<<

стр. 194
(всего 253)

СОДЕРЖАНИЕ

>>

постр. в XV в. у могилы чтимого всем мусульманством средней Азии
Ходжи-Ахрара, потомка Омара, умершего в 1489 г. Стены здания облицованы
разноцветными изразцами. Над могилой святого квадратный памятник
серо-черного мрамора (141/2 х 141/2 х 2 арш.), а рядом с ним другой; на
обоих 16 мраморных намогильных камней. В мечети хранится знаменитый
Коран Османа, который после взятия С. русскими был куплен у местных мулл
за 125 р. и отправлен в Имп. СПб. публичную библиотеку. 10) Афросиаб -
древнее городище, на восточной окраине города, представляет волнистую
местность, покрытую тысячами намогильных насыпей со следами крепостных
сооружений и пр. Раскопки дали богатые собрания монет
(греко-бактрийского периода и последующих), бронзовых зеркал, сосудов,
стекла, погребальных урн, глиняных фигурок людей и животных и проч.
История этого городища затеряна во мраке веков. Ввиду обилия
исторических достопримечательностей, значения их для мусульманского мира
Туркестанского бассейна, а также славного прошлого, восточные писатели
называют Самарканда "ликом земли", "городом святых" и "садом угодников
Божьих" (мус. святых, погребенных в городе и его окрестностях,
насчитывается более 200), а европейские - "Москвой Средней Азии".
История. Время основания С. (у греков Мараканда, у китайцев
Семасыган) неизвестно; весьма вероятно, что это один из древнейших
городов в Средней Азии. Народное предание приписывает основание С. царям
Кайкаусу или Афросиабу, жившим за 3-4000 л. до Р. Хр. Значение слова С.
точно не выяснено; по-видимому, оно происходит от имени какого-то
Самара, легендарного царя тюрков. В 329 г. до Р. Хр. С. был взят
Александром Македонским, причем, по словам Квинта Курция, он был обнесен
стеною в 70 стадий длины и имел в центре своем кремль, огражденный
особой стеной. С VII по конец IX века С. находился во власти арабов. В
IX в. (889 - 1004) С. был столицей всей страны между Сыром и Аму
(Маверауннагр или Трансоксания); в XI в. сделался уделом Сельджукидов; в
1221 г., несмотря на защиту 110-тысячным войском, был взят и сравнен с
землею Чингис-ханом. В 1369 г. С. стал столицей великого Тимура,
украсившего город великолепными мечетями, садами и дворцами, и достиг
небывалого расцвета и блеска. Сюда стекались вей богатства Азии,
представители всех наций и религий, ученые и искусные мастера. Торговые
сношения С. со всеми азиатскими странами и даже Европой были очень
оживлены; число жителей в С. в эту эпоху, по словам Клавихо, достигало
150 тыс. В 1499 г. С. был взят, под предводительством Шейбани, узбеками,
перенесшими свою резиденцию в Бухару. В 1784 г. С. подпал под власть
бухарской династии Мангыт и, наконец, 2 мая 1868 г. был занят русскими
войсками.
Л. М.
Самойлов - Василий Васильевич С. (род. в 1813 г. в Петербурге)
воспитывался в горном институте и был уже офицером, когда, по желанно
отца, заметившего в нем артистическое дарование и хороший голос.
дебютировал на Императорской сцене, в опере Мегюля "Иосиф прекрасный".
Три года он исполнял опорные партии и водевильные роли, после чего
окончательно перешел в драматическую труппу. Первые годы он оставался в
тени, играя большей частью вторые роли молодых людей. Только в 1839 г.
его выдвинуло исполнение заглавной роли в водевиле "Макар Алексеевич
Губкин", где он мастерски передразнивал современных ему знаменитых
артистов. С тех пор деятельность его расширяется, он создает с успехом
целый ряд типичных лиц самого разнообразного свойства - напр. юркий
аферист Присыпчока ("Петерб. квартиры"), Альмавива ("Свадьба Фигаро"),
юродивый Митя ("Смерть Ляпунова"), иезуит Роден ("Парижские тайны"),
Швохнев ("Игроки" - Гоголя) старуха в водевили "Нашествие иноплеменных".
Тем не менее еще в 1844 г., прослужив 10 лет на сцене и уже имея
бенефис, С. должен был появляться и в таких выходных ролях, как.
Гильденштерн (в "Гамлете"). Окончательно завоевал С. публику в 1846 г.,
поставив в свой бенефис пьесу Яфимовича: "Отставной театральный музыкант
и княгиня" и выказав в ней много теплоты и задушевности. Еще более
широкое применение его талант получил с появлением оригинальных пьес
русских авторов - Островского, Тургенева, Потехина, Писемского,
Сухово-Кобылина, Боборыкина, Дьяченко, Чаева, Крылова, Пальма, Аверкиева
и др. Диапазон его ролей поражает своим разнообразием. Никто, как он, но
умел представить настоящего барина, с утонченными манерами и речью. Роли
Кречинского, графа в Тургеневской "Провинциалке", старого барина в пьесе
Пальма в т. п. после С. не находили исполнителя, который хотя бы
несколько был на уровне его творчества. И в тоже время ему удавались
роли простых крестьян, напр. полесовщика ("Окно во 2-м этаже"
Крашевского), Михеича ("Ночное", Стаховича), Агафона ("Не так живи",
Островского), старика крестьянина ("Против течения", Крылова) и др.
Дарование С. сказывалось весьма ярко и в таких ролях, как еврей в
"Скупом рыцаре" Пушкина, француз в "Гувернере", англичанин в "Купленном
выстреле", немец ("Мужья одолели"), чухонец (в известной песенке,
которая во время крымской кампании имела огромный успех). Целый ряд
типичных добродушных старичков был превосходно воспроизведен С.
("Шутники", "Трудовой хлеб", "Станинный смотритель", "Старички",
"Женихи", "Воробушки"). Ему много обязаны своим успехом пьесы Дьяченко,
"Чиновник" - Сологуба, "Гражданский брак" - Чернявского, "Слово и дело"
- Устрялова. Из костюмных (бытовых и исторических) ролей С. выдаются
"Дмитрий Самозванец" (Чаева), "Ришелье", Волынский ("Ледяной дом"),
"Фрол Скобеев" (Аверкиева). Роль царя в "Смерти Ивана Грозного". А.
Толстого не принадлежит к особенно удачным созданиям С. В последний
десяток лет своей карьеры, когда С. был бесспорно первым артистом
Императорского петербургского театра, он сыграл нескольких иностранных
классических драм, большею частью ставя их в свои бенефисы ("Короля
Лира", "Шейлока" и "Гамлета" - Шекспира, Франца Мора, в драме Шиллера
"Разбойники"). С. не был вполне трагическим актером; он тщательно
разрабатывал Шекспировские роли, вносил в них немало интересного
творчества и имел успех, но не вполне удовлетворял более взыскательных
ценителей. Видя безусловное преклонение публики, С. любил порисоваться
тем, что достигает успеха талантом, а не трудом; это привело к
предположению, будто он был небрежен к изучению ролей и репетициям. На
самом деле, однако, люди, близко видевшие его работу, отзывались о ней,
как о примерной по внимательности и прилежанию. Получив роль, С. прежде
всего дома перечитывал пьесу, вникая во всю постановку лица и отзывы о
нем других лиц пьесы. Потом он акварельными красками рисовал фигуру,
которую собирался изобразить (С. недурно рисовал и составил несколько
альбомов игранных им ролей; эти альбомы, после его смерти, поступили в
Императорскую публичную библиотеку). На репетициях он всегда старался
пробовать тон своей игры, и наиболее интересовавшие его сцены заставлял
повторять по несколько раз. - В 1874 г. состоялся сорокалетний юбилей
артиста, после которого он, не сойдясь с дирекцией в условиях, покинул
Императорскую сцену, еще в полной силе таланта. От времени до времени он
участвовал в частных спектаклях. В 1881 г. новая дирекция предложила ему
снова вступить на Императорскую сцену, на каких ему будет угодно
условиях, но в это время с ним случился удар, и ему поневоле пришлось
отказаться от возвращения на сцену. В 1884 г. Петербург торжественно
отпраздновал 50-летний юбилей его деятельности; в этот день С. в
последний раз появился на сцене, исполнив отрывок из 3-го акта драмы
"Ришелье". Скончался 28 марта 1887 г.; погребен в петербургском
Новодевичьем монастыре.
Самойлович (Данило Самойлович, 1746-1805) - д-р медицины, член
медицинской коллегии и многих иностранных академий, известный своими
работами о чуме: микроскопическим исследованием и привитием чумы впервые
доказал заразительность ее через соприкосновение. Из киевской академии
поступил в московский генеральный госпиталь учеником, откуда в спб.
адмиралтейский госпиталь, где получил в 1767 г. степень лекаря. В
Лейдене получил степень доктора медицины, в Париже и Страсбурге изучал
акушерство. По возвращении из-за границы признан медицинской коллегией
доктором медицины, а в 1793 г. назначен главным доктором карантинов на
юге. Им представлены на имя императрицы в 1783 г. три записки на франц.
языке, в которых он предлагал: в одной - прививание болезни ("Memoire
sur l'inoculation de la peste avec la description de trois poudres
fumigativas antipestielles", Страсбург, 1782), в другой - употребление
курительных порошков, в третьей - обтирание тела льдом ("Lettres sur les
experiences de frictions glaciales pour la guerison de la peste et
autres maladies putrides", Пар., 1781). Им описана эпидемия чумы в
России в 1771 г. и в особенности в Москве ("Memoires sur la peste qui en
1771 ravagea l'empire de Russie et surtout Moscou la capitale", Пар.,
1783, тоже по-нем. в Лпц., 1785). Впоследствии С. описал спои
микроскопические исследования о чуме на русск. и франц. яз.: "Краткое
описание микроскопических исследований о существе яда язвенного" (СПб.,
1792), "Opuscules sur la peste, qui en 1771 ravagea Moscou avec un
discour aux elevos des hopitaux russes" (Пар., 1787). Им составлено:
"Начертание для изображений в живописи пресеченной в Москва моровой
язвы" (СПб., 1795).
Самоуправление - институт государственного права. Термин С.
(Selbstverwaltung; по франц. нет соответственного слова) на континенте
Европы довольно нового происхождения (в Германии с 1850-х гг., в России
с 1860-х гг.) и представляет перевод англ. selfgovernment; как указывает
самое словообразование, он обозначает управление каким-либо кругом дел
самими заинтересованными гражданами (непосредственно или через
посредство избранных ими органов), без вмешательства посторонней власти.
В широком смысле С. имеет место везде, где правительство избирается и
вполне зависит от народа (т. е. преимущественно в республиках); в этом
смысле Соедин. Штаты, Швейцария и даже Франция, а также отдельные штаты
и кантоны суть самоуправляющиеся государства, а их парламенты органы С.
В самой Англии парламент, наравне с мировыми судьями и судом присяжных,
обыкновенно называется органом С. Самоуправлением пользуется также
церковь (где она отделена от государства), а также всякая ассоциация или
вообще общественная группа, раз ей предоставлено право, в определенных
законом или уставом пределах, заведовать собственными делами, хотя бы и
под надзором правительства. Но гораздо употребительнее термин С. в более
тесном смысле, когда он является синонимом местного самоуправления и
обозначает, что хозяйственными и иными дедами какойлибо административной
единицы (провинции, уезда, общины и т. д.) заведуют жители этой самой
единицы, а не органы центральной власти; в этом только смысли С. и
является самостоятельным институтом. С. существует, следовательно, там,
где местные дела противополагаются общегосударственным. С. предполагает
не только разграничение сфер компетенции властей центральных и местных,
не только самостоятельность последних, но и взаимную их независимость;
оно признает различие самых источников власти для тех и других: первые
либо властвуют по собственному праву ("милостию Божией"), либо получают
власть от всего народа ("волею народа"); вторые получают ее от местного
общества. Различие между государственным управлением и С. простирается
на самый ее характер. Правительство ость носитель государственного
суверенитета - власть же органов С. не суверенна; правительство является
властью законодательной - органы самоуправления действуют в порядке и в
пределах компетенции, указанных им верховной правительственной властью.
Правительственная власть может законно сама себя реформировать, может
даже (в теории) изменить самую свою сущность (заменить республиканскую
форму монархической, неограниченную монархическую власть ограниченной и
т. д.), тогда как органы С. создаются, нормируются и реформируются
верховной властью. Таким образом правительство есть власть верховная,
органы С. - власть подзаконная. С принципиальной точки зрения это
различие чрезвычайно важно, указывая на полную противоположность между
двумя институтами. На практике, однако, в различный эпохи и даже ныне в
различных государствах, сфера компетенции С. так причудливо
разграничивается со сферой компетенции государства, С. принимает столь
различные формы, что противоположение это теряет, отчасти, свое
значение. Между вполне независимым, суверенным государством и
самоуправляющейся, зависящей от него единицей разница очевидна, но
весьма трудно провести определенную границу между понятиями
самоуправляющейся единицы и государства не суверенного. Последнее, даже
входя в состав союзного государства (штат в Америке, кантон в Швейцарии,
государство в Германии), сохраняет свое самостоятельное право
властвования; управление его самостоятельно и бесконтрольно; власть
принадлежит ему не только quo ad exercitium, но и quo ad ins. На
практике, однако, государство не суверенное самостоятельно, даже в
пределах своей компетенции, далеко не безусловно. Так, штаты Северной
Америки, являясь несомненно государствами, а не самоуправляющимися
провинциями, ограничены в праве реорганизации своего собственного
государственного строя (они обязаны сохранять республиканскую форму) и
своих гражданских законов (запрещение рабства). Кроме того, есть такие
отрасли управления (напр. назначение офицеров, обучение милиции),
которые ведаются властями штата под непосредственным наблюдением всего
союза. Фактически влияние союза на дела штата еще гораздо шире. Еще
менее абсолютна самостоятельность государств вассальных. Даже
государства, признаваемые суверенными, ставятся иногда под бдительный
контроль иностранных держав (финансовый контроль над Сербией, Грецией).
Наконец, все слабые государства находятся под постоянным фактическим
контролем великих держав, и каждая крупная перемена в первых должна быть
признана последними: это, правда, положение не юридическое) но от того
не менее действительное. С другой стороны, самостоятельность
самоуправляющихся единиц может быть чрезвычайно широка. Графства и
сельского округа Новой Англии заведуют своими внутренними делами на
основании законов штата, но вполне самостоятельно; должностные лица не
нуждаются в утверждении и не обязаны отчетом правительству штата; оно
обыкновенно не гарантирует их долгов и имеет дело с ними только тогда,
когда они желают либо разделиться на две части, либо слиться с соседними
в одну самоуправляющуюся единицу; но в подобных случаях и конгресс Соед.
Штатов вмешивается в дела отдельных штатов. Столь же, если не более
самостоятельны такие самоуправляющиеся области, как Канада, Капландия и
другие английские колонии, зависимость которых от Англии выражается
только в дарованной им конституции и в надзоре представителя верховной
власти, в лице назначенного ею губернатора или генералгубернатора: они
имеют свой парламент, свое министерство, свои законы. Итак, с одной
стороны не суверенные государства, а отчасти и суверенные, не могут быть
признаны властвующими безусловно самостоятельно; с другой,
самостоятельность при С. может быть весьма велика - следовательно точной
и определенной границы между этими двумя понятиями нет; разница между
ними скорее количественная. Формы, которые принимает С., разнообразны до
бесконечности; различен и объем территории самоуправляющихся единиц, и
круг дед, переданных в их ведение, и отношение их к государству, и
организация, и самый характер самоуправления. В последнем отношении
можно указать на различие между аристократическим С. (Англия до
последних реформ 1888 и 1894 г., Австрия, Пруссия), при котором
заведование местными делами принадлежит привилегированным группам
населения, и демократическим С. (Соединенные Штаты), при котором
заведование местными делами принадлежит всему населению данной
местности. С точки зрения территории различается, во-первых, С.,
допущенное на одинаковых началах на всем пространстве данного
государства или на значительной его части (различные америк. штаты,
Россия, Англия), от С. или автономии, признанной для какой-нибудь
отдельной провинции, на основе специального закона (Канада, Вост.
Румелия в эпоху 1878 - 85 г.), и во-вторых, С. в больших или меньших
территориальных единицах. Так напр., в штатах Новой Англии правом С.
пользуются графства, на которые делятся штаты, и сельские округа, на
которые делятся графства; в России
- губернии, уезды" волости и сельские общества; в Англии - графства и
приходы. Ирландия давно и упорно добивается областного для себя
самоуправления, гомруля; в виде уступки Англия дала ей С. графств. Круг
дел, переданных в ведете самоуправляющихся единиц, также весьма
различен. В литературе государственного права были делаемы попытки
теоретически отграничить эти дела от дел государственных, как дела
общественные (Гирке, Шэффле, кн. Васильчиков), но такая классификация
опровергается как самым фактом чрезвычайного разнообразия в определении
границ компетенции органов С., так и тем, что народное просвещение и
борьба с заразными болезнями, по большей части входящие в сферу
деятельности С., суть несомненно задачи государственные, возложенные
государством на органы С. Все различия в С. объясняются историческим его
происхождением. В государствах новых, возникших в последнее время в
нецивилизованных странах (западные штаты Сев. Америки, австралийские
колонии), а также в государствах древних, но совершенно разорвавших со
своим прошлым и пережившим период строгой централизации (Франция,
Россия), самоуправление дается отдельным местностям государством,
обыкновенно - по общему плану и на общих основаниях, иногда неохотно,
медленно, после упорной борьбы. В государствах, сложившихся из более
мелких единиц и притом не разорвавших со своим прошлым (восточные штаты
Америки, Швейцария, Норвегия), С. строилось снизу вверх. Наконец, есть
государства, сохранившие старинные начала С., обыкновенно
аристократического, но в последнее время уступившие новым требованиям
жизни и внесшие сверху в старинное С. новые, демократические начала
(Англия). На протяжении всей политической истории государств мы видим
борьбу начала С. с стремлением к государственному всемогуществу. Местные
задачи (дороги, водоснабжение и т. п.) с технической точки зрения в
громадном большинстве случаев могут легче осуществляться местными
деятелями, действующими по поручению и под бдительным контролем
общества, чем лицами, назначенными и руководимыми из отдаленного (как
территориально, так и по кругу интересов) государственного центра. В
этом - теоретическое основание принципа С. С другой стороны, С., даже
при узком круге компетенции, легко может сделаться большой силой.
Обыкновенно общественные группы, стремящиеся к развитию свободы, к
прогрессу, к распространению образования, стоять за расширение С.,
партии консервативные, аристократические ведут борьбу против него; но
бывает и наоборот, напр. во Франции, где демократия долго была враждебна
С., опасаясь, что в некоторых местностях оно послужит опорой для старых
парий. Тоже мы видим и в Австрии, где областное самоуправление, по своей
организации, менее демократично, чем даже австрийский рейхсрат, и где,
поэтому, консерваторы стоят за возможное расширение его функций, а
демократические группы - за их сужение. Историческими условиями
возникновения и развития С. и характером интересов, ведущих борьбу за
него или против него, объясняются различия в отношении между С. и
государственной властью. При всем их разнообразии, эти отношения могут
быть сведены к трем типам: английскому, французскому и прусскому. В
Англии вся действительная власть в круге местных интересов принадлежит
органам С.; правительство только наблюдает за ними (к этому же типу
относится Америка). Во Франции власть принадлежат органам правительства;
органы С. являются совещательными коллегиями. В Пруссии органы
самоуправления и государства слиты в одну целостную организацию. В
Англии до недавнего времени важнейшим органом местного С. были мировые
судьи, которым принадлежала как юстиция, так и администрация. Они
назначались короной, но из местных землевладельцев, и были совершенно
независимы от центрального правительства, так что de facto являлись
представителями местного общества. В 1888 г. мировые судьи лишены
административных функций, переданных советам графств, которые избираются
удовлетворяющими условию весьма невысокого имущественного ценза жителями
графства и являются главными органами местного С. В 1894 г. реформирован
и приход, являющийся более мелкой административной и самоуправляющейся
единицей. В состав функций графства и прихода входит народное
просвещение, призрение, санитарное дело, дорожное и т. п. Графство имеет
право в известных пределах производить принудительную экспроприацию
недвижимого имущества. Контроль со стороны правительства почти
отсутствует. Литература о С. весьма обширна. Кроме соответственных
отделов в общих сочинениях по государственному и административному праву
(в особенности у Lor. Stein - "Verwaltungsichre" Laband
- "Das Staatsrecht d. deutschen Reichs", т. I, Градовского - "Русское
госуд. право", т. II, Коркунова - "Русское государ. право", т. II), см.
кн. Васильчиков, "О самоуправлении" (3 изд., СПб. 1872); Blodig, "Die
Selbstverwaltung als Rechtsbegriff" (Вена, 1894); L. Stein, "Die
Selbstverwaltung u. ihr Rechtssуstem" (1869); Gluth, "Die Lehre von der
Selbstverwaltung" (1887); Градовский, "Системы местного управления на
западе Европы и в России", в "Сборнике Госуд. знати" (т. V и VI);
Свешников, "Основы и пределы С. " (СПб., 1892); Альб. Шоу, "Городские
управления в Зап. Европе" (М., 1899). По самоуправлению в Англии очень
важны работы Гнейста: "История государственных учреждений Англии" (М.,
1885), "Geschichte der englischen Communalverfassung" (Б., 1863), "Adel
and Ritterscliaft in England" (Б., 1853), "Das houtige englische
Verfassungs und Vorwaltungsrecht" (Б., 1857 - 63; нов. изд. 1876 - 83),
"Verwaltung, Justiz. Rechtsweg, Staatsverwaltung u. Selbsverwaltung nach
englischen und deutschen Verhaltnissen" (Берл., 1869). Эти сочинения
Гнейста составили эпоху в изучении С. вообще; несмотря на крупные
недостатки (отмеченные, между прочим, М. Ковалевским в кн.: "Английская
конституция и ее историк", М., 1880) они имеют до сих пор значение для
истории английского С., но как характеристика его современного положения
они совершенно устарели, равно как и все работы, вышедшие до 1888 г. См.
Вотье, "Местное управление Англии:" (СПб., 1896); Edw. Jenks, "Au
outline of english local government" (Л. 1894; очень ясная и довольно
полная, несмотря на сжатость, картина англ. С.); Holdsworth, "The local
government (Л. 1888); Stephens, "Parochial self-government in rural
districts" (1893); Arminion, "L'administration locale d'Angleterre" (П.,
1895); К. Гуго, "Новейшие течения в английском городском самоуправлении"
(СПб. 1898; блестящая работа не об организации, а о деятельности органов
С.). Для местного С. Америки, кроме известной книги Токвиля о демократии
в Америке (отчасти устаревшей) и II т. "Американской республики" Брайса,
существует довольно много специальных исследований: Alb. Shaw, "Local
government in Illinois" (Балтимор, 1883); Bemis, "Loc. government in
Michigan" (ib. 1883); Gouid, "L. g. in Pennsylvania" (ibid.) и др. Для
Германии: Stengel, "Die Organisation der proussischen Verwaltung" (Лпц.
1884); Bornhack, "Die Kreis- und Provinzialordnungen des preussischen
Staates" (Брл. 1887); Brauchittsch, "Die nouen preussischen
Verwaltungsgesetze" (Б. 1806).
В. Водовозов.
Самоуправство (угол. пр.) - один из наименее определенных терминов
действующего русского уголовного законодательства. Ст. 142 уст. о
наказ., налаг. мировыми судьями, говорит: "за С., а равно за
употребление насилия, однако без нанесения тяжких побоев, ран или
увечья, виновные подвергаются аресту не свыше трех месяцев". Таким
образом, закон понятия С. не определяет и как бы противополагает его
понятию насилия, почему возникают вопросы: возможно ли С. без насилия и
есть ли это проступок против личности, или же мыслимо С. и против чужой
собственности, без насилия над личностью? Сенат, в своей обширной и
непоследовательной практике по настоящему предмету, разрешают оба
вопроса, в общем, утвердительно, но комментаторы (Неклюдов, Фойницкий)
держатся противоположного взгляда. С особенной подробностью разработано
понятие С. у Неклюдова ("Руководство к особ. части", т. 1, стр. 124 -
133). Историческое развитие идем С. показывает, по его мнению, что
основной его признак - насилие. Так смотрело на С. уложение о наказ,
изд. 1857 г., так смотрит на него и устав о наказ., трактующий о нем в
главе XI - "об оскорблениях чести, угрозах и насилии", в отделении
втором этой главы - "об угрозах и насилии". Поэтому самоуправное
распоряжение чужой собственностью в таком только случай может быть
подводимо под 142 ст. уст. о нак., когда оно соединено было с
насильственными действиями над личностью. Отличие С. от насилия вообще
состоит в том, что при С. насильственные действия направляются на
достижение такого результата, на который виновный имеет законное право,
насилию же вообще предполагает и цель противозаконную. К С. относятся, в
частности, и наказуемые случаи нарушения домового права - вторжение в
чужое жилище и разнообразные насильственные поступки домохозяев в
отношении жильцов. Вторжение в чужое жилище в уложении изд. 1857 г.
предусматривалось особыми постановлениями, а в издании 1. 866 г. все эти
постановления показаны замененными ст. 142 мирон. устава. Проект угол.
улож. (1895) заменяет термин С. термином самоуправное принуждение и
вносит в самый текст признаки этого понятия, "так как одно только
название С., благодаря полной житейской неопределенности этого
выражения, может вызвать, как свидетельствует опыт нашей судебной
практики, весьма значительный затруднения". Отличие самоуправного
принуждения от принуждения простого заключается, по проекту, во
внутренней стороне деяния - в намерении виновного достигнуть
принуждением осуществления своего действительного или предполагаемого
права. Наказ. - арест или пеня до 300 р., вместо тюрьмы. Из нарушений
домового права проект образует самостоятельное преступное деяние.
К.-К.
Самсон - знаменитый библейский судья-герой, прославившийся своими
подвигами в борьбе с филистимлянами. Происходил из Данова колена,
наиболее подвергавшегося порабощению от филистимлян. Он вырос среди
рабского унижения своего народа и порешил отомстить поработителям, чего
и достиг, совершив множество избиений филистимлян, будучи посвящен Богу
в качестве назорея, он носил длинные волосы, служившие источником его
необычайного могущества. Нарушив обет назорейства, он поддался страсти к
коварной Далиде и был тайно лишен ею и волос, и силы, к великой радости
филистимлян, которые овладели обессиленным богатырем, ослепили его и,
уведя в плен, поставили его на унизительную работу при мельничном
жернове. Тяжкое испытание привело С. к искреннему раскаянию и
сокрушению. Его жизнь закончилась под развалинами филистимского капища,
потрясенного им и рухнувшего ни него вместе с массой ликовавших на его
кровле филистимлян. С., как библейско-историческая личность,
представляет собою характерный тип народного героя времен Судей; история
его подвигов изобилует массой интересных в бытовом отношении
подробностей, находящих любопытное подтверждение в исследованиях
новейших археологов и географов. История жизни С. изложена в XIII - XVI
главах книги Судей.
А. Л.

Самсон (литер, этн.). - Апокрифические сказания о С. встречаются в
Палее исторической, иначе называемой, по первой начальной фразе, "книгой
бытия небеси и земли". В этом пересказе ветхозаветной истории особая
глада посвящена изображению жизни С. Главное отличие апокрифического
сказания от библейского состоит в объяснении мотива, почему С. открыл
Далиде секрет своей силы: в Библии мотивом выставлена любовь С. к
Далиде, в Палее - пьянство С. Апокрифы о С. в древнее время были
распространены на Руси. Великорусские былины о Святогоре и С. находятся
в очевидной связи с апокрифом о С. Специальные исследования об апокрифах
о С. - Веселовского, Жданова ("К литер. истор. русских былин") и Сумцова
(в "Очерках южнорусских апокрифов").
И. С-в.
Самшит (Buxus scmpervirens L.), благодаря необычайной твердости и
плотности своей древесины, ценится в промышленности наравне с лучшими
сортами орехового и черного деревьев. Древесина С. в сухом состоянии
тверда как кость, удельный вес ее нисколько более уд. в. воды и находить
себе значительное применение в товарном производстве для приготовления
ручек к разным инструментам, веретен, катушек, гребней, пуговиц,
гравировальных досок и т. п. предметов. В международной торговле С.
обращается очень давно и на всемирный рынок до последнего времени
поступал преимущественно из Испании, Италии, Турции, Бразилии и России,
а теперь он начинает получаться и из других мест Америки и Азии. Россия
сама мало пользуется своими С., вследствие слабого развитая в ней
токарного производства, а товар этот в сыром виде она вывозит за
границу, откуда получает его обратно в виде разнообразнейших изделий.
Так как С. встречается в России главным образом по Черноморскому
побережью Кавказа и так как он растет весьма медленно, то, в видах
охранения этого дерева от истребления, вывоз его за границу всегда
облагался довольно высокою пошлиной, которая в настоящее время
составляет 45 коп. с пуда. Ценится этот товар в среднем около 1 р. 50 к.
за пуд с большими колебаниями в ту и другую сторону, смотря по качеству.
Благодаря возвышению пошлины, вывоз С. из России значительно сократился:
в период 1870 - 1874 г. ежегодно вывозилось в среднем по 179 т. пд., в
период 1890 - 1894 цифра эта понизилась до 100 т. пд., а за последнее
время данные по настоящему предмету представляются в следующем виде:
1895 г. С. вывезено 40 т. пд., в 1896 г. - 93 т. пд., в 1897 г. - 64820
пд. на 78094 р., в том числе в Великобританию отправлено 32123 пд., в
Германию - 3084 пд., во Францию - 28492 пд. и пр. Не весь этот товар,
однако, русского происхождения, так С. ввозится в Россию также частью из
Персии и через Баку провозится далее в Европу. Тамошняя статистика не
выделяет этого товара по ввозу отдельно и потому нельзя определить
участие Персии в отпуске С. из России.
Ст. Г.
Санаа (точнее Сан'а) - город в Йемене, славнейший и богатейший после
упадка Мариба (Сабы). Будучи резиденцией химьяритских князей так назв.
династии "тоббов" (по спорной хронологии - с 167 г. до Р. Хр., еще в
период сабейский), С. во время долгой борьбы южн. арабов с северными
оспаривала у Мекки преобладание над всей Аравией. В VI в. борьба,
незадолго до Мохаммеда, кончилась в пользу Мекки. После свержения
абиссинцами тоббов, склонных к иудейству (525), С. была резиденцией
абиссинских наместников и центром христианства. С конца VI в. в С. жили
наместники персидские.
А. К.
Санд (Жорж Санд, George Sand) - литературный псевдоним знаменитой
франц. романистки Авроры Дюдеван. По отцу своему, Морису Дюпену, она
принадлежала к знатному роду, ведущему происхождение от герц. Морица
Саксонского; мать романистки происходила из крестьянской семьи. Это
соединение аристократизма с чисто народным происхождением отразилось
самым благотворным образом на таланте писательницы, у которой высокая
культура соединилась с любовью к народу и пониманием его жизни.
Родившись в Париже 2 июля 1804 г., С. провела уединенное детство в
Ногане (Nohant, в Берри), среди чисто деревенской обстановки, и
закончила обычный курс образования в английск. институте-монастыре в
Париже; там она отличалась своей неугомонной резвостью, сменявшейся
припадками экзальтированной религиозности. По возвращении в Ноган,
молодая девушка усердно занялась чтением и в короткое время ознакомилась
не только со всей тогдашней романтической литературой, но углубилась в
философию, изучала Аристотеля а Лейбница, франц. моралистов классической
эпохи и иностранных поэтов, увлекаясь больше всего Шекспиром и Байроном.
Впечатления окружавшей действительности отзывались на ней очень сильно.
Смерть любимой бабушки, семейные неприятности между матерью С. и
недолюбливавшей ее аристократической семьей отца кладут отпечаток грусти
на ее молодость. Пассивная во всем, что касалось внешних условий ее
личной жизни, она вышла, 18 лет, замуж за барона Дюдевана, не отдавая
себе отчета в своих чувствах. Восемь лет супружеской жизни была для ее
тяжелым временем, озаренным только любовью к ее двум детям. В 1831 г.
она оставила мужа и приехала в Париж, готовая на все лишения во имя
свободы и независимости. Чтобы прокормить себя и детей, она сначала
занялась живописью по фарфору и довольно успешно продавала свои изящные
работы; потом ее осенила мысль взяться за перо. В "Histoire de ma vie"
С. рассказывает, как, под влиянием романов Вальтер-Скота, она в
последний год жизни в Ногане задумала свой первый роман и написала его,
сидя в детской, в обществе детей. "Прочтя его", сознается она, "я
убедилась, что он никуда не годится, но что я могу написать что-нибудь
менее плохое". В Париже, когда пришлось думать о заработке, она опять
попыталась писать: "я заметила," говорит она, "что пишу скоро,. легко, и
без утомления, что идеи сами собой развиваются у меня под пером, что я
успела собрать много наблюдений, изучить много характеров и что я знаю
достаточно человеческую природу, чтобы описывать ее".
Следующие восемь лет (1832 - 1840) была самыми бурными в личной жизни
романистки и самыми блестящими в ее литературной деятельности. В ней
проснулась страстная, впечатлительная натура, для которой свобода
действий и чувств была жизненным принципом. Она поселяется в скромной
комнатке на бульваре St. Michel, носит мужское платье, и в обществе
своих друзей - Жюля Сандо, Делатуша и других членов тогдашней
литературной богемы, проникается общественными и духовными интересами
интеллигентной молодежи. С увлечением разделяя все развлечения веселого
студенчества, она ходит по балам, литературным кофейням и политическим
митингам, принимает участие в "театральных битвах", когда даются пьесы
нового направления и т. д. Свобода духа, делавшая С. увлекательной
собеседницей и кумиром молодежи, тесно была связана в ней с свободой
сердца; истории ее многочисленных увлечений столь же знамениты, как
написанные ею романы, потому что героями и жертвами их являлись такие
люди, как Альфред де Мюссэ, Фредерик Шопен. Путешествие С. и Мюссэ в
Венецию, их романтическая, капризная, мучительная любовь, впоследствии
послужившая темой для романа С. : "Elle et Lui", отразилась на ее
"Lettres d'un voyageur", на многих стихотворениях Мюссэ, на его
"Confession d'un enfant au siecle", была нескончаемым сюжетом писем и
воспоминаний; но самая любовь продолжалась недолго и принесла много горя
обоим. Увлечение Шопеном, с которым С. уезжала на о-в Майорку, чтобы
вылечить его от чахотки, было столь же кратковременно, как и многие
другие романы ее жизни. С. очень просто говорит об этой поре своей жизни
в "Histoire de ma vie" и очень верно объясняет свою тогдашнюю
психологию: господствующим чувством в душе ее была жалость, ее
привлекали болезненные, слабые натуры, нуждающиеся в поддержке. Она
полюбила Мюссэ, когда его подтачивала опасная болезнь и он, как дитя,
нуждался в уходе; за Шопеном она тоже ухаживала как сиделка, и ее любовь
была только экзальтированным состраданием (с этой стороны С. изобразила
сама себя в героине одного из позднейших ее романов - "Lucrezia
Floriani"). Материнское чувство в сущности затмевало в душе С. все
остальное: вея вторая половина ее жизни всецело полна им, но даже и
тогда, когда "la grande George" покоряла сердца всех знавших ее, первое
место в ее сердце занимали дети и забота об их процветании. Романы этого
периода носят преимущественно личный, лирический характер. Один за
другим появляются: "Indiana", "Valentine" (1832), "Lelia" (1833),
"Lettres d'un voyageur", "Jacques" (1834), "Andre", "Leone Leoni"
(1885), "Mauprat" (1836) и несколько новелл. Все они посвящены вопросу о
свободе сердца, и если и не носят вполне автобиографический характер, то
во всяком случай отражают личные чувства, пережитые автором. "Индиана"
близко напоминает собственную семейную драму Ж. С. и является страстным
протестом против тирании семейного ига, рисуя, вместе с тем, идеал
непосредственно и глубоко любящей женщины, искренней, чистой и
делающейся, именно вследствие своей искренности, жертвой бессердечного
эгоиста. "Валентина" поэтично и увлекательно рисует трагедию брака без
любви и пробуждение естественных влечений сердца, роковых страстей,
разбивающих семейный очаг и самую жизнь. В "Jacques", "Andre",
"Mauprat", "Lelia" мы видим как любовь поднимает и вместе с тем
разбивает слабые, нежные натуры, и как она смягчает и облагораживает
дикую, необузданную душу. Страстный тон проповеди свободы сердца,
нежность и поэтичность героинь и героев и чарующая красота стиля
(особенно в "Lelia") объясняют магическое действие произведений Ж. С. на
современников. "Я полагала, что пишу обыкновенную прозу", пишет Ж. С. в
одном письме, "а мне доказывают, что я проповедую сенсимонизм". В самом
деле, ее романы принимали размеры общественных событий и подвергались
горячему обсуждению со стороны различных политических партий.
Характер произведений Ж. С. меняется в конце 30-х годов, и время от
1840 - 48 г. является периодом второй манеры ее творчества. Успех ее
первых романов показал, каким пламенным адвокатом той или другой идеи
могла быть гениальная романистка. Это привлекало к ней провозвестников
новых учений, которыми изобиловала тогдашняя Франция; многие из них
стремились сделать ее носительницей в выразительницей их идей. Чуткая к
смелой новизне, отзывчивая на всякую искреннюю проповедь, Ж. С. легко
поддавалась всем этим влияниям; ее романы этого периода проводят идеи
альтруистического свойства, навеянные Ламеннэ, Пьером Леру в др. В
"Compagnon du toor de France", "Peche de Mr. Antoine", "Meanier
d'Angibault" выступает на сцену проповедь социализма; в "Horace"
противопоставляется благородный, возвышенный тип защитника народных прав
расслабленному, нравственно павшему эгоисту. В "Jeanne" выступает
религиозная идея друидизма. "Consuelo" и "Comtesse de Rudolstadt"
принадлежат к тому же типу философских в политических романов, в которых
оригинальность автора до известной степени подавлена отражением чужих
идей. 1848 год был последним годом политических увлечений Ж. С. Она
принимала участие в движении, охватившем общество, написала резкие
полемические "Lettres au peuple" и (по поручению министра внутр. дел
временного правительства, Ледрю-Роллена) "Bulletins du ministere de
l'interieur". Поселившись затем окончательно в Ногане, вместе с семьей
своего сына, Ж. С. отдалилась от общественной жизни, перестала
подчиняться влиянию друзей-философов и вернулась в мир непосредственной
жизни, к традициям молодости, проведенной среди крестьянского населения.
Еще до 1848 г. начала появляться серия ее рассказов и романов из
сельской жизни: "Francois le Champi", "Mare au diable", "Petite
Fadette", в которых отразилась наивная, простая и полная поэзии жизнь
беррийских крестьян. Сен-Марк Жирарден справедливо называет эти романы,
к числу которых принадлежат еще "Maitres sonneurs" (1853) и отчасти
"Diable anx champs" (1856) французскими "Георгиками". К концу сороковых
и началу 50-х годов относятся также несколько театральных пьес:
"Francois le Champi", "Claudie", "Mariage de Victorine" и др., игранных
с большим успехом. Ж. С. страстно увлекалась театром, посвящала много
времени устроенному ею в Ногане театру марионеток, и сочиняла для него
пьесы, имевшие потом успех на больших театрах.
Конечный, очень производительный период творчества Ж. С. обнимает
1855 - 1876 гг. и характеризуется возвратом к романтизму первой манеры,
но смягченному жизненным опытом. К этому времени относятся: "Les Beaux
Messieurs de Bois-Dore", "Mont-Reveche", "Jean de la Roche", "ie Marquis
de Villemer" (роман и пьеса для театра) и мн. др., в которых поражает
свежесть таланта и чувств Ж. С. Психология действующих лиц и окружающая
их среда обрисованы оригинально и с большою задушевностью. Почти не
выезжая из Ногана, Ж. С. вела спокойную, правильную жизнь в кругу семьи
своего сына Мориса. Письма ее полны подробностей о разных домашних
событиях; она вместе с внучками радуется приближению Рождества и усердно
готовить новые костюмы для марионеток; нездоровье невестки или детей
захватывает ее сильнее, чем общественные интересы. Если она пишет без
устали до самой смерти (кроме множества романов она написала многотомную
"Histoire de ma vie", "Impressions et souvenirs", "Contes d'une grand'
mere" и т. д.), то главным образом для того, чтобы обеспечить будущность
своих детей. К друзьям своим, часто приезжавшим гостить в Ноган, она
относится с той же материнской заботливостью, к начинающим писателям - с
участием, убеждая их приобретать как можно более фактических знаний,
прежде чем приступать к литературной деятельности.
Общий характер творчества Ж. С. имеет две стороны, различным образом
отразившиеся на дальнейшей судьбе ее произведений. При появлении ее
романов главную роль играло идейное их содержание, их протестующая
подкладка; но эта сторона ее произведений в настоящее время несколько
устарела, и современному читателю апология свободы чувств, борьба с
гнетом общественных предрассудков в романах Ж. С. кажется всего менее
заслуживающей внимания; к тому же в большинстве случаев Ж. С. не
оригинальна в идейных замыслах своих романов, а берет готовые
философские тезы. Таким образом "жорж-сандизм", сыгравший, в свое время,
такую выдающуюся роль в истории Франции и других стран), не пережил
своей основательницы. Но произведения Ж. С. имеют и другую сторону,
непосредственно литературную. Ж. С. принято считать идеалисткой
романтизма, не основывавшей своего творчества на наблюдении; манера ее
противопоставляется, в этом отношении, реализму Бальзака. Это
противоположение не вполне верно. Конечно, С. идеализировала описываемых
ею людей и их жизнь; фантазия уносила ее всегда в область химерических
происшествий, конфликтов идеальных страстей с фантастическими событиями;
но самые описания обнаруживают громадную наблюдательность, особенно там,
где речь идет о жизни родного ей Берри. Ж. С. - не столько мыслитель,
сколько непосредственный художник; она рисует жизнь и свои чувства как
видит и чувствует и, благодаря этому, язык ее, над которым она менее
всего работала, доходит иногда до высокого лиризма.
З. В.

Литература. Лучшие монографии о Ж.-С. - Е. Caro, "George Sand" и "G.
S.; Histoire de ses oeuvres" (обе Пар., 1887). Почти все повести и
романы С. переводились на русский язык частью отдельно, частью в
журналах, особенно сороковых и пятидесятых годов "История моей жизни"
пересказана в "Современнике" (1855, № 1 и сл.). См. еще "Рассказ
русского путешественника о Ж. С." (в "Библ. для Чтения" 1843, 7),
Кронеберга, "Последние романы Ж.-С." ("Современник", 1847, № 1); т. же
(1851, кн. 4) переведена рецензия Густава Планша; Е. Тур, "Жизнь Ж.С."
("Русск. Вест." 1856 г., III - IV); "Жизнь Ж.-С." ("Соврем.", 1856 г.,
т. 56
- 58); Скальковский, "Рассвет" (1861, 11); Зола, в "Парижских
письмах" ("Вестн. Европы", 1877 и отд.); "Ж.-С. по ее письмам" ("Загр.
Вестн." 1881, кн. 10).
Белинский, в первом периоде своей деятельности, относился к Ж.-С. с
страстною нетерпимостью. Одним из первых симптомов переворота,
происшедшего в его миросозерцании, был восторженный отзыв о романе Ж.-С.
"Бернар Мопра" (1841). С тех пор Ж.-С. стала для него автором столь же
любимым, какими были Гете и Гофман в дни его молодости, и с 1842 г.
начался в "Отеч. Записках" длинный ряд переводов ее романов ("Орас",
"Мельхиор", "Андре", "Домашний секретарь", и друг.). Белинский всецело
примкнул к воззрениям Ж.-С. на женщину, на брачные отношения и проч.,
клеймил "киргиз-кайсацкий" взгляд на женскую "честь", называл Ж.-С.
"вдохновенной пророчицей", "энергическим адвокатом прав женщин" и ставил
наряду с Шиллером, этим "адвокатом человечества", а в одном письме к
Боткину (1842) писал: "С. - это решительно Иоанна д'Арк нашего времени,
звезда спасения и пророчица великого будущего". Особенно высоко
Белинский ценил в Ж.-С. глубокую и истинную гуманность. Из всех
иностранных писателей С. оказала наибольшее влияние на русских
беллетристов 40-х годов. Она была любимейшим автором Щедрина в дни его
молодости ("За рубежом", гл. IV), ею зачитывался Тургенев, она оказала
неизгладимое влияние на Достоевского.
"Женский вопрос" в русской литературе был поднять под
непосредственным влиянием С. Е. А. Ган уже в первой своей повести:
"Идеал" (1837) вложила в уста своей героини протест против общественного
рабства "царицы общества", а затем на том же протесте построила всю
повесть: "Напрасный дар". Сходясь с С. во взгляде на великое значение
для женщины жизни сердца, Е. А. Ган, вопреки С. единственной законной
для этого формой считала брак. Проповедь свободы чувства впервые поднята
была в романе Искандера (Герцена) "Кто виноват?", отметившей, между
прочим, одностороннее развитие женщины, замкнутой в сферу "кухни и
спальни". На первый план та же проповедь выступает в повести Дружинина:
"Полинька Сакс" (1847), для которой первообразом послужил
жорж-зандовский "Жак". В том же 1847 г. не был пропущен цензурой роман
Писемского "Боярщина", который должен был появиться в "Отеч. Записках",
и по признанию автора, находившегося, подобно всем своим современникам,
под влиянием С." был им написан "как протест против брака". Влияние
"Жака" заметно и в романе Авдеева "Подводный камень", появившемся
гораздо позже, в 1860 г.
Сандаловое дерево - различные виды деревьев, древесина которых дает
краску (синюю, черную или красную) или идет на поделки. Таково: 1)
Haematoxylon Campechianum L., кампешевое дерево; 2) Pterocarpus
santallnus L., дерево относящееся к сем. мотыльковых; дико растет в
восточных частях тропической Азии и на Цейлоне. Древесина его, под
именем красного сандала или калиатурового дерева, идет на краску и на
поделки; оно слабо ароматично и содержит сантолин, санталовую кислоту,
сантал и птерокарпин. Дерево это достигает 6-8 метров высоты; ветви у
него серовойлочные, листья перистые; желтые с красными подосками цветки
одиночные, пазушные или в кистях; из 10 тычинок, девять спаяны нитями в
трубочку; боб округлый, гладкий. 3) Santalum album L. - дерево из сем.
санталовых, дико растущее в Остиндии и на Малайских о-вах. Желто-розовая
или желтоватая, ароматная древесина его, под именем белого или желтого
сандала, употребляется в парфюмерии, в столярном деле и в медицине.
Листья у этого дерева яйцевидно-эллиптические, крупные, кожистые. Цветки
обоеполые, с сростнолистным околоцветником, в метелках; тычинок 4 - 5,
плод - костянка. Дерево паразитное.
С. Р.
Сандунова (до замужества Уранова, Елизавета Семеновна) - русская
певица (1772 - 1882). Воспитывалась в театральном училище; обладала
замечательным по объему mezzo-soprano; в течете 33-хлетней сценической
деятельности исполнила 320 ролей. Пользовалась покровительством
Екатерины II, которой она была обязана и своим семейным счастьем:
императрица оградила ее от назойливых преследований разных вельмож и
устроила ее свадьбу с актером Сандуновым.
Н. С.
Санкхья (санскр. Samkhya - относящийся к числу, численный,
"перечисляющий", затем перечисление, исследование, различение,
размышление) - древнейшая и главнейшая из шести философских школ древней
Индии, более близкая к школе йога; время и место ее возникновения (в
сев. Индии) еще не поддаются определению. Можно только утверждать, что
школа С. существовала еще в добуддийскую эпоху, как это доказывает ряд
общих черт у буддизма и С., подтверждающий туземное предание о
происхождении буддизма из основных учении С. (см. Якоби, "Der Ursprung
d. Buddhismus aus dem Sankhya-Yoga", в "Nadir, d. Gott. Gesellsch. d.
Wissenschaften", 1896, стр. 43 и сл). Так как с другой стороны очевидно,
что философия С. - поздние древнейших упанишад, то не лишено вероятия
мнение Рих. Гарбе, что С. возникла в виде реакции пантеизму упанишад.
Другого, малоправдоподобного, мнения держатся Нилакантха Шастри Гор,
Гауг (Gough) и Макс Мюллер, утверждающие, что С. первоначально
представляла собой "перечисление" основных понятий веданты, излагаемой в
упанишадах, при котором были употреблены особые выражения; подлинное
значение этих терминов со временем забылось, и с ними связаны были новые
понятия, составившие основы философии С., позднейшим развитием которых
является учение С. в тесном смысле слова. Если в древнейших упанишадах
учение С. еще не встречается, то, напротив, позднейшие упанишады нередко
содержат в себе те или другие его идеи, хотя нигде они еще не приведены
в систему. Основателем учения С. считается во всей индийской литературе
мифический мудрец Капила, о котором ничего неизвестно, кроме легендарных
данных, находимых в Махабхарате, Рамаяне и Пуранах. Более веса можно
придать буддийским свидетельствам о нем, приводящим его в связь с
городом Капилавасту. Эти известия довольно правдоподобны, в виду
указанных уже связей С. с буддизмом, в истории которого город
Капилавасту играет видную роль. Во всяком случай, если Капила
действительно существовал, то время жизни его, в виду зависимости
буддизма от С., должно быть отнесено ко времени до половины VI в. до Р.
Хр. Непосредственным учеником Капилы предание называет Асури (Asuri), о
котором также ничего достоверного неизвестно. Более определенной
является личность второго из главных авторитетов школы С., философа
Панчашикха. Индийские источники перечисляют еще ряд других философов, в
том числе Виндхьявасину или Виндхьявасаку, жившего, вероятно, в I в. по
Р. Хр. и упоминаемого китайскими источниками; от прочих сохранились
только одни имена, да и те не всегда внушают доверие к своей
подлинности. Время расцвета школы С. относится к первым векам нашей эры,
когда она оказала заметное влияние на образование гностических и
неоплатонических учений, объясняющееся частыми сношениями между Индией и
Александрией. Влияние С. на гностицизм сказалось особенно в учении об
антагонизме между духом и материей, в отождествлении духа со светом, в
делении людей на три класса (pneumatikoi, yucikoi, ulikoi = три гуны в
учении С.), в учении о личном существовании разума, воли и т. д.
Зависимость неоплатонизма от С. еще сильнее и сказывается нередко в
полном тождестве некоторых учений. Из С. заимствовано учение Плотина,
что душа свободна от страданий и изменений, присущих только миру
материальному, что человек должен отказаться от чувственного мира и
стремиться к истине путем созерцания. Обещание философии Плотина
избавить людей от их страданий также имеет прототип в аналогичном
обещании философии С. Как и гностики, Плотин заимствовал из школы С.
учение о тождестве духа и света; у него повторяется также (при
объяснении сознательного познания) сравнение души с зеркалом, в котором
появляются образы предметов. Еще теснее зависел от С. ученик Плотина,
Порфирий. В самой Индии учение С. оказало широкое влияние на всю ее
философскую и религиозную жизнь, начиная с начала нашей эры и кончая
новейшей эпохой. Об этом свидетельствуют все главнейшие памятники
санскритской литературы: законы Ману и другие юридические сборники,
Махабхарата, представляющая древнейшее связное изложение доктрины С.,
Грхьясутры, Пураны, Тантры и т. д. Влияние С. сказывается и на
позднейших философских системах Вайшешика и Ньяя. Древнейшие трактаты
школы С. - сочинения Панчашикхи и трактат Шаштитантра ("система 60
понятий") - не дошли до нас. Последний памятник упоминается в позднейших
трактатах, причем из него приводятся и цитаты. Древнейшим из
сохранившихся систематических изложений является трактат Санкхьякарика
(Samkhyakarika), возникший не позже V в. по Р. Хр. и вызвавший два
комментария (Гаудапады, между 700 и 750 гг. по Р. Хр., и Вачаспатимишры,
в первой трети XII в.). К началу XI в. относится так называемая
Раджаварттика (Rajavarttika). К первой половине этого же века относится
известное сочинение об Индии арабского писателя Альберуни, дающее
обстоятельные сведения об учении санкхья. До половины XVI в. возник
небольшой (как и все вышеназванные) трактат Таттвасамаса, вызвавший
несколько комментариев (один издан Баллантайном, в его "Lecture on the
Sankhya Philosophy", Мирзапур, 1850). Древнейшими источниками С. долго
считались С. сутры, хотя уже Кольбрук указывал на ошибочность
приписывания их Капиле. На самом деде это - довольно поздние тексты,
возникшие между концом XIV и серединой XV в. К этим сутрам примыкает ряд
комментариев (древнейший - Анируддхи, относящийся к самому началу XVI
в.), доходящих до XVIII в. Имя С. рассматриваемое учение получило в
сравнительно позднее время (оно встречается впервые только в поздних
упанишадах и в Махабхарате). Первоначальное его значение, по
правдоподобному мнению Гарбе, было "перечисление", в виду пристрастия С.
к числам и особенно "перечислению" 25 принципов, имевшего большой вес в
глазах ее последователей. Только впоследствии оно получило более широкое
значение "различения, размышления". С. выходит из вполне определенного
пессимистического взгляда на мир. Всякая сознательная жизнь есть
страдание; кажущиеся радости бытия перемешаны с страданиями и влекут их
за собой. Самое величайшее зло этого мира - необходимое возвращение
смерти в каждом новом существовании. Высшей целью человеческих
стремлений может быть, поэтому, только полное устранение страданий,
которого не дают ни мирские средства, ни жертвоприношения, не
устраняющие вполне смерти (уже убиение жертвенного животного есть грех,
требующий возмездия; сложный и дорогой жертвенный ритуал доступен только
богатым, да и достижение высшего божественного достоинства не избавляет
от переселения душ, которому подлежат даже боги). Надежда на прекращение
всякой сознательной жизни при разрушении мира тщетна, ибо за этим
разрушением последует новый период созидания, в котором снова начнется
странствование душ из одной формы в другую. Только с помощью философии
человек (без различия касты или состояния) может достигнуть
спасительного познания, заключающегося в признании абсолютного различия
духа от всего материального мира. Чтобы дойти до этого познания, учение
С. развивает свою мировую теорию, пытаясь установить причинную связь
явлений материального мира, а также и душевных процессов. В доктрину С.
входит и несколько общих учений, выработанных индийской философией, в
роде учения о возмездии, круговращении жизни и переселении душ,
встречаемого во всех религиозно-философских системах Индии. Главная
характеристическая черта школы С. - атеизм, отрицание вечного верховного
существа, создавшего и поддерживающего мир. Эта черта резко отличает
систему С. от школы йога. Атеизм С. вытекает из учения, что
бессознательной материи природы присуще стремление развиваться для
пользы чисто рецептивных душ, а также из связанного с этим учением
общеиндийского представления о последствиях деятельности всех живых
существ - последствиях, которыми вышеназванное стремление природы
возбуждается и определяется. Последователи С. поддерживают свое
атеистическое учение указанием на то, что при теистическом мировоззрении
возникновение зла является неразрешимой загадкой и неизбежно влечет за
собой упрек верховному существу в жестокости и пристрастии. Кроме того
система С. развивает ряд оригинальных космогонических, физиологических и
психологических учений. По ее учению, в мире существует два вечных,
исконных начала, различных в самом своем основании и потому не
возводимых ни к какому высшему единому началу: материя и души. Описание
сущности этих начал и их взаимных отношений и составляет собственное
содержание системы С. Подробное исследование философии С. дал Рих.
Гарбе: "Die S.-Philosophie, eine Darstellung d. indisch Rationalismus"
(Лпц. 1894); его же позднейшее, исправленное, но сокращенное изложение:
"S. und Yoga", в "Grundriss d. indo-arischen Philologie" Бюлера (т. III,
вып. 4, Страссб. 1896). В первом из назв. трудов приведена и вся
библиография вопроса. См. еще Barthelemy St.-Hitaire, "Memoire sur le
Sankhya" (П. 1852, Davies, "Hindu philosophy. The S. Karika of Iswara
Krishna. An exposition of the system of Kapila" (Л. 1881); Martinetti,
"Il sistema S. Studio sulla filosofia Indiana" (Турин, 1897). Издания и
переводы туземных источников: "S.-Pravacana-Bhashya or commentary on the
exposition of the o. philosophy by Vijsanahhikshu" (Кембр. и Лпц.,
1895); англ. перев. Ballantyne (Кальк., 1865); "Sankhyasara: a treatise
of Sankya philosophy" (Кальк., 1862); "Vacaspatimiсra.
Samkhya-tattva-Kaamudt, der Mondschein der Samkhya-Wahrheit, nebst
Einleitung uber das Alter u. die Herkunft d. S. Philosophic v. R. Garbe"
(Мюнх. 1892); англ. перевод и подл. текст, изд. Ganganatha lha (Бомбей,
1896).
С. Б-ч.
Санкция (лат.): - 1) утверждение законопроекта главою государства. В
конституционных государствах глава государства, отказывая в утверждении
законопроекта, принятого представительным собранием, осуществляет свое
право вето. - 2) Та часть закона, которою ограждается исполнение его.
Содержанием санкция является, прежде всего, признание действий,
нарушающих закон, ничтожными или оспоримыми. Законы с такою С. назыв.
совершенными (leges perfectae). Для таких норм, по отношению к которым
признание правонарушительного действия оказывается недостаточным,
устанавливается С. связывающая с этим действием невыгодные для
совершителя его последствия (гражданское взыскание в пользу
потерпевшего, наказание, налагаемое государственною властью в интересах
общественных). Законы, снабженные такою С., назыв. leges plus quam
perfectae. Если С. закона заключается в том, что нарушение его влечет за
собою невыгодные для правонарушителя последствия (напр. штраф за
неоплату заемного обязательства гербовым сбором), но при этом самое
действие, соединенное с нарушением закона, сохраняет свою юридическую
силу, то такого рода законы назыв. leges minus quam perfectae. Наконец,
законы, не имеющие С., т. е. законы, последствия нарушения которых вовсе
не определены, называются несовершенными (leges imporiectae). К числу
последних принадлежит большая часть норм публичного права.
Предполагается, что соблюдение норм публичного права ограждается
надлежащею организацией властей, призванных осуществлять их; но, в виду
недостаточности такой гарантии, граждане, по мере упрочения в управлении
начал правомерности, приобретают право административного иска,
направленного к признанию незаконных распоряжений администрации
недействительными. Этим путем значительная часть норм публичного права
из несовершенных превращается в совершенные.
Санкюлоты (франц. Sansculottes; неточно переводится словами
бесштанники, голоштанники) - в эпоху великой франц. революции так
назывались пролетарии и революционеры, в отличие от представителей
высших классов: последние носили culottes, т. е. штаны по колени, с
чулками, а первые - панталоны, т. е. длинные штаны до пят. Название это
появилось в феврале 1792 г. и стало означать доброго патриота и
гражданина.
Сан-Паоло (San-Paulo) - главн. город бразильского штата того же
имени, в 5 км. к Ю от устья р. Титэ, на высоте 753 м. над ур. моря.
Университет с факультетами юридическим и богословским, иезуитская
коллегия, музей, театр. С. - центральный торговый пункт штата. Вблизи
итальянские колонии: Санта-Анна, Глория, С.-Каэтано и С. Бенардино. Жит.
ок. 40000.
Сан-Ремо (San-Remo) - город и зимняя климатическая станция
итальянской провинции Порто Маурицио, на берегу Генуэзского залива
(Ривьера-ди-Поненте) в 5 часах от Генуи; с С хорошо защищен тройною
цепью гор. 121/2 тыс. жит. Лицей, мореходное и техническое училище.
Нежный климат, снежные зимы крайне редки. Богатая южная растительность.
Средняя годовая t° = 15,6° Ц., зимы 9,4, весны 14,1, лета 22,4, осени
16,6, с ноября до марта 11,41° Ц. Среднее барометрическое стояние
годовое 761,43 мм. Восточные и западные ветры чувствительны только в
местах близких к морю; восточный ветер - самый сильный и частый,
мистраль едва дает себя знать. Хорошо устроенное заведение со всеми
лечебными приспособлениями. Санатория со всеми удобствами. Больных до
8000 в год, с упадком питания, золотухой, страданиями дыхательных
органов, почек, диабетом.
Сан-Сальвадор (San Salvador) - столица центр. амер. республики того
же имени, на небольшой реке, впадающей в Тихий океан, в хорошо орошенной
и облесенной долине, в 5 км. от вулкана С. Основан в 1523 г. испанскими
эмигрантами; в 1854 г. перенесен на другое место, вследствие частых
землетрясений, но и здесь дважды уже частью разрушался ими. Много
церквей и монастырей. Обширные склады сахара и индиго, фабрики железных
изделий и хлопчатобумажных тканей. Жит. 16000 (1890), до землетрясения
1873 г. - 40000.
Санскара (санскр. samskfira - приготовление, церемония,
священнодействие) - главнейшие религиозные церемонии, обязательные для
каждого индуса хорошей касты. Гаутама, называющий этим термином все
религиозные церемонии, насчитывает их сорок, но обыкновенно под
названием С. разумеется главных десять очистительных церемоний. Каждая
С. имеет определенный и нередко довольно сложный порядок,
устанавливаемый такими авторитетами, как Ману, Яджнявалкья и др. В
буддийской философской терминологии С. означает душевные способности и
наклонности человека.
С. Б-ч.
Сан-Себастьян (San Sebastian) - портовый гор. в испанской провинции
Гвипускоа, на Атлантическом океане, крепость первого ранга, при устье р.
Урумеа, между двумя бухтами: на З в новейшее время расчищенная и
защищенная сильными дамбами бухта Зурриола (Zurriola), на З -
соединяющаяся с морем только узким проливом между Monte Orgullo (с
фортом) и Monte-lgueldo (с маяком) бухта La Concha. После английского
погрома 1813 г. отстроен заново. Жит. (1887) 29047. Церковь св. Марии, в
стиле Возрождения, с роскошным фасадом и величественными алтарями;
церковь San Vicente в готическом стиле (XI стол.); вилла
королевы-регентши (Miramor), арена для боя быков. Школы торговая и
мореходная. Заводы якорные, стеклянный, химических продуктов, фабрики
ковровые и парусные. Торговля транзитная и экспедиционная; ввоз
английских и французских продуктов, хлопчатой бумаги, корабельного к
строевого леса, трески; вывоз вина, муки, консервов. В 1894 г. в бухту
Конха вошли 108 судов различных наций с грузом в 62483 тонн. С.Себастиан
принадлежит к самым удобным и благоустроенным курортам (морские купанья)
северного побережья Испании. Близ С.-С. бывший иезуитский монастырь San
Ignacio de Loyola. Находясь на пути из Франции к Мадриду, С.-Себастиан
неоднократно играл роль в военной истории страны. В августе 1794 г.
франц. ген. Монсе неожиданно подступил к стенам города, и гарнизон,
застигнутый врасплох, сдался на капитуляцию. В 1813 г., после победы при
Виттории, С.-Себстиан был осажден англ. войсками; франц. гарнизон, под
нач. ген. Pea, оборонялся с большим упорством и сдался только тогда,
когда почти все верки были разрушены и надежда на выручку исчезла. В
1823 г., в самом начале похода герцога Ангулемского в Испанию, дивизия
ген. Бурка обложила С.-Себасиан, и крепость сдалась еще до открытия
французами осадных работ.
Санскрит. - В основе этого термина лежит древнеиндийская форма
samskrtam. Традиционное произношение брахманов ставить слог ri на месте
древнего слогового r, и форма С. попала в Европу именно в таком
традиционном произношении. Значение древнеиндийского samskrtam или
samskrta до сих пор еще вполне точно не установлено; обыкновенно толкуют
термин С. как составленный (искусственный), украшенный, освященный (язык
свящ. литературы), образованный (в смысле культурном) язык. В общем
употреблении под этим термином разумеют язык древних индусов, на котором
они говорили и писали за нисколько веков до Р. Хр. При этом употреблении
разные диалектические и хронологические разновидности, замечаемые в
общем составе древнеиндийского языка, оставляются без внимания. С.
называют и язык древнейшего памятника индийской (и индоевропейской)
литературы - Ригведы и вообще веды, и язык позднейшей, искусственной,
художественной индийской литературы - язык эпических поэм в роде
Махабхараты и Замаяны, драм Калидасы и др. Индийские ученые понимали под
термином samskrta bhasha только позднейший, нормированный грамматиками
искусственный или классический книжный язык, получивший право
гражданства в эпоху индийского средневековья (от 600 г. до Р. Хр.), и
отличали его от bhasha просто, т. е. живой, разговорной речи. Древнейшей
формой древнеиндийского языка является язык ведь (2000 - 1500 лет до Р.
Хр.) или ведийский (ведаический) С., как принято называть его в
европейской науке, в отличие от С. классического. Ведийский С.
отличается от классического не только большим богатством и разнообразием
грамматических форм, но и несомненными чертами языка более живого,
свободно развивающегося, но столь стесненного литературной и книжной
традицией. Тем не менее и ведийский С. не может быть признан вполне
чистым и неприкосновенно сохранившим древнейшие черты древнеиндийского
языка, каким он должен был быть в эпоху создания вед и самой древней из
них - Ригведы. Не смотря на благоговейное отношение к чистоте и целости
священных текстов, эти последние не могли избежать общей участи всех
литературных памятников, передаваемых путем изустного предания из
глубокой древности в позднейшие эпохи с другим строем языка: они
подверглись значительному подновлению. Постепенное преобразование
ведийского С. в этом направлении было завершено учеными редакторами вед,
давшими этим памятникам окончательную внешнюю группировку в виде
дошедших до нас самхит или ведийских сборников. Подновление коснулось
главным образом фонетической стороны (так назыв. сандхи), но и здесь не
было проведено последовательно. Нередко встречаются архаизмы,
сохранившиеся потому, что их неправильно понимали, Замечается даже
влияние среднеиндийских диалектов и чужих языков, снабдивших ведийский
С. несколькими заимствованиями, сразу обличающими свое неарийское и
неиндоевропейское происхождение. То обстоятельство, что веды сохранялись
в одном сословии - среди жрецов, заставляет предполагать, что ведийский
С., несмотря на отсутствие определенной ученой или книжной нормировки,
должен был все-таки разниться от живого народного языка и представлять
большую неподвижность и искусственность, характеризующую языки книжные и
поэтические. На это указывает употребление форм, принадлежащих разным
историческим периодам, ошибочное употребление некоторых форм,
образование неправильных форм и тому подобные особенности,
свидетельствующие об известной искусственности языка. Древнейший вид
ведийского С. находим в Ригведе, которая, однако, неоднородна в языковом
отношении, представляя в некоторых своих частях более древнее состояние
языка, а в других (10-я книга) - более новое, являющееся переходной
ступенью к языку еще более поздних ведийских сборников (самхит). В
послеведийскую эпоху ведийский санскрит еще более расходится с живыми
говорами, оставаясь более или менее неподвижным, в то время как они
беспрерывно развиваются. Уже другие веды представляют более новый язык,
характеризуемый лексическими неологизмами, исчезновением разных старых
форм, более частым появлением l на месте общеарийского r и т. п.
Прозаическая ведийская литература брахман и жертвенных формул Яджурведы
хотя и представляет более новую стадию языка, чем Ригведа, но в то же
время сохраняет и некоторые древние черты, которых уже нег в других,
более древних памятниках. Здесь сказывается обычное разливе
прозаического языка от поэтического. В следующем по времени слое
литературных памятников ведийского периода - араньяках, упанишадах и
сутрах - наблюдается уже, в общем тот строй языка, который был закреплен
классической грамматической школой индусов. Своеобразен только стиль
сутр, отличающийся отсутствием связной и периодической речи и
господством отрывистого, сжатого синтаксического строя. В грамматике
Панини (около 300 до Р. Хр. ?). канонизована форма языка, близкая языку
сутр. Позже является и термин samskrta - "правильно изготовленный,
совершенный, законченный", в отличие от prakrta - "плебейский,
народный". Выражение это у старых грамматиков еще отсутствует и впервые
встречается в Рамаяне. Употребляясь первично для одних сакральных целей,
С. брахманов получил светское потребление только в позднейшую эпоху. Уже
сакральная ведийская литература приняла в себя некоторые первично
светские произведения. Светская литература на С. началась уже за
несколько столетий до появления грамматики Панини. Древнейшим ее
памятником является Рамаяна, к стилю и языку которой примыкает и
Махабхарата. Хотя грамматика уже процветала в эпоху появления этих
эпических поэм, язык их в довольно многих отношениях уклоняется от
правил грамматики Панини (особенности эпического С. см. Bohtlingk,
"Berichte der sachs. Gesellschaft der Wissensch. ", phil. hist. Classe,
1887; "Zeitschr. d. deutsch, Morgenl. Gesellsch.", т. XLIII, стр. 53 и
сл.; Holtzmann, "Grammatisches aus dem Mahabharata", Лпц., 1884). Язык
эпоса носит более народный характер, чем язык собственно классической
санскр. литературы, примыкающей к Рамаяне. Характерные черты этого
"классического" С. - точность и сжатость стиля, рядом с строгой
нормировкой языка, согласно грамматическому канону Панини и других
представителей индийской грамматической школы. Тем не менее разница
между грамматической теорией и литературной практикой постоянно дает
себя знать. Целый ряд форм и синтаксических конструкций, встречаемых у
грамматиков, не может быть доказан примерами из литературного
употребления - и обратно, возникают особые метрические поэмы (кавья),
имеющие целью демонстрировать употребление таких архаических или
теоретических форм. Еще большую степень зависимости от грамматики
обнаруживают произведения классической санск. прозы, в которой легче
было соблюдать строгие правила индийских грамматиков, благодаря
отсутствию метра. В общем С. позднейшей "классической" литературы
гораздо беднее формами, чем ведийской С., хотя поздние авторы и
стараются иногда блистать своей книжной грамматической эрудицией,
пытаясь воскрешать те или другие архаизмы. B классическом С. заметно и
влияние народных диалектов. Лексические заимствования из народных
диалектов были довольно многочисленны и вносили в С. среднеиндийские
фонетические особенности. Иногда среднеиндийские слова, на основании
звуковых отношений, подмеченных между С. и среднеиндийским, подвергались
переделки на С. лад. В еще более поздние времена в С. проникали и
влияния новоиндийских языков, дающие себя знать как в надписях, так и в
литерат. памятниках. Кроме того в С. можно открыть и довольно частые
влияния туземных языков Индии, главным образом дравидических. Сношения с
иранскими странами внесли несколько заимствований не только из
древнеперсидского, но и из новых иранских языков. Сношения с греками,
начавшиеся с похода Александра Македонского в Индию, внесли немало
греческих заимствований, особенно в математическую и астрономическую
терминологию. Магометанские завоеватели принесли с собой арабские и
позже турецкие слова, а с XVI в. начинают появляться и заимствования из
европ. языков. Географическое распространенно С. в разные эпохи
различно. С. Ригведы употреблялся только в СЗ Индии; в эпоху других
ведийских сборников и брахман С. уже распространившиеся в верхней долине
Ганга, так назыв. Мадхьядеше (между пустыней на З и слиянием Ганга и
Джамны на В). Во II в. до Р. Хр. вся страна между хребтами Гималаев и
Виндхья, так назыв. Арьяварта, считается родиною "правильного" С. Еще
раньше С. распространился дальние на Ю, на Деканское плоскогорье, где он
употреблялся на ряду с туземными, дравидическими языками, щедро
черпавшими из него в свой лексикон. Позже С. проник и на Цейлон, где
оказал заметное влияние на сингалезский язык, затем на Малайский
архипелаг, Яву, Борнео и даже на Филиппинские острова. Около начала
нашей эры С. проник и в дальнюю Индию, где уже во II в. по Р. Хр.
находим, как это видно из Птолемеевой географии, индийские
географические названия. В IV в. там же (в царстве Чампа) начинают
появляться надписи на С., употребляемом для этой цели до XII в., когда
его совершенно вытесняет местный язык. В Бирме и Сиаме санскр. надписи
не встречаются, но присутствие заимствований из С. в составе туземных
языков свидетельствуют о влиянии С. и в этих странах. Благодаря
буддизму, знание С. и литературные памятники на нем проникают в Средн.
Азию, Тибет, Китай, Японию. Общая судьба его вне Индии - смешение с
местными языками и исчезновение. Что касается Арьяварты, то употребление
С. здесь ограничивалось главным образом высшими сословиями и прежде
всего жрецами-брахманами. Употребление пракрита в драме для речей женщин
и действующих лиц из народа, в то время как боги, цари, жрецы и
придворные говорят на С., указывает на употребление С. только верхними
слоями индийского общества. Это же употребление С. в драме
свидетельствует, однако, о том, что низшие слои общества хотя и не
говорили на нем, но понимали его. Из употребления пракритских диалектов
в правительственных указах, высекавшихся на камнях и скалах, и в
буддийской священной литературе следует заключить, что народу
среднеиндийские диалекты были во всяком случае, лучше понятны, чем
аристократический С. Выли попытки употреблять С. у северных буддистов,
но они были неудачны и представляли смесь пракрита с С. В более поздние
эпохи с С. соперничают языки завоевателей Индии - сначала персидский,
потом английский. Суживали употребление С. и возникавшие новоиндийские
литературы. Уже в Х в. влияние новоиндийских языков дает себя
чувствовать в языке надписей. В XII в. возникает литературы на новоинд.
языке хинди. Знавшие С., как ученый язык, говорили и на другом, более
живом, народном языке. Значение С. для индийской духовной культуры может
быть сравнено с значением латинского в средние века или древнееврейского
у современных евреев. До сих пор, однако, в Индии говорят и пишут на С.,
употребляя его и для обыденных нужд и потребностей. Научное значение С.
для сравнительной грамматики индоевропейских языков весьма велико, хотя
в последнее время ученые уже отрешились от того представления об
исключительной древности и важности С., которое господствовало в
европейской науке в течение более чем полустолетия, после основания
сравнительной грамматики Фр. Боппом. Как индоевропейский язык, формы
которого сохранились из очень древней эпохи, благодаря особо тщательной
изустной традиции и раннему развитию в Индии грамматического знания, С.
дает отличный критерий при сравнительноисторическом анализе отдельных
индоевропейских языков, особенно своим формальным строем, сохранившим
древние индоевропейские черты гораздо лучше, чем формальный строй
остальных индоевропейских отдельных языков, не исключая и литовского. Но
так хорошо сохранил С. древний звуковой состав индоевропейского
праязыка, особенно в области вокализма, где преимущество приходится
отдать греческому (индоевр. гласные а, е, о, а, е, о, сохранившиеся в
греческом, в С. совпали в одном гласном а, а, дифтонги ei, ai, oi, en,
au, оu, большею частью также сохранившиеся в греческом, в С. дали долгие
гласные е и о и т. д.); напротив, консонантизм С. архаичнее в некоторых
отношениях, чем консонантизм любого другого индоевроп. языка (С. один
сохранил в целости древние аспираты, глухие и звонкие: ph, th, kh, bh,
dh, gh, подвергшиеся разным изменениям в других языках). Ближайшими
родичами С. являются иранские яз. Вместе с ними С. и его потомство -
среднеиндийские и новоиндийские языки - образуют арийскую группу,
принадлежащую, как и литво-славянские языки, также очень близкие к С.
(хотя и в меньшей степени, чем иранские), албанский и армянский, к
восточной группе индоевроп. языков (так назыв. языки satem). Современный
индийский алфавит - семитического происхождения. Его прототип восходит к
арамейскому (месопотамскому) алфавиту и был перенесен в Индию около 800
г. до Р. Хр., где он с большой тонкостью был приноровлен индийскими
учеными к индийской звуковой системе. Древнее имя этого алфавита -
Брахми (Brahmi). Существование письма в эпохи, следующие за
вышеозначенным годом, доказывается свидетельством древних законников,
канонической литературой буддистов и джайнов, Рамаяной и рассказами
греческих путешественников (Мегасоена). наднис Древнейшие письменные
памятники - на С. и царя Ашоки (Пиядаси), высеченные на скалах и столбах
около половины III в. до Р. Хр. Их распространение указывает на
знакомство с письмом от крайнего С до крайнего Ю Индии. Алфавит Брахма
является здесь уже в позднейшей фазе развит. так назыв. Маурья. Рядом
были и другие типы алфавита, из которых особого внимания заслуживает так
назыв. Кхароштхи (Kharoshthi), заимствованный прямо из арамейского и
переделанный под влиянием Брахми. Кхароштхи попал в Пенджаб вероятно во
время господства над ним Ахеменидов. Он употреблялся здесь еще в течение
первых веков христианской эры, но в прочих частях Индии почти не
встречается. Фонетически он менее точен, чем Брахми, и пишется справа на
лево, как семитические алфавиты, тогда как Брахми представляет обычный
европейский порядок письма (слева на право). Черты современного письма,
так назыв. деванагари, могут быть прослежены по памятникам до глубокой
древности. Сначала, по-видимому, письмо служило практическим целям:
литература духовная и светская долго сохранялась путем изустного
предания, да и до сих пор гимны и эпические поэмы в Индии заучиваются и
читаются на память. Когда применено было письмо к закреплению
литературных памятников - сказать нельзя. Панини знал о существовании
письма, но ничего не говорит об употреблены его для ученых целей. Его
грамматика допускает вполне возможность изустного заучивания и передачи.
Знакомство европейских ученых с С. могло начаться лишь с открытия
морского пути в Индию. Первые известия о знакомстве европейцев с С.
принадлежат второй половине XVI в. В 1559 г., в Гоа, миссионеры, при
помощи одного брахмана, перешедшего в христианство, знакомятся с
философской и теологической литературой индусов и устраивают с
брахманами религиозные диспуты. Итальянец Филиппо Сассетти, проживший в
Индии 5 лет (1583 - 88), сообщает в письмах на родину (напечат. только в
1855 г.) о языке "Sanscruta", его особенностях, составе азбуки, и даже о
сходстве его с европ. языками. За ним следует ряд миссионеров, изучавших
С. и новоиндийские языки в просветительных целях и сообщавших, в своих
донесениях, довольно подробные сведения о С. и инд. литературе. Roberlus
de Nohilibus или Roberto de Nobili (1620) отлично изучил С. и дравид.
языки; он носил даже одежду брахмана, исполняя все предписания и обряды
этой касты. Гейнрих Ром (1664) сообщил в Европу (знаменитому иезуиту
Афанасио Кирхеру) первый образчик С. алфавита. Немец Ганкследен
(Hanxleden, в Индии с 1699 до ум. 1732) первый составил С. грамматику и
малабарско-С., португальский словарь, оставшиеся в рукописи. Первым
европейцем, напечатавшим С. грамматику (1790), хотя и плохую, был татке
миссионер - Paullinus a Sancto Bartholomaeo. Главная заслуга в деле
ближайшего ознакомления Европы с С. принадлежит англичанам. Чарльз
Вилькинс перевел ряд памятников индийской литературы и написал лучшую в
свое время санскр. грамматику (1808). Он же первый начал печатать в
Европе целые санскр. тексты подлинным С. шрифтом, знаки которого сам
вырезал и отлил. За ним последовали: Вильям Джонс (1746 - 94),
переводчик и издатель ряда индийских текстов, впервые провозгласивший
гипотезу об общем происхождении С., латинского и греч. языков из одного
общего, более уже не существующего языка; Генри Томас Кольбрук (1765 -
1837), считающийся по праву основателем индийской филологии в научном
смысле слова; Вильсон, составитель первого С. словаря (1819), и др. В
начале нынешнего столетия изучение С. переходит от англичан к немцам,
надолго сохранившим первенствующую роль в этой области. Значение С. для
науки определяет Фр. фон Шлегель в своей знаменитой книге: "Uober die
Sprache und Weisheit der Indier" (1808). Фр. Бопп кладет основание
сравнительно-грамматическому изучению С., издает тексты, глоссарии,
лучшую надолго грамматику С. В 1819 г. прусское правительство открывает
кафедры С. в своих университетах. Их занимают Бопп в Берлине и Авг.
Вильг. фон Шлогель в Бонне. Последний является учителем целой школы
санскритистов, среди которых имеются такие имена, как, Хр. Лассен и О.
Н. Бетлинг. В 1827 г. берлинск. королевская библиотека кладет скромное
начало своему, в настоящее время громадному собранно С. рукописей,
второму в свете после коллекции британского музея, последующего развития
индийской филологии вообще и изучения С. в частности носит уже характер
специализации. До начала 40х годов предметом изучения является почти
исключительно классической С. и писанная на нем литература. С 40-х годов
идет и разработка ведийского С., начатая Фридр. Розеном, Бюрнуфом,
Рудольфом Ротом и Бенфеем, Максом Мюллером и продолжаемая Альбр.
Вебером, Мартином Гаугом, Гейнрихом Грассманом, Альфр. Лудвигом, Берт.
Дельбрюком, Абелем Бергенем, Гарбе, Кеги, Гельднером, Пишелем,
Линднером, Циммером, Ольденбергом, Кильгорном фон Шредером, американцами
Витни, Лэнмэном, Блумфильдом и др. Классическим С., кроме представителей
старого поколения немецких санскритистов - Брокгауза, Ад. Фр. Штенцлера,
Гильдемейстера, Боллензена, О. Н. Бетлинга, - занимались и занимаются Г.
Бюлер, Кильгорн, Пишель, Б. Либих, О. Франке, Т. Цахариэ, Гольцман,
голландцы Керн и Спейер и др. Лучшие грамматики С. принадлежат Витни
(нем. перев. Циммера: "Indische Grammatik", Лпц., 1879; 2 изд., 1889) и
Як. Вакерyагелю ("Altindische Grammatik. Т. I, Фонетика", Геттинген,
1896). Первая имеет характер чисто описательный и дает превосходный
подбор богатого материала для практического ознакомления с языком;
вторая, основанная на глубоком изучении громадной литературы по
грамматике С., дает самое полное и самое лучшее
сравнительно-историческое предствление о С. Особенного внимания
заслуживает введение о С. вообще, к которому и отсылаются читатели,
желающие более подробных сведений о С. На русском яз. имеется
"Руководство к изучению С.", проф. В. Ф. Миллера и О. М. Кнауэра (для
начинающих, СПб., 1891). Из словарей монументальный характер имеет так
наз. "петербургский" словарь С. немецкий, Бетлинга и Рота, изд. нашей
академией наук в двух видах, полном (1853 - 75) и сокращенном (1870 -
89). На этом словаре основан ручной (С.-нем.) словарь Каппеллера
(Страсб., 1887), вполне пригодный для первоначальных занятий С. Отличный
ведийский словарь принадлежит Грассману ("Worlerbuch zum Rigveda", Лиц.,
1873 - 75). Хороший сравнительноэтимологический словарь дал Уленбек
("Kurzgefasstes etymologisclies Worterbuch der altindisch. Sprache",
Амстерд., 1898 - 99), автор сравнительной фонетики С. (голл. и англ.
изданbt, 1898). Прочая литература: грамматики и первоначальные
руководства - Bonfey, "Handbuch d. S. Sprache: Gramm., Chrestom. und
Glossar" (Лпц., 1852 - 54); его же, "Kurze S. Grammatik" (Лпц., 1855);
Bergaigne, "Manuel pour etudier la langue sanscrite. Chrestom., lexique,
principes de gramm." (П., 1884); Boller, "Ausfuhrl. S. Grammatik" (Вена,
1847); Fr. Ворр, "Ausfuhrl. Lehrgebaude d. S. Sprache" (Б., 1827); его
же, "Grammatica critica linguae S." (изд. 2-е, Б., 1832); его же,
"Kritische Gram. d. S. Sprache" (4 изд., Берл., 1868); Borooah,
"Comprehensive grammar of the S. language, analytical, historical and
lexicographical"; его же, "Higher S. grammar" (Калькутта, 1879); Buhler,
"Leitfadon f. den Elementarcursus d. S." (Вена, 1883); Colobrooke,
"Gramm. of the S. lang." (т. 1, Кальк., 1805); В. Dolbruck, "Altindische
Syntax" (Галле, 1888); Desgranges, "Grammaire S.-franеaise" (Пap., 1845
- 47); Edgren, "Compendious S. grammar w. sketch of scenic prakrit"
(Лонд., 1885); Giussani, "Principii della grammalica S. " (Турин, 1868);
Kale, "Higher S. grammar" (2 изд., Бомбей, 1898); Kellner,
"Elementargrammatik d. S. Sprache" (Лпц., 1868, 3 изд., 1885); Kielhorn,
"Grammar of the S. lang." (Бомбей, 1870, 4 изд. 1896), нем. издание (Б.,
1888); М. Muller, "Sanskritgrammar" (Лонд., 1866, 2 изд., 1870; нем.
изданы, Лпц., 1866); его же; "S. grammar for beginners" (Л., 1886);
Nazari, "Elementi di gramm. S. " (Турин, 1892); Perry, "S. primer based
on Buhler's Leitfaden" (Бостон, 1886; 3 изд., 1892); Speyer, "S. syntax"
(Лейден, 1886); его же, Vedischу una S. syntax" (Страссб., 1896, из
Бюлеровского "Grundriss d. indoarischen Philologie"); Stenzler,
"Eicinontarbuch der S, Sprache" (Бреславль, 1868; 6 изд. Пишеля, 1892);
Vaskoncellos, "Corso do lilterat. e lingua o. class, e vedica"
(Лиссабон, 1881 - 89); Westergaard, "Kortfattet S. formlare"
(Копенгаген, 1846); Whitney, "Die Wurzeln, Verbalformon u. primaren
Slamme d. S. Sprache" (Лпц., 1885); Monier Williams, "Practical gramm.
ofthoS. lang. * (Оксфорд, 1877, 4 изд.); Wilson, "Introduction to the
gramm. of the S. lang." (Л., 1841; 2 изд., 1847). Словари и глоссарии:
Apte, "Practical S. engl. dictionary" (Пуна, 1890); его же, "The
student's S. engl. diction." (Пуна, 1890) и "The students engl.-S.dict."
(Пуна, 1884; 2 изд., Бомбей, 1893); Benfey, "S. engl. diction., w.
etymologies and comparisons of cognate words in greek, latin, gothic and
anglo-saxon" (Л., 1866); Ворр, "Glossarium sanscritum" (Б., 1830; 3 изд.
1867); Borooah, "Practical engl. S. diet. " (Калькутта, 1877 - 81;
лучший англ. С. словарь); Burnout et Leupol, Dictionnaire classique S.
francais" (П., 1865); Macdonell, "S. engl. dictionary" (Л., 1893);
Prinsep, "English and S. vocabulary" (Лонд., 1847); Vaidya, S. Ramch,
"Standard S. engl. diet. " (Бомбей, 1889); Monier Williams,
"Sanscritengl., dictionary, etymologically and philologically arranged,
with special reference to week, Latin, Gothic, German, Anglo-Saxon etc."
(Оксфорд, 1872). Монографии: Delbruck, Das altinaische Verbum aus den
Hymnen des Rigveda" (Галле, 1874); его же, "Altindische Tempuslehre"
(Галле, 1876); O. Franke, "Was ist Sanskrit?" ("Bezzeaberger's Beitrage
zur Kunde der indogerm. Sprachen", т. XVII); его же, "Die indischen
Genusregeln" (Киль, 1890); его же, "Grammatik des klassischen S.";
Lanman, "On noun-inflection in the Veda" (Нью-Гавен, 1880); Lindner,
"Aitindische Nominalbildung" (Иена, 1878); Reuter, "Die altind.
Nominalcomposita" (т. I., Гельсингфорс, 1891); Sorensen, "Om S.
stilling" (Копенгаген, "Mem. de l'Acad.", Ill, 1894); Zachariae, "Die
indischen Worterbucher" (Страсбург, 1897, в "Grundriss" Бюлера) и
"Beitrage zur indischen Lexicographie" и т. д. Важнейшие из других,
более мелких статей указаны у Вакернагеля, в цитированной выше его
грамматике.
С. Булич.
Сантандер (Франциск de Paula Santander, 1794-1840) - южноамериканский
государственный деятель. После революции 1809 г., происшедшей в
Колумбии, принял участие в борьбе за независимость. В 1881 г. С. созвал
конгресс, на котором Боливар был избран президентом, а С.
вице-президентом новой республики Колумбии. Когда возникло подозрение,
что Боливар замышляет восстановить монархию, О. стал во главе
республиканской партии и созвал в Окане собрание; но оно было распущено
Боливаром, а С. был обвинен в заговоре против президента и присужден к
изгнанию. После смерти Боливара С. вернулся в Колумбию, которая к тому
времени разделилась на три отдельные государства, и в 1833 г. был избран
президентом Новой Гренады. В качестве президента С. вызвал против себя
неудовольствие тем, что, при уплате тремя новыми республиками
государственных долгов Колумбии, на долю Новой Гренады пришлась половина
всех долгов, хотя она не была богатейшим из трех государств. В 1836 г.
С. оставил политическую деятельность.
Сантьяго де Чили (Santiago de Chili) - столица южноамер. республики
Чили на высоте 560 м. над ур. моря, у подошвы Андов, на берегу горной
рч. Мапочо, которая летом почти высыхает, но при таянии снегов и при
продолжительных дождях несет огромную массу воды. Средняя темп. 13,4°
Ц., средняя летняя темп. 18,66°Ц., зимняя 7,82° Ц.; воздух большею
частью очень сух, небо безоблачно; в течение 22 дней в году идут дожди,
дающие только 419 мм. осадков. Землетрясений не было с 1822 г. Обширный
собор (1750); 20 церквей. В городе находятся все главные присутственные
места республики и университет, основанный в 1843 г. иезуитами; он
считается лучшим в Южн. Америке (факультеты юридический, медиц. и
инженерный), имеет много нем. профессоров и свыше 1000 студентов; при
нем школа скульптуры и художеств. Консерватория, военная академия, школы
ремесленная, горная, земледельческая, повивальный институт, архиеписк.
семинария, коллегия иезуитов и братства Сердца Иисуса. Астрономическая
обсерватория, ботанич. и зоологич. сады; публичная библиотека, с 70 тыс.
томов; несколько ученых обществ. Много линий железно-конных дорог.
Промышленность незначительна: фабрики машин и сукон, мукомольные и
пивоваренные заводы, торговля почти вполне в руках иностранцев. С.
основан в 1511 г. Педро де Вальдивия. Жителей около 250 тысяч (1895).
Очень значительна смертность детей беднейших классов населения, у
которых примусь белой крови ничтожна. Много немцев, французов, англичан,
американцев, итальянцев, аргентинцев, немного испанцев и несколько
китайцев и негров.
Сан-Франциско (San Francisco), сокращенно Фриско - гл. г. и
коммерческий центр Сев. Амер. Шт. Калифорнии, под 37°47'35" с. ш. и
122°24'15" з. д., важнейший торговый порт на берегу Тихого ок., на косе,
ограниченной с В заливом того же имени, с З - Тихим океаном. Вход в
гавань защищен фортом Пойнт, находящемся на южн. берегу Золотых ворот
(Golden Gate) - узкого пролива, соединяющего бухту С.Франциско с
океаном; другой форт, Алькатраз, лежит в 3 км. к сев. К г. С.Франциско
принадлежат также о-ва в бухте того же имени - Иерба Буэна или Козий
о-в, Алькатраз и Мишион-Рок - и острова Фараллон, в океане. Климат очень
мягкий и ровный; летом никогда не бывает зноя; снег выпадает очень
редко. Почва С. - песчаная. Прекрасные общественные сады; дома большею
частью деревянные, предпочитаемые вследствие возможности землетрясений,
но со времени частых и разрушительных пожаров теперь строятся дома из
мрамора, камня, терракоты, в стальных остовах. Особый квартал (China
Town) заселен китайцами. Медицинская коллегия Купера, техническая
коллегия Когсуэля; историч. и географ. общества, академия наук, II
театров (из них 4 китайских), 316 благотворительных заведений, 39
госпиталей; 33 библиотеки, 69 клубов; банк Калифорнии. Торговля очень
значительна. С.-Франциско имеет единственную (кроме Сан-Диего)
безопасную, обширную гавань на Тихом океане между Викторией и
Мазатланом, т. е. на протяжении 3000 км.; благодаря этому она
монополизировала торговлю Тихоокеанского побережья Америки. Много
громадных капиталов, обширные финансовые операции. Оживленное пароходное
сообщение с Китаем, Японией, Австралией, Панамой, Мексикой и др. Главные
статьи вывоза - драгоценные металлы, пшеница, мука, вина, шерсть, лесной
материал и кожи. Ежегодный вывоз пшеницы - 1000000 тонн. Общая сумма
вывоза, включая благородные металлы, превышает 75000000 дол.
Многие из рудников Невады, Калифорнии и Колорадо, Вайоминг и Аризоны
принадлежат гражданам С.-Франциско. Собственный торговый флот С.-Ф. -
свыше 900 судов (половина - пароходы). С.-Ф. - конечный пункт
Южной-тихоокеанской и Центральной-океанской ж. д. Заводы
железоделательные, машиностроительные, кожевенные, мукомольные,
пивоваренные, сахарные, сигарные; большие бойни. В 1890 г. было 4059
фабрик, с 48500 рабочих и производством на 135000000 дол. На месте
нынешнего С. в 1776 г. была поселена миссия францисканских монахов.
Город основан только после открытия золотых приисков, в 1848 г. Жит. в
1846 г. было 600 чел., в 1852 г. - 34870, в 1880 - 233959, в 1890 г. -
298997, из них 126811 пришлых.
Сан-Хосе (San Jose или S. Jose del Interior) - столица республики
Коста-Рика, в Центр. Америке, на выс. 1460 м. и. у. р. м., на здоровом и
плодородном плато. Дома одноэтажные. Университет, театр, географический
институт. Климат мягкий. Город окружен корабельными плантациями. Жит.
19326 (1892).
Сан-Хуан де Пуэрто-Рико (S.-Juan de Puerto-Rico) - гл. г.
Вест-индского о-ва Порторико, на маленьком островке Морро, соединенном с
главным островом мостом. Город сильно укреплен. Отличная гавань,
арсенал, театр. Вывозная торговля произведениями о-ва, особенно кофе и
сахаром. Жит. 23000.
Сапсан (Falco peregrinus) - вид соколов, широко распространенный по
всему северному полушарию, местами как оседлая, местами как перелетная
птица. Довольно изменчивая окраска взрослой птицы бывает обыкновенно на
верхней стороне тела сизого цвета, темнее на голове и с неясными темными
поперечными полосами на спине и крыльях. Окраска нижней стороны тела
светлая, рыжеватая с сероватыми поперечными полосками и пестринками на
брюхе и груди. Уздечка светлая. Ноги и восковица - ярко желтые. С.
селится обыкновенно в лесистых местностях, выбирая мало доступные места
с широким горизонтом. Гнезда, беспорядочно сложенные из наломанных сухих
веточек, устраивает на высоких деревьях, скалах, и иногда даже прямо на
земле, при чем в последнем случае гнездом служит простое углубление в
почве. Кладка, один раз в год, позднею весною, состоит обыкновенно из
желтоватых яиц с частыми красно-бурыми крапинками. В средней России
птенцы вылетают из гнезда в конце июня. Пищу С. составляют исключительно
птицы средней величины, в особенности голуби, за что С. местами известен
под именем сокола голубятника. С. ловит птиц всегда на лету. В конце
дета С. часто поселяются в городах, нанося чувствительный вред
голубеводству. Нередко С. проводят в городах всю зиму, а иногда даже
гнездуют там под крышами высоких зданий.
Ю. Вагнер.
Сапфо (Sapjw, Yapjo, Yapja) - знаменитая древнегреческая поэтесса,
представительница мелической (музыкально-песенной) лирики, современница
Алкея, уроженка лесбийского г. Эреса; жила в конце VII и первой половине
Vl в. до Р. Хр. Вследствие политических волнений, приведших к
ниспровержению аристократии (ок. 595 г.), С., как принадлежавшая к
знатной фамилии, должна была переселиться в Сицилию; лишь ок. 580 г., по
восстановлении могущества аристократии, она возвратилась на Лесбос. К
этой эпохи относится история ее любви с Алкеем. Позднее она вышла замуж
за богатого андрийца Керкиласа, от которого имела дочь Клеиду. Ее
постоянным местопребыванием был лесбийский город Митилена. К числу
гадательных эпизодов ее жизни относится любовь к юноше Фаону,
отказавшему поэтессе во взаимности, вследствие чего она бросилась в море
с Левкадской скалы (в Акарнании). В древности существовало много других

<<

стр. 194
(всего 253)

СОДЕРЖАНИЕ

>>