<<

стр. 177
(всего 253)

СОДЕРЖАНИЕ

>>

вещей - сущих в их бытии и несущих в их небытии". Для обоснования такого
принципа Н. примыкает к философии Гераклита, указывавшего на непрерывную
подвижность или текучесть всего существующего. В действительности нет
никаких пребывающих вещей и постоянных определенных свойств; а только
безостановочное движение и изменение. Те ощущения, в которых нам дается
все для нас существующее и вне которых мы ничего не знаем, суть лишь
моменты встречи двух движений: от ощущаемого и от ощущающего. Из
различия в скорости этих движений происходят различия и в качествах
ощущений, а следовательно, и все разнообразное содержание душевной жизни
и внешнего мира, ибо как душа сводится всецело к ощущениям; так и все
вещи дают нам о себе знать лишь в ощущении как действительном
соотношении внешнего движения с внутренним. Если таким образом ничто нам
доступное не существует само по себе, то нет смысла говорить и о том,
что хорошо, или справедливо само по себе. Противоречащее этому указание
П., что правда и стыд суть общий дар богов, которым снабжены все люди,
имело, очевидно, лишь риторический характер. Более серьезно и согласно с
точкою зрения П. его заявление, что он ничего не знает о богах,
приводимая же им причина этого незнания: "по неясности предмета и
краткости человеческой жизни" - имеет опять житейски-разговорный, а не
философский характер. Учение П. вдвойне неудовлетворительно:
принципиальное отрицание всего, кроме единичных или моментальных
чувственных состояний в их данной наличности, во-первых, не проведено до
конца теоретически, оставлены несогласные с принципом догматические
понятия внешнего движения, как чего-то объективно существующего, затем -
воспринимающего, или ощущающего субъекта, а также тех чувственных
органов, от которых идет другое движение навстречу внешнему, -все это
величины постоянные, обуславливающие собою данные наличные чувственные
состояния, но не сводимые на них без логического остатка; а с другой
стороны принцип чувственной наличности, очевидно, не дает основания и
объяснения ни для какой связной и систематической деятельности, хотя бы
такой, которою занимались софисты, ибо всякая такая деятельность, кроме
пребывающего единства сознания, заключает в себе еще свойства
предусмотрительности и целесообразности, не сводимые к наличности
чувственных процессов. П., занимаясь за плату публичным и частным
преподаванием всякой "мудрости", разъезжал по всем греческим городам
Европы и Азии и много раз был в Афинах, где в 411 г., во время
реакционного правления "четырехсот", был обвинен в атеизме; из опасения
уголовного приговора спеша удалиться в Сицилию, он дорогою случайно
утонул. Все его многочисленные сочинения потеряны. См. Harpf, "Die Ethik
des P." (Гейдельберг, 1884); Halbfass, "Die Berichte des Platon und
Aristoteles uber P." (Страсб., 1882); Vitriтga, "De P. vita et
philosophia" (Грёнинген, 1851); Frei, "Quaestiones Protagoreae"(Бoнн,
1845).
Вл. С.
Протестантизм - обозначение совокупности доктрин и сект, возникших из
реформации XVI в. Название идет от протеста меньшинства чинов империи на
сейме в Шпейере в 1529 г. Термин "протестанты" получил потом постепенно
более широкий смысл. Под него подошли: сторонники учения Лютера в
Германии и северных государствах, Дании, Швеции, Норвегии; отделившиеся
с 30-х гг. XVI в. от Рима англиканцы, или сторонники епископальной
церкви; цвинглианцы и кальвинисты в Швейцарии, Германии, Польше и
Франции, наз. большею частью реформатами; последователи кальвинизма в
Англии под общим названием пуритан: более строгое направление в среде
последних под именем пресвитериан (в Англии и Шотландии); более
свободные направления, примыкавшие к пуританству, под названием
индепендентов, баптистов, квакеров в Англии и Америке: приверженцы
рационалистических сект, возникших в XVI в., унитарии и социниане, в
Германии и Польше; наконец, развившиеся на почве уже существующих
церквей и сект направления и учения методистов, меннонитов.
конгрегационалистов, учеников Христа и др. в Англии, Германии и Сев.
Америке. Главные принципы, на которых настаивает протестантизм -
признание исключительного авторитета Св. Писания в противоположность
церковной традиции, учение об оправдании верою и равенство верующих
перед Богом, а в связи с этим отрицание особого божественного авторитета
духовенства и истолкование таинств (лишь двух - крещения и причащения),
в качестве знаков и средств спасения, действующих не иначе, как силою
веры. Число протестантов в широком смысле может быть определено
приблизительно в 120-125 милл., из них около 80 милл., в Европе, около
40 милл. в Америке.
Протодьякон - первый или главный дьякон в епархии, занимающий
обыкновенно свою должность при кафедральном соборе епархиального города.
По уставу о пенсиях, они получают таковую по выслуге 35 лет, в размере,
равном пенсии священника - (130 р.). П. называются также дьяконы
придворного ведомства. Иногда звание протодьякона жалуется в виде
награды по особому усмотрению начальства. Кафедральный протодьякон, или
лично состоящий в этом звании при митрополии, - одно из главных лиц при
священнослужении епископа. Отличие его в облачении: орарь носит на одном
плече, но застегнутым посредине на противоположной стороне
- под рукою.
Протоиерей - т. е. первый в ряду священников при церкви. Он бывает
обыкновенно настоятелем церкви. Но звание П. жалуется священнику часто
не по силе настоятельства, а как почетное личное отличие. Протоиерей
бывает большей частью настоятелем церкви, с присвоенными этому званию
обязанностями по управлению церковью и причтом.
Протопресвитер - высшее звание русского белого духовенства. П. в
России четыре. П. Большого придворного собора в СПб. заведует придворным
духовенством. Он числится также П. московского Благовещенского собора, и
состоит духовником Их Императорских Величеств. На должность назначается
Высочайшей властью, указом Св. Синоду. На богослужениях в присутствии
Высочайших Особ занимает первое место после архиереев. При нем состоит
особая канцелярия, которая заведует делопроизводством по назначениям на
места, принимает метрические и другие книги от придворных священников,
заведует богадельней для вдов придворного духовенства и т. д.. Титул П.
носят также настоятели Успенского и Архангельского соборов в Москве.
Профиль (техн.) - очертание воображаемого или представленного
графически вертикального разреза тела. В архитектуре П. показывает
сочетание и чередование обломов и пропорциями своими характеризует стиль
произведения. Древние греки впервые стали соразмерять очертание П. с
предметом, которого он служит украшением. Высота и свес обломов,
составляющих П., зависит от радиуса нижнего основания колонны. В
тосканском и дорическом орденах единицей меры принимается двенадцатая
часть этого радиуса, а в прочих орденах восемнадцатая часть.
Профилевание находит обширное приложение не только в произведениях
архитектуры, но также во многих изделиях, назначенных к удовлетворению
разных потребностей человека. Образование П. имеет здесь значение
преимущественно эстетическое. Оно, с одной стороны ,придает формам
предмета изящный вид и характер, соответствующий его назначению, а с
другой - профилеванием сглаживаются резкие переходы от одних
поверхностей к другим и вообще достигается красота и разнообразие
внешнего вида частей и целого. В стр. искусстве П. называется
вертикальный разрез местности, дающий представление о виде ее
поверхности. Различают продольную П., представляющую пересечение
поверхности рядом вертикальных плоскостей, проходящих через
магистральную линию или ось, напр. дороги, канала и пр., и поперечные,
разрезами перпендикулярно этой оси. Иногда для получения полного
представления, соответственно цели, достаточно одной продольной П.,
напр. при прокладке водопроводных труб по улицам города, достаточно
иметь продольный разрез каждой улицы для определения глубины заложения
труб. При проектировании сооружений, имеющих более значительное
протяжение и в ширину, продольную П. дополняют рядом поперечных П.,
взятых на таком расстоянии одна от другой, чтобы ломаные линии,
соединяющие определенные измерением точки П., по возможности мало
отличались от кривых, которыми ограничена в действительности поверхность
земли. П. получается с помощью нивелирования и наносится на чертеж в
определенном масштабе, с отнесением высот к постоянному горизонту. Для
удобства и ясности представления П. часто вычерчиваются в искаженном
масштабе, принимая для высот масштаб, превосходящий в несколько раз
масштаб горизонтальных расстояний. Напр., у нас, при изысканиях железных
дорог, составляются обыкновенно две продольные П., одна полная, в
масштабе для горизонтальных расстояний 50 саж. в одной сотой саж., а для
вертикальных 5 саж. в сотой, а другая - сокращенная или сжатая, в
масштабе 500 саж. в сотой сажени для горизонтальных и 10 саж. в сотой
для вертикальных расстояний. Нанося на П. проектную линию сооружения,
получаем высоты выемок и насыпей. Для удобства при составлении и
изучении проекта, а также при производстве работ ,продольная П.
дополняется еще условными надписями, показывающими длину отдельных
участков проектированной линии, их уклоны, номера пикетов, углы
поворотов, радиусы закруглений, тангенсы и длины кривых, пересечение с
другими дорогами, реками, род и главные размеры искусственных
сооружений. Поперечными П. пользуются для более точного вычисления
количества работ и для разбивки сооружения в неровных местностях.
Поперечная П. всякого дорожного сооружения, крепостного верха, дамбы и
вообще земляного строения обыкновенно представляет собой верхнюю
площадку, полотно или гребень, сопрягающиеся с земной поверхностью
откосами; заложение последних выбирается соответственно роду грунта, из
которого возводится насыпь. Часто также П. эта представляет собой
углубление в земной поверхности (крепостные рвы, железнодорожные выемки,
каналы и пр.), которое тоже составляется из горизонтальной части и
откосов. Для уменьшения количества земляных работ часто откосы
поперечных П. проектируются круче, чем можно допустить по свойству
грунта, из которого возводится насыпь или в котором углубляется выемка.
Тогда откосы эти укрепляются дерном, каменной одеждой или другими
обделками, размеры которых определяются по поперечным П. насыпей и
выемок. Для быстрой съемки П., взамен нивеллиров и ватерпасов предложены
были разные механические снаряды, напр. профилограф Шмида, ддп
исследования износа шоссе, прибор Ливчака, для предварительной съемки П.
при трассировании дорог и для исследования изменений железнодорожного
полотна. Все эти приборы основаны на том, что вертикальный стержень,
прикрепленный к подвижной раме и соприкасающийся с местностью
посредством колесца на конце его, при своем поступательном перемещении
передвигается, вследствие неровностей местности, вверх и вниз, что и
воспроизводится помощью карандаша или красящего штифта на листе бумаги.
На последнем таким образом получается в натуре, или, смотря по
конструкции прибора, в увеличенном масштабе, профиль местности. Приборы
эти большого распространения до сих пор не получили. В прокатной технике
П. называется форма поперечного сечения сортов прокатных балок, отличная
от квадратной, прямоугольной, круглой или правильно-многоугольной, напр.
двутавровая, коробчатая П., рельсы и пр.
А. Т.
Процесс уголовный - система норм, регулирующих деятельность особых
судебных учреждений по применению материального уголовного права к
данному конкретному случаю. Цель уголовного П. заключается в
констатировании виновности обвиняемого посредством исследования
обстоятельств совершенного им деяния. Вследствие этого, П. должен ,с
одной стороны, выяснить фактическую обстановку дела, а с другой -
доказать, что данный случай соответствует предположению определенной
правовой нормы и решить вопрос о виновности подсудимого и его
ответственности. Всякое преступное деяние, независимо от того вреда,
который оно причиняет частным лицам, является нарушением правового
порядка. И, так как охрана правового порядка является целью
государственной власти, то отправление уголовного правосудия, т. е.
преследование, осуждение и наказание на основании закона составляет
обязанность государственной власти, причем, во-первых, преследование
преступлений должно начинаться от имени государства, независимо от воли
заинтересованных в деле частных лиц, и, во-вторых, начав преследование,
государственная власть должна принимать все меры к выяснению фактической
обстановки дела и определению вины заподозренного, т. е. стремиться к
открытию материальной истины. Таким образом, принципом уголовного П.
является общественно-обязательное начало (Officialmaxime). Если же на
преступное деяние смотреть исключительно как на причинение вреда
частному лицу, то государство, деятельность которого в области частных
прав ограничивается заботой о том, чтобы каждому лицу было гарантировано
свободное пользование своими правами и безопасность этих прав от
посягательств других лиц, должно заботиться только о том, чтобы лицу,
потерпевшему от преступления и желающему начать преследование, был
обеспечен надлежащий к тому путь и средства. В этом случае распоряжение
П. во всех его стадиях предоставляется сторонам, суд констатирует лишь
доводы и заявления, представленные сторонами, и основывает на них свое
решение, в котором заключается лишь формальная истина. Изложенное начало
свободного определения частных лиц (Dispositionsmaxime) служит основным
принципом гражданского П., в уголовном же П. оно выдвигалось на первый
план в ту эпоху, когда в преступлении видели ,главным образом,
причинение вреда частному лицу. Современное право также знает целый
разряд преступлений, преследование которых основывается на начале
свободного определения; это так называемые преступления частные:
государственная власть видит в них исключительно нарушение интересов и
прав частного лица, которому и предоставляется как возбуждение
преследования, так и все ведение П. В отличие от гражданского П., П.
уголовный, осуществляя карательное право государства, проникается
публичным характером. Вследствие этого уголовный П. стремится к открытию
и установлению материальной истины и в этом суду не могут препятствовать
никакие частные соглашения, никакие пожелания участников П. В уголовном
П. интерес обвиняемого состоит всегда в его оправдании; интерес же
государства состоит в осуждении обвиняемого, если он является
действительно виновным, и вместе с тем в оправдании его, если он
окажется невиновным; вследствие этого в уголовном П. допускается
некоторый перевес в процессуальных правах на сторону обвиняемого,
предписывается всякое сомнение истолковывать в пользу обвиняемого (favor
defensionis). Уголовным П. для возбуждения преследования не требуется
наличности жалобы потерпевшего; за отсутствием жалобщиков дела
возбуждаются представителем государственного интереса. Наконец, в
уголовном П. обвинитель, в виде общего правила, будет ли он частным или
целосностным лицом, является представителем государственного интереса, а
не своих частных интересов, как в гражданском П.; равным образом
защитник является не представителем обвиняемого, а советником,
охраняющим его процессуальные права и действующим в публичных интересах.
Различие основных начал П. - свободного определения и
общественно-обязательного - обуславливает собой различие между двумя
основными типами П. - обвинительным (состязательным) и следственным
(розыскным). В обвинительном П., так же как и в П. гражданском, каждый
момент зависит от произвола сторон; потерпевший имеет только право, но
не обязан преследовать преступление и отказ его от жалобы влечет за
собой прекращение П.; суд выслушивает доводы той и другой стороны и,
устраняясь от всякого влияния на ход состязания, постановляет приговор,
основанный на фактах и доводах, представленных сторонами, и не выходящий
из пределов жалобы; жалобщик во все время П. остается его хозяином,
государство же только помогает ему в отыскании истины. В следственном П.
инициатива и ведение П. принадлежит государству, фактически материал для
судебного приговора собирается путем официального исследования,
производимого органами судебной власти, которая независимо от виновного
и потерпевшего собирает доказательства, стремясь к раскрытию
материальной истины. Следственные органы начинают свою деятельность по
долгу службы, не дожидаясь жалобы потерпевшего, как только узнают каким
бы то ни было путем о совершении преступления; кончают свою деятельность
они только тогда, когда найдут, что достигли материальной истины,
достаточной для постановления приговора, или когда сделали все, что
могли, для ее достижения. Результаты следствия передаются в суд, который
постановляет приговор, оценивая добытые следствием данные или путем
ознакомления с письменными документами следственного производства, или
путем непосредственной поверки их через допрос свидетелей, осмотр
вещественных доказательств и т. п. В древнейшую эпоху государственной
жизни преступное деяние рассматривалось исключительно как нарушение прав
частного лица, и в уголовном П. господствовало начало свободного
определения сторон. В древнем Риме дела об уголовных преступлениях
рассматривались народом сначала в комициях, а впоследствии - в
постоянных следственных комиссиях (quaestiones perpetuae), из которых
каждая ведала дела об определенных преступлениях. Производство дела
распадалось на две стадии: производство преторское и судебное.
Потерпевший начинал дело подачей претору просьбы (postulatio) о
признании его обвинителем, при чем признанный обвинителем обязывался
доказать свое обвинение и собрать доказательства, для чего получал от
претора особую грамоту на право производства обысков, выемок и т. п., не
мог отказываться от обвинения и должен был вести его добросовестно, не
делая никаких поблажек обвиняемому; за неисполнение этих обязанностей
обвинитель подвергался тяжкой ответственности. По истечении срока,
назначенного претором для собрания доказательств (inquisitio),
обвинитель должен был явиться к претору и в присутствии обвиняемого
точно формулировать свое обвинение (nominis delatio); обвиняемый
допрашивался по главнейшим обстоятельствам обвинения (interrogatio) и
претор записывал формулированное обвинение в протоколе (nominis
inscriptio), который подписывался обвинителем subscriptio), причем
обвинитель уже не мог выходить из пределов формулированного им
обвинения. Претор формально объявлял о принятии к своему производству
уголовного иска (nominis receptio), причем с этого момента обвиняемый
становился подсудимым (reatus), что было связано для него с разного рода
ограничениями. Затем начиналось судебное производство (in judicium),
происходившее публично, устно, в форме состязания сторон перед судом,
оценивавшим представленные ими доказательства и требования: при допросе
свидетелей из рабов допускалась пытка. Народные суды избирались по
жребию (sortitio), при чем сторонам предоставлялось широкое право
отвода; избранные судьи принимали присягу. Суд обыкновенно происходил на
городской площади под открытым небом и стороны старались подействовать
на чувствительность и политические убеждения судей: обе стороны являлись
в сопровождении многочисленных друзей, подсудимый в знак печали
отращивал себе бороду, посыпал главу пеплом, являлся в разорванных
одеждах, защитник его старался смягчить судей не столько
доказательствами по делу, сколько указанием заслуг, оказанных до того
подсудимым республике. По представлении доказательств и произнесении
речей сторонами, суд постановлял решение, причем каждый судья писал свое
мнение на особой дощечке, которые подсчитывались претором. В
императорский период, за уменьшением обвинителей из частных лиц,
обвинение возлагалось на особых чиновников, причем иногда одно и тоже
должностное лицо исполняло обязанности и обвинителя, и судьи;
деятельность должностных обвинителей, обязанных задерживать
преступников, допрашивать их и составлять для суда особую записку о
деле, контролировалась судом. Личная явка обвиняемого уже не требовалась
и судья принимал обвинение и без опроса заподозренного: меры стеснения
свободы обвиняемых усиливаются и личное задержание обвиняемого до суда
становится общим правилом; увеличивается применение пытки, а по
важнейшим делам в качестве обвинителей допускаются не только
полноправные граждане, но также женщины, солдаты, вольноотпущенники.
Даже смерть подсудимого не прекращала уголовного преследования,
последствия которого отражались на его наследниках. В феодальную эпоху
до рецепции римского права уголовный П. народов Зап. Европы отличался
чисто состязательным характером. По правилам древнегерманского П., судья
созывал лиц, необходимых для решения дела, и наблюдал за исполнением
приговора, самое же решение дела постановлялось сначала собранием всего
свободного населения округа, а впоследствии - определенным числом
выборных от населения шеффенов. Во время рассмотрения дела судья только
наблюдал за правильностью порядка судопроизводства и требовал от
шеффенов решения по делу. Возбуждение преследования вполне зависело от
усмотрения потерпевшего и в уголовном П., также как и в гражданском,
сохранял полную силу афоризм: "wo kein Klager, da kein Richter". Порядок
судопроизводства был обставлен целым рядом формальностей, причем
соблюдение их являлось безусловно обязательным. В случае предъявления
обвинителем иска судья созывал суд; обвинитель мог требовать назначения
себе поверенного и должен был заявить с соблюдением установленных
обрядов требование о том, чтобы его допустили к обвинению. Законность
требования удостоверялась решением суда и тогда обвиняемый вызывался в
суд для ответа. В случае сознания обвиняемого суд непосредственно
приступал к постановлению по делу приговора; если же обвиняемый не
сознавался, то он обязан был очистить себя от подозрения присягой; в
некоторых случаях требовалось подтверждение присяги обвиняемого
соприсяжниками, которые удостоверяли не истинность утверждения
обвиняемого, а лишь то, что он, по их мнению, заслуживает доверия. Лица
подозрительные, пользующиеся дурной славой, а равно те из обвиняемых,
которые не могли найти нужного числа соприсяжников, могли очиститься от
подозрения лишь посредством суда Божьего или ордалий; предполагалось,
что в исходе ордалий непосредственно проявляется воля Божества и что
вследствие этого выдержавший испытание заслуживает доверия. Обвиняемый и
обвинитель, желавший предупредить очистительную присягу, имел право
требовать судебного поединка и утверждение того, кто оказывался
побежденным на поединке, признавалось ложным; стороны не всегда обязаны
были лично участвовать в поединке: за женщин и недужных могли выступать
наемники. Показания свидетелей и косвенные улики не имели решающего
значения в деле. Кроме обыкновенного порядка разбирательства, мало
помалу для важнейших преступлений был выработан экстраординарный
порядок, ставший затем обычным по всем уголовным делам: в преступлениях,
захваченных на месте их совершения, обвинитель заменялся
свидетелями-очевидцами, на показаниях которых суд основывал свой
приговор: в случае отсутствия обвинителя заподозренный задерживался, и в
течение определенного срока вызывали желающих выступить в качестве
обвинителя, причем заподозренный и ранее этого срока мог просить о
рассмотрении своего дела без обвинителя: в этом случае из местных
жителей выбиралось по жребию определенное число самых лучших и почетных
людей, которым могли быть известны обстоятельства дела, и судья
основывал приговор на их показаниях.
Новые начала были внесены в уголовный процесс каноническим правом.
Церковь, развивая унаследованные ею правила римского и феодального права
о лицах, могущих выступать в качестве обвинителей. не допускала в делах
о преступлениях духовных лиц обвинителей из мирян, а между тем
настоятельно требовалось преследование служебных проступков духовенства;
равным образом обвинительная форма преследования оказывалась бессильной
по делам о религиозных преступлениях мирян, не нарушавших ничьих частных
интересов. Вследствие этого, каноническое право стало допускать
преследование по доносу (denuntiatio) и по народной молве (Hufamatio).
На всех возложена была обязанность доносить начальствующим духовным
лицам о грехах и проступках своих сограждан, причем доноситель не обязан
был поддерживать свое обвинение перед судом. С другой стороны, во время
ежегодных объездов епископом своей паствы, в каждой общине избиралось
семь достоверных мужей (testes, juratores synodi), приносивших присягу в
том, что они дадут правдивые и точные ответы; им прочитывались вопросы
(capitula) о всевозможных грехах и преступлениях и если они указывали на
определенное лицо, то против него возбуждалось преследование; эта
процедура называлась местным исследованием (inquisitio). Духовный судья
производил секретное исследование для выяснения степени основательности
народной молвы, затем вызывал заподозренного и сообщал ему предмет
обвинения, причем заподозренный должен был присягнуть в том, что он даст
верные ответы; ему прочитывались записанные судьей свидетельские
показания и сообщались имена свидетелей, против которых он мог
предъявлять отвод; по выслушании объяснений заподозренного судья решал
дело, приговаривая виновного к смягченным взысканиям. Устность
постепенно сменилась письменностью, обвинительная форма вышла из
употребления, а взамен ее доносителю (promotor inquisitionis)
предоставлено было принимать деятельное участие в П., представляя
имеющиеся у него доказательства. Исходя из взгляда на подсудимого как на
грешника и на судью как на духовного отца, инквизиционный П. стремился
привести виновного к сознанию и раскаянию, при чем интересы подсудимого
считались достаточно огражденными личностью судьи. По делам об ересях от
нормального порядка допускались существенные отступления. Имена
свидетелей сохранялись в тайне от обвиняемого, который лишился
вследствие этого возможности отводить свидетелей. Пытка получила широкое
применение в делах этого рода, а в видах сохранения тайны процесса
духовенство стало исполнять ее само, не обращаясь к светским властям. По
делам об ересях инквизиция была сравнена с формальным обвинением и
виновный мог быть присужден не только к дисциплинарным взысканиям, но и
к уголовным наказаниям. Выработанные каноническим правом начала П. в XIV
и XV веках были приняты и светской властью, которая точно также стала
постепенно вытеснять обвинительную форму П. преследованием по усмотрению
суда, основанным на начале общественно-обязательном. Различалось общее
исследование (inquisitio generalis), направленное к установлению события
преступления, от исследования специального (inquisitio specialis), во
время которого собирались доказательства виновности определенного лица;
появилась и новая форма уголовного приговора - оставление в подозрении
(absolutio ab instantia) для тех случаев, когда по недостатку
доказательств виновности заподозренный освобождался от суда впредь до
открытия новых улик против него. Обвиняемому запрещалось сообщать в
начале следствия имеющиеся против него улики, пытка допускалась в
широких размерах и на обвиняемого стали смотреть как на предмет
исследования, а не как на сторону в процессе. Производство следствия
возлагалось на особых должностных лиц, судебное же разбирательство
ограничивалось допросом обвиняемого и чтением внесенных в следственные
протоколы показаний свидетелей. Вместе с тем, в видах обеспечения
правильности постановляемых приговоров ,устанавливается сложный порядок
пересмотра дела в нескольких инстанциях. С отменой в конце XVIII ст.
пытки, служившей до того времени главным способом добиться от
обвиняемого признания, инквизиционный П. выработал систему формальных
доказательств, которая связывала усмотрение судьи точными указаниями тех
условий, при которых то или другое обстоятельство могло быть признано
доказанным. Французская революция выдвинула новые правовые идеи,
вызвавшие коренное изменение формы уголовного П. : с одной стороны
выдвинулось сознание значения личности человека в государстве, а с
другой - вековой опыт доказал непригодность инквизиционного П. к
достижению в приговоре материальной истины. В уголовном П. были
установлены необходимые гарантии личности обвиняемого и в виде общего
правила было принято считать подсудимого невиновным до тех пор, пока не
будет доказана его виновность. Судебные функции, т. е. суд в тесном
смысле, следствие, обвинение и защита, были распределены между
отдельными органами, представителям обвинения и защиты были
предоставлены одинаковые процессуальные права. При собирании судебных
доказательств не допускается никакого насилия над личностью человека.
Суд, решающий дело по существу, не ограничивается одним только
ознакомлением с обстоятельствами дела по письменным документам
следственного производства; а поверяет непосредственно все собранные на
следствии доказательства. Добросовестное исполнение судьями своих
обязанностей гарантируется публичностью и гласностью П. Таким образом, в
порядок производства следственного П. были внесены многие формы и
приемы, заимствованные из обвинительного П., вследствие чего сложилась
новая форма П. - следственно-состязательная.
А. С. Лыкошин.
Процессия(от латинского procedere - двигаться вперед) - в широком
смысле всякое вообще торжественное и общественное шествие многих лиц, в
частности же - торжественное шествие духовенства с различными священными
предметами, как то: образами, крестами, евангелием, хоругвями и т. д. и
с пением священных песней и молитв, совершаемое из какой-нибудь церкви
по улицам города или из монастыря к какому-нибудь определенному пункту,
напр. месту явления св. иконы, кончины угодника и т. д. При этом перед
храмами и другими достопримечательными местами шествие останавливается -
совершается краткое молебствие (лития, литания). Особенной
торжественностью отличаются П. в католической церкви. В православной
церкви главнейшие П. связаны с воспоминаниями и событиями из земной
жизни И. Хр., напр., выход "на Иордан" с водосвятием в память крещения
И. Хр. от Иоанна, ход с плащаницей в память погребения И Хр., шествие со
свечами вокруг церкви во время светлой заутрени и в следующие дни в
память воскресения Христова и т. д.; остальные же, так назыв. крестные
ходы, приурочены к известным дням и совершаются между известными
пунктами в память различных в том или другом отношении важных событий в
жизни всего народа или только данной местности. Таковы, напр., в
Петербурге торжественный крестный ход по Невскому просп., из Казанского
собора в Александро-Невскую лавру в память перенесения мощей св.
Александра Невского, крестные ходы из разных церквей по своим приходам в
память прекращения холеры и т. д. В древней Руси особой торжественностью
отличалось уничтоженное впоследствии Петром I "шествие на осляти" (в
память входа И. Хр. в Иерусалим), когда патриарх восседал на "осляти", а
царь, поддерживаемый под руки боярами, вел этого "осля" за снурок под
устцы. П. религиозного характера получили свое начало еще в языческое
время и перешли незаметно в христианскую церковь, в которой были во
всеобщем употреблении уже в IV ст., но в V и VI ст. стали принимать
более правильный и строгий характер и приурочиваться к известным дням. В
настоящее время религиозные процессии в некоторых странах подвергаются
ограничению. Так, не только в некоторых протестантских государствах,
напр. в Саксонии, не разрешается католикам свои П. совершать по улицам
городов, но даже и в католических странах кое-где они ограничиваются
пределами церкви и церковной ограды. П. светские на Западе устраиваются
представителями цехов в дни цеховых праздников; устраиваются факельные
шествия (Fakelzug) в честь разных событий или лиц и т. д. Особенный
характер принимают различные процессии во время карнавала в Италии и
Франции.
Прудовик (Limnaea) - род легочных моллюсков (Pulmonata) из подотряда
пресноводных (Basommatophora) семейства прудовиковых (Limnaeidae), к
которому относятся также катушка (Planorbis) и другие. П. имеют тонкую
спиральную раковину с большим последним оборотом, завитую по большей
части вправо с большим овальным, спереди закругленным, отверстием,
острым тонким цельным краем и более или менее извитым столбиком. Голова
большая, с плоскими треугольными щупальцами и сидящими у внутреннего
края их оснований глазами; дыхательное отверстие защищено выдающейся
лопастью; ротовое вооружение из челюсти, состоящей из трех сегментов и
радулы. Многочисленные виды и разновидности этого рода распространены
преимущественно в умеренном поясе северного полушария Старого и Нового
Света. Живут, главным образом, в пресной воде, особенно в прудах,
болотах или медленно текущих водах. В зависимости от покоя или движения
воды варьирует и форма раковины: формы с особенно большим последним
оборотом, очень широким отверстием и малым завитком держатся
преимущественно в более быстро текущих водах. Некоторые живут в
гейзерах, в сернистых водах, в солоноватых (напр. Балтийском море) и
даже соленых. L. hookeri живет в Тибете на высоте 5500 м., Labyssicola -
в озере Лемане на глубине 75 - 250 м. Формы завитые налево населяют о-ва
Сандвичевы и Новую Зеландию. П. пытаются, главным образом, растительными
веществами. Для дыхания они выползают на поверхность воды, но живущие в
глубоких озерах на значительной глубине дышат воздухом, растворенным в
воде, которой наполняется их дыхательная полость. Некоторые виды могут
оставлять воду на более или менее долгое время. Подобно некоторым другим
моллюскам, П. могут плавать на поверхности воды, обратившись кверху
подошвой ноги, которая при этом принимает слегка вогнутую форму. Яйца
откладываются студенистыми продолговатыми массами, заключающими по 20 -
130 яиц, много раз в течение года. П. часто заражены личиночными формами
трематод, в частности L. peregra и truncatula - зародышами печеночного
двурота. П. болотный (L. stagnalis) - достигает в длину 3 - 4 см.,
буроватого цвета, с желтыми пятнышками, с тонкой раковиной, обыкновенен
в стоячих водах Европы и Азии.
Н. Кн.
Прядение. - П. или прядильное производство есть совокупность
операций, которым подвергается волокнистое вещество с целью получения из
него нити - пряжи, для ткачества и других целей. Эти операции - двоякого
рода: 1) Подготовительные, имеющие целью очистить волокно, отделить от
него все посторонние вещества, а также более короткие волокна,
разрыхлить массу волокна, придать ей равномерное строение и правильную
форму ленты, удобную для дальнейшего превращения в пряжу. 2) Прядильный
отдел, состоящий в постепенном выравнивании, утонении и легком
закручивании полученной ленты и получении, наконец, желаемой пряжи
(тонкопрядение). Операции 1-го отдела различны для каждого материала.
Операции 2-го отдела, имея предметом определенную форму материала -
ленту, более или менее одинаковы для всех родов его, распадаясь лишь. в
зависимости от длины волокна, на две большие группы: на П. длинных
волокон, для получения гладкой пряжи (хлопок. лен, джут, пенька,
гребенная шерсть, хлопчатый шелк), и на П. коротких волокон, для
получения рыхлой, пушистой пряжи (хлопчатобумажные угары, вигонь,
кардпая и искусственная шерсть). В 1-й группе большое применение имеет
вытягивание ленты, во 2-й группе оно почти отсутствует.
Искусство приготовления пряжи из волокон известно с доисторических
времен. Сказания древних писателей (Геродот), образцы тканей,
сохранившихся в египетских гробницах, свидетельствуют о высокой степени
развития этого искусства, в особенности, у египтян и индийцев. Судя по
дошедшим до нас изображениям, а равно прядильным орудиям (веретенам),
находимым в остатках свайных построек, приемы ручного П., применявшиеся
за несколько тысячелетий до нашего времени, таковы же, какие
господствовали повсеместно не далее 500 лет тому назад и которые и
теперь еще можно встретить у крестьян глухих местностей. Существенной
операцией П. является скручивание, служащее для возбуждения связи между
волокнами. Того, кто изобрел способ скручивания волокон, можно назвать
изобретателем П. Китайцы, греки и египтяне эту честь приписывали богиням
- факт, свидетельствующий о древности этого искусства.
Примитивный способ П. отличается своей простотой: материал слегка
подготовленный, т. е. выбитый, разрыхленный, очищенный, прочесанный
ручными способами, помещается в виде большого пучка на поддержке
(лопате, гребне, пряслице), к которой привязывается шнурком. Начиная П.,
работник вытягивает из этого пучка несколько волокон, ссучивает их
пальцами и прикрепляет полученную короткую нить к верхнему концу
веретена. Последнее представляет из себя круглую, большей частью,
деревянную палочку со слегка заостряющимися концами и с утолщением в
нижней ее части. Затем левой рукой прядильщик начинает постепенно и, по
возможности, равномерно вытягивать волокна из пучка, а правой, повесив
веретено на образовавшемся конце нити, приводит его в быстрое
вращательное движение, скручивая тем образующуюся пряжу, причем, по мере
увеличения ее длины, веретено опускается все ниже и ниже, пока рука не
перестанет до него хватать. Тогда, остановив П., он наматывает на
веретено полученную длину нити и конец ее захлестывает петлей на верхний
конец веретена или закладывает в особую засечку, на нем сделанную. Затем
процесс П. повторяется сызнова. Такими примитивными приемами в Индии (из
хлопка) и Египте (из льна) приготовлялись нити изумительной тоньшины,
едва достижимой ныне машинами.
Около 500 лет тому назад изобретены прялка и самопрялка, что улучшило
кручение пряжи и наматывание ее на веретено или на катушку, при чем
подача волокон (вытягивание) производилась по прежнему руками.
Существенной частью прялки является веретено, состоящее из прямого,
круглого, обыкновенно железного прутка, на который иногда надевается
катушка, горизонтально помещенная на подставке и приводимая во вращение
с помощью шнурка, идущего с колеса на блочек, укрепленный на веретене.
Колесо приводится в движение с помощью рукоятки, или же от подножки.
Работа на прялке идет почти так же, как на веретене. Вытягивая волокна
руками, рабочий направляет нить под острым углом к веретену, чтобы она
не наматывалась на него, а лишь закручивалась, соскальзывая с его конца;
при этом поддержка с волокнистым материалом отодвигается от веретена.
После выпрядки известной длины, производят наматывание ее, для чего нить
направляется под прямым углом к веретену. Таким образом работа на прялке
производится периодически: сначала П., потом наматывание. На самопрялке
работа идет непрерывно: обе операции производятся одновременно. Таким
образом работа идет непрерывно, прерываясь только затем, чтобы заменить
наполненную катушку пустой. Поэтому самопрялка гораздо производительнее,
а, следовательно, и выгоднее прялки, у которой остается только одно то
преимущество, что она не производит почти никакого натяжения нити;
поэтому для П. рыхлой и нежной пряжи; напр., суконной, должна была
употребляться прялка, а не самопрялка. Описанными способами во всей
Европе прялись продукты местного производства: лен и шерсть; подготовка
их состояла: для льна - в мочке, мятье и трепании, для шерсти - в мытье,
сушке и трепании, и для обоих, затем - в чесании на ручных гребнях, при
котором материал не только очищался, но распрямлялся и разравнивался в
виде толстой и короткой пряди, которая и шла прямо на П.
Переворот в деле П. находится в связи с появлением на рынке нового
прядильного материала - хлопка, представившего, по легкости обработки и
по своим прядильным качествам, значительные преимущества сравнительно со
льном и шерстью. Сведения об этом материале, равно как и сработанные из
него ткани, издавна проникали в Европу из Азии. В средние века хлопок
представлял уже значительный предмет торговли Венеции и Нидерландов с
Востоком. С переходом в XVII в. торгового преобладания к Англии, перешла
к ней и торговля хлопком, вместе с прядильной промышленностью,
занесенной туда бежавшими из Нидерландов протестантами. Англии
принадлежит, почти исключительно, заслуга изобретения и современной
постановки механического П. хлопка, а за ним и др. материалов.
Основанием всех дальнейших усовершенствований послужило изобретение в
1738 г. Джоном Wyatt и Левисом Паулем вытяжных валиков, заменивших
собой, в применении к самопрялке, пальцы прядильщика. Но широкое
практическое применение получила не эта машина, а другая, построенная по
тому же принципу в 1769 г. Аркрайтом, получившая название ватер-машины,
так как до введения паровой силы подобные машины приводились в действие
водяными колесами. Эта машина снабжена тремя парами металлических
вытяжных валиков, из которых каждая следующая пара вращается быстрее
предыдущей, вытягивая подводимую ленту и доставляя ее к вертикально
поставленному веретену с рогулькой, производящему кручение. Одновременно
с развитием ватера из самопрялки, из прялки формируется мюль. В 1764 -
67 гг. Джемс Гаргривес построил машину - "дженни" (по имени дочери), в
которой ряд веретен был помещен на станине, между тем как на особой
каретке помещался ряд тисок особого устройства, в которых зажимались
порции ровницы, привязанные другими концами к веретенам. При отходе
каретки ровница растягивалась, закручиваясь в то же время вращением
веретен. Вскоре Вуд видоизменил устройство дженни, поместив веретена на
каретке, а тиски на станине. По замене тисок одной парой валиков
получилась машина, приспособленная для П. кардной шерсти и друг.
коротких волокон и сохранившая, после ряда детальных усовершенствований,
и сейчас свой тип. Для хлопка же еще в 1779 г. Крамптон заменил в машине
Вуда тиски тремя парами валиков Аркрайта, соединив ,таким образом,
отличительные особенности машин ватер и дженни - в одной машине,
получившей название мюльдженни (mule - мул, помесь). Преимущества новой
машины вызвали быстрое ее распространение и заставили усиленно работать
над ее усовершенствованием, так что к 1830 г., после усовершенствования
Итона (1818 г.), применившего так наз. дорогу, и Робертса, введшего
квадрант, эта машина является уже в виде самодействующего мюля
(selfacling mule), производящего от двигателя, без всякого усилия
рабочего, весь круг работы. Дальнейшее усовершенствование состояло уже в
постепенной выработке деталей, более целесообразном и удобном
конструировании рабочих и передаточных механизмов, достижении более
плавного хода при увеличенных скоростях и, наконец, в устройстве
регулирования хода работы посредством самой машины, при доведенном до
минимума участии рабочего. Об интенсивности этой работы свидетельствует
факт, что до 1876 года в одной Англии заявлено до 600 патентов на
усовершенствования в сельфакторах. Эти усовершенствования и достигнутая
ими применимость машины для П. самой нежной и тонкой пряжи доставили ей
исключительное распространение. Только в последнее двадцатилетие в
серьезную борьбу с сельфактором вступает новая система прядильной
машины: кольцевый ватер. Идея его появилась в Америке еще в 1828 году,
но окончательно сформировался он и получил распространение в Европе за
последнее тридцатилетие. Обладая простым, вполне уравновешенным
веретеном, могущим делать не менее оборотов, чем и веретено сельфактора,
кольцевый ватер имеет сравнительно с последним преимущества простоты
устройства и ухода и непрерывности действия, доставляя этим значительный
выигрыш в производительности и стоимости надзора. С другой стороны,
снабженный весьма легким крутильным прибором - скобочкой, кольцевый
ватер сделался применимым для очень тонких (до № 600) основ и даже для
утков, недоступных для старого рогульчатого ватера. Постепенное
совершенствование кольцевого ватера сопровождается в настоящее время все
более и более широким его применением в ущерб сельфактору, который,
впрочем, до сих пор сохраняет преобладающее значение для всех родов
пряжи из хлопка и шерсти, не говоря уже о высших номерах пряжи из этих
материалов, для которых он употребляется исключительно.
Описанные прядильные машины, представляя огромный выигрыш в
производительности, лишены, однако, способности уравнивать толщину нити,
что производилось при ручном П. пальцами рабочего. Материал для
механического П. должен быть доставлен к машине в виде уже выровненной и
утоненной ленточки - ровницы, приготовление которой составило задачу
предпрядения, а равно и всего подготовительного отдела. Выравнивание
материала начинается с первых подготовительных операций и достигается с
помощью нового принципа - сдваивания лент. Вместе с тем гораздо большее
,чем прежде, значение приобретает степень очистки и разрыхленности
волокна. Таким образом, параллельно совершенствованию прядильных машин
совершенствуются и созидаются на новых основаниях подготовительные. Так,
американец Битней в 1793 году изобретает пильчатый джин для быстрого
отделения волокна хлопка от семян. В 1797 году Снодграсс изобретает
трепальную машину, Крейтон ее совершенствует, а в 1862 г. Лорд придает
ей свой знаменитый прибор, регулирующий толщину холста. Употребление
кардных поверхностей для расчесывания волокнистых материалов известно
очень давно (Плиний), но изобретателем главного органа современной
кард-машины - барабана является тот же Левис Пауль (1748 г.), имя
которого связано с первой прядильной машиной. В 1772г. Джон Лис
присоединил к кардному барабану Пауля питательное полотно, а в 1774
Аркрайт прибавил вальян, счищающий гребень, и ввел форму холста для
питания кард-машины. Машина Л. Пауля представляла кардный барабан,
охватываемый неподвижной полуцилиндрической поверхностью, в виде желоба,
обитого изнутри кардой. Вскоре эта поверхность была заменена рядом
отдельных планок (неподвижные шляпки), которые уже позднее были заменены
валиками. В последние двадцать лет машины с движущимися шляпками
(самочесы) заменили и валичные.
Ленточные машины являются самой простой формой изобретенного
Аркрайтом вытяжного механизма. Они и до сих пор сохраняют ту же
конструкцию, усовершенствовавшись в деталях, Присоединив к этой машине
рогульчатое веретено большого размера, получим предпрядильную, или
ровничную машину (банкаброш). Самым важным ее усовершенствованием
является изобретение в 1826 г. Гольдсвортом известного дифференциального
механизма, решившего задачу сообщения катушке с ровницей переменного
движения по строго определенному закону. Значительно позже других
усовершенствований и притом в виде заимствованном из обработки шерсти,
было применено для хлопка изобретение Гейльмана - гребнечесальная
машина. - Что касается обработки других материалов: льна и шерсти, то
вследствие длины льняного волокна и особенностей его строения, задача
механического П. льна долго оставалась неразрешенной. Решившим ее
следует считать француза - Филиппа Жирара (1810), применившего при
вытягивании льна падающие гребни (gills) и способ мокрого П. на ватере.
Он же построил трепальную и чесальную машины для льна; а также
кард-машину для обработки льняного оческа. Основанная им близ Варшавы (в
1827 году) льнопрядильня (Жирардовская мануфактура) является в настоящее
время перворазрядным заведением подобного рода. Как уже выше было
упомянуто, для П. кардной шерсти из машины Гаргревеса и Вуда
сформировалась прядильная машина, которая подверглась ряду
усовершенствований, сделавших ее вполне самодействующей, подобно
сельфактору Роберта. Так как эта шерсть не выносит вытягивания, то
подготовка ее к П. ограничивается повторным кардованием, причем особый
аппарат образует ровничные нити прямо из слоя ватки, снимаемого с
барабана кард-машины. Первоначально (Higton, 1766) с этой машиной был
соединен ряд горизонтальных рогульчатых веретен, скручивавших полученные
полоски ваты. Впоследствии кручение действительное было заменено ложным
кручением (скатыванием). Еще и теперь на фабриках аппараты, производящие
разделение и скатывание ватки (Flortheiler), носят название секрета.
Существенной особенностью П. гребенной шерсти является ее прочесывание
на гребнях. Ряд попыток заменить ручное чесание механическим был
завершен для более длинной шерсти Картрайтом (1789) применением
кольцеобразного гребня, принятого после него Листером, Донисторпом,
Ноблем и Гольденом. Совершенно своеобразно задачу гребнечесания более
короткой шерсти решил Иозуа Гейльман, эльзасец (1838). Выработанная им
система быстро вошла в употребление, сохраняя неизменными до нашего
времени свои составные части, несмотря на многочисленные
усовершенствования и видоизменения. Она применена также к чесанию
хлопка, а также шелковых оческов (Bourrette). Из других особенностей
обработки гребенной шерсти укажем на употребление падающих гребней
(gills) или игольчатых валиков (herissons) для расправления длинных
волокон, а также на операцию глянцевания (lissage) ленты, для
уничтожения извитости волокна. П. гребенной шерсти производится на
машинах обеих систем, мало отличающихся от хлопчато-бумажных.
Сравнительно более позднего происхождения П. хлопчатого шелка (Chappe,
Bourre de soie. Hollenweger von Colmar, 1805), отличающееся своеобразным
способом подготовки. Еще моложе обработка оческов от хлопчатого шелка
(Bourette), обрабатываемых кардованием и чесанием на Гейльмановской
машине. Настоящий шелк, представляя уже готовую нить, не подвергается П.
в точном смысле слова, но скручивается на машинах, построенных по
принципу самопрялок. Исторические подробности см. Н. Grothe, "Bilder und
Studien zur Geschichte von Spinnen etc." (1875); его же, "Technologie
der Gespinnstfasern" (ч. 1, 1876); Rettich, "Spinnrad-typen" (1895).
С. Ганешин.
Прямокрылые (Orthopthra) - отряд насекомых. По отношению к этому
отряду взгляды энтомологов сильно расходятся. Hевкoторые соединяют под
этим названием 3 группы: П. собственно (Orthopthera genuina),
ложносетчатокрылых (Pseudoneuroptera) и пузыреногих или колбоногих
(Physopoda). Другие считают обе последние группы за особые отряды и
называют П. лишь остальную третью группу, т. е. Orthoptera genuina. Это
два главных, господствующих воззрения, но есть и другие: так, некоторые
еще более суживают рамки отряда, выделяя из него уховерток, другие -
сверх трех названных групп вводят в состав отряда П. еще и других
насекомых. Здесь будет охарактеризован отряд в первом смысле и ближе
рассмотрена группа П. собственно. П. в смысле группы, состоящей из
собственно П., ложносетчатокрылых и пузыреногих, представляют отряд,
состоящий из насекомых крайне разнообразных и построению, и по образу
жизни, и потому мало естественный. Общие признаки его: неполное
превращение и грызущие или, по крайней мере, не составляющие настоящего
хоботка ротовые органы. Кроме того, П. представляют вообще довольно
примитивное строение, что выражается в многочисленности и малой
дифференцировке члеников тела, большом числе нервных узлов и пр. П.
собственно (Orthoptera genuina, по другим просто Огthoptera)
представляют группу довольно естественную. Голова большая, обыкновенно
более или менее вертикальная; усики длинные, иногда длиннее тела, с
неопределенным числом члеников, щетинковидные или нитевидные; сложные
глаза умеренной величины; глазков часто нет; ротовые органы типические
жующие, сильно развитые; нижняя губа представляет по своему строению
явные признаки происхождения ее путем срастания второй пары нижних
челюстей; в ней можно различить те же главные части, как и в нижних
челюстях. Голова свободна, по большей части вдается в выемку
переднегруди; переднегрудь сильно развита и резко отделена от
среднегруди; последняя плотно соединена с заднегрудью. Крылья
перепончатые с многочисленными жилками; крылья первой пары обыкновенно
узкие, прямые, кожистые и называются иногда элитрами; у некоторых они
коротки, у уховерток притом плотны и лишены жилок; задние крылья нежные,
перепончатые, складывающиеся веерообразно вдоль (у уховерток еще и
поперечно); некоторые виды вовсе лишены крыльев или снабжены лишь
недоразвитыми (иногда - различие между полами). Ноги у всех хорошо
развиты, оканчиваются 3 - 5 члениковыми лапками, и ,соответственно
образу жизни, резко различаются по строению; так, у некоторых они
приспособлены для беганья (у тараканов), медленного хождения (у фазм),
рытья (у медведки), прыганья (задние ноги кузнечика, саранчи), хватания
добычи (у богомола). Брюшко состоит из 9 - 10 явственных члеников и
несет на конце различные придатки. На 10 сегменте по бокам два простых
или членистых хвостовых придатка (сеrci), нитевидных, иногда
клешневидных. На 9 членике самца находятся два придатка (styli) на
брюшной стороне. У самки часто находится на 8 членике одна, на 9- две
пары придатков, которые все вместе составляют яйцеклад. Оплодотворение
часто совершается с помощью сперматофор и у форм с яйцекладом они часто
прикрепляются снаружи, при основании последнего. У П. весьма
распространены голосовые аппараты, обыкновенно вполне развитые лишь у
самцов; это различного рода зубчики, гребни и другие хитиновые
образования на бедрах задних ног или крыльях; звук производится трением
бедер задних ног об крылья, или крыльев друг об друга. Голосовые
аппараты служат средством привлечения особей другого пола. У некоторых
П. развиты особые органы (тимпанальные органы), принимаемые за органы
слуха; у кузнечиков и сверчков они лежат на голенях передних ног, у
саранчи на первом членике брюшка. Развитие П. представляет типичное
неполное превращение. Выходящие из яйца личинки чрезвычайно сходны со
взрослыми, отличаясь меньшей величиной, отсутствием крыльев и некоторыми
второстепенными признаками. После нескольких линек появляются зачатки
крыльев, которые с каждой линькой увеличиваются, пока животное не
закончит превращения. Всех линек от 3 до 6. Никаких периодов покоя не
наблюдается. Стадии без крыльев принято называть личинками, стадии с
зачаточными крыльями - куколками. Однако, так как у различных П. крылья
и во взрослом состоянии могут быть мало развиты или даже отсутствовать,
то далеко не всегда можно легко различить взрослое насекомое от стадии
метаморфоза. В некоторых случаях куколки могут даже быть способными к
совокуплению. П. живут почти исключительно на суше и распространены по
всем странам; больше всего их в жарком поясе. Многие из них представляют
крайне интересные биологические особенности, напр. массовые переселения
саранчи, охранительная окраска, мимикрия и т. под. Число видов П.
принимают в 7000 (приблизительно). Orthoptera genuina принадлежат к
числу самых древних насекомых; они известны уже в девонских отложениях,
а наиболее древнее насекомое
- Palaeblattina Duvillei из средних силурийских слоев обнаруживает
бесспорную близость к этой группе (и именно к тараканам). Польза,
приносимая П. человеку, весьма незначительна; некоторые виды полезны
истреблением вредных насекомых, саранча употребляется местами в пищу,
тараканов применяют иногда в медицине. Напротив, вред, приносимый ими,
вообще громаден. Сравнительно маловажен вред от истребления запасов,
пищи и порчи некоторых предметов, причиняемый тараканами, но вред,
приносимый многими П. земледелию, а отчасти лесоводству, колоссален;
достаточно указать на многочисленные виды саранчи, из которых у нас
особенно важна перелетная (Pachytylus migratorius), прусик (Caloptenus
italicus) и Stauronotus maroccanus, а также на медведку, чтобы понять
значение П. для человека. П. собственно делятся на 4 группы:
кожисто-крылые (Dermatoptera) или уховертки, бегающие (Cursoria или
тараканы), шагающие (Gressoria), куда относятся богомолы и фазмы и
прыгающие (Saltatoria) - c семействами сверчки, кузнечики и саранча.
Н. Кн.
Пряности - вещества, которые в небольшом количестве прибавляются к
пище для улучшения ее вкуса, увеличения ее съедобности и удобоваримости
и которые действуют своеобразным и возбуждающим образом на организм.
Наибольшая часть П. растительного происхождения; немногие - животные
продукты, употребляемые в качестве П. (мускус, амбра, цибетовая вивера,
некоторые рыбы в Перу и проч.) не имеющие никакого значения. П. не имеют
сами по себе питательных свойств. Их значение обуславливается
содержанием алкалоидов и эфирных масел, которые, раздражая органы
пищеварения и нервную систему, способствуют энергичному обмену веществ.
Раздражая железы пищевых органов, П. тем самым до некоторой степени
способствуют растворению питательных веществ; процесс пищеварения
совершается усиленнее. Каким образом происходит воздействие П. на
мозговую деятельность, до сих пор определить в точности не удалось.
Следует, однако, допустить, что П. больше влияют на страсти человека,
чем на его умственные способности. Несомненно, что П. имеют решающее
влияние на половую жизнь человека. Слишком большие количества П.
вызывают воспалительные процессы и оказывают то же действие, как
раздражающие яды. П. могут быть разделены на следующие группы: 1)
цветочные почки, цветы и плоды. Сюда относятся: горчица, гвоздика,
шафран, перец, гвоздичный перец, анис, кардамон, тмин, кориандр,
мускатный цвет (мацис), мускатный орех, кайенский перец, гвинейский или
ашантийский nepeц, ваниль. 2)Растительные коры. Корица и кассия (кора
Laurus Cassia и сродных родов). 3) Листья. Они употребляются частью в
свежем, частью в высушенном виде, как продажные П., между которыми
наиболее важное значение имеет лавровый лист. Листья бетелевого перца и
табака могут быть также упомянуты здесь, коль скоро их жевание
производит действие, присущее пряности 4) Корни и клубни. Самая важная
из относящихся сюда пряностей - имбирь. Сюда же относятся куркума,
галгант - корневище Alpinia offlicinarum и Alpinia Galanga. Из корня
маниок добывается очень сильная П., которая пускается в продажу с
примесью перца, корицы и мускатного цвета. Смесь различных видов перца с
П., окрашенными куркумой, доставляет известный "curry" - порошок. Уже
первобытные народы и людоеды употребляли П., к которым следует
причислить известные пикантные соусы, получаемые при процессе гниения
некоторых веществ; такой соус употреблялся у древних иберийцев и был
потом заимствован римлянами (знаменитый рыбный соус Garum) и ныне
известен у японцев (соя). Древние народы потребляли большие количества
П., которые они получали преимущественно из Индии. В средние века
замечалось сильное злоупотребление П.; как это еще и теперь замечается в
восточных странах и в Венгрии (паприка). В XIII и XIV веках цена перца
до того поднялась, что он стал недоступен для низших классов населения.
В России ввоз П. уже заметен в XVI столетии; они привозились из Индии;
кроме того, из Англии доставлялись разные П., приготовленные на сахаре,
так ,напр., сахарная гвоздика, сахар на корице и проч. Русские
чрезвычайно любили всякие П., особенно перец, шафран и корицу; вообще П.
составляли необходимую принадлежность хорошего стола. Привозились
преимущественно перец, шафран, мускатный цвет, корица, кардамон,
гвоздика. Продавались они мешочками, ящиками, бочонками, кипами и
связками. В XVI в. черный перец ценился в 5 руб. пуд, а дикий в 1 руб.
Шафран ценился от 2 до 3 руб. за фунт. Кардамон стоил в 1674 г. от 13 до
25 руб. пуд. Имбирь - от 5 до 8 алтын за фунт. П. имеют важное значение,
благодаря содержанию в них алкалоидов и эфирных масел, и в этом лежит
главная побудительная причина тех подделок, которым П. подвергаются. Эти
подделки сравнительно редко касаются всей П., взятой целиком. В торговлю
были пускаемы только поддельные мускатные орехи, приготовленные из смеси
порошка мускатного ореха, отрубей, глины и растительного жирного масла.
За цельный черный перец идут иногда в продажу зернышки, искусственно
приготовленные из пшеничной муки, паприки и красного дерева. Наиболее
обыкновенная и не всегда легко распознаваемая фальсификация применяется
к молотым П. Эта фальсификация состоит в прибавлении продуктов менее
ценных, но все-таки родственных плодов; или в подмешивании совсем других
порошкообразных веществ, сушеной хлебной корки, древесной муки,
древесного угля, отрубей, избоины масличных семян; или же из П.
извлекают в большем или меньшем количестве заключающиеся в них алкалоиды
и эфирные масла и продают эти обесцененные П. за настоящие.
Распознавание подделок должно производиться с помощью оптических и
химических средств. Всего проще взболтать П. в небольшом количестве воды
и вылить эту мутную жидкость на пористую пластинку. Различного рода
составные части пристают к пластинке отдельно одна от другой. Это служит
весьма удобной подготовкой к последующему микроскопическому и
химическому анализу. Лучшая гарантия в чистоте продукта будет, если он
куплен не в измолотом виде, а в цельном, потому что в последнем подмеси
легче открываются, да и не приносят продавцу достаточной выгоды.
Псалмы Давидовы - о написании их существует апокрифическое "Сказание
о псалтири, како написася Давидом царем". По этому апокрифу Давид писал
П., не зная откуда идет их "разум": слова ему шептал ангел. Жабы, бывшие
в болоте вблизи дворца царя, кричали во время писания Псалтири; тогда
было отдано приказание изгнать жаб. Но царь три раза подряд находил на
своем писании большую жабу, которая сказала: "не дам тебе хвалить Бога,
как не даешь хвалить мне ты". Тогда Давид прекратил преследования жаб,
сказав: "всякое дыхание да хвалит Господа". Всех П. было написано 365.
Псалтирь была запечатана и опущена в ковчежке в море, где и находилась
80 лет. По смерти Давида Соломон бросил в море сети и нашел в них
ковчежец, но в них оказалось только 153 П., которые и были положены в
соборной церкви. Потом П. затерялись снова и были найдены Ездрой. И. Хр.
велел своим апостолам бросить сети и были пойманы 153 рыбы. "Как Давид и
Соломон наполнили весь мир псалтирным учением, так и апостолы исполнили
мир божества и правой веры; рыбы были Новый Завет и крещение Господне".
См. издания апокрифов и И. Порфирьева, Апокрифические сказания о
ветхозаветных лицах и событиях" (СПб., 1877, стр. 242 слл.).
А. Л - нко.

Псалмы Соломона - апокрифический ветхозаветный сборник П., написание
которого относится ко времени подчинения Иудеи римскому владычеству (70
- 40 г. до Р. Хр.); дошедшие до нас рукописи П. Соломона написаны на
греческом яз., хотя первоначальный язык П., вероятно, был еврейский. П.
Соломона некоторыми считаются за произведение фарисеев, направленное,
главным образом, против садукейской партии. Число П. Соломона - 18, в
них стихов 1000 (в некоторых рукописях число стихов обозначено 2100, 750
и др.). Известно 8 рукописей, в которых находятся П. Соломона (кодекс
венский XI в., копенгагенский Х - XI в., московский XII - XIII в"
парижский XV в., ватиканский XI - XII в. и др.). Из печатных изданий П.
Соломону первое по времени - Де-ля-Церда - греческий текст с латинским
переводом, напеч. в "Adversaria sacra" (Л., 1626); новейшие издания:
Fritzsche, "Libri Vet. Testam. pseudepigraphi selecti"(Лпц., 1871);
Гильгенфельда, "Messias Judaeorum" (Лпц., 1869); Pick - греческий текст
и английский перевод в "The Presbyterian Rewiew (1883); Ryle and James,
"Yalmoi SolomwntoV Psalms of the Pharisees" (Кембридж, 1891; греческий
текст и английский перевод); Gebhardt, "Yalmoi SolomwntoV; Die Psalmen
Salomo's" (Лпц., 1895). На русском языке перевод П. Соломона протоиерея
А. Смирнова, напечатанный в "Православном Собеседнике", 1896.
Псалтирь или Книга псалмов - одна из библейских книг Ветх. Звета, -
yalthrion по-греч., tehillim по-евр. Книга состоит из 150, а по греч. (и
слав.). Библии из 151 песни или псалма, которые имеют своим содержанием
благочестивые излияния восторженного сердца при разных испытаниях жизни.
Автором этой книги обыкновенно считают царя Давида, и действительно, во
многих псалмах можно найти отголоски его бурной, исполненной всяких
превратностей жизни. Но в то же время, на многих псалмах лежат явные
следы позднейшего происхождения. Есть псалмы, относящиеся уже ко
временам плена вавилонского, напр. известный пс. "На реках вавилонских",
и даже позже. В общем, П. есть поэтический сборник, который вырастал
постепенно, подобно всякому коллективному поэтическому произведению, и
вошел в канон евр. свящ. книг уже сравнительно поздно, когда П.,
очевидно, подверглась одной строгой редакции. Вследствие этого, П. носит
на себе характер искусственной обработки. Начинается она двумя
вступительными псалмами, дающими тон всему сборнику и составляющими как
бы введение в него. Самые песни сложены вполне по правилам еврейской
поэзии и представляют собой чередование стихов параллелизма, часто
достигающих изумительной красоты и силы выражения. Книга псалмов рано
сделалась (еще при Давиде, по крайней мере - в некоторых частях)
богослужебной книгой, которая употреблялась при богослужении в скинии, а
затем и в храме. Впоследствии П. получила правильное употребление при
храмовом богослужении и регулярно прочитывалась или пелась в известные
периоды времени. Богослужебное употребление П. от евреев перешло и к
христианам, которые также рано стали употреблять ее в своих молитвенных
собраниях (1 кор. XIV, 26; Кол. III, 16).
В настоящее время все 150 псалмов разделяются на 20 кафизм, а каждая
кафизма на три славы, т. е. небольшие отделения, после которых читается
трижды аллилуйя. Псалтирь читается при всяком утреннем и вечернем
богослужении, так что вся прочитывается в каждую неделю, а в течение
вел. поста - два раза в неделю. П. служит первоисточником большей части
вечерних и утренних молитв и влияние ее чувствуется во всех вообще
формах молитв. Как необходимая для богослужения книга, П. переведена на
славянский язык, по свидетельству Нестора, еще свв. Кириллом и Мефодием,
и с того времени сделалась любимейшей книгой русского народа. Напечатана
по-слав. впервые в Кракове в 1491. Как книга, постоянно употребляющаяся
при богослужении, П. получила еще распространенную форму, и в этом виде
известна под названием Следованная - П.: это та же самая книга псалмов,
но в соединении с Часословом, т. е. сборником молитв и псалмов
применительно к определенным временам богослужения. Следованная псалтырь
впервые напечатана по-слав. в Сербии в 1545 году, затем много раз
печаталась в России и в нее постепенно вошло много других прибавлений,
имеющих своею целью сосредоточить в ней все необходимые богослужения. В
некоторых изданиях помещаются и краткие истолкования на важнейшие
псалмы, и такая П. называется толковой.
Из древних комментариев П. известны толкования И. Златоуста (есть в
русск. перев.), Амвросия, Августина и др. Из новых известны толкования
Толюка, ДеВетте, Эвальда и др. В русской литературе прот. Вишнякова (в
журнале "Христ. Чтение"), епископа Феофана (на некоторые) и др. При
толкованиях обыкновенно прилагаются и критич. введения (напр., у прот.
Вишнякова), Псалмы перелагались почти всеми нашими поэтами XVIII в., из
поэтов XIX в. Хомяковым, Глинкой, Языковым и др.
А. Л.
Входя в состав каждого, даже самого краткого чина богослужения, П.
сделалась главной учебной книгой древней Руси. Те, которые не
предназначались для должностей церковно-служительских, ограничивались
изучением простой П., без тех прибавлений, какие находятся в следованной
(см. выше) П.. Следованная была ,большей частью, уже заключительной
книгой в древнем русском образовании. Архиепископ новгородский Геннадий
считал изучение ее достаточным для того, чтобы быть способным к
церковно-служительским должностям. Иногда к изучению П. присоединялось
еще изучение Деяний Апостольских и Евангелие. Но вообще изучивший П.
считался человеком грамотным - книжным, т. е. способным читать всякие
книги. Научившись читать по П., древний русский человек обыкновенно не
расставался с ней. П. была не только настольной книгой, которую читали
дома в свободное от занятий время, но она сопровождала даже в
путешествиях (св. Борис, Владимир Мономах). На обычай брать с собой П. в
дорогу указывает, между прочим, то, что следованная П., изданная в 1525
г. в Вильне Скориной, названа "подорожной книжицей". Рейтенфельс, бывший
в Москве в 1670 г., говорит о царе Алексее Михайловиче, что он
"употребляя большую часть дня на дела государственные, не мало также
занимается благочестивыми размышлениями и даже ночью встает славословить
Господа песнопениями венценосного пророка" (см. "Черты русской жизни"
Забелина в "Отеч. Зап.", 1857, № 1). Св. Михаил, князь черниговский и
боярин его Феодор, замученные в Орде в 1245 г., пели псалмы во время
мучения. В монастырях читали П. не в свободное только от занятий время,
но даже во время самых занятий, потому что многие знали ее наизусть.
Препод. Феодосий "пел усты тихо псалтырь" в то время, как руками прял
волну или делал что-нибудь другое; инок Спиридон, несмотря на
определенное занятие - печь каждый день просфоры для монастыря, успевал
прочитывать в день всю П.; о блаж. Феодоре рассказывается, что он в
своей пещере молол жито для братии и в тоже время пел псалмы "изусть".
Чтением и пением П. в монастырях строгой жизни братия занимались
беспрерывно. В житейском обиходе к чтению П. прибегали во всех
чрезвычайных случаях: читали псалмы над больными, страдавшими тяжкими
продолжительными болезнями, и особенно над теми, которых считали
находящимися под влиянием нечистых духов. Обычай читать П. по умершим,
соблюдаемый в России и поныне, ведет свое начало от первых времен церкви
христианской. Был тоже в древней Руси обычай гадать по П. Указание на
этот обычай можно видеть в словах Владимира Мономаха: "и отрядив я
(отослав послов) взем псалтырю в печали и то ми ся выня: Вскую печалуеши
душе... Не ревнуй лукавнующим". П., естественно, должна была отозваться
в письменности древней Руси. Летопись Нестора, сочинения Феодосия
Печерского, митрополита Илариона, Кирилла Туровского, Cepaпионa
владимирского и др. - наполнены разными местами из псалмов. Владимир
Мономах в поучении к своим детям постоянно обращается к псалмам. Весьма
ясно также выразилось влияние псалмов и в народной словесности, и,
особенно, в притчах и пословицах. Между пословицами очень много таких,
которые суть не что иное, как отдельные изречения, заимствованные из
разных псалмов и несколько изменившиеся от употребления (таковы, напр.,
пословицы: "гневайся да не согрешай" [псал. 4, 5], "истина от земли, а
правда с небеси" [псал. 84, 12], "коли не Господь созиждет дом, то всуе
труд" [псал. 126, 1]; есть пословицы, составившиеся на основании
некоторых изречений псалмов, или указывающие вообще на П. (см. ст.
"Употребление книги П. в древнем быту русского народа" "Правосл.
Собеседник". 1857, стр. 814 - 856).
Пселл (Михаил YelloV) - известный византийский писатель, род. в 1018
г. в Константинополе, назван был при крещении Константом. Сын бедных
родителей, которые вследствие бывших им во сне видений предназначили его
к ученой карьере, 10 лет поступил в школу, где обучался грамматике и
пиитике; 16 лет перешел к высшему образованию и изучал риторику,
философию и юриспруденцию, в 1037 г. поступил на службу в месопотамской
феме, где, благодаря связям, получил место судьи. При Михаиле V П. был
асикритом (чиновником императорской канцелярии). В это время он
ревностно занимался науками, особенно философией, изучал Аристотеля,
Платона и Прокла. В 1043 г. П. написал панегирик Константину Мономаху и
в том же году оказался в числе наиболее приближенных к императору лиц;
он сделан был протосинкритом, а затем вестом и вестархом, т. е. достиг 7
чина по византийской табели. В царствование Мономаха им сочинены были
еще 4 панегирика императору, очень льстивые и не заслуживающие веры;
наградой ему за это были василикат Мадита, т. е. право собирать подати с
этого города, и передача ему в управление (харистимию) несколько
монастырей. Когда под конец царствования Мономаха положение П. было
поколеблено, он постригся и принял имя Михаила, а когда император умер,
удалился на малоазиатский Олимп в монастырь. Вызванный отсюда Феодорою,
он вновь был приближен ко двору и награжден титулом ипертима. В 1057 г.
П. императором был послан к восставшему Исааку Комнину, чтобы уговорить
его на мир; П. очень понравился Комнину, и при вступлении его на
престол, сделан был проедром и позже, как видно из его переписки, был
очень близок со всем домом императора. По желанию Комнина, П. написал
обвинительный акт против прежнего своего друга, низложенного патриарха
Михаила Кируллария. В 1059 г. П. интриговал в пользу возведения на
престол Константина Дуки, успел в этом, был приближен и к этому
императору и получил от него чин протопроедра. Для сына императора,
Михаила Дуки, П. написал несколько учебников. Воцарение Романа Диогена в
1068 г. уменьшило значение П. при дворе; зато после пленения Романа П.
подал Михаилу Дуке совет разослать по всей империи указы, с объявлением,
что Роман Диоген лишен престола; однако, когда последний был ослеплен,
П. счел нужным обратиться к нему с утешительным письмом. При Михаиле VII
П. играл очень видную роль: писал письма от имени императора, составлял
хрисовулы, разбирал тяжбы и т. п. Умер он около 1076-77 гг. Служивший
при девяти императорах; П. не мог похвалиться стойкостью убеждений;
хитрость и льстивость, которыми он отличался, делают его типичным
византийским чиновником; не чуждался он и взяток. Тем не менее, он -
выдающаяся по способностям и знаниям личность. Очень долгое время он был
преподавателем основанной им в Константинополе школе, где обучал
риторике, философии и истории права; особенное внимание он обращал на
философию Платона. Риторические его упражнения представляли часто
странный выбор тем, вроде, напр., похвалы блохе, вши или клопу;
очевидно, для него важным казалось лишь умение красиво слагать фразы.
Сочинения П. чрезвычайно разнообразны. Он писал трактаты по всем наукам:
философии, грамматике, праву, агрономии, медицине, математике, риторике,
музыке: по его произведениям можно составить себе общую картину
византийской образованности XI в. Специальный интерес представляют
сочинения П. для русской истории, потому что в них говорится о
варяго-русской дружине императоров и подробно описан последний поход
Руси на Византию. Очень важны живые и интересные мемуары П. (изданные
Сафою в 1874 г.) и многочисленные письма его к императорам, патриархам,
различным высокопоставленным лицам, монахам и другим. Первое издание
соч. П. вышло в 1503 г. Важнейшие новые издания: Sathas, "Bibliotheca
graeca mеdii aevi" (Пар., 1874 и 1876); Boissonade, "Michael Psellus"
(Нюрнберг, 1838). Ср. П. В. Безобразов, "Византийский писатель и
государственный деятель Михаил Пселл" (М., 1890).
А. М. Д.
Из математических сочинений П. большей известностью, особенно в XVI
в., пользовалось переведенное на латинский язык Ксиландером и изданное в
1556 г. под заглавием: "Arithmetica, Musica, Geometria et Astronomia".
Кроме этого полного издания, в свет вышли также и некоторые отдельные
части сочинения. Из изданий этого рода в настоящее время известны:
"Yellou twn peri ariJmhtichV sunoyiV" (П., 1538), "Arithmetica, Musica
et Geometria Mich. Pselli" (1592), "M. Pselli compeadium mathematicum"
(1647). Сочинение П. носит на себе яркий отпечаток представляемой им
эпохи полного упадка греческой математики. Арифметическая его часть
содержит только одни имена и подразделения чисел и отношений, между
которыми изредка встречаются утверждения вроде следующих: "единица не
число, а корень и начало чисел". "Дважды два и два, сложенное с двумя,
равны, чего с другими числами не бывает". В отделе музыки даются
объяснения тонов и их видов. Наконец, отделы геометрии и астрономии
занимаются только объяснениями отдельных учений безо всяких
доказательств. Из других сочинений П. были напечатаны: "Liber de lapidum
virtutibus" (Тулуза, 1615) и "De terrae situ, figura et magnitudine".
В. В. Бобынин.
Психея (Yuch) - в греческой мифологии олицетворение человеческой
души, которую любит Эрот. Представлялась в образе бабочки или молодой
девушки с крыльями бабочки; то ее преследовал Эрот, то она мстила ему за
преследования, то между ними была нежнейшая любовь. Апулей в своих
"Метаморфозах" сделал П. и Эрота героями народной сказки, вариации
которой встречаются в литературах разных народов. В сказке говорится,
что у одного царя были три красавицы дочери, из которых краше всех была
младшая - П. Слава о ее красоте прошла по всей земле и многие приезжали
в город, где жила П., чтобы полюбоваться ею. Ей стали даже воздавать
божеские почести, забыв Олимпийскую Венеру. Последняя оскорбилась и
решила погубить соперницу. Позвав своего сына Эрота (Купидона), она
показала ему красавицу и велела ему вселить в нее любовь к самому
отверженному, безобразному и жалкому из людей. Между тем П. чувствовала
себя очень несчастной оттого, что все любовались ею, как бездушной
красотой, и никто не искал ее руки. В горе обратился ее отец к
милетскому оракулу, и бог ответил, что П., одетая в погребальные одежды,
должна быть отведена на скалу для брака с ужасным чудовищем. Исполняя
волю оракула, несчастный отец привел П. в указанное место и оставил ее
одну; вдруг дуновение ветра перенесло ее в чудный дворец, обитаемый
невидимыми духами, и она сделалась женой какого-то таинственного
незримого существа. Блаженная жизнь П., однако, продолжалась недолго:
завистливые сестры, узнав об ее благополучии, решили извести ее и
хитростью достигли того, что П. нарушила данное супругу обещание - не
допытываться, кто он. Злые сестры нашептали ей, что незримый супруг -
дракон, который в один прекрасный день съест ее с ее плодом (П. была уже
беременна), и убедили ее, чтобы она, вооружившись мечом и светильником,
подстерегла его во время сна и убила. Доверчивая П. послушалась, и,
зажегши светильник, стала рассматривать своего супруга, который оказался
прекрасным Купидоном; в то время, как она, пораженная красотой его лица,
любовалась спящим, со светильника упала горячая капля масла на плечо
бога и он от боли проснулся. Оскорбленный вероломством и легкомыслием
супруги, он улетел от нее, а она, покинутая, пошла по земле искать
своего возлюбленного. Долго ходила П. по всем землям, пока не была
вынуждена преклониться перед своей соперницей, Венерой, которая долго
искала случая отомстить П. и послала уже разыскивать ее Меркурия. В это
время больной от обжога Эрот лежал у своей матери. Очутившись под одной
кровлей с супругом, но разлученная с ним, П. должна была сносить
всяческие преследования Венеры, которая, ища ей смерти, придумывала
разные неисполнимые работы. Так, П. должна была разобрать по зернам и по
родам громадную кучу смешанного зерна, достать золотого руна с бешенных
овец, добыть воды из Стикса и принести из подземного царства от
Прозерпины ящик с чудесными притираниями. Благодаря чужой помощи, П.
сделала все, что велела ей Венера, пока, наконец, не выздоровел Купидон.
Тогда он обратился к содействию верховного олимпийского бога и с помощью
его добился согласия небожителей на брак с П., которая получила от Зевса
бессмертиe и была приобщена к сонму богов. Завистливые сестры Психеи
были наказаны за свою зависть и коварство тем, что разбились об утес,
прыгнув с него в расчете, что Зефир унесет их в волшебный дворец Эрота.
От брака П. с Эротом родилось Наслаждение (Voluptas). Сказка Апулея
пользовалась чрезвычайной популярностью в литературе и искусстве
европейских народов. В русской литературе на этот сюжет написана
знаменитая "Душенька" Богдановича. Ср. Apuleius, "Metamorphoseon libri
XI" (изд. Van der Vliet, Лпц. 1897; русский перевод Соколова, СПб.,
1895); Friedlander, "Darstellungen aus der Sittengeschichte Roms" (I,
522 слл.; здесь приведена литература сюжета); Schanz, "Geschichte der
Romischen Litteratur" (III ч., Мюнхен, 1896).
Псков - губ. г., при впадении р. Псковы в Великую, в 15 в. от
Псковского озера. Псков стоит на известковой скале, которая во многих
местах выступает на поверхность. Реками Великой и Псковой город
разделяется на части: а) Большой город (кремль), Средний и Полонище, б)
Запсковье - на прав. стороне р. П. и в) Завеличье - на лев. стороне р.
Великой. К городу примыкают несколько слобод, посад (Петровский) и
деревни. П. занимает 454 дес. 408 кв. с., кроме прилегающих посадов и
слобод. Дворовых мест 1236, домов каменных 442, деревянных 1227, смешан.
404. Жит. (1897 г.) 30424, в том числе мжч. 16480, жнщ. 13944. Населениe
П. (по переписи 1887 г.): потомственных дворян 7,4%, личных 7,1,
духовенства 4,9, почетных граждан и купцов 3,2, мещан 27,2, крестьян
43,7, друг. сословий 6,5%. Православные составляли 81%, протестанты 8,2,
римско-католики 6,7, евреи 5,0, раскольники и другие 0,1%. Церквей 41,
монастырей 2 женских и 1 мужской. В Спасском Мирожском на Завеличье
м-ре, в Преображенской церкви, замечательны, по сохранности и живости
красок, фрески, современные, как можно думать, основанию храма (1156). В
ризнице хранятся интересные археологические предметы, ИоанноПредтечиев
женский м-рь основан ок. 1240 г. (много древностей); в м-ре похоронено
несколько псковских князей и княгинь. Старо-Вознесенский 2 кл. женский
м-рь упоминается в летописи под 1421 г. как уже давно известный
монастырь, 3 церкви монастыря замечательны своею архитектурой; в ризнице
хранятся старинные резные панагии. Из древних церквей наиболее
замечательна Троицкая (собор) в "детинце", или кремле. В ней сохранилась
копия с креста св. Ольги, стоявшего на берегу р. Великой и сгоревшего в
1509 г, и несколько древних икон. На паперти придельной Гавриловской
церкви гробницы князя Довмонта и св. Николая юродивого. В
Петропавловском соборе, одной из древнейших церквей (1373 г.),
замечательны иконы Казанской и Владимирской Божией Матери, Рождества
Богородицы и апостола Фомы, в Николаевской церкви - древняя икона св.
Николая Чудотворца. В Парамоуспенской (1441 г.) церкви - на иконах
драгоценные привесы, пожалованные московскими царями, и серебряный ковш,
подаренный Петром I. Из церквей других исповеданий в П. 1 костел и 2
лютеранских црк. Синагога. Из зданий замечательны по своей архитектуре
палаты Пачанкиных, богатых купцов XVII в., купца Меньшикова (близ дома
дворянского собрания), купцов Трубинских (здесь останавливался Петр I) -
дом этот в настоящее время принадлежит Сутгофу, у которого замечательный
музей, один из лучших частных музеев в России. На Запсковье древнее
здание - Мешок, близ Воскресенской црк.; старинное здание в Волчьих ямах
принадлежит м-рю. На Завеличье указывают на развалины гостиного
Немецкого двора. Развалины псковской крепости сохранились до сих пор.
Первоначально крепость была устроена на холму при самом устье р. Псковы
В 1309 г. была построена стена из плитняка от Петропавловской црк. у р.
Псковы до р. Великой. В XV в. проведена каменная стена, существующая и
ныне и обнимающая все Запсковье. Постройкой ее и еще двух особых
укреплений при устье и входе р. Псковы в город, называвшихся решетками,
окончилось развитие крепости, выдержавшей в 1581 г. осаду Батория.
Последний ремонт стен сделан в 1866 г. Всех учебных заведений в П. 35, с
3452 учен. (2344 мальч. и 1138 дев.). Муж. (406 уч.) и жен. (351 уч.)
гимназии, реальное учил. (215 уч.), кадетский корпус (431 уч.),
землемерное учил. (75 уч.), учительская семинария (75 уч.) и начальная
при ней школа (46 уч.), епархиальное женское учил. (198 уч.), духовная
семинария (237 уч.), духовное учил. (133 уч.), рисовально-технические
классы (58 уч.), городское училище (144 учащихся), приходских училищ 6,
приют, других начальных школ 15; лютеранское латышское и лютеранское
эстонское училища. Благотворительные общества: взаимного
вспомоществования учащим и учившим в народных учил. Псковской губ.,
помощи в несчастных случаях, дома трудолюбия, благотворительное общество
св. Марии, два братства и др. Благотворительные учреждения: богадельня
город. (43 взрослых и 21 детей; содержание ее обошлось в 5143 р.), губ.
земства (59 взросл, и 9 детей - 1229 руб.) и Козьмодемьяновской церк.
(10 взр. и 4 детей - 600 р.); приют вед. Имп. Марии (103 детей - 4848
р.); богадельня общ. св. Марии (15 чел. - 4299 р.); общины сестер
милосердия Кр. Креста (9 ч. - 2469 р.) и епархиальная (60 ч. - 2800 р.).
Ученые и другие общества: сел. хоз., отдел. общ. садоводства, общ.
врачей, археологическое с музеем и библиотекой, отделение музыкального
общ., общ. потребителей, общ. охоты и др. Периодич. издания: "Городской
Листок", "Губернские Ведомости" и "Вестник Губернского Земства". Больниц
9 и из них губ. земская (на 200 кров.), с отд. для умалишенных, 3
больницы при учебн. зав., военный лазарет (на 84 кров.) и приемный покой
(12 кр.), больница при общине сестер милосердия(15 кр.), при тюрьме (30
кров.) и амбулатория пск. общ. врачей. Аптеки: 8 вольных, 2 земск., 2
при учебн. зав. и 1 при общине сестер милосердия. Фабр. и заводов (1896)
55, с оборотом в 3237763 руб., при 526 раб. Первое место занимают
льняные склады - 22, на 1740777 р. и 2 водочных завода, на 761083 руб. 2
лесопильных завода - 170176 р., 2 свечных и восковых зав. - 115000 р., 1
канатно-прядильный зав. - 110000, мукомольных 5 - 12 9287 р., табачный 1
- 96765 руб. Ремесленников- мастеров 486, рабочих 1062 и учен. 451.
Торговых документов выдано 1635. Главный предмет торговли - лен. Через П
проходит СПб.-Варш. жел. дор. и от него идут жел. дор. в Ригу и Бологое.
Пароходное сообщение по р. Великой и оз. Чудскому с г. Юрьевым (Дерптом)
и торговым местом Сыренцем при истоке р. Нарвы. Городских доходов
получено в 1896 г. 128693 р., израсходовано 135395 руб. Отделения госуд.
банков дворянского и крестьянского, коммерческий банк, псков. общ. вз.
кредита, общ. вз. кредита у. земства, ссудосберегательное тов., агентуры
акц. страховых общ. и земельных банков спб. тульского и виленского.
Литература о П. перечислена у И. И. Василева, "Истор. статист. указатель
г. П." (1890). Одно из древнейших описаний Пскова - Н. Ильинского,
"Историч. описание г. П. и его древних пригородов" (1794 г.). В 1858 г.
вышел труд А. С. Князева: "Указатель достопамятностей г. П.".
А. Ф. С.
Псково-Печерский-Успенский мужской монастырь I класса. Псковской губ.
и уезда, в г. Печорах. Первыми поселенцами пещер в горе (около середины
XV века) были пустынножители. В 1473 г. дерптский священник Иоанн,
бежавший от притеснения "латынян",построил здесь церковь во имя Успения
Богоматери. Преемник его, настоятель Мисаил, построил кельи и церковь во
имя преп. Антония и Феодосия Печерских. Но вскоре монастырь был разорен
ливонцами и оставался в запустении до 1519 г., когда его возобновил
псковский дьяк Мисюр Мунехин с подъячим Ортюшею псковитянином. Много
затем потрудился для устроения монастыря и его игумен Корнилий (1529 -
1570), который укрепил его стеной с бойницами. Находясь на границе Литвы
и Лифляндии, он вместе с городом делается стратегическим пунктом и
испытал целый ряд нападений и осад; из них наиболее опустошительными и
опасными были: осада 1581 - 1582 г. Стефана Батория, не успевшего,
однако, взять монастыря, нападении в 1611 - 1613 г. Лисовского и
Густава-Адольфа. В 1701 г. монастырь был лично Петром I снабжен новыми
укреплениями, которые и спасли его от взятия шведами. При издании штатов
в 1764 г. он был зачислен во II класс, а в 1813 г., в память
освобождения от неприятеля, возведен в I класс. Помимо своего значения
как укрепленного оплота, защищавшего доступ к Пскову, он издавна
славился своими чудотворными иконами: Успения Богоматери (письма XII в.
и письма 1521 г.), Умиления Богоматери (письма 1581 г.), Одигитрии и
Казанской Божией Матери. Летописцы обыкновенно называют его "домом
Пречистые Богородицы". Кроме того, в нем покоятся мощи преп. Марка, Ионы
(свящ. Иоанна), Вассы и Корнилия; из иноков его вышли 8 епископов и 1
патриарх (Иоасаф). Стена с 9 башнями и 3 воротами, окружающая монастырь,
сохранилась и посейчас. Ср. "Псково-Печерский монастырь" (СПб., 1860) и
гр. С. Шереметев, "Псково-Печерский монастырь" (СПб., 1895).
В. Р - в.
Псковское княжество. - П. обл., издавна заселенная славянским
племенем, тянулась узкой полосой (ок. 300 вер. в длину и не более 100
вер. в ширину) вдоль западной границы новгородских владений. Открытая с
запада и юга для нападений, она являлась ареной борьбы новгородцев с их
западными соседями, что требовало устройство укрепленных пунктов или
городов; уже в глубокой древности здесь был город Изборск, расположенный
на высокой горе, который в историческое время уступил первенство
Плескову или Пскову, имевшему важные преимущества благодаря своему
местоположению. Находясь в углу, образуемом реками Псковой и Великой,
Псков являлся стратегическим и торговым пунктом, так как Великая вместе
с двумя озерами соединяла его со всей Псковской землей и с соседними
землями. Псков был защищен своим естественным положением и
искусственными укреплениями. Угол между Псковой и Великой, отделенный
стеной от посада, представлял собой детинец, "Кром" (кремль), в котором
находилась главная святыня Пскова - Троицкий собор; другие части Пскова
были также обнесены стенами. Пригороды Псковской земли не имели
политического значения и стушевывались перед старшим городом. Число их в
разное время было различно: иногда строились новые города, иногда их
разоряли неприятели и они запустевали; никогда их, по-видимому, не было
более 12. Первоначально сам Псков был простым новгородским пригородом и
управлялся, как и все пригороды, княжьими людьми или новгородскими
посадниками. Псковичи часто посещали по торговым делам Новгород и
принимали деятельное участие в новгородском вече; многие из новгородцев,
потерпев поражение на вече, бежали в Псков; часто появлялись во Пскове и
претенденты на новгородский стол, которые выжидали здесь благоприятного
момента. В виду этого, а также в виду пограничного положения Пскова,
Новгород часто назначал туда подручных князей и посадников, а П.
представителями в управлении первоначально были только cотскиe. Хотя
Новгород и помогал Пскову обороняться от врагов, но походы новгородцев
на немцев всегда вызывали месть последних, обрушивавшуюся на соседних
псковичей, причем новгородцы часто предоставляли их собственным силам.
Это приучило псковичей полагаться только на себя и имело следствием
некоторое ослабление связи их с Новгородом; они мало помалу начали
устраняться от участия в новгородском вече, а вместе с этим прекратился
и прилив во Псков новгородских изгнанников. Псковичи начали тяготиться
своей зависимостью от Новгорода, особенно его правом призывать псковичей
на суд и посылать во Псков своих наместников. Сначала псковичи просят
Новгород дать им в князья известное лицо, а потом уже сами начинают
выбирать князей, которые, впрочем, по существу, оставались только
новгородскими наместниками и часто сменялись назначенными. Во второй
половине XIII в. во Пскове является литовский князь Довмонт; псковичи
посадили его у себя без согласия Новгорода. Довмонт во все свое долгое
княжение (1266 - 1299) боролся с соседями Пскова и приобрел большую
любовь псковичей. Но и после него во Псков присылаются наместники из
Новгорода. В начале XIV ст. посадники становятся во Пскове выборными. В
XIV в. псковичи стали брать себе князей из Литвы, что ставило их в
некоторую зависимость от литовских вел. князей. Новгородцам пришлось
идти на уступки; в 1348 г., по болотовскому договору, они отказались от
всякой власти над Псковом, от права призывать псковичей на суд в
Новгород и назначать во Псков посадника, и назвали Псков младшим братом
Новгорода. В первой же половине XIV ст., во время борьбы Пскова за
независимость, определились и основные черты П. общественного
устройства. Замена новгородских наместников выборными князьями
потребовала определения отношения их к Пскову и вызвала составление
местной Правды - псковской судной грамоты. Пограничное положение Пскова
(он лежал не далее 50 вер. от границы) требовало постоянных забот о
безопасности города, и потому псковичи были всегда недовольны, если
князь не жил в Пскове сам, а управлял через наместника. Князей встречали
очень торжественно и сажали на стол; затем князь приносил Пскову
присягу. Жил князь на княжьем дворе в Застенье или Среднем городе. Но
значение князя было невелико, так как и во время самостоятельности
псковичи рассматривали его, как кормленщика. Князь исполнял поручения
веча, совершал походы, строил города и церкви, но кроме судебной
деятельности, служившей для него главным источником дохода, не имел
определенной роли в общественных делах - ни в законодательстве, ни в
управлении. Псковичи старались точно определить права князя на суде и
разделить судебную деятельность между ним и представителем веча. В суде
на княжьем дворе участвовали, кроме князя, один, а потом два посадника,
без которых князь не мог ничего предпринять, и ряд сотских, исполнявших
второстепенные обязанности. При отсутствии строгого разграничения между
судебной и административной деятельностью, члены суда нередко
привлекались и к последней. Низший судебный персонал первоначально
назначался князем, но потом наряду с княжеским чиновником назначался и
городской, с которым первому приходилось делиться пошлинами. Доходы с
суда были едва ли не единственным доходом князя. Размеры взысканий с
преступников (продаж) были невелики, равно как и судебные пошлины, да
еще князь должен был отделять часть в пользу посадника и сотских. Князь
имел наместников не во всех пригородах, а, вероятно, только в двух, к
которым присоединялись и прилегавшие волости. Наместники заведывали
только судом, вместе с пригородскими посадниками и старостами, которых
выбирали пригорожане; пошлины наместники получали в меньшем размере, чем
князь. С приобретением Псковом самостоятельности вече расширило круг
своей деятельности на счет княжеской власти. Место, где собиралось вече,
неизвестно, но, вероятно, оно было вблизи собора св. Троицы, по звону
колокола которого сходились вечники; здесь была устроена трибуна
(степень); в соборе помещались канцелярия и архив (ларь) веча, которыми
заведывали городской дьяк и ларник. В вече участвовали жители пригородов
и волостей, но П. пригороды были в большой зависимости от старшего
города вследствие своей слабости, так как они были только укрепленными
пунктами. Псковское вече держало в своих руках даже второстепенные
отрасли управления, бывшие в других местах преррогативой князя. Оно
ведало вопросы о войне и мире, сношения с соседями, назначение городских
и областных правителей и воевод. Обыкновенно суд не принадлежал вечу, но
вече судило проступки, за которые полагалась смертная казнь (измена,
конокрадство; поджигательство, волхвование), и иногда вмешивалось в
гражданские дела. Деятельность веча отличалась, сравнительно с
Новгородом, спокойствием и отсутствием борьбы партий, которая
обнаруживается только в конце независимого существования Пскова.
Преобладающее значение имели бояре. Кроме большого веча, было,
несомненно, малое вече, т. е. совет бояр, в состав которого входили
бывшие посадники. Должности посадников нередко были наследственными. С
целью усиления значения боярства было заведено двойное посадничество.
Оба посадника, находившиеся в должности (степенные), пользовались равной
властью. Срок посадничества был годичный, но не всегда. Посредствующим
звеном между общими П. учреждениями - вечем и его представителями
- и собственно местными городскими и областными союзами служили
городские концы. Существование выборных представителей от концов дает
основание предполагать существование кончанских вечей, а кончанских
старост можно считать местными органами. Концы заведывали укреплением
города, участвовали в наборе, снаряжении и продовольствии войска. Концы
обнимали не только части города; но и части области, которые, впрочем,
не образовывали сплошных масс территории, так как распределение
пригородов между концами совершалось по жребию. Меньшими единицами были
улицы. Были и союзы добровольные - братчины, ведущие начало от языческих
времен; первоначально они имели патронального святого, и устраивали в
свои праздники пиры; из разбирательства ссор на пирах возникла их
юрисдикция. Братчины не были учреждениями территориальными, а, часто
обнимая людей, связанных одним занятием, превращались в гильдии.
Псковское купечество, вероятно, группировалось вокруг храма св. Софии.
Псковская область делилась на пригороды (с укрепленным центром) и

<<

стр. 177
(всего 253)

СОДЕРЖАНИЕ

>>