<<

стр. 160
(всего 253)

СОДЕРЖАНИЕ

>>

государственного контроля в 1895 г. выдано было П. и постоянных пособий
из государственного казначейства на сумму 31411140 руб., в 1896 г. -
31941138 руб.
М. Т.
Пенька (техн.). - Прядение пенькового волокна имеет большое сходство
с прядением льна; подобно последнему, и здесь различаются прядение
чесаной П. и прядение очеса. Вследствие большой длины пенькового
волокна, для приготовления средней и тонкой пряжи - его разрывают на 2 -
3 части на машине, состоящей из круглой пилы с затупленными зубьями.
Далее следует чесание на ручных гребнях и сортировка на чесаное волокно
разных достоинств и очес. Чесаное волокно идет на раскладочную машину,
которая вытягивает пучки и образует из них непрерывную ленту. Последняя
проходить затем ряд вытяжных машин с падающими гребнями, поступает на
предпрядильную (банкаброш) и на тонкопрядильную (ватер) машину,
обыкновенно сухого прядения. Эти машины сходны с таковыми же льняного
производства, отличаясь большими размерами рабочих частей, большими
расстояниями между валиками и вообще более солидною конструкцией,
вызываемыми большею грубостью, крепостью и длиною обрабатываемого
волокна. Очес разрывается предварительно на волчке, а затем поступает на
одну или две кард-машины. Для кардования П. употребляются, подобно льну,
исключительно кард-машины с валиками. При изготовлении грубой пеньковой
пряжи кардование производится на одной машине, которая отличается от
льняной кард-машины тем, что рабочие валики расположены только по одной
нижней половине окружности барабана. Для более тонкой пряжи пользуются
двумя последовательными кард-машинами: грубой и тонкой, при чем лента
полученная с грубой машины навивается в свертки и поступает в таком виде
на тонкую кардемашину. Последняя имеет то же самое устройство, как и
грубая, отличаясь более тонкой обтяжкой и присутствием гребне вытяжного
аппарата, производящего вытяжку полученных от кардования лент.
Дальнейшая обработка пенькового очеса мало чем отличается от обработки
льна: она состоит из 2 - 3 проходов на вытяжных машинах с плоскими
гребнями, приводимыми в движение цепями или винтами, предпрядильной
машины или банкаброша, тоже с плоскими гребнями, и тонкопрядильной
ватермашины, большей частью сухого прядения. 2) Чрезвычайно близко к П.,
как по свойствам волокна, так и по его обработке и применению стоит
джут. Джутовое волокно еще длинные, чем пеньковое, и потому более, чем
последнее, требует разрывания на части перед чесанием. Кроме того, при
перевозке джутового волокна оно бывает сильно спрессовано, что вызывает
ряд подготовительных операций для его разрыхления. Они состоят,
во-первых, в пропитывании волокон смесью минеральных масел (нефти) или
животных жиров (ворвани) с водой, в особых чанах, где волокно
оставляется на 1 - 2 дня, вовторых, в обработке намасленного волокна,
под сильным давлением, рифлеными или зубчатыми валами, производящими
разминание и разделение волокон. После этого производится разрезание
волокна на части, при чем для более тонких сортов комлевые, более
грубые, части стеблей отрезаются прочь. Дальнейшая обработка чесаного
джута ничем не отличается от обработки чесаной П. Обработка джутового
очеса, которой часто также подвергается и прямо нечесаное джутовое
волокно, подготовленное вышеописанным способом и разорванное на более
короткие части на волчке, производится двумя последовательными
кардемашинами точно такого же устройства как и для пенькового очеса,
лишь с незначительными отличиями. Дальнейший ход прядения сходен с
прядением П. Джут прядется всегда сухим. Из чесаного джута выпрядаются
обыкновенно №№ 16 - 30, более грубые №№ из оческов. Номером пеньковой и
джутовой пряжи считается, по английской системе, принятой и у нас, число
мотков по 300 ярдов, идущих на 1 английский фунт. 3) Совершенно особо
стоит обработка П. и джута для канатного производства. При этом волокно
не режется на части, так как длина волокна составляет существенное
условие для крепости каната. Равно и чесание иногда не производится, и
пучки волокна идут прямо на раскладочные машины. Тонкие №№ пеньковой
пряжи идут в большом количестве на изготовление обвязочной бечевки
(вязки). Обработка заключается в кручении, полировании и намотке в
клубки. В ткацком деле П. и особенно джут находят обширное применение.
Из самых грубых сортов пеньковой и джутовой пряжи изготовляются
подовики, дорожки и т. п. грубые ткани. Средние №№ идут на разные сорта
парусины , грубых полотен, но главным образом, особенно джут, на
изготовление мешков для зерна, сахарного песку и др. сыпучих тел. Пряжа
высших №№; особенно джутовая, находить применение, как основа, при
шерстяном или ином утке, для ковров и мебельных материй, а также, в
последнее время, как самостоятельный материал для изготовления чисто
джутовых мебельных и драпировочных материй разнообразных рисунков,
которые воспроизводятся употреблением разноцветных основ и утков, или
прямо печатанием на гладкую ткань, отделка джутовых тканей состоит в
стрижке, опаливании, промывке, отбелке, аппретировке и каландровании.
Ср. Pfulil, "Die Jute und ihre Verarbeitung" (Б., 1888); ero жe,
"Bindfadenfabrication"(1885); Sharp, "Flax, tow and jute spinning"
(1896).
С. Ганешин.
Пеня (лат. роеnа - наказание, штраф) - тоже что неустойка. В
частности закон наш именует П. штраф, взыскиваемый, в силу закона, с
плательщиков за несвоевременный взнос различных причитающихся казне
платежей и сборов, напр., государственного поземельного налога,
квартирного налога; размер такой П. обыкновенно определяется в процентах
с недоимочной суммы и исчисляется в зависимости от продолжительности
просрочки. В местностях, где не введены в действие судебные уставы, по
бесспорным вексельным взысканиям, производимым полицией, взыскивается с
должника, сверх законной неустойки в 2 % в пользу заимодавца, П. в
размере 2 % единовременно с той суммы, которая мерами полиции
действительно взыскана; деньги эти обращаются в пользу тех чиновников
полиции, которые производили взыскание. Если дело о вексельном взыскании
перешло в коммерческий суд, то, сверх законной неустойки в 4 % в пользу
заимодавца, с должника взыскивается П. в размере 4 %, распределяемая
поровну между чиновниками полиции и чиновниками коммерческого суда.
Первобытная культура - термин, вошедший в употребление сравнительно
недавно, со времени появления (в 1871 г.) известного труда Э. Б.
Тэйлора: "Primitive Culture". Само понятие о первобытной культуре
возникло гораздо ранее: уже древние философы доходили до представления о
древнейшей, дикой стадии человечества. В более определенной форме,
однако, это представление о П. культуре сложилось лишь в новейшее время,
после того как теория Дарвина, открытие ископаемых остатков человека и
сравнительное изучение данных археологии и этнологии убедили в
необходимости применения и к истории человеческой культуры идеи
эволюции, постепенного развития из простейших зачатков. "Сравнивая -
говорит Тэйлор - различные стадии цивилизации у исторически известных
рас и пользуясь археологическим наведением по остаткам доисторических
племен, является возможность судить до некоторой степени о древнейшем
общем положении человека, которое, с нашей точки зрения, должно
считаться первобытным. Это гипотетическое П. состояние соответствует в
значительной степени состоянию современных нам диких племен, который, не
смотря на существующие между ними различия, имеют некоторые общие
элементы цивилизации, представляющиеся остатками от древнейшего периода
истории всей человеческой расы.... Переживания в культуре, разбросанные
по всему пути развивающейся цивилизации, как дорожные знаки, исполненные
значения для того, кто умеет разбирать их надписи, - и теперь являются
П. памятниками варварской мысли в жизни. Европеец может найти среди
гренландцев. и маорисов многие черты для воссоздания картины жизни своих
собственных прародителей". Представление о П. культуре получается путем
анализа составных частей человеческой культуры (знаний, верований,
искусства, техники, нравственности законов, обычаев и т. д.) и сведения
их к простейшим формам и зачаткам, на основании данных истории,
археологи. этнографии, языка и т. д. Так, сопоставляя между собою
различные стадии житейской техники, мы доходим до простейшей,
древнейшей, когда единственными материалами для орудий были камень,
кость, дерево, когда человек пользовался для жилья пещерами, землянками,
шалашами, когда он ходил нагим или одевался в звериные шкуры, когда язык
его был чужд отвлеченных понятий, когда его общественное и семейное
сожительство сводилось к простейшим формам, религия - к грубым
анимистическим представлениям и т. д. Следы этой древнейшей стадии мы
встречаем как в остатках быта ископаемого человека, жившего тысячелетия
тому назад так и среди современных дикарей, большею частью, впрочем, уже
тронутых европейскою культурою и теряющих все более и более черты своей
самобытности. Ранее развития человеческой речи и человеческого ума,
ранее уменья приготовлять себе орудия и пользоваться огнем, ранее вообще
простейших зачатков человеческой культуры, человека в собственном смысле
еще не было, а был его предшественник, о котором мы не можем иметь
сколько-нибудь обоснованного представления. С другой стороны, и
археологические изыскания, и этнографические наблюдения указывают нам,
рядом с некоторыми общими чертами примитивной цивилизации,
многочисленные вариации в подробностях, оттеняющие собою различные
условия жизни и быта и различные стадии прогресса и регресса культуры.
Понятие о П. культуре отвлекается от этих изменчивых подробностей,
образуя общую схему П. житейской техники, мысли, верования,
общественного и семейного склада. Эта П. культура была основным фоном,
на котором отлагались позднейшие приобретения, постепенно
распространяясь вширь и усваиваясь все большим числом особей. Но эти
позднейшие наслоения не могли совершенно закрыть первоначального фона,
часто налагавшего печать на новые понятия. Рядом с усваиваемыми
новизнами сохранялась и традиционная старина. Этим объясняются
многочисленные переживания или пережитки в жизни культурных народов.
Особенно упорно они держатся среди менее тронутых культурою народных
масс; но и в "образованном" обществе мы встречаем нередко следы П.
культуры, усваиваемые бессознательно от поколения к поколению совершенно
также, как и так наз. дикарями. По всей вероятности, потребуются еще
века на то, чтобы человечество окончательно рассталось с своими П.
воззрениями, если они не будут еще по временам возрождаться, путем
атавизма, как это бывало неоднократно а течение прошлых веков.
Д. А.
Первоцветные (Primulaceaa Vent.) - семейство двудольных
спайнолепестных растений весьма разнообразного внешнего вида: все они -
травы, однолетние или многолетние; у последних развиты корневища,
большею частью моноподиально ветвистые, а иногда (у Cyclamen) и вздутые
в виде клубня. Наземные стебли или слабо развиваются, являясь в виде
безлистной стрелки (у Primula, Androsace), или достигают полного
развития, бывают прямостоячими или лежащими (напр. Lysimachia
Nummularia). Листья лишены прилистников, и у растений, с слабо развитым
наземным стеблем, бывают собраны прикорневою розеткою; на развитом же
стебле они располагаются попеременно, супротивно или кольчато. Большею
частью листья цельные, редко лопастные или (у Hottonia)
перисто-раздельные. Цветки появляются по одиночке, в пазухе листьев (у
Anagalis, Glaux. Trientalis), пли собраны в головчатые соцветия (у
Lysimachia thyrsiflora), кисти (у Hottonia, Samulus), метелки
(Lysimachia vulgaris), зонтики (у Primula); прицветников никогда не
бывает. Цветки правильные, обоеполые. Чашечка 4 - 10 зубчатая или 4 - 10
раздельная, большею частью остающаяся. Венчика редко (у Glaux) совсем не
бывает, редко он раздельнолепестной (у Asterolinum, Apochoris), чаще же
спайнолепестной, колокольчатый, ворончатый, колесовидный; тарельчатый, с
4 - 10 раздельным или 4
- 10 лопастным отгибом; в зеве венчика иногда находятся полые выросты
или зубцы; в почкосложении венчик или полуприкрывающий (quincuncialis. у
Primula, Cortusa и др.) или скрученный (у Trientalis, Anagallis). Число
тычинок равно числу долей венчика; располагаются они против долей
венчика и прикрепляются к его трубочке. Пыльники обращены внутрь цветка
и вскрываются продольной трещиной. Пестик один; завязь верхняя, со
многими семяпочками, сидящими на центральном семяносце; столбик с
головчатым рыльцем; длина столбика в цветках одного и того же вида
различна. Плод - коробочка, вскрывающаяся зубчиками, створками или
крышечкою (у Anagallis, Centlinculus). Семена содержат мясистый или
розовый белок и небольшой зародыш.
Всех П. насчитывается около 300 видов.
Распространены П. главным образом в умеренном климате сев. полушария
и большею частью в альпийских областях; в южн. полушарии и под тропиками
они чрезвычайно редки. В Европ. России встречается ок. 25 представителей
П., из которых наиболее часты следующие: Primula officinalis (первоцвет,
баранчики, один из первых весенних цветов), Androsace septentrionalis
(перелойник, по полям и холмам на песчаной почве). Lysimachia vulgaris
(обыкновенный вербейник, на влажных местах), Lysimachia Nummularia
(луговой чай, по сырым дугам, лесам), Trinetalis Europaea (седмичник, в
лесах), Glaux maritinea (на морском берегу и на солончаковой почве),
Anagallis arvensis (горное растение) и др. Некоторые из П. служат
декоративными растениями (виды Primula, Cyclamen).
С. Р.
Пергам (Pergamon, Pergamus) и Пергамское государство. - П. - древний
гор. в Мизии (Малая Азия), на pp. Селинос и Кетейос (теперь
Бергама-Чай), притоках Каика. Жители считали себя выходцами из Аркадии.
Полководец Александра В. Лизимах хранил в П. свою казну (9000 талант.).
После смерти Лизимаха и Селевка Никатора, казначей первого, Филетер, при
помощи доставшейся ему казны Лизимаха, овладел П. и основал (282 г. до
Р. Хр.) самостоятельное Пергамское государство. Пергамские цари много
заботились об украшении своей столицы, особенно Аттал I и Евмен II (147
- 159), обогативший знаменитую пергамскую библиотеку, которая еще во
времена Клеопатры содержала до 200 тыс. том. После превращения
Пергамского государства в римскую провинцию (130 г. до Р. Хр.) П. долго
еще оставался цветущим городом; лишь в византийскую эпоху он пришел в
упадок. На месте П. ныне турецкий городок Бергамо. Ср. Ulriehs, "P.,
Geschichte und Kunst" (Лпц., 1883). Пергамское государство. Филетер
успешно боролся за независимость своей страны с сирийцами и вифинцами.
Племянник и преемник его Евмен I (ум. в 241 г.) расширил Пергамское
государство, одержав победу над Антиохом Сирийским. Ему наследовал Аттал
I, принявший царский титул и союзом с римлянами обеспечивший за П.
сделанные им и его предшественником завоевания. При его сыновьях Евмене
II и Аттале II Филадельфе П. продолжал оставаться умственным и
художественным центром Малой Азии. Последний пергамский царь, Аттал III
Филометор (138 - 133), страдал душевным расстройством и завещал П. Риму,
минуя своих родственников, которые частью были им умерщвлены. Хотя
подлинность завещания оспаривалась, римляне, казнив последнего
претендента, побочного сына Евмена II, Аристоника, овладели наследством
Аттала (130). П. был сделан главным городом римской провинции Asia
propria.
Пергамент (ист. культ.). Кожа на Востоке - очень древний материал для
письма. По свидетельству греч. историков V в. до Р. Хр. (Ктесий), она
уже в то время издавна употреблялась в этом качестве у персов; отсюда
она, под именем дифтер (dijJerai), рано перешла в Грецию, где
употреблялись для письма обработанные овечьи и козьи шкуры. Обработанная
кожа (П.) и теперь употребляется евреями для богослужебных синагогальных
свитков, достигающих порой до 100 и более фут длины. Хорошим собранием
таких свитков владеет рукописное отделение Императорской публичной
библиотеки в СПб. По свидетельству Плиния во II в. до Р. Хр. египетские
цари, желая поддержать книжное богатство александрийской библиотеки,
нашедшей себе соперницу в лице пергамской, в Малой Азии, запретили вывоз
папируса за пределы Египта; тогда в Пергаме обратили внимание на выделку
кожи, усовершенствовали древнюю дифтеру и пустили ее в оборот под именем
derma, swmationV а позднее, по месту главного производства - pergamhnh
(у римлян membrana, с IV в. по Р. Хр. - pergamena). Новому материалу
пришлось выдержать продолжительную борьбу с освященным веками папирусом.
Восторжествовал П. сравнительно поздно, хотя его удобства (возможность
письма на обеих сторонах листа, возможность смыть текст, писанный
растворимыми в воде чернилами [палимпсесты] и нанести новый и т. п.)
были сознаны и в древности. Рукописи пергаменные соединялись в кодексы,
т. е. в книги, состоявшие из отдельных квартернионов (тетрадей по 4
листа, согнутых пополам, следовательно в 16 стр.); кодексы переплетались
обыкновенно в дерево, обшитое кожей или пергаментом, иногда с богатыми
металлическими украшениями, и снабжались застежками, вроде наших толстых
старопечатных книг. В монастырском книжном обиходе средневекового
периода пергаменные кодексы, по крайней мере для литературы в
собственном смысле, постепенно вытеснили папирусные volumina. С IVв. по
Р. Хр. уже был распространен обычай писать богослужебные книги на П., и
в средние века для этой цели папирус почти не употреблялся. Выделка
пергамента достигла большого совершенства. На Ю Европы в средние века
употребляли, по преданию, козьи и овечьи шкуры, в Германии и Франции
пользовались преимущественно телячьими (vitulinum, сокр. vellum, франц.
velin, наше: веленевый). Из ослиной кожи П. не выделывался. В спб.
публичной библиотеке есть рукопись бл. Августина (по преданию - автограф
святителя, хотя несомненно его рукой сделана только подпись Avgvstinvs),
писанная на превосходном, мягком и тонком, почти белом пергаменте,
выделка которого представляет своего рода совершенство. Кроме белого,
употреблялся иногда для особенно роскошных рукописей цветной, всего чаще
фиолетовый П., на котором писали серебром и золотом. Таков напр. Codex
argenteus
- рукопись перевода Библии на готский язык, сделанного Вульфилой; она
писана на цветном П., серебром , и хранится в Швеции, в Упсале. В спб.
публичной библиотеке есть греческое четвероевангелие, писанное золотом
по фиолетовому П. - по преданию, рукой византийской имп. Феодоры. Реже
употреблялся желтый П. (codex crocatus; от crocus - шафран) или черный.
Перголезе (Giovanui-Battista Pergolese) - знаменитый композитор
неаполитанской школы (1710 - 36), ученик Греко, Дуранте и Фео. Его
духовная драма "S. Guglielmo d'Aquitania" имела блестящий успех, как и
последовавшая за нею музыка к драме "Sallustia". Опера "Recimero"
понравилась меньше, вследствие чего П. перестал на время сочинять для
театра и написал 30 Tpio для двух скрипок и контрабаса (из них 24 изданы
в Лондоне и Амстердаме). Большое впечатление произвела месса, написанная
им по поводу землетрясения. После того им были написаны еще три мессы и
несколько кантат (между прочим знаменитая кантата "Orphee"). В конце
1731 г. была поставлена им опера "Serva padrona", замечательная по
мелодичности, элегантности и драматической правде; гений музыканта
восторжествовал над однообразием сюжета (два действующих лица почти не
покидают сцену) и над бедностью оркестра, почти не выходящего из рамок
квартета. "Stabat Mater" и "Salve Regina" П. принадлежат к числу
знаменитейших произведений в области церковной музыки. См. "Lettera
biografica intorno alla patria ed alla vita di Giov. Battista Pergolese"
(Неаполь, 1831); "Memorie dei compositori di musica del regno di Napoli"
(Неаполь, 1840); С. Blasis, "Biografia di Pergolese" (Милан, 1817);
Schletterer, "Giovanni Pergolese" (в "Sammlung musikaliseher Vortrage",
Лейпц., 1881).
Н. С.
Перегонка. - П. (destillation.) называется операция, очень часто
применяемая в химической лабораторной практике и в технике на заводах
для разделения растворов жидкостей или твердых тел в жидкостях, а также
смесей их, основанная на неодинаковой их летучести и состоящая в
превращении жидкости кипячением в пар, который затем охлаждением в
холодильнике вновь сгущается в жидкое состояние. Холодильнику при этом
дается такое расположение, что сгущающаяся из паров и подлежащая
отделению жидкость не может стекать при этом обратно в сосуд, где
производится кипячение, а направляется (перегоняется) в другой сосуд,
называемый приемником. Сухою П. (destillation seche, trockene
Destillation, destructive destillation - последнее, английское название
лучше всех прочих отвечает существу дела) называется разложение твердых
веществ при нагревании, сопровождающееся выделением парообразных
продуктов. При этом обыкновенно в пары переходит лишь большая или
меньшая часть взятого вещества, а часть его остается под конец операции
в перегонном аппарате (котле, реторте) в виде твердого остатка. Как на
типичные примеры сухой П. в технике можно указать: на сухую П. дерева с
целью получения из него древесного спирта, уксусной кислоты, скипидара,
дегтя и угля; на сухую П. каменного угля в газовом и коксовом
производствах, при чем вместе с выделением светильного газа происходит
образование и П. смолы и аммиачной воды, а в остатке получается кокс; на
сухую П. костей и разных животных и растительных остатков и продуктов,
как то кожи, рога, смол и т. п. для получения из них аммиака, костяного
(животного) масла и угля, смоляных масел и пр. В качестве примеров сухой
П. из химической лабораторной практики укажем на реакцию получения
кетонов разложением при нагревании солей жирных кислот, напр.: (СН3 .
СО. О)2 Ва = СН3. СО. СН3+ ВаСО3, на получение альдегидов по способу
Пириа и т.п., причем в приемник переходит кетон или углеводород, а в
реторте остается углекислая соль. Хотя все эти реакции по самому своему
существу глубоко отличаются от обыкновенной П., но по внешности
сохраняют с нею в самом деле весьма большое сходство, так как и в том, и
другом случае применяется нагревание, образуются пары, которые затем
сгущаются; что, в свою очередь, требует приблизительно одинаковых
приспособлений и аппаратов для выполнения как обыкновенной, так и сухой
П.
П. П. Рубцов.
Перекати поле - под этим именем известны особые образования,
состоящие из отмерших и высохших растений и катающиеся по ветру в виде
иногда довольно больших шаров, по полям и степям. Начало таким
образованиям дают весьма разнообразные растения, и именно такие, у
которых развивается весьма ветвистый; но тонкий стебель, с
растопыренными ветвями; под осень отмерший и высохший стебель отрывается
от корня или прямо с корнем выдергивается ветром из земли, и потом
переносится им по полям и степям. По пути такой стебель захватывает
соломинки, веточки других, особенно цепких растений, и под конец
скатывается в довольно большой ком. В разных местах "П. поле" может
получиться от разных растений; напр. из однодольных, ему может дать
начало Asparagus officinalis; из двудольных очень многие растения, а
именно: 1) из крестоцветных Sisymbrium pannonicum Jacq.; 2) из сем.
гвоздичных - Gypsophilla paniculata L.; 3) из сем. маревых - Salsola
kali L., Agriophyllum avenarium MB.; 4) из сем. зонтичных: Cachrys
odontalgica Pall., Eryngium planum L. и Eryngium campestre L; Falcaria
Rivini Host; 5) из сем. свинчатковых: Statice Gmelini Willd.; 6) из сем.
губоцветных: Nepeta parviflora MB. = N. Ucrainica L.; Phlomis Herba
venti L. и Stachys lanata Jacq; 7) из сем. сложноцветных: Carlina
vulgaris L.; Centaurea разные виды: diffusa Lam., ovina Pall.
С. Р.
Переломы костей - П. костей нужно отличать от костных ран,
обусловленных режущими или колющими орудиями, как напр. при операциях
или ударах штыком, ножом и т. п. Кости, обладая абсолютною и
противодействующей плотностью, разрываются лишь при воздействии на них
(влечении) громадной тяжести, от 368 - 743 центнеров на один кв. дм.
(Валентин), 3, 30 - 15, 03 кгр. на кв. мм. (Вертгейм), превосходя в этом
отношении чугун, дерево, мрамор и др. Что касается величин их
сопротивления давлению, размятию, то середина бедренной кости взрослого
мужчины обнаруживала противодействие, равное 3360 - 4640 фн.; большая
берцовая, при давлении параллельно продольной оси, - 2740 - 3480 фн.,
плечевая кость 2240 - 2765 фн. Наконец, кости обладают весьма
значительною упругостью. Из этого ясно, что при нормальных условиях П.
костей могут происходить только от весьма тяжелого внешнего насилия, при
чем П. может произойти как на месте непосредственного воздействия
внешнего насилия, либо кость переламывается на отдаленном месте, где
сопротивление выражено всего сильнее. Так, напр., при падении на
вытянутую кисть руки может наступить П. лучевой или плечевой и даже
ключицы (посредственные или непрямые П.). Механизм происхождения таких
П. сводится очень часто не только к чистому давлению, но и к
одновременному действию давления и сгибания кости. При так наз.
непосредственных П., т. е. происшедших на месте воздействия внешней
силы, кость подвергается перегибанию или изгибанию, сдавливанию, ушибу,
отрыву или повороту вокруг своей оси. Под влиянием различных причин
кости делаются "ломкими", что может обусловливаться различными
болезненными процессами - размягчением костей, остеомаляцией , рахитом;
цингой, сифилисом, злокачественными опухолями, костоедой и т. п. Далее
они, вследствие атрофических процессов, развиваются в старческом
возрасте, когда толщина коркового слоя костей резко уменьшается, доходя
до толщины писчей бумаги. При всех этих страданиях П. могут происходить
под влиянием самых незначительных насилий не только извне, но и
действующих в самом теле (мышечная тяга, сильный подъем рук, резкий
поворот их, насильственное вращение вокруг продольной оси и т. п.).
Наконец, существуют врожденные П., образующиеся во время или до родов и
даже во время внутриутробной жизни плода. Различают П. полные и неполные
(надломы, трещины). Полные П. бывают поперечные, косые и спиральные,
продольные, множественные и оскольчатые. Затем различают простые
(подкожные) П., при которых пострадала только кость, и осложненные, при
которых повреждены мягкие части и существует наружная рана. П. костей
характеризуются и узнаются треском, слышным в момент их возникновения,
появлением ненормальной подвижности, в функциональном расстройстве и
боли. Кроме того на месте П. от разрыва сосудов происходит более или
менее сильное кровоизлияние, так что образуется обширная опухоль.
Излившаяся кровь, вопреки прежнему мнению, никакой роли в процессе
образования кости не играет и постепенно всасывается подобно всякому
кровоподтеку. Напротив, процесс заживления П. происходит таким путем,
что на месте его развивается воспаление, остеобласты разрастаются, из
надкостницы и костномозговой ткани образуется плотное тканевое кольцо,
которое в дальнейшем подвергается процессу окостенения; появляется так
называемая костная мозоль, спаивающая отломленные концы, благодаря
которой восстанавливается функциональная способность поврежденного
члена. Время развития достаточно плотной мозоли неодинаково для
различных костей (от 2 до 12 недель). Хотя процесс окостенения и не
закончен в эти сроки, но при нормальных условиях функциональная
способность уже восстановлена, благодаря крепости костной мозоли.
Опасность П. заключается не только в возможных осложнениях со стороны
наружных ран, но и вследствие развивающейся иногда пиемии от гнилостного
разложения омертвевших концов П., размозженных мягких частей; далее
угрожает возможность занесения жировых пробок в легкие и даже сердце,
что бывает иногда причиной внезапной смерти. Лечение П. требует ранее
всего покоя поврежденной кости: пострадавший должен быть хорошо уложен,
отломки должны быть установлены правильно по отношению друг к другу (не
должно быть их смещения), каковое положение нужно сохранять вплоть до
заживления кости. Вправление отломков производится вытягиванием
поврежденного члена и прилаживанием самых концов. Так как судорожно
сократившиеся мышцы сильно препятствуют вытяжению отломков, то больного
почти всегда необходимо хлороформировать: расслабляя мышцы, можно легко
приладить друг к другу переломленные концы. После этого, для сохранения
данного положения, накладывают неподвижную повязку, с помощью шин,
которым придают приблизительную форму поврежденного члена. При некоторых
П., особенно бедра, прибегают к непрерывному вытяжению. Сущность его
заключается в том, что какаялибо часть тела вытягивается в двух
противоположных направлениях (вытяжение и противовытяжение), что
производится руками, вытягивающими петлями, снарядами или машинами, а
всего чаще вытягивающими повязками. При лечении открытых П. необходимо с
величайшей строгостью придерживаться безгнилостного способа пользования
ран. Если отломки зажили неправильно, так что получается не только
уродство, но и функция члена не может быть вполне восстановлена, то
нередко приходится ломать мозоль под хлороформом или произвести
подкожную остеотомию, чтобы придать отломленным концам более правильное
положение. Дальнейшее лечение по заживлению кости заключается в
систематическом массаже и пассивной гимнастике, чтобы восстановить
функциональную способность атрофирующихся от продолжительной
недеятельности мышц. Но даже по восстановлении кости еще долго требуется
осторожное пользование членом.

Литература. Paul Bruns, "Die Lehre von den Knochenbruchen"
(Allgemeiner Theil). Lieferung 27 der Deutschen Ghirurgie. I Halfte
1882, Il Halfte 1886; Hoffa, "Lehrbuch der Frakturen und Luxafionen"
(Вюрцб., 1888); Esmarch, "Die erste Hilfe bei plotzlichen
Unglucksfallen" (9 изд., Лпц., 1891), Kiesewetter, "Knochebruchen und
Vervenkungen" (Висб., 1893) Г. М. Г.
П. (ветерин.). - У малых домашних животных причиною П. исключительно
бывают механические насилия: удары, проскальзывание в дверь, которую
запирают, неловкое схватывание за ноги (особенно часто у овец во время
стрижки) и т. д.; лечат П., как и у людей, наложением соответствующей
повязки, у собак и кошек - обязательно гипсовой. У лошадей кроме
механических причин, П. вызываются иногда сильнейшими сокращениями
мускулов, прикрепленных к ломающейся кости; такие случаи часто
наблюдаются при операциях на поваленной лошади; животное с такой силою
сокращает свои мускулы, что появляются П. позвонков, бедренных и др.
костей; особенно часто ломаются последние спинные и первые поясничные
позвонки. Нередки также П. при быстрых движениях лошадей, зависящие с
одной стороны от сокращения мускулов, с другой - от сотрясения
конечности при ударе ногой о землю. Значительную роль в образовании П.
играют болезни костей, понижающие силу сопротивления костей. П. у мелких
животных срастаются под повязкою довольно быстро. У крупного рогатого
скота и лошадей П. может срастись, но животное (рабочий вол или лошадь)
уже не будет годно к исполнению прежней работы; но П., вследствие
невозможности фиксировать огромную массу животного, может и не срастись.
Для фиксирования лошадей с переломанной ногой подвешивают животное на
широких поясах, так чтобы оно не опиралось на больную ногу, но при
уставании здоровой одноименной ноги могло всю тяжесть свою опереть на
пояс. Если животное малоценно то, в виду значительности расходов на
лечение переломов, лучше его отправить на убой. Ср. проф. Гофман,
"Ветеринарная хирургия" (СПб., 1893); A. Koch, "Encyklopadie d.
Gesammten Tierheilkunde" (Вена, 1885 - 94).
В.Т.
Перенос (в орфографии) - перенесение части слова, не умещающейся на
одной строке, в другую. Строго говоря, перенесение это, вызываемое
исключительно требованиями типографского или письменного удобства, не
имеет ничего общего с законами языка, грамматическим строением слова и
т. п. условиями. Тем не менее, школьная грамматика выработала ряд правил
для П. слов. Основанием их служит правильное разделение слов на слоги,
при чем принимается во внимание не только фонетический, но и
морфологический состав слов, нередко требующий деления уже не по слогам,
а по морфологическим частям слова. Так напр. слово безобразие
фонетически делится на слоги бе-зо-бра-зи-е, но П. слова на одном из
этих делений, с точки зрения школьной грамматики, был бы неправилен, и
разделить его можно было бы только так: без-об-разие. Рядом с этим,
однако, дозволяется переносить по-душка вместо правильного под-ушка,
поль-за, вместо по-льза и т. д. В самых правилах П. существует таким
образом, ряд непоследовательностей. На практике, особенно типографской,
они вообще редко соблюдаются. Свод правил см. в "Русском Правописании",
Я. Грота.
С. Б - ч.
Перепел (самец), Перепелка (самка) - род (Coturnix) сем. куропаток
(Perdicidae), отр. куриных птиц (Gallinae). Незначительной величины
(длина сложенного крыла 90
- 115 мм.), с длинными заостренными крыльями, очень коротким хвостом
и голой плюсной без шпор на четырехпалой ноге; ноздри не покрыты
перьями. Различают от 6
- 7 видов, распространенных по всему Старому Свету за исключением
крайнего севера; в Европе один вид. П. держатся на земле, в густой траве
и на полях, более или менее общественны, прекрасно бегают, летают
быстро, но редко продолжительно, кричат пронзительно, но монотонно,
питаются мелкими семенами и насекомыми, живут то в моно-, то в
полигамии; гнездо строят в ямке, бедно устилая ее кусочками травы и
листьев; кладут много яиц. П. обыкновенные (С. dactylisonans s.
communis) охристого цвета, верх головы, спина, надхвостье и верхние
кроющие перья хвоста в темных и светлых бурых поперечных полосках,
позади глаза рыжеватая полоска; у самца щеки темно-рыжие, подбородок и
горло черные. Самка отличается от него бледно-охристым подбородком и
горлом и присутствием черно-бурых пятен на зобе и боках. П. гнездится по
всей Европе и Азии до Сев. Африки, Палестины, Персии и Туркестана;
зимует главным образом в Южн. Африке и в Индостане. Прилетают на юг в
начале апреля, на север в начале мая. Как только подрастет трава П.
начинает кричать, а самцы вступают между собою в бои из-за самки. Самка
кладет 8 - 20 яиц, палевого цвета с черно-бурыми пятнами; высиживает
около 3 недель и водит птенцов без участия самца. Когда поспевают хлеба
П. переселяются в поля, быстро откармливаются и сильно жиреют. Отлетает,
смотря по широте, с конца августа по конец сентября. Неволю П. переносит
очень хорошо.
В. Б.
П. служит предметом добывания, во-первых, как дичь, употребляемая в
пищу, вовторых - в качестве певчей птицы и, наконец, для устройства
перепелиных боев. Мясо перепелов очень вкусно. Голос П. самца ("кричат"
одни самцы, а самки только "тюрюкают"), имеющий мало сходства с теми
звуками, которые принято называть пением, разделяется на мамаканье или
ваваканье и крик или бой. Ваваканье ("вала") обыкновенно повторяется от
одного и до трех раз; крик ("фить-пильвить"), по охотничьи, состоит из
трех отдельных колен: "подъема", "проволочки" и "отлива". Наиболее
славится криковыми П. Суджанский у. Курской губ.; вообще же хорошие П.
попадаются во всей Курской губ., большей части Воронежской и в некоторых
уу. Орловской, Тульской, Тамбовской и Харьковской губ. Главная ловля П.
производится в течение мая, июня и июля, преимущественно на утренней или
вечерней заре, но только тогда, когда уже нет росы. Для ловли
употребляются сеть и дудки или живая самка П. Сеть расстилается по траве
или яровому посеву, при чем охотник садится у края, противоположного той
стороне, откуда слышен крик П., и затем начинает "бить в дудку", которая
подражает голосу самки П. и состоит из костяного пищика с приложенными к
нему кожаными мехами. Вместо употребления дудок, сажают под сеть, в
клетке живую "кликовую" самку П., непременно годовалую и перезимовавшую
в неволе. Когда П., подманенный дудкою или сеткою, подойдет под сеть,
охотник встает на ноги, птица вспархивает и запутывается в ячеях сети.
Не "наманенные", т. е. не напуганные П. чрезвычайно смелы и, не опасаясь
человека, нередко вскакивают под сетью на клетку с самкою. Среди
пойманных птиц "бойцы" (т. е. хорошо кричащие П.) попадаются только
очень редко и для добывания их у охотников-любителей имеются особые
агенты, которые заранее подыскивают и выслушивают по лугам и полям
хороших криковых П. Криковые П. сажают в клетку и вывешивают на щеглах,
т. е. на высокой жерди, в вершине которой устраивается кровелька с
переднею и заднею стенкою, под которую и подтягивается на веревке
клетка. Голос хорошего П. можно слышать в тихую погоду версты за две, а
по ветру
- даже дальше. Летняя охота на П. начинается после уборки хлебов и
продолжается до отлета. Способы добывания П. чрезвычайно разнообразны:
кроме охоты ружейной и с ястребами, общих для всякой мелкой дичи,
перепелов ловят особые наволочные сети, верхний край которых поднимается
на длинных легких шестиках; сеть эта наволакивается на П. вместе с
собакою, сделавшею над П. стойку. В Туркестанском крае ловят П. сачком.
На Кавказе привлекают П. в настороженные сети огнем и звоном в
колокольчик; в Крыму охотники высматривают ожиревших к осени, а потому
тяжелых на подъем, П. верхом и кроют их с лошади конусообразною сетью.
Затем П. ловят в громадном количестве силками, расставляемыми в
клеверных и других полях, а также "переметными сетями", растягиваемыми
на подобие перевесов, на пролетном пути, между высокими деревьями, в
просеках и ущельях. По действующим законам, охота на П. воспрещается с 1
марта по 15 июля, за исключением охоты с сетью на самцов, которая
разрешается с 1 мая. В Туркестанском крае бои (драки) самцов П. между
собою составляют своеобразный среднеазиатский спорт, которому многие
сарты предаются с увлечением; владельцы бойцовых П. носят их обыкновенно
за пазухою; ареною боя, всегда сопровождаемого заключением пари, служат
обширные ямы, по стенкам которых рассаживаются зрители. См. Н. П.
Данилов, "Перепелки, и охота криковыми П. " ("Журнал Охоты", 1877, Х);
С. Турбин, "Перепелятники" ("Природа и Охота", 1879, II); Ф. Ралль,
"Перепел" (там же, 1879, XI).
С. Б.
Перепелятник (Accipiter) - род птиц подсем. ястребиных (сем.
Falconidae, отр. дневных хищных, Accipitres). Различают до 30 видов,
распространенных по всему свету. В Европейской России водится только
один перепелятник (A. nisus), воробьятник, неправильно - кобчик. Самец
сверху сизый, на зашейке белая пестрина; хвост пепельно-серый, с 4 - 6
буроватыми перевязями; бока головы ярко рыжие; низ тела охристый, с ярко
рыжими поперечными полосами; значительно меньше самки (сложенное крыло
200 - 215 мм.). Самка сверху дымчато-сизая, снизу беловатая с бурыми
поперечными полосами, ушные перья черновато-рыжие, бока тела с рыжим
пятном; слож. крыло 240 - 250 мм. Молодые, сверху бурые, снизу беловатые
- в неправильных бурых поперечных полосах и с сердцевидными бурыми
пятнами близ вершин перьев зоба и груди. П. постоянно смешивают с
мелкими соколами, от которых он легко отличается овальными (а не
круглыми) ноздрями, отсутствием угловатых зубцов пред вершиной клюва и
тем, что зад плюсны - в поперечных щитках, а не сетчатый. П.
распространен повсюду, но гнездится преимущественно в лесной области, а
на Ю в соответственном поясе гор. В северной части палеарктической
области П. - птица летающая, но в средней и южной, по крайней мере
местами - оседлая. Зимует в Южной Европе, сев. вост. Африке, Аравии,
Персии, Индии и Южн. Китае. В сев. Россию П. прилетает в апреле.
Поселяется особенно охотно по опушкам и по полянам больших лесов. П. -
смелый и ловкий хищник; питается мелкими птичками, мышами и частью
насекомыми. Гнездится поздно. Гнездо строит на дереве, на высоте 1 - 3
саж. от земли. Кладет 45 яиц, светлого голубовато-зеленоватого цвета в
красно-бурых пятнах. Птенцы вылетают в июле. Отлетает с начала сентября.
В. Б.
Пересвет (Александр) - инок Троице-Сергиевой лавры, до пострижения
боярин, родом из Брянска; участвовал вместе с Ослябей в Куликовской
битве и пал в единоборстве с татарским богатырем Челибеем.
Пересветов (Иван Семенович) - публицист конца XVI и начала XVII в.;
приехал в Москву из Литвы, служил у "короля венгерского и чешского" и
оставил два произведения: "Сказание о царе турском Магмете како хоте
сожещи книги греческия и Сказание о Петре Волоском воеводе, како писал
похвалу благоверному царю и вел. князю Ивану Васильевичу вся Руси"
("Ученые Записки Казанского университета", 1865, т. 1; имеет целью
доказать правоту греческой веры) и "Епистола к Иоанну IV" (напечатана в
сокращении у Карамзина в "Истории государства Российского", т. IX, пр.
849). В последней, кроме автобиографических данных о самом составителе
(называющем себя потомком Пересвета), интересно стремление автора
оправдать поступки Грозного и выяснить состояние России в царствование
Иоанна IV. Автор высказывается за уничтожение воеводских кормлений,
местничества, несвободного состояния. Соловьев ("История России", т. VI,
220, и прим. 85) считает "Епистолу" произведением опричника.
В. Р - в.
Переяславль или Переславль-Залесский - уездный гор. Владимирской
губ., на обоих берегах рч. Трубежа, близ впадения ее в озеро Плещеево
или Переяславское. Жителей (1896) 8875 чел. (4391 мжч. И 4484 жнщ):
православных 8772, раскольников 10, католиков 20, протестантов 9, евреев
21; магометан 24, прочих исповеданий 19. Дворян 189, духовного звания
262, почетных граждан и купцов 466, мещан 6319, военного сословия 495,
крестьян 1087, прочих сословий 57. До 500 каменных и до 1120 деревянных
домов, 25 церквей, 4 монастыря. Спасопреображенский монастырь XII в., с
древнею стенописью. Он служил усыпальницею переяславских князей,
гробницы которых сохранились и доселе. Весьма древние иконы Спаса
Милостивого и Распятия Иисуса Христа. Замечательны в архитектурном
отношении здания основанного в XIV в. упраздненного Горицкого м-ря. В
Князь-Андреевской церкви под спудом покоятся мощи св. кн. Андрея
Переяславского. Церковь Рождества Иоанна Предтечи построена в конце XIV
в. Троицкий Данилов м-рь основан в 1508 г. препод. Данилом чудотворцем,
мощи которого там и почивают. Духовное училище, женская прогимназия,
городское 3-х классное училище, 4 начальных школы. Богадельня и
странноприемный дом; общество вспоможения ученикам духовного училища.
Земская больница на 30 кроватей, с аптекой, 4 фабричных больницы (1 на
24 кров., 2 по 5 кров. и 1 на 3 кров.); при каждой по врачу и фельдшеру,
а при первой больнице еще акушерка. Книжная лавка, типо-литография,
фотография, аптека, аптекарский магазин. Городских доходов в 1894 г.
26694 р., расходов 33561 р., в том числе на общественное управление 5404
р., на учебные заведения 3906 р., на благотворительность 67 руб., на
врача 500 р. Фабрик и заводов 10, с производством на 4319600 р., при
3163 раб.; 1 бумаго-прядильная - 2640 тыс. р. при 2200 раб., 2
красильных фбр. - 1560 тыс. р., при 455 раб., 2 тесемочных и басонных
зав. - 82 тыс. руб. при 285 раб., 2 медных и медно-латунных зав. - 29800
р. при 200 раб., 3 кирпичных зав. - 7800 руб. Базары 3 раза в неделю.
Под огородами до 40 дес. См. Плишкин. "Описание П. Залесского" (1802);
остальная литература указана у Н. С. Стромилова, в его библиографическом
указателе "Володимировщина".
А. Ф. С.

История. П. основан на месте мерянского поселения не позже 1152 г.
суздальским князем Юрием Владимировичем и назван Залесским, потому что
находился в дремучих лесах, отделявших его от других городов. С 1176 по
1303 г. П. имел своих особых князей: Всеволода Юрьевича (до 1177 г.),
Ярослава Всеволодовича (до 1238 г.), Александра Ярославича (до 1252 г.),
Дмитрия Александровича, изгнанного в 1293 г. Федором Ростиславичем
Ярославским, в Ивана Дмитриевича. После 1302 г. П. управлялся
великокняжескими московскими наместниками; иногда, впрочем, великие
князья владимиро-московские отдавали П. в кормление пришлым князьям. В
XV и XVI ст. П. составлял вотчину князей московских и обязан был
доставлять ко двору рыбу. Князья особенно заботились о Переяславской
области, давали ей разные льготы, освобождали от податей и суда
наместнического и тиунского. В 1708 г. П. приписан к Московской губ.; в
1719 г. сделан провинциальным городом той же губ.; в 1778 г. - уездным
городом Владимирского наместничества; а потом и губ. Подвергался
разорению от татар в 1237, 1252, 1409 и 1419 гг. (Эдыгей), от литовцев и
поляков - в 1372 и 1607 г. В 1608 г. переяславцы, изменив Шуйскому,
участвовали в осаде Ростова, разграбили тамошний Успенский собор и
привели митрополита Филарета пленным в тушинский лагерь. В древности П.
был окружен земляным валом от 5 до 8 саж. вышины. На валу был "рубленый"
деревянный город, двойная стена и 12 деревянных башен. Из города в р.
Трубежу был проведен тайник или подземный ход, следы которого указывают
и теперь. Вал срыт в 1759 г., за ветхостью. По соседству с П.
Александрова гора, раскопанная впервые П. Савельевым в 1853 и 1854 гг. и
являющаяся как-бы летописью Суздальского края.
В. Р - в.

Переяславский уезд - в западной части губернии; занимает 3155, 4 кв.
в. Сев. зап. часть уезда представляет низменную, болотистую и лесистую
равнину, а юговост. часть уезда холмиста. В уезде проходит водораздел
Волжского бассейна от Клязьменского. Наибольшая возвышенность входит в
cев.-зап. угол уезда близ дер. Скоморохова и Чепцы. Она идет прямо на Ю
и, не доходя до озера Плещеева 5-ти в., поворачивает на В, до с.
Рязанцева, лежащего в 20 в. от Переяславля; отсюда она принимает
юго-зап. направление и идет по границе уезда и затем переходит в
Александровский у. Высшая точка этой возвышенности находится
приблизительно на 450 фт. над уровнем Волги и Клязьмы; ширина ее
простирается от 5 до 6 в. Болотистые пространства находятся главным
образом в сев. и зап. части уезда - именно долины р. Большой и Малой
Нерли, Кубры и Дубны. На границе с Александровским у. есть большое
болото Берендеево, выпускающее р. Киржачь. Из озер более значительны:
Переяславское или Плещеево, с водною площадью в 44 кв. в., из озера
вытекает Большая Нерль и впадает в него Трубеж; озеро Семино имеет длины
21/2 в., шириною 1 в., вокруг него местность очень болотиста; оз.
Заболотское, круглое, продолговатое, длиною 21/2 и шириною 11/2 в., и
Вашкинское
- длиною около 2 в., шириною 1 в. Всех озер в уезде насчитывается 9,
с общею площадью 60 кв. в. В уезде из рек Волжского бассейна р. Нерль,
вытекающая из озера Плещеева с притоками pp. Куброю и Сольбою, в р.
Дубна, которая течет на границе уезда с Александровским. Из рек
Клязьменского бассейна более значительна р. Малая Нерль, приток Клязьмы
с pp. Тошма и Шах. Трубеж впадает в озеро Плещеево. Почва уезда довольно
разнообразна. В южн. части преобладает глинистая почва; суглинистый
чернозем островками попадается в вост. части и в остальной части уезда
преобладает супесчаная почва. Самая плодородная часть уезда - юговост.
Под лесом считается 103833 дес. Леса по преимуществу хвойные в сев. зап.
части, а в остальной части уезда попадается и чернолесье. Под лугами и
покосами 28842 дес. Добывается горшечная глина (около pp. Шоха и Большой
Нерли) и торф, который залегает в болотах уезда. Древнейшим населенным
местом в губернии было пространство от озера Плещеева к Суздалю; здесь
жила меря и до сих пор встречаются названия сельбищ и рек финского
происхождения. В XVI стол. часть вост. стороны уезда называлась мерским
станом. Жителей в 1896 г. 92635(44121 мжч. И 48514 жнщ.); православных
92295, раскольников 169, католиков 18, протестантов 69, евреев 14,
магометан 27, прочих исповеданий 43. Дворян 251, духовного звания 836,
почетных граждан и купцов 202, мещан 1048, военного сословия 2879,
крестьян 87245, прочих сословий 53. Плотность населения в 1894 г.
- 28, 47 чел. на 1 кв. в. Пашня по оценке земства разделяется на 4
разряда: десятина 1 раз. оценена в 30 руб., 2 раз. - 20 руб., 3 раз. -
14 руб., 4 раз. - 7 руб. У частных владельцев пашни 1 раз. - 3700 дес.,
2 раз. - 5508 дес., 3 раз.
- 2561 дес., 4 раз. - 319 дес. Лесов у них было 1 раз. (12 руб. дес.)
9604 дес. и 2 раз. (9 руб. дес.) 71118 дес., пастбищ 8027 дес., лугов
поемных 368 дес., мягких 6481 дес. и лесных 13594 дес. Всего у частных
владельцев 1226121/4 дес. У сельских обществ усадебной земли 35771/4
дес., пашни 1 раз. - 14002 дес., 2 раз. - 30310, 3 раз. - 17956, 4 раз.
- 3593, лесов 1 раз. - 4266 дес. и 2 раз. - 11899 дес., пастбищ 15886
дес.; лугов поемных 547 дес., мягких 21697 дес., лесных 20006 дес. Казне
принадлежало 22254 дес., уделу 332 дес. Куплено крестьянами земли 15548
дес., снимается в аренду 19725 дес. Посевная площадь в 1892 г. - 47369
дес., в том числе под корнеплодами, льном и коноплей 3931 дес. Дворов в
1890 г. было 12424, в том числе крестьянских 12117. Годовой прирост
населения (средний за 5 лет) 741 чел. или 0,8 %. Жители занимаются
земледелием и разными промыслами. В юго-вост. части у. уже давно вместо
сохи распространены косуля и самолет; нередко встречаются двуконные
деревянные плуги, веялки и молотилки. Ежегодно в среднем находится под
посевом: ржи 25100 дес., пшеницы 120, овса 16500, ячменя 8200, гречихи
750, гороха 1150, картофеля 1000, льна 2500 дес. Средний годовой сбор:
ржи 1218400 пд" пшеницы 5900, овса 797100, ячменя 140000, гречихи 21500,
гороха 45800, картофеля 405900, льняного семени 52000 и волокна 40100
пд. К 1 января 1897 г. в 337 хлебных магазинах было на лицо озимого
хлеба 25975 чет. и ярового 13268 чет., в ссудах и недоимках 2221 чет.
озимого и 829 чет. ярового. В 1896 г. в уезде было лошадей 16270,
рогатого скота 31552 голов, овец 23230, свиней 1045, коз 148. При
Успенской ферме есть заводы лошадей (клейдесдальских). Садоводство,
огородничество и пчеловодство мало развиты. Рыболовство развито в
селениях, расположенных около озера Плещеево; ловят по преимуществу
сельдь. Более 5 тысяч человек занимаются кустарными промыслами
(скорняжный, столярный, портняжный, бондарный, деревянные изделия,
корзины, метлы, кнуты, земледельческие орудия и инструменты, льняные,
пеньковые, хлопчатобумажные ткани, мелкие кожевенные изделия. шерстяное
производство). На отхожие промыслы уходить до 5 тыс. чел. (бондари,
офени, фабричные, портные, колбасники, столяры, извозчики, чернорабочие,
живописцы, иконописцы, слесари, прислуга). Фабрик и заводов в уезде (без
города) было в 1891 г. 91, с производством на 424386 руб., при 1070
раб.; 53 маслобойни - 8230 руб., при 105 раб.; 22 кирпичных завода -
5930 руб., при 75 раб.; 3 красильных фабрики - 190400 руб., при 378
раб.; 5 лесопильных заводов - 63160 руб., при 81 раб.; 2 стеклянных и
хрустальных завода - 128425 руб., при 264 раб.; 4 кожевенных завода -
15085 руб., 1 тесемочная и басонная, 1 спичечная фабрики. Торговых
документов выдано в 1896 г. 1 гильдии - 5, 2 гильдии - 89, патентов на
право продажи питей 132, свидетельств и билетов на право торговли и
промыслов 1211. В 1894 - 95 учеб. году в ведении училищного совета было
в уезде 86 начальных училищ. Земство, с пособием от сельских обществ и
частных лиц, содержало 33 училища, а 3 училища содержали владельцы
фабрик. Ночлежных приютов 3. 1 училище приходится на 87 кв. в. и 2113
жит. Всех учащихся в 1895 г. в 37 училищах (считая городское) было 2103.
Окончило курс 224 чел. Земство в 1896 г. ассигновало на народное
образование 15491 руб. При 12 школах устроены библиотеки. На врачебную
часть по смете уездного земства на 1396 г. назначено 24436 руб., на
ветеринарную часть 877 руб. Земство имеет больницу в гор. Переяславле и
4 приемных покоя. В уезде, кроме того, одну амбулаторию содержит
губернское земство. Врачей земских 4; фабричных больниц 7 (4 в
Переяславле); шестью из них заведуют врачи. При всех есть фельдшера, а
при двух - акушерки. На содержание земской управы в 1896 г. назначено
7468 руб. Всех земских расходов - 102766 руб. Земских начальников в
уезде 4, сельских обществ 277, волостей 14, станов 2. Церквей 89,
монастырей мужских 4 и 1 женский. Четыре почтовых отделения; при трех из
них сберегательные кассы. В селе Смоленском Успенская
сельскохозяйственная школа министерства земледелия и государственных
имуществ, с образцовой сельскохозяйственною фермою. В с. Веськове дом, в
котором хранится ботик Петра Вел. и другие предметы того же времени. А.
С.
Перец (Piper, L.) - родовое название растений из семейства перечных
(Piperaceae). Известно 600 видов П., растущих под тропиками и в около
тропических местностях. Это - в большинстве случаев травянистые и
кустарниковые растения, только изредка - деревья, с прямостоящим
стеблем; у большинства же видов стебель лазящий, крытый простыми,
блестящими листьями, спиральными, супротивными или кольчатыми. При
листьях развиты прилистники. Мелкие, незаметные цветки собраны в
початки, расположенные по одиночке, против листьев, или по 2 - 3 в
пазухе листьев. Цветки обоеполые или однополые, сидячие или даже
погруженные в ямки оси соцветия; околоцветника нет; тычинок 1 - 10;
пестик состоит из 3 - 4 плодолистиков, он имеет короткий столбик,
простое или двух-четырех-раздельное рыльце. Плод - костянка.
Обыкновенный продажный П. (белый и черный) дает Piper nigrum, L. Это
лазящий кустарник, до 8 метр. высоты, имеющий овальные листья и соцветия
в виде початков, приносящих потом от 20 до 30 сначала зеленых, под конец
бурых шарообразных односемянных костянок. Костянки содержат особую
смолу, сообщающую им едкий вкус. Кроме того, они содержат еще особое
вещество, так назыв. пиперин. П. под тропиками возделывается в больших
размерах: дико же он растет в Индии, на прилежащих островах. Ежегодно из
Индии вывозится до 26 млн. кг. П. Костянки собирают или не зрелыми
(подсушивают и получают тогда черный П.), или зрелыми; (освобождают от
кожицы и мяса и получают белый П., менее острый, чем черный П.
С. Р.
Перец стручковый или турецкий (Capsicum annuum, семейства Solanaceae)
- однолетнее травянистое растение, дикое в Ост-Индии и Бразилии, дает
пряные плоды. Культура его у нас по преимуществу парниковая, так как
растение это очень требовательно по отношению к теплу; в средних
губерниях, на особенно выгодных местоположениях, и в южных возможна
также посадка П. и в открытом грунте. Существует много видоизменений П.,
отличающихся формою (круглые, длинные, грушевидные), величиною и цветом
(красные, желтые и черные) плодов. Лучшим считается длинный, красный.
Всем без исключения сортам П. свойственна чрезвычайно едкая и жгучая
острота.
Перешейки - сравнительно узкие полосы земли между 2 материками, напр.
Панамский, Суэцкий или между материком и полуостровом - Перекопский,
наконец, между более массивной и крайней, более океанической частью
полуострова - Коринфский, Кра (между Индокитаем и Малайским
полуостровом). Название перешейком очень широкой полосы земли между
Черным и Каспийским морями (Кавказский П.) вряд ли правильно. Правильнее
называть П. полосу земли между морем и озером или двумя озерами.
Перигей - ближайшая точка орбиты луны к земле. Противоположная ей -
дальнейшая - называется апогей. Линия, соединяющая их, совпадает с
большой осью эллипса орбиты и носит название линии апсид. Долгота П.,
иначе говоря - положение линии апсид, а равно расстояние луны от земли в
П. подвержены таким сильным возмущениям, что орбита луны лишь весьма
грубо может быть названа эллипсом. Вследствие вековых возмущений линия
апсид орбиты луны совершает полный оборот в 9 лет.
В. С.
Перикл (PeriklhV) - знаменитый госуд. деятель Афин, с именем которого
обыкновенно связывается представление о поре расцвета афинской
демократии, греческой литературы и искусства (Периклов век). Сын
Ксантиппа, победителя при Микале, и Агаристы, племянницы Клисфена, он
родился между 500 и 490 г. до Р. Хр. Особенно сильное влияние оказал на
него Анаксагор, своею возвышенною философией, признававшею разум началом
регулирующим и управляющим. Начал свою карьеру П. воином, а затем
выступил на общественно-политическое поприще. Сам знатного происхождения
(по матери - Алкмеонид), он примкнул, однако, к демократической партии.
Его первым делом было выступление обвинителем в процессе против Кимона,
главы аристократической партии, по поводу его действий во Фракии. П. был
другом Эфиальта, тогдашнего вождя демоса; основываясь на Плутархе,
полагали даже, что именно П. был истинным виновником и инициатором
реформы ареопага, проведенной Эфиальтом и положившей конец политическому
влиянию этого учреждения; но это противоречит свидетельству Аристотеля
(в "Афинской Политии"). Со смертью Эфиальта (462 - 461 г.) руководство
демократической партией перешло к П. В то время на первом плане стояла
борьба с внешними врагами, требовавшая страшного напряжения сил, так как
Афинам приходилось воевать и в Египте (с Персами), и в самой Элладе (с
Коринфом, Эпидавром, Эгиной, затем и со Спартой). П. участвовал в битве
при Танагре, в которой афиняне были побеждены спартанцами (457 г.).
Когда, под влиянием этой неудачи, обнаружилась реакция в пользу
изгнанного посредством остракизма (вовремя борьбы из-за реформы
ареопага) Кимона, то П. пошел на встречу народному желанию и сам внес
предложение о возвращении своего соперника из изгнания, раньше срока.
Когда спартанцы, вопреки заключенному в 451
- 50 г. перемирию, вторглись в Среднюю Грецию, чтобы помочь
дельфийцам против фокидян, П. тотчас после их удаления, возвратил
фокидянам обладание дельфийским святилищем. Вскоре в Беотии поднялось
восстание против афинского господства; Толмид, поспешивший туда, вопреки
совету П., с небольшими силами, пал в битве при Коронее (447 - 6 г.),
окончившейся поражением афинян; вслед затем восстала Евбея, отложилась
Мегара, спартанцы вторглись в Аттику. П., переправившийся было с войском
в Евбею для подавления восстания, должен был спешить на спасение Аттики.
Действуя с большою осторожностью и не вступая в битву, он достиг
отступления спартанцев, что объясняли подкупом. Теперь П. направил все
силы на покорение Евбеи, которая и подчинилась афинянам. В 445 г. между
Афинами и Пелопоннесским союзом заключен был тридцатилетний мир (иначе
Периклов), по которому афиняне отказались от всего, что принадлежало им
в Пелопоннесе, и возвратились к тому положению, какое занимали до войны;
оба союза взаимно признали друг друга. С прекращением войны снова
возгорелась борьба внутренняя. Столкновение произошло по вопросу об
употреблении союзной казны на украшение города: глава аристократической
партии, Фукидид, находил такое употребление несправедливым. П. имел
опору преимущественно в городском населении, его противник, вероятно - в
сельском. Только остракизм мог положить конец борьбе, и Фукидид
принужден был отправиться в изгнание. Влияние П. достигает теперь своей
высшей степени. В течение почти 15 лет он правит Афинами без соперников;
из года в год он избирается в стратеги, облекается иногда особыми
полномочиями. Значение П. основывалось, однако, не столько на этой
должности, в то время очень важной, сколько на самой его личности. П.
является благороднейшим типом эллина, в котором гармонически сочетались
разнообразные таланты и качества. При тогдашнем строе Афин всего важнее
был талант ораторский, столь необходимый для того, кто желал подчинять
своей воле народное собрание. П. называли олимпийцем; говорили, что он
мечет перуны, поражая своим словом, как громом и молнией, и что само
убеждение восседает на его устах. С талантом ораторским, со
способностями государственного человека, с опытностью и благоразумием
полководца П. соединял высокую честность и бескорыстие, простоту и
умеренность в образе жизни. Почти все время посвящал он государственным
делам; единственным развлечением для него служила беседа в домашнем
кругу, среди друзей, избранных умов и талантов Греции. В его доме
сходились философы, как Анаксагор, Зенон, Протагор, молодой Сократ,
поэты, как Софокл, художники, как Фидий и архитектор-философ Гипподам.
Душою этого кружка была талантливая, образованная Аспазия. Демагогом в
позднейшем смысле слова П. не был, хотя при нем афинская демократия и
достигла своего расцвета. "Перикл", говорит Фукидид, "был первый из
афинян своего времени, сильный словом и делом... Стоя во главе
государства в мирное время, он правил умеренно и охранял безопасность.
Афины достигли при нем высшего могущества... Не столько масса руководила
им, сколько он - массой, потому что он приобрел власть, не прибегая к
недостойным средствам, и не имел вследствие, этого, нужды льстить толпе,
но, пользуясь уважением, мог и резко противоречить ей. Когда он видел,
что афиняне не вовремя смелы, он своими речами пробуждал в них страх - и
наоборот, видя их падающими духом без основания, внушал им смелость. "По
имени это была демократия, на деле же - господство лучшего мужа". П. не
был реформатором, пролагающим новые пути: по творчеству и смелости мысли
он уступал некоторым из своих предшественников, и его реформы - лишь
один из моментов в последовательном, органическом развили афинской
демократии, естественное и логическое следствие предшествовавшего хода
афинской истории. П. - лишь продолжатель дела Солона, Клисфена,
Фемистокла. Неизвестно, способствовал ли П. открытию зевгитам доступа к
архонтству (457 - 6) и к восстановлению так наз. судей по демам (453 -
2); но он несомненно внес закон касательно права гражданства (451 - 50),
по которому тот не мог иметь этого права, кто не происходил от
афинянина. Чем больше стекалось разного люду в Афины и чем больше прав и
выгод предоставлялось афинскому демосу, тем более казалось необходимым
сохранить эти права только за настоящими афинянами и удалить из среды
гражданства посторонние элементы. Затем, П. ограничил права ареопага еще
более, нежели Эфиальт (в чем состояло это ограничение - неизвестно).
Главной и наиболее характерной реформой его является введение денежного
вознаграждения гелиастам (первоначально 1 обол); членам совета (1 драхма
пританам и 5 об. остальным. Есть основание думать, что в то время
существовало вознаграждение и архонтам.), войску и флоту. Введение платы
гелиастам (присяжным) источники объясняют тем, что иначе П. не в
состоянии был соперничать с богатым и щедрым Кимоном; но это
нововведение вызывалось необходимостью и стоит в связи с расширением
деятельности гелиэи (суда присяжных). Не будь вознаграждения, не было бы
и нужного числа гелиастов: суд очутился бы в руках одних знатных и
богатых и не был бы народным; между тем, чем влиятельнее становилось это
учреждение, тем важнее было не допускать, чтобы оно оказалось в руках
одной аристократической партии; наконец, отправление обязанностей судьи
по делам не только сограждан, но и многочисленных союзников было немалым
трудом, и плата являлась тут вполне заслуженным вознаграждением. То же,
еще в большей степени, можно сказать о плате членам совета, а также о
жалованье войску и флоту, в виду войн 50-х годов и продолжительных
морских маневров в мирное время. Плата за посещение народного собрания
введена не при П., а лишь в начале IV в. Что касается феорикона
(зрелищных денег), то тут возникает сомнение: если феорикон отличать от
диобелии и видеть в последней отдельную от него денежную раздачу в
праздники, то мы имеем основание введение феорикона приписывать П.; если
же отожествлять их, согласно обычному мнению, то введение феорикона
нужно приписать не ., а Клеофонту, по словам Аристотеля (в "Аф. Пол."),
впервые введшему диобелию (в конце V в.). При П. получила большое
развитие система колоний и клерухий, служивших средством поднятия
благосостояния наименее состоятельных граждан, путем наделения их землею
за пределами Аттики. Клерухии являлись в то же время наблюдательными
постами, опорой и охраной афинского могущества; они имели также большое
торговое значение. При П. они основывались обыкновенно в важных
стратегических или торговых пунктах. Так, афинские клерухи поселены были
в Херсонесе Фракийском, для поддержки тамошних греков, в отдаленном
Синопе и в некоторых других припонтийских городах, на о-вах Наксосе и
Андросе и, вероятно, на Амбросе и Лемносе. Во Фракии основана колония
Брея. На нижнем течении Стримона, где был узел дорог, шедших по разным
направлениям, и окрестности были богаты корабельным лесом и драгоценными
металлами, основан Амфиполь (437 г.); в Италии, недалеко от прежнего
Сибариса, положено начало Туриям, куда отправились поселенцы из разных
греческих городов. В связи с демократическим направлением Перикловой
политики находится и его строительная деятельность. С одной стороны, она
имела целью укрепление и украшение города, с другой - доставку
заработков городскому населению, массе рабочих и ремесленников; "весь
город", выражаясь словами Плутарха, "находился как бы на жаловании, сам
себя украшая и в то же время содержа". И в строительной деятельности П.
является в сущности лишь продолжателем и завершителем дела своих
предшественников, в том числе Кимона. Еще в 457 г., около времени
танагрской битвы, возведены были так наз. "Длинные стены", из которых
одна шла от Афин к Пирею, другая - к Фалеру; но пространство между ними
не было защищено. Чтобы завершить укрепление Афин и сделать их
неприступными, по предложению П., построена была третья, так наз.
"средняя" или "южная" стена, между двумя уже существовавшими,
параллельно северной и недалеко от ее, т. е. от Афин к Мунихии. С
возведением этой стены значение Пирея еще более поднялось. При П. он был
перестроен вновь; арсеналы, верфи, доки приведены в исправность, число
их увеличено; военная гавань отделена от торговой; на берегу последней
тянулись хлебные магазины, из которых самый большой построен при П.; при
нем же построена и deigma (биржа). В Афинах воздвигнуты замечательные
памятники искусства, по выражены Плутарха "величественные по своей
громадности, неподражаемые по красоте и изяществу", которых "и время не
коснулось, как- будто кто вдохнул в них вечно цветущую жизнь и
нестареющую душу". При П. закончена постройка Парфенона, начатая еще при
Кимоне или, быть может, даже при Фемистокле (мнение Фуртвенглера,
Бузольта), а также и Одеона; начат Эрехтейон, построены так наз. Тезейон
и Пропилеи, вне Афин на мысе Сунии - храм Афины, в Рамне - храм
Немезиды; в Елевсине возобновлена постройка святилища для мистерий.
Созданы статуи Афины Промахос, Афины Лемнии и Афины Парфенос. Украшенный
такими зданиями и произведениями Фидия, Афины являлись как бы "школою" и
столицею Эллады. Средства на украшение города брались не только из
союзной казны, но также из городской кассы, из храмовых сумм и проч.,
при чем деньги союза употреблялись, по-видимому, лишь на такие здания и
произведения, которые имели какое-либо отношение к союзу или его
покровительнице, богине Афине. Не смотря на крупные расходы, финансы
Афин никогда не были в таком цветущем состоянии, как при П. Понимая,
каким могущественным орудием являются денежные средства, особенно на
случай войны, П. старался увеличить финансовые силы Афин. В середине
30-х гг. в казне хранилось 9700 талантов и еще к началу пелопонесской
войны, не смотря на громадные издержки по постройке Пропилеев и на осаду
Потидеи, в ней оставалось 6000 талантов, не считая священных предметов,
которыми, в крайнем случай, государство также могло воспользоваться. В
самом управлении финансами господствовали порядок и строгая отчетность,
о чем свидетельствуют дошедшие до нас постановления: одно из них
определяет порядок уплаты долга "другим" (кроме Афины) богам и полагает
основание казне этих богов, другое касается казны богини Афины.
Материальное благосостояние афинян в век П. достигло своего высшего
развития. Владычествуя на море, они властвовали и над торговлею,
господствовали на денежном рынке. Их торговые связи обнимали Восток и
Запад; Афинам принадлежало посредничество между восточной и западной
половинами Средиземного моря: они были торговым центром и главным
складочным местом греч. мира, богатейшим и многолюднейшим городом, Пирей
- самой оживленной гаванью. Сюда свозились самые разнообразные продукты
из отдаленных краев. - Главную силу Афин П. видел во флоте и обращал на
него особенное внимание. Афинский флот состоял при нем из 300 триер. П.
завел морские маневры, происходившие ежегодно в течение 8 месяцев.
Сухопутное войско при П. состояло из 29000 гоплитов разных категорий,
1600 всадников, 200 конных и 1600 пеших стрелков. Внешняя политика П.
направлена была к расширению сферы влияния Афин и к упрочению и охране
существующего. П. был враг рискованных предприятий, от которых старался
удержать афинян. Борьба с Персией прекратилась. Экспедиция П. к
Херсонесу Фракийскому имела в виду лишь оказать помощь тамошним грекам;
экспедиция в Понт (Черное море), предпринятая им во главе
многочисленного и блестящего флота, имела целью, кроме того, показать во
всем блеске могущество Афин, подчинить их протекторату припонтийские
города и упрочить торговые связи, что было особенно важно, так как из
припонтийских стран Аттика получала столь необходимый для нее хлеб и
многие другие сырые продукты. На Западе заключены были договоры с
Эгестой (еще около середины V в.), затем, накануне пелопонесской войны -
с Регием и с Леонтинами (433 - 32 г.). П. сделал попытку созвать в Афины
национальный конгресс из представителей греческих городов, по вопросам
религиозно-национальным, в интересах мира и общей безопасности; но
попытка эта не удалась, вследствие противодействия Спарты. Зависимость
союзников от Афин при П. увеличилась, союзная казна с острова Делоса
перенесена была в Афины (вероятно - в 454 г.); но это было лишь
естественным развитием процесса, начавшегося уже раньше, еще при Кимоне,
и заключавшегося в том, что члены делосско-аттического союза из
автономных мало-помалу превращались в зависимых, а афинская гегемония -
в arch. Общая сумма ежегодного фороса (дани) перед пелопонесскою войной
равнялась, по Фукидиду, 600 талантам, а по надписям - приблизительно 400
- 500 талант. Характерно, однако, что не смотря на перенесете казны,
форос при П. не увеличивался, а напротив, с прекращением войны 50х гг.,
обыкновенно понижался. Тем не менее союзники были недовольны своею
зависимостью, особенно аристократическая партия, вообще враждебная
Афинам. В 450 - 49 г. произошли смуты в Мелете; в 440 г. восстал Самос,
бывший автономным союзником и имевший сильный флот. В восстании приняла
участие и Византия. П., разбив самосский флот у Трагии, осадил Самос; не
смотря на применение усовершенствованных орудий, прошло около 9 мес.
прежде чем Самос сдался, обязавшись выдать флот, срыть стены, дать
заложников и уплатить контрибуцию. Пока Афинам не грозил внешний враг,
они могли справляться с недовольными союзниками; опасность увеличилась,
когда началась пелопонесская война. Когда Керкира, вступившая в
столкновение с Коринфом, обратилась в Афины, ища там союза, то П.
склонил афинян в пользу этого союза, в виду того, что Керкира обладала
сильным флотом и занимала важное географическое положение на пути в
Италию. До тех пор старавшийся сохранить мир, П. высказался теперь в
народном собрании против требований спартанцев , видя в них лишь предлог
к заранее решенному разрыву. Он старался ободрить афинян, указывая на их
богатые денежные средства и сильный флот; он предостерегал лишь от
рискованных предприятий, и согласно его совету афиняне дали ответ,
сводившийся к тому, что "сами они войны не начнут, но с тем, кто начнет
ее, будут сражаться". К общим соображениям в пользу войны у П. могли
присоединяться и мотивы личные: положение его начинало колебаться;
против него была крайняя демократическая парт; враги, не смея еще
нападать на него самого, преследовали процессами его друзей -
Анаксагора, Фидия, Аспазию. П. мог надеяться, что война отвлечет
внимание от внутренней борьбы, заставит умолкнуть мелкие интриги и
раздоры, даст почувствовать всю необходимость его для государства.
Первый год войны закончился торжественным погребением павших в бою
воинов, при чем П. произнес знаменитую речь, приводимую Фукидидом и
являющуюся, быть может, больше произведением самого историка - речь, в
которой прославлялась и идеализировалась афинская демократия. На
следующий год, когда в Афинах появилась чума, положение П. было тяжелое.
Предпринятая под его начальством экспедиция к берегам Пелопоннеса не
имела существенного результата; подавленные бедствиями афиняне
негодовали на него, винили во всех несчастиях и готовы были просить мира
у Спарты. Перикл созвал народное собрание и убеждал не падать духом,
терпеливо переносить невзгоды и прервать переговоры со Спартой. Афиняне
последовали совету П., но недовольство не прекратилось. Он не был избран
вновь в стратеги и, с целью окончательно уничтожить его влияние, был
даже обвинен в растрате денег и приговорен к штрафу. Правда, вскоре П.
опять был призван к государственной деятельности, но прежнее влияние к
нему не возвратилось; силы "его падали, и осенью 429 г. он умер. Главные
источники: Плутарх, Фукидид (кн. I - II), Аристотель ("Афинская
Полития", гл. 26 - 28). Монографии: Ad. Schmidt, "Das perikleische
Zeitalter" (1877 - 89); Oncken, "Athen und Hellas" (т. I, 1865);
Pflugk-Harttung, "Pericles als Feldherr" (1884); Filleul, "Histoire du
siecle de Pericles" (1873); Abbot, "Pericles and the golden age of
Athens" (1891); П. И. Люперсольский, "Очерк госуд. деятельности и
частной жизни П." ("Известия Ист.Фил. Инст. в Неж.", 1877); В. Бузескул,
"П." (Харьк., 1889). Сын П., также П., был одним из афинских
стратегов-победителей при Аргинузах (406); в числе других осужден на
казнь после этой победы .
В Бузескуль.
Периметр - полная длина какой-либо замкнутой кривой линии. П.
Многоугольника есть сумма длин всех его сторон.
Период (periodoV - путь вокруг чего-либо) - термин риторики и
стилистики, значение которого определялось различными формулами,
имевшими между собой мало общего. Современная стилистика исключает из
области своего исследования искусственные различения, созданные
схоластическим мышлением и не имеющие психологических предпосылок. Для
нас содержание понятия П. и периодической речи вытесняется вполне из
противоположения ее речи отрывистой, лаконичной, значение которой в
современном языке увеличивалось по мере ускорения темпа мысли и усиления
заботы о наибольшей ясности выражений. Красота не считается
исключительным достоянием речи периодической, как в схоластической
эстетике XVIII века, которая, настаивая на слепом подражании
классическим образцам, не замечала, что особенно развитая система
глагольных и падежных форм и частиц в древних языках дает им
исключительную способность к П, которой чужды новые языки. У нас П. -
которого вообще не чужда была и древнерусская речь (см. образцы у
Буслаева, "Мысли о преподавании словесности") - считался в XVIII в.
непременным условием "высокого стиля"; но великолепные периоды "истории
государства российского" могут считаться последней данью, отданной нашей
литературной речью требованиям риторики. В "Путешествии в Арзерум" и
"Капитанской Дочке" мы имеем уже классические образцы отрывистой речи. В
теории, однако, учение о П. продолжает излагаться до наших дней.
Риторика и стилистика 20-х и З0-х годов пытались внести новые начала в
учете о П., но неудачно. Старые взгляды на П. (напр. Ломоносова или
"Руководства к церковному красноречию", 1804 г.) шли вслед за
классическими определениями. Аристотель понимал под П. "изречение
(lexiV), имеющее в себе начало и конец и известную величину, без труда
обнимаемую". По словам Димитрия Фалерийского, "П. есть система стройных
частей и членов, приспособленная к подлежащей мысли". Квинтилиан
объяснял П. синонимами его: "ambitus, circumductus, continualio.
conclusio". Сообразно с этим, наша старая теория П. видела в нем одни
художественные цели: "П. есть собрание мыслей, отделенных одна от другой
расстановками, искусно размеренными, и таких, которых смысл совершен при
последнем отдыхе, где ум и слух другого удовлетворяются" ("Руководство к
церковному красноречию"). Теория позднейшая внесла в учение о П.
несвойственные ему начала. Давыдов, Востоков, Перевлесский видели в П.
"внешнее выражение умозаключения", чем отодвигается на второй план его
важнейшая сторона - художественное; рассчитанное на эстетический эффект
построение, а его исконное двойственное деление (повышение и понижение,
protasiV kai apodosiV) заменяется совершенна чуждым ему тройственным,
сообразно трем членам силлогизма. В современных программах преподавания
учение о П. относится то к курсу синтаксиса, то к теории словесности, и
излагается в тех и других учебниках. Старый, эстетический взгляд на П.
считается более верным; характерные признаки П. по этому взгляду -
синтаксическая сложность, развитость и законченность мысли, ритмическое
строение, плавность, ясность. Есть даже попытки определить П. совершенно
внешним образом, как "такое сложное предложение, которое составлено
искусно, по всем правилам риторической науки" (Яковлев, "Учебный курс
теории словесности"). Исчерпывающим сущность предмета можно считать
определение Гейнзиуса: "Когда соединим несколько сложных,
распространенных предложений в одно целое так, что между начальными и
заключительными предложениями будет существовать явное равновесие
относительно объема, последовательности отдельных частей и даже ритма,
то получим период, т. е. разнообразие мыслей, соединенных в одно целое".
Виды П. весьма разнообразны (причинный, условный, последовательный,
постепенный, сравнительный, изъяснительный, разделительный,
противоположный, уступительный, соединительный, относительный, смешанный
и др.), но различать их следует не по союзам, а по внутреннему смыслу.
См. "Риторика" Аристотеля (кн. III; гл. IX); Дмитрий Фалерийский, "Peri
ermhneiaV"; Дионисий Галикарнасский, "Peri sunJesewV onomatwn"; Цицерон,
в "Orator" (LXI, LXYI) и "Brutus" (ХIIV); Ломоносов. "Риторика" (§ 40 -
47, 176 - 179, 315 - 316): Кошанский, "Общая риторика"; Давыдов, "Чтения
о словесности"; Говоров, "Несколько слов о периоде" ("Филологические
Записки", 1862 - 63, вып. IV); Классовский, "Стилистика"; Буслаев. "О
преподавании отечественного языка"; Филонов, "Учебник по словесности",
где указана литература; Житецкий, "Теория сочинения" (Киев, 1895).
А. Горнфельд.

Период (муз.) - музыкальная фраза, состоящая из сопоставления двух
предложений. На иностранных языках П. обозначают те отрывки или малые
предложения, которые составляют большое предложение. Учение о
составлении музыкальных фраз называется периодологией.

Период - промежуток времени, по прошествии которого известные события
возвращаются в прежнем порядке. В астрономии употребляется в значении
времени оборота планеты или кометы. В хронологии, в сравнении с циклом,
П. обозначает промежуток времени более длинный или составной из
нескольких циклов. О так наз. лунных периодах, происшедших от сравнения
лунного года с солнечным и приводящих фазы луны на те же дни солнечного
года. П. в 7980 (=28 Х 19 Х 15) лет, введенный в хронологию Иосифом
Скалигером и названный, в честь его отца, Юлианским (1583), составлен из
сочетания трех циклов: солнечного в 28 лет; приводящего дни недели на те
же дни года, лунного цикла Метона в 19 лет и периода в 15 лет - римского
или малого индиктиона (индикта), по прошествии которого взималась в
римской империи чрезвычайная подать, упоминаемая еще в папских буллах.
Юлианский период начался с 4713 г. до Р. Хр., который был первым во всех
трех циклах. 1898 г. По Р. Хр. - 6611ый г. Юлианского П.. Софический
период в 1460 лет древних египтян произошел от неверности принятой ими
величины солнечного года и был связан с утренним (гелическим)
восхождением Сириуса(по-егип. - Sopti или Sothis). Драконический период"
в 6585 1/3 дней, обыкновенно, но неправильно называемый Сарос , служил
древним для предсказывания затмений. П. около 26000 лет, в течение
которого полюс небесного экватора, вследствие прецессии , описывает
полный круг около полюса эклиптики, называется Платоновым периодом или
годом.
В. Серафимов.
Периодическая законность химических элементов. - После открытий
Лавуазье понятие о химических элементах и простых телах так укрепилось,
что их изучение положено в основу всех химических представлений, а
вследствие того взошло и во все естествознание. Пришлось признать, что
все вещества, доступные исследованию, содержат очень ограниченное число
материально разнородных элементов, друг в друга не превращающихся и
обладающих самостоятельною весомою сущностью и что все разнообразие
веществ природы определяется лишь сочетанием этих немногих элементов и
различием или их самих, или их относительного количества, или при
одинаковости качества и количества элементов - различием их взаимного
положения, соотношения или распределения. "Простыми" телами должно при
этом назвать вещества, содержания лишь один какой-либо элемент,
"сложными" - два или более. Но для данного элемента могут существовать
многие видоизменения простых тел, ему отвечающих, зависящие от
распределения ("строения") его частей или атомов, т.е. от того вида
изомерии, который называется "аллотропией". Так углерод, как элемент,
является в состоянии угля, графита и алмаза, которые (взятые в чистом
виде) дают при сжигании один и тот же углекислый газ и в том же
количестве. Для самих же "элементов" ничего подобного не известно. Они
видоизменениям и взаимным превращениям не подвергаются и представляют,
по современным воззрениям, неизменную сущность изменяющегося (химически,
физически и механически) вещества, входящую как в простые, так и в
сложные тела.
Весьма, в древности и до ныне, распространенное представление о
"единой или первичной" материи, из которой слагается все разнообразие
веществ, опытом не подтверждено, и все попытки, к сему направленные,
оказались его опровергающими. Алхимики верили в превращение металлов
друг в друга, доказывали это разными способами, но при поверке все
оказалось или обманом (особенно в отношении к производству золота из
других металлов), или ошибкой и неполнотой опытного исследования.
Однако, нельзя не заметить, что если бы завтра оказалось, что металл А
превращается целиком или отчасти в другой металл В, то из этого вовсе не
будет еще следовать, что простые тела способны друг в друга превращаться
вообще, как, например, из того, что долгое время закись урана считали за
простое тело, а она оказалась содержащей кислород и действительный
металлический уран - вовсе не следует делать никакого общего заключения,
а можно только в частности судить о бывшей и современной степенях
знакомства с ураном, как самостоятельным элементом. С этой точки зрения
должно взглянуть и на оповещенное Емменсом (Stephen - Н. Emmeus)
превращение мексиканского серебра отчасти в золото (майиюнь 1897 г.),
если справедливость наблюдений оправдается и Argentaurum не окажется
подобным алхимистическим оповещением подобного же рода, не раз бывшим и
также прикрывавшемся покровом секрета и денежного интереса. Что холод и
давление могут содействовать перемене строения и свойств - давно
известно, хотя бы по примеру олова Фрицше, но нет фактов, позволяющих
предполагать, что изменения эти идут столь глубоко и доходят не до
строения частиц, а до того, что ныне считается атомами и элементами, а
потому утверждаемое Емменсом превращение (хотя бы и постепенно) серебра
в золото будет оставаться сомнительным и мaлозначущим даже в отношении к
серебру и золоту, пока, во-первых, "секрет" не будет на столько раскрыт,
что опыт может быть всеми воспроизведен, и во-вторых, пока обратный
переход (при накаливании и уменьшении давления?) золота в серебро не
будет установлен, или пока не будет установлена фактическая его
невозможность или трудность. Легко понять, что переход спирта
углекислоты в сахар труден, хотя обратный идет легко, потому что сахар
бесспорно сложнее спирта и углекислоты. И мне кажется очень мало
вероятным переход серебра в золото, если обратно - золото не будет
переходить в серебро, потому что атомный вес и плотность золота чуть не
в два раза более, чем серебра, из чего должно, по всему известному в
химии, заключить, что если серебро и золото произошли из одного
материала, то золото сложнее серебра и должно превращаться в серебро
легче, чем обратно. Поэтому я думаю, что г. Емменсу для убедительности
не только следовало бы раскрыть "секрет", но и попробовать, да и
показать, если можно, превращение золота в серебро, тем более, что при
получении из дорогого металла другого, в 30 раз более дешевого, денежные
интересы будут, очевидно, на далеком плане, а интересы правды и истины
окажутся явно на первом, теперь же дело представляется, на мой взгляд, с
обратной стороны.
Д. Менделеев (окт. 1897).
При таком представлении о химических элементах - они оказываются
чем-то отвлеченным, так как в отдельности мы их не видим и не знаем. К
такому почти идеалистическому представлению столь реалистическое знание,
как химия, пришло по совокупности всего доныне наблюденного, и если это
представление можно отстаивать, то лишь как предмет глубоко
укоренившегося убеждения, доныне оказавшегося совершенно согласным с
опытом и наблюдением. В этом смысле понятие о химических элементах имеет
глубоко реальное основание во всей науке о природе, так как, например,
углерод нигде, никогда, никем и нисколько не превращен в какой-либо
другой элемент, тогда как простое тело - уголь превращено в графит и
алмаз и, быть может, когда-нибудь можно будет превратить его и в
вещество жидкое или газообразное, если удастся найти условия упрощения
сложнейших частиц угля. Главное понятие, с которым возможно приступить к
объяснению П. законности, состоит именно в коренном различии
представлений об элементах и о простых телах. Углерод - элемент, нечто
неизменное, содержащееся, как в угле, так и в углекислом газе или в
светильном, как в алмазе, так и в массе изменчивых органических веществ,
как в известняке, так и в дереве. Это - не конкретное тело, а весомое
(материальное) вещество с суммой свойств. Как в парах воды или в снеге
нет конкретного тела - жидкой воды, а есть то же весомое вещество с
суммой ему одному принадлежащих свойств, так во всем углеродистом
содержится материально-однородный углерод: не уголь, а именно углерод.
Простые тела суть вещества, содержащие только один какой-либо элемент, и
понятие о них становится прозрачно-ясным только тогда, когда признается
укрепившееся представление об атомах и частицах или молекулах, из
которых слагаются однородные вещества; причем понятию об элементе
отвечает атом, а простому телу - частица. Простые тела, как и все тела
природы, составлены из частиц: вся их разница от сложных тел состоит
лишь в том, что частицы сложных тел содержат разнородные атомы двух или
многих элементов, а частицы простых тел - однородные атомы данного
элемента. Все, что излагается далее, должно относить именно к элементам,
т.е. напр. к углероду, водороду и кислороду, как составным частям
сахара, дерева, воды, угля, кислородного газа, озона и т.п., но не
простым телам, элементами образуемыми. При этом, очевидно, является
вопрос: как же можно находить какую-либо реальную законность в отношении
к таким предметам, как элементы, существующие лишь как представления
современных химиков, и что же реально осуществимое можно ожидать, как
следствие из расследования каких-то отвлеченностей? Действительность
отвечает на подобные вопросы с полною ясностью: отвлечения, если они
правдивы (содержат элементы истины) и соответствуют реальности, могут
служить предметом точно такого же исследования, как и чисто материальные
конкретности. Так химические элементы, хотя суть отвлеченности, подлежат
расследованию совершенно такому же, как простые или сложные тела,
которые можно накалить, взвесить и вообще подвергать прямому наблюдению.
Сущность дела здесь в том, что у химических элементов, на основании
опытного исследования простых и сложных тел, ими образуемых, открываются
свои индивидуальные свойства и признаки, совокупность которых и
составляет предмет исследования. Мы и обратимся теперь к перечислению
некоторых из особенностей, принадлежащих химическим элементам, чтобы
затем показать П. законность химических элементов.
Свойства химических элементов должно разделить на качественные и
количественные, хотя бы первые из них и сами по себе подлежали
измерению. К числу качественных прежде всего принадлежит свойство
образовать кислоты и основания. Хлор может служить образцом первых, так
как и с водородом, и кислородом образует явные кислоты, способные с
металлами и основаниями давать соли, начиная с первообраза солей -
поваренной соли. Натрий же поваренной соли NaCl может служить образцом
элементов, дающих только основания, так как кислотных окислов с
кислородом он не дает, образуя или основание (окись натрия), или
перекись, обладающую характерными признаками типической перекиси
водорода. Все элементы суть более или менее кислотные или основные, с
явными переходами от первых ко вторым. Это качественное свойство
элементов электрохимики (с Берцелиусом во главе) выразили, отличив
сходных с натрием, на основании того, что первые при разложении током
являются на аноде, а вторые на катоде. Тоже качественное различие
элементов выражается отчасти и в различении металлов и металлоидов, так
как основные элементы относятся к числу таких, которые в виде простых
тел дают настоящие металлы, а кислотные элементы образуют в виде простых
тел металлоиды, не имеющие вида и механических свойств настоящих
металлов. Но во всех этих отношениях не только невозможно прямое
измерение, позволяющее устанавливать последовательность перехода от
одних свойств к другим, но и нет резких различий, так что есть элементы
в том или ином отношении переходные или такие, которые можно отнести и в
тот, и в другой разряд. Так алюминий, по внешнему виду явный металл,
отлично проводящий гальв. ток, в своем единственном окисле Аl2O3
(глинозем) играет роль то основную, то кислотную, так как соединяется и
с основаниями (напр. Na2O, MgO и др.), и с кислотными окислами, например
образуя серноглиноземную соль A12(SO4)3=Al2O33O3; и в том, и в другом
случае он обладает слабо выраженными свойствами. Сера, образуя
несомненный металлоид, во множестве химических отношений сходна с
теллуром, который по внешним качествам простого тела всегда относился к
металлам. Такие случаи, очень многочисленные, придают всем качественным
признакам элементов некоторую степень шаткости, хотя и служат к
облегчению и, так сказать, оживлению всей системы знакомства с
элементами, указывая в них признаки индивидуальности, позволяющей
предугадывать еще не наблюденные свойства простых и сложных тел,
образующихся из элементов. Эти сложные индивидуальные особенности
элементов придавали чрезвычайный интерес открытию новых элементов, не
позволяя никоим образом сколько-нибудь предвидеть сумму физических и
химических признаков, свойственных веществам, ими образуемым. Все, чего
можно было достигать при изучении элементов, ограничивалось сближением в
одну группу наиболее сходных, что уподобляло все это знакомство с
систематикою растений или животных, т.е. изучение было рабским,
описательным и не позволяющим делать какие-либо предсказания по
отношению к элементам, еще не бывшим в руках исследователей. Ряд иных
свойств, которые мы назовем количественными, выступил в надлежащем виде
для химических элементов только со времени Лорана и Жерара, т.е. с 50-х
годов текущего столетия, когда была подвергнута исследованию и обобщению
способность взаимного реагирования со стороны состава частиц и
укрепилось представление о двуобъемных частицах, т.е. о том, что в
парообразном состоянии, пока нет разложения, всякие частицы (т.е.
количества веществ, вступающие в химическое взаимодействие между собою)
всех тел занимают такой же объем, какой занимают два объема водорода при
той же температуре и том же давлении. Не входя здесь в изложение и
развитие начал, укрепившихся при этом, ныне общепринятом представлении,
достаточно сказать, что с развитием унитарной или частичной химии в
последние 40 или 50 лет получилась твердость, прежде не существовавшая,
как в определении атомных весов элементов, так и в определении состава
частиц простых и сложных тел, ими образуемых, и стала очевидною причина
различия свойств и реакций обыкновенного кислорода О2 и озона O3, хотя
оба содержат только кислород, как и разность маслородного газа (этилена)
C2H4 от жидкого цетена С16Н32, хотя оба содержат на 12 весовых частей
углерода по 2 весовых части водорода. В эту многознаменательную эпоху
химии выступило в ней для каждого хорошо обследованного элемента два
более или менее точных количественных признака или свойства: вес атома и
тип (форма) состава частиц соединений, им образуемых, хотя ничто не
указывало еще ни на взаимную связь этих признаков, ни на соотношение их
с другими, особенно качественными, свойствами элементов. Вес атома,
свойственный элементу, т.е. неделимое, наименьшее относительное
количество его, входящее в состав частиц всех его соединений, особенно
был важен для изучения элементов и составлял их индивидуальную
характеристику, пока чисто эмпирического свойства, так как для
определения атомного веса элемента надобно узнать не только эквивалент
или относительный весовой состав некоторых его соединений с элементами,
вес атома которых известен из иных определений, или условно принят
известным, но и определить (по реакциям, плотностям паров и т.п.)
частичный вес и состав хоть одного, а лучше многих из соединений, им
образуемых. Этот путь опыта столь сложен, длинен и требует такого
совершенно очищенного и тщательно изученного материла из числа
соединений элемента, что для многих, особенно для редких в природе
элементов, при отсутствии особо понудительных причин, оставалось много
сомнений относительно истинной величины атомного веса, хотя весовой
состав (эквивалент) некоторых соединений их и был установлен; таковы,
напр., были уран, ванадий, торий, бериллий, церий и др. При чисто
эмпирическом значении веса атома не было и особого интереса углубляться
в этот предмет для элементов, редко подвергаемых исследованию, тем не
менее для большой массы обыкновеннейших элементов величины атомных весов
можно было уже в начале 60-х годов считать твердо установленными,
особенно после того, как Канницаро твердо установил для многих металлов,
напр. Са, Ва, Zn, Fe, Сu и т.п. явное их отличие от К, Na, Ag и т.п.,
показав, что частицы напр. хлористых соединений первых из них содержат
вдвое более хлора, чем вторых, т.е. что Са, Ва, Zn и т.д. дают CaCI2,
BaCI2 и т.д., т.е. двуатомны (двуэквивалентны или двувалентны), тогда
как K, Na и т.п. одноатомны (одноаквивалентны), т.е. образуют KCI, NaCI
и т.п. В эпоху около середины текущего столетия вес атома элементов
послужил уже одним из признаков, по которым стали сличать сходственные
элементы групп.

<<

стр. 160
(всего 253)

СОДЕРЖАНИЕ

>>