<<

стр. 16
(всего 253)

СОДЕРЖАНИЕ

>>

ситцевых, клеенчатых, табачных, латунных и друг. фабрик. Некогда
процветавшее здесь искусство гравирования на меди совершенно исчезло, но
зато сильно расширилось здесь в новейшее время лито- и типографское дело
и книжная торговля. В А. редактируется и издается "Allgemeine Zeitung".
А. служит складочным местом для южногерм. и итальян. товаров и до сих
пор остается главным центром вексельных операций для юга Германии; кроме
того, здесь сильно развито экспедиционное дело. За старинными
полуразвалившимися укреплениями, в городе много красивых аллей и др.
мест, удобных для гулянья. На западной в южной окраинах города возникли
новые улицы и кварталы.
Колыбелью города Ayг. следует признать Augusta Vindelicorum -
колонию, основанную императором Августом в 15 г. до Р. Х. после победы
над винделиками и, вероятно, на месте прежнего их селения. Колония эта
развивалась так быстро, что Тацит уже мог назвать ее самым цветущим
городом Реции. Многочисленные рим. памятники, найденные близ А.,
подтверждают это предположение о происхождении города. В 506 г. колония,
не мало пострадавшая во время великого переселения народов, была
присоединена Теодорихом к Остготскому царству, но не далее как через 30
лет она подпала под власть королей франкских. По разделе Франкской
империи, А. достался герцогам швабским; в 1084 и 1088 гг. он был взят и
разрушен герцогом Вельфом IV, но вскоре постепенно стал возрождаться и
по старому городовому праву 1276 г. (изд. Хр. Мейером, Аугсб., 1872) А.
является уже вольным имперским городом. С того времени он приобретает
все большее значение и самый блестящий период его истории наступил после
1368 г., когда аристократическая партия города должна была передать
бразды правления в руки демократов. Вплоть до Шмалькальденской войны А.
процветал, благодаря своей торговле, ремеслам и искусству. Швабский
союз, к которому А. принадлежал с 1488 по 1534 г., и который выбрал его
местопребыванием для своего суда, много содействовал процветанию города
и возрастанию его политич. значения. Но еще более доставила А. всемирную
известность деятельность его граждан на поприще науки и искусства,
торговли и ремесел. На ряду с Нюрнбергом, А. служил главным складочным
местом для торговли Севера Европы с Югом вплоть до конца XV стол., когда
открытия испанцев и португальцев переместили центр всемирной торговли.
Корабли Фуггеров и Вельзеров плавали по всем известным тогда морям и
товары аугсбургских купцов проникали в Москву и Византию (у русс. А. был
известен под именем Аушпорка). В тоже время А. был средоточием нем.
искусства, которое процветало трудами обоих Гольбейнов Бургкмайра,
Альторфера, Амбергера, Шейфелина, Гагенауера, Динекера и др. Но со
времени Шмалькальденской войны, когда аристократические роды,
поддерживаемые Карлом V, вновь захватили власть, А. начинает приходить в
упадок и его процветанию и блеску наступает конец. В А. неоднократно
собирались имперские сеймы: в 1530 г. здесь заседал сейм, на котором 25
июня Карлу V вручено было "Аугсб. исповедание"; 26 сент. 1555 г. здесь
был заключен религиозный мир, получивший от города свое имя.
Тридцатилетняя война обрушилась на А. новыми бедствиями. Эдикт о
восстановлении впервые был применен к А. в 1629 г.; в 1632 г. город был
занять Густавом Адольфом, в 1635 г. после годичной осады - императорск.
армией. Все это привело к тому, что А., еще в 1612 г. насчитывавший
около 45000 т., в 1635 г. имел лишь 16422 жителей. Во время войны за
Исп. наследство баварско-франц. армия обстреливала город в 1703 г. и, по
взятии, предала его огню и мечу. По Пресбургскому миру 1805 г., А. был
лишен своей имперской вольности и 4 марта 1806 г. присоединен к Баварии.
По истории А. существуют следующие труды: фонШтетен Младший, "Geschichte
der adeligen Geschlechter in A." (Аугсб., 1763); его же, "Kunsts-Gewerbs
und Handwerksgeschichte A-s." (2 т., Аугсб., 1779 - 88); "Chroniken der
dentschen Stadte" (томы 4 и 5, Лейпц., 1865 - 67); "Urkundenbuch der
Stadt A. " (2 т., Аугсб., 1874 - 78); Бернер, "Verfassungsgeschichted.
Stadt A. " (Бpecл., 1879); Рот, "Augsburger Reformationsgeschichte"
(Мюнх., 1881). Кроме того, имеются еще труды: Вельзера (Венеция, 1594),
фон-Штетена Старшего (2 т., Аугсб., 1743 - 58), Гульмана (6 т., Аугсб.,
1818 - 20); Вагензейля (4 т., Аугсб., 1819 - 22); фон Сейды (2 т.,
Аугсб., 1826), Йегеpa (Дармшт., 1837) и Шёнхена (Мюнхен, 1863).
Аугсбургская епископия была основана, вероятно, в VI ст. Резиденцией
епископа служил с XV стол. Диллинген. Епископия эта занимала площадь в
220 кв. км., в 1803 г. она была секуляризована и владения ее
присоединены к Баварии. Ср. Браун, "Geschichte der Bischofe von A." (4
т., Аугсб., 1829); Штейхеле, "Beitrдge zur Geschichte des Bistums A. "
(Аугсб., 1850 и сл.); его же, "Das Bistum A. historisch und statistisch
beschrieben" (Аугсб., 1861 - 84, т. 1 - 9).
Аудиенция. - Придворная жизнь на Руси складывалась сообразно тому
значению, которое приобретала власть ее государей. Древние русские
князья удельно-вечевого периода не претендовали еще на роль и значение
царей московских. Князь домосковской Руси - это начальник дружины,
"страж земли Русской", главный вождь в ее битвах с врагами, хранитель ее
прав, но не самодержец. Поэтому пышная царская обстановка была ему
совершенно чужда; народ почитал княжий дом, как жилище своего вождя, как
место, где чинился суд и расправа, но и помину еще не было о том
благоговейном трепете, который внушал дворец царей московских. Сообразно
с этим и домашняя жизнь князя не была регламентирована особым чином или
этикетом; иноземных послов и гонцов родственных князей он принимал
запросто, без особых церемоний. Но под влиянием византийских идей и
обычаев, живым представителем которых была у нас София Палеолог с
окружавшими ее греками, моск. государь не только вполне сознал свое
царственное значение, приняв титул царя Всея Руси, но и облек это
значение в соответственные царские формы. Появилось новое устройство
двора, выработались новые придворные обычаи и торжественные чины или
обряды, по образцу обычаев и обрядов двора византийского. Но эта пышная,
великолепная обстановка царского сана прививалась постепенно и
окончательно водворилась только при Иоанне Грозном, за которым
официально, соборной грамотой, утвержден был титул царя. При великом же
князе Иване Васильевиче придворные церемонии и обряды вообще еще не
облекались в те пышные формы, какие они получили впоследствии. По
свидетельству Амвросия Контарини, который приезжал в Москву к вел. князю
Ивану Васильевичу в 1473 г., т.е. спустя только год после приезда к нам
Софии Палеолог, придворные торжества носили на себе еще характер
первобытной простоты, напоминавшей древние княжеские отношения. Но ко
второй половине XVI ст. выработался уже подробный устав, регулировавший
жизнь моск. государей до мельчайших подробностей. С особенной строгостью
соблюдались правила, касавшиеся приезда и отпуска иноземных послов. По
обычаям того времени, нельзя было подъезжать близко не только к царскому
крыльцу, но и вообще к дворцу. Иноземные послы и вообще знатные
иностранцы должны были выходить из экипажей, подобно боярам, в
расстоянии нескольких саж. от крыльца, по словам Барберини, шагов за 30
или за 40, и очень редко выходили они у обширного помоста или рундука,
устроенного перед лестницей. В этом требовании иностранцы видели
излишнюю гордость и высокомерие, но на самом деле это был древнерусский
обычай, о котором упоминают уже памятники XII в. и который сохранился не
только во дворце, но и в народе, особенно в высших его слоях; это была
особенная почесть, которую гость воздавал хозяину дома и за которую
последний в свою очередь устраивал гостю так назыв. встречи. Встречи
устраивались и иноземным послам, и в них-то, главным образом, выражались
почести, которые им оказывались. Церемония встреч происходила на Красном
Крыльце, которое во время посольских приемов наполнялось дворовыми и
служилыми людьми младших разрядов, стоявших здесь по обе стороны пути в
богатейших одеждах, выдаваемых на этот случай из царской казны.
Обыкновенно, по лестнице и по крыльцу стояли подьячие и боярские дети в
цветном и золотном платье, а в сенях и у дверей Приемной палаты - жильцы
в бархатных и объяринных терликах и в золотных шапках, с протазанами и
алебардами в руках. Особенно пышные встречи делались только иноземным
послам высшего ранга. Число встреч было неодинаково и сообразовалось со
значением к рангом посла: именитому послу и лицу царского происхождения
давались три встречи. Первая, меньшая - у лестницы на подъездном помосте
или рундуке; вторая, средняя - на крыльце против средней лестницы,
ведшей в Грановитую палату, а иногда в сенях Приемной палаты; наконец,
третья, большая - у самых дверей палаты. Другим, менее значительным
лицам делались только две встречи: меньшая на крыльце и большая в сенях,
а иным, как напр., иноземным посланникам, гонцам, купцам и т.п.
устраивалась лишь одна встреча - в сенях, у порога, или "недошед порога
в сажень". Встречниками назначались в обыкновенных встречах стольники с
дьяками, а в более торжественных - боярин, или окольничий со стольником
и думным дьяком. Самое разделение встреч на меньшие, средние и большие
сообразовалось с родовой честью встречников: в меньших встречах
участвовали помоложе, а в больших - постарше родовой честью. Дьяки при
встречах говорили, обыкновенно, через толмачей, приветственные речи,
объясняя, что великий государь (титул), "воздаючи честь" послу, повелел
его встретить такому то и такому то; при этом провозглашались имена
стольника и самого дьяка. Особенно дорогих гостей встречали еще с
большими церемониями. В 1644 г. во время приема датского королевича
Вольдемара, жениха царевны Ирины, после обычных трех встреч, встретил
гостя среди Грановитой палаты царевич Алексей Михайлович, сопровождаемый
боярами и предшествуемый окольничими и стольниками, и, наконец, сам
государь Михаил Феодорович встретил королевича у ступени трона. Из трех
лестниц, ведших в Грановитую палату, для встреч назначены были только
две: благовещенская и средняя. Послы христианских государств входили во
дворец благовещенской лестницей, а послы и гонцы персидские, турецкие и
татарские - средней, потому что значение Благовещенской лестницы, как
соборной паперти, не дозволяло входить по ней лицам нехристианского
исповедания. Сами аудиенции давались с конца XVI ст. в Грановитой
палате, как самой обширной и роскошной, в которой царь являлся в полном
блеске древнего великолепия, столь изумлявшего иностранцев. Царица на А.
не присутствовала, но для ее устроена была в Грановитой палате
смотрильная комната или тайник, сохранившийся до сих пор, хотя уже
совершенно в ином виде. Он находился вверху, над Святыми сенями, у зап.
стены и смотрильным окном выходил прямо против того места, где искони
стоит государев трон. В этом большом окне вставлена была смотрильная
решетка, обитая красною тафтой на хлопчатой бумаге; решетка
задергивалась завесом с кольцами на медной проволоке. Скрытые таким
образом, царица, малолетние царевичи, старшие и младшие царевны в др.
родственницы государыни следили за всем церемониалом А. Иноземные гонцы
и посланники низших рангов принимались менее торжественно в Столовой
избе или палате. В Грановитой и Столовой палатах происходил только
торжественный прием послов, переговоры же их с боярами велись в Ответной
или Посольской палате, что вообще называлось ответом. Выражение "быть в
ответе" значило вести переговоры, давать царские ответы или решения
посольских дел. В Ответной палате, подобно как в Грановитой, устроен был
тайник, тайное окошко, у которого государь слушал иногда посольские
совещания. На отпусках, т.е. прощальных А., иноземные послы с конца XVI
стол. до 1670 г. представлялись в Средней или Золотой палате, которая до
конца XVI стол. имела тоже значение, что и Грановитая. Случалось,
впрочем весьма редко, что в передней теремного дворца государь принимал
иноземных послов запросто. Это была необычайная и величайшая почесть,
которой удостаивались немногие. В 1662 г., 14 апр. там были приняты
цесарские послы, которые получили эту высокую почесть взамен посольского
стола, даваемого обыкновенно иноземным послам после А. Такой же почести
удостоен был 24 апр. 1664 г. англ. посол Чарлус Говарт; 4 дек. 1667 г. в
передней были приняты на отпуску польские послы: Станислав Беневский и
Киприян Брестовский. Гонцам и посланцам делались иногда приемы на
крыльцах. Вероятно, это было самой меньшею степенью того почета, который
должен был оказываться послу низшего разряда.
Мы видим, что при москов. дворе выработалась законченная система
почестей и обрядов, которыми должен был сопровождаться приезд иноземных
послов, сообразно их рангу и значению. Здесь все было определено
заранее, ничто не возбуждало сомнения: сами послы играли при этом роль
пассивную. Этого далеко нельзя сказать про церемониал самой А., в
котором послы должны были принимать активное участие и который
устанавливался по соглашению послов с боярами. Редкая А. в XVI и XVII
вв. обходилась без споров и пререканий, которые иногда сильно обостряли
отношения сторон: то посол отказывался исполнить церемониал,
предложенный боярами, то он, в свою очередь, предъявлял требования,
которые моск. двор считал несовместными с своим достоинством. Для
предотвращения подобного рода столкновений, Москва заключила с
западноевроп. государствами целый ряд договоров с целью определить, как
должны держать себя на А. послы и государи договаривающихся держав. Так,
в 1671 году был заключен договор с Польшей о том, чтобы послы обеих
держав являлись на А. с непокрытыми головами; такое же соглашение
состоялось в 1674 г. с Швецией. Более подробные определения дает договор
1687 г. с курфюрстом Бранденбургским (1-е Полное Собрание Законов №
1250). Все эти договоры проникнуты стремлением моск. двора "быть в
равной чести" с дворами др. держав; моск. цари требовали, чтобы их послы
принимались при западноевроп. дворах с такими же почестями, какие
оказывались иноземным послам в Москве, и ревниво охраняли свое
достоинство, не считая для себя обязательными обычаи западноевропейские.
Домогательства эти встречали особенно сильный отпор в австр. дворе:
государь австр., как цесарь св. Римской империи, не допускал, чтобы
моск. цари считали себя в равной с ним чести. Поэтому сношения Москвы с
цесарем наиболее изобилуют столкновениями по поводу церемониалов А.; так
напр., в 1698 г. едва не состоялась в Вене А. моск. посольства в состав
которого инкогнито входил сам Петр и, путешествовавший тогда по Европе,
так как австр. двор отверг требования, предъявленные моск. послами, как
несогласные с достоинством цесаря. Недоразумения подобного рода
прекратились лишь в XVIII в., когда вообще внешняя сторона
дипломатических сношений значительно упростилась, и когда в частности
Россия, с преобразованиями Петра и., окончательно вошла в семью европ.
держав. При преемниках Петра положение России, как первостепенной европ.
державы, до того упрочилось, что отчасти она могла уже установить
обязательный для всех иноземных послов церемониал. В 1744 г. появился
"Церемониал для чужестранных послов при Имп. Всероссийском Дворе" (1-е
Полное Собрание Законов, № 8908). Церемониал этот различает А. приватные
или партикулярные, без публичного въезда посла, А. публичные, которые
давались после публичного въезда посла в столицу и А. отпускные, при
которых соблюдался тот же порядок, что и при публичных. После публичной
А. посол в тот же день представлялся членам импер. фамилии, каждому
отдельно. В тот же день или по большей мере на другой день посол обязан
был делать визиты канцлеру и вицеканцлеру, которым предписано "встречать
его, 4 или 5 ступеней сшед с крыльца, и провожать его до кареты,
дожидаясь до тех пор, пока он поедет, еже и посол равномерно соблюдает"
при получаемых им контрвизитах. Церемониал 1744 года действовал до 1827
г., когда были выработаны новые "Высоч. утвержденные этикеты при Импер.
Росс. Дворе и обряды, наблюдаемые при представлении Их Имп. Величествам
и Их Имп. Высочествам дипломатических и др. особ" (2-е Пол. Собр.
Законов, № 802). Церемониал 1827 г. многим напоминает обычаи Моск.
двора: он принимает целую иерархию дипломат. агентов различных рангов;
различие в почестях, оказываемых агентам того или другого разряда,
сводится к более или менее торжественной "встрече" их. Различаются
следующие разряды лиц, представляемых на А.: 1) послы европ. держав, 2)
чрезвычайные посланники и полномочные министры, 3) поверенные в делах и
др. диплом. агенты, 4) знатные иностранцы. Публичный въезд послов в
столицу отменен. Приватная А. сохранена для таких только случаев, когда
первая А. должна быть дана в котором либо из загородных имп. дворцов; на
такую А. послы приезжают в собственных экипажах, обыкновенно же послы
прибывают на А. в придворных экипажах в сопровождении церемониймейстера.
На верху парадной лестницы посла принимает камер-юнкер его имп.
величества и идет перед ним до первого входа в апартаменты, где посла
встречают обер-церемониймейстер с гофмаршалом и сопровождают его до
комнаты ожидания. У дверей комнаты перед залой А. встречает посла
обер-гоф-маршал, а перед входом в самую залу А. принимает его
обер-камергер. Все эти особы, а равно и сопровождающие посла чины
посольства остаются в комнате ожидания и в залу А. никому входить не
позволяется. По окончании А. посол препровождается оберцеремон. и
церемониймейстером на А. к государыне императрице, - на которой
присутствует обер-гоф-мейстрина или гоф-мейстрина. В особенное внимание
к пребывающим в столицу послам, разрешено им, и им одним только, при
приезде ко двору, выезжать в каретах (непременно парадных) на большой
двор и выходить из них на большом подъезде дворца, но карета должна
немедленно же удалиться и приехать за послом по окончании А., "ибо
никакой карете не дозволяется на большом дворе Имп. дворца оставаться
для ожидания". А. диплом. агентов низших двух разрядов и знатных
иностранцев отличаются все менее и менее торжественными встречами: их
встречают придворные чины низших рангов и в меньшем числе. Знатные
иностранцы представляются послом, если он в тот же день сам имеет А., в
противном случай церемониймейстером. Особые правила соблюдаются при
приезде к Высочайшему двору посольских супруг.
В настоящее время все дела об А. сосредоточены в Экспедиции
церемониальных дел, управляемой обер-церемониймейстером и состоящей из
церемониймейстеров, правителя дел Экспедиции и двух секретарей;
последние трое во всех торжественных случаях принимают на себя
обязанности помощников церемониймейстера (aide des ceremonies) и
встречают особ дипломатического корпуса. По существующим правилам (Св.
Зак., т. I, ч. 2, учрежд. мин., доп. и к ст. 2318 по прод. 1886 г.)
начальники иностранных миссий для испрошения приемной А. государя
императора, как для них сам их, так и для членов их семейств, а равно
для чинов своих миссий и именитых иностранцев обращаются к министру
иностран. дел. Последний, получив соизволение государя императора на
прием сих особ, уведомляет начальников миссий о дне и часе А., и в тоже
время сообщает о сем министру имп. двора, который в свою очередь
извещает обер-гоф-маршала и обер-церемониймейстера для зависящих от них
окончательных распоряжений. А. у государыни императрицы испрашивается
министром иностранных дел не непосредственно, а через министра имп.
двора, который, получив соизволение, поручает обер-церемониймейстеру
уведомить начальников иностранных миссий и дает знать обер-гоф-маршалу.
А. у их имп. высочеств испрашивается начальниками миссий через
обер-церемониймейстера. Всем лицам дипломатического корпуса и знатным
иностранцам, представленным к высоч. двору, ведутся в Экспедиции церем.
дел списки с означением времени А. каждого.
В некоторых судебных местах в Европе А. называются также допрос,
вызов в суд и устное разбирательство.
Аудитор (лат.) - собственно слушатель, выслушивающий. В некоторых
государствах Германии А. назывались ранние молодые правоведы, которые
присутствовали при производстве дел для приобретения в них навыка и
опытности, но никакого права голоса не имели. Во Франции, во время
Второй империи, такие A. (auditeurs) присутствовали в заседаниях
государственного совета, и из них выходили административные чиновники
высшего разряда. А. назывались еще во Франции, Англии, Италии и
некоторых др. государствах заседателями судов, которые выслушивали
тяжущихся, производили следствия, а иногда принимали отчеты от опекунов.
Но чаще всего звание А. присваивается лицам, занимающим военносудебные
должности. Так, при военных судах во Франции состоит Auditeur - лице,
получившее специально юридическое образование, на обязанности которого
лежат руководство технической стороной процесса, но которое не облечено
ни судейской, ни прокурорской властью. В Германии Generalauditor стоит
во главе всего военносудного управления; кроме того, имеются еще
корпусные, дивизионные, полковые и гарнизонные А..
В России звание А. введено было Петром I, который в своем воинском
уставе, (1716) и в табели о рангах к воинским чинам причислил и А.
Звание это Петр заимствовал в Польше, где А. означал судью, затем лицо,
присутствующее или участвующее в слушании акта, наконец, расследователя.
А. избирались из числа старших или младших прапорщиков. Если же из
офицеров не могли сыскаться способные, то А. назначались из
унтер-офицеров и вахмистров. Во главе всех А. поставлен был по воинскому
уставу генерал-аудитор, при котором, в качестве помощников, состояли
генерал-аудитор-лейтенант и несколько обер-аудиторов. В походах
генерал-аудитор сопровождал главнокомандующего армией и в случае
переговоров об обмене пленных участвовал в ведении их в составлял нужные
картели. В 1797 г. аудиторы переименованы были в статские чины.
Вследствие недостатка в армии аудиторов повелено было в 1817 г. избрать
из военно-сиротских отделений 100 чел. способных кантонистов, а в 1819
г. еще 80, для приготовления к занятию должности А. Все эти кантонисты
под названием аудиторских писарей были прикомандированы к
аудиториатскому департаменту и ордонанс-гаузам; по положению 1816 г.,
они по выдержании особого экзамена, производились в А. В 1833 г. для
образования А. учреждена была школа при петербургском батальоне военных
кантонистов. Но все эти меры оказывались недостаточными и не
обеспечивали армии достаточно сведущих А. Обстоятельство это в связи с
важностью обязанностей, на А. возложенных, побудило правительство
изыскивать средства к привлечению на службу по аудиториатскому ведомству
более способных и образованных чиновников. С этою целью предоставлены
были в 1856 г. особые преимущества тем молодым людям, которые, окончив
курс наук в университетах или духовных академиях и семинариях, пожелают
поступить в аудиториатский департамент для подготовления в А. Наряду с
этим прекращено было в 1857 г. производство в А. военных писарей
(производство в А. фельдфебелей, унтер-офицеров и вахмистров
приостановлено было еще в 1841 г.). Затем, в 1859 г. значительно усилены
были оклады содержания, получаемого А. В 1867 г., с введением
военно-судебной реформы, должность А. упразднена, и в настоящее время
она сохранилась лишь в 2 сибирских и туркестанском военных округах, но и
там введение военно-судебного устава 1867 г. есть лишь вопрос времени.
По характеру своему, должность А. не отличается единством: она
совмещает в себе черты должностей делопроизводителя, секретаря и
прокурора. Обязанности А., по Своду Воен. Постанов., заключаются в
следующем: он должен допрашивать подсудимого и свидетелей по заранее
составленным вопросным пунктам, составлять журналы и определения
предлагать их на утверждение суда, собирать необходимый по делу справки
и доказательства, изготовлять исходящие бумаги, изготовлять выписку из
дела и прочитывать ее суду. По данным голосам А. составляет приговор
(или сентенцию), изъяснив в нем обстоятельства дела и законы, по которым
подсудимый оправдан или обвинен, но сам он при постановлении приговора
права голоса не имеет; лишь в советах и совещаниях он заменяет
асессоров. Далее, А. должен наблюдать за исправным производством
военно-судных дел и соблюдением установленного порядка. Мало того, на
него же закон возлагает обязанность следить за тем, "чтобы каждый
подсудимый, не взирая ни на какое лицо, был судим по точной силе
законов". Заметив какое-нибудь отступление от закона, или нарушение его
со стороны суда, А. обязан сделать об этом представление суду. Если суд
остается при своем мнении, А. должен подать презусу (председателю)
рапорт, по которому суд обязан постановить определение, согласен ли он с
представлением А., или нет, и в последнем случае изложить причины,
побуждающие его оставаться при своем мнении. Рапорт вместе с
определением приобщается к делу. В 1861 г. возложена обязанность
выслушивать мнение А. по каждому делу. В случае, если суд с мнением А.
не соглашается, последний представляет письменное изложение своего
мнения, и суд обязан изъяснить причины, по которым он отвергает мнение
А. Должность А. была учреждена при всех военно-судебных местах, также
при главнокомандующих, главных командирах портов и др. лицах, на ревизию
или рассмотрение коих восходили военно-судные дела. При дивизиях и
корпусах состояли А. высшего разряда, называвшиеся обер-аудиторами;
директора генерал-аудиториатов назывались генерал-аудиторами. С
упразднением генерал-аудиториатов, обязанности генерал-аудитора перешли
к главному военному прокурору.
В первоначальном проекта учреждения нашего государственного совета
аудиторами названы были вторые чины государственной канцелярии; но при
выработке окончательной редакции это слово заменено названием помощников
статс-секретаря.
Аудиторами или авдиторами называются в наших духовных училищах (и по
примеру их, в некоторых гражданских) те из учеников, которые назначены
учителем для выслушивания уроков своих товарищей.
Аукцион (лат. auctio от augere - увеличивать) или продажа с молотка -
так называется публичная продажа с присуждением продаваемой вещи тому,
кто предлагает за неё большую цену. Она применяется в тех случаях, когда
требуется немедленно продать какие либо товары, или другое имущество,
которое путём обыкновенного отчуждения или частного обращения могло бы
быть сбыто, хотя и по высшей цене, но гораздо медленнее и не в полном
составе. А. может быть добровольным, напр., с целью перевести на
наличные деньги движимое имущество при переселении, далее в разных
фабриках, ради сбыта и удаления из складов разных вышедших из моды
предметов производства (именно мануфактурных товаров), также у отдельных
купцов или в целых промышленных предприятиях, чтобы при ликвидации,
прекращении торговли, распадении общества, перевести на деньги наличный
товар, орудия производства и т.д. и этим облегчить окончание торговых
дел. Принудительным представляется А., производимый ломбардами и
частными закладчиками, когда должник в определенный срок не выкупил
заложенного имущества. Особый вид принудительных А. представляют А.
производимые в силу судебных решений при спорах о наследстве, конкурсах
и принудительном приведении в исполнение других судебных решений. От
древнеримского обычая втыкать копье (hasta) на месте производства
публичной продажи, судебные А. получили общее название "субгастации",
ныне же это название употребляется лишь для обозначения одного из видов
судебного А. Лицо, являющееся посредником при производстве А.,
называется аукционатором или аукционистом и получает за свой труд
известное процентное вознаграждение от вырученной при продаже суммы,
размер которого, в особенности при судебных А., обыкновенно, определённо
указывается законом. Купленные на А. вещи должны быть оплачены сейчас же
по приобретении или немедленно при выдаче их. Там, где товары постоянно
сбываются путем публичной продажи, допускается уплата кредитным
обязательством, как напр., в североамериканских Соединенных Штатах. В
новейшее время нередко прибегают к А. с целью быстро распродать новые
промышленные произведения, фабрикаты и т.д., при приготовлении которых
всегда имеется в виду этот способ сбыта. Так как при этом является
необходимость соответственно распространить сбыть на большой район, то
продавец переезжает с места на место и товар, оставшийся в одном месте
непроданным, сбывает в другом, постоянно пополняя свой запас. Эти так
называемые странствующие А., являющиеся видоизменением передвижных
торговых складов, распространяют часто одни лишь бракованные товары и
вызывают много жалоб со стороны местных постоянных, мелких торговцев.
В крупной торговле А. служат совершенно нормальным путём продажи и в
этом их применении не могут быть сравниваемы с обыкновенной публичной
продажей. Здесь они повторяются периодически, являясь по преимуществу
правильным средством продажи значительного количества товаров, ввозимых
большими торговыми обществами, хотя, с другой стороны, их применяют с
пользой и отдельные торговые дома. Большие товарные транспорты при
продаже с А. разбиваются на отдельные, хотя тоже значительные партии
(паи, доли, голландские кавелинги). Аукционная продажа в этих случаях
имеет громадные преимущества не только для продавца, но и для
покупателя. Первый быстро сбывает большое количество товара, не отпуская
его кому либо в кредит и не вступая в разнообразные, часто медленно
оканчивающиеся деловые отношения; второй же может запастись из первых
рук и по умеренной цене соразмерным его потребностям или предполагаемой
спекуляции количеством товара. Цены эти устанавливаются конкуренцией
самих покупателей и в виду этого могут служить указанием для ближайшего
торгового периода. Сюда принадлежат, напр., А. голландского торгового
общества (преимущественно торгующего явским кофе и тростниковым сахаром,
и кроме того ост-индскими пряностями и т.д.) в Амстердаме и Роттердаме,
в новейшее время также в Батавии и Паданге, большие периодические А.
австралийского и капского хлопка и сырья в Лондоне, хлопчатой бумаги в
Гавре, Антверпене, Берлине и т. д. Также и произведения местного
специального труда могут быть предметами А., так напр., в окрестностях
Трира бывает аукционная продажа дубла. Кроме часто встречающейся
аукционной продажи европейских мануфактурных произведений, в Нью-Йорке
часто применяется аукционная форма к сбыту ценных бумаг (облигаций,
акций и т.п.). Так называемый "голландский А.", происходящий
преимущественно при продажи рыбы, отличается тем, что происходит, так
сказать, в обратном порядке, т.е. выкликающий цены назначив высшую,
постепенно сбавляет, пока не явится покупатель. Своеобразен и древний
голландский обычай употребления при А. свечки: в начале торгов
зажигается кусочек свечки и предложения принимаются до тех пор, пока она
горит; последнее предложение, сделанное непосредственно перед тем, как
она потухла, считается действительным, так что здесь погашение свечки
соответствует последней наддаче. При "японском А." каждый торгующийся
пишет на куске бумаги своё имя и предлагаемую им цену, бумажки
опускаются в кружку и когда это исполнено всеми торгующимися открывается
кружка и сообщается результат, причём больше предложивший становится
собственником вещи. Действительная (абсолютная) цена проданной с А. вещи
не может служит, как для покупателя, так и для продавца, законным
основанием к вчинанию иска об убытках, от продажи происшедших, так как
продавец не принимает на себя ручательства относительно особых свойств
продаваемых вещей (которые покупатель может предварительно осмотреть и
подвергнуть испытанию) и их истинного достоинства, точно также как и
покупатель не обязывается выдать продавцу особое вознаграждение в том
случае, если достоинство и действительная стоимость данной вещи
значительно превышает аукционную продажную цену. Все права, связанные с
залогом, тяготеющие на проданной с А. вещи (в особенности ипотеки на
субгастированных и запрещения на проданных с публичных торгов
недвижимостях) прекращаются аукционной продажей, если продолжение их
существования прямо не установлено.
Нашему законодательству также известна аукционная или публичная
продажа, отличающаяся от обыкновенного договора купли продажи лишь теми
особыми формальностями, которыми обставлено ее производство. Продажа эта
может быть, как принудительной (судебной), так и добровольной.
Продаваемые вещи могут быть, как движимый, так и недвижимый, причём
термин "Аукцион" применяется преимущественно к первым. Собственником
этой вещи может быть, как казна, так и частное лицо. Положения о
принудительной продаже заключаются в законах о судопроизводстве
гражданском (Св. Зак., т. X, ч. 2) и Уставе Гражд. Судопр. О
добровольной же говорится, по преимуществу, о казённых имуществах (Свод
Зак., т. X, ч. 1), хотя не воспрещён и А. частной собственности.
Имуществу составляется опись и оценка. Об А. оповещается соответствующим
объявлением, после чего всем дозволяется осматривать предназначенные к
аукционной продажи вещи. Сама эта продажа производится посредством
надбавки, наддачи цены, назначенной по первоначальной оценке, до тех
пор, пока не прекратится наддача; лицо, производящее продажу, троекратно
повторяет последнюю наддачу и спрашивает торгующихся: "никто больше?"
вслед затем, при молчании их, ударяет молотком (почему эта продажа
называется также продажей с "молотка"). Вещь остаётся затем, кто объявил
высшую цену. С этого момента договор считается заключённым и в
обеспечение договора покупщик вносить немедленно определённый задаток,
который ему не возвращается, если он не внесёт в установленный срок
остальной покупной цены. Место, где производится А. движимых имуществ,
называется аукционной камерой. Правила о продаже имуществ в С.
Петербургской аукционной камере изложены в ст. 2181 (Св. Зак., т. X, ч.
2); тот же порядок установлен и для провинциальных аукционных камер, где
таковые существуют. Лица, производящие аукционную продажу, называются
аукционистами; определение числа, способа избрания и замещения их
принадлежит усмотрению городского общества (думы); они получают
вознаграждение в размере 2% от вырученной суммы. В тех местах, где
введены судебные уставы, производство аукционной продажи по судебным
решениям возложено на судебных приставов, которые обязаны
руководствоваться при продаже движимого имущества статьями 1022 - 1061
гг. Устава Г. С., а при продаже недвижимых - ст. 1132 - 1208 того же
Устава. Кроме этих положений, существуют ещё: особые правила о продаже с
А. просроченных закладов ссудных касс [прилож. к ст. 1663 (прим. 1) Св.
Зак., т. X, ч. 1] и находящиеся в Уставе Торговом (Св. Зак. т. XI, ч. 2)
правила о биржевых аукционах и аукционистах.
Аул (а-ул, татарское слово) - так называется у татар, башкир, на
Кавказе, у киргиз-кайсаков и у калмыков селение, деревня.
Ауренгзеб (вернее Авренг Сиб, т.е. "краса трона") - великий могол
1658 - 1707 года; род. 20 октября 1619 года, сын в. м. Шах-Джигана; ему
было 9 лет, когда его слабый и несчастный отец вступил в правление.
Очень рано подстрекаемый честолюбием, он скрывал свои широкие планы под
маской религиозного рвения (в служении обрядам) и наружного воздержания;
20-ти лет он отличился в войне отца против раджей Визапура и Голконды и
стал в 1639 г. наместником Декана. Энергично подавив восстание вассалов
этой страны в 1656 г., победив братьев своих: Дару, Суджа и Мурада и
взяв в плен отца, он вступил в 1658 г. на трон в Дели и принял имя
Алум-Гир, т.е. "победителя вселенной". Он считался мудрым и справедливым
правителем; одного из своих сыновей, которые пытались приобрести в
стране приверженцев, он приказал отравить в 1666 г., второй сын бежал в
Персию. Он счастливо вел много войн в Декане (1668) с горными народами
Кабула и Кандагара (1669, 1673) и с Раджпутани (1678) и значительно
увеличил свои владения присоединением вассальных земель Визапура и
Голконды. А. был большим другом европейцев, любил великолепие и роскошь,
обладал широким образованием, покровительствовал искусствам, основывал
библиотеки и школы и привлекал многих ученых к своему двору, но до самой
смерти остался фанатическим приверженцем Ислама. А. умер 21 февр. 1707
г. в Амеднагаре; ему наследовал в правлении сын его Шах-Алум, при
котором страна скоро пришла в упадок.
Аустерлиц (слав. Славков) - небольшой городок в Моравии, на реке
Литаве построенный тамплиерами в XII-м столетии. А. приобрёл известность
по происходившему там 2 дек. 1805 г. сражению, которое называют иногда
сражением трех императоров (Dreikaiserschlacht), так как Александр I,
Франц I и Наполеон I лично присутствовали на нем. В конце нояб.
русско-австр. армия, силою около 84000, оставила свою крепкую позицию у
Ольшау и двинулась к Брюнну, намереваясь атаковать Наполеона, силы
которого доходили до 70000. Союзники считали его более слабым и думали,
что он избегает сражения. План их состоял в том, чтобы обойти правое
крыло неприятеля, отбросить его к С. и отрезать ему, таким образом,
сообщение с Веной и с Богемией. Наполеон разгадал намерение и решился
направить свою главную атаку на ключ. позиции союзников - Праценские
высоты, недостаточно сильно занятые. В то время, как союзные войска
истощились в кровопролитных, но малоуспешных атаках на правое крыло
французов, которым командовал Даву, Наполеон, около полудня, направил
Сульта на Праценские высоты, которые и были взяты; правое крыло
союзников, на котором происходили блестящие кавалерийские дела, тоже
было принуждено отступить, и тогда Наполеон направил свои победоносные
войска в тыл тем отрядам, которые дрались с Даву, чем, сражение было
решено; союзники стали отступать по всей линии, и отступление это скоро
превратилось в бегство. Бегущие стеснились на узкой плотине, тянущейся
между двумя прудами; многие бросались на покрывавший воду тощий лед и
проваливались. Потери австрийцев простирались до 6000, русских - до
21000 чел.; французы потеряли около 800 чел. убитыми и около 6000
ранеными; последние хвалились тем, что захватили 180 пушек и весь обоз
союзников. 30 декабря Наполеон перенес свою главную квартиру в
аустерлицкий замок; 4 дек. он имел свидание с импер. Францем в
Наседловице; 6 дек. заключил в А. перемирие, первым условием которого
ставилось немедленное удаление русских войск, и 26-го числа закончил
кампанию заключением мира в Пресбурге.
Ауто-да-фе (исп. Auto de Fe; порт. Auto da Fe; лат. actus fidei) -
так называлась в Испании и Португалии процессия, сопровождавшая казнь
осужденных инквизицией. Такая процессия происходила, обыкновенно, в одно
из воскресений между Троицей и Филипповым постом, очень часто также в
день Всех святых. На рассвете раздавался глухой удар большого соборного
колокола, означавший начало ужасного зрелища, и народ толпами собирался
на место, думая совершить доброе дело уже одним только созерцанием
казни. Самые знатные люди считали для себя честью оказывать услуги
святому суду при подобных процессиях. Шествие открывали доминиканские
монахи с хоругвью инквизиции. Прежде всего следовали кающиеся грешники,
на которых была наложена только епитимья. За ними шли отделённые большим
крестом, носимым перед ними, осуждённые на смерть, босые, в санбенито,
т.е. одеждах с изображением чертей и адского огня, в остроконечных
шапках на голове. Затем несли изображения скрывшихся и наконец кости
умерших подсудимых в черных гробах, на которых были нарисованы картины
адского пламени и другие символические изображения. Ряд священников и
монахов замыкал шествие. По главным улицам процессия направлялась к
церкви, где после проповеди объявлялся приговор обвиняемым, стоявшим
перед распятием с потухшею свечёй в руке. По прочтении им приговора,
служитель инквизиции ударял каждого из осуждённых рукою в грудь в знак
того, что инквизиция передает их светскому суду. Тогда осуждённых
принимал гражданский чиновник, который приказывал связать их и заключить
в темницу. Несколько часов спустя, их вели на место казни. Тех, которые
обращались в католичество, сперва удавливали, а потом сжигали, прочих же
сжигали живьем, а вместе с ними также изображения и останки скрывшихся и
умерших еретиков. Король со всем своим двором обыкновенно присутствовал
на этих процессиях. Самое блестящее аутодафе было в Мадриде в 1680, при
Карле II-м; впоследствии число аутодафе стало уменьшаться, заменившись
казнью в стенах инквизиции; последние аутодафе происходили в конце XVIII
столетия. Однако ещё в 1826 г. был казнён в Валенсии школьный учитель
Риполль по обвинению в деизме, причём были соблюдены обрядовые стороны
аутодафе. В одной Испании с 1481 - 1808 гг. было сожжено 34658 человек.
Ср. Льоренте, "Kritische Geschichte der span. Inquisition" (нем. перев.
Гека, 4 т., Гмюнден, 1820 - 22).
Aфанacий - архиепископ александрийский, энергично отстаивавший, во
время споров с арианами, догмат о единстве естества Бога Отца и Сына, и
названный поэтому Отцом православия. Афанасий родился в 298 г. от
родителей христиан, получил вполне научное по тому времени образование,
и в молодых ещё летах обрёк себя строгому аскетизму; в 319 г. он был
посвящен епископом Александром в дьяконы; своей энергией и красноречием
на Никейском соборе 315 г. имел большое влияние на решение собора и
после смерти Александра 9 июня 328 г. был избран его преемником в
епископском сане. По бездоказательным наветам своих противников, ариан,
А. был низложен в 835 г. Тирским собором, а в 336 г. осуждён на изгнание
в Трир императором, которому успели внушить, что А. хочет приостановить
ежегодный вывоз зернового хлеба из Александрии в Константинополь. После
смерти Константина I, А. возвратился из ссылки осенью 338 года, но его
энергичная борьба против ариан, возбудила их вражду в такой степени, что
весною 340 г. императорский наместник, с помощью вооружённой силы
поставил и архиепископом александрийским арианина Григория. А. бежал в
Рим к архиепископу Юлию I, по старанию которого он был признан на
Римском соборе 341 г. и на соборе в Сардике в 343 г. невинным, а учение
его объявлено согласным с догматами церкви. Император византийский
Констанс также благоволил к А., и выхлопотал ему у брата своего
Констанция разрешение вернуться в Александрию после смерти Григория, в
октябре 346 г. Когда же Констанций, сделавшись единодержавным монархом,
доставил победу арианам в 355 г., то А. должен был вновь отказаться от
духовной власти. На его место был назначен Григорий из Каппадокии, а
когда солдаты ворвались 9 февраля 356 г. ночью в церковь св. Фомы, где
А. совершал по случаю праздника всенощное бдение, то он вынужден был
бежать в Египетскую пустыню; но и отсюда имел большое влияние на паству
своим личным авторитетом и сочинениями. По вступлении на престол Юлиана
Богоотступника, Григорий был убит во время народного восстания и А. мог
вернуться в Александрию в феврале 362 г., но его ревностная
деятельность, клонившаяся к умиротворению церкви, возбудила
неудовольствие императора, так что 25 окт. 362 г. ему пришлось в
четвертый раз отправиться в изгнание, на этот раз в Фиваидскую пустыню.
После падения Юлиана, А. возвратился в Александрию в феврале 364 г. но в
царствование императора Валента был вынужден ещё раз оставить город с
октября 365 по февраль 366 г.; с тех пор его более не беспокоили до
самой его кончины, последовавшей 3 мая 373 г. Из 45 лет своего
епископства, А. провел в изгнании около 20 лет. О его характере ещё при
его жизни судили различно. Ненавидимый своими противниками до самой
смерти, а приверженцами почитаемый за святого, Афанасий неустрашимо
боролся при самых разнообразных обстоятельствах жизни и словом и делом
за одну великую идею, от признания которой, по его убеждению, зависело
существование христианской церкви. За страшную суровость, в которой
упрекали его враги, они в свою очередь жестоко отплачивали ему всякий
раз, когда им представлялась к тому возможность. Как архипастырь он
соответствовал строгому идеалу своего времени, умел, не смотря на свою
мало внушающую наружность, господствовать над умами и оставил своё
учение в наследие всей церкви. В его многочисленных сочинениях
догматического и полемического характера вместе с пламенной ревностью к
православию высказывается выдающийся созерцательный ум, которым он
далеко превосходил своих противников; горячность глубокого личного
убеждения соединяется в них с ясностью, осмотрительностью и точностью
изложения. Его "История ариан для монахов" написана в строго
православном духе, и служит неоценимым памятником для изучения борьбы
религиозных партий того времени. Меньшее значение имеют его сочинения в
области экзегетики и морали. Лучшее издание их принадлежит Монфокону (3
тома, Париж, 1698). Дополнением к ним служит второй том "Bibliotheca
patrum" Монфокона (Пар., 1706). Тило поместил в первом томе своей
"Bibliotheca patrum graecorum dogmatica" (Лейпц., 1853) только главные
догматические сочинения А. Важное значение для летосчисления имеют
сохранившиеся на сирийском языке: "Описания праздников", составленные
Афанасием. Его учение изложено Риттером, Бауром, Доревом и Фойттом. Ср.
Мёлер, "Athanasius der Grosse und die Kirche seiner Zeit" (2 тома,
Майнц, 1827); Бёрингер, "Kirchengeschichte in Biographien" (т. I, Цюр.,
1843); его же, "Athanasius und Arius oder der erste grosse Kampf der
Orthodoxie and Heterodoxie" (Штутгардт, 1874).
Афанасьев (Александр Николаевич) - исследователь народной поэзии;
род. 11 июля 1826 г. в г. Богучаре Воронежской губ., где отец его,
человек очень умный и высоко ценивший образование, служил уездным
стряпчим. Образование получил в воронежской гимназии и московском
университете, где учился на юридическом факультете и в тоже время слушал
лекции Шевырева, Бодянского и Грановского. Окончив курс в 1848 г., А. в
1849 г. поступил на службу, вполне соответствующую его способностям и
наклонностям - в моск. главный архив мин. иностр. дел, где он в 1856 г.
был сделан начальником отделения, а вскоре правителем дел состоящей при
архиве комиссии печатания государственных грамот и договоров. В этой
должности он состоял до 1862 г. Это было самое спокойное и самое
плодотворное время его деятельности. За это время А., который еще будучи
студентом начал сотрудничать в лучших тогдашних журналах ("Современник"
1847 г. и "Отечественных Записках" 1848), поместил целый ряд (68) более
или менее значительных статей в "Современнике" (1849 - 52 гг.),
"Отечеств. Записках" (1850 - 60 гг.), "Архиве историко-юридических
сведений о России", издав. Калачёвым, и некоторых др. изданиях. Из этих
статей могут быть приведены только важнейшие: "Дедушка домовой", первое
его мифологическое исследование (в "Архиве" Калачёва, ч. 1); "Ведун и
ведьма" (в альманахе "Комета", изд. Н. Щепкиным; отдельно, Москва,
1851); "Языческие предания о острове Буяне" (во "Временнике общ. ист. и
древ. росс.", 1858 г., № 9 - здесь он впервые развил во всей полноте
свою натурмифологическую систему славянского мировоззрения);
"Зооморфические божества у славян" ("Отеч. Записки", 1852 г., № 1 - 3);
"Несколько слов о соотношении языка с народными поверьями" (в "Известиях
акад. наук по отд. рус. языка и словесности", 1853 г.); "Русские
сатирические "журналы 1769 - 1774 г. " (в "Отеч. Зап.", 1855 г., № 3, 4
и 6; отдельно, Москва, 1859 - до сих пор остаётся едва ли не лучшей
монографией по истории литературы XVIII в.). В 1858 - 59 гг. он издавал
чрезвычайно полезный, но не нашедший достаточной поддержки, журнал:
"Библиографические Записки", где поместил ряд своих статей, именно:
"Сатиры Кантемира", "Н.И. Новиков", "Литературная полемика прошлого
столетия", "Русская книжная торговля" и др. В 1860 г. он издал -
"Русские народные легенды" (Москва), вскоре изъятая из продажи. В 1862
г. в жизни А. произошёл крутой переворот, вредно отозвавшийся и на его
учёной деятельности, и на самом здоровье: он оказался прикосновенным, по
видимому совсем по чужой вине, к политическому делу, и хотя не потерпел
никакого наказания, но принуждён был покинуть обеспечивавшую его службу
и отдаться тяжёлым заботам о куске насущного хлеба для себя и для семьи.
С трудом удалось ему найти место секретаря сначала в моск. думе, а затем
в мировом съезде. Но и в это тяжёлое время А., заваленный работой,
ничего общего с наукой не имеющей, продолжал свои исследования и труды.
В "Библиотеке для чтения" (1864) г. появились его статьи: "М.С. Щепкин и
его записки", "Поэтические предания о светилах небесных", в
"Филологических Записках" (1865 г.) он поместил: "О радуге", "Сказка и
миф", сотрудничал он в это время и в "Книжном Вестнике", изд. Ефремовым
и Ростовцевым. В эти же тяжкие для него годы, при самых неблагоприятных
условиях, А. закончил и издал главный труд своей жизни: "Поэтические
воззрения славян на природу" (3 т., Москва, 1866
- 69), в котором он соединил и привёл в стройную систему всё
сказанное прежде им, и всё, наиболее важное, добытое трудами западных
натур-мифологов. Последний труд А. - на пользу русских детей, это
"Русские детские сказки" (2 ч., Москва, 1870; 2 изд., Москва, 1886); 23
сентября 1871 г. А. умер от чахотки, 45 лет от роду.
Афина - греческая богиня.
Афины (греч. AJhnai, лат. Athenae) - город, служивший в древности,
как в культурно-историческом, так и в политическом отношениях (в
последнем, впрочем, только временно) главным средоточением эллинской
жизни и прозванный древними поэтами "оком Эллады"; в новейшее время А.
сделались столицей и резиденцией Греческого королевства. Город
расположен на целом ряде скалистых холмов, в самой обширной равнине
Аттики, между pp. Илиссом и Кефиссом, на расстоянии приблизительно 5 км.
по прямой линии от моря и в 7 км. от его позднейшей гавани, Пирея.
Начальная его история, как и древнейшая история всей области, теряется
во мраке неизвестности. Предание приписывает основание его царю
Кекропсу. Первоначально город занимал лишь верхнюю площадь крутого,
доступного только с западной стороны холма, служившего в течение всей
древности, в качестве крепости (акрополя), политическим и религиозным
центром, ядром всего города. По преданию, пеласги сравняли вершину
холма, окружили ее стонами и достроили на западной стороне, для защиты
входа, сильное наружное укрепление с 9 воротами, расположенными одни за
другими (отсюда и название Эннеапилон, т.е. 9 ворот, или Пеласгикон,
т.е. крепость пеласгов). Внутри замка жили древние цари этой части
Аттики с своей дружиной; здесь возвышался также древнейший храм того
божества, под особенным покровительством которого находился город,
именно АфиныГрадозащитницы (Афины Паллады), наряду с которой почитался
также потрясающий землю бог моря, Посейдон и Эрехтей (вследствие чего и
самый храм назывался обыкновенно Эрехтейоном).
Часть населения, подвластного владельцам крепости, с течением времени
поселилась у подошвы холма, главным образом, на южной и юго-вост.
сторонах его (отчего и впоследствии еще находились здесь древнейшие
святилища города, как напр. храмы Олимпийского Зевса, Аполлона, Диониса
и др.). Затем начались поселения по склонам тянущихся к З. отсюда
холмов; еще до сих пор отчасти заметны на этих холмах врезавшиеся в
скалистую почву фундаменты первоначальных жилищ. Нижний город расширился
еще больше, когда вследствие объединения различных частей, на которые в
древнейшие времена распадалась Аттика, в одно политическое целое
(предание приписывает это Тезею), А. сделались столицей этого
объединенного государства. Постепенно, в течение последующих столетий,
город заселился также и с северной стороны акрополя; здесь по
преимуществу селились ремесленники, именно члены уважаемого и
многочисленного в А. класса горшечников, вследствие чего значительный
квартал города к СЗ. от крепости получил название Керамика (горшечного
квартала). Впоследствии украшению города много содействовали Пизистрат и
его сыновья своими многочисленными и великолепными общественными
постройками. Ими воздвигнут был и алтарь 12 богов в южной части новой
агоры (рынок), расположенной у сев.-зап. подошвы акрополя, причем от
этого пункта измерялись расстояния всех местностей, соединенных дорогами
с гл. городом. Ими же начата была постройка колоссального храма Зевса
Олимпийского, к ЮВ. от крепости, не доведенного до конца, вследствие
падения тиранов; по всей вероятности им же принадлежит сооружение нового
большего храма АфиныДевственницы (Гекатомпедос) на высочайшем пункте
крепостного холма, еще до своего окончания или скоро после него
разрушенного персами. Пизистрат обращал свое внимание и на местность,
лежащую вне городских стен: он окружил источник Каллиррое, находившийся
близ вост. городской стены на правом берегу речки Илисса и доставлявший
городским жителям наилучшую воду для питья, колодцем с 9 трубами (отсюда
и его название - Эннеакрунос) и к СВ., отсюда в качестве святилища,
посвятил Аполлону обширное пространство (Ликейон), впоследствии еще
более расширенное и украшенное Периклом и превращенное полит. деятелем
Ликургом в гимназию.
Новая очень важная в истории А. постройка появилась около 500 года до
Р. Х., когда у юго-вост. подножия крепости, в священном участке Диониса,
Ленеоне, принадлежавшем к части города, носившей название Лимны, начато
было сооружение каменного здания для драматических представлений,
которые до сих пор происходили на устраиваемых каждый раз заново
деревянных подмостках (постройка эта была закончена лишь Ликургом. в
эпоху Александра Великого). Во время Персидской войны (480 до Р. Х.)
сильная катастрофа постигла А.; по совету Фемистокла, все жители
оставили город, и стены, дома, храмы и крепость были опустошены войсками
Ксеркса. Однако, едва только, после победы при Платее, персы должны были
удалиться, афиняне снова вернулись на свои развалины и, восстановив
кое-как свои жилища, принялись за постройку новой, более обширной
городской стены. Благодаря настояниям Фемистокла, постройка эта
производилась с большой поспешностью и, не смотря на протесты
спартанцев, которые хотели, чтобы Афины оставались неукрепленными, она в
скором времени была закончена (479 - 477). Еще и теперь расположение
этой стены, снабженной почти сотней башен, ясно видно во многих местах,
особенно на западной стороне, где она тянулась по склонам холмов
Музейона и т. наз. холма Нимф и на южной и юго-вост. сторонах, где она
шла по правому бер. Илисса. Окружность ее, включая сюда и все ее выступы
и изгибы, равнялась приблизительно 8 км. Для сообщений служили 10 - 12
ворот, из которых и теперь еще можно указать на Мелитские и Пирейские -
на зап. стороне, Фpиaзийские или Двойные ворота (Дипилон), служившие
исходным пунктом для процессии, направлявшейся из А. в Элевзис и потому
прозванные также "священными" - на сев.зап. стороне, Ахарнийские - на
северной, Диомейские - на сев.-восточной, Диохаровы - на восточной и
наконец Итонийские на южной стороне.
В связи с восстановлением городских укреплений, Фемистокл принялся за
укрепление новой гавани (Пирея), которая была им заложена еще до
Персидской войны. До сих пор афиняне пользовались Фалернской гаванью,
находившеюся от города лишь на расстоянии 3 км., но не достаточно
безопасной для кораблей, Фемистокл же побудил их соорудить новую гавань,
на расположенном в 7 км. к ЮЗ. от А. скалистом Пирейском полуострове,
представлявшем 3 превосходные, уже самой природою приспособленные,
безопасные гавани: главную гавань, Пирей в тесном смысле, узкий вход
которой мог быть заперт цепями и которая распадалась на 2 части -
военную (кантар) и торговую гавань (эмпорион), и находящаяся на вост.
стороне полуострова гавани - Дзеа и Мунихия. Высокая и крепкая ограда
защищала все эти постройки. В 457 г., в правление Перикла, укрепленная
гавань была соединена с городом А. стеною около 7 км. длины, и подобная
же стена проведена от города к Фалернской бухте; вследствие этого А.
оказались соединенными с обеими своими гаванями общей системой
укреплений и были превосходно защищены от всяких нападений. Для усиления
этой системы в 444 до Р. Х. была воздвигнута еще третья стена между
обеими предыдущими, параллельная западной, ведущей от А. к Пирею. В
самом городе Кимон построил на южной стороне крепостного возвышения
новую стену, которая на З., прямо над подъемом на верхнюю площадь
крепости, замыкалась бастионом на подобие башни (пиргос),
господствовавшим над этим подъемом. На нем возвышался чрезвычайно
изящный храм Нике Аптерос (Бескрылой победы), построенный, вероятно, уже
после Кимона. Храм этот в 1687 г. был полуразрушен турками при
сооружении вала, но в 1835 г., при расчистке последнего, откопан почти
совершенно и восстановлен архитекторами Шаубертом и Ганзеном, под
руководством археолога Людвига Росса. Кроме того, Кимон построил еще в
городе к СЗ. от агоры величественный храм в дорическом стиле, в честь
Тезея, так назыв. Тезейон, превращенный в христианское время в церковь
св. Георгия, и благодаря этому уцелевший еще до сих пор с своими
скульптурными украшениями (впрочем, некоторые новейшие исследователи
сомневаются в тождественности этого храма с Тезейоном и считают его
скорее храмом Геракла в квартале Мелите). Далее, для удобства гуляющих
он засадил деревьями южную часть рынка и прозванную академией гимназию,
находившуюся в северо-западн. предместье А., так назыв. наружном
Керамике. Родственник Кимона, по имени Пейзионакс, также содействовал
украшению города постройкой на сев.-зап. стороне рынка изящного портика,
служившего для гулянья и бесед. Стены портика были покрыты историч.
картинами Полигнота и его учеников, отчего и самый портик получил
название Etoa poikilh - расписанный портик.
Гораздо более еще, чем Кимон, содействовал украшению города
монументальными постройками Перикл. Первым его сооружением был Одеон,
воздвигнутый поблизости театра в священном участке Диониса (оконч. еще
до 444). Это было круглое здание, предназначенное для музыкальных
представлений; крыша его, представлявшая форму шатра, поддерживалась
многочисленными колоннами. Но главное свое внимание Перикл обратил на
украшение акрополя, который теперь получил значение не столько крепости,
сколько религиозного центра государства. Для этой цели была определена
часть тех громадных сумм, которые находились тогда в распоряжении А., и
куда входила дань их союзников. Прежде всего Перикл поручил архитектору
Иктину на место старого разрушенного персами Гекатомпедонта построить
новый, более великолепный и обширный храм Парфенон, еще и теперь в своих
развалинах представляющий самый совершенный образец дорического стиля.
Великолепие его усиливалось еще, благодаря многочисленным и дивным
изваяниям, которыми под руководством Фидия был украшен храм, как
снаружи, так и внутри. Немедленно по окончании Парфенона, служившего
сокровищницей богов и для празднования Панафиней, в 438 до Р. Х. Перикл
поручил архитектору Мнезиклу сооружение новых великолепных ворот при
входе на акрополь, так наз. Пропилеев (437 - 432), которые и поныне еще
сохранились в своих главных частях. Лестница из мраморных плит,
извиваясь, вела по западному склону холма к портику, состоявшему из 6
дорических колонн, промежутки между которыми симметрично уменьшались с
обеих сторон. К этому портику, для заполнения всей ширины зап. стороны
холма, примыкали 2 крыла различной величины; северное крыло было
украшено живописью, южное, может быть, служило сторожевым пунктом; за
этим передним портиком находились широт сени, потолок которых,
украшенный живописью и золотом, поддерживался 6 ионическими колоннами.
Из этих сеней, через пять проходов, из которых средний был наибольший,
входили в другой портик, подобный первому портику.
Пелопонесская война (431 до Р. Х.), с самого начала потребовавшая
напряжения всех сил А., хотя и значительно уменьшила строительную
деятельность этого города, но не прекратила ее вполне. Афиняне
приступили тогда к перестройке старейшего и священнейшего из храмов на
акрополе, так наз. Эрехтейона, причем был сохранен первоначальный
основной план, именно соединение под одной кровлей святилищ Афины
Паллады, Посейдона и Эрехтея. Окончание постройки, замедлившееся
вследствие войны, последовало лишь после 409 г.; в 406 г. она сильно
пострадала от пожара и была восстановлена в 395 - 394 до Р. Х. Особенно
величественный вид придавали этому зданию портики: восточный с 6-ю и
северный с 4 ионич. колоннами, в фасаде маленькая пристройка,
прислоненная к южной стороне, поддерживаемая 6 мраморными кариатидами, и
3 окна в западной стене, окаймленные полуколоннами. Еще и теперь,
несмотря на многочисленный переделки и повреждения, храм этот
представляет лучший образец ионически-аттического стиля в эпоху
наибольшего его расцвета. Неудачный для А. исход Пелопонесской войны
(404 до Р. Х.) имел своим последствием разрушение одного из самых
значительных сооружений: афиняне были вынуждены спартанцами разрушить
укрепления Пирея и длинные стены, соединявшие его с городом. Однако, уже
в 393 г., в эпоху Виот.-коринф. войны со Спартой, Конон, с помощью
персидских субсидий, восстановил эти необходимые для безопасности А.
укрепления. Новый тяжелый удар был нанесен А., как в всей Греции, битвой
при Херонее (338). Однако, благодаря умелому управлению Ликурга
финансами (338 - 326), город обогатился новыми постройками, возведенными
на счет государства. Так, в 330 г. был наконец окончен театр в
предместье Аграх, расположенном по ту сторону Илисса, был устроен
стадион для гимнастических состязаний во время праздника Панафиней, а в
Пирее архитектором Фионом воздвигнут громадный морской цейхгауз.
Украшению города содействовали и богатые граждане. Образцом таких
частных построек служит, достроенный в 335 г. и сохранившийся еще до сих
пор, хорагический памятник Лизикрата (прозванный в народе Демосфеновым
фонарем) к В. от акрополя. Это небольшое круглое мраморное здание, с 6
коринфскими полуколоннами; верх памятника имеет вид низкого купола, из
середины которого выступает украшенный акантовыми листьями пьедестал, на
котором стоял бронзовый треножник. Неподалеку от него находился другой
хорагический памятник Фразилла, построенный в 320 г. и ныне разрушенный;
он состоял из маленького портика с 3 дорическими пилястрами, на котором
находилась мраморная статуя Диониса, с треножником на коленях.
Когда по смерти Александра В. последняя попытка греков вернуть свою
самостоятельность привела к несчастному исходу Ламийской войны (322 до
Р. Х.) и А. должны были принять в свои стены македонский гарнизон и
управляться макед. наместниками, то сооружения новых как общественных,
так и частных построек почти совершенно прекратились. Но прежний блеск,
все еще окружавший этот город даже в его падении, побуждал чужеземных
"эллинских" государей воздвигать здесь постройки, надписи которых
свидетельствовали славе их соорудителей. Так, египет. царь Птоломей II
Филадельф велел соорудить к СЗ. от рынка гимназию, в которой находилась
и библиотека, царь пергамский Эвмен II (197 - 189) построил за стеной
театра портик, который должен был служить частью для репетиций
драматических хоров, частью для укрытия зрителей при внезапном дожде;
преемник его, Аттал II (159 - 138), построил обширный портик у
сев.-вост. края агоры; остатки этого портика сохранились еще до сих пор.
Антонии IV Эпифан (175 - 164), царь сирийский, предпринял окончание
начатого при Пизистратидах храма Зевса Олимпийского, предприятие,
прерванное вследствие смерти этого царя. Римское господство вначале
также не было обременительно для А. Только раз им пришлось сильно
поплатиться за свою политическую ошибку. Когда в войне римлян с царем
понтийским Митридатом Великим А. приняли сторону последнего, то Сулла
взял город приступом (86); укрепления Пирея, большой цейхгауз и остатки
длинных стен были срыты победителем до основания и с тех пор более не
возобновлялись. Морское могущество А. упало окончательно, а Пирей
превратился в незначительное местечко из немногих домов близ гавани. Из
Афин Сулла вывез множество колонн неоконченного храма Зевса
Олимпийского. Во время осады, построенный Периклом Одеон был снесен
защитниками крепости, опасавшимися, чтобы неприятель не употребил его
деревянный материал для осадных машин, но вскоре после этого он был
восстановлен царем Каппадокии Ариобарзаном II (умер 52 до Р. Х.). Около
того же времени одним частным лицом, Андроником из гор. Кирра в Сирии,
было сооружено на свободной площади к В. от агоры здание, сохранившееся
еще доныне и известное в народе под названием "Башни ветров".
Основатели Римской монархии, Юлий Цезарь и Август, несмотря на многие
политические ошибки афинян, также покровительствовали этому городу. Из
расточаемых ими даров афиняне соорудили к СВ. от агоры небольшое
святилище Афины Архегетиды (небольшой храм, окруженный с 3 сторон
стенами и с 4 дорич. колоннами с лица), украшенное статуями некоторых
членов императорских фамилий и служившее в тоже время преддверием к
площади, окруженной стенами и предназначенной для торговли оливковым
маслом. Далее, Агриппа, сподвижник Августа, построил в Керамике театр,
Агриппеон, за что афиняне почтили его сооружением статуи, поставленной
при входе на акрополь, перед сев. крылом Пропилеев. Довольно грубый
пьедестал этой статуи, высотою около 8 м., сохранился еще и теперь. Еще
при жизни Августа был построен на акрополе, к востоку от Парфенона,
круглый храм в честь богини Ромы и Августа. Но наибольшим благодетелем
А. был император Адриан, в царствование которого город стал заново
процветать и украсился многочисленными великолепными постройками. Прежде
всего Адриан довершил постройку храма Зевса Олимпийского. Обширная
храмина, в которой возвышалась колоссальная статуя божества из золота и
слоновой кости, была окаймлена по длинным своим сторонам - двумя, а по
узким - тремя рядами могучих, высотою в 20 м., коринфских колонн, из
которых 15 стоят еще и теперь, а 16-я лежит на земле, опрокинутая
сильной бурей. Этот лес колонн был окружен обширным, обведенным стеною,
священным пространством (перибол) в 668 метров в окружности, где
хранились многочисленные приношения, между пр. и статуи императора,
сооруженные А. и многими другими греч. городами. Вокруг этого храма
возник совершенно новый квартал, названный в честь императора
"Адрианополисом". Со старым городом эта часть соединялась существующей и
поныне аркой, на одной стороне которой находилась надпись: "это Афины,
прежний город Тезея", а на другой: "это город Адриана, а не Тезея".
Далее, Адриан построил храм Зевса и Геры, Пантеон, богато украшенное,
окруженное колоннадою из драгоценного фригийского мрамора здание
библиотеки и обширную, украшенную 100 колоннами из афр. мрамора
гимназию. При преемнике Адриана, Антонине Пие, был устроен (140 по Р.
Х.) водопровод, снабжавший город водою с севера, из-за нескольких миль.
Кроме того, город был обязан новыми украшениями щедрости одного
чрезвычайно богатого частного человека, учителя риторики Ирода Аттика.
Последний не только велел покрыть каменные сиденья стадиона на берегу
Илисса плитами из пентелийского мрамора, но построил также в 161 по Р.
Х., в память своей умершей супруги Региллы, у юго-зап. подошвы акрополя
Одеон или театр, вмещавший в себе около 6000 зрителей. Театр этот
заключал в себе 31 ряд покрытых мрамором сидений, оркестр для хоров,
сцену с высокой, снабженной полукруглым окном, задней стеной, и был
покрыт искусно сделанной крышей из кедрового дерева. За исключением
крыши, здание в главных своих частях сохранилось еще до сих пор. В эпоху
своего процветания при Антонинах, А. были посещены путешественником
Павзанием, оставившим в первой книге своих "PerihghsiV" точное описание
города и его архитектурных и художественных достопримечательностей.
Еще довольно продолжительное время после посещения Павзания, вплоть
до византийского периода, А. пользовались сравнительно цветущим
благосостоянием. Несмотря на многочисленные эдикты, преимущественно
Феодосия I и его преемников, направленные против язычества, А. все еще
оставались средоточием античного образования, пользовались
покровительством императоров, хотя последние и вывозили оттуда некоторые
художественные произведения для украшения новой столицы империи -
Византии, и даже во время нашествий варваров, как напр. готов и герулов
(207 по Р. Х.), А. пострадали сравнительно немного. Лишь в VI ст. по Р.
Х., когда император Юстиниан и окончательно велел закрыть школы, в
которых до тех пор преподавалась риторика и языческая философия,
значение А. пало и они превратились в провинциальный византийский город;
храмы были отчасти разрушены, отчасти же превращены в христ. церкви,
хотя в числе его епископов и (857) архиепископов насчитывалось несколько
ученых, пользовавшихся высоким уважением современников. Во время
господства в Греции франков (с 1205) А. сделались столицей герцогства
того же имени; герцогство это, кроме Аттики и Виотии, состояло еще из
нескольких полос в Фокиде и юж. Фессалии и сначала находилось во
владении бургундской фамилии де-ла-Рош, от которой оно в 1308 г. по
наследству перешло к сводному брату последнего герцога, Вальтеру де
Бриенн. Насколько можно судить по сохранившимся от того времени остаткам
стен, хотя может быть они принадлежат еще к эпохе Юстиниана,
пространство занимаемое тогда А. значительно сузилось и ограничилось
почти одною только местностью вокруг северн. и вост. подножия
крепостного холма. После этого город и герцогство перешло в руки
каталон. наемников; убивших Вальтера в битве при Кефиссе, в 1311 г.;
некоторое время спустя, они отдали герцогство под верховную власть
арагонских королей Сицилии, управлявших им через своих наместников в А.
В 1385 г. герцогство было завоевано флорентийцем Нерио Аччиажуоли
(Райнерио I), семейство которого владело им до 1458 г., когда Мохаммед
II присоединил А. к Турции. Парфенон, со времени Юстиниана и служивший
христ. храмом св. Марии, был обращен в 1460 г. в мечеть. Пристроенный к
Пропилеям во время господства франков рыцарский замок обращен в турецкие
казармы. Последний остаток его, колоссальная бургунд. башня на южном его
крыле, снесен только в последнее время.
Эпоха тур. господства, в продолжение кот. А. были причислены к
Негропонтскому (Эвбейскому) пашалыку и управлялись турец. воеводами,
подвластными паше, была временем глубокого упадка этого города. А.
представляли в это время маленький провинциальный городок в 6 - 8000
жит., которые, за исключением турок (в руках последних находилась почти
вся поземельная собственность) были отчасти греческого, отчасти
албанского происхождения. Раскинутый на большом пространстве, с узкими и
кривыми улицами, без стен (лишь в 1776 г. была воздвигнута вокруг города
стена с выступающими башнями, но в 1835 г. она опять была уничтожена),
город служил верным отражением упадка всей греч. нации. Архитектурные и
художественные памятники древности, благодаря презрению к ним турок и
тупому равнодушно греков, приходили все более и более в упадок и отчасти
даже были насильственно разрушены. Так напр., сломан был турками изящный
храм Афины-Победительницы для постройки бастиона перед Пропилеями
(1687). Во время осады А. венецианцами, под предвод. Морозини в 1687,
Пантеон был сильно поврежден бомбой, а в начале XIX в. лорд Эльджин,
брит. посол при дворе Порты, лишил город значительной части его
скульптурных украшений (1801 - 3). Хорагический памятник Фразилла и
маленький храм в ионич. стиле на берегу Иллиса, превращенный
впоследствии в церковь, были разрушены во второй половине XVIII ст.
самими греками. К счастью, еще до наступления этой эпохи разрушений, в
зап. Европе опять появился интерес к афинским древностям, что побудило
нескольких ученых и художников разыскать сохранившиеся остатки этих
памятников и познакомить с ними публику с помощью описаний и рисунков.
Так напр., маркиз де Нуантель, франц. посланник при турец. дворе,
поручил в 1674, находившемуся в его свите, живописцу Жаку Каррею снять
рисунки с множества интереснейших памятников А., именно со скульптурных
работ Парфенона. В следующем году в А. прибыли путешественники Жак Спон
и Джорж Велер (Wheler), опубликовавшие потом в своих сочинениях отчеты о
местных памятниках древности. Но особенные заслуги в этом деле
принадлежат англ. архитекторам Стюарту и Реветту, которые в 1751 - 54
гг. тщательно измерили и сняли чертежи со всех еще существовавших тогда
в А. античных памятников и опубликовали их в сочинении: "Antiquities of
Athens" (4 т., Лондон, 1762 - 1818).
Война за независимость Греции сопровождалась еще большим опустошением
города А. 21 июня 1822 г., после долгой осады, крепость перешла в руки
греков, но 15 авг. 1826 г. город снова был взят турками. В акрополе
горсть храбрецов почти в течение целого года еще оказывала
сопротивление, но 5 июня 1827 г. и этот последний оплот греч. свободы
должен был сдаться неприятелю. Большая часть греч. населения оставила
тогда город, превратившийся почти в груду развалин, и лишь по окончании
войны (1829), особенно, когда, благодаря Лондонской конференции (3 февр.
1830), Аттика вошла в состав новообразовавшегося Греч. государства,
большинство оставивших город жителей снова вернулись в него и построили
себе деревянные или глиняные хинины среди кучи развалин. Скоро появились
переселенцы из других частей Греции, также как иностранцы из различных
стран зап. Европы. Но даже по вступлении на престол короля Оттона
(1833), А. в общем представляли еще груду развалин. Однако, перенесение
сюда столицы и резиденции Греч. королевства (25 дек. 1834) в течение
нескольких лет поразительно изменили вид города.
Эти новые Афины, назыв. новогреками Athina, расположены к С. и В. от
акрополя и тянутся по направленно к Ликабетту, Патиссии и старой
академии. Улицы большей частью прямые и широкие. Значительнейшее здание
города - это, выстроенный Фридрихом фон Гертнером на вост. стороне его,
обширный королевский дворец, с фасадом из пентелийского мрамора. Кроме
дворца, заслуживают еще упоминания: здание университета (заложенное 14
июля 1839 г. и содержащее в себе университетскую и национальную
библиотеку с 95000 т. и собрание монет), в сев.вост. части города,
здание парламента с библиотекой в 35000 т.; обсерватория, расположенная
к З. от города на так наз. холме Нимф и академия, великолепная постройка
из пентелийского мрамора по плану архитектора Ганзена. За исключением
большого и прекрасного сада за королевским дворцом, устройство которого,
главным образом, составляет заслугу королевы Амалии, город довольно
беден садами и деревьями. Из учреждений, имеющих целью содействие наукам
и искусствам, кроме низших и средних школ, из которых особенно
замечателен, названный по имени своего учредителя Арсакиона, девичий
институт, в А. имеются: основанный в 1836 году университет,
насчитывающий до 60 профессоров, 33 доцентов и 1995 студентов с
принадлежащим к нему физиографическим и зоологическим музеем и
ботаническим садом (по дороге в Элевзис), политехникум, далее, 4
гимназии, духовное училище (так назыв. школа Рицари), семинария для
школьных учителей, археологическое общество, предпринявшее уже массу
раскопок, городская клиника, лечебница для глазных болезней, основанный
и содержимый на счет франц. правительства институт для содействия
молодым франц. ученым в их археологических и топографических
исследованиях Греции (так назыв. Ecole francaise), основанный в 1874 с
этой же целью императ. немецкие археологич. институт, археологич. музей,
1 зимний и 3 летних театра. Из благотворительных учреждений в А.
особенно замечательны два сиротских дома, воспитательный дом и
богадельня. Городскими делами заведует демарх вместе с выборным общинным
советом. В торговом отношении значение А. в последнее время значительно
поднялось, хотя все еще не может сравняться с некоторыми другими греч.
городами, напр. с Патрасом и Сирой (Гермуплис); промышленность
незначительна. Населенно города, которое в 1834 г., когда А. сделались
резиденцией, простиралось приблизительно лишь до 4000 жит., в 1884 г.
равнялось уже 84903. С портовым городом Пиреем (21618 ж.) А. с 1869 г.
соединены железной дорогой, длиною в 12 км., а в 1884г. Пирей-Патрасской
ж. д. также с г. Элевзис.
Афоризмы (греч.) - краткие, отрывистые, фразы, заключающие в сжатой,
удобной для запоминания, форме какую-нибудь определённую мысль,
сентенцию, обобщение и т. п. Афористическая манера писания и речи
означает сжатый, отрывистый способ выражения мыслей.
Афоризмы или краткие поучительные изречения особенно были любимы в
повествовательной литературе эпохи Возрождения и вместе с
заимствованными сочинениями они распространились и в России. Так напр.,
особенно обильным афоризмами является "Разговор Соломона с Морольфом",
где почти исключительно оба разговаривающие лица обмениваются
афоризмами. Тоже самое мы замечаем в русских повестях, перешедших к нам
с Востока и Запада: так напр., множество афоризмов мы встречаем в
повести "Синагрип царь Адоров и Наливские страны", где поучение
премудрого Акира сыну состоит из афоризмов. На Западе афористическое
разговоры Соломона с Морольфом обращались особой статьёй, - в России
тоже случилось с поучением Акира, которое выделено было из рассказа и
обращалось как самостоятельное целое, обогащаясь новыми изречениями
практической мудрости и пословицами. Афоризмами говорят тоже лица других
заимствованных рассказов, напр. в "Александрии". Пор высказывает такую
мысль: "нет на земле радости, где не принялось бы жалости". Афоризмы,
однако, явились в России не только в это позднее время; в XVII в. они
стали только выделяться из общих рассказов, как самостоятельный
литературный сборник, но уже давно были в обращении: в доказательство
этого стоит только припомнить себе богатое такими изречениями "Моление"
Даниила Заточника.
Афродита - греческое имя Венеры, богини любви, называется иногда
также Афрогенеей, родившейся из пены морской. Афродизии - праздники в
честь А., устраивавшиеся во многих местах Греции и М. Азии, особенно на
Кипре.
Аффект (лат.) - противоположность спокойствию духа, обозначает
всякую, вызванную чувством, приостановку или затруднение в обыкновенном,
нормальном течении представлений. Таким образом, А. лишает человека
спокойной рассудительности мышления и воли. Обыкновенно поводами
аффектов служат сильные и внезапные впечатления, под влиянием которых
потрясается и внезапно изменяется душевное состояние человека.
Впечатления эти весьма разнообразны, как по роду, так и по степени
нарушения, которое ими производится в нашем внутреннем мире. Старая
психология, с своею теориею отдельных душевных способностей, относила А.
к области чувствований, а страсти - к области воли; разделение это
теперь оставлено вместе с самой теорией) самостоятельных душевных
способностей. Однако, следует отличать А. от страстей: первые
обыкновенно возникают внезапно и, быстро достигнув своего высшего
напряжения, столь же быстро исчезают, уступив место реакции; вторые
отличаются большею продолжительностью и постоянством, развиваются и
нарастают часто весьма медленно, но, раз овладев душевным состоянием
человека, только с большим трудом могут быть подавлены. Степени А.
весьма различны. В высшем напряжении они действуют ошеломляя, иногда
даже причиняя смерть, как напр. испуг от радости или страха. Чувства,
вызываемые А., могут быть как приятными, так и неприятными или даже
одновременно и радостными и печальными, как. напр. при удивлении. По
отношению к способу потрясения душевного спокойствия, А. могут быть
разделены на эксцитирующие или возбуждающие, как гнев, месть, радость в
угнетающие, как скорбь, печаль и т.д. При близкой связи, существующей
между духовными и телесными состояниями, потрясение, обнаруживающееся в
А., переходит и на тело, что доказывается испытываемым в этих случаях
чувством облегчения или стеснения, румянцем от стыда, бледностью при
гневе и т.д.; тело же наоборот противодействует продолжительности А. При
высших степенях А., сама природа позаботилась о средствах разрешения А.,
напр. слезами или смехом. Нет никакого основания утверждать, что только
человек подвержен аффектам, так как и у животных обнаруживаются подобные
явления; однако, только человек, в силу своего высшего духовного
развития, способен подавлять в себе и укрощать А.
В уголовном праве вопрос о влиянии и значении А. представляется
весьма спорным как со стороны теоретической, так и практической.
Преступление есть продукт не только одних внешних обстоятельств, но и
характера, темперамента человека, результат отсутствия в нём привычек к
правомерной жизни; борьба с этими внутренними элементами преступлены
составляет один из моментов наказания. Там, где противозаконная
деятельность является продуктом психического расстройства, наказание
заменяется лечением, надзором, роль тюрьмы исполняют больница, убежища.
Но безнаказанность деяний, учинённых в аффекте, в порыве страсти, не
может быть допущена. Иначе пришлось бы открыть свободный путь всякой
необузданности, животным инстинктам и отказаться от охраны государства,
общественного порядка и спокойствия. Но с другой стороны А.-ы, как
внезапные, порывистые возбуждения организма, сопровождаются целым рядом
не только телесных, но и психических изменений, причём последние не
остаются без влияния на вменяемость. Человек под влиянием А., или
охватывается всецело одной идеей, одним желанием, теряет всякую
возможность оценки побуждений, возможность борьбы и выбора; иногда даже
самоё восприятие впечатлений, благодаря А., получает фантастический
характер; или же наоборот, жизнь психическая притупляется, настроение
принимает характер подавленности, поступки становятся бессознательными и
безотчётными. Очевидно, что при таких условиях вменяемость и
ответственность существовать не могут. Поэтому необходимо принять то
начало, что если обыкновенные, так сказать физиологические А., не
устраняют вменяемости, а могут только повлиять на меру ответственности,
то А., переходящие грань обычного нервного возбуждения и получающие
характер патологический (болезненный), устраняют вменяемость подобно
преходящему безумию. Наше действующее законодательство (Уложение о
наказаниях уголовных и исправительных и Устав о наказаниях, налагаемых
мировыми судьями) не указывает в числе состояний невменяемости на А.,
так что, в случае учинения деяния в патологическом А., не соединённом с
душевной болезнью, суд может освободить подсудимого только одним
способом - ответив отрицательно на общий вопрос о виновности.
Относительно же влияния А. физиологического на степень ответственности
существуют особые постановления в ст. 134 п. 5 Улож. о наказ. и в ст. 13
п. 2. Мир. Уст. В обоих этих случаях закон указывает только на одну
группу аффектов - на сильное раздражение (по Уложению о наказ.), при том
условии, чтобы этот А. был вызван обидами, оскорблениями или иными
поступками лица, коему виновный сделал или покусился сделать зло, а по
Мир. Уст., если А. произошёл не от вины самого подсудимого. Более
значения придаёт аффектам особенная часть Улож. о наказ., в большинстве
личных преступлений, напр. при убийстве, при оставлении без помощи. По
новому проекту уголовного уложения патологические А. подходят под общее
понятие причин, устраняющих вменяемость. Ср. Н. С. Таганцев, "Лекции по
русскому уголовному праву" (С. Петербург, 1888); Лион, "А. и страсти"
("Арх. суд. медиц.", 1868 г., №№ 1 - 3); Слонимский "Умоисступление, как
причина невменяемости" ("Суд. Вестн.", 1878 г.,. №№ 1 - 3); Сикорский "О
душевных состояниях при аффектах" ("Сборн. по суд. медиц. ". 1875 г.).
Axaйя - в древности название северной приморской области Пелопониса;
на В. граничит рекою Ситас с областью Сикиона и Флиунта, на Ю. с
Арголидой, Аркадией и Элидой (от которой отделяется рекой Лариссой); с
З. и С. омывается морем. Местность эта, за исключением Димской равнины,
гористая, наполнена частью северными отрогами и предгорьем пограничных
гор Аркадии, как то: Эримант, Ароания, Эгелидорея и Киллене, отчасти и
Панахайконом (ныне Фойдийсие горы) - широким горным хребтом, далеко
тянущимся в северном направлении и достигающим высоты 1927 м. С этих гор
сбегает к морю множество небольших потоков, глубоко изборождающих эту
местность и образующих при своих устьях маленькие дельты. Местность эта
хотя покрыта горами, тем не менее очень плодородна и изобилует хлебом и
вином. Изобиловавшие дичью леса, покрывавшие прежде большую часть этой
местности, теперь сильно поредели. Древними обитателями А., носившей в
наиболее отдаленную эпоху название Эгиалеи, были пеласгинионийцы,
которые после дорийского переселения должны были уступить эту страну
ахейцам , вытесненным из юго-вост. части Пелопониса. Уже во времена
ионян А. образовала союз из 12 общин. Ахейцы удержали это устройство с
тою разницей, что прежние незащищенные местечки они превратили в
укрепленные города. Вот их названия (считая с З. на В.): Диме, Оленос
Фары, Тритея, Патры, Рипес, Эгион, Гелике, Бура, Эги, Эгейра и Пеллене.
На место Оленоса, Рипеса и Эг, покинутых уже раньше своими обитателями,
вступили в союз независимыми членами Леонтион и Керинея. Гелике в 373 г.
до Р. Х. была затоплена морем, вследствие землетрясения. Во времена
Гомера, ахейцы были могущественнее других греческих племен, так что их
именем называлась иногда вся Греция. Ахаией также называли римляне
область, которую они образовали из всей покоренной Греции, за
исключением Фессалии, Акарнании и Этолии. Теперь пелопонесская область
А. с Элидой образуют Ахайскую и Элидскую номархии королевства Греции;
она занимает 5253 кв. км, заключает (1879) 181632 жителей и разделяется
на 4 эпархии и 25 демов; главный город Патры.
Ацетилен - первый член группы ацетиленистых углеводородов,
принадаежащей к ряду СnН2n-2 ; химический состав его С2Н2, Cтроение же
СН є СН. В чистом состоянии А. получен и исследован Вертело в 1859 г.:
он представляет газообразное вещество, весьма часто образующееся при
разнообразнейших реакциях: при неполном горения некоторых органических
веществ, напр. светильного газа, при пропускании через раскаленную
трубку паров алкоголя, эфира и т.д.; характерный запах светильного газа
зависит от присутствия в нем свободного А. Синтетически А. получается
прямо из элементов, при пропускании сильного электрического тока через
угольные электроды, помещенные в атмосфере водорода (Вертело). Наиболее
удобный и скорый способ получения А. состоит в действии алкогольного
раствора едкого кали на бромистый этилен С2Н4Вr2. А. представляет
бесцветный газ, с резким неприятным запахом; плотность его по отношению
к воздуху 0,91; при +1° Ц. и при давлении в 48 атмосфер сгущается в
бесцветную жидкость уд. веса 0,451 (при 0°); горит ярким сильно коптящим
пламенем; при вдыхании действует ядовито; в воде мало растворим, легче в
спирте и эфире. При пропускании А. в аммиачные растворы полухлористой
меди или азотнокислого серебра получаются весьма характерные
металлические производные: в первом случае красно-бурая ацетиленистая
медь: C2Н2.Сu2О или C2НСu. CuOH, а в другом - белое ацетиленистое
серебро подобного же состава. Соединения эти взрывают от удара или при
легком нагревании; соляная кислота разлагает их с выделением А., чем и
пользуются для очищения газа. При краснокалильном жаре А. переходит в
бензол С6Н6, стирол C8H8, нафталин С10Н8 и т.п.; с азотом, под влиянием
электрических искр, дает циан. А. легко вступает в реакции прямого
соединения с галоидами и галоидоводородными кислотами. С хлором он
взрывает уже при рассеянном свете, в темноте же взаимодействия нет. Бром
прямо соединяется с А., образуя или симметрический дибромэтилен
CHBr:CHBr, или симм. тетрабромэтан CНВr2: CHВr2. Известны и продукты
замещения водорода в А. галоидами, напр. воспламеняющийся на воздухе
монобромацетилен C2НВr, который под влиянием света уплотняется,
превращаясь отчасти в трибромбензол C6Н3Вr2 (Сабанеев). В присутствии
водного раствора бромной ртути, А. присоединяет элементы воды и дает при
этом уксусный алдегид СНєСН+Н2О=СН3.СНО (Кучеров).
Ацетон, диметилкетон - органическое соединение, образующееся при
сухой перегонке уксуснокислых солей, а также, на ряду с прочими
продуктами, при сухой перегонке дерева и многих других органических
веществ. В крайне ничтожных количествах А. найден в моче здоровых людей
и животных, значительно же большее содержание его в моче диабетиков. А.
был известен уже очень давно, но состав его и частичная формула С3Н6О
определены только Либихом и Дюма, строение же СН3СОСН3 впервые
установлено Вильямсоном А. представляет прозрачную, весьма подвижную,
бесцветную, горючую жидкость, с характерным, довольно приятным запахом;
уд. вес его (при 0°) 0,8144; темп. кип. 56,5° Ц.; с водою, спиртом и
эфиром смешивается во всех пропорциях, растворяет жиры, смолы,
пироксилин; из водных растворов выделяется отсаливанием, напр. хлористым
кальцием; с кислыми сернистокислыми щелочами дает кристаллические
соединения. Удобнее всего получать А. сухой перегонкой уксуснокислого
барита, так как известковая соль для своего разложения требует слишком
высокой температуры, а потому дает много посторонних продуктов. Для
окончательного очищения А. взбалтывают с кислым сернистокислым натром и
разлагают получающееся кристаллическое соединение крепким раствором
углекислой щелочи: водный дистиллят обезвоживают хлористым кальцием и
перегоняют. А. получается также и другими общими для кетонов методами.
Для открытия А. может служить очень чувствительная реакция образования
йодоформа при действии аммиака в раствора йода в йодистом аммоние. При
обработке хлором, в тех или других условиях, весь водород А. может быть
постепенно замещен галоидом, так что известно шесть различных степеней
охлорения А. При действии пятихлористого фосфора, наоборот, хлором
замещается кислородный атом, как и во всех вообще кетонах; при этом
образуется соединение состава C3H6Cl2, двухлоропропан (метилхлорацетол).
Окислителями, напр. хромовой кислотой, А. переводится в уксусную и
муравьиную кислоты, а амальгамой натрия восстановляется в
соответствующий вторичный изопропильный алкоголь (СН3)2СН(НО). Аммиак
соединяется с А. уже на холоде, легче при нагревании, причем выделяются
элементы воды и образуются различные продукты, из которых важнейшие:
диaцетонамин C6H12NO и триацетонамин C9H17NO. При действии
водоотнимающих веществ А. полимеризуется в окись мезитила С6Н10О или
(СН3)2С:СН СО СН3, непредельный кетон - форон C9H14О и углеводород
мезитилен C9H12. Последний ничто иное, как симметрический
трехметилированный бензол С6Н3(СН3)3, так что в данном случае мы видим
один из примеров перехода соединения, принадлежащего к так назыв.
жирному ряду, в соединение ароматического ряда.
Ацтеки (астеки)- обитатели Мексики в эпоху прибытия европейцев в
Америку. Когда около средины XI в. по Р. Х. сошли со сцены толтеки, в
Анахуак устремились многочисленные полчища чичимеков, за которыми
последовали вскоре, около 1200 г., более цивилизованные аколхуасы.
Последние вдохнули новую жизнь в вымиравшие остатки цивилизации толтеков
и основали путем завоеваний в северном Анахуаке цветущее государство
Аколхуакан с главным городом Тескуко. В начале XIII века наступавшие с
С. дикие ацтеки достигли долин Мексики, по которым они кочевали в
течение более столетия, находясь одно время под властью аколхуаков. Лишь
в 1325 г. построили город Тенохтитлан - Мексику европейцев, названную
так по имени бога войны Мекситлы. Не смотря на внутренние междоусобия и
постоянные войны с соседними народами, население Мексики увеличивалось и
государство крепло. За А. утвердилась слава храбрых воинов. В начале XV
века король Тескуко, Нецалхуаткоиотль, обратился к королю ацтеков
Ицкоатлю (1423 - 36) за помощью против тепанеков, которые покорили
аколхуаков и завладели городом Тескуко. Помощь была оказана, а тепанеки
уничтожены. После того было восстановлено государство Тескуко, отнятые
же у тепанеков земля отошли к Мексике. Тескуко и незначительное
государство Тлакопан заключили между собою союз, который оставался в
силе до самого прибытия испанцев и в котором Мексика занимала
первенствующее место. Затем шли непрерывные войны в продолжение целого
столетия. Сперва А. сражались лишь в пределах своих долин, а
впоследствии перенесли театр военных действий по ту сторону горных
хребтов Анахуака. Уже при первом Монтезуме (1436 - 64) они
распространили свое владычество до берегов Мексиканского залива.
Благодаря целому ряду весьма способных государей, которые сумели
воспользоваться возраставшим богатством страны и воинственным духом
народа, владения Монтезумы II простирались, ко времени прибытия
европейцев, по берегам Атлантического океана от 18 - 21°, а по побережью
Южного океана от 14 - 19° сев. широты. Некоторые короли Мексики, как
Ахуитцотль (1482 - 1502), проникали еще дальше, до самых отдаленных
местностей Никарагуа и Гватемалы.
В основе королевской власти А. лежало выборное начало. Короли
избирались из среды ближайших родственников умершего государя четырьмя
представителями высшей знати страны. Посвящение в королевский сан
сопровождалось пышными религиозными торжествами. Живя в грубой роскоши,
мексиканские короли правили неограниченно при содействии особого тайного
государственного совета и под охраною личной стражи, набранной из
знатнейших семейств. Высшую аристократию, из которой назначались первые
придворные и государственные чины, составляли около 30 дворянских
семейств, владевших большими поместьями и обязанных по большей части
жить в столице. Законодательная власть находилась всецело в руках
короля. Противовесом возможному произволу государственной власти служили
однако же, высшие судебные учреждения, вполне от неё независимые; суды
отличались стройной организацией. Дела разбирались без участия
поверенных сторон, а доклады дел, показания свидетелей и т.д.
записывались особыми судебными писцами. Законы были также писанные и
весьма суровые. Положение рабов регулировалось специальными
законоположениями в благоприятном для них смысле. Источники королевских
доходов были крайне разнообразны. Кроме доходов с государственных
земельных имуществ, сюда входили еще личные и натуральная повинности.
Жители уплачивали в казну часть дохода с участков земли, доставшихся им
по жребию, и от этого взноса не освобождались даже ленные владельцы,
принадлежавшие к высшей знати. Помимо этого, существовали еще налоги на
различный произведения промышленности и искусств. В видах правильного
поступления податей были расположены постоянные гарнизоны в большинстве
значительных городов. При посредстве гонцов и благодаря существованию
больших военных дорог, на которых через каждые 15 км. были устроены
станционные дома, поддерживалась постоянная связь между столицей и
самыми отдаленными пунктами государства. Конечной целью всего домашнего
воспитания и всех общественных учреждений служило ведение войны. Каждой
войне предшествовало предложение покориться и затем следовало
торжественное ее объявление. Во главе войска стоял сам король; оно имело
блестящий вид и отличалось прекрасной выправкой, военные законы их были
чрезвычайно суровы.
Религия А. находилась в самой тесной связи с их государственным
устройством. Отсутствие естественного внутреннего единства в религиозном
мировоззрении А. оправдывает возможность предположения, что мифология их
образовалась от слияния их собственного вероучения, носящего на себе
печать неукротимой дикости, с более возвышенными религиозными
представлениями толтеков, отличавшихся более кротким и благородным
складом. А. верили в существование высшего, невидимого творца и
властителя вселенной, Таотля. Ему были подчинены 13 главных божеств и
еще 200 низших, из которых каждому был посвящен определенный день или же
особое празднество. Во главе последних стоял бог-покровитель всего
народа, страшный Хуитцилопоцли, мексиканский Марс. Храмы, воздвигнутые в
честь его, были самыми великолепными и величественными, алтари его в
каждом городе Мексики дымились от крови принесенных ему в жертву
военнопленных. После этого бога самыми выдающимися представителями
древне-мексиканского пантеона являются Кветцалкоатль и Тецкатлипока.
Первого, бывшего национальным богом толтеков, также высоко чтили и А.,
преимущественно, как бога воздуха. Тецкатлипока считался душой Мира, ему
приписывали сотворение неба и земли и, кроме того, в нем признавали
бога, воздающего за содеянное добро и зло. Загробную жизнь А.
представляли себе в трояком виде: на небесах рай предназначался для
воинов, затем было место безмятежного довольства для опочивших мирно,
естественным путем и, наконец, ад с вечной тьмой для безбожников, какими
являлись большая часть рода человеческого. Сжигание мертвых

<<

стр. 16
(всего 253)

СОДЕРЖАНИЕ

>>