<<

стр. 201
(всего 253)

СОДЕРЖАНИЕ

>>

также рыбы. Остатки растений в С. системе чрезвычайно скудны и
принадлежат большей частью водорослям; впрочем, встречены плауновые и
Lepidodendron. Из наземных животных до сих пор найдены лишь 2 скорпиона,
одно насекомое и одна тысяченожка.
За тип С. системы обыкновенно принимают силурийские отложения Англии,
а именно Уэльса, где они были впервые изучены и подразделены. Нижний
отдел системы достигает здесь мощности ок. 2000-3000 метр. и слагается
из песчаников и сланцев, среди которых залегают подчиненные им
известняки. Самым нижним ярусом является тремадокский, в котором, наряду
с настоящими силурийскими плеченогими, трилобитами (Asaphidae) и
головоногими продолжают существовать кембрийские формы. Следующий
аренигский ярус отличается богатой фауной трилобитов. Выше залегает
бальский ярус, распадающийся на 3 подъяруса - лландельский, карадокский
и собственно бальский; здесь фауна нижнесилурийской эпохи достигает
наибольшего своего развития. Следующий выше ярус Лландовери распадается
на два подъяруса, нижний и верхний, которые пластуются между собою
несогласно и причисляются - один к нижнему отделу С. системы, другой - к
верхнему. В ярусе Лландовери появляются уже первые представители
ворхнесилурийской фауны, которая чрезвычайно богато представлена в двух
следующих ярусах, Венлокском и Лудловском. Кроме Уэльса и западной
Англии, в пределах Великобритании С. система встречена еще в Ирландии и
Горной Шотландии; в последней она слагается из серой вакки и сланцев,
содержащих почти исключительно граптолитов. Английскому типу С. системы,
куда относят силурийские отложения Скандинавии, России и Северной
Америки, а также Азии, Австралии, Южной Америки и полярных стран,
принято обыкновенно противополагать тип Средней в Южной Европы,
представителем которого являются хорошо изученный силурийские отложения
Чехии(Богемии). Однако новейшие исследования показывают, во первых, что
между этими двумя типами нет такой резкой разницы, как это думали
раньше, а напротив существуют переходы (напр. силурийские отложения
Франции), в во-вторых, что среди образований так называемого английского
типа можно отличить несколько типов. Опираясь на эти наблюдения, Фрех
различает в силурийской системе северного полушария (главным образом в
нижнем ее отделе) отложения 4 провинций: чешско-средиземноморской,
балтийской (отложения Скандинавии, Прибалтийского края и русской Польши;
сюда же он причисляет отложения Гренландии, Сибири. Китая и Гималаев),
северноатлантической (английский бассейн соединявшийся через Францию с
чешскосредиземноморским) и тихоокеанско-североамериканской (Сев. Америка
и североамериканский полярный архипелаг). В верхнесилурийскую эпоху,
когда море сделало в сев. области сев. полушария значительный завоевания
(повсеместное сходство отложений венлокского яруса), различие между
провинциями балтийской, северно-атлантической и
тихоокеанско-североамериканской сгладилось, напротив
чешско-средиземноморская область сделалась еще более обособленной.
Принадлежащие к балтийской провинции отложения Скандинавии и России,
не смотря на фаунистические особенности, вызываемые главным образом
различием фаций, в общем чрезвычайно сходны по своей фауна. Самыми
нижними горизонтами являются здесь слои, содержащие наряду с
силурийскими окаменелостями и потомков кембрийских трилобитов сем.
Olenidae; они развиты в Скандинавии (Ceratopygekalk), но отсутствуют у
нас. Выше следуют здесь и там ортоцератитовые известняки; в них играют
важнейшую роль из трилобитов представители семейств Asaphidae
(Megalaspis, Asaphus), Illaenidae, Cheiruridae и еще некоторых, из
головоногих Endoceras, из плеченогих Orthis, Siphonotreta, Orthisina,
Lycophoria, из цистидей Echinoencrinus (глауконитовый и вагинатовый
известняки у нас [ярусы В2 и В3] и Orthocerenkalk в Швеции). В
соответствующих им глинистых отложениях преобладают граптолиты
Phyllograptus, Tetragraptus, Isograptns. Верхняя часть нижнего отдела С.
системы характеризуется сильным развитием сем. Illaenidae, Phacopidae
(Chasmops) и Trinucleidae, из брахиопод Porambonites, Psendocrania,
Orthisina, из головоногих Trocholites, Estonioceras, Lituites, из
цистидей Echinosphaerites, из граптолитов Didymograptus и
Climacograptus; здесь же развиваются древнейшие Pterocorallia
(Streptelasma и др.) и Tabulata (Montienliporidae и Syringophyllum), а в
верхних частях этого подотдела появляются уже первые представители
верхнесилурийских групп Calymmene, Proetus, а также Atrypa, Pentameras,
Leptaena, Cyathophyllam, Halysites, Heliolites, и морские лилии (слои С,
D, E, F Прибалтийского края, Chasmopskalk, Trinneleus Schiefer,
Leptaenakalk Швеции). Верхний отдел С. системы характеризуется прежде
всего упадком трилобитов, среди которых уже не появляется новых
семейств, а продолжают развиваться прежние, напр. Calymmene; точно также
ослабевают граптолиты, среди которых играют главнейшую роль Retiolites,
Monograptus, Rastrites и Cyrtograptus. Главное же богатство
верхнесилурийской фауны составляют кораллы (Goniophyllum, Omphyma,
Favosites, Halysites, Syringopora, Heliolites), морские лилии
(Cyathocrinus, Calyptocrinns, Crotalocrinus и множество других) и
плеченогие как без ручного аппарата (Rhynchonella, Lieptaena,
Striclandinia, Trimerella, Pentameras), так и со спиральными ручными
аппаратами (Atrypa, Merista, Spirifer); кроме того характерными являются
из головоногих Cyrtoceras, Phragmoceras, Gomphoceras, Ascoceras из
остракод Leperditia, тентакудиты, Gigantostraca (Eurypterns и
Pterygotns) и рыбы (Pteraspis, Thyestes). В Скандинавии силурийские
отложения развиты как в Норвегии, так и в Швеции; в первой они находятся
близ Христиании и около оз. Мьезен и отличаются весьма нарушенным
напластованием. Напротив, в Швеции они покоятся горизонтально, обнажаясь
в очень многих местах полуострова и на о-вах Эланде и Готланде. Они
состоят из известняков и сланцев, при чем вторые характеризуются главным
образом граптолитами. Чрезвычайно близки к скандинавским силурийские
отложения нашего Прибалтийского края. Они тянутся полосой вдоль берегов
Ладожского оз. и Финского зал. от Сяси и Волхова до о-ва Эзеля, покоясь
горизонтально и слагаясь почти исключительно из известняков. Силурийские
отложения этой области подразделены на целый ряд ярусов, обозначаемых
буквами от А до К. Внизу они начинаются зеленым глауконитовым песком
(В), переходящим в глауконитовый известняк (Ба), покрывающийся в свою
очередь ортоцератитовым или вагинатовым известняком (В3). Известняк
этот, общий у нас с Скандинавией, характеризуется обилием трилобитов,
плеченогих и особенно головоногих, между которыми выдается Endoceras
(Orthoceras) vaginatum. Выше следует ярус С, распадающийся на 3
подъяруса - С, эхиносферитовый С, - кукерский и Gg - интерерский; ярусы
эти соответствуют английскому Лландейло. Выше идут ярус D (распадающийся
тоже на 3 слоя - иевский, D- кегельский и Д вассалемский), ярус Е
везенбергский и ярус F состоящий из двух подъярусов F1 - дикгольмского и
F2 - боркгольмского. Все перечисленные ярусы принадлежат нижнему отделу
С. системы. Верхний отдел слагается из ярусов G, И, I и К, из которых
первые два характеризуются обилием плеченого Pentamerus (G- ярус с
Pentamerus borealis, Нярус с Pentameros estonus), а вторые два I и К-
нижний и верхний эзельские ярусы соответствуют вполне английским ярусам
венлокскому и лудловскому. Силурийские отложения встречены у нас, кроме
Прибалтийского края, небольшими островами в губ. Тверской, Псковской и
Минской (нижние слои нижнего отдела), в КелецкоСандомирском кряже (вся
система) и в Подольской губ. по течению Днестра (только верхний отдел).
С. система известна у нас еще на Тимане и в Сибири (по Нижней Тунгузке,
Оленеку, Вилюю и на Ново-Сибирских островах).
Кроме Англии, Скандинавии и России в Европе С. отложения встречены в
Чехии, во многих местах Германии и Франции, в Испании и Сардинии. В
первой они занимают котловину, вытянутую от Праги до Пильзена, и
состоят: нижний отдел (ярус D. Барранда) конгломератов, сланцев,
песчаников и кварцитов, верхний (ярус Е. Барранда) - из известняков,
отличающихся необыкновенным обилием головоногих. По своей фауне чешские
С. отложения довольно значительно отличаются от английских и
скандинаво-русских и принадлежат к особой чешско-средиземноморской
провинции. Сюда же относятся С. образования Саксонии, Тюрингии, Баварии,
Альп, Пиренеев, Сардинии, Испании, Португалии, а также Бельгии и Франции
(Лангедок, Бретань и Арденны), причем эти последние сближают уже чешский
тип с английским. Огромное распространение имеет С. система в Северной
Америке, где типом ее служат С. отложения штата Нью-Йорк. Нижний отдел
начинается здесь известковистым песчаником, на который налегают
известняки, близкие к ортоцератитовому Скандинавии и распадающиеся на
ярусы Чези и Трентонский; нижний отдел заканчивается сланцами, которые
делятся на два яруса: Утика и Гудзонский. Верхний отдел начинается
конгломератами Онейда, на которые налегает мединский песчаник. Выше
следуют ярусы клинтонский и ниагарский; последний состоит из известняков
и по своей фауне вполне соответствует венлокскому ярусу Англии. Еще выше
располагается ярус Онондага, содержащий в себе соленосные слои и наконец
группа цементных известняков (Waterlimegroup) с Eurypterus II
Pterygotus. Кроме штата Нью-Йорк - С. отложения развиты в Канаде, во
многих штатах по берегу Атлантического океана, в Аппалахской области, в
штатах Миссури, Orio, Висконсин, Иова, Миннесота, Арканзас и во многих
западных штатах. За пределами Европы и Сев. Америки С. отложения
встречены в Китае, Бирме, Гималаях, Австралии, Южной Америке (Аргентина)
и северно-американском полярном архипелаге.
Отложения С. системы, представляя часто отличный строительный
материал (наприм. плитняки около Петербурга), нередко содержат также
залежи различных ископаемых, как в виде жил и штоков, прорезывающих их
пласты, так и в форме пластовых залежей. Сюда относятся железные руды
(напр. в Эрцберге в Штирии), серебряные руды (Гарц, Андреасберг), ртуть
в Альмадене в Испании, антрацит в графстве Корк в Шотландии и в
Португалии, горючий сланец у нас в Прибалтийском крае, каменная соль и
соляные источники в Канаде и штате Нью-Йорк, фосфориты в Подольской
губернии и т. д.

Литература. Murchison, "Siluria" (5 изд., Л., 1872); Barrande,
"Systeme silurien du Centre de la Boheme" (П. и Прага, 1852-1881);
Linnarsson, "Zeitschr. d. Dentsch. Geol. Gesellschaft" (1873, т. XXV);
Brogger, "Die Sil. Etagen 2 u. 3 im Kristianiagebie und auf Ecker"
(Христиания, 1882); Frech, "Lethaea Geognostica. Erster Theil. Lethaea
palaeozoica" (т. II, вып. 1, Штутг., 1897); Fr. Schmidt, "Revision der
ostbaltischen silurischen Trilobiten" (вып. I "Mem. de l'Ac. Imp. des
Sciences de St.Petersbourg", VII сер., т. XXX, № 1; id. вып. 5, ibid.
VIII сер., т. VI, № 11).
Силуэт- изображение предмета, подражающее тени, производимой им на
плоской поверхности при солнечном или огненном освещении, т. е. такое, в
котором обозначается только очертание предмета, а он сам представляется
однообразным черным пятном. С. обыкновенно рисуются черной краской на
белой бумаге или вырезываются из тонкой черной бумаги, которая потом
наклеивается на светлую. Изображения подобного рода с давних
Существовали в Китае (так наз. китайские тени) и, вероятно, оттуда
проникли в Европу, прежде всего во Францию, где в половине XVIII ст.
сильно распространилась мода на силуэтные портреты, в которых, кроме
профильного контура физиономии, на черном грунте головы лишь иногда
намечались белыми чертами глаза, ноздри, унии и волосы. Самое название
С. родилось во Франции; оно происходит от Этьена Силуэтта (1709-1767),
бывшего в 1759 г. государственным министром. Стараясь поправить
расстроенные финансы страны реформами и бережливостью, он, своими мерами
относительно последней, возбудил насмешки элегантного парижского
общества: именем его стали называть все мишурно-ничтожное и дешевое,
между прочим и нового рода портреты (portraits u la Silhouette), как
мизерные в сравнении с настоящими, живописными. Тем не менее, любители
С. и искусники их делать расплодились не только во Франции, но и в
других странах. В Петербурге, в девяностых годах ХVIII столетия,
славился приезжий из Парижа силуэтист Сидо (Sideau), портретировавший
императрицу Екатерину II, членов ее фамилии и многих из представителей и
представительниц тогдашней русской знати. С. его работы, то рисованные
пером и китайской тушью, то гравированные на меди, по большей же части
вырезанные из черной бумаги и вклеенные в гравированные
орнаментированные рамки, сохранились доныне во многих домах. Целая их
коллекция, состоящая из 180 листов и принадлежащая его выс. герцогу Г.
Г. Мекленбург-Стрелицкому, недавно издана в фототипических снимках
("Двор Императрицы Екатерины II, ее сотрудники и приближенные", СПб.
1899). Соперником Сидо явился некий полковник Фр. Антинг, а
подражателями - очень многие, так что силуэтное портретирование
сделалось одним из любимых развлечений петербургской аристократии. Но
через несколько лет интерес к нему исчез как у нас, так и повсюду:
вырезывание С. обратилось в профессию странствующих артистов, добывающих
себе этим искусством скудный кусок хлеба на публичных гуляньях и
ярмарках, из людей же хорошего круга лишь изредка кое-кто находил для
себя забаву в этом деле. Заброшенное таким образом рисование С. было в
недавнее время введено снова в почет талантливым немецким художником А.
Коневкой , изменившим и расширившим круг задач этого мастерства; он
рисовал в виде С. не профильные портреты, а целые фигуры в разных позах
и сложные сцены, то комичные, то идиллически-милые, и его С. этого рода,
появляясь в иллюстрированных изданиях и отдельными сборниками, приводили
в восторг и взрослых, и детей. Успех Коневки увлек многих других
художников на путь подражания ему, в том числе даровитую русскую
рисовальщицу сцен детской и народной жизни.
А. С-в Сильвестр - священник московского Благовещенского собора,
политический и литературный деятель XVI в. Происхождение его нам
неизвестно; первое упоминание о нем в Царственной книге относится к 1541
г., когда он, будто бы, ходатайствовал об освобождении князя Владимира
Андреевича; но это известие не подтверждается показаниями других
источников, и появление С. в Москве с большим основанием можно отнести к
промежутку времени между 1543 и 1547 гг. : он или был вызван из
Новгорода митр. Макарием, знавшим его как человека книжного и
благочестивого, или же прибыл в Москву вместе с митрополитом. При такой
постановке вопроса совсем исчезает ореол таинственности, которым окружил
появление С. в Москве кн. Курбский: увлеченный библейским образом
пророка Нафана, обличающего царя Давида, он рисует эффектную картину
исправления молодого царя под влиянием С. еще более усилил краски своим
риторизмом Карамзин, изобразив С. являющимся перед Иоанном в момент
московского пожара 1547 г. "с подъятым, угрожающим перстом" и с
пламенной обличительной речью. В этой речи С., по словам Курбского,
указывал Иоанну на какие-то "чудеса и аки-бы явления от Бога", при чем
Курбский замечает об этих чудесах: "не вем, аще истинные або так
ужасновения пущающе буйства его ради и для детских неистовых его нравов
умыслил был себе сие". К подобному "благокознению" С. прибег, по
объяснению Курбского, с тою же целью, с какой отцы иногда стараются
подействовать на своих детей "мечтательными страхами". Каковы были
чудеса, о которых рассказывал С., мы не знаем, но что это педагогическое
средство им было действительно применено, нам подтверждает и сам Иоанн,
упоминая в письме к Курбскому о "детских страшилах". Д. П. Голохвастов и
арх. Леонид полагают, что указанными "страшилами" могли быть те примеры
из библейской, византийской и русской истории, которые приведены в
послании С. к Иоанну, находящемся в так наз. Сильвестровском сборнике.
Как бы то ни было, влияние С. на молодого царя началось с 1547 г.
Духовником царя С. не был, так как за время его близости к царю эту
должность занимали другие лица; официального участия в церковных и
государственных реформах лучшей поры деятельности Иоанна С. не принимал;
воздействие его было неофициальное, через других, выдающихся по своему
положению людей. Благодаря его связям, оно могло быть сильным: не даром
же и для Иоанна, и для Курбского С., на ряду с Адашевым, являлся
передовым вождем "избранной рады". В 1553 г. начинается "остуда" царя к
С., из-за дела о престолонаследии, возникшего во время болезни Иоанна; в
1560 г. С. окончательно удаляется от двора, так как царь уже вполне
утвердился в подозрении, что бояре "подобно Ироду, грудного младенца
хотели погубить, смертью света сего лишить, и воцарить вместо его
чужаго". Мотивом к такому окончательному повороту была смерть царицы
Анастасии, происшедшая, по мнению царя, также по вине бояр. Когда друзей
С. постигла опала, он сам удалился в Кирилло-Белозерский монастырь, где
и постригся с именем Спиридона. Курбский утверждает в своей "Истории",
что С. был сослан в заточение в Соловецкий монастырь, но это известие не
подтверждается другими источниками. Год смерти С. неизвестен:
Голохвастов принимает дату 1566 г., но прочных оснований для ее не
указывает. Умер С. в Кирилловом монастыре, а не в Соловках, судя по
тому, что его "рухлядь" пошла на помин его души именно в Кириллов
монастыре, После С. в этих двух монастырях остались некоторые рукописи,
пожертвованные им еще до опалы. Такого рода пожертвования подтверждают
известие о любви С. к просвещению. Из собственных его сочинений известны
два послания к князю Александру Борисовичу Шуйскому-Горбатому, одно -
разъясняющее ему обязанности царского наместника, а другое -
утешительное после опалы, а также упомянутое выше послание к царю,
отличающееся яркостью образов и энергией увещания. Важнейшим трудом С.
Следует признать редакцию "Домостроя". В этом замечательном памятнике
литературы XVI века несомненно С. принадлежит 64-я глава, "Послание и
наказание от отца к сыну", называемая "Малым Домостроем" и отличающаяся
преимущественно практическим характером, С. старается внушить своему
сыну житейскую мудрость, доходя в этом отношении иногда до крайности.
Это было причиной весьма сурового отзыва Соловьева, указавшего, что все
христианские добродетели понимаются С. с точки зрения материальной
пользы и в его советах сквозит человекоугодничество, которое не может
быть осуществлено без сделок с совестью. Что касается предшествующих
глав "Домостроя", то они вероятно, не были собственным произведением С.,
а явились результатом постепенного накопления правил, касавшихся
обязанностей религиозных и семейно-общественных, а также домашнего
хозяйства. По мнению проф. Некрасова, "Домострой" сложился в Новгороде и
изображает жизнь богатого человека. Это мнение встретило довольно веские
возражения со стороны г. Михайлова, который указал в "Домострое" много
черт чисто московских, а те особенности, которые признавались г.
Некрасовым исключительно новгородскими, наметил в сильной степени и в
московском быту. Такое же разногласие существует и относительно редакций
"Домостроя": г. Некрасов признает древнейшей редакцией список общества
истории и древностей, а список Коншинский считает московской
(принадлежащий С.) переделкой памятника; г. Михайлов считает
первоначальной (принадлежащий С.) редакцией Коншинский список, как
представляющий большую стройность и внешнюю, и внутреннюю, чем список
общества, который является в некоторых частях не совсем умелой
компиляцией. Во всяком случае участие С. в составлении "Домостроя" не
отвергается исследователями, но вопрос о степени этого участия еще
нельзя считать окончательно решенным; указания г. Михайлова на
сравнительную древность редакций памятника более обоснованы, чем
заключения г. Некрасова, но требуют еще дальнейшей разработки. Не решен
также вопрос, как понимать "Домострой": есть ли это идеал, к которому
стремилась русская жизнь XVI в., или прямое отражены действительности?
Из источников "Домостроя" многие указаны г. Некрасовым: это - Св.
Писание, творения отцов церкви, "Стослов" Геннадия и др. Г. Некрасовым
рассмотрены также и аналогичные "Домострою" произведения литератур
западных и восточных; но в сущности такие сравнения, указывая на
сходство или различие отдельных черт, ничего не дают для объяснения
происхождения самого памятника. Тоже надо сказать и о попытке г.
Бракенгеймера провести параллель между нашим "Домостроем" а одним
византийским литературным произведением. По содержанию "Домострой"
делится на три части: 1) "о строении духовном"; здесь излагаются правила
религиозного характера, рисуется аскетический идеал "праведного жития";
наставлении регламентируют малейшие подробности духовной жизни, так что
указывается даже, как содержать иконы в чистоте; 2) "о строении мирском"
- ряд правил о том, как обращаться с женой, детьми, домочадцами, в этих
правилах отражается грубость нравов, развившаяся у нас под влиянием
татар, хотя не следует забывать, что в эту эпоху плетка по отношению к
жене и сокрушение ребер младенцев, как воспитательное средство, совсем
де были чужды и западноевропейским нравам; 3) "о строении домовитом" -
множество мелочных наставлений по части домашней экономии. - См.
Голохвастов и арх. Леонид, "Благовещенский иерей С. и его писания" (М.,
1874); еп. Сергий (Соколов), "Московский благовещенский священник С.,
как государственный деятель" (М., 1891); "Сборник госуд. знати", т. II
(статья Замысловского, СПб., 1875); Некрасов. "Опыт
историко-литературного исследования о происхождении древнерусского
"Домостроя" (М., 1873); "Журн. Мин. Нар. Просв. ", т. 261, 262, 263 и
270 статьи г. Михайлова и ответ г. Некрасова); Бракенгеймер, " В
сравнении с русским Домостроем" (Одесса, 1893); Ключевский, "Два
воспитания" ("Рус. Мысль", 1893). Издания Домостроя - 1849 т. в
"Временнике" Моск. Общ. Ист. и Древн. (Голохвастова), 1867 г. (Яковлева,
СПб.) и 1887 (Одесса). Послания С. изданы Н. И. Барсовым в "Христ. Чт.",
1871 г. Важна также статья И. Н. Жданова, "Материалы для истории
Стоглавого собора" ("Журнал Мин. Народн. Пр.", 1876).
А. Бороздин.
Симбиоз- термин неодинаково понимаемый учеными: одни понимают под С.
явление сожительства между 2 и более организмами без взаимного вреда и
противопоставляют ему паразитизм, как такую форму сожительства, когда
один организм живет на счет другого. По другим ученым. С. называется
всякое сожительство двух или большего количества организмов, при чем
принципы, на коих построено сожительство, могут быть различны. Наиболее
известную и самую тесную форму С. представляет паразитизм , при коем
один организм питается на счет другого, как это делает и хищник, но
жертва или хозяин" при этом не погибает сразу, ибо потеря, причиняемая
ему паразитом, является сравнительно незначительной, а продолжает жить
иногда даже без особого ущерба для долговечности. Другая форма С. -
комменсализм . Комменсалист получает от своего сожителя излишек пищи и
не вредит его органам. Наконец, некоторые (Ван Бенеден) принимают еще
одну форму С. - мутуализм (Raumparasitismus Клебса), выражающуюся в том,
что один организм помещается на другом, не будучи ни паразитом, ни
комменсалистом, но получает помещение, защиту, а иногда и сам оказывает
услуги своему сожителю. Надо заметить, что в природе все эти явления
разграничить одно от другого почти невозможно, и иногда возникают такие
формы сожительства, которые не могут быть строго определены. Отношение
хозяина во всех этих случаях может быть различно. В случае паразитизма
хозяин получает несомненный ущерб и при заражении паразитами важных
органов может последовать смерть. При комменсализме хозяин может
относиться индифферентно к комменсалистам, но легко может случиться, что
последние будут брать не только излишек добычи хозяина, но и то, что
нужно ему самому. Наконец, иногда как в случае комменсализма, так и
мутуализма, оба организма могут оказывать друг другу обоюдные услуги.
Симбиотические отношения могут устанавливаться как между растительными
организмами или между животными, так между животным с одной стороны и
растением с другой.
С. у животных выражается в форме паразитизма , коменсализма и
мутуализма. К числу мутуалистов относят родственных вшам власоедов и
пухоедов, питающихся, однако, не кровью хозяина, как вши, а ороговелыми
клетками волос, перьев и кожи и может быть до известной степени ему
полезных уничтожением перхоти. Другой пример мутуализма представляет
пиявка (Histriobdella), живущая на брюшке омара и истребляющая, по Ван
Бенедену, только погибшие и загнивающие яйца, которые омар, как и наш
рак, носит прикрепленными к брюшку. Удаление таких яиц, конечно,
существенно полезно для развития прочих, свежих. Однако, случаев чистого
мутуализма очень немного и вообще само деление сожителей на
комменсалистов и мутуалистов принимается не всеми и разграничить эти
явления часто невозможно. Случаи комменсализма наблюдаются во всех типах
и в большинстве классов животного царства. Стебельчатые инфузории иногда
массами поселяются на рачках. Вообще ракообразные служат часто седалищем
для губок, гидроидных колоний, актиний и др. Вероятно, все эти животные
извлекают некоторую выгоду из этого сожительства. Особенно характерно
сожительство актинии Sagartia parasitica с ракомотшельником. Она
поселяется всегда на раковине моллюска, обитаемой этим раком. Актиния
пользуется раком-отшельником, как способом передвижения, и благодаря ему
она перемещается в новые области, богатые пищевыми средствами. С другой
стороны, актиния поражает добычу стрекательными аппаратами своих длинных
щупалец и часть парализованной добычи попадает и раку-отшельнику. В
раковине европейских раков отшельников поселяется еще третий сожитель -
кольчатый червь из р. Nereis, который пользуется остатками стола рака.
Панцирь одного краба (Dromia vulgaris) обрастается губкой (Suberites
domuncula), при чем краб в случае поспешного бегства может сбрасывать
эту губку. Другие губки сожительствуют с полипами: так на обыкновенной,
употребляемой для мытья губки (Euspongia officinalis) живет полипчик
Spongicola fistularis, а в губке Euplectella aspergillum, замечательной
своим кремневым скелетом, внутри в ее полости, рачок Aega spongophila.
Вообще губки обитаемы часто рачками, червями и др. животными. Медузы
поражают обыкновенно добычу своими стрекательными аппаратами и часто
проглатывают рыбок,однако, некоторые рыбки находить себе безопасный
приют между щупальцами медуз; напр. рыбка Caranx trachurus держится
между щупалец медузы Cassiopea borbonica. В полости медузы Aurelia живет
маленькая морская звезда из офиур (р. Ophiotrix), а в медузе Cyanea
arctica, по Агассису, живет окрашенная в тот же цвет актиния Bicidium
parasiticum. Не редки случаи сожительства у иглокожих, а именно у
голотурий, в их дыхательных органах (водные легкие), живет угревидная
рыбка Fierasfer, но она иногда прорывает эти органы и помещается в
полости тела голотурий. На морских звездах (Astropecten aurantiacus)
живет червь Polynoe и на другой звезде (Archaster typicus) моллюск
(Eulima). Некоторые моллюски дают прибежище ракам. Так, гигантская
Tridacna дает приют крабу Ostracotheres tridacnae, а жемчужница другому
раку (Conchydotes meleagrinae). В жаберной полости асцидии мы находим
весьма многочисленных рачков из веслоногих (Copepoda), тогда как плотный
клетчатковый покров этих животных также дает приют некоторым животным.
Примеры сожительства находим и между позвоночными. Так в жаберной
полости бразильского сома (Platystoma) живет маленькая рыбка Stegophilas
insidiatus, которую долгое время принимали за молодь этого сома, ибо
есть рыбы, которые дают приют своей молоди в жаберной полости. Живущие в
море позвоночные могут давать помещение многим мелким обитателям.
Однако, во многих случаях сожительство это приближается к паразитизму.
Так, на коже китов живут сидячие усоногие рачки (Coronula, Balanus и
др.), при чем для каждого вида китов характерны свои сожители и притом
каждый сожитель имеет свои излюбленные места тела. Однако, присутствие
этих рачков вызывает болезненные процессы в коже кита, хотя питаются они
не за счет кита. В кишечнике животных (в рубце) и в лошади (в слепой
кишке) встречаются иногда в очень большом количестве паразитические
инфузории различных семейств, не причиняющие им особого вреда и, по
мнению некоторых (Эберлейн), эти инфузории даже содействуют усвоению
пищи, именно клетчатки, переводя ее в удобоусвояемые соединения. Оба эти
случая стоят, однако, уже на границе с паразитизмом, и мы знаем
родственных усоногим ракообразных, которые впиваются в хозяина особыми
отростками и питаются на счет его, как знаем и заведомо паразитических и
иногда вредных инфузорий. Эти примеры показывают, что некоторые случаи
паразитизма могут быть рассматриваемы как видоизменение безвредного
вначале сожительства. Как особую форму сожительства надо отметить
присутствие в гнездах общественных насекомых, как муравьев, целого ряда
других животных, носящий общее название мирмекофилов. Ср. Van Beneden,
"Les commensaux et les Parasites dans ie regne animal" (П., 1875);
Hertwig, "Die Symbiose oder genossenschaftliches Leben der Tierea (иена,
1883); Bouvier, ":J. a chlorophyle animale etc." ("Bull. Soc. Philom.",
сер. V, 1898).
В. Шимкевич.
С. в растительном царстве.- Проявления С. в растительном царстве
можно разделить на три группы: 1) С. растений с животными организмами. В
этом С. участвуют с одной стороны зеленые водоросли (Chlorella), желтые
водоросли (Zooxantnella) или печеночные мхи (Musci hepaticae), с другой
- инфузории, радиоларии, иглокожие, губки, мшанки и черви. Самый
интересный случай С. этой группы можно проследить у полипа Hydra
viridis, весьма обыкновенного в пресных водах; вся внутренняя полость
этого полипа покрыта сплошным слоем зеленых водорослей, размножающихся
по мере развития гидры. Водоросль (Chlorella vulgaris) составляет с
гидрой настоящей агрегат и передается по наследству всем поколениям
организма, так как клетки водоросли находятся также в яйцах гидры. С.
проявляется здесь с очевидностью, если сохранять зеленую гидру в
фильтрованной воде: благодаря водорослям она может продолжать свое
развитие без помехи и остановки, между тем как другие гидры, лишенные
водорослей (Hydra fusca), гибнут в скором времени в этой воде от
недостатка пищи. Водоросль доставляет гидре необходимый углерод,
добываемый из угольной кислоты воздуха при помощи хлорофилла. Что же
касается выгоды, извлекаемой водорослей от С., то она выражается, прежде
всего, в приюте, доставляемом ей во внутренней полости организма гидры.
Кроме этого тут вероятно происходит также обмен питательных веществ и в
пользу гидры. Водоросль, состоящую в С. с гидрой, находят также весьма
часто живущей самостоятельно в пресной воде; неделимые, извлеченные из
тела гидры, удалось также культивировать в воде. Тогда как в только что
описанном случае животный организм служит, так сказать, убежищем для
водоросли, живущей с ним в С., можно также указать на другие симбиозы,
где, напротив, растение служит убежищем для животного организма.
Подобный С. мы видим у некоторых печеночных мхов, обретающих в своих
тканях известные лучистые Callidina symbiotica, С. Leitgebii. 2) С.
споровых растений между собой - происходит при участии водорослей, с
одной стороны, водорослей, печеночных мхов и грибов с другой стороны. В
этой группе особенно замечателен С. водорослей с грибами. Из тесного
соединения этих двух элементов составляются весьма характерные
организмы, приобретающие особые морфологические и физиологические
признаки. Эти организмы известны под названием лишайников - Luchenes.
Прежде лишайники рассматривались как самостоятельные организмы,
происхождение которых, равно как и отношения к другим группам растений,
оставались загадочными. В настоящее время, благодаря работам различных
ученых, между которыми особенно выдается Швенденер, симбиотическое
происхождение лишайников сделалось очевидным, так как удалось
изолировать водоросль и гриб, составляющие лишайник, и культивировать их
отдельно. Степень влияния С. на оба организма различна, так как
водоросль без гриба продолжает свое развитие и часто встречается
самостоятельно в природе, между тем как гриб, участвующий в симбиозе, в
большинстве случаев, теряет способность жить без участия водоросли. Не
смотря, однако, на явное симбиотическое происхождение лишайников, их
все-таки в систематике придется оставить в отдельной группе, в виду тех
морфологических особенностей, которые ими приобретены вследствие С. и
приспособления к окружающей среде. Некоторые водоросли живут в С. с
печеночными мхами; напр. Nostoc lichenoides на нижней поверхности
таллуса некоторых Anthoceros; Trentepohlia endophytica в клетках
Jungermannia. Многочисленные водоросли живут в С. с другими водорослями;
напр. Streblonemopsis irritans образует галлы на Cystosira opuntioides;
Periplegmatium gracile живет в нитях Cladophora fracta. 3) С. споровых с
высшими растениями, в котором участвуют водоросли или грибы. Водоросли,
входящие в С. с высшими растениями, принадлежат к отделу ностоковых
(Nostocaceae). 0ни помещаются в большом количестве либо в самих клетках
паренхимы, как например Scytonema Gunnerae в корневище и стебле Gunnera,
либо на поверхности ткани в различных складках и выемках, как Anabaena
Azollae на листьях Azolla Caroliniana или Anabaena Cycadearum в корнях
различных Cycas. С. грибов с высшими растениями играет весьма важную
роль в природе. Гифы грибов помещаются либо на поверхности корней, либо
в эпидермических клетках корней, образуя так называемые микоризы
(Муcorrhiza), то есть соединение корней с гифами. Внешние микоризы
представляются в виде плотного чехла из густо сплетенных гиф,
окружающего корни и срастающегося с их эпидермой. Роль их заключается в
простой передаче корням тех органических веществ, которые извлекаются
гифами из перегнойной почвы. Все хвойные деревья и большинство
лиственных пород снабжены такими микоризами. при нормальных условиях
проростания. Узнать присутствие внешней микоризы с достоверностью можно
конечно только при помощи микроскопа, хотя и простым глазом можно
отметить у корней с микоризами некоторые особенности, состояния в
отсутствии волос и в характерном разветвлении на подобие кораллов.
Многочисленные опыты показали несомненное влияние микориз на развитие
деревьев. Их присутствие дает возможность дереву пользоваться
органическими веществами, находящимся в перегнойной почве лесов и
поэтому сильно способствует развитию деревьев; деревья, лишенные
микориз, развиваются гораздо медленнее и хуже. В почвах без перегноя
никогда не бывает микориз, даже на тех видах, на которых при иных
условиях они встречаются. Внутренние микоризы встречаются у
многочисленных травянистых или кустарных растений, особенно у
брусничных, вересковых, грушанковых и орхидных. Здесь гифы помещаются в
эпидермических клетках корней, образуя более или менее объемистые
клубни. С. в этом случае несколько сложнее в том отношении, что высшее
растение является в конце концов паразитом гриба. В самом деле гифы
гриба, проникнув в эпидермические клетки корней, являются наполненными
белковыми веществами и маслами, добытыми из перегноя, но окружающая их
протоплазма клеток, мало помалу, извлекает эти материалы из гиф, которые
наконец совершенно растворяются. Вопрос, к каким собственно видам
принадлежат гифы, образующие микоризы, остался до сих пор нерешенным.
Очень вероятно, что в образовании внешних микориз участвует большинство
шляпочных грибов, встречающихся в таком значительном количестве в наших
лесах (Boletus, Amanita, Tricholoma, Cortinaria и др.) и прежде всего
различные гастромицеты (Melanogaster, Scleroderma) и трюфельные (Tuber,
Elaphomyces). Что же касается внутренних микориз, то их плодоносные
органы совершенно неизвестны и полученные результаты культур не
выдерживают критики. Образование клубневидных наростов на ольхе, лоховых
и мотыльковых следует также приписать С. этих корней с грибами или с
бактериями, или с обоими вместе.
Ячевский.
Символ, С. веры. - 1. Греч. слово to sumbolon (sun - с, boloV -
бросание, метание; sumballein - совместно нескольким лицам бросать
что-либо, напр. рыбакам сети при ловле рыбы) позже стало означать у
греков всякий вещественный знак, имевший условное тайное значение для
известной группы лиц, напр. для поклонников Цереры, Цибелы, Митры. Тот
или иной знак (sumbolon) служил также отличием корпораций, цехов, разных
партий- государственных, общественных или религиозных. Слово "С." в
житейской речи заменило более древнее слово shma (знак, знамя, цель,
небесное знамение). Еще позже в Греции sumbolon называли то, что на
Западе наз. lagritio - номер или билет на получение бесплатно или по
уменьшенной цене хлеба из казенных складов или от щедрых богачей, а
также перстни. означавшие должность (напр. перстни афинских судей),
билеты на вход в театры, на народные игры, на гладиаторские бои, римские
тессары (tessarae- навощенные дощечки, на которых писались военные
командные слова). Друзья, расставаясь, брали иногда навощенную дощечку,
писали или рисовали на ней что-либо и потом разрывали ее пополам: одна
часть оставалась у одного, другая - у другого (tessarae hostiales). При
встрече они признавали себя друзьями, если, приложив одну половину
дощечки к другой, видели, что обе плотно прилегают одна к другой по
линии разрыва. Иногда слово С. означало долю денежного взноса в
складчину на доброе дело, на покупку чего-либо нужного для целой общины,
а также верительную грамоту иностранного посла. Sumbolax, deipnon apo
sumbolwn назывались пиршества или обеды на сборные деньги, а также
добровольные приношения на общее угощение. Тем же словом именовались
письменные договоры между двумя соседними греческими государствами
относительно образа действий, который следовало соблюдать при тяжбе
гражданина одного из этих государств с гражданином другого. В Афинах
такие договоры назывались dicax apo sumbolwn и выполнялись строго, если
были утверждены афинской дикастерией. В эпоху появления в мире
христианства символами назывались проекты постановлений, составлявшиеся
на общинных собраниях. Большую роль символы и символический культ играли
и у других языческих народов древности, напр. у египтян, от которых их
могли воспринять и евреи. Климент Александрийский ("Стромата", V)
утверждает. что Моисей методом Иероглифическим объяснял, под
таинственными С. животных, правила нравственного закона, и что
декоративные украшения скинии извлечены им из того же источника. Весь
почти культ евреев имел символически преобразовательный характер по
отношению к грядущему царству Мессии. Не только апостолы, но и сам I.
Христос (Иоанн. III, 14; Лук. XXIV, 27) относит, к себе как символ свой
и прообраз, воздвигнутого Моисеем в пустыне медного змия. Отцами церкви,
начиная с Варнавы, каждая подробность в Ветхом Завете толкуется как С.
или прообраз того или другого факта христианской истории. Во время
гонений христиане создали для себя особый символический язык. Найденные
и описанные до сих пор символические изображения первых веков относятся
отчасти к ересям (напр. гностицизму), но главным образом
- к древней христианской церкви. Уже Апокалипсис содержит в себе
массу С., изображающих отношения первобытной церкви к тогдашнему
римскому государству, и наоборот. Во втором веке христианские С.
украшают уже не только места религиозных собраний и молитвы, но и
частную домашнюю жизнь. Главные свидетельства о символах на перстнях и
тайных документах верных находятся в "Педагоге" Климента Алекс. (кн. 3,
106). Символическими изображениями, образами или иконами заменялись
нередко между христианами tessarae hostiales. Лилия и роза составляют
постоянную принадлежность Св. Девы Марии в ее изображениях; св. Георгий
поражает своим копьем морского дракона; нимб окружает, большей частью,
главы святых. О "С." вообще см. "Реальный словарь" Любкера (два русских
перевода), "Dictionnaire d'hist. ecclesiastique", Боста (Женева, 1884),
"Encyclopedie des sciences religieuses", Лихтенбергера (т. XI, Пар.,
1881) и "Dictionnaire des antiquites chretiennes", аббата Mapтиньи (П.,
1889).
II. Особенно важное значение имеют С. веры. Новейшие богословы, напр.
профессор И. В. Чельцов, обособляют "С." от "соборных вероизложений", т.
е. от изложений христианского вероучения в деяниях вселенских соборов, а
преосв. Сильвестр, в своем "Догматическом Богословии", отличает, кроме
того, "исповедания веры", изданные частными лицами во имя церкви или от
лица ее. С. веры всегда отличаются краткостью; они только излагают, в
аподиктической форме простых предложений или бесспорных фактов, главные
догматы веры) без доказательств, как предмет восприятия верой. Первый С.
веры христианской дан самим I. Христом, в словах, сказанных Им ученикам
Его перед вознесением на небо: "шедшие, научите вся языки, крестяще их
во имя Отца и Сына и Св. Духа, учаще их блюсти вся, елики заповедах вам;
и се Аз с вами есмь во вся дни до окончания века" (Мф. XXVIII, 18-20;
Марк. XVI, 15 и сл.). Первые отцы церкви излагали перед своими учениками
учение И. Христа и апостолов, составлявшее ту норму их пастырской
деятельности, которая обозначалась словами: pistiz canwn alhexaz, regula
veritatis, и входила в состав христианской disciplinae arcanae. Сами
отцы церкви нередко замечают, что. или regula fidei преподана
апостолами, которые сами получили ее от Христа. Письменное изложение
некоторых деталей этой regula fidei впервые появляется около 140 г., в
евангельской формуле крещения ("во имя Отца и Сына и Св. Духа"), у
Тертуллиана, Киприана, Фирмилиана Кесарийского, в канонах церкви
коптской. Руфин нашел так называемый апостольский С., писанный на
латинск. яз. В толковании на этот С. Руфин утверждал, что это -
подлинный текст С., составленного апостолами на соборе в Иерусалиме.
Явившись на собор, апостолы имели каждый свой особый С., составленный
применительно к потребностям места проповеди каждого из них; затем они
решили общими силами составить один образец веры, который мог бы служить
для них во время проповеди руководством и правилом, охраной от
возможного разногласия. Они назвали свое коллективное произведение С.
что указывает на сбор или выборку содержащегося в нем учения из
проповеди всех апостолов. Апостольским найденный им С. Руфин называет
или потому, что каждое слово в нем дано апостолами (1 Кор. XI, Деян.
XV), или потому, что он содержит веру, несомненно проповеданную
апостолами. Но так как в каждом месте, где проповедовали апостолы,
существовал свой С., то название апостольского С. приличествует и многим
другим С. Проф. Чельцов дает следующие заглавия С.: апостольская вера
иepycaлимской церкви, церковная вера Kecapиe-палестинской церкви,
вселенская вера антаохийской церкви, апостольская вера церкви кипрской и
церквей малоазийских, апостольские догматы александрийской церкви,
апостольской С. римской церкви. О происхождении этих С. от самих
апостолов свидетельствует убеждение всей древности, а также почти полное
тождество всех исчисленных шести С. по содержанию. Ириней и Тертуллиан,
указывая на формы С., говорят о них не как о чем-то новом, а как о
предании апостольском (1 Тим. VI, 12; 1 Петр. III, 21). С. веры,
читаемый каждым взрослым при крещении, Тертуллиан называет "правилом,
Христом установленным, высшим для нас всяких недоумений". Он же
замечает, что крестящиеся произносят правило веры в форме ответов на
вопросы, даваемые крестящим пресвитером, при чем "вопрошаемые отвечают
подробнее, чем Господь установил в Евангелии". Кирилл Иерусалимский С.
Иерусалимской церкви, сохраненный им в надписях его огласительных
поучений, называет "святой и апостольской верой"; Макарий Иерусалимский,
по свидетельству Геласия Кизического, на соборе никейском, тот же
Иерусалимский С. назвал "апостольской непреложной верой, которую церковь
Христова хранит изначала, по преданию от самого Господа, через
апостолов, из поколения в поколение, и будет хранить во веки. Иоанн
Кассиан, приводя текст С. антаохийского, замечает, что в нем изложена
вера всех церквей, так как одна вера для всех. Александр, епископ
александрийской, называет С. александрийский "апостольскими догматами
Церкви", т. е. получившими начало от самих апостолов. Из всех древних С.
с особенным вниманием современная наука останавливается на С.
апостольском, который римская церковь считает во всем его составе
произведением апостолов; в более позднее время даже римская курия делала
попытку определить с точностью, какие именно слова в апостольском С.
какому именно апостолу принадлежат. С точки зрения православной церкви
завершительным актом в области символов веры служит С.
никео-цареградский, составленный, в первой его половине, на никейском
соборе (325 г.), во второй- на соборе константинопольском (381 г.), где
оба С. были соединены воедино. Признание и громкое чтение этого С. при
крещении каждого взрослого требуется не отменно; лишь за крещаемых
младенцев читает громко С. восприемник или, по его желанно, кто-либо из
совершающего таинство причта. Относительно так назыв. апостольского С. в
науке существует мнение, что Руфин увлекся доверием к народному
преданию; указывают на то, что если бы этот С. был написан
непосредственно самими апостолами, он был бы помещен или в "Книге Деяний
апостольских", или в каком-либо издании апокрифов. Самим Руфином текст
апостольского С. очищен от примесей аквилейской его редакции. Мартиньи
("Dictionnaire", стр. 755) сообщает четыре текста этого С., с разными
чтениями. Само название "С. " в древности церковью не применялось; в
первый раз оно встречается у Амвросия Медиоанского, в его "послании"
(XLII) к папе Сирицию I. Вообще обычай называть "исповедания веры"
символами- обычай западный, и само слово С. вошло в употребление в
применении к тому, что на греческом Востоке носило название "учения
веры". Восточные отцы церкви и соборы и в IV в. не давали "исповеданиям
веры" имени С., называя их "изложениями веры" или "верой". Во главе
"вероизложенй", сделанных отдельными богословами, проф. Чельцов ставит
рассуждение пресвитера Викентия, монаха Лиринского (пис. ок. 434 г.).
Вероизложения и исповедания пишутся авторитетными Иерархами или другими
учеными лицами, вследствие особых обстоятельств, напр. по просьбе
какой-либо церкви, уклонившейся никогда от восточно-православного и
вселенского единства. В течение двух почти тысячелетий существования
христианства в мире, каждое христианское общество, каждая секта
вырабатывает свои С. Возникла новая наука- символика, изучающая
сравнительно С. разных вероисповеданий и с большим успехом заменяющая
так называемое полемическое или обличительное богословие старого
времени. Шлейермахер называет символику "сравнительной догматикой",
Пельт- средством к "познанию конфессиональных принципов всех
вероисповеданий". История символики начинается с XVI в. и на первых
порах имеет целью полемику (theologia elenctica). Сюда относятся:
Хемниц, "Examea concilii tridentini" (Франкф., 1588); Галов, "Synopsis
controversiarum, quae Ecclesiae Christi cum haereticis... socinianis,
anabaptistis, calvinianis, calixinis, aliisque intercedunt" (Виттенб.,
1653); Вальх, "Introductio in libros symbolicoa eccl. luther. " (1752):
Землер, "Apparatus ad libros symbolicos Eccl. Luth. " (Галле, 1775);
Беллярмин, "Disputationes de controversiis..." (Рим, 1581-93; Прага,
1721); Боссюэт, "Exposition de la doctrine de l'eglise cathol. sur les
matieres de controverse" (Пар., 1671). Не ранее, как во второй половине
XVIII в., полемика отступила на второй план. Первый толчок в этом
направлении дал геттинг. проф. Планк в своих соч. : "Geschichte der
Enststehung" etc." (Лпц., 1791-1800) и др., которые особенно одобрял
Шлейермахер. Затем следует Маргейнеке, применивший к истории догматов
метод гегельянский. Его соч.: "Christl. Symbolik od. histor. Kritik and
dogm. comparative Darstellung des kathol luther., reform. u. socin.
Glanbens" (Гейдельб., 1810-13); "Institutiones Symbolicae" (1812, 3
изд., 1830); "Vorlesungen ub. die chr. Symbolik" (1848). Особенное
значение символика, как наука, приобрела на Западе после сочин. Мелера
("Symbolik, 1832; 7-е изд., 1864). Замечательны, далее, след. соч.:
Creuzer, "Symbolik aller christlichen Confessionen" (1837-44); Guericke,
"Allgemeine christi. Symbolik vom luther. Kirchi. Standpгnkt" (3-е изд.,
1861); Baier, "Symbolik der roem. Kathol. Kirche" (Грейфсв., 1854);
Matthes, "Camparative Symbolik aller christl. Confessionen" (Лпц.,
1854); Bunsen, "Das Symbol des Kreuzes bei alien Nationen" (1876);
Hoffmann, "Symbolik od. system. Darstellung des symb. Lehrbegriffs"
(Лпц., 1857); Oehler "Lehrbuch d. Symbolik" (Тюбинг., 1876); Wendt,
"Symbolik der Romisch. Kirche" (Гота, 1880); Gass, "Symbolik der
griechischen Kirche" (Б., 1872); Plitt, "Grundriss der Symbolik fur
Vorlesungen" (Эрланг., 1875); Scheele, "Theologisk Symbolik" (Упсала,
1877); Hoefling, "De Symbolorum natara, necessitate, autoritate et usu"
(Эрланг., 1841); Schaff, "Bibliotheka Symholica Ecclesiae universae"
(Нью-Йорк, 1877); Caspari, "Ungedruckte, unbeachtete und wenig beachtete
Quellen zur Greschiclite des Taufsymbols und der Griaubensregel"
(1866-79); Hahn, "Biblioth. der Symbol- und Glaubensregel der apost,
cathol. Kirche" (1842); Schaff, "Bibliotheca symbolica ecclesiae
universae" (Нью-Йорк, 1877). Относительно издания С. и вероизложений на
русском языке см. стр. 29 в "Догматическом богословии" преосв.
Сильвестра (Киев, 1844). Ср. еще Бердникова, "О символических знаках и
изображениях на христианских археологических памятниках" ("Правосл.
Собеседник", 1869); Воинова, "Ветхозаветные С. по указаны богосл. книг"
("Душепол. Чтение", 1863 и 1865); "Значение символов в лютеранстве"
("Правосл. Собеседник", 1875).
Сименс (Эрнст Вернер фон-Siemens, 1816-92) - знаменитый герм.
инженер, образование получил в артиллерийско-инженерной школе в Берлине,
в 1841 г. получил первую привилегию на способ гальванического серебрения
и золочения и для эксплуатации этой привилегии основал в Берлине завод в
компании с Геннигером. Затем он устроил дифференциальный регулятор для
паровых машин и водяных колес, который поныне употребляется в некоторых
механизмах. В 1844 г. командирован был в артиллерийские мастерские в
Берлине для производства опытов по применению взрывчатой хлопчатой
бумаги. В 1847 г. С. вошел в состав комиссии по введению электрических
телеграфов в Пруссии. Это послужило толчком к ряду изобретений С. по
телеграфной части и, между прочим, к устройству специальной машины для
покрывания медной проволоки гуттаперчей (1846); машина эта вошла во
всеобщее употребление при производстве изолированных проводников для
подземных и подводных телеграфных кабелей. В 1848 г. он заложил в
нильской гавани первые подводные мины, снабженные приспособлениями для
воспламенения электрическим способом, а в качестве коменданта крепости
Фридрихсорт построил батареи для защиты экернфердерской гавани. Зимой
1848-49 г. С. по поручению правительства, проложил подземную телеграфную
сеть между Берлином, Франкфуртом и Аахеном, после чего оставил военную
службу и посвятил себя телеграфо-строительному заводу, основанному им в
Берлине вместе с механиком Гальске, в 1847 г. Из этого завода, на
котором в настоящее время работает несколько тысяч человек, вышло
множество изобретений и усовершенствовании по части телеграфного дела и
электротехники. Между прочим, С. выработал теорию продолжения подводных
кабелей и изобрел динамо-машину (X, 629), теорию которой, являющуюся
исходным моментом всей современной электротехники, он изложил в
берлинской академии 17 января 1867 г. С. проложил первый подводный
кабель в открытом море (линия Бона-Кальяри), а в 1879 г. построил на
берлинской выставке первую электрическую жел. дорогу и с тех пор
принимал наиболее деятельное участие в развитии и распространении
электрических жел. дорог. Из многочисленных предприятий, осуществленных
фирмой С. Гальске, следует в особенности отметить сооружение телеграфной
сети в России, начатое в 1853 г. Большой завод в Шарлоттенбурге
изготовляет кабели для подземной проводки, для электрического освещения
и для телефонов; другой кабельный завод устроен был в Англии, и на нем
выделано было семь кабелей, соединяющих Европу с Америкой. Отделения
предприятий фирмы С. и Гальске открыты были ив Вене, СПб. и Тифлисе; на
Кавказе фирма занималась и нефтепромышленностью. В 1887 г. товарищество
С. и Гальске преобразовано было в акционерное общество, с основным
капиталом в 35 милл. марок, который в 1898 г. увеличен был до 40 милл.,
а в 1899 г. до 45 милл. марок. Общество ведет в различных странах
множество предприятий (по электрическому освещению, по эксплуатации
телефонов, телеграфов, электрических жел. дорог, по передаче
электрической энергии), но все же центр его деятельности в производстве
аппаратов и принадлежностей электротехники. В 1874 г. берлинская
академии наук избрала Вернера С. ординарным своим членом; в 1888 г. он
возведен был в дворянское достоинство. С. напеч. "Positive Vorschlage zu
einem Patentgesetz" (Б., 1869), "Gesammelte Abhandlungen und Vortrage"
(там же, 1881); второе издание последней книги составляет 1-й том его
"Wissenschaftliche und technische Arbeiten" (2 т., Б., 1889-91). Кроме
того, он оставил интересные "Lebenserinnerungen" (Берл., 1892; 4 изд.,
1895).
Симеон - царь болгарский (885-927), сын болгарского князя Бориса;
детство и юность провел в Константинополе при дворе, в качестве
заложника; воспитывался вместе с сыновьями императора Михаила III и
получил хорошее образование, так что льстецы впоследствии называли его
полу греком (hmiargoz) и сравнивали с Птолемеем Египетским. Епископ
кремонский Лиутпранд, бывший в Константинополе в начале Х в., передает,
в "Antapodosus", известие, что греки всеми мерами старались уговорить С.
принять монашество и навсегда остаться в Византии; это дало бы им
возможность прибрать к своим рукам Болгарию, так как у Бориса детей
более не было. С. уступил, наконец, увещаниям императора и патриарха
принял пострижение, но в 885 г., получив известие о смерти отца, сбросил
рясу и бежал в Болгарию, унеся с собой непримиримую вражду к грекам,
которую и обнаружил тотчас же по вступлении на престол. Он отсрочил
падение Болгарского царства почти на целое столетие (971 г.). Болгария
достигла при нем самой высокой степени своего могущества. Греки,
терпевшие поражение в целом ряде беспрерывных войн, сохранили в своей
власти только некоторые приморские пункты. Болгары несколько раз едва не
овладели Константинополем; неудачу они потерпели лишь за неимением
флота. Императоры Лев Х и Роман Лакапин ценой унижения и обязательством
платить ежегодную дань покупали у них мир. С. завладел почти всем
Балканским полуостровом, частью нынешней Венгрии и Валахии; сербы также
признавали его верховную власть. К концу его царствования у греков
оставался в Европе один лишь Константинополь, окруженный тесным кольцом
болгарских войск, и если бы не внезапная, загадочная смерть С. (думают,
что он отравлен греческим наемником), то на Византию мог бы обрушиться
решительный удар. Чтобы не стоять ниже византийского императора, С.
принял титул цезаря (царя), а чтобы предохранить своих подданных от
вымогательств византийского духовенства, сделал свою столицу Преслав
резиденцией патриарха. При нем болгарская литература переживала свой
золотой век и имела важное историческое значение. Ни одна из западных
литератур не представляет в столь отдаленную эпоху такого громадного
запаса заимствованных от греков сочинений библейского, богослужебного и
богословского содержания. Кроме того, болгары переводили с греческого
так назыв. апокрифы, распространившиеся в средние века по всей Европе и
у нас в России под именем "болгарских басен". Они прежде всех сделали из
древне церковно-славянского языка язык литературный, а их произведения,
распространявшиеся среди всех православных славян, содействовали
оживлению национальных литератур. Из писателей Симеонова века известны:
Иоанн, экзарх болгарский, который перевел "Шестоднев" Василия Великого,
и черноризец Храбр, оставивший важное сказание: "О письменех". Сам С.
также, по преданию, не был чужд литературе, но из его произведений
ничего не дошло до нас. С именем его связан лишь известный "Изборник С."
- свод статей различного содержания, переписанный впоследствии для
Святослава, великого князя киевского (1073-1076), известный теперь под
именем "изборника Святослава" и хранящийся в Имп. публичной библиотеке.

Литература. Богатейший материал для характеристики С. и его отношений
к грекам заключается в письмах к нему патриарха Николая Мистика (у
Migne, "Patrologiae carsus completus" т. 101), в открытой директором
афинской библиотеки И. Сакеллионом его переписке с посланником
императора Льва Мудрого, Львом Магистром, и с Романом Лакапином
(Deltxon, 1886 г.) и в слове неизвестного автора: "Boulgarwn sumbasei
изданном Проф. О. И. Успенским в "Известиях Новороссийского
Университета" за 1895 г. Этот материал отчасти разработан болгарским
ученым Н. Златарским ("Сборник за народни умотворения, наука и
книжнина", София, 1895 г., т. IX, X, XI). С историко-литературной
стороны время С. рассмотрено в соч. Палаузова: "Век болгарского царя
С.".
В. К-ов.
Симеон Новый Богослов - препод., писатель, родился в пафлагонском
селении Галате от знатных и богатых родителей, воспитание получил при
константинопольском дворе и был приближенным императоров Василия и
Константина. Двадцати лет С. оставил двор и поступил в Студийскую
обитель, где предался строгому подвижничеству под руководством старца
этой обители, С. Благоговейного. По совету последнего С. перешел в
обитель св. Мамонта, где, по смерти настоятеля, избран был игуменом и
посвящен в сан пресвитера. С. ежегодно праздновал память своего
наставника С. Благоговейного, составил в честь его похвальные слова,
песни и каноны, написал и икону его. Патриарх Серп и, услышав об этом,
одобрил С., но Стефан, митрополит никомидийский, а с ним и некоторые из
приходских иереев и мирян восстали против этого обычая, находя его
противным порядкам церкви и соблазнительным. Для успокоения умов и
удовлетворения Стефана патриарх с синодом решили удалить С. из
Константинополя. С. поселился в местности, принадлежавшей его ученику и
почитателю, патрицию Христофору Фагуру. Здесь С. устроил обитель, прожил
в ней 13 лет и скончался мирно в 1032 г. Память С. 12 марта и 12 окт. С.
замечателен преимущественно как богослов-проповедник; отличительная
черта его богословствования - приложение теоретического христианского
учения к христианской жизни. Из сочинений С. на славянском и русском
языках изданы весьма немногие. В "Добротолюбии" напечатаны: "Главы
деятельные и богословские" (числом 152; в русском переводе напечатаны в
"Христ. Чтении", 1823 под заглав.: "Сто пятьдесят две деятельные и
богословские главы"), "Слово о вере" (русский перевод в "Христ. Чтении",
1821) и "Слово о трех образах молитвы". В 1852 г. в Москве напечатано в
славянском переводе 12 "Слов" С., взятые из числа 35; эти 12 "Слов"
переведены на русский язык после тщательного сличения с греческой
рукописью, находящейся в моcк. синодальной библиотеке (М., 1869). Другие
сочинения С. (девяносто два "слова", "Деятельные и богословские главы" и
"Подвижническое слове старца С. Благоговейного") переведены с
новогреческого епископом Феофаном ("Слова реп. С. Нового Богослова", М.,
1879 и 1882; 2 изд., 1890 - 92). "Слова" С. отличаются простотой и
сердечностью; он наставляет, внушает, умиляет; современники его,
привыкшие к искусственному красноречию, находили его "слова" ненаучными
и неритмичными. Церковь наименовала С. новым богословом, находя в его
произведениях сходство с произведениями Григория Богослова: и тот, и
другой отличались глубиной созерцания истин христианского благочестия.
С. считается основателем того учения о небесном озарении души верующего,
которое впоследствии привело к спору паламитов и варлаамитов. В
славянских молитвенниках печатается Симеонова молитва перед приобщением
св. Таин. Сочинениями С. нередко свидетельствуется препод. Нил Сорский
("якоже Симеон новый Богослов повелевает"; "яко-же рече св. Сумеон").
Жизнь С. подробно описал ученик его Никита Стифат. См. епископ Феофан,
"Жизнь препод. С. Нового Богослова" ("Душепол. Чтение", 1877, февраль);
А. Лебедев, "Византийская образованность вообще, богословская наука и
литература в частности" ("Чтения в общ. любителей духовного
просвещения", 1877, ч. II); его же, "О направлениях в
религиозно-умственной жизни. Очерки из истории восточной церкви IX, Х и
XI вв." (ib., 1878, ч. 1).
Симонов мужской ставропигиальный 1-го класса монастырь - в Москве.
Основан ок. 1370 г. племянником и учеником преп. Сергия Радонежского,
св. Феодором, первым архиепископом ростовским, на том месте, где теперь
церковь Рождества Богородицы на Старом С. В 1379 г. монастырь был
перенесен на новое место, но старосимоновская обитель продолжала
существовать до конца XVIII в., оставаясь подчиненной Ново-Симоновскому
монастырю. В течение XV и XVI в. С. монастырь играл роль довольно
сильной крепости и одновременно с Москвой подвергался вражеским
нападениям. В 1771 г., вследствие моровой язвы, совершенно опустел и в
1788 г. упразднен, с обращением в госпиталь; восстановлен лишь в 1812 г.
Монастырь имеет значительные собрания церковных древностей, старинных
книг и рукописей; в прежнее время он служил усыпальницей великих князей
и царей. См. Пассек, "Историческое описание московского С. монастыря"
(М., 1843); И. Токмаков. "Историческое и археологическое описание
московского ставропигиального С. мон-ря" (вып. 1 и II, М., 1892-96).
В. Р-в.
Симптом (медиц.) - так назыв. признаки, по которым распознается
болезнь, т. е. совокупность как изменений в самом организме (объективные
С.), так ощущений больного (субъективные С.), указывающих на характер
болезни. Учение о С. болезни или семиотика составляет основу
диагностики.
Симулятивные или притворные болезни - так наз. мнимые болезни или
ложно ощущаемые больным вследствие душевного расстройства, или
причиненные искусственно, для получения каких-либо выгод, напр. Для
освобождения от воинской повинности, или для отсрочки судебного
разбирательства и т.п. Первые входят в состав учения о душевных
болезнях; вторые отличаются чрезвычайным разнообразием и представляют
значительные затруднения для диагностики. Судебным и полицейским врачам
приходится нередко предпринимать продолжительные и сложные исследования,
чтобы отличить настоящее заболевание от притворного и искусственно
вызванного. Ср. Heller, "Simulationen und ihre Behandlung" (1890);
Bufchard, "Praktische Diagnistik der Simulationen von Gefuhlslahmung,
Schwerhorigkeit und Schwachsichtigkeit" (1891); Frohlich, "Vortauschung
von Krankheiten" (1895).
Симферополь - губ. гор. Таврической губ., при р. Салгире; станция
жел. дор. Жит. (по переписи 1897 г.) 48821 (26934 мжч. и 21887 жнщ.).
Население в племенном отношении пестрое; больше всего русских, татар и
армян. Строений к 1899 г. числилось 3573, церквей правосл. 8 и кроме
того 14 домовых, иноверческих- 4, синагог 2, мечетей 12. Учебных
заведений 48, в том числе: муж. и женск, гимназии, духовн. семинария,
жен. духов, учил., татарская учительская семинарии, шк. садоводства
II-го разряда и 42 низших учебн. зав., в которых обучалось в 1899 г.
1236 мал. и 1034 дев. Городских доходов (в 1898 г.) 269611 р., расходов
столько же, в том числе на народное образов. 25790 р., медицину 14410
р., ветеринарию 3347 р. Общественная библиотека (завещанная городу
Тумановым) и небольшая коллекция древностей, состоящая в ведении архива.
ком.; небольшая библиотека "Таурика", в которой предположено собрать
все, что писалось о Крыме со времени завоевания его русскими. Общ.
взаимн. кредита (оборота за 1895 г.180328 р.), отд. азов.-дон. ком.
банка, агент, бессараб. банка. Фабр. и зав. 21, в том числе 4 паровые
мельницы, 2 конфетных и 1 консервный завод. В окрестностях города
несколько садов, в том числе казенный, принадлежавший прежде кн.
Воронцову, в котором помещаются теперь училище садоводства.
К. В.

История. С., как место поселения, относится к числу древнейших; по
Страбону, еще скифский царь Скилур построил на его месте Неаполис,
остатки которого открыты раскопками; самые последние сведения о нем
относятся к началу III ст. по Р. Х. В татарский период он назывался
Керменчик (малая крепость), обратившийся после 1779 г. в село того же
названия. Около начала XVI ст. основалось по близости
Неаполиса-Керменчива татарское поселение, под назв. Ак-Мечет (белая
мечеть), которое скоро обратилось в город и в тоже время служило
передовым укреплением Бахчисарая против беев, в виду чего в Акмечети жил
калга-султанпервое лицо после хана в наследник престола. Акмечеть
расположена была частью на горе, частью внизу под Керменчиком. После
присоединения Крыма к России, по камеральному описанию 1803 г., в
Акмечети в 1783 г. было 815 душ. а в 1803- не более 1000 (русских- 360).
В 1784 г. сюда было переведено из Карасубазара управление Крымом, и
город, ставший центром Таврической области, получил название
Симферополь, название Акмечеть осталось за татарской частью города.
Тогда же был возведен ряд укреплений. В 1787 г. С. был объявлен
губернским городом; но по смерти имп. Екатерины II не только
прекратилось развитие С., но уничтожено было и само его имя. В 1802 г.
была вновь открыта Таврическая губерния, а вместе с тем и губернский
город вновь получил название С. В 1836 г. в нем было 6987, в 1864 г.-
17061, в 1887 г.- жителей 38096. Быстрое развитие города началось после
Севастопольской кампании. Самостоятельная таврическая епархия в С. была
открыта в 1859 г. В самом городе и его окрестностях очень много богатых
археологическими предметами курганов, которые уже несколько десятков лет
раскапываются членами археологических обществ и местными
исследователями.- См. Г. И. Тимошевский, "Краткий очерк истории С. "
("Третья учебная экскурсия Симферопольской мужской гимназии",
Симферополь, 1890).
В. Р-в.
Симфония (греч. созвучие)- название оркестрового сочинения в
нескольких частях. С. - самая обширная форма в области концертной
оркестровой музыки. Вследствие сходства, по своему построению, с сонатой
. С. может быть названа большой сонатой для оркестра. Как в сонате, С.
имеет обыкновенно четыре части: первая часть, в скором движении, пишется
в сонатной форме; вторая, в медленном движении, пишется в форме рондо ,
реже в форме сонаты; третья- скерцо или менуэт- в форме песни с трио, т.
е. коленного склада, другого коленного склада (трио) с новым содержанием
и повторения первого коленного склада; четвертая часть, в скором
движении- в сонатной форме или в большой форме рондо. В виду того, что
С. рассчитана на большие силы оркестра, каждая часть в ней пишется шире
и подробнее, чем напр. в обыкновенной фортепьянной сонате, так как в С.
надо выдвинуть разные оркестровые группы. С. представляет двоякий
интерес: чисто музыкальный, в смысле творчества и формы, и оркестровый
симфонический, в смысле колорита, т. е. разных звуковых красок,
получаемых от соединения одного инструмента с другим, от соединения
инструментальной группы одного характера с инструментальной группой
другого характера. Прототипом С. может считаться итальянская увертюра,
сложившаяся при Скарлатти (1650-1725), называвшаяся С. и состоявшая из
allegro, аndante и allegro, слитых в одно целое. С другой стороны
предшественницей С. была оркестровая соната, состоявшая из нескольких
частей в простейших формах и преимущественно в одной и той же
тональности. В С. только первая и последняя части имеют туже
тональность, а средние пишутся в тональностях сродных с главной, которой
и определяется тональность целой С. Творцом новейшей формы С. и
оркестрового колорита считается Гайдн. В смысле развития как
симфонической формы, так и оркестровки Бетховен может быть назван
крупнейшим и совершеннейшим представителем в области С. В форме С.
сказал новое слово Шуман (в особенности в С. d-moll), сделав опыт
слияния всех ее частей в одно целое и введя тематизм встречается и у
Бетховена, в его девятой С. С. программной называется та, которая
связана с известным содержанием, изложенным в программе, напр.
Пасторальная С. Бетховена, "Simfonie fantastique" Берлиоза и пр. Первые
ввели программу в С. Диттерсдорф, Розетити и Гайдн. C. писали, кроме
вышеупомянутых композиторов, Моцарт, Шуберт, Мендельсон, Шнор, Рафф,
Брамс, Гаде и друг., из русских- Рубинштейн, Чайковский, Бородин,
Римский-Корсаков, Баолакирев, Глазцнов, Аренский, Направник и пр.
Н. С.
Синагога (греч. sunagwgh, соответ. еврейскому kenesset - собрание,
beth hakenesset - дом собрания) - так называются у евреев богослужебные
здания, предназначенные для общественных молитв и чтения и толкования
Священного Писания, но не для жертвоприношений. Точно определить время
появления общественных молитв и С. у евреев нельзя: некоторые относят
его ко времени первого храма и даже еще более раннему, большинство - ко
времени вавилонского плена или ближайшему за ним. Введенный Ездрой
порядок чтения закона является основою современного еврейского
общественного богослужения: Ездра установил общественное чтение отдела
из Пятикнижия, а затем из пророков, по субботним и праздничным дням,
впоследствии же и по понедельникам и четвергам, а также в ярмарочные и
судебные дни. Ко времени И. Христа С. распространились по всем тем
местам, где жили евреи, и не только в Палестине, но и вне ее. В
Иерусалиме, как говорят, было 480 С.; особенно богата была ими Галилея,
которая называлась "страной синагог"; вне Палестины упоминаются С. в
Александрии, Дамаске, Aнтиохии, Солуни, Ефесе, Коринфе, Афинах, Риме и
т. д.; в Кесарии славилась С. восстания, подавшая повод к войне против
римлян. Весьма часто при С. находилась школа для изучения закона, или
это изучение происходило в самой С., почему она часто называется
"школой". После разрушения Иерусалимского храма С. сделалась хранилищем
идеи иудейской национальности и необходимой принадлежностью каждой, даже
самой незначительной еврейской общины. При постройке С. наблюдается,
чтобы сторона, противоположная входу, была обращена к тому месту, где
был прежде храм Иерусалимский. Общий план синагогального здания
представляет, в большинстве случаев, прямоугольный четырехугольник; при
входе портик, за ним следует самая С., разделенная рядами колонн на
несколько нефов (от 3 до 5). Синагоги, сооруженный европейскими евреями,
носят отпечаток того времени, когда они были выстроены: так, пражская и
вормская С. построены в византийском стиле; в мавританском стиле
сооружены С. в Толедо (IX и XIV в.), Вене, Берлине, Франкфурте;
мюнхенская и бреславльская С. построены в романском стиле и своею
конструкцией напоминают древния римские базилики; в готическом стиле
построены некоторые С. в Польше, а также синагога в Кельне. В середине
синагоги находится эстрада, называемая алмемор или бима, где
производится чтение Священного Писания; у восточной стены - ковчег, где
хранятся свитки завета с их принадлежностями; этот ковчег соответствует
находившемуся в Иерусалимском храме ковчегу. Помещение для женщин
совершенно отделено от помещения для мужчин. К принадлежностям С.
относятся: светильник, сделанный по модели храмового семисвечника,
кружки для сбора пожертвований, трубные рога, употреблявшиеся в новый
год, валторны (chazozroth), в которые трубили в дни новомесячия, в
праздники и т. д. Для выполнения специально синагогальных функций -
чтения Священного Писания. произнесения молитв, проповеди - при С. не
было сначала отдельных лиц, так как все эти действия могли отправляться
кем-либо из общины; тем не менее при С. существовал целый ряд официалов,
а при некоторых С. - синагогальный совет, состоявший из лиц ученых и
уважаемых. Во главе С. стояло особое лицо, смотревшее за внешним
порядком при богослужении, заботившееся о содержании синагогального
здания и вообще управлявшее делами С. Существовали еще особые собиратели
милостыни. Исполнение низших служебных обязанностей в С. лежало на
служителе; он же по субботам обучал детей чтению. Для отправления
синагогального богослужения требуется присутствие не менее 10
совершеннолетних (не моложе 13 лет) евреев. Общественное богослужение
заключается в чтении трех отрывков Пятикнижия, которые каждый еврей
обязан читать утром и вечером; затем следуют евлогии (благословения),
молитвы и чтения из Пятикнижия и пророков. Все пятикнижие прочитывалось
в трехгодичный цикл, для чего было разделено на 154 отдела, по одному на
каждую субботу; лишь к VIII в. относится происхождение современного
обычая прочитывать закон моисеев в течение одного года и разделение его
для этой цели на 54 части. Чтение закона Моисеева и пророков
производилось непременно на еврейском языке; когда же этот язык сделался
непонятным для народа, то к чтению еврейского текста стали присоединять
перевод прочитанного на народный арамейский язык. С переводом
соединялось назидательное объяснение прочитанного или проповедь, право
произносить которую представлялось каждому члену общины, сведущему в Св.
Писании. Синагогальное богослужение оканчивалось обрядом священнического
благословения или воздеяния рук. Этот синагогальный ритуал,
установившийся уже ко времени разрушения второго храма, в общих чертах
сохранился в еврейском богослужении до настоящего времени; но теперь
произнесение молитв и чтение Св. Писания обыкновенно лежат на
обязанности особых лиц, а проповеди произносятся раввином или особым
проповедником. В новейшее время в некоторых С. введен орган при
богослужении, а также употребляется, наряду с еврейским языком, и
местный. Ср. Zunz, "Der Ritus des synagogalеn Gottesdienstes" (Берл.,
1859); А. Никитин, "С. Иудейские, как места общественного богослужения"
(Киев, 1891); Н. Зезюлинский, "Еврейская С. и ее функции" ("Жур. Мин.
Нар. Просв.", 1887, № 1). Слово синагога употребляется иногда также в
значении Иудейства как религии, в противоположность церкви (ecclesia),
т. е. христианству. Великой С. (kenesseth hagdolah) называется, по
талмудическим источникам, собрание еврейских ученых, которые, под
председательством Ездры, привели в порядок религиозные дела евреев. Под
именем "мужей великой С. " подразумеваются также ученые, жившие от
времен Ездры до времени Симона Праведного (ум. ок. 292 г. до Р. X.) и
занимавшиеся приведением в порядок библейских книг и отчасти устного
закона.
Сингапур (Singapoor, Singapore, львиный гор.) - главный город
британской Колонии Проливов и о-ва С., на юго-вост. берегу острова.
Город делится на три квартала: индийский, китайский и малайский, вокруг
которых группируются еще компонги малайцев и виллы зажиточных классов.
На одном из трех холмов возвышается губернаторский дворец, на другом -
форт Каннинг. Почтамт, клубы, торговые дома тянутся вдоль набережных,
где помещаются и доки. Музей Рафльса, с библиотекой, ботанич. сад,
множество буддийских храмов. Старый рейд лежит на ЮВ города; новая
гавань защищена с Ю о-вами Блакан, Мати и Аербрани. Со времени открытия
портов восточной Азии С. сделался перегрузочным пунктом и складочным
местом произведений Малакки, Суматры и Борнео, а также станцией
пароходов, идущих в Филиппины и вост. Австралию. Торговый оборот 1897 г.
= 332454967 доллар.; одной жести вывезено на 18514158 долл. Число
коммерч. судов, вошедших в С. в 1897 г. (не считая туземной флотилии) -
9777, вместимостью в 8145378 тонн. С. - портофранко для всех товаров
кроме вин и пива; торговля опиумом и алкоголем сдается в аренду
китайцам, которые вообще играют важную роль в торговле. Главные предметы
вывоза: жесть, перец, камыш (для мебели), ром, лак, саго, кожи. Важные
предметы транзитной торговли: каменный уголь (из Англии и Японии),
английские хлопчатобумажные ткани, железный товар, керосин (из России,
Суматры и Америки). Жителей 142547 (1891 г.). из них 90000 китайцев,
25000 малайцев, 13000 европейцев и 12000 индусов; женщины составляют
только четвертую часть населения.
Синильная кислота (фарм.) - представляет интерес как лекарство, но
глав. обр. - как вещество, обладающее чрезвычайно сильными ядовитыми
свойствами. Чистая С. кислота не имеет врачебного применения,
обыкновенно же она назначается в виде горькоминдальной или лавровишневой
воды, которые по росс. фармакопее должны содержать 0,1% безводного
цианистого водорода. Вода горьких миндалей бесцветна, почти прозрачна,
уд. вес ее 0,953 до 0,957, приятного запаха и горького вкуса. Препарат
сохраняется в хорошо закупоренных и наполненных склянках, в темном
месте. Лавровишневая вода имеет более приятный запах, но пользование ею
представляется иногда затруднительным, так как ее необходимо
приготовлять из свежих листьев, следовательно, только в определенное
время года, а между тем препарат не выдерживает продолжительного
хранения, подвергаясь при этом разложению. С. кислота и
горько-миндальное масло (бензойный альдегид) образуются в присутствии
воды из находящихся в горьких миндалях азотистого гликозида - амигдалина
и фермента эмульсина. В листьях лавровишневого дерева, как и в листьях
других растений сем. миндалевых, напр. персикового и вишневого дерева,
находится аморфный амигдалин, который с неизвестным еще ферментом
(эмульсина в этих листьях нет) дает С. кислоту и эфирное масло.
Кристаллический амигдалин содержится также в коре и др. частях черемухи,
в цветах чернослива, в абрикосовых, персиковых, вишневых и яблочных
косточках и в некоторых др. плодах и зернах; С. кислота развивается в
растениях, не содержащих амигдалина: Aquilegia vulgaris, в Jatropha
Manihot и др. С. кислота вырабатывается также железами тысяченожки
(Forfaria), встречающейся в прачечных помещениях. С. кислота в умеренных
дозах понижает возбудимость головного и спинного мозга, периферических
окончаний чувствительных нервов и переферического нервномышечного
двигательного аппарата. Цианистый водород в терапевтических дозах
понижает возбудимость продолговатого мозга. Поэтому лавровишневая или
горькоминдальная вода назначаются при заболеваниях дыхательных путей,
сопровождающихся кашлем. В этих случаях С. кислота притупляет
возбудимость слизистой оболочки гортани, уменьшает раздражение; кроме
того, уменьшая рефлекторную возбудимость дыхательного центра, в свою
очередь, ослабляет приступы кашля, который возникает вследствие
возбуждения дыхательного центра раздражениями, несущимися со стороны
чувствительных приборов дыхательных органов. При заболеваниях
желудочнокишечного канала, сопровождающихся болевыми ощущениями и
усиленными перистальтическими сокращениями, С. кислота может оказать
благоприятное влияние, как притуплением болевой чувствительности, так
равно и парализующим влиянием на перистальтику. Вода горьких миндалей
назначается в указанных случаях по 15 - 20 капель несколько раз в день;
нередко она назначается совместно с другими аналогично действующими
средствами (напр. с морфием), или прибавляется к микстурам, как
самостоятельно действующее обезболивающее средство. Этот препарат
назначается сравнительно редко. С. кислота весьма ядовита и вследствие
обширного применения в технике и промышленности (в фотографии,
гальванопластике) цианистые соединения легко доступны и, благодаря
быстрому действию, часто применяются для отравления и самоотравления. Но
случаи отравления наблюдались также вследствие прописывания больших доз
этого средства внутрь, при соприкосновении раны с раствором цианистого
калия, после еды горьких миндалей, семян абрикосовых или вишневых
косточек, равно как после питья, содержащих С. кислоту, алькогольных
напитков (вишневки, мараскина и др.). Употребление мазей и помады,
содержащих горько-миндальное масло, недостаточно очищенное от С.
кислоты, может также подать повод к отравлению. Смертельная доза для
человека равна 0,05; однако, в некоторых случаях выздоровление наступало
после 0,1 и даже после 1 грамма. Угольная кислота обусловливает в
растворах цианистого калия образование углекислого калия и освобождение
С. кислоты. 0,2 - 0,3 цианистого калия вызывают смертельное отравление,
но в единичных случаях наблюдалось выздоровление даже после 2 - 3 грамм.
1,0 амигдалина при благоприятных условиях для образования С. кислоты
может оказаться смертельным для человека. 10 штук горьких миндалей
вызывали тяжелые явления у детей; 40 - 70 грамм могут быть причиной
смерти взрослого человека. Явления смертельного отравления могут
продолжаться несколько секунд, несколько минут или несколько часов. Если
рвота появляется рано, если желудок был наполнен и в особенности если
препарат, содержащий С. кислоту, отчасти разложился, можно надеяться на
выздоровление. Растворы С. кисл. быстро всасываются, часть С.
разлагается, другая выделяется через легкие и, быть может, через кожу.
Амигдалин выводится из организма столь быстро, что если животному дать
эмульсин 3 часа спустя после приема амигдалина, то не замечается явлений
отравления. В пустом желудке образование С. кислоты из амигдалина и
эмульсина совершается быстро; прибавление соляной кислоты задерживает
это превращение. Водный раствор С. кислоты осаждает белок. Прибавление
С. кислоты к крови вне организма уничтожает способность крови разлагать
перекись водорода на воду и кисдород. На этом факте основано применение
перекиси водорода в качестве противоядия при отравлении С. кислотой.
Кровь становится коричневою; красные кровяные шарики подвергаются
зернистому перерождению и затем совершенно разрушаются. Но собственно
гемоглобин не претерпевает под влиянием С. кислоты никаких изменений.
Кровь, содержащая С. кислоту, воспринимает меньше кислорода и очень
трудно отдает его в окружающую среду. С. кислота ядовита для всех
животных. Насекомые погибают в атмосфере, содержащей 0,1 в 1 куб. стм.
воздуха. Ядовитое действие у хладнокровных обнаруживается более
медленно, чем у теплокровных, у амфибий оно медленнее, чем у рыб.
Поглощение кислорода и выделение угольной кислоты при отравлении С.
кислотой уменьшаются. Живые ткани теряют способность поглощать и
утилизировать избыточное содержание кислорода в крови; таким образом,
несмотря на артериальный характер крови, происходит задушение тканей в
избытке кислорода. У теплокровных и холоднокровных развивается паралич
дыхательного центра, сосудо-двигательных нервов, двигательных ганглий
сердца, но сердечная деятельность сохраняется некоторое время после
остановки дыхания. Щелочность крови, вследствие образования молочной
кислоты, уменьшается; в моче, после введения С. кислоты, находят
роданистую кислоту. Симптомы. В быстро протекающих случаях отравленный с
пронзительным криком падает, вскоре после приема, причем наступает
судорожное дыхание; челюсти стиснуты; развиваются общие судороги, изо
рта выделяется кровянисто-пенистая слюна и смерть наступает через 2 - 5
мин. В медленно протекающем отравлении различаются: 1.) период
затрудненного дыхания - ощущение стягивания в горле, страх,
подавленность, шаткая походка, тошнота, головная боль, малый пульс,
остановки дыхания, иногда в течение нескольких минут. 2) Судорожный
период. Больные падают, кожа покрывается холодным потом, зрачки
расширены, глаза выпячены, пульс ускорен; появляются судороги, сведете
челюстей, запрокидывание головы назад, непроизвольное отделение мочи. 3)
Период задушения. Дыхание временами прекращается, сердце работает
неправильно, медленно, лицо синее, температура понижена, больной
находится в глубокой спячке. При таких условиях смерть может наступить
при остановке дыхания, но случается, что больной через несколько часов
очнется от бессознательного состояния и поправляется спустя несколько
дней. На трупе иногда находят светло-красные посмертные пятна; во рту
нередко много пенистой слизи. При сравнительно раннем вскрытии полостей
может уже отсутствовать запах С. кислоты, но в веществе головного мозга
последний заметен еще через 24 ч. после отравления. Гораздо дольше запах
сохраняется после отравления горькими миндалями. Набухание и
кровоизлияние в слизистых оболочках после отравления цианистым водородом
встречаются в раздутом, покрытом кровянистою слизью желудке, в
двенадцатиперстной кишке, во рту, гортани и, иногда, в дыхательных
путях. Точечное кровоизлияние встречается также в сердечной сорочке; в
печени замечается жировое перерождение клеток; в мозговых желудочках и
между мягкой и паутинною оболочками накопление серозной жидкости; в моче
находятся восстановляющие вещества. Удавалось найти С. кислоту через 9 -
10 дней; в легочных путях также через 14, а в кишечнике через 15 дней
после отравления; в одном хорошо сохранившемся трупе - через 31/2
месяца; в зимнее время С. кислота обнаруживалась через 4 недели. Пробы
на С. кислоту: 1) если нейтрализовать раствор С. кислоты или цианистого
калия натронной щелочью и прибавить раствор закиси - окиси железа, то в
избытке соляной кислоты образуется берлинская лазурь. 2) Прибавляют к
раствору С. кислоты желтый сернокислый аммоний, кипятят до
обесцвечивания жидкости, по охлаждении прибавляют соляную кислоту и
полуторохлористое железо - появляется кровяно-красное окрашивание
(роданистое железо). 3) Раствор пикриновой кислоты, окрашенный в слабый
желтый цвет, краснеет при кипячении с каплею разведенного раствора
цианистого калия (изопурпоровокислый калий). 4) Если к исследуемому
веществу прибавить раствор калийной селитры и полуторохлористого железа,
подкислить разведенной серной кислотой и вскипятить, осадить железо
аммиаком и осадок отфильтровать, то с бесцветным сернокислым аммонием
можно доказать в фильтрате нитроцианистый калий. Для исследования С.
кислоты в трупе поступают следующим образом: органы, извлеченные из
трупа, подкисляются винно-каменной кислотой, подвергаются медленной
перегонке и полученный дистиллат испытывается вышеприведенными
реактивами. При этом необходимо исключить из исследуемого материала
желтую кровяную соль или другие цианистые соединения того же типа. В
присутствии последних, объекты насыщаются углекислым натром,
дистиллируются в струе угольной кислоты и перегон испытывается на С.
кислоту. Можно также подкислить органы или ткани раствором винной
кислоты, извлечь эфиром, вытяжку осадить спиртовым раствором калийной
щелочи, отогнать алкогольно-эфирный раствор, осадок, растворенный в
воде, подкислить винной кислотой, перегнать и дистиллат испытать на
присутствие С. кислоты. Количественное определение производится
осаждением азотно-серебряной солью в дистиллате, подкисленном азотной
кислотой.
Лечение отравления: быстрое удаление яда, апоморфин (как рвотное) под
кожу, промывание желудка, возбуждающие средства (вино, кофе, эфир или
камфору под кожу), холодные души с высоты 1 - 2 фт. на затылочную
область и позвоночник с последующим растиранием тела. Искусственное
дыхание, по-видимому, может оказать некоторую пользу. С целью возбудить
деятельность сердца и дыхания, впрыскивают также атропин. Ввиду того,
что С. кислота выделяется в моче в виде менее ядовитой тиоциановой
кислоты, стараются вводить в организм органические соединения серы
(куриный белок). Серноватистокислый натрий обладает свойством
обезвредить количество в 11/2 - 4 раза превышающую абсолютно смертельную
для животных дозу С. кислоты. При отравлении горькими миндалями полезно
назначить соляную или молочную кислоту, так как они задерживают
образование С. кислоты из амигдалина. В последнее время особенно
рекомендуется применение перекиси водорода, которая с цианистым
водородом, находящимся в крови, образует сравнительно мало ядовитый
оксамид. Всего лучше перекись водорода в 3% растворе вводить под кожу по
1 шприцу через 3 - 5 минут в различных областях тела.
Д.. Каменский.
Синицы (Paridae) - сем. зубоклювых певчих птиц (Oscines
dentirostres.). Многочисленные мелкие виды С. распространены
преимущественно в лесной области северного полушария. С. характеризуются
прямым, коротким, округленным на конце клювом с густыми щетинками,
покрывающими ноздри, - сильными лапами с круто согнутыми когтями,
короткими округленными крыльями с 10 маховыми перьями, из которых 4 и 5
самые длинные, и одинаковой окраской самцов и самок. Все С. сходны между
собою по образу жизни и принадлежат к наиболее полезным лесным птицам.
Главную пищу их составляют личинки и яйца насекомых, которых С.
отыскивают в щелях коры, в свернутых листьях, в цветочных сережках
деревьев и т. под. местах. Во время охоты, в которой проходит большая
часть дня, С. не оставляют не осмотренным ни одного доступного для них
места, где могло бы скрыться насекомое. Они отлично лазят по стволам
деревьев, свешиваются вниз спиною, держась за кончики тонких ветвей,
долбят шишки, развертывают почки и свернутые листья и т. д. Некоторые
синицы питаются также семенами. На землю С. спускаются редко, летают
плохо. Большинство европейских С. - оседлые птицы, собирающиеся осенью в
небольшие стайки вместе с корольками и иногда пищухами. Гнезда вьют
обыкновенно в дуплах. Кладка (до 12 яиц) производится обыкновенно два
раза в лето. Большинство европейских видов относится к роду Parus
(лесные синицы); характеризуется сильным клювом с выпуклым ребром,
округленным или слегка вырезанным хвостом и широкими крыльями, третье
маховое перо которых не короче четвертого. Один из наиболее
распространенных и более крупных видов обыкновенная или большая С.,
С.-кузнечик (P. major) - живет как оседлая птица повсеместно в Европе, в
лесной области Сибири, юго-зап. Азии и сев. зап. Африки. Большая С.
ростом с домашнего воробья; верхняя сторона тела ее желтовато-зеленого
цвета, переходящего местами в серый; нижняя сторона - желтая; шапочка на
голове, бока шеи, горло и продольная широкая полоса, идущая по нижней
стороне тела - черные, щеки белые. Клюв черный. По оперению головы род
Parus делят на следующие подроды: 1) Lophophanes (хохлатые С.), с хохлом
из удлиненных, приподнятых перьев; сюда относится европейская хохлатая
С. (L. cristatus) - рыжевато-серого цвета с хохлом из черных перьев с
белыми кончиками. 2) Parus (С. кузнечики) - с черной шапочкой и белым
пятном на задней стороне шеи; сюда относится, кроме большой С. (P.
major), также черная С. или московка (P. ater) и др. 3) Poecile (гаички)
- с черной или бурой шапочкой, но без белого шейного пятна; сюда
относится болотная С. или пухляк (P.palustrus). 4) Cyanistes (лазоревки)
- с белою, голубою или синею шапочкой; сюда принадлежит лазоревка (С.
coeruleus) и др. Из других европейских родов род бородаток (Panurus)
отличается длинным ступенчатым хвостом и удлиненными перьями по бокам
шеи, образующими род усов. Бородатки устраивают гнездо не в дуплах, а в
траве и камышах, прикрепляя его к стеблям. Относящаяся сюда усатая С.
(Panurus barbatus) распространена в средн. и южн. Европе, в западн. и
центральн. Азии. У рода длиннохвостых С. (Acredula) такой же хвост, как
у бородаток, но нет усов. Гнезда их напоминают гнездо ремезов
(Aegithalus). Ремезы составляют четвертый и последний род европейских
синиц.
Ю. В.
Синкопа в музыке - перенесение ударения с акцентированной ноты на
неакцентированную. С. происходит оттого, что ноту, поставленную на
слабом времени, соединяют лигой с той же нотой, стоящей на сильном
времени.
Иногда С. образуется и без лиги, когда происходит среди такта
соединение в одном звуке ноты без акцента с нотою с акцентом.
При правильной С. обе связанные ноты должны иметь равную длительность
или первая может быть на половину больше второй.
Впечатление С. в трехдольном размере производит соединение двух нот
слабого времени в одну, которая получает вследствие этого акцента.
Применение С. изменяет для слуха такт, напр. фраза в 3/4 слышится как
бы написанной в 2/4 или 4/4.
Н. С.
Синкретизм ( suncrhtismoV ) - так называется сочетание различных
философских начал в одну систему. Понятие С. близко подходит к
эклектизму; различие между ними некоторые видят в том, что эклектизм
старается путем критики выделить из различных систем состоятельные
принципы и органически связать их в одно целое, а С. соединяет
разнородные начала, не давая им истинного объединения. С. с особой
яркостью проявился в александрийской философии, у Филона Иудейского и
других, пытавшихся соединить греческую философию с вост. учениями. Тоже
замечается у гностиков. Тepмин С. введен, кажется, Георгием Каликстом,
немецким богословом XVII в.
Синонимы - слова близкого, смежного, почти одного значения. Процессу
создания новых форм, новых, дифференцированных категорий в мысли
соответствует в языке создание новых оттенков выражения - синонимов. Не
всегда новый оттенок мысли получает и новое название; иногда он
обозначается описательно или на чужом языке
- и тогда С. нет. Так Пушкин, говоря "никто бы в ней найти не мог
того, что модой самовластной в высоком лондонском кругу зовется vulgar",
но мог передать соответственно английское слово русским; впоследствии
оно в руссифицированной форме вульгарный вошло в русский язык и стало С.
целого ряда близких слов: тривиальный, банальный, пошлый, избитый и т.
п. Теоретики расходятся по вопросу о том, возможны ли в языке слова
совершенно тождественные по смыслу; но вопрос этот не существует для
тех, кто знает, что слово в словаре, вне живой речи, не имеет вполне
определенного значения. В обиходной речи, конечно, возможны случаи,
когда говорящий употребляет тот или иной из С. без разбора, но не с
этими исключительными случаями приходится считаться лексикологу. Важно,
конечно, не то, что два слова обозначают одну и ту же вещь, еще единую в
чьем-либо неразвитом сознании: важно то, что они выражают различное
впечатление, производимое этой вещью. Если бы даже логическое разложение
их смысла не дало никакой разницы между ними, - их звуковая,
ассоциативная, эмоциональная сторона действует различно и потому
выражает различные оттенки значения. Такова, напр., разница между
однозначными элементами языка поэтического и прозаического. Прежним
исследователям языка, в науке которых логика перевешивала психологию,
могло казаться, что есть целые разряды понятий, не могущих иметь
С."Названия видимых предметов - говорит Давыдов в своей статье о С. - не
могут быть принимаемы одни вместо других, потому что представления наши
столь же резко различаются между собой, как и самые предметы, ими
выражаемые. Посему слова ремесл, искусств, естественных наук точны и
определенны; в этом разряде речений не должно искать синонимов". Здесь
встречаются различные названия для одного и того же предмета; но это или
областные речения, или заимствованные из соплеменных и других
иностранных наречий, а отнюдь не синонимы. Таковы например слова око и
глаз, конь и лошадь, сабля и шашка, житие и жизнь, адрес и надпись, уста
и губы, ичиги и сапоги, голомя и давно". Уже из этих примеров ясно, как
ошибался исследователь; ичиги есть провинциализм, голомя - архаизм, не
употребляемые в общем разговорном языке, и потому в счет идти не могут;
остальные выражения отличаются друг от друга значительно и потому суть
несомненные С. : надо только их брать не в виде словарных препаратов, а
в живой речи. "В языке нет двух или нескольких слов, значащих решительно
одно и то же, как две капли воды, - говорит Буслаев ("О преподавании"):

<<

стр. 201
(всего 253)

СОДЕРЖАНИЕ

>>