<<

стр. 192
(всего 253)

СОДЕРЖАНИЕ

>>

Семена по краю округлые. Р. широко распространена; она растет отдельными
экземплярами, не образуя сплошных зарослей, по лесам, рощам, между
кустарниками, по всей Европе, доходит до крайнего севера, а в горах
поднимается до самой границы растительности, где она становится уже
кустарником, по всей Азии и в Сев. Америке. Р. часто разводится как
декоративнее дерево; плоды ее идут в пищу, а древесина для столярных
изделий.
С. Р.

Рябина, вследствие большой ее распространенности и невысокого
качества ее плодов, принадлежит к числу малоценных плодовых деревьев.
Наиболее известна так называемая обыкновенная P. (S. aucuparia), которая
растет в изобилии в наших садах и лесах, без всякого ухода. Плоды Р.
идут в довольно значительном количестве на приготовление столь
распространенной в России настойки - рябиновки, а равным образом -
потребляются в сыром виде, слегка подмороженным, затем, в пастиле и в
варенье. Из видоизменений Р. назовем желтоплодную, с довольно крупными
ягодами, и сладкую P., с мелкими ягодами, почти без кислоты и горечи,
разводимые прививкою на обыкновенной рябине, которая, в свою очередь,
размножается семенами, а также на груше или боярышнике. Рябина на почву
довольно неприхотлива и уживается одинаково как на солнцепеке, так и в
тени, как на влажных, так и на сухих почвах, но лучше удается на
черноземной почве, не сырой, но и не сухой, и в хорошо освещенном месте.
В южных, юго-западных и отчасти в средних губерниях разводится крымская,
крупноплодная P. (Sorbus domestica), выведенная в Крыму татарами. Ягоды
этой Р. достигают величины обыкновенной сливы; в средней полосе России
сорт этот требует на зиму покрышки. Третий сорт - шведская P. (Sorbus
intermedia), применяемая, как и первые две, в качестве подвоя для груш
особенно в формовой культуре. В этом отношении Р. имеет большое значение
и большую будущность, нежели как плодовое дерево.
Е. К.
Рязанское великое княжество - составилось из земель, прежде
принадлежавших Чернигову, и выделилось в самостоятельное владение,
сначала под названием Муромо-Р. княжества, в 1127 г., когда Ярослав
Святославович, воспользовавшись борьбою Святославичей черниговских с
киевским князем, утвердил за собою Муром и Рязань. После его смерти в
Муроме сел старший его сын Святослав, а следующий, Ростислав - в Рязани;
последний, перейдя по смерти брата в Муром, в Рязани посадил своего
младшего сына Глеба (1145). Уже при Ростиславе Р. князья начали
подпадать под влияние суздальских князей. Несмотря на довольно упорную
борьбу, особенно при Глебе Ростиславиче, это влияние стало настолько
сильно, что Всеволод III Юрьевич свободно распоряжался и князьями P., и
их войсками и землями. Он являлся в Р. область для улажения междоусобиц
Р. князей, дважды опустошил страну и город Рязань (1186 и 1208 гг.),
отвозил в плен князей и ставил вместо них своих наместников. Главною
причиною такого порабощения Р. князей были их взаимные усобицы. В 1217
г. шестеро Р. князей было убито Глебом Владимировичем. В 1219 г. Ингвар
Игоревич овладел всею Р. областью. При его преемнике Юрии Игоревиче,
великом князе P., Р. княжество достигло больших размеров, по среднему
течению р. Оки, с ее притоками, и имело множество городов, большая часть
которых была основана Юрием (Старая Рязань, Переяславль Рязанский,
Пронск, Белгород, Ростиславль, Ижеславль, Дубок, Перевитск, Коломна и
др.). В 1237 г. в пределы Р. княжества вступил со своими полчищами
Батый; Юрий Игоревич, тщетно обращавшийся за помощью к соседним князьям,
решился один защищать Рязань, но на шестой день осады был убит, а город
взят татарами и разорен до основания, вместе с некоторыми соседними
городами. Кроме Юрия погибли еще его брат Олег, племянники Роман, Глеб и
Давид и сын Федор, с женою Евпраксией и сыном Иваном. Единственному
оставшемуся в живых Ингварю Ингваревичу (умер 1252) пришлось очень много
потрудиться над внутренним устроением города. После него Р. князьями
были: его брат Олег (умер 1258); Роман Олегович, замученный татарами в
1270 г. и причисленный к лику святых; Федор Романович (умер 1294), при
котором татары дважды опустошили Р. область и самую Рязань; Ярослав
Романович (умер 1299); Константин Романович, разбитый Даниилом
Александровичем Московским и убитый в плену в 1306 г.; Василий
Константинович, убитый в орде в 1308 г.; Иван Ярославович, против
которого сражался в 1320 г. Юрий Данилович и который был убит татарами в
1327 г.; Иван Иванович Коротопол, участвовавший в походе Ивана Калиты на
Новгород (1333) и изгнанный из Рязани татарами (1342); Ярослав-Дмитрий
Александрович (умер 1344); Иван Иванович (умер 1351). С самого начала
XIV в. Р. князья вступают в борьбу с московскими и, вследствие своего
взаимного соперничества, особенно борьбы Пронска с Рязанью, подпадают
под сильное влияние Москвы. С вступлением на великокняжеский стол Олега
Ивановича (1351 - 1402) начинается эпоха наибольшего могущества Р.
княжества. Неблагоприятные географические и исторические условия
помешали, однако, Олегу создать из Рязани особый центр, около которого
могла бы собраться юго-вост. Россия. История Р. княжества при преемниках
Олега Ивановича представляет собою постепенный переход от
самостоятельности к окончательному соединению с Москвою. Уже сын Олега,
Федор (умер 1427), был вполне подчинен московскому князю. За ним
следовал его сын, Иван, впервые упоминаемый в летописи под 1430 г.,
когда он вступил в союз с Витовтом, обязавшись ему "служить верно", "без
воли его никому не пособлять, ни с кем не доканчивать". Вскоре этот союз
он заменил союзом с московским князем, которому помогал в борьбе его с
Юрием Дмитриевичем Галицким; после поражения Василия соединился с Юрием
(1437), но чрез семь лет снова был в союзе с московским князем, хотя не
прерывал сношений и с литовским. При нем татары несколько раз опустошили
Р. область. Перед смертью (1456) Иван Федорович поручил свое княжение и
сына московскому князю, который, после восьмилетнего управления Рязанью
чрез своих наместников, возвратил ее Василию Ивановичу, княжившему до
1483 г. в полном согласии с соседями и с Москвой, чему очень много
способствовала мать его, княгиня Анна Васильевна, любимая сестра Иоанна
III. После него правили Иван Васильевич (умер 1500) и Иван Иванович.
Последний владел уже незначительною частью Р. обл., так как еще в 1503
г. его дядя Федор завещал свой удел Иоанну III. Заподозренный в
сношениях с крымцами, Иван Иванович был вызван московским вел. князем в
Москву и там заключен под стражу (1520). В следующем году, во время
нашествия на Москву крымцев, ему удалось бежать из Москвы; не принятый в
Переяславле, он ушел в Литву и получил от Сигизмунда I в пожизненное
владение мст. Стоклишки в Ковенском повете, где и умер в 1534 г. С
пленением Ивана Ивановича прекратилось существование Р. княжества; оно
стало областью Москвы, управляемою ее наместниками. Из позднейших
событий в Р. области можно указать только на разорение ее татарами
(1521, 1541, 1564 и 1594 гг.) и на участие рязанцев, в эпоху
самозванщины, в защите и освобождении Москвы от поляков. О двух других
уделах Р. земли, Муромском и Пронском, см. XX, 214 - 215 и XXV, 446 -
447. Ср. Т. Я. Воздвиженский, "Историческое обозрение Р. губ." (М.,
1822), Д. Иловайский, "История Р. княжества" (М.; 1858); А.
Экземплярский, "Великие и удельные князья северной Руси в татарский
период, с 1238 по 1505 г." (СПб., 1891, т. II); "Труды Р. Архивной
Комиссии", в 13 тт. которых много историч. и археологического материала
о Р. крае.
В. Р - в.
Рязань - губ. гор., на р. Трубеже, в 2 вер. от впадения ее в Оку, на
железнодорожном пути, соединяющем Москву с Казанью и со всем
юго-востоком России. Много садов; город расположен красиво на крутых и
высоких берегах Трубежа. Жит. 44552 (24704 мжч. и 19848 жнщ.). Р.
принадлежит к старейшим городам Русского государства; он упоминается в
летописи, под именем Переславля Рязанского, в 1095 г. Укрепления города,
в начале XIII в., образовали собою кремль, остатки которою еще
сохранились. На месте кремля ныне помещаются Спасский м-р и архиерейский
дом. Из 36 правосл. церквей более древние: црк. Бориса и Глеба (XII ст.;
около церкви - пирамидальный памятник, на месте погребения св. Василия,
еп. рязанского); Христорождественский храм (прежде Успенский), в период
ряз. княжества служивший усыпальницею вел. князей и княгинь;
Архангельский собор, построенный, как полагают, при вел. кн. Олеге
Ивановиче и служивший домашнею церковью кн. рязанских, впоследствии -
усыпальницей рязанских иерархов. Успенский кафедр. собор замечателен в
архитектурном отношении: он имеет в дл. 55 арш., в шир. 33, в высоту 102
ар.; в нем ик. Божией Матери Федотьевская, явившаяся в 1487 г. близ с.
Федотьева, и икона Божией Матери Муромской, принесенная в Р. св.
Василием в XIII ст. Монастыри Спасский муж. (XV ст.), Троицкий муж. и
Казанский жен. Муж. гимназия и прогимназия (487 уч.), жен. гимназия
(316), учител. семинария с образцовой школою (127), духовн. семинария
(627 уч.), училища: жен. епарх. (556), духовн. муж (268), городское
(146). Всех учебных завед. в 1896 г. было 31, с 3862 учениками (2316
мальчиков и 1546 девочек). Р. губ. ученая архивная комиссия; при ней
исторический музей (значительная коллекция древностей губернии), архив и
библиотека. Общ. врачей, с библиотекой и музеем. Общ. сел. хозяйства.
Братство св. Василия (миссионерское) имеет библиотеку и книжный склад.
Благотворительное общ.; общ. для пособия учащим в народн. шк.;
вспомогательное общ. приказчиков общ.; для пособия воспитанникам и
воспитанницам гимназии, духовн. сем. и жен. епар. уч. Богаделен 6,
приютов 2; в них призревалось детей 471, взрослых об. п. 245. больница и
дом умалишенных губ. земства, уезд. зем. больница, 3 аптеки. Городских
доходов в 1894 г. получено 172670 руб., из них с недвижимых имущ. 51186
руб., с документов на торговлю - 12489 р., с трактирных и т. п.
заведений
- 11400 руб. Израсходовано 170722 р., в том числе: на город.
управление 16658 р., на учеб. зав. 8309 руб., на благотворительность
2902 руб., на врача 687 руб. Отд. банков госуд., дворянского и
крестьянского, обществ. банк Сергея Живаго, отделения некоторых
столичных банков. Фабрик и заводов в 1896 г. было 20, с производством на
657400 руб., при 532 рабоч.; из них более значительные - 3 зав. восковых
свечей (309 тыс. руб.), 1 сел.-хоз. орудий (220 тыс. руб.) и 1
винокуренный (47500 руб.). Ремесленников 3689. В Р. и ее пригородных
слободах развито плетение кружев. Всех документов на право торговли
выдано в 1896 г. 1864, в том числе свидет. 1-й гильдии 40, 2-й - 740 и
на мелочной торг 441. Телефон. Ср. Диттель, "Святыни и древности г. P.";
"Рязанские достопримечательности": Смирнов, "Святыни г. P."; Добролюбов,
"Ист.-стат. описание церквей и монастырей рязанской епархии".
А. Ф. С.

История. Под именем Резань, Резань и, наконец, Рязань с 1096 г. в
летописи упоминается нынешнее село Старая Рязань, основанная, вероятно,
около 1060 г. Святославом Ярославичем Черниговским и бывшая столицею
Рязанского княжества. Со времени татарского нашествия Р. почти не
упоминается в летописях, а все главнейшие события в истории княжества
сосредоточиваются около Переславля Рязанского, т. е. нынешней Р.
Основание последнего относится к 1095 г. и приписывается Ярославу
Святославичу. Вторым и главнейшим устроителем Переяславля Рязанского был
епископ Арсений, укрепивший его в 1198 г. В течение XIII в. (кроме 1294
г.) Переславль Рязанский в летописях не упоминается. Приблизительно с
половины XIV в. он был столицею Рязанского княжества. Много раз он
подвергался опустошениям, особенно сильным в 1320, 1356, 1377, 1513 гг.,
но оставался самым укрепленным пунктом в стране и наиболее многолюдным.
По воеводским спискам 1684 г., он состоял из двух частей - Кремля и
Острога. Первый имел вид четырехугольника, 768 саж. в окружности, и с
трех сторон был окружен высокими и крутыми берегами pp. Трубежа и
Лыбеди, а с четвертой, западной, защищен искусственно. Острог,
упоминаемый впервые в 1513 г., был окружен деревянною стеною; возле
него, на берегу Трубежа, находился владычий двор, в котором до 1564 г.
жили рязанские епископы, потом перешедшие в Кремль. В 1708 г. Переславль
Рязанский был причислен к Московской губ., а через 11 лет сделан ее
провинциальным городом. В 1778 г., при образовании Рязанского
наместничества, он переименован в Рязань и сделан губернским городом,
каким оставлен и по новым штатам 1796 г. Слово "Рязань" прежде
неправильно производили от глагола резать, затем сближали его с словом
ряса, означающими топкое, болотистое место, поросшее кустарником; с
большим вероятием г. Любомудров производит его от названия мордовского
племени Эрзи, на том основании, что до прибытия сюда славян (вятичей)
Рязанская область была заселена мордовскими племенами.
В. Р - в.

Рязанский уезд занимает площадь в 3942,4 кв. вер., а за исключением
озер - 3898,9 кв. вер. или 405456 дес. Удобных земель (по исследованию
земства) 385651 дес. Окою уезд делится на 2 части: южную, холмистую и
густонаселенную, на северную низменную, лесистую, местами болотистую и
заселенную лишь по северной, более возвышенной окраине. Почвенные
условия обеих частей у. также совершенно различны. Жирная суглинистая,
местами черноземная почва южной половины хотя и требует удобрения, но
дает посредственные урожаи на местах; где унаваживание производится не
ежегодно; сплошного удобрения здесь нельзя встретить даже в лучших.
хозяйствах. Песчаная, местами иловатая почва сев. части у., без
постоянного удобрения, совершенно неплодородна. По берегам р. Оки
прекрасные заливные луга. С покосов на Ю уезда сено получается сочное,
душистое, в северной (Заокской или Мещерской) сторон луга тощие. Богатые
залежи фосфоритов (разрабатываются); добывается также торф. Уезд
орошается рекою Окою и ее притоками, из которых более значительные:
Вожа, Меча, Трубеж и Пра; судоходна одна Ока; на ней в пределах уезда 10
пристаней. Озер и болот много по левой стороне Оки, в сев. части у.
Озера лежат среди болот или в долине р. Оки; все озера незначительны.
Особенно болотиста часть у., прилегающая к границе Спасского у.; из
болот более обширное - Большое, которое, соединяясь со многими другими,
оканчивается громадными Родовицкими болотами. Начиная с 1867 г. в уезде
осушено болот более 1 тыс. дес. В 1887 г. лесами занято было 125820 дес.
(св. 30% площади у.) Леса сосредоточены в северной части уезда; на юг от
Оки они встречаются небольшими рощами. Жителей в у. (без Рязани) 170959,
в том числе 79522 мжч. и 91437 жнщ.; население великорусское, главная
масса его - православные; раскольников ок. 4000. По раскладке земства на
1898 г., казне принадлежало 28488 дес., городу 447 дес., частным
владельцам 188868 дес., крестьянским обществам 164365 дес. Прежде
главная масса частновладельческих земель находилась во владении дворян:
в 1865 г. им принадлежало 154039 дес. К 1895 г. дворянское землевладение
сократилось до 89773 дес., т. е. на 42%. По данным за 1896 г., из 100
дес. общего количества земли приходилось 35 пахотной, 32 лесной, 23
лугов, выгонов и проч., неудобной 10 дес. Скота у крестьян: раб. лошадей
25440, жеребят 3853, коров 26470, телят 14576, овец 80727, свиней 9730.
1 заводская конюшня, 3 конских завода и несколько заводов рогатого
скота. Хлебопашество составляет важнейшее занятие крестьянского
населения. В 1897 г. под посевами было: ржи 26000 дес., овса - 11500,
гречи - 2000, проса - 3000, картофеля - 5500, чечевицы - 1500, остальных
яровых хлебов - 3500 дес. При среднем урожае хлеба не хватает на
покрытие потребностей местного населенна. Сады и огороды, расположенные
вблизи г. Рязани, имеют промышленное значение. В 1896 г. местными
промыслами занимались 14203 чел.; более всего плотников, сапожников,
портных и кузнецов. Фабрик и заводов 359, с производством на 2433510 р.,
при 2744 рабоч.; по оборотам первое место занимают шпалопропиточный
завод (186 тыс. р.), 2 машиностроительных (450 тыс. руб.). 5 лесопильных
(210 тыс. р.), 25 сенопрессовальных (103 тыс. руб.), 20 ватных фабрик
(973 тыс. руб.), 38 суконных и шерстобитных (260 тыс. руб.). Торговых
документов в уезде выдано в 1896 г. 1393, из них гильдейских - 281, на
мелочную торговлю - 861. Народных школ в Р. у. в 1896 - 97 уч. г. было
123; из них 73 земские (в 1865 г., при введении земских учреждений, шк.
в у. было всего 4), 2 минист., частных 6, церк.-приход. и грамоты - 42.
Учеников 8011 об. пола (ок. 50% всех детей школьного возраста); из них
5380 (67%) обучались в земских школах. На содержание школ израсходовано
61450 р. (в том числе 36192 р. земством). Преподавателей в народных
школах 130 чел. (73 жнщ.) и 82 законоучителя. Земская богадельня на 100
чел., колония и приют для малолетних преступников, 3 больницы на 104
кровати; врачей на службе земства 5, низшего медиц. персонала 7,
ветеринарный врач 1. По земской смете 1898 г. назначено на расходы
242584 р., из них на содержание управы 15670 р., на народное образование
37632 р., на медицинскую часть и общ. призрение 43902 р. Почт.-телеграф.
учреждений 3. Церквей правосл. 112 (55 камен. и 57 дер.); м-рей 3, два
муж. и один женский. Р. у. интересен в археологическом и историческом
отношении; несколько старинных церквей, много предметов каменного века
(раскопки Парковского могильника около Рязани); найдены клады с
арабскими монетами и предметами из драгоценных металлов.
A. Ф. С.
Рязань Старая - с. Рязанской губ., Спасского у., при р. Оке, в 2 вер.
от уездного города; ныне незначительное селение, в XI - XIII вв. была
столицею велик. кн. рязанских. Упоминается впервые в 1096 г.; в 1208 г.
была сожжена Всеволодом Юрьевичем, кн. муромским, в 1237 г. разорена
Батыем и позже неоднократно подвергалась опустошениям, что и было
причиною перенесения столицы в Переяславль-Рязанский (ныне гор. Рязань).
Как город, Р. Старая упразднена в XVIII в. Остатки укреплений, зданий,
гробниц вел. князей; при раскопках находят много древних драгоценных
вещей. Пристань на Оке, почта и телеграф.
Ряса - верхняя одежда христианских священнослужителей, которую они
носят вне богослужения. Это - широкая прямая одежда (иногда лишь
несколько суживающаяся в поясе), покрывающая все тело от шеи до пят, с
большими рукавами, от половины руки расширяющимися. Цвета она может
быть, для всех лиц белого духовенства и для епископов, всякого (не
исключая и белого), для лиц монашествующих - только черного. В первые
три века христианские священнослужители в своей частной жизни одевались,
вероятно, как миряне. Отправляя апостолов на проповедь (Map. VI, 9),
Христос сказал им: обувайтесь в сандалии, но не облачайтесь в две ризы.
Это не установляло, однако, общего правила относительно одежды
духовенства: иначе апостолы не употребляли бы впоследствии, поверх
хитона, фелони (2 Тим. IV, 13). Слова Христа обусловливались, вероятно,
временем года, когда апостолы отправлены были на проповедь. Паллий (в
его первоначальном виде) был, по-видимому, предпочтительно употребляем
клиром в качестве верхней одежды или P., еще со времен апостольских. Еще
до христианства верхней одеждой людей серьезных, например, посвящавших
себя изучению наук, был преимущественно паллий, называвшийся плащом
философов. Его усвоили себе, с некоторыми изменениями, и клирики, бывшие
прежде философами. Такой плащ или паллий носил блаж. Иероним, которого,
поэтому, не один раз принимали за философа, а иногда за обманщика,
который чужою формой одежды хотел усвоить себе не свое звание, о чем сам
Иероним пишет к Марцелле (послан. XXXVIII, 5). Pallium asceticum
надевали иногда и епископы, не бывшие аскетами, напр. Мартин Турский (IV
в.), но большинство их воздерживалось от употребления этого костюма,
непопулярного в народе. Известно, что pallium ascelicum не носили ни
Киприан Карфагенский, ни блаж. Августин. Папа Целестин (V в.) запретил
клирикам этот вид одеяния; в VI в. его уже вовсе не существовало.
Епископы в IV в. иногда носили верхнюю одежду белого цвета, но этот
обычай не был общим. С V в. начинает упоминаться habitus religionis -
одежда "религиозного характера", которая могла быть употребляема
клириками в их обыденной жизни, подобно тому, как священные облачения
употребляются ими при богослужении. Особая одежда - "церковная"
(clericalis) - дается Герману Оксерскому и Цезарию Арльскому, при первом
их вступлении в клир. На существование особого и от богослужебных
облачений, и от одежд мирских костюма клириков в это время указывает
Аполлинарий Сидоний, в письме к одному из своих друзей, вступившему в
клир. В VI в. стали одеваться по-новому, по образцу варваров, покоривших
римские области; место длинного костюма римского, полного "важности и
достоинства", заступили одежды короткие. Церковь держала себя в стороне
от этих новшеств и тщательно хранила вид и материал древней одежды
церковной. Собор агдский (506 г., прав. XX) обязывает клириков носить
одежду и обувь, какие употреблялись ими дотоле, При Григории Вел.
клирики одевались "поримски", в одежды длинные, чем они отличались от
мирян. Эту одежду св. папа называет "одеждой религиозной", "святой" -
название новое, неизвестное в предыдущие века. Мартин, епископ пражский
(572 г.), предписывает клиру иметь верхнюю одежду до пят. На Востоке
только в VII в. одежда клириков стала отличаться от одежды мирян.
Трулльский собор в прав. 27 установляет, что клирики должны носить
одежды "уже определенные" для состоящих в клире. VII-й всел. собор, в
прав. 16, говорит, что "всякая роскошь и украшение тела чужды
священнического чина и состояния". По словам Вальсамона (в толковании на
вышеупомянутое правило), клирики носили во время собора особенно
роскошные одежды, так наз. "экзанитовые", у которых нижние части были не
только другого цвета, но и златотканые. В VIII в. однообразие одежды
клира на Востоке снова исчезло, под влиянием иконоборства. В Х веке все
клирики носили обязательно одежду черную. В западной церкви цвет одежды
клириков не был определен канонически до XVI в. Действующие правила
относительно одежды клириков в римской церкви санкционированы триентским
собором. Особенно разнообразны в католичестве одежды церковных орденов.
Некогда главные цвета монашеского одеяния на Западе были - темно-красный
каштановый и коричневый.
Н. Б - в.
Ряска (Lemna L.) - родовое название растений из сем. рясковых. Это -
крохотные многолетние растеньица, плавающие обыкновенно в громадном
количестве на поверхности тихо стоячих вод. Между цветковыми растениями
Р. наиболее редуцированы: у них нет расчленения на стебель и лист, и все
тело их представлено зеленою пластинкою, несущею снизу один корень, а по
бокам сзади боковые, такие же пластинчатые побеги, сидящие в особых
углублениях, так наз. кармашках. Побеги разрастаются, обособляются и
таким образом происходить размножение Р. Цветут они крайне редко. Цветки
мелкие, невзрачные, однополые, появляются в кармашке. Они собраны в
мелкие соцветия, состоящие из двух мужских цветков, низведенных до 2
тычинок, и одного женского цветка, представленного лишь пестиком.
Соцветие снабжено небольшим листовым придатком, напоминающим крыло у
початкоцветных. Завязь одногнездная с 1 - 4 - 6 семяпочками. Плод -
мешочек. Семя имеет толстую кожуру и небольшой белок; при прорастании
оно вскрывается крышечкою. Род Lemna распадается на подроды: 1)
Hydrophace (завязь с одною семяпочкою; белок трехслойный; сюда относится
обычное в наших водах L. trisulca L. - погруженное в воду растение,
побег имеет вид продолговатоланцетного прозрачного листка с тонкою
ножкою; боковые побеги не отделяются от произведшего их, отчего
растеньице кажется очень ветвистым. L. minor L., также обычное у нас
растеньице, плавающее на поверхности воды; тельце его округлое,
эллиптическое, непрозрачное; не суженные в ножку боковые побеги вскоре
обособляются от произведшего их; 2) Telmatophace (завязь с 4-6
семяпочками; белок однослойный; сюда относится редкое у нас растение L.
gibba L., раздутое тельце которого содержит воздушные полости).
Представители Р. встречаются во всех странах света как в умеренных, так
и с тропическим климатом, но только в пресной воде. Р. идет в пищу
свиньям, курам, гусям и уткам ("утиная трава"). С. Р.
Савва - свят. (1169 - 1237), в мире Растько (Ростислав), младший из
сыновей Стефана Немани, брат Стефана сербского Первовенчанного. На 18-м
г. оставив предоставленное ему отцом удельное княжение, С. удалился на
Афон, где принял монашество, возобновил запустевший Хиландарский м-рь,
дал ему устав, завел строгое общежитие, создал благотворительные
учреждения, заботился о просвещении. Возвратясь на родину, С. был
игуменом в Студеницком монастыре, потом устроил новый монастырь в
местности Жиче. Отправившись в Никею, он склонил императора и патриарха
к учреждению в Сербии независимой архиепископии и сам принял звание
архиепископа (1219). На обратном пути, в Солуни, С., по выражению жития
его, "книги многи преписа законные о исправлении вере, их же требование
соборная ему церкви". Под законными книгами разумеют прежде всего
Кормчую книгу, которую он списал в греческом тексты и потом перевел на
славянский язык; это - та самая Кормчая, которая потом прислана была
киевскому митрополиту Кириллу II болгарским деспотом Святиславом и была
принята к общему употреблению на владимирском соборе 1274 г. Прибыв в
Сербию, С. основал свою кафедру в Жиче, учредил восемь епархий и кафедр
архиерейских и поставил им епископов, преимущественно из своих учеников.
Созвав собор, С. всенародно произнес православное исповедание веры,
которое повторяли за ним все присутствовавшие, начиная с государя, брата
его Стефана II, и изрек осуждение на ереси и расколы. Он заботился о
восстановлении в Сербии христианской семейственности, стремясь в тоже
время к ограждению безопасности Сербии, угрожаемой соседними уграми, и о
возвышении политического значения государства. Брата своего Стефана он
венчал королевским венцом. В 1233 г. он поставил в преемники себе своего
ученика Арсения, а сам отправился в путешествие на Восток. Умер в
Тернове (в Болгарии), 14 (по другим 12) января 1237 г. Полгода спустя
мощи С. были перенесены в Мелешевский м-рь, на юго-западе Герцеговины,
между Сербией и Черногорией, близ городка Преполье. В 1208 или 1210 г.
С. составил краткое житие своего отца Стефана Немани (изд. Шафариком).
Когда мощи отца его прославились чудотворениями и он был причислен к
лику святых, С. написал "Каноны и стихеры и чудотворения" его. Он
составил уставы иноческого жития для трех монастырей: Студеницкого,
Хиландарского ("Указание жития в монастыри Пресвятые Богородицы") и
Карейского. В 1595 г. мощи С. сожжены турками. Имя св. С. появляется в
русских святцах со времени митроп. Киприана и затем входит в общие
святцы русской церкви; память его 12 января. Западная церковь также
признает С. в числе святых. См. П. С. Казанский, "Жизнь св. С., первого
архиепископа сербского" ("Прибавления к творениям св. отцов", 1849); Е.
Голубинский, "Краткий очерк истории православных церквей болгарской,
сербской и румынской или молдо-валашской" (М., 1871); прот. К.
Добронравин, "Очерк истории славянских церквей" (СПб., 1873); Ив.
Малышевский, "Св. С., архиепископ сербский" ("Церковные Ведомости",
1892, № 9).
Саввин-Сторожевский - Рождество-Богородицний мужской 1-го класса
монастырь - Московской губ., Звенигородского уезда. Основан около 1380
г. преп. Саввою (см.). В XVI в. монастырь пользовался значительным
благосостоянием, а после явления мощей св. Саввы (1652) достиг
наибольшей славы, особенно покровительствуемый царем Алексеем
Михайловичем и его сыном Феодором. В начали XVIII в. стал приходить в
запустение; в 1812 г. был разорен французами. Богатая ризница. См.
Смирнов, "Историческое описание Саввино-Сторожевского м-ря" (М., 1860, 2
изд.).
Савина (Марья Гавриловна) - артистка русской драматической труппы
Имп. театров, дочь актера Подраменцова (по театру Стремлянова), род. 30
марта 1854 г. в Каменец-Подольске, училась в одесской гимназии, в 1869
г. дебютировала в Минске, в пьесе "Бедовая бабушка", играла с
возраставшим успехом в Харькове, Калуге (куда она поехала уже выйдя
замуж за провинциального актера Савина), Нижнем Новгороде, Казани, Орле,
Саратове и др. В Петербург С. приехала в 1874 г. и, после блестящего
дебюта на сцене благородного собрания, была приглашена на
Александринскую сцену, где выступила в роли Кати, в пьесе "По духовному
завещанию", и скоро заняла первенствующее место. В 1899 г. она получила
звание "заслуженной артистки"; в том же году дала несколько
представлений в Берлине, где имела выдающийся успех. Репертуар С. очень
богат и разнообразен, обнимая собою роли самого противоположного
свойства, от наивных и шаловливых девочек в современной легкой
драматурги до крупных комических или истинно драматических типов в
произведениях Гоголя ("Ревизор"), Островского ("Последняя жертва",
"Бесприданница", "Невольницы" и др.), А. Потехина ("Виноватая" и др.),
Тургенева ("Месяц в деревне", "Провинциалка"), Лопе-де-Вега ("Собака
садовника"), Шекспира ("Укрощение строптивой"). Современные. иностранные
драматурги (Ибсен, Зудерман и др.) нашли в ней тоже прекрасную
исполнительницу; многие из современных русских писателей обязаны главным
образом ей успехом своих произведений. Отличительные черты таланта С. -
поэтическая женственность, искренняя веселость наряду с глубоко
трогающим драматизмом, развитая до высокой степени совершенства мимика.
Ср. М. Карнеев, "Мария Гавриловна Савина и критики ее сценической игры"
(СПб., 1894).
П. В.
Савиньи (Фридрих Карл von Savigny, 1779-1861) - знаменитый юрист,
основатель исторической школы права; происходил из старинного
лотарингского дворянского рода, один из представителей которого в 1630
г., в эпоху гонений на протестантов, переселился в Германию. С. посещал
университетские лекции в Марбурге, где на него оказал влияние чтением
пандект Вейс, образованный философски и литературно юрист "элегантной"
голландской школы; затем он слушал Шпиттлера в Геттингене. С 1800 г. он
читал в Марбурге уголовное и римское право. В 1803 г. он выпустил в свет
книгу: "Das Recht des Besitzes", сразу доставившую ему громкую
известность. В 1810 г. он занял кафедру во вновь основанном берлинском
унив., где завязал дружеские связи с Нибуром и Эйхгорном. В 1812 г. С.
был уже ректором университета. В 1814 г. появляется его знаменитый
памфлет: "Vom Berufe unserer Zeit fuг Gesetzgebung und
Rochtswissenschaft"; с 1815 г., вместе с Эйхгорном, он основывает
"Zeitschrift fur geschichtliche Rechtswissenschaft", предназначенный
проводить в жизнь идеи новой школы; в том же году появляется первый том
его "Geschichte des Romischen Rechts im Mittelalter". В 1840 и 1841 г.
изданы им первые пять томов "System des heutigen Romischen Rechts". В
1842 г. С. стал во главе выделенного из министерства юстиции особого
министерства законодательства, программа деятельности которого,
составленная С., была вполне одобрена только что вступившим на престол
учеником С., прусским королем Фридрихом Вильгельмом IV. До 1848 г. С.
поглощает политическая деятельность; лишь в 1847 г. появляется 6-й том
"Системы". В 1850 г. он издает 5 томов "Vermischte Schriften", в 1851 -
52 гг. - два тома обязательственного права. В 1856 г. С. был назначен
членом палаты господ и королевским синдиком, но до смерти уже не
принимает участия ни в какой общественной деятельности. Всесторонней
оценки деятельности С., как философа, политика и ученого, мы до сих пор
не имеем, хотя о нем написано много трактатов. Успех его воззрений на
процесс правообразования, положенных в основание учений исторической
школы, объясняется не столько способом формулировки этих воззрений,
сколько общественным настроением, подготовленным предшественниками С.
(особенно Монтескье и Гуго), моментом, когда они были высказаны, и
обстановкой, при которой появились. Консервативные и реакционные течения
общественной мысли были в полной силе, когда Тибо хотел путем создания
общего гражданского уложения сплотить политические силы для борьбы с
"султанизмом" многих германских правительств того времени. Перенеся
центр тяжести поставленного Тибо политического вопроса на почву
отвлеченно философскую и краткою и неопределенною, в сущности,
формулировкою своего учения не затронув страстей, С. вывел из
затруднения многих ученых Германии, не склонных к политической борьбе и
охотно перешедших к частным историческим исследованиям, вместо решения
жгучих и щекотливых вопросов. Отсюда же и повсеместное покровительство
учению С. со стороны правительств. В ответ на замечания, иногда резкие и
сильные, С. не развивает подробно своих воззрений, наполняя свой журнал
специальными статьями и работами. И до сих пор, поэтому, учете С.
излагается кратко, стереотипными фразами, взятыми из его памфлета и
передовой статьи в журнале, возбуждая неразрешенными трудами С. вопросы
о связи личного и коллективного творчества в правообразовании, о роли
законодательства и т. д. Свои специальные работы С. также не связывает с
своей философией, давая сплошь и рядом фантастические, лишенные общих
выводов, исследования. В "Истории римского права", вместо решения общего
вопроса об отношении прав национального и римского, дается богатая
фактическими подробностями история литературной обработки этого права,
без сопоставления ее с развитием права в действительной жизни.
Устранение от принципиальных споров и горячая отповедь Геннеру,
заподозрившему политическую благонадежность С., показывает, что и сам С.
придавал своему учению столько же политическое, сколько и научное
значение. Противоречия в его воззрениях (особенно на роль
законодательства в жизни) и их детальная невыработанность дают основание
думать, что многие стороны учения С. не были ясны и ему самому, не
интересуя его с принципиальной стороны. Политические убеждения С. были
еще более неопределенны, чем его философское учение, хотя и нельзя
согласиться безусловно с обычным представлением, что С. не принадлежал
ни к какой партии. "Консервативно-монархическое настроение" делало его
врагом многих идей, все сильнее и сильнее проникавших в жизнь и
восторжествовавших в 1848 г. Крайнее недовольство его деятельностью в
среде огромной части прусского общества и даже судебного сословия, не
смотря на уважение к его ученому имени, было возбуждено, несомненно,
боевым, иногда реакционным характером его законопроектов. Он не
признавал ни равноправности национальностей, ни гражданского брака,
сводил к minimum'y число поводов к разводу, отвергал институт присяжных,
защищал смертную казнь и телесное наказание, стоял за введете кондуитных
списков чиновников и т. д. Не подлежит, однако, сомнению, что С. не был
врагом прогресса, но "умеренная постепенность" в его насаждены делала
все его мероприятия, направленные в эту сторону, совершенно
безжизненными, вопреки поставленной им же самим своему министерству
задаче: вместо мертвой кодификации, содействовать развитию права путем
живою законодательства. Основывая свой устав гражданского
судопроизводства на начале устности, он не решается допустить гласность
процесса. Противник конституции, он соглашается, в конце своего
управления, на проект короля о созвании соединенного сейма. В самой
подготовке проектов и их обсуждении С. является кабинетным ученым. Он
предпочитает коллегиальную выработку и обсуждение проектов, веря в
возможность соглашения партийных мнений на почве взаимных уступок и не
сознавая, что искалеченные, в силу этих уступок, законодательные идеалы
столь же дурно отражаются в жизни, как и радикальные мероприятия.
Встречая постоянно возражения на свои проекты, С. постоянно их
перерабатывает, замедляя их осуществление. Апологеты министерской
деятельности С. удивляются тому, что этот государственный человек, "к
ногам которого склонялся весь юридически мир, как только он брался за
перо, позволял нескольким практикам перечеркивать свои проекты, как бы
он был их ученик, а не учитель". Причина этого явления лежала в свойстве
философско-политических воззрений С. Несмотря на решительное несогласие
с коллегами, несмотря на недовольство короля медленностью его
мероприятий и прямой обход м-ства законодательства при обсуждении новых
законов, несмотря на новые течения, с которыми неизбежно приходилось
считаться, С. остается и после революции министром и удаляется лишь в
силу решимости короля подчиниться народному требованию "удалить
министров, сеющих недоверие между королем и народом". Место его занял
главный его противник, Борнеман. Сила С. - в его чисто научных работах,
отличающихся необыкновенной ясностью изложения, богатством материалов и
знаний, законченностью и полнотой частных выводов. Он с замечательным
искусством разбирается в противоречиях римских источников и мелочных
фактах и дает объединяющую их схему догматических воззрений, годных и
для современной жизни. С. не опирается ни на какую определенную
методологию, будучи чужд и крайностей априорной конструкции, и простой
интерпретации источников, хотя он и видит силу римских юристов в "счете
понятиями". Б понимании значения, которое имеют для догматики права
жизненные цели, С. стоит неизмеримо выше своих исследователей, хотя
многие из них превзошли его в искусстве конструирования. Перспективы
изучения римского права, дающие возможность решать текущие юридические
вопросы, не затрагивая связанных с ними политических страстей,
определенность почвы изучения, в виде законченного круга источников,
ясность и простота обобщений и систематики С. увлекли за ним массу
юристов. Книга С. о владении и его "Система современного римского права"
сделалась евангелием каждого романиста, в смысле определения задач
изучения гражданского права, хотя огромное множество его частных выводов
и толкований римских источников и пало под ударами позднейшей критики.
Указанный качества трудов С. - гораздо более результата его таланта, чем
положенных в их основание идей. Поэтому, попытки позднейших писателей
извлечь из трудов С. и определенную философию, и определенную
методологию привели только к массе противоречий, а затем и к падению
"исторической школы права" в ее чистом виде, не умалив, однако, заслуг и
славы ее основателя. Фигура С., как ученого, и до сих пор высоко
поднимается над рядами его последователей.

Литература. "Savigny", биогр. Landsberg'a в "Allgemeine Deutsche
Biographie" (XXX; там же перечень работ о С.); Rudorf, в "Zeitschr. fur
Rechtsgesch." (1863); Stinzing, в "Preuss. Jahrb." (IX); lhering, в
"Gresainmelte Aufsatze" (I); Jacob Grimm, "Verm. Schriften"; Stolzel,
"Brandenburg-Preussens Rechtsverwaltung und Rechtsverfassung" (II; здесь
подробный обзор министерской деятельности С.); Новгородцев,
"Историческая школа юристов" (М., 1896); Муромцев, "Образование права по
учениям нем. юриспруденции" (М., 1886); русск. перевод "Обязат. права"
С., Фукса и Мандро (М., 1876), где в предисловии подробная биография
Савиньи.
В. Нечаев.
Савонарола (Джироламо или Иероним Savonarola) - знаменитый
итальянский проповедник и общественный реформатор, родился в 1452 г.,
происходил из старинной падуанской фамилии. Дед его, Михаил С., был
известный врач. Отец С. готовил сына к медицинской карьере и старался
дать ему тщательное образование. В молчаливом и вдумчивом юноше рано
сказались аскетические начала, любовь к размышлениям и глубокая
религиозность. Италия в то время была охвачена гуманистическим
движением, одним из крупнейших центров, которого была Флоренция, где
гуманизм при Лоренцо отличался эпикурейско-языческим направлением.
Светская жизнь и религиозно-нравственное падение Италии сильно возмущали
С. Некоторые из его ранних стансов посвящены печальному состоянию
церкви, порче нравов и разрушению добрых отношений между людьми.
Неудачная любовь к дочери флорентийского изгнанника Строцци и увлечение
средневековыми богословскими сочинениями (особенно Фомою Аквинатом)
привели С. к решимости поступить в монастырь. В 1475 г. он тайно бежал
из родного дома в Болонью, в доминиканский монастырь, оставив дома
написанную им книгу "О презрении к свету". В монастыре он вел суровую
жизнь, отказался от денег, которые имел, свои книги подарил монастырю,
оставив себе только Библию, вооружался против монастырской роскоши и
посвящал свободное от молитв время изучению отцов церкви. И в монастыре
сказались поэтические наклонности С.: он написал стихотворение "О
падении церкви", где указывал, что у людей нет уже прежней чистоты,
учености, христианской любви, а главной причиной этому - порочность пап.
Настоятель монастыря поручил С. обучать новичков и возложил на него
обязанность проповедника. В 1482 г. его послали проповедовать в разные
города, между прочим в Феррару, откуда, в виду начавшейся войны с
Венецией, ему приказали отправиться по Флоренцию, в известный тогда
монастырь Сан-Марко. Здесь С., уже славившийся как ученый, был назначен
почетным чтецом при братии и наставником послушников. В 1483 г. С.
неудачно проповедовал в церкви Сан-Лоренцо. Это заставило его заняться
исправлением своих недостатков. Он отправился проповедовать, в небольшой
городок Сан-Джемитано, где пробыл два года, увлекая слушателей своими
речами. В 1486 г. С. явился в Брешии уже опытным и отважным
проповедником, резко бичевавшим людей, властно призывавшим к покаянию и
предвещавшим наказание Италии за ее грехи. В это же время С.
познакомился в Реджио с Пико делла-Мирандола, который его страстно
полюбил. Под влиянием Пико, Лоренцо Медичи вызвал С. из Генуи во
Флоренцию (1490 г.), и он снова занял кафедру учителя в Сан-Марко.
Монастырь быстро наполнился светскими слушателями; успех проповеди
Савонарола был необычайный, не хватало места слушателям. 1 авг. 1490 г.
С. произнес знаменитую проповедь, где с неслыханной до него уверенностью
высказал мысли о необходимости и близости обновления церкви, о том, что
скоро Бог поразит своим гневом всю Италию. Он утверждал, что, подобно
ветхозаветным пророкам, передает лишь веление Божие, угрожал проклятием
тому, кто не верит в его пророческое призвание, обличал испорченность
нравов флорентийцев, не стесняясь в выборе выражений. В своих
вдохновенных проповедях С. часто смешивал свои мысли с текстами Св.
Писания, говоря в свое оправдание, что "слова эти недавно сошли с
небес". Влияние его, ставшее огромным, усилилось благодаря исполнению
некоторых его предсказаний - смерти папы Иннокентия, нашествию
французского короля и др. Ласковое и сердечное обращение с братией
сделали С. любимцем монастыря, и в 1491 г. он был единогласно избран
настоятелем Сан-Марко. Он сразу поставил себя в независимое положение по
отношению к Лоренцо Медичи, отказавшись явиться к нему с выражением
почтения; Лоренцо пришлось уступить монаху. Известна речь Савонарола
против роскоши женских нарядов, после которой все дамы перестали
надевать в церковь украшения. Нередко богатые купцы возвращали, под
влиянием проповеди С., несправедливо нажитое добро. "Грехи Италии",
говорил он, "силой делают меня пророком". Народ верил в его пророчества;
из его сочинений: "0б истине пророчества" и "Об откровениях" видно, что
он и сам был убежден в своем божественном призвании. Поэтому он властно
громил священников, проповедников, отцов и матерей, князей, граждан и
купцов, крестьян, солдат. "Рим - это Вавилон", говорил он. "Вместо
христианства прелаты отдаются поэзии и красноречию. Вы найдете в их
руках Горация, Вергилия, Цицерона"... Еще резче сделались угрозы С.,
когда, после смерти Лоренцо Медичи (1492), правителем Флоренции сделался
его сын, Петр Медичи, а папой был избран Александр VI Борджиа. Петр
Медичи запретил Савонароле говорить проповеди в течение поста; С.
принужден был покинуть Флоренцию и отправиться в Болонью (1493 г.).
Здесь он подвергся гневу со стороны жены правителя Болоньи: она
приказала своим телохранителям убить С. за то, что он назвал ее в церкви
дьяволом. Вернувшись во Флоренцию, С. занялся приведением в исполнение
своей мечты - нравственного и государственного преобразования Флоренции.
Сначала он занялся реформой монастыря Сан-Марко. Он продал церковное
имущество, изгнал всякую роскошь из монастыря, обязал всех монахов
работой. Для успеха проповеди язычникам С. учредил кафедры греческого,
еврейского, турецкого и арабского яз. Александр VI пытался привлечь С.
на свою сторону, предлагая ему сначала архиепископство во Флоренции,
потом кардинальскую шапку; но С. не прекращал своих обвинений против
Рима и папы. В 1494 г. французский король Карл VIII вступил в Италию, и
в ноябре прибыл во Флоренцию. Петр Медичи был изгнан, как изменник; во
главе посольства к французскому королю был поставлен С. В это тревожное
время С. сделался настоящим повелителем Флоренции; под его влиянием во
Флоренции были восстановлены республиканские учреждения. По своим
политическим взглядам С. был республиканец, но он думал, что республика
лишь тогда будет благом для Флоренции; когда граждане станут
нравственнее: религиозное и нравственное очищение произведет и
политическую реформу. С. указывал на несправедливое распределение
налогов, нападал на богачей, говоря, что они "присваивают себе
заработную плату простонародья, все доходы и налоги", а бедняки умирают
с голода. Всякий излишек
- смертный грех, так как он есть достояние бедных. Вся работа
государственного переустройства Флоренции была выработана в проповедях
С. и совершалась по его программе. По предложению С. были установлены
Великий Совет и Совет восьмидесяти". 5 февраля 1495 г., по предложению
С., великий совет заменил поземельный налог подоходным, в размере 10%.
Заемщиков С. освободил от уплаты долгов, а в апреле 1496 г. основал
заемный банк, потребовав, чтобы в годовой срок выехали из Флоренции все
ростовщики и менялы, бравшие по 321/2%. Наконец, С. провозгласил
сеньором и королем Флоренции Иисуса Христа, сам же он был в глазах
народа избранником Христа. Политическим преобразованием С. закончил лишь
часть своей задачи; ему предстояло еще нравственно возродить Флоренцию.
Уже в 1494 году заметна была сильная перемена: флорентийцы постились,
посещали церковь; женщины сняли с себя богатые уборы; на улицах, вместо
песен, раздавались псалмы; читали только библию; многие из знатных людей
удалились в мр С. Марко. С. назначал проповеди в часы, когда были
назначены балы или маскарады, и народ стекался к нему. С жестокостью
средневекового фанатика обрушивался С. на святотатцев, которым велел
вырезывать языки, на азартных игроков, которых наказывал огромными
штрафами; развратников он приказывал жечь живыми. В своем увлечении С.
прибегал к шпионству, которое страшно развилось во Флоренции после него.
На стороне С. были люди из простонародья, партия "белых", которых
называли "плаксами" (piagnoni). Против него были "беснующиеся"
(arrabiati), приверженцы аристократического республиканского правления,
и "серые", стоявшие за Медичи. В своих проповедях С. никого не щадил и
потому имел много врагов как светских, так и среди духовенства. Сначала
его обвиняли в том, что он вмешивается в светские дела; потом придрались
к той проповеди, где С. говорил о гневе Божием, висящем над князьями и
прелатами. По приказанию папы С. должен был удалиться в Лукку, но его
прощальная проповедь так потрясла слушателей, что они уговорили папу
отсрочить высылку С. Против С. не раз выставляли других проповедников;
не раз папа запрещал ему проповедовать, но слава С. проникла даже за
пределы Италии: его проповеди переводились на иностранные языки (даже на
турецкий, для султана). Между тем, Карл VIII, покинув Неаполь, решил
направиться через Флоренцию вместе с Петром Медичи, который хотел
восстановить свою власть. Город вооружился; во главе движения стал С.,
отправился в лагерь французов и произнес смелую речь, грозя Карлу карой
Божией, если он посягнет на свободу Флоренции. Под влиянием С. союз с
Францией не был расторгнут, а отнятые у Флоренции города (кроме Пизы)
были ей возвращены. Интригам Петра Медичи против С. помогали герцог
Миланский, кардинал Асканио Сфорца и Мариано Дженнацано, потерявший
из-за С. репутацию лучшего проповедника. Враги С. восстановили против
него папу, который пригласил С. в Рим; но тот. под предлогом болезни,
отказался, продолжая свои обличительные проповеди. Доминиканцы, которым
папа поручил рассмотреть содержание проповедей С., не нашли в них
основания для обвинения С. в ереси, и папа опять предлагал ему сан
кардинала. После удаления французской армии для республики настали
тяжелые времена: свирепствовали болезни, начался голод, финансы были
истощены; герцог Миланский призвал против Флоренции имп. Максимилиана,
который осадил Ливорно. Сеньория умоляла С. успокоить народ. С. устроил
процессию и поддерживал дух народа, хотя папа снова запретил ему
проповедь (28 окт.). Случайное спасение Ливорно было, в глазах народа,
чудом; доверие флорентийцев к предсказаниям С. усилилось. Во главе
сеньории стоял преданный С. Франческо Валори; народная партия
торжествовала. Пользуясь этим, С. задумал нанести решительный удар
"беснующимся". Он организовал отряд мальчиков, которые врывались в
знатные дома, с целью следить за исполнением 10 заповедей, бегали по
городу, отбирали игральные карты, кости, светские книги, флейты, духи и
т. п.; потом все это предавалось торжественному сожжению на городской
площади. Светская литература гуманизма и возрождавшаяся классическая
древность нашли в лице С. непримиримого врага; он даже доказывал вред
науки вообще, стоя на средневековой точке зрения. Составилось общество
разгульной молодежи (Compagnacci), задавшееся целью убить С. в праздник
Вознесения, но друзья спасли С. Потом "беснующиеся" произвели переполох
в церкви во время проповеди С., не дав ему докончить речи, а 12 мая 1497
г. папа Александр VI, назвав учение С. "подозрительным", отлучил его от
церкви. С. протестовал; 19 июня появилось его "Послание против лживо
испрошенной буллы об отлучении", где он отказывался повиноваться
отлучению, "противному христианской любви и заповедям Господним", и
заявлял, что несправедливо отлученный имеет право апеллировать ко
вселенскому собору. В это время С. выпустил в свет свое знаменитое соч.:
"Триумф Креста", в котором дана блестящая защита истины католического
вероучения, объяснены догматы и таинства католической церкви. В
последний день карнавала 1498 г. Савонарола совершил торжественное
богослужение и "сожжение анафемы". Тогда папа прислал бреве, где
требовал отправки С. в Рим или заключения его в тюрьму, угрожал
интердиктом всей Флоренции и отлучал всех, кто будет говорить с С. или
слушать его. Однако, сеньория долго не решалась тронуть С.; проповеди
его продолжались, он развивал мысль о необходимости созыва вселенского
собора, так как папа может заблуждаться. В это же время появилось соч.
С.: "О правлении и законодательство города Флоренции". После второго
папского бреве сеньория запретила С. проповедовать; 18-го марта он
простился с народом. Он написал "Письмо к государям", в котором убеждал
их созвать вселенский собор для низвержения папы. "Письмо" было послано
сначала к французскому королю Карлу XIII, но было перехвачено и попало в
руки папы. Флоренция взволновалась. Чтобы испытать справедливость учения
С., был назначен суд Божий - испытание огнем. Это была ловушка,
устроенная "беснующимися" и францисканцами. С. и монах францисканец
должны были пройти 7 апр. среди костров, но огненная проба не
состоялась. Народ разочаровался в своем пророке, обвиняя его в трусости.
На другой день монастырь Сан-Марко был осажден разъяренной толпой; С.,
вместе с его друзьями, Доменико Буонвичини и Сильвестро Маруффи, был
взят и заключен в темницу. Папа нарядил следственную комиссию из 17
членов, выбранных из партии "беснующихся". Допросы С. и пытки велись
самым варварским образом; его пытали 14 раз в день, заставляли впадать в
противоречия допросами, упреками и угрозами и вынудили признание, что
все его пророчества - ложь и обман. За время следствия, которое велось
около месяца, С. написал в тюрьме несколько сочинений: "Размышление о
псалме 51", где он нападал на папу и духовенство, "На Тебя, Господи,
уповаю" и "Руководство к христианской жизни". Последнее сочинение
написано С. за несколько часов до смерти, на переплете одной книги, по
просьбе тюремщика. 22 мая ему был объявлен смертный приговор; 23 мая
1498 г., при огромном стечении народа, он был повешен, а потом тело его
сожжено. Учение С. оправдано Павлом IV, а в XVII в. в честь его
составлена служба. В 1875 г. С. поставлен памятник в Ферраре; статуя
его, как одного из предшественников реформации, входит в состав
известного вормского памятника. В оценке значения деятельности С. мнения
расходятся. Одни, идеализируя его честность, прямоту и широкие планы,
видят в нем реформатора, обличавшего порчу церкви; другие напоминают,
что он жил средневековыми идеями, не создал новой церкви и держался
строго католической почвы. См. A. G. Rudelbach, "Hieronymus Savonarola
und seine Zeit" (Гамб., 1835); F. К. Meier "Girolamo S." (Берk., 1836);
К. Hase, "Neue Propheten" (Лпц., 1851, 1860); F. Т. Реrren, "Jerome S.,
sa vie, ses predications, ses ecrits" (Пар., 1853); В. В. Madden, "The
life and martyrdom of Girolamo S." (Л., 1854); Pasquale Villari, "La
Storia di Girolamo S. e de'suoi tempi, con l'ajuto di nuovi documenti"
(Флоренция, 1859); С. Sickinger, "S., sein Leben und seine Zeit"
(Вюрцбург, 1877); К. Clarck, "S., his life and times" (Л., 1878);
Aquarone, "Vita di Fra Jeronimo S." (Алесс., 1857); A. Cappeli, "Fra
Girol. S." (Модена, 1869); M. Н. Петров, "Савонарола" (в "Очерках");
Осокин, "Савонарола и Флоренция" (Казань, 1865); А. К. Шеллер,
"Савонарола" (биографич. библиотека Павленкова, СПб., 1893).
П. Конский.
Саврасов (Алексей Кондратьевич, 1830-97) - пейзажист. Художественное
образование получил в московском училище живописи, ваяния и зодчества.
Еще будучи мальчиком, исполнял акварели столь удачно, что торговцы
скупали их, как ходкий товар. Исполнив для вел. княг. Марии
Александровны несколько картин и рисунков, изображающих виды Петергофа и
Сергиевского, получил от акад. худож. в 1850 г. звание неклассн.
художника, из которого, в 1854 г., за "Вид в окрестностях Ораниенбаума",
был повышен в академики. С 1870х гг. вошел в известность у публики,
благодаря в особенности своей картине "Грачи прилетели" (в Третьяковской
гал., в М.). Живя и работая почти постоянно в Москве, в 1871 - 75 гг.
участвовал на выставках товарищества передвижных художественных выставок
и в 1873 - 78 гг. - на академических. Произведения его являлись также на
всемирных выставках венской 1873 г. и парижской 1878 г., а также на
Всероссийской в Москве 1882 г. Пейзажи С. свидетельствуют о том, что он
был одарен большою способностью передавать впечатление природы. Кроме
картины "Грачи прилетели", лучшими произведениями этого художника могут
считаться: "В Кунцове", "Вид в Ораниенбауме", "Лосиный остров в
Сокольниках", "Лесная дорога в Сокольниках", "Печерский монастырь в
Нижнем Новгороде", "К концу лета, на Волге" (все шесть в
- Третьяковской гал. в М.), "Жатва", "Вечер" (у г. Мацнева, в Киеве),
"Близ Сухаревой башни" (у И. П. Боткина, в М.) и нек. др.
E. Тарасов.
Сага. Кроме указанных в этой статье памятников, особое внимание
привлекают саги, содержание которых так или иначе связано с Россией.
Заключающийся в них исторический, бытовой и литературный материал далеко
еще не исчерпан научно. Он относится, отчасти, к древнейшему,
до-варяжскому периоду русской жизни: такова, напр., Hervararsaga, автор
которой пользовался очень древними, не дошедшими до нас песнями (лучшее
издание - Bugge, "Norrone Skrifter" 1873; исследование Heinzel'a, "Ueber
die Hervararsaga", в "Sitzungsberichte венской акад." 1877, т. 114).
Большею частью содержание этих С. относится к варяжскому периоду. Рядом
с легендарными мотивами, мы находим здесь рассказы, производящие
впечатление исторической правды и могущие, до известной степени,
дополнить повествование русской летописи. Orvar-Oddssaga дает любопытную
параллель к летописному рассказу о смерти Олега (последн. изд. Boer,
Галле, 1892); сага об Эймунде ("Eymundorsaga", пер. Сеньковского (в
"Библ. для Чтения", 1834) переносит нас в эпоху княжения Ярослава
Мудрого и т. д. Много отрывочного материала дают и другие саги; он
собран в устаревшем теперь издании "Antiquites russes d'apres les
monuments historiques des Islandais et des anciens Scandinaves" (изд.
Societe des Antiquaires du Nord, Копенгаген, 1852). О Киеве в
скандинавском предании см. Дашкевич, "Приднепровье и Киев по некоторым
памятникам древнесеверной литературы", в "Киевск. Унив. Известиях",
1886, № 11, и А. Веселовский, "Киев - Град Днепра", в "Записках Ром.
Герм. Отдел. Филол. Общ. при СПб. Университете", вып. 1, СПб., 1888. На
русский язык переведено очень незначительное число саг; кроме
вышеуказанного перевода саги об Эймунде - "Извлечение из саги Олава,
сына Триггвиева, короля Норвежского. Пребывание Олава Тр. при дворе
Владимира Великого", пер. с исландского С. Сабинина; "Сага о Финнбоге
Сильном", О. Д. Батюшкова ("Журн. Мин. Нар. Просв.", 1885); "Сага об
Эйрике Красном", С. Н. Сыромятникова (СПб. 1890; здесь повествуется об
открытии Америки исландцами в конце Х в. и об основании там первой
исландской колонии в начале XI в.). Оба последние перевода снабжены
предисловиями, посвященными характеристике С. вообще. Хороший краткий
очерк исландской литературы, с перечнем С. и библиографическими
указаниями, дает О. Brenner, "Altnordisches Handbuch" (2 изд. т. I;
Лпц., 1896).
Сад (Донасьен Альфонс Франсуа, граф de Sade, известный более под
литературным своим именем маркиза де Сад, 1740-1814) - французский
порнографический писатель. Свойственное ему соединение жестокости с
развратом получило название садизма. В 1768 г. С. был привлечен к суду и
заключен в тюрьму за насилие над женщиной, но по повелению короля
Людовика XV преследование было прекращено. В 1772 г. он был приговорен
парламентом в Э к смертной казни "за содомию и отравление". С. бежал,
был арестован, опять бежал и вновь схвачен; смертный приговор был
заменен тюремным заключением. В 1784 г. С. был переведен в Бастилию, где
начал писать свои порнографические романы и драмы. Обнаружив признаки
умопомешательства, он был переведен в Шарантон, но в 1790 г. получил
свободу. В 1791 г. появился в свет самый известный из его романов:
"Justine оu les malheurs de la vertu", в 1797 г. вышедший вторым
изданием, с еще более отвратительными эпизодами; продолжением его явился
роман "Juliette" (1798). В 1801 г. издание этих романов было
конфисковано, а С. был заключен в тюрьму; умер душевно больным. Ср.
Janin, "Le marquis de Sade", и "Notes et Documents", которые приложил
Uzanne к изданному им сочинению С.: "Idees sur le roman" (П., 1878).
Саддукеи - название одной из трех древнееврейских религиозных сект,
или, по выражению Иосифа Флавия, трех философских школ, возникших в
эпоху расцвета династии Маккавеев (ок. 150 д. до Р. Хр.) и
просуществовавших вплоть до покорения иудейского государства римлянами
(70 д. по Р. Хр.) Эти три секты - С., фарисеи и ессеи - в основных
чертах своих всецело выросли на почве учения Моисея и представляли лишь
продукт различного отношения к способу применения его в жизни; но И.
Флавий, с целью сделать понимание еврейских сект доступным для своих
нееврейских читателей, сравнивает, на основании некоторого внешнего
сходства, С. с эпикурейцами, фарисеев - со стоиками, ессеев - с
пифагорейцами. Так как ессеи, согласно своему учению, устранялись от
всякого участия в политической жизни народа, то борьба между остальными
двумя сектами и резкая противоположность в их взглядах и стремлениях
составляет главное содержание исторической жизни еврейского народа за
указанный период времени и, в известном отношении, отразилась и на
дальнейшей судьбе еврейской религии. В отличие от фарисеев, религиозные
воззрения которых в значительной степени сохранились в талмудической
литературе, С., как школа, никаких письменных памятников после себя не
оставили; тем не менее мы обладаем достоверными о них сведениями,
благодаря тем фрагментарным сообщениям, которые имеются о них у И.
Флавия и в Талмуде. В общем, эти сведения согласны между собою и
заслуживают тем большего доверия, что вполне подтверждаются книгами
Нового Завета. Согласно одному довольно позднему талмудическому
источнику, секта С. названа была так будто бы по имени своего
основателя, некоего Садока, ученика известного мудреца Антигона
Сохоского. Последний, между прочим, учил: не будьте как рабы, служащие
своему господину в расчете получить за то вознаграждение, а будьте как
рабы, служащие своему господину (из любви) без всяких расчетов на
вознаграждение. Садок, будто бы, понял слова учителя в том смысле, что
никакое вознаграждение не ожидает человека за гробом и что,
следовательно, человеку следует заботиться лишь о своем земном
благополучии, как это и делали С., которые все отличались своим
богатством и роскошным образом жизни. Новейшие исследователи (Гейгер и
др.) полагают, что С. названы так по имени библейского Садока (I Царей
II. 35), родоначальника древней династии первосвященников. После
возвращения иудеев из вавилонского пленения, за все время зависимости
иудеи от персов и македонян, Садокиды сосредоточивали в своих руках не
только духовную власть над народом, но и светскую. Как Аарониды, С.
пользовались большими доходами, которые, в виде религиозных налогов,
взимались, согласно Моисееву закону, со всех произведений земли; таким
образом С. составляли не только родовую, но и денежную аристократию в
Иудее. Своего влияния и могущества Саддукеи не лишились и тогда, когда
главенство над народом перешло в руки священнического рода Хасмонеев
(Маккавеев), которому народ обязан был своей независимостью. Группируясь
вокруг династии Хасмонеев в качестве их военачальников и советников, С.
сумели сосредоточить в своих руках военную и административную власть в
стране, лишь редко уступая фарисеям, как это было, напр., во время
9-летнего царствования Саломеи Александры, когда судьбами Иудеи
неограниченно распоряжался брат царицы, фарисей Симон бен Шетах. Вскоре
после окончательного уничтожения Маккавеевой династии Иродом (37 л. до
Р. Хр.) к старой саддукейской партии примкнул священнический род
Боэтусеев, родоначальник которых, Боэтус, выдал дочь свою за Ирода и был
возведен последним в сан первосвященника. Получив власть, Боэтусеи
слились с С. в одну партию; вот почему С. в талмудической литературе
одинаково называются то С., то Боэтусеями. В силу своего официального
положения, С. не могли не сталкиваться с иноземными элементами и были,
поэтому, в значительной мере заражены духом эллинизма. Тем не менее они
стояли на страже Моисеева закона, считая себя его охранителями, -
отчасти потому, что за этот закон они проливали свою кровь под знаменами
Маккавеев, но отчасти также и потому, что этот закон был для них, как
для Ааронидов, источником влияния и богатства. По свидетельству Флавия и
Талмуда, С., в противоположность фарисеям, признавали один только
писанный закон Моисея (И. Флавий, "Древности" XIII, 10, 6; XVIII, 1, 4;
Евангелие от Матф., XV, 2; от Марка, Vll, 3), отвергая все народные
обычаи, накопившиеся в продолжение целого ряда столетий, и все
постановления позднейших законоучителей, целью которых было изолирование
еврейского народа и ограждение его от иноземного влияния. Несмотря на
кажущиеся облегчения закона, которые представляла саддукейская доктрина,
масса, по свидетельству Флавия, не доверяла С.: она видела, как часто
эти официальные представители закона, строго наказывавшие других за
малейшее его нарушение, сами позволяли себе нарушать его не только
тайно, но и явно, прикрывая свои согрешения властью и влиянием. Не пошел
за С. народ также и потому, что жить по библейской букве становилось
иногда совершенно невозможным. Обрядовая сторона Моисеева закона, в
особенности многочисленные, подчас довольно тягостные предписания
относительно соблюдения так называемой ритуальной чистоты - предписания,
которые когда-то, в более отдаленную эпоху, имели глубокий смысл и
значение, - при изменившихся условиях жизни не только потеряли смысл, но
и сделали жизнь еврея прямо немыслимой как в Иудее, так и в особенности
вне Палестины, где он на каждом шагу приходил в соприкосновение с
язычниками. Еще резче было противоречие между уголовными законами Моисея
и этическими понятиями народа, развившимися вместе с ушедшей вперед
культурой. Моисеев закон карает телесным наказанием и даже смертной
казнью не только покушение на жизнь и благополучие ближнего, но и
нарушение чисто религиозных постановлений. последнее имело еще некоторое
оправдание в древнееврейской теократии, когда Моисеев закон имел
значение государственной конституции и когда всякое нарушение его было
равносильно оскорблению божества. С учреждением светской власти Моисеев
закон должен был превратиться из государственной конституции в
религиозный кодекс, - а религии свойственно поучать и увещевать, но не
карать и умерщвлять. Фарисеи, которые, по свидетельству Флавия,
считались "искуснейшими толкователями закона", признавали, наравне с С:,
что божественный закон не отменим, но приложили все усилия свои к тому,
чтобы примирить его с жизнью. Целым рядом искусственных толковательных
приемов и введением разного рода фикций они придавали букве закона
несвойственный ей смысл, но такой именно, при котором закон переставал
противоречить требованиям жизни и началам этики. С., как элемент
консервативный, отвергали эти толкования и эти фикции, отчасти потому,
что считали их дерзким нововведением, но отчасти также и потому, что
фарисеи, с завистью глядевшие на религиозные прерогативы С., часто
обнаруживали в своих толкованиях стремление к урезыванию этих прерогатив
и к подчинению С, своему влиянию. Из указанного отношения С. к писанному
и устному закону вытекают все отличительные черты этой секты и все
мотивы разноглася между нею и фарисейской, как в вопросах обрядовых и
юридических, так и в вопросах религиозной догматики. Во всех этих
разногласиях С. стояли на почве библейского текста в буквальном его
смысле и отвергали все религиозные обычаи, не имевшие основания в
Библии. Так, напр. С. учили, что праздник седмиц всегда приходится на
воскресный день (подобно празднику Троицы у христиан), в
противоположность фарисеям, приурочившим этот праздник к 6-му Сивана, в
память синайского законодательства. Буквальный смысл текста был,
конечно, на стороне С. То же самое можно сказать и о всех приведенных в
Талмуде разногласиях между С. и фарисеями по вопросам ритуальной чистоты
и соблюдения субботнего покоя. Во всех этих случаях С. отстаивали букву
закона и не допускали никаких в нем облегчений, по крайней мере
теоретически, хотя на практике вряд ли сами С. следовали своему учению,
в виду абсолютной почти невыполнимости многих из относящихся сюда
законов. С. отвергали обряд возлияния воды на алтарь в праздник Кущей;
обряд этот не имеет основания в Моисеевом законе, но он был очень
популярен в народе и совершался с большой торжественностью. Некоторые
полагают, что он был введен древними хасидеями (предшественниками
фарисеев), как попытка к замене кровавых жертв в храме бескровными. Этот
именно обряд послужил поводом к возмущению народа против
царя-первосвященника Александра-Янная (95 л. до Р. Хр.) и к кровавой
расправе последнего с приверженцами фарисеев. Однажды Яннай исполнял в
праздник Кущей обязанность первосвященника в храме. Поданную ему для
возлияния воду в серебряной чаше он, как истый С., вместо того, чтобы
возлить на алтарь, вылил на землю. Присутствовавший в храме народ был
возмущен явным презрением царя-первосвященника к старинному обычаю в
стал бросать в него райскими яблоками, которые евреи в этот праздник
держат обыкновенно в руках во время молитвы. По приказу царя царская
стража бросилась на безоружный народ; тысячи погибли от ее мечей,
обагрив своею кровью святое место. Вспыхнувшая вскоре поели этого
шестилетняя междоусобная война между саддукеями и фарисеями стоила
последним 50000 жертв, а оставшиеся в живых фарисеи должны были искать
убежища в соседних странах, преимущественно в Египте. В уголовных
процессах, по словам И. Флавия, С. отличались гораздо большей
строгостью, чем фарисеи. И в этом отношении С. стояли на почве
библейского закона, применяющего смертную казнь в самых широких
размерах. Уголовное право фарисеев стремилось к полному упразднению
смертной казни, если не de jure, то de facto, достигая этого с одной
стороны своеобразными толкованиями текстов, с другой - предоставлением
самых широких прав защите, в ущерб обвинению; С. отвергали и то, и
другое, памятуя слова Моисея: "да не сжалится над ним око твое" и "да
искоренится зло из среды твоей". Древний закон: "око за око, зуб за зуб"
С. толковали, по словам одного источника, в буквальном смысле, в
противоположность фарисеям, понимавшим его в смысле денежной пени. В том
же источнике сообщается, что у С. был в употреблении особый кодекс о
наказаниях, налагаемых за разные преступления, и что день отмены этого
кодекса фарисеями объявлен был навсегда народным праздником. Есть
основание думать, что кодекс этот касался тех преступлений против
религиозных предписаний, за который Моисеев закон, не определяя формы
наказания, угрожает вообще "истреблением из среды народа". Фарисеи
понимали это "истребление" в смысле небесной кары (преждевременная
смерть или смерть без потомства), С. - в смысли судебного наказания
смертью или изгнанием. В согласии с изложенным стоят те факты, что
первосвященник Каиафа, председательствовавший в синедрионе, которым был
осужден Христос, принадлежал к секте С. (Деян. Ап. IV, 6 и V, 17), и что
член синедриона, фарисей Гамалиил (бывший учитель апостола Павла),
выступил защитником апост. Петра против своих саддукейских коллег,
решивших предать его смертной казни. По вопросам религиозной догматики
источники указывают следующие три особенности саддукейского
миросозерцания: признание абсолютной свободной воли человека, отрицание
бессмертия души и воскресения мертвых и, наконец, отрицание ангелов и
духов. В противоположность ессеям, ставившим поступки людей в полную
зависимость от предопределения, а также фарисеям, предоставлявшим лишь
ограниченную роль свободной воде человека, Саддукеи утверждали, что Бог
не имеет никакого влияния на человеческие деяния - ни на злые, ни на
добрые. Выбор между добром и злом предоставлен вполне свободной воле
человека; каждый по собственному усмотрению переходит на ту или другую
сторону. И в этом отношении С. стояли на древней библейской точке
зрения, явно выраженной, между прочим, в следующем тексте: "Смотри,
предлагаю тебе ныне жизнь и добро, и смерть, в зло... избери же жизнь,
дабы жив был ты и потомство твое". Очень вероятно, что именно в
признании С. абсолютной свободы воли человека и, следовательно,
ответственности его за свои поступки, и кроется их чрезмерная строгость
в уголовных процессах. Отрицание судьбы, в смысле фатальности
человеческих поступков, вовсе не исключает, впрочем, возможность
признания С. идеи о Божьем Промысле вообще - идеи, которая дожить в
основе всего учения Моисея и пророков. По учению С., как оно передано
Флавием, человек сам является ответственным за свое благополучие, равно
как и за свое несчастье. Подобное мировоззрение свойственно,
обыкновенно, людям богатым и властным, какими и были С. Об отрицании С.
бессмертия души и всякого загробного воздаяния прямо говорит Флавий
("Иуд. война", II, 7, 4); об отрицании ими воскресения мертвых
свидетельствуется во многих местах Нового Завета (Евангелие от Матфея,
XXII, 20 и параллельные места, Деян. Ап. ХХIII, 8). И в этом отношении
С. стояли на почве буквы библейского закона, который прямо на загробное
возмездие нигде не ссылается, и вообще, вроде признания единства и
бестелесности Бога, никакой догматики не касается. Нет, однако,
сомнения, что идея о загробном существовании не чужда были древним
евреям; об этом свидетельствует, между прочим, рассказ о вызывании
Саулом тени пророка Самуила; о воскресении мертвых ясно говорится и у
пророка Даниила (XII, 2). Все это говорит в пользу высказанного еще
древнейшими отцами церкви мнения, что С., подобно отчасти самаритянам,
признавали абсолютный религиозный авторитет лишь за книгами Моисея, не
считая для себя обязательными книги пророков и др. Надо полагать, что
С., как потомкам священнического рода, соперничавшего с потомками Давида
за власть и влияние, не были по душе книги пророков, проникнутые
мессианской идеей, с ее надеждами на спасение народа именно отпрыском из
дома Давида. Новейшими исследованиями проф. Хвольсона установлено, что
за все время существования второго храма все первосвященники его -
которые, вопреки еврейской традиции, были вместе с тем и председателями
Иерусалимского синедриона - принадлежали исключительно к саддукейской
секте. Только за несколько лет до окончательного разгрома Иерусалима, в
смутное время народного восстания, когда власть перешла в руки
демократов фарисеев, саддукейские первосвященники уступили место
фарисейским. В это же время издан был целый ряд законоположений,
направленных к тому, чтобы ослабить по возможности суддукейскую секту. С
падением Иерусалима и упразднения жертвоприношения С. разом потеряли как
политическое свое могущество, так и духовное свое значение. Партия
растворилась и исчезла с исторической арены. Одни из С. примкнули к
фарисеизму, принявшему, под влиянием изменившихся политических условий,
форму талмудического еврейства; другие, в виде разрозненных элементов,
продолжали тайно исповедывать свое учение, не осмеливаясь открыто
протестовать против усиливавшегося с каждым годом талмудизма. Лишь в
VIII в. после Р. Хр. обломки саддукеизма возродились к новой жизни,
образовав секту караимов, учение которых составляет своеобразную
амальгаму из саддукеизма и фарисеизма.

Литература. Кроме соч., указанных у Е. Schurer, "Geschichte d.
Judischen Volkes im Zeitalter Jesu Christi" (т. II, 1886), см. также
Chwolson, "Das letzte Passamahl Christi" (1892); "О религиозных партиях
евреев во время 2-го храма" ("Сборник ист. юрид. быта евр.", Киев,
1866); Л. Каценельсон, "С. и фарисеи" ("Восход", 1897-98).
Л. К.
Садовский (Пров Михайлович, собственно Ермилов) - знаменитый русский
актер, род. в г. Ливнах 10 октября 1818 г., рано остался на попечении
своих дядей по матери, Григория и Дмитрия Садовских, известных
провинциальных актеров, фамилию которых и принял. Дебютировал
четырнадцати лет в Туле, играл в разных провинциальных городах, в 1838
г. приехал в Москву и скоро был принят на сцену Императорских театров, с
которой не сходил до самой смерти, в июле 1872 г. Известность его
постепенно увеличивалась с 1853 г., когда он исполнил роль Русакова в
ком. "Не в свои сани не садись". Островский вообще нашел в С.
гениального исполнителя; в ролях Любима Торцева ("Бедность не порок",
Подхалюзина ("Свои люди - сочтемся"), Беневоленского ("Бедная Невеста"),
Тита Титыча ("Тяжелые дни") и др. он достиг высшего совершенства.
Удивительно хорош был С. и в пьесах Гоголя (Осип и городничий в
"Ревизоре", Подколесин в "Женитьбе", Замухрышкин в "Игроках"). Такого
Расплюева, каким явился он в "Свадьбе Кречинского", никогда не видела
потом русская сцена. Из иностранного классического репертуара ему всего
больше удавался Мольер ("Жорж Данден", "Лекарь по неволе", "Мещанин во
дворянстве" и др.). С. можно назвать представителем
высокохудожественного реализма; смех, который он вызывал в зрителях
своею читкою и мимикою, своим тончайшим оттенением не только
существенных, но и второстепенных черт исполняемой роли, иногда даже
одним своим появлением на сцене - был тот, если можно так выразиться,
художественный смех, которым мы смеемся при чтении Гоголя, Островского,
Мольера и в котором часто (как напр. при исполнении С. роли Любима
Торцова) слышится истинный трагизм. - Хорошая статья о С. написана В.
Родиславским ("Русский Вестник", 1872 г., кн. 7); много интересного о С.
в воспоминаниях Д. А. Карабчевского, в ("Русс. Мысли" 1890-х гг.).

Садовский (Михаил Провович) - известный артист моск. Малого театра,
сын Прова Михайловича; род. в 1847 г. Талант и профессия отца, у
которого часто бывали Островский, Писемский и др., рано определили его
симпатии к литературе и театру. На сцене С. впервые выступил в 1867 г.,
в артистическом кружке; в 1869 г. дебютировал в Малом театре в ролях
Подхалюзина ("Свои люди - сочтемся"), Андрея ("Тяжелые дни") и Васи
("Горячее сердце"). Область С. - русская бытовая комедия и, прежде
всего, Островский. Недюжинное природное дарование, в связи с детально
обдуманным и психологически правдивым исполнением, дает художественную
цельность и поэтическую обаятельность создаваемым им типам и характерам.
Лучшими ролями С. считаются: Андрей Белугин, Подхалюзин, Счастливцев,
Мурзавецкий ("Водки и овцы"), Хлестаков. С. перевел много пьес
("Севильский цирюльник" Бомарше, "Эдип" Софокла, "Федра" Расина) и
написал ряд оригинальных рассказов из мира актеров и мелкого люда,
которые первоначально появлялись в "Артисте", а в 1899 г. вышли
отдельным изданием.
Сайгак (Antilope saiga, самец - сайгак или маргач, самка - сайга) -
из сем. Антилоп, предмет значительного промысла в Киргизских степях,
преимущественно у Аральского моря. С. добываются, в наибольшем
количестве, летом, в самый зной, когда они изнемогают в борьбе с
мучащими их насекомыми - мошками, оводами и, особенно, личинками оводов,
развивающимися у них под кожей; не находя себе покоя, С. приходят в
исступление и либо, как бешеные, мечутся по степи, либо же, как шальные,
стоят на одном месте и роют копытами ямы (кобла), при чем то ложатся в
них, пряча нос под передние ноги, то вскакивают и на месте же барабанят
ногами; в такие часы, когда С. "кобятся", они утрачивают обычную
осторожность и охотники подкрадываются к ним на выстрел. Пасущихся С.
охотникикиргизы нагоняют на своих товарищей, залегших с винтовками,
преимущественно у водопоев, или на пучки заостренного камыша, вбитые в
тропы, по которым С. спускаются к водопою, затем подкарауливают их на
тропах, на переправах через реки, загоняют в ямы и на скользкий лед, на
котором С. не могут бежать. Иногда затравливают С. каратетинскими
борзыми собаками (тазы), отличающимися выдающеюся резвостью; на такую
охоту охотники выезжают по двое, каждые с парою борзых на своре; заметив
С., один из охотников заезжает вперед стада, а другой едет верст за 5-8;
первый охотник пускает собак и гонит животных по направлению ко второму
охотнику, который, выждав на себя С., пускает, в свою очередь, своих
собак и те уже более легко настигают утомленных первою гоньбою животных.
Изредка охотятся на С. с беркутом. Киргизы выслеживают иногда беременных
самок и, после родов, ловят неокрепших еще детенышей; последние легко
выкармливаются домашнею козою и ручнеют. Мясо С. составляет лакомое
блюдо кочевника, рога являются пенным продуктом денежного обмена, а кожа
- лучшим материалом для выделки дох (ергаков). Рога молодого С. -
совершенно желтые, с черными концами, гладкие, блестящие - ценятся на
месте 4-5 руб. за пару; рога старого С. - серо-желтые, матовые, с
продольными трещинами - 2 - 2 1/2 руб. за пару. Шерсть С. коротка и
груба, идет на разные домашние изделия. Сайгачий промысел, еще недавно
сильно упавший, в последнее время принимает все более широкие размеры,
причем количество вывозимых рогов достигло за 1894 - 96 г. десятков
тысяч. Главные трудности этого промысла заключаются в том, что он
производится во время сильных жаров, вследствие чего промышленникам
приходится возить с собою соль и кадки и на месте же охоты солить
добытых животных. В Европ. России охота на С. воспрещается с 1 марта по
15 июля. См. "Промысловые охоты 1 киргизов" ("Охотн. Газета", 1897, №
31); Н. Коратов, "О каратегинских борзых" (там же, № 47); Я. Полферов,
"Охота в Тургайской обл." (Оренбург, 1896); А. Силантьев, "Обзор
промысловых охот в России" (СПб., 1898); И. Железнов, "Сайгачники"
("Отеч. Записки", 1857).
С. Б.
Сайгон (Saigon) - главн. гор. франц. колонии Кохинхины в Индокитае,
на судоходной р. С., в 60 км. от устья. Жителей (аннамиты, китайцы,
малайцы, европейцы) около 80 тыс. Климат жаркий (средняя годовая
температура 26° Ц.); город окружен тропической растительностью.
Обсерватория, зоологический и ботанический сад, театр, цитадель.
Железная дорога в Мито (77 км.). Одна из значительных торговых гаваней
Восточной Азии. Главные предметы вывоза: рис (в 1896 г. ок. 70 милл.,
главн. образом в Китай, затем во Францию), рисовая мука, соленая рыба и
морская соль (в Гонконг и Сингапур), хлопок, черный перец, каучук, кожи,
земляной орех. Ввозятся хлопчатобумажные, шерстяные и шелковые ткани,
джутовые мешки, металлы, орудия и машины, керосин, деревянные изделия.
Портовые сооружения на берегах р. C.; два сухих дока, корабельная верфь.
В 1896 г. вошли 483 судна, с 614802 per. тонн. Постоянное пароходное
сообщение с Европой.
Саккос - верхняя архиерейская одежда, заменяющая собою фелонь и
имеющая одинаковое с нею духовное значение. По мнению одних, С. в
древности был царскою одеждою, которая христианскими государями
пожалована была константинопольским патриархам и сделалась их отличием.
Эта одежда пользовалась таким уважением, что сами патриархи облачались в
нее, по свидетельству Димитрия Хоматинского (XIII в.), только три раза в
год: в Пасху, Рожд. Христово и Пятидесятницу. Не находится в
противоречии с этим мнением другое, по которому наименование С.
обозначает одежду грубую, рубище, вретище (еврейск. saccus - вретище,
мешок). В христианской древности эта одежда была одеждою покаяния и
кающихся: в нее же облачались и христианские государи, чтобы выразить
свое смирение пред Царем царей. По тому же побуждению она была внесена и
в число священных одежд. О существовании С. до времен Вальсамона мало
известно. Со времен Вальсамона С. служит принадлежностью только одного
патриарха. При Симеоне Солунском (XIV в.) С. был обыкновенным отличием
высших иерархов от архиепископов и епископов. В русской церкви С.
становится известным, как отличие митрополитов, с начала XV в., когда
митрополит киевский Фотий (1409 - 31) привез его с собою из Греции. В
период патриаршества С. принадлежал не одним патриархам, но и
митрополитам и, в знак особенной чести, некоторым архиепископам.
Патриарший С. отличался от митрополичьего нашивною епитрахилью
(приперсником), усыпанною жемчугом, по примеру Ааронова нарамника. С
1702 т. Петр Великий жалует С. некоторых архиепископов и епископов, а с
1705 г. он делается общею одеждою всех епископов. В духовном смысле С.
означает вретище и напоминает о той червленой ризе или хламиде, в
которую облечен был Спаситель (Иоан. XIX, 2, 5); архиерей, облачаясь в
С., обязан припоминать унижение и смирение Спасителя и не превозноситься
высотою своего служения. Звонцы, привешиваемые к С., по подобию звонцов
на одежде ветхозаветных первосвященников, означают благовестие слова
Божия, исходящее из уст епископа. См. В. И. Долоцкий, "О священных
одеждах" ("Христ. Чтение", 1848, ч. I); архим. Гавриил, "Руководство по
литургике или наука о православном богослужении" (Тверь, 1886); П.
Лебедев, "Наука о богослужении православной церкви" (М., 1890); Еп.
Нестеровский, "Литургика или наука о богослужении православной церкви"
(Курск, 1895).
Сакля - название жилых домов у туземцев Кавказа - мингрельцев,
имеретин и др. С. мингрельская - досчатый дом, иногда с черепичной
крышей, разделенный на 2 или 3 небольших комнаты. У зажиточного
мингрельца или имеретина обыкновенно две С.: одна парадная, чистая, для
самого хозяина или для гостей, часто с досчатым полом, камином,
балконом, тахтами по стенам; другая С. - простая, черная, покрытая
копотью внутри, с земляным полом; здесь варится пища в котле над
костром; в этой С. проводит большую часть дня семья хозяина. Как та, так
и другая С. не отличаются прочностью: обыкновенно досчатые, они не
держат тепла и в холодное время семья согревается у костра или камина.
Саксаул (Haloxylon Ammodendron Bge) - древесная порода, чрезвычайно
характерная для песков и солончаков Туркестанского края, от Зайсана до
Персии. Встречается также и в Монголии. Ствол его, ветвистый и сильно
искривленный, бывает обыкновенно 5-8, редко до 10 фт. вышины. Его сучья
покрыты тонкими длинными зелеными веточками, заменяющими листья.
Последние низведены до небольших чешуек, срастающихся во влагалища.
Цветы мелкие, незаметные, сидят в пазухах этих чешуек; они состоят из
пяти свободных листочков околоцветника, пяти тычинок и одного пестика с
2-5 рыльцами. В завязи одна семяпочка, которая развивается в семя с
спиральнозавитым зародышем. С. образует большие заросли на песчаных
пространствах Туркестана. Его древесина чрезвычайно твердая, но хрупкая,
не годится на поделки, но дает очень хорошее топливо. Поэтому он играет.
большую роль в жизни туземного населения. Кроме того он имеет большое
значение для края, так как, вместе с немногими другими древесными
породами, образует целые леса на песчаных холмах и таким путем скрепляет
их. Усиленное истребление С. в последнее время (напр. в Закаспийской
области при постройки железной дороги) вызвало сильное развитие сыпучих
песков, надвигающихся и засыпающих культурные оазисы. С. растет весьма
медленно и, будучи раз вырублен, возобновляется с большим трудом. В
Афганистане, Персии, северной Африке и Испании есть другие виды С.
(Haloxylon), но они не имеют большого значения.
С. К.
Саксон Грамматик - датский летописец. О жизни его мы имеем самые
скудные сведения; год рождения его - вероятно 1140. Он происходил из
знатного рода, был священником в Роскильде и умер в 1206 г. Его
"Historia Danica" является до сих пор главнейшим источником по
средневековой истории Дании до XIII в. С. заслужил ею имя "отца датской
историографии". Прекрасный, живой стиль и образный язык хроники издавна
вызывали восторженные отзывы латинистов. 9 первых книг хроники обнимают
период саг; для них автор воспользовался старинными сказаниями и
песнями. Последние 7 книг обнимают время от Гарольда Блотанда до 1185 г.
Здесь выдвигается горячий патриотизм автора, его увлечете всем высоким и
благородным. Издана хроника С. в первый раз в Париже в 1614 г. Последнее
издание сделано в 1886 г.
Г. Ф.
Салакушка (Clupea harengus, var. membras L.) - самая распространенная
в Балтийском море разновидность сельди; отличается своей небольшой
величиной (от 6 до 9 дм.). Значительный лов С. производится в
Ботническом и Финском заливах, преимущественно вдоль южного берега
последнего и особенно при устье р. Нарвы; ловится она и под Кронштадтом,
откуда зимою замороженная привозится в Петербург.
Саламандры (Salamandra) - земноводные, принадлежащие к отряду
хвостатых, подотряду саламандровых. Туловище их толстое, неуклюжее, с
округленным хвостом и более или менее ясными поперечными складками;
передние конечности имеют 4 пальца, задние 5. В коже находятся
многочисленные железы: вдоль спины, по бокам тела и в особенности позади
ушей (так назыв. околоушные железы). Выделения кожных желез, которые С.
могут выпускать произвольно, имеют обыкновенно молочнобелый цвет и
обладают ядовитыми свойствами, служа таким образом для животного
средством защиты против врагов; но вместе с тем они предохраняют кожу от
высыхания, что имеет большое значение при сильно развитом кожном дыхании
у С. Опыты доказали ядовитость выделений кожных желез С. как при
вспрыскивании в кровь, так и при введении в желудок различных животных.
В прежнее время было распространено преувеличенное мнение о степени
ядовитости С., а также известны различные поверья относительно
способности С. тушить огонь и т. п. С. рождают живых детенышей. Наиболее
распространенный вид - пятнистая или огненная С. (Salamandra maculosa),
достигающая 18-23 стм. длины и отличающаяся яркими золотисто-желтыми
пятнами на черном фоне, расположенными двумя продольными рядами вдоль
всего тела; такие же пятна находятся на ногах и по бокам тела животного.
Распространена почти по всей Европе, кроме севера (есть указания на
нахождение ее в южной части Петербургской губ.), а также встречается в
северной Африке и Малой Азии. Живет во влажных местах и питается
слизняками, земляными червями, насекомыми, но может также нападать на
мелких позвоночных животных. Откладывает в воду многочисленных личинок,
снабженных наружными жабрами и гребневидным хвостом. Другой вид, живущий
в Альпах и прилегающих к ним гористых местностях - альпийская С.
(Salamandra atra), черного цвета без пятен. меньших размеров по
сравнению с предыдущим видом (11-13 стм.), живет обыкновенно обществами
под камнями и мхом и рождает всегда только по 2 развитых детеныша, не
имеющих жабр.
М. Р.-К.
Салат (Lactuca sativa L.) - однолетнее растение из сем.
сложноцветных. Родина его неизвестна, но в настоящее время он
повсеместно возделывается в огородах. Существует даже несколько
разновидностей и пород С. Типичную форму представляет растение до одного
метра высотою, с полным ветвистым стеблем и зубчатыми или изрезанными
(струговидными) обратно яйцевидными горизонтальными, сидячими листьями;
основание листьев сердцевидно-стреловидное; на нижней стороне по средней
жилке листья усажены щетинками. Цветки желтые, все язычковые, собранные
в цилиндрические головки, такие же, как и у дикого С.; головки собраны
метелкою. Многие авторы принимают Lactuca sativa только за культурную
разновидность Lactuca scariola. Разводимые разновидности С. распадаются
на два ряда: 1) листовой С., у которого листья не образуют кочна, и 2)
кочневой, а также римский С. или ромен-С.; у этих разновидностей листья
образуют более или менее плотный кочан, а у римского С. очень рыхлый.
С. Р.

Салат дикий (Lactuca Scariola L.) - двулетнее растение из сем.
сложноцветных, растущее по сорным местам, по дорогам, в полях во всей
южной и средней России, а так же в Сибири, Крыму, на Кавказе. Стебель у
этого растения ветвистый и довольно высокий, иногда до 11/4 м. высоты; в
нижней части стебель бывает покрыт жесткими щетинками; татя же щетинки
находятся на главной жилке листьев. Листья по своему положению весьма
своеобразны, а именно тем, что пластинка их простирается не
горизонтально, как у других растении, а отвесно, в особенности у
экземпляров, растущих на солнечных местах; по положению листовой
пластинки можно распознавать страны света, а потому растение это
зачастую относится к компасным растениям. Листья сидячие,
стеблеобъемлющие; пластинки у них выемчато-зубчатые, с обращенными назад
долями; основание пластинки стреловидное. Самые верхние листья на стебле
обыкновенно цельные, ланцетные. Цветки желтые, язычковые, собранные в
цилиндрические головки средней величины (10-13 мм. длины) на ветвистом,
метельчатом соцветии. Покрывало в головке состоит из нескольких
черепитчатых листков, из которых внутренние значительно длиннее
наружных. Цветоложе голое. Семянки буроватые, сверху остро-шиповатые, с
беловатым длинным носиком, несущим летучку из белых, простых волосков.
Цветет С. дикий летом, с июня до октября. Размножается семянками. В
молодом состоянии С. дикий иногда употребляется в пищу, как настоящий С.
С. Р.
Салициловая кислота (хим.) С2Н6О3 = С6Н4(ОН).СО2Н - является
представительницей ароматических оксикислот. С. кислота в виде
соединений со спиртами (эфиров) часто встречается в растительном
царстве; так ее эфиры находятся в цветах Spirea ulmaria, в эфирном масле
Gaulteria procumbens и некотор. вересковых (Ericaecae). Открыта она была
Пириа 1838 г. Этот химик, исследуя продукты распада салицина, глюкозида,
находящегося в корнях и листьях Salix helix, выделил салициловый
альдегид С6Н4(ОН)СНО, который при сплавлении с едким кали, подобно всем
альдегидам, распался на кислоту, которую он и назвал салициловой, и
соответствующий спирт - салитенин. Через год после этого открытия Лёвиг
и Видеман открыли С. кислоту в цветах Spirea ulmaria, а в 1843 г. Кагур
доказал, что главная составная часть гаултерового масла есть С.-этиловый
эфир С6Н4(ОН).CO2C2H5. Исследования этих ученых касались гл. образом
констатирования присутствия С. кисл. в тех или других продуктах
растительного царства и они совершенно не касались строения С. кислоты,
которую просто принимали за двухосновную кислоту и только благодаря
трудам Gerhardt'a (1853 г.) и Кольбе (1860 г.) возможно было установить
рациональную формулу С. кислоты, которая теперь рассматривается как
ортооксибензойная кислота, Кольбе же первый и синтезировал С. кисл.,
открыв при этом довольно общий способ получения ортооксикислот
ароматического ряда. Этот ученый показал, что фенолаты натрия способны
фиксировать при высокой темп. угольный ангидрид и превращаться при этом
в натровые соли орто-оксикислот:
2C6H5ONa + CO2, =C6H4(ONa)CO2Na + C6H25(OH).
Замечательно, что эта реакция идет только с фенолатами натрия, другие
же металлы дают в этом случае соли мета-оксикислот. Теперь этот способ
получения С. кислоты приобрел громадное значение в технике и вся С.
кислота готовится по нему и только сравнительно очень недавно в технику
начал проникать способ получения С. - Р. Шмитта, который показал, что
при большом давлении фенолат натрия соединяется с угольным ангидридом на
холоду, давая фенолоуглекислый натр С6Н5О.СО2Nа, т. е. натровую соль
кислого фенил-угольного эфира, которая, в свою очередь, под давлением и
при 120-130°, нацело превращается в салициловонатриевую соль.
Салициловая кислота кристаллизуется бесцветными иголками,
сладковато-кислого вкуса. Она довольно трудно растворима в холодной воде
в легко в горячей и спирте. Ее водные растворы с хлорным железом дают
характерное, очень интенсивное фиолетовое окрашивание. Как оксикислота,
она способна со спиртами давать два ряда эфиров, кислые и средние, напр.
С6Н4(ОН)СО2СН3 и С6Н4(ОСН3)СО2СН3. Кроме того, средние эфиры при
неполном обмыливании едким кали дают эфиро-кислоты, напр.
С6Н4(ОСН3)СО2СН3 + КНО = С6Н4(ОСН3)СО2K + CH3OH. Из вышеприведенных
производных имеют значение главным образом кислые эфиры, легко
получаемые кипячением С. кислоты с соответствующим спиртом в присутствии
серной кислоты или при пропускании через кипящую смесь С. кислоты со
спиртом сухого хлористо-водородного газа. Кислый метильный эфир
С6Н4(ОН)СО2СН3 известен в продаже под названием гаултерового масла
(Wintergrunol); это - жидкость удельн. веса 1, 197, кипящая при 224°,
обладает приятным запахом, несколько напоминающим гиацинты. При
нагревании С. кислоты с фенолом и хлорокисью фосфора РОСl3 образуется
кислый фенильный эфир С6Н4(ОН)СО2С6Н5, известный под названием салола.
Если вместо фенола взять тиофенол, то получается тиосалол
С6Н4(ОН)СО.S.С6Н5, - хорошее антисептическое средство. При нагревании
одной С. кислоты или в присутствии водо-отнимающих средств образуются

<<

стр. 192
(всего 253)

СОДЕРЖАНИЕ

>>