<<

стр. 189
(всего 253)

СОДЕРЖАНИЕ

>>

предоставляется впоследствии, в духовном завещании или ином акте,
объявить, что они прощают виновных и восстановляют их права
наследования, вполне или отчасти. Тому же наказанию подвергаются
виновные в похищении незамужней женщины, с ее согласия, для вступления с
нею в брак, причем согласившаяся на похищение девица приговаривается на
тот же срок к заключению в монастырь или к уединенной жизни в доме ее Р.
или опекунов, под их строгим присмотром; виновные преследуются не иначе,
как по жалобе Р. или опекунов, но дело не может быть окончено
примирением и закон предоставляет Р. лишь право просить о сокращении
срока заключения виновных. Угрозы родителям, соединенные с
вымогательством, влекут для виновных детей возвышение положенных в
законе наказаний на 3 степени. Дела этого рода начинаются не иначе, как
по жалобе родителей, и могут быть оканчиваемы примирением. К особенным
преступлениям детей против родителей относятся: 1) отказ в доставлении
нуждающимся Р. необходимых для жизни пособий. Он подвергает
совершеннолетних детей, имеющих достаточные к тому средства, аресту до 3
мес.; виновные преследуются только по жалобе Р. и дело может быть
окончено примирением. 2) Упорное неповиновение родительской власти,
развратная жизнь и другие явные пороки; они влекут за собою для детей,
по жалобе Р., заключение в тюрьме от 2 до 4 мес., причем Р.
предоставляется право как уменьшать срок заключения, так и прощать
виновных; родители не могут привлекать к ответственности за
перечисленные выше проступки своих детей не достигших 14-летн. возраста
или состоящих на государственной службе, а замужних дочерей могут
преследовать только за неповиновение. Под развратной жизнью и другими
явными пороками следует разуметь расточительность, пьянство,
непотребство, леность и нищенство, ссоры, драки и буйства, оскорбления
чести частных лиц, семейные похищения и т. п. преступления, преследуемые
лишь по жалобе потерпевшего. По Своду Законов 1857 г., Р предоставлялось
или принимать против провинившихся детей меры домашнего исправления, или
отдавать их, в случае безуспешности этих мер, в смирительные дома, или,
наконец, приносить на них жалобы в совестный суд. Заключение в
смирительный дом производилось по простому требованию P., изложенному в
формальном о том прошении на имя конторы исправительного заведения или
смирительного дома. При обращении Р. к суду жалобы их рассматривались
сокращенным порядком, с соблюдением особых правил, изложенных в ст. 166
ч. 1 т. Х Св. Зак. После введения Судебных Уставов 1864 г. сенат
разъяснил, что в случае принесена Р. жалоб на неповинующихся их власти
детей окружные суды обязаны рассматривать эти дела в общем порядке
судопроизводства (реш. уг. кас. дпт. 1868 г., №555), а с упразднением
законом 24 февр. 1884 г. смирительных домов было отменено и право
родителей подвергать своих детей лишению свободы собственною властью,
без обращения к суду (реш. общ. собр. кас. дпт. 1888 г., №4). В делах о
преступлениях, преследуемых не иначе, как по жалобе потерпевшего,
родителям потерпевших предоставлены такие же права по возбуждению
уголовного преследования, а в указанных законами случаях - и по
прекращению его, как и самим потерпевшим. Законы гражданские указывают,
что в случае нанесения личной обиды несовершеннолетним детям, родители
имеют право вступаться за них и вчинять иск узаконенным порядком. Сенат
разъяснил, что право Р. возбуждать преследования за преступления,
совершенные против их детей, не ограничивается временем
несовершеннолетия последних (реш. угол. кас дпт. 1869 г., №882 и 1873
г., №871), и что право жалобы принадлежит Р. как за их законных, так и
за незаконных детей (реш. угол кас. дпт. 1870 г., №1615). В делах о
преступлениях, преследуемых в порядке публичного обвинения, родители
признаются законными представителями своих несовершеннолетних детей как
при возбуждения преследования, так и при рассмотрении дела в суде. При
разрешении судом, по закону 2 июня 1897 г., вопроса о том, действовал ли
несовершеннолетний в возрасте от 10 до 17 д. с разумением, Р. вызываются
в распорядительное заседание суда, допускаются к представлению
объяснений и могут ходатайствовать о вызове в заседание сведущих людей.
Если дело о несовершеннолетнем направляется к судебному рассмотрению, то
Р. его выдается копия обвинительного акта или жалобы частного
обвинителя; им предоставляется просить о дополнении списка свидетелей;
они извещаются о дне слушания дела и допускаются к представлению суду
объяснений и к участию в заключительных прениях. А. С. Лыкошин.
Рододендрон (Rhododenron L.) - родовое название растений из сем.
вересковых (Ericaceae). Известно до 200 видов, растущих на горах Европы,
Америки, Азии, преимущественно в Гималайских горах и на Малайских о-вах.
Это - небольшие деревца или кустарники, с однолетними или многолетними
толстокожистыми, волосистыми или гладкими и блестящими листьями,
расположенными попеременно. Цветки одиночные или собранные в зонтики.
Околоцветник двойной, состоящий из небольшой пятилистной чашечки и
крупного, спайнолепестного корончатого, колокольчатого или тарельчатого,
неправильного, слегка двугубого венчика; отгиб венчика пяти-лопастный,
трубочка иногда длинная и узкая. Тычинки в числе 5 - 10, длинные и вверх
отогнуты; пыльник вскрывается дырочкою на верхушке. Пестик с верхней
пятигнездой, у некоторых видов и многогнездой завязью. Плод - коробочка,
вскрывающаяся на верхушке и выпускающая крылатые или снабженные
придатком семена. В Европе встречаются 4 вида P., на Кавказе 5. Наиболее
обыкновенны два европейские вида: R. hirsutum L. и R. ferrugineum L.,
иначе называемый "альпийскими розами"; у первого вида листья
щетинисто-ресничатые, обе стороны у них зеленые; у второго одна сторона
листа голая и блестяще-зеленая, другая коричнево мохнатая от чешуйчатых
волосков. Цветки красные. Оба вида разводятся в садах; в Западной Европе
в садах часто культивируется еще американский вид, Rh. maximum L.
(растущий в Сев. Америке от Канады до Каролины); это - небольшое дерево,
до 7 метров высотой, с очень толстыми, кожистыми,
удлиненноэллиптическими листьями, нижняя сторона которых более бледная и
слегка буроватая. Крупные колокольчатые светло-розовые цветки собраны в
густые зонтики. Верхний отдел венчика совнутри желтый, пурпурный или
пятнисто-зеленый. На Кавказе растут R. flavum G. Don., с желтыми
цветками, R. caucasicum Pall., с розовыми цветками, и др. На Камчатке -
R. Camtschaticum Pall., небольшой кустарничек до 25 стм. высотой, с
кроваво-красными и розово-пурпурными цветками. В культуре известно очень
много разновидностей Р., полученных от скрещивания многих видов,
преимущественно гималайских. Культура такая же, как и для азалий. Мед,
получаемый с цветков некоторых видов Р., ядовит; так, мед R. ponticum
вызывает рвоту и понос. С. Р.
Родословие и родословные книги. - Развитию русского родословия
особенно способствовало местничество; уже с половины XV в. попадаются в
актах родословные указания, а к первой половине XVI в. относятся и
первые частные родословцы или родословники, получившие впоследствии
название родословных росписей или Р. книг и заключающие списки членов
одной фамилии (рода) или нескольких, по порядку нисходящих колен.
Древнейшим сохранившимся до нас родословцем является "Государев
родословец", состоящий из 43 глав. Он хранился в разряде и составлен
был, по мнению Н. П. Лихачева, в 1555 г., под влиянием Алексея Адашева,
родом которого и заканчивается; назывался он обыкновенно Елизаровским
(по имени дьяка Ивана Елизарова). В первой и второй главе его
определяется происхождение царского рода и связь его с историей римских
кесарей, в третьей излагаются разветвления рода Рюрика; начиная с
четвертой идут росписи родов царей астраханских, казанских и крымских,
потом удельных владетельных князей и наконец
- знатнейших бояр. Впоследствии "Государев родословец" был дополнен.
Бояре при своих местнических счетах, так же часто ссылались на него, как
и на разряды. По мнению Н. П. Лихачева, в разрядном приказе хранилась и
позднее составленная "Государева книга приезжих родов", но до нас она не
дошла. От XVI в. встречаются обыкновенно частные родословники или Р.
росписи отдельных родов, но от XVII в. мы имеем и Р. книги, куда вошло
несколько родов; число тех и других было невелико. В 1682 г. московское
правительство, уничтожая местничество, решилось "на память потомкам"
составить общую Р. книгу для всех служилых фамилий, предписав
образованной для этого "Родословных дел палате" руководиться официальным
родословцем и частными Р. росписями, которые должны были доставить в нее
представители служилых фамилий. С 1682 по 1686 г. число этих росписей
достигло 750 (часть их хранится в московском архиве министерства
юстиции). Результатом деятельности палаты была "Бархатная книга",
составители которой воспользовались росписями в самом незначительном
количестве. Книга эта, получившая название "Бархатной" от бархатного,
малинового цвета переплета, хранится в департаменте герольдии
правительствующего сената и признается официально достоверным
документом. Издана Новиковым в 1782 г. (с ошибками и опечатками). В нее
вошли только самые знатные роды, преимущественно Рюриковичи и
Гедиминовичи, разделенные на 5 степеней: 1) княжеские и "иные честные
роды, бывшие в боярах, в окольничих и думных дворянах": 2) бывшие при
Иоанне III "в послах и на воеводствах"; 3) бывшие в таких же должностях
при Михаиле Феодоровиче; 4) бывшие "в средних чинах" и 5) произведенные
из нижних чинов в московские "за службы отцов их". Указами 1686 и 1687
г. велено было Р. книгу обновить и пополнить новыми фамилиями. С
течением времени старые фамилии угасали, возникали новые, вследствие
чего Елизавета Петровна повелела в 1761 г. Приклонскому составить Р. о
дворянах книгу, с разделением на части. Число последних дворянской
жалованной грамотой 1785 г. установлено 6. Родословцы, родословники и Р.
росписи были главными источниками для последующих Р. книг, а побочными
источниками служили разрядные книги, боярские книги и боярские списки,
частные и общие временники и летописцы, монастырские и церковные
синодики, 278 книг решенных дел бывшей герольдии и дворянские Р. книги
дворянских депутатских собраний. В боярские книги вписывались все
должностные лица, с означением окладов поместных и денежных и всех
перемен по службе. Древнейшая из них, 1556 г., хранится в московском
архиве министерства иностранных дел и напечатана в III т. "Архива
историко-юридических сведений", Калачова; большинство их относится к
периоду времени между 1627 и 1692 гг. Боярские списки - полные, ежегодно
возобновлявшиеся послужные списки высших чинов государства. Их
сохранилось до 60, за время с 1668 по 1713 г. Первая попытка
систематизировать русское Р. принадлежала митрополиту Киприану (XIV в.)
составителю "Степенной книги", которая была окончена митрополитом
Макарием около 1563 г. и напечатана Миллером в 1775 г. От царствования
Алексея Михайловича имеются Р. Лаврентия Курелича и Арт. Серг. Морозова.
При Петре I родословием занимался Феофан Прокопович, но "сочиненная" им
в 1719 г. "Родословная роспись великих князей и царей российских" не
имеет научного значения. Более серьезные работы начались только с
царствования Екатерины II, которая сама упражнялась в составлении Р.
таблиц и смотрела на это дело, как на "поверку истории и хронологии".
Первым составителем Р. таблиц княжеских поколений в это время был кн.
Щербатов, вторым - Стриттер; по отношению к дворянству наибольшее
значение имеют работы Князева: "Выбор из законов о дворянстве",
составленный по поручению Екатерины II, и Гер. Миллера: "Известия о
дворянах российских, их древнем происхождении, о старинных чинах"...
(1790). Игумен Ювеналий (Воейков) издал в 1792 - 98 г. несколько Р.
росписей отдельных фамилий, составленных довольно тщательно, на
основании семейных архивов. Дальнейший шага в разработке Р. княжеских
росписей сделали Карамзин и Строев. Из последующих Р. книг наиболее
важны: "Российская Р. книга" кн. П. Долгорукова (СПб.. 1854 - 1857).
"Русская Р. книга" кн. Лобанова-Ростовского (СПб., 1873 - 1875; 2-е
изд., с дополнениями, 1895), "История родов русского дворянства" П. Н.
Петрова (ч. I, СПб., 1886), "Родословный сборник русских дворянских
фамилий", Руммеля и Голубцова (СПб., 1886). Bсе эти сборники касаются
только важнейших родов, большей частью одних и тех же. В 1898 г.
возникло первое русское "Генеалогическое общество". См. Лихачев,
"Разрядные дьяки XV в." (1888); его же, "Государев родословец и род
Адашевых" (СПб., 1897); А. Я. Барсуков, "Обзор истории и литературы
русского Р." (СПб., 1887).
Р. книги депутатских дворянских собраний составляются депут.
собранием обще с губернским предводителем дворянства; в них вносятся
лица, имеющие неопровержимый доказательства потомственного дворянства и
владеющие недвижимой собственностью в той же губернии. Лица, достигшие
потомственного дворянства по чинам и орденам, вносятся в Р. книгу
какой-либо губернии по их собственному желанию. При внесении в книгу
каждый получает грамоту на дворянство. На обязанности депутатских
собраний лежит и "содержание и дополнение дворянских Р. книг". Книги эти
делятся на шесть частей: в первую вносятся "жалованные или
действительные" дворяне (по практике департамента герольдии
правительствующего сената - обыкновенно те роды, предки которых владели
недвижимым населенным имением менее чем за сто лет до 1785 г.); во
вторую - по военным чинам и орденам; в третью - по гражданским чинам и
орденам; в четвертую - иностранные роды; в пятую - баронские, графские и
княжеские; в шестую - "древние благородные дворянские роды", т. е.
предки которых владели дворянским имением ранее 1685 г. (Свод. Зак. IX о
сост., ст. 1101 - 1118). Б. Р - в.
Родс (Сесиль Rhodes) - африканский политический деятель, род. в 1853
г. в Англии; переселясь в Капскую колонию, принял участие в поисках за
золотом и алмазами. Скоро он разбогател и сделался собственником
нескольких алмазных россыпей. Он отправился в Англию, прошел курс в
оксфордском университете, затем вновь вернулся в Капскую колонию и повел
дело на широкую ногу; его называют "бриллиантовым королем", он является
теперь одним из крупнейших миллионеров во всем мире. В начале 1880 гг.
Р. был избран в капский парламент и скоро приобрел сильное влияние на
политические дела колонии. В 1884 г. он сделался министром финансов, в
1890 г. - премьером Капской колонии. В 1889 г. Р. основал "
ЮжноАфриканскую компанию", получившую от английского правительства
хартию на расследование и приобретение земель в Южн. Африке. Эта
компания заключала искусные договоры с местными корольками и все
расширяла свои владения. Наиболее важным был договор с царем племени
матабелов, Лобенгулой, предоставившим компании разыскивать и
эксплуатировать рудные богатства в его царстве. В 1893 г. Р. удачно
вызвал со стороны Лобенгулы нарушение договора и, воспользовавшись этим,
как удобным предлогом, усмирил восстание матабелов (Лобенгула ум. в 1894
г.) и присоединил к владениям Капской колонии все их царство (область
Замбези). Эта область, вместе с соседними землями, обыкновенно
называется, по имени Родса, Родезией, хотя официальное ее название -
"область британского центральноафриканского протектората". Стремясь к
созданию южноафриканских соед. штатов, P., под предлогом защиты
английских поселенцев, организовал в 1895 г. набег д-ра Джемсона на
южноафриканскую республику (Трансвааль), который был, однако, отражен
бурами. Несмотря на то, что Р. публично отрекся от участия в этом деле и
несмотря на поддержку его Чемберленом, ему пришлось в 1896 г. сложить с
себя звание не только премьера Капской колонии, но и директора
южноафрик. компании. Влияние его, однако, по-прежнему осталось весьма
значительным. В 1897 г. ему удалось добиться соединения жел. дорогой
гор. Булувайо, столицы Родезии, с Капштадтом. В том же году он начал
энергичную агитацию за соединение железной дорогой Капштадта с Каиром
через всю Африку, и агитация пошла довольно успешно. Так как железная
дорога должна пройти через германские владения, то в марте 1899 г. Р.
посетил Берлин, где был милостиво принят германским императором, за три
года перед тем резко осудившим "бессовестное нарушение права",
совершенное англичанами - т. е. Р. - в южной Африке. Исход переговоров в
точности неизвестен. См. Edw. Dicey, "The right honourable Cecil Rhodes"
(Л., 1895); Du Toit, "Rhodesia, past and present" (Л., 1897 г.).
В. В-в.
Роды (медиц. родовой акт, родоразрешениe, Geburl, accouchement,
partus) - представляют физиологический процесс, совершающийся при помощи
сократительной деятельности матки и содействии брюшного пресса, причем
изгоняются наружу через растянутый канал шейки и влагалища плод и его
придатки, т. е. плодные оболочки, детское место с пуповиной и
околоплодные воды. Р. делятся на естественные и искусственные; первые
оканчиваются силами природы, вторые лишь при вмешательстве искусства. Р.
разделяются еще на нормальные (правильные) или физиологические и
ненормальные (неправильные) или патологические. Нормальные Р. возможны
при наличности следующих условий: 1) нормальное строение родового канала
матери (костных и мягких частей); 2) нормальное строение плода, в
особенности головки: 3) правильный механизм прохождения головки; 4)
изгоняющие силы должны брать перевес над нормальными препятствиями. Во
время беременности положение ребенка в утробе матери изменчиво, но к
концу беременности у первородящих и с началом родовой деятельности у
много родящих ребенок устанавливается головкой во входе таза, причем
своим продольным размером головка становится в поперечный размер
тазового входа, с затылком, обращенным влево или вправо, и приближенным
к груди подбородком. В дальнейшем течении Р. головка, опускаясь в таз,
проделывает известные движения и повороты, так наз. механизм Р., который
состоит в том что, следуя механическим законам, головка ищет место
наименьшего сопротивления и своим наибольшим размером всегда становится
в наибольший размер таза. Р. в черепном, в частности затылочном
положении суть самые частые (95% всех случаев) и нормальные, при чем
затылок обращен влево (I затылочное положение) вдвое чаще, чем вправо
(II затылочное положение). Р. в остальных положениях: лицевом
(предлежание лица), лобном (предлежание лба), тазовом (предлежание
ягодиц, одной или обеих ножек) относятся к неправильным, так как
сопряжены с большим или меньшим риском либо для матери, либо для плода,
либо для обоих вместе, и механизм Р. при них неправильный. При этих
положениях закон обязывает акушерку посылать за врачом, так как может
понадобиться искусственная помощь. Все упомянутые положения называются
продольными, в отличие от поперечных, когда длинник ребенка совпадает с
поперечником матки. Поперечные положения безусловно патологические, ибо
в то время как при продольных положениях, даже неправильных, Р. могут
быть окончены силами природы, при поперечных положениях Р. не могут
совершиться без вмешательства искусства. Только в исключительных
случаях, и то при недоношенном плоде, или при мертвом плоде и очень
широком тазе возможны тут произвольные Р. посредством так наз.
самоизворота или самоповорота. Частота лицевых положений составляет
0,6%, тазовых - 3,11%, поперечных - 0,56% всех случаев. Причина
наступления Р. в нормальный срок до сих пор не нашла еще
удовлетворительного объяснения. В древнем мире господствовало
Гиппократовское воззрение, будто плод рождается собственными активными
усилиями; побуждаемый недостатком питания под конец беременности, он
упирается ножками в дно матки, а головкой расширяет и прокладывает себе
путь через родовой канал. Это воззрение породило много зла, так как из
него выводили заключение, что при мертвом плоде необходимо искусственное
родоразрешение. Оставляя в стороне многочисленные другие объяснения,
укажем на новейшую теорию (Runge, Hasse), ищущую причину начала родовой
деятельности в наступлении зрелости плода; происходящие при этом
изменения в его кровообращении (сужение Боталлова протока и др.)
вызывают переполнение крови, циркулирующей в последе, углекислотой и
обеднение кислородом, а также кровью, как доказал Рунге, способна
вызвать сокращения гладкой мускулатуры матки, т. е. родовые боли. Р.
делятся еще на - простые, когда рождается один плод, и Р. двойнями,
тройнями и т. д.; большее число младенцев представляет уже
исключительную редкость, больше пяти плодов не констатировано с
уверенностью. До статистики Г. Фейта, обнимающей 13 миллионов Р., двойни
встречаются один раз на 89 Р., тройни - 1 : 7910, а четыре плода - 1 :
371126. Далее, Р. бывают срочные и несрочные. Срочные Р. наступают
приблизительно через 280 дней после последней менструации. К несрочным
Р. относятся: 1) выкидыш - прекращение беременности ранее 28 недели;
рождающийся плод неспособен к внеутробной жизни; 2) преждевременные Р.,
наступающие между 28 и 38 неделями беременности; рождающийся
недоношенный младенец способен при заботливом уходе к внеутробной жизни;
он тем жизнеспособные, чем ближе к нормальному сроку наступили Р. Иногда
беременность намеренно прерывается преждевременными искусственными
мерами - искусственные преждевременные Р.: это практикуется при
известных степенях сужения таза. 3) Запоздалые Р., наступающие позже 40
недели беременности. Русский закон ставить предельный срок для того,
чтобы запоздалые Р. считались законными: 306-й день. Мы уже упоминали,
что изгоняющими силами при Р. являются маточные сокращения и участие
брюшного пресса. Маточные сокращения сопровождаются болевыми ощущениями
и поэтому называются также Р. болями; наступая уже под конец
беременности в виде так наз. предвещающих болей, они сопровождают, через
известные промежутки (вначале 10 - 15 мин., под конец 1 - 11/2 мин.),
все течение Р. и продолжаются даже некоторое время после Р.
(послеродовые схватки). Во время сокращения матка заметно твердеет на
ощупь. Сокращение ведет к повышению внутриматочного давления, которое
заставляет содержимое устремляться к месту наименьшего сопротивления и
растягивать более тонкий нижний отрезок и зев матки. Давление это
колеблется, по Шатцу, между 80 и 250 мм. ртутного столба, включая сюда и
силу брюшного пресса, на долю которого приходится, по Пулле, от 2/5 до
3/4 общего давления. Действие брюшного пресса состоит в сокращениях
передних брюшных мышц и грудобрюшной преграды, сопровождающихся
натуживанием роженицы: отсюда название "потуги", которые появляются в
позднейшем периоде родов; сначала они имеют произвольный, а под конец
непроизвольный, рефлекторный характер. Неблагоприятное значение для
родов имеет слабость родовых болей и судорожный их характер. В первом
случае сокращения матки недостаточно интенсивны и совершаются через
ненормально длинные промежутки; во втором случае, наоборот, сокращения
очень сильны и болезненны и следуют одно за другим почти без пауз; в том
и другом случай Р. не подвигаются вперед, и требуется соответственное
вмешательство. Тяжесть плода, как двигательная сила, идет в счет только
тогда, если роженица разрешается в стоячем и сидячем положении или на
корточках.
Течение родов. Родовой акт делится на 1) период раскрытия, 2) период
изгнания, 3) послеродовой период. Первый период простирается с появления
правильных родовых болей до полного раскрытия, иначе "изглаживания" зева
матки. Роженица ощущает беспокойство, появляется усиленный позыв к
мочеиспусканию; тянущие боля в крестце заставляют ее подпирать крестец
рукой или опираться крестцом о чтолибо; при каждом сокращении матки
околоплодная жидкость прогоняется к зеву, выпячивая плодный пузырь -
"пузырь наливается"; при полном или почти полном открытии зева
напряженный пузырь лопается и изливаются так наз. первые воды ("воды
прошли"), т. е. жидкость, находящаяся между пузырем и предлежащей частью
младенца. Иногда при тонких плодных оболочках происходит разрыв пузыря
еще при малом открыли матки - "преждевременное излитие вод", тогда роды
замедляются и становятся болезненнее в виду того, что функцию
эластического пузыря перенимает тогда твердая головка; бывает и
наоборот, что оболочки очень плотны и, если не будет искусственно
разорваны, то ребенок рождается в пузыре ("в сорочке"). Второй период
считается с момента полного раскрытия зева до рождения младенца на свет.
В это время матка и влагалище представляют один сплошной канал. Родовые
боли усиливаются и учащаются, роженица начинает невольно натуживаться
при каждом сокращении матки - "вырабатывать потуги". Головка,
опустившись в полость таза и дойдя до дна ее, показывается в половой
расщелине ("врезывается"), выпячивая и растягивая промежность; с каждой
потугой выступает наружу все больший сегмент головки, наконец, она
"прорезывается" вся; это самый болезненный момент для роженицы - она
приходит в сильнейшее возбуждение, не может удержаться от крика, все
тело ее содрогается: отсюда "потрясающие боли". Промежность
растягивается ad maximum (с 2 поперечных пальцев до 4 и более), задний
проход широко зияет; в известном числе случаев промежность разрывается
на большем или меньшем протяжении (по расчетам Шредера, в 341/2% у
первородящих и в 9% у многородящих). После прорезывания головки
наступает кратковременный перерыв (1 - 2 минуты), затем при новой потуге
прорезываются плечики, вслед за этим быстро выступает наружу все тело
младенца и изливаются "вторые" воды. С этого момента начинается третий,
последовой период. После изгнания младенца матка уменьшается в объеме,
уменьшается и поверхность прикрепления последа или детского места,
отчего последнее начинает отслаиваться либо от середины к краям, либо
наоборот; спустя 1/4 - 1/2, часа появляются новые, но уже менее
болезненные сокращения матки, которые и извергают наружу послед с
пуповиной и оболочками; так как отслоение происходит в материнской
ткани, в так наз. запоздалой оболочке, то оно сопровождается разрывом
сосудов, и поэтому вместе с выходом последа изливается порядочное
количество крови; с сокращением матки сосуды закрываются, и кровотечение
останавливается. Роженица переходит в послеродовой или родильный период
и отныне называется родильницей. Родовой акт предъявляет большие
требования к организму женщины и отзывается на кровообращении, дыхании и
обмене веществ. Пульс учащается (у первородящих разница доходит до 36
ударов), тоже и дыхание; температура несколько повышается (на 1/2°), а
при затянувшихся родах иногда и значительно (до 38 - 39°); количество
отделяемой мочи и потоотделение увеличено. Потеря веса во время Р.
равняется, по Бауму, в среднем 6242 гр., причем на плод приходится 3265
гр., на послед 628, околоплодные воды 1300, кровь 308, экскременты 366,
легочную и кожную перспирацию 375 гр. Из перемен, претерпеваемых плодом
во время Р., упомянем о конфигурации головки и о родовой опухоли. При
прохождении головки через таз податливые черепные кости местами
уплощаются, а в местах соединения (в швах) пододвигаются одна под
другую, обыкновенно задняя теменная кость под переднюю, затылочная и
лобная под теменные. Родовая опухоль образуется после излития вод на той
части плода, которая предлежит в зеве; это - род отека подкожной
клетчатки, образующийся под влиянием разницы внутриматочного и
атмосферного давления; эта опухоль развивается только у живого плода. По
конфигурации головки и положению родовой опухоли можно последовательно
судить о положении младенца во время P., и то и другое само собою
исчезает через несколько дней после Р. Продолжительность Р. колеблется
между несколькими часами и несколькими днями; в среднем Р. длятся у
первородящих около 20 часов, у многородящих около 12 часов; наиболее
продолжителен первый период, второй период длится в среднем у
первородящих 13/4 часа, у многородящих 1 час. Большинство Р. начинается
в вечерние часы (между 9 и 12 час.).
Патетика родов. Хотя Р. представляют собою физиологический процесс,
но они отличаются от других отправлений организма тем, что, даже при
нормальном течении, сопровождаются болевыми ощущениями и нередко ушибами
и разрывами мягких частей матери; кроме того в результате их два
существа, мать и дитя, оказываются в совершенно беспомощном состоянии.
Поэтому уже с самых древних времен стали оказывать пособие роженицам,
сначала участливые соседки, потом профессиональные повитухи; из этой
помощи и выработалось современное акушерство. В настоящее время при
физиологических родах оказывает помощь в большинстве случаев акушерка,
при патологических Р. приглашается врач. Но проведение этой грани не
всегда доступно акушерке; поэтому нередко упускается момент для
своевременного вмешательства, что ведет ко всевозможным опасным
осложнениям, стоящим нередко жизни и матери, и плоду. Принимая это во
внимание, а также и то, что неправильно веденные Р. представляют самую
частую причину женских болезней, было бы целесообразно, как это заведено
в Англии, поручать ведение Р. врачу, по крайней мере у первородящих. Эта
мера уже осуществлена и у нас в родильных домах. Самым важным
требованием ухода при Р. является опрятность рук, одежды и всего того,
что приходит в соприкосновение с роженицей; несоблюдение этого правила
грозит роженице тяжелым заболеванием или даже смертью. Закон обязывает
акушерку приступать к исследованию роженицы не иначе, как вымыв
тщательно руки мылом и теплой водой и затем карболовым раствором (3%). С
началом родовых болей следует опорожнить кишечник (промывательное) и
мочевой пузырь; затем роженица принимает теплую ванну, тщательно
обмывает мылом половые части и укладывается в постель, к которой со всех
сторон должен быть свободный доступ; постель должна иметь твердую
подстилку (соломенник, волосяной матрац), покрытую непромокаемой тканью,
напр. клеенкой. Комнату выбирают просторную, удаленную от шума,
проветривают ее, спрыскивают все вещи дезинфицирующим раствором (сулема
1: 1000, карболовая кислота 3%); мягкую мебель лучше убрать из родильной
комнаты, а также занавесы, портьеры, ковры; удаляют оттуда лишних людей
и домашних животных. В течение первого периода Р., если головка твердо
установилась, роженице разрешается ходить по комнате; в случае, если
этот период долго тянется, роженица может, при желании, принимать легкую
пищу. С наступлением второго периода роженица должна оставаться в
постели и при каждом сокращении матки вырабатывать потуги; для этого она
упирается ногами во что-нибудь твердое и, задерживая дыхание, жилится,
как при трудном испражнении на низ; при этом голова и плечи должны быть
несколько приподняты, а подбородок прижат к груди. Во время прорезывания
головки важной задачей ухаживающего персонала является защита или
поддерживание промежности; для этого стараются провести головку
наименьшим ее размером, притом медленно, чтобы дать промежности развить
всю свою эластичность. Если же разрыв произошел, то он должен быть
непременно зашит, иначе нарушение целости тазового дна ведет
впоследствии к катарам и смещениям внутренних половых органов, вплоть до
выпадения матки. Когда ребенок родился, его отделяют от последа; для
этого пуповина перевязывается двумя чистыми тесемками на расстоянии трех
и пяти поперечных пальцев от пупка и перерезывается между обеими
лигатурами; первая лигатура должна быть наложена очень внимательно,
иначе ребенок может истечь кровью. В третьем (послеродовом) периоде надо
неусыпно следить за маткой в виду возможности кровотечения, которое
может потребовать выжимания последа (прием Crede) и даже ручного
отделения. При неправильных Р., когда угрожает опасность матери или
плоду, может понадобиться быстрое искусственное родоразрешение
посредством наложения акушерских щипцов на головку или посредством
поворота на ножку и извлечения. Иногда приходится для спасения матери
жертвовать ребенком и сделать перфорацию, т. е. прободение черепа, или
извлечь плод по частям (эмбриотомия). При узких тазах рассекают иногда
таз в лонном сочленении (лоносечение, симфизеотомия). При высших
степенях сужения родоразрешение естественными путями иногда невозможно,
даже при размельчении плода; тогда приходится разрезать брюшные покровы
и стенку матки и этим путем извлечь младенца и послед - кесарское
сечение. Ср. Wiegand, "Die Geturt des Menschen" (2 изд., Берл., 1839);
Ploss, "Das Weib in der Natur u. Volkerkunde" (Лпц., 1891; русск.
перев., 1898); Engelmann, "Die Geburt bei Urvolkern" (Вена, 1883). См.
руководства по акушерству Шредера (русский перевод 1896), Толочинова,
Лазаревича и др.
В. Островский.
Рожа (erysipelas) - острая заразная болезнь, выражающаяся местными и
общими явлениями. Местные изменения состоят в красноте, припухлости и
болезненности известного участка кожи; характерно для P., в отличие от
других сходных воспалений кожи, то, что край этой красноты резко
ограничен от соседней здоровой кожи. При надавливании пальцем краснота
на время исчезает, заменяясь желтоватым пятном. Общие симптомы
обнаруживаются ознобом, иногда рвотой вначале и более или менее высокой
температурой во все время болезни. Р. обыкновенно развивается у
хирургических больных, т. е. при наличности раны, но иногда, в
особенности это относится к Р. лица и головы, она исходит из едва
заметной царапины, укола, которые ко времени появления красноты могли
уже зажить. Краснота распространяется, начиная от края кожного дефекта,
иногда захватывая большие районы (блуждающая P.), но кайма всегда
остается резко ограниченной, то округленной, то зазубренной. Р. лица и
головы обыкновенно не распространяется на туловище, но если переходит,
то всегда по задней поверхности шеи, передняя же область шеи и
подбородок остаются пощаженными. Температура иногда в первый же день
достигает 41° Ц.; через несколько дней с побледнением кожи она спадает
иногда быстро, а иногда постепенно; затем кожа шелушится и принимает
нормальный вид. У истощенных или старых субъектов Р. может тянутся
неделями, то проходя, то снова вспыхивая. Обыкновенно болезнь протекает
благоприятно, но бывают и тяжелые случаи, кончающиеся смертью вследствие
интенсивных общих явлений (высокая температура, бред, упадок сердечной
деятельности) или вследствие истощения при продолжительном течении, или
вследствие осложнений, напр. при Р. головы может присоединиться
воспаление мозговых оболочек, при Р. живота - воспаление брюшины, при Р.
груди - воспаление плевры и проч.; иногда Р. осложняется образованием
гнойников и даже гноекровием. Замечательно, что Р., в противоположность
другим инфекционным болезням и наравне с ревматизмом, не только не
предохраняет от рецидивов (не дает иммунитета), но даже оставляет
повышенное предрасположение к новому заболеванию. Есть лица, который
каждую весну или осень получают Р. головы (привычная Р.). Происхождением
своим эта болезнь обязана проникновению через рану особого
микроорганизма, который был найден Фелейзеном (Streptococcus
erysipelatus); этот кокк массами, в виде цепочек, лежит в лимфатических
щелях и сосудах пораженного участка. Р. прилипчива (контагиозна), и
потому рожистые больные должны быть изолированы, в особенности от лиц,
имеющих раны или изъязвления; помещение должно быть дезинфицировано
после рожистого заболевания. Насколько важна профилактика, видно из
того, что раньше Р. представляла повальную, трудноискоренимую болезнь в
госпиталях, а со времени введения Листеровского метода ухода за ранами
(антисептика), большей чистоты и строгой изоляции Р. стала весьма редким
явлением в хирургических отделениях. Интересно, что Р. иногда оказывает
как будто целебное действие на другие болезненные процессы. Это еще
заметили в XVII стол. французские врачи по отношению к сифилису,
волчанке и злокачественным новообразованиям и наименовали эту форму
erysipele medicale или salutaire. Когда же Фелейзен получил
искусственную разводку рожистых кокков, то стали нарочно делать прививки
Р. с целью лечения рака, саркомы, но результаты до сих пор мало
ободряющие. Лечение при Р. лица и головы установилось в настоящее время
более выжидательное; для остановки процесса на других частях тела
прибегают и к более энергическим мерам, как насечки с последовательным
втиранием растворов сулемы и проч. Иногда можно задержать
распространение Р., если окружить больную часть на некотором расстоянии
от края красноты полосками липкого пластыря. В. О - ий.
Рождество Христово - великий христианский праздник в воспоминание
рождения Иисуса Христа в Вифлееме, празднуемый 25 декабря. Впервые об
этом празднике на Востоке упоминается у Климента Александрийского; он
совершался там 6 января под именем Богоявления (Epijanh), а на Западе
праздновался 25 дек., под названием Natalis. Во времена Иоанна
Златоуста, как видно из его беседы на день Р. Христова, и на Востоке
начали праздновать его 25 дек. Трудно сказать, почему именно зап.
церковь стала праздновать его в этот день, Некоторые стараются поставить
этот праздник в связь с Иудейской ханукой или римскими сатурналиями, но
эти предположения произвольны. Достоверен лишь тот факт, что 25 декабря
исполняется девять месяцев с Благовещения (25 марта); отсюда явствует
намерение привести эти даты в соответствие с обычным временем
плодоношения. В восточной церкви праздник Р. Хр. считается вторым по
Пасхе ("трехдневная пасха"), а на Западе он стоит даже выше Пасхи. А. Д.
К достойному празднованию Р. Христова верующие приготовляются
сорокадневным постом, известным под именем Рождественского или
Филиппова. Канун или день навечерия праздника проводится в особо строгом
посте и называется сочельником или сочевником, так как по уставу
церковному в этот день полагается употреблять в пишу сочиво, т. е.
сушеные хлебные зерна, размоченные водой. По обычаю православных
христиан, пост этого дня хранится до вечерней звезды. В V в. Анатолий,
патриарх константинопольский, в VII в. Софроний и Андрей Иерусалимские,
в VIII в. св. Иоанн Дамаскин, Козьма Маюмский и Герман, патриарх
цареградский и др. написали для праздника Р. Христова многие священные
песнопения, которыми церковь и ныне прославляет празднуемое событие. Уже
в IV в. было определено, как праздновать навечерие праздника, если оно
случится в день воскресный (Феофила Александр. прав. 1-е). В навечерие
издревле совершаются царские часы, так называемые потому, что на них
положено возглашать многолетие царю, всему царствующему дому и всем
православным христианам. Во время часов церковь воспоминает
многоразличный ветхозаветные пророчества и события, относящиеся к Р.
Спасителя. После полудня совершается литургия Василия Великого, если
только навечерие не случится в субботу или воскресенье, когда
совершается литургия Иоанна Златоуста, в обычное время; царские часы в
таком случае переносятся на предшествующий пяток. Всенощное бдение
начинается великим повечерием, на котором церковь свою духовную радость
выражает особенно пением пророчественной песни: "яко с нами Бог". В
православной церкви русской торжественность богослужения праздника
возвышается еще воспоминанием об избавлении России от нашествия галлов и
с ними двадесяти язык в 1812 г. Это воспоминание совершается в
благодарном молебном пении, после литургии. В пределах предпразднства и
попразднства праздник Р. Христова продолжается 12 дней. См. П. Лебедев,
"Наука о богослужении православной церкви" (М., 1890); прот. Г. С.
Дебольский, "Дни богослужения православной кафолической восточной
церкви" (т. 1, СПб., 1882); прот. и. Никольский, "Пособие к изучению
устава богослужения правосл. церкви" (СПб., 1888); Ф. Смирнов,
"Происхождение и значение праздника Р. Христова". (Киев, 1883).
К кратким евангельским сказаниям о Р. Христовом многое прибавляют
апокрифы, легенды и народные духовные стихи. Наиболее важны в этом
отношении апокрифы Они оказали сильное воздействие на старинную
литературу и на иконопись. В апокрифах говорится о вертепе, бабке
Соломонии, бегстве Иосифа с Марией в Египет, избиении младенцев (см.
Пыпин, "Памят. стар. рус. литературы", III; Калитовский, "Матер. до
литер. апокр." и др.). В истории древнехристианской литературы и
искусства наиболее оставили следов древние апокрифические сказания о
присутствии в пещере, где родился Спаситель, вола и осла. Уже в
древнехристианских саркофагах являются осел и бык при Р. Христове. К IX
в. на Востоке и Западе пользуется огромной популярностью следующие
изображения Р. Христова: в горе пещера, в пещере ясли, в которых лежит
Христос: над Ним головы осла и быка. Богоматерь лежит на одре, лицом к
зрителю. Иосиф сидит внизу в раздумье или дремоте. Известно, как
традиционные осел и бык послужили великим итальянским художникам, напр.
Корреджио. В Чети-Минеях Димитрия Ростовского говорится, что к яслям
привязаны были вол и осел. Их привел Иосиф из Назарета. На осле ехала
Пресвятая Дева, а вола Иосиф привел на продажу, чтобы было чем уплатить
царскую подать и содержать себя в Вифлееме и в дороге. Эти бессловесные
животные, стоя при яслях, дыханием своим согревали Младенца от зимней
стужи и таким образом служили Владыке и Творцу своему. Этот рассказ из
Чети-Миней проник в народ и в духовных стихах и легендах малорусского
народа передается почти дословно. Научная литература предмета - у акад.
Веселовского, в "Сборн. Акад. Наук", 1891 г., Потебни во II т. "Объясн.
малор. и срод. песен", Сумцова - в "Очерк. ист. южнор. апокр. сказ. и
песен", "Этнограф. Обозрения" (см. по указателям Куликовского, 1 - XVI,
36; XVI - XXXI, 49).
Рождество Богородицы - двунадесятый праздник, 8 сентября, в память
рождения Пресв. Девы Марии. Событие, чествуемое в этот день, сохранилось
только в церковном преданий и представляется в таком виде. Родители
Пресвятой Девы были благочестивые Иоаким, происходивший из царского
рода, и Анна - из рода первосвященнического. Пресвятая Дева была
единственное дитя их, рожденное ими в преклонных летах, по особому
обетованию Божию. Имя ее было предуказано ангелом, предвозвестившим
родителям и самое рождение ее. О времени установления праздника не
сохранилось определенных сведений. Св. Елена, по палестинским преданиям,
соорудила храм в честь и память Р. Богородицы. Более или менее ясные
указания на праздник находятся у св. Златоуста, св. Прокла, Епифания и
блаженного Августина. В V в. о празднике Р. Богородицы упоминается в
служебнике (сакраментарии) Геласия; в этом же веке Анатолий, епископ
константинопольский, написал на день Р. Богородицы стихиры, ныне поемые
церковью в этот день. Р. Богородицы было прославлено Стефаном
Святоградским в VI в., Андреем Критским и Сергием, патриархом
константинопольским, в VII в., св. Иоанном Дамаскиным и Германом,
патриархом константинопольским, в VIII в., Иосифом Студитом в IX в., в
песнопениях, которыми православная церковь и поныне прославляет
Пресвятую Деву в праздник Р. ее. В настоящее время праздник
продолжается, в пределах предпразднства и попразднства, 6 дней, с 7 по
12 сентября. См. П. Лебедев "Наука о богослужении православной церкви"
(М., 1890); прот. Г. С. Дебольский, "Дни богослужения православной
кафолической восточной церкви" (СПб., 1882).
Рожок - русский пастушеский духовой инструмент, имеет вид длинного
усеченного конуса; делается преимущественно из бересты, с восемью
перехватами из того же материала. В узкий конец Р. вставляются кленовый
или осиновый мундштук, который крестьяне называют свистулькой. Русский
сигнальный Р. - металлическая, согнутая овалом трубка, с конусообразным
раструбом и мундштуком в виде чашечки - применяется в войсках. Почтовый
Р. имеет форму уменьшенной валторны; в былые времена применялся
почтальонами для сигналов. Английский Р. - духовой деревянный
инструмент, в который дуют сквозь мундштук из двух пластинок. Это -
гобой больших размеров. Н. С.
Рожь (Secale cereale L.) - злак, разводимый во многих странах, но
неизвестный в диком состоянии (см. ниже). Стебли у него развиваются
пучками по нескольку, они прямые, высотой иногда до 2 м. Листья плоские,
с длинными влагалищами, и вместе со стеблем сизые. Стебель несет на
верхушке один удлиненный, немного поникающий колос; под колосом стебель
немного волосистый. Колос состоит из клетчатого, почти четырехгранного,
не разламывающегося стержня и плоских колосков, сидящих на выступах
стержня и обращенных к нему плоской стороною. Колоски двухцветковые, и
только у разновидности triflorum трехцветковые. Колосковые чешуйки
шиловидные, короче цветковых чешуек, без ости и по килю шероховатые;
нижняя цветковая чешуйка короче верхней, с длинною остью, превышающею во
много раз колосок, по краю и по килю с щетинистыми ресничками; верхняя
цветковая чешуйка без ости, но с ресничками. Тычинок три, с удлиненными
пыльниками, выступающими из колоска; опыление ветровое. Зерновка
продолговатая, немного сжатая с боков; по созревании она вываливается из
колоска. Есть предположение что Р. происходит от рода Secale montanum
Guss, дико растущего в южной Европе, юго-западной и Центральной Азии. Р.
С.
Розанов (Василий Васильевич) - современный философ, публицист и
критик, род. в Ветлуге в 1856 г., окончил курс в московском университете
по филологическому факультету, был учителем истории и географии в
брянской прогимназии, елецкой гимназии и бельской прогимназии; с 1893 г.
служит в центральном управлении государственного контроля.
Неудовлетворенный схемою университетских дисциплин, лишенных цельности и
последовательности, P., в обширном труде: "О понимании. Опыт
исследования природы, границ и внутреннего строения науки, как цельного
знания" (М. 1886), дает план возможного понимания или познания мира,
определенный изучением первоначального строения ума, которому
соответствует строение мира. Все познаваемое распределено в понимании,
содержится в его формах, но только еще закрытое, непознанное; понимание
завершает деятельность разума и дает ему успокоение. Всестороннюю
критику утилитаризма Р. дал в статье: "Цель человеческой жизни" ("Вопр.
филос.", 1892, кн. 14 и 15); эстетические воззрения Р. изложены в книге
"Красота в природе и ее смысл" (М. 1894), написанной по поводу взглядов
Вл. С. Соловьева. Гораздо больше внимания Р. посвятил философии истории.
в связи с запросами и требованиями современности. ("Религия и культура",
сборник статей, СПб.. 1899). Выступив на это поприще статьей: "Место
христианства в истории" ("Русский Вестн.", 1890, 1 и отд.), Р. примкнул
сначала к "Моск. Вед.", затем обнаружил довольно определенную
славянофильскую окраску в духе К. Н. Леонтьева и, наконец, выступил
решительным противником некоторых основных идей догматики. Статьи Р. о
браке (1898) были поворотным пунктом в этом отношении. Много было
сказано здесь такого, что повергало в неподдельное изумление как
единомышленников, так и противников Р. (по его мнению, напр., день
Ходынской катастрофы есть, вместе с тем, и счастливый день русской
истории). Нельзя не признать, однако, что встречающееся у Розанова
своеобразное освещение исторических. событий будит мысль неожиданными
параллелями и взглядами. То же самое следует сказать и о статьях его
педагогического содержания, собранных в книге: "Сумерки просвещения"
(СПб., 1899). Критикуя современный строй школы и воспитания, Р. находит,
что во всех борющихся системах воспитания нарушены три принципа
образования: принцип индивидуальности, требующий, чтобы как в
образуемом, так и в образующем была сохранена индивидуальность; принцип
целости, требующий, чтобы всякое входящее в душу впечатление не
прерывалось до тех пор другими впечатлениями, пока оно не окончило
своего взаимодействия с нею; наконец, принцип единства, состоящий в
требовании, чтобы образующие впечатления были все одного типа. В своих
порою блестящих и всегда крайне парадоксальных критических статьях Р.
занимался почти исключительно Достоевским и Гоголем: "Легенда о Великом
инквизиторе Ф. М. Достоевского, с присоединением двух этюдов о Гоголе"
(СПб., 1893) и "Литературные очерки", сборник статей (СПб., 1899). О Р.
cущeствует много полемических отзывов, из которых наиболее известна
статья Вл. С. Соловьева: "Порфирий Головлев о свободе и вере" ("Вест.
Европы", 1894 г., 2).
Я. К.
Розеттский камень - надпись на трех языках (древнеегипетском
иероглифическом, демотическом и греческом), начертанная на плите из
темного базальта и найденная в 1799 г. инженером Бушаром при копании
шанцев у Розетты, во время наполеоновской экспедиции в Египет. Когда
Египет был очищен французами, камень попал, вместо Лувра, в британский
музей. С именем Р. камня соединяется представление о начале египтологии,
так как он послужил ключом к чтению иероглифов. Это удалось англичанину
Томасу Юнгу (1819) и, независимо от него, Шампольону (1822). Содержание
надписи - постановление египетских жрецов в честь Птолемея V, от 196 г.
до Р. Хр. Верхняя часть плиты не сохранилась; пропало также несколько
иероглифических строк. Лучшее издание памятника принадлежит Лencиycy (в
натуральную величину).
Розоцветные (Rosiflorae) - порядок двудольных раздельнолепестных
растений, обнимающий семейства розанных (Rosaceae), миндальных
(Amygdalaceae) и яблонных (Роmасеае); по другим авторам все эти три
семейства соединяются в одно розанные. Растения этого порядка - травы,
кустарники или деревья, с рассеченными листьями, снабженными свободными
или приросшими к черешку прилистниками; в последнем случае при листе
находится хорошо развитое влагалище. Цветки правильные, с надпестичным,
околопестичным или подпестичным околоцветником, так что завязь верхняя
или полунижняя. Цветоложе обыкновенно расширенное (так наз. hypanthium)
в виде плоской чаши, длинной трубки, кувшинчика и пр.; в сем. Pomaceae
цветоложе срастается с завязью, так что завязь становится полунижнею (и
даже нижнею). К краю цветоложа прикрепляются чашелистики, лепестки, а в
некоторых случаях тычинки, в других случаях тычинки прикрепляются к
плоскости цветоложа. Тычинок бывает от 5 до 50; располагаются они, когда
их немного, правильными кругами, напр. 5, 20, 10+5, 10+5+5, 10+10+5;
внутренние тычинки всегда короче наружных; в почке тычинки большею
частью загнуты внутрь цветка. Пестиков от одного до большего числа. Плод
- чисто сборный, состоящий из орешков, костянок, а у Pomaceae - ложный;
цветоложе часто разрастается вокруг плодов, становится деревянистым,
мясисто-сочным и сваливается вместе с плодами.
С. Р.
Розыск - представляет собою подготовительную к предварительному
следствию деятельность органов обвинения. Добытые этим путем сведения и
указания не имеют значения судебных доказательств. Производство Р. не
связано судебными формами и обрядами и потому может быть вверено лицам,
не принадлежащим к судебному ведомству. В обвинительном процессе
первоначальное собирание доказательств по уголовному деду возлагается на
обвинителя. В Англии и Америке Р. производится частными лицами, которым
государство возмещает понесенные расходы, дает значительные права по
раскрытию преступления (в некоторых случаях - даже право личного
задержания обвиняемого) и обеспечивает содействие полиции. Наравне с
частными лицами в качестве обвинителей выступают органы полиции, мировые
судьи и заменяющие их судебные органы. Собранные обвинителем
доказательства составляют его тайну и предъявляются им суду только
тогда, когда он сам найдет это нужным. В Австрии, по уставу 1873 г.,
собрание необходимых для формулирования обвинения доказательств
возложено на прокурора или частного обвинителя, которые производят P.
(Erforschung) или непосредственно, или при помощи полиции; они могут
просить следственного судью произвести отдельные следственные действия
или все предварительное следствие. В Германии, по уставу 1876 г., Р.
сосредоточивается в руках обвинителя, т. е. почти исключительно
прокуратуры. Для производства P. (Scrutinia verfahren) прокуратура
обращается к помощи полиции, которая имеет право производить осмотры и
допрашивать обвиняемых и свидетелей без присяги. Во Франции производство
Р. лежит на обязанности судебной полиции, подчиненной прокурорскому
надзору. По нашему уставу уголовного судопроизводства, Р. входит в
понятие дознания и обнимает собою все меры удостоверения в событии
преступления, на принятие которых уполномочена полиция; из числа этих
мер закон указывает словесные расспросы и негласное наблюдение, но кроме
того к Р. могут быть отнесены осмотры местности, потерпевшего и всякого
рода предметов, даже при помощи экспертов, меры для отыскания и
охранения следов преступления, для разыскания виновника преступления и
т. п.; все эти меры полиция имеет право применять, если они не влекут за
собою личного принуждения против обвиняемых или свидетелей; так напр.,
полиция может осмотреть вещи, оставленные вероятным виновником на месте
преступления, делать публикации в газетах, сноситься с должностными
лицами и местами о розыске обвиняемого и т. п. Полиция не имеет права
вызывать кого-либо в качестве свидетеля и налагать на неявившихся
денежный штраф; никто не обязан давать свидетельские показания по
требованию полиции; полиция не уполномочена составлять протоколы о
показаниях свидетелей. В виде исключения полиция вправе производить
допрос: а) обвиняемого - в случае неприбытия следователя в течение суток
по приводе обвиняемого, чтобы поставить его в известность о причинах
задержания, и б) свидетелей, когда кто-либо из них окажется тяжко
больным и может до прибытия следователя умереть. На одинаковых правах с
полицией производят P. : начальство - по преступлениям должности, чины
корпуса жандармов - по преступлениям государственным. См. А. Квачевский,
"Об уголовном преследовании, дознании и предварительном исследовании
преступлений" (СПб., 1866 - 67); К. Поппе, "О дознаниях, производимых
полицией" ("Журн. Мин. Юст.", 1861, кн. II); П. Бартенев, "Участие
полиции в предварительном следствии" ("Журн. Мин. Юст.", 1865, кн. 3);
Н. Селиванов, "Судебно-полицейский розыск у нас и во Франции" ("Юр.
Вест.", 1884, кн. 2 и 7); А. Соколов, "О дознании и розыске" ("Журн. Гр.
и Уг. Пр.", 1890, кн. 9); "Полиция в качестве органа розыска и дознания"
("Юр. Газ.", 1895, № 29 и 30). А. С. Д.
Рокайль (rocaille, уменьшительное от франц. слова rос, скала, камень)
- в архитектуре и орнаментистике убранство тех или других частей
сооружения, тех или других предметов утвари, как бы безыскусственным
соединением обломков скал и необработанных камней с раковинами и дикими
растениями, а также лепным подражанием такому соединению. Р. была в
большой моде во Франции времен Людовика XV и распространилась оттуда
повсюду в Европе, употребляясь, главным образом, для внутренней отделки
садовых гротов и беседок, для облицовки террас, декорирования нишей,
фонтанов, ворот и т. п. К этому элементу и доныне прибегают архитекторы,
когда устраивают что-либо в стиле рококо.
Рококо - название архитектурного и декоративного стиля,
образовавшегося во Франции во времена регентства (1715 - 23), достигшего
до полного развития при Людовике XV, перешедшего в другие страны Европы
и господствовавшего в ней до 1780-х годов. Стиль Р. был продолжением
стиля барокко или, точнее сказать, его видоизменением, соответствовавшим
жеманному, вычурному времени. Он не внес в архитектуру никаких новых
конструктивных элементов, но пользовался старыми, не стесняясь при их
употреблении никакими традициями и имея в виду, главным образом,
достижение декоративной эффектности. Отбросив холодную парадность,
тяжелую и скучную напыщенность искусства времен Людовика XIV и
итальянского барокко, архитектура Р. стремится быть легкою, приветливою
и игривою во что бы то ни стало; она не заботится ни об органическом
сочетании и распределении частей сооружения, ни о целесообразности их
форм, а распоряжается ими с полным произволом, доходящим до каприза,
избегает строгой симметричности, без конца варьирует расчленения и
орнаментальные детали и не скупится расточать последние. В созданиях
этой архитектуры прямые линии и плоские поверхности почти исчезают или,
по крайней мере, замаскировываются фигурною отделкою; не проводится в
чистом виде ни один из установленных орденов; колонны то удлиняются, то
укорачиваются и скручиваются винтообразно; их капители искажаются
кокетливыми изменениями и прибавками, карнизы помещаются над карнизами;
высокие пилястры и огромные кариатиды подпирают ничтожные выступы с
сильно выдающимся вперед карнизом; крыши опоясываются по краю
балюстрадами с флаконовидными балясинами и с помещенными в некотором
расстоянии друг от друга постаментами, на которых расставлены вазы или
статуи; фронтоны, представляя ломающиеся выпуклые и впалые линии,
увенчиваются также вазами, пирамидами, скульптурными фигурами, трофеями
и другими подобными предметами; всюду, в обрамлении окон, дверей,
стенных пространств внутри здания, в плафонах, пускается в ход
затейливая лепная орнаментация, состоящая из завитков, отдаленно
напоминающих собою листья растений, выпуклых щитов, неправильно
окруженных такими же завитками, из масок, цветочных гирлянд и фестонов,
раковин, необделанных камней (рокайль) и т. п. Несмотря на такое
отсутствие рациональности в пользовании архитектоническими элементами,
на такую капризность, изысканность и обремененность своих форм, стиль Р.
оставил по себе много памятников, которые доныне прельщают своею
оригинальностью, роскошью и веселою красотою, живо переносящими вас в
любопытную эпоху румян и белил, мушек и пудренных париков (отсюда -
немецкие названия стиля: Peruckenstil, Zopfstil). Как на особенно
замечательные из этих памятников можно указать, во Франции, на
версальский дворец, в Германии - на дрезденский Цвингер, в России - на
петербургский зимний Дворец и нек. другие постройки талантливого гр.
Растрелли. Стиль Р. выразился блестящим образом также во всех отраслях
художественно-промышленных производств; с особенным успехом он
применялся в фабрикации фарфора, сообщая своеобразное изящество как
форме, так и орнаментации его изделий; благодаря ему, эта фабрикация
сделала, в свое время, огромный шаг вперед и вошла в большой почет у
любителей искусства. Ср. Schumann, "Barock und Rokoko" (Лпц., 1885);
Gurlitt, "Geschichte des Barockstils, des Rokokos und des Klassizismus"
(Штутг., 1886 - 88) и Dohme, "Barock- und Rokoko Architectur" (Б.,
1892).
C - в.
Рокотов (Федор Степанович) - один из лучших русских портретистов,
род. в тридцатых годах XVIII стол., ум. в 1810 г. Получив художественное
образование под руководством Л. Ж. Ле-Лоррена и гр. П. де Ротари,
работал в манере этого последнего, но больше него вникал в натуру и был
старателен в исполнении. В 1762 г. принят в новоучрежденную спб.
академию худ. адъюнктом за представленную ей картину "Венера" и за
портрета имп. Петра III. Пользовался уже известностью в петербургском
высшем обществе, когда вступила на престол Екатерина II. Она поручила
ему в 1763 г. написать ее портрет, для которого давала ему сеансы в
Петергофе; портрет этот, изображающий императрицу во весь рост, в
профиль, среди красивой архитектурной обстановки, был подарен гр. Г.
Орлову и в настоящее время находится в гатчинском дворце. Другой портрет
великой монархини, поясной, был написан Р. также с натуры (вероятно в
Москве, в 1765 г.). Екатерина осталась очень довольна им, находя, что он
- "из самых похожих". Он был пожалован ею академии наук, в которой
хранится и поныне. Существует множество повторений этого портрета, как
точных, так и с незначительными изменениями в аксессуарах; большинство
их приписывается самому Р. Кроме этих двух изображений Екатерины, из-под
кисти талантливого живописца вышло несколько портретов Петра III (один -
в московск. Оружейной палате, два - в гатчинском дворце) и цесаревича
Павла Петровича (лучший - в том же дворце) и немало портретов выдающихся
людей екатерининской эпохи, в том числе И. И. Шувалова, гр. Г. Орлова;
А. А. и Б. А. Куракиных, Л. И. Бибикова, П. Г. Демидова, Г. Н. Теплова и
др.
А. С - в.
Роман - в настоящее время самая популярная и самая богатая
содержанием форма литературных произведений, отражающая в себе
современную жизнь со всем разнообразием волнующих ее вопросов. Чтобы
достигнуть такого универсального значения, роману важно было пройти
немало стадий развития. Как народные и церковные обряды легли в основу
драмы, так народные эпические предания мифического или героического
характера легли в основу повествовательной поэзии. Древнейшим образчиком
этого рода произведений могут считаться египетские повести "О двух
братьях" и "О принце Сашни", написанные по крайней мере за 1500 лет до
нашей эры и имеющие сказочный характер; глубокая древность их
доказывается дружбой человека с богами, превращением людей в животных и
растения и т. п. Древнейшим памятником повествовательной литературы
Индии служат легенды или поучительные рассказы (джатаки) о Будде и об
его 550 превращениях. Через несколько столетий после смерти Будды из
этих джатак образуется легендарное житие Будды ("Лалитавистара"). Один
из эпизодов этого жития - именно встреча юного Будды со стариком,
больным и мертвым - лег в основу византийской повести "О Варлааме и
Иосафе", которая в разных переделках обошла всю Европу, была известна во
многих списках у нас на Руси, дала материал для известного духовного
стиха об Иосафе Царевиче и, наконец, вошла в Четьи-Минеи в виде жития
царевича Иоасафа. Кроме "Лалитавистары", Индия обладает двумя большими
сборниками поучительных рассказов ("Панчатантра" и "Гитопадеша"),
которые разными путями проникли в Европу и оказали немалое влияние на
повествовательную литературу средних веков. Древнейшим памятником
повествовательной литературы в Греции считается "Киропедия" Ксенофонта,
в которую вставлен трогательный эпизод об Аврадате и Пантее, древнейший
образчик греческой любовной новеллы. К греческой повествовательной
литературе относятся также так называемый "Милетские сказки" (Fabulae
Milesiae), до нас недошедшие; из отзывов о них Плутарха, Апулея и Овидия
можно заключить, что это были народно-бытовые рассказы весьма
фривольного содержания, вроде французских фаблио, так что между ними и
позднейшими сентиментальными романами александрийской эпохи нет прямой
генетической связи. Но такая связь несомненно существует между романом с
одной стороны и элегией с другой. Горюя о своей неудовлетворенной любви,
александрийские поэты утешали себя, припоминая историю людей, столь же
несчастных в любви, как они сами. Так поступали Филотас, Гермесианакс,
Каллимах и другие поэты, элегии которых непосредственно примыкают к
александрийскому роману. Введением в историю этого романа может служить
пастушеская новелла софиста I в., Диона Хризостома, которую критики
сравнивают с "Paul et Virginie" Бернардэн де С.-Пьера. Знаменитейшими
романистами александрийской эпохи считаются софисты Ямвлих ("Вавилонская
история") и Ксенофан ("Эфесская история об Антии и Аброкоме"). К III в.
по Р. Хр. относятся роман неизвестного автора "Об Аполлонии Тирском",
дошедший до нас в латинском переводе, и любовная новелла "Теаген и
Хариклея", приписываемая Гелиодору, а к IV в. - знаменитый
любовно-пастушеский Р. Лонга: "Дафнис и Хлоя". К александрийской же
эпохе следует приурочить Р. Ахилла Тация:"Клитофон и Левкиппа" и
приписываемый псевдо-Каллисфену, впоследствии столь знаменитый в зап.
Европе "Р. об Александре Вел.", который можно было бы назвать прототипом
исторического P., если бы к его исторической основе не было присоединено
много фантастических эпизодов, придающих всему произведению сказочный
характер. Византийский P., в литературном отношении, представляет собою
не более как переживание основных мотивов александрийского P.,
послужившего ему образцом; он пишется по тому же плану, с соблюдением
тех же литературных приемов, но только гораздо грубее и неискуснее.
Повествовательная литература в Риме была отражением греческой. В эпоху
республики пользовались большой популярностью "Милетские Сказки",
переведенные на латинский язык Сизенной. Любовь к повествовательной
литературе особенно усилилась в эпоху империи, когда культура Рима
приняла в большей или меньшей степени греческий отпечаток. Несомненные
следы влияния греческих Р. носит на себе Апулеев "Золотой осел", который
даже считается переделкой греческого Р. Гораздо более самостоятельности
обнаружил Петроний в своем Р. "Сатирикон" - остроумной, основанной на
реальных наблюдениях картине римских нравов конца I в. по Р. Хр. В
средневековой Европе повествовательное творчество нашло себе выражение в
двух формах: рыцарского Р. и поучительных рассказов, большею частью
занесенных с Востока, из которых составились сборники "Disciplina
Clericalis", "Gesta Romanorum" и т. д. Содержание первых в большей или
меньшей степени фантастично, а основные идеи, их проникающие - идея
феодального долга по отношению к сюзерену и идея рыцарского долга по
отношению к даме сердца. Таковы романы так наз. бретонского цикла,
оказавшие сильное влияние на повествовательную литературу других стран.
Поучительные рассказы представляют собою, в большинстве случаев,
обработки так наз. странствующих рассказов; все старания их авторов
направлены к тому, чтобы приноровить их содержание к целям христианской
морали. На почве этих нравоучительных рассказов развились французские
фаблио, в которых, впрочем, наряду с сюжетами, заимствованными с
Востока, встречаются сюжеты народно-бытовые, навеянные современной
жизнью. Возникшие в стенах городов, фаблио защищают интересы горожан и
нередко относятся сатирически к представителям других сословий: к
развратному и жадному духовенству, к приходящему в упадок рыцарству, к
смышленому, но нравственно грубому крестьянству. Эти небольшие по объему
сатирические рассказы разлетаются в переводах и переделках по всей
Европе и дают толчок и материал для создания всесословной итальянской
новеллы, которая впервые достигает художественной обработки в
"Декамероне" Боккаччо. Движение, сообщенное повествовательной литературе
гением Боккаччо, не замедлило принести свои плоды в различных видах Р.
От Декамерона идет целая серия итальянских новеллистов XV и XVI в.
"Амето" послужил первым образцом пастушеского Р. в Европе, а психология
любовной страсти в "Фиаметте" не осталась без влияния на возникновение
психологического Р. во Франции XVII в. Французские фаблио, немецкие
шутливые рассказы (Schwanke) и итальянские новеллы заключают в себе
составные элементы реального P., которой впервые возник на испанской
почве, в форме так назыв. плутовского романа. Первым произведением в
этом роде была повесть "Жизнь Лазарильо из Тормеса", вышедшая в 1554 г.
и вызвавшая много подражаний, к числу которых относятся и
нравоучительные новеллы Сервантеса. Влияние испанской плутовской новеллы
раньше всего проявилось в Англии, где уже в конце XVI в. мы встречаем
ряд повестей из быта продувных людей (новеллы Р. Грина, "Жизнь Джека
Вильтона", Наша). В Германии, в начале XVII в., переводятся с испанского
некоторые плутовские новеллы, а в 1669 г. на почве этого влияния
вырастает оригинальный продукт немецкой реально- бытовой беллетристики -
"Simplicissimus" Гриммельсгаузена; герой этой повести сильно напоминает
Лазарильо, и своей изобретательной энергией, и своим социальным
положением. Во французском Р. XVII в. мы замечаем две струи: струю
идеальную, искусственную, создавшую пастушеский Р. "Астрею", и
героические Р. Гомбервиля, Кальпренеда и Скюдери, в которых все
искусственно, все создано фантазией автора, и шедшую из Испании струю
реально-бытовую, которая проявляется в романах Сореля ("Histoire comique
de Francion"), Скаррона ("Roman Comique"), Фюретьеpa ("Roman Bourgeois")
и др. Став твердой ногой на почву изучения действительности, французский
Р. XVIII в. дает такие произведения как "Манон Леско" аббата Прево и
"Жиль Блаз" Лесажа, дышащие реализмом и жизненной правдой. Отодвинутый
Вольтером в области субъективизма и тенденции, Р. снова вступает на
психологическую почву в "Новой Элоизе" Руссо (1763), которая надолго
становится идеалом любовно-психологического Р. Несмотря на то, что
"Новая Элоиза" знаменует собою поворот к идеализму, в изображении
страсти любовников Руссо шел по следам аббата Прево. Вместо прежней
салонной galanterie, выражавшейся полунамеками и полупризнаниями, Руссо
выводит на сцену чувство страстное, уничтожающее на своем пути все
искусственные перегородки, говорящее не искусственным жаргоном Скюдери,
а пламенной речью, от которой захватывает дух и кружится голова. Вот
почему Р. Руссо показался его современникам каким-то откровением; вот
почему он вызвал столько подражаний, во главе которых стоит "Вертер"
Гёте. В Англии ход Р. был несколько иной. Революция 1688 г.,
произведенная главным образом английской буржуазией, побудила английских
писателей обратить особое внимание на ее вкусы и потребности. Для ее
были основаны журналы Адиссона и Стиля, для ее Дефо написал своего
"Робинзона", для ее же Ричардсон, около половины XVIII в., создал новый
вид Р. - семейный Р. в письмах, где автор проникает в глубь английской
богобоязненной буржуазной семьи и находит там драмы трогательные,
потрясающие и отчасти способные заменить отсутствие сколько-нибудь
сносных пьес на тогдашней сцене. Недаром Дидро называл романы Ричардсона
настоящими драмами. Подробное изложение разговоров, обстоятельность
описаний, микроскопический анализ душевных движений представляли такое
необычное явление в тогдашней беллетристике, что романы Ричардсона сразу
приобрели большую популярность главным образом в среде буржуазной
публики, которая столько же восхищалась их нравственным духом, сколько и
знанием жизни и человеческого сердца. Уступая Ричардсону в детальном
анализе душевных движений, его соперник Генри Филдинг далеко превосходил
его талантом. В противоположность Ричардсону, тратившему целые страницы
на описание характера героя или героини, Филдинг умел обрисовывать их
двумя-тремя чертами, и притом так, что они до сих пор стоят перед нами
как живые. В этом отношении Теккерей справедливо называет Филдинга
учителем всех английских романистов. Но главным достоинством Филдинга
был его юмор, добродушный, оригинальный, всепрощающий. Подкладкой его
насмешек всегда была любовь к человеку, напоминающая Сервантеса,
которого он недаром считал своим образцом. Своими произведениями Филдинг
окончательно установил тип английского реального нравоописательного Р.
Идя по проложенному им пути реализма и жизненной правды, последующие
романисты все более и более расширяют сферу своих наблюдений: Смоллетт
вставляет в свои Р. картины из быта английских моряков, Голдсмит - из
жизни духовенства, Вальтер Скотт задается целью воскресить жизнь
средневекового человека, Диккенс, Теккерей, Чарльз Кингсли и их
многочисленные последователи касаются всех язв английской жизни,
разоблачают недостатки английских учреждений и кладут таким образом
основы социальному P., этой высшей форме повествовательного искусства,
которой предстоит блестящая будущность. То же постепенное расширение
сферы созерцаний замечается и во французском Р. XIX в., но ход его
развития заключает в себе особенности, которых не было в Англии: он
испытывает на себе сильное влияние литературных теорий. Писатели
романтической школы - Виктор Гюго, Альфред де Виньи, Дюма-отец - не
имели намерения ограничить свою деятельность изучением действительности;
они с умыслом переносили действие своих Р. в отдаленное прошлое, где
можно было дать полный простор фантазии и субъективным тенденциям.
Такими же тенденциями проникнуты и романы Жорж Занда, в которых она
искусно сливает любовный пафос с социальным и, отстаивая права женщин,
смело бросает перчатку всему современному общественному строю. Подобный
субъективизм не мог не вызвать реакции со стороны людей с аналитическим
складом ума, которые хотели сделать P., прежде всего, верным зеркалом
современной действительности. Это направление сильнее всего сказалось в
произведениях Стендаля, преимущественно в его "Rouge et Noir" (1831),
представляющем собою яркую картину французского общества эпохи
реставрации. К Стендалю тесно примыкает Бальзак, которого считают
настоящим отцом реального Р. во Франции. В первых произведениях Бальзака
еще слышатся отзвуки романтизма, но чем далее он подвигается на своем
пути, тем сознательнее стремится к реально объективному творчеству.
Бальзак был реалистом не только по манере своего творчества, но и по
своим теоретическим убеждениям. Он считал себя более
естествоиспытателем, чем романистом; в предисловии к "Соmedie Humaine"
он называет свои Р. естественной историей человека. Он первый ввел в
свои произведения тщательное и детальное изображение среды, которой, в
противоположность писателям-романтикам, приписывал громадное влияние на
характер и поступки действующих лиц. Преемником Бальзака был Флобер,
нанесший еще более сильный удар романтизму и окончательно установивший
тип художественно-реального романа во Франции. Ни один из французских
романистов не заслуживает в такой степени названия художника, как
Флобер. Искусство было его стихией, его жизнью; самую жизнь он ценил
настолько, насколько она ему давала материал для художественного
воссоздания. Он стремился к идеальному совершенству стиля; вечно
недовольный собой, он готов был просидеть целый день над фразой, пока
она не становилась изящной и гармоничной. Самым типичным представителем
современного реального Р. Во Франции считается Золя, не потому, чтобы он
был большим реалистом, чем, напр., Додэ или братья Гонкуры, но потому,
что в своих трактатах ("Le roman experimental", "Les romanciers
naturalistes") он является теоретиком и законодателем реального Р.
Провозглашенный Бальзаком принцип реализма Золя возвел в целую систему и
на самом деле вообразил себя научным экспериментатором, разрешающим
социальные вопросы путем оперирования над так наз. "человеческими
документами". В своей многотомной романической эпопее: "Ругон-Макары" он
задался целью изобразить естественную и социальную историю одной семьи в
эпоху второй империи и оправдать на ее представителях биологический
закон наследственности. Желая свести задачу романиста главн. обр. к
изучению простых элементов, как более доступных для наблюдения, Золя
кончил тем, что отодвинул на задний план душу человека и заменил
изучение человеческих характеров изучением обстановки, в которой они
развивались. В результате получилось весьма неполное и одностороннее
освещение жизни, против которого восстали даже поклонники Золя. Наиболее
сильный удар был нанесен литературной манере Золя Мопассаном, который
снова поставил реальный Р. на психологическую основу. В настоящее время
психологический Р. приобретает все большую популярность во Франции;
представители его - Поль Бурже, Анатоль Франс и др. - умеют весьма
искусно вплетать в ткань рассказа социальные мотивы. Немецкий Р. XIX в.
тоже пережил переход от субъективного романтизма к объективно-реальному
изображению действительности, с тем, впрочем, различием, что реальный Р.
в духе Бальзака и Золя не нашел в Германии благоприятной почвы для
своего развития и в лице Ауэрбаха, Поля Гейзе и др. пошел на сделку с
субъективным идеализмом; зато социальный Р. нашел блестящего
представителя в лице Шпильгагена, который в своем романе: "Один в поле
не воин" дал нам лучший образчик социального романа XIX в. - романа, в
котором главным пафосом является социальная идея, а на ее почве
расцветает любовь героя и героини. Итальянский Р. XIX в., начавшись с
подражания "Вертеру" Гёте ("Джакопо Ортис" Уго Фосколо) и романам
Вальтер Скотта ("Обрученные" Манцони и "Осада Флоренции" Гверрацци), не
дал до сих пор ни одного произведения, которое имело бы общечеловеческое
значение. До сих пор итальянские романисты были не более как ученики
французов и только в последнее время появилось несколько самостоятельных
талантов (Баррилли, Сальваторе Фарина, Амичис, Серао, Верга и др.),
дающих надежду на лучшее будущее.

Литература. Spiegelberg, "Die Novelle im alten Aegypten" (Страсбург,
1898); Amelinau, "Contes et romans de l'Egypte chretienne" (Пар., 1880);
Dunlop, "History of Fiction" (нов. изд. Лонд., 1888); Chassang,
"Histoire du roman dans l'antiquite grecque et romaine" (П., 1862);
Rohde, "Der Griechisehe Roman, und seine Vorlaufer" (Лпц., 1876):
Morillot, "Le Roman en France depuis 1610 jusqu'a nos jours" (Пар.,
1893); Le Breton, "Le Roman en France au XVII et au XVIII siecle";
Gilbert, "Le Roman en France pendant le XIX siecle" (Пар., 1896);
Bobertag, "Geschichte des Romans in Deutschland" (Берл., 1884); Mielke,
"Der deutsche Roman des XIX Jahrhunderts" (Лпц., 1897); Tuckermann, "The
English Prose Fiction" (Л, 1886); Raleigh, "The English Novel" (Л.,
1894); Gubernatis, "Storia del Romanzo" (Милан, 1883). H. Ст.
Роман Розы (Roman de la Rose) - известная французская аллегорическая
поэма XIII в. или, вернее, два отдельных произведения, написанных
разными авторами, в разное время, и различных по духу. Из 22817 стихов
поэмы первые 4669 написаны в первой трети XIII века Гильомом де Лоррис
(de Lorries); остальные прибавлены через сорок лет (1279) Жаном де Мэнг
(de Meung). Произведение Лорриса, по замыслу автора, должно было служить
кодексом "учтивой любви" для аристократического общества. Оно не вполне
самостоятельно (наибольшее влияние оказали на автора Овидий и Кретьен де
Труа) и весьма схематично: образы действующих лиц совершенно лишены
индивидуальных черт. В действии принимают участие "Учтивость",
"Опасность", "Злоязычие" и т. п. Правила "учтивой любви", доступной
только избранному обществу, олицетворяются в действии или же
декламируются кем-либо из участвующих в интриге, чаще всего - самим
Амуром, который, в качестве властелина, диктует свои правила влюбленному
герою. Попадаются слабые, но для того времени интересные проблески
реального элемента. Р. Лорриса обрывается на разлуке влюбленных;
"Bel-Accueil" заключен в башню, где его держат в плену "Peur",
"Male-Bouche" и "Jalousie". Из продолжения романа Жан Клопинель,
уроженец города Мэнга, создал род поэтической энциклопедии;
основательный знаток схоластической науки средневековья, он связал с
развитием романтической интриги поэмы обширную компиляцию, где говорится
обо всем на свете. "Пауперизм и имущественное неравенство, сущность
королевской власти, происхождение государства и общественных должностей,
правосудие, инстинкт, природа зла, происхождение общества,
собственности, брака, столкновение между белым и черным духовенством,
между нищенствующими орденами и университетом, непрерывный процесс
созидания и разрушения в природе, отношение природы к искусству, понятие
о свободе, ее столкновение с божественным предвидением, происхождение
зла и греха, человек в природе и его беспорядочность в ее стройном
порядке, всевозможные наблюдения, рассуждения и доказательства
относительно радуги, зеркал, обмана чувств, видений, галлюцинаций,
волшебства и даже известного явления раздвоения сознания - вот краткий
перечень вопросов, задеваемых Жаном де Мэнг, не говоря уже о
нравоучительных и сатирических темах, имеющих более прямое отношение к
действию романа, и огромного количества мифологических рассказов,
извлеченных из Овидия, Вергилия и т. д." (Лансон). Все это разбросано в
чрезвычайном беспорядке, но действует на мысль, ставит смелые вопросы,
дает дерзкие ответы, возбуждает сомнения, неслыханные для того времени
(напр. - короли царствуют по воле народа и перестанут царствовать "sitot
que le peuple voudra", и т. п.). Ученый и свободный мыслитель, буржуа,
автор бесконечно далек от "учтивой любви" Лорриса; роман принимает у
него новое направление, более реальное и положительное: Венера спасает
"Bel-Accueil", амур срывает "Розу". Туманные аллегории играют в
продолжении такую же роль, как и в первой части, но поэтическое
дарование Жана де Мэнг несомненно. Произведение его - один из первых
проблесков грядущего гуманизма; оно навлекло на себя негодование
клерикалов. Герсон осуждал его с церковной кафедры, а на защиту его стал
Жан де Монтрейль, один из первых французских гуманистов. Горячо нападала
на роман Христина де Пизан, возмущенная его грубым и презрительным
отношением к женщинам. Популярность романа Р. была так велика, что
сохранилось более чем двести рукописей его; он был переведен на яз.
итальянский, фламандский и английский (между прочим - Чосером) и в эпоху
Возрождения напечатан много раз, а затем обновлен и издан вновь под
редакцией Клемана Маро. Современники автора - как друзья, так и враги
его - обращали внимание не на смелость и глубину содержания романа, а
главным образом на внешние детали, иногда не в меру реальные. Новые
издания ром. P.: Мeоn (1813), Fr. Michel (1872). Ср. E. Langlois,
"Origines et sources du Roman de la Rose" (1891).
Ар. Г.
Роман Сладкопевец - автор песнопений, называемых кондаками и
употребляемых до сих пор в православной церкви (напр. "Дева днесь
Пресущественнаго Рождает"; "Душе моя, душе моя, возстани"). В греческом
подлиннике гимны Р. имели особый стихотворный размер, называемый
тоническим, которого он считается распространителем. Православная
церковь причислила Р. к лику святых. Немецкий византинист, Крумбахер,
издавший полное собрание гимнов P., признает, что по поэтическому
дарованию, одушевлению, глубине чувства и возвышенности языка он
превосходит всех других греческих песнопевцев. Он был родом из Сирии,
дьяконствовал в Бейруте, при императоре Анастасии I (491 - 518) прибыл в
Константинополь, здесь поступил в клир церкви Богоматери и вначале,
ничем не выдаваясь, вызывал даже насмешки. Однажды, после горячей
молитвы, он увидел во сне Богородицу, которая, по сказанию, вручила ему
свиток и велела его проглотить; проснувшись и почувствовав вдохновение,
он спел "Дева днесь", за которою последовали другие песни. См. ст. В. Г.
Васильевского в "Трудах IX Археологического Съезда".
Романовы - старинный русский дворянский род. Родоначальником его
считается Андрей Иванович Кобыла, отец которого (по наиболее принятому
мнению), ГландаКамбила Дивонович, в крещении Иван, приехал в Россию
последней четверти XIII в. из Литвы или "из Прусс". Андрей Иванович имел
пять сыновей: Семена Жеребца, Александра Елку, Василия Ивантая, Гавриила
Гавшу и Федора Кошку, которые были родоначальниками 17 русских
дворянских домов. В первом колене Андрей Иванович и его сыновья
прозывались Кобылиными, Федор Андреевич и его сын Иван - Кошкиными, сын
последнего Захарий - Кошкиным-Захарьиным. Потомки его отбросили прозвище
Кошкиных и усвоили себе только фамилию Захарьиных. С VI колена (Юрия
Захарьевича) их начали называть Захарьиными-Юрьевыми. Дети Петра
Яковлевича и брата его Василия в 6, 7 и 8 коленах прозывались
Яковлевыми, с Романа Юрьевича - Захарьиными-Р. и наконец потомки
последнего - просто Р. Замечательны из Р. 1) Захарий Иванович. 2) Юрий
Захарьевич. 3) Михаил Юрьевич. 4) Петр Яковлевич, окольничий с 1510 г.;
в 1512-14 г. участвовал в литовской войне, в 1521 г. ходил против
крымцев. 5) Иван Васильевич, по прозванию Лятский. Участвовал в
литовской войне 1514 - 19 г. и особенно отличился в 1517 г., когда
разбил 6000 неприятельское войско близ Константинова (см. Псковскую
летопись); затем был в походе против крымцев (1522) и Казани (1524); в
1526 г. послан в Варшаву для утверждения договора; в 1534 г. бежал,
вместе с сыном Иваном и Бельским, в Литву в там погиб. 6) Роман Юрьевич,
окольничий, был воеводою в походе 1531 г.; умер в 1543 г. 7) Григорий
Юрьевич был воеводою в походах 1531, 1536 и 1543 гг.; в 1547 г. -
боярин; около 1556 г. принял иночество под именем Гурия и умер в 1567 г.
Он был противником князей Глинских и много способствовал восстанию
против них черни во время московского пожара 1547 г. 8) Василий
Михайлович, тверской дворецкий и боярин, был в 1547 г. "у постели на
свадьбе кн. Юрия Васильевича"; в 1548 г. воеводствовал в Казани.
Упоминается в числе бояр, оставшихся в 1559 г. в Москве для управления
государством; затем его имя встречается в ответной грамоте (1566) послам
польского короля. Умер в 1567 г. 9) Даниил Романович, брат царицы
Анастасии Романовны, окольничий (1547), боярин (1548); участвовал в
казанском походе 1551 - 52 г., причем особенно отличился при взятии
Арского острога, и в походах против крымцев и литовцев в 1556 - 57, 1559
и 1564 гг. Умер в 1571 г. 10) Никита Романович, дед царя Михаила
Федоровича; участвовал в шведском походе 1551 г.; был воеводою во время
литовского похода (1559, 15641577); в 1563 г. сделан дворецким и
боярином; в 1584 - 85 г. участвовал в управлении государством. Умер в
1585 г., приняв монашество с именем Нифонта. 11) Федор Никитич 12)
Александр Никитич в 1585 г. находился во дворце в день npиема литовского
посла; в 1586 г. был наместником каширским; в 1591 г. участвовал в
походе против Казы-Гирея; в 1598 г. боярин. Борис Годунов в 1601 г.
лишил его боярского звания и сослал в Усолье-Луду, где он и был, по
словам летописца, удавлен. 13) Михаил Никитич - стольник в 1597 г.,
окольничий в 1598 г.; в 1601 г. сослан в Ныроб, где вскоре умер от
голода, см. И. Попов, "Достопримечательности с. Ныроба, Чердынского у.
", в "Трудах" Пермской архивной комиссии, вып. III, 1896). 14) Василий
Никитич, стольник (1597), в 1601 г. сослан в Яренск; через месяц
переведен в Пелым, где содержался прикованным к стене. Умер в 1602 г.
15) Иван Никитич, по прозванию Каша, стольник (1591). В 1601 г. сослан в
Пелым, в 1602 г. переведен в Нижний Новгород; вскоре возвращен в Москву.
В день коронации Лжедмитрия I сделан боярином; в 1606 - 7 г. был
воеводою в Козельске и победил на берегах р. Вырки (1607) кн.
Масальского, сторонника Лжедмитрия II. При Михаиле Федоровиче играл
очень видную роль, руководя преимущественно внешними делами. Умер в 1640
г. 16) Никита Иванович, последний боярин не царственной линии P.; был
стольником в 1644 г., боярином в 1646 г. Умер в 1655 г. Роспись его
имущества см. в "Чтениях моск. общ. истории и др. Росс.", 1887 г., т. I.
Старинный московский двор царя Михаила Федоровича или так называемая
Палата Романовых восстановлена при имп. Александре II. Здесь хранятся
вещи, принадлежавшие патр. Филарету, Михаилу Федоровичу и царице
Евдокии. Все материалы, относящиеся до P., собираются в особом
Романовском отделе, основанном Н. Н. Селифонтовым в 1896 г., при
Костром. Ученой архивной комиссии. Ср. И. Снегирев, "Историч. описание
Знаменского м-ря" (М., 1866); Г. И. Студенкин, "Р.-Юрьевы-Захарьины с
XIII в. до 1633 г." ("Рус. Старина", 1878); Мещеринов, "Заметки о доме
P." (ib., 1896 и 1897); Н. Н. Селифонтов, "Сборник материалов по истории
предков царя Михаила Феод. P." (СПб., 1898).
Романс (муз.) - вокальное сочинение, написанное на небольшое
стихотворение лирического содержания, преимущественно любовного. Но
форме Р. схож с песнью; как и последняя, он пишется в коленном складе,
но в нем не обязательна та квадратура, та четность тактов, которые
преследуются в песне. В Р. допускаются отступления в виде так назыв.
расширений или вставок, переходов от одного колена к другому. Вокальная
партия Р. должна иметь ясное и рельефное мелодическое очертание и
отличаться певучестыо. В Р. следует обращать внимание больше на передачу
общего настроения текста, чем на подробную иллюстрацию его деталей.
Интерес должен главным образом лежать в мелодии, а не в аккомпанементе.
Р. развился из песни; это - продукт новейшего времени. Шуберт, Шуман,
Мендельсон, Брамс, Григ, Массене, Гуно - лучшие представители Р. на
западе. Из русских композиторов замечательные образцы в этом роде дали
Глинка, Даргомыжский, Чайковский, Рубинштейн. Р. пишется для пения с
аккомпанементом одного инструмента, преимущественно фортепиано, и
относится к разряду камерной музыки. Но он встречается и в операх (напр.
Р. Рауля в первом действии "Гугенотов"). Форма Р. перешла и в
инструментальную музыку под названием "romance sans paroles": это -
пьеса в коленном складе, с преобладающим мелодическим значением. Такие
Р. пишутся для фортепиано или для какого-нибудь другого сольного
инструмента, с аккомпанементом. В. С.
Ромашка (Matricaria Chamomilla L.): 1) однолетнее травянистое
растение из семейства сложноцветных, дико растущее в посевах, по паровым
полям, по дорогам, огородам, вообще как сорное растение; иногда Р.
разводится как медицинское растение ("flores chamomillae vulgaris").
Стебель у Р. гладкий, сильно и раскидисто-ветвистый, с ветвями лежачими
или восходящими. Листья двояко-перисторассеченные, с тонколинейными,
остроконечными дольками. Головок много, сидящих по одиночке на конце
ветвей. Цветоложе продолговато-коническое, полое. Краевые цветки белые,
язычковые, превышающие обвертку, внутренние, трубчатые, желтого цвета.
Семянки слегка согнутые, мелкие, с 5 ребрышками на внутренней стороне и
покрытия железистыми точками. Р. широко распространена: она растет по
всей почти Европе и в Азии. В народной медицине цветки ее употребляются
при коликах от родов, при первых и перемежающихся лихорадках, при
женских болезнях и пр.
С. Р.
2) римская или благородная (Anthemis nоbilis L.) - многолетнее
растение из южной Европы.
3) Персидская (Pyrethrum сarneum и P. roseum) и
4) далматская (P. cinerariaefolium) - разводимые, как показывает само
название, в Персии и Далмации.
I. Обыкновенная Р., как и Р. римская, растение лекарственное; из
головок их приготовляется распространенное домашнее лекарство - чай из
ромашки. Головки эти обыкновенно собирают с растений в поле, где они
растут как сорные травы; в крайних случаях - высевают семена весною или
позднею осенью прямо в грунт, в местах, защищенных от сев. ветров.
II. Римская Р. разводится в Киевской и Подольской губ. Семена
высеваются весною, при чем головки образуются лишь на следующее лето.
Дальнейшее размножение совершается делением. Полезно через год
производить пересадку, во избежании повреждения от морозов. В средней
полосе России требует на зиму легкой покрышки из листьев.
III и IV. Персидская и далматская Р. идет на приготовление порошка
против насекомых (отсюда народное название растения - клоповая трава,
блохомор и т. п.). Приготовляется порошок из цветочных почек. Культура
этой Р. удается лишь при вполне благоприятных климатических условиях. В
Далмации семена высевают осенью на грядки и лишь весною пересаживают в
поле, предварительно (осенью) вспаханное и удобренное. Уход за
растениями ограничивается мотыженьем и полкою. В середине мая начинают
обрывать цветочные головки, производя эту работу 3 - 4 раза. Стебли
иногда скармливаются скоту. На гектар приходится 90000 растений, причем
одно растение ежегодно дает около 300 почек, равных по весу 162 гр., из
которых после сушки остается всего 66 гр. т. е. 40%.
Рондо - музыкальная форма, сложившаяся под некоторым влиянием
лирических стихотворений того же названия. В музыкальном Р. главная тема
повторяется вперемежку с другими. Установившихся форм Р. пять. В первой
форме за начальной темой или так назыв. партией следует ход,
модулирующий в разные тональности и возвращающийся в конце к тональности
главной партии. Во второй форме после главной партии следует вторая тема
или так назыв. побочная партия, с новым содержанием, а за ней -
повторение главной партии. В третьей форме главная партия идет
вперемежку с двумя побочными. Порядок их чередования следующий: главная
партия, первая побочная, главная партия, вторая побочная, главная
партия. Четвертая форма отличается от третьей только тем, что после
последнего повторения главной партии повторяется еще раз побочная
первая, в тональности главной. Пятая форма Р. сложилась из четвертой
путем приставки заключительной партии после побочной первой. Чередование
партии в этой форме следующее: главная партия, побочная первая,
заключительная партия - главная партия, побочная вторая
- главная партия, побочная первая, заключительная партия. Для большей
округленности и симметричности выбрасывается иногда главная пария,
поставленная перед второй побочной. Вследствие замены второй побочной
партии тематическою разработкой мотивов главной партии, или побочной,
или заключительной, является сонатная форма. Первые три формы Р. пишутся
преимущественно в медленном темпе, остальные - в скором. Третья форма
пишется как в медленном, так и в скором темпе. Форма партий различна.
При медленном темпе главная партия имеет форму двухколенного склада, при
скором - форму периода. Побочная партия первая во всех формах P., где
она применяется, имеет форму периода. Побочная партия вторая имеет форму
двухколенного склада. Форма заключительной партии - предложение, реже
период. Главная партия пишется при своих повторениях всегда в
первоначальной главной тональности. Побочная партия, при отсутствии
второй побочной, пишется преимущественно в тональности по квинтовому
направлению вниз от главной тональности. В Р. со второй побочной партией
первая побочная пишется в тональности по квинтовому направлению вверх от
главной, а вторая побочная - по квинтовому направлению вниз от главной.
Первая побочная партия при своем повторении, в конце четвертой и пятой
формы P., пишется в главной тональности. Заключительная партия в пятой
форме Р. пишется в тональности первой побочной партии, за которой она
следует. По окончании формы Р. приписывается ход. Между партиями Р.
допускаются небольшие ходы. Формы Р. достигли высшей степени
совершенства у Бетховена. Они применяются преимущественно в
инструментальной музыке, сольной и симфонической, в отдельных
самостоятельных сочинениях, а также в связи с целой группой пьес, как
напр., в сонате, в симфонии. Как в той, так и в другой средняя медленная
часть пишется преимущественно во второй или в третьей форме, финальная
часть - в четвертой или пятой форме Р. У Моцарта и Гайдна более мелкие
формы Р. применялись и в скором темпе, при чем приходилось несколько раз
повторять главную и побочную партии, которые для разнообразия
варьировались. В вокальной музыке применяются преимущественно простейшие
формы Р. Небольшое Р. в сжатой форме назыв. rondinetto, rondino,
гоndoletto. И. Соловьев.
Ронсар (Pierre Ronsard) - французский поэт (1524 - 85), глава так
назыв. Плеяды, проповедовавшей обогащение национальной поэзии изучением
греческой и римской литературы. Происходил из знатной семьи, служил
пажом у Франциска I, потом при шотландском дворе. Оглохнув еще в молодые
годы, он отказался от придворной жизни, изучал философию и древние языки
под руководством Жана Дора и создал, вместе с Дюбелле и Баифом, план
обширной поэтической реформы, изложенный в "Defense et Illustration de
la langue francaise" Дюбелле (не достаточно естественного творчества,
нужна доктрина... следует заимствовать у древних все роды поэзии...
грабить без зазрения совести сокровища дельфийского храма и т. д.).
"Оды" (1550) Р. были первым практическим применением этой доктрины и
встречены были ликованием, как и последующие его произведения: "Amours
et Odes" (1552), "Hymnes" (1555), "Meslanges", "Oeuvres" (изд. 1560),
"Elegie sur les troubles d'Amboise" (1560), "Institution pour
l'adolescence du roy" (1562), "Discours des miseres de ce temps" (1562),
"Remonstrance au peuple de France", "Response aux injures et calomnies",
"Franciade" (1572). P. окружен был при жизни такой же славой и почетом,
как в наше время - В. Гюго. В XVII в. Р. был осужден Буало в "Art
poetique" - и с тех пор находился в пренебрежении и был совершенно
неизвестен до начала XIX в., когда Сент-Бев и романтики восстановили
славу его лирики. В современной французской поэзии P., как и некоторые
другие поэты XVI и даже XV в., популярнее поэтов классического XVII в.
Р. - по преимуществу лирик. Условность ложной доктрины побуждала его
сочинять искусственные "пиндаровские оды", в которых поэзия подавлена
ученостью; но стих его в этой трудной школе приобрел большую гибкость.
Отбросив антистрофу и эпод, Р. ввел лирические формы высокой красоты и
звучности. Он внес во французскую поэзию бесконечное разнообразие

<<

стр. 189
(всего 253)

СОДЕРЖАНИЕ

>>