<<

стр. 191
(всего 253)

СОДЕРЖАНИЕ

>>

Несмотря на свои сравнительно слабые силы и недостаток
продовольствия, Р. решил действовать наступательно. Первая решительная
битва произошла 7 июля 1770 г. при Лapге, где Р. с 25-тысячным войском
разбил 80-тыс. турецко-татарский корпус. Еще более прославила имя Р.
победа, одержанная им 21 июля над вдесятеро сильнейшим неприятелем при
Кагуле и вознесшая Р. в ряд первых полководцев XVIII в. После этой
победы Р. шел по пятам неприятеля и последовательно занял Измаил, Килию,
Аккерман, Браилов, Исакчу, Бендеры. В 1771 г. Р. перенес военные
действия на Дунай, а в 1773 г., приказав Салтыкову осадить Рущук и
послав к Шумле Каменского и Суворова, сам осадил Силистрию, но, несмотря
на неоднократные частичные победы, не мог овладеть этою крепостью, так
же как и Варною, вследствие чего отвел армию на лев. берег Дуная. В 1774
г. Р. с 50-тыс. войском выступил против 150-тыс. турец. армии, которая,
избегая битвы, сосредоточилась на высотах у Шумлы. Р. с частью своего
войска обошел турец. стан и отрезал визирю сообщение с Адрианополем, что
вызвало в турец. армия такую панику, что визирь принял все мирные
условия. Так заключен был кучук-кайнарджийский, доставивший Р.
фельдмаршальский жезл, наименование Задунайского и др. награды.
Императрица увековечила победы Р. памятниками-обелисками в Царском Селе
и в СПб. и предлагала Р. "въехать в Москву на триумфальной колеснице
сквозь торжественные ворота", но он отказался. После турецкой войны Р.
снова возвратился в Малороссию и подготовлял постепенно введение в ней
общерусских порядков, что и совершилось в 1782 г., с распространением на
Малороссию учреждения о губерниях. Пребывание Р. в Малороссии
способствовало соединению в его руках громадных земельных богатств,
которые отчасти были приобретены путем покупки, отчасти путем
пожалования. Умер в деревне и в одиночестве. См. Сакович, "Исторический
обзор деятельности гр. Р. с 1775 по 1780"; Д. Масловский,
"Ларго-Кагульская операция гр. П. A. P. " (материалы для биoгpaфии гр.
П. А. Р.-Задунайского, "Киев. Старина" 1895, т. 48); А. М. Лазаревский,
"По поводу ста лет от смерти гр. П. A. P." ("Киевская Старина", 1896, т.
55). Ср. Турецкие войны России. В 1811 г. издан анонимный сборник
"анекдотов, объясняющих дух фельдмаршала P.". В ней приводятся факты,
свидетельствующие, что знаменитый полководец живо чувствовал все ужасы
войны. Те же черты Р. засвидетельствовал и Державин в относящейся к Р.
строфе оды "Водопад":
"Блажен, когда стремясь за славою
Он пользу общую хранил,
Был милосерд в войне кровавой
И самых жизнь врагов щадил;
Благословен средь поздних веков
Да будет друг сей человеков. Н. В.
Руно - снятый шерстяной покров овцы, вес которого различен, в
зависимости от величины, количества кожных складок, от степени
оброслости частей тела, а главное - от густоты шерсти. Так, по
исследованиям Натузиуса, у простых овец на один кв. мм. кожи приходится
от 7 до 30 волосков, между тем у мериносовых от 29 до 88 шерстинок. Р.
мериносовой овцы состоит из небольших столбиков или пучочков шерсти,
называемых штапелями, из которых каждый, в свою очередь, состоит из
небольших косичек шерсти. От правильности, мелкости извитков и длины
косичек зависит назначение руна для окончательной утилизации; так Р. с
мелко извитыми и короткими косичками поступает на выделку материй "с
ворсом" - сукон и драпов, почему такое руно и известно под именем
"суконного". Р. с крупными и плоскими извитками идет на безворсные
материи, и так как такое Р. перед выделкой чешется на гребнях, то и
называется "гребенным" или "камвольным", а материи, получаемые от ее,
"камвольными". Неправильно извитая или неблагородная шерсть состоит из
конических косичек и других форм и поступает на выделку грубых материй.
"Благородная" шерсть состоит из правильно извитых, в виде цилиндрика,
косичек. На различиых частях тела Р. не одинакового качества: на боках,
лопатке и спине лучшая шерсть и, при выборе племенных овец, определяют
качество последних по тонине руна, т. е. по мелкости извитков косичек, в
области лопатки и боков, при этом достоинство P., находящегося в этих
местах, служит исходной точкой в определении "уровненности" руна,
которая желательна для фабриканта, так как дает возможность получить из
Р. более тонких сортов шерсти, чем грубых. Неправильная извитость Р.
показывает на малую густоту его и носит название "маркитности и нитки" -
как то, так и другое составляют порок P., потому что оно непригодно для
фабрикации хороших материй (ср. Н. Н. Кулешов, "Овцеводство"). Я.П.
Русалка - по русским народным поверьям речная дева. В Малороссии и в
Галиции есть три рода представлений о русалках. По одним представлениям
русалки отожествляются с мавками, по другим - с Мелюзиной и называются
мелюзинами, по третьим - с дикими женами, вилами сербов и болгар,
мамунами поляков. В малорусских сказках в Р. обращаются умершие девицы и
дети, преимущественно утопленницы. Р. живут в воде, а на троицких
святках - в лесах и на полях. Они имеют вид маленьких девoчeк, очень
бледных, с зелеными волосами и длинными руками; иногда обращаются в
белок, крыс, лягушек. Любят качаться на деревьях; нападают на людей и
защекочивают их до смерти. Оберегают от них любисток и полынь. В
некоторых местах Малороссии различают русалок полевых (=полудницы) и
лесных (фаляроны, войска фараона, погибшие в Чермном море). В Вел. и
Мал. Poccии существуют русальные песни, которые поют на троицыну неделю.
Говорят, что русалок из умерших некрещеных мальчиков (а не девочек)
можно крестить чтением над ними 12 глав Евангелия или раздачей детям
сорока крестиков. На представлениях о Р. отразились поверья, связанные с
русалиями, древние классические представления о душах умерших. В одной
великорусской песне поется: "русалка царица, красная девица, не загуби
душки, не дай удавиться, а мы тебе кланяемся". В малорусской песне
русалки называются земляночками. Поверья и сказки о Р. быстро исчезают,
даже в Малороссии; мужчины совсем уже не признают их, и хранительницами
сказок о Р. служат ныне исключительно женщины. В истории развития
литературно-поэтических образов Р. занимает видное место. Особенно
любили изображать Р. поэты-романтики, напр. Жуковский и, под его
влиянием, Пушкин и Шевченко. Повсеместно в Малороссии и Великороссии
распространено поверье, что водяные красавицы-Р. по ночам выходят из
воды, садятся на траву и расчесывают свои косы (у Чубинского I, 207; у
Афанасьева, в "Поэтич. воззр." и др.). Поверьем этим часто пользовались
художники и поэты, напр. Шевченко (в стих. "Утоплена"). Это поверье
встречается у многих народов, стоящих на весьма низкой ступени
культурного развития, напр. у лопарей.

Литература. Афанасьев, "Поэтич. воззр. слав."; Веселовский, "Розыск.
в обл. рус. дух. стих." (1891, XV); Hanush Machal, "Nakres slov.
bajeslovi" (115 - 119); Сумцов, "Культур. пережив." (§8); Иванов, в V т.
"Сборн. харьк. истор. филол. общ." (67-74); "Этнограф. Обозрение" (I,
61, II, 76; VII, 31, 37; IX 125, 154; ХIII, 213; XVII, 82; XX, 163;
XXVI, 2; XXVIII, 91, XXX, 162, 294); Чубинский, "Tруды этногр. ст.
эксп." (I, 207); Садовников, "Сказки и предания Самарского края" (387);
"Живая Старина" (II, 59); "Wisia" (1890, стр. 240, 255); "Сборник
материалов для изучения Кавказа" (XVII, отд. 3).
Н. Сумцов.
Русская Правда - так наз. памятник древнего русского нрава, открытый
В. Н. Татищевым в 1738 г. в списке Новгородской летописи, писанном в
конце XV в. Татищев списал этот памятник и представил его в Академию
Наук, снабдив переводом и примечаниями. Затем был открыт еще целый ряд
списков Р. Правды, в новгородских летописях, чих книгах, юридических
сборниках и др. Теперь их известно более 50. Издана была Р. Правда
впервые только в 1767 г., Авг. Шлецером, по рукописи Татищева, под загл.
"Правда Русская, данная в XI в. от вел. князей Ярослава Владимировича и
сына его Изяслава Ярославича". Еще раньше, в 1756 г., Струбе-деПьермонт
издал исследование о Р. Правде по-русски и по-французски ("Слово о
начале и переменах российских законов" - "Discourse sur l'origine et les
changements des lois russiennes"). Списки P. Правды различаются между
собою не только по памятникам, в которых они находятся, но также по
времени написания рукописи (от XIII до XVII в.), по заглавиям, по
полноте текста и по порядку размещения статей. Калачев разделил списки
Р. Правды на 4 фамилии, по месту их нахождения, но теперь более принято
деление их на три редакции: краткую (самую древнюю), пространную и
сокращенную из пространной (самую позднюю). Первая сложилась в XI в.,
вторая в XII в., третья - в XIII в. Списков 1-й редакции известно всего
четыре (образцом их может служить список академический), списков 2-й
редакции - гораздо больше (образцами могут служить синодальный,
Пушкинский, Троицкий и Карамзинский), списков З-й редакции - немного
(образцом может служить список кн. Оболенского). Новейшие издания Р.
Правды: Калачова (1886 г.) и Владимирского-Буданова (в "Хрестоматии по
ист. рус. права", вып. 1). Исследования о Р. Правде, кроме упомянутой
выше книги Струбе-де-Пьермонта: Rakowiecki, "Prawda Ruska.." (Варшава,
1820 - 1822); Ewers, "Das alteste Recht der Russen" (Дерпт, 1826; рус.
перев. СПб., 1835); Tobien, "Die Prawda Russkaja" (1844); Дубенский,
"Русские достопамятности" (ч. II, М., 1843); Каченовский, "Мой взгляд на
Р. Правду" ("Вест. Европы", 1828, 13 - 15 и "Уч. Зап. Моск. Ун.", 1835);
Попов, "Р. Правда в отношении к уголовному праву" (М., 1841); Ланге,
"исследование об уголовном праве Р. Правды" ("Архив Калачова" 1859);
Калачов, "Предварительные юридические сведения для полного объяснения Р
Правды" (М., 1846; 2-е изд., 1885); Леонтович, "Р. Правда и Литовский
Статут" ("Киев. Ун. Изв"., 1865); Грицько, "Участие общины в суде по Р.
Правде и разбор соч. Ланге" ("Арх. Калачова", 1860 - 61, 5); Дювернуа,
"Источники права и суд в древней России" (М., 1869); Мрочек-Дроздовский,
"Исследование о Р. Правде" (М., 1885): Сергеевич, "Р. Правда и ее
списки" ("Ж. М. Н. Пр.", 1899, 1). Е. К.
Р. Правда, как юридический памятник - является важнейшим источником
для изучения нашего древнего права. Вопросы о способах ее составления,
об источниках, которыми пользовались составители, о системе и общем
характере ее содержания не находят согласного решения. Первый вопрос
сводится к тому, есть ли Р. Правда сборник официальный или частный.
Древние писатели приписывали Р. Правду, даже в позднейшей пространной
редакции, Ярославу Владимировичу, называя ее уставом или судебником
этого князя и даже приурочивая ее издание к 1016 г., когда Ярослав,
награждая новгородцев за оказанную помощь, дал им, будто бы, этот устав.
Позднейшие исследователи (Татищев, Карамзин, Эверс, Тобин, Ланге,
Леонтович, Мрочек-Дроздовский, Шершеневич, отчасти и другие) стоят на
той же почве, различая лишь в двух редакциях Правды три последовательных
официальных сборника: Правду Ярослава, дополнения и переработку его
сыновей и Мономахову Правду. Противоположное мнение, разделяемое
большинством современных исследователей, считает Р. Правду частным
сборником, составленным сначала (первая половина краткой редакции) в
конце Х в. или в начале XI в. и постепенно дополняемым и
перерабатываемым вплоть до половины XIII в. (третья редакция,
сокращенная из пространной). Это мнение следует признать правильным.
Если отбросить неосновательный измышления старинных писателей и
придуманные ими неудачно названия всего памятника, то в подкрепление
официального происхождения Р. Правды не останется никаких доводов.
Первые 17 статей краткой редакции имеют заголовок "Правда Роськая" и не
содержат никаких указаний на какого-либо князя, Затем стоит заголовок:
"Правда уставлена Руськой земли, егда ся совокупил Изяслав, Всеволод,
Святослав". Но этот заголовок имеет отношение не более как к трем
следующим за ним статьям, потому что в ст. 21 изложен устав одного
Изяслава, а в ст. 42 о судебных пошлинах сказано: "То ти урок
Ярославль". Значить, во 2-ой половине изложены разные уставы, и она не
является результатом совместного законодательства Ярославичей. Это
подтверждается и тем, что в нее не вошли постановления Ярославичей,
известные из пространной редакции (Тр. сп., ст. 2 и 58). Наоборот, труд
частного лица вскрывается из сопоставления, напр., ст. 2 и 28, 20 и 38.
Ст. 28 является буквальным повторением начала ст. 2; очевидно
составитель, заметив, что это правило уже записано, не счел нужным
дописывать его вторично. Ст. 20 разрешает убийство вора на месте
преступления, но излагает это правило казуистично, применительно к
вору-огнищанину; ст. 38 говорит вообще об убийстве татя, захваченного на
месте преступления, и ставит некоторые ограничения этого права. При
наличности ст. 38-й, ст. 20-ая оказывается совершенно излишней; если
рассматривать Р. Правду, как законодательный сборник; частный же
составитель мог записать и частное судебное решение, и общее правило.
Относительно пространной редакции даже исследователи, признающие
официальное происхождение Правды, склоняются к мысли, что она
представляет собою позднейшую частную переработку (Шершеневич). Стоит
только прочесть ст. 2, где рассказывается, что после Ярослава сыновья
его съехались снова, отменили убиение за голову, ввели выкуп, а все
остальное оставили в том же виде, как было при Ярославе, - чтобы
убедиться, что мы имеем здесь дело с рассказом бытописателя, а не с
официальной редакцией закона. Таковы же статьи 7, 48 и 58 (Тр. сп.).
Составитель пространной редакции - был ли это один человек, как
предполагают некоторые (Сергеевич), или последовательно несколько, -
несомненно имел перед собой краткую редакцию, из которой кое-что брал
целиком, но чаще изменял и перерабатывал; так, все казуистические нормы
здесь обобщены, сходные сгруппированы в одну и т. д. Главный труд
заключался в дополнениях, что явствует из сопоставления 42 статей
краткой Правды с 115 пространной. Мнения об источниках Правды так же
расходятся. Старые исследователи - Струбе де Пьермонт и Шлецер -
обратили внимание на сходство постановлений Правды с нормами датского и
шведского права и отсюда заключили, что содержание Правды заимствовано
из северных законов, принесенных к нам варягами. Но Эверс доказал, что
сборники скандинавского права моложе Правды и, стало быть, не могли
служить источниками последней. С своей стороны Эверс полагал, также
основываясь на замеченных им сходствах что источниками Правды послужили
варварские законы салических и рипуарских франков. В настоящее время
никто этих взглядов не разделяет. Сравнительное изучение права указало
сходные юридические институты у таких народов, которые вели совершенно
изолированную жизнь и не могли ничего один у другого позаимствовать.
Сходство юридических институтов находит свое объяснение в одинаковых
условиях быта, переживаемых различными народами на соответствующих
ступенях развития. По общепринятому мнению, Р. Правда возникла на почве
местных, национальных источников, хотя и не исключительно. Первым по
объему и важности источником является обычное право. Такие институты,
как месть, выкуп, суд послухов, холопство, устранение сестер от
наследства и т. п. у всех народов возникают обычным путем и не могут
быть заимствованы или созданы творческой деятельностью законодателя; это
самые древние институты обычного права. Вторым источником, гораздо менее
обильным, служили княжеские уставы. Об этом можно заключить только на
основании прямых указаний самой Правды. Поклон или покон вирный назван
уроком Ярослава; ему же приписано постановление об убийстве холопа за
нанесение удара свободному мужу. Совместной деятельности Ярославичей
приписывается возвышениe виры за убийство огнищанина и княжого
подъездного, отмена убиения за голову и введение выкупов, а также замена
устава Ярослава об убийстве холопа денежным штрафом. Наконец,
постановление о процентах названо уставом Владимира Мономаха. Других
указаний на уставную деятельность князей в Р. Правде нет. Но и
приведенные ссылки не доказывают, что уставами создавалось новое право;
напр., введение Ярославичами выкупов было восстановлением старого
обычая. Третий источник Правды составляли судебные решения. Некоторые из
них занесены в Правду во всей их конкретной форме: напр., за убийство
старого конюха у стада назначена вира в 80 гривен, "яко уставил Изяслав
в своем конюсе, его же убил Дорогобудьцы". Другие сохранили только
некоторые подробности судебного случая; так, в статьях о краже скота
упоминается в одном случае о 18 ворах, в другом о 10, которые "Одину
овцу украле". В пространной Правде все эти решения обобщены: там идет
речь о плате за убийство конюшего, о наказании за кражу, когда было
много воров. Подобные сопоставления естественно вызывают предположение,
что и ряд других норм взяты составителями Правды из судебных решений,
которые занесены туда уже в обобщенной форме. Наконец, четвертым
источником было чужеземное, византийское право, которое проникло к нам
вместе с принятием христианства и несомненно не только применялось в
церковных судах, но влияло и на практику судов гражданских. Решения
судов на основании норм византийского права, приспособленных к условиям
древнерусского быта, также заносятся в Правду. Статьи Правды о
самовольном пользовании чужим конем, об убийcтве вора на месте
преступления почти буквально заимствованы из соответственных правил
Закона Судного людям. Весьма вероятно, что в пространной Правде
заимствования еще шире. Некоторые постановления о наследстве, статьи об
опеке очень напоминают правила Эклоги. Они не тожественны, но, может
быть, именно потому, что взяты составителем не прямо из Эклоги, а из
судебной практики, которая могла и отступать от буквального текста
византийских норм.
Многие из исследователей ставят и решают в положительном смысле
вопрос о системе Р. Правды. Такая система усматривается уже в древнейшей
ее редакции. Тобин, напр., указывал, что здесь изложены преступления в
порядке их важности: убийство, побои и увечья, различного рода обиды,
нарушения прав собственности, правила о возвращении украденного и
проступки холопов. Соответственно этим рубрикам Правда дополнена и
Ярославичами. Пространная редакция составлена подобно краткой: в 1-ой
части переработаны систематически обе половины краткой, а во 2-й
находятся дополнения Мономаха, изложенные в той же системе. С
несущественными изменениями система Тобина принимается и некоторыми
другими исследователями(Ланге, Мрочек-Дроздовский). При ближайшем
рассмотрении нельзя заметить, однако, даже указанного порядка в
распределении статей. Вслед за убийством идет речь о кровавых и синих
знаках, затем об ударах батогом, жердью и пр., о нанесении удара
необнаженным мечем, и уже дальше говорится о причинении увечий.
Дополнения не соответствуют и этому порядку: чтобы подогнать их под эту
схему, исследователи вынуждены прибегнуть к шаткому предположению, что
Правда дополнялась в несколько приемов. Но если бы указанный порядок и
существовал, то он не соответствовал бы понятию о системе права. К Р.
Правде может быть целиком применено мнение Мэна о классификации
предметов в древнейших сборниках права. Руководящей идеей древних
компиляторов являются не закон, не право, не санкция, не различие между
положительным и естественным правом, между лицами и вещами, а правосудие
и его органы. Перед их глазами стоит один всеобщий факт, что люди спорят
между собой - и они собирают правила, по которым эти споры должны
обсуждаться и прекращаться без насилия и кровопролития. Вся
классификация сводится к распределению предметов тяжб или споров; самые
нормы права формулируются как руководство для суда, когда он будет
призван к разбору тяжб. Порядок занесения тяжебных дел в сборники
определяется или важностью самых споров, или же тем, как часто они
возникают в данном общественном быту.
Содержание Р. Правды не легко поддается общей характеристике.
Обыкновенно исследователи ограничиваются или указанием на преобладающий
характер норм (напр. уголовных, в краткой редакции), или подробно
перечисляют, сколько статей относится к уголовному праву, сколько - к
гражданскому процессу, или наконец предлагают еще более детальный
подсчет статей, относящихся к убийству, увечьям, ранам, кражам и пр.
(см. систематический указатель статей в "Христ. " Влад.Буданова). Из
такого подсчета еще более явствует, что древняя Правда является почти
исключительно уголовным сборником, а значительную часть дополнений
пространной Правды составляют нормы гражданского права. Но такой подсчет
имеет весьма относительное значение, так как: 1) самое деление на статьи
есть уже прием интерпретации, который может оказаться неправильным, ибо
подлинный текст памятника на статьи не разделен; 2) некоторые статьи
можно отнести в разные отделы: убийство холопа можно рассматривать как
убийство и как истребление чужого имущества; статья о кровавом или синем
человеке говорит о ранах и побоях и, вместе с тем, заключает ряд
процессуальных правил; 3) самое распределение статей по указанным
рубрикам привносит нечто чуждое памятнику, которому совершенно
неизвестно деление на право публичное и частное, материальное и
процессуальное. Если принять во внимание вышеуказанную руководящую цель
- дать правила для прекращения споров, то нужно будет признать, что Р.
Правда - по преимуществу процессуальный сборник. В нем мало говорится о
судебной организации (упоминаются только князь и судьи, как органы суда,
и княж двор, как место суда), но это объясняется в значительной мере
тем, что в то время многие споры кончались без участия суда силами
заинтересованных. Р. Правда открывается статьей, установляющей месть за
убийство; но это месть не по приговору суда, а по инициативе
потерпевших. Истец, после заклича в своем миру, может, взять свою вещь у
каждого; без наличности этих условий должен быть применен свод, но и при
своде права владельца восстановляются без участия суда. Вора можно убить
на месте преступления, если его не удастся связать или удержать до
света. Эти правила и целый ряд им подобных представляют собою лишь до
некоторой степени упорядоченное и ограниченное самоуправство, и притом
ограниченное не столько обязательным вмешательством суда, сколько
обычными правилами и конкретным формализмом, в виде ли произнесения
определенных слов, или привлечения в указанном числе послухов, или
заключения сделки на торгу и пр. С этой точки зрения могут быть
рассматриваемы многие постановления Правды, который и составляют
основную почву этого памятника. Разъяснение отдельных постановлений и в
настоящее время вызывает много разногласий.
М. Д.
Руставели (Шота) - знаменитейший грузинский поэт XII в.
Биографические сведения о нем скудны и легендарны. Имя его Шота,
сокращенное из Ашота, не встречается в христианских святцах. Прозвание
"Руставели" поэт получил по месту своего рождения в с. Рустави (в
нынешн. Ахалцихском у. Тифлисской гб.) Он сам говорит в своей поэме ,
что он "Месх", т.е. житель Ахалцихской области. Свое образование Р.
довершил в Греции. Был казнохранителем царицы Тамары (мы имеем подпись
на одном акте 1190 г.). Это было время политической мощи Грузии и
расцвета лирической поэзии при пышном дворе молодой царицы, со всеми
признаками средневекового рыцарского служения. Знакомый с поэмами Гомера
и философией Платона, богословием, началами пиитики и риторики,
персидской и арабской литературой, Руставели всецело посвятил себя
литературной деятельности и написал поэму "Барсова кожа" (правильнее
"Человек в барсовой коже"), красу и гордость грузинской письменности.
Безнадежно влюбленный в свою повелительницу, он кончил жизнь в
монастырской келье. Тимофей, митрополит грузинский в XVIII в. видел в
Иерусалиме, в церкви св. Креста, построенной грузинскими царями, могилу
и портрет Р., во власянице подвижника. По одной легенде, Р., влюбленный
в царицу, женится, однако, на какой-то Нине и вскоре после свадьбы
получает от "дамы идеального поклонения" приказание перевести на
грузинский язык литературный подарок, поднесенный ей побежденным шахом.
Блестяще исполнив поручение, он от награды за свой труд отказывается.
Чрез неделю после этого был найден обезглавленный труп его. Поныне
существует масса легенд о Р. и его отношениях к Тамаре. Поэма "Барсова
кожа" имеет 1637 строф (по изд. акад. Броссе), по 16 слогов в стихе. Она
дошла до нас в многочисленных рукописях, с массой интерполяций и
дополнений и с продолжением, известным под именем "Оманиани". Причина
отсутствия древнейших списков поэмы, близких ко времени ее создания,
заключается, помимо тяжелых бедствий, постигавших Грузию от иноземных
полчищ, в том, что "Барсова кожа" преследовалась духовенством, как
противное христианскому смирению сочинение светского характера,
Католикос Иоанн, еще при жизни царицы, покровительствовавшей поэту,
воздвиг, по преданно, гонение на Р. В XVIII в. патриарх Антоний I,
просвещенный писатель, предал публичному сожжению несколько экземпляров
"Барсовой Кожи", отпечатанной в 1712 г. царем Вахтангом VI. Доныне
остается неразрешенным и вопрос, откуда Р. заимствовал сюжет своей
поэмы. В литературе было высказано три мнения: первое основывается на
словах самого P., который в 16-й строфе поэмы заявляет, что "он нашел
персидский рассказ и переложил его стихами, словно крупную жемчужину,
переходящую из рук в руки"; однако, персидский оригинал, несмотря на все
поиски, до сих пор не найден. Второе мнение впервые было высказано проф.
Д. И. Чубиновым, который доказывает, что Р. не заимствовал сюжета
"Барсовой кожи" у восточных писателей; она создана им самим и направлена
к прославлению царицы Тамары. Третье мнение принадлежит А. Хаханову;
сравнивая стихи Р. с народными песнями о Тариель, он предположил, что
искусственная поэма XII в. имеет своим основанием народную поэзию,
подобно тому, как "Фауст" и "Гамлет" восходят к средневековым народным
традициям. Р. воспользовался народным сказанием для изображения великой
исторической эпохи. Сопоставление обращающихся среди грузинского народа
песен о Тариеле с поэмой Руставели, где главным героем является Тариель,
обнаруживает безусловное их сходство в общем сюжете и в деталях. С
другой стороны, сравнение жизни Тамары с событиями, описываемыми в
поэме, дает повод думать, что под именем главной героини,
Нестан-Дареджаны, скрывается сама Тамара. Можно думать, что поэт
намеренно перенес сюжет "Барсовой кожи" в идеальную местность - "в
Индию, Аравию, Китай", - с целью отвести читателя от догадок и скрыть,
свою любовь, "для которой нет лекарства..." Герои и героини "Барсовой
кожи" терпят гонения злой судьбы, но после продолжительных скитаний,
соединившись брачными узами, наслаждаются счастьем. Значение поэмы
заключается в ее художественной обработке, психологическом анализе и
щедро рассыпанных мудрых изречениях, которые и по прошествии семисот лет
произносятся грузином с чувством особенного благоговения. Р. внушает
"освобождать рабов", провозглашает равенство полов ("порождение льва
остается львом, все равно, какого бы пола оно ни было"), взывает к
щедрой милости: "что роздано тобою - твое, что нет - потеряно". Личные
заслуги он ставить выше знатного происхождения, славную смерть
предпочитает позорной жизни, не терпит лживого человека, заявляя: "ложь
и измена - две родные сестры". Подобные мысли сделали "Барсову кожу"
воспитательной книгой для народа, а талантливая техника сделала ее для
грузин синонимом возвышенной и художественной поэзии. Поэма переведена,
частью в полном виде, частью в отрывках, на яз. немецкий (Leist, "Der
Mann im Tigerfelle", Лпц., 1880), французский ("La peau de leopard",
1885), английский, русский, польский и армянский. После 1712 г. она была
несколько раз напечатана в С.-Петербурге и в различных городах Грузии. В
1855 г. в Москве появилась трагедия "Барсова кожа", написанная на рус.
яз., в стихах, царевичем Окропиром. Поэма Р. в 1890 г. была переделана
К. Месхи в драму, которая была поставлена в Тифлисе. Стихотворный рус.
перевод отрывка из "Барсовой кожи", Бардтинского, напеч. в "Иллюстрации"
(№№ 6 - 7, за 1845 г.). См. Хаханов, "Очерки по истории груз.
словесности" (вып. II, стр. 243 - 298). Лучшая критическая ст. об
интерполяциях принадлежит А. С - ли; она поныне продолжается печатанием
в груз. журн. "Моамбэ", начиная с 1895 г. (с перерывами). Лучшее издание
поэмы, с богатыми иллюстрациями, появилось в Тифлисе, в 1889 г. А.
Хаханов.
Рута (Ruta L.) - родовое название растений из сем. рутовых. Известно
до 40 видов P., дико растущих в средиземноморских областях, в Зап. и
Средней Азии. Одни из них многолетние травы, другие - полукустарники.
Листья тройчатые или перистые, испещренные железками, с пахучим эфирным
маслом. Цветки правильные, обоеполые, собранные на верхушке стебля в
вильчатые соцветия. Чашечка остающаяся, обыкновенно четырех, реже
трех-пятираздельная; лепестков 4 - 5; тычинок 8 - 10; завязь
четырех-пятилопастная; плод - многосемянная коробочка, вскрывающаяся
трещинками. Наиболее обыкновенный вид - R. graveolens L., голое,
сизозеленое, полукустарниковое растение, до 40 стм. высотою; листья
перисторассеченные; соцветие - щиткообразная метелка. Растение содержит
острогорькое эфирное масло и со времен римлян употребляется как пряность
и укрепляющее средство. Запах Р. противен кошкам и крысам. Этот вид дико
растет в Европе; у нас разводится в садах. На юге России дико растет
Ruta Bichersteinii Neilr.
С. Р-в.

Рута (Ruta graveoleus L.) - полукустарник, растет в диком состоянии в
южной Европе и Крыму, по каменистыми, освещенным солнцем, местам. Дикие
разновидности: узколистная (anguslifolia Pers.) и горная (montana L.); в
огородах и садах средней Европы разведать "обыкновенную P." (vulgaris
Alf.), с широкими листьями, в южной Европе "болышелистная" (macrophylla
Sol.) и "прицветковая" (bracteosa Alf.), с еще более крупными листьями.
Разводится Р. ради молодых листьев, которые идут как приправа к
кушаньям, для посыпки бутербродов и в уксус (вкус, напоминающий не то
чеснок, но то лук), а равным образом в качестве лекарства, для чего
растение срезается перед самым цветением и затем сушится. В России, в
средней ее полосе, Р. вымерзает и разводится лишь как однолетнее
растение, а так как в первое лето она не цветет, то растения
выдергиваются с корнем. Но уже в западных губерниях Р. выносить зиму и
держится 2 - 3 года. Высевается Р. рано весной на семянную гряду, откуда
пересаживается на постоянную гряду; дальнейший уход состоит в полотье и
мотыжении. Размножают Р. делением кустов весной или черенками, разрезая
и окореняя их в парниках, чтобы летом высадить на гряды.
Рутений (хим.; Ruthenium; Ru = 101,66 по А. Жоли, при 0=16) - один из
металлов группы платины, открыт в 1845 году в лаборатории казанского
университета профессором Клаусом при исследовании платиновой руды, т. е.
самородной платины с Урала. Название происходит от Rutbenia,. что
значить Россия, и дано в 1828 г. Осанном одному из металлов, находящихся
в нерастворимых, при действии царской водки, платиновых остатках. Осанн
в следующем году отказался от своего мнения о существовании P., который
затем, однако, был действительно открыт Клаусом, сохранившим
наименование Р. Обыкновенно встречается как примесь к осмистому иридию,
а также в виде лаурита Ru2S2 (на Борнео): первый, по Дебрэ и Девиллю,
содержит Р. иногда до 5% - 8,5%. Получение Р. сводится к тем же
операциям сначала, как для иридия, и оканчивается разделением этих
металлов. Тонкий порошок осмистого иридия, содержащего P., смешивают с 3
весов. частями перекиси бария и 1 вес. частью азотнокислого бария и
нагревают в течение часа при температуре несколько низшей температуры
плавления серебра; затем сплав измельчают и обрабатывают разведенной
соляной кислотой при охлаждении; после того прибавляют азотной кислоты и
серной, сливают с осадка (BaSO4) прозрачную жидкость и подвергают
отгонке; пока не останется около 1/4 объема ее; в перегоне находится
почти весь осмий в виде OsO4, а в остатке соединения иридия и P.; этот
остаток по прибавлении нашатыря и некоторого количества азотной кислоты
выпаривают на водяной бане досуха, промывают твердую массу раствором
нашатыря и высушивают полученный хлороиридат аммония (NH4)2IrCl4,
содержащий P.; прокаливание продукта приводить к смеси металлических
иридия и P., которая сплавляется затем в серебряном тигле с 2 вес.
частями селитры и 1 вес. частью едкого кали; полученный сплав растворяют
в воде и прибавляют азотной кислоты, пока не исчезнет желтая окраска,
вследствие чего осаждается окись P., содержащая еще кремнекислоту и
некоторое количество соединений иридия и осмия. Чистый металл может быть
получен из восстановленного из этой окиси так: нагревают в струе
кислорода нечистый Р. до полного удаления осмия (в виде OsO4); остаток
сплавляют с содой и селитрой; сплав растворяют в воде (получается
оранжевожелтый раствор соли рутенистой кислоты), насыщают раствор хлором
и, не прекращая пропускания хлора, нагревают на водяной бане, при чем в
охлажденный приемник перегоняется рутеновый ангидрид RuO4 в виде
золотисто-желтых шариков или кристаллов; раствор RuO4 в едком кали при
действии спирта дает окись P., которая затем восстановляется до металла
при нагревании в струе светильного газа (Девилль и Дебрэ) или водорода.
Металлический Р. получается из двойных с хлористым аммонием содей путем
прокаливания в виде белой губчатой массы; восстановленный водородом
представляет. пористые, блестящие, угловатые кусочки; подобно иридию, он
тверд, хрупок, может быть измельчен в порошок; плавится почти также
трудно как осмий; в пламени гремучего газа его можно сплавить только
малыми порциями (Девилль и Дебрэ). В кристаллическом виде металл может
быть получен так: сплавляют в угольном тигле с 5 - 6 вес. частями олова,
сплав обрабатывают кипящей соляной кислотой и остаток, RuSn по составу,
накаливают в струе хлористого водорода. Уд. вес кристаллического Р.
12,26 при 00, сплавленного 11,0 - 11,4, губчатого 8,6. По химическим
отношениям Р. есть полный аналог осмия, как и по положению в
периодической системе, и по некоторым превращениям напоминает марганец
(Дебрэ и Жоли). Рутеновый ангидрид RuO4, кристаллическая
золотисто-желтая масса, плавится при 25,5°, превращаясь в
оранжево-желтую, медленно застывающую при обыкн. темп. жидкость;
упругость пара при 42° равна 20, а при 100° - 183 мм.; плотность пара
при 100° и под давл. в 106 мм. нормальная (5,7, вычисл. 5,81). При
перегонке 150 гр. чистого RuO4, когда темп. жидкости поднялась до 108°
(опыт Девилля и Дебрэ), началось выделение газа и произошел взрыв, при
чем образовалось много сажеподобной двуокиси Р. и распространился запах
озона. Уд. вес RuO4 больше, чем для крепкой серной кислоты, в которой
ангидрид тонет и растворяется затем при выделении кислорода; в влажном
состоянии он скоро разлагается, особенно на свету, превращаясь в
полуторную окись Ru2O3, сухой же и в запаянной трубке сохраняется без
изменения; разложение легко происходит при действии спирта и в
присутствии вообще органических соединений; водный раствор RuO4 точно
также разлагается при стоянии, хотя бы и в темноте, превращаясь в
Ru2O5+Н2O черного цвета или, при кипячении, в Ru409+2H20; оба эти окисла
при дальнейшем нагревании превращаются (при 360° и 440°) в
фиолетово-синюю двуокись (Дебрэ и Жоли). Водный раствор RuO4 не теряет
своего запаха, сходного с запахом йода и окислов азота, когда прибавляют
к нему едкого кали (Клаус); происходит только некоторое потемнение
раствора, а затем, при выделении кислорода, образуется рутенистокислый
калий K2RuO4; восстановление совершается от немногих капель спирта
немедленно: большее количество спирта выделяет Р. в виде Ru2O3. Осмиевый
ангидрид, как известно, может быть получен прямо из элементов; для RuO4
это удается только при сильном накаливании металла или его двуокиси (ок.
1000°) в быстром токе кислорода, когда RuO4 быстро удаляется из горячего
пространства; при медленном токе получается только RuO2 (Дебрэ и Жоли);
повторно измельчая и снова прокаливая в кислороде, можно весь Р.
превратить в двуокись; при этих операциях, благодаря очевидно
возможности возникновения летучего RuO4, который тут же и разлагается,
замечается некоторая как бы летучесть RuO2 и даже самого Р. Если к
нагретому до 60° раствору едкого кали (KOH - 60 грам. и H2O - 250 грам.)
прибавить постепенно RuO4 (50 грам.), расплавив его предварительно под
слоем воды, то образуется темно-зеленый раствор, делающийся почти
черным, когда закончится выделение кислорода; по охлаждении сливают
оранжево-красную жидкость с крупных черных кристаллов квадратной системы
и высушивают их; это рутеновокислый калий KRuO4 (Дебрэ и Жоли), соль,
аналогичная по составу с марганцовокислым калием, но не изоморфная с
ним: при 440° эта соль разлагается на рутенистокислый калий, двуокись Р.
и кислород: 2KRuO4 = K2RuO4 + RuO2 + O2; хлор превращает ее снова в
RuO4: KRuO4 + 1/2 Cl2 = KCl + RuO4. Рутенистокислый калий K2RuO4+H2O
может быть выкристаллизован также из упомянутого оранжево-красного
раствора, слитого с KRuO4. По растворении в значительном количестве воды
и при стоянии K2RuO4 превращается в KRuO4 на счет собственного
кислорода, т. е. часть Р. переходит в низшую степень окисления, именно в
Ru2O5, при чем цвет жидкости делается темнозеленым; превращению
способствует угольная кислота из воздуха и вообще разбавленные кислоты,
а также хлор и бром; прибавление избытка КОН вызывает обратную реакцию,
т. е. происходит превращение KRuO4 в K2RuO4 при выделении кислорода и
изменении окраски жидкости из зеленой в оранжево-красную; короче - здесь
имеется новый минеральный хамелеон. Из раствора K2RuO4 хлористый барий
осаждает красный осадок BaRuO4+Н2O. Ни ангидриды Ru2O7 и RuO3, ни
кислоты HRuO4 и HRuO4, отвечающие описанным солям, неизвестны, потому
что когда соли эти разлагаются кислотой, то образуется RuO4 и низшие
окислы. Последние обладают основными свойствами и образуют соли с
кислотами; только для RuO4 существуют также и соединения с основаниями
(аналогично манганитам). Прежде полагали, что при действии хлора на Р. в
присутствии хлористых щелочных металлов получаются хлорорутенаты
M2RuCl6, аналогично хлороплатинатам, а в отсутствии МС1 возникает RuCl2;
по Жоли, то и другое не верно, потому что порошковатый Р. с хлором при
360° дает RuCl2, а то что принимали за M2RuCl6 есть смесь RuCl2(NO).
2MCl с RuCl2.2MCl; нитрозогруппа происходила из KNO2 так как прежние
исследователи готовили (Клаус) свои "хлорорутенаты" из продукта
сплавления Р. со щелочью и селитрой. Соли состава RuCl3(NO).2MCl в
чистом виде Жоли получал, действуя азотистокислыми солями калия, натрия
или аммония на раствор RuCl, подкисленный соляной кислотой. Реакция
образования RuCl3 из Р. протекает лучше, если нагревать металл не в
чистом хлоре, а в смеси его с окисью углерода. Хлористый Р. представляет
собою бурый порошок, нерастворимый в воде и кислотах, растворимый в
спирте с фиолетово-пурпуровым цветом; окраска раствора не изменяется при
хранении, если взят абсолютный спирт и совершенно устранена влага (в
запаянной трубке); при употреблении 95% спирта и особенно при нагревании
раствор становится синим, а по выпаривании его и высушивании при 150°
остается хлорокись RuCl2(OH) черного цвета, которая растворима в воде и
избытком ее разлагается - RuCl2(OH) + 2H2O = Ru(OH)2 + 2HCl, при чем
получается гидрат полуторной окиси в виде бурого осадка. С. Колотов,
Рыбий или тресковый жир (Huile de morue, Leberthran, Cod-oil, Oleum
Jecoris Aselli) - получается из большой, весом в 3 - 5 фн. трехлопастной
жирной печени трески (Gadus morrhua L., G. Callarias L., G. Carbonarius
Bloch и др.). По способу приготовления и по виду, в торговле различаются
главным образом три сорта Р. жира: белый, желтый и бурый; бурый, как
обладающий весьма противным запахом и вкусом, внутрь не применяется, а
идет исключительно для технических целей (для изготовления смазочных
материалов, при обработке кож, для изготовления деграса и пр.). Для
добывания Р. жира пользуются преимущественно двумя способами. Первый
способ, фабричный, состоит в том, что свежепойманную треску тотчас же
вскрывают, вырезывают печень, отделяют от нее желчный пузырь и
патологически измененные части, если таковые имеются, тщательно обмывают
водой и складывают в большой котел с двойными стенками для нагревания
его водяным паром и иногда с приспособлением для замены в котле воздуха
углекислым газом. Сложенную в котле чистую печень для получения Р. жира
лучшего качества нагревают не свыше 50° Ц.; выступающий из печени, под
влиянием этой темп. и давления самой печени жир вычерпывают из котла и
отстаивают при темп. около 0°, в Норвегии же часто при -5°; незастывшую
прозрачную, слегка желтоватую, часть сливают и она идет в торговлю под
названием белого Р. жира. Оставшуюся в котле печень нагревают затем
сильнее при слабом сдавливании и таким путем получают другой сорт Р.
жира, так наз. красный или желтый Р. жир. При дальнейшем нагревании и
выжимании получаются уже бурые сорта, идущие в технику. Второй способ,
как более простой, более доступен отдельным рыбакам, не имеющим
возможности сейчас же перерабатывать свой ежедневный улов; состоит он в
том, что менее тщательно очищенную печень складывают в бочки, которые по
наполнении заколачиваются. Такие бочки, по окончании улова, т. е. недели
через 3 - 4, привозятся домой и вскрываются; в них уже имеется сам собою
вытекший жир, темно-оранжевого цвета, не вполне прозрачный, с довольно
резким запахом и горьковатым рыбным привкусом; реакция его всегда
кислая. Такой жир употребляется под именем красного Р. жира. Оставшуюся
печень вываривают с водой и получают бурые сорта жира. Для получения 1
пуда жира требуется от 40 до 90 печенок трески. Большая хорошая печень
трески весит около 2 кгр. и дает около 1/4 кгр. белого жира; красного
получается почти в 4 раза больше.
Обыкновенно употребляемый Р. жир представляет густоватую жидкость
светложелтого или красноватого цвета, по виду подобную растительным
жирным маслам, но отличающуюся характерным более или менее слабым рыбным
запахом и таким же вкусом; уд. вес около 0,925; реакция средняя, чаще
слабо кислая; в остальном Р. жир повторяет свойства большинства жирных
масел. По химическому составу Р. жир представляет смесь глицеридов,
главным образом, олеиновой С18Н34O2 кислоты (более 70%), затем
пальмитиновой С16Н32O2 (около 25%), малых количеств стеариновой C18H36O2
и совсем незначительных - уксусной, масляной, валериановой, каприновой и
некоторых др.; кроме того в Р. жире заключается от 0,3 до 0,6%
холестерина (одноатомного спирта C27H45OH.H2O), равно как ничтожные
количества особого, характерного, краснеющего от серной кислоты пигмента
липохрома; далее найдены ничтожные количества йода (0,002 - 0,04%),
брома, фосфора (до 0,02%) и серы в виде органических соединений, и
наконец незначительное количество азотистых производных, как-то: аммиак
NH4, триметилдиамин N(СН3)3, бутиламин NC4H11, два еще ближе не
исследованных птомаина: мерруин C19H27N3, по количеству третья часть
всех оснований, оказывающий на организм пото- и мочегонное влияние, и
азеллин C25H32N4, ядовитый птомаин, придающий воде, с которой взболтано
масло, горький вкус, и морруиновая (оксидигидропиридинмасляная) кислота
C9H13NO3 (около 0,2%), оказавшаяся идентичной с выделенным при перегонке
жира и описанным раньше "гадуином". В зависимости от состава, Р. жир
обладает следующими характерными свойствами: при смешении нескольких
капель его с каплей серной кислоты образуются кольца, окрашенные в синий
цвет, переходящий в фиолетовый, красный и, наконец, бурый; реакция эта
характерна для Р. жира и зависит от присутствия холестерина и липохрома
(а не желчных пигментов, как думали раньше); элаидиновая проба дает
результат отрицательный, что дает возможность открыть подмесь
растительных невысыхающих масел; йодное число (Гюбля) около 130, что
дает возможность открыть подмесь высыхающих растительных масел. Кроме
того характерно для Р. жира, что он весьма легко поддается окислению,
легче даже льняного масла и весьма легко эмульгируется. В зависимости от
этих двух свойств, быть может, и находится наибольшая всасываемость его
и проникание через животные перепонки и наибольшая из всех жиров
усвояемость его организмом.
А. С. Гинзберг.
Добыча трескового жира производится главным образом в Норвегии. Цены
варьируют от 35 до 115 крон (18 - 58 руб.) за бочку в 100 литр. По
данным за 1896 г. из Норвегии вывезено рыбьего жира (Train oil) вообще
149962 гкл. на сумму 7538000 кр. (или 3,7 милл. руб.). Но надо иметь в
виду, что в эту цифру входит и жир, добываемый в весьма большом
количестве из китов. Другой страною, где производство Р. жира достигло
больших размеров и особого высокого технического совершенства, являются
Северо-Американские Соединенные Штаты, где центром этой промышленности
служит штат Род-Айланд. Здесь на жиротопление идет ловимая массами рыба
менгэден (из породы сельдей). Пойманная кошельковым неводом рыба
доставляется на пароходах к пристани жиротопных заводов, где устроен
элеватор (на принципе черпаков), посредством которого залов в тысячи
пудов весьма быстро вычерпывается из парохода, поднимается в верхний
этаж, где поступает в камеры с проведенным в них паром. Обваренная паром
масса рыбы переходит затем в громадные гидравлические прессы, могущие в
10 ч. выжать жир из 200 - 300 тыс. рыб; отжатый жир собирается и
отчищается, а жмыха идет на гуано (рыбное гуано, fish guano). Главное
потребление американского жира, на кожевенных заводах, но, кроме того,
он употребляется в значительном количестве в красильном деле, заменяя
растительные масла (льняное и др.). Наконец, этот жир идет еще на
освещение (в рудниках) и на приготовление мыла. Размеры жиротопления из
менгэден в Северной Америке видны из следующих цифр: 97 заводов
действовало в 1882 г., добыто более 2 милл. галлонов Р. жира, стоимостью
более 700000 долларов (1400000 руб.) и около 69000 тонн рыбного гуано,
ценностью в 1,3 милл. долларов (2,6 милл. руб.). По новейшим сведениям
(1894 - 95), число заводов сократилось до 50, производство занимало 3400
чел., залов определяется в 500 милл. рыб, стоимость продуктов
определяется в 2 милл. руб. Из приведенных цифр отношения ценности
производства жиротопления видно, что рыбье гуано, составляющее отброс
жиротопления, превышает ценность собственно жира; гуано вывозится из
Америки в Германию, преимущественно для удобрения виноградников - в нем
3 - 7°% аммиака; 10 - 13% фосфорной кислоты и 4 - 7% калия. В Индии
значительное количество жира добывается из сельди (Cl. Neohawii) и акул.
В Германии на жиротопление идет никуда не годная и весьма вредная для
других рыб мелкая рыбешка - колюшка (завод в Кенигсберге) и, наконец, в
России главным объектом жиротопления служат внутренности и отбросы от
разделки рыбы. Особо высокого качества жир получается из внутренностей
судака, почти бесцветный и без запаха. Его употребляют для ожирения
сухой паюсной икры, а также в пишу, при жарении всякой рыбы. Но
промышленного характера жиротопление в русском рыбном промысле теперь не
имеет, тогда как ранее, когда астраханская сельдь и минога шли
исключительно на жиротопление, производство жира определялось в 100 -
250000 пуд. ежегодно. Ср. G. Brown Goode, "The fisheries and fishery
industries of the United Slates" (1887, s. V, v. I); "U. S. Fish
Commissioners report for 1895" (Вашингтон, 1896); Н. Бородин,
"Рыболовный отдел на всемирной выставке в Чикаго" (СПб., 1894);
Simmonds, "The commercial products of the sea" (Л.. 1883); Беш,
"Промыслы у Лафотенских островов" (СПб., 1897).
Я. Б - н.
В медицине различают два сорта: очищенный, светло-желтый и
неочищенный буровато-желтый Р. жир. Первый добывается фабричным
способом. Фабричному сорту рыбьего жира, ввиду отсутствия в нем резкого
запаха и вкуса, отдают предпочтение перед различными сортами Р. жира,
приготовленного примитивными способами, так как такие препараты, не
будучи в достаточной мере освобождены от посторонних примесей и
продуктов разложившейся печени, нередко ведут к расстройству пищеварения
и не могут поэтому назначаться более или менее продолжительное время.
Врачебное значение Р. жира зависит почти исключительно от содержащихся в
препарате жиров; другие составные части, как йод, бром, фосфор, желчные
пигменты и соли, находятся в столь незначительных количествах, что не
могут проявить присущего им терапевтического действия. Этим можно
объяснить, почему освобожденный от жиров морруол не нашел применения во
врачебной практике. Рыбий жир в эмульсии распадается, в сравнении с
другими жирами, на более мелкие частички и поэтому легче других жиров
всасывается; экспериментально доказано также, что препарат легче других
жиров проникает через животные перепонки и быстрее окисляется.
Растительные масла гораздо труднее диффундируют через животные
перепонки; так напр. прованское масло проникает через последние в 7 - 8
раз слабее рыбьего жира, который обладает также в 6 раз большею
диффузионною способностью в сравнении с коровьим маслом. Хотя
присутствие желчных кислот в темных сортах Р. жира, по-видимому, должно
бы способствовать более быстрому всасыванию таких препаратов, но разница
в этом отношении настолько незначительна, что она не может изменить
вышеприведенного взгляда относительно врачебного значения очищенного и
неочищенного Р. жира. Препарат этот можно вводить в организм в
относительно больших количествах, по 15,0 - 30,0 несколько раз в день, и
сравнительно продолжительное время. Назначение Р. жира имеет целью
поднятие общего питания, так как легкая окисляемость препарата
способствует сбережению азотистого материала, идущего на построение
тканей. Поэтому Р. жир назначается при туберкулезных заболеваниях
легких, костей или желез, при рахите, при анемии, при истощении после
тяжелых заболеваний, против куриной слепоты (против последнего
заболевания Р. жир некоторыми врачами признается специфическим
средством). Так как самые лучшие сорта рыбьего жира в жаркое время
трудно предохранить от прогоркания, то обыкновенно препарат
предпочтительно назначают в более холодное время года. Встречаются
больные, которые не переносят Р. жира. Не следует назначать препарата на
тощий желудок, так как при таких условиях скорее могут появиться
расстройства пищеварительного аппарата. При катаральных заболеваниях
желудка и кишок назначение Р. жира может ухудшить ненормальное состояние
пищеварительных органов. То же следует иметь в виду при лихорадочных
заболеваниях. Дети, если им после приема Р. жира дают выпить немного
вина или съесть корочку черного хлеба, обыкновенно скоро привыкают к
этому средству. Нередко Р. жир назначается вместе с другими врачебными
средствами, напр. с йодом, железом, креозотом, но такие комбинации не
представляют каких-либо преимуществ перед отдельными приемами каждого
медикамента. Д. К.
Рыжик (Lactarius deliciosus Fr.) - съедобный гриб из группы
гимениальных. Средней величины. Шляпка у него в молодости плосковатая с
загнутым краем, потом постепенно становится воронкообразной углубленной,
мясистая, слегка липкая; оранжевого или кирпично-красного цвета (со
временем бледнеет), иногда с зеленью; на ней видны темные
концентрические полоски. Пластинки (гимениальные) немного сбегают на
ножку, оранжевые, помятые рукой скоро зеленеют. Ножка (пенек) одного
цвета со шляпкой или посветлее, у молодых грибов плотная, у взрослых
полая, короткая. Мясо оранжевое, с приятным ароматическим запахом. Если
гриб разломать, то выступает каплями оранжево-красный млечный сок.
Рыжики - грибы преимущественно осенние, растут в лесах, главным образом
хвойных, а также в перелесках, по опушкам, по мхам; водятся не только в
Европе. но и в Северной Америке. У нас Р. общеизвестен и считается одним
из лучших и наиболее ценных съедобных грибов. Употребляется
преимущественно в соленом или маринованном виде. Попадаются еще Р. с
неправильной, как бы изуродованной шляпкой, покрытой снизу белым слоем
особого грибка, Hypomyces lateritius, паразитирующего на Р. Такие Р.
называются "глухими"; их местами также едят. Рисунки и подробн. см.: А.
Н. Бекетов, "Главнейшие съедобные и вредные грибы" (с акварельными
рисунками Е. Бем, 1890) и Д. Кайгородов: "Собиратель грибов" (3-е изд.
1898).
Г. Надсон.
Рылеев (Кондратий Федорович) - декабрист и поэт. Род. в захудалой
дворянской семье, 18 сентября 1795 г. Отец его, управлявший делами кн.
Голицына, был человек крутой и обращался деспотически как с женой, так и
с сыном. Мать P., Анастасия Матвеевна (урожд. Эссен), желая избавить
ребенка от жестокого отца, уже в 1801 г. отдала его в первый кадетский
корпус. Здесь Р. обнаружил сильный характер и наклонность писать стихи.
От этого времени сохранилась его шуточная поэма "Кулакиада", описывавшая
смерть и похороны корпусного повара Кулакова и выставлявшая в комическом
виде знаменитого в летописях корпуса эконома А. П. Боброва. В 1814 г. Р.
был выпущен в офицеры, в конную артиллерию, и совершил поход в Швейцарию
и Францию. В 1815 г. опять был с войсками во Франция и пробыл в Париже
до конца сентября. В 1818 г. вышел в отставку; в 1820 г. женился на
Натал. Мих. Тевяшевой. После женитьбы Р. переехал в Петербург, сблизился
с интеллигентными кружками столицы, примкнул к вольному обществу
любителей российской словесности и к масонской ложе "Пламенеющей
звезды". В это же время начинается литературная деятельность P.: он
пишет незначительные стихотворения и статейки в прозе в "Соревнователе
Просвещения", "Сыне Отеч.", "Невском Зрителе", "Благонамеренном". Одно
из этих стихотворений поразило современников неслыханною дерзостью: оно
было озаглавлено "К временщику" и метило в грозного Аракчеева. В 1821 г.
Р. был избран от дворянства заседателем уголовной палаты и приобрел
некоторую популярность как неподкупный поборник справедливости. За это
время Рылеев сошелся со всем литературным миром Петербурга, сдружился с
Пушкиным, Марлинским, Булгариным (который еще считался либералом) и
другими. В 1824 г. Р. перешел на службу российско-американской компании
правителем канцелярии, и здесь познакомился с такими людьми как М. М.
Сперанский и гр. Н. С. Мордвинов. Свое уважение к последнему он выразил
в оде: "Гражданское мужество". В доме Р. бывали литературный собрания,
на которых возникла мысль об издании ежегодного альманаха. Мысль эту
осуществили сам Р. и А. А. Бестужев, выпустившие в 1823 г. "Полярную
Звезду". Альманах издавался три года и был прямым предшественником
"Москов. Телеграфа". На 1826 г. издателями была заготовлена "Звездочка",
альманах меньшего объема, но ей не суждено было появиться в свет; лишь в
1870-х гг. она была открыта и перепечатана в "Русск. Старине". В одно
время с "Полярной Звездой" Р. выпустил в свет "Думы" и поэму
"Войнаровский". В начале 1823 г. Р. вступил в революционное "Северное
общество", образовавшееся из "Союза общественного благоденствия". Он был
принят сразу в разряд "убежденных" и уже через год был избран директором
общества. Дух и направление Северного общества, собрания которого
происходили на квартире P., всецело созданы им. В противоположность
Южному обществу, руководимому Пестелем, Северное отличалось
демократизмом. Р. настаивал на принятии в общество купцов и мещан,
предлагал освобождение крестьян непременно с наделением их землей и т.
д. Вместе с тем Р. сильно боролся против кровавых мер, которые вошли в
план действий декабристов. Перед 14 декабря Р. сложил спои полномочия;
"диктатором" был избран кн. Трубецкой, но Р. все-таки был на Сенатской
площади. На следующую ночь он был арестован и заключен в каземат № 17
Алексеевского равелина. После допроса у императора, который оценил
благородный характер P., он получил дозволение переписываться с женой и
однажды виделся с нею. Переписка Р. с женою из крепости свидетельствует,
что он предвидел свою участь, по не терял твердости духа и всецело был
занят судьбой своей семьи. И в крепости он сочинял стихи, накалывая их
иглою на кленовые листы и пересылая через сторожа к Е. П. Оболенскому.
На допросах Р. отвечал прямодушно, твердо, и признавал себя главным
виновником. Он был одним из тех пяти, которые верховным судом были
поставлены вне разрядов и присуждены к смертной казни четвертованием. В
росписи преступников он и оставлен вторым и преступления его выражены в
следующих словах: "Умышлял на цареубийство; назначал к совершению оного
лица; умышлял на лишение свободы, на изгнание и на истребление
Императорской фамилии и приуготовлял к тому средства; усилил
деятельность Северного общества, управлял оным, приуготовлял способы к
бунту, составлял планы, заставлял сочинить манифест о разрушении
правительства; сам сочинял и распространял возмутительные песни и стихи
и принимал членов; приуготовлял главные средства к мятежу и
начальствовал в оных; возбуждал к мятежу низших чинов чрез их
начальников посредством разных обольщении и во время мятежа сам приходил
на площадь". Казнь четвертованием была заменена казнью чрез повешение.
12 июля 1826 г. приговоренные к смерти были закованы в кандалы и
переведены в Кронверкскую куртину, при чем Р. достался № 14. 13 июля
совершена казнь. За несколько минут до смерти Р. написал жене письмо,
начинающееся словами; "Бог и Государь решил участь мою: я должен умереть
и умереть смертию позорною"... Письмо это долго ходило по рукам в
списках. Выдающуюся роль Р. в декабристском движении, несмотря на его
скромное общественное положение, современники объясняют обаянием его
личности. "В его взгляде, - говорит бар. Розен, - в чертах его лица
виднелась одушевленная готовность на великие дела; его речь была ясна и
убежденна." "Я не знавал другого человека, который обладал бы такой
притягательной силой", говорит о нем Никитенко. По свидетельству Н.
Бестужева, Р. "готов был на всякую жертву для друга". Литературное
наследство Р. заключается главным образом в "Думах" и поэмах. Думы - это
патриотические баллады, строго осужденные Пушкиным за ходульность и
ненародность; зато в поэме "Войнаровский" и отрывках из других
недоконченных поэм Пушкин признал в Р. истинного поэта. Относительно
художественного достоинства своих произведений не обольщался и сам Р. "Я
не поэт, а гражданин", заявлял он, и на свою литературную деятельность
смотрел как на гражданское служение, целью которого должно быть
"общественное благо". Это направление его поэзии и составляет ее
оригинальность и не дает возможности смешать имя Р. с остальными poetae
minoris пушкинской эпохи. В этом отношении, кроме дум и поэм, выдаются
стихотворения P.: "Гражданин", "На смерть Чернова", "На смерть Байрона",
"К А. А. Бестужеву" и пр. Собр. соч. Р. изд. в 1872 г. П. А. Ефремовыми,
а в 1893 г. (наиболее полное), под ред. М. Н. Мазаева (приложение к
журналу "Север").
М. Мазаев.
Рысь (Lynx) - род хищных млекопитающих из сем. кошачьих,
характеризующийся признаками: умерено большая голова снабжена
оканчивающимися кисточкой ушами и по большей части густыми бакенбардами;
тело сжатое, на сильных высоких ногах; короткий хвост, не доходит до
земли; последний коренной зуб нижней челюсти только с 2 бугорками,
носовые кости отделены от верхнечелюстных сильно развитыми межчелюстными
отростками лобной кости. Водятся во всех частях света, кроме Австралии,
главным образом в лесистых местностях. 1) Обыкновенная P. (Lynx
vulgaris) - наиболее широко распространенный вид, почти истребленный в
Западной Европе и удержавшийся лишь в Пиренеях, Альпах, Карпатах и в
Скандинавии; в северной России, Полесье, на Кавказе и Сибири она
обыкновенна. 2) Пардовая P. (Lynx pardina) водится на больших полуов-ах
южной Европы, в особенности на Пиренейском. 3) Болотная Р. или чаус
(Lynx chaus) водится почти во всей Африке, в южной и западной Азии
(вокруг Каспийского и Аральского морей). 4) Северная или полярная Р. или
пишу (Lynx borealis) водится в Северной Америке на С от Великих озер. 5)
Рыжая или красная P. (Lynx rufa) - в Северо-Американских Соед. Штатах.
6) Степная Р. или каракал (Lynx caracal) распространена по всей Африке и
в Индии.
Г. Я.
Р. (охотн.) - питается всевозможными зверями, от самого мелкого до
оленя и лося включительно, и птицами, чем наносит значительные
опустошения в среде полезных промысловых животных. Несмотря на
кровожадность этого зверя, охота на него не представляет опасности, так
как раненая P., если имеет возможность бежать, всегда удаляется не
только от человека, но и от собаки; если же она чувствует, что ей не
уйти, то, защищаясь, яростно бросается на ближайшего врага и, пуская в
дело когти, нередко наносит, особенно собакам, смертельные раны;
вследствие этого нужно остерегаться подходить к раненой Р. Специальные
охоты на нее - облава и с собаками (гончими, лайками и дворняжками),
которые, вспугнув P., должны горячо преследовать ее до тех пор, пока она
не вскочит, по своему обыкновению, на дерево; иногда P., обманув собак,
бросается по их же следам в обратную сторону и, таким образом, попадает
под выстрел следующих за собаками охотников. На дереве же Р. легко
подпускает охотника и нередко выдерживает, не убегая, несколько
выстрелов; утверждают, что при случайной встрече с P., сидящею на
дереве, можно успеть сходить домой за ружьем, развесив свое платье на
ветках. Кроме того, Р. добывают капканами, луками и пастями, ставя эти
ловушки на рысьих тропах или около трупов животных, ими задавленных;
иногда их подманивают криком зайца, а также загоняют на лыжах. Цена
шкурки Р. колеблется между 5 и 20 руб., смотря по качеству. См. А.
Черкасов, "Записки охотника Вост. Сибири" (СПб., 1867); Н. Дублянский,
"Краткий очерк охоты в Суржанском у." ("Природа и Охота", 1885, ХII).
С. Б.
Рыцарский роман. - Идеалы и традиции рыцарства отразились, наряду с
лирическою поэзиею трубадуров или миннезингеров, в многочисленных
романах, составлявших любимое чтение высшего общества и постепенно
получивших своеобразную окраску в духе рыцарского кодекса, с которым
сюжеты некоторых из них, относившиеся к более ранней эпохе,
первоначально не имели ничего обоего. Р. мотивы проникают, например, в
романы так назыв. бретонского цикла, которые были связаны с личностью
легендарного короля Артура и витязей Круглого Стола. Христианские
легенды вызвали к жизни знаменитые стихотворные романы Робера де Борона
(XII в.) "Иосиф Аримафейский", "Мерлин", "Парцифаль", прозаически роман
Вальтера Мапа ("Св. Грааль") и др. Наряду с этими произведениями,
носящими религиозную окраску, в состав цикла входили и чисто светские
романы, воссоздававшие жизнь, подвиги и любовные похождения сподвижников
Артура или таких лиц, деяния которых были только впоследствии отнесены к
эпохе британского короля и поставлены в связь с героями Круглого Стола
(Тристан, Ланселот и др.). Постепенно в обеих категориях бретонских
романов стали определенно сказываться отголоски рыцарского
миросозерцания, и эти романы стали в одно и то же время и ярким
отражением рыцарских идеалов - благодаря чему они имели воспитывающее
значение для ряда поколений, были настольною книгою всех рыцарей,
желавших найти образец, достойный подражания, - и довольно правдивою,
несмотря на значительное количество фантастических подробностей,
картиною жизни европейского общества в эпоху рыцарства. Французский
трувер XII в. Кретьен из Труа в особенности содействовал тому, что
рыцарские идеалы придали совершенно новую окраску романам бретонского
цикла, сделав из них как бы иллюстрацию или наглядное подтверждение того
кодекса нравственности, религиозности, благородства, самоотвержения,
мужества, соблюдение которого считалось обязательным для всякого
истинного рыцаря. Лучшие из витязей, окружающих Артура, наделяются
высокими нравственными качествами, входившими в состав Р. идеала; сам
Артур становится типичным средневековым государем, а его двор с
турнирами, пирами, отважными походами против врагов и культом женщины, в
значительной степени списан с придворной жизни, как она сложилась в XI -
XII вв. В одном из романов о Ланселоте lа Dame du Lac знакомит главного
героя, еще в годы его отрочества, с правилами Р. кодекса, объясняет ему
символическое значение доспехов. которые он будет носить, рассказывает
историю происхождения самого института рыцарства. Тристан получает
воспитание в рыцарском духе при дворе своего дяди, Марка
Корнваллийского, с тем, чтобы отправиться затем странствовать по белу
свету, ища подвигов и опасностей, сражаясь с чудовищами, посещая разные
страны, причем в Ирландии ему предстоит встретить красавицу Изольду,
неразрывно связанную с ним в народной памяти. Получившие Р. окраску
бретонские романы оказали влияние на Тасса, Ариоста, Баярдо; заметны
следы их воздействия на Спенсера, даже на Шекспира. Особенно пришлись
они по вкусу немецким поэтам, которые не раз переводили или переделывали
их; так напр. Вольфраму фон Эшенбаху принадлежит одна из лучших
обработок легенды о Парцифале, о Готфриде Страсбургском; он по-новому
осветил легенду о Тристане и Изольде. Путем различных анахронизмов и
свободного обращения с историей Р. идеалы проникли и в такую область,
где они, казалось, были совершенно не на месте: в романы так назыв.
античного цикла. Они придали оригинальную окраску роману о Троянской
войне, написанному Бенуа де Сент Мором в XII в. Роман этот, не имеющий
ничего общего с Илиадою и придерживающийся апокрифических сочинений
троянца Дареса и критянина Диктиса, произвел громадное впечатление на
проникнутое рыцарскими идеалами общество и вполне подошел к его вкусам,
что доказывается переводами и переделками его, появившимися в Германии и
Италии, позднее - в Польше и Сербии, а чрез их посредство - и в старой
Руси. Герои Троянской войны у Бенуа де Сент Мора - чистокровные рыцари;
Приам мало чем разнится от Артура и является, подобно ему, типичным
средневековым правителем; его двор имеет все признаки той эпохи, когда
турниры, блестящие сборища вассалов, походы против общего врага были в
порядке вещей. То же самое мы видим в другом романе античного цикла - об
Александре Македонском, авторами которого были Lambert le Court и
Alexandre de Веrnау; в этом обширном стихотворном романе, изображающем
фантастические приключения, героем которых будто бы был Александр Вел.,
знаменитый завоеватель всецело проникнут рыцарским духом, обнаруживает
благородство души, чисто христианские добродетели, галантность по
отношении к женщинам. Образование, будто бы им полученное в юности,
совпадает с тем, которое в средние века считалось обязательным для
человека из высшего круга. Популярность Р. романов держалась долго, даже
когда рыцарство уже пало и его традиции были почти забыты, они
продолжали интересовать и вдохновлять читателей в различных европейских
странах; даже в начале XVII в. автору "ДонКихота" пришлось осмеивать
увлечение своих соотечественников старыми романами, все еще не забытыми.
Ср. Panlin Paris, "Les romans de la Table Ronde" (1868 - 1877);
Abortion, "Histoire de la lagngue et de la litterature francaise au
moyen-age" (1876); Gaston Paris, "La litterature francaise au moyen-age"
(1888); John Colin Dunlop, "History of prose fiction" (т. 1, Лонд.,
1888); A. Joly, "Benoit de S-te More et le Roman Troyen" (1871); Talbot,
"La legende d'Alexandre" (1850). Ю. Beceлoвcкий.
Рыцарство. - P., как военное и землевладельческое сословие, возникло
у франков в связи с переходом, в VIII в., от народного пешего войска к
конному войску вассалов. Подвергшись воздействию церкви и поэзии, оно
выработало нравственный и эстетический идеал воина, а в эпоху крестовых
походов, под влиянием возникших тогда духовно-рыцарских орденов,
замкнулось в наследственную аристократию, сознававшую себя международным
военным орденом. Усиление государственной власти, перевес пехоты над
конницей, изобретение огнестрельного оружия, создание постоянного войска
превратили феодальное рыцарство, к концу средних веков, в политическое
сословие нетитулованной знати. - Еще в VII в. у франков преобладает
пешее войско свободных, а на конях являются только дружинники короля
(антрустионы); но затем от вестготов, в связи с нападениями арабов,
проникает и во франкское государство конный строй. Так как свободным
крестьянам было не под силу нести конную службу в отдаленных походах, то
Каролингам, для создания конницы, пришлось опираться на сеньорат, на
отношение между сеньором и его зависимыми людьми. Потребность во
всадниках вызвала при Карле Мартелле и его сыновьях раздачу церковных
земель на условиях прекария. Карл Мартелл раздавал церковные земли своим
дружинникам (газиндам) и требовал от них конной службы. Затем на тех же
условиях стали раздаваться и коронные земли, как бенефиции. С VIII в.
для состояния газиндов является имя вассов, вассалов. Свободный, но, по
недостатку собственности, неспособный к несению конной службы человек
мог, как вассал, получить бенефиций или, как поселенец (Hintersasse) -
участок оброчной земли. Наделение оброчной землей преследовало
хозяйственные цели, раздача бенефиций - военные. В вассальные отношения
становились отчасти свободные люди, отчасти несвободные. Свободный
становился вассалом путем коммендации (mаnibus incites se tradit) и
приносил своему сеньору присягу на верность (per sacramenitum fidelitas
promittitur). В конце VIII в. присяга на верность требуется и от
несвободных (servi), которые получали бенефиции или должности
(ministeria) или становились вассалами. Карл Вел. еще применял в своих
войнах пехоту; Людовик I и Карл II собирали в поход только конницу. В
865 г. от владельца 12 гуф земли требовалась кольчуга или чешуйчатый
панцирь, т. е. принадлежности тяжелой конницы; легкая конница должна
была являться с копьем, щитом, мечом и луком. Везде ниже панцирных
рыцарей свободного состояния (milites) стояли легковооруженные всадники,
несвободные по происхождению (vavassores, caballarii). Из оброчного
населения можно было подняться в министериалы, получив должность при
дворе сеньора, нести службу легковооруженного всадника, а затем,
заслужив соответствующий бенефиций, перейти в тяжелую конницу и стать
рыцарем. Таким путем из среды несвободных выделился привилегированный
класс дворовых слуг (vassi, servi ministeriales, pueri) при богатых
феодалах. Они занимали при феодальных дворах, подражавших двору
королевскому, придворный должности - маршалка, сенешалка, шенка,
кеммерера - или должности в домовом и поместном управлении - ключников,
старост, - или несли конную службу, как вестники и конвойные. С
развитием ленной системы министериалы получали лены и привлекались к
рыцарской службе. В Германии министериалы с XI в. составляют особое
сословие динcтмaннoв (Dienstmannen), стоявшее выше горожан и свободного
сельского населения, тотчас позади свободных рыцарей. Признаком их
несвободного состояния являлась невозможность бросить службу по
произволу. Преимущества сословия министериалов побуждали свободных, а с
половины XII в. - даже знатных добровольно подчиняться сеньорам, на
правах министериалов. Это повышало положение класса в общественном
мнении. Первое место среди министериалов принадлежало динстманнам короля
и духовных князей (Reichsdienstmannen), далее шли министериалы светских
князей. Прелаты, не равные князьям, и свободные феодалы не-князья
держали если и не динстманнов, то всетаки несвободных рыцарей, стоявших
ниже министериалов. В южной и западной Германии такие milites (eigene
Ritter) встречались даже на службе у тех же динстманнов. В Австрии и
Штирии герцогским динстманнам удалось во второй половине XIII в.
сравняться с местной знатью (они стали Dienstherren); их место, как
динстманны, заняли несвободные рыцари (Eigenmannen). В северной
Германии, где князья раздавали лены преимущественно динстманнам, знать с
половины XII в. стала массами переходить в министериалы. Право являться
в графском суде и быть шеффенами с половины XIII в. везде признано за
динстманнами. В XIV веке совершенно забыто их несвободное происхождение,
память о котором до XV в сохранилась для eigene Ritter. В XII в. рыцари
свободные и рыцари-министериалы различались как ordo equestris maior et
minor. Переход новых слоев несвободных классов или свободного, но не
военного населения в рыцарство был задержан в половине XII в.; с
Гогенштауфенов немецкое Р. замыкается в наследственное сословие.
Постановление Фридриха I от 1156 г. (Constitutio de расе tenenda)
запрещало крестьянам носить копье и меч; даже купец не смеет
опоясываться мечем, а должен привязывать его к седлу. Эта конституция
вводить и понятие о рыцарском происхождении (Ritterburtigkeit); miles
(всадник) имеет право на поединок, если может доказать свое рыцарское
происхождение (quod autiquitus cum parentibus suis natione legitimus
miles existat). По Саксонскому зерцалу у истинного рыцаря (von ridderes
art) уже отец и дед должны были быть рыцарями. Другая конституция
Фридриха I (Constitutio contra incendiarios, 1187 - 88 гг.) запрещала
сыновьям священников, диаконов и крестьян опоясываться мечем
по-рыцарски. Во Франции знатными людьми считались собственники знатных
земель, т. е. феодов (fiefterre); вторым признаком знатности сделалось
допущение к посвящению в рыцари. Хотя простые люди и попадали иногда в
рыцари, но преобладающим правилом было, что в рыцари посвящался владелец
лена. Наделенные ленами министериалы, т. е. люди несвободных состояний
(sergent fieffe, serviens), приравнивались к вавассорам, т. е. к низшей
знати. Пока владение феодом было главным признаком знатности, горожане и
даже крестьяне могли приобретать ее простой покупкой ленов. В конце XIII
в. покупка феодов незнатными людьми была затруднена тяжелым побором
(droit de franc-fief), но в это время в знать можно было попадать и по
пожалованию (lettre d'anoblissement) суверена; право пожалования в знать
стало привилегией короля. В Англии право посвящать в рыцари (knight)
рано стало прерогативой короны. Генрих III и Эдуард I требовали
обязательного посвящения в рыцари от любого ленника, владевшего
ежегодным доходом с земли не ниже 20 фн. Факт владения цензом взял верх
над происхождением лица. Влияние церкви на военное сословие шло сначала
через присягу на верность, затем через присягу земскому или Божьему
миру, наконец - через обряд освящения оружия перед вручением его воину
при достижении зрелости. "Верность" включает в себя исполнение
христианского долга служить Богу, соблюдение государева мира по
отношению к церквам, вдовам, сиротам, обязанность блюсти справедливость
и т. п. Земский и Божий мир (treuga и pax), скрепляемый присягой,
устанавливается государями и соборами. Pax охраняет от насилий все
невоенное население - клериков, женщин, купцов, крестьян; treuga
ограничивает распри между самими рыцарями. - Уже во времена Тацита
вручение оружия молодому германцу в присутствии народного собрания
означало признание его совершеннолетним; оружие вручал кто-либо из
вождей племени, или отец, или родственник юноши. Карл Вел. в 791 г.
торжественно опоясал мечем своего 13-летнего сына Людовика, а Людовик, в
838 г. - своего 15-летнего сына Карла. Этот германский обычай лег в
основание средневекового посвящения в рыцари, как в члены военного
сословия, но был прикрыт римским термином; возведение в рыцари в
средневековых латинских текстах обозначалось словами: "надеть воинский
пояс" (cingulum militare римского солдата). Рыцарем долгое время мог
быть сделан каждый, но на деле обыкновенно посвящались только сыновья
рыцарей (дамуазо). "Дамуазо" проходили школу Р. при дворах своих будущих
сеньоров, в звании оруженосцев (ecuyer). Сначала Р. давалось, по
германской традиции, в 12, 15, 19 лет, но в XIII веке заметно стремление
отодвинуть его к совершеннолетию, т. е. 21-му году. Посвящение чаще
всего совершалось в праздники Рождества, Пасхи, Вознесения,
Пятидесятницы; отсюда вытек обычай "ночной стражи" накануне посвящения
(veillee des armes). Каждый рыцарь мог посвящать в рыцари, но чаще всего
это делали родственники посвящаемого; сеньоры, короли и императоры
стремились утвердить это право исключительно за собой. Посвящение в
ХI-II вв. еще просто. К германскому обычаю вручения оружия прибавились
сначала только обряд подвязывания золотых шпор, облачение кольчуги и
каски, ванна перед облачением; colee, т. е. удар ладонью по шее, вошел в
употребление позднее. К концу обряда рыцарь вспрыгивал, не касаясь
стремени, на лошадь, скакал галопом и ударом копья поражал манекены
(quintaine), утвержденные на столбах. Иногда сами рыцари обращались за
освящением оружия к церкви; таким образом стало проникать в обряд
христианское начало. Под влиянием церкви германский военный обряд
становится сначала религиозным, когда церковь только благословляет меч
(Benir l'epee, в XII в.), а затем и прямо литургическим, когда церковь
сама опоясывает рыцаря мечем (ceindre l'epee, в XIII в.). В древних
епископских обрядниках различают Веnеdictio ensis et armorum
(благословение оружия) от Benedictio novi militis (посвящение рыцаря).
Древнейшие следы посвящения рыцаря церковью найдены в римской рукописи
начала XI в., но затем до XIII в. нет следов Benedictio novi militis;
можно думать, что этот обряд возник в Риме и распространился оттуда.
Удар при посвящении в рыцари впервые упоминается в начале XIII в. у
Ламберта Ардрского (Lambertus Ardensis), в истории графов де Гинь и
д'Ардр (здесь канцлер Фома Бекет опоясывает меч, подвязывает шпоры и
дает алапу молодому графу Балдуину де Гинь, служившему у него в качестве
miles Edelknappe; в 1181 г. гр. Балдуин де Гинь сам дает алапу,
опоясывает меч и подвязывает шпоры своему сыну Арнольду, уже испытанному
воину). Алапа проникла и в церковный обряд Benedictio novi militis. По
епископскому обряднику Гильома Дюран, епископ, после обедни, приступает
к благословению меча, который обнаженным лежит на жертвеннике; затем
епископ берет его и влагает в правую руку будущему рыцарю; наконец,
вложив меч в ножны, опоясывает посвященного, со словами: Accingere
gladio tuo super femur etc. (да будут препоясаны чресла твои мечом);
братски целует нового рыцаря и дает alapa, в виде легкого прикосновения
рукой; старые рыцари привязывают новому шпоры; все оканчивается
вручением знамени. Рыцарский удар распространялся во Франции с севера.
Современники видели в нем испытание смирения. Для несвободных всадников
принятие в рыцари было равносильно освобождению, а потому вероятно
именно при их посвящении и появляется впервые colee-удар, который надо в
таком случае сопоставить с римской формой освобождения per vindictam,
сохранявшейся до VIII в. (формула отпуска раба на волю в церкви
составлена по формуле освобождения per vindictam; в англонорманском
праве встречается освобождение в народном собрании графства, путем
вручения оружия). Под влиянием церкви окончательно сложились и заповеди
Р. В 1330 г. Гильом, граф д'Остреван, получил, как рыцарь, следующие
наставления от епископа города Камбрэ: ежедневно слушать натощак обедню;
если нужно, умереть за веру; покровительствовать вдовам и сиротам; не
начинать войны без причины; не поддерживать несправедливого дела, но
защищать невинно угнетенных; во всех делах соблюдать смирение; охранять
имущество своих подданных; не предпринимать ничего враждебного против
своего сеньора. В Германии древний обряд при посвящении в рыцари знает
только опоясывание мечем при совершеннолетии (Schwertleite);
существование "удара" (Ritterschlag) до XIV в. не доказано. Граф
Вильгельм Голландский не был еще посвящен в рыцари, когда в 1247 г. его
избрали римским королем. У Иоганна Беки (ок. 1350 г.) сохранилось
описание его посвящения в рыцари путем удара. Рыцарь должен быть "m. i.
l. e. s.", т. е. magnanimus (великодушный), iugenuus
(свободнорожденный), largifluus (щедрый), egregius (доблестный),
strenuus (воинственный). Рыцарскою присягою (votum professionis)
требуется, между прочим: ежедневно слушать обедню, подвергать жизнь
опасности за католическую веру, охранять церкви и духовенство от
грабителей, охранять вдов и сирот, избегать несправедливой среды и
нечистого заработка, для спасения невинного идти на поединок, посещать
турниры только ради воинских упражнений, почтительно служить императору
в мирских делах, не отчуждать имперских ленов, жить безупречно перед
Господом и людьми. Распространение в Германии colee могло быть в связи с
французским влиянием при Карле IV. Рыцарский удар теперь получал тот,
кто уже раньше владел оружием, тогда как в старые времена вручение
оружия при совершеннолетии и посвящение в рыцари всегда совпадали.
Простое вручение оружия осталось обязательным для каждого воина;
торжественное освящение меча, золотые шпоры и "удар" стали признаком
принятия воина в рыцарский орден. Молодой человек, получивший оружие,
становится оруженосцем (scutarius, Knappe, Knecht, armiger, ecyyer). Но
так как P. в социальном отношении замкнулось в высший слой военной
знати, то из "оруженосцев" попадают в рыцари только сыновья рыцарей
(chevalier, Ritter, knight); несвободные, повышаясь и получая тяжелое
рыцарское вооружение, не называются теперь рыцарями, а попадают в среду
знати как низший ее слой, под тем же именем "оруженосцев", которое
сыновья рыцарей (Edelknecht, armiger nobilis) носят временно, перед
посвящением в члены ордена. Р. становится не столько учреждением,
сколько - по примеру Франции - идеалом для всего военного сословия
средних веков. Поэтому не в анналах, а в поэзии (былины о поколениях
героев, Chansons de geste XI в., в рукописях XII - XIII вв.) ярче всего
запечатлелись образы рыцарей. Рыцарские доблести - мужество (pronesse),
лояльность (loyaute), щедрость (largesse), благоразумие (le sens, в
смысле умеренности), утонченная общительность (courtoisie), чувство,
чести (honneur); рыцарские заповеди - быть верующим христианином,
охранять церковь и Евангелие, защищать слабых, любить родину, быть
мужественным в битве повиноваться и быть верным сеньору, говорить правду
и держать свое слово, блюсти чистоту нравов, быть щедрым, бороться
против зла и защищать добро и т. п. Позднее романы "Круглого Стола"
вообще труверы и миннезингеры поэтизируют переутонченное придворное
рыцарство XIII в. Среди всадников-министериалов и оруженосцев,
заслуживающих рыцарские шпоры при дворах сюзеренов, мог возникнуть и
культ дам; долг повиновения и уважения по отношению к жене сеньора, как
существу более высокому, превратился в поклонение идеалу женщины и
служение даме сердца, по большей части замужней женщине, стоящей по
общественному положению выше поклонника. Столетняя война между Францией
и Англией в XIV в. внесла идею "национальной чести" в среду Р. обеих
враждебных стран; идея национального соперничества в рыцарской доблести
оживляет лучшие стороны сословия. Фруассар, в хрониках, посвященных
преимущественно истории столетней войны, прославлял современное ему
французское и английское Р. (напр. Эдуарда III и коннетабля Бертрана
Дюгеклен); французский шамбеллан той же эпохи, Жоффруа де Шарни
(Charny), написал целый трактат о рыцарстве. В отдельных воинах
первоначальный идеал Р. воскресал иногда и в XVI веке - напр. в Баярде,
рыцаре без страха и упрека, в императоре Максимилиане I, - но, как
учреждение, Р. в сущности умерло вместе со средними веками. О вооружении
рыцарей см. Доспех и Оружие. Когда тяжеловооруженные рыцари защищали
себя одними только кольчугами, тогда (в XI - XII вв.) легковооруженные
всадники являлись в битву совершенно без металлических доспехов; но в
XIII в., по мере того, как тяжеловооруженная конница запасается
нагрудниками и корсетами, у легковооруженных всадников появляется
кольчуга. Каждый тяжеловооруженный рыцарь брал с собой в битву трех
лошадей и одного, двух или трех оруженосцев, которые обыкновенно
набирались из зависимых людей или рыцарских сыновей, не получивших еще
посвящения в рыцари; эти оруженосцы первоначально шли в битву пешими и
оставались во время схваток сзади линии, с запасными лошадьми и оружием.
Когда в XIV в. укоренился среди рыцарей обычай спешиваться во время
битвы, то оруженосцы стали набираться из легких всадников; счет
рыцарскому войску стал идти по "копьям", считая по три всадника на одно
рыцарское копье. На Рейне для той же рыцарской единицы появилось
название "gleve" (glaive). Обыкновенным построением для отряда рыцарей в
средние века был cuneus. т. е. клин. На такой "клин" иногда шло
несколько сотен рыцарей, а иногда несколько тысяч. Чаще всего все
рыцарское войско выстраивалось перед битвой в три боевые линии, одна за
другой, а каждая боевая линия распадалась на "клинья" и имела центр и
два крыла. В связи с военным бытом Р. зародились во Франции турниры и
оттуда проникли уже в Германию и Англию (соuflictus gallici).
Памятниками средневекового Р. остаются замки XII - XIV вв. С одичанием
Р. такие замки превращались иногда в разбойничьи гнезда, опорные пункты
для систематического грабежа соседей и проезжающих (Raubritter).
Рудольфу Габсбургскому принадлежит честь уничтожения в Германии большого
числа разбойничьих гнезд таких рыцарей-грабителей. См. Gautier, "La
Chevalerie" (Пар., 1884); Roth von Schreckenstein, "Die Ritterwurde und
der Ritterstand" (Фрейбург на Бр., 1886); Alwin Schulz, "Das hofische
Leben zur Zeit der Minnesinger" (1879
- 80, 2 изд., 1889); Kobler, "Die Entwickelung des Kriegswesens und
der Kriegfubrung in der Ritterzeit". Популярный очерк дает Henne am
Rhyn, "Geschichte des Rittertums" (Лпц.).
Eвг. Щепкин.
Рэлей (John-William Rayleigh, род. в 1842 г.) - англ. физик,
воспитанник Trinity College в Кембридже, до 1873 г. назывался J. W.
Strutt, а с этого времени получил звание лорда Р. С 1879 г. заместил
Максвелла, став профессором экспериментальной физики в университете в
Кембридже; с 1873 г. состоит членом лондонского королевского общества.
Его работы по весьма разнообразным отделам физики, преимущественно по
акустике, оптике и электричеству, помещены, главным образом, в "Phil.
Mag.", "London Math. Soc. Proc." "London Roy. Soc. Proc." и др.
журналах. Лорду P., вместе с Рамзаем, принадлежит честь открытия в 1894
г. новой составной части воздуха - аргона.
Pюрик - имя русских князей: 1) Рюрик - первый русский князь,
призванный "Чудью, Весью, Словенами и Кривичами", "из Варяг" (из племени
Русь), "княжить и володеть ими"; в 862 г. занял Ладогу, а через два
года, по смерти своих братьев Синеуса и Трувора, присоединил к ней и их
владения - Белоозеро и Изборск; перенес столицу в Новгород и срубил
город над Волховом (нын. Городище), где впоследствии жили новгородские
князья. В другие города (по летописи - Полоцк, Ростов и Белоозеро) он
послал "своих мужей". В 866 г. он отпустил к Царьграду двух своих бояр,
Аскольда и Дира. По позднейшим летописям "П. С. Л.", т. IХ, 9) видно,
что им далеко не все были довольны в Новгороде; многие бежали от него в
Киев, а какойто Вадим возбудил восстание против него, но Р. одолел
восставших. В 879 г. он умер, вручив правление и малолетнего сына своего
Игоря своему родственнику Олегу. По некоторым известиям. у Р. была еще
дочь и пасынок Аскольд. См. в VII томе "Полн. Собр. Лет." (под 6367 г.)
легенду о происхождении Р. от Пруса, брата имп. Августа. Потомство Р.
правило в России слишком 700 лет, до смерти Федора Иоанновича (1598).
Одни исследователи объясняют имя Р. из древне-норманского языка, другие
находят аналогичные ему и в славянском языке. 2) Рюрик, сын Ростислава
Владимировича, правнук Ярослава Мудрого, князь леремышльский; участвовал
в 1084 г. в изгнании Ярополка Изяславича из Владимира-Волынского, а
вскоре сам был выгнан Владимиром Мономахом. Умер в 1092 г. 3)
Рюрик-Василий, сын великого князя киевского Ростислава Мстиславича,
правнук Владимира Мономаха, великий князь киевский. Впервые упоминается
под 1157 г., как Овручский князь и участник с смольнянами в походе вел.
князя Изяслава Давидовича на Туров. В 1159 г. отец послал его на помощь
к кн. полоцкому Рогволоду Борисовичу против Ростислава Глебовича, и в
том же году - к Святославу Ольговичу, против Изяслава Давидовича и
половцев. В 1162 г. Р. ходил из Торческа против Изяслава Давидовича и
отнял у Владимира Мстиславича Слуцк; в 1169 г., по смерти отца,
участвовал в приглашении на киевское княжение Мстислава Изяславича и по
его зову ходил походом на половцев, но в следующем же году, поссорившись
с ним, помогал Андрею Боголюбскому разграбить Киев, за что Андрей
посадил его в Новгороде (1170). Не поладив с новгородцами, он скоро
уехал обратно в Овручь. Когда в 1174 г. Андрей Боголюбский, по
подозрению в убийстве своего брата Глеба, хотел выслать братьев Р. из
южной Poccии, он соединился с ними и занял Киев; затем осадил вел. князя
Михаила Георгиевича в Topчecке, от которого, по мирному договору,
получил Переяславль и, преследуемый огромною ратью Андрея Боголюбского,
заперся в Белгороде. Избавясь от осады и возвратясь, в 1177 г., с
неудачного похода на половцев, Р. уступил Киев Святославу Всеволодовичу
Черниговскому, "не хотяче губити русской земли". Во время бегства
Святослава за Днепр, в 1180 г., он вновь занял киевский стол, но,
несмотря на победу над половцами, приведенными сыном Святослава Игорем,
вторично уступил ему Киев, ибо, как говорит летописец, "возлюби мир паче
ратных и пожити хотя в братолюбьи". В 1183 г., вместе с вел. кн.
Святославом и другими князьями, разбил наголову половцев; вообще много
способствовал спокойствию южной Руси, чем снискал себе любовь "крестьян
и поганых". Когда умер Святослав, Рюрика с "радостию" приветствовали в
Киеве и народ, и духовенство (1194). Став великим князем, он старался
жить в мире с Всеволодом III Владимирским, которого считал старшим, и
этим много предупредил усобиц на юге Руси. Однако, в 1202 г. Всеволод
поссорил Р. с Романом Мстиславичем, которому он вынужден был уступить
Киев. В следующем году, при помощи Ольговичей и половцев, Р. вновь занял
Киев и предал его сильнейшему разграблению, "якого же зла не было от
крещенья под Кыевом". В 1205 г. он совершил, вместе с Романом и другими
князьями, удачный поход на половцев, но на обратном пути был насильно
пострижен Романом в монашество, от которого избавился по смерти Романа
(1206) и снова "седе Кыеве", но не надолго: во время его похода, вместе
с Ольговичами, на Галицкую землю, Киев занял Всеволод Чермный, которому
P., после некоторой борьбы, окончательно уступил великокняжеский стол, а
сам занял Чернигов, где и умер в 1215 г. Р. и его брату Давиду автор
"Слова о Полку Игореве" говорит: "Ваши шлемы позлащенные издавна
обагряются кровию; ваши мужественные витязи ярятся как дикие волы,
уязвленные саблями калеными". Р. приписывается построение в Киеве церкви
во имя св. Василия (1207) и в Выдубецком монастыре - каменной стены
(1199). Он был женат на дочери половецкого хана Белука. От него
происходят князья Вяземские (см. "Полное Собрание Летоп.", т. II и VII).
В. Р - в.
Рюриковичи - русский княжеский род. раздробившийся с течением времени
на множество ветвей. Разветвление начинается с Владимира Св., при чем
прежде всех отделяется линия князей Полоцких, потомков Изяслава
Владимировича. По смерти Ярослава Мудрого (1054) его потомство дробится
на ветви, из которых наибольшее значение приобретает потомство его
второго сына - Святослава и третьего - Всеволода. Святославичи
распадаются на линии Давидовичей Черниговских, Ольговичей
Новгород-Северских и Ярославичей Муромо-Рязанских; Всеволодовичи - или,
собственно, Мономаховичи - на линии Изяславичей Волынских (впоследствии
и Галицких), Ростиславичей Смоленских и Юрьевичей (или Георгиевичей)
Суздальских (от Юрия Долгорукого). Последняя линия с конца XII в.
приобрела преобладающее значение между князьями всей Руси; из ее
происходят вел. князья Владимирские, впоследствии вел. князья и цари
московские. Со смертью Федора Иоанновича (1598) династия Р.
прекратилась, но отдельные княжеские фамилии продолжали существовать и
до нашего времени. Вот перечень всех княжеских фамилий, причисляемых к
P.: 1) от князей Полоцких: Витебские, Изяслсавскиe, Минские и Полоцкие.
2) Перемышльских: Галицкие 1-й ветви и Перемышльские. 3) Черниговских:
Барятинские *), Белевские, Волконские, Воротынские, Горенские,
Горчаковы, Долгоруковы, Елецкие, Звенигородские-Рюмины, Зв.-Барашевы,
Зв.-Спячие, Зв.-Шистовы, Зв.Звенцовы, Зв.-Токмаковы, Зв.-Ноздреватые,
Карачевские, Кашины, КлубковыМасальскиe, Козельские,
Кольцовы-Масальские, Конинские, Курлятовы, ЛитвинoвыMaсальcкиe, Лыковы,
Масальские, Мачевские, Мезецкие, Ногтевы-Оболенские, Оболенские,
Оболенские-Стригины, Об.-Ярославовы, Об.-Нагие, Об.-Телепневы,
Об.Овчинины, Об.-Черные, Об.-Белые, Об.-Золотые, Об.-Серебряные,
Одоевские, Осовицкие, Перемышльские (Перемышля Калужского), Пенинские,
Репнины, РепниныВолконские, Святополк-Мирские, Святополк-Четвepтuнcкиe,
Спашские, Торусские, Тростенские, Туренины, Тюфякины, Хотетовские,
Щепины-Оболенские и Щербатовы. 4) Рязанских: Муромские и Пронские. 5)
Галицких (Галича Южного): Бабичевы, Бакриновские, Волынские, Друцкие,
Др.-Озерецкие, Др.-Соколинские, Др.-Горские, Др.-Любецкие,
Др.-Подбережские, Заславские, Луцкие, Острожские и Кутятины. 6)
Смоленских, старшей ветви - Вяземские, младшей - Березуйские, Дашковы,
Жижемские, Козловские, Коркодиновы, Кропоткины, Порховские, Селеховские,
Соломерецкие и Фоминские. 7) Ярославских: Алабышевы, Аленкины, Бельские,
Великогагины, Голыгины. Дуловы, Деевы, Жировы-Засекины, Заозерские,
Засекины, Зубатые, Кубанские, Курбские, Львовы, Моложские, Морткины.
Охлябинины, Пенковы, Прозоровские,Сандыpeвскиe, Сисеевы, Сицкие,
Сонцовы, Сонцовы-Засекины, Судцкие, Темносиние, Троекуровы, Ухорские,
Ушатые, Хворостинины, Юхотские, Шамины, Шастуновы. Шаховские, Шехонские,
Шуморовские и Щетинины. 8) Ростовских: Бахтеяровы-Ростовские, Бритые-Р.,
Буйносовы-Р., Бычковы-P., Гроздевы-Р., Голенины-Р., Голубые-Р.,
Касаткины-Р., Катыревы-Р., Ласткины-P., Лобановы-P., Приимковы-P.,
Пужбальские-Р., Темкины-Р., Хохолковы-Р., Щепины-Р. и Яновы-Р. 9)
Белозерских: Андомские, Белосельские, Видбольские, Карголомские,
Кемские, Сугорские (2-х ветвей), Ухтомскиe и Шелепшанские. 10)
Суздальских: Барашины, Брюхатые-Шуйские, Глазатые-Шуйские,
Горбатые-Шуйские, Кирдяпины-Шуйские, Нижегородские, Ногтевы-Суздальские,
Скопины-Шуйские и Шуйские. 11) Московских: Боровские, Верейские,
Волоцкие, Галицкие, Можайские, Углицкие и Шемякины. 12) Тверских:
Дорогобужские, Кашинские, Микулинские, Телятевские, Холмские и
Чернятинские. 13) Стародубских: Гагарины, Голибесовские, Гундуровы,
Ковровы, Кривоборские, Льяловские, Небогатые, Неучкины, Осиповские,
Палецкие, Пожарские, Ромодановские, Ряполовские, Татевы, Тулуповы и
Хилковы. Кроме этих княжеских фамилий от Рюрика происходят еще
следующиие дворянские фамилии, утратившие княжеский титул: 1) от князей
Черниговских: Огинские, Пузины и Сатины, 2) Смоленских: Аладьины,
Бокеевы, Внуковы, Всеволожи, Губастые, Даниловы, Дмитриевы-Мамоновы,
Еропкины, Заболоцкие, Карповы-Далматовы, Кислеевские, Молодые,
Монастыревы, Mycoргские, Нетшины, Полевы, Ржевские, Рожественские,
Судаковы, Татищевы, Толбузины, Травины, Цыплетевы и Шукаловские; 3)
Галицких (1й ветви Галича Северного): Березины, Ивины, Ильины, Ляпуновы,
Осинины. См. П. Долгоруков, "Российская Родословная Книга" (СПб., 1855).
В. Р-в.
Рябина (Sorbus aucuparia L.) - древесное растение из сем. розанных,
достигающее до 15 м. высоты. Почки войлочно-пушистые. Листья крупные
непарно-перистые, о 11
- 23 почти сидячих, продолговатых, остропильчатых, в молодости
волосистых, потом почти голых листках. Белые многочисленные цветки
собраны в густые щитовидные соцветия, появляющиеся на концах ветвей. В
цветке развит околопестичный околоцветник из чашечки и венчика, много
тычинок и пестик о трех столбиках. Плод
- шарообразная или овальная ярко-красная ягода с мелкими семенами.

<<

стр. 191
(всего 253)

СОДЕРЖАНИЕ

>>