<<

стр. 184
(всего 253)

СОДЕРЖАНИЕ

>>

эпическое произведете о Ренаре-лисе, основой которого послужил рассказ о
суде льва, с двумя другими рассказами о проделках подсудимого Ренара. К
этой основе в течение двух веков прибавлялись все новые повествования о
плутовских проделках лисы и о похождениях других представителей
животного царства. Они соединялись в особые сборники, носившие заглавие:
"Роман о Лисе" ("Le Roman de Renart", изд. E. Martin, Страсб., 1881 -
87). В рукописях отдельные рассказы обозначены словами "branches"
(ветви) или "aventures"; всех их известно до 36. В самых обширных
сборниках число стихов доходит до 62000. Писались бранши анонимными
труверами (авторы некоторых браншей указываются по имени, но авторство
их спорно), короткими, попарно рифмующимися, стихами, подобно фабльо, с
которыми они имеют большое сходство. "Роман о Лисе" пользовался во
Франции чрезвычайною популярностью; имя главного героя - Renard - стало
во франц. языке нарицательным для обозначения лисицы, вытеснив прежнее
ее название (gorpil, goupil). "Роман о Лисе" послужил материалом и для
законченных произведений отдельных авторов. Главнейшими из таких
произведений старо-франц. литературы, кроме сатиры Рютбёфа: "Renart le
Bestourne" и поэмы "Renart mestres de l'ostel ie roy", являются
следующие три сатирические поэмы: 1) "Le Gouronnemens Renart" - поэма в
3398 восьмисложных стихов, написанная во второй половине XIII в.
неизвестным автором; она изображает коварство (renardie), господствующее
над миром, и заключает в себе прямую сатиру на Jacobins el Freres
Mineurs (т. е. доминиканцев и францисканцев); 2) "Renart le Nouvel" -
поэма в 8048 стихов, написанная в 1288 г. Jacquemars Gielee de Lille; в
ней отведено большое место аллегории (так, Ренар говорит о своем доме,
"который устроен из измены, ненависти и зависти", и в котором шесть дам
- Злоба, Зависть, Скупость и т. д. - встречают гостя песнями и
подарками); 3) (Renart li Contrefaiz" - поэма приблизительно в 50000
стихов, составленная неизвестным (быть может и несколькими лицами) в
первой половине XIV в.; это - смесь самых разнохарактерных рассказов,
переплетающихся с сюжетами из области животного эпоса.
Старо-франц. поэмы о Ренаре были позабыты, но переделки их получили
широкое распространение вне Франции. Древнейшей из них и одной из
наиболее важных является средне-верхне-нем. поэма "lsengrimes not" (или
"arbeit"), написанная около 1170 г. странствующим поэтом, эльзасцем
Генрихом Лицемером (Heinrich der Glichezare). От ее дошел до нас только
отрывок на пергаментных листках, помеченных 1515-м годом; он издан Я.
Гримом в "Sendschreiben an Lachmann uber Reinhart Fuchs" (Лпц., 1840).
Уцелела обработка ее в 2266 стихов, предпринятая неизвестным в начале
XIII в. и ограничивающаяся почти одним лишь подновлением языка; она
издана Я. Гримом в его сочинении "Reinhart Fuchs" (Б., 1834), а позднее
- Reissenberger'ом (Галле, 1886). Важнейшей переделкой франц. "Романа о
Лисе" является поэма "Reinaert de Vos" (издали: Willems, Гент, 1836 и
1850; Jonckbloet, Гронинген, 1856; Martin, Падерборн, 1874; перевела на
ново-нем. яз. Geyder, Бреславль, 1844 г., на франц. Delapierre,
Брюссель, 1837), составленная в вост. Фландрии незадолго до 1250 г.,
поэтом Виллемом, известным только по имени. Отличаясь замечательным
совершенством языка и стиха, поэма Виллема далеко превосходит свой
франц. оригинал в отношении художественной законченности и отделанности;
она исполнена здорового юмора и мастерски воспроизводит различные сцены
обыденной жизни. Это произведение нидерландской литературы некоторые
исследователи (напр. Гервинус) сближают с созданиями позднейшей
фламандской живописи, видя в них отражение национального духа
нидерландцев, с его склонностью к реалистическому миросозерцанию. В
"Reinaert de Vos" ярко отразились общие черты эпохи, характеризующейся
усилением значения городов: в лице изворотливого Ренарта, в конце концов
посрамляющего своих противников из придворной знати животного царства,
среднее сословие как бы торжествует свою победу над феодальным
дворянством. Около 1280 г. поэма Виллема была перефразирована неким
Балдуином, лат. стихами (изд. G. Knorr, "Reinardus vulpes", 1860). В
конце XIII или первой половине XIV стол. неизвестный автор дал в зап.
Фландрии новую обработку Виллемовой поэмы, изменив конец ее: после
изгнания лиса снова является ко двору и победоносным поединком с
Изенгримом достигает новых почестей. В художественном отношении эта
обработка стоит значительно ниже Виллемовой поэмы. В XV стол. появилась
новая переделка нидерландского "Reinaert", Гинрека ван-Алькмара (Hinrek
van Alkmar), снабдившего ее прозаическими глоссами (напеч. в 1487 г.).
Она получила общеевропейскую известность, благодаря ее переводу на
нижне-нем. наречие, под заглавием "Reynke de Vos" (Любек, 1498). Одни
приписывают этот перевод Николаю Бауману, с 1514 г. жившему в Ростоке и
деятельно работавшему над распространением народного образования и
книгопечатания, другие - Николаю Баркгаузену (умер вскоре после 1526
г.), также жившему в Ростоке и находившемуся в постоянных сношениях с
Любеком (ср. Latendorf, "Zur Kritik und Erklarung des Reineke Vos",
Шверин, 1865). Единственный уцелевший экземпляр первого любекского
издания "Reynke Vos" хранится в Вольфенбюттеле и воспроизведен
Hackmann'ом (Вольфенб., 1711). Второе издание этой поэмы появилось в
Ростоке в 1517 г., а затем она, сделавшись народной книжкой, издавалась
в течение XVI и ХVII стол. много раз и была переведена на верхненемецкое
наречие и на разные другие языки. Готшед перевел ее прозой на
верхненемецкий литературный язык, предпослав переводу
историколитературное введение и нижне-немецк. текст (Лпц., 1752; нов.
изд., Галле, 1886). Лучшие научные издания Hoffmanii von Fallersleben
(Бресл., 1834; 2 изд. 1852; приложен превосходный словарь), Schroder
(Лпц., 1872), Prien (Галле, 1887). На литературный нем. яз. Р.-Лис
перевели размером подлинника Soltau (Б., 1803; нов. изд., там же, 1867),
К. Simrock (2 изд., Франкф., 1847), Hartmann (Лпц., 1864), но
знаменитейший перевод принадлежит Гёте (впервые напеч. в 1794 г.),
сделанный гекзаметром и вдохновивший Каульбаха; гениальные в своем роде
иллюстрации последнего появились в мюнх. издании 1847 г. На русский яз.
Гётева обработка переведена М. Достоевским ("Собрание соч." Гёте, под
ред. Гербеля, т. III), и Бутковским (СПб., 1885). Русский пересказ
"Романа о Лисе", сделанный по изданиям Meцn, "Roman de Renart" (П.,
1832), и Paulin Paris, "Aventures de Maitre Renart" (П., 1861), помещен
в книге О. Петерсон и Е. Балабановой: "Западноевропейский кодекс и
средневековый роман" (т. 1, СПб., 1896). Ср. Rothe, "Les romans du
Renart. Examines, analyses et compares" (П., 1895); E. Martin, "Examen
critique des Manuscrits du Roman de Renart" (Баль, 1872); Genthe,
"Reineke Vos, Reinaert, Reinhart Fuchs im Verhaltniss zu
einander"(Эйcл., 1866); Buttner, "Der Reinhart Fuchs und seine
franzosische Quelle" (Страссб., 1891); Voretzsch, "Der Reinhart Fuchs
Heinrichs des Glichezaere" (в "Zeitschrift fur romanische Philologie",
т. 15-й); ст. Болдакова в "Истории всеобщей литературы" Корша и
Кирпичникова (т. 2, СПб., 1885); Колмачевский, "Животный эпос на Западе
и у славян" (Казань, 1882).
Рейнолдс ( сэр Джошуа Reynolds, 1723 - 92) - знаменитый английский
исторический и портретный живописец. Отец предназначал его к карьере
медика, но рано обнаружившаяся любовь юноши исключительно к искусству и
чтение трактатов портретиста Дж. Ричардсона (1665-1745) о живописи
определили его настоящее призвание. Поступив в 1741 г. в ученики к
портретисту Т. Гудсону, в Лондоне, Р. занимался под его руководством три
года, а затем провел еще три года в Девонпорте и явился снова в Лондон в
1746 г. В 1749 г. он отправился в Италию, где изучал произведения
великих мастеров, преимущественно Тициана, Корреджо, Рафаэля,
Микеланджело. По возвращении в Лондон, в 1752 г., он скоро составил себе
громкую известность, как необычайно искусный портретист, и занял высокое
положение среди английских художников. Дом его сделался сборным пунктом
для выдающихся людей ума, вкуса и таланта. По инициативе Р. впервые
завелись в Лондоне публичные художественные выставки. В 1763 г. он,
вместе с Перси, Гольдсмитом и др., основал литературное общество, а в
1768 был избран в президенты новоучрежденной королевской академии
художеств и, по этому случаю, возведен в дворянское достоинство. В 1784
г. пожаловано ему звание первого королевского ординарного живописца. За
год до своей смерти он лишился зрения. Р. можно считать родоначальником
настоящей английской живописи - основателем того отличающего ее
направления, которое стремится, главным образом, к глубине тона и
сочности письма и не осталось без влияния на другие новейшие школы,
особенно на французскую и английскую. Собственно говоря, Р. был
эклектик, умевший в своем творчестве разумно соединять качества
нескольких излюбленных им мастеров, одновременно подражавший Тициану,
Рубенсу, Рембрандту и Корреджо. Всего лучше удавались ему портреты,
замечательные по сходству, выразительности, изящной постановке фигур,
умному подбору аксессуаров и смелой, сочной манере письма. Как на
главные произведения Р. в портретном роде следует указать на
"Лордаизгнанника" (в лонд. нац. галерее), портреты герцога Мальборо с
женой и шестью детьми (в бленгеймск. галерее), лорда Гитфильда, виконта
Дж. Альтгорна, графини Бют, герцогини Бюкклейх, трагической актрисы
Сиддонс, Нелли Обрин, леди Гамильтон, леди Каппель, собственный портрет
художника, "Страуберийскую девушку" (у марк. Гертфорда), "Девушку с
муфтой", "Мистрис Мейер в виде Гебы" (у бар. Ротшильда, в Лондоне),
"Маленького Самуэля" (в музее в Монпельне) и др. Что касается до
исторических картин Р., то они значительно уступают его портретам;
композиция страдает в них принужденностью, недостатком благородства и
отсутствием истинной жизни, хотя среди них встречается немало таких, в
которых видно мастерство первоклассного живописца, каковы напр. "Смерть
кардинала Бофорта" (в Дульвичской коллегии, близ Лондона), "Смерть
Уголино и его сыновей", "Амур, развязывающий пояс Венеры" (в лонд.
национальн. галерее) и нек. др. В Имп. Эрмитаже имеется три картины Р.:
"Младенец Геркулес, удушающий змея" (№1391), "Воздержанность Сципиона"
(№1392) и повторение вышеозначенного "Амура..." национальной галереи
(№1390). Многие из произведений Р. потеряли первоначальный блеск красок
и потрескались вследствие того, что, исполняя их, он пробовал
употреблять вместо масла, другие вещества. Речи, произнесенные им в
качества председателя корол. Академии, изданы в Лондоне впервые в 1778
г., потом еще несколько раз (последн. Издание 1884 г.; нем. пер.
Лейшинга - "Zur Aesthetik und Technic der bildendel Kunste", Лпц.,1893);
они отличаются изяществом слога и множеством любопытных эстетических и
философских мыслей. Полное собрание литературных произведений Р. издано
в Лондоне в 1797 и 1835 г. Ср. Farrington, "Memoires of the life of Sir
Joshua Reynolds" (Лонд., 1809); Leslie and Taylor, "Lite and times of
R." (2 т., Л., 1864 - 65); Collins, "Sir Joshua R. as portrait-painter"
(Л., 1873); Chesneau, "Joshua R." (Л., 1887); Cl. Phillips, "Sir Joshua
R." (Л., 1893) и пр. Л. С.
Рейтары (от нем. Reiter, всадник) - наемные конные полки. В конце
XVII стол. они составляли лучшую и наиболее многочисленную часть
кавалерии. В России Р. принадлежали к войскам иноземного строя. Первый
копейно-рейтарский полк был сформирован в 1632 г.; 2/3 личного состава
были русские, 1/3 - иностранные инструкторы. К концу столетия число
таких полков дошло до 25. Со времени Петра Вел. название Р. более в
русской армии не встречается.
Рейхлин (Иоанн) - знаменитый нем. гуманист, род. в 1455 г. в
Пфорцгейме; учился в городской школе, был придворным певчим у маркграфа
Баденского. Сын последнего Фридрих, ровесник Р., подружился с ним и взял
его с собой в Париж, где они оба изучали древние языки. В 1478 г. Р. еще
раз посетил Францию и занимался в Орлеане и Пуатье юридическими науками.
Сделавшись одним из советников вюртембергского герцога Эбергарда, он
совершил вместе с ним ряд поездок по Германии и побывал в Италии, где
усовершенствовался в еврейском языке, который стал изучать еще в Париже.
Из итальянских гуманистов наибольшее влияние на Р. имели Фичино и Пико
делла Мирандола. По возвращении в Штутгарт Р. сделался асессором
верховного суда и прокурором доминиканского ордена для Германии; часто
исполнял и дипломатические поручения. Император Фридрих III возвел его в
дворянское достоинство. Позже Р. был профессором в Гейдельберге, затем в
Ингольштадте и Тюбингене. Умер в 1522 г. Свои обширные знания Р. изложил
в целом ряде сочинений. Высшая и главная заслуга его - это изучение
еврейского языка и еврейской философии; интерес его к последней был как
филологическим, так и теологическим и мистическим. В 1494 г. вышел
трактат Р.: "De verbo mirifico", в 1506 г. - "Derodimentis hebraicis", в
1517 г. - "De arte cabbalistica libri V.", в 1518 г. - исследование об
ударениях и орфографии еврейского языка. "De verbo mirifico" служит как
бы введением к "De arte cabbalistica". В этих двух трудах Р.
останавливается на ново-пифагорейской и каббалистической философии. Под
Verbum miriticum разумелось в Каббале "letragrammaton" - т. е.
таинственное состояние четырех букв lhvh, "несравненное наименование, не
изобретенное людьми, а дарованное им Богом". Первая буква этого слова,
соответствуя числу 10, означала, по пифагорейскому толкованию, начало и
конец всех вещей, вторая равнялась 5 и означала соединение Божества
(триединства) с природой (двуединства по Платону и Пифагору); третья
означала 6 и представляла результат единства, двуединства и триединства
(1+2+3 = 6); последняя снова соответствовала 10, но обозначала уже
человеческую душу. Прием кабалистики является синтезом воззрений
еврейских, греческих античных и христианских. По мнению Р.,
ново-пифагорейское учение было тесно связано с каббалой; оба стремились
возвысить дух человеческий до Бога, оба проповедовали преображение
земной жизни и необходимость подготовления к небесному блаженству. "De
rudiments hebraicis" - наполовину грамматика, наполовину словарь
еврейского языка, с еврейским текстом для упражнений. Р. воспользовался
для этого труда материалом, собранным средневековым лексикографом и
грамматиком Давидом Кимхи. Труды Р. по евр. языку были в высшей степени
ценны как для богословов, так и для филологов. Только со знанием евр.
языка возможна была проверка некоторых частей Вульгаты, в которую
вкралось много ошибок. Вульгате сам Р. противопоставлял "Veritas
hebraica". Лютер высоко ценил Р., называя его своим отцом; учениками его
была Меланхтон и Эколампадий. В 1509 г. Р. вызван был на спор
евреем-перекрещенцем Пфефферкорном. Продолжительный литературный
конфликт, возникший между обоими, по справедливости считается высшим
пунктом развития нем. гуманизма. Пфефферкорн предложил сжечь все евр.
книги и силой заставить евреев посещать христианские храмы. Р. восстает
против этого предложения. Он подразделяет все евр. книги на несколько
категорий (Свящ. Писание Ветхого Завета, Талмуд и т. д.) и доказывает,
что в каждой из них есть много полезного и для христиан. Уничтожение
всех евр. книг евреи сочли бы за доказательство того, что христиане сами
не уверены в правоте своего дела. Р. советует открыть в каждом немецком
университете, на 10 лет, по две кафедры еврейского языка. В заключение
он напоминает, что свобода вероисповедания гарантирована евреям самими
императорами. Пфефферкорн, в трактате "Handspiegel" резко и грубо задел
Р., обвиняя его даже в подкупе евреями. Р. отвечал брошюрой
"Augenspiegel", где взывал к солидарности всех ученых сил Германии
против Пфефферкорна и его парти. Кельнские доминиканцы, с Гохстратеном
во главе, не могли оставить без ответа брошюру Р.; спор последнего с
Пфефферкорном был перенесен на церковный форум. Богословский факультет
кельнского университета потребовал от Р., чтобы он изъял из продажи все
свои сочинения за евреев и публично отрекся от Талмуда. Завязалась
бесконечная литературная борьба Р. и его сторонников с кельнскими
обскурантами. Имп. Максимилиан, курфюрст майнцский и все гуманисты
приняли сторону Р. Кельн и Майнц сделались центрами 2-х противных
направлений - обскурантизма и гуманизма. Папа Лев X, к которому
обратились в разгар спора, очень либерально отнесся к Р. и повелел даже
открыть кафедру еврейского языка в Риме. Только в 1520 г., когда
реформационное движение стало грозить Риму, папа изменил свое отношение
к рейхлиновскому делу и издал указ против Р. Рейхлиновский спор вызвал
выход в свет знаменитого сборника: "Письма темных людей", в котором,
однако, сам Р. участия не принимал. Р. был столь же выдающимся
эллинистом и латинистом, как и гебраистом. Его именем часто называется
то греческое произношение, которое, в противоположность эразмовскому
атацизму, обозначается словом итацизм. Статуя Р. входит в состав
памятника реформации, воздвигнутого в Вормсе. Лучшая монография о Р.
принадлежит Л. Гейгеру: "Job. Reichlin, sein Leben und seine Werken"
(Лпц., 1871). Ср. его же, "Историю возрождения в Италии и Германии". Г.
Ф.
Реквием. (missa pro defunctis, Seelenmesse) - католическая обедня по
умершим: музыкальное сочинение для солистов, хора, оркестра или органа.
Делится на следующие части: 1) Requiem aeternam, 2) Dies irae, 3)
Domine, 4) Sanctus, 5) Anus Dei. Кроме того бывают номера Benedictus,
Lux aeterna Libera. Самые выдающиеся Р. принадлежат Гайдну, Моцарту,
Керубини, Берлиозу.
Н. С.
Реквизиция - термин вексельного права, означающий требование, в силу
которого и по которому нотариус учиняет протест по векселю. В качестве
требующего (реквирента) выступает, прежде всего, легитимированный
векселедержатель; затем, реквирентом может выступить по векселю и лицо
(учреждение) к самому векселю непричастное, напр. депозиторий
(хранитель), которому вексель прислан на предмет истребования акцепта.
Реклама - объявление о продаваемых товарах или предлагаемых услугах,
с целью привлечь потребителей расхваливанием, часто преувеличенным,
качеств товара. В газетах Р. начали появляться почти одновременно с их
основанием. В настоящее время рекламирование применяется как в области
торгово-промышленной, так и в областях политической (во время выборов),
художественной, литературной, театральной и др. Способы рекламирования
различны. В большинстве случаев Р. помещаются в газетах, в отделе
объявлений, а иногда в тексте; в последнем случае редакция как бы
принимает на себя ответственность за сообщаемый сведения, что, конечно,
сильно действует на легковерную публику и является обычным
злоупотреблением со стороны продажной печати. Кроме того, средством Р.
служат афиши, раздаваемые прохожим на улицах или вывешиваемые на стенах
домов и др. местах. Афиши весьма часто украшаются иллюстрациями; самый
текст Р. составляется как в прозе, так и в стихах; иногда стихи кладутся
на мотив какой-нибудь популярной песенки и распеваются во всеуслышанье
нанятыми для того лицами. В последнее время появились специалисты по
составлению Р., которые по поводу, напр., изделий парфюмерной фабрики,
рассказывают легенду о том, что в каком-то монастыре найдены тела
умерших много лет тому назад монахов, сохранившиеся совершенно свежими;
причина этому - источник, вода которого имеет свойства предупреждать
гниение; Р. заканчивается уверением, что изделия такой-то фирмы
изготовлены именно из воды этого источника. Особенного развития достигла
Р. в Америке и Англии: там есть фирмы, которые тратят на Р. сотни тысяч
рублей, помещают объявления в сотнях газет и держат целые штаты
служащих, занимающихся специально составлением Р. Примером американской
Р. может служить рекламирование во время президентских выборов 1860 г.
изобретенных одним врачом пилюль: изобретатель советовал гражданам
принимать до выборов его пилюли, которые, проясняя ум и успокаивая
организм, будут способствовать сознательному исполнению гражданских
обязанностей. Местом для Р. служат в Америке и кладбища, и церкви; на
одном кладбище в Нью-Йорке есть надмогильная надпись: "здесь покоится N.
N. Он застрелился револьвером системы Кольт, убивающим наповал. Лучшее
оружие для этой цели". Другой американец раздавал в церквах маленькие
молитвенники, на каждой странице которых была напечатана его фирма.
Политическая Р., употребляемая во время выборов, в большинстве случаев
представляет собою грубое восхваление какого-нибудь кандидата. В
торговом мире все чаще повторяются случаи, когда ловкие торговцы своими
лживыми объявлениями и мошенническими Р. наносят вред как легкомысленной
публике, так и солидным конкурентам, не прибегающим к таким способам
наживы. В Германии мошеннические Р. предусмотрены изданным в 1896 г.
законом о недобросовестной конкуренции. Первоначальный проект закона
воспрещал не только всякого рода морочение публики с помощью Р., но
также выставление в объявлениях вообще неверных фактических указаний,
касающихся торгового оборота; но затем такие в сущности безвредные, хотя
и лживые указания были признаны ненаказуемыми, так как требование, чтобы
купец везде выставлял достоверные сведения, сильно стеснило бы свободу
торгового оборота. Для возбуждения судебного преследования против лица
рекламирующего требуется, чтобы ложное указание было сделано в
объявлении или сообщении, предназначенном для большего круга лиц
(объявления в газетах, плакаты, циркуляры, объявления на окнах
магазина); ненаказуемо, следовательно, ложное заявление продавца одному
какому-нибудь клиенту. Караются обманные указания о качестве, способе
изготовления, ценности товаров, способе и месте получения товаров, о
полученных почетных наградах, о причинах и цели продажи. Это
перечисление не имеет исчерпывающего характера: суд может подвести под
общее понятие о недобросовестной конкуренции всякие лживые объявления;
способные ввести в заблуждение покупателя при совершении им покупки
(напр. о продолжительности существования дела, обширности его,
количестве запасов, благодарственных письмах, заказах и т. п.).
Некоторые перечисленные в герм. законе обманы при Р. предусмотрены и
общим уголовным уложением (напр. обман в качестве товара); но обман
часто невозможно доказать, и притом общий закон не обнимает всех случаев
обмана. Точное указание места, откуда получен товар, также требуется
особым законом; под наказуемую Р. подойдет, напр., случай, когда
торговец утверждает, что масло получено с фермы, между тем как на самом
деле оно изготовлено на заводе. Злоупотребления могут заключаться и в
неправильном указании особых причин или целей дешевой продажи, напр. при
Р. о распродажи товаров от имени конкурсного управления, когда товар,
скупленный у конкурса, от времени до времени пополняется новым; сюда же
относятся Р. о распродаже по случаю смерти владельца, отъезда его,
пожара магазина, перевода в новое помещение и т. д. Наказуемо, наконец,
выставление на окнах магазинов художественных изображений - напр.,
ткацкого станка, фабрики - с целью внушить покупателям ложное мнение,
будто продавец является и фабрикантом. Юридические последствия обманной
Р. могут быть гражданские и уголовные. В гражданском порядке может быть
предъявлено требование о прекращении незаконной Р. и о возмещении
убытков. Возмещение убытков возможно лишь в том случае, если составитель
Р. знал или обязан был знать неверность помещенных в Р. сведений;
потерпевший должен доказать род и размер понесенных им убытков. Для
постановления предварительного решения о прекращении незаконной Р.
требуется лишь, чтобы, по мнению суда, нарушение закона о Р. являлось
вероятным. Это весьма важно, напр., при Р. о кратковременных
распродажах, о передвижных складах и т п., так как окончательное решение
может быть постановлено уже по миновании в нем надобности. Дела такого
рода подсудны суду по месту нахождения торговли, подавшей повод к
предъявлению иска. Требование о прекращении незаконной Р. может быть
предъявлено каждым промышленником или купцом, торгующим однородными
товарами, а также теми промышленными союзами, которые имеют право
выступать сторонами в гражданских дедах. Для применения уголовного
наказания требуется, чтобы составитель Р. знал неверность помещенных
сведений и имел намерение обмануть публику. Уголовно наказуемы лишь те
случаи мошеннической Р., которые указаны в законе (неверные указания
качества, способа изготовления, ценности товара и т. д., перечисленные
выше); наказание - штраф до 1500 мар., а при повторении - также и арест
или тюремное заключение до 6 месяцев. Суд может также постановить об
опубликовании приговора на счет обвиненного; опубликование решения
допускается, по просьбе потерпевшего, и при разборе дела в гражданском
порядке. В других западноевропейских государствах и в России нет
специальных законов о Р. Некоторые меры против ее принимаются у нас в
административном порядке. Так, у нас совершенно не допускаются Р.,
относящаяся до заключения браков, тогда как на Западе они получили
широкое распространение. Особой цензуре подвергаются у нас Р. о
специфических лекарствах. Среди либеральных профессий предосудительным
считается рекламирование со стороны врачей, особенно о лечении секретных
болезней, но нет органа, который бы боролся с подобными Р. Безусловно
осуждается всякое рекламирование (хотя бы в виде простого лишь
оповещения, систематически производимого) адвокатской этикой; советы
присяжных поверенных строго охраняют у нас это начало.
Реле (франц. relais) - вспомогательная часть электромагнитного
телеграфного аппарата. Слабый гальванический ток, придя по проводу к
станции, действует на Р., который замыкает уже местную гальваническую
батарею; ток ее, более сильный, чем ток, пришедший к Р., действует на
телеграфный аппарат.
Рельеф земной коры. - Около 70% земной коры покрыто водой океанов и
морей и это обстоятельство имеет огромное влияние на ее Р. Под водой,
как и на суше, действуют процессы, изменяющие высоту и Р. коры, но рядом
с этими процессами, увеличивающими неровности земной коры и действующими
не везде и не во всякое время, дно океанов и морей подвержено действию
непрерывных процессов, сглаживающих эти неровности. В морской воде
находится большее или меньшее количество взмученных веществ: большая
часть их образуется от размывания прибрежий волнами, меньшая состоит из
веществ, принесенных реками, организмов разного рода, пыли,
вулканического пепла и т. д. В зависимости от скорости течения воды и
крупности взмученных частиц они ранее или позже оседают на дно, причем
скорее над впадинами и котловинами, где течение слабее, чем над ровными
местами и подводными возвышенностями. Следовательно, выделяющиеся из
воды твердые осадки постоянно сглаживают неровности той части земной
коры, которая находится под водой. Иное происходить на суше. Здесь
деятельность растительности, воздуха и текучих вод способствует, в конце
концов, общему понижению суши, так как части ее, в виде взмученных в
воде осадков и растворенных в ней солей, постоянно выносятся реками в
океаны, но этот процесс идет очень медленно и при очень небольшом
уменьшении средней высоты суши неровности земной коры увеличиваются. Это
зависит от многих причин. Воздух и особенно находящиеся в нем
углекислота и водяной пар постоянно разрушают поверхность скал. Еще
сильнее в этом отношении влияние быстрых перемен температуры (особенно
попеременные замерзания и таяния), механическое и химическое действие
воды, а также низших форм растений. Из скал образуются более рыхлые
породы, и в конце концов - почвы. Как только скала достаточно
разрыхлена, на ней, при благоприятных условиях тепла и влаги, могут жить
уже высшие формы растений. Разрыхление пород делает их очень доступными
размыванию текучими водами, т. е. образуются овраги и долины, т. е.
очень расчлененная форма земной поверхности. При некоторых благоприятных
условиях (напр. каньоны р. Колорадо и его притоков в Скверной Америке)
образуются отвесные склоны в 2000 м. и более. Это случается особенно
там, где размывающая деятельность текучих вод сильна, а разрушение пород
действием воздуха и атмосферных вод слабо, вследствие твердости пород и
сухости климата. Так как твердость горных пород и их способность
сопротивляться физическим и механическим разрушающим процессам далеко не
одинаковы, то нередко часть скалы сохраняется, когда соседние части
давно разрушены действием воздуха, воды и растительности. Таким образом
образуются крутые скалы и столбчатые отдельности там, где до действия
разрушительных процессов Р. был гораздо мягче и ровнее. В зависимости от
характера пород и разных условий, особенно климатических, которым они
подвержены теперь или были подвержены в геологически недавнее время,
образуется геологический или географический ландшафта. Так, ландшафт
пустынь и очень сухих степей несомненно зависит от того, что здесь очень
слаба деятельность вод атмосферных (дождь, снег и т. д.) и текучих, и
сильна деятельность ветра. Ученые путешественники, посетившие
Центральную Азию с ее внутренними котловинами, несообщающимися с морем,
единогласно свидетельствуют о том, что здесь господствует округленный,
мягкий Р. Так говорит Рихтгофен о посещенной им юго-восточной окраине
Монголии, а со слов других путешественников и вообще о Центральной Азии.
Тоже говорят и наши отважные исследователи Монголии, Тибета, Восточного
Туркестана и т. д. Особенно точно и определенно высказываются об этом
Пржевальский и Потанин. Такие же сведения мы находим у многочисленных
исследователей Американских нагорий, между Скалистыми горами и
Калифорнийской Cьeppа-Невадой, и нагорий Южной Америки, как напр.
Атакамы, Тарапака, с ее селитряными залежами и т. д. Однако, о некоторых
частях Сахары путешественники выражаются иначе и говорят о довольно
крутых возвышенностях, по крайней мере, местами. Возможно, впрочем,
помирить эти различные описания, последняя форма Р. встречается, как
кажется, там, где преобладают твердые породы, и так как здесь нет
деятельности текучих вод, дождей и водяного пара, то крутые
возвышенности долее сохраняются. О чем единогласно свидетельствуют
путешественники, это о том, что в пустыне господствуют не текучие воды,
а ветры. Ветер разрушает, он же и созидает, является так называемая
скульптура при помощи ветра, посредством ударов частиц песчаника или
галечника о твердую скалу, глубоко ее бороздящих и отрывающих от нее
более или менее значительные куски. Пыль везде носится в воздухе, где
только есть довольно мелкие частицы; особенно воздух котловин
Центральной Азии постоянно наполнен пылью, и чуть только ветер несколько
ослабеет, то часть пыли падает на землю - одним словом, получается
явление, совершенно сходное с тем, что происходит с твердыми осадками,
взмученными в воде. Как только ослабело течение, так наиболее крупные из
них оседают на дно. Таким образом действие ветра в значительной степени
содействует сглаживанию неровностей, так как в котловинах ветер слабее,
и, след., часть пыли оседает и заполняет их. Затем, так как текучих вод
здесь мало и размывающее действие их крайне слабо, то в таких странах
постепенно теряется сообщение с морем, образуется ряд внутренних
замкнутых котловин, каждая со своим соленым озером, а при более сильном
высыхании - сухим солонцом. Совсем отличен от этого во многих отношениях
Р. травяной степи, хотя некоторое сходство и есть. Уже давно замечено,
что травяные степи, как и болота, занимают более ровные части земной
поверхности, чем леса, и есть основание думать, что сам растительный
покров этому содействует. Более или менее роскошная растительность
травяных степей возможна лишь при гораздо более обильных осадках, чем
те, которые падают в пустыне, след. размывающее действие вод, как
дождевых, так и текучих, здесь несомненно играет уже немалую роль. Эти
воды и растительность объясняют Р. степей. Если так или иначе
образовалась травяная растительность на более крутом склоне, то после
сильных дождей почва ползет и травяная растительность не может ее
сдержать, пока значительно не уменьшится уклон; с другой стороны, самая
эта растительность способствует сглаживанию неровностей, задерживая
более мелкие частицы почвы: отсюда равнинный характер и преобладание
мелкозема - явление, одинаково замеченное нашими учеными в степях
Европейской России и американскими - в тамошних прериях. В нетронутой
степи редко бывают крутые овраги и водотоки, а вода собирается в
небольших пологих блюдцеобразных углублениях и там застаивается.
Совершенно иначе дело идет в лесу. Как кажется, лес нужно признать
формой растительности более консервативной, т. е. более сохраняющей тот
Р. местности, который существовал при его возникновении. К тому же нет
сомнения в том, что лес хорошо укореняется на таких крутизнах, где
сплошного травяного покрова быть не может. Затем опавшие листья или
хвоя, мох и т. п. образуют сплошной, частью мертвый, частью живой
растительный покров, по которому дождевая и снеговая вода течет, не
размывая почвы, находящейся под ним, и собирается в постоянные водотоки,
по которым достигает морей или больших внутренних озер. Вообще можно
сказать, что растительность является условием и разрушающим, и
сохраняющим земную кору. Рядом с углекислотой и водяным паром воздуха,
рядом с попеременным замерзанием и таянием воды в расселинах скал,
растительность первая измельчает их и создает почву для других растений,
между прочим и культурных. Но разрушая, или точнее, измельчая скалы,
густая растительность способствует и тому, что измельченные части скалы,
образовавшие уже почву, остаются на месте; она защищает их от развевания
ветром и размывания текучими водами и дождем. На Ю Соед. Штатов, под
одной и той же широтой, встречают гранит одинакового состава на влажном
ЮВ, в Каролине, и на сухом ЮЗ, в Аризоне. В последней местности горы
имеют резкие очертания, скалы круты, между тем как на ЮВ Соед. Штатов,
где теплый климат и обилие влаги в воздухе и почве, на большую глубину
нельзя встретить неразложившейся скалы. Обломки занимают громадную
толщину и с своей стороны покрыты густою лесной растительностью, которая
защищает их от размывания. Если исключить пески и ограничиться, главным
образом, местами, изрытыми оврагами и горными лощинами, или же
неизрытыми - надо признать соответствие в природных условиях между
силами разрушающими и силами закрепляющими почву. Разрушение идет быстро
там, где встречаются рыхлые, легко размываемые породы, с одной стороны и
большое количество воды с другой, независимо от того, откуда является
эта вода. Но, как бы в противовес, чем рыхлее порода и чем обильнее
осадки в летнее время года и чем более получается воды от таяния снега
весною, тем благоприятнее условия для растительности. В департаменте
Верхних Альп, где горные потоки особенно грозны и опустошительны,
соединились в высокой степени два главные условия для их деятельности:
весною и осенью падают чрезвычайно сильные ливни, а горные породы легко
размываемы. Это обилие воды и рыхлость пород несомненно благоприятны для
растительности, и во многих местах, даже почти везде, поверхность
покрыта густыми лесами или высокими травами. В нашей черноземной полосе
и вообще в травяных степях точно так же в естественном состоянии
находилась обильная растительность, для которой была очень благоприятна
рыхлость почвы, таяние обильных снегов и сильные ливни летних месяцев. В
местах более сухих условия менее благоприятны для растительности; вместе
с тем и редко бывают сильные ливни, менее получается воды от таяния
снега, поэтому и здесь является некоторое равновесие между размывающими
и сохраняющими силами, т. е. и те, и другие слабее. Сравнивая между
собой страны, где преобладает гранить, видим следующее: как он ни тверд,
как ни трудно поддается измельчению, но там, где мы имеем влагу, - там и
гранит легче поддается размыванию и измельчению, но зато и более
покрывается растительностью. За исключением собственно выпуклых частей
земной поверхности, гор, можно сказать, что решительно преобладает
размывание текучими водами, по крайней мере в местностях сколько-нибудь
влажных, и оно образует то, что ученые Зап. Европы уже давно назвали
архитектурой скал. Размываются горные лощины и овраги, и содержимое их
выносится далее, частью доносится до моря, частью распределяется по
поверхности равнин, у подошвы оврагов и горных потоков. Очень важны
исследования над горными потоками, сделанные в последнее полустолетие во
Франции. Сюррель установил 3 главные части горных потоков: сверху -
приемный бассейн (bassin de reception), все более размываемый текучими
водами, сбегающими с гор, затем канал (canal d'ecoulement), вдоль
которого обыкновенно не происходит ни размывания, ни отложения наносов,
и, наконец, так называемый конус отложения (cone de dejection), там, где
горный поток выходить в более широкую долину или на равнину и где уклон
значительно уменьшается. Средина конуса отложения значительно выше, чем
бока, и это способствует неустойчивости местности, так как горный поток
очень легко меняет свое доже, затопляя и смывая все, что ему противится.
Уже Сюррель указал на то, что существование настоящих опустошительных
горных потоков зависит от трех причин: характера горных пород, климата и
растительности. Местами во Франции удалось проследить 4 периода развития
горных потоков. Так, напр., часть каменистой дельты Роны, Кро (Crau),
считается французскими геологами конусом выноса р. Дюрансы, притока
Роны. Они думают, что такая опустошительная деятельность горных потоков
была к концу ледникового периода, в то время, когда только что исчезли
мощные горные ледники, дожди были обильнее, чем теперь, а горные склоны
не успели еще одеться растительностью, особенно лесами. Затем, когда эта
растительность возникла, страна была еще мало населена, и человек не
истреблял лесов для распашки и пастбищ - горные потоки успокоились или,
как выражается Сюррель, потухли (s'eteignaient). Доказательства этого
видят в том обстоятельстве, что большинство современных деревень и полей
расположено на конусах выноса горных потоков, т. е. там, где, при
нынешних условиях, им грозит большая опасность после каждого ливня.
Затем, страна населялась все гуще и гуще; улучшение дорог позволило
вырубать и свозить лес, растущий даже на крутых склонах, а неумеренные
пастбища истребили лесную поросль после вырубки леса; тогда многие
горные потоки опять проявили свою опустошительную деятельность, срывая
целые поля с горных склонов и затопляя и занося песком и галькой поля на
конусах выноса, у выхода горных потоков в широкие долины. Овраги на
нашей равнине, конечно, далеко не достигают тех грандиозных размеров,
каких достигают горные потоки, и не в состоянии производить таких
опустошении, но зато число их гораздо больше, и так как вся равнина
состоит из мягких пород, то размывание здесь идет очень легко; и в общем
получается явление, сходное с тем, которое имеет место в горах. Размыв
оврагов идет во время снегового половодья и после проливных дождей. Там,
где склон дна оврага уменьшается, образуется настоящий конус выноса.
Так, напр., в Задонском у. Воронежской губ., у селения Дмитряшевки, к
Дону выходит овраг, несущий так много наносов, что они распространились
поперек всего ложа Дона, который здесь удобопроходим вброд. В других
случаях овраги выходят не к рекам и речкам, а на ровные поля, и образуют
на них еще более заметные конусы выноса. Если породы у нас почти везде
допускают размыв, то есть другое обстоятельство, очень важное и
решающее, помимо растительности: это общий склон местности или
вертикальное расстояние от верхних частей равнины до соседних рек. Где
склон очень мал, как, напр., в большей части Новоузенского у. Самарской
губ. или Днепровского у. Таврической губ., там овраги не образуются, так
как падение воды недостаточно для этого. Напротив того, где склоны очень
велики, как, напр., на правом берегу Волги, от Нижнего Новгорода до
Царицына, или на правом берегу Днестра в Подольской губ., там овраги
чрезвычайно многочисленны и сеть их быстро растет, как только тронута
человеком естественная растительность. Ни в первобытной степи, ни в лесу
новых оврагов не образуется, и нет роста оврагов посредством отвершков;
размывание идет только в постоянных водотоках, на счет их дна и боков.
Но когда человек заменяет лес или степь полем, тогда исчезает прежняя
устойчивость и идет размывание и намывание в больших размерах. Это
зависит от того, что на поле, во-первых, отсутствуют те мертвые покровы,
которые защищают поверхность в лесу от размывания, и при этом не так
долго бывает густой и сплошной растительный покров, как в степи. Почва
надолго остается обнаженной и легко размываемой; во время морозов или
сильных жаров образуются небольшие трещины, затем снеговые половодья и
ливни постепенно расширяют их, а там уже образуется и настоящий овраг.
Соотношение наших оврагов с растительностью совершенно так же ясно, как
и отношение ее к горным потокам. И у нас, как в альпийских департаментах
Франции, в некоторых случаях овраги перестают расти после того, как
склоны их стали несколько отложе и покрылись травой или лесом, которых
человек не трогает. Гораздо сильнее, чем наши черноземные губернии,
изрыта оврагами часть северного Китая. По среднему течению р. Хуанхэ и
ее главных притоков находятся древнейшие культурные области сев.-зап.
Китая, где плуг безраздельно царствует 4000 лет. К тому же порода здесь
чрезвычайно легко размываемая и дающая плодородную почву (так назыв.
лёсс), естественная растительность давно истреблена, и сильные летние
дожди чрезвычайно легко размывают почву, образуя громадные овраги с
вертикальными стенами. В сухое время года, т. е. в продолжение 6 - 7
месяцев в году, ветер тоже содействует подвижности почвы этой страны.
Превосходное описание ее находим в книге немецкого геолога-географа
Рихтгофена ("China", т. 1). Иная форма Р. господствует в местностях,
которые южные славяне называют кражем, а немцы карстом (Karst, франц.
Causse, итал. Carso). Этот вид поверхности можно назвать известковой
пустыней. Она образуется там, где порода - крупнозернистый известняк и
естественная растительность истреблена человеком; пещеры и подземные
реки свойственны вообще местностям, где преобладает данная порода, но
там, где дожди сколько-нибудь обильны и растительность не истреблена
человеком, - там растут густые леса, и хотя мало родниковой воды, но
существует густой растительный перегной, и подобные страны поддаются
земледелию при известной осторожности; иначе перегной быстро вымывается,
обнажается крупнозернистый известняк - и страна превращается в пустыню.
Если юго-восточная Франция может считаться классической страной горных
лощин (torrents) и производимых ими опустошений, то подобное же
положение занимают обширные местности побережья Адриатического моря
относительно рассматриваемой формы поверхности. Истрия, Далмация,
Герцеговина, Черногория, на громадных пространствах покрытые такими
известковыми пустынями, по которым зимой несется страшный, сильный,
холодный ветер, так назыв. бора - являются странами, весьма мало
приспособленными для жизни человека. Но история показывает нам, что
здесь существовали густые леса и что некоторые из них были вырублены не
далее, как в XV и XVI столетиях, на потребности венецианского флота. Это
особенно касается Далмации и соседней Герцеговины, Затем лесные пожары и
неосмотрительные пастбища довершили остальное. Относительно кража мы
можем заметить то же, что относительно местности, взрытой оврагами и
горными лощинами: и здесь является соответствие между созидающими и
разрушающими силами. Там, где господствует крупнозернистый известняк и
дождя выпадает мало, там слабее растворяющая деятельность воды,
благодаря которой только и образуется краж. Там, где дожди обильнее или
зимой выпадает много снега и, след., растворение идет быстро, там
условия благоприятнее для растительности, и без вмешательства человека
обыкновенно вырастают густые леса. В Греции, где господствуют на больших
пространствах такие же известняки, как в Далмации, и леса тоже большею
частью вырублены, краж не так резко выражен, как в выше названных
странах, потому что дождя и снега выпадает здесь менее. Ледники тоже
образовали свою форму рельефа земной поверхности, долины более широкие
внизу, чем вверху, так назыв. бараньи лбы и т. д., так что опытные
геологи и географы сразу отличают ледниковый ландшафт, даже там, где он
впоследствии подвергся большим изменениям действием атмосферы, вод и
растительности. Сыпучие пески (дюны, барханы) имеют свою особую форму
Р., которая характеризуется особенно отлогостью на наветренной и
крутизной на подветренной части дюны или бархана. Это явление настолько
ясно выражено, что по направлению прежних дюн или барханов, ныне
заросших и потерявших подвижность, можно определить преобладающее
направление ветра того времени, когда пески были подвижны. Наука,
которая занимается исследованием Р. суши земного шара, называется
орографией, часть ее, занимающаяся измерением высот, называется
гипсометрией. Р. дна морей составляет область океанографии. Обширные
труды по геологии подробно разбирают все, касающееся Р. земного шара Ср.
Suss, "Antlitz der Erde", Lapparent, "Geologie" и "Lecons de Geographie
physique"; Penck, "Morphologie der Erdoberflache"; Мушкетов, "Физич.
геология"; Иностранцев, "Геология". А. Воейков.
Рельсы, по которым непосредственно движутся колеса железнодорожного
поезда - разделяются, в зависимости от формы их поперечного сечения. на
симметрические (или двухголовчатые, употребляемые преимущественно на
английских железных дорогах), желобчатые (употребляемые для конных
дорог) и пр. Наибольшее распространение получили - а в России
употребляются исключительно - Р. с широкой пятою, или знакомый тип рельс
Виньоля. Р. этот состоит из пяты, шейки и головки. Практика службы Р. на
разных железных дорогах, а также теоретические исследования дали
возможность выработать некоторые требования, которые определяют качество
стали, употребляемой на выделку рельсовой стали; вес Р. в зависимости от
тяжести передвигающихся по ним поездов и соотношение между главными
размерами профиля Р. В прежнее время Р. прокатывались исключительно из
сварочного железа, добытого пудлингованием. Для первых железных дорог в
России Р. привозились из-за границы. Для водворения рельсового
производства в России правительство принимало разные меры, причем
применялись: запрещение строящимся железным дорогам употреблять Р.
иностранного производства, высокие охранительные пошлины,
правительственные заказы и выдача премий русским рельсопрокатным
заводам. До 1893 г., когда выдача премий прекратилась, заводам уплачено
было правительством, не считая заказов по повышенным ценам, одной премии
свыше 23000000 р. Первые железные Р. у нас изготовлены были в 1846 г. на
заводи ГутаБанкова, затем рельсы стали выделываться на Уральских заводах
(Нижнетагильском, Алапаевских, Камско-Воткинском), а вместе, с
возникновением металлургической промышленности на юге России и переходом
к стальным Р. (в 1860 - 70 гг.) развилось сталерельсовое производство и
на других заводах. В начале 1890-х гг. выделывалось ок. 10 милл. пд., в
настоящее время - свыше 20 милл. пд. Р. В России начали выделывать
стальные Р. казенные Воткинские заводы, в 1867 г. Производство стальных
Р., ныне почти исключительно применяемых, стало возможным, благодаря
введению бессемеровского процесса приготовления стали. В настоящее время
материалом для Р. служит бессемеровская и томасовская сталь, а также
мартеновская. Усовершенствование этих процессов дало возможность
выделывать сталь достаточно равномерную по составу и в таком большом
количестве, что рельсопрокатные заводы, с производительностью в 4000 -
5000 Р. в неделю, не представляют ныне чего-либо чрезвычайного. Большие
заводы, напр. - Круппа в Германии, Томсона в Англии, могут прокатывать
до 1000 - 1700 Р. в сутки. При начале введения стальных Р. относительно
материала ставились большие требования; так, напр., нередко
предписывалось временное сопротивление па 75 кгр. на кв. мм., при
твердости соответствующей пружинной стали. Р. из подобной стали
действительно мало изнашиваются, но зато вследствие недостаточной
вязкости они хрупче и чаще лопаются, особенно в сильные морозы. Подобную
крепость и твердость обнаруживают лишь Р., в состав материала которых
входит значительное количество углерода (0,4 - 0,5%), при содержании
фосфора не более 0,08% и кремния не более 0,06%. Большинство металлургов
Англии и Америки придерживаются этого состава. Европейские техники,
предпочитая равномерность износа, зависящую от более равномерного
состава стали и находящуюся в связи с этим большую прочность в пути,
выделывают более мягкую сталь, приближающуюся по своему составу к литому
железу. В этом материале углерода меньше и требуемая твердость
достигается присутствием большего количества кремния и марганца. По
русским правилам Р. изготовляются из стали с содержанием углерода не
менее 0,4%, фосфора менее 0,1% и серы менее 0,1%. При этом разрывающее
усилие на кв. мм. (R) и относительное удлинение (i) должны удовлетворять
условию, чтобы сумма разрывающего усилия, сложенного с удвоенным
удлинением (R + 2i), была не менее 82. Кроме того разрывающее усилие не
должно быть менее 65 кгр. на кв. мм., а относительное удлинение не менее
6%. Тип Р. определяется весом их на погонную единицу; на русских
железных дорогах употребляются Р. весом от 18 до 241/2 фн. в пог. фт. В
настоящее время повсеместно замечается тенденция для перехода к более
тяжелым Р., что обусловливается введением более сильных паровозов,
передающих на Р. значительные давления (до 15 тонн и более на ось), и
ускорением хода поездов, вызывающим усиленные напряжения в Р.
Теоретически степень прочности Р. и величину проявляющегося в нем
напряжения до последнего времени рассчитывали, исходя из определения
момента внешних сил по формуле Винклера. Винклер вывел эту формулу в
предположении, что Р. представляет балку, покоящуюся на неупругих
опорах. Но формула Винклера не дает верного представления о напряжениях,
проявляющихся в Р, вследствие чего она может служить лишь для выяснения
сравнительного достоинства отдельных профилей Р. В действительности Р.
лежит на упругих опорах. Новейшие формулы Энгессера, Циммермана и
Шведлера вводят этот элемент в определение напряжений в Р. На некоторых
железных дорогах, за границей, делаются опыты над исключительно тяжелыми
Р. Вообще же введения Р. более тяжелых типов значительно удорожает
стоимость первоначального устройства железнодорожного пути. Поэтому при
необходимости упрочить путь для возможности движения более тяжелых и
скорых поездов стараются иногда ранее введения более тяжелого типа Р.
достигнуть этого увеличением числа укладываемых под ними шпал, причем
вследствие сближения опор уменьшается свободный пролет Р., на который
действует давление колеса. Отношение высоты Р. к ширине пяты его, от
которого зависит устойчивость Р., изменяется от 0,79 до 1 (на русских
железных дорогах от 0,8 до 0,9, на американских преимущественно 1). В
зависимости от этого, высота Р. на русских железных дорогах, для разных
типов Р., изменяется от 119,55 мм. (правительственный тип 221/2 фн. в
погонном футе) до 127 мм. (напр. 24-фунтовый Р. Китайской Восточной жел.
дор.), ширина пяты измеряется от 100 до 115 мм.; толщина края подошвы
около 8 мм., толщина шейки около 12 мм., ширина головки 53
- 62 мм., толщина ее 35 - 39 мм. Для приемки Р. установлены правилами
нашего министерства путей сообщения пробы на изгиб - посредством
нагрузки и на излом - посредством удара. Для пробы изгибом, кусок Р.,
длиной не менее 5 фт., положенный на двух опорах, взаимно удаленных на
31/2 фт., подвергается действию груза от 700 (для Р. весом 18 фн. в
погонном футе) до 1125 пд. (для 241/2 фунтового Р.), приложенного
посредине между опорами. Окончательный постоянный прогиб под этим грузом
не должен превосходить 3/4 мм. По русским правилам приемки Р. кусок Р.
не менее 5 фт. подвергается пробе при температуре не менее 12° по
Реомюру. Такой кусок Р. располагается на опорах, как при описанной выше
пробе на изгиб, и подвергается двум ударам бабы, весом 30 пд., падающей
с высоты от 6,75 фт. (для Р. 18 фунтовых) до 8,75 фт. (для Р. 241/2
фунтовых). При этом Р. может изгибаться, но не должен представлять
никаких наружных признаков излома.
А. Таненбаум.
Рембрандт ван Рейн (Rembrandt van Rijn) - великий голландский
живописец и гравер, сын мельника Гармена Герритса и Нелтье Виллемсдохтер
ван Рейн, род. 15 июля 1606 г. в Лейдене. Во время появления Р. на свет
дела его отца находились в цветущем положении, что позволило ему дать
своему четвертому сыну более тщательное образование, чем то, какое
получили старине сыновья, сделавшиеся ремесленниками. Р. поступил в
латинскую школу, с тем, чтобы впоследствии перейти в лейденский
университет. Но школьные занятия не удовлетворяли Р.; он учился плохо, и
в конце концов Гармен ван Рейн должен был уступить желанию своего сына
сделаться живописцем. Первым учителем, к которому отец отдал Р., был
Якоб ван Сваненбюрх, весьма посредственный живописец, но, как человек,
побывавший и работавший в Италии, пользовавшийся у своих
соотечественников большим уважением. Пробыв в мастерской этого художника
около трех лет, Р. переехал в Амстердам и поступил там в ученье к Питеру
Ластману, ученику Адама Эльсгеймера. Этот наставник оказал на Р.
довольно значительное влияние и, по-видимому, научил его также
гравировальному искусству. В 1623 г. Р. возвратился на родину, и, по
всей вероятности, в 1628 г., был уже вполне готовым художником; по
крайней мере известно, что в это время он уже имел ученика, а именно
знаменитого впоследствии Герарда Доу. Первые известные картины Р.
относятся к 1627 г. Большое число работ, исполненных им в этот период
его жизни, свидетельствует о неустанном труде, с каким старался он
совершенствоваться. Все окружающее доставляло ему модели, главным же
образом он пользовался для своих эскизов, картин и гравюр лицами своих
близких и своим собственным. К этому времени относятся многочисленные
портреты его самого, матери, отца, а также изображения подмеченных им
уличных типов и сцен. При этом Р. работал также и по заказам посторонних
лиц, что доказывает, между прочим, хранящийся в кассельской галерее и
помеченный 1630 г. портрет мужчины с двойной золотой цепью на шее. В
1631 г. Р. переселился в Амстердам, и с тех пор лишь изредка навещал
свой родной город. В Амстердаме он очень быстро достиг известности;
однако, несмотря на массу заказов, он не переставал работать единственно
с целью своего усовершенствования, рисуя с натуры и гравируя интересные
типы, которые попадались на каждом шагу в еврейском квартале города. В
эту пору жизни Р. им были написаны: "Урок Анатомии" (1632, нах. в
Гааге), портрет Коппеноля (нах. в Касселе) и эрмитажный портрет
каллиграфа (1631 г. №808). В 1634 г. Р. женился на Саскии ван Юленборх,
дочери ученого юриста. Этой женитьбой открывается самая счастливая пора
его жизни: он пользуется материальным благосостоянием, избытком заказов
и нужной привязанностью своей молодой супруги. Саския часто фигурирует в
рембрандтовских произведениях этого периода, причем черты ее лица
встречаются не только в портретах, но и в других картинах и гравюрах.
Среди портретов Саскии наибольшей известностью пользуются: - "портрет
невесты P." (в кассельск. гал.), "Портрет Саскии" (в дрезд. гал.) и "Р.
с его женою" (там же). Однако, счастье и довольство выпали на долю
гениальному мастеру не надолго. В 1642 г. Саския скончалась; от
семилетнего брака у нее было четверо детей, из которых только один сын,
Титюс, пережил свою мать. С этой поры обстоятельства Р. изменяются к
худшему; хотя он и нашел себе подругу жизни в лице своей служанки
Гендрикие Ягерс, по прозвищу Стоффельс, от которой родилась у него дочь,
но материальное благосостояние его пошатнулось вследствие овладевшей им
страсти к коллекционерству художественных предметов и редкостей. Он
тратил на них массу денег до такой степени, что в 1656 г. был объявлен
несостоятельным должником, а в 1658 г. должен был оставить свой дом и
переселиться в гостиницу. Чтобы помочь своему сожителю, Гендрикие,
вместе с его сыном основала компанию, для торговли картинами, эстампами,
гравюрами на дереве и всевозможными редкостями. Несмотря на то, дела Р.
шли все хуже и хуже, особенно после кончины Гендрикие, около 1661 г.
Чрез семь лет умер и сын художника, Титюс. Очутившись в тяжелом
материальном положении, Р. не терял, однако, энергии, много работал, и
все-таки, при всем своем трудолюбии, не мог выйти из стесненных
обстоятельств. Причиной тому было то, что вкусы публики в это время
изменились, и широкое, сочное письмо Р., его прием трактовать освещение,
сосредоточивать освещение в одном пункте и оставлять остальные части
картины в тени и полутени, перестали нравиться любителям искусства,
которые стали увлекаться тщательно исполненной, светлой живописью. Р.
ум. в крайней бедности, в первых числах октября 1669 г. В
противоположность близорукому суду современников этого мастера, приговор
потомства поставил его на высокое место в истории искусства. Р. - самый
характерный представитель голландской школы живописи; в его творчество
наиболее полно и всесторонне отразились тенденции этой школы, и
благодаря необычайному гению, которым наделила его природа, произведения
его являются как бы синтезом всей северной живописи. По своему
миросозерцанию, Р., прежде всего, глубокий реалист: реализмом проникнуты
все его работы, вне зависимости от того, из какой области он черпает для
них сюжеты. Даже в таких изображениях, как мифологические, Р. не
отрешается от действительности, представляет себе греческих богов и
богинь в виде современных ему голландцев и голландок (как напр. в
эрмитажной "Данае"). Еще более того: в некоторых картинах подобного
рода, он как бы старается отринуть от себя всякое представление о
присущей античным богам красоте форм, и умышленно вдается в некоторую
карикатурность (напр. "Ганимед" дрезденского музея). Что касается до
картин Р. на религиозные темы, то хотя и в них он остается верен
реалистическому направлению и одевает фигуры в костюмы своего времени,
однако, в этих произведениях ярко выражается теплое и благоговейное
чувство, как напр. тогда, когда художник олицетворяет Спасителя,
Богоматерь, учеников и последователей Христовых ("Снятие со Креста" в
эрмит. гал., 1634; "Христос с учениками на пути в Эммаус", в луврск.
муз., 1648: гравюра "Христос исцеляет больных"; "Поклонение волхвов", в
букингемск. дв., 1657, и др.). Портреты Р., в свою очередь, также
реалистичны в высшей степени, не только точно передают внешние черты, но
и выражают внутренний характер изображенных лиц, весь их нравственный
облик, их национальность, род их деятельности. Последний особенно ярко
подчеркивается аксессуарами, которые художник подбирает, сообразуясь с
профессией представленного персонажа (Эрмитаж. "Каллиграф", гаагский
"Урок анатомии", амстердамская "Гильдия ткачей"). Независимо от присущей
рембрандтовским работам жизненности и совершенно особенных, только
одному этому мастеру свойственных технических приемов, о которых будет
сказано ниже, произведения Р. отличаются гениальной композицией. В его
картинах и гравюрах, все имеющее существенное значение выдвигается, тем
или иным способом, на первый план, и главные действующие лица
характеризуются так тонко, что у зрителя не остается никаких недоумений
относительно содержания изображаемой сцены. Что касается до рисунка, то
Р. далеко не всегда гонится за его правильностью, иногда он прямо
умышленно вдается в преувеличения, с очевидною целью усилить
впечатление; зато его рисунок, подобно композиции, всегда в высшей
степени выразителен. Главная отличительная особенность рембрандтовского
колорита
- отсутствие красочности - замечается как в ранних, так и в
позднейших его работах; ни в одной из его картин нет тех красок, какими
блещут произведения итальянских мастеров или, например, работы главы
фламандской школы - Рубенса. Внимание Р. обращено главным образом на
передачу игры света и тени, и в этой области гениальный мастер стоит на
недосягаемой высоте. В его картинах изображенное представляется как бы
окутанным воздухом, и игра света в этой насыщенной им атмосфере
производит поразительные эффекты. Ставя себе задачей преодолевать
трудности передачи того или другого светового эффекта, Р. нередко
воспроизводить освещение настолько фантастическое и искусственное, что
дает ученым повод спорить о том, при каком свете - дневном или ночном -
происходить та или другая изображенная им сцена (например, известная
картина амстердамского музея: "Ночной дозор"). Обыкновенно Р.
распределяет свет таким образом, что главное по значению лицо или
главная группа картины находится в наиболее сильном свете (напр. в
"Уроке анатомии"), световые же рефлексы от этой главной группы
распространяются на прочие ближайшие к ней лица или аксессуары, и,
наконец, остальные части картины тонут в прозрачном, глубоком полумраке,
полном воздушности. Впечатление, производимое таким гениальным
распределением света и тени, усиливается тем, что наиболее освещенные
части выписаны более тщательно, чем остальные трактованные широко и
сочно, иногда только намеками. Мастерство в области передачи света и
тени вырабатывалось у Р. постепенно. В своих первых, по времени, работах
Р. старался изображать природу в том виде, как она ему представлялась,
без погони за световыми эффектами, хотя уже и в эту пору в его творениях
проскальзывают намеки на будущую рембрандтовскую светотень (напр. "Св.
Павел в темнице", 1627, в штутгартской галерее). До наивысшего развития
светотень, а вместе с тем и другие достоинства кисти Р., достигают в
среднюю пору его деятельности. Как уже было сказано выше, житейские
невзгоды, постигшие художника, не могли не отозваться на его творчестве.
В некоторых картинах, написанных им вскоре после его банкротства,
прежние прозрачные и теплые тона сменяются более тусклыми; свет
утрачивает свою интенсивность, кисть делается менее сочной. Однако,
такой упадок был только временный, и под конец своей жизни Р. снова стад
производить вещи великие, неподражаемые, сообщив своей фактуре еще
большие свободу и ширину; так например в 1661 г. им были написаны:
знаменитые "Синдики гильдии ткачей" (наход. в Амстердаме) и "Возвращение
блудного сына" (имп. Эрмитаж, № 797), а в 1682 - "Еврейская невеста" (в
амстердамском музее). Многочисленные гравюры Р. отмечены теми же
достоинствами, как и его картины: характерность рисунка, мастерская
передача трудных световых эффектов, свободный, уместно тонкий или
энергичный ход гравировальной иглы - отличительные качества P., как
гравера. Перечислить все его картины и гравюры представляло бы слишком
большой труд; достаточно будет сказать, что его творческая мысль
проникала во все сферы человеческого бытия; портреты, сцены из
современной жизни, мифологические, библейские, евангельские и
исторические сюжеты - все это занимало художника. Однако,
преимущественною его любовью пользовались темы из Библии и Евангелия,
как более соответствовавшие протестантскому мировоззрению великого
мастера. С особенным интересом и наиболее часто он обращался к истории
страданий Спасителя, которые трактовал в картинах и гравюрах, полных
христианского чувства. Произведения Р. высоко ценятся любителями
искусства; обладание ими составляет гордость всякого музея; всех других
картинных галерей богаче ими Императорский Эрмитаж, в котором
насчитываются 42 картины Р. Великий мастер оказал огромное влияние на
всю голландскую живопись; главные из его непосредственных учеников - Ф.
Боль, Г. Флинк, Г. ван ден Экгоут, А. де Гельдер, Н. Мас, Фабрициюс, Ф.
де Конинк. С. ван Гогстратен, Я. Бакер, Я. де Вет, В. де Портер, Ю.
Овенс, А. Вердаль и Дрост. Ср. Схельтема, "Redevoering over het leven en
de verdiensten van R. Van Rijn" (Амстердам, 1853; по-франц. П., 1866);
Восмар, "R., sa vie et ses oeuvres" (2 изд., Гаага, 1877); Э. Фромантен,
в "Les maitres d'autrefois" (3 изд., 1877); Боде, "Studien zur
Geschichte der hollandischen Malerei" (Брауншвейг, 1883); Блан,
"L'oeuvrede R." (H., 1880, 371 л.); Дютюи, "L'oeuvre complet de R."
(около 368 л.; там же, 1883); Д. А. Ровинский, "Полное собрание гравюр
P." (1000 фототипий, СПб., 1890); Э. Мишель, "R., sa vie, son oeuvre et
son temps" (П., 1893): Ф. Зейдлиц, "Rembrandts Radierungen" (Лпц.,
1894); его же, "Kritisches Verzeichniss der Radierungen R." (там же,
1886); анонимного автора, "R. als Erzieher"; Кнакфус, "Rembrandt" (в
"KunstIermonographien"; русск. перев., СПб., 1890); Боде, "Oeuvre
complet de R." (вышли в свет I и II тт., П.). А. А. Сомов.
Ремиссия - термин торгового права, которым означают как возврат
(обратную отсылку) ценностей и пр., так и уступку (скидку), делаемую для
округления платежей.
Ренан (Жозеф Эрнест Renan) - знаменитый французский филолог и
историк, родился в небольшом городке Бретани, в 1823 г. Его отец,
небогатый моряк, умер, когда Р. было 5 лет. Наибольшее влияние на Р. в
детстве оказывала его старшая сестра, Генриетта, с которой он сохранил
дружбу до самой ее смерти. Мать Р., имея в виду посвятить его церкви,
отдала его в местную духовную семинарию, откуда он перешел в 1838 г. в
парижскую семинарию св. Николая (St.-Nicolas du Chardonnet), которою
управлял тогда знаменитый впоследствии Дюпанлу. Это было небольшое, но
блестящее и модное учебное заведение, куда поступали избранные ученики,
по большей части из знатных фамилий. Здесь Р. впервые познакомился с
светской литературой; Мишле, В. Гюго и Ламартин произвели на него
особенно сильное впечатление. Так как в семинарии св. Николая не было
философского класса, то Р. перешел в 1842 г. в Исси (Issy), в отделение
большой семинарии св. Сульпиция. Знакомство с немецкой философией
нанесло первый ударь его прежним верованиям: с этих пор "вечное fieri",
метаморфоза без конца стала казаться ему законом мира" - но он оставался
еще католиком по чувству и намеревался сделаться священником, утверждая,
что для этого нет надобности воровать во все то, чему будешь учить. В
1843 г. он поступил, для изучения богословия, в семинарию св. Сульпиция
и увлекся изучением еврейского языка, под руководством аббата Ле-Гира
(Le Hir). В следующем году ему было поручено преподавание еврейской
грамматики в семинарии и позволено слушать в университете лекции
знаменитого археолога Катрмера. Ле-Гир рассчитывал сделать из Р. светило
католической науки; но занятия еврейским языком, положив начало научной
карьере Р., повели к окончательному его разрыву с церковью. Историк, а
не философ по натуре. Р., после ближайшего ознакомления с библейской
критикой, окончательно признал невозможность для себя духовной карьеры,
вышел из семинарии и не принял места преподавателя в духовной коллегии,
только что основанной парижским архиепископом Аффром для сближения
церковной науки со светской. На этот раз Р. остался твердым в своем
решении, несмотря на все увещания своих прежних профессоров и
руководителей. "Я не из тех - читаем мы в его "интимных письмах", -
которые решились никогда не изменять раз принятых воззрений, к какому бы
научному результату они ни пришли.... Но в настоящее время я не могу
верить в переворот, по крайней мере настолько сильный, чтобы привести
меня к католической и священнической ортодоксальности". Чтобы как-нибудь
материально устроиться, Р. принял место репетитора в Иезуитской
подготовительной школе св. Станислава, но остался там лишь три недели,
так как руководители школы стесняли только что приобретенную им свободу
мысли. Он перешел репетитором в пансион Крузэ, где близко сошелся с
одним из своих учеников и почти сверстником, известным впоследствии
ученым Вертело; эта дружба не осталась без влияния на развитие Р. Не
смотря на многочисленность занятий в пансионе. Р. продолжал изучение
восточных языков, в 1847 г. сдал все университетские экзамены и получил
место профессора философии в версальском лицее. В том же году он
представил в акад. надписей рукопись своего первого ученого труда -
"истории семитических языков" ("Histoire generale des langues
semitiques"), который в свое время имел весьма важное значение не только
по филологической эрудиции автора, но и как одна из первых попыток
изучения народной психологии на основании языка. До 1848 г. Р. мало
интересовался политическими и социальными вопросами. Февральская
революция произвела на него сильное впечатление, но не вызвала в нем
особых симпатий к демократии. В книге: "Будущее науки" ("L'Avenir de la
science"), составленной в конце 1848 и в 1849 г., он проводит мысль, что
нельзя желать торжества народа при его теперешнем состоянии, так как оно
было бы хуже победы франков и вандалов: народ, однако, слишком силен,
чтобы находиться в подчиненном положении: поэтому необходимо поднять и
просветить его. К этому времени относятся работы P.: "Eclaircissements
tires des langues smitiques sur quelques points de la prononciation
greque" (П., 1849) и "Sur l'etude du grec dans l'occident au mоyen age",
за которые он получил от академии надписей командировку для научных
занятий в Италию. К этому же времени относится первая мысль Р. о
критической истории происхождения христианства. "Самая важная книга XIX
ст. - писал он тогда - будет иметь заглавие: Критическая история начал
христианства ("Histoire critique des origines de Christianisme").
Удивительный труд! я завидую тому, кто его выполнит. Такая книга будет
трудом и моего зрелого возраста, если только не помешает смерть или
роковые внешние обстоятельства". Восьмимесячное пребывание Р. в Италии
возбудило в нем любовь к искусству и дополнило его развитие в
эстетическом отношении, а научным результатом командировки была его
докторская диссертация: "Averroes et l'Averroisme" (П., 1852). Побывав
около этого времени в Берлине, где его сестра была гувернанткой в одной
семье, Р., по возвращении вместе с нею в Париж, получил место при
национальной библиотеке. В 1855 г. была издана его "История семитических
языков"; в следующем году он был избран членом академии надписей. За
этот период времени он поместил целый ряд статей по морали и истории
религии в "Journal general de l'instrucеion publique", в "Revue
asiatique", в "Journal des Debats" и в "Revue des deux Mondes". Эти
статьи были изданы им потом в двух сборниках: "Etudes d'histoire
religieuse" (П., 1857) и "Essais de morale et de critique" (П., 1859),
создавших ему репутацию либерального философа. Около этого времени Р.
женился на племяннице известного художника Ари Шеффера и вступил в
состав редакции "Journal des Debats". Журнальная работа не отвлекла Р.
от научных занятий; он перевел, с ученым комментарием, книгу Иова и
Песнь Песней и написал "Nouvelles considerations sur le caractere
general des peuples semitiques" (П., 1859). В 1857 г. умер Катрмер и в
College de France освободилась кафедра еврейского языка и библейской
экзегетики. Р. был единственным возможным кандидатом на эту кафедру, но
министерство не решалось предоставить ее заведомому еретику, и Наполеон
III, взамен кафедры, поставил Р. во главе экспедиции, снаряженной для
археологического исследования древней Финикии (1860). Результаты этой
командировки, продолжавшейся около года, Р. опубликовал в 1864 г. под
загл.: "Mission de Phenicie". Его раскопки не особенно расширили наши
сведения о Финикии; но Р. посетил Палестину, и под живым впечатлением
виденных мест написал, во время экспедиции, "Vie de Jesus", в ее
первоначальной форме, имея под руками только Новый Завет и сочинения
Иосифа Флавия. По возвращении в Париж, Р. был назначен профессором в
College de France, но при условиях крайне для него невыгодных:
товарищи-специалисты считали его более литератором, нежели ученым; двор
и церковь - еретиком, либералы - отступником, продавшимся Наполеону III.
Его вступительная лекция (изданная под заглавием : "De la part des
peuples semitiques dans l'histoire de la civilisation", П., 1862) была
встречена враждебными возгласами, но окончилась шумной дружественной
манифестацией слушателей, так как новый профессор смело и решительно
изложил свои воззрения на начало христианства. Курс был приостановлен
после первой лекции; Р. протестовал особой брошюрой ("Chaire d'hebreu au
College de France", H., 1862), но протест его остался без последствий.
Тогдашний министр Дюрюи предложил ему променять кафедру на видное место
в национальной библиотеке; Р. отказался и был лишен кафедры
императорским декретом (1864). Вскоре после того он напечатал несколько
работ по еврейской эпиграфике, а также "Rapport sur les progres de la
litterature orientale et sur les ouvrages relatifs a l'Orient" (Пар.,
1868). В 60-х годах вышли и три первых тома его "Histoire des origines
du christianisme", доставившей ему всемирную известность, "Vie de Jesus"
(Н., 1863), "Les Apotres" (П., 1866) и "Saint Paul" (П., 1869). Как
критик и исследователь, Р. значительно уступает немецким ученым, на
которых он весьма часто опирается. Его оригинальность, составляющая и
сильную, и слабую сторону его произведений, состоит в художественной
обрисовке деятелей и их среды. Опираясь на психологию современных
религиозных людей и отчасти на свою собственную, тщательно изучив
современную жизнь в Палестине (для этой цели Р. совершил еще раз
путешествие на Восток), Р. пытается воссоздать в живой картине начало
христианства в ранний период его истории. Отсюда захватывающий интерес
его книг, отсюда же и коренной их недостаток - крайний субъективизм и
модернизация первоначального христианства и его деятелей. В конце 60-х
годов Р. сделал попытку вступить на политическое поприще: он написал
книгу, посвященную текущей действительности ("Questions contemporaines",
Н., 1868), и в 1869 г. поставил в д-те Сены и Марны свою кандидатуру в
законодательный корпус. Как политик. Р. был либеральным империалистом, в
духе своего друга принца Наполеона, и так резюмировал свою программу:
"свобода, прогресс без революции и без войны". Избран он не был. В это
время, со смертью Мунка, снова освободилась кафедра еврейского языка в
College de France, и Р. во второй раз поставил свою профессорскую
кандидатуру, но безуспешно, что не помешало ему за несколько месяцев до
падения Наполеона издать книгу ("Monarchie constitutionelle en France",
П., 1870), в которой он решительно защищает конституционную империю.
Война 1870 г., с ее последствиями для Франции, нанесла тяжелый удар Р.,
но не излечила его политического идеализма. Воспитавшись на немецкой
философии, проникнутый глубоким уважением к немецкой науке, Р. считал
возможным примирение с Германией и в открытом письме к Дав. Штраусу,
протестуя против отнятия у Франции Эльзас-Лотарингии, настаивал на
необходимости совместного действия против общего врага цивилизации -
славян, преимущественно русских. Штраус перевел письмо Р. и издал его, с
своим ответом, в пользу немецких раненых, причем, подобно многим другим
представителям немецкой науки, обнаружил такое настроение, при котором
не могло быть и речи о примирении. Под влиянием этого разочарования Р.
радикально изменил свою точку зрения по отношению к немцам и русским. С
другой стороны, исход войны не уничтожил в Р. доверия к либеральному
цезаризму, который, по его мнению, лучше всего мог излечить раны
Франции. Самым подходящим для этого человеком ему казался принц
Наполеон. Коммуна усилила в Р. глубокое недоверие к демократии. Свои
политические впечатления Р. изложил в книге "Reforme intellectuelle et
morale" (П., 1871) самой характерной для Р., как политика. Во время
коммуны Р. жил в Версале и там обдумал свои "Dialogues philosophiques",
с их презрением к толпе и требованием господства избранных, с их верой в
торжество идеала, который будет богом и в то же время результатом
эволюции. Философия Р. стоит не выше его политики. Отправившись в Рим,
он написал здесь 4-й том своих "Origines" - "Antechrist", за которым
вскоре последовали и три остальные тома ("Les Evangiles", "L'eglise
chretienne", "Marc Aurele"), в которых сильно заметно влияние на автора
последних событий, заставивших его обратить особенное внимание на
социально-политическую сторону истории христианства. Между тем еще
правительство национальной обороны назначило Р. на кафедру в College de
France, что заставило его интенсивнее заняться историей древних евреев.
Плодом этих занятий были: "Corpus inscriptions cemiticarum (первый
выпуск которого появился еще в 1867 г.), перевод Экклезиаста, с
введением и комментариями; и "История народа израильского" (Нistoire du
peuple d'lsrael", 5 том., Н., 1893), второе главное основание всемирной
известности Р. Это последнее произведение отличается теми же
достоинствами и недостатками, как и "Les Origines du christianisme": то
же художественное воспроизведение прошлого в блестящей форме, тот же
произвольный субъективизм в характеристиках, та же модернизация явлений
прошлого. Как критик и исследователь, Р. и здесь значительно уступает
немецким историкам, но превосходит их как художник. В 1879 г. Р. был
избран членом франц. академии; в 1882 г. - президентом азиатского
общества, в 1884 г. - администратором College de France. В 1883 г.
появились его "Souvenirs d'enfance el de jeunesse", очень важные для его
ранней биографии и весьма характерные для его настроения в старости.
Такое же значение имеют его "Feuilles detachees". Между 1878 и 1886 гг.
появились его "Философские драмы" ("Caliban", "L'Eau de Jouvence", "Le
pretre de Nemi", "L'Abbesse de Jouarre"), в которых выразились его
политические, религиозные и этические воззрения. Самые характерные черты
этих драм - крайний скептицизм по отношению к некоторым нормам
нравственности (в "L'Abbesse de Jouarre") и примирение с Калибаном, т.
е. с демократией. "По существу Калибан - говорит Р. - оказывает нам
более услуг, чем это сделал бы Просперо, реставрированный иезуитами и
папскими зуавами". Р. умер 2 (14) октября 1892 г. См. Rons, "Ernest R."
(П., 1882); M-me Darmesteter, "La vie de E. R." (П., 1898).
M. Корелин.

Литература. В русск. переводе из соч. Р., помимо заграничного издания
"Жизни Иисуса", имеются лишь мелкие произведения его, частью в виде
отдельных брошюр ("О происхождении языка", Ворон., 1886; "Что такое
нация", СПб., 1886, 2 изд. 1888; "Ислам и наука", М., 1888; "Место
семитских народов в истории цивилизации", М., 1888; "Разорение
Иерусалима", М., 1886) или журнальных статей ("Древние религии", в
"Эпохе", 1864, №7; "Конец античного мира", из "Marc Aurele et la fin du
monde antique", в "Деле", 1882, № 5 и 6; "Марк Аврелий" в "Заграничн.
Вестнике", 1882, №1; "Иудаизм как раса и как религия", в "Восходе",
1883, №4), частью в виде сборников ("Исторические очерки", под редакц.
В. Чуйко, СПб., 1886; "Сборник мелких статей и речей", перев. В. Штейна,
СПб., 1895), а также некоторые его рассказы ("Бретонка" в "Сев.
Вестнике", 1890, №7; "Трепальщик льна", в "Русск. Обозрении", 1893, №5;
"Эмма Козилис", ib., №6). Литература о Р.: Desportes et Bournand,
"Ernest Renan, sa vie et son ceuvre" (П., 1892): E. Grant Duff, "Ernest
R., in memoriam" (Л., 1893); Seailles, "Ernest R., essai de biographie
psychologique" (П., 1894); G. Monod, "Les maitres de l'histoire: R.,
Taine, Michelet" (П., 1894); Zeiler, "Strauss und R." (в его "Histor.
Vortrage und Abhandlungen", т. I); Allier, "La philosophie d'Ernest R."
(П., 1895); кн. С. Н. Трубецкой, "Р. и его философия" ("Русск. Мысль",
1898, № 3); ст. Н. Страхова (в его "Борьбе с Западом"), А. Волкова
("Правосл. Собеседник", 1877, №4), С-на ("Рус. Обозрение", 1892, № 9 и
10), Л. Слонимского ("Вестн. Европы", 1892, № 11 и 12); характеристики
Э. Зола ("Вестник Европы", 1878, № 5), Брандеса (перев. в "Деле", 1882,
№3), Леметра (пер. в "Русск. Мысли", 1888, №4); Л. Слонимский,
"Философские драмы Р." ("Вестн. Европы", 1893, №1); ст. К. Арсеньева о
"Калибане" ("Вестн. Европы", 1879, №1), об "Антихристе" (1875, №12), о
"Souv. d'enf. et de jeun." (1883, №9) и об "Истории Израильского народа"
(1888, №6 и 1891, №5); Ю. Николаев, "Р., как беллетрист" ("Рус.
Обозрение", 1893, №6); абб. Гетэ, "Опровержение на выдуманную жизнь
Иисуса Христа, соч. Э. Ренана" (пер, с франц., СПб., 1865); Берсье,
"Царское достоинство Иисуса Христа, ответ Э. Ренану и Л. Толстому"
("Правосл. Обозрение", 1889, №4); И. Яхонтов, "Изложение и
историко-критический разбор мнения Р. о происхождении еврейского
единобожия" ("Прибавления к Творениям св. отцов", 1884, ч. XXXIII). С.
Годлевский, "P., как человек и писатель" (СПб., 1895).
Ренегат (новолат.) - лицо, отрекшееся от своей веры, в особенности
перешедшее из христианства в ислам.
Ренессанс (итал. Rinascimento. франц. Renaissans = Возрождение) -
общепринятое название эпохи, следовавшей в истории западноевропейского
искусства за готической и продолжавшейся со средины XV до начала XVI
стол. Главное, чем характеризуется эта эпоха - возвращение в архитектуре
к принципам и формам античного, преимущественно римского искусства, а в
живописи и ваянии, кроме того
- сближением художников с природой, ближайшим вникновением их в
законы анатомии, перспективы, действия света и других естественных
явлений. Движение в этом направлении возникло прежде всего в Италии, где
первые его признаки были заметны еще в XIII и XIV вв. (в деятельности
семейства Низано, Джотто, Орканьи и др.), но где оно твердо установилось
только с 20-х годов XV в. Во Франции, Германии и др. странах это
движение началось значительно позже; несмотря на это, его свойства и ход
развития, особенно в том, что касается до архитектуры, были везде почти
одинаковы. Вообще эпоху Р. можно разделить на три периода. Первый из
них, период так наз. "Раннего Возрождения", обнимает собой в Италии
время с 1420 по 1500 г. В течете этих восьмидесяти лет искусство еще не
вполне отрешается от преданий недавнего прошлого, но пробует примешивать
к ним элементы, заимствованные из классической древности, и старается
примирить между собою те и другие. Лишь впоследствии, и только
мало-помалу, под влиянием все сильнее и сильнее изменяющихся условий
жизни и культуры, художники совершенно бросают средневековые основы и
смело пользуются образцами античного искусства как в общей концепции
своих произведений, так и в их деталях. Церковное зодчество остается еще
верным типу базилик с плоским потолком или с крестовыми сводами, но в
обработке частностей, в расстановке колонн и столбов, в их отделке, в
распределении арок и архитравов, в обработке окон и порталов, подражает
грекоримским памятникам, причем стремится - по крайней мере в Италии - к
образованию обширных, свободных пространств внутри зданий. Особенно
излюбленным становится коринфский орден, капители которого подвергаются
разнообразным видоизменениям, подчас весьма остроумным и красивым. Еще
более, чем в храмоздательство, новизна проникает в гражданскую
архитектуру, произведения которой, главным образом дворцы владетельных
особ, городских властей и знатных людей, хотя и удерживают в себе нечто
средневековое, но изменяют свой прежний крепостной, угрюмый характеры на
более приветливый и нарядный, становятся столь же не похожими на прежние
замки, как новая, более безопасная жизнь не похожа на тревожное
существование предшествовавшего времени. Важную роль в этих постройках
играют просторные, красивые внутренние дворы, обнесенные в нижнем и в
верхнем этажах крытыми галереями на арках, которые поддерживаются либо
колоннами, либо пилястрами античной формы и с античными капителями.
Повсюду в зданиях видно стремление их соорудителей соблюсти
симметричность и гармонию пропорций; фасад обыкновенно расчленяется в
горизонтальном направлении посредством изящных карнизов и увенчивается
вверху особенно роскошным главным карнизом, образующим сильный выступ
под крышею. Замечательнейшие из итальянских архитектурных памятников
раннего Р. мы находим во Флоренции; это - купол тамошнего собора и
палаццо Питти (создания Ф. Брунеллески), дворцы Риккарди (построенный
Микелоццо Микелоцци), Строци (Бенедетто да Майяно и С. Кронака), Гонди
(Джульяно да Сан Галло), Руччеллаи (Л. Б. Альберта) и нек. др.; кроме
того, любопытны относящиеся к рассматриваемому периоду малый и большой
венецианские дворцы в Риме (Бернардо ди Лоренцо), Чертоза в Павии (Амбр.
Боргоньоне), палаццо Вендрамин Калерджи (П. Ломбарде), Корнер Спинелли,
Тревизан, Кантарини и, наконец, дворец дожей, в Венеции. Тогда как
искусство в Италии уже решительно шло по пути подражания классической
древности, в других странах оно долго держалось традиций готического
стиля. К северу от Альп, а также в Испании, Возрождение наступает только
в конце XV ст., и его ранний период длится, приблизительно, до половины
следующего столетия, не производя, впрочем, ничего особенно
замечательного. Второй период Возрождения - время самого пышного
развития его стиля - принято называть "Высоким Р." (Hochrenaissance); он
простирается в Италии приблизительно от 1500 по 1580 г. В это время
центр тяжести итальянского искусства, которое возделывалось дотоле,
главным образом, во Флоренции, перемещается в Рим; благодаря вступлению
на папский престол Юлия II, человека честолюбивого; смелого и
предприимчивого, привлекшего к своему двору лучших артистов Италии,
занимавшего их многочисленными и важными работами и дававшего собою
другим пример любви к художествам. При этом папе и его ближайших
преемниках, Рим становится как бы новыми Афинами времен Перикла: в нем
созидается множество монументальных зданий, исполняются великолепные
скульптурные произведения, пишутся фрески и картины, до сих пор
считающиеся перлами живописи: при этом все три отрасли искусства стройно
идут рука в руку, помогая одно другому и взаимно действуя друг на друга.
Античное изучается теперь более основательно, воспроизводится с большей
строгостью и последовательностью; спокойствие и достоинство водворяются
вместо игривой красоты, которая составляла стремление предшествовавшего
периода; припоминания средневекового совершенно исчезают, и вполне
классический отпечаток ложится на все создания искусства. Но подражание
древним не заглушает в художниках их самостоятельности, и они, с большой
находчивостью и живостью фантазии, свободно перерабатывают и применяют к
делу то, что считают уместным заимствовать для него из греко-римского
искусства. Лучшие памятники, оставленные нам итальянской архитектурой
этой блестящей поры - опять-таки дворцы и вообще здания светского
характера, большинство которых пленяет нас гармоничностью и величием
своих пропорций, изяществом расчленении, благородством деталей, отделкой
и орнаментацией карнизов, окон, дверей и пр., а также дворами с легкими,
по большей части двухъярусными галереями на колоннах и столбах.
Церковное зодчество, со своей стороны, стремится к колоссальности и
внушительной величественности; отказавшись от средневекового крестового
свода, оно почти постоянно пользуется римским коробовым сводом и любит
купола, подпираемые четырьмя массивными столбами. Главным двигателем
архитектуры Высокого Р. был Донато Браманте, прославившийся сооружением
колоссального "палаццо делла Канчеллериа", менее значительного. но
превосходного дворца Жиро, двора Сен-Дамазо в Ватиканском дворце и
"Темпьетто" при црк. Сан-Пьетро ин Монторио в Риме, а также составлением
плана для нового Петровского собора, который и был начат постройкой под
его руководством. Из последователей этого художника, наиболее выдаются
Бальдассаре Перуцци, лучшие произведения которого - Фарнезинская вилла и
палаццо Массими, в Риме, великий Рафаэль Санти, построивший дворец
Пандольфини, во Флоренции, Антонио да Сангалло, соорудитель палаццо
Фарнезе, в Риме. и Джулио Романо, выказавший себя талантливым зодчим в
вилле Мадама в Риме, и в палаццо дель Те, в Мантуе. Кроме римской
архитектурной школы, в рассматриваемый период блистательно развилась
венецианская, главным представителем которой явился Якопо Татти,
прозванный Сансовино, оставивший нам доказательства своего таланта в
сооруженных им библиотеке св. Марка и в роскошном палаццо Корнер.
Выступление на сцену Микеланджело Буонаротти, положившего надолго печать
своего гения на все три образные искусства, обозначает в истории
зодчества наступление самого полного расцвета стиля Р. Несравненные
памятники его творчества в области архитектуры - усыпальница семейства
Медичи при црк. Сан-Лоренцо. во Флоренции, произведенная по его проекту
застройка в Риме Капитолийского холма, с его зданиями, верхней площадью
и ведущей на нее лестницей, и такое чудо в своем роде, как громадный по
размерам и до крайности смелый по конструкции купол Петровского. собора.
С 1550 г., в итальянском зодчестве заметна перемена, и именно более
холодное, рассудочное отношение художников к их задачам, стремление еще
более точно воспроизводить античные формы, систематическому применению
которых посвящаются теперь целые трактаты; несмотря на это, возводимые
сооружения продолжают отличаться высоким изяществом и ничем ненарушенным
благородством. Главные представители этого направления, характеризующего
вторую пору Высокого Р., суть Дж. Бароцци, прозванный Виньолою (црк.
иезуитов, в Риме, и замок Капрарола, в Витербо), живописец и биограф
художников Дж. Вазари (дворец Уффици, во Флоренции), Ант. Палладио
(несколько дворцов, базилик и олимпийский театр в Виченце), генуэзец
Галеаццо Алесси (црк. Мадонны да Кариньяно и дворцы Спинола и Саули, в
Генуе) и некоторые др. За пределами Италии, цветущая пора Р. наступила
полувеком позже, чем в этой стране, и длилась до половины XVII стол.
Стиль, выработанный итальянцами, проник всюду и пользовался везде
почетом, но при этом, приноравливаясь ко вкусам и условиям жизни других
национальностей, утратил свою чистоту и до некоторой степени легкость и
гармоничность; тем не менее он выразился во многих прекрасных
сооружениях, каковы напр. во Франции западный фасад Луврского дворца в
Париже (архитектор П. Леско), королевский замок в Фонтенбло. замок Ане и
Тюльери (Филибер Делорм). Экуэнский замок, дворец в Блуа; в Испании -
Эскорьяльский дворец (Х. Де Толедо и X. Де Эррера), в Германии -
Отто-Генриховская часть Гейдельбергского замка, Альтенбургская ратуша,
сени Кельнской ратуши, Фюрстенгоф в Вильмаре и др. Третий период
искусства Возрождения, так назыв. период "позднего Р.", отличается
каким-то страстным, беспокойным стремлением художников совсем
произвольно, без разумной последовательности, разрабатывать и
комбинировать античные мотивы, добиваться мнимой живописности утрировкой
и вычурностью форм. Признаки этого стремления, породившего стиль
барокко, а затем, в XVIII стол., стиль рококо, выказывались еще в
предшествовавшем периоде в значительной степени по невольной вине
великого Микеланджело, своим гениальным, но слишком субъективным
творчеством давшего опасный пример крайне свободного отношения к
принципам и формам античного искусства; но теперь направление это
делается всеобщим. Ровные фасады и ритмичная правильность их разделки
перестают удовлетворять архитекторов; не ограничиваясь устройством
выступов, балконов, порталов, боковых флигелей и других уместных с
конструктивной или декоративной точки зрения частностей в зданиях, они
капризно усложняют детали, скучивают колонны, полуколонны и пилястры без
цели или даже наперекор ей, изгибают, ломают и прерывают архитектурный
линии самым причудливым образом, пускаются в затейливую, преувеличенную
орнаментацию. Главным представителем такого искаженного стиля,
оставившего, однако, немало весьма любопытных, роскошных памятников по
себе во всей Европе, был итальянец Д. Бернини, трудившийся также и по
части скульптуры, в которую введены им подобная же утрированность,
подобное жеманство (полуциркульные колоннады при Петровском соборе, сень
над его главным престолом, дворцы Барберини и Браччьяно, скульптурная
группа "Похищение Прозерпины" в вилле Лудовизи, колоссальная статуя имп.
Константина верхом на коне, в притворе Петровского собора, надгробные
памятники пап Урбана VII и Александра VII, там же, и многие др. работы в
Риме). Еще более изысканным является в своих произведениях соперник
этого художника, Фр. Борромини (сев. фасад црк. СантаСапиенца, црк. св.
Агнесы на Навонской площади, часть коллегия Пропаганды, отделка
возобновленной внутренности Латеранской базилики и др. римские
постройки). Стиль барокко господствовал в Италии приблизительно до 1715
г., в прочих странах - до 1720 или 1740 г. - Ср. J. Burckhardt, "Die
Kunst der Renaissance in Italien" (3 изд., 1877); его же, "Geschichte
der R. in Italien" (1867); W. Lubke, "Geschichte der R. in Frankreich"
(1868); его же, "Geschichte der R. in Deutschland" (2 изд., 1881);
Voigt, "Die Wiederbelebung des klassischen Altertums" (3 изд., 1893) и
пр. Л. С - в.
Рента - так называется, вообще, тот вид народного дохода, который
получается в силу каких-либо особенных преимуществ или благоприятных
условий. Подобными преимуществами могут быть для земледельца -
плодородие почвы или выгодные условия местоположения, для промышленника
- обладание секретом производства или привилегией, для лица какой-нибудь
либеральной профессии - талант или выходящее за пределы среднего уровня
искусство и т. п. Таким образом рента, в широком смысле слова, есть
доход, обусловливаемый разницей между продуктом или ценностью,
получаемыми при данных более выгодных и менее выгодных, несмотря на
одинаковое количество затраченного труда и капитала. Р., в указанном
выше смысле может быть подразделена на поземельную, предпринимательскую
и Р. таланта. Наиболее разработанной в экономической науке является
теория поземельной Р. Еще в 1777 г. Андерсон изложил основания этой
теории, не обратившие на себя внимания современников. В начале XIX
столетия Мальтус, Вэст и Рикардо дали почти одновременно изложение
теории поземельной Р. Так как по ясности и точности эта теория лучше
всего представлена у Рикардо, то обыкновенно она и называется теорией
Рикардо. В дальнейшей разработке вопроса особая заслуга принадлежит
немецкому экономисту и сельскому хозяину Тюнену, который, пользуясь
многолетними хозяйственными записями по-своему имению, подробно
разработал ту часть теории поземельной Р., в которой выяснялась связь Р.
с расстоянием от рынка. Позднейшие экономисты, примкнув, по большей
части, к теории Рикардо, внесли в нее мало нового. Эта теория
представляется в следующем виде. Поземельная Р. возникает вследствие
того, что количество труда, затрачиваемого на производство хлеба и его
доставку на рынок, бывает на различных земельных участках неодинаково.
Предположим, что существуют три участка, на каждом из которых
затрачивается на производство хлеба по 1000 дней труда; на первом
участке эта затрата дает 1000 четвертей хлеба, на втором - 500 четв., на
третьем только 250 четв.; другими словами, 1 четв. обходится на 1-м
участке в 1 день труда, на 2-м - в два дня, на 3-м - в четыре дня труда.
На рынке, куда доставляется весь хлеб с трех участков, существует спрос
на весь этот хлеб, и потому покупатели должны платить за хлеб такую
цену, которая покрыла бы издержки даже при наименее выгодных условиях;
не будь спроса на рынке в размере 1750 чтв., менее плодородные участки
не подверглись бы, конечно, обработке. Так как рыночная цена должна
покрыть затраты труда на производство хлеба при наихудших условиях
производства и так как на рынке предполагается одна цена, то ценность
всего вообще хлеба на рынке определится количеством
общественно-необходимого труда в 4: дня за 1 чтв. Владелец 1-го участка,
затратив на производство 1000 дней труда (сюда включается и прибыль,
согласно закону образования прибавочной ценности), получит на рынке, при
продаже 1000 четв., ценность, соответствующую 4000 дням труда, т. е.
излишек в 3000 дней, который и представляет Р. первого участка. Владелец
второго участка получить за произведенные им 500 четв. ценность 2000
дней труда, а за вычетом затраченного труда будет иметь излишек ценности
в 1000 дней труда. Наконец, владелец 3-го участка, затратив 1000 дней
труда и выручив на рынке за свои 250 четв. ценность 1000 дней труда,
получит лишь возмещение затраченной ценности и не будет иметь никакой Р.
Если определить Р. по количеству хлеба, то окажется, что Р. первого
участка будет равняться 750 четв. хлеба, Р. второго - 250 четв.
Тожественные расчеты мы получим, если введем оценку затраченного труда
на деньги, напр., если примем 1 день труда равным 1 рублю. Вследствие
увеличения спроса на хлеб при возрастающем населении приходится
обращаться к возделыванию все менее и менее плодородных участков, причем
происходить постоянное повышение Р. на лучших участках. Итак, из
предыдущего можно вывести следующие положения: 1) поземельная Р.
какого-либо участка равняется разнице между его продуктом и продуктом
наименее плодородного участка; 2) наименее плодородный участок Р. не

<<

стр. 184
(всего 253)

СОДЕРЖАНИЕ

>>