<<

стр. 204
(всего 253)

СОДЕРЖАНИЕ

>>

членик; хоботок самок с 4 сильно развитыми колющими щетинками, при
помощи которых С. прокалывают кожу животных, кровью которых они
питаются; у самцов С., как у многих других двукрылых, напр. комаров,
колючие щетинки бывают неразвиты и поэтому они питаются не кровью, а
соком растений и нектаром цветов. Глаза С. блестящие и переливают
различными цветами; название С. произошло, вероятно, вследствие того,
что в то время, когда они сосут кровь, их можно снимать руками с
животных, так что они кажутся как бы слепыми. Довольно длинное и широкое
брюшко состоит из 7 члеников; на крыльях 3-я продольная жилка является
разветвленной. Личинки С. удлиненные, с мясистыми бородавками на брюшных
кольцах представляющими рудиментарные брюшные ноги. Одни из личинок
живут в воде, другие в земле и под корой деревьев, главным образом в
ходах личинок различных жуков, которых они поедают; личинки, живущие в
воде, питаются, по всей вероятности, главным образом моллюсками
(Planorbis и др.). Местопребывание С. связано, вследствие образа жизни
личинок, с водой и лесом; взрослые насекомые любят посещать лужи с водой
и забирают при помощи хоботка капельки воды. В некоторых местностях С.
представляют собой страшный бич для скота и людей; кроме того, известно,
что при укусе С., так же как и другие мухи, могут ввести в кровь
животного яд сибирской язвы и т. п. Семейство С. заключает в себе очень
большое число видов, водящихся во всех широтах, хотя на юге число видов
больше, чем на С. Центральный род Tabanus имеет следующие характерные
признаки: усики такой же длины, как голова или чуть длиннее и имеют на
третьем членике боковую вырезку; брюшко такой же ширины или немного шире
груди; крылья в покое остаются полураскрытыми. С. бычачий (Tabanus
bovinus), один из обыкновенных и крупных видов С., достигает длины 24
мм., темно-бурого цвета с грудью, покрытой желтоватыми волосками и
черноватыми полосками; сегменты брюшка сверху с белым треугольником
посредине и окаймлены сзади красно-желтой полоской; крылья слегка
буроватые. Олений С. (Tab. tarandinus), водящийся в тундрах сев. России,
является настоящим бичом для северных оленей. Другие виды рода Tabanus,
а также близких ему родов - дождевки (Haematopota) и златоглазки
(Chrysops) сходны по образу жизни с бычачьим С. Лучшим средством для
предохранения скота от нападения С. служит обмазывание животных
ворванью; в последнее время был предложен способ уничтожения С.,
основанный на том, что С. любят посещать лужи с водой и набирать воду;
на поверхность луж наливают слой керосина, вследствие чего С. прилипают
к поверхности лужи и погибают или даже, если и бывают в состоянии
улететь, то скоро гибнут, так как керосин смачивает их и проникает в
тело через дыхальца (см. Порчинский, "С. и простейший способ их
уничтожения", 1898). М. Римский-Корсаков. Слизистая оболочка -
выстилающая полость рта, глотки, пищевода и всего желудочно-кишечного
канала, полость желчного пузыря, носа, дыхательных путей и пр. и пр. Она
то кажется гладкою, то образует целый ряд продольных или поперечных
складок, или же складки, пересекаясь друг с другом, составляют сеть.
Свободная поверхность С. оболочки, смотря по характеру того или другого
органа, представляется гладкою, или она усажена небольшими
выпячиваниями, сосочками (papillae), или же покрыта большими, заметными
невооруженным глазом, конической или цилиндрической формы придатками,
ворсинками (villi). Поверхность С. оболочки постоянно выстлана
эпителием, который может быть или в виде многослойного мостовидного
эпителия, или в форме цилиндрического однослойного и многослойного
мерцательного эпителия, или, наконец, имеет вид простого однослойного
цилиндрического эпителия. Сама С. оболочка состоит из соединительной
ткани и обыкновенно подразделяется на собственно С. оболочку и так
назыв. подслизистую оболочку. Первая образуется тоненькими пучечками
соединительнотканных фибриллей, которые то переплетаются друг с другом в
разных направлениях, то идут преимущественно в одном каком-либо
определенном направлении и составляют более или менее плотную ткань.
Между пучками соединительнотканных фибриллей в большинство случаев
помещаются сети тонких эластичных волокон, а равно различного рода
клетки соединительной ткани и лейкоциты. В некоторых органах, в языке,
тонкие пучки соединительнотканных фибриллей, переплетаясь между собою,
образуют род сеточки (reticulum). Собственно С. оболочка постепенно
переходит в подслизистую оболочку, в состав которой входят те же
элементы. Промежутки между пучками соединительнотканных фибриллей
занимает полужидкое, не дифференцированное основное вещество. Толщина
самой С. оболочки, а равно и каждого ее отделов, в разных органах бывает
различна. В ткани С. оболочки помещаются особенные железистые аппараты
(железы), приготовляющие различного рода секреты (богатую белком или
слизью жидкости, желудочный и кишечный соки и пр.), смотря по функции
того органа, который выстилает означенная оболочка. Выводные протоки
(трубки) желез открываются небольшими отверстиями на свободную
поверхность С. оболочки, куда и попадает прежде всего вырабатываемый
железами секрет. Ввиду того, что в большинстве случаев в состав секрета,
выделяемого железами, входит слизь, которая, кроме того приготовляется
еще известными (слизистыми) клетками эпителия, покрывающего поверхность
С. оболочки некоторых органов (желудка, кишек и пр.) означенная оболочка
и получила свое название. Кроме железистых аппаратов, в С. оболочке
различных органов имеются то постоянные, то лишь временные скопления
лимфоидных телец (лейкоцитов). Такие скопления их или просто
располагаются между пучками соединительнотканных фибриллей С. оболочки,
не отграничиваясь резко от окружающих частей, или же ими составляются
резко отграниченные образования, известные под названием лимфатических
узелков, фолликулов, или "солитарных желез" прежних авторов. Обыкновенно
лимфатические узелки располагаются в собственно С. оболочке или, помимо
того, занимают еще большую или меньшую часть подслизистой оболочки,
причем верхушка их достигает самого эпителия С. оболочки, который в
таком случае является пронизанным лейкоцитами, выселяющимися в полость
органов. Нередко в одном каком-либо месте С. оболочки скопляется много
лимфатических узелков, вследствие чего сама С. оболочка в означенном
месте кажется более или менее утолщенной. Подобные места находятся в С.
оболочке кишек в полости рта и пр. Кроме того, в С. оболочке некоторых
органов часто располагаются, на границе между собственно С. и
подслизистой оболочками, один или два тонких слоя гладких мышечных
волокон, составляющих так назыв. "muscularis mucosae". С. оболочка всех
вообще органов содержит значительное количество кровеносных,
лимфатических сосудов и нервов, которые распределяются в ней различно,
смотря по строению и функции означенного органа. В большинстве случаев
сети кровеносных капилляров помещаются непосредственно под эпителием С.
оболочки, а лимфатические капилляры располагаются более глубоко, под
сетью кровеносных капилляров. Нервы относятся к симпатическим нервным
волокнам, к которым примешивается, сравнительно, незначительное
количество цереброспинальных волокон, причем по ходу симпатических
стволиков располагаются симпатические ганглии и отдельные клетки.
Симпатические волокна снабжают своими концевыми разветвлениями гладкие
мышечные волокна и железы С. оболочки, а цереброспинальные волокна
оканчиваются чувствительными аппаратами под эпителием и между клетками
самого эпителия. А. Догель.
Слизни или слизняки - представители двух семейств наземных легочных
моллюсков (Stylommatophora), а именно Limacidae и Arionidae. Тело их
лишено наружной раковины, но под мантией имеется рудиментарная не
спиральная раковина в виде известковой пластинки или, у некоторых
Arionidae, - нескольких известковых зерен. Челюсти у Limacidae без
ребрышек, у Arionidae с сильно развитыми ребрами. Представители этих
семейств живут во всех поясах обоих полушарий, держатся преимущественно
в сырых местах и питаются как растительными, так и животными веществами.
Пожирая растения (овощи, ягоды и т. п.), некоторые С. могут приносить
ощутительный вред. Наиболее обыкновенны из сем. Limacidae роды Limax и
Amalia; у первого заостренное на конце тело не имеет на спине гребня
позади мантии, которая покрыта концентрическими линиями, у второго на
спине сильно развитый гребень. К первому относится напр. С. большой
(Limax mаximus L.), cеpого или желтовато-белого цвета, с продольными
черными полосками или пятнами, с мантией, испещренной черными пятнами, и
всегда одноцветной серой или желтосерой подошвой. Достигает в длину 6
дюймов; водится в Европе и на Мадейре, а также завезен в Соед. Шт.
Северной Америки. Мало подвижен; потревоженный, втягивает голову под
мантию. Выделяет обильную тягучую слизь, на нитях которой может
подвешиваться. Яйца откладываются кучками. С. полевой (L. agrestis L.),
с морщинистой кожей и коротким гребнем на узком хвосте, от беловатого до
краснобурого цвета, одноцветный или испещренный бурым, с бледной,
посередине сероватой ногою, длиною до 3 дюймов; водится в Европе и на
соседних островах, на Кавказе, в Алжире и Соединенных Штатах Сев.
Америки (куда завезен). Сравнительно с предыдущим очень подвижен,
отличается сильным размножением и причиняет большой вред огородам.
Подобно некоторым другим С. может спускаться с ветвей на слизистой нити.
К роду Amalia относится, напр., A. marginata Drap., от желтоватого до
бурого цвета с черными пятнами и с одноцветной подошвой, длиною 2
- 2 1/2 дюйма; водится в Средней и Южной Европе. К роду Arion из сем.
Arionidae относится A. rufus L. s. empiricorum Fer., толстый,
морщинистый, несколько закругленный на обоих концах, одноцветный или
полосатый, цвет обыкновеннно красно-бурый с черноватой головой, подошва
с темными краевыми зонами, длина 4 - 5 дюймов. Водится в Европе и на
соседних островах. Сильно вредит огородам; кроме растений поедает и
всякие разлагающиеся животные вещества. Многочисленные яйца
откладываются поодиночке в землю.
Н. Кн.
Словообразование (нем. Wortbildung) - то же, что "морфология": отдел
грамматики, трактующий о формальном составе слов.
Сложноцветные (Compositae, Synanthereae) - название самого обширного
семейства растений, заключающего в себе более 11000 видов, т. е. около
1/10 всех цветковых растений. Главный отличительный признак этого
семейства состоит в том, что у него, как показывает самое название,
цветы как бы сложные, т. е. то, что в общежитии называется цветком,
представляет на самом деле целое соцветие из мелких цветочков. Эти
цветочки сидят на общем ложе, то есть расширенном конце цветоножки,
имеющем плоскую, вогнутую или выпуклую поверхность и окружены общей
обверткой, т. е. как бы общей чашечкой, состоящей из одного или
нескольких рядов прицветников. Отдельные цветочки обыкновенно очень
невелики, иногда чрезвычайно мелкие, всего в 2 - 3 мм. длиною. Они
состоят из нижней завязи, одногнездой и односемянной, на верхушке
которой прикреплен сростнолепестный венчик. У основания этого последнего
обыкновенно находят ряд волосков или щетинок, или несколько зубчиков,
или хотя бы перепончатую кайму. Эти образования соответствуют
рудиментарной чашечке. Самый венчик представляет два наиболее
распространенных типа: трубчатый, с правильным пятизубчатым отгибом, и
неправильный, так называемый язычковый, причем все пять его долей
срастаются в одну пластинку, отогнутую в одну сторону. У очень многих
растений описываемого семейства головки состоят только из трубчатых
цветочков, как, напр., у васильков, лопуха, волчеца, артишока и др., -
вообще у всего отдела Суnагеае. У других же, как одуванчика, козельца,
скорзонеры, латука, цикория и др., которых соединяют в особую группу
Ligulifloraae, все цветы язычковые. Наконец, у третьих в каждой головке
находятся цветы двоякого рода, именно по окружности язычковые, а в
центре трубчатые, как это мы видим у подсолнечника, астры, георгины,
ноготков, бархатцев, ромашки и пр. Можно упомянуть еще про третий тип
венчика, именно двугубый, в котором три доли венчика направлены в одну
сторону, а две остальные в другую. Этот тип свойствен группе мутизиевых
(Mutisieae), которые распространены главным образом в Андах Южной
Америки. Впрочем, один вид из этой группы (Gerbera Anandria
Schultz-Bip.) встречается в Восточной Сибири. Тычинок у всех С., за
редкими исключениями, пять; они прирастают своими нитями к трубке
венчика, а пыльниками срастаются в одну полую трубку, окружающую
столбик. Последний кончается двураздельным рыльцем различного
устройства. У всех цикорных (Liguliflorae) и большей части артишоковых
(Cynareae) все цветки обоеполые, т. е. заключают в себе и тычинки и
пестик. У некоторых видов из последней группы, однако, крайние цветочки
делаются бесплодными, как, напр., у василька (Centaurea). У остальных С.
краевые язычковые цветы бывают, вследствие недоразвития тычинок,
женскими, а иногда, вследствие атрофии завязи, совсем бесполыми. Средние
же трубчатые цветочки в большинстве случаев обоеполы, иногда же, от
недоразвития завязи, превращаются в мужские. Наконец, у некоторых видов,
как напр. у южноамериканского рода Leptocarpha, все краевые цветочки
бесполы, а все средние трубчатые на одних экземплярах превращаются в
мужские, а на других в женские. Опыление С. обыкновенно совершается
посредством насекомых. Пыльники трескаются продольными щелями,
открывающимися внутри пыльниковой трубки. В это время столбик скрыт еще
внутри венчика, достигая своей верхушкой лишь основания пыльников. Затем
он начинает быстро удлиняться и своим верхним концом, или особыми
волосками, одевающими его, подобно шомполу, вычищает всю внутреннюю
поверхность пыльниковой трубки и всю пыльцу выносит наружу. Здесь пыльца
прилипают к ножкам насекомых, посещающих цветы и разносится ими на
другие головки. У некоторых видов этот процесс облегчается еще сильной
раздражимостью тычиночных нитей, как напр. у василька, видов чертополоха
и пр. Когда насекомое, стремясь проникнуть к нектарию, скрывающемуся на
дне трубки венчика, прикасается хоботком к нитям тычинок, то они сильно
сокращаются; таким образом пыльниковая трубка сама быстро надвигается на
конец столбика, который и выносит пыльцу наружу. Весьма немногие виды С.
опыляются посредством ветра. Плод С. представляет так называемую
семянку, т. е. одногнездный односемянной, нерастрескивающийся орешек с
кожистой или деревянистой оболочкой. При этом те волоски или щетинки,
которые окружали основание венчика, превращаются в хохолок, служащий как
бы парашютом и позволяющий семянкам далеко разноситься по ветру. У
других же видов на конце семянки развиваются два или три шипика с
обращенными назад зубцами (как у череды, т. е. Bidens). Посредством этих
шипиков семянки прицепляются к шерсти животных или платью человека и
таким образом разносятся на далекое расстояние. Сравнительно у немногих
видов С. нет никаких особых приспособлений для разноса плодов. Семена С.
всегда без белка, с очень маслянистыми семядолями. К С. принадлежат
главным образом травянистые растения, однолетние или многолетние, реже
кустарники или деревца. Листья у них очередные, весьма редко
супротивные. С. распространены по всему земному шару, но особенно важную
роль они играют в Северной Америке. Также в средней Азии и по всей южной
Европе они обитают в значительном количестве, но по направлению к северу
число их видов значительно убывает. Многие виды С. принадлежат к важным
культурным растениям. Среди них первое место занимает подсолнечник
(Нelianthus annuus) , родом из Мексики, отличающийся самыми крупными
головками из всего семейства С. (иногда до 30 стм. в диаметре). Его
семена идут на приготовление масла, а также употребляются как лакомство.
Подсолнечник разводится в большом количестве в черноземных степных
губерниях России, в средней же России сажается только в огородах. Другой
вид этого же рода, Helianthus tuberosus, топинамбур или земляные груши,
разводится ради своих подземных клубней, которые употребляются, как
овощ. Сафлор (Carthamus tinctorius) возделывается для двоякой цели: из
семян его выжимают очень хорошее масло, а из венчиков добывают ценную
желтую краску. Мадия (Madia sativa) разводится для семян, из которых
добывается масло. В огородах разводятся из С. козелец (Tragopagon
porrifolius), скорзонер (Scorzonera hispanica), латук (Lactuca sativa),
эндивий (Cichorium endivia), цикорий (Cichorium intybus), артишоки
(Cynara scolymus), кардоны (Cynara cardunculus) и др. В цветниках:
георгины (Dahlia variabilis), астры (Aster chinensis), маргаритки
(Bellis perennis), циннии (Zinnia elegans), кореопсис (Coreopsis
tinctoria), бархатцы (Tagetes, несколько видов), ноготки (Calendula
officinalis) и нек. др. Многие виды С., вследствие горького вкуса и
ароматических веществ, употребляются в медицине, как напр. полынь
(Artemisia), один вид которой (Artemisia absinthium) дает известный
абсент, Artemisia cina дает цитварное семя, известное противоглистное
средство; Artemisia dracunculus дает известный овощ - эстрагон.
Тысячелистник (Achillaea Millefolium), ромашка (Matricaria chamomilla),
римская ромашка (Anthemis nohiгs) и арника (Arnica montana) принадлежат
к известным лечебным растениям. Персидская ромашка (Руrethrum roseum)
дает так называемый персидский или далматский порошок, получающийся от
растирания в мелкий порошок цветочков и употребляющийся от насекомых. С.
Коржинский.
Слоновая кость - с древних времен составляла драгоценный материал для
выделки предметов роскоши. Древние греки делали даже колоссальные статуи
из С. кости: остатков этих произведений искусства до нас не дошло, но
есть предположение, что они были из дерева и лишь покрыты С. костью
(Quatremiere de Quincy, "Le Jupiter Olympien", Пар., 1815). В настоящее
время материал этот становится год от году все более и более редким, и
употребляется лишь на мелкие вещи и украшения, благодаря способности
легко поддаваться резцу и полировке. Главным источником С. клыков служит
Африка: лучший сорт вывозится из Гвинеи; он в свежем виде полупрозрачен,
тверд и менее других желтеет со временем. С восточного берега, чрез
Абессинию и порты Черного моря вывозят частью прямо в Европу, частью
через Бомбей, сорт похуже - мало прозрачный, цветом потемнее, часто в
поломанном и растресканном виде и более способный желтеть. Из Индии и
Индо-Китая С. кость вывозится больше в Китай; дамская С. кость считается
самым лучшим, но редким сортом. Клыки, поступающие в продажу, достигают
2,5 м. длины и веса в 90 кгр., хотя преобладают штуки весом менее 10
кгр. Обыкновенно клыки изогнуты по дуге круга, хотя попадаются, и
двоякой кривизны, наподобие бычачьего рога; у основания, почти на
половину длины, они трубчатые, но пустота постепенно суживается, а
стенки ее утолщаются, к острому концу. Разрез обыкновенно приблизительно
эллиптичесий (5:4); строение напоминает дерево; кора обыкновенно мм. 3
толщиною и мало отличается от массы, но иногда бывает толще и темная.
Свежеразрезанный клык также ссыхается как и дерево, но заметное
изменение размеров происходит и вдоль волокон; высушивание необходимо
производить очень медленно, иначе получаются трещины. Распиливают С.
кость очень тонкой пилою с довольно крупными, но мало разведенными
зубцами, смачивая водою, потому что нагревание пилы вызывает трещины в
материале. Материал этот так дорог, что все обрезки собирают, а при
обработке на токарном станке стараются не обращать лишнее в стружки, а
отрезывать кольца. Режущие инструменты при обработке С. кости должны
скорее скоблить, чем резать стружку, из опасения испортить дорогой
материал. Шлифуют С. кость хвощем, с водою, затем отмоченной пемзою с
водою, на войлочной "кукле" для гладких поверхностей и щетке - для
гравированных. Для полировки употребляют трепел или мед на тряпке, с
мыльной водою. С. кость легко окрашивается с помощью анилиновых красок и
других обычных красильных веществ, причем протравою служит оловянная
соль, квасцы и т. п. Лучшим клеем для С. кости служит рыбий клей,
распущенный в слабом винном спирте, к нему часто прибавляют цинковых
белил, чтобы шов не отличался цветом. Все средства размягчить С. кость
портят ее: она содержит, как и простая кость, фосфорнокислую известь, но
в меньшей пропорции, от 56 - 59%, и органическое вещество, дающее
желатину при кипячении с водою. Поэтому, в разбавленной азотной кислоте
или лучше в фосфорной кислоте 1,13 уд. вес. С. кость размягчается
вследствие растворения части извести и становится полупрозрачной. В
таком виде ее можно сгибать и формовать, а затем по удалении кислоты, в
горячей воде, она опять становиться подобной своему прежнему виду, но
далеко не вполне. Чтобы выбелить пожелтевшую С. кость, надо выставить ее
в течение нескольких дней на свет, погрузив в стеклянный сосуд со
скипидаром; иногда на дне выделяется при этом водянистая жидкость,
разъедающая кость, поэтому отбеляемые предметы надо класть на подставки.
Суррогатов С. кости довольно много: почти ничем не отличается от нее
ископаемая мамонтовая кость, добываемая в тундрах Сибири, на берегах
Лены. Клыки моржей несравненно меньше и желтые, но, по свойствам своим,
очень близки к С. кости. Клыки и другие зубы гиппопотама покрыты очень
твердой эмалью (которая отсутствует на бивнях слона), так что ее
приходится сошлифовывать или скалывать, но внутренняя масса очень похожа
на С. кость, только белее, с синеватым оттенком и тверже. Она идет на
приготовление искусственных зубов. Зубы кашалота, в виде небольших
эллипсоидов, тоже дают желтоватую и твердую С. кость, годную для мелких
поделок. Зубы слона и других больших животных слишком неоднородного
строения, хотя тоже изредка идут в дело. Искусственная С. кость удачно
приготовляется из соответственно подкрашенного целлулоида, но отсутствие
характерного строения и способность электризоваться и притягивать легкие
клочки бумаги легко позволяют отличить ее от настоящей. Другой род
искусственной С. кости приготовляется обработкой картофелин сырною
кислотою такой крепости, что клетчатка обращается в бумажный пергамент;
подробности производства этого пока не опубликованы. Ср. Holtzapffel,
"Turning and mechanical manipulation" (т. 1); Ander, "Die Verarbeitung
der Horner, Elfenbein..." ("Hartitebens Ch.-Tech. Bibl.", гл. XVI). В.
Лермантов.
Слоновая кость (Ivory, lvoire) - обращается на всемирном рынке с
незапамятных времен, но большого промышленного значения не имеет. Под
именем С. кости в продаже встречаются не только клыки слона, и клыки и
зубы других крупных животных, как, напр., мамонта, гиппопотама, нарвала,
моржа и др.; она состоит из 24% животных веществ, 11% воды, 64%
фосфорнокислой извести с примесью небольшого количества углекислой
извести. С. кость употребляется для приготовления искусственных зубов,
мелких токарных изделий, ценных украшений и пр.; поставляется она на
всемирный рынок преимущественно из западного берега Африки (одна его
часть даже называется Берегом С. Кости) и из Индии; Сибирь поставляет
мамонтовую кость; клыки морских млекопитающих идут главным образом из
Великобритании, Канады, Швеции и др. мест. Обработка С. кости
сосредоточивается преимущественно в Антверпене, Лондоне и Ливерпуле; в
последнее время Соединенные Штаты также начинают пользоваться С. костью
для разных подделок. Западный берег Африки дает в год около 500 тонн С.
кости на сумму около 6 милл. фр. В 1897 г. оттуда вывезено 504 т., в том
числе из Судана 32 т., Конго - 317 т., Габона и Камеруна - 43, из
Мозамбика и германских владений - 101 т. и пр. Европа получает в год
около 600 т. С. кости; около половины этого количества идет в
Великобританию, а другая половина распределяется по континенту. В 1897
г. продано в Лондоне 246 тонн С. кости, в Ливерпуле - 50 и в Антверпене
- 280 т. Цена на С. кость падает довольно быстро, благодаря тому, что
настоящая С. кость на рынке встречает сильную конкуренцию со стороны
более дешевых суррогатов - так назыв. искусственной С. кости и
растительной С. кости. Десять лет тому назад С. кость животного
происхождения в среднем продавалась в Антверпене по 24 фр. за кило, а
теперь цена ее понизилась до 10 фр. В 1898 г. в Англию ввезено С. кости
500 т. на 410 тыс. фн. ст., а в Соединенные Штаты 135 т. на 628 тыс.
долл. Под именем растительной С. кости известно в продаже чрезвычайно
похожее на животную кость белое твердое вещество, получаемое в Перу из
семян одного растения, известного на месте под именем "головки негра"
(Cabeza di negro). Каждый плод дает по четыре зерна, величиною с
голубиное яйцо. Из растительной С. кости приготовляются преимущественно
пуговицы, запонки и пр. В Соединенные Штаты в 1898 г. ввезено 5000 тонн
растительной С. кости, на сумму 115 т. дол. В среднем этот товар ценится
около 75 коп. за пуд. С. Г.
Слоны (Elephantidae) - единственное из двух известных семейств отряда
хоботных млекопитающих (Proboscidea), имеющее представителей и в
современной фауне. К нему принадлежат 2 рода: Elephas с двумя
современными видами (Е. indicus и Е. africanus) и многочисленными
ископаемыми, из которых дольше всего существовал в Европе мамонт (Е.
primigenius) и вымерший род Mastodon (мастодонт) с 50 приблизительно
видами. Громадные животные с массивным и коротким туловищем, прямыми
столбообразными толстыми ногами, короткой шеей и большой, но довольно
пропорциональной головой. Толстая кожа покрыта у современных С. только
редко рассеянными волосами; мамонт обладал длинной шерстью с густым
подшерстком. Нос вытянут в подвижный хватательный и осязательный орган -
хобот; он разделен вдоль перегородкой на два канала, ведущие в носовые
полости, и несет на своем конце наружные носовые отверстия, а над ними
особый пальцеобразный придаток, с помощью которого может захватывать
мелкие предметы. Глаза маленькие, уши большие, висячие. Между глазами и
ухом с каждой стороны по височной железе, выделяющей во время течки
пахучую жидкость. Ноги заканчиваются пятью сросшимися друг с другом
пальцами и опираются на землю, кроме 5 плоских копыт, еще и небольшой
лежащей позади них подошвой. Сосков два, на груди. Череп взрослого С.
отличается при относительно небольшой длине значительной высотой.
Сравнительно с размерами черепа черепная полость очень невелика и далеко
не выполняет его. Черепные кости громадной толщины и содержат между
наружной и внутренней пластинками плотного костного вещества обширные
воздушные полости, превосходящие местами высоту черепной полости. Такие
воздушные пространства имеются кроме костей черепной крышки в носовых
костях, в челюстных в межчелюстных, во всех костях, образующих твердое
небо и ось черепного дна, в непарной носовой (mesethmoidale) и в
сошнике; особенно развиты лобные пазухи (sinus frontalis), которые
продолжаются через теменные и височные кости до затылочных мыщелков. В
очень молодом возрасте, когда кости не так толсты и воздушные
пространства в них не развиты, черепная полость имеет уже почти такие же
размеры, как у взрослого животного. С возрастом она очень мало
увеличивается; нарастают только наружные размеры черепа и притом
преимущественно в высоту; швы между отдельными костями почти все
зарастают и первоначально отдельные воздушные полости вступают друг с
другом в сообщение. Носовые отверстия расположены очень высоко и
обращены вверх и наружу; они вытянуты справа налево и сплющены сверх
вниз. Межчелюстные кости ограничивают их снизу. Скуловые кости образуют
только среднюю часть скуловых дуг., а передняя часть их образована
верхнечелюстными костями. Нижняя челюсть отличается длиною восходящих
ветвей; передние сросшиеся концы ее обеих половин (Symphisis) вытянуты у
р. Elephas в заостренный выступ. Резцов у р. Elephas только два в
верхней челюсти; они превращены в длинные бивни, не имеют корней и
обладают неопределенным ростом; вещество их (слоновая кость) состоят из
особенно плотного дентина; эмалевый слой имеется у современных только на
самой вершине бивня, но у некоторых вымерших он продолжается оттуда
вдоль бивня в виде полос незначительной ширины. У многих видов
мастодонтов имелась пара бивней и в нижней челюсти, только значительно
менее развитых. Бивни имеют своих молочных предшественников небольших
размеров и очень рано выпадающих. Клыков нет. Коренных с каждой стороны
сверху и снизу по шести, но одновременно функционируют 1 или 2;
стирающиеся передние зубы последовательно замещаются задними. Молочных,
т. е. вертикальных, предшественников коренные зубы не имеют. Они
построены по типу так наз. сложных зубов, т. е. состоят из
многочисленных поперечных пластинок (складок) дентина, покрытых эмалью и
спаянных цементом. Исходной формой, из которой постепенно выработалось
такое строение зубов, являются зубы мастодонтов. У древнейших видов
жевательная поверхность их покрыта поперечными рядами бугров, одетых
толстым слоем эмали. - У более новых форм число поперечных рядов
бугорков становится больше; сами бугорки, сливаясь друг с другом,
превращаются в поперечные складки, их эмалевый слой утончается, а в
углублениях между ними отлагается цемент. Подобное же строение имеют
зубы некоторых ископаемых С.; у других, а также у современного
африканского С. складки дентина становятся выше, оставаясь сравнительно
немногочисленными и широкими; наконец, у азиатского С. и некоторых
ископаемых, в том числе у мамонта, складки дентина наиболее узки, высоки
и сближены друг с другом и число их достигает своего maximum. Позвонков
у р. Elephas 7 шейных, 19 - 21 спинных, 3 - 4 поясничных, 4 крестцовых и
26 - 33 хвостовых. Ключиц нет. Бедренные и плечевые кости отличаются
своей длиной сравнительно с остальной частью конечностей. При спокойном
положении животного они имеют вертикальное направлениe. Локтевая и
лучевая кости вполне самостоятельны так же, как и большая и малая
берцовые; локтевая массивнее лучевой и перекрещивается с нею. Кисть и
стопа коротки; наиболее развит 3 палец; число фаланг полное, за
исключением первого пальца, состоящего из 1 фаланги; число копыт не
всегда отвечает числу пальцев (5). Головной мозг по форме своей
напоминает мозг грызунов; большие полушария имеют много извилин; они не
прикрывают мозжечка. Верхних полых вен две. С обеих сторон имеется по
надартериальному бронху. Желудок простой, печень небольшая без желчного
пузыря, слепая кишка чрезвычайно сильно развита. Семенники остаются в
брюшной полости. Матка двурогая. Плацента зонарная (поясная) с
отпадающей оболочкой (decidna). Остатки древнейших представителей рода
Elephas найдены в верхнем миoцене Остиндии (Е. insignis, Е. cliftii); по
строению коренных зубов они приближаются к мастодонтам. В Европе
появились в плиоценовую эпоху С., напоминающие строением зубов
современного африканского (Е. meridionalis в Италии и Франции). Среди
плиоценовых форм Индии Е. planifrons соответствует европейскому Е.
meridionalis, тогда как другие (Е. hysudricus) представляют точное
родство с современным азиатским С. В четвертичный период появляются
формы, коренные зубы которых построены по типу азиатского С.: Е.
primigenius, Е. armeniacus в Старом Свете и Е. columbi в Америке. Рядом
с ними продолжают существовать в Европе и формы типа африканского С. (Е.
antiquus, Е. mnaidriedsis, Е. melitensis), но они сосредоточены в
области Средиземного моря, тогда как формы азиатского типа (Е.
primigenius) пользовались широким географическим распространением по
всему европейско-азиатскому материку. Формы африканского типа вымерли
раньше форм азиатского. Мамонт и родственные формы (Е. columbi) были в
ледниковую эпоху современниками доисторического человека в Европе и в
Америке. Д. Педашенко.
Слон (Elephas) - единственный современный род отряда хоботных
(Proboscidea) млекопитающих с двумя видами Е. indicus (азиатский С.) и
Е. africanus (африканский С.). Азиатский слон. Длина тела от конца
хобота до конца хвоста 7 метров, из. которых 2 приходятся на хобот и 1,5
на хвост; высота у загривка до 3 метров. Вес крупных экземпляров до 4000
килогр. Сложен массивнее африканского. Ноги толсты и сравнительно
коротки. Широкий лоб, вдавленный посередине и сильно выпуклый с боков,
имеет почти отвесное положение; его бугры представляют высшую точку
тела. Уши средних размеров, неправильной четырехугольной формы, с
несколько вытянутым кончиком и завороченным внутрь верхним краем. Бивни
значительно меньше, чем у африканского С., длиною до 1, 6 метр., весом
до 20 килогр. Они развиваются только у самцов, редко у самок. Копыт на
передних ногах 5, на задних 4. Водится к югу от Гималайского хребта и на
о-вах Цейлоне, Суматре, Борнео. С. Суматры несколько отличаются от
материковых и, может быть, представляют особую разновидность. В Индии
различают 3 породы или вернее 3 сорта особей, так как они встречаются
все вместе в одном стаде и находятся друг с другом в кровном родстве.
Наиболее ценится "Кумириа", который отличается массивным телосложением и
толстой кожей, широкой грудью, сильным хоботом, плоской, понижающейся
назад спиной и короткими ногами. Наименее - "Мирга", легче сложенный, с
узкой грудью, маленькой головой и слабым хоботом, выпуклой спиной и
длинными ногами. Особи "Двазала" занимают середину по своим наружным
признакам и своим качествам и составляют во всех стадах громадное
большинство (до 90%). Рассказы о белых слонах представляют вымысел.
Альбиносы составляют среди С. большую редкость и служат в Cиаме до
известной степени предметом культа. Обыкновенно они только немного
светлее и имеют несколько еще более светлых пятен. Лучшие экземпляры их
были бледного красновато-бурого цвета с бледножелтой радужной оболочкой
и редкими белыми волосами на спине. Африканский С. гораздо крупнее
азиатского и достигает до 5 метров высоты. Тело его относительно короче
и покоится на более длинных ногах, грудь узкая. Лоб суженный кверху и
скошенный назад, благодаря менее сильному развитию воздушных полостей в
лобных костях. Спина выпуклая. Кожа голубовато-аспидного цвета и
образует более крупные складки. Громадный плоские уши неправильной
пятиугольной, почти полулунной формы прикрывают шею и плечи и почти
касаются друг друга как на затылке, так и под горлом. Бивни гораздо
крупнее, чем у азиатского С. и большею частью развиваются и у самок, но
у них они несколько меньших размеров, чем у самцов. Вполне развитые
бивни имеют обыкновенно от 2 до 2, 5 метров длины, при 30 - 50 килогр.
веса. Самые длинные из доставленных в Европу бивней имели до 3 метров
длины при сравнительно незначительном весе (44 килогр.), благодаря их
тонкости; самые тяжелые - весили до 144,5 килогр. при 2,27 метров длины.
Копыт на передних ногах 4, на задних 3. Водится в тропической Африке к
югу от Сахары от озера Чад до озера Нгами. С. населяют большие леса и
держатся преимущественно поблизости воды. Они любят тепло и влагу, но не
боятся и холода. Питаются исключительно растительной пищей; они не
только объедают на деревьях листья и почки, но даже молодые ветви и
кору. Живут стадами обыкновенно в несколько десятков голов, и по
рассказам путешественников - и до 1000. Вожаком стада всегда служит
самка. Громадное количество необходимой С. пищи (до 365 кило свежей
зелени и до 16 ведер воды) заставляет их постоянно кочевать с места на
место; при этом их не останавливают ни высокие горы, в которых они
отыскивают самые удобные перевалы, ни реки, которые они легко
переплывают, ни песчаные равнины. Обыкновенным шагом С. проходит 4 - 6
килом. в час и легко пробегает 15 - 20 километр. Продолжительность жизни
С. предполагают около 150 лет. Вполне вырастает С. в 25 лет, но половая
зрелость наступает у самца в 20 лет, у самки в 16. Беременность длится
18 - 22 месяца. Новорожденный имеет около 90 стм. высоты. Основные
душевные качества С. - добродушие и трусливость. Ожесточенных битв между
самцами не наблюдали. Пойманные С. делают только слабые попытки
освободиться, вовсе не соответствующие их громадной силе. Рассказы об
уме С. страдают преувеличениями; в этом отношении С. далеко уступают
обезьянам. Они легко приручаются и чрезвычайно послушны. Результатом
этих качеств являются многие из тех поступков, в которых хотят видеть
проявление ума. Во всяком случае в диком состоянии С. обнаруживают
гораздо меньше находчивости, чем в прирученном. Только в период течки
прирученные самцы становятся неукротимы и опасны. В Индии С. держат
главным образом в качестве домашних вьючных животных. Взрослый С. может
нести до 1000 килограммов. Ловят С., оцепляя целое стадо на пространстве
нескольких километров и загоняя его затем в наскоро выстроенный из
бревен и кольев загон. Для ловли пользуются также помощью дрессированных
самок, которые, под руководством вожаков, подходят к дикому самцу,
окружают его и не отстают от него в течение нескольких дней, если им
только не удается увлечь его за собой. Самца стараются утомить и когда
он засыпает - вожаки связывают ему задние ноги и привязывают их к
дереву. Приручение состоит в том, что пойманное тем или другим способом
животное держат на привязи, пока оно не привыкнет к ручным слонам и к
человеку. Это требует немного времени и измученный невольник вполне
отдается во власть вожака. В Индии сравнительно мало охотятся на С. для
добывания слоновой кости. Эта охота процветает в Африке и так как она
имеет хищнический характер, то С. здесь несомненно близятся к полному
истреблению. Из 868000 килогр. слоновой кости, поступившей на мировой
рынок в 1879 - 83 годах, Африка доставила 848000, что по разным расчетам
соответствует 47000 - 65000 животным. Средний вес бивней при этом все
больше и больше понижается (с 10,3 килогр. в 1881 г. до 7,6 килогр. в
1886). Большие бивни становятся редки. Д. Педашенко.
Служебник - название употребляемой священником и диаконом в правосл.
церкви книги, содержащей в себе главные церковные службы - литургии (св.
Иоанна Златоуста, Василия Вел., преждеосвященных даров), отчего эта
книга также носит название "литургиарион". Кроме того, в С. иногда
помещается "устав, како служити диакону со священником великую вечерню и
утреню", обыкновенно печатаемый в других книгах церковных (Типиконе и в
двух первых главах Октоиха). Наконец, С. содержит в себе
чинопоследования, совершаемые вместе с богослужениями дневными, именно:
чин благословения колива, чин над кутиею, чин литии по усопшим, молитвы
по причащении. В С. помещаются также некоторые изменяемые части вечерни,
утрени и литургии, именно отпусты, прокимны апостолов, алилуиарии и
причастны. Так как отпусты должны содержать в себе поминовение имен
святых, чествуемых в данный день, то при С. печатается церковный
месяцеслов, к которому присоединяются прокимны, аллилуарии, причастны из
месячной Минеи, Минеи Общей, Триоди и Октоиха. В конце С. печатается
"учительное известие" священнику и диакону на бедственные, внезапные и
вообще недоуменные случаи, могущие возникнуть неожиданно во время
богослужения. В русской церкви С. был одною из первых книг
богослужебных. Древние наши С. не всегда были согласны между собою. Этим
было вызвано исправление С. на соборе 1665 г. Исправление продолжалось и
позже, и состояло главным образом в изменении словосочинения и в замене
слов менее употребительных более употребительными.
С. архиерейский. Так как каждый архиерей на совершаемой им литургии
может совершать свойственные лишь ему священнодействия (посвящения в
церковные степени, освящение антиминса и т. п.), то имеется особая
книга, в которой к главному содержанию С. общего присоединяются
молитвословия, не существующие в других богослужебных книгах, почему
этот С. называется также "чиновник архиерейского священнослужения".
Слух - С. есть специальная функция уха, возбуждаемая колеблющимися
телами в окружающей среде - воздухе или воде. В слуховом аппарате мы
имеем дело с нервом специального чувства - слуховым нервом; с конечными
органами, приспособленными к восприятию звуковых колебаний,
расположенными во внутреннем ухе, т. е. в лабиринте. Это Кортиев орган в
улитке и эпителиальные приспособления с maculae и cristae acusticae в
преддверии и ампулах полукружных каналов и, наконец, с вспомогательным
аппаратом, усиливающим полезность этого органа чувства - это ушная
раковина, наружный слуховой проход, барабанная перепонка с системой
слуховых косточек и управляющих ими мышц. Ствол слухового нерва не
способен возбуждаться звуковыми колебаниями воздуха или воды и для этого
снабжен периферическими нервными окончаниями во внутреннем ухе,
воспринимающими эти колебания и переводящими их в форму возбуждения
слухового нерва; но и это не повело бы ни к чему, если бы слуховой нерв
не доводил этого возбуждения до специальных слуховых центров мозга, где
оно перерабатывалось бы в форму слухового ощущения. Сущность вопроса
лежит следовательно в процессах, протекающих в периферической и
центральной части органа С. Вопрос о физиологии С. сосредоточивается на
функциях периферического слухового аппарата, самые деятельные части
которого лежат в глубине, в слое эндолимфы, под охраной костных частей
основания черепа. Звуковые волны могут достигать эндолимфы лабиринта или
путем прямого проведения через черепные кости, или через специальные для
этого проводящие пути слухового аппарата, а именно через барабанную
перепонку с ее придатками. К таким придаткам относятся наружное ухо с
ушной раковиной и наружным слуховым проходом, проводящими звуковые
колебания воздуха до барабанной перепонки и среднее ухо, с системой С.
косточек, передающих дрожания барабанной перепонки эндолимфе лабиринта.
Ушная раковина собирает звуковые волны и направляет их в наружный
слуховой проход. У человека ни форма ушной раковины, ни сравнительная
неподвижность ее не позволяют ей играть роль собирательной воронки и она
имеет лишь значение в определении направления звуков. Гораздо большее
физиологическое значение имеет наружный слуховой проход; он передает
звуки к барабанной перепонке через заключенный в нем столб воздуха и
кроме того через свои хрящевые и костяные стенки проводит звуковые
колебания к костям черепа и через них к эндолимфе лабиринта. Выделяемая
серными железами слухового прохода так наз. ушная сера служит,
по-видимому, тому, чтобы задерживать посторонние тела, проникающие в
слуховой проход, мешать засорению его и повреждению барабанной
перепонки. Той же цели служат вероятно в известной степени и крупные
волоски, находящиеся при входе в слуховой проход. Достигающие до
барабанной перепонки звуковые волны приводят ее в колебание. Барабанная
перепонка, имея воронкообразную форму, центр которой вдавлен, а боковые
части слегка выпуклы наружу, и будучи натянута, представляется особенно
впечатлительной к звуковым колебаниям. Своими колебаниями барабанная
перепонка приводит в движение цепь слуховых косточек, соединенную с ними
перепонку овального отверстия, далее эндолимфу ушного лабиринта, а через
нее колебания передаются нервным окончаниям слухового нерва. Самый
механизм передачи движений барабанной перепонки жидкости лабиринта по
цепи слуховых косточек производится следующим образом: из анатомического
расположения слуховых косточек (молоточка, наковальни, чечевички и
стремечка) видно, что они составляют не прямой, а ломаный рычаг, точка
опоры которого находится на месте прикрепления связок короткого отростка
наковальни к задней стенке барабанной полости, точка приложения силы в
конце рукоятки молоточка, упирающемся в барабанную перепонку, а точка
сопротивления в месте приложения подошвы стремени к перепонке овального
окошечка. Когда воздушный толчок двигает барабанную перепонку внутрь, то
стремечко идет в том же направлении, но делает меньший размах; но в силу
законов рычага потеря в амплитуде колебаний стремечка вознаграждается
нарастанием силы его действия. Сочетанием слуховых косточек в рычажную
систему вполне обеспечивается проведение звуковых волн извне в полость
лабиринта и без изменений их силы, высоты и тембра. Но существуют еще
нервномышечные придатки, усиливающие остроту С. - это слуховые мышцы.
Весьма вероятно, что мышца, напрягающая барабанную перепонку, находится
в беспрерывном, слабом тоническом возбуждении и поддерживает известную
степень вогнутого состояния барабанной перепонки, повышающего ее
чувствительность к падающим на нее звуковым волнам; но выгоды временных
натяжений и расслаблений перепонки этой мышцей не исчерпываются
сказанным; так как с натяжением любой перепонки увеличивается число ее
колебаний, то понятно, что сокращение мышцы, напрягающей барабанную
перепонку, уменьшая амплитуду ее колебаний, должна настраивать ее на
восприятие более высоких звуков, т. е. с большим числом колебаний, и
наоборот; это своего рода аккомодационный механизм уха к звукам
различной высоты. Эта же мышца может действовать также и в качестве
заглушителя при падении на нее слишком сильных звуков, напр. при
пушечных выстрелах, и тем предохранять ее от возможных разрывов.
Наконец, она может препятствовать усиленному выпячиванию барабанной
перепонки наружу при сильном повышении давления в барабанной полости.
Мышца, напрягающая барабанную перепонку, иннервируется веткой
тройничного нерва. Мышцы, расслабляющей барабанную перепонку, не
существует и за нее принимали часть связочных поддержек молоточка.
Стремянная мышца (m. stapedins) управляет движениями стремени так, что
мешает его основанию сильно углубляться в овальное окно при сильных
колебаниях барабанной перепонки. Она иннервируется веткой личного нерва.
Огромное значение для нормальной деятельности барабанной перепонки имеет
Евстахиева труба, поддерживающая равновесие между давлением наружного
воздуха и тем, которое существует в барабанной полости. Несмотря на все
это, разрушение барабанной перепонки, а также и слуховых косточек, за
исключением только стремени, не уничтожает совершенно С., а лишь
значительно притупляет его. Когда же разрушается и стремя наступает
полная глухота: это происходит потому, что разрушение стремени столь
близко связанного с перепонкою овального окошка обыкновенно
сопровождается и разрывом этой перепонки и вытеканием жидкости
лабиринта, без коей немыслимо звуковое возбуждение нервных окончаний
слухового нерва в лабиринт. Внутреннее ухо (лабиринт и нервные
окончания). Колебания, передаваемые стременем жидкости лабиринта, должны
распространяться из преддверия в оба главных аппарата лабиринта, т. е. в
улитку и в полукружные каналы, а именно волна распространяется из
преддверия по Scala vestibuli улитки и спускается по Scala timpani и
ударяется о перепонку круглого окна. На этом пути эти колебания жидкости
лабиринта приводят в соколебание основную перепонку с лежащим на ней
Кортиевым органом и внутренними и наружными волосяными клеточками, в
которых заканчиваются отдельные нити улиточной ветки слухового нерва. С
другой стороны, колебания жидкости преддверий, распространяясь по нем и
полукружным каналам, вызывают колебания слуховых волосков в maculae и
cristae ампул полукружных каналов и перепончатого мешка преддверия, а
через них возбуждаются связанные с ними нити преддверной ветви слухового
нерва. Эти ветви заканчиваются в периферическом аппарате, причем в
maculae и cristae вся толща выступов состоит из плотной массы лежащих
вперемежку клеток нервных и цилиндрического эпителия, кончающихся на
свободным конце твердым волоском, а другим глубоким концом переходящим в
нить слухового нерва. Поверх волосков лежит тонкая пленка, а на ней в
мешке песчинки из углекислой извести, так назыв. отолиты. Таким
устройством гарантируется чувствительность нервных окончаний в maculae и
в cristae к звуковым колебаниям и быстрое прекращение этих колебаний
перепонкой с лежащими поверх нее отолитами, играющей вероятно роль
заглушителя. Кортиев орган, в котором заканчиваются волокна улиточного
нерва, состоит из волокон основной перепонки, играющих, по-видимому,
роль струнного аппарата; Кортиевых дуг, составляющих опорный аппарат для
концевых разветвлений улиточного нерва, и специальных нервных окончаний
улиточного нерва. Основная перепонка (membrаnа basilari), сильно
натянутая по направлению радиусов улитки и более свободная в продольном
направлении, т. е. вдоль спирали улитки, состоит из ряда
лучисто-расположенных полос. Она представляет своеобразный струнный
аппарат, резонирующий различными своими волокнами на звуки различной
высоты, причем отдельные волокна отвечают созвучными колебаниями только
на определенные внешние звуки, число колебаний коих отвечает собственным
колебаниям этих волокон. Основная перепонка с своими волокнами была бы
таким образом своеобразным анализатором звуков, разлагающим сложные
звуки на составляющие их простые тоны, на основании законов резонанса
или созвучных колебаний. Вызываемые при этом колебания волокон основной
перепонки действуют на наложенные на нее образования, т. е. на Кортиевы
дуги и периферические окончания улиточного нерва, т. е. волосяные
клетки, и вызывают возбуждение слухового нерва, дающее в результате
слуховые ощущения. Кортиев орган устройством своим крайне приспособлен
для поддержки в раздельном виде периферических разветвлений улиточного
нерва. Так, задние и передние столбики Кортиева органа, имеющие вид
кровельных стропил с отростками, направленными вперед и назад по всей
длине улиточного хода, плотно прилегают друг к другу и оставляют между
собою отверстия, через которые идут нервные волокна. Таким образом из
прилегающих друг к другу Кортиевых дуг образуется род туннеля, через
который перекинуты нервные волокна, направляющиеся к самым последним
окончаниям улиточного нерва. Наиболее существенной, воспринимающей
частью слухового аппарата являются нервные волосистые клетки, в которых
заканчиваются волокна улиточного нерва. Нижними отростками своими они
связаны со струнами основной перепонки, причем один ряд этих клеток
лежит позади Кортиевых дуг, а три других
- впереди от них. Верхний же конец этих нервных клеток усажен
волосками, прикрытыми сверху толстой крышечной перепонкой, играющей, по
всей вероятности, роль заглушителя. Всех этих волосистых нервных клеток
имеется в каждой улитке человека от 16000 до 20000, причем основанием
для клеток служит не одна, а три струны. Если принять 12000 за
наименьшее число нервных волосистых клеток и считать, что для восприятия
одного тона предназначены 4 клетки, лежащих на одной и той же струнной
единице, то улитка человека была бы способна улавливать по меньшей мере
3000 тонов. Если Кортиев орган во всей его совокупности представляет у
высших млекопитающих и человека специальный орган для воспринятая
сложных звуков, то в устройстве его должны быть даны все те механические
условия, какими определяется все три основных свойства звуков: их сила,
высота и тембр. Первая, т. е. сила звука обусловливается амплитудой
колебаний волокон основной перепонки; чем сильнее вызванные внешним
звуком колебания этих волокон, тем сильнее должны раздражаться волосяные
клеточки, а вместе с ними окончания в них слухового нерва и тем сильнее
будет возбуждение, а чрез это и слуховые ощущения. Для восприятия тонов
различной высоты дана довольно длинная шкала струн основной перепонки
различной длины, рассчитанная на восприятие не менее 3000 звуков
различной высоты; наконец, в том же струнном аппарате основной перепонки
даны условия для возникновения тембра звуков; так как с одной стороны
тембр звуков зависит от примеси к основному тону звуков различных
обертонов, а с другой - струнный аппарат Кортиева органа, как
резонирующий анализатор, воспроизводит колебания, соответствующие не
только основному тону, но и обертонов, то этим даны все условия для
возникновения в слуховом ощущении и той стороны его, которая
характеризуется словом тембр .
Главным условием для образования слухового ощущения является то,
чтобы колебания звучащего тела повторялись не менее чем 30 раз в
секунду; более медленные колебания можно чувствовать, но не слышать,
если только эти колебания простые, т. е. дают чистый тон. Когда же этот
основный тон, в сущности не слышимый, сопровождается обертонами, то
можно слышать последние и ошибочно утверждать, что слышим основный тон.
Тон от органной трубы, делающей 33 колебания в сек., дает ощущения
низкого жужжания, а с 40 колебаний в секунду тон делается совершенно
ясным и способность различать высокие тоны прекращается приблизительно
для большинства людей при 16000 колебаний в секунду. Способность
различать один тон от другого неодинакова у различных людей; в то время
как музыкальное ухо, т. с. люди с чутким наупражнявшимся ухом, замечают
разницу, зависящую от полу или четверти вибраций в секунду, другие с
тупым С. не различают тонов с разницею даже в несколько целых вибраций в
секунду.
Таковы условия возбуждения слухового ощущения в периферическом
слуховом аппарате; что же касается превращения возбуждения окончании
слухового нерва в осмысленное слуховое ощущение, то это является для нас
совершенно таинственным актом полушарий головного мозга.
Слуховые следы, слияние слуховых ощущений. Опыт доказывает, что
вызываемое каким-нибудь коротким звуком ощущение длится некоторое время
в виде следа уже по прекращении внешнего вызвавшего его толчка. Поэтому
два достаточно быстро следующих друг за другом звука дают одиночное
слуховое ощущение, являющееся результатом их слияния. Но слуховые следы
оказываются более кратковременными, нежели зрительные: в то время как
последние сливаются уже при десятикратном повторении в секунду, для
слияния слуховых ощущений требуется повторение их не менее 130 раз в
секунду. Другими словами, световой след длится 1/10 сек., тогда как
слуховой около 1/130 секунды. Слияние слуховых ощущений имеет огромное
значение в области восприятия звуков и в вопросах о консонансе и
диссонансе, играющих такую огромную роль в музыке.
Энтотичесткие явления. В силу закона и специфической энергии органов
чувств, нам известно, что каким бы способом ни раздражать любую из
частей слухового аппарата, в результате получаются слуховые ощущения той
или другой силы и характера. Следовательно, к этому могут вести всякие
формы раздражения как периферического слухового аппарата и слухового
нерва, так и самих слуховых центров в серой коре мозговых полушарий; к
этим влияниям могут быть отнесены нарушения кровообращения в сфере
слухового аппарата, катаральные, воспалительные состояния различных его
частей, давления опухолью или костяными наростами, тетонические и
прерывистые сокращения внутренних слуховых мышц, вызывающих движение
слуховых косточек, а через это - колебания в перилимфе лабиринта и даже
колебания барабанной перепонки. Отсюда - различные шумы, звуки в ушах
без всякой внешней объективной причины, звуки чисто субъективные,
энтотические. На этой же почве развиваются различные слуховые иллюзии и
даже галлюцинации, в особенности, когда ко всему этому присоединяется
еще центральное раздражение слуховых центров.
Проецирование наружу слуховых ощущений. Как бы ни возникали слуховые
ощущения, мы относим их обыкновенно во внешний мир и поэтому причину
возбуждения нашего С. мы всегда ищем в колебаниях, получаемых извне с
того или другого расстояния. Эта черта в сфере С. выражена гораздо
слабее нежели в сфере зрительных ощущений, отличающихся своей
объективностью и строгой пространственной локализацией и, вероятно,
приобретается также путем долгого опыта и контроля других чувств. При
слуховых ощущениях, способность к проецированию не может достигнуть
столь высоких степеней, как при зрительных ощущениях благодаря
особенностям строения слухового аппарата: а именно: 1) звучащему в самом
внутреннем ухе струнному аппарату Кортиева органа и 2) недостатку
подвижности всего слухового аппарата, резко ограничивающего его
способность к пространственной локализации. Первое условие должно
поневоле несколько затруднять свободу проецирования звуков наружу,
отделения их от действительно звучащих струн Кортиева органа в самом
ухе. Второе же, являясь прямым последствием анатомического расположения
слухового аппарата и недостатка в нем мышечных механизмов, лишает его
возможности точных пространственных определений, так как известно то
огромное значение, какое играет мышечное чувство во всех
пространственных определениях. Всем этим легко объясняется почему
объективирование и пространственная локализация в сфере С. далеко
отстает от того, что наблюдается в сфере зрения.
Суждения о расстоянии и направлении звуков. Наши суждения о
расстоянии, на котором издаются звуки, являются весьма неточными, в
особенности при завязанных глазах, когда не видишь источника звуков. Это
в особенности относится к неизвестным нам звукам; знакомые же звуки
представляются нам тем более близкими, чем они громче, и наоборот. Опыт
показывает, что мы менее ошибаемся в определении расстояния шумов,
нежели музыкальных тонов. Относительно суждения о направлении звуков, то
и эта способность оказывается у человека ограниченной; не имея подвижных
и удобных для собирания звуков ушных раковин, он в сомнительных случаях
прибегает к движениям головы и ставит ее в положение, при котором
наилучше различаются звуки и локализирует звук в том направлении, с
которого он слышится сильнее и яснее. И. Тарханов.
Случай (casus) - в гражданском праве событие, которое наступает не в
силу направленной на него воли лица и не может быть предусмотрено при
данных условиях и требуемой правом заботливости относительно чужих вещей
и исполнения своих обязанностей. С. в праве противополагается вина лица
; от него отличают также понятие силы неопределимой. Так как по общему и
основному принципу устройства современного гражданского общества каждый
член его действует на свой страх и риск, как относительно своей
личности, так и своего имущества, то никто не может быть обязан к
возмещению ущербов, причиненных случаем. Отсюда старый принцип
ответственности, выражаемый словами: Casum sentit dominus
(ответственность за С. падает на собственника имущества), или теперь
более точно: Casus a nullo praestantur (за С. никто не ответствен).
Однако последовательное проведение этого принципа встречает препятствие
в современной организации ответственности по обязательствам из
двусторонних договоров. Взгляд на двусторонние договоры, как состоящие
из двух самостоятельных договоров и обязывающие, след., кредитора к
уплате должнику вознаграждения, несмотря на то, что со стороны
последнего исполнение невозможно, считается в настоящее время
несправедливым не только для договоров, в которых вознаграждение должно
быть уплачено по выдаче вещи или оказании услуги (римск., франц.,
прибалт.), но и для всех остальных (общегерм.). При применении этого
взгляда возмездный по принципу двусторонний договор обратился бы в
сущности в безвозмездный. Перелагая, поэтому, страх за потерю вещи на
должника, новые законодательства обращают в его пользу и выгоды, от
потери происшедшей (напр. страховую премию), что уравновешивает до
известной степени тяжесть ответственности. Составители русского проекта
об обязательствах отрицают при этом право, предоставляемое кредитору
общегерманским уложением, по которому кредитор может, уплатив полное или
частичное по соразмерности вознаграждение, взять себе выгоды, связанные
с погибшим предметом, или его остатки. В силу начала взаимности,
проникающего современные двустоpонниe договоры, невозможность исполнения
обязательства одною стороною должна повлечь за собою разрушение
обязанностей и прав другой. Составители русского проекта
обязательственного права, при случайной гибели предмета, отказывают,
поэтому, должнику в праве на вознаграждение с кредитора и обязывают
первого к возврату полученного. При частичной гибели предмета кредитору
предоставляется право требовать исполнения обязательства в другой части,
с соответствующим вознаграждением. Действующее русское право не содержит
специальных постановлений об ответственности за С. при двусторонних
договорах; но из общей конструкции последних и признания моментом
перехода собственности акта совершения куплипродажи следует, что у нас
должно было бы строго действовать правило casum sentit dominus. Судебная
практика, однако, не держится по-видимому, этого вывода, связывая страх
за гибель с моментом возможности непосредственного воздействия на вещь
со стороны кредитора (реш. 1875 г. № 954). - Кроме двусторонних
договоров, общее правило: casus a nullo praestantur может подлежать
отмене по специальному соглашению сторон, когда одна берет на себя страх
за гибель, обыкновенно лежащий на противнике, а также по договорам,
имеющим специальной целью возмещение ущерба, причиненного случайной
гибелью или повреждением вещей (страхование). По закону ответственность
за С. налагается, в виде наказания, при промедлении в исполнении
обязательства и при обязанности возвратить вещь, полученную незаконным
путем. Особые правила установлены по отношению к вознаграждению за вред
и убытки , причиненные железными дорогами, пароходными сообщениями и
предпринимателями вообще; здесь существует ответственность за случай, за
исключением непреодолимой силы. См. ст. Casus в "Rechtslexicon"
Holtzendorf'a и объяснения к 24 русского проекта об обязательствах (т.
1). В. Н.
Случевский (Константин Константинович) - известный поэт. Род. в 1837
г. в дворянской семье. Окончив курс в 1-м кадетском корпусе, служил в
гвардии, затем поступил в академию генерального штаба, но в 1861 г.
оставил военную службу и отправился за границу. Несколько лет учился в
Париже, Берлине и Гейдельберге, где в 1865 г. получил степень доктора
философии. Вернувшись в Россию, служил по минист. внутр. дел и госуд.
имуществ. С 1891 г. главный редактор "Правительственного Вестника".
Состоит также членом совета главного управл. по делам печати и имеет
придворное звание гофмейстера. Литературную деятельность начал в
"Общезанимательном Вестнике" 1857 г., затем помещал стихи в
"Иллюстрации", а в 1860 г. появляется с целым рядом стихотворений в
"Современнике" и "Отеч. Записках". Они сразу обратили на себя большое
внимание. Мнение критики в оценке произведений молодого поэта
разделились. Таких выдающихся эстетических ценителей, как Тургенев и
Аполлон Григорьев, они привели в восторг. Эти восторги вполне понятны,
потому что к числу первых стихотворений С. принадлежат "Статуя",
"Весталка", "Мемфисский жрец" и др., до сих пор остающиеся лучшими
произведениями С. Звучный, красивый стих, пластичность образов, ясность
настроения давали основание надеяться, что из дебютанта выработается
серьезная поэтическая сила. Аполлон Григорьев, с свойственным ему
отсутствием меры, превозносил талант С. в таких преувеличенных
выражениях, что вызвал столь же неумеренные нападки влиятельной тогда
"Искры", которая начала выуживать у С. неудачные выражения и сделала его
мишенью злых и остроумных насмешек. Гонение "Искры" болезненно
подействовало на поэта: он исчезает со страниц журналов и только в 1866
г. выпускает три полемические брошюры против теорий Чернышевского и
Писарева, под общим заглав.: "Явления русской жизни под критикою
эстетики" (СПб., 1866 - 67). На стихотворное поприще С. возвращается
только в 1878 г., выпустив особым приложением к новогоднему № "Нового
Времени" поэму: "В Снегах". Успех поэмы, в которой есть красивые места,
(встреча 12 витязей-месяцев у костра), поднял настроение автора, и он
деятельно начинает печатать в разных журналах лирические стихотворения,
поэмы, мистерии, баллады и др., которые были собраны в 4 книжках (СПб.,
1881 - 90), а затем вошли в состав "Сочинений К. К. Случевскаго", изд.
А. Ф. Марксом, в 6 т. (СПб., 1898). С. написал также ряд повестей и
рассказов, собр.. в книжках "Виртуозы" (СПб., 1882), "Застрельщики"
(СПб., 1883), "33 рассказа" (СПб., 1887), "Профессор бессмертия" (СПб.,
1892), "Историч. картинки" (СПб., 1894) и в 5 и 6 т. "Собр. Сочинений".
Наиболее известен "Профессор бессмертия" - смесь беллетристики, не
особенно яркой, и чистоотвлеченных рассуждений на религиозно-философские
темы. Совершив несколько поездок по России в свите вел. кн. Владимира
Александровича, С. описал их в соч.: "По северу России. Путешествие Их
Имп. высоч. вел. кн.. Владимиpa Александровича и вел. кн. Марии
Павловны" (СПб., 1888) и "По северозападу России" (СПб., 1897). Для
сцены С. написал "Город упраздняется" (в сотруд. с В. А. Крыловым) и
"Поверженный Пушкин" (1899). Кроме того он напеч. "Книжки моих старших
детей" (М., 1890 - 92), брошюры: "Историч. значение св. Сергия" (М.,
1891), "Государств. значение св. Сергия и Троицко-Сергиевской лавры"
(М., 1889 и СПб., 1892) и др. Поэзия С. до сих пор вызывает такое же
разделение мнений, как и сорок лет тому назад. Группирующийся около С.
кружок поэтов (редакция юмористич. листка "Словцо" и альманаха
"Денница") ставит его очень высоко, называет "королем" современной
русской поэзии (Платон Краснов), посвящает ему особые книги (Аполлон
Коринфский, "Поэзия К. К. Случевского", СПб., 1900) и т. д.; но
значительная часть журналистики относится к С. холодно, а подчас и
насмешливо. При присуждении в 1899 г. Пушкинских премий Н. А.
Котляревский, которому II отд. академии наук поручило разбор
стихотворений С., высказался за назначение маститому поэту награды 1-го
разряда - полной премии, но большинство голосов постановило ограничиться
почетным отзывом. Неодинаковому отношению критики к С. вполне
соответствует неровность поэтических достоинств его стихотворений. Ни у
одного из наших поэтов с именем нет такого количества слабых
стихотворений. Недостатки доходят подчас до курьезов (хор в мистерии
"Элоа", начинающийся словами: "Была коза и в девушках осталась";
введение в русскую речь французского апострофа - "Ходят уши настр'жа и
мн. др.). Самый стих Случевского, в начале его деятельности звучный и
красивый, с годами стал тяжел и неуклюж, в особенности в стихах
полуюмористического и обличительного характера, (напр. "Из дневника
одностороннего человека"). В стихотворениях и поэмах мистического
характера ("Элоа" и др.) символизм и отвлеченность переходят иногда в
непонятность. Но вместе с тем, у С. есть несомненные и незаурядные
достоинства. Первое место в ряду их занимает полная самостоятельность. У
С. почти нет перепевов; все, что он пишет, носит отпечаток собственной
его душевной жизни. Стихотворением, поставленным во главе собрания его
сочинений, он сам называет себя поэтом "неуловимого", которое "порою
уловимо". В этом отношении он, в наиболее удачных из своих "дум",
напоминает Тютчева. Он ищет в "земном творении" "облики незримые, глазу
незаметные, чудеса творящие"; он убежден, что "не все в природе цифры и
паи, мир чувств не раб законов тяготенья, и у мечты законы есть свои".
Это дает ему в лучшие моменты творчества истинную внутреннюю свободу и
поднимает на большую высоту его лирическое настроение. В ряду лирических
стихотворений С. выдаются последние по времени произведения его музы
- "Песни из уголка", интересные по свежести чувства и бодрости духа,
черпающего свою бодрость именно в том, что "жизнь прошла", что поэт "ни
к чему теперь негоден", что "мгла" "своим могуществом жестоким" его не в
силах сокрушить, что "светом внутренним, глубоким" он может "сам себе
светить".
С. Венгеров.
Слюды (минер.) - этим именем называют группу минералов,
характеризующуюся необыкновенно совершенною спайностью: С. легко делятся
на чрезвычайно тонкие листочки. Гибкость и упругость отличают их от
других минералов, сходных по спайности со С., как напр. гипс, хлориты.
Твердость С. незначительна 2 - 3; уд. вес 2,7 - 3. Цвет весьма
различный. Крупные кристаллы весьма нередки, но грани образованы
несовершенно, что мешает точному определению углов между ними. От того
кристаллическая система С. сначала была определена неправильно. Общий
вид кристаллов приближается к ромбической или гексагональной системе, к
которым С. и были относимы. Точные оптические исследования показали, что
все С. принадлежат одноклиномерной системе. У всех С. плоскость
оптических осей почти перпендикулярна к плоскости спайности, идущей
параллельно третьему (основному) пинакоиду [001]. К этой же плоскости
почти перпендикулярно идет острая биссектриса, от того пластинки С. в
сходящемся поляризованном свете обнаруживают выходы оптических осей.
Угол расхождения оптических осей весьма различен (от О до 75°).
Относительно других граней пл. оптических осей у С. располагается
двояко: в одних она перпендикулярна второму пинакоиду (клинопинакоиду)
[010] - так называемые С. 1-го рода, у других она параллельна той же
плоскости - С. 2-го рода. Вследствие того, что при ударе пластинки С.
каким-нибудь острием на ней получаются трещины (в виде шестилучевой
звезды), из которых одна всегда параллельна плоскости [010], - является
полная возможность определить род С. и в тех случаях, когда не имеется
кристаллографических очертаний. В химическом отношении С. суть
алюмосиликаты главным образом - калия, магния, лития, натрия, реже
извести, железа. Кроме того в них содержится небольшое количество, воды,
а в некоторых представителях - фтор. Несмотря на многочисленные анализы,
до сих пор не установлены точные химические формулы С. По своему
составу, с которым находятся в связи оптические свойства С., делятся на
следующие роды: а) калиева С. или мусковит, b) литинистая С. или
лепидолит, с) магнезиальная С. или мероксен (также биотит), d) натровая
С или парагонит и е) известковая С. или маргарит (также жемчужная С.).
Мусковит по химическому составу приближается к формуле:
К2O.2Н2O.3Аl2O36SiO2 (45,3% кремнезема, 38,4 глинозема, 11,8 кали и 4,5
воды). Уклонения от этой формулы могут быть объяснены примесями
силикатов магнезиальной, натровой и других С. - Кристаллы мусковита
обыкновенно имеют форму шестиугольных таблиц; реже встречаются
пирамидальные. Нередки двойники, причем неделимые срастаются друг с
другом своими боками (по некоторой плоскости, лечащей в зоне [001]:
[110] и перпендикулярной к [001], или накладываются одно на другое
плоскостями [001]. Отношение кристаллических осей а : b : с = 0,5774 : 1
: 2,217; p = 84°55'. Кристаллы встречаются как вросшими, так и наросшими
на породе; в последнем случае они соединяются в друзы. Кроме того,
мусковит находится в скорлуповатых, листоватых, чешуйчатых агрегатах.
Бесцветен, белый, желтоватый, сероватый, красноватый и др., но вообще
слабой окраски; прозрачен. В оптическом отношении мусковит принадлежит
С. 1-го рода. Угол оптических осей колеблется от 40 до 70°. Мусковит
пользуется большим распространением в природе. Он составляет
существенную часть гранитов, гнейсов и слюдяных сланцев . Спорадически
встречается в других кристаллических сланцах, в зернистых известняках и
доломитах. Известен также в жилах. Характерным является его отсутствие в
новых изверженных породах. Лучшие кристаллы находятся на С.Готтардте,
о-ве Утё, Корнваллисе, штатах Мэй, Массачусет и др. В России отличными
штуфами мусковита славятся: д. Алабашка и Ильменские горы на Урале, pp.
Слюдянка и Онон в Нерчинском окр., о-в Паргас в Финляндии. Мусковит
нередко образует псевдоморфозы по различным минералам, содержащим в
своем составе глинозем и кремнезем: андалузиту, дистену, полевому шпату,
скаполиту, гранату, корунду и многим другим. При выветривании горных
пород, содержащих мусковит, последний изменяется весьма мало, почему и
входит в состав многих обломочных пород: песков, песчаников, глин,
суглинков и пр. В некоторых случаях мусковит может образоваться в
обломочных породах позднее, при превращении полевого шпата, если таковой
в осадочной породе находился. Мусковит весьма устойчив по отношению к
химическим реагентам; кислоты действуют на него весьма слабо. Точно
также он хорошо противостоит действию высокой температуры, почему и
употребляется вместо стекла в отверстиях печей, развивающих высокую
температуру; из мусковита приготовляют также цилиндры для ламп. розетки,
покровные пластинки для микроскопа и проч. Особенно больших размеров
пластинки мусковита, обращающиеся в торговле, происходят из Сибири и
Остиндии. Магнезиальная слюда изоморфна с калиевой С. Состав ее может
быть представлен (приблизительно) в виде смеси двух силикатов:
HK2Al3Si3O12 (мусковит) и 3Mg2SiO4 ; кроме того часть Mg может
замещаться Fe и Аl трехэквивалентным Fe. Магнезиальная С. чаще других С.
встречается в хорошо образованных кристаллах. Нередки и двойники по тем
же законам, как и у калиевой С. В оптич. отношении магнезиальная С.
является слюдою 2-го рода. Угол между оптич. осями очень мал, хотя
иногда достигает до 56° (видимый в воздухе). Окраска в общем темнее
мусковита: бутылочно-зеленый, темнозеленый, бурый и даже черный. В
разрезах, прошедших наклонно к базису, наблюдается резко выраженный
плеохроизм. Магнезиальная С. плавится легче калиевой, особенно более
окрашенные разновидности. Точно также и кислотами магнезиальная С.
разлагается легче калиевой. Магнезиальная С. еще более распространена,
нежели калиевая. Она входит в состав тех же пород, что и последняя; но
кроме того есть немало пород, которые лишены калиевой С., но содержат
магнезиальную, как напр. сиениты, порфиры и особенно новейшие
изверженные породы - андегит, трахит и др. Лучшие кристаллы
магнезиальной С. встречаются в вулканических бомбах Везувия, также в
Албанских горах и Лаахерском озере. Встречается также как вторичное
образование. Известны псевдоморфозы С. по скаполиту, гранату, особенно
по авгиту и роговой обманке. В породах осадочного происхождения
магнезиальная С. встречается гораздо реже калиевой, что объясняется ее
более легкою разлагаемостью сравнительно с последней. Кроме собственно
магнезиальной С. или биотита к той же группе принадлежат: флогонит,
большей частью красного или красно-бурого цвета, кристаллографически и
оптически тождествен с бютитом; аномит - магнезиальная слюда 1-го рода
(исключение из всех магнезиальных С.), и др. Менее распространены
остальные из указанных выше С. Лепидолит или литиниевая С. в хорошо
образованных кристаллах не известен; образует чешуйчатые агрегаты. Цвет
розовый или кровяно-красный от присутствия небольшого количества
марганца. Химический состав может быть выражен формулой F2KLAI2Si3O9
[49, 3 кремнекислоты, 27,8 глинозема, 12,8 кали, 4,1 лития, 10,4 фтора;
причем литий отчасти замещается натрием, а фтор (НО)]. Известен в
немногих местах в гранитах совместно с другими фторосодержащими
минералами - топазом, турмалином и проч. Местонахождение: Эльба,
Моравия, Урал. Сюда же относится цинвальдит. Натровая С. или парагонит
до сих пор найдена только в тонко чешуйчатых и плотных аггрегатах, со
свойствами мусковита. Состав аналогичен последнему: NaH2Al3Si3O12.
Месторождения: Тессинский кантон, Тироль, Верхнее озеро, Урал.
Известковая или жемчужная С. также не известна в ясных кристаллах;
образует мелкие таблички снежно-белого цвета с перламутровым блеском.
Листочки хрупки. Состав: H2СаАl4Si2O12; кроме того входят некоторые
количества натрия. Месторождения: Тироль, Шемонт, Урал (изумрудные
копи). Ср. Tschermack, "Sitzungsber. Ak. Wien" (1 отд., т. 76 и 78);
"Zeitsch. Kryst. " (т. 2 и 3);Bauer, "Zeitschr, geol.Gesellsch." (т.
26); Rammelsberg, "Ann. Chem. Phys." (N. F., т. 9); H. Кокшаров, разные
тома "Материалов для минер. России" и в "Мемуарах Импер. Акад. Наук"; Г.
Лебедев, "Учебник минералогии" (1890, вып. 1). П. З.

Слюда (техн.) - В технике слюда употребляется главным образом как
очень хороший изолятор электричества, не теряющий свои свойства при
нагревании даже до закаливания. Благодаря мягкости и гибкости листков
слюды, их можно разрезать ножницами и при помощи штампования. Такими
способами приготовляют прокладки для коллекторов динамомашин и других
частей; листы слюды служат для измерительных конденсаторов
(микрофарадо), а из измельченных обрезков в смеси с шеллаком
приготовляют искусственную изолирующую массу, так наз. "миканит".
Прозрачность и огнеупорность С. позволяет пользоваться ею для
керосиновых и коксовых печек: через пластинку С., вставленную в трубу
или заслонку, можно наблюдать за огнем не нарушая правильность тяги.
Мелкоистертая С., будучи примешана к краскам, придает им особый
бархатистый вид: это так наз. "брокатные краски", идущие на некоторые
сорта обоев и тому под. предметов. В смеси с коллодионом, порошок С.
служит для покрытия гипсовых фигурок, получающих от этого особый
серебристый оттенок, напоминающий перламутр.
Л. Лермантов.
Смерть - может быть рассматриваема как прекращение жизнедеятельности
организма и как прекращение жизнедеятельности клеток, его составляющих,
и наконец, как исчезновение из современной фауны целого вида. Таким
образом мы должны отличать: С. индивидуальную, С. тканей организма и С.
вида. С. индивидуальная есть прекращение функций, общих для всего
организма, но отдельные элементы его могут еще сохранять
жизнедеятельность долгое время. Так, белые кровяные клетки обнаруживают
в известных условиях способность к амёбоидному движению весьма долгое
время спустя после удаления их из организма. Реснички мерцательного
эпителия, выстилающего дыхательные пути дышащих воздухом позвоночных и
служащих для удаления мелких посторонних тел (пыли), попавших туда,
продолжают свои движения иногда несколько дней после того как сердце
перестало биться. Вырезанные мышцы, сердце - особенно у животных с
непостоянной температурой крови, сохраняют сократимость вне организма,
при известных условиях, весьма долгое время и т. п. С. вида, или
вымирание его, наступает или вследствие неблагоприятных условий, или
вследствие победы других видов в борьбе за существование. Изменение
климатических условий, напр. наступление ледникового периода, играло
весьма важную роль. Примером истребления одного вида другим может
служить истребление первобытным человеком мамонта, волосатого носорога,
живших в умеренном и даже холодном климате, а равно и многих других
гигантских животных. Обладает ли каждый вид возрастными изменениями, т.
е. проходит ли он фазы молодости, зрелого возраста и неизбежной старости
- как думают некоторые, не выяснено. Но мы знаем, что одни виды
являются, так сказать, конечными, и вымирают, не оставив
генеалогического потомства; другие, по мере изменения условий, лишь
видоизменяются и дают начало новым видам. Первые виды названы -
неадаптивными. Как С. особи, так и клетки, может быть естественная,
вследствие старения, и искусственная, вследствие внешних воздействий,
инфекций и т. п. причин. Говоря о С., как общем явлении, мы будем иметь
ввиду С. естественную. У одноклеточных животных С. индивида и С. клетки
- его составляющей, явления не только одновременные, но и тождественные.
Одноклеточные организмы размножаются делением и собственно ни одна
существенная часть их не погибает естественною С., если дело идет
нормальным порядком. Однако, и здесь, некоторые части организма, напр.
раковинка, часть ядра (макронуклеус), стебелек у стебельчатых инфузорий
могут не принимать участия в образовании нового поколения, но части эти
не являются существенными и важными. Однако, в колонии простейших
Volvox, как при половом, так и при девственном размножении, лишь
некоторое число клеток дает начало будущему поколению, а прочие клетки
погибают. Первые клетки являются половыми (в широком смысле слова),
вторые - клетками тела или соматическими. Также и у всех многоклеточных:
соматические клетки погибают, а половые дают начало будущим поколениям.
Таким образом соматические клетки предназначены для С., а половые - для
дальнейшей жизни. Многие думают, что половые клетки для дальнейшего
развития нуждаются неизбежно в обновляющем действии оплодотворения, если
не в каждом поколении, то через известное число поколений. Между
одноклеточными лишь немногие организмы, напр. бактерии, размножаются
бесконечно делением, а большинство также нуждается в обновляющем
действии коньюгации, без которой они вырождаются и гибнут. С этой точки
зрения, основанное на наблюдениях Бючли (Butschli), Moпa(Maupas) и др.,
С. соматических клеток есть неизбежное следствиe их неспособности к
обновлению путем коньюгации. Вейсманн (Weismann) думает, что С. вовсе не
есть неизбежное следствие самих жизненных явлений и постоянного
размножения клеток, а процесс выработавшийся вследствие приспособления в
интересах вида: если бы С. не уносила ослабленные и больные организмы,
то вид превратился бы в совокупность калек и уродов, что, конечно,
отразилось бы на его успехе в борьбе за существование. На причины,
которые препятствуют обновлению соматических клеток путем коньюгации,
смотрят различно и специализации соматических клеток придают наибольшее
значение. Существуют и другие воззрения на причины неспособности
соматических клеток к обновлению: Бючли допускает присутствие в половых
клетках особого фермента, обусловливающего их способность к дальнейшей
жизнедеятельности, и исчезновениe этого фермента в клетках соматических.
По Сабатье, соматические специализированные клетки теряют способность
уподоблять себе окружающих их вещества и созидать новые количества
протоплазмы, тогда как половые клетки сохраняют эту способность,
называемую Сабатье аморсной. Но в конце концов все эти предположения
мало объясняют сущность процесса и часто являются лишь перифразами одно
другого. Новый взгляд на старение и его последствие - С . высказал
Мечников. По его мнению, ближайшей причиной этого процесса являются два
довольно сходных явления: во-первых, разрастание соединительной ткани в
ущерб более деятельным тканям, играющим более важную роль в организме;
во-вторых, атрофия органов, а именно наиболее деятельных их частей,
сопровождающаяся поеданием этих частей при помощи фагоцитов. Вообще
соединительная ткань и белые кровяные клетки являются наиболее стойкими
частями организма и по мере ослабления прочих, менее стойких, но более
важных для отправления организма, частей - берут перевес над последними.
Интересно при этом отметить, что при борьбе с заразными болезнями
главную роль играют многоядерные лейкоциты, а при атрофии органов -
зернистые лейкоциты, которые могут сами видоизменяться, по мнению
некоторых, в клетки соединительной ткани, а также и фагоциты иного
происхождения. Так, при атрофии мышечной ткани участки саркоплазмы с
ядрами, заключенные в мышечных волокнах, получают самостоятельность и
поедают прочие части волокон. У низших позвоночных при атрофии яичек в
яичниках роль фагоцитов берут на себя окружающие их фолликулярные
клетки. При атрофии частей нервной системы происходит усиленное
разрастание опорной ткани (невролгии). Впрочем, в последнем случае, по
наблюдениям Нюнья (Pugnat), лейкоциты и соединительная ткань также
играют важную роль, а при атрофии в яичниках высших позвоночных (по
наблюдениям Отрошкевича), в том числе и у человека, также происходит
разрастание соединительной ткани в ущерб яйцевым фолликулам. Атрофия
органов происходит отнюдь не вследствие ухудшенного питания. Многие
органы начинают атрофироваться в весьма раннем возрасте, когда организм
полон сил, как напр. грудная или зобная железа человека, атрофия которой
начинается со 2-го года. Яички в яичниках атрофируются в течение всей
жизни. Из 36000 яичек, находящихся в яичнике 18-летней женщины, по
вычислению Генле, только 1/200 выйдет в матку, а прочие атрофируются
вместе с их фолликулами на месте. Органы, по Мечникову, защищаются от
фагоцитов выделением некоторых веществ, отталкивающих эти фагоциты. С
прекращением этого выделения органы поедаются фагоцитами, хотя бы они и
продолжали жить. Мы не можем покуда противодействовать прекращению
защитительных выделений, но, может быть, применив метод лечения
вытяжками, будем в состоянии обуздать фагоциты. Тогда органы, хотя и
ослабленные, будут жить долее и старость удлинится, что даст возможность
развиться "инстинкту С.". К концу дня человеку хочется спать и к концу
жизни должно придти, если не желание смерти, то примирение с ней. Если
этого не происходит, то потому, что люди умирают ранее, чем следует,
когда инстинкт С. не успеет развиться. Такова мысль Мечникова.
Несомненно, что во многих случаях, напр. при склерозе сосудов,
соединительная ткань, действительно, разрастается, а в почках и печени в
ущерб деятельным железистым частям, а равно несомненно участие фагоцитов
при атрофии многих органов. Но можно думать, что оба эти явления в
сущности вторичные и обусловливаются ослаблением деятельных частей
организма, коего причины мы точно не знаем. Затем, перерождение тканей
начинается и идет часто независимо от деятельности фагоцитов. Так, при
старческом изменении кожи и легких перерождению (коллоидному)
подвергаются эластические волокна соединительной ткани, и вообще
соединительно- тканный слой кожи тоньше у стариков, чем у молодых.
Перерождение обыкновенно, с отложением извести и жира - общее явление в
старости, а фагоцитоз явление сопровождающее. Отчасти указывает на это и
то обстоятельство, что органы, производящие лейкоциты, как селезенка и
лимфатические узлы, в старости не увеличиваются, как бы следовало
ожидать при возрастающей роли лейкоцитов в этом возрасте, а уменьшаются
и атрофируются подобно прочим органам. Затем, если бы и удалось нам
обуздать и усмирить фагоциты, то является вопрос, не отозвалось ли бы
вредным образом на организме накопление тех продуктов перерождения,
которые поедаются фагоцитами при нормальном ходе дела. Таким образом,
если мы можем приблизительно определить причины С. в каждом отдельном
случае, то причины С. как общего явления остаются покуда неразгаданными.
Ср. Butschli, "Gedanken uber Lebеn und Tod" ("Zool. Anz.", 1882);
Maupas, в "Arch. de Zool. experimentale" (1888 и 1889); Weismann, "Ueber
d. Dauer des Lebens" (Вена, 1882); его же, "Ueber Leben und Tod" (Вена,
1884); Сабатье, "Жизнь и С." (перев. с франц., 1808). Мечников дает
резюме своих взглядов в "Annee Biologique" (за 1897, 1899); Шимкевич,
"Старческое вырождение низших животных и С. высших" ("Вестн.
Естествозн.", 1893).
В. Шимкевич.
Смерчи - Под названием смерчей (также - тромбы или торнадо) известен
особый род вихрей, наблюдаемых в теплое время года в нижних слоях
атмосферы и отличающихся особыми разрушительными действиями. С.
образуются в присутствии особых темных и низких облаков, по своему
внешнему виду очень сходных с грозовыми тучами. На нижнем крае такого
облака наблюдаются обыкновенно опускающиеся вниз хоботообразные выступы
или придатки, вихреобразно крутимые сильным ветром. Перед возникновением
смерча или тромба один из таких придатков начинает удлиняться и
вытягивается книзу. Если такое облако проходит над морем или другими
водами, поверхность воды под таким удлиняющимся придатком начинает
волноваться, море как бы приходит в кипение, уровень воды здесь
поднимается и в поднимаемой воде наблюдается вихреобразное движение;
столб воды растет вверх и, наконец, соединяется с опускающимся из облака
выступом в одно целое. Образовавшийся таким образом смерч представляет
собою как бы две туманные, слившиеся своими узкими концами воронки,
обращенные отверстиями одна - вверх, другая - вниз. Смерч на суше по
внешнему виду не отличается от образовавшегося на море; только нижняя
его часть в таком случае состоит из поднятой вихрем на большую высоту
почвы, пыли и различных мелких предметов, встреченных на пути вихрем.
Поступательное движение такого вихря сравнительно медленно: он следует
всегда за облаком, из которого образовался. Размеры вихря зависят от
того, где смерч образовался; на море С. имеют обыкновенно диаметр нижней
части не больше нескольких метров, на суше же они достигают диаметра в
100 - 200 м. и даже больше. Кроме, сравнительно, медленного
поступательного движения, С. еще обнаруживают гораздо более сильное,
вихревое, вращательное движение масс воздуха вокруг оси вихря. Движение
это, - также, как и в вихрях, более крупных по своим размерам, -
циклонах, совершается в сев. полушарии обратно часовой стрелке, в южном
- наоборот, хотя изредка наблюдаются и исключения из этого правила.
Скорости такого вихревого движения вообще очень велики; иногда вблизи
центра вихря они достигают 40 - 50 м. в секунду, а некоторые наблюдения
в Америке дали скорости свыше 100 м. в секунду. По мере удаления от
центра вихря скорости вращательного движения быстро убывают.
Разрушительные действия, вызываемые такими огромными скоростями движения
воздуха около центра вихря, наблюдаются обыкновенно в сравнительно
неширокой полосе, на суше не превосходящей 100 - 200 м. На море С. не
сопровождаются, по большей части, ни дождем, ни электрическими
явлениями; на суше иногда наблюдается вместе со смерчем и то, и другое.
Наблюдения метеорологических станций, снабженных самопишущими приборами,
дали возможность констатировать, что прохождение смерча через место
наблюдения сопровождается весьма быстрым падением барометра, который
затем не менее быстро снова повышается до прежней высоты; все колебание
барометра длится несколько секунд. Колебание барометра может достигать
весьма значительной величины: так 18 июня 1897 г. в Aньеpе (Asnierеs),
близ Парижа, при прохождении смерча, барометр в несколько секунд упал на
9,5 мм. и затем также быстро вернулся к прежней высоте; но, так как чрез
Аньер прошел не центр вихря, то есть основание думать, что
действительное колебание барометра в центре вихря было еще более. Ни на
температуру, ни на влажность воздуха, судя по записям самопишущих
приборов, С. не оказывают заметного действия. На суше обыкновенно С.
наклонены верхнею частью вперед по направлению движения. С.
сопровождаются шумом, напоминающим грохот железнодорожного поезда или
тяжелой повозки с камнями по плохой мостовой. Вырванные с корнем и
разломанные в щепы деревья, сорванные крыши, разрушенные дома - обычное
следствие прохождения смерча. Нередко наблюдаются явления переноса
весьма тяжелых предметов на довольно значительные расстояния, притом
иногда без разрушения. Так, одним смерчем в Соедин. Штатах жилой дом
оказался сорванным с фундамента и перенесенным на расстояние 100 м.; в
другом случае повозка, весом в 1600 килогр., поднята на воздух и через
изгородь, высотою в 1,8 м., перенесена без повреждения на 18 м.
расстояния. Наблюдались также случаи переноса людей, без вреда для них,
на значительные расстояния. Явления разрушения или срывания крыш легко
могут быть еще объяснены силою ветра или очень быстрым уменьшением
давления; явления же поднятия на воздух и переноса тяжелых предметов и
людей до сих пор вполне объяснены быть не могут. Не подлежит сомнению,
что вихри эти - явление местное, наблюдаемое на ограниченном
пространстве, - обыкновенно на окраинах более крупных вихрей, - циклонов
или барометрических минимумов . Так как образование подобных вихрей идет
сверху вниз и постепенно распространяется до земной поверхности, то -
вероятнее всего, что причиною возникновения С. является встреча двух
воздушных потоков, обладающих различными скоростями. В этом случае, -
особенно, если встреча происходит под очень острым углом, - всегда
возможно возникновение вихревого движения; особенно легко образуются
вихри там, где отделяющиеся от одного потока полосы или струи врезаются
в другой. Раз зародившись, такой вихрь или воздуховорот (совершенно
аналогичный тем водоворотам, которые образуются у концов весел
движущейся лодки.) может развиться далее и легко дойти до земной
поверхности; условия, при которых наблюдаются С., будут только
способствовать развитию вихря. В самом деле, образование облаков,
подобных тем, из которых развиваются С., - облаков грозовых, - есть
следствие возникновения весьма сильного восходящего потока очень теплого
и влажного воздуха. Ниже такого облака мы найдем таким образом всегда
очень теплый и влажный воздух. В самом облаке, вследствие быстрого
поднятия и расширения, - а следовательно, и ненормально быстрого
охлаждения воздуха, условия равновесия воздушных масс могут быть очень
неустойчивыми и способствовать образованию всяких воздушных потоков.
Если на нижней границе такого облака образуется вихревое движение, то
уже и при слабом вихревом движении развивающиеся центробежные силы
создадут разрежение воздуха близ центра вихря. Это уменьшение давления,
в свою очередь, приведет к конденсации паров, близких к точке насыщения
ниже облака. Этим процессом еще более будет уменьшено давления, и вихрь
еще более усилится. Разрастаясь постепенно в вертикальном направлении и
поднимая теплый и влажный воздух из более низких слоев вверх, вихрь
будет быстро этот поднимаемый воздух приближать к точке насыщения; пары,
перейдя точку росы, будут выделяться в капельно-жидком состоянии. Отсюда
- тот туманный вид, который всегда имеет смерч издали; отсюда же и те
потоки воды, которые изливаются всегда в момент разрушения или
распадения смерча. Частицы воздуха при вихревом движении описывают
спиралеобразные траектории, постепенно приближающиеся к оси вихря. По
мере приближения к оси вихря, скорости движения воздушных частиц должны
очень быстро возрастать, так как чем ближе массы воздуха подходят к оси
вихря, тем меньше становится сечение последнего, а следовательно и тем
большие массы воздуха должны в единицу времени пройти через каждую
единицу поверхности сечения вихря. Если принять еще во внимание те
огромные величины барометрического градиента, какие наблюдаются при С.
(на 100 - 200 м. расстояния изменение барометра доходит до 15 - 20 мм. В
смерче, прошедшем чрез Аньер, барометр упал на 9,5 мм. и затем снова
поднялся до прежней высоты; след. полное его колебание было при
прохождении смерча 19 мм.), то становятся понятными при этих условиях
необычайные скорости ветра в С. Наконец, в быстром возрастании
вертикальной слагающей движения воздушных масс по мере приближения к оси
вихря лежит, может быть, причина тех трудно объяснимых действий С., о
которых была речь выше. Опыты и наблюдения Вейера и Феттина, которым
удалось искусственно воспроизвести в малых размерах образование С.,
подтверждают приведенные взгляды на происхождение этих вихрей.
От рассмотренных С. надо отличать песчаные С., наблюдаемые в пустынях
(Египет, Сахара); в отличие от предыдущих, последние называются иногда
тепловыми С. Сходные по внешнему своему виду с настоящими С., песчаные
С. пустынь ни по размерам, ни по происхождение, ни по строению и
действиям ничего общего с первыми не имеют. Возникая под влиянием
местного накаливания песчаной поверхности солнечными лучами, песчаные С.
представляют собою настоящий барометрический минимум в миниатюре.
Уменьшение давления воздуха под влиянием нагревания, вызывающее приток
воздуха с боков к нагретому месту, под влиянием вращения земли, а еще
более - неполной симметрии такого восходящего потока, образует вихрь,
постепенно разрастающийся и иногда, при благоприятных условиях
принимающий довольно внушительные размеры. Увлекаемые вихревым
движением, массы песка поднимаются восходящим движением в центре вихря
на воздух и таким образом создается песчаный столб, представляющий
подобие смерча. В Египте наблюдались такие песчаные С. до 500 и даже до
1000 м. высотою при диаметре до 2 - 3 м. При ветре С. эти могут
перемещаться, увлекаемые общим движением воздуха. Продержавшись
некоторое время (иногда - до 2 часов), такой вихрь постепенно ослабевает
и рассыпается. См. Angot, "Traite elementaire de meteorologie" (П.
1899); Sprung, "Lehrb. d. Meteorologie" (Гамб., 1885); Лачинов, "Основы
метеорологии и климатологии" (СПб., 1895). Г. Любославский.
Смирдин (Александр Филиппович) - известный книгопродавец и издатель
(1795 - 1857). На 13 году поступил мальчиком в книжную торговлю Ширяева;
в 1817 г. перешел к петербургскому книготорговцу Плавильщикову, который
вскоре доверил ему ведение всех своих дел. В 1826 г. Плавильщиков умер и
книжный магазин его, вместе с библиотекой и типографией, перешел к С.;
он расширил торговлю, перебрался из Гостиного двора к Синему мосту, а
потом и на Невский просп. В это время у С. были завязаны уже знакомства
со многими писателями и новоселье его было отпраздновано в присутствии
Жуковского, Пушкина, Крылова и др.; по этому же случаю был издан сборник
"Новоселье" (1833). В 1834 г. С. основал "Библ. для Чтения", которая,
благодаря щедрости издателя, не жалевшего средств, положила начало так
называемым "толстым" журналам. Одновременно С. издавал сочинения
большинства современных писателей, а в конце 40-х годов предпринял
"Полное собр. соч. русских авторов", начиная с Ломоносова,
Тредьяковского и т. д. Издания С. сначала шли ходко, но затем дела его
пошатнулись. Главною причиною этого была необычайная щедрость С.: так,
Пушкину он платил за каждую строку стихов по "червонцу", а за
стихотворение "Гусар", напечатанное в "Библиотеке для чтения" 1834 г.,

<<

стр. 204
(всего 253)

СОДЕРЖАНИЕ

>>