<<

стр. 203
(всего 253)

СОДЕРЖАНИЕ

>>

же вечер до 40°, медленно и критически оканчивается. Обыкновенно в
начале болезни наблюдается рвота. До описанного резвого начала болезни
длится скрытый период ее 4 - 7 дней. Нормальная С. : все симптомы
умеренно выражены: лихорадка 39,5 - 40,0, боль в горле умеренная, по
всему телу ярко-красная сыпь, головная боль, бред ночью, днем
сонливость. Шейные железы увеличены, но подвижны, Заболевание
обнаруживается сразу: рвота, жар до 39,5 - 40,0, на следующее утро
характерная сыпь, следующие два дня сыпь ярче, maximum лихорадки на 3 -
4 день, когда ясно выражено и воспаление зева. После 4-го дня темп.
падает, сыпь бледнеет, боль в горле меньше и на 7 - 9 день больной ни на
что не жалуется. На 2 - 3 неделе наступает шелушение кожицы, которое
затягивается иногда до конца 5 - 6 недели. Кожица на пальцах, ладонях и
подошвах и местами на туловище сходит большими пластами. При легкой
форме С. все симптомы: лихорадка, сыпь, жаба, выражены слабо, иногда
один из них отсутствует. С. без сыпи наблюдается чаще, чем С. без
лихорадки или без жабы - это так назыв. стертая С. (Scarlatina frustra).
При тяжелой С. темп. высока, в горле тяжелая форма воспаления, сердечная
деятельность падает, со стороны нервной системы бурные симптомы:
помрачение сознания, судороги. Смерть может наступить в первый день
болезни. При геморрагической С. в коже кровоподтеки, из слизистых
оболочек (носа, кишек, почек) кровотечения. Цианотический цвет сыпи, как
признак сердечной слабости, имеет очень неблагоприятное значение. При
обильном экссудате в коже на ее поверхности образуется много мелких
узелков, вследствие увеличения кожных сосочков (Scarlatina papulosa).
Осложнения при С. очень многочисленны и бывают как при тяжелых, так и
при легких случаях, причем при тяжелых и при слаборазвитой сыпи. Опухоль
подчелюстных желез иногда переходит в нагноение даже и в позднем периоде
болезни. Всего чаще С. осложняется воспалением почек с 11 - 21 дня
болезни. Частота осложнения С. нефритом находится в зависимости от
характера эпидемии. Симптомы и течение скарлатинозного нефрита
разнообразны. Нефрит может повести к водянке, уремии и гипертрофии
сердца. Водянка сперва на лице, ногах, потом по всему гелу. Как
последствие нефрита бывают: водянка перикардия (hydropericardium),
плевральных полостей (hydrothorax), брюшной полости (ascites) и общая
(anosarca) и как исход нефрита ypeмия . Из других осложнений С. могут
быть: перикардит, эндокардит , суставной ревматизм, воспаление уха с
прободением барабанной перепонки и вырождением косточек, флогмона шеи с
образованием нарывов и явлениями сдавления дыхательного горла (angina
Ludowici) и др.
Лечение. С целыю понизить температуру у детей с здоровым сердцем -
жаропонижающие, а лучше ванны, обтирания губкой; на голову - лед. При
возбуждении больных - бромистые препараты, уретан, сульфонал; при
угнетении нервной системы - ванны с обливанием холодной водой и
возбуждающее. При упадке сердечной деятельности - сердечные средства.
Лечение осложнений ведется сообразно с характером их. Развившееся после
С. малокровие требует усиленного питания, назначения пепсина, соматозы.
Обширные поражения клетчатки шеи требуют раннего вскрытия нарывов.
Держать больных в постели надо не менее 2 недель даже в легких случаях
С. На воздух выпускать не раньше 3 недель летом и 6 недель зимой. Школу
посещать можно только через 6 недель со дня заболевания и после
основательной дезинфенции помещения, платья, школьных принадлежностей и
при отсутствии у больного следов шелушения и если в доме нет других
больных С. А.
Скарлатти (Alessandro Scarlatti) - один из знаменитых итальянских
композиторов неаполитанской школы (1649 - 1725), ученик Кариссими. С.
считается первым, который ввел форму арии с da саро, ставшей с того
времени общеупотребительной. Аккомпанемент его apии не подчинялся, как
прежде, исключительно ритму мелодии, а получил свой собственный
самостоятельный рисунок, вследствие чего в нем исчезла монотонность. С.
развил речитатив, который в акомпанементе получил более
содержательности. В области инструментальной музыки он ввел форму
итальянской увертюры: allegro, andante, allegro. С. писал очень много:
более ста опер, масса духовных сочинений, из которых "Miserere" и фуга
на два хора "Tu es Petrus", сочиненные С. в 1680 г. для папской капеллы,
исполняются и до сих пор. Из ученых трудов его известна брошюра:
"Discorso di musica" (1717). Учениками С. были Логрошино, Дуранте,
Гассе. Сын и ученик его, Доменико С. (1683 - 1757), считался одним из
выдаюшихся клавесинистов первой половины XVIII стол. и оказал большое
влияние на развитие техники игры на клавесине. Он писал оперы, но
главным образом известностью пользуются его сочинения для клавесина; им
написано 349 сонат и разных пьес для этого инструмента. В 1839 г. Карл
Черни издал в Вене 200 пьес С.; эта коллекция считается самою полною.
Джузеппе С., младший сын Александра С. (1718 - 1776), писал
преимущественно оперы; из них некоторые были даны в Венеции и Неаполе.
Н. С.
Скаты (Rajidae) - подотряд рыб, соединяемый с акулами в отряд
поперечно-ротых (Plagiostomi) и отличающйся от акул (Squalidae) формой
тела, а именно тело С. обыкновенно сплюснуто сверху вниз и спереди
расширено; передние плавни С. стоят горизонтально и у большинства
соединены с рылом посредством хряща. Передний пояс имеет форму полного
кольца, укрепленного на передней части позвоночника. Жаберные щели
обыкновенно на нижней стороне тела. Зубы конические или плоские,
расположенные наподобие торцовой мостовой; век нет или одно верхнее
неподвижное. Однако, есть переходные формы между этими подотрядами. Так
пила-рыба (Pristis antiquarum), составляющая особое семейство
(Squatinorajidae), имеет веретенообразную форму тела и плавни свободные,
как у акулы. Вытянутое рыло вооружено по боковым краям с каждой стороны
рядом мощных чешуй, наподобие зубьев пилы, что и дало повод к
преувеличенным рассказам о свирепости этой рыбы. Водится и в Средиземном
море, мясо - невкусное. Типичные С. представлены 4 семействами: С.
Trigonidae (хвостоколы), Myliobatidae (орляки), Rajidae (настоящие С.) и
Тогреdidae (гнюсы). Оба первые семейства имеют на длинном и тонком
хвосте иглу, но у первых хвост без плавника, у вторых впереди иглы есть
плавень. Из первого семейства замечателен скат-шипонос (Trigon
postinoca), заходящий в Черное и Азовское моря и о ядовитости укола
которого рассказывают путешественники много преувеличенного. Ядовита,
по-видимому, слизь, покрывающая тело и иглу, ибо особой железы не
найдено. Сем. Rajidae не имеет шипов, хвост с боковыми складками и
вообще это наиболее типичные С. У берегов Европы, между прочим у нас в
Балтийском, Белом и Черном морях, встречается скат-шипонос (Raja
clavata), тело коего покрыто чешуями в виде небольших шипов или колючек.
Гнюсы отличаются присутствием между плавнями и головой - электрического
аппарата, оглушающего добычу разрядом и живородностью. В Средиземном
море встречается гнюс мраморный (Torpedo marmorata). Мясо С. невкусно,
но местные жители едят некоторых С. Хвостокол - обычная пища
тихоокеанских обитателей. Печень идет для добывания жира. В. М. Ш.
Скауты (воен.) - конные разведчики в американскую войну 1861 - 1865
гг.; производили всякого рода тайные разведки и участвовали в
рекогносцировках. Комплектовались преимущественно из уроженцев западных
областей.
Скворец (Sturnus) - палеарктичесюй род певчих птиц из семейства
скворцовых . К роду Sturnus относятся около 10 видов птиц средней
величины, мало отличающихся одна от другой, как по окраске, так и по
образу жизни. С. имеют длинный, сильный, прямой клюв, с слегка
сплюснутым кончиком, прямой короткий хвост, до вершины которого
достигают нижние кроющие перья и острые крылья, у которых первое маховое
перо укорочено, а второе длиннее остальных. Представителем С. может
служить общеизвестный обыкновенный С. (Sturnus vulgaris), живущий
повсеместно в Европе. Обыкновенный С. в брачном наряде черного цвета с
фиолетовым и зеленым блеском и с белыми пестринками. К осени белые
пестринки становятся крупнее и чаще. Молодые - буро-серого цвета, с
беловатою пятнистою грудью. Гнездится в дуплах. Кладка (5 - 6 голубых
глянцевитых яиц) бывает два раза в лето. Питается преимущественно
наземными моллюсками и крупными насекомыми (гусеницами и кузнечиками).
Нападает также на виноград, вишни, черешни и т. п. плодовые деревья.
Там, где мало плодовых садов и виноградников, С. приносит большую пользу
истреблением прямокрылых и личинок насекомых. Полезная деятельность С.
особенно удобна тем, что С., как известно, охотно селятся в специально
устраиваемых для них "скворешниках", безразлично - выставляются ли
скворешники среди полей, или вблизи жилья, или даже на крышах домов,
вокруг которых достаточно места, незанятого постройками, где бы С. могли
отыскивать себе пищу. В неволе С. скоро привывает к растительной пище.
Характерную особенность его составляет редкая способность подражать без
всякого обучения всевозможным звукам. Поэтому С. легко заучивает
отдельные слова и простые мотивы. Молодые С. по вылете из гнезд образуют
большие стаи; после второго вывода птенцов к ним присоединяются и старые
птицы. На зиму С. улетают в Африку. Другой обыкновенный вид С.,
водящийся на Ю Зап. Европы, - С. одноцветный или черный (St. unicolor),
черного цвета без пестринок; молодые С. похожи на молодых обыкновенных
С., но темнее их. В Сибири обыкновенных С. заменяет близкий вид - St.
menzbieri с интенсивно фиолетовым отливом на голове; он гнездится также
в большей части Центральной Азии; зимует в Индии. В Крыму (и Малой Азии)
гнездится другой близкий к обыкновенному С. вид, - пурпуровый С. (St.
purpurescens), у которого нижняя часть спины с пурпурово-фиолетовым, а
нижняя сторона тела с темно-фиолетовым отливом. Наконец, на Кавказе и в
Закавказье (также в Персии и отчасти в Закаспийском крае) живет третий
близкий вид - кавказский (St. caucasicus). У него голова и зоб отливают
фиолетовым цветом, нижняя сторона тела
- фиолетово-зеленым, а спина - зеленым. Ю.В.
Скелет - твердая опора тела животного, мест прикрепления мышц и
иногда защита, если С. является наружным. Необходимо отличать С. от
раковины , которая служит прежде всего для защиты и потом для
прикрепления мышц. Раковина является выделением известных частей
накожных покровов, связана с телом лишь в определенных точках, а именно
в местах прикрепления мышц, и легко может быть удалена после перерезки
этих мышц. Она одевает тело животного или его часть наподобие чехла или
футляра. С. - составляет часть самого тела и не может быть удален без
повреждения самого тела. У простейших С. чаще всего является в виде
кремневых отложений (у радиоларии, солнечников), имеющих форму игл или
иную. У губок С. представлен или развивающимися в их ткани иглами,
кремнеземными или известковыми, или волокнами особого вещества спонгина,
похожего на роговое. У гидроидов роль С. исполняет поверхностный
хитиновый слой перисарк, одевающий как ствол колонии, так иногда и самих
полипчаков в виде чашечки. Таким образом, С. этих форм является наружным
в отличие от С. губок, который может быть назван внутренним. У некоторых
гидроидных колоний (Hydrocorallinae), а главным образом у кораллов, и не
только у колониальных, но и одиночных, С. получает мощное развитие.
Иногда этот С. является лишь в виде плотного отложения, идущего по оси
ствола и ветвей колонии и состоит по большей части из извести или
вещества, похожего на рог, иногда тоже пропитанного известью. В других
случаях скелетные известковые отложения появляются и в стенках самих
полипов. Первая форма представляет осевой полипняк, а вторая -
мадрепоровый. Между близкими к червям формами С. свойственен опять-таки
колониальным, и след. требующим более прочной опоры мшанкам , у которых
тело каждой особи одето иногда очень плотным хитиновым слоем, вдобавок
могущим у некоторых пропитываться известью. Брахиоподы или руконогие ,
имеющие, подобно моллюскам, раковину, имеют на спинной створке ее иногда
длинные и извитые отростки, служащие опорой для так называемых рук этих
животных. Чрезвычайное развитие известковых отложений, как в
соединительнотканном слое кожи, так и в более глубоких частях,
представляют иглокожие . У членистоногих С. представлен иногда очень
толстым слоем хитина - выделение поверхностного слоя накожных покровов,
часто пропитанного известью. Это - типичный наружный С. Части накожных
покровов иногда могут вворачиваться внутрь тела животного в виде
складок, трубок и т. п. и тоже выделять слой хитина на своей наружной
(обращенной внутрь складки) поверхности. Эти части, служащие опорой
мышцам, получили название эндоскелета, в противоположность наружному С.
или экзоскелету. Впрочем, у некоторых членистоногих в месте схождения
мышц могут образоваться тоже плотные мезодермические пункты, иногда с
минеральными отложениями (напр. у сенокосцев или Phalangidae). Это будет
уже мезоскелет, построенный по тому же принципу, как и С. костный.
Хорошо развитая мезоскелетная пластинка лежит в головогруди Limulus,
некоторых других ракообразных, а главное у паукообразных, а также у
некоторых многоножек (Julus), и называется эндостернитом. Настоящий
хрящ, однако, между беспозвоночными, имеется только у головоногих
моллюсков, у коих сильно развитой хрящ одевает нервные узлы, лежащие в
голове, а также местами имеется при входе в жаберную полость два кожных
утолщения, могущих входить в два углубления при основании воронки - это
так назыв. кожные запонки, служащие для замыкания мантийной полости. Как
утолщения, так и углубления подостланы слоем настоящего хряща. У личинок
оболочников, а также у хвостатой формы - appendicularia С. представлен
плотным шнуром, лежащим в хвосте, и представляющим собой спинную струну.
Интересно отметить, что у некоторых червей (Balanoglossus и др.) находят
зачаток спинной струны в виде отростка кишечного канала. Этот отросток
вдается в передний отдел тела (так назыв. хобот), но он настолько мягок,
что не может служить опорой и С. этих червей представлен прилегающим к
этому отростку снизу твердым отложением , похожим на хитин по
консистенции. Такие же отложения бесструктурного вещества еще находятся
у тех же червей в стенках жаберного аппарата. У ланцетника С.
представлен спинной струной, тянущейся от переднего конца до заднего и
соединительной тканью, местам и, напр. в стенках жаберного аппарата,
уплотняющейся почти до степени плотности хитина. Настоящий хрящевой или
костный С. находим только у типичных позвоночных. В нем различаем след.
части: осевой С., состоящий из позвонков, вытесняющих совсем или отчасти
спинную струну, ребер к ним причлененных и упирающихся в грудину и
черепа, составляющего как бы продолжение позвоночника и в своей задней
части, подобно последнему, развивающегося кругом постепенно вытесняемой
спинной струны: периферический С., состоящий из поясов конечностей и к
ним причлененных самих конечностей: кожный, С., состоящий из кожных
зубов, чешуй, костных отложений и т. п. Осевой С. свойственен всем
позвоночным. Периферический может атрофироваться совсем (змеи) или
отчасти (безногие ящерицы и др.). Кожный С. может отсутствовать, как
напр. у большинства высших позвоночных. Он хорошо развит у рыб,
существует у немногих современных амфибий, но хорошо был развит у
ископаемых амфибий (Stegocephali). а также и у гадов. Сильно развитые
костные отложения мы находим у крокодилов и черепах. Из млекопитающих
только броненосцы имеют костные отложения в коже, расположенные
поперечными поясами. Что касается осевого С., то у низших рыб он лишь
отчасти хрящевой, а значительная часть его остается
соединительно-тканным. Если будем подниматься вверх по генетической
лестнице, то сначала хрящ становится преобладающим, а потом в свою
очередь вытесняется костным С., что замечается одинаково и в
периферическом С. При этом часть костей развивается из надхрящницы на
месте хряща (эндохондральные кости), а часть - прямо из соединительной
ткани (накладные кости). Эти последние прикладываются к хрящу и тоже
потом замещают его . Весьма возможно, что большая часть этих костей
произошла из элементов кожного С., пришедших в более тесную связь с
внутренним С. В. Шимкевич.
Скептицизм - С. называется одно из основных философских направлений,
противоположное догматической философии и отрицающее возможность
построения философской системы. Секст Эмпирик говорит: "скептическое
направление по своему существу состоит в сравнении данных чувств и
данных разума и в возможном их противоположении. С этой точки зрения мы,
скептики, в силу логической равноценности противоположности в предметах
и доводах разума сначала приходим к воздержанию от суждения, а потом к
совершенному душевному спокойствию ("Пирроновы основоположения", 1, 4).
В новейшее время Энезидем (Шульце) дает такое определение С.:
"скептицизм есть ничто иное как утверждение, что философия не в
состоянии дать твердых и общепризнанных положений ни относительно бытия
или небытия предметов и их качеств, ни касательно границ человеческого
познания". Сравнение этих двух определений, древнего и нового,
показывает, что древний скептицизм имел практический характер, новый -
теоретический. В различных исследованиях о скептицизме (Стейдлина,
Дешана, Крейбига, Сэссэ, Оуэна), устанавливаются различные виды С.,
причем, однако, часто смешивают мотивы, из коих вытекает С., с самым
скептицизмом. В сущности, следует различать лишь два вида С. :
абсолютный и относительный; первый есть отрицание возможности всякого
познания, второй - отрицание философского познания. Абсолютный скепсис
исчез вместе с древней философией, относительный же развит в новой в
весьма разнообразных формах. Различение скепсиса, как настроения, от С..
как законченного философского направления, имеет несомненную силу, но
это различение не всегда легко провести. Скепсис заключает в себе
элементы отрицания и сомнения и представляет вполне жизненное и
законченное явление. Так напр., скепсис Декарта есть методологический
прием, приведший его к догматической философии. Во всяком исследовании
научный скепсис есть живительный источник, из коего рождается истина. В
этом смысле скепсис вполне противоположен мертвому и мертвящему С.
Методологический скепсис есть ничто иное, как критика. Такому скепсису,
по замечанию Оуэна, в одинаковой мере противоречит как положительное
утверждение, так и определенное отрицание. С. вырастает из скепсиса и
проявляется не только в сфере философской, но и в сфере религиозной,
этической и научной. Коренным вопросом для С. является гносеологический,
но мотивы отрицания возможности философской истины могут быть почерпнуты
из различных источников. С. может повести к отрицанию науки и религии,
но, с другой стороны, убеждение в истинности науки или религии может
повлечь за собой отрицание всякой философии. Позитивизм, напр., есть
ничто иное, как отрицание философии на почве уверенности в научном
знании. Главнейшие основания, коими пользовались скептики различных
времен для отрицания возможности познания, заключаются в следующем: а)
различие во мнениях философов служило любимой темой для скептиков; с
особенным усердием этот довод был развит Монтэнем, в его опытах, и у
французских скептиков, подражавших Монтэню. Этот довод значения не
имеет, ибо из того обстоятельства, что мнения философов различны, ничего
не следует по отношению к истине и к возможности ее нахождения. Самый
довод нуждается в доказательстве, ибо, может быть, мнения философов
различны лишь по внешности, а по существу сходятся. Возможность
примирения философских мнений не оказалась невозможною напр. для
Лейбница, утверждавшего, что все философы правы в том, что они
утверждают, и расходятся лишь в том. что они отрицают. b) Ограниченность
человеческого знания. Действительно, опыт человека чрезвычайно ограничен
в пределах пространства и времени; поэтому заключения, делаемые на
основании такого опыта, должны казаться плохо обоснованными. Этот довод,
при всей его видимой убедительности, имеет, однако, немного больше
значения, чем предшествующий; познание имеет дело с системою, в коей
каждый отдельный случай является типичным представителем бесконечного
множества других. В частных явлениях отражаются общие законы, и задача
человеческого познания исчерпана, если ему удастся из частных случаев
вывести систему общих мировых законов. с) Относительность человеческого
познания. Этот довод имеет философское значение и является главным
козырем скептиков. Довод этот может быть представлен в различных формах.
Основной смысл его заключается в том, что познание есть деятельность
субъекта и от печати субъективности никоим образом отделаться не может.
Этот основной принцип распадается на два главных мотива: один, так
сказать, сенсуалистический, другой
- рационалистический; первый соответствует чувственному элементу
познания, второй - интеллектуальному. Предмет познается чувствами, но
качества предмета нисколько не похожи на содержание ощущения.
Чувственное познание доставляет субъекту не предмет, а явление,
субъективное состояние сознания. Попытка различить в предмете двоякого
рода качества: первичные, принадлежащие самому предмету и повторяемые в
чувственном познании, и вторичные (субъективные, вроде цвета) - ни к
чему не ведет, ибо и так называемые первичные качества, т. е.
определения пространства и времени, оказываются столь же субъективными,
как и вторичные. Но так как, продолжает скептик-сенсуалист, все
содержание разума дается ощущениями, разуму же принадлежит лишь
формальная сторона, то познание человека никогда не может иметь дела с
предметами, а всегда лишь с явлениями, т. е. с состояниями субъекта.
Скептик-рационалист, склонный признать первичное значение разума и его
независимость от чувств, направляет свои доводы против деятельности
самого разума. Он утверждает, что разум, в силу принципов ему присущих,
в своей деятельности впадает в коренные противоречия, из коих нет
исхода. Кант постарался систематизировать эти противоречия и представил
их в виде четырех антиномий разума. В самой деятельности разума, ни
только в результатах ее, скептик находит противоречие. Главная задача
разума состоит в доказательстве, а всякое доказательство покоится, в
конце концов, на очевидных истинах, истинность которых не может быть
доказана и посему противоречит требованиям разума. - Таковы главные
доводы скептиков против возможности философского знания, исходящие из
относительности человеческого знания. Если признать их основательными.
то нужно признать в то же время бесплодность всякой попытки философского
искания в пределах сенсуалистической и рационалистической области; в
таком случае остается только С. или же мистицизм, как утверждение
возможности сверхчувственного и сверхразумного познания. - Может быть,
однако, сила доводов скептика не так велика, как кажется на первый
взгляд. Субъективный характер ощущений не подлежит сомнению, но отсюда
еще не следует, чтобы ощущениям не соответствовало ничего в реальном
мире. Из того, что пространство и время суть формы нашего созерцания, не
следует, чтобы они были только субъективными формами. Что касается
разума, то из неразрешенности антиномий не следует их неразрешимость.
Недоказуемость аксиом нисколько не говорит против их истинности и
возможности служить основою доказательств. Над опровержением С., с
большим или меньшим успехом, трудились многие авторы, напр. Crousaz, в
его "Examen du pyrrhonisme".
II. История С. представляет постепенную убыль, истощение. С.
зародился в Греции, играл малую роль в средние века, вновь возродился
при восстановлении греческой философии в эпоху реформации и переродился
в более мягкие формы (позитивизма, субъективизма) в новой философии. В
истории понятие С. часто слишком распространяется: напр. Сэссе, в своей
известной книге о С., относит Канта и Паскаля к скептикам. При таком
расширении понятие С. вся история философии могла бы быть втиснута в его
рамки, и оказались бы правыми те последователи Пиррона, которые, по
словам Дюгена Лаэртийского, относили к скептикам Гомера и семерых
мудрецов; над таким распространением понятия С. смеется Цицерон в своем
"Лукулле". С. появился в Греции; правда, Диоген Лаэртийский говорит, что
Пиррон учился в Индии, а Секст Эмпирик упоминает о скептике Анахарзисе
Скифе ("Adversus logicos", VII, 55) - но придавать этим сведениям
значение нет основания. Неосновательно также причислять Гераклита и
элеатов к скептикам по той причине, что младшие софисты связывали свою
отрицательную диалектику с вышеозначенными философами. Софисты
подготовили скепсис. Их субъективизм естественно должен был привести к
утверждению относительности знания и невозможности объективной истины. В
сфере этической и религиозной учение Протагора заключало в себе элементы
С. Младшее поколение софистов - напр. Гордий из Леонтин и Гипний из
Элиды - служат представителями чистейшего отрицания, хотя их отрицание
имело догматический характер. Тоже следует сказать и о Тразимахе и
Калликле, описанных Платоном; им не доставало лишь серьезности убеждения
для того, чтобы быть скептиками. Основателем греческой школы скептиков
был Пиррон, придавший С. практический характер. С. Ниррона старается
доставить человеку полную независимость от знания. Не потому знанию
приписывается малое значение, что оно бывает ошибочным, а потому, что
польза его для счастья людей - этой цели жизни - сомнительна. Искусству
жить, единственно ценному, научиться нельзя, и такого искусства в виде
определенных правил, которые могли бы быть передаваемы, не существует.
Самое целесообразное - это возможно большее ограничение знания и его
роли в жизни; но, очевидно, что вполне избавиться от знания нельзя;
человек, пока живет, испытывает принуждение со стороны ощущений, со
стороны внешней природы и общества. Все "тропы" скептиков имеют,
поэтому, значение не сами по себе, а представляют лишь косвенные
указания. - Практическое направление пирронизма указывает на малую связь
софистики с С.; это подтверждается и историческими сведениями, которые
ставят Пиррона в зависимость от Демокрита, Метродора и Анаксарха, а не
от софистов. Секст Эмпирик в "Пирроновых основоположениях", 1 кн., 32)
ясно указывает на различие учений Протагора и Пиррона. Пиррон не оставил
после себя сочинений, но создал школу. Диоген Лаэртийский поминает
многих его учеников, как то: Тимона из Флиунта, Энезидема с о-ва Крита,
систематизатора С. Наузифана, учителя Эпикура и др. Школа Пиррона вскоре
прекратила свое существование, но С. был усвоен академией. Первым
скептиком новой академии был Аркезилай (около половины третьего столетия
до Р. Хр.), развивший свое скептическое учение в борьбе с стоической
философией. Наиболее блестящим представителем С. новой академии был
Карнеад Киренский, основатель так называемой третьей академии. Его
критика направлена против стоицизма. Он старается показать невозможность
найти критерий истины ни в чувственном, ни в разумном познании,
подорвать возможность доказательства бытия Бога и отыскать внутреннее
противоречие в понятии Божества. В сфере этической он отрицает
естественное право. Ради душевного спокойствия он создает своего рода
теорию вероятностей, заменяющую истину. Вопрос о том, насколько Карнеад
обогатил С. и насколько он является подражателем, недостаточно выяснен.
Цедлер полагает, что С. Энезидема многим обязан Карнеаду; но этому
противоречат слова Секста Эмпирика, строго разграничивающего системы
академиков от Энезидемова учения. Сочинения Энезидема до нас не дошли. С
его именем связаны так называемые десять "троп" или 10
систематизированных доводов против возможности знания. Здесь с особенной
подробностью анализировано понятие причинности. Смысл всех троп -
доказательство относительности человеческого познания. Тропы перечислены
в сочинении Секста Эмпирика: "Пирроновы основоположения", книга 1, 14.
Все они имеют ввиду факты восприятия и привычку; мышлению посвящена
только одна ( 8-я ) тропа, где доказывается, что мы познаем не самые
предметы, а лишь предметы в отношении к другим предметам и к познающему
субъекту. Младшие скептики предлагают иную классификацию троп. Агриппа
выставляет их пять, а именно: 1) бесконечное разнообразие мнений не
дозволяет образоваться твердому убеждению; 2) всякое доказательство
покоится на другом, также нуждающемся в доказательстве, и так далее до
бесконечности; 3) все представления относительны, в зависимости от
природы субъекта и от объективных условий восприятия. 4-я тропа
представляет лишь видоизменение второй. 5) Истинность мышления покоится
на данных восприятия, но истинность восприятия покоится на данных
мышления. Деление Агриппы сводит тропы Энезидема к более общим точкам
зрения и не останавливается исключительно или почти исключительно на
данных восприятия. Наиболее важный для нас писатель-скептик - это Секст
Эмпирик, врач, живший во II в. по Р. Хр. Он не отличается большой
оригинальностью, но его сочинения для нас - незаменимый источник. В
христианскую эпоху С. получил совершенно иной характер. Христианство,
как религия, не ценило научного знания или по крайней мере не признавало
в знании самостоятельного и руководящего начала. Такой С. на почве
религиозной имеет и ныне своих защитников (напр. Брюнетьер, "La science
et la Religion", Пар., 1895). Под влиянием религии явилось учение о
двойной истине - теологической и философской, впервые провозглашенное
Симоном из Турнэ в конце XII в. (см. Magwald, "Die Lehre von d.
zweifachen Wahrheit", Берл., 1871). Философия не вполне свободна от него
и до настоящего времени. В эпоху возрождения, наряду с попытками
самостоятельного мышления, вновь появляются древнегреческие системы, а
вместе с ними и С., но прежнего значения он уже не мог приобрести. Ранее
всего С. появился во Франции. Мишель де Монтэнь (1533 - 92) своими
"Опытами" вызвал целый ряд подражателей, как-то: Шаррон, Санхед,
Гирнгайм. Ла Мот Ле Вайе, Гюэ, Глэнвиль (англичанин), Бэкер (англичанин)
и др. Все доводы Монтэня содержатся в его большом опыте о философии
Раймунда Сабундского: чего-либо принципиально нового у Монтэня нет.
Монтэнь - скорее скептик по настроению, чем скептик в смысле Эпезидема.
"Книга моя - говорит Монтэнь - заключает в себе мое мнение и выражает
мое настроение; я высказываю то, во что верю, а не то, во что все должны
верить... Может быть завтра я буду совершенно иным, если научусь
чему-либо и изменюсь". Шаррон в существенном следует за Монтэнем, но кое
в чем старается распространить свое скептическое настроение еще далее;
напр. он сомневается в бессмертии души. Ближе всех к древним скептикам
Ла Мот Ле Вайе, писавший под псевдонимом Ораций Туберо; из двух его
учеников один, Сорбьер, перевел часть Секста Эмпирика на франц. язык, а
другой, Фуше, написал историю академии. Самый крупный из франц.
скептиков - Пьер Даниил Гюэ (1630 - 1721); его посмертное сочинение "О
слабости человеческого ума" повторяет доводы Секста, но он имеет в виду
современную ему философию Декарта. Сочинение епископа Гюэ - самое
крупное произведение скептической философии после Секста Эмпирика.
Гленвиль был предшественником Юма в анализе понятия причинности. В
истории С. обыкновенно отводят обширное место Петру Бэйлю (1647 - 1706);
Дешан посвятил ему даже особую монографию ("Le scepticisme erudit chez
Bayle"); но настоящее место Бейля - в истории религиозного просвещения,
а не в истории С.; он в XVII в. был тем, чем Вольтер в ХVIII-м. С. Бейля
проявился в знаменитом его историческом словаре, вышедшем в свет в 1695
г. Главная проблема, приведшая его к С., была проблема об источнике зла,
усиленно занимавшая XVII-й в.; его скептические принципы изложены в
статье о Пирроне и пиррониках, из коей видно, что С. важен для него
главным образом как орудие против теологии. Приблизительно к этому же
времени относятся и опровержения С., написанные Мартином Шоком
(Schoock,"De scepticismo", Гронинген, 1652), Сильоном ("De la certitude
des connaissances humaines", Пар., 1661) и де Виллеманду ("Scepticismus
debellatus", Лейден, 1697). В новой философии, начиная с Декарта, нет
места абсолютному С., но относительный С., т. е. отрицание возможности
метафизического познания, чрезвычайно распространен. Исследования
человеческого познания, начиная с Локка и Юма, как и развитие
психологии, должны были привести к усилению субъективизма; в этом смысле
можно говорить о С. Юма и находить скептические элементы в философии
Канта, поскольку последний отрицал возможность метафизики и познание
предметов самих по себе. Совершенно иным путем к несколько сходному в
этом пункте результату пришла и догматическая философия. Позитивизм, в
лице Канта и его последователей, утверждает невозможность метафизики,
подобно эволюционизму Спенсера, стоящему за непознаваемость бытия самого
по себе и за относительность человеческого познания; но вряд ли
справедливо ставить эти явления новой философии в связь с С. Упоминания
заслуживает сочинение Е. Шульце, "Aenesidemus oder uber die Fundamente
der von H. Reinhold geliferten Elementarphilosophie" (1792), в котором
автор защищает принципы С. путем критики Кантовой философии. Ср.
Staudlin, "Geschichte und Geist des Scepticismus, vorzuglich in
Rucksicht auf Moral u. Religion" (Лпц., 1794); Deshamps, "Le scepticisme
erudit chez Bayle" (Льеж, 1878); Е. Saisset, "Le scepticisme" (П.,
1865); Kreibig, "Der ethische Scepticismus" (Вена, 1896). Э. Радлов.
Скерцо (scherzo) - пьеса игривого, шутливого, а иногда причудливого
характера, в скором темпе; пишется в форме песни с трио. У позднейших
композиторов, напр. у Шумана, С. заключает в себе два трио. Когда в С.
одно трио, последнее пишется в тональности по квинтовому направлению
вниз от главной тональности, в которой пишется песнь. В форме песни с
двумя трио, первое трио пишется в тональности по квинтовому направлению
вверх, а второе трио - по квинтовому направлению вниз от главной темы.
Порядок чередования частей в последней форме следующий: песнь, 1-е трио,
повторение песни, 2-е трио, повторение песни. В С. песнь пишется в 3/4,
трио - в 3/4 или 2/4. Трио часто отличается от песни более спокойным
характером. С. имеет в конце коду . С. встречается в числе четырех
отделений сонаты, квартета, симфонии; в этих формах оно следует или
после первой части, или после второй. Со времени Бетховена С. стало
заменять в них менуэт. С. пишется и отдельно, не составляя части
большого сочинения. В таком случае С., как самостоятельная пьеса,
получает более развития, в особенности в смысле введения больших ходов,
связующих части С.
Скиты - так называются келии, устраиваемый при больших монастырях, в
большем или меньшем от них отдалении, для одиноких отшельников. Слово
скит происходит, вероятно, от греческого слова scutoV , кожа; это
указывает на то, что первоначальные скитники-подвижники не имели
правильно устроенных домов, а довольствовались устройством кожаных
прикрытий из шкур диких зверей тех лесов, в которых отшельники сначала
ютились. Ныне С. ничем, большею частью, не отличаются по внутреннему
устройству от монастырей; вся разница между ними - в зависимости скита
от монастырского настоятеля. Скит, некогда обозначавший безусловное
отшельничество и одиночество, ныне часто состоит из меньшего, чем в
монастыре, числа братий. Гефсиманский скит при Троицкой лавре -
настоящий монастырь, имеющий свои храмы. Прежние С. ныне часто
называются киновиями, т. е. общежитиями, где все у иноков общее. И. Б -
в.
Склероз (медиц.) - затвердение, уплотнение тканей артерий, сердца,
мозга головного и спинного, ведущее к заболеваниям этих органов.
Склифосовский (Николай Васильевич) - заслуженный проф., директор Имп.
клинического института вел. княгини Елены Павловны в СПб. Род. в 1836
г., в 1859 г. окончил курс медицинского факультета московского унив. и
принял на себя заведывание хирургическим отделением одесской городской
больницы. Степень д-ра медицины получил в Харькове в 1863 г. за дисс.:
"О кровяной околоматочной опухоли". В 1866 и 1867 гг. работал в Германии
в патолого-анатомическом институте проф. Вирхова и хирургической клинике
проф. Лангенбека; в прусской армии работал на перевязочных пунктах и в
военном лазарете. Затем во Франции у Кломарта и в клинике Нелатона и в
Англии у Симпсона. По возвращении в Россию выпустил целую серию трудов
(перечень их - в дисс. К. Э. Лопатто, "Кафедра хирург. патологии при
Имп. военно-мед. акд.", 1898), благодаря которым в начале 1870 г. был
приглашен на кафедру хирургии в киевский унив. В 1871 г. С. перешел на
кафедру хирург. патологии в Имп. мед. хир. акд. В этот период им
напечатан ряд работ: "Резекция обеих челюстей" ("Военно-Мед. Журн.",
1873), "Оперативное лечение неподвижности коленного сочленения" ("Прот.
Общ. Рус. Врачей", 1873 - 4), "Вырезывание зоба", "Сосочковое
новообразование яичника (papiloma). Иссечение его" (1876) и др. В том же
году работал в течение 4 месяцев в военных лазаретах нашего Красного
Креста в Черногории, а затем на берегах Дуная. Деятельность на войне
дала С. материал для опубликования ряда работ по военной медицине и
военно-санитарному делу (перечень их - в дисс. Лопатто): "Перевозка
раненых на войне" ("Мед. Вестн.", 1877), "Наше госпитальное дело на
войне" (здесь С. отмечает прогресс санитарного дела в войне 1877 - 78
гг. и вред дуализма власти медицинского управления на войне и др.). В
1878 г. С. перешел на кафедру академической хирургической клиники, а в
1880 г. на кафедру факультетской хирургической клиники в Москве; при С.
был осуществлен проект устройства новых клиник на Девичьем поле. В 1893
г. С. был приглашен стать во главе клинического института вел. кн. Елены
Павловны. С. совместно с проф. Н. А. Вельяминовым издает журнал:
"Летописи Рус. Хирургии". С. принадлежат ценные работы по хирургии,
числом свыше 70. А.
Скобелев (Михаил Дмитриевич) - ген.-адъютант (1843 - 82); сначала
воспитывался дома, потом в парижском пансионе Жирарде; в 1861 г.
поступил в петербургский университет, откуда через месяц уволен,
вследствие возникших между студентами беспорядков; определился юнкером в
кавалергардский полк и в 1863 г. произведен был в корнеты. Когда
вспыхнул польск. мятеж. С. поехал в отпуск к своему отцу, находившемуся
в Польше, но на пути туда присоединился, в качестве волонтера, к одному
из наших пехотных отрядов, и все время отпуска провел в поисках и
погонях за бандами повстанцев. В 1864 г. С. переведен был в л.- гв.
гродненский гусарский полк и участвовал в экспедициях против мятежников.
Окончив курс в Николаевской акад. генерального штаба, он был назначен в
войска Туркестанского военного округа. В 1873 г., во время экспедиции в
Хиву, С. находился при отряде полковника Ломакина. В 1875 - 76 гг.
принял участие в Кокандской экспедиции, где, кроме замечательной отваги,
соединенной с благоразумною предусмотрительностью, выказал
организаторский талант и основательное знакомство с краем и с тактикою
азиатцев. В марте 1877 г. он командирован был в распоряжение
главнокомандующего армией, назначенной для действий в европ. Турции.
Новыми сослуживцами он был принят весьма недружелюбно. На молодого
34летнего генерала смотрели как на выскочку, добывшего чины и отличия
легкими победами над разным азиатским сбродом. Некоторое время С. не
получал никакого назначения; во время переправы через Дунай он состоял
при ген. Драгомирове в качестве простого добровольца, и только со 2-й
половины июля ему стали поручать командование сборными отрядами. Вскоре
взятие Ловчи и бои 30 и 31 авг. под Плевною обратили на него общее
внимание, а переход через Иметлийский перевал Балканов и бой под
Шейновым , за которым последовала сдача турец. армии Вессельпании (конец
декабря 1877 г.), утвердили за С. громкую и блестящую известность. В
Россию он вернулся, после кампании 1878 г., корпусным командиром, в чине
ген.-лейт. и в звании ген.-адъютанта. Приступив к мирным занятиям, он
повел дело воспитания вверенных ему войск в обстановке, близко
подходящей к условиям военной жизни; при этом преимущественное внимание
он обращал на практическую сторону дела, особенно на развитие
выносливости и лихости конницы. Последним и самым замечательным подвигом
С. было завоевание Ахал-теке, за которое он произведен в генералы от
инфантерии и получил орден св. Георгия 2-й ст. По возвращении из этой
экспедиции, С. провел несколько месяцев за границей. 12 янв. 1882 г. он
произнес перед офицерами, собравшимися праздновать годовщину взятия
Геок-тепе, речь, наделавшую в свое время много шума: в ней указывалось
на угнетения, претерпеваемые единоверными нам славянами. Речь эта,
имевшая резкую политическую окраску, вызвала сильное раздражение в
Германии и Австрии. Когда С., после того, был в Париже и тамошние
студенты-сербы поднесли ему, за вышеупомянутую речь, благодарственный
адрес, он отвечал им лишь несколькими словами, но крайне задорного
характера, причем еще ярче выразил свои политические идеи и указывал на
врагов славянства. Речь эта, вызвавшая целую бурю в прессе, повела к
тому, что С. был вызван из-за границы ранее окончания срока его отпуска.
В ночь на 26 июня 1882 г., С. находясь в Москве, скоропостижно умер.
Имп. Александр III, желая, чтобы военные доблести связывали войско и
флот общими памятованиями, повелел корвет "Витязь" впредь именовать
"Скобелев".
Сковорода (Григорий Саввич, 1722 - 94) - украинский философ, сын
простого казака; учился в киевской духовной академии, а потом был
отправлен в СПб. в придворную певческую капеллу; в 1744 г. получил
увольнение от должности певчего, с званием придворного уставщика, и
остался в Киеве продолжать учение в академии, но, не имея расположения к
духовному званию, притворился сумасшедшим, вследствие чего был исключен
из бурсы. Желая пополнить свои познания, С. решил побывать за границей,
куда и отправился в качестве церковника при генерале Вишневском. Пешком
странствуя по Венгрии, Австрии, и, вероятно, по Польше, Германии и
Италии, С. знакомился с учеными и приобретал новые познания: так, он
изучил языки латинский, греческий, немецкий и еврейский. Вернувшись в
Россию, С. занял место учителя поэзии в Переяславле и написал для
училища "Руководство о поэзии", в котором проводил много новшеств; когда
же переяславский епископ потребовал, чтобы С. преподавал предмет по
старине, С. не согласился, вследствие чего был уволен. В 1759 г. С.
приглашен на место учителя поэзии в харьковском коллегиуме, но,
назначенный преподавать правила благонравия, С., вследствие некоторых
мыслей, выраженных им во вступительной лекции и истолкованных в
превратном смысле, был присужден к отрешению от должности (в 1766 г.).
После этого С. большую часть жизни проводил в постоянных странствованиях
пешком по Слободской Украине, останавливаясь по дороге в крестьянских
избах и отказываясь от предлагаемых ему должностей и занятий и посвящая
свое время поучению людей нравственности, как словом, так и своим
образом жизни. К этому же периоду относится и составление философских
сочинений С., которые, впрочем, при его жизни не были напечатаны. Что
касается значения философского учения С., то одни считают С. мистиком и
масоном, последователем мартинистов, другие называют С. рационалистом.
Причиной такого разногласия является то, что сочинения С. до последнего
времени не были собраны; напечатаны были лишь некоторые из его
трактатов. Только с появлением собрания сочинений С., изданного проф.
Багалеем (Харьк., 1894), явилась возможность приступить к их изучению.
С. - философморалист: он действовал и живым словом, и сочинениями;
понимая значение западноевропейской цивилизации, он вооружался против
утилитарного направления умов, заглушавшего все высшие запросы духа;
ответ на эти высшие запросы он нашел в Библии и в древней классической
философии, которая предохранила С. как от мистицизма, к которому он был
склонен по природе, так и от рационализма XVIII в. Взгляд С. на Библию
представляет собою нечто среднее между чисто ортодоксальным и
рационалистическим ее толкованием. С. смотрел на Библию, как на
поэтическое творение, которое скрывает истину под внешними образами.
Черпая философские идеи из древнеклассической философии, С.
перерабатывал их согласно собственному настроению и тенденциям. В сфере
религиозной С. вел борьбу против бездушной обрядности и внешности; он
протестовал против узкого понимания православия и христианства. С. не
признавал необходимости чудес, так как для познания Бога достаточно
естественных источников, в которых он открывает себя обильно и очевидно.
На философию С. смотрит, как на фундамент и центр образования вообще:
она есть жизнь духа, постоянное искание истины. В своей умозрительной
философии С. находился под сильным влиянием Платона, у которого он
заимствовал определение души, ее природы и жизни. Изречение Сократа:
"познай самого себя" С. объясняет в смысле познания своей высшей
природы, духа, разума. Дуализм, по учению С., распространяется не только
на человека, но и на весь мир: везде является материя и форма или идея.
В учении о вечности мира и его бесконечности в пространстве и времени С.
отступил от Платона и находился под влиянием Филона. Практическая
философия С. находится в тесной связи с умозрительной: для истинно
счастливой жизни нужно знание и мудрость; счастье состоит в душевном
мире и сердечном веселии, для достижения его нужно отдаться на волю
Божию, что значит жить согласно с природой. Для достижения и личного
счастия человека, и общественного блага С. советовал: не входить в
"несродную стать", не несть должность, природе противную, не обучаться к
чему не рожден; все это носит у С. название "несродности". Указать свою
сродность - одна из важнейших задач самопознания и раскрытия воли
Божьей, пребывающей в человеке; вне удачного решения этой задачи не
может быть для человека и речи о счастье. В своих философских сочинениях
С., между прочим, выступал проповедником идеи национальности. С.
старался сочетать разум и веру: разум должен стремиться к отысканию
истины, которая не дана человеку Богом, а постепенно открывается им - но
наряду с разумом видное место занимает и вера. Весь мир состоит из трех
миров: большого, малого и символического: большой (космос) - это
природа; малый (микрокосмос) - человек; символический - Библия. В каждом
мире существуют два начала: Бог или вечность и материя или временное; во
всей природе дух господствует над материей. Как богослов, С. находился
под влиянием восточных отцов и учителей церкви, в особенности писателей
александрийской школы - Климента и Оригена, которые для постижения Св.
Писания не довольствовались буквальным его толкованием, а посредством
аллегорических объяснений стремились открыть внутренний его смысл. Еще
больше, чем сочинениями, С. имел для Украины значение всею своею жизнью:
он был человек свободолюбивый, с большою стойкостью нравственных
убеждений, смелый в обличении местных злоупотреблений. Несмотря на
некоторый свой мистицизм и семинарский, топорный и нередко неясный слог,
С. умел на практике быть совершенно понятным и вполне народным человеком
во всей Украине тогдашнего времени. В С. как бы олицетворилось
умственное пробуждение украинского общества конца XVIII в. Повсеместно
на Украине во многих домах висят портреты С.; его странническая жизнь
служит предметом рассказов и анекдотов, странствующие певцы усвоили его
песни.
Многочисленные сочинения С. делятся, по форме своей, на
философскобогословские и литературные труды. Первыми
богословско-философскими сочинениями С. были трактаты "Наркис, разглагол
о том: узнай себе" и "Асхань, или симфония о познании себя самого": они
посвящены вопросу о самопознании, который является исходным пунктом
всего мировоззрения С. К этим двум трактатам примыкают "Разглагол о
древнем мире" и "Беседа двое" (1772); в последнем сочинении говорится о
двух мирах - ветхом и новом, о двух началах - тленном и вечном. Наиболее
просто, удобопонятно и вместе с тем систематически С. изложил свои
взгляды на религию и христианство в сочинении: "Начальная дверь ко
христианскому благонравию" (1766): это - конспект курса, читанного
молодым дворянам в харьковском коллегиуме. Специальными исследованиями,
посвященными Библии, являются сочинения С. : "Израильский змий" (1776),
"Жена Лотова" (1780) и "Потоп змиин" (напис. в конце 80-х гг.).
"Дружеский разговор о душевном мире" и "Алфавит мира" (1775) - лучшие
сочинения С., посвященные вопросу практической философии - в чем
заключается счастие человека. Сочинения С. : "Борьба архистратига
Михаила с сатаною" (1783) и "Пря бесу с Варсавой" являются мистическими
и аллегорическими: основная тема их - "легко быть благим". К
литературным сочинениям С. принадлежат "Харьковские басни" (1774 г.);
каждая басня состоит из фабулы и силы, т. е. указания ее внутреннего
смысла. К басням примыкают притчи: "Благодарный Еродий" (трактуется о
воспитании) и "Убогий жаворонок" (о спокойствии; написаны в 1787 г.).
Наконец, С. написал ряд стихотворений, большую часть которых он назвал
"Садом божественных песней, прозябшим из зерн Священного Писания": все
они написаны на библейские тексты; некоторые представляют из себя
похвальные оды различным лицам. Не вошли в состав "Сада" басни,
эпиграммы, изречения. Некоторые стихотворения написаны на латинском
языке. Кроме того, С. принадлежат несколько переводов.
Первым трудом С., появившимся в печати, был трактат "Наркис или
познай себя", напечатанный без имени автора, под загд. "Библиотека
духовная" (СПб., 1798); затем были напечатаны его "Начальная школа по
христианскому добронравию" ("Сион. Вестн. ", 1806, с кратким введением о
его жизни), "Дружеский разговор о душевном мире" (М" 1837), "Беседа
двое" (М., 1837), "Убогий жаворонок" (1837), "Харьковские басни" (1837),
"Брань архистратига Михаила с сатаною" (1839), "Сочинения в стихах и
прозе" (СПб., 1861: 5 трактатов С., стихотворения, переписку и др.).
Наконец, по случаю столетия со дня смерти С., были изданы под редакцией
проф. Д. И. Багалея "Сочинения Г. С. С. " (Харьков, 1894), в которых
собраны по возможности все сочинения С. : по цензурным условиям не вошли
в это издание "Жена Лотова", "Потоп змиин", а из трактата "Израильский
змий" напечатан лишь отрывок. Литература о С. довольно обширна. Впервые
появились в печати сведения о С. в статьях Гес-де-Кальве и Вернета (в
журн. "Украинский Вестник", 1817, ч. VI), затем следуют статьи И.
Снегирева (в "Отеч. Записках", 1823, ч. 16), И. И. Срезневского,
"Отрывки из записок о старце С." ("Утрен. Звезда", Харьк., 1833), А.
Хиджеу, "Григорий Варсава С." ("Телескоп", 1835, № 5 - 6); архим.
Гавриила, "История философии в России" (ч. 6, 1840); Г. П. Данилевского
("Основа", 1862, № 8, 9; перепеч. в "Украинской Старине", X, 1866, и в
"Сочинениях" Данилевского, т. 8; наиболее обстоятельная биография С.). В
1886 г. было напечатано в "Киевской Старине" (IX кн.) "Житие" С.,
составленное его ближайшим учеником, М. И. Ковалинским, с предисловием
профессора Н. Ф. Сумцова. Юбилейное издание сочинений С. снабжено
обширною критико-библиографической статьей профессора Д. И. Багалея, где
подробно рассмотрена вся литература о С. и сделан библиографический
разбор его сочинений. Ср. также ст. А. Я. Ефименко, "Философ из народа"
("Неделя", 1894, № 1); ее же, "Личность С. как мыслителя" ("Вопросы
философии и психологии", 1894, № 5); О. Зеленогорский, "Философия С.,
украинского философа XVIII в." ("Вопросы философии", 1894, № 3 - 4); А.
С. Лебедев, "С. как богослов" ("Вопросы философии", 1895, № 2); Д.
Багалей, "Украинский философ С." ("Киев. Старина", 1895, №, 2, 3, 6);
ст. Л. Н. Майкова в "Ж. М. Н. Пр." (1894, № 12).
Скопа (Pandion haliaetus) - птица из сем. соколиных (Falconidae),
единственный представитель почти космополитического рода Pandion,
отличающегося коротким и низким, сильно выпуклым клювом с очень длинным
крючкообразным концом надклювья и короткою восковицей, - острыми
прикрывающими хвост крыльями (третье маховое перо которых длиннее
остальных, а второе и четвертое почти одинаковы), короткою голою
мелкосетчатою плюсною и сравнительно короткими пальцами, из которых
наружный может обращаться назад; когти снизу выпуклы. Перья верхней
стороны тела С. бурого цвета с белыми каемками; темя, затылок и нижняя
сторона тела - светлые; на груди и на затылке темные стержневые пятна;
на рулевых перьях обыкновенно шесть темных поперечных полос. Восковица и
ноги свинцового цвета. Длина С. доходит до 55 стм. В южных странах С.
живет как оседлая птица; из северных стран улетает на зиму. Селится
всегда вблизи воды (больших рек, озер и морей), так как питается
исключительно рыбой, которую ловит, бросаясь в воду подобно чайкам.
Большие гнезда устраиваются обыкновенно на верхушках высоких деревьев,
реже на скалах и даже прямо на земле (в безлесных местностях). Одно и то
же гнездо, ежегодно исправляемое, служит в продолжение многих лет.
Обычная кладка состоит из двух белых яиц с рыжими и красно-бурыми
крапинами. Форма яиц, оттенок и расположение пятен очень варьируют.
Часто поселяясь вблизи водоемов с искусственно разводимою рыбою, С.,
истреблением в них рыбы, наносит существенный вред. Ю. В.
Скопас - древнегреческий скульптор так называемой новоаттической
школы, родом из Пароса, работал в первой половине IV ст. до Р. Хр. Одною
из его первых, по времени, работ было возобновление уничтоженного в 395
г. пожаром тегейского храма Афины-Алеи, для которого были также
исполнены им две фронтонные группы, изображавшие "Охоту на каледонского
вепря" и "Битву Ахилла с Телефом". Кроме этих групп, С. изваял очень
большое число статуй разных божеств; из них более других были знамениты:
"Аполлон Кифаред", вывезенный из Греции императором Августом в Рим и
поставленный на Палатинском холме (позднейшая копия находится в
Ватиканском музее), изваянная для Элиды "Афродита Пандемос", в виде
женщины, сидящей на козле; "Геракл Сикионский", "Арес" (позднейшая копия
известна под названием Ареса виллы Людовизи), "Беснующаяся вакханка",
"Мелеагр" и "Эрос с его спутниками Гимеросом и Потосом". Ни одно из
перечисленных произведений С. не дошло до нас в подлиннике, но о
достоинствах этого художника, как скульптора, можно судить по фрагментам
фриза так назыв. Мавзолея, - надгробного памятника, воздвигнутого в
Галикарнасе над прахом карийского царя Мавзола его супругою Артемизиею.
Исполнение скульптурных украшений мавзолея было поручено пяти ваятелям:
Пифесу, Скопасу, Мохаресу, Бриаксису и Тимофею. Так как, по
свидетельству Плиния, на С. было возложено украшение восточной стороны
памятника, то ему приписывают находившийся на этой стороне фриз,
изображающий битву амазонок (фрагменты с 1857 г. хранятся в британском
музее, в Лондоне). "Битва амазонок" С. отличается смелостью композиции и
исполнения; отдельные эпизоды представленной им сцены просты и жизненны,
позы фигур, облеченных в легкие и развевающиеся вследствие сильных
движений одеяния, вполне соответствуют характеру действия, самые фигуры
очень серьезны и носят на себе несколько чувственный отпечаток. Вообще
чувственность и патетичность были, по-видимому, отличительными чертами
творчества С., которого, вместе с Праксителем, должно считать
родоначальником нового направления в древнегреческой пластике. Так.
например, известная по копии виллы Людовизи статуя Ареса, представляет
это божество не в виде сурового воина, наделенного непреоборимою силою,
но красивым юношею, томным и задумчивым, мечтающим о сладостях любви. А.
А. Сомов.
Скопин-Шуйский (Михаил Васильевич 1587 - 1610) - князь, знаменитый
деятель в Смутное время. Рано лишившись отца, Василия Федоровича,
который при Иоанне IV Грозном играл значительную роль, а при Борисе
Годунове подвергся опале, С.Шуйский получил воспитание под руководством
матери и обучался "наукам". Уже при Борисе Годунове был стольником;
Лжедимитрий I произвел его в великие мечники и поручил привезти в Москву
царицу Марфу. При Василии Шуйском С.-Шуйский, как племянник царя, стал
близким человеком к престолу. На военное поприще он выступил в 1606 г.,
с появлением Болотникова , которого дважды разбил: при р. Пахре, имея в
своем распоряжении небольшой отряд, тогда как незадолго до того главные
силы моск. войска, предводительствуемые Мстиславским и другими боярами,
потерпели от Болотникова полное поражение, - при уpoчище Котлах. После
второго поражения Болотников засел в Туле. Во время осады его здесь
московскими войсками С.-Шуйский предводительствовал передовым отрядом и
много способствовал взятию Тулы. Когда Василий Шуйский решил обратиться
за помощью к шведам, для переговоров об этом он отправил в Новгород
С.-Шуйского. Несмотря на ряд препятствий, последнему удалось достигнуть
цели. Сопровождаемый 12-тысячн. отрядом шведского войска, под
предводительством Якова Делагарди, С.-Шуйский 14 апр. 1609 г. выступил
из Новгорода для "спасения престола". Взятием Орешка, Твери и Торжка он
очистил север от врагов, а поражением при Калязине гетмана Сапеги и
занятием Александровской слободы заставил Сапегу снять осаду Троицкой
лавры. Успеху действий С.-Шуйского много мешали недостаток средств для
уплаты жалованья шведским наемникам и необходимость заниматься обучением
войска; тем не менее тушинцы обратились перед ним в бегство, и народ
смотрел на С.-Шуйского, как на своего "спасителя", "отца отечества". К
нему явились посланные от Ляпунова с предложением царской короны,
которое он отклонил; когда он приехал в Москву, ему устроили самую
торжественную встречу. Все это возбудило к нему сильнейшую зависть в его
же родственниках и особенно в дяде его Димитрии Ивановиче Шуйском,
который должен был уступить ему главное начальствование над московским
войском, снаряженным под Смоленск. Не без ведома, кажется, и самого
царя, решено было избавиться от С.-Шуйского; на пиру у Воротынских жена
Димитрия Шуйского поднесла ему отраву, от которой он и умер 23 апреля,
после двухнедельных страданий. Царь велел похоронить его в Архангельском
соборе, но не рядом с царскими гробницами, а в особом, новом приделе.
Современники почти все говорят о нем, как о великом человеке, и
свидетельствуют об его "уме, зрелом не по летам", "силе духа",
"приветливости", "воинском искусстве и уменье обращаться с
иностранцами". В народе надолго сохранилась о нем самая лучшая память,
что и выразилось в нескольких весьма распространенных песнях. Ср. В.
Иконников, "Михаил Васильевич С.-Шуйский" ("Древняя и Новая Россия",
1875, № 5, 6 и 7); Г. Воробьев, "Боярин и воевода князь Михаил
Васильевич С.-Шуйский" ("Русский Архив", 1889, т. III). В. Р - в.
Скорина (Франциск [Георгий]) - русский ученый начала XVI в., медик
(д-р лекарских наук), типографщик (в Праге и в Вильне) и переводчик
Библии на русский язык. Родился в Полоцке, в купеческой семье. Имя
Франциска он получил, по всей вероятности, в краковском университете.
Продолжал образование в Болонье. В Праге, в 1517 - 19 гг., С. трудился
над печатанием русских книг. В Вильне он напечатал церковно-славянский
Апостол (март 1525) и церковно-славянскую "Малую подорожную книжицу"
(около того же времени: полная псалтирь, часословец и святцы). Все
издания С. снабжены предисловиями и краткими послесловиями. Пражские
издания напечатаны в 4-ю долю листа, с миниатюрами на библейские сюжеты,
с заставками, красивыми заглавными буквами и другими украшениями.
Виленские издания, в 8-ю долю и в 12-ю, представляют меньше украшений.
Шрифты и типографские украшения С. отличаются красотой и связаны с
типографскими изданиями Нюрнберга, славившимися в XVI веке. Несвижские
издания 1562 г. носят на себе следы влияния шрифтов С., равно как и
первопечатные моск. издания 1564 г. Весьма вероятно, что он перевел
Библию, как он сам определял. на "русский язык". Перевод этот сохранился
в рукописях. а часть его была напечатана, причем некоторые книги
остались в церковно-славянском тексте (Псалтирь, Апостол), другие
исправлены по чешским первопечатным библиям, особенно по изданию 1506 г.
(Венеция). В XVI и XVII вв. переводы и издания С. нашли многих
подражателей. Даже Острожская Библия 1581 г., утвердившая
церковно-славянский текст Библии в юго-зап. Руси, следует в некоторых
местах труду С. Переложением библейских книг с церковно-славянского,
чешского и латинского текстов на русский язык С. положил основание
литературному языку юго-западной Руси. Форма языка С. смешанная,
невыработанная, но в нем отражаются элементы белорусского наречия. Все
издания С. назначены для православных русских людей. В Германии ходили
рассказы об отношениях С. к Лютеру. При одном из изданий библейских книг
С. приложен его портрет во весь рост, воспроизведенный в известном
издании Д. А. Ровинского по истории русской иконографии. См. Н. В.
Владимиров, "Доктор Франциск С., его переводы, издания и язык" (1888).
П. Владимов. Cкорпионы (Scorpionidea) - отряд класса паукообразных или
Arachnoidea типа членистоногих или суставчатоногих (Arthropoda).
Принадлежащие к этому отряду животные исключительно наземные формы,
которые встречаются лишь в жарких странах. Тело С. состоит из небольшой
головогруди (cephalothorax), происшедшей слиянием нескольких сегментов и
длинного брюшка (abdomen), в котором различают два отдела: передний
отдел, более широкий и 7-членистый (praeabdomen), тесно примыкающий к
головогруди и составляющий с нею одно целое (туловище С. на обыкновенном
языке) и задний отдел, узкий, 5-членистый (postabdomen), резко
отграниченный от преабдомена и имеющий подобие хвоста . К последнему
сегменту постабдомена примыкает еще один, грушевидный членик,
оканчивающийся замкнутой вверх иглой, на вершине которой помещаются два
отверстия ядовитых желез . Этот сегмент не соответствует сегменту, так
как помещается позади анального отверстия, а хвостовому отростку (telson
рака). Все тело С. покрыто хитиновым панцирем, представляющим продукт
выделения под ним лежащего гиподермического слоя. Различают
головогрудный щиток, прикрывающий головогрудь со спинной стороны, затем
в области преабдомена соответственно числу сегментов 7 спинных и брюшных
щитков, соединенных между собою мягкой перепонкой и, наконец, в области
постабдомена 5 замкнутых плотных хитиновых колец, соединенных тонкой
кожицей. Конечности. На брюшной стороне тела в головогруди прикрепляются
шесть пар конечностей, из коих 2 передние пары играют роль челюстных
органов, тогда как четыре остальные пары служат для хождения . Первая
пара конечностей расположена над ротовым отверстием и по своему
положению соответствует щупальцам других Arthropoda, а по
физиологической функции - жвалам, а поэтому называются щупальце-жвалами
или chelicera; они имеют вид маленьких 3-членистых, горизонтальных
клешней и служат для измельчения пищи. Вторая пара 6-членистых
конечностей своими основными члениками играет роль челюстей и по
внешнему виду походят на ножки, оканчиваясь большими клешнями, при
помощи которых С. схватывают добычу. У прочих паукообразных они имеют
вид щупалец - а поэтому и называются челюстными щупальцами или
pedipalpi. Остальные четыре пары конечностей - ходные ноги - состоят из
семи члеников, оканчиваяс 2 - 3 коготками. Кишечник состоит из трех
отделов: передней, средней и задней кишки; ротовое отверстие помещается
на брюшной стороне и ведет в мускулистую глотку (pharynx), действующую
как насос , которая переходит в пищевод (oesophagus) вначале очень
узкий, затем расширяющийся и принимающий выводные протоки двух больших
слюнных желез . Яйцевод переходит в среднюю кишку , в которую, в области
преабдомена, открывается, при помощи 5 пар выводных протоков, большая
многолопастная печень, выполняющая все промежутки между остальными
органами. Средняя кишка постепенно переходит в короткую заднюю кишку ,
открывающуюся при помощи порошицы наружу в последнем сегменте на брюшной
стороне. Нервная система состоит из надглоточного ганглия ,
окологлоточной коммиссуры и брюшной нервной цепочки. От надглоточного,
двулопастного ганглия отходят нервы к глазам и щупальце-жвалам. В
брюшной нервной цепочке различают один большой подглоточный ганглий
происшедший слиянием всех торакальных ганглиев и семь абдоминальных , т.
е. три преабдоминальных и 4 постабдоминальных (помещающихся в хвосте)
ганглиев. Органы чувств. Лучше всех развиты и исследованы глаза. У С. на
верхней стороне головогруди помещаются 3 - 6 пар глаз, из коих одна
пара, отличающаяся величиной и более сложным строением, помещается
посреди головогруди и называется срединными глазами , тогда как
остальные расположены боковыми группами вблизи переднего края и
называются боковыми глазами . Последние состоят лишь из кутикулярной
линзы и одного слоя клеток - больших концевых нервных клеток с боковым
столбиком и особым сильно преломляющим свет шариком и меньших,
индифферентных или опорных клеток. Срединные глаза имеют одну большую,
кутикулярную линзу , а под нею отдельный безпигментный слой
стекловидного тела , отграниченный перепонкой от прилегающего к нему
слоя концевых нервных клеток или ретины; в ретине каждые пять клеток
соединены между собою в одну группу - так наз. ретинулу , изолированную
от соседних ретинул слоем пигмента; каждая ретинальная клетка выделяет
на своей внутренней поверхности стекловидный столбик или рабдомер ,
соединяющийся с соседними 4 рабдомерами в одну палочку или рабдом
(rhabdom). Эти глаза С. представляют как бы переход от простого глаза к
фасетированному членистоногих. С. имеют еще весьма своеобразные органы
чувств - так назыв. гребневидные органы (pectines), имеющие вид
пластинки , отороченной на одной стороне зубчиками и в общем
напоминающей гребень; они помещаются на брюшной стороне второго
абдоминального сегмента, вблизи половых отверстий снабжены в изобилии
нервными разветвлениями. Они служат, по всей вероятности, осязательными
органами, а их близкое положение к половым органам заставляет
предполагать, что они являются возбудительными органами при
совокуплении. Органы кровообращения не представляют замкнутой системы,
находясь в сообщении с лакунами или участками полости тела. Сердце
помещается на спинной стороне в преабдомене и лежит между лопастями
печени, залегая в особой оболочке, отграничивающей околосердечную
полость, наполненную кровью. Оно имеет вид длинной трубки, разделенной
на восемь камер. Каждая камера снабжена одной парой щелевидных отверстий
(остий) с клапанами; на обоих концах сердце продолжается в две главные
артерии: переднюю, направляющуюся к голове (aorta cephalica), и заднюю,
идущую в постабдомен (arteria posterior); кроме того, от каждой камеры
отходит еще одна пара боковых артерий. Две ветви головной артерии
образуют вокруг пищевода сосудистое кольцо, от которого отходит назад
большая артерия, залегающая над нервной цепочкой. При сокращении сердца
кровь поступает в переднюю и заднюю аорты и из них в мельчайшие сосуды и
собирается, наконец, в двух продольных брюшных синусах, направляется
затем в легочные листочки, окисляется там и посредством особых каналов
возвращается в околосердечную полость (перикардий), а оттуда через щели
при диастоле обратно в сердце. Органы дыхания помещаются в преабдомене и
представлены легкими, имеющими вид 8 больших воздухоносных мешков,
вдающихся в полость тела и открывающихся наружу при помощи узких косых
щелей или отверстий, так назыв. stigmata или дыхалец . Последние
расположены попарно на брюшной стороне преабдомена, с боков в 3 - 6
сегментах. Легочные мешки С. представляют измененные жаброносные
конечности, появляющиеся на месте существующих в эмбриональной стадии
развития зачатков абдоминальных конечностей. Выделительные органы еще
мало исследованы и состоят из двух длинных и тонких сосудов
(мальпигиевых сосудов), открывающихся в задний отдел задней кишки.
Лимфатические железки были найдены в последнее время Ковалевским у С. и
представляются в виде одной пары мешковидных или нескольких неправильной
формы железок, прилегающих к нервной системе и содержащих амёбоидные
(фагоцитарные) клетки, жадно поедающие введенные в полость тела С.
различные посторонние вещества (тушь, кармин, железо, сибиреязвенные
бактерии и пр.) Половые органы . Все С. раздельнополы, причем по
наружному виду отличаются лишь величиною. Мужские половые органы состоят
из одной пары семянников (testes), из коих каждый образован из двух
продольных тонких трубок, залегающих в преабдомене между лопастями
печени и соединенных между собою поперечными каналами. Каждая пара
трубок в переднем конце тела переходит в выводной канад (vas deferens),
которые соединяются между собою в срединной линии и открываются на
брюшной стороне тела в первом абдоминальном сегменте наружу. В выводные
протоки открываются с каждой стороны по одному длинному и короткому
мешочку, из которых первый является семянным пузырем (vesicula
seminalis). Женские половые органы помещаются там же, где и мужские, и
состоят из двух продольных трубок, переходящих дугообразно на заднем
своем конце в третью, среднюю и кроме того соединенных с нею четырьмя
поперечными каналами. Эта система трубок образует в совокупности яичники
(ovarii). На переднем конце от обеих боковых трубок отходят яйцеводы
(oviducti), расширенные веретенообразно и образуют семянные приемники
(receptacula seminis); два яйцевода соединяются в один непарный выводной
проток, открывающийся наружу на брюшной стороне тела в первом
абдоминальном сегменте. Женское, как и мужское половое отверстие
прикрыто двумя пластинками - генитальной крышечкой, представляющими
собой измененные абдоминальные конечности и соответствующими (по
положению) генитальной или жаберной пластинке мечехвостов или Xiphosura.
С. принадлежат к живородящим животным, проделывая прямое развитие без
метаморфоза. Самка носит на себе молодь и проявляет большую заботливость
к своему потомству. Яйца меробластические, телолецитальные и проделывают
частичное дробление. Клетки, выходя на поверхность, образуют однослойный
зародышевой кружок, который разрастается и дает эктодерму, а из
опустившихся вниз (в питат. желток) клеток образуется нижний слой -
общий зачаток для энтодермы и мезодермы. Затем на поверхности
зародышевого кружка образуется кольцевая складка, которая, нарастая от
периферии к центру и срастаясь своими внутренними краями над зародышевой
полоской, образует зародышевые оболочки, причем ее наружный листок
образует так называемую серозную перепонку (serosa), а внутренний -
амнион. Зародышевая полоска, прикрытая амнионом, разрастается в длину и
подразделяется на сегменты, обозначаемые поперечными бороздками не
только на эктодерме, но и в мезодерме, причем последняя распадается на
парные отделы. Сегменты мезодермы расщепляются затем, при возникновении
внутри их полости, на кожно-мускульную и кишечномускульную пластинку.
Вскоре на сегментах тела появляются зачатки конечностей: на первом
сегменте, по бокам и позади рта закладываются зачатки щупальце-жвал
(соответствующие таким образом жвалам, а не щупальцам насекомых), на
втором - челюстные щупальца, а на последующих четырех торакальных
сегментах - 4 пары ходных ног. На 6 передних сегментах брюшка также
образуются маленькие зачатки конечностей, из которых первая пара
превращается в генитальные крышечки, вторая
- в гребневидные придатки, а остальные четыре пары исчезают, причем
на месте их (впячиванием внутрь) появляются позже дыхальца легочных
мешков. Нервные узлы первого сегмента, инервирующие щупальце-жвалы,
сливаются впоследствии с головным (надглоточным) нервным узлом; таким
образом, хотя у взрослых С. щупальце-жвалы и получают нервы от
надглоточного ганглия, но они не гомологичны со щупальцами
первично-трахейных, многоножек и насекомых, а соответствуют жвалам
Arthropoda. С. встречаются исключительно в жарком поясе и в более теплых
областях умеренного пояса - на юге (Испания, Италия) Европы, а у нас - в
Крыму, на Кавказе и в Туркестане. Днем они скрываются под каменьями, в
расселинах скал и т. п. и только ночью выходят на добычу. Они бегают
быстро, загнув заднебрюшие (постабдомен) вверх и наперед. Питаются С.
насекомыми и паукообразными и захватывают добычу клешнями; при этом они
приподнимают ее вверх над головогрудью и убивают уколом иглы (жала),
помещающейся на заднем конце заднебрюшия. Ужаления С. для небольших
животных смертельны; у человека они вызывают воспаление ранки и
причиняют довольно сильную боль; в тропических странах ужаления довольно
опасны и иногда бывают и смертельны. В ископаемом состоянии С.
встречаются с каменноугольной системы. Среди ныне живущих различают три
семейства; наиболее обыкновенный (в Европе) представитель - Scorpio
europaeus Latr, песочно-желтого цвета до 4 стм.; в тропических странах
(Androctonus и Buthus) С. достигают 10 стм. длины. В. Шевяков.
Скотт (Sir Walter Scott) - знаменитый англ. романист (1771 - 1831).
Детство провел среди шотландской природы, учился в Эдинбурге и отличался
страстною любовью к чтению. Его любимыми авторами были Шекспир, Мильтон,
Спенсер. Ранняя его склонность к изучению истории сказалась в увлечении
средневековыми хрониками Фруассара и национальными шотландскими
преданиями. На 21-м г. он стал адвокатом, но очень мало занимался этой
профессией, скоро отдавшись всецело литературной деятельности. Он начал
со стихотворных переводов двух баллад Бюргера, "Донора" и "Дикий
охотник" (1796). В 1799 г. он получил место шерифа в Селькиркшире и
поселился там на ферме Ашскиль, на берегу Твида, с молодой женой,
француженкой по происхождению. Изданный им трехтомный сборник: ".
Minstrelsy of the Scottish Border" создал ему сразу литературное имя. В
состав сборника вошло несколько оригинальных баллад и множество
обработок южно-шотландских народных сказаний. В 1800 г. С. выступил с
большой поэмой: " The Lay of the last minstrel" - первой из целой серии
поэм, описывающих в романтическом духе рыцарский быт старинной
Шотландии. Самые выдающиеся поэмы или, вернее, стихотворные романы:
"Marmion", " The Lady of the Lake", "The Vision of Don Roderick",
"Rokeby", "The Lord of the Isles", "The Field of Waterloo", "The Bridal
of Triermain". К тому же периоду относятся литературно-исторические
труды С.: "Life and works of John Drydon" (1808) и "Life a. works of
Dean Swift" (1814 - 1817), а также "Border antiquities" (1814) и "Paul's
Letters to his Kinsfolk" (описание заграничных впечатлений, 1815).
Возрастающая литературная слава настолько увеличила состояние Вальтера
С., что он в 1812 г. приобрел поместье Абботсфорд, прославленное в
литературе как место происхождения романов Вальтера С. В Абботсфорде
закончены были последние поэмы С.; там же он начал серию своих
знаменитых романов. Самые выдающиеся из них: "Waverley", "Guy
Mannering", "Tho Antiquary", "Old Mortality", "Rob Roy", "Ivanhoe", "The
Bride of Lamermoor", "Quentin Durward", "The fair maid of Perth". С. вел
роскошный образ жизни, выстроил себе в Абботсфорде замок в средневековом
стиле, куда съезжались посетители отовсюду, и при своем неуменье вести
дела сильно запутался, особенно вследствие неудачных денежных
спекуляций; в 1826 г., когда случился крах банкирского дома, в котором
он был вкладчиком, он очутился не только без гроша, но и с огромным
долгом (117000 фн. стерл.). При этом его здоровье было уже сильно
расстроено. Феноменальное уменье работать при всех обстоятельствах
помогло ему отчасти справиться с бедою. В произведениях, написанных
после разорения, видны следы торопливой работы, но и некоторые из его
наиболее популярных романов, как напр. "Woodstock", относятся к тому же
времени. Последними романами Вальтера С. были: "Count Robert of Paris" и
"Castle Dangerous". Кроме романов, он написал обширный исторический труд
"Life of Napoleon Bonaparte" (1827), ряд литературных очерков,
исторических статей, "Историю Шотландии" для энциклопедии Ларднера, ряд
повестей под общим заглавием "The Chronicles of Cannongate", другой
сборник "Tales of a Grandfather" и др. Благодаря такому усиленному
труду, он в значительной степени уплатил свои долги, но здоровье его
окончательно испортилось, грозивший паралич лишал возможности работать,
поездки в Италию не принесли ожидаемой пользы; вернувшись на родину, он
умер в Абботсфорде. Благодарная Шотландия открыла подписку, чтобы
сохранить его семье поместье Абботсфорд, и воздвигла ему в Эдинбурге
великолепный памятник. Главное значение Вальтера С. заключается в том,
что он создал исторический роман. До него были попытки в этом роде, но
произведения его предшественников - Вальполя, м-сс Радклиф, Софии Ли,
Айерланда и др. - написаны без всякого проникновения в дух той или
другой исторической эпохи. Вальтер С. убедился из изучения своих
предшественников (как это видно, например, из его разбора романа Клары
Рив), что нужно стремиться в историческом романе скорее к
правдоподобности, чем к педантическому воспроизведению фактов, но вместе
с тем необходимо сохранять дух эпохи; стиль и язык должны быть
непременно архаичны, страсти и чувства должны представлять
общечеловеческий интерес. В этом духе написана вся серия романов
Вальтера С. (около 30-ти так называемых "Waverley Novels"), в которых
изображены выдающиеся драматичные моменты шотладской, английской и
общеевропейской истории, начиная от завоевания Англии норманнами до
XVIII-го в. Критика упрекала С. в искажении истории ради драматического
интереса, а также в том, что он изображал только внешнюю сторону жизни,
быт различных эпох, не задумываясь над психологическим и философским
значением событий. Карлейль ставил ему также в вину отсутствие
каких-либо этических идеалов и цельного исторического и философского
миросозерцания. Упреки эти отчасти заслужены, но нельзя не признать, что
Вальтер С. дал широкую картину прошлого, вывел массу пластично
очерченных исторических характеров и во многом остался верен внутренней
психологической правде истории. Он сочетал реализм бытописания с
поэтической идеализацией характеров, и этим стал типичным выразителем
романтизма, с его страстным исканием неосуществимой в будничной
действительности красоты. Он несвободен от того увлечения сильными
страстями и стойкими характерами - в ущерб жизненной правде, - которое
отличает всю романтическую литературу. Лучший роман Вальтера С. -
"Айвенго", где изображен исход борьбы между саксами и норманнами и
представлена захватывающая картина английской истории в раннюю эпоху
феодализма. В "Красавице из Перта" сказалось в полном блеске уменье
Вальтера С. воссоздавать человеческие страсти; в характерах шотландских
героев объективность бытописателя чрезвычайно удачно сочетается с
субъективностью психолога. В романе "Квентин Дорвард" Вальтер С. дал
яркую характеристику хитроумного Людовика ХI-го. Романы С. далеко не все
одинакового достоинства, но лучшие из них - беcспорно художественные
произведения. Историческое значение Вальтера С. чрезвычайно велико; во
всех странах у него было множество подражателей. Немецкий романист
Вилибальд Алексис (Геринг) - один из самых видных между ними.

Литература. Лучш. изд. романов Вальтера С. - эдинбургские и
лондонское изд. 1839 г. Жизнь Вальтера С. изложена чрезвычайно
обстоятельно его зятем Локартом (1838). О С. писали Hutton ("Engl. Men
of Letters", 1878), Watt (1879), Younge (1887); по-нем. Elza (1864),
Eberty (2-е изд., 1871); см. также Hogg ("The Ettrick
Shepherd"),"Domestic manners a. private life of Sir W. S." (нов. изд.
1882).
Из наших журналов романы С. более всего переводила "Библиотека для
Чтения" (1848 г. II cл.). С 1865 г. стало выходить сокращенное
иллюстрированное издание романов С. Л. Шелгуновою сокращены романы С.
(изд. Павленкова, для детей и юношества, с иллюстрациями). Недавно
появилось "Полное собрание сочинений С.", изд. "Вестником Иностр.
Литературы". См. Ф. Булгаков ("Историч. Вестник", 1884 г., 8), В.
Белинский ("Сочинения", I и X), Брандес ("Главные течения литературы XIX
в.", М.. 1893), Дружинин ("Собрание Сочинений", т. IV), А. Кирпичников
("Вальтер С. и В. Гюго", СПб., 1891), Карлейль ("Отеч. Записки", 1857
г., 5), В. Майков ("Критич. опыты"), Тэи ("Развитие политич. и гражд.
свободы в Англии", т. II, СПб., 1871). Биогpaфич. очерки: А. Паевская,
"Вальтер С."; Эльце, "Вальтер С." (изд. "Пантеона Литературы", СПб.,
1894). З. Венгерова.
Скребни или колючеголовые (Acanthocephali) - класс типа червей или
Hermes, а по мнению других ученых отряд класса круглых червей или
Nemathelminthes.
В. Ш.
Cкрижали - две каменные плиты, на которых выбито было десятословие
или десять заповедей . В связи с ними в Библии впервые упоминается о
письменности; отсюда старые экзегеты выводили предположение, что тут Бог
впервые открыл людям искусство письма. Предположение это не имеет
никакого основания; теперь дознано, что письменность в то время была уже
в цветущем состоянии в Египте, АссироВавилонии и др. странах тогдашнего
цивилиз. мира. - Первые скрижали, принесенные Моисеем с Синая, были
разбиты им в приступе гнева за увлечение народа культом золотого тельца
(Исх., XXXII, 19); пришлось изготовить новые, которые потом хранились
как величайшая святыня во "святом святых" сначала скинии, а затем храме
Иерусалимского, в ковчеге завета. По разрушении храма Навуходоносором С.
исчезли, и о судьбе их сохранялись лишь смутные предания. А. Л.
В христианских руководствах С. представляется в виде двух лещадок
(плиток), по размерам соответствующих кивоту завета. По еврейским
преданиям, каждая С. имела вид куба, величиною во всех измерениях в один
6-ладонный локоть. Сквозь куб проходил пустой цилиндр, по стенкам
которого и снаружи кубов, по их сторонам, был виден вырезанный насквозь
текст десятословия, в северной С. - ассирийским, т. е. квадратным
письмом, а в южной - древнееврейском, в той и другой С. в двух видах: по
чтениям в Исходе и во Второзаконии, со знаками нижней и верхней
акцентуации. Изнутри С. текст читался по направлению справа налево, а
снаружи - слева направо. Ср. З. Г. Де-Глин, "Микдаш Агарон". (2 изд.
СПб., 1894, на древнееврейском языке).
Скрофулодермия, болезнь кожи - хроническое воспаление ее,
выражающееся изъязвлением после некроза воспалительных продуктов,
инфильтрирующих кожу и подкожную клетчатку. На шее, в подмышечной или
паховой области образуется твердый узелок в подкожной соединительной
ткани или в лимфатической железе. Узелок по строению сходен совершенно с
туберкулезным бугорком. Узелок быстро размягчается, затем соединяется с
кожей и прорывается наружу, причем выделяется жидкий гной. Если
соединяются вместе несколько таких нарывов, то язвы бывают значительной
величины; края язвы подрыты, синеватого цвета, дно покрыто вялыми
грануляциями. Болезнь принимает хроническое течение; подобного рода
больные и в других органах (кости) имеют признаки золотушного худосочия.
В тканях язв можно найти туберкулезные бациллы в незначительном
количестве. С. обыкновенно сопровождается опуханием лимфатических желез.
Болезнь эта развивается главным образом у истощенных детей, живущих в
дурных гигиенических и диетических условиях. Лечение состоит в
укреплении организма питанием: рыбий жир, железо, соленые и морские
ванны, деревенский или морской воздух. Язвы выскабливаются, края ее
срезываются и перевязываются иодоформом или аристолом. А. Скунс,
правильнее скунк (Mephitis varians, М. chinga) - северо-американская
вонючка. Скуфья - головное покрытие православного священника, жалуемое
ему начальством как награда, почему она носится не только в общежитии,
но и во время богослужения (снимается обязательно лишь в более важные
моменты священнослужения). В древнерусской церкви С. носили, по древнему
обычаю греческой церкви, не только священники, но и диаконы, для
прикрытия головы, на маковке которой выстригался небольшой круг
(гуменце). Значение награды они получили с 1797 г. и вместо шерстяных
делаются бархатные, фиолетового цвета, как и камилавки . Это - вторая
награда священнику (после набедренника). Диакону также позволяется
носить (но не в храме) род С. - черную бархатную шапочку, которую он
надевает во время богослужения на открытых местах, например во время
крестных ходов и водосвятий, при проводах умерших. Недавно С. исключена
из знаков отличия, даруемых св. синодом; награждение ею зависит всецело
от епархиального архиерея, который может наградить ею священника по
истечении трех лет после пожалования его набедренником. Ср. Н. Бр - ч,
"Заметка о значении названий С. и "камилавка" ("Христ. Чтение", 1892, ч.
1).
Н. Б - в.
Слабоумие - В соответствии с разговорным значением слова "С.", оно в
психиатрии служит техническим выражением для обозначения таких состояний
душевного расстройства, при которых главный, выдающийся симптом
заключается в ослаблении умственных способностей. Эта сторона душевной
деятельности выражается преимущественно в умении правильно воспринимать
внешние впечатления, перерабатывать их в представления и понятия,
запоминать и своевременно воспроизводить их, связывать их в известном
порядке согласно законам ассоциации идей и логики. Перечисленные
психические отправления, определяющие собою интеллект в тесном смысле,
могут нарушаться при душевных болезнях косвенным путем вследствие весьма
разнообразных условий, напр. вследствие потери или помрачения сознания,
или в зависимости от обманов чувств, или при вторжении бредовых идей в
сознание; кроме того, умственные способности окажутся нарушенными, если
последовательная смена представлений будет расстроена, напр. замедлена,
как это бывает при меланхолии, или чрезмерно ускорена, как при мании.
Однако, мы говорим о С. лишь тогда, когда имеем дело с непосредственным
нарушением интеллектуальных отправлений, приводящим к недостаточности
их. Слабоумным называют того, кто при ясном сознании, при отсутствии
обманов чувств и бредовых идей, при более или менее ровном настроении,
обнаруживает потерю или явное ограничение способности воспринимать
внешние впечатления, перерабатывать их в мыслительный материал и
пользоваться этим материалом для целесообразной деятельности. Конечно,
С. может сопровождаться бредом, галлюцинациями, буйством и проч., но
последние сами по себе не обусловливают того своеобразного состояния
умственных способностей, которое зависит от непосредственного поражения
их. Во многих случаях указанные симптомы помешательства при С.
отсутствуют, и тогда одержимые им субъекты отличаются от нормы лишь
постольку, поскольку их способность понимания ограничена. Иногда это
ограничение обнаруживается лишь при близком знакомстве, при
продолжительном наблюдении или при таких обстоятельствах, которые
требуют от субъекта особого напряжения ума; при поверхностных
столкновениях с людьми и при обычных условиях текущей жизни, известная
степень С. может оставаться совершенно незаметной. Отсюда ведут
постепенные переходы к таким степеням С., при которых субъект не может
обходиться без постороннего руководства, и наконец к таким, где он не
понимает самых элементарных вещей и производит впечатление
бессознательного существа. Конкретные проявления С., независимо от
степени его, чрезвычайно различны, смотря по тому, составляет ли оно
прирожденную болезнь или приобретается субъектом, который был
первоначально здоров и успел достигнуть нормального развитая. В первом
случае, когда ребенок рождается на свет с какой-нибудь неправильностью
мозга, или когда таковая возникает в очень раннем возрасте, то развитие
умственных способностей задерживается. Если задержка полная, то
получается картина идиотизма , если же она неполная, то мы имеем дело с
детьми, которые мало способны воспринимать воспитательные влияния и
плохо поддаются школьному обучению. В зависимости от свойств и размеров
мозгового недостатка, получается большая или меньшая степень отсталости
от нормального развития, причем иногда не только мыслительные
способности, но также речь сохраняют навсегда детский характер. Для
прирожденного С., составляющего таким образом ряд переходных ступеней
между идиотизмом и нормальными умственными способностями, обыкновенно
употребляется техническое выражение "тупоумие" (imbecillitas). Другая
обширная категория обнимает те случаи, где субъект от роду был здоров и
затем впал в С. по болезни. Здесь иногда, сравнительно редко, С.
возникает непосредственно, в виде остро развивающегося душевного
расстройства. Эта форма помешательства носит название первичного
излечимого С. (dementia primaria curabilis), ввиду того, что здесь мы
имеем дело с душевным расстройством, поражающим здорового человека и
обыкновенно проходящим спустя несколько месяцев, после чего умственные
способности возвращаются. В громадном же большинство случаев
приобретенное С. является вторичным, последовательным (dementia
secundaria, consecotiva), а именно оно, составляет последствие, исход
какойнибудь другой формы помешательства. Общее правило, допускающее
сравнительно мало исключений, заключается в том, что если душевное
расстройство не излечивается, то оно по истечении некоторого времени,
нескольких месяцев или лет, приводит к упадку умственных способностей, в
С. Последнее таким образом составляет исходную стадию неблагоприятно
протекшего помешательства и остается уже на всю жизнь. Громадное
большинство хронически-помешанных одержимо в большей или меньшей степени
таким "вторичным С.". При этом С. могут надолго и даже навсегда
сопутствовать другие симптомы той формы помешательства, которая имелась
первоначально, но ввиду выступающего на первый план упадка умственных
способностей эти симптомы - бред, галлюцинации, болезненное настроение и
проч. - теряют свое значение. Обыкновенно вторично-слабоумных делят на
две категории - апатичных и беспокойных, хотя они представляют большое
разнообразие, определяемое тем, насколько они сохраняют или теряют свой
прежний умственный и нравственный облик, насколько их способность к
логическим операциям только понижается или совсем извращается, насколько
у них сохраняются сознание, память, прежние привычки и т. п. Одни
вторично-слабоумные отличаются от того состояния, в котором они были до
развития душевной болезни, лишь равнодушием, потерею энергии,
ослаблением интереса к своим делам и своим близким, понижением
сообразительности, но при этом внешнее поведение их не представляет
заметных уклонений от нормы, и они могут быть еще полезными работниками
при надлежащем руководстве. Другие же становятся совершенно инвалидными,
неопрятными, теряют память обо всем, не узнают никого, не сознают даже
своей личности и требуют постороннего ухода, как малолетние дети.
Переходы между такими крайностями видоизменяются еще примесью других
симптомов перенесенной формы помешательства. Анатомическая причина
вторичного С. заключается в атрофических, разрушительных изменениях
микроскопических элементов мозговой коры, причем разрушенные элементы не
возмещаются новыми, и ослабление умственных способностей, наступившее
как исход неизлечённого помешательства, остается навсегда. Есть еще
несколько разновидностей С., отличающихся некоторыми особенностями. А
именно, при различных заболеваниях головного мозга, т. е. таких, которые
распространяются на более значительную область мозговой ткани,
преимущественно при поражении мозговой коры, совместно с нарушением
определенных мозговых отправлений (параличами, судорогами, расстройством
речи и пр.) часто наблюдается упадок интеллекта с ослаблением памяти,
сообразительности, умственной энергии и вообще со всеми атрибутами С. Но
в этих случаях С. не сопровождается теми проявлениями помешательства,
которые примешиваются к нему при рассмотренном выше вторичном С., потому
что субъект был психически здоров до появления мозгового страдания.
Поэтому такое С. легко различается от вторичного и выделяется в особую
категорию под названием "С. на почве органического поражения мозга"
(dementia е laesione cerebri organica). Оно наблюдается вслед за
мозговым ударом, если поражение мозговых сосудов, вызвавшее последний,
распространяется дальше; затем при опухолях мозга, сифилитических
процессах. в мозгу, размягчении мозга и т. п. При хроническом разлитом
воспалении мозговой коры, лежащем в основе прогрессивного паралича ,
упадок умственных способностей составляет столь постоянный и выдающийся
симптом, что для этой болезни принято также равнозначащее название
"паралитическое С.". Наконец, как особая форма помешательства
различается еще так назыв. "старческое С.". Особенности этой формы
заключаются в том, что под влиянием старческого возраста в психической
сфере, а также в мозгу, происходят некоторые изменения, причем душевные
расстройства у стариков получают оттенок, не свойственный тем же самым
формам в молодом или зрелом возрасте. Особенно характерно для
старческого С. расстройство памяти: новые впечатления, воспринимаемые
больным старческим мозгом, почти сейчас же забываются, а воспоминания о
давно прошедшем сохраняются, но неправильно локализируются во времени.
Поэтому такие больные живут как бы в фантастическом мире, сочетанном из
отрывочных воспоминаний прошлого, переносимых в настоящее, причем
реальная действительность, кроме того, извращается обманами чувств и
бредовыми идеями преследования и величия. Старческое С. также
обусловлено органическими изменениями мозговой ткани и не поддается
исцелению.
П. Розенбах.
Славки (Sylvia) - род славковых птиц (Sylviidae), характеризующийся
округленным, слабым клювом, слегка закругленными крыльями, первое
маховое перо которых значительно короче половины второго, хотя ясно
выдается из-за верхних кроющих перьев, а третье и четвертое маховые
перья - длиннее остальных. Хвост двенадцатиперый, широкий, округленный.
Из 23 довольно бледно и однообразно окрашенных видов С. большинство
живет в палеарктической области, в лесах и садах, как перелетные птицы.
Гнезда вьют всегда в кустарниках, низко над землею, из сухих стебельков,
корней трав и растительного пуха, часто с выстилкою из конского волоса,
иногда и без всякой выстилки. За хорошее пение часто держатся в клетках.
Неволю переносят обыкновенно хорошо и привыкают к разнообразному корму.
Восемь видов встречаются в Европе. Крупнейший из них, ястребиная С. или
пересмешник (у спб. птицеловов - S. nisoria), распространена в средней и
южной Европе; держится в местностях, покрытых невысокими кустарниками.
С. ястребиная сверху серого цвета, снизу - светлая с серыми поперечными
пятнами у старых птиц; наружные рулевые перья с белою каймою. Ноги
желтые. Дл. 18 стм. Кладка из 5 сероватых яиц с более темными
пятнышками.
Пение С. ястребиной хуже пения других С. В свою песню она обыкновенно
вводит отдельные строфы из песней других птиц, особенно лучше, чем она,
поющих - черноголовой и серой С., держащихся в тех же местностях (отсюда
и название "пересмешник"). Серая С. (S. cinerea) распространена больше.
Она встречается повсеместно в Европе, кроме северных окраин, также в
Алтае, Туркестане, Кавказе, Персии и Малой Азии. Серая С. -
коричнево-серого цвета, голова более чистого серого, горло белое; нижняя
сторона тела светлая, с винно-розовым оттенком на груди и рыжеватым на
боках. Ноги желтые. Кладка из 5 желтоватых, зеленоватых или голубоватых
яиц с серыми пятнами. Дл. 15 стм. Черноголовая С. (S. atricapilla) -
одна из лучших певчих птиц европейских садов и светлых лесов. Отличается
интенсивно черною у самцов и красно-бурою, у самок и молодых птиц,
шапочкой на голове. Остальное оперение серого цвета, более светлое на
нижней стороне тела. Ноги серые. Дл. 15 стм. Кладка из 5 блестящих,
обыкновенно розоватых яиц с темными бурыми пятнышками и черточками. Два
другие обыкновенные среднеевропейские вида: садовая С. (S. hortensis;
сверху оливко-серого цвета; дл. 16 стм.) и С. замрушка или С. пересмешка
(S. corruca; сверху светлого буровато-серого цвета с пепельно-серою
головою; дл. 14 стм.). Ю. В.
Слепни - название насекомых из отряда двукрылых, относящееся или к
целому семейству Tabanidae, или в более узком смысле к одному из родов в
этом семействе
- Tabanus. Сем. С. принадлежит к подотряду короткоусых (Brachycera) и
заключает в себе мух большой или средней величины. Голова С. короткая,
спереди выпуклая; довольно длинные усики имеют кольчатый последний

<<

стр. 203
(всего 253)

СОДЕРЖАНИЕ

>>