный или животный настой, отвар
сена, мяса), последняя оставалась неизменной. Фильтруя атмосферный
воздух через пироксилиновый фильтр, растворяя фильтр в смеси спирта и
эфира и исследуя под микроскопом остающуюся атмосферную пыль, П.
показал, что этой пылью можно вызывать различные брожения и изменения в
легко изменяющихся жидкостях. Сторонники самозарождения утверждали, что
кислород является возбудителем жизни в жидкостях, способных легко
изменяться. П. оставлял такие жидкости в баллонах, снабженных открытыми
узкими изогнутами горлами, по которым мог диффундировать воздух и
показал, что жидкости могут долго сохраняться в этих условиях, так как
зародыши, попадающие из воздуха, остаются на стенках горла. П. дал
методы более верной стерилизации, показав, что иногда недостаточно
нагревать вещество до 100°, чтобы убить в нем всех зародышей, но что
приходится нагревать до 1050, 1100 и даже выше. Пуние говорил, что если
принять мнение П. для объяснения различного рода изменений, какие можно
наблюдать и которые легко объясняются по гипотезе самозарождения, то в
каждом пузырьке воздуха. должно бы быть такое количество зародышей, что
"он оказался бы плотнее железа". П. опытным путем вполне отчетливо
ответил на поставленный Пуние вопрос о распределении зародышей в
атмосфере. Он брал 20-40 запаянных баллонов с прокипяченной
стерилизованной жидкостью, переносил их в местность, где хотел
определить, насколько воздух богат зародышами, и вскрывал их там.
Наружный воздух входил при этом в баллоны. Затем П. быстро запаивал
баллоны. Конечно, при этом устранялись все посторонние факторы, которые
могли бы занести зародышей. По числу баллонов, в которых с течением
времени жидкость мутилась, можно было судить о содержании зародышей в
исследуемом воздухе. Подобные опыты были произведены П. в различных
местностях и подтвердили предположения, которые можно было сделать
априорно. Оказалось, что воздух сырых и низких мест богат
микроорганизмами, напротив воздух горных стран, особенно ледников, где
очень слаба органическая жизнь, содержит наименьшее их количество. П.
предложил повторить эти опыты перед комиссией, прося и Пуние со своей
стороны сделать тоже самое. Пуние и его сторонники отказались, а опыты
П., проделанные перед комиссией, все удались. Работы П. по вопросу
самозарождения имели громадное значение для развития и применения
антисептических методов в хирургии. Английский хирург Листер, которому
антисептика обязана правильной постановкой, писал П., что в выработке
антисептических методов он руководился его работами. Во всех работах П.
можно видеть тесную связь между теоретической стороной исследуемого им
вопроса и практическими применениями полученных выводов. П. всегда
спешил перейти от вывода к практике, от теории к жизни. Изучив причины
брожения алкогольного, масляного и молочного, освоившись с новыми
методами исследования на вопросе о самопроизвольном зарождении, он далее
переходит к вопросам, имеющим важное промышленное значение - к изучению
условий образования уксуса и к изучению болезней вина. Либих, знакомый с
немецкими способами фабрикации уксуса, объяснял превращение спирта в
уксус непосредственным окислением спирта под влиянием кислорода воздуха
на стружках, которые применяются при этом и которые играют, по мнению
Либиха, роль пористого тела. сгущающего воздух, подобно губчатой
платине. П.. наблюдавший французский способ получения уксуса в Орлеане,
пришел к совершенно иному взгляду на объяснение этого процесса. Он
показал, что окисление спирта в уксусе происходит под влиянием особой
бактерии (Mycoderma aceti), нуждающейся для своего развития в кислороде
(аэробная), быстро размножающейся на поверхности вина, которое
превращается в уксус, и обладающей громадной ферментирующей силой.
Изучив условия, наиболее благоприятные для правильного развития этого
организма, П. мог дать рациональные правила для фабрикации уксуса. Вслед
за изучением условий производства уксуса П. обратился к изучению
болезней вина. Ему удалось выяснить причины различных вредных изменений,
которым подвергается вино: он показал, что каждое из этих изменений
зависит от специального микроба, который живет на счет той или другой
составной части вина и производит характерное изменение в его составе и
вкусе. С другой стороны П. доказал, что так называемое старение вина
зависит от медленного поглощения кислорода. П. дал указания, как
совместить условия, наиболее благоприятные для правильного старения
вина, с условиями предохранить вино от развития вредных микроорганизмов.
Для последней цели П. предложил повторно нагревать вино: потом стали
нагревать пиво и молоко - этот процесс получил название "пастеризации".
В 1865 г., по настоянию Дюма, П. приступил к изучению болезни
шелковичного червя, которая в течение многих лет с 1849 г. составляла
огромное бедствие юга Франции. В период 1865-1869 гг. П. уезжал каждое
лето в Але и работал здесь над этим вопросом в маленьком домике, где у
него была устроена червоводня. В работе ему помогали жена, дочь и
ученики по Ecole Normale: Дюкло, Жерне, Мальо и Ролен. Он доказал, что
найденные в больных бабочках прежними исследователями "тельца"
представляют истинную причину известной болезни червя, пебрины, что эта
болезнь заразительна и наследственна. Он нашел далее, что кроме пебрины
шелковичный червь поражается еще другой болезнью, летарией, которая
также вызывается развитием в нем особой бактерии (летарийной или
флашери). П. высказал убеждение, что с болезнью летаргии можно бороться
гигиеническим уходом за червями, а с пебриной - отбором здоровой,
хорошей грены. По предложению Наполеона, П. применил способ своей
культуры в императорском имении около Триеста. Результаты прекрасно
оправдали взгляды П. В 1871 г. П. в лаборатории своего ученика Дюкло, в
Клермон-Ферране, предпринял исследование, касающееся пива. Ему удалось
разъяснить очень интересное явление, которое было наблюдаемое Байлем в
1857 г. Плесневой гриб Mucor mucedo, развивающийся обыкновенно в форме
мицелая, будучи погружен в сахарный раствор без доступа кислорода,
вызывает спиртовое брожение - на дне сосуда в жидкости вместо нитей
мицелия оказываются круглые или овальные почкующиеся клетки, которые
Байль принял за дрожжи. На это явление он смотрел как на превращение
мукора в дрожжи. П. удалось показать, что мукор, вызывая в отсутствии
кислорода воздуха спиртовое брожение сахаристой жидкости, остается
мукором, но принимает новую форму, напоминающую дрожжевые клетки. Эта
форма есть только приспособление грибка к особенным условиям жизни. Этот
факт дал возможность П. сделать широкое обобщение относительно брожения:
брожение есть жизнь в отсутствие воздуха. Одновременно с этим П.
показал, что и дрожжи изменяют свою ферментационную функцию, в
зависимости от того, развиваются ли они в присутствии или отсутствии
воздуха и что для дрожжей также эта функция связана с анаэробной жизнью.
При таком взгляде на брожение "каждая живая клетка, нуждающаяся в
кислороде и не находящая этого газа в свободном состоянии, но способная
заимствовать его от веществ, содержащих кислород в своем составе, явится
для этих веществ ферментом". Действительно, этим П. объяснил образование
спирта в свежих виноградных гроздьях, погруженных в атмосферу угольной
кислоты, при отсутствии дрожжей. Точными экспериментами П. расследовал
появление дрожжевых спор в природе в период созревания винограда. Ему

<<

стр. 157
(всего 253)

СОДЕРЖАНИЕ

>>