<<

стр. 164
(всего 253)

СОДЕРЖАНИЕ

>>

- граф Кейзерлинг и капитан Крузенштерн, который и впоследствии бывал на
П. В 1859 г. образовалась компания Крузенштерна, Латкина и Сидорова для
торговли печорским лесом; она стала отправлять лес за границу, а
впоследствии в Кронштадт, для надобностей адмиралтейства. В 1859 г. к
устью П. пришли 2 иностранных морских судна, из которых одно потерпело
крушение, а другое ушло с лесом во Францию. В течете следующих 10 лет на
устье П., для потребностей компании, приходили сначала в Болванскую
губу, а затем в Кую до 38 морских пароходов и парусных судов из Германии
и Англии. Построено было на П. компанией 3 судна; имелся и морской
пароход. После прекращения действий компании, купец Иконников ежегодно
до 1885 г. вывозил на иностранных кораблях лес с П. в Кронштадт. Во
время существования печорской компании входы с моря в П. и фарватер ее
были обозначаемы ежегодно вехами, а на мысах Двойничном, Болванском и
Русском Завороте, на о-ве Варандей и на Гуляевских кошках были устроены
опознавательные знаки и деревянные, башни; теперь все это рушилось. В
1894 г. посетили Печорскую губу и устья П. суда морского ведомства -
клипер "Вестник" и транспорт "Бакен"; на последнем лейт. Жданко
производил опись и промер в Печорской губе и на Печорской баре. В
последнее десятилетие плавания с П. и обратно в Архангельск, СПб. и
другие соседние места, а равно и по П., ежегодно совершал пароход А. М.
Сибиряков "Норденшельд", при чем выяснилось, что морская навигация к
устьям П. вполне возможна с 10 июля по 15 сент. В 1895 г. учреждено
субсидированное правительством срочное морское пароходство, по четыре
рейса в лето, между с. Куей и гор. Архангельском и обратно, а на самой
П. плавают два товаропассажирских парохода купца Нерицина, от с. Куй до
селены Усть-Кожвы и обратно, по 10 рейсов в лето. В П. впало до 80 рек;
из них более примечательны справа: Пожег, Илыдзь, Ыд-жед-яга, Шар-яга,
Пидж, Кылым, Вуктыл, Шугор, Бол. и Мал. Оранец, Уса, Хая, Чулей, Вольма,
Хабариха, Сосва, Ерга, Шапкина, Куя, Петумбой и Ортина. Левые притоки:
Унья, Волосяница, Тыбью, Печорсксоя Мылва, Вельва, Лем, Бол. и Мал.
Соплесы, Бол. и Мал. Кожва, Лыжа, Пича, Ижма, Нерица, Печорская Пижма,
Цильма, Мыла, Сула, Виски и Седью-яга. Бассейн П. занимает пространство
около 19500 кв. в.
Н. Даткин Пещеры - более или менее значительные подземные полости, то
сообщающиеся с земной поверхностью, то вполне замкнутые; в одних случаях
- небольшие мешковидные углубления, в других обширные подземные системы
связанных между собой галереями отдельных П., занимающие площади в
несколько десятков кв. км. по горизонтали, тогда как общая длина галерей
измеряется в некоторых П. сотнями км. Кроме красоты П. представляют и
глубокий научный интерес для изучения размывающей деятельности подземных
вод, по особым замечаемым в них физическим явлениям, по их своеобразной
фауне и по нахождению на дне их осадков, заключающих часто не только
остатки вымерших животных и растении, но и самого первобытного человека
- древнего обитателя их. Первые указания о П. встречаются уже в трудах
Геродота, Страбона и Павзания; ныне отрасль знания о П. составляет
спелеология. Один из новейших исследователей, Краус, делит все П., по
способу их происхождения, на первичные, образовавшиеся одновременно с
горной породой, в которой они находятся, и вторичные, более позднего
образования. К первой группе относятся лишь немногие замкнутые полости в
кристаллических породах, как бы гигантские друзы, стенки которых покрыты
кристаллами горного хрусталя и других минералов, почему такие П. и
получили название хрустальных погребов. Такие погреба обнаруживаются по
временам в Швейцарии (Валлис), благодаря деятельности ледников,
вскрывающих и делающих доступными эти образования. Из хрустальных
погребов, приносящих значительные выгоды их открывателям, происходят
самые большие экземпляры кристаллов горного хрусталя, достигающие 700
кг. веса. Хрустальные погреба в миниатюре представляют многочисленные
поры и полости кристаллических и изверженных горных пород, выполненные
миндалинами, секрециями и друзами различных, часто драгоценных
кристаллов. К первичным относятся также лавовые П., образовавшиеся
вследствие того, что при извержении вулкана поверхность лавового потока
остывает и отвердевает весьма скоро, когда внутренние слои находятся еще
в расплавленном состоянии и продолжают двигаться вниз по склону вулкана,
оставляя полость, прикрытую первоначально застывшей коркой. Такие
лавовые П. встречаются в Исландии, Мексике и Калифорнии. Существуют,
однако, лавовые П. другого рода, образовавшиеся вследствие скопления
газов внутри лавового потока; если скопившиеся газы и прорывают
поверхность потока, но уже в то время, когда лава находится в
полузатвердевшем состоянии, то полости сохраняются навсегда, как это
наблюдается в окрестностях некоторых вулканов центр. Африки. В породах
осадочных первичные П. почти не встречаются. Сюда могут быть отнесены
только некоторые полости в коралловых рифах, происшедшие вследствие
неправильного и неравномерного роста кораллов или случайной гибели
отдельных коралловых колоний. Несравненно многочисленнее и грандиознее
вторичные П. - результат позднейших изменений горных пород. Здесь также
можно различить несколько групп: П. расселины или пропасти, постоянный
спутник землетрясений и ородинамических процессов; П., происшедшие
вследствие прикрытия сверху расселины и ущелий навалившимися глыбами и,
наконец, самая обширная группа - П., образовавшиеся вследствие
размывания подземными водами, или береговым прибоем или выветриванием
различных твердых горных пород. Кроме естественных П., к которым
относятся все вышеописанные, существуют многочисленные искусственные
полости - дело рук человека. Сюда относятся напр. лёссовые жилища в
Китае, загадочный крипты Крыма (Инкерман, окрестности Бахчисарая),
подземные каменоломни, катакомбы, рудники и все вообще подземелья.
Наибольшей величиной, разнообразием и распространением пользуются
вторичные П., происшедшие вследствие размывания горных пород подземными
водами. Атмосферные осадки, реки, ручьи и источники при своем движении
по земной поверхности просачиваются частью чрез самую массу горных
пород, частью по трещинам проникают далеко в глубь земной коры,
собираются там в отдельные струйки и, встречая другие системы трещин
более или менее близких к горизонтальным, передвигаются по ним, расширяя
и увеличивая их и образуя целые подземные ручьи. При благоприятных
условиях эти ручьи снова выступают на дневную поверхность в виде ключей
и источников и выносят с собой минеральные частицы. Наиболее
благоприятные условия для образования П. представляют известняки, как
вследствие легкой разъедаемости водой, содержащей в растворе свободную
углекислоту, а такими являются почти все подземные воды, так и потому,
что, вследствие вязкости этой горной породы, раз образовавшаяся полость
или П. не осыпается. Большая часть П. находится в области развития
известковых пород, без всякого отношения к геологическому их возрасту, а
также в гипсах, сходных в некоторых отношениях с известняками. В
областях известковых пород, изрытых подземными ходами, нередко
значительные речки, текущие по земной поверхности, внезапно скрываются
под землей, обнаруживаясь снова часто весьма далеко от места их
исчезновения. Все наиболее значительные П. и представляют не что иное,
как расширенные размыванием каналы, русла таких подземных рек, то
разветвляющихся на отдельные протоки, то низвергающихся в пропасти, то,
в случае запруды, разливающихся в обширные озера. Такие подземные реки
населены своеобразными слепыми организмами, а стенки промытых ими
каналов П. изукрашены своеобразными известковыми натечными
образованьями, известными под именем сталагмитов и сталактитов. Часто
подземная река, под влиянием образования новых трещин или засорения
старого канала вследствие обвала породы или скопления нанесенных водой
отложений, покидает старое русло, в таком случае получается сухая П.,
вполне доступная для изучения размывающей деятельности воды. Подземному
руслу речки и ее рукавов соответствуют длинные узкие галереи, а
озеровидные расширения являются в виде обширных высоких зал, украшенных
колоннами сталактитов. Нередко в таких П. наблюдается ряд глубоких
уступов, на месте бывших когда-то водопадов. От настоящих П., каковы
только что описанные, отличают полупещеры, нишевые П. или, как их часто
называют, гроты - не глубокие П. с сводообразным потолком и широким
входом. Гроты, в отличие от настоящих П., обязаны своим происхождением
размывающей деятельности вод, находящихся на земной поверхности, и
встречаются или по берегам рек или морей; в последнем случае образованы
их способствует береговой прибой, механически разрушающий подножие
береговых утесов. Громадной силе ударов береговой волны не могут
противостоять самые твердые горные породы и потому гроты на берегу морей
встречаются в самых различных породах; даже в базальтах (Фингалов грот).
В научной терминологии понятие грот употребляют и в более широком
смысле, называя так все сухие П. с горизонтальным дном. К П. многие
относят также и глубокие вертикальные П., часто воронкообразной формы,
представляющие собой естественные колодцы. - П. эти обыкновенно
представляют результат провалов и в различных странах носят много
местных названий. Научная их терминология пока еще мало разработана, По
физическим явлениям от обыкновенных П. отличают еще П-ледники. В то
время как вообще температура внутренности П. равняется средней годовой
температуре прилегающей местности, в П. ледниках она значительно ниже,
почему в них обыкновенно наблюдаются скопления льда. Причины этого
явления не вполне выяснены; по исследованиям Листова, происхождение П.
ледников находится в связи с климатическими условиями прилегающей
местности. Местности с холодной зимой и жарким летом наиболее
благоприятны для образования П. ледников. Количество П. весьма
значительно, в одних только Немецких Альпах насчитывают свыше 70 более
или менее значительных П. Особенно многочисленны и интересны П.
Австро-Венгрии как, напр., красивая, часто посещаемая туристами
Адельсбергская П. в Крайне, имеющая до 2600 м. длины; многочисленные П.
окрестностей Зальцбурга, Моравии, Галиции и Венгрии; в последней более
известны пещеры Бэла в Аггтелок, первая 3200 м., вторая до 8500 м.
подземного протяжения. В Швейцарских Альпах встречаются лишь небольшие
П., наиболее интересны здесь хрустальные погреба, Хорошо изучены в
последнее время Мартелем П. центр. Франции (окрестности Воклюз, Ардеш,
Гард, Эро, Лозер, Авейрон, Лот, Коррез, Дордонь, Шарант), из которых
более значительны Падирак, Брамабиу, Миремон и многие др. В Бельгии
известны П. Рошфорская и Ганская (Han) в бассейне р. Ломма. В юрской
цепи Германии (Швабия, Франкония) замечательны: Гайленрейтерская П.,
состоящая из ряда отдельных камер, расположенных уступами, и
Мюггендорфская. В Вестфалии и на Гарце - Бэльская, Бауманнская и
Шацфельдская П.; в двух первых, в изобилии найдены кости пещерного
медведя; о Киффгейзерской П. В Скандинавии известны П. Мо и
Дундерландсдальская; в Англии П. Кента, Девоншейра. и Дербишейра, но
наиболее интересны Киркдэльская П. близ Йорка, заключавшая громадное
количество костей вымерших млекопитающих, и Фингалов грот на острове
Стаффа (Гебриды), в базальтах на берегу моря. На Ю Европы П. встречаются
в Румынии, Сербии и особенно Греции и прилегающих к ней островах
Архипелага; наиболее славится Антипаросская П., богатая красивыми
натечными массами сталактитов и сталагмитов. На Аппенинском полуострове
часто посещаются Голубой грот на о-ве Капри и Собачья П., в окрестностях
Неаполя, из трещин на дне которой в изобилии выделяется углекислота,
скопляющаяся в нижней части П., почему собаки и другие мелкие животные,
попавшие в нее, быстро задыхаются. П. Испании и Португалии мало изучены;
более других известны П. Драхская и Apта на o-ве Майорке. Весьма
обширные П. находятся в Африке (Алжир, Трансвааль), Азии (Чертова П. в
Кульдже, Аннам, Ливан). Но самая исполинская П. открыта в 1808 г. в Сев.
Америке, в Штате Кентукки и получила назв. Мамонтовой . Наибольшая из
зал Мамонтовой пещеры Шеф-Сити - занимает площадь 5500 кв. м., при
высоте в 40 м., "Бездонная" пропасть имеет 30 м, глубины, "Мальштрем"
даже 53 м. Однако, по красоте сталактитов Мамонтова П. значительно
уступает Адельсбергской, Антипаросской и П. Зап. Европы. Кроме
Мамонтовой П. в сравнительно небольшом графстве Эдмонсон насчитывают не
менее 500 П, меньшей величины. В Сев. Америк. Соед. Шт. очень известна
также Виандотская П. в Индиане (37 км. протяжением), Никаякская П. в
Теннеси (19 км.) и Лурийская в Виржинии; последняя славится красивыми
сталактитовыми образованьями. Наконец, в Южан. Америке выдается П.
Гуахаро, в провинции Кумани (исследована на протяжении 1200 м.) и
красивая П. Гуаранини, в Перу. В Европе и Азиатской России П.
встречаются местами в изобилии, в области развития известняков и гипса.
В юго-зап. крае известны Залучские П. в окрестн. Каменец-Подольска - в
силурийских известняках и П. Вертеба в Польше: Ерцмановице, Ойцово и
Олькуш; в Крыму П. ледники Чатырдага (Минбаш -коба=тысячеголовая,
Кизил-коба и др.), Салгира, Чуфут-кале и Мангупкале, в окрестн.
Бахчисарая. В Закавказье интересны П. ледники Никорцминда (Кутаисской
губ.) и Цхинвали (Тифлисской губ.). В Поволжья Сызранские; Сюкеевские П.
и. наконец, Барнуковская П. в гипсах пермской системы Нижегородской губ.
Особенно много П. на вост. и зап. склонах Урала. На зап. склоне описано
12 костеносных П. по р. Яйве, лучше других изученная Кунгурская П.
ледник, Курманаевская П. Стерлитамакского у. Уфимской губ. и Илецкая П.
ледники; на вост. склоне Урала можно отметить Мамонтову П. в
Северо-Заозерской даче, по р. Ивделю. костеносные П. по р. Пышме и др. В
Сибири изобилует П. Алтай (по pp. Чарышу, Ханхаре и Аную - богаты
костями млекопитающих, описанными академиком Брандтом), П. по Бирюсе и
Карауленке, притокам Енисея, обширная Нижне-Удинская П., также
костеносная и многие др.; наконец, в Туркестанском крае глубокая
Араванская П. близ г. Оша. Новейшую литературу о П. можно найти в двух
основательных работах: Е. A. Martel, "Les abimes, les eaux souierraines,
les cavernes, les sources, la spelaeologie" (B., 1884), и Fr. Kraus,
"Hohlenkunde" (B., 1894). Для исследования П. существуют особые
инструкции. На русском языке такая инструкция была составлена
профессором Щуровским и напечатана в изданиях Императорского Московского
Общества Любителей Естествознания, Антропологии и Этнографии.
Б. П.
Пианино - струнный клавишный инструмент, род фортепьяно , в котором
струны имеют не горизонтальное, а вертикальное положение, вследствие
чего П., не имея хвоста, как рояль, или размеров большого
горизонтального ящика, как фортепиано, занимает мало места. Звук у П.
глуше, чем у рояля и фортепиано, но в хороших инструментах он
чрезвычайно приятен. - Pianetto или pianino - музыкальный термин,
требующий исполнения немного слабее предшествовавшего. П. С. Пигмалион -
царь Тира с 820 по 774 г. до Р. Хр. (по царским анналам, переданным
Менандром). К его 7-му году у Тимея и др. приурочено основание Карфагена
сестрой его, Дидоной-Элиссой; бог П. (Peumeljon=побуждаемый вышним)
отожествлен, вероятно, с одноименным царем Тира.
Пигмеи (Pugmaioi), собств. "люди величиною с кулак" - в греч.
мифологии сказочный народ карликов, живущий в Ливии. Илиада (III, 6)
повествует о их битвах с журавлями (ср. L. v. Sybel, "Mythologie der
Ilias", 1877, и Л. Ф. Воеводский, "Введение в мифологию Одиссеи",
Одесса, 1881; последний объясняет сказание о П. с точки зрения солярной
теории). В более позднем развитии сказание о П. входит в легенду
Геракла. Когда последний победил ливийского великана Антея, сына земли,
и отдыхал после борьбы, П., жившие, подобно муравьям, в песках,
повыползали толпами, в полном вооружении, из своих норок и напали на
него. Они хотели отомстить за Антея, так как были, подобно ему, детьми
земли. Геракл, проснувшись, забрал их всех в свою львиную шкуру и унес с
собою. Некоторые исследователи пытались объяснить сказание о П.
существованием народов карликов в тропической Африке, известных уже
египтянам. Греческое искусство, в особенности вазовая живопись, любило
изображать комическую войну П. с журавлями.
А. Щ.
Пигменты (техн.). - П. называются различного рода красящие вещества
как естественные, так и искусственные, в значительных количествах
употребляемый при крашении изделий из волокнистых веществ (пряжи,
тканей, бумаги и пр.), кожи, металлов и других предметов. Число ныне
известных красящих веществ весьма значительно; далеко, однако, не все
имеют техническое значение. В природе красящие вещества редко находятся
в чистом виде и большею частью входят в состав сложных органических
групп, так наз. "хромогенов", из которых они и могут быть выдоены при
помощи тех или других химических манипуляций. Естественные П., смотря по
их происхождению, могут быть отнесены к двум большим группам: 1)
органическим естественным П. и 2) минеральным естественным П.
Органические естественные П. иногда подразделяются: на животные П.,
добываемые из различных животных, и растительные пигменты,
приготовляемые из растений. Искусственными органическими пигментами
называются П., приготовляемые химическим путем из различного рода
простейших органических веществ, преимущественно ароматических
углеводородов. В зависимости от своих химических свойств П. разделяются
на два больших класса: субстантивных или моногенетических и адъективных
или полигенетических пигментов. Первые большею частью представляют сами
по себе окрашенные вещества, и как бы ни изменялись условия закрепления
П. на волокно, цвет его не изменяется. Примерами такого рода П. могут
служить: фуксин, ультрамарин, индиго и т. п. Полигенетическими П.
называются П., часто сами по себе не представляющие окрашенных веществ,
но способные с различными вспомогательными веществами, протравами,
давать то или другое окрашивание. Примерами их могут служить: ализарин,
кампеш, церулеин и др. Сам по себе бесцветный ализарин дает красное
окрашивание с глиноземом, фиолетовое с окисью железа и коричневое или
псовое с окисью хрома. В последнее время, с развитием техники красильных
П.; очень большое число естественных П. потеряли почти всякое значение,
что конечно находится в зависимости от того, что искусственные П.
представляют значительное преимущество как в отношении яркости краски,
так и большей легкости закрепления их на волокно. А. П. Лидов. D Пижма
(Tanacetum L.) род растений из семейства сложноцветных (Compositae),
подсемейства Tubuliflorae, вида Anthemideae, подвида Chrysantheminae,
соединяемый некоторыми авторами с родом поповник (Chrysanthemum L.).
Tanacetum vulgare L. (Chrysanthemum v. Веrnhr.) - П. или дикая рябинка
имеет перистораздельные листья с перисто-надрезанными или игольчатыми
дольками. Все части растения имеют сильный запах и горький вкус,
особенно П. ветки плода, и употребляются против глистов. Во многих
местностях России, кроме того, употребляется при слабости пищеварения,
от головной боли, головокружения, от ломоты, желтухи, падучей болезни и
т. д. Tanacetum Balsamita L. (Chrysanthemum Balsamita L., Balsamita
major Desf., B. suaveolens Pers.) - калуфере, канупер - с
продолговатыми, игольчатыми, серо-зелеными листьями, имеющими
бальзамический запах; встречается в южной Европе на стенах и т. п. сухих
местах и разводится также в садах. Прежде было аптечным растением (Herba
balsamitae majoris s. menthae romanae), теперь употребляется только как
народное средство против глистов, для ослабления колик и для вызывания
менструации.
Пиза (Pisa) - главный гор. одноименной итальянской провинции, при р.
Арно, в 12 км. от впадения ее в Лигурийское море. Климат П. умеренный и
влажный; поэтому она служит климатическим курортом. Отличная вода
проведена в город с Пизанских гор. П. окружена стеною в 10 км. длины, с
6 воротами. На соборной площади четыре великолепные сооружения,
составляющие славу П. Собор (романская базилика), сооруженный в 1063 -
1118 гг. в память морской победы пизанцев над сарацинами при Палермо и
возобновленный после пожара в П. 597 - 1604 гг.; фасад его состоит из
четырех рядов колонн, поставленных один над другим, и имеет три
бронзовых двери, с рельефными изображениями, сделанные по рисункам
Джованни да Болонья в 1602 г.; на южной стороне собора старинная
металлическая дверь, работы Бонанна (1180). В продольной части храма (95
м. длины и 32 м. ширины) пять кораблей; в поперечной - три; овальный
купол в 51 м. вышины; картины Чимабуэ (мозаика), Андреа дель Сарто и др.
Против главного фасада собора стоит Баптистерий - церковь Крещения
(Battisterio), сооруженная в 1163 - 1278 гг., по проекту Диотисальви;
это романское сооружение, с позднейшими готическими пристройками,
поднимается тремя ярусами из белого мрамора и заканчивается грушевидным
куполом в 55 м. выш., с бронзовой статуей Иоанна Крестителя; четыре
богато украшенных портала ведут во внутренность церкви, в которой
замечательна купель с рельефами Г. Биграрелли (1246) и мраморная
кафедра, работы Николо Пизанского, с прекрасными скульптурными
украшениями. К востоку от собора возвышается знаменитая наклонная башня
(Campanile), цилиндрической формы, сооруженная в 1174
- 1350 гг. архитекторами Бонанном из П., Вильгельмом из Инсбрука и
др.; башня имеет 8 ярусов, выш. ее 54, 5 м., отклонение от вертикали -
4, 3 м.; странная форма башни явилась первоначально вследствие осевшего
грунта, а затем она была искусственно укреплена и оставлена в этом виде.
В сев. части соборной площади находится кладбище (Campo santo): это -
готическая постройка, сооруженная в 1278
- 83 гг. по плану Джованни Пизанского. Внутри она образует
прямоугольный коридор, с 62 арками и с многочисленными скульптурными
украшениями и гробницами, в том числе саркофагом императора Генриха VII
и памятником анатома Берлингьери, работы Торвальдсена; стены украшены
фресками мастеров школы Джотто (1330 - 1470) и 24 картинами из Ветхого
Завета, работы Беноццо Гоццоли. Много других старинных церквей; палаццо
Медичи, построенный в 1027 г. и возобновленный в XlV в ; дворец
архиепископа (XVI в.); унив., с прекрасным двором в стиле раннего
Возрождения. Жителей 26863 собственно в городе, а вместе с 5
предместьями - 37704. Важнейшие отрасли промышленности, сильно павшей в
сравнении с прежним временем: бумагопрядильное и чугунолитейное
производство, производство машин, стекла, шляп, изделий из глины и
алебастра. Некогда цветущая торговля П. большею частью перешла в
Ливорно. Больница, основанная в 1258 г. Пизанский университет основанный
в 1338 г. и возобновленный в 1452 г., некогда пользовался большою
известностью, да и в настоящее время считается одним из лучших в Италии,
насчитывая, в 4 факультетах, 85 преподавателей и 742 студента; при
университете библиотека с 104000 т., естественно исторический музей и
ботанический сад. Архиепископская семинария, с библиотекой в 50000 тт.
Академия изящных искусств; государственный архив. 2 театра, телефонная
сеть, газовое и электрическое освещение; паровой трамвай ведет в Марина
ди П., где морские купанья. Близ П. старинная (XIII в.) базилика
Сан-Пьетро-ин-Градо, с античными колоннами, и Чертоза ди П. -
картезианский м-рь, выстроенный в 1347 г. П. - родина Галилея: ему
воздвигнуты здесь памятники в Кампосанто и в здании унив.

История. П., в древности Pisae, была одним из 12 этрусских городов и
находилась при слиянии р. Аусера (Cepkio) и Арно, которые теперь текут
отдельно; в мифологии она смешивается с элидским городом П., при р.
Алфее. В 180 г. до Р. Хр. ГГ. была обращена в римскую колонию, а при
Августе получила название Colonia Julia Pisana. Так как в прежние
времена военные корабли могли подниматься по р. Арно до самой П" то она
стала в средние века значительным торговым городом и могущественной
морской державой. В XI в. пизанцы с успехом вели борьбу с сарацинами; в
1016 г. они, в союзе с Генуей, отняли у них Сардинию, в 1035 г. одержали
над ними победу при Боне, в сев. Африке, а в 1063 г. - при Палермо.
Благодаря обширным торговым сношениям. П. сильно разбогатела и
переполнилась иностранными купцами. В первом крестовом походе пизанцы
принимали большое участие; им удалось добиться в сирийских городах
значительных льгот и устройства собственных судов. В 1135 г. П.
разрушила город Амальфи, бывший главным ее соперником по торговле в
южной Италии; тогда же ей удалось добиться от Гогенштауфенов, которым
она оказала значительные услуги, полной коммунальной свободы и
управления при посредстве выборных консулов. В тоже время П. приходилось
вести, с переменным успехом, почти беспрерывную борьбу с Генуей, которая
являлась ее соперницей как в торговом, так и в политическом отношении.
Вследствие этого, а также прекращена династии Гогенштауфенов и потери
христианских владений в Азии (в конце XIII в.), могущество П. стало
ослабевать. Соперничество из-за Сардинии и Корсики вызвало в 1282 г.
новую войну между Генуей и П., в которой последняя потеряла весь свой
флот (в сражении при Мелории, 1284 г.); от этого удара П. никогда не
могла совершенно оправиться. Другие враги ее(Лукка, Пистойя, Флоренция,
Сиена, Прато, Вольтерра и др.) соединились с Генуей и напали на П. с
суши, и только то обстоятельство, что и в П. во главе правления стала
гвельфская партия (1285), спасло город. Во главе гвельфов стоял Уголино
делла Герардеска, который в 1288 г. был свергнуть гибеллинами и, вместе
с двумя сыновьями, кончил жизнь в Голодной башне. В 1290 - 92 гг. П.
вновь пришлось вести неудачную войну с Луккой, Флоренцией и Генуей; в
1300 г. она должна была уступить последней Корсику и часть Сардинии и
своих континентальных владений. В 1313 г. власть в П. захватил Угуччионе
делла Фаджиола, который в следующем году захватил Лукку, а в 1315 г.
победил флорентийцев; но в 1316 г. он был изгнан из П. С 1316 - 47 г. во
главе синьории вновь стали графы Герардеска; хотя Лукка была вновь
потеряна, но в 1342 г. опять приобретена, после упорной борьбы с
Флоренцией. В это время П. распадается на две партии: Берголини
("простодушные") - народная партия, сторонники гибеллинов, и Распанти
("разбойники") - аристократическая партия, сторонники гвельфов. Во главе
первой партии, получившей перевес после смерти гр. Раниери делла
Герардеска (1347), стоял с 1348 г. Андреа Гамбакорта с титулом ген.
капитана, а с 1351 г. - Франческо Гамбакорта. Имп. Карл IV, по проискам
Распанти, в 1355 г. велел казнить Франческо со всем его семейством,
вследствие происшедшего во время пребывания императора в П. народного
возмущения; но в 1369 г. пизанцы, с согласия императора, призвали
изгнанного Пьетро Гамбакорта и поставили его во главе города. Пьетро был
убит в 1392 г. своим старым приятелем д'Аппиано, который и овладел
синьорией, опираясь на союз с герцогом миланским Джованни Галеаццо
Висконти. После смерти Аппиано (1398) сын его Герардо продал Пизу Милану
за 200000 золотых гульденов, оставив себе лишь Пиомбино и остров Эльбу.
После смерти Джованни Галеаццо ему наследовал в П. его незаконный сын
Габриеле; последний продал в 1405 г. город флорентинцам, заклятым врагам
П. Хотя пизанцы восстали и призвали Джованни Гамбакорта, племянника
Пьетро, но голодом были принуждены сдаться флорентинцам (1406), после
чего большая часть граждан выселилась из П.; богатство и могущество
города исчезли навсегда. Когда Карл VIII французский вторгся в Италию в
1494 г., П. восстала, прогнала флорентийцев и вновь приобрела
независимость; но после продолжительной борьбы, изнуренная голодом, она
вновь подчинилась в 1509 г. С тех пор П. входила в состав владений
Флоренции и образовавшейся впоследствии Тосканы, вместе с которою она в
1860 г. вошла в состав итальянского королевства. Ср. Cantini, "Storia
del commercio dei Pisani" (Флоренция, 1797 - 1798); Morrona, "P.
illustrata nelle arti del disegno" (Ливорно, 1812); Valtancoli-Montazio,
"Annali di P. " (Лукка, 1842 - 45); Rohault de Fleury, "Les monuments de
P. au moyen аge" (П., 1866).
Пизано (Pisano) - четыре итальянских художника: 1) Никола П. (род. в
начале XIII стол., ум. около 1280 г.) - знамениты и скульптор, родом из
Апулии, прибыл в Пизу уже вполне зрелым художником. Главная заслуга П.
заключается в том, что он, отрешившись от византийской традиции,
старался возродить в пластики античный стиль. Вопрос о том, под каким
влиянием П. проникся классическим духом, остается до настоящего времени
открытым, хотя и существует весьма правдоподобное предположение, что
этот мастер, во время своего пребывания в Южной Италии, имел случай
видеть и изучать местные памятники древнегреческого искусства. Первое по
времени произведение П. (1233) рельеф "Снятие со Креста" (находящийся в
притворе церкви св. Мартина, в Лукке) - еще имеет некоторые характерные
особенности, какими отличаются скульптуры романского периода. Главная же
его работа, великолепная мраморная кафедра в пизанской крестильнице,
исполненная в 1260 г., уже сильно отзывается античным искусством. Она
представляет собою как-бы шестигранный ящик, поддерживаемый снизу шестью
колоннами, из которых три стоят на спинах львов, седьмая же, подпирающая
средину ящика - на группе из трех человеческих фигур (еретика, грешника
и некрещеного), грифа, собаки и льва, держащих между передними лапами
баранью и бычачью головы и сову. Капители угловых колонн соединены между
собою арками; на угловых полях, образуемых этими арками, изваяны пророки
и евангелисты, на самих же капителях поставлены аллегорические фигуры
шести добродетелей. Бока ящика украшены пятью рельефами, изображающими:
Благовещение, Рождество Христово, Поклонение волхвов, Принесение
Младенца Христа во храм, Распятие и Страшный Суд. Хотя в этих рельефах
еще отчасти сохранены типы, установленные византийским искусством,
однако, общий характер композиции, фигуры и выдержанность строгого
барельефного стиля знаменуют собою возрождение античной пластики.
Классический стиль, проявившийся в этом произведении, в более смягченном
виде выступает в других работах П., а именно в рельефе саркофага св.
Доминика (в церкви C. Domenico в Болонье) и в кафедре сьенского собора,
исполненной художником в 1266 г., при участии его сына, Джованни. Она
сильно напоминает кафедру пизанской крестильницы, но отличается от ее
более роскошной орнаментацией; к сценам из жизни Спасителя здесь
прибавлены две: "избиение младенцев" и "Бегство в Египет"; первая из
них, а также "Распятие" отличаются великолепно переданным движением и
пафосом. Кроме означенных работ, Николо П. исполнил, в сотрудничестве с
Джованни, великолепный фонтан в Перуджи (1277). 2) Джованни П. (род. ок.
1250, ум. ок. 1328) - сын предыдущего; скульптора, архитектор и ювелир.
В противоположность своему отцу, П. не подпал под влияние античных
образцов, но, познакомившись с произведениями Джотто, старался, подобно
ему, передавать глубокое чувство и религиозное настроение. Такое
стремление П. ярче всего выразилось в рельефах фасада орвиетского
собора, над украшением которого он начал работать вместе с другими
учениками своего отца, в 1290 г. Эти рельефы воспроизводят историю
грехопадения и искупления вплоть до Страшного Суда; изображенные в них
сцены отличаются удивительными для той эпохи натурализмом и эффектностью
- качествами, особенно ясно выказывающимися в моделировке нагого
человеческого тела. Стремление оттенить в рельефах духовную жизнь
представленным лицам, при недостаточной еще выработанности технических
средств для того, по необходимости привело художников к излишней
резкости, угловатости я преувеличениям. К той же ранней поре
деятельности П. относятся скульптуры главного алтаря в соборе Ареццо -
произведения; исполненного в готическом стиле и на котором изображены
сцены из легенды о св. Донате (1286). Сильною страстностью отличается
изваянный П. рельеф кафедры в црк. Сант-Андреа, в Пистойе, в котором
художник изобразил Рождество Христово, Поклонение волхвов, Избиение
младенцев, Распятие и Страшный Суд (1300). В 1304 г. П. исполнил
гробницу папы Бенедикта XI (находящуюся в црк, Сан-Доменико, в
Перуджии). Из прочих скульптурных работа этого художника, следует
отметить значительное количество статуй Мадонны (самая известная из них,
так называемая Мадонна дель-Фиоре, украшает собою южный портал
флорентийского собора), чашу для святой воды в церкви Сан-Джованни в
Пистойе и гробницу Энрико Скровеньи в црк. Санта-Mapиа дель-Арена. В
Падуе. Из архитектурных произведений П., по всей справедливости,
славятся Кампо-Санто в Пизе и фасад сиенского собора. П., как ювелиру,
приписывают изобретение плоской эмали, которая будто бы была им впервые
пущена в дело при украшении главного алтаря ареццского собора. 3) Андреа
П. (род. ок. 1270 г., ум. ок. 1349 г.) - скульптор и литейщик, родом из
Пентедеры, свою художественную деятельность начал в Пизе и. Карраре.
Будучи приглашен потом во Флоренцию, он украсил фасад тамошнего собора
скульптурными работами, из которых в настоящее время уцелели лишь две
фигуры апостолов (находящиеся в палаццо Строцци). Главная заслуга П.
состоит в возрождении древнего литейного искусства; в своих бронзовых
произведениях он отличался умелою композициею и точным соблюдением
правил передачи расстояний и сокращений рельефными планами. Самые
замечательные из рельефов П., изображающие ряд сцен. из жития св. Иоанна
Предтечи, украшают собою двери флорентийской крестильницы; модели этих
рельефов были вылеплены в 1330 г., самые же двери отлиты из бронзы
венецианцем Лионардо ди Аванцо. Среди прочих произведений П. особенно
замечательны барельефы колокольни флорентийского собора, представляющие
ветхозаветные сцены и эпизоды истории древнего искусства. В 1345 г. П.
заведовал мозаичными работами по украшению фасада орвиетского собора. 4)
Нино П. (ум. ок. 1364 г.) - сын предыдущего, скульптора, учился у своего
отца и помогал ему в вышеупомянутых мозаичных работах. По возвращении
своем в Пизу, он окончил начатую Андреа П. Мадонну в црк. Санта-Мариа
Новелла и изваял статую Богородицы с двумя ангелами для црк. Санта-Мариа
дель-Фиоре. Естественность и грация составляют отличительные черты
творчества этого мастера, особенно хорошо умевшего воспроизводить
складки драпировок. Из работа П., сверх вышепоименованных, следует
отметить: гробницу архиепископа Симона Сальторелли, в црк. св. Екатерины
в Пизе, и "Мадонну, кормящую Младенца своею грудью", в црк. Санта-Мариа
делла-Спина, в том же городе. 5) Томмазо П. - брат предыдущего,
скульптор и архитектор, сочинил в 1364 г. план дворца дожа Джованни
дельАнджело-де-Конти, а также соорудил гробницу для супруги последнего.
А. А. С - в.
Пикинеры - С постепенным распространением в войсках огнестрельного
оружия, вооруженные им люди стали называться мушкетерами , а имевшие, по
прежнему, холодное оружие (пики) - П. Процентное отношение П. постепенно
уменьшалось; с изобретением штыка они совсем перестали существовать.
Пико де ла Мирандола (Джованни Pico de la Mirandola, 1463 - 1494) -
знаменитый итальянский ученый эпохи Возрождения, сын моденского графа.
Он поражал своим ранним развитием: десяти лет от роду считался уже
первым оратором и поэтом своего времени. Отказавшись от политической
деятельности, он отдался поглощавшей его жажде знания: ездил по
университетам, изучил двадцать два языка, и когда европейская наука того
времени открыла ему все свои тайны, углубился в изучение Кабалы, для
чего изучил языки халдейский, еврейский и арабский. Прибыв в 1486 г. в
Рим, он издал "Conclusiones philosophicae, cabalisticae et theologicae",
где выставил 900 "propositiones", приглашая ученых оспаривать, на
публичном диспуте, его тезисы. Папа Иннокентий VIII, по доносу ученых,
объявил тринадцать из этих тезисов еретическими и воспретил публичную
защиту остальных. П. опубликовал апологию осужденных тезисов ("Apologia
J. P. Mirandolae", 1489), но лишь в 1493 г. папа Александр VI снял с них
запрещение. Последние годы жизни П. провел в своем замке близ Флоренции.
Умер от непосильной умственной работы. Широко образованный, даровитый
ученый, чрезвычайно популярный в свое время, он не был выдающимся
мыслителем. Написал еще: "Disputationes adversus astrologiam
divinatricern" (Болонья, 1495), где признает значение только за древней
астрологией; "De ente et uno opus", "Heptaplus" (мистический комментарий
к Библии) и "Epistolae" (Пар., 1499), блещущия остроумием и познаниями.
Сочинения его переиздавались в полном составе много раз (Болонья, 1496;
Венеция, 1498; Базель, 1573 и 1601). Племянник его, Джованни Франческо
П., составил биографию дяди, напечатанную, вместе с другими его
произведениями (жизнеописание Савонаролы, "De stadio divinae et humanae
sapientiae", "Examen doctrinae vanitatis gentilium") при базельском
собрании сочинений П. Старшего. Ср. также P. Giovio, "Historiarum sui
temporis libri XLV" (1550).
Пиктогрфия или образное письмо - передача образов, впечатлений,
событий, мыслей с помощью рисунка. С одной стороны, такие "образные
письмена" неотличимы иногда от бесцельных рисунков, выводимых на скалах,
стенах пещер, заборах, на классных столах и т. п., или от изображений и
узоров, воспроизводимых на разных предметах в целях украшения; с другой
стороны, они переходят в настоящие идеографические, а затем и
фонетические письмена, о чем свидетельствует анализ египетских, древних
китайских и некоторых других иероглифов. Всего чаще и дольше сохраняются
подобные "писаницы" на камне, на скалах ; Андрэ собрал массу примеров из
Африки (вади Мокаттеб на Синае, вади Телиссаре в Феццане, в Алжире,
Кордофане, стране Сомали, Трансваале), Сев. и Южн. Америки, Австралии,
Азии и Европы. Известны исписанные концентрическими кругами и крестами
скалы в Нортумберланде (Англия), изображения на скалах в Швеции,
Ирландии, на Онежском оз., "писаницы" (изображения зверей, людей и пр.)
по Енисею, Тоболу и т. д., "оленные камни" в Монголии и т. п. Наиболее
изучены подобные изображения у североамериканских индейцев; Mallery
посвятил им обширные трактаты, со множеством рисунков. Он начинает с
объяснения сравнительно недавних изображений, смысл которых еще понятен
старикам, и переходит затем к аналогичным изображениям более древних
времен. Почти все эти изображения представляют реальные предметы;
символы и эмблемы встречаются очень редко. Многие из них напоминают о
важных для отдельных племен событиях (войнах, договорах, голодовках,
обилии дичи в известный год, смерти известного вождя, переселении и т.
п.); некоторые связаны с мифами и религиозными обрядами, другие
увековечивают посещения мест отдельными личностями. Манера изображения
(людей, зверей и т. п.) почти одинакова у всех индейцев, равно как и
обычные обозначения смерти (напр. от раны на войне), союза,
принадлежности к известному клану или роду, происхождения одного лица от
другого и т. д. cm. Mallery, "Pictographs of the North-American Indians"
(в. "Reports of the Bureau of Ethnology", 1886" след.), а вообще о
"петроглифах", рисовании у дикарей, знаках собственности - R. Andree,
"Ethnographische Parallelen und Vergleiche" (1878 и 1889). Ср. еще
Grosse, "Die Anfange der Kunst" (1894, сер. VI - Vll).
Д. A.
Пикули - салат из ягод и овощей, залитых уксусным отваром, с
пряностями.
Пилад (PuladhV) - сын фокейского царя Строфия (женатого на сестре
Агамемнона Анаксивии), у которого воспитан был Орест, спасенный Электрою
после убийства Агамемнона. П. сопровождал своего друга Ореста в Микены,
когда тот возвратился туда с целью отмстить за смерть отца. Вместе они
отправились и в Тавриду, откуда увезли Ифигению и изображение Артемиды
Таврической. П. женился на сестре Ореста, Электре.
А. Щ.
Пилос (греч. PuloV, лат. Pylus) - древний город в Греции, на зап.
берегу Мессении, на мысе Корифасийском; господствовал над прекрасной
гаванью, которая ныне носит название Наваринской бухты ; гавань
прикрывается лежащим против ее овом Сфактерией (ныне Палео-Наварино). В
поэмах Гомера П. упоминается как резиденция царя Нестора. Во время
пелопонесской войны, в 425 г., афиняне, под предводительством Демосфена,
овладели П., укрепили его и в течение 15 лет удерживали его. С именем П.
упоминаются еще два древних города, оба лежавшие в Элиде.
Пилястра (архит.) - четырехугольный столб, прилегающий одною стороною
к стене здания, иногда более или менее вдающийся в нее и служащий или
для ее подкрепления, или для подпирания архитрава и арки потолочного
свода, или просто для устранения монотонности большого гладкого стенного
пространства. Обыкновенно П. бывает снабжена внизу базою, а вверху
капителью. В древнегреческом зодчестве, капитель П. своею орнаментациею
отличалась от капители колонн, но у римлян и в эпоху Возрождения П.
давались капители, совершенно такие же, как и колоннам, только с
изменением их плана из круглого, в квадратный, при чем поверхность самых
П. нередко покрывалась каннелюрами.
Пинакль - в романской и готической архитектуре род башенок с
квадратным или многоугольным основанием и с остроконечно пирамидальным
верхом, которые ставились на внешних контрфорсах стен, на столбах перил
крыши, на ее гребне и в др. местах наружности здания. В XI и XII ст. П.
оканчиваются вверху в виде конуса, в XIII в. делаются очень роскошными и
завершаются четырехгранною, очень высокою пирамидою, ребра которой
украшены кросами, а вершина фиалом; их основание обставляется иногда
маленькими пирамидальными шпилями. В XIV ст. форма П. становится
чрезвычайно легкою, а в XV в. они представляют собою как бы связку
призм, увенчанных пирамидальными шпилями, проникающих одна в другую и
поднимающихся одна над другой. Наконец, в XVI ст., П. обильно украшаются
скульптурною отделкою, но исполняются с меньшею смелостью, чем в
предшествовавшую эпоху.
Пингвин. - П. называются лишенные способности летать птицы,
свойственные исключительно южному полушарию и составляющие, в числе 20
видов, одно семейство (Spheniscidae или Aptenodytidae), относящееся к
самостоятельному отряду (Impennes, Ptilopteri или Sphenisciformes).
Наиболее характерный внешний признак П. - это полное oтcyтствие маховых
перьев на крыльях, которые, вдобавок, вовсе неспособны сгибаться. Все
тело П. покрыто мелкими чешуеобразными перьями, большинство которых
состоит из одних стержней, без опахал. Голова некоторых видов украшена
пучками длинных, щетинообразных перьев, а у других рулевые перья тоже
длинны. Голова небольшая, клюв длиною с голову, прямой, сильный,
твердый, с боков сжат; шея средней длины, переходит в почти
конусообразное туловище; ноги коротки, почти целиком заключены в кожу
туловища, вследствие чего допускают лишь короткие шаги; пальцы сильно
развиты, все четыре направлены вперед, но перепонкой соединены лишь три
из них. На земле птица держится вертикально, опираясь на заднюю
поверхность плюсны, но при ходьбе последняя стоит почти вертикально.
Ходят П. с большим трудом, переваливаясь; желая избежать опасности,
ложатся на брюхо и скользят при помощи крыльев и ног так быстро, что их
трудно догнать, особенно на покрытой снегом поверхности. Плавают и
ныряют П. превосходно и с изумительной легкостью преодолевают бурные
волны открытого океана - их настоящей сферы. В отличие от других птиц,
П. плавают при помощи одних крыльев, пуская их в дело поочередно; ноги
служат исключительно в качестве руля и вытянуты прямо назад. Пища П.
состоит из рыб, ракообразных и мягкотелых. Значительную часть года П.
посвящают размножению и в это время десятками и сотнями тысяч собираются
на самые уединенные острова антарктического океана. В это время даже не
высиживающие птицы живут на суше. Гнездятся, как и вообще живут -
обществами. Кладут по два белых или зеленовато белых яйца, за которыми
наблюдают поочередно оба родителя, так как у П. сильно развита привычка
воровать чужие яйца. Этим объясняется нередкий факт нахождения в одном
гнезде птенцов различных видов. Птенцы вылупляются густо покрытые пухом
и быстро вырастают, благодаря крайне обильной пище, непрерывно
доставляемой родителями. К концу вывода оперение последних отрепывается
до последних пределов и они начинают линять, часто удаляясь для этого в
укромные уголки. Линька, судя по наблюдениям в неволе, идет весьма
быстро, оканчиваясь недели в две. При этом П. не ходить в воду и,
следовательно, не питается, что им, очевидно, легко переносится,
благодаря толстому слою подкожного жира. Мясо П. очень невкусно. Самая
северная граница распространения П. проходить в Атлантическом океане
через о-в Тристанд'Акунья, в Индийском через о-в Амстердам, а в Тихом
через о-ва Галапагосские; они водятся также близь берегов Новой
Зеландии, Южн. Австралии, южной оконечности Африки и по тихоокеанскому
побережью Южн. Америки. Семейство это может быть разбито на три группы,
хорошо характеризующиеся не только внешними, но и анатомическими
признаками. Первая обнимает собою формы, имеющие большую величину,
длинный, тонкий, слегка выгнутый клюв и заключает роды Aptenodytes и
Pygoscelis. К ней относится П. патагонский (A. patagonica) и П.
длинноклювый (А. longirostris). Вторая группа - род Eudyptes - имеет
клюв более короткий, но высокий и легко узнается по красивым желтым
надбровным пучкам перьев. К ней относится П. златовласый (Е.
chrysocome). У третьей группы клюв очень короток, сильно сжат с боков,
верхняя челюсть загнута крючком, нижняя прямо обрезана; хохла нет. Сюда
принадлежит П. капский (Spheniscus demersus) из Южн. Африки, Spheniscus
minor из Австралии и самый северный из всех видов - Spheniscus
mendiculus с Галапагосских о-вов. Ископаемые остатки П. немногочисленны,
но из верхнеэоценовых слоев Новой Зеландии известна крупяая форма П.
(Palaeeudyptes antarcticus), доказывающая древность этой группы птиц. В.
Б.
Пиндар (PindaroV) - лирический поэт (622 - 448 до P. Хр.), уроженец
Киноскефале, предместья Фив в Беотии, почему поэт называет себя
фивянином, а Фивы - своей родиной, матерью. Киноскефалы лежали у
священной горы Геликона, близ источника Дирки; гора почиталась
местожительством муз, пользовавшихся водою источника, от которого П.
получил имя диркейского лебедя. По отцу, Даифанту, П. принадлежал к
знатному роду Эгеидов, глава которого был спутником основателя Фив,
Кадма, а члены сопровождали Гераклидов в Пелопоннес; из Спарты Эгеиды
вывели колонию на о-в Феру, откуда колонисты, предводимые Баттом, вышли
в Ливию и основали Кирену; сам поэт рассказывает об этом в пифийской оде
(V, 65, сл.). Род Эгеидов был любезен богам, особенно Аполлону, вождю
муз, и Аммонскому Зевсу; рождение поэта совпало с праздником Аполлона в
Дельфах - с пифийскими играми. Лирическая хоровая поэзия греков,
нашедшая в Пиндаре совершеннейшего представителя, была неотделима от
пения, музыки и танцев; всем этим искусствам П. обучался частью в родном
доме, где игра на флейте была наследственна, частью у беотийских
поэтесс, Миртис и Коринны, а главным образом в Афинах, у Аполлодора,
Агафокла, Ласа; здесь же он мог познакомиться с поэзией Симонида
кейского и Эсхила. Знатное происхождение, близость к культам богов,
семейные предания, сама природа родных мест должны были сообщить
поэтическому дарованию П. направление по преимуществу религиозное и
торжественное, сочувственное тогдашним владыкам городов и могущественным
аристократам, свободное от местной или партийной исключительности. Ни в
отрывках, ни в победных песнях, сохранившихся целиком, невозможно
отыскать даже намеков на предпочтение поэта к какой-либо форме правления
или к какому-нибудь из греческих государств. Как певец, он жаждет славы
у всех эллинов. Более всего ненавистны ему брань и раздоры ("даже
глупцам легко потрясти государство, но трудно восстановить его без
помощи богов"). Он прославляет мирные подвиги, гражданские и личные
добродетели, превозносит мир и согласие. В горячем призыве к миру
Полибий видит единомыслие поэта с фивскими аристократами, с предателями
Эллады во время нашествия Ксеркса; но целые эпиникии, отрывки других
стихотворений, показания свидетелей удостоверяют, что П. разделял общую
радость эллинов по случаю торжества над персами и открыто признавал за
афинянами и эгинетами высшую заслугу в деле охраны Эллады от
посягательств варваров. Афины он называл "опорою Эллады", "блестящими",
"главными", "достойными песнопений"; по словам Исократа, афиняне дали за
это П. звание проксена и уплатили ему 10 тыс. драхм, а по свидетельству
Павсания и др.
- почтили его бронзовой статуей, Занятие поэзией П. обратил в
профессию; в большинстве случаев он писал по заказу тиранов, знатных
граждан или республик, получая за исполнение заказов условленную плату.
Важнейшие из его стихотворений, эпиникии, имели целью прославление
победителей на обще эллинских празднествах, а также самих празднеств; в
них не было места ни выражениям областного патриотизма, ни развитию
личных мотивов поэта. П. разделял обще эллинские религиозные верования,
что не мешало ему, как и Эсхилу, высказывать спиритуалистические
воззрения на божество; из богатой сокровищницы мифов П. в каждом данном
случае выбирал рассказы и имена наиболее отвечающие ожиданиям слушателей
и его собственной задачи. Он не пропускал случая внушать своим
могущественным героям такие правила поведения относительно подчиненных
или народного большинства, которые в массе слушателей могли только
вызывать живейшее сочувствие. Не могли они не сочувствовать и
красноречивым напоминаниям поэта о мире и его благах, одинаково дорогих
и понятных всем эллинам, без различия парий в государств. Вот почему,
получая деньги и почести от афинян, проживая подолгу на Эгине, П. в то
же время пользовался гостеприимством тиранов сиракузских, агригентских,
киренских, поддерживал сношения с царем македонским Александром, с
знатными семействами Родоса, Тенедоса, Коринфа. Служители богов дорожили
его стихотворениями религиозного содержания: его гимн Зевсу Аммонскому
был начертан на столбе в храме; кажется, 7-ая олимпийская ода, в честь
родосца Диагора. была записана золотыми буквами в храме Афины в Линде.
Из уважения к славе П. Александр Вел. при разрушении Фив, в 335 г.,
пощадил его дом, вблизи святилища Диндимены. Умер П. вдали от родины, в
Аргосе. Наиболее ранней из од П. считается Х пифийская, в честь мальчика
из фессалийского рода Алевадов, написанная в 502 г. до Р. Хр.;
позднейшая, IV олимпийская, относится к 451 г. Стихотворения П., в 17
книгах, подразделялись грамматиками на следующие виды: гимны, пеаны,
дифирамбы, просодии, парфении, гипорхематы, энколии, френы, сконии,
эпиникии. В целости, если не считать конца последней книги, дошел до нас
только последний разряд стихотворений, по степени важности общеэллинских
празднеств расположенных в 4 книгах: оды олимпийские (14), пифийские
(12); немейские(11), истмийские(7). Как эпиникии (победные песни), так и
все прочие стихотворения П. принадлежат к хоровой лирике и подчинены ее
правилам в рифмическом и стихотворном построении, а равно в способе
исполнения: каждое стихотворение было песней, которая исполнялась хором,
под аккомпанемент флейты или лиры (или обоих инструментов) и рифмических
движений хора. Не менее эпиникий ценились древними и другие потерянные
для нас стихотворения Пиндара, как это видно из оды Горация (IV, 2). Мы
не имеем возможности судить о музыкальной и пластической стороне поэзии
П., о том впечатлении, какое производила она, в гармоническом сочетании
с музыкой и танцами, на пирах владык и знатных граждан, в торжественных
религиозных процессиях к храмам, жертвенникам или местам вечного
упокоения усопших. - Нынешняя редакция эпиникий восходит к
александрийским грамматикам; хронология большей их части установлена
впервые А. Бёком в его монументальном издании П., со схолиями и латин.
переводом, с объяснительными комментариями и монографией о стихосложении
П. (Б., 1811 - 21). Диссен; Шнейдевин, Г. Герман, Бергк, Т. Моммзен, В.
Христ, А. Круазе и др. продолжали дело Века, как в восстановлении
текстов П., так и в разностороннем разъяснении его поэзии. Назначением
од П., было придать возможно большую торжественность и общий интерес
ликованию победителя и его сограждан, следовавшему за победой на одном
из национальных праздников. Эллин всегда дорожил доброю и долгою памятью
в потомстве, всячески поддерживал связь с предшествующими поколениями,
восходившими до самых богов, никогда не изменял вере в то, что истинный
виновник и бедствий человека, и его счастья - божество. Все эти мысли я
чувства должны были находить себе место и в том празднестве, которым
чествовал свою удачу победитель на общенародных играх; возможно более
яркое выражение обязан был дать этому настроению поэт, призванный
украсить празднество победителя. Торжественный тон составлял непременное
свойство песни, проникнутой чувством благодарности к богам и боязнью
чем-либо не угодить им. 0билие правил, соблюдение которых может уберечь
настоящего победителя и всякого другого смертного от кощунственных
действий относительно богов и от насильственных поступков по отношению к
людям, было второй необходимой чертой победных песен. Правила эти были
тем внушительнее, что поэт (как и афинские трагики) освещал их примерами
из области сказаний о богах и героях. Поэт, достойным образом
увековечивавший имя победителя, пользовавшийся этим случаем для того,
чтобы почтить богов, научить смертных добру, доставить слушателям и
отдаленным читателям художественное наслаждение, сам твердо верил в свое
призвание, в свое право на восторги современников. Когда П. открыто и
часто говорит о достоинствах своих песен, провозглашая их бессмертие, он
свидетельствует этим, что его песни отвечали глубочайшим душевным
движениям эллина. "Памятник" Горация: Exegi monumentum aere perennius,
вдохновлявший многих последующих поэтов - не более, как подражание П.
(пиф. VI, 10): в устах греческого поэта уверенность в бессмертии была
лишь выражением открытого, всенародного признания его великой роли. Из
44 эпиникий некоторые посвящены тиранам, другие - частным лицам,
уроженцам различных эллинских государств. Не следует забывать, что
греческие храмы, пиршества, религиозные собрания оглашались и другими
видами песнопений П., так что он был гораздо больше певцом народным,
обще эллинским., нежели панегиристом владык или богачей. Этим
объясняется независимый тон его эпининий, в которых похвалы лично герою
занимают обыкновенно весьма скромное место. Если оды П. не всегда и не
во всех частях и подробностях доступны нашему пониманию, то в
значительной мере они были такими же и для большинства его
современников. Трудность понимания П. происходит, главным образом, от
того, что ему не казалось согласным с достоинством его музы входить в
более ясные и более многочисленные указания на личные или местные
обстоятельства. В одах П. центральную и наиболее распространенную часть
(dmjaloV ) составляет, большею частью, какой-либо мифологический или
легендарный рассказ; ему предшествуют и за ним следуют краткие обращения
поэта к воспеваемому победителю, похвалы народному празднеству; наконец,
в разных местах оды вставлены общие суждения, в виде собственных
афоризмов автора или хорошо известных народных речений. Так, в 1
олимпийской оде содержатся похвалы Гиерону, как правителю мудрому,
правосудному и любящему науки, и упоминание о коне Ференике, доставившем
победу господину в Олимпии (ст. 1 - 23); засим идет миф о Пелопсе,
давшем имя полуострову и также победившем в олимпийском состязании при
содействии божества (24 - 103); в последних 17 стихах поэт снова говорит
о Гиероне и о своей музе. Взаимное отношение составных частей в одах П.
особенно ярко характеризует IV пифийская ода, в 229 стихов. Воспетый
здесь поэтом киренец Аркесилай был прямым потомком основателя Кирены,
Батта, происходившего от аргонавтов; это последнее обстоятельство дает
повод П. изложить легенду о Язоне и Медее, об основании города (4 -
262); в конце песни поэт ходатайствует перед Аркесилаем о помилования
некоего Демофила. В мифических своих рассказах П. или восходил к
начальным временам городов и народных праздников, к предкам победителей,
или высказывал свои пожелания победителям и намекал на аналогичные
современные отношения; в развитии мифической части оды могли иметь место
и чисто художественные мотивы. Во всяком случае в эпиникиях П. мифы были
преимущественно формою, которою поэт пользовался для своих целей, с
мифической стариной не имевших ничего общего: в этом существенное
отличие П. от эпических поэтов более древнего времени, у которых П.
заимствовал свои рассказы. П. шел еще дальние: не отвергая реального
существования народных богов и героев, он не мог помириться со многими
подробностями сложившихся о них басен, так как они не согласовались ни с
его нравственным чувством, ни с его религиозными воззрениями; такие
подробности он отвергает, как вымысел поэтов, оставляя неприкосновенными
прочие части мифа или легенды. В IX олимп. поэт говорит о том, как
Геракл ополчался на самих богов - Посейдона, Аполлона, Плутона, - но тут
же останавливается: "прочь эти речи: хулить богов - ненавистная
мудрость; возноситься сверх меры прилично безумцам". С ужасом и
смущением спешит поэт закончить рассказ о братоубийстве Пелея и
Теламона, не дерзая, однако, отрицать само событие (нем. V, 12 - 16).
Великаны Алкионей и Антей, крылатый Пегас, чудовищная Горгона, Химера,
Тиеон о ста головах и т. п. мифические образы имеют для П. такой же
реальный смысл, как и легендарные предки воспеваемых им победителей; но
в тоже время он с негодованием отвергает рассказ о том, как Тантал
зарезал сына своего Пелопса и мясо его подал богам, как плечо Пелопса
было съедено Деметрой и т. д. Поэт предлагает собственный вapиaнт этого
рассказа: Пелопс был взят Зевсом на Олимп, как Ганимед; когда он исчез,
злые соседи стали распускать слухи, будто он был разрезан на части,
сварен в кипятке и куски мяса были съедены. "Прочь от меня такие мысли -
никого из богов я не могу называть алчным" (олимп. I, 30 - 55). Он не
подвергает сомнению рассказ о любви Аполлона к нимфе Корониде, но
почитает недостойною всеведущего божества подробность, сообщаемую
Гезиодом, будто Аполлон узнал об измене возлюбленной от ворона; в
подобной помощи Аполлон не нуждался (пие. Ill, 25). В большинстве
случаев благочестивый поэт обходит молчанием такие истории о богах,
которые в его время и по его понятиям не сделали бы чести и простому
смертному. Согласно с орфиками и пифагорейцами, П. верит в загробную
жизнь и в воздаяние каждому по заслугам (олимп. II, 62 сл.); наклонность
к монотеизму выражается в превознесении Зевса над прочими небожителями,
как божества единого, вечного, дарующего силу другим божествам. Как
часть повествовательная, мифологическая, так и обращения к победителям
изобилуют моральными сентенциями: "справедливость - несокрушимая
твердыня государств", "в нужде все благо", "закон царит над всем", "даже
мудрость склоняется пред корыстью" и т. д. Торжественности настроения
соответствовала речь эпиникий, в основе своей эпическая не только по
подбору слов, по обилию эпитетов, метафор, метонимий, но даже по
диалектическим особенностям; имеющиеся в одах дорические и эолийские
образования - кажется, в зависимости от того, к какому из племен
принадлежал воспеваемый в оде победитель, - сообщали эпяникиям характер
своеобразной хоровой лирики, окончательно установившейся со времени
Стесихора. Стесихору следовал П. и в расположении стихов по триадам,
состоящим из строфы, антистрофы и эпода, применительно к движениям хора
при исполнении песни. В отношении ритма и метрики каждая ода
представляет собою отличное от прочих целое; общий стихотворный размер
имеют только III и IV истм. оды. Музыкальное разнообразие проникает
собою не только отдельные оды и составные части триад, но и отдельные
стихи каждой группы в триаде. Любимый размер П. - дактило-эпитриты:
впрочем, метрами собственно пиндаровскими называются три
антиспастических (И - - И И - - И И - - И ...). Дактило-эпитритическое
построение строфы находится в 19 эпикиниях; в других П. предпочитал
более подвижный размер - эолийские логаэды. Древность греческая и
римская признавала превосходство П. над прочими лириками, называя его
лириком по преимуществу, торжественным, великолепным, неподражаемым.
Гораций сравнивает П. со стремительным потоком, который напоен дождями и
затопил берега; подражателей П. он уподобляет Икару, восковые крылья
которого растаяли при приближении к солнцу (Од. IV, 2). С Горацием
согласен Квинтилиан. После разноречивых суждений критиков XVII и XVIII
вв., А. Бёк, в начале XIX в., положил начало всестороннему, строго
научному исследованию поэзии П. (Б., 1811 - 21). Древнейший из списков
П., cod. Ambrosianus, относится к XII в.

Литература. Изд., кроме Бёка: Т. Mommsen, "P. carmina" (Б., 1864);
Bergk, "Poetae lyr. Gr. " (2 изд., 1, Л., 1884); W. Christ, "Bibl.
Teubn. "(Л., 18691; Rumpel, "Lexicon Pindaricum" (Л., 1883). cm.
Rauchenstein, "Einleitung in P. Siegeslieder" (Aap., 1843); Mezger, "P.
Siegeslieder" (Л., 1880); A. Croiset, "Poesie de P. " (П., 1880);
"Творения" П., перевел. П. Голенищевым-Кутузовым (М., 1803); Иноземцев,
"Пиндар" ("Ж. М. И. Пр.", 1876, окт.); В. Майков, "Жизнь П. " ("Ж. М. Н.
Пр. ", 1887); его же, "Эпиникии П. " (там же, 1892, 1893). Переводили из
П. Державин, Мерзляков, Водовозов.
Ф.Мищенко.
Пион (Paeonia L.) - родовое название растений, относящихся к сем.
Лютиковых (Ranunculaceae). Большинство представителей этого рода -
многолетние травы, перезимовывающие при посредстве своих клубневидно
вздутых корней; только немногие представители - полукустарники. Листья у
П. черешковые тройчатые или перисто-сложные; они располагаются
попеременно и без прилистников. Под цветком листья обыкновенно мельче
остальных; здесь они скучиваются и постепенно переходят в чашелистики.
Довольно крупные и ярме цветки появляются поодиночке на конце ветвей;
они правильные и обоеполые, 0колоцветник двойной, состоящий из пяти
зеленых чашелистиков, сохраняющихся, по отцветении, при плодах, и 5 - 8
красных, белых или желтых лепестков. Тычинок множество; основанием своих
нитей они срастаются в неширокое колечко; у разводимых разновидностей П.
тычинки превращаются в лепестки, так что цветки становятся
густомахровыми. Пестиков от 2 до 5; каждый из них снабжен языковидным,
изогнутым, сидячим и покрашенным рыльцем; у основания пестика
развивается или небольшой диск, или очень большой, покрывающий почти
весь пестик. Плод сборный, состоящий из 2 - 5 мешочков; мешочек
вскрывается по шву на внутренней стороне и содержит несколько крупных
блестящих семян. П. - излюбленные декоративные растения, с давних пор
разводимый в многочисленных помесях, относительно которых трудно бывает
найти первоначальный вид; вследствие этого в систематическом отношении
П. представляет запутанный род. Одни ботаники считают в нем 25 видов,
другие - 15, а третьи сводят только к 4 - 5 видам. Дико растут П.
большею частью в Центральной и Вост. Азии, в Средней и Южной Европе и в
Северной Америке. Род распадается на два подрода: 1) Paeon DC.
(многолетние травы, диск слабо развить) и 2) Moutan DC. (полукустарники,
диск одевает почти весь пестик). К последнему подроду принадлежат так
наз. древесные П. (P. arborea, fruticosa, Moutan); это - полукустарники,
с ветвистыми голыми стеблями, достигающими до 60 - 150 см. высоты,
Родина древесных П. - долины Японии и Китая. Известны две формы: a)
Moutan Sims. - очень крупные (до 25 см. шириною), простые, полумахровые
или махровые цветки разнообразного колера; наилучшие садовые
разновидности этой формы: Bijou de Chusan (светло-розового цвета),
fragrans maxima plena (крупные, душистые, кораллово-красные цветки),
lactea (махровые, молочно-белые цветки) и др.; b) papaveracea Andr.,
венчик состоит из 8 - 12 лепестков. Древесные П. очень чувствительны к
весенним заморозкам, а потому требуют на зиму хорошей покрышки.
Размножают их черенками и прививкою к клубням др. пионов. К первому
подроду (Paeon) принадлежит большинство как разводимых, так в дико
растущих П. В Европейской России (в степях, Крыму, на Кавказе) дико
растет P. tenuifolia L., известный также под именем "воронца",
"воронка"; стебли простые, с одним кроваво-красным цветком и с
тройчатыми листьями; клубни продолговатые. В садах разводятся
разновидности: f. flore pleno и flore roseo pleno (махровые с красными и
розовыми цветками). В Крыму, на горах, между кустарниками и в лесах
встречается еще другой вид P. triternata Pall., с красными или
беловатыми цветками. На Кавказе растет P. Wittmanniana Stev. с ярко
желтыми цветками, а в Южной Сибири и в Туркестане P. anomala L. В Южной
Сибири, а также в Китае растет еще P. albiflora Palle, китайский П. с
розовыми цветами, имеющий множество садовых разновидностей (цветки
пахнуть розою). Наиболее обыкновенные садовые. относятся к P. peregrina
Mill.; это - обыкновенный П., многолетнее травянистое растение до 3080
см. высотою, цветущее в мае, - июне; клубни продолговатые, большею
частью с длинною ножкою; стебли простые, одноцветные; дваждытройчатые
листья с нижней стороны мягко волосистые, а иногда прикрытые хлопьями. В
простых цветках 8 или меньшее число пурпуровых, реже белых или
желтоватых лепестков. Тычинки большею частью желтые. Мешочков 2 - 3; они
почти прямые или отогнутые, семена крупные; овальные, синевато-черные,
блестящие. Дико растет этот вид в Южной Европе в Западной Азии. Известно
несколько разновидностей: 1) oficinalis Huds, в Швейцарии, Италии,
Тироле: цветки розово-красные; 2) villosa Huds., в Испании, южной
Франции, Италии, цветки пурпурные или темно-красные; 3) humilis Huth., в
Италии, южной Франции; цветки розово-фиолетовые или пурпурно-красные; 4)
Glabra Boiss., на Крите; цветки желтоватые. Наилучшие садовые
разновидности обыкновенного П. следующие: flore albo pleno (цветки
махровые, белые), Madame Crusse (цветки махровые, белые, по середине
карминовые), flore purpureo pleno (цветки махровые, пурпурно-красные),
Jules Devert (бледно-розовые, с серебристым оттенком цветки) и др.
С. Р.
Пирамида (геометрическое тело) - многогранник, одна грань которого
(основание П.) есть какой либо плоский многоугольник, а все прочие грани
суть треугольники, основания которых суть стороны основания П., а
вершины сходятся в одной точке (вершине пирамиды).
Пирамиды - древнеегипетские сооружения, имеющие квадратное основание
и четыре треугольные боковые поверхности, которые образуют на вершине
постройки острый стереометрический угол. От этих сооружений название П.
перешло в геометрию, к телам, сходственным с ними по форме. Относительно
цели, с какою воздвигались египетские П., существовало несколько
предположений: арабы, завоевавшие Египет, думали, что они построены для
сохранения различных сокровищ и письменных памятников от всемирного
потопа; первые христианские путешественники считали их житницами,
заведенными патриархом Иосифом для склада запасов хлеба на случай
голодных годов, или маяками, помогавшими караванам ориентироваться в
пустыне; из новейших ученых, одни, основываясь на том, что у всех П.
боковые грани расположены по направлению стран света, принимали их за
постройки для астрономических наблюдений жрецов, другие видели в них
искусственные оплоты, назначенные защищать плодоносную долину Нила от
песка, приносимого ураганами из пустыни. В настоящем столетии
исследования египтологов неопровержимо доказали, что П. - ничто иное,
как надгробные памятники фараонов и ближайших членов их фамилий,
происшедшие, по всей вероятности, от могильных курганов времен
первобытной культуры, которые получили здесь строго определенную
геометрическую форму. П. в наибольшем числе встречаются, вместе с
погребальными сооружениями другого вида (мастаба), в Нижнем Египте, на
западной окраине Нильской долины, начиная с окрестностей нынешнего Каира
и кончая географическою широтою Файума. На этом пространстве
насчитывается до 67 более или менее уцелевших П., как громадных, так и
незначительных по величине. Обычай возводить П. существовал только в
эпоху так назыв. древнего и среднего египетских царств, т. е. с половины
IV по конец III тысячелетия до Р. Хр. Царских П., которые относились бы
к более позднему времени, неизвестно ни одной. Группы П. близ нынешних
селений Абу-Роам, Гизе, Цавиет-Эль-Ариан, Абусир, Саккара и Дашур, суть
усыпальницы фараонов исключительно мемфисского периода; древнейшая
группа, Дашурская, относится к третьей династии; самая большая, Гизеская
- к четвертой, а все остальные - к следовавшим затем династиям
означенного периода. Сооружением П. руководило представление о загробной
жизни, игравшее вообще столь важную роль в египетском искусстве -
желание устроить для умершего несокрушимое и недоступное убежище, в
котором его мумия покоилась бы вечно в целости и его "двойник" мог
возвращаться к ней бесконечно. Едва вступив на престол, фараон
обыкновенно начинал строить для себя достойное посмертное жилище и сам
выбирал для него место. Там высекали в глубине скалистого грунта
погребальный склеп и ведущий в него коридор, отполировывали стены склепа
и, выровняв поверхность скалы над ним; на образовавшейся чрез то
четырехугольной площади начинали класть правильными рядами огромные
призматически-отесанные камни, которые добывались в противоположном,
восточном берегу Нила, в аравийском горном кряже, и с великим трудом
переправлялись чрез реку на место постройки; камни плотно пригонялись
один к другому и скреплялись между собою цементом из известняка и глины.
Постройка двигалась вперед постепенно и первоначально представляла форму
прямоугольного параллелепипеда, возвышающегося над самою могилою; потом,
в центре этого основания, воздвигалось пирамидальное возвышение и
постройка добавлялась рядами камней, клавшихся вокруг этого возвышения в
виде уступов, суживающихся по мере удаления от земли. Пока здравствовал
фараон, работа продолжалась, и новые ряды камней мало-помалу увеличивали
объем и высоту сооружения. Вероятно, уже по смерти царя, уступы
заполнялись камнем и щебнем и, наконец, обмазывались штукатуркою, так
что со всех четырех сторон памятника получались гладкие поверхности
облицовки. Остается еще не выясненным, оканчивались ли П. вверху
небольшою платформою, или же остроконечно, в роде тех маленьких
"пирамидионов", которые помещались в египетских погребальных склепах
подле саркофагов с мумиями и теперь хранятся во многих музеях". Чем
могущественнее был фараон и чем дольше он царствовал, тем
величественнее, громаднее становилась его П. Этим объясняется, почему П.
весьма неодинаковы по величине. Три самые колоссальные между ними
находятся в группе Гизе. Они известны по именам своих соорудителей,
фараонов Хуфу (Хеопса древнегреческих писателей, жившего около 3730 г.
до Р. Хр.), Хафры (Хефрена, 3666 г.) и Менкары (Мекерина, 3633) Первая,
господствующая над остальными, некогда считалась одним из чудес света.
Первоначально она имела в основании квадрат со сторонами в 233 м. и
высилась от земли на 146,5 м.; в настоящее время эти цифры уменьшились,
но все-таки остаются огромными (227, 5м. и 137,2м.), и П. - шестое по
высоте из всех здании в мире. По свидетельству Геродота, над ее
сооружением трудилось ежедневно по 100000 человек в течение 20 лет.
Облицовка была снята с ее еще султаном Беркуком, в 1395 г. до Р. Хр.,
так что теперь ее уступы обнажились и образуют как бы гигантскую
лестницу, по которой можно - хотя и с трудом - подниматься на ее
вершину, которая представляет платформу в 10 м. длины и ширины.
Погребальный склеп, как вообще во всех П., за немногими исключениями,
высечен в скале ниже основания каменной кладки, но остался неоконченным
и, повидимому, не употребленным согласно своему назначению; за то внутри
самой П. устроены одна над другою две камеры, из которых в верхней
найден гранитный саркофаг с крышкою, разбитою вероятно арабами,
искавшими здесь потаенных сокровищ и уничтоживших мумию похороненного
царя; вторая камера служила, повидимому, местом упокоения царицы. Вход
во все три помещения находился с сев. стороны П., на высоте 1З-го
уступа; от него шел коридор, разветвлявшийся на две части: одна
опускалась под наклоном в 620 до подземного склепа, а другая, под тем же
наклоном, поднималась вверх и достигала до усыпальницы фараона,
предварительно отделив от себя ветвь, приводившую в погребальную камеру
царицы. При устройстве входа в П. и означенных коридоров были приняты
весьма хитрые предосторожности против того, чтобы кто-либо в последующие
времена мог проникнуть внутрь сооружения и, открыв замаскированный
огромным камнем доступ в камеры царя и царицы, нарушить их могильный
сон. П. Хафры, вторая по величине, первоначально имела в поперечнике
основания 215,7 м. и высоту в 138,4 м., а теперь имеет 210,5 м. и 136,4
м. Конструкция ее не представляет ничего особенного, но подле ее, с
северо-зап. стороны, открыты остатки небольшого здания, служившего,
вероятно, поминальным покоем в роде тех, которые в надгробных памятниках
обыкновенных египтян, в мастаба, устраивались внутри самых сооружений.
Есть повод предполагать, что такие отдельно стоящие поминальные покои
или храмы в честь умерших фараонов существовали и при других П. Третья
из больших газеских П" воздвигнутая царем Менкарою, меньшие двух
предыдущих: она занимает квадратную площадь 108 м. в поперечнике и имеет
66,4 м. высоты, которая теперь убавилась на 62 м. Каменная кладка и
довольно хорошо сохранившаяся гранитная облицовка П. исполнены очень
тщательно. Вход в нее находится, как обыкновенно, с северной стороны, на
высоте 5 1/2 м. от основания, а внутри устроены две погребальные камеры,
одна над другой. Существование этих двух помещений, имеющих отдельные
входы, объясняется тем, что царица IV-ой династии Никотриса, избрав уже
готовую П. местом своего упокоения, приказала приготовить для себя
вторую камеру над усыпальницею Менкара. Археологи нашли эту последнюю в
совершенной сохранности, благодаря тому, что вход в нее был старательно
скрыт; тогда как верхняя камера оказалась вполне опустошенною арабами, в
нижней был открыт базальтовый саркофаг, заключавший в себе мумию царя в
том же виде; в каком она была положена туда в день погребения. Эту
мумию, вместе с ее пеленами и деревянным гробом, можно ныне видеть в
Лондоне, в Британском музее, саркофаг же утонул при перевозке его морем
в Англию. Из прочих П. мемфисского периода, самая значительная
(поперечник основания 213 м, вышина 99 м.) находится в Саккаре. Своею
формою она отступает от обычного типа подобных сооружений, а именно
состоит из шести больших уступов и представляет в плане не квадрат, но
несколько продолговатый четырехугольник. Ее камеры и коридоры
расположены иначе, чем в гизеских П.; четыре входа ведут в несколько
более или менее обширных склепов, при чем главный вход устроен с южной
стороны. По мнению Мариетта, это был мавзолей, в котором хоронили
священных быков. Весьма любопытна по форме одна из дашурских П., своею
величиною мало уступающая предыдущей (первоначальный поперечник
основания 210 м., вышина 97,3 м.); ее ребра - не прямые линии, а стороны
- не непрерывные плоскости, но приблизительно на половине высоты всего
сооружения образуют перелом, так что она разделяется в горизонтальном
направлении на две части, из которых нижняя имеет крутые ребра, а
верхняя - более отлога. Должно заметить, что не все, однако, П.
строились из камня; для некоторых из них употреблялся черный нильский
кирпич, но даже и при этом материале, они гладко облицовывались камнем.
Царских усыпальниц в виде П., которые принадлежали бы третьей эпохе
египетской истории, так наз. новому царству, неизвестно ни одной; но
приблизительно с VII в. до Р. Хр., в Эфиопии, установился обычай
возводить П. для погребения покойников вообще. Здесь, в обширных
некрополях, неподалеку от горы Баркала, а также на острове Мерое,
встречаются надгробные сооружения из кирпича, имеющие приблизительно
такую же форму, как большинство мемфисских П., но совершенно другую
архитектурную обработку; их ребра резко обозначены выступающими рустами,
вверху одной из боковых сторон устроено окно или лукарна, внутренние
коридоры и камеры просторны и к главному входу пристроен небольшой храм
с дверью, помещенною между парою пилонов. От египтян П. перешла в
архитектуру римлян, как одна из форм погребальных сооружений; но их
мавзолеи этой формы, как напр. П. Кайя Цестия в Риме, далеко не
достигали размера египетских П. - Ср. Quatremere de Quincy, "De
l'architecture egyptienne" (П., 1803); Champollion le Jeune, "Les
monuments de l'Egypte et de la Nubie" (П., 1835); Vise, "The pyramids of
Gizeh" (3 т. с атласом, Л., 1839 - 42); Lepsius, "Ueber den Bau der P. "
(в Monatsbericht d. Berlin. Akademie". 1843 г.); G. Erbkam, "Ueber den
Graber -und Tempelbau der alten Aegypter" (Б., 1862); G. Perrot et Ch.
Chipiez, "Histoire de l'art dans l'antiquite" (т. I, II, 1884); Petrie,
"The p. and temples of Gizeh" (Л. 1885); Maspero, "Kunstgeschichte der
Aegypter" (перев. с франц., Лпц., 1889) и пр.
А. С - в.
Пиранези (Piranesi) - два итальянских гравера: 1) Джамбаттиста П.
(1720 - 78) получил художественное образование в Риме и занимался там
сперва живописью декораций под руководством Валериани, а потом
гравированием под руководством Вази. Не выказав в этом искусстве больших
успехов, он возвратился в свой родной город, Венецию, и здесь пробовал
свои силы в строительном деле, но не нашел в нем поддержки и снова
переехал в Рим, где награвировал целую серию листов, изображающих калек
и больных. После еще одной, неудачной поездки на родину, серьезно
занялся гравюрою и, наконец, достиг значительного совершенства в этом
искусстве, воспроизводя виды и архитектурные памятники Рима и нижней
Италии. Гравюры П. отличаются прекрасною светотенью, смелостью и
эффектностью технических приемов. Они по большей части образуют
сборники, под заглавиями: "Della maguificenza ed architettura dei
Romani" (1760), "Campus Martius antiquae Urbis" (1762, 2 т.), "Antichita
romane" (1766 - 84, 4 т.), Antichita della Magna Grecia" и "Antichita di
Pompei" (2 т.). Полное собрание гравюр П. издано в 1836 г. Дидо. 2)
Франческо Пиранези (1756 - 1810), сын и ученик предыдущего, вместе со
своим братом, Пьетро, содержал "некоторое время в Париже художественную
школу и фабрику терракота, а также спекулировал произведениями своего
отца. Из его гравюр известны портрет его отца, заглавный лист к его
произведениям (с рисунка Кадеса), "иллюминация Паулинской капеллы" и
"Сидящий Юпитер Капитолийского музея" (с рис. Пироли).
Пиренеи или Пиренейские горы (франц. Pyrenees, немецк. Ругеnаеn,
латинск. Ругеnе, Pyrenaei montes, греческ, Porhnh) - пограничные горы
между Францией и Испанией, тянутся от залива Розас (Rosas) на
Средиземном море до юго-вост. угла Бискайского залива. П. обнимают
пространство 3300 кв. км. и имеют в длину до 430 км. при ширине от 20 до
110 км. На всем протяжении они носят характер вполне горной цепи, при
чем часть их образует северную окраину нагорья Пиренейского полуострова,
к которому они несомненно и принадлежат, тогда как с Севеннами они
совершенно не имеют никакой связи и, напротив, поднимаются совершенно
свободно и почти непосредственно над низменностью и холмистою местностью
юго-западной Франции; с южн. стороны - широкие долины Арагона, Синки
(Cinca) и Сегра (Segre) отделяют их от параллельно им расположенных, но
обращенных к ним своею крутою стороною и постепенно террасообразно
спускающихся по направлению к р. Эбро гор Верхней Арагонии и Каталонии,
которые в своих наиболее возвышенных пунктах поднимаются едва несколько
выше 1600 м. Пиренейские горы можно разделить на Восточные, Центральные
и Западные П., при чем восточные П. простираются от Средиземного моря до
долины р. Гаронны, центральные - отсюда до долин р. Оссо (Ossau) и
Конфранка и западные П. - отсюда до Атлантического океана. Западные П.
наиболее низкие, и горные вершины в них достигают высоты всего 1000 -
1300 м" тогда как Восточные П. имеют среднюю высоту в 2000 - 2300 м" а в
центральных П. средняя высота поднимается даже до 2500м., при чем
высочайшие вершины возвышаются на 3000 - 3400 м. над морем. Снеговую
линию в П. можно принимать с южной стороны на высоте 2800 м., а с
северной - на высоте 2530 м. В этих горах нет таких огромных снежных и
ледяных полей, какие встречаются в Альпах. Ледники (глетчеры) находятся
только в Центральных П и наиболее крупные на северном их склоне; при
этом ледники П. не сливаются в такие массы, как Альпийские, но
отделяются один от другого более или менее значительными промежутками.
Самый большой ледник П. покрывает сев. склон Маладетты. Естественные
проходы через гребни П., образуемые заметным понижением горного гребня в
начале двух - одна против другой расположенных горных долин, называются
здесь Портами или Колями (Ports, Cols). Некоторые из них расположены так
высоко, что в северной своей части достигают даже снеговой линии и
доступны только для пешеходов, да и то только летом. Среди этих проходов
самый замечательный и выше всех других расположенный называется
Роландова брешь (2804 м.). Самая приятная и веселая долина в П. -
Кампанская (Campan), принадлежащая Франции и орошаемая р. Адуром
(Adour). Долины в П-ских горах представляют вид как бы целого ряда
впадин и углублений, так что бока их поднимаются с самого низа до самого
горного гребня не однообразным и ровным склоном, а ступенями или
выступами. Такие впадины называются циркообразными домнами (Cirques), а
обитатели Пиренеев дают им название Oule или Houle (горшок).
Знаменитейшая из этих циркообразных долин - долины Гаварни (Gavarnie) на
северной стороне и Пантикосты (Panticosta) на южной стороне горного
хребта; обе ограничиваются полукругом подобно стенам поднимающихся скал,
покрытых на высотах снегами и ледниками, которые питают многочисленные
водопады, низвергающиеся по этим скалам. Длина цепи Пиренейских гор
составляет лишь несколько больше трети длины Альпийских гор, и в
отношении ширины П. много уступают Альпам; при этом, за весьма немногими
исключениями, почти все долины в П. - поперечные; что же касается
высоты, то они еще могут поспорить с Альпами, хотя их высочайшая точка
лежит и ниже главной вершины Альпов более чем на 1200 м. Озера не велики
и встречаются только в наиболее высоко расположенных долинах. Флора П.
имеет большое сходство с флорой Альпийской, хотя они богаты и
особенными, только им свойственными растениями. Это сходство царства
растительного ведет и к одинаковому с Альпами распределению поясов и
областей: альпийский пояс, область кустарников, область хвойных деревьев
и область чернолесья (лиственных деревьев). На северной стороне хребта
крайний предел распространения деревьев находится на высоте лишь 2080
м., а на южной - он поднимается до 2240 м. над поверхностью моря.
Однако, сосны (Pinus uncinata и P. rubra) встречаются местами еще на
высоте 2400 м., а дуб (Quercus pedunculata) - на высоте почти 1460 м.
Дуб и бук образуют целые леса; немного ниже их появляется каштан; но
роскошная растительность, составляющая главную прелесть Альпийских гор,
здесь украшает только западную часть горной массы. Бедны лесами
Пиренейские горы как у своей подошвы, так и во внутренней части; но и
покрытые травою склоны их нельзя и сравнивать с роскошными лугами
Альпов. Вообще же царство растительное в П., в особенности в их сырой и
холодной западной части, носит почти совершенно среднеевропейский
характер. В области дуба и бука возделываются даже североевропейские
сорта хлебных растений; в области каштана - уже маис и виноград, который
именно на предгорьях восточных П" в местности Руссильона (во Франции),
особенно хорошо родится. Здесь, как и на обнаженных юго-восточных
возвышенностях, где разводится масличное дерево (маслина), как в
Провансе и в остальной южной Франции, они доставляют населению главные
средства к существованию. В геогностическом отношении устройство П., не
смотря на свою сравнительную простоту, имеют много сходства с Альпами.
Середина гор, в их наиболее высоких, восточных частях, как и в Альпах,
состоит из ряда гранитной центральной массы. В западных П. преобладают
повсюду осадочные породы, особенно глинистые сланцы силурийской и
девонской формаций, затем известняки девонской, кое-где каменноугольной
формации (пластами); вообще же, и в особенности на всем 3 и на южной
стороне, переслоенные красным песчаником и известняком, которые в
Бискайе (особенно в тех местах, где гранит не далеко) очень богаты
цинковой и свинцовой рудой. Из них красный песчаник принадлежит к
триасовой формации, известняк, также известковый шифер к лиасу юрской.
Затем идут меловые слои, преимущественно гиппуритовые и нуммулитовые
известняки. Кристаллические каменные породы расположены в большем
порядке; но в некоторых местах, еще на крайнем 3, как напр. в Monte de
la Haya (800 м. высоты) у Ируна, гранитные центральные массы прерываются
мягкими горными породами. Через эту часть, кроме многочисленных вьючных
путей, ведут и проезжие дороги: от Байонны через Элизондо и через
Жан-Пие-де-Пор (Jean Pied de Port) и древнее аббатство Ронсевальское
(Roncesvalles) в Памплону. В этом западном крае с его влажным, дождливым
морским климатом население наиболее плотно и отличается наибольшею
склонностью к промышленности и ремеслам, а раскинувшиеся на большом
пространстве богатые залежи железной руды представляют все данные для
развития в широких размерах добывания и обработки железа. В узких
долинах П,. по обеим сторонам хребта, уцелели, в лице басков последние
остатки древнейшего населения Европы. С достигающего почти 2500 м.
высоты Pie d'Auig, на границах Арагонии и Наварры, начинаются живописные
вершины Высоких или Центральных П. В то время как на Западе нередко
красный песчаник доходит до самого водораздела, в Центральных П.
встречаются даже меловые и нуммулитовые образования, которые, вместе с
более древними (силурийскими и девонскими) и гранитом, образуют здесь
водораздел Высокий (2986 м.) Pic du Midi d'Ossau или Раи поднимается над
Конфранским проходом, лежащим на высоте 1515м.; он состоит их
порфирового кварца. С" этого места и вплоть до прохода Port de Perche в
Сердани (Cerdagne) между Перпиньяном и Ургелем (Urgel) П. образуют
огромную пограничную стену между Францией и Испанией, через которую нет
ни одной сколько-нибудь удобной дороги, а видны только расположенные на
значительной высоте трудно проходимые и отчасти даже прямо опасные
пешеходные тропинки да вьючные пути, тогда как лежащие севернее цепи
пересекаются многочисленными поперечными долинами pp. Гав де По (Gave de
Раu), Гаронны и Арьежа (Ariege). В южн. части гор возвышаются Vignemale
(3293 м.), Магbore (3298 м.), Mont perdu (3370 м.), между которыми
проходит Ролландова брешь; по сторонам высоколежащего прохода Pot d'Or
возвышается Pic Poset, достигающий 3385 м. высоты. Наиболее удобным из
этих высоких вьючных путей оказывается проход Port de Venasque в долине
Аррана (Arran), пересекающий в этом месте высокий гребень гор. На В
отсюда идет самая громадная и высочайшая горная группа П., Маладетта,
покрытий вечным снегом гранитный массив, который высоко поднимается из
середины окружающих его пустынных известковых гор и своею высочайшею
вершиной (Pic de Nethou) достигает 3404 м. Выше прореза Cerdagne вершина
Pic de Serrere имеет высоты 3148 м. В юго-вост. углу приютилась
республика Андоррской долины (Andorra). К наиболее замечательным
возвышенностям переднего ряда гор принадлежит вершина Pic du Midi de
Vigorre (высотою в 2905 м.), с которой открывается прекрасный вид на
окрестности. Внутри всей области возвышенностей П. самый
распространенный вид гор мезозойские породы; в Шампанской долине -
девонская порода вместе с довольно употребительным пещеристым кампанским
мрамором. Пласты его расположены на многочисленных больших или малых
гранитных центральных массах, из которых самой замечательной является
гранитный эллипсоид Маладетты. Очень распространен змеевик (серпентин),
состоящий очевидно из роговой обманки, затем зеленоватые камни
вулканического происхождения; содержащие в себе части полевого шпата,
как в сев. так и в южн. частях, но больше на 3, чем на В, которому,
напротив, более свойственны граниты. Здесь то, главным образом, и
вырисовывается величественная горная природа П. со своими быстрыми
переходами от узких и глубоких ущелий к широким, то прелестным и
веселым, то диким и суровым долинам; и циркообразные долины получают
здесь наиболее определенную форму. Здесь встречаются и снежные поля, и
высоко лежащие, едва доступные ледники, и шумные водопады; здесь же
наблюдаются и различные противоположности в царстве растительном (рядом
с прелестной долиной Кампанской тянется пустынная долина Барежа
(Bareges); здесь находятся и привлекающие много публики курорты с
минеральными водами (напр. Bagneres de Bigorre и др.). По ту сторону
ключей Tet и Segre идут уже вост. П., на зап. конце которых возвышается
еще покрытая снегом и в своей особенности (изолированности)
величественная вершина Канигу (Canigou), достигающая 2880м. высоты. К
Средиземному морю Пиринейские горы подходят, имея все еще 650 м. высоты.
У подошвы их с южн. стороны лежат старые вулканы Олота и Флувии. На СВ
Пиренейские горы продолжаются, сливаясь с передней частью горной страны
Корбьер (Corbieres, ср. Франция) На краю вост. П. еще римлянами
проложена главная дорога в П. через довольно низко расположенный пpoxoд
Colde Pertuis. Воды Пиренейских гор все стекаются к Средиземному морю и
Бискайскому зал. В Средиземное море они на испанской стороне хребта
несутся притоками Эбро (Арагон, Галлего, Синка, Сегре) или
непосредственно (как напр. оба Льобрегата - Llobregats и Тер), а на
французской стороне непосредственно pp. Теш, Тет, Од (Tech, Tet, Aude) и
др.; в Бискайский зал. - pp. Адур (с притоками Gave de Pau, Gave
d'Oleron), Гаронна и некоторые из ее притоков (Ariege, Neste. Baise и
др.), а на испанской стороне р. Bidassoa и некоторые мелкие береговые
реки. От Пиренейских гор получили свое название три французские
департамента: Верхних, Нижних и Вост. П. . Ср. Joanne, "Les Pyrenees"
(путеводитель, 4-е изд., П., 1877); Taine, "Voyage aux Pyrenees" (7е
изд., П., 1873); Cenac-Moncaut, "Histoire des peuples et des etats
pyreneens" (З-е изд., П., 1874).
Яр. П. Пиренейский или Иберийский полуостров - юго-зап. часть
Европейского материка, на Ю от Пиренейских гор, занятая королевствами
Испанией и Португалией и соединяющаяся с остальной Европой Пиренейским
перешейком. Окружность полуострова
- 3242 км.; дл. берега - 2826 км. (по океану - 1675 км., по
Средиземному морю - 1150 км.). Большая часть страны состоит из
возвышенных нагорий, оканчивающихся над морским берегом обрывистыми
скалами и даже горными гребнями. По сравнению с Аппенинским и Балканским
полуостровами, П. полуостров отличается массивностью своих очертаний.
Его берега изрезаны сравнительно неглубокими выемками дугообразных бухт;
береговая полоса чрезвычайно узка. По своему устройству, климату, фауне
и флоре Пиренейский полуостров представляет как бы переходную ступень от
Европы к Африке: прилегающая к Средиземному морю часть его имеет много
общего с Африкой, тогда как океанский его склон носит еще совершенно
европейский характер; флора этой местности в некоторых отношениях
совпадает даже с флорой Британских островов.
Пири (Роберт Peary) - американский моряк, исследователь полярных
стран. В 1886 г. предпринял исследование внутреннего гренландского льда
и проник в глубь его на 160 км. от бухты Диско. В 1891 г. предпринял
экспедицию к крайнему северу Гренландии и достиг бухты Маккормик, в
начале Смит-Зунда; оттуда он в следующем году, вместе с норвежцем
Аструпом, совершил путешествие на санях, во время которого исследовал ту
местность, где гренландский берег поворачивает к В и ЮВ под 82° сев.
широты. 4 июля 1892 г. П. достиг на восточном берегу Гренландии, залива
под 810 37' сев. широты, который он назвал бухтой Независимости
(Independence-Bay), и вернулся на пароходе в отечество, потеряв перед
отъездом, члена экспедиции, метеоролога Верхоеффа. В 1893 г. П. вновь
предпринял путешествие на С Гренландии, с целью более точного
определения ее берегов; достиг бухты Бовдойн (Bowdoin) в заливе
Инглефильд, откуда в марте следующего года отправился к бухте
Независимости, но должен был вернуться, далеко не достигнув цели. В 1895
г. П" с двумя спутниками, вновь отправился к бухте Независимости,
которой и достиг, после долгих лишений, но, потеряв почти всех собак, не
мог продолжать исследований. Ср. Keely и Davis, "In Arctic seas with
Lieutenant P. " (Нью-Йорк, 1892); Heilprin, "Arctic problems and
narrative of the Peary Relief Expedition" (Филад. 1893). Жена П.,
Жозефина Дибич П., сопутствовавшая ему во многих экспедициях, написала:
"My arctic journal; a year among Eskimos" (Нью-Йорк, 1893).
Пирогов (Николай Иванович, 1810 - 1881) - один из величайших врачей и
педагогов наст. столетия и по cиe время самый выдающийся авторитет по
военно-полевой хирурги. П. родился в Москве, дома получил первоначальное
образование, затем учился в частном пансионе Кряжева ("Своекоштное
отечественное училище для детей благородного звания"). Вступительный
экз. в унив. выдержал 14 лет от роду (хотя прием в студенты лиц моложе
16 л. не разрешался) и зачислился на медицинский факультет. В унив. на
него оказал большое влияние проф. Мудров, своими советами изучать
патологическую анатомию и заниматься производством вскрытий. По
окончании факультета, П. был зачислен на казенный счет в открытый в 1822
г. при дерптском унив. институт "из двадцати природных россиян",
предназначенных для замещения профессорских кафедр в 4 русских
университетах. Здесь он очень сблизился с "высокоталантливым" проф.
хирурги Мойером и принялся за практические занятия по анатомии и
хирургии. П. один из первых в Европе стал в широких размерах
систематически экспериментировать, стремясь решать вопросы клинической
хирургии опытами над животными. В 1831 г. сдав экзамен на д-ра медицины,
в 1832 г. защитил диссертацию, избрав темой перевязку брюшной аорты
("Num vinctura aortae abdom. in aneurism, inguinali adhibitu facile
actutum sit remedium"; о том же по-русски и немецки). В 1833 г., будучи
замечательно подготовлен по анатомии и хирургии, был командирован на
казенный счет за границу, где работал в Берлине у проф. Шлемма, Руста,
Грефе, Диффенбаха и Югкена, и особенно у Лангенбека, величайших
германских авторитетов своего времени. В 1835 г. вернулся в Россию и
здесь узнал, что обещанная ему кафедра хирургии в Москве замещена его
товарищем по дерптскому институту, Иноземцовым. В 1836 г., по
предложению Моейра, избран проф. хирургии дерптского университета. До
утверждения в должности П., в бытность свою в Петербурге, читал на
немецком языке 6 недель частные лекции хирургии в покойницкой Обуховской
больницы, которые привлекли всех выдающихся петербургских врачей,
произвел несколько сот операций, поразивших искусством оператора. По
возвращении в Дерпт скоро стал одним из самых любимых проф. Посвящая
унив. ежедневно 8 час., заведуя несколькими клиниками и поликлиниками,
однако, скоро обнародовал на нем. яз. свои знаменитые, приобретшие
широкую известность "Анналы хирургической клиники". В 1838 г. П.
командирован в Париж, где познакомился с светилами французской хирургии:
Вельпо, Ру, Лисфранк и Амюсса. Ежегодно, во время пребывания своего в
Дерпте, П. предпринимал хирургические экскурсии в Ригу, Ревель и др.
города Прибалтийского края, привлекая всегда громадное число больных,
тем более, что по инициативе местных врачей пасторы в деревнях объявляли
всенародно о прибыли дерптского хирурга. В годы 1837 - 1839 П. издал
знаменитую "Хирургическую анатомию артериальных стволов и фасций" на
нем. и лат. яз. (за это сочинение удостоен академией наук демидовской
премии) и монографию о перерезке Ахиллесова сухожилия. В 1841 г. П. был
переведен в петерб. мед. хирург. академию проф. госпитальной хирургии и
прикладной анатомии и назначен заведовать всем хирургическим отделением
госпиталя. При нем хирургическая клиника сделалась высшей школой
русского хирургического образования, чему содействовали, кроме высокого

<<

стр. 164
(всего 253)

СОДЕРЖАНИЕ

>>