<<

стр. 185
(всего 253)

СОДЕРЖАНИЕ

>>

дает. Второй момент, определяющий собой возникновение и увеличение Р. -
это различие в расстоянии от рынка. Предположим, что существуют три
участка, которые, при одинаковых затратах по 1000 дней труда, дают и
одинаковое количество продукта - по 1000 четв.; но, вследствие различия
в расстоянии от рынка, доставка хлеба и, следовательно, общая его
ценность на рынке складывается неодинаково. Первый участок лежит близ
самого рынка, так что издержки перевозки можно считать равными нулю;
ценность 1 четв. с этого участка равна 1 дню труда. Доставка хлеба со
2-го участка обходится, положим, в 500 дней и, следовательно, 1000 чет.
стоят всего 1500 дней, т. е. 1 четв. = 11/2 дня труда. При стоимости
доставки хлеба с 3-го участка в 1000 дней 1 четв. обходится в 2 дня
труда. Так как на рынке устанавливается одна цена и притом такая,
которая покрывает всю стоимость производства и перевозки хлеба при
наименее благоприятных условиях, то, очевидно, весь хлеб будет
продаваться соответственно затрате по 2 дня на 1 четв. При такой цене
владелец 1-го участка, получив за 1000 четв. ценность в 2000 дней, будет
иметь Р. пропорциональную тысяче дней труда; второй участок дает Р.,
соответствующую 500 дням труда, а третий - не дает никакой Р. Здесь, как
и в первом случае, размер поземельной Р. на каком-нибудь участке
определяется разницей в издержках перевозки хлеба по сравнению с
наиболее отдаленным участком. Наконец, возможно возникновение Р. на
участке, прежде ее не дававшем, при последовательной затрате капитала на
обработку. Эта возможность обусловливается тем обстоятельством, что
удвоение, утроение и т. д. затраченного труда и капитала ведет за собой
увеличение дохода не вдвое, втрое, а несколько менее. Предположим, что
на данном участке затрачивается первоначально 1000 дней труда и
получается 1000 четв.; ценность 1 четв. соответствует 1 дню труда. Если,
вследствие увеличившегося спроса, требуется расширение производства и
оно не может быть достигнуто путем обработки новых земель, то владелец
участка переходит к более интенсивной системе хозяйства и вкладывает в
тот же участок, напр., еще 1000 дней труда. Результатом этого явится
увеличение дохода, но не вдвое, а менее напр. прибавится продукта на 500
четв. Эти последние обходятся в 1000 дней труда, т. е. каждая четверть в
2 дня; соответственно такой затрате общественного труда будут
оцениваться и первые 1000 четв., т. е. получат оценку в 2000 дней, тогда
как действительная затрата труда на них равняется 1000 дней; полученный
излишек в 1000 дней труда и составит поземельную Р.; по расчету на хлеб
это составит 500 четв. Рассмотрев влияние отдельных моментов на
образование поземельной Р., легко можно понять комбинированное действие
двух из них или всех трех. В явлениях действительности переплетаются все
указанные факторы, создавая более сложные отношения, чем выведенные в
теории. Выдающееся плодородие участка может быть, напр., парализовано
громадным расстоянием от рынка, и такой участок может давать меньшую Р.,
чем малоплодородный, но лежащий около рынка и т. п. В городах размер
поземельной ренты, на участках под постройками, всецело обусловливается
положением, т. е. большей или меньшей близостью от центра города пли
наиболее торгового пункта его. Закон поземельной Р. имеет, далее,
действие не только для участков под культурой сельскохозяйственных
растений, но и в отношении лесов, лугов, рудников, каменоломен и т. п.
Такова теория поземельной Р., принятая большинством экономистов. Из
ее следует, что земля и силы природы не являются фактором образования
ценности, подобно труду. Поземельная Р. возникает как следствие
известным образом сложившихся ценностей и цен; другими словами,
поземельная Р. - не причина, создающая цены на хлеб, а следствие их. При
возникновении и возрастании поземельной ренты не образуется и не
увеличивается богатство; прежде созданные ценности подвергаются только
иному распределению. Против изложенной теории выдвигалось немало
возражений. По мнению Родбертуса, при развитии сельского хозяйства
капитал не является безгранично умножаемым, а земля не представляется
доступной для каждого желающего. Неверна также мысль о прогрессирующем
уменьшении производительности земледельческого хозяйства: наименее
выгодно поставленные участки тоже дают ренту. Кэри, Бастиа, Вирт и
другие возражали, что получаемый в сельском хозяйстве доход есть не Р.,
а прибыль от затраченного в землю капитала. Кэри пытался опровергнуть
теорию Рикардо ссылкой на то, что порядок перехода от одних
обрабатываемых участков к другим складывается в действительности иначе,
чем в теории; североамериканские поселенцы, напр., занимали и
обрабатывали сначала менее плодородные земли на возвышенности и только
впоследствии, с накоплением капиталов, переходили к плодородным
низменным местностям. Все эти возражения или игнорируют некоторые пункты
самой теории (напр. возражения Родбертуса), или упускают из виду
абстрактный характер положений. Последние получены при предположении
доступности земли для работающих, при предположении обмена товаров
пропорционально количеству затраченного труда и при условии свободы
передвижения труда и капитала; в действительности размер поземельной Р.
может оказаться даже выше предполагаемого по теории. Если, напр., в
густо населенной земледельческой местности существует усиленный спрос на
арендуемую землю, то арендная плата, представляющая - если в участок не
вложен капитал (в виде строений, осушительных или оросительных
сооружений, оград и т. п.), поземельную ренту, - может подняться
значительно выше нормального и поглощать не только прибыль арендатора
участка, но даже часть его заработной платы: таково положение дела в
Ирландии и в центральной России. Существует еще оригинальная теория Р.,
Родбертуса. На прежних ступенях экономической культуры - думает
Родбертус - производство сырья, и его промышленная переработка
происходила в пределах одного хозяйства, глава которого получал доход в
виде Р. Получение ее обусловливалось двумя моментами: 1) достаточной
производительностью труда, создающего больше продуктов, чем нужно для
существования работающих, и 2) частной собственностью на орудия
производства, дающею их собственнику право присваивать весь продукт
производства. С обособлением земледелия от промышленности единая Р.
разделяется на земледельческую и промышленную, пропорционально ценности
сырого и обработанного продукта. Если мы предположим, что в обеих
отраслях производства затрачено одинаковое количество труда, то оба вида
Р. будут равны между собой. Р. от капитала представляет собой прибыль с
капитала и выражается в виде процентов на последний. Этот же уровень
процента будет иметь применение и в сельском хозяйстве, так что
сообразно с ним будет рассчитываться прибыль на капитал, затраченный в
земледелии. Хотя в сельск. хозяйстве и промышленности затрачено
одинаковое количество труда и ценность сырья и обработанного продукта
одинакова, капиталы в обеих отраслях народного хозяйства будут не
одинаковы, ибо капитал промышленности будет больше капитала земледелия
на всю ценность сырого материала. Таким образом прибыль на капитал,
рассчитанная по отношению промышленной Р. к капиталу, затраченному в
промышленности, будет определять собой размер прибыли и на капитал в
земледелии; после вычета из земледельческой Р. прибыли на
земледельческий капитал должен остаться некоторый излишек, который и
составит поземельную Р. Если, напр., ценность земледельческого и
промышленного продукта равны каждая 1000 руб., капитал в промышленности
равен 10000 руб., а капитал в земледелии составляет меньшую сумму,
напр., 8000 руб., то прибыль на капитал вообще определяется отношением
1000 руб. к 10000 руб., т. е. равняется 10%; определяя по этому проценту
прибыль на земледельческий капитал, получим 800 руб., а по вычете их из
земледельческой Р. - 200 руб., которые представляют собою поземельную Р.
Эта теория не получила распространения так как в основе ее лежит ряд
ошибочных посылок (о предварительном разделении Р. на земледельческую и
промышленную, о том, что процент на капитал определяется отношением
промышленной Р. к капиталу, затраченному в промышленности и др.).
Наконец, существует теория, развитая в особенности Кэри, по которой так
называемая поземельная Р. есть просто прибыль на капитал, затраченный за
все время в землю. Теория поземельной Р. Маркса до известной степени
примиряет обе вышеизложенные теории; она развита в III томе "Капитала".
Маркс различает дифференциальную и абсолютную Р. В объяснении
происхождения первой он приближается к Рикардо, видя ее источник в
неодинаковом плодородии участков, которое позволяет лицам,
обрабатывающим лучшие участки, получать добавочную прибыль
(Surplusprofit), переходящую в руки земельных собственников, как Р.
Затем Маркс выдвигает категорию абсолютной поземельной P., которая
уплачивается землевладельцам всех земельных участков, в том числе и
самых худших. Причины возникновения этой Р. сводятся к следующему. С
одной стороны существующая частная собственность на землю дает
землевладельцам право требовать за передачу земли в пользование других
лиц известное вознаграждение. С другой стороны состав капитала,
прилагаемого в земледелии, иной, чем в промышленности: доля переменного
капитала, по сравнению с долей постоянного, относительно выше, т. е.
преобладает та часть капитала, которая ведет к образованию прибавочной
ценности; вследствие этого в земледелии, при одинаковой с
промышленностью величине всего капитала, образуется большее количество
прибавочной ценности, чем в промышленности, и после выделения
предпринимателю обычной прибыли на капитал остается еще некоторый
излишек в пользу землевладельца, который его и присваивает в силу своего
права частной собственности. Во взглядах на специальное значение
поземельной Р. экономисты сильно расходятся. Некоторые напр., Шеффле,
Мангольд - склонны придавать этой части народного дохода важное
положительное значение. Р., по их мнению, есть доход хозяйствующих лиц,
обусловленный стремлением отыскивать лучшие условия производства; она
служит вознаграждением за хозяйственную предприимчивость человека.
Наоборот, большинство ученых считают поземельную Р. доходом, который
получается за счет других производительных классов общества и является
результатом не затраты труда или капитала, а монополии частной
собственности. Этот взгляд встречается еще у экономистов классической
школы - Ад. Смита, Рикардо, Милля. Особенно развита критика поземельной
Р. в социалистической литературе, которая пользуется указанием на этот
вид народного дохода, как доказательством несправедливости и
неустойчивости современного экономического строя. Из этого же
представления о несправедливости поземельной Р. возникло все движение за
превращение частной земельной собственности в государственную и за
экспроприацию этого дохода путем обложения. Ср. Anderson, "An inquiry
into the nature of the corn laws" (1777); Malthus, "Inquiry into the
nature and progress of rent" (1815); West, "Essay on the application of
capital to land" (1815); Рикардо, "Собрание сочинений"; Thunen, "Der
isoline Staat"; Hermann, "Slaalswirtschaftliche Untersuchungen" (1832);
Carey, "The past, the present and the future" (1848); Carey, "Social
Science"; Wolkoff, "Opuscules sur la rente fonciere" (1854); Berens,
"Versuch einer kritischen Dogmengeschichte der Grundrente" (1868);
Boutron, "Theorie de la rente fonciere" (1867); Rodbertus, "Zur
Beleuchtung der socialen Frage"; Mangoldt, "Volkswirtschaftslehre"
(1868); Schaffle, "Die nalionalokonomische Theorie der ausschliessenden
Absatzverhaltnisse" (1867); Schaffle, "Das gesellschaftliche System der
menschlichen Wirtschaft". М. С - в.
Репейник. - Именем Р. в России называются различные растения, большей
частью такие, у которых плоды (и соплодия) колючие, цепкие, цепляющиеся
за платье и тело. Так, Р. называют виды Agrimonia L., относящиеся к сем.
розовых (Rosaceae). Это - многолетние травы с перистыми листьями и
мелкими цветками, собранными в длинные колосья. Цветки обоеполые,
правильные, цветоложе вогнутое, колокольчатое, при плодосозревании
твердеющее, усаженное снаружи крючковатыми шипиками. Околоцветник
двойной; чашечка пятилистная, остающаяся. Венчик желтый, пятилепестный.
Тычинок 5-10 или много. Пестик один с двугнездой завязью и с нитевидным
столбиком. Плод - орешек, заключенный в отвердевшее цветоложе. Всех
видов рода около 10. У нас наиболее обыкновенны два вида: A. Eupatoria
L., обыкновенный Р., растущий на холмах между кустарниками, и A. Picosa
Lebd., волосистый Р., растущий по кустарникам и лесам. У первого
листочки эллиптические, у второго ромбические, клиновидные. Ag.
Eupatoria употребляется в медицине; народ применяет его для выпаривания
молочной посуды, почему он и называется "парило". Репейником называют
еще виды Cardus, Cirsium, Lappa, Xanthium.
Респираторы. - Р. называются различные приспособления, устраиваемый с
целью вдыхания воздуха, по возможности освобожденного от взвешенных в
нем мельчайших твердых частиц. Обыкновенно для этой цели пользуются
различными неплотными тканями, которые, прикрывая рот, задерживают
мельчайшие частички пыли, при чем не препятствуют более или менее
свободному току воздуха. В настоящее время Р., закрывающие рот и нос,
применяются почти исключительно в некоторых технических производствах,
связанных с попаданием вредной пыли в дыхательные пути, напр., при
испорашивании сильно раздражающих медикаментов, при изготовлении
ядовитых красок, белил и т. д. В недавнее еще время Р. пользовались
чахоточные, с целью воспрепятствовать быстрому поступлению холодного
воздуха в дыхательные пути, но наблюдения и опыт показали, что в таких
случаях Р., закрывающий рот больного, скорее приносит вред, чем пользу,
а потому при указанных заболеваниях подобные приспособления совершенно
оставлены. Нередко с лечебными целями предлагали пользоваться Р.,
пропитанными летучими лекарственными веществами, но и такой способ
лечения, как весьма затруднительный для больных, ныне оставлен. Д. К.
Респонсорное пение(Responsorium) - в католической церкви - ответ хора
на пение священника перед алтарем.
Республика (от лат. res publica, буквально - общее дело) - форма
государственного устройства (или самое государство, в котором
господствует такая форма), обыкновенно противополагаемая монархии. По
обычному представлению, республика - государство, в котором суверенитет
принадлежит народу и, поэтому, лицо или лица, облеченные властью,
пользуются ею не по собственному праву, как в монархиях, а по праву
делегированному им народом. Однако, такое определение верно только
относительно современных цивилизованных Р., и то далеко не вполне. В
прошедшем формы Р. были весьма разнообразны, так что обнять их все одним
стройным определением весьма трудно. Во всяком случае необходимо точно
отграничить республиканской строй от первобытного анархического
состояния при родовом быте, где нет никакой организованной власти, а
следовательно нет и государства. Те человеческие общежития, которые
возникают на ранних ступенях культуры и могут уже быть названы
государствами, представляют полное смешение элементов монархии и Р.
Таковы, напр., государства, изображенные в Илиаде и Одиссее, таково
еврейское государство в первые столетия после исхода из Египта, таков
Рим в первые столетия исторического его существования, таковы кельтские
и германские государства, таковы Новгород, Псков, Киев после появления в
них первых исторически известных князей. Обыкновенно подобные
государства считаются монархиями, но в действительности власть народного
собрания так велика, влияние его на выбор главы государства, который в
первое время не является даже наследственным, так значительно, а роль
монарха, за исключением военного времени, так ограничена, что такая
номенклатура представляется совершенно произвольной. Из подобных не
определившихся государственных форм на древнем Востоке образовались
монархии, в Греции и Риме - Р., у славян - монархии, у германцев и
кельтов, после великого переселения народов - феодальный строй, с крайне
слабой монархической властью. Древние (греческие и римская) Р. были двух
видов, настолько отличных друг от друга, что творец первой научной
классификации государств, Аристотель, поставил их отдельно, как
самостоятельные государственные формы, наряду с третьей, монаршей. Эти
две формы - аристократия и демократия; рядом с ними самостоятельное
значение имела олигархия, по Аристотелю - выродившаяся форма
аристократии. Римские писатели по государственному праву (Полибий) также
не проводили границы между Р. и монархией, довольствуясь исправленной
Аристотелевской классификацией, а на обиходном языке слово Р. означала
просто государство. В демократических Р. суверенитет принадлежал народу,
т. е. всем свободным взрослым гражданам мужского пола, пользовавшимся
правами гражданства; верховная законодательная и контролирующая власть
была в руках всенародного собрания, которое избирало, без правильной
баллотировки, всех важнейших должностных лиц в государстве; фактически
при таких условиях властью пользовались наиболее искусные ораторы,
умевшие увлекать толпу (демагоги). В аристократиях и олигархиях власть
принадлежала только привилегированным сословиям. Совершенно чистых форм
ни демократической, ни аристократической Р. не было; существовали
государства с преобладанием того или иного элемента, между которыми на
всем протяжении истории греческих и римской Р. шла ожесточенная борьба;
сначала преобладали аристократии, в которых демократический элемент
отвоевывал себе все большее значение. Республиканский строй древности
характеризуется в особенности следующими тремя чертами, резко
отличающими их от Р. нового времени: 1) все они были построены на
рабстве; политические и даже гражданские права принадлежали только
свободным гражданам. Промежуточное положение между рабами и свободными
занимали иностранцы, находившиеся обыкновенно в весьма приниженном
положении. 2) Личность вполне поглощалась государством; даже в наиболее
свободных и демократических Р. личная свобода была чрезвычайно
ограничена, притязания государства на человеческую личность чрезвычайно
велики; как член народного собрания, отдельный человек был властелином,
но сам по себе он не пользовался никакими неотъемлемыми правами. 3)
Древние Р. были непосредственными (в противоположность нынешним
представительным), т. е. государственные дела решались на собраниях всех
граждан. После гибели древних Р. в культурной Европе установился строго
монархический режим, но в средние века вновь возникли довольно
многочисленные Р., как напр. швейцарские общины, вольные города в
Германии; к ним можно причислить итальянские государства, даже те
(Венеция, Генуя), в которых, в лице дожа, был избираемый пожизненно
глава исполнительной власти; там властвовала безраздельно аристократия.
Демократическими Р. были только некоторые швейцарские общины или кантоны
(Цюрих и др.). Из всех этих Р. до настоящего времени сохранили свое
республиканское устройство только швейцарские кантоны, объединенные в
швейцарскую федеративную Р., три германских вольных города (Гамбург,
Бремен, Любек), вошедшие в состав федеративной Германской империи, и две
совершенно незначительные по объему и значению Р. - Андорра и
Сан-Марино. В новое время возникло много новых Р.; такими явились прежде
всего английские колонии в Америке, во внутренних делах имевшие характер
Р. еще при английском господстве, а в XVIII в. отделившиеся от Англии и
образовавшие свободный республиканский союз Соединенных Штатов. После
великой революции, Франция обратилась в Р., вторично сделалась ею в 1848
г., в третий раз - в 1870 г. В течение XIX в. вся Южная и Средняя
Америка, с о-вом Гаити, обратилась в ряд Р. Республиканским способом
управляются также Канада, Капландия и английские колонии в Австралии,
хотя исполнительная власть принадлежит назначаемым английским
правительством губернаторам, почему они и не могут быть признаны
настоящими Р. К Р. принадлежат также Оранжевая и Южно-африканская Р.
боеров (Трансвааль), негритянская Р. Либерия в Африке и Гавайи в
Полинезии. Все перечисленные Р., за немногими исключениями (Гамбург,
Бремен, Сан-Марино, африканские и полинезийские, отчасти Андорра и
Любек) являются демократическими, т. е. верховная власть принадлежит в
них всему народу без предоставления какихнибудь привилегий тем или иным
классам, по крайней мере в теории. На практике, однако, в Р. Южной и
Средней Америки народ при выборах является орудием общественных групп,
сосредоточивающих в своих руках богатство, а вместе с ним и власть. Р.,
равно как и монархии, могут быть либо простыми (Франция), либо
федеративными (Швейцария, Соед. Штаты), либо, наконец, они могут входить
в состав больших госуд. союзов, как республиканских (отдельные кантоны,
штаты), так и монархических (Гамбург, Любек, Бремен); они могут быть
либо независимыми, либо зависимыми (Андорра, Гавайи). Главная
отличительная черта нынешних Р., в сравнении с Р. древности - та, что
они все являются государствами конституционными, т. е. основой
государственной жизни в них признаются неотъемлемые права личности на
свободное слово, свободное передвижение, личную неприкосновенность и т.
д. Вместе с тем нынешние Р. - все государства представительные.
Исключение составляют только два швейцарских кантона (Ури, Гларус) и
четыре полукантона (два в Аппенцеле, два в Унтервальдене), где все
законодательные вопросы решаются на ежегодных всенародных собраниях,
избирающих также должностных лиц. Институт референдума сближает отчасти
и другие швейц. кантоны, а также самый Швейцарский союз с типом
непосредственных Р. Рабство, после отмены его в Соедин. Штатах, Бразилии
и на Кубе, безусловно исключено из современных Р., как, впрочем, и из
монархий. Система управления в современных Р., в общем, та же, что и в
современных конституционных монархиях со всеобщей подачей голосов;
нельзя указать ни одной черты, которая, существуя в Р., не допускалась
бы принципом государственного устройства конституционных монархий, или
обратно, за исключением того, что во главе исполнительной власти в Р.
стоит избранное на срок лицо, в большинстве Р. называемое президентом.
Объем власти президента, также как объем власти монарха, различается в
зависимости от того, является ли данное государство парламентарным или
только представительным (дуалистическим), т. е. ответственны ли министры
перед парламентом, или только перед главою государства. Из Р. к
последнему типу принадлежат Соед. Штаты, к первому - Франция.
Следовательно, принципиального различия в пределах компетенции монарха и
президента Р. нет; было бы неправильно сказать, что власть президента Р.
уже или шире власти монарха. Единственное существенное отличие между
ними заключается в срочности и избираемости первого; правда, президент
Р. за совершенное им преступление может быть отдан под суд, а монарх -
нет, но на практики это не имеет значения, раз что установлен принцип
политической неответственности. Вместе с конституционным характером
нынешних Р. это приводит к тому, что различие между конституционными
монархиями и Р. значительно меньше, чем различие между монархиями
конституционными и неограниченными. Вследствие этого в настоящее время
правильнее было бы различать государства самодержавные и
конституционные, чем монархии и Р. Так и сделал Кант, деливший
государства на деспотии и Р.; в последних подданные суть вместе с тем
граждане, т. е. субъекты политических прав, в первых - они только
подданные. Кантовская классификация неудобна только по необычному
употреблению терминов. Глава государства в отдельных американских штатах
называется губернатором; в Швейцарии и отдельных швейцарских кантонах
главой Р. является не особое лицо, а президент совета министров.
Президент или вообще глава Р. избирается либо всеобщим голосованием (в
Соед. Штатах - двухступенным), либо парламентом. Глава государства
управляет через посредство назначаемых им чиновников (министров и
других). Законодательная власть (за исключением Р. непосредственных)
принадлежит парламенту, состоящему либо из двух палат, либо из одной: в
обоих случаях палата депутатов избирается всеобщей подачей голосов;
верхняя палата избирается каким-нибудь особенным способом, но тоже
находится в зависимости от всеобщей подачи голосов. Важнейшие вопросы в
Швейцарш и в некоторых из американских штатов решаются референдумом.
Судебная власть отделена от исполнительной и законодательной. Так
управляется громадное большинство современных Р. В Гамбурге и Бремене
дума (Burgerschaft) избирается только плательщиками податей, притом
разделенными на классы, так что фактически вся законодательная власть
находится в руках зажиточных классов. Сенат, играющий роль
исполнительной власти и отчасти верхней палаты, избирается думой при
участии наличных членов сената. Бургомистры, являющиеся президентами
этих Р., избираются сенатами. В Любеке дума избирается всеобщим
голосованием, но при выборе сената предоставлены некоторые привилегии
зажиточным классам. В Андорре законодательная власть принадлежит
генеральному совету, избираемому главами только некоторых семей Р.:
президент совета есть вместе с тем президент Р. Совершенно оригинальный
обломок старины - не то олигархическая, не то аристократическая Р.
Сан-Марино, в которой законодательная власть принадлежит генеральному
совету (Generale Consiglio Principe) из 60 пожизненных членов, из
которых 20 принадлежат к дворянству, 20 к гражданам города, 20 к
сельским землевладельцам. Освободившиеся места замещаются самим советом,
посредством кооптации. Исполнительная власть принадлежит двум Capitani
Reggenti, избираемым на 6-месячный срок советом из своей среды: один из
них должен быть дворянином. В Гавайях и двух южноафриканских республиках
избирательное право основывается на имущественном, национальном и
религиозном цензе. Под "красной" или социальной Р. (преимущественно во
Франции, но также и в Гермами) разумеется Р., составляющая идеал
социалистов, в которой не было бы классовых различий. Во враждебном
лагере она полушутливо называется красным призраком (название брошюры
Ромье: "Spectre rouge de 1852", П., 1852). См. Bernatzik, "Republik und
Monarchie" (Лпц., 1892).
В. Водовозов.
Рессоры - название пружин, служащих для смягчения толчков, получаемых
повозкой во время езды.
Ретрограды (от лат. retrogradior - иду назад) - полушутливое название
для партий и личностей, враждебных прогрессу; почти синоним со словами
реакционеры и обскуранты.
Референдум - институт государственного права. Прежде в швейцарском
союзе, а также в некоторых отдельных швейцарских кантонах (Граубюндене,
Валлисе) представители отдельных политических единиц (кантонов в
Швейцарш, союзов в Граубюндене, десятков в Валлисе) на своих собраниях
могли принимать решения только тогда, когда имели строго определенные
полномочия; в остальных случаях они принимали их только ad referendum -
для доклада тем, чьими представителями они являлись. Такой порядок исчез
с обращением союзов государств в союзные государства и с выработкой
современной представительной системы: в Швейцарии и Валлисе - в 1848 г.,
в Граубюндене окончательно в 1880 г. Его заменил новый Р., в современном
смысле. Он состоит в обращении непосредственно к избирателям для решения
законодательного или иного вопроса. Государство, в котором существует
Р., занимает среднее место между демократией непосредственной и
демократией представительной. Первый известный опрос народа (если не
считать постоянных опросов в непосредственных республиках) был
произведен в аристократической республики Берне в 1449. г., когда
правительство, без содействия народа, оказалось не в силах погасить
заключенный им военный заем; затем они производились довольно часто в
разных кантонах Швейцарии, но исчезли к XIX в. Вновь опрос народа под
именем плебисцита был принесен в Швейцарию французами, введшими на этом
основании конституцию 1802 г.; в данном случае, однако, опрос был только
формальностью и актом насилия и лицемерия, ибо когда конституция была
отвергнута большинством в 20000 человек, то все воздержавшиеся от подачи
голосов были признаны вотировавшими за конституцию, и она была объявлена
принятой, Затем опросы производились в швейцарском союзе и разных
кантонах по разным конституционным вопросам, пока наконец P., как особый
институт, правомерно действующий при известных условиях, не был включен
в конституции. Прежде всего это случилось, под влиянием июльской
революции, в Санкт-Галлене, где было признано право народного вето для
законов, принятых большим советом (1831). В 1875 г. вето обращено в
настоящий Р. В 1845 г. Р. принят в кантоне Ваадте, вслед за ним, в
разное время, во всех остальных кантонах, кроме Фрейбурга, где он
отвергнуть Р.-же; он включен также в швейцарскую союзную конституцию
1848 г., откуда перешел в ныне действующую конституцию 1874 г. В
последней признается: 1) Р. обязательный для всех изменений в
конституции; после принятия в союзном собрании они обязательно поступают
на утверждение народа, т. е. на всеобщее голосование. Изменение в
конституции признается принятым, если за него выскажется большинство
всех подавших голос граждан, и вместе с тем большинство кантонов. 2) Р.
факультативный, в законодательных вопросах: каждый новый закон, принятый
обеими палатами союзного собрания, и каждое постановление, принятое ими
же, если оно не имеет характера неотложности, вступает в силу лишь по
истечении 3 месячного срока; если до его истечения этого потребует либо
30000 полноправных граждан, либо 8 кантонов, то закон или постановление
подвергаются всенародному голосованию и признаются вступившими в силу
только в случае утверждения народом. В отдельных кантонах по большей
части действует только факультативный Р., причем для его применения
ставятся чрезвычайно разнообразные условия (требование определенного
числа граждан от 500 до 6000, требование одной трети большого совета и
т. д.). В некоторых кантонах (Берн, Цюрих) все законы обязательно
подвергаются Р.; в некоторых существуют оба вида Р., причем Р.
применяется иногда и к займам свыше определенной (весьма различной)
нормы, новым налогам и т. д. (так наз. финансовый Р.). Бюджеты в целом
нигде не подлежат Р. Народное голосование при пересмотре конституций
применяется также в большинстве штатов Северной Америки, хотя термин Р.
там не в ходу. К Р. близки плебисцит и народная законодательная
инициатива. См. Эдемс и Коннингэм, "Швейцария и ее учреждения" (СПб.,
1893); А. Дюпан, "Народное законодательство в Швейцарии" (СПб., 1896);
Ф. Курти, "Результаты швейцарского Р." ("Жизнь", 1899, №3); Брайс,
"Американская республика" (т. II); Th. Curti, "Geschichte der
schweizerischen Volksgesetzgebung" (Берн, 1882); Ad. Herzog, "Das
Referendum in der Schweiz" (Гамбург, 1885); Stussi, "R. und Initiative
in den Schweizerkantonen" (Цюрих. 1893).
В. Водовозов.
Рефлексы, рефлекторные или отраженные явления или акты - названы так
потому, что они являются всегда результатом отражения или
рефлектирования известных чувствующих возбуждений на те или другие
рабочие аппараты тела. Так, внезапное невольное закрытие век после
попадания инородного тела в глаз, движение какогонибудь члена после
укола кожи, гримасы, вызываемые щекотанием кожи лица во время сна,
слюнотечение после чего-нибудь кислого, сокращение сосудов при холоде и
т. д. - все Р. Для возможности Р. нужны следующие аппараты: 1)
воспринимающий раздражения, т. е. различные чувствующие нервные
окончания; 2) чувствующий нерв, проводящий возбуждение к центрам; 3)
отражательные нервные центры, получающие и переводящие возбуждение с
чувствующих, т. е. центростремительных нервов на двигательные и другие
центробежные приводы; 4) тот или другой рабочий аппарат - мышца, железа,
сосуд, сердце и т. д. Совокупность первых трех величин и составляет
рефлекторную дугу. Отсюда понятно, как разнообразен мир Р. Во-первых,
они могут вызываться как внешними, так и внутренними раздражителями;
во-вторых, в Р. могут участвовать самые разнообразные рабочие органы;
поэтому говорят о мышечных, отделительных, сосудистых, сердечных и т. д.
Р. В третьих, Р. могут быть простыми, или в различной степени сложными,
смотря по числу нервных центров, включенных в рефлекторную дугу, и по
взаимной связи их между собою. Спинной мозг является преимущественным
аппаратом Р., в особенности кожномышечных, т. е. таких, где возбуждение
кожи отражается на мышцах скелета. Законы, которым подчиняются Р.,
изучены, поэтому, лучше всего на обезглавленных животных; т. е.
претерпевших полную поперечную перерезку мозга на границе спинного и
продолговатого мозга. Конечно, и головной мозг содержит не малое число
рефлекторных центров не только для возбуждений, исходящих из органов
зрения, слуха, обоняния, вкуса, но и всей чувствующей поверхности кожи;
но здесь простые Р. осложняются деятельностью центров сознания и воли, и
поэтому изучение их затрудняется. Между тем в спинном мозгу позвоночных
животных, по общепринятому в науке взгляду, нет и следов сознания и
воли, и он является лишь органом простых Р. и проводником возбуждений.
Классическим живым препаратом для изучения Р. служат, поэтому,
обезглавленные животные, и среди них в особенности обезглавленные под
продолговатым мозгом лягушки. Сила, характер и целесообразность Р.
зависят как от устройства спинного мозга, так и самой природы
раздражений: их силы, распространенности, качества и места приложения.
И. Т.
Рефракция - преломление лучей света в земной атмосфере. Если бы
атмосфера была однородна, то лучи света, преломившись на ее пределе,
распространялись бы далее прямолинейно. На самом деле плотность воздуха
от границы атмосферы до поверхности земли постепенно увеличивается, лучи
света преломляются непрерывно, и их пути представляют кривые,
вогнутостью обращенные к земле. Наблюдатель видит звезду по направлению
касательной к траектории луча, поэтому Р. изменяет видимое положение
всех светил на небесном своде, и все астрономические наблюдения должны
быть исправлены за Р. Так как с достаточной точностью землю можно
считать шаром, а атмосферу - состоящей из множества концентрических
шаровых слоев, плотность которых непрерывно изменяется, то путь луча -
кривая плоская, и рефракция влияет только на высоту светила, "подымает"
его, и нисколько не изменяет азимута. К видимому зенитному расстоянию
нужно прибавлять влияние рефракции, чтобы получить истинное зенитное
расстояние. Величина Р. меняется с зенитным расстоянием. В зените, где
лучи проходят перпендикулярно к слоям атмосферы, Р. равна нулю, на
высоте 45° около 1ў, наибольшая (около 37ў) в горизонте. Точное
вычисление Р. зависит от закона распределения плотностей в атмосфере.
Если бы температура всех слоев воздуха была одинакова, то плотности были
бы пропорциональны давлениям, и Р. вычислялась бы очень просто. Но
температура воздуха уменьшается с высотой, по закону, который еще
неизвестен, почему и закон распределения плотностей остается тоже
неизвестным, а теорию Р. приходится основывать на различных гипотезах о
строении атмосферы, выбранных так, чтобы вычисленная Р. возможно хорошо
согласовалась с наблюденной. Приближенно Р. может считаться
пропорциональной тангенсу зенитного расстояния (tg), точнее она
выразится рядом членов с нечетными степенями tg, причем первые два члена
общи для всех теорий, т. е. не зависят от распределения температур.
"Постоянной" (величиной) рефракции называется коэффициент у первого
члена. Кроме строения атмосферы, Р. зависит от абсолютной величины
плотности воздуха, т. е. изменяется с давлением и температурой; поэтому
для вычисления Р. необходимо записывать при наблюдениях показания
барометра и термометра. Р. для нормальных показаний барометра (760 мм.)
и термометра (410° Ц.) называется средней Р. Из наблюдений величина Р.
может быть определена измерением высот околополярной звезды в двух
кульминациях. Современные работы по определению Р. состоят, как и для
определения других астрономических постоянных, в том, что к принятой
величине Р. ищут поправку, которая приводила бы весь наблюдательный
материал в наилучшее согласие. Бессель в своей теории, которая с
некоторыми изменениями может считаться наилучшей, представил Р.
формулой: r = tga(BT)Agl где В зависит от показания барометра. Т -
термометра при барометре, g - температуры воздуха, a медленно изменяется
с зенитным расстоянием, А и l - величины, близкие к единице и отличаются
чувствительно от нее только при больших зенитных расстояниях Все эти
величины даются в таблицах по аргументу z (зенитное расстояние). В
Пулковских таблицах ("Tabulae refractionum in usum speculae pulcovensis
congestae", 1870), в основание которых взята теория Гюльдена, значение
tga дается через минуту дуги; g - для каждой десятой доли градуса R, В -
для каждой десятой доли английской полулинии. Несомненно, что
распределение плотностей воздуха не может подойти ни под какой общий
закон, - местные уклонения вследствие ветра, влажности и т. д. достигают
значительных размеров. Р. не может никогда быть строго вычислена, ошибка
ее в среднем достигает 2 - 3%; никакая теория, никакое искусство
наблюдений не может тут помочь и ошибка может быть исключена только в
среднем из многочисленных наблюдений, Особенно плохо поддается
вычислению Р. у горизонта, поэтому астрономы редко наблюдают светила
ниже 10 - 15° высоты над горизонтом. Вследствие Р. светила восходят
раньше и заходят позже, чем это происходило бы при отсутствии атмосферы.
Диски солнца и луны у горизонта кажутся сплющенными: разность Р. у двух
краев достигает 6ў. Горизонтальная Р. подвержена большим аномалиям
особенно в холодных странах. Как пример этого можно упомянуть наблюдете
Барентца. (голландская экспедиция, зимовавшая в 1597 г. на Новой Земле
под 76° северной широты), Он увидел после полярной ночи солнце уже 24
января, т. е. на 17 дней раньше, чем ожидал, - Р. достигала 4°. Помимо
неполной шарообразности земли, слои воздуха равной плотности не всегда
расположены параллельно поверхности земли; вследствие этого происходит
так наз. боковая Р. - изменение азимута. До сих пор, однако, ее влияние
недоступно вычислению. Вследствие светорассеяния, которое сопровождает
преломление, светила, находящиеся очень низко над горизонтом, дают в
зрительных трубах спектральное изображение: видны не точки, а маленькие
спектры обращенные красными концами вниз.
Указания на Р. встречаются начиная с первого века по Р. Хр. Клеомед
приводит преломление лучей в атмосфере для объяснения затмения луны,
когда и луна, и солнце были выше горизонта. Птолемей в своей "Оптике"
говорит, что все звезды вследствие преломления поднимаются к зениту.
Sextos Empiricus, возражая астрологам, упоминает о влиянии Р. на восход
светил. Наблюдения того времени были, однако, еще слишком грубы, чтобы
выводить Р. непосредственно из них. Вальтер первый, в XV стол., стал
исправлять наблюдения за Р. - Тихо де Браге построил таблицы P.,
сравнивая наблюденные зенитные расстояния с вычисленными. Принимая
ошибочно для солнца параллакс (который опускает светила) равным 3', он
вынужден был для солнца составить особую таблицу с большей Р., чем для
звезд. Кеплер опроверг эту ошибку и показал, что все светила одинаково
подвергаются Р. Не зная еще истинного закона преломления света, он
построил, однако, довольно точные таблицы Р. После открытия Снеллием
законов преломления первая таблица, вычисленная теоретически,
принадлежит Кассини; она была превосходна для своего времени. Пикар
заметил зависимость Р. от температуры, Брадлей зависимость ее от
барометрического давления. Теоретические исследования Ньютона, Эйлера,
Ориани, Бернулли сводились к тому, чтобы на основании законов Снеллия и
гипотетического строения атмосферы определить геометрический характер
пути луча (Solaire - как назвал эту линию Буте). Полное развитие теория
Р. получила только с работами Крампа ("Analyse des refractions" 1799) и
Лапласа ("Mecanique celeste"), где впервые даны методы вычисления
интегралов, встретившихся в этой теории. Бессель изложил свою теорию и
дал таблицы Р. в "Fundamenta astronomiae". Из других работ следует
назвать Айвори, Лёббока, Шмидта; из позднейших Гюльдена ("Untersuchungen
uber die Constitution der Atmosphare und die Strahlenbrechung in
derselben", СПб., 1866 - 68), Радо ("Recherches sur la theorie des
refractions", П., 1882), М. Ковальский ("Recherches sur la refraction
astronomique", Казань, 1878). Полный исторический обзор и изложение всех
теорий до 1861 г. сделан у Брунса: "Die Astronomische Strahlenbrechung
in ihrer historischen Entwickelung".
В XVI стол. Пикар первый показал, что при геодезических работах
зенитные расстояния земных предметов необходимо исправлять за
преломление. Такие уклонения лучей света называются земной Р., в отличие
от астрономической, когда лучи света пронизывают всю толщу атмосферы.
Земная Р. очень мало поддается вычислению, так как плотности нижних
слоев воздуха более всего подвержены аномалиям. Обыкновенно принимают
путь луча между двумя точками за круговую линию, а Р. - пропорциональной
расстоянию. Коэффициент земной Р. (отношение ее величины к половине угла
между отвесными линиями в обоих пунктах) по различным определениям, в
зависимости от условий почвы, высоты над поверхностью земли, времени
дня, влажности и т. д., колеблется от 0,12 до 0,20. Наибольшая земная Р.
наблюдается при рассвете (minimum температуры), когда удаленные предметы
кажутся как бы висящими в воздухе. Этим временем пользуются для
разыскивания в трубу далеких тригонометрических сигналов.
В. С.
Рецидив или повторение (юрид.) - "впадение вновь" в преступление. т.
е. совершение нового преступного деяния лицом, уже ранее подвергшимся
наказанию в уголовном порядке. Как основание усиленной ответственности,
Р. был известен еще в глубокой древности. То же значение он сохраняет и
в современном праве; но в каких случаях надлежит применять правила об
усиленной ответственности, в каком размере должно определяться это
усиление, как разграничивать понятия "повторение" и "совокупность",
допустима ли давность для Р. - все эти вопросы далеко не однообразно
разрешаются в кодексах и вызывают крайнее различие теоретических
взглядов. В современной литературе вопрос о Р. - один из центральных.
Среди криминалистов господствует, в общем, суровое отношение к Р. и
рецидивистам, что особенно ярко отразилось в трудах и резолюциях
парижского пенитенциарного конгресса 1895 г. Объясняется такое отношение
тем, что Р. признается юридическим критерием неисправимости. Проф. Гейб
("Lehrbuch", стр. 91 и след.) отмечает три основных воззрения на Р.
Согласно первому, учинение нового преступного деяния служит
доказательством того, что наказание, понесенное виновным, не победило
его преступную наклонность. Вторичное учинение того же деяния должно
облагаться, поэтому, наказанием, значительно усиленным, но для
применения такого наказания необходимо, чтобы прежнее было фактически
отбыто и чтобы вновь было совершено такое же преступное деяние;
погашение прежнего наказания давностью или отмена его вследствие
помилования, равно совершение вновь не тожественного с прежним деяния,
устраняют необходимость и возможность применения правил о повторении. В
основе другого воззрения, вытекающего из теории предупреждения, лежит
уверенность, что Р. свидетельствует об образовании в данном лице
преступной привычки, на борьбу с которой и должна быть направлена
усиленная уголовная репрессия. Понятие повторения не ограничивается
случаями тожественности прежнего и нового деяний; достаточно внутреннего
между ними сходства, однородности мотивов и побудительных причин. О
наказании как за повторение не должно быть речи по отношению к деяниям,
совершение которых, по самой их природе, не может обратиться в привычку,
или когда будет доказано, что для данного случая факт впадения в новое,
хотя и однородное, преступление о существовании преступной привычки не
свидетельствует. Наконец, третье воззрение не отличает повторения от
других признаков, указывающих на сравнительно большую субъективную
опасность данного преступника, вследствие чего Р. может служить
основанием к усилению наказания лишь в пределах меры, т. е. в пределах
судейского усмотрения. С этой точки зрения для понятия повторения
безразлично, будет ли новое деяние тожественно с прежним, или однородно
с ним, или совершенно от него отлично; другими словами - будет ли Р. так
называемый специальный или общий (разнородный). Равным образом
безразлично, было ли наказание отбыто или нет; достаточно
предшествующего осуждения. В программе парижского конгресса на первом
месте стоял вопрос: необходимо ли для понятия Р. повторение одного и
того же преступного деяния? Большинство докладчиков высказалось в том
смысле, что различие в наказании надо делать в зависимости от
доказанности или недоказанности наличности в субъекте преступной
привычки, т. е. склонялось в пользу требования для понятия Р.
однородности деяний. Резолюция конгресса формулирована шире: в одних
случаях должно требовать, чтобы новое деяние было однородно с прежним, а
в других можно признавать Р. и при совершении иного деяния. Но вопросу о
степени допустимости изъятий из общих правил о Р. конгресс нашел, что
отступление от повышенной ответственности может быть допускаемо лишь в
случаях признания судом, посредством особо мотивированного определения,
наличности совершенно исключительных уменьшающих вину обстоятельств.
Теорию привычки и вытекающий из ее принцип однородности положили в
основу определений о Р. и составители проекта русского угол. улож.
(объясн. т. 1, стр. 607). - Под совокупностью преступлений, в тесном
смысле, разумеется совершение нескольких преступных деяний до
постановления приговора по каждому из них, между тем как повторение
предполагает предварительное понесение наказания. Из этих определений
видно, что ни под совокупность, ни под повторение не подходят случаи
совершения нового преступления или проступка в течение иногда весьма
продолжительного периода от постановления приговора до отбытия
наказания. В русском праве, до закона 3 февраля 1892 г., относительно
таких случаев не содержалось никаких общих определений; были лишь
частные указания в уставах о ссыльных и о содержащихся под стражей, и
практика допускала значительные колебания. Французское право моментом, с
которого совершение нового преступного деяния признается P., считает
вступление в законную силу приговора суда, присудившего к наказанию -
следовательно, относит все подобные случаи к повторению. Такая система
вызывает существенные возражения: если смотреть на Р., как на
специальное основание усиленной ответственности, обязывающее суд
повышать наказание, и не только в пределах меры, то никакое расширение в
конструкции понятия Р. не может быть допускаемо. Гораздо более
правильной (в принципе) представляется система нашего закона 1892 г.,
создавшего особые правила назначения наказания при совершении нового
прест. деяния в промежуток времени между присуждением к наказанию и его
отбытием. Под давностью для Р. разумеется введение в число условий его
усиленной наказуемости требования, чтобы новое деяние было совершено до
истечения известного срока после отбытия наказания. Против создания
такой льготы для рецидивистов особенно решительно восстает Гарофало.
Парижский конгресс также высказался против установления давности для Р.,
как общего правила, допустив ее лишь как изъятие в некоторых случаях. Но
сколь бы ни было основательно утверждение, что Р. (однородный)
свидетельствует об образовании преступной привычки, это все-таки лишь
презумпция, вероятность которой в значительной мере падает. когда Р.
имел место по истечении более или менее продолжительного времени после
отбытия наказания. Статистические данные удостоверяют, что громадное
большинство случаев Р. приходится на первые 1 - 2 года после
освобождения из тюрьмы. Борьбу с Р. парижский конгресс перенес на
международную почву. В программе стояли два вопроса: не следует ли
объединить антропометрические приемы и установить их международным
соглашением? Какие последствия должны иметь приговоры иностранных судов?
Первый вопрос решен утвердительно; по второму конгресс признал, что
ограничение в правах, которому лицо, в силу уголовного приговора,
подверглось в своем отечестве, должно иметь действие и в других
государствах и что осужденный заграничным судом должен в своем отечестве
подвергнуться тому ограничению в правах, которому он подлежал бы, если
бы за то же преступление судился отечественным судом.
Во Франции ст. 56 - 58 Code penal, измененные зак. 26 марта 1891 г.,
различают: 1) совершение лицом, осужденным за преступление (в технич.
смысле, т. е. crime), нового какого бы то ни было преступления же; оно
влечет за собою высшее по роду наказание, с допущением даже перехода от
бессрочной каторги к смертной казни, безотносительно к сроку, протекшему
между прежним и новым осуждением; 2) совершение лицом, осужденным за
преступление, проступка или осужденным за проступок - преступления;
наказание увеличивается количественно, до удвоенного высшего срока
лишения свободы, но при условии протечения между обоими осуждениями не
более 5 лет: 3) совершение лицом, осужденным за проступок, нового
проступка; наказание также увеличивается количественно, но кроме
пятилетнего срока между осуждениями требуется еще полное тожество
проступков (le meme delit). Рецидивом нарушений (coatraventions)
признается учинение нового нарушения в течение года после осуждения за
первое и, притом, в округе того же полицейского суда. Дополнением
приведенных правил о Р. служит закон 27 мая 1885 г., установивший для
рецидивистов особую форму ссылки - релегацию. Система франц. права, в
основных ее чертах, принята бельгийским кодексом. Германский,
голландский и венгерский кодексы и проект австрийского в общей части о
Р. не говорят, а в части особенной, преимущественно в отношении
преступных деяний против собственности, признают за повторением
значительное влияние на наказуемость. Так напр., по германскому праву
повторение простой кражи влечет заключение в смирительном доме
(Zuchthaus) от 1 до 10 лет. Для понятия повторения германское уложение
требует тожества или однородности прежнего и нового деяний, отбытия
наказания вполне или частью и известной близости, по времени, обоих
осуждений, напр. при воровстве - не более 10 лет. В русском праве, до
издания Свода Законов, общего постановления о повторении не было. Ст.
135 Свода (по изд. 1842 г.) определила: "Повторение одного и того же
преступления умножает вину преступника. Повторением преступления
считается то, когда преступник, будучи наказан за преступление, учинил
то же самое в другой или третий раз". Ст. 131 Улож. о наказ. отнесла
"повторение того же преступления или учинение другого после суда и
наказания за первое, и впадение в новое преступление, когда прежнее, не
менее важное, было прощено виновному вследствие общего милостивого
манифеста, или по особому Монаршему снисхождению" к числу общих
увеличивающих вину обстоятельств, а по ст. 132, когда в законе не
определено наказания именно за повторение, суд назначает всегда самую
высшую меру наказания. Пуп. 3 ст. 14 уст. о нак. налаг. мир. суд. дал
более узкое определение Р.: "повторение того же, или совершение
однородного проступка до истечения года после присуждения к наказанию".
Систему устава закон 3 февр. 1892 г. распространил и на прест. деяния,
предусмотренные уложением. Повторением признается теперь "совершение
того же или однородного прест. деяния" и усиление ответственности
обусловлено неистечением со времени отбытия наказания или после
помилования: для приговоренных к угол. наказ. - 10 лет, к ссылке на
житье в Сибирь - 8 лет, к ссылке на житье в отдаленные, кроме сибирских,
губ., заключение в крепости и заключение в тюрьме с лишением всех или
некот. особ. прав - 5 л., к заключению в тюрьме на основании примеч. к
п. V ст. 30 - 3 лет, и заключению в тюрьме без праволишений - 2 л., к
другим, менее тяжким наказаниям - 1 года (ст. 131 и 132 улож. по
продолж. 1895 г.). Как при действии прежней редакции ст. 131, так и
теперь, общие правила уложения о повторении применяются в весьма
ограниченном числе случаев: в особенной части имеется ряд правил
специальных, по которым усиление наказания в мере нередко заменяется
усилением в степени и даже роде (напр., при убийстве, детоубийстве,
разбое, краже и т. д.) и регламентируются случаи совершения того же
деяния не только во второй раз, но в третий, четвертый и до седьмого. По
проекту угол. уложения, учинивший, по отбытии наказания, преступное
деяние подлежит наказанию на общем основании; но если деяние это было
тожественно или однородно с прежним и если при том прошли после отбытия
наказания за преступление не более пяти лет, за проступок - не более
трех лет, а за нарушение - не более года, то вновь назначаемое
наказание, за исключением случаев, особо законом указанных, может быть
усилено (при каторге без срока - воспрещением перевода на поселение
ранее истечения 20 л., при срочном лишении свободы - увеличением
максимальных его сроков, при денежной пене
- присоединением ареста до 1 мес.). В основе особых правил, созданных
законом 1892 г. для случаев совершения нового деяния после
провозглашения решения о виновности, но до отбытия наказания, лежит
различение, подлежит ли виновный однородным или разнородным наказаниям,
и система сложения наказаний (ст. 133 улож. по продолжению 1895 г.).
Этой последней системы держится и проект. Имеются постановления о
повторении и в воинском уст. о наказаниях. Признавая, что повторение
преступлений и проступков не может относиться к числу вопросов, по
которым военно-уголовному законодательству надлежит давать особые
правила, составители устава никаких изъятий по этому предмету не внесли,
но сочли нужным воспроизвести в уставе текст 131 ст. улож., с
добавлением: "или вследствие конфирмации главнокомандующего и лиц,
равных с ним по власти" (77 ст.. воинск, уст.), - так как в военное
время право помилования принадлежит не одному Монарху. Эта добавка и
вызванное ею повторение ст. 131 улож. в воинском уставе привели, однако,
к тому, что ныне, после закона 1892 г., в воинском уставе оказываются
уже принципиально отличные от уложения правила о повторении. В особ.
части устава за повторение промотания и побега наказания усиливаются в
степенях и даже в роде (за 3-й побег, ст. 131). См. Таганцев, "О
повторении преступлений "; Berton, "Code de la relegation et des
recidivistes"; Акты международных пенитенциарных конгрессов
стокгольмского и парижского; Гольденвейзер, "Современная система
наказаний и ее будущность по трудам парижск. конгресса". Е. К.
Речитатив - вокальная музыкальная форма, не подчиненная
симметрическому ритму, род певучего разговора. Есть фразы, которые, по
избытку чувства, требуют именно P.: более развитая музыкальная форма
была бы здесь неестественна (напр. "О горе", "О радость", "О Господи").
Р. есть речь, доведенная до высшей степени выразительности, благодаря
точному, определенному музыкальному ритму, а также точному обозначению
подъема и падения голоса. По мере того как текст Р. становится более
лиричным и форма его расширяется, получая более содержательности в
музыкальном отношении, Р. бывает троякого рода: 1) сухой (secco), 2)
размеренный (a tempo), 3) певучий (ариозное пение). Во всех трех родах
правильная, осмысленная декламация имеет большое значение. Сухой Р.
имеет размер в четыре четверти. Аккомпанемент состоит из отрывистых
аккордов без фигур и не выражает настроения; а только служит для
указания певцу тональности и для подчеркивания знаков препинания.
Аккорды берутся преимущественно там, где в Р. есть перерыв. Иногда в
промежутке между двумя фразами, имеющими перерыв, вставляется короткий
ритурнель с фигурою, выражающий настроение. Такой Р. имеет очень мало
мелодического содержания. На каждый слог текста требуется только один
звук. Форма такого Р. неопределенная и находится в полной зависимости от
текста. Певцом он исполняется свободно, не в темп. Чередование
тональностей произвольное, но все же не следует делать слишком частых и
резких модуляций в отдаленные тональности. Перемена тональности
соответствует перемене мысли в тексте. Если в такте Р. нет аккордов, то
капельмейстер не выбивает четыре четверти, а дает только один взмах.
Вокальная партия такого Р. пишется для голоса центрально, т. е. в
среднем регистре, выходя из него (вверх или вниз) лишь в моменты
сильного драматического настроения. Р. размеренный (a tempo) бывает в
различном счете - 4/4, 3/4 и пр. Во время пения Р., не особенно богатого
мелодией, аккомпанемент идет сплошь, в виде аккордов, выдерживаемых или
исполняемых тремоло. Проведенного мотива, т. е. рисунка, в таком
аккомпанементе нет. Форма неопределенная, чередование тональностей
произвольное. На каждый слог приходится одна нота. Исполняется такой Р.
в темп и дирижируется сплошь. Певучий Р. (ариозное пение) - наиболее
развитая форма Р. Вокальная партия отличается здесь мелодическим
содержанием. На один слог слова могут приходиться иногда два и более
звука. Как и предыдущий, этот Р. не стеснен модуляционным планом. Форма
свободная. Р. может оканчиваться в другой тональности и не подчиняется
требованиям округленной формы. Музыкальное содержание аккомпанемента, в
сравнении с предыдущими Р., богаче как в гармоническом. так и в
ритмическом отношении; в нем проводится фигура (мотив). Цель
аккомпанемента - выражение настроения. Пение, имеющее округленность и
большую законченность, но лишенное коленного склада, называется ариозо.
Для ариозного пения требуется текст с лирическим содержанием. В
вокальной музыке часто пользуются смешением трех промежуточных родов Р.,
переходя от одного к другому. Для всех Р. может служить текстом проза,
но лучше пользоваться белыми стихами. Н. С.
Рея (Rea, лат. Rhea) - греч. богиня, одна из титанок, по Феогонии
Гесиода дочь Урана и Геи, супруга Кроноса и мать олимпийских божеств:
Зевса, Ада, Посейдона, Гестии, Деметры и Геры. Культ ее считался одним
из весьма древних, но был мало распространен собственно в Греции. На
Крите и в Малой Азии она смешивалась с азиатской богиней природы и
плодородия Кибелой и поклонение ей выступало на более видный план.
Специально на Крите локализировано было предание о рождении Зевса в
гроте. горы Иды, пользовавшемся особым почитанием, что доказывается
большим числом посвящений, отчасти весьма древних, в нем. найденных (см.
Comparetti, "Museo ltliano di antichita", атлас). На Крите показывали и
гробницу Зевса. Жрецы Р. назывались здесь куретами и отожествлялись с
корибантами, жрецами великой фригийской матери. Им доверила Р. малютку
Зевса; стуча оружием, они заглушали его крик, чтобы Кронос не мог его
услышать. Р. изображалась в матрональном типе, обыкновенно с короной из
городских стен на голове, или в покрывале, большей частью сидящей на
троне, близ которого сидят посвященные ей львы. Атрибутом ее был тимпан.
А. Щ.
Рибера де (Хосе de Ribera, 1588 - 1856), прозванный в Италии
Спаньолетто - испанский живописец и гравер, род. в Хативе (ныне
Сан-Фелипе), в Валенсийском королевстве, сперва учился у Фр. де
Рибальты, а потом переехал в Рим, где развился под влиянием Микеланджело
да Караваджо. Не смотря на то, что Р. имел случай познакомиться с
произведениями Рафаэля, Карраччи и Корреджо и даже изучать их, манера
письма и натуралистические тенденции Караваджо пришлись настолько ему по
вкусу, что после нескольких работ, исполненных в духе вышеназванных
живописцев, он окончательно примкнул к Караваджиевской школе.
Переселившись в Неаполь, Р. очень быстро достиг здесь большой
известности своими полными силы и мрачными по настроению сценами мучений
святых. Здесь им была написана только одна картина в более спокойном
стиле - известное "Снятие со креста" (в церкви С. Мартино, в Неаполе).
Картины Р. отличаются мастерским письмом, оригинальностью композиции и
превосходной светотенью; не смотря на эти достоинства, они, однако, не
удовлетворяют эстетического вкуса нашего времени вследствие ярко
проявляющейся в них натуралистической тенденции мастера, нередко
впадающего в утрировку возможного в действительности. Особенно
покровительствовали Р. неаполитанский вице-король, герцог Осуна,
возведший художника в звание своего придворного живописца, а также
монахи, по заказу которых им было написано немалое количество картин. В
1630 г. Р. был избран в члены римской академии св. Луки. По преданию, он
отличался в высшей степени мрачным, завистливым и мстительным
характером; напр. говорят, что когда в Неаполь прибыли живописцы Гвидо
Рени, Гесси и Доменикино, он, вместе с Караччоло и Коренцио, своими
преследованиями принудил их оставить этот город. Под влиянием Р.
развились Лука Джордано, Фальконе и Сальватор Роза. Из произведений Р.
наибольшей известностью пользуются: "Сон Иакова", "Мучение Св.
Варфоломея", "Пресвятая Троица" (в мадридск. музее), "Поклонение
Пастырей" (в Луврск. музее, в Париже), "Мучение св. Лаврентия", "Св.
Мария Египетская" (в дрезденск. галерее), "Снятие со Креста" и "Смерть
Сенеки" (в мюнхенской пинакотеке). В Имп. Эрмитаже находятся 5
несомненных картин Р.: "Св. Севастиан" (№ 330), тот же святой (№331).
"Св. Иероним, внимающий звуку небесной трубы" (№ 333), "Св. Иероним в
сирийской пустыне" (№ 332) и "Св. Прокопий богемский" (№ 334). Р.
известен также как гравер, исполнивший 26 листов, из которых лучшими
считаются: "Бахус с двумя сатирами" и портрет Дона Хуана Австрийского.
А. А. С - в.
Ривьера (Riviera) - знаменитое своим живописными видами побережье
Средиземного моря, между Ниццой и Специей, с С защищаемое Морскими
Альпами и Лигурийскими Апеннинами. Делится на две части: Р. ди Поненте
(Западная Р.), к З от Генуи, и Р. ди Леванте (Вост. Р.), к В от Генуи.
Западная Р., лучше защищенная с С, отличается более теплым климатом и
подтропической роскошной растительностью. Здесь проходит живописнейшая
дорога Корниш и расположены климатические курорты Ницца, Монако,
Ментона, Бордигера, Оспедалетти, Сан-Ремо и Орте-Пельи. В восточной Р.
особенно живописны Нерви, Рапалло и Специя. Железная дорога Ницца -
Вентимилья - Генуя - Специя соединяет между собой все пункты побережья.
Ср. Liegard, "La cole d'azur d'Hyeres a Genes" (1894); Kaden u. Nestler,
"Die Riviera" (Штуттг., 1884).
Рига - губ. г. Лифляндской губ., важнейший после С.-Петербурга и
Одессы портовый город России, при р. Зап. Двине, в 10 в. от впадения ее
в Рижский зад. Состоит из старого или собственно города и из предместий:
С.-Петербургского, Московского и Митавского или Задвинского. Старый
город поныне сохранил характер средневекового немецкого города, с узкими
кривыми улицами и зданиями старинной архитектуры, С.-Петербургское
предместье - лучшая и наиболее богатая часть города, Московское
предместье населено преимущественно русскими, Митавское, на левом берегу
Зап. Двины - преимущественно рабочими. В старом городе наиболее
замечательны: замок, в котором сосредоточены все присутственные места,
дом лифляндского дворянства (риттергауз), дом Черноголовых
(шварцгауптеров), красивой готической архитектуры, дома большой и малой
гильдии, изящные здания ратуши и биржи. Из лют. церквей наиболее
замечательны: соборная (Домкирхе), древнейшая в городе, и св. Петра
(Петрикирхе). Старый город прежде был крепостью, по упразднении которой
на месте крепостных валов и рвов разбиты сады, скверы и аллеи. Р.
особенно разрослась за последние 40 - 50 лет; в 1850 г. здесь было 3800
домов, теперь их до 19 тыс.; особенно разрослись предместья, которые в
настоящее время несравненно обширнее самого города: из 270 улиц,
имеющихся ныне в Р., лишь 73 находятся в старом городе. Жит. в Р. в 1850
г. было 61 тыс., теперь - 281884 (до 139 тыс. жнщ.); из них русских 25%,
немцев 47%, латышей 23% эстонцев 1%, евреев и др. народностей 4%. 10
правосл. цркв. (в том числе Алексеевский муж. мон.), 2 католич., 10
лютеран., 3 синагоги. Политехническое учил., 3 муж. (1 с реальн.
отделением) и 2 жен. гимназии, реальн. училище, духовная и учительская
семинарии, лоцманская школа, мореходные классы, институт и школа для
слепых, до 60 частных учеб. заведений, в том числе 4 ремесленных. Общее
число учащихся (в 1898 г.) - до 20 тыс. об. пола. Много
благотворительных учреждений, из которых главные - Николаевский дом
призрения бедных и Садниковская богадельня. 10 банков и банковых
отделений (наиболее крупные банки
- рижский городской учетный и рижский коммерческий). Фабричная и
заводская промышленность весьма развита; к 1899 г. в Р. насчитывалось до
275 фабр. и зав., при 30 т. рабочих и общей сумме производства до 60
милл. руб. Наиболее значительные заводы: 2 вагонных, с производством до
12 милл. руб., 16 пивоваренных, маслобойный, с производством до 2 милл.
руб., 10 машиностроительных и др. В Р. насчитывается: обществ (с
местными отделениями) - 24, клубов - 3, 33 периодических изданий (в том
числе 19 ежедневных и еженедельных), из которых 8 на рус. яз., 18 на
нем. яз., 5 на латышск. яз., 1 на рус., нем. и латышск. и 1 на рус. и
нем.; библиотек - 43, театров зимний - 1 и летний - 1, книжных магазинов
- 41, магазинов музыкальных нот - 4, фотографич. заведений - 8,
типографий - 23, типолитографий - 3. Городские доходы в 1898 г. - 2726
тыс. р.; столько же было и расходов. Крупнейшие статьи дохода: налог с
городских недвижимых имуществ - 4991/2 тыс. руб., сбор с торговых и
промышленных заведений 4411/2 тыс. руб.; крупнейшие статьи расхода -
содержание город. управления - 321 тыс. р., полиция - 207 тыс. р.,
медицинская часть - 316 тыс. р., народное образование - 242 тыс. р.,
общественное призрение - 257 тыс. р. В административном отношении к Р.
причислен так называемый патримониальный округ (27 тыс. жит.),
обнимающий собою окрестности города; здесь преимущественно и
сосредоточена фабричная деятельность. Но оборотам своей внешней торговли
Р. занимает второе (после С.-Петербурга) место в ряду русских портовых
гг. на Балтийском море. Главные предметы отпуска: зерновой хлеб, лень,
льняное семя (привозимые из приволжского, приднепровского и
принеманского районов), яйца (из придонского района), пенька (из
Могилевской и Смоленской гг.), лес, сплавляемый по Зап. Двине; главные
предметы ввоза - колониальные и мануфактурные товары и металл. изделия.
В 1896 г. доставлено в Р. разных товаров по бассейну Днепра - 1707 т.
пд., по басс. З. Двины - 30992 т. пд. и разн. др. внутренними водными
путями 5462 т. пд., итого 38161 т. пд.; почти столько же доставляется
жел. дорогами. Внешн. торговля Р. в различные года подвержена большим
колебаниям; в среднем ее обороты достигают в год 100 милл. руб., в том
числе ввоз ок. 60 милл., вывоз 40 милл. Тамож. доходов в Р. получено в
1896 г. золотом 2896368 р. и кредитными 67248 р.
Главные неудобства Рижского порта заключаются в том, что он
обыкновенно зимой надолго замерзает и что большое число глубоко сидящих
судов должно останавливаться пред Усть-Двинском или же выгружать часть
груза пред входом в устье Двины. Укрепления Р. находятся в 13 в. от Р.,
на самом устье Зап. Двины, и называются Усть-Двинском (прежде
Динаминде). Два парка, Вермановский и Императорский.
Из мест морского купанья в селениях, расположенных по берегу Рижского
залива и соединенных с городом жел. дорогой (летом - пароходы), наиболее
известны: Бильдерлингсгоф, Эдинбург, Майоренгоф, Старый Дуббельн, Новый
Дуббельн, Карлсбад и Ассерн. Наибольшее число посетителей привлекает
Дуббельн.
История. Р. основана в 1201 г. епископом Альбертом фон Аппелдерн,
который перенес сюда свою резиденцию. В следующем 1202 г. в городе
поселились первые бюргеры. Привилегии, который епископ даровал городу,
привлекли сюда новых поселенцев, в особенности привилегия 1211 г. о
свободе от пошлин для всех купцов, приезжавших в Р. с о-ва Готланда.
Соседние государи также даровали городу значительные привилегии. В 1282
г. Р. вошла в состав Ганзейского союза. В это время она обладала уже
многочисленным торговым флотом, войском и военными кораблями и
находилась в оживленных торговых сношениях с соседними немецкими
городами. До 1274 г. Р. признавала над собой господство епископа (с 1253
г. - архиепископа) города, а затем перешла под власть ливонского ордена.
Интересы Р., как члена ганзейского союза, шли совершенно в разрез с
миссионерскими стремлениями архиепископов и завоевательными планами
ордена. Город держался торговлей, мало интересуясь общими вопросами
ордена. Служа опорой политического могущества своего архиепископа, город
уживался с ним, но с орденом скоро возникли недоразумения, приведшие к
борьбе. Рыцари препятствовали свободным торговым сношениям города,
захватывали товары, заключали купцов в тюрьму. С 90-х годов XIII в.
началась открытая борьба между Р. и орденом, прекратившаяся лишь с
падением последнего. В 1330 г. Р. сдалась орденским войскам. В начале XV
стол. архиепископом города сделался Сильвестр Стадеветер (1448 - 1479),
заключивший договор с Швецией и возобновивший борьбу с орденом. Человек
лживый, неискренний, двуличный, он желал нанести удар вольностям самой
Р. Результатом его вероломной политики был ландтаг в Кирхгольме (1452),
по которому P., вместо одного, приобретает двух
покровителей-властелинов: архиепископа и магистра ливонского ордена; им
обоим город должен был присягать на верность; от обоих зависело
утверждение избранного фохта города; без согласия обоих город не мог
издать ни одного закона. Городу оставалось одно из двух: или начать
борьбу с обоими узурпаторами, или сблизиться с одним из них. В 1454 г.
он присягнул магистру Менгдену, как единственному своему господину.
Из-за Р. между магистром и архиепископом начались пререкания, перешедшие
в открытую борьбу. Она окончилась новым съездом, на котором решено было
восстановить Кирхгольмсий договор. В 1483 г. орден прислал в город
своего кандидата для занятия вакантного архиепископского престола, но
рижане не приняли его и заключили новый договор с Швецией, которая
доставила им 4000 чел. вспомогательного войска. Возобновилась борьба,
окончившаяся в 1491 г. мирным договором в Вольмаре. Город согласился
порвать свой союз с Швецией и в следующем году присягнул ордену. Во
главе города стояли, в средне века, сначала 2, затем 4 бургомистра
(проконсула), совет из 16 лиц, пополнявшийся кооптацией, городской
секретарь и, наконец, собрание граждан. В первой инстанции судил фохт,
назначенный городским ратом, во второй инстанции
- рат, принимавший апелляцию и от тех городов, в которых действовало
рижское право. Реформационное учение рано проникло в Р. В 1561 г., когда
орден распался, Р. присягнула лично польскому королю Сигизмунду II, а в
1581 г. вполне подчинилась польско-литовской короне. Ей гарантировали
аугсбургское вероисповедание, а также ее законы, права и юрисдикцию.
Один из 4-х бургомистров назначался королем в бургграфы и ведал судебные
дела. Вскоре город получил право чеканить монету и право на 1/3
таможенных сборов (с 1603 г. - 1/2); за это он обязывался доставлять
королю 300 вооруженных воинов. Из-за Р. в начале XVII в. возникла война
между Швецией и Польшей. В 1621 г. город взял Густав Адольф, после
продолжительной осады и страшной бомбардировки. Новый властитель города
подтвердил за ним все привилегии 1581 г. Под шведским владычеством Р.
была значительно укреплена, вокруг стен возведены были высокие валы и
построено 10 бастионов. Гарнизон города равнялся 3000 чел. В 1656 г. Р.
была осаждена русскими, но безуспешно. В 1700 г. город выдержал две
осады со стороны поляков. Под защитой стен Р. Карл XII в 1701 г.
совершил свой знаменитый переход через Двину. В 1710 г. Р. была взята
русскими, под начальством Шереметева, и перешла под власть России. В
XVII стол. жит. в Р. было ок. 30000. Р. была первым торговым городом
шведской короны. Тяжелым ударом для Р. явилась редукционная система
Карла XI, вследствие которой город потерял все дарованные ему в
орденские времена земли и имения. В царствование Карла XI город лишился
права иметь собственного суперинтендента и подчинился генеральному
суперинтенденту Ливонии. От рижского рата стали апеллировать к
гофгерихту шведской короны. Во время шведского господства над Ливонией
Р. была местом пребывания губернатора, а с 1672 г. - генерал-губернатора
всей Ливонии, затем штатгальтера, а с 1701г. - и дерптского гофрата. Г.
Ф.
По ништадскому миру (1721) Р. окончательно перешла к России. Петр I
сохранил за городом все прежние его привилегии и принимал меры для
расширения его торговли. С образованием Лифляндской губернии (1796) Р.
сделалась ее губернским городом. В 1812 г. против Наполеоновских войск
Р. защищал сначала рижский военный губернатор, ген. Эссен, имевший в
своем распоряжении 11-тысячный гарнизон; затем на помощь к нему прибыла
флотилия из Ревеля и Свеаборга и корпус гр. Штейнгеля. Борьба велась с
переменным успехом; вследствие несогласий между Эссеном и Штейнгелем,
неприятеля не удалось вытеснить с позиций, занятых им под Р. Успешнее
пошли дела с заменой Эссена маркизом Паулуччи, много сделавшим
впоследствии для благоустройства города.

Литература. "Грамоты, касающиеся сношений сев.-зап. России с Р. и
ганзейскими городами в XII - XIV вв." (СПб., 1857); Bothfuhr, "Die
Rische Rathslinie von 1226 - 1876" (Рига, 1877): L. Napiersky, "Die
Quellea des Rigischen Stadtrechts bis zum Jahre 1673" (P., 1876); его
же, "Die Libri redituum der Stadt Riga 1384
- 1578" (ib., 1888); Bunge, "Die Stadt Riga im XIII u. XIV J." (Лпц.,
1878); Бережков, "О торговле Руси с Р. в XIII - XIV вв." ("Журнал Мин.
Народного Просвещения", ч. 189, 1877); Шлун, "Осада Р. царем Алексеем
Михайловичем в 1656 г." ("Отечественные Записки", 1822 ч. IX и X); Ю.
Самарин, "Общественное устройство г. Р." (VII т. его "Собрания
Сочинений"); "Материалы для хроники Р. в 1797 - 1810 г., собранные
Бульмеринком" ("Рижский Вестник", 1872,. №151 - 166); "Рассказы о
прошлом в Р." (ib., 1870, №73 - 122); Штиллинг, "Riga in den Jahren 1866
- 1870" (Р., 1874); Трусман, "Введете христианства в Лифляндии" (СПб.,
1884); Чешихин, "История Ливонии с древнейших времен", 1885: С. Mettig,
"Geschichte der Stadt Riga" (P., 1896 - 1897); М. Р., "Современная Рига"
("Вестн. Европы", 1878, март). В. Р - в.
Ригодон - старинный французский танец, веселого характера, в скором
движении. Писался в двух или трехколенном складе, по восьми тактов в
каждом. Размер четырехдольный или двухдольный.
Рижский залив - находится на вост. берегу средней части Балтийского
моря и на Ю от о-вов Моона и Эзеля. К нему примыкают с С берега
Эстляндской губ., с В - Лифляндской, с Ю и З - Курляндской до входного
мыса Домеснес. По меридиану залив протягивается на 92 морск. мили (161
в.), а по параллели м. Домеснеса - 55 морск. миль (96 в.). В Р, заливе
имеется 3 бухты, в сев.-вост. углу - Перновская, на СЗ - Аренсбургская,
на Ю - Рижская. Из о-вов в Р. заливе следует отметить: Кюно, Соркхольм,
Маниялайд и др. при входе в Перновскую бухту; Абро - при входе в
Аренсбургскую и Руно, лежащий посреди Р. залива. Вост. берег залива
направляется с С на Ю и сопровождается многими мелкими о-вами,
безлесными и низменными. Далее берег залива заворачивает к ЮЗ и образует
много бухт, одна из них - Вайст - пригодна для малых судов. Вост. берег
сложен из осадочных пород и конгломератов, по берегу и по близости его в
водах залива разбросано много валунов. Лифляндский берег имеет сначала
направление к ЮЗ, а затем поворачивает к З; он извилист, со многими
маленькими бухтами, усеянными подводными и надводными камнями. Береговая
полоса по большей части болотиста и низменна, местами встречаются
каменистые части (песчаник). Далее к З встречаются дюнные образования,
поросшие сосновым лесом. Наиболее высокая часть этого прибрежья лежит
между мысами Пиклейнинна и Саренинна, где в 2-х верст. от берега
находятся так наз. Пигнорумские горы, сложенные из песчаных образований
и покрытые сосновыми и еловыми лесами. Горы эти шириною ок. 1/2 вер.
протягиваются параллельно берегу; высшая точка - 150 фут. По
лифляндскому берегу расположено много населенных мест. За р. Зап. Двиной
берег поворачивает к С и СЗ и по большей части низмен, песчаные
небольшие дюны покрыты низким сосновым лесом. Начиная от м. Мессарагоцем
берег, изгибаясь по дуге к СЗ, доходит до м. Домеснес. Далее залив
собственно должен считаться кончающимся у м. Домеснес, но пространство
моря до м. Люзерорта по берегу материка, ограниченное с С полуо-вом
Сворбе (южн. оконечность острова Эзеля) называется западным входом в Р.
залив, почему и упомянуто здесь. Общее направление берега от Домеснеса
до Люзерорта - к ЗЮЗ; почти на половине расстояния, в некотором удалении
от берега, лежит возвышенность Блауберген, 190 фт. над морем, общий же
характер этого берега ровный, низменный и песчаный. Сев. берега Р.
залива образованы о-вами Эзель и Моон; берег первого идет от м. Церель
(южн. оконечность Эзеля) на С; он низмен, местами болотист и порос
мелким лесом. От м. Лиэди берег поворачивает на В до м. Феттел, образуя
Аренсбургскую бухту. От м. Феттел до м. Киббосар берег идет на СВ. Все
пространство береговой полосы от м. Лиэди до м. Киббосар низменно
сопровождается рядом о-вов и рифов и сложено из песка с валунами. Южн.
берег ова Моона низмен и довольно извилист. Рельеф дна Р. залива: на С
глубины на фарватере не более 6 - 8 морск. саж. (6 фт.), далее на Ю до
широты о-ва Кюно увеличиваются до 8 - 17 морск. саж. Перновская бухта
имеет глубины ок. 10 - 16 фт. От параллели Кюно до южн. берега залива
глуб. увеличиваются и посреди залива (в 12,5 в. к В от о-ва Руно)
доходят до 29 морск. саж. Вдоль вост., южн. и зап. берегов залива линия
10 саж. глубины следует очертанию берега и подходит к нему на 3 - 8 в..
Между Руно и Домеснесом глуб. 26 - 11 морск. саж., а к С до Эзеля от 15
до 20 морск. саж. В зап. входе в Р. залив между Домеснесом и Церелем
глуб. 6 - 19 морск. саж., а между Люзерортом и Церелем не превосходят 12
морск. саж. Грунт дна залива к С от острова Руно - ил и ил с песком, а
от о-ва Руно к зап. и южн. берегам - песок, к Эзелю - камень с песком.
Входов в Р. залив из Балтийского моря - два: западный между Эзелем и
материком и северный между Мооном и материком. Течение в Р. заливе
неправильное, оно входит в него из Моонзунда с С или с З из Балтийского
моря. В сев. части залива оно идет к Ю и затем уклоняется к В между
о-вом Кюно и материком; скорость его 0,5 - 0,75 морск. миль в час. При
сильных юго-зап. и зап. ветрах течение, ударяясь о восточный берег
залива, идет на СЗ мимо Кюно в пролив Моонзунд; скорость его 1 - 1,5
морск. миль в час. По вост. берегу течение зависит от ветра; на Рижском
рейде идет к СЗ или В, смотря по ветру. По зап. берегу течение зависит
от ветров. В западн. входе в залив оно неправильно, зависит от ветра и
скорость его не более 1 - 11/2 морск. мили в час. Ветра господствуют в
Р. заливе большею частью зап., особенно осенью и разводят крупное
волнение. Туманы не редки, густы и продолжительны весною. Залив не
замерзает сплошь, у берегов в декабре он покрывается на некоторое
расстояние льдом, вскрывающимся в начале апреля. Середина залива
замерзает только в суровые зимы и то не надолго. Зап. вход свободен от
льда средним числом 325 дней в год. В Р. зал. имеется, кроме знаков и
огней, 9 маяков. При Р. зал. расположены порты Рига, Пернов, Аренсбург и
др.; движение судов по нему громадно, так как кроме судов,
направляющихся в означенные порты, залив пересекают суда, идущие в
Ревель, С.-Петербург и др. порты Финского залива. Ю. Ш.
Ризница - название места при алтаре христ. церкви, в котором хранятся
ризы или облачения священнослужителей. Большей частью для Р. не имеется
особого отделения в алтаре, а они размещаются в нескольких закрытых
шкафах. В католических церквах Р. состоит из особой комнаты, рядом с
алтарем; сюда допускаются и миряне, для объяснений с клиром по делам
церковным.
Рикардо (David Ricardo) - известный английский экономист XIX в.,
принадлежащий к классической школе политической экономии; род. 19 апреля
1Т72 г. в Лондоне. Будучи сыном еврея-банкира, Р. получил довольно
скудное образование, сначала дома, затем в одной торговой школе в
Голландии, и стал заниматься в конторе отца. Переход его еще в юности в
англиканское вероисповедание повел к полному разрыву с отцом и вынудил
его самостоятельно искать себе средств существования. Занявшись частным
маклерством в лондонской Сити, Р., благодаря своим выдающимся
коммерческим дарованиям, в скором времени составил себе состояние и
основал собственное банкирское дело. Благодаря удачным спекуляциям на
фондах и на хлебе, он уже к 25 годам имел капитал в несколько миллионов.
Только с этого времени он стал посвящать значительную часть времени
занятиям математикой, минералогией и химией. Чтение сочинения Смита "О
богатстве народов" оказало на Р. столь сильное впечатление, что
направило его почти исключительно на занятия политической экономией.
Первым литературным опытом Р. была брошюра, изданная им в 1810 г.: "The
high price of bullion a proof of the depreciation of bank Notes". В этой
статье он выяснял, что при металлическом денежном обращении или при
обращении бумажных денег, размениваемых, по предъявлению, на металл,
рыночная цена денег может отклоняться от их номинальной цены только на
стоимость пересылки металлических денег или слитков из страны за границу
или наоборот; цена же неразменных бумажных денег может падать гораздо
ниже, вследствие чрезмерных выпусков. По мнению P., существовавший в
начале XIX ст. низкий вексельный курс представлял как раз такой случай
обесценения бумажных денег, вследствие их неразменности и излишнего
выпуска. В скором времени Р. издал ответ на брошюру Бозанкета:
"Practical observations on the report of the bullion commitee", где
подробные разъяснял свою точки зрения и опровергал возражения против нее
довольно известного тогда купца и члена парламентской комиссии по
вопросу о денежном обращении. Следующая работа Р. была посвящена
выяснению влияния увеличивающихся цен хлеба на прибыль и заработную
плату. Эта работа, под заглавием: "Essay on the influence of a low price
of corn ou the profits of stock" (1815), содержит в себе изложение
теории поземельной ренты и доводов в пользу свободы хлебной торговли. В
1816 г. Р. издал брошюру "Proposals for an economical and secure
currency", а в 1817 г. - свое наиболее важное сочинение, посвященное
главным вопросам экономической теории: теории ценности, поземельной
ренты, заработной платы, прибыли и внешней торговли, а также теории
налогов: "Principles of political economy and taxation". В 1819 г. Р.
избран членом нижней палаты и неоднократно выступал оратором в качестве
представителя интересов денежного капитала. В 1820 г. он написал статью
о фондовой системе в "Британской Энциклопедии" и, наконец, в 1822 г.
издал брошюру: "On protection to agriculture". Скончался 11 сентября
1823 г. Р. - один из самых значительных теоретиков экономической науки;
он оставил в ней глубокий след и оказал сильное влияние на умы многих
мыслителей. Основой теоретических воззрений Р. является его учение о
меновой ценности. По его мнению, меновая ценность тех товаров, которые
не могут быть умножены по произволу человека (редкие картины, вина из
винограда, растущего только в известной местности), определяется их
редкостью, т. е. интенсивностью спроса и богатством покупателей. Для
большей же части товаров - именно для тех, количество которых умножается
человеческим трудом, - источником ценности является затрачиваемый на их
производство труд, количество которого и определяет меновые отношения
товаров: так например, бобер обменивается на две дикие козы, если охота
на одного бобра стоит столько же труда, сколько охота на двух коз. В
расчет труда, которым измеряется ценность товаров, входит не только
труд, непосредственно затрачиваемый при производстве их, но и труд,
направленный на создание необходимых при производстве капиталов (напр.,
машин, сырья), труд перевозки, труд торгового посредничества и пр. Таким
образом Р. устанавливает, как общее правило, что меновая ценность
товаров определяется количеством труда, затраченного на производство, и
не зависит от величины заработной платы и прибыли. В дальнейшем
изложении он допускает, однако, некоторые исключения: размер заработной
платы влияет на ценность при различном разделении капиталов на
постоянный и оборотный, при неодинаковой прочности капитала, при
неодинаковой быстроте его оборота. Из учения о ценности вытекает теория
распределения, развитая Рикардо. Ценность товаров распадается на две
части: прибыль с капитала, доставляющуюся капиталистам, и заработную
плату, идущую в пользу наемных рабочих. В последней следует различать
естественную и рыночную цену труда. Естественная цена труда - та,
которая необходима для доставления рабочему и его семье средств
существования; она зависит от уровня привычек рабочего класса и нравов
населения и от цены предметов потребления рабочих и, поэтому, не
одинакова в разные периоды времени и у различных народов. Рыночная цена
труда, устанавливающаяся в данное время на рынке, определяется
отношением спроса и предложения труда. При постоянных колебаниях
рыночная цена, однако, стремится сообразоваться с естественной, так как
при повышенной заработной плате увеличивается население и,
следовательно, предложение труда, а при пониженной население, вследствие
усиленной смертности, уменьшается и предложение сокращается. Остальная
часть ценности (по вычете заработной платы) составляет прибыль
капиталиста. Таким образом прибыль и заработная плата находятся в
обратно пропорциональном отношении по мере возвышения заработной платы
падает прибыль, и наоборот. Кроме указанных частей народного дохода,
существует еще поземельная рента, являющаяся вознаграждением земельных
собственников за пользование первоначальными и неистощимыми свойствами
почвы. Вследствие различия в плодородия и в расстоянии от рынка одно и
тоже количество земледельческих продуктов создается неодинаковым
количеством труда, ценность же их определяется количеством труда,
затрачиваемого при наименее благоприятных условиях. В результате
землевладельцы, затрачивающие, благодаря плодородию почвы или близости
рынка, сравнительно меньше труда на производство, будут иметь после
продажи продуктов некоторый излишек, который и составляет поземельную
ренту. Ход развития экономической жизни ведет к необходимости
возделывать землю при все более неблагоприятных условиях; это
сопровождается повышением ценности хлеба и других земледельческих
продуктов и увеличением поземельной ренты; вследствие вздорожания
предметов питания рабочих классов поднимается их заработная плата, а
прибыль капиталистов падает. Таковы важнейшие пункты теории Р. При
установлении экономических законов Р. все время остается исключительно
на почве строгой дедукции. Он исходит из нескольких предположенных
посылок - напр., о господстве конкуренции, о свободе капитала, о
возможности неограниченно увеличивать производство и пр., - и на этих
посылках строит свои рассуждения. Благодаря такому приему, получается
необыкновенная ясность, точность и определенность выводов, чти и было
главной причиной широкого распространения идей Р. Однако, при оценке его
теоретических положений всегда следует помнить, что они носят
абстрактный, гипотетический характер и могли бы иметь реальное значение
лишь при наличности всех предположений, на которых они построены, и при
отсутствии противодействующих причин. Это нередко упускалось из виду
последователями P., да и самим Р. Последний в целом ряде случаев прямо
прилагал выведенные гипотетические законы к реальной действительности и
давал оценку мерам экономической и финансовой политики с точки зрения
своих теоретических взглядов. Особенно характерно в этом отношении
учение Рикардо о налогах; при выяснении значения отдельных видов налогов
Р. руководится исключительно абстрактными соображениями, совершенно
игнорируя реальную обстановку явлений и ту массу осложняющих факторов,
которые подчас совершенно видоизменяют ход развития, намеченный в
теории. Согласно теоретическим предположениям Р., налог на сырые
продукты поднимает цены последних и в силу этого ведет к возвышению
заработной платы и падению прибыли; от этого налога терпят,
следовательно, капиталисты - утверждение, далеко не всегда оправдываемое
действительностью. Равным образом налог на заработную плату, по
убеждению Р., нисколько не затрагивает интересов рабочего класса, так
как целиком перелагается на капиталистов. Особенно восставал Р. против
английского налога в пользу бедных. Этот налог, по его мнению, должен
привести к разорению всех имущих классов, так как в конце концов
поглотит весь чистый доход страны; необходимо постепенно ограничить круг
действия законов о бедных и, наконец, совершенно уничтожить их, вместе с
налогом. В области экономической политики Р. выступал защитником
неограниченной свободы; он утверждал, что таможенные пошлины на
иностранные товары сообщают части капиталов такое направление, какого
они не стали бы искать при естественном ходе вещей; премии за вывоз
хлеба и запрещение его ввоза увеличивают спрос и побуждают к обработке
худших земель, чем причиняют только увеличение трудности производства. -
В оценке значения Р., как экономистатеоретика, мнения ученых чрезвычайно
расходятся. Многие его последователи, преимущественно из среды эпигонов
классической школы, положительно преклонялись перед ним и создали, по
выражению Ингрэма, "культ Рикардо"; они находили в нем проявление
высшего человеческого гения, раскрывшего основные законы экономической
жизни; по их мнению, политическая экономия в трудах Р. получила
настолько полное завершение, что для дальнейших исследователей остается
только развитие и усовершенствование частностей и деталей возведенного
здания. Другие экономисты - главным образом представители исторической
школы (Шмоллер, Книс, Ингрэм и др.), относятся к Р. довольно
отрицательно, находя, что выведенные им, путем дедукции, законы не
соответствуют действительности и лишены, поэтому, научного значения.
Однако, поскольку индуктивный метод имеет значение в экономической
науке, приемы Р. были правильны и привели ко многим весьма ценным
выводам. Конечно, последние не представляют собой завершения теории, а
скорее являются началом разработки науки, имеющей перед собою еще много
неразрешенных задач. Во всяком случае работы Р. сохранят навсегда
почетное место среди теоретических исследований в области политической
экономии. Рассматривая Р. в исторической перспективе, следует иметь в
виду то обстоятельство, что он был последовательным представителем
интересов денежного капитала, интересов крупной буржуазии; отсюда защита
им тех начал экономической и социальной политики, которые были выгодны
для этого класса. С другой стороны характерно отсутствие у Р. всякого
представления об исторической эволюции; для него существующий
экономический строй, покоящийся на началах свободной конкуренции и
частной собственности, представляется естественным, неизменным порядком.
Из этого общего мировоззрения Р. вытекает его оптимистический взгляд на
бедствия рабочего класса, на пауперизм и т. п.; все это, по его мнению -
мелочи, которые сами собой устранятся с полным осуществлением свободы
труда и капитала. На русском языке полное собрание сочинений Рикардо
существует в очень хорошем переводе Н. Зибера: "Сочинения Давида
Рикардо" (СПб., 1882); кроме того есть сокращенное изложение его
сочинений, в "Библиотеке экономистов", изд. Солдатенкова (1895). В
"Handworterbuch der Staatswissenschaften" (том V) приведена подробная
библиография статей и исследований о Рикардо и его учении. На русском
языке см. Чупров, "история политич. экономии"; Янжул, "Английская
свободная торговля" (выпуск первый); Ингрэм, "История политической
экономии"; Ю. Жуковский, "История политической литературы"; Зибер,
"Давид Рикардо и Карл Маркс". М. С - в.
Риксдаг - шведский парламент, состоящий из двух палат, не имеющих
специального названия. Очередная сессия начинается ежегодно 15 января.
Место заседаний - Стокгольм, кроме чрезвычайных обстоятельств (нашествие
неприятеля и т. п.), когда король назначает другой город. Вопросы
предварительно рассматриваются в пяти комиссиях: конституционной,
финансовой; субсидий (т. е. чрезвычайных, преимущественно косвенных
налогов), банковской и законодательной; каждая из них состоит из членов,
избранных в равном числе обеими палатами.
Рим Древний. Римская история обнимает собой период около тысячи лет и
заключает в себе историю гор. Р. от его появления на горизонте истории
до разрушения созданной им империи (476 г. по Р. Хр.). римская история
представляет, прежде всего, интерес всемирно-исторический. Р. объединил
под своей властью и в одной общей культуре все народы древнего Мира и
этим создал политическую и культурную почву, на которой развилась
средневековая и новая история. Политический интерес к римской истории
обусловливается тем, что Рим, расширяясь из города в обширнейшее
государство, прошел через несколько фазисов развития, в которых
чрезвычайно характерно взаимодействие внешнего роста с видоизменением
государственных форм и экономического быта. Наконец, римская история
имеет интерес критический, в виду того, что установившееся у самих
римлян представление о начальной истории их города (традиционная
история) подверглось разложению под влиянием современной исторической
науки. Это вызвало множество спорных вопросов и различных критических
приемов и сделало из Р. истории школу исторической критики.
Первым Р. анналистом был Фабий Пиктов, живший во время второй
пунической войны и писавший по-гречески. Ни его анналы, ни сочинения
следующих за ним анналистов не дошли до нас; традиционная история Рима
основана для нас почти исключительно на знаменитом труде Тита Ливия,
соединившего, в 142 книгах, результаты трудов своих предшественников.
Первая декада (десяток) этих книг сохранилась и заключает в себе историю
Рима от его основания почти до полного завоевания Италии (295 г. до Р.
Хр.). Одновременно с Ливием жил в Риме греческий ритор Дионисий из
Галикарнасса, написавший, для ознакомления своих соотечественников с
Римом, "Археологию", т. е. древнейшую римскую историю в 20 книгах, из
которых до нас дошли целиком первые 10 - от начала Рима до децемвирата.
Изложение Диониca гораздо пространнее, вследствие риторических
рассуждений и речей, но мало дает существенного. Хотя у самого Ливия
иногда проглядывает критическое отношение к его материалу, его текст
пользовался каноническим авторитетом у потомков, так что даже прибытие
Энея из Трои в Лаций долго принималось всеми за несомненный исторический
факт. Помимо некоторых случайных замечаний со стороны гуманиста Лоренцо
Баллы и Перицония (в конце XVII в.), критическое отношение к Ливию и к
Р. истории начинается лишь с Вико (1668 - 1744), под влиянием его
философских конструкций. Критика истины (del vero) заключалась для Вико
в исследовании законов всемирного разума. Устанавливая три фазиса в
культурном развитии народов
- религиозный, героический и демократический, - Вико считал одним из
признаков героического века господство поэзии, в силу чего люди этой
эпохи мыслили в поэтических образах, и исторические лица этого периода -
не что иное, как типы или олицетворение исторического процесса: так
напр., Ромул олицетворял собой идею основания города. А так как Вико
доводит героический век у римлян до исхода V в. от построения города, то
он и начинал достоверную историю Рима лишь с эпохи пунийских войн. К
такому же результату пришел, не зная Вико и исходя не из философских, а
из скептических оснований, француз Бофор, в своем "Рассуждении о
недостоверности первых пяти веков Р. истории" (1737). Бофор проводил
мысль, что традиционная история Рима не имеет под собой фактической

<<

стр. 185
(всего 253)

СОДЕРЖАНИЕ

>>