<<

стр. 207
(всего 253)

СОДЕРЖАНИЕ

>>

встречается и на моховых болотах, где она, однако, растет лишь крайне
медленно и в столетнем возрасте представляет небольшое деревцо, со
стволиком всего в какой-нибудь вершок толщиною. На более плодородных
почвах, из которых для С. лучшими являются свежие пески и супеси, она
растет весьма быстро, являясь одною из быстро быстрорастущих хвойных
пород. С., как хвойная порода, возобновляется только семенами и потому
пригодна лишь для высокоствольного хозяйства; чаще всего в ее
насаждениях применяют обороты рубки от 80 до 120 лет, лишь изредка
понижая их до 60 или повышая до 150 лет. Возобновление происходит
естественным путем или производится искусственно. Вырубленные в семянной
год неширокие, саж. до 20, лесосеки обыкновенно хорошо обсеменяются и
возобновление их оказывается обеспеченным, если не произойдет заглушения
появившихся всходов травой; опасность такого заглушения особенно велика
на более свежих почвах, но может быть ослаблена уменьшением ширины
лесосеки и защитой ее стеною старого леса с южной стороны. При
несовпадении года рубки лесосеки с урожаем семян, площадь вырубки часто
успевает зарасти травою, после чего появление сосновых всходов
оказывается затруднительным, даже в том случае, если на лесосеке, как
это часто делается, были оставлены семенные деревья в достаточном
количестве. На типичных боровых местах густой травянистый покров
держится недолго: он скоро редеет и в конце концов оказывается состоящим
из невысоких многолетних злаков, которые уже не представляют препятствия
для появления всходов С., если только семена ее могут налетать на данную
площадь. Но если задернелые вырубки не охраняются от пастьбы скота, то
появление прочных дернин на них оказывается невозможным и такие площади
легко превращаются в сыпучие пески, облесение которых представляет
известные трудности. На более свежих почвах травянистый покров
своевременно не обсеменившихся вырубок держится дольше и обыкновенно
уступает место различным лиственным породам, среди которых преобладает
береза. Под тенью этих лиственных пород заселение С. снова становится
возможным и она обыкновенно появляется после более или менее
значительного промежутка времени. Значительные по площади вырубки в
сосновых борах, кроме вреда от пастьбы скота, часто испытывают
значительный вред от личинок майского жука, который особенно охотно
откладывает яйца на освещенных местах с песчаною почвою. Присутствие
этого непрошеного гостя также может повлечь за собою образованию сыпучих
песков. На узких затененных лесосеках этот враг появляется редко.
Ведение постепенных рубок в насаждениях С. кое-где практикуется, но
сравнительно редко. Выборочное хозяйство в сосновых насаждениях не может
вести к хорошим результатам, ввиду значительного светолюбия этой породы.
Искусственное возобновление С., весьма обыкновенное в Германии,
производится посредством посева или посадки. Посевы применяют в тех
случаях, когда для них не требуется обработки почвы, напр. на гарях и
слабо задернелых песках, или при возможности подготовлять почву дешево
стоящим проведением плужных борозд, причем самый посев производят с
помощью сеялок, дающих возможность сильно уменьшить количество
высеваемых семян; иногда практикуется также посев С. с
сельскохозяйственными растениями. Невыгода посевов С. обусловливается, с
одной стороны, сравнительной дороговизной семян этой породы, с другой -
густотой получаемых при этом насаждений, невыгодной для столь
светолюбивой породы. Весьма часто, поэтому, прибегают к возобновлению и
разведению С. посредством посадки, для которой служат обыкновенно
однолетние или двулетние сеянцы: посадка более крупных растений является
неудобной вследствие того, что С. в молодости развивает длинный
стержневой корень, который трудно вынуть без повреждений, а в
повреждением корня эта порода, подобно другим хвойным. довольно
чувствительна. Сосновые сеянцы высаживают обыкновенно под кол, в
количестве от 10 до 20 тыс. шт. на десятину; такое количество, при не
слишком плохих условиях роста, обыкновенно оказывается достаточным для
получения молодняка, начинающего смыкаться на 6-м, самое позднее - на
10-м году. В посадных молодняках С. развивается сравнительно быстро,
причем сильно ветвится; это обстоятельство давало некоторым авторам
повод нападать на этот способ возобновления и признавать его
принципиально непригодным для данной породы. Несмотря на эти нападки,
число сторонников разведения сосны посадкою продолжает расти и этот
способ в настоящее время является в Германии едва ли не наиболее
распространенным. - Способность С. расти на сухих песчаных почвах делает
ее незаменимой породой для укрепления сыпучих песков, которые образуются
или как наносы по берегам морей и рек, или же являются результатами
неправильного хозяйства в сосновых борах. См. Миглинский, "Культура
сосны" (Москва, 1896); Колесов, "Посадка сосны на песчаных почвах"
(Харьк., 1893; 2-е изд., 1900). В. Д.
Сосницкий (Иван Иванович) - знаменитый актер (1794 - 1877). Отец его,
повидимому, был капельдинером. С. отдан был в театральное училище 6-ти
лет и уже 13-и лет выступал на большой сцене, в драме Крюковского
"Пожарский". Наибольшее участие в сценической карьере С. принял князь
Шаховской, когда в 1811 г. устроил, так называемую, молодую труппу, в
которую С. и был в том же году выпущен. Первый большой успех С. имел в
пьесе Шаховского: "Липецкие воды или урок кокеткам". С тех пор почти все
роли повес и вертопрахов перешли к С.; многие авторы стали даже
специально переводить для него с французского пьесы с ролями его амплуа
(между прочим, и Грибоедов комедию в стихах "Молодые супруги"). Но
постепенно роли его становились все разнообразнее. Первенствующее
положениe С. приобретает с появлением на сцене "Горя от ума" и
"Ревизора". В "Горе от ума" (1829) С. играл и Чацкого, и Загорецкого и
Репетилова; последняя роль - одно из лучших созданий артиста - осталась
за ним на всю жизнь. В "Ревизоре" (1836) С. создал роль Городничего,
вполне удовлетворив автора. Главным образом, однако, С. приходилось
создавать свои типы в водевилях, заменявших тогда веселую комедию, в
драмах Кукольника и Полевого, и лишь изредка в классических переводных
пьесах ("Тартюф", Полоний - в "Гамлете", Арнольф - в "Школе женщин",
Вурм - в "Коварстве и любви"). Театр Островского С. мало ценил и даже
восставал против него. Ocтровский появился, когда С. шел уже шестой
десяток лет и артист был обойден в этих пьесах. Он, однако, не хотел
признавать своей старости и в письмах в близким знакомым много жалуется
на то, что ему не дают новых ролей. В новом русском репертуаре С., все
же, еще успел и в старческие годы создать несколько типичных лиц (в
пьесах А. Потехина - "Мишура" и "Виноватая"; Н. Потехина - "Доля-горе",
Пальма - "Благодетель", Устрялова - "Разрыв", Манна - "Паутина" и др.).
Последняя сыгранная им роль была в комедии Минаева "Либерал"). -
Белинский не сразу оценил С.; во время приезда его в Москву, он написал
даже довольно ядовитую статью, озаглавив ее именем С. и наговорив в ней
много про других актеров, но ни слова про С. Впоследствии, в Петербурге,
Белинский отдал вполне справедливость С. и писал о нем: "Сосницкий
превосходен, невозможно требовать большего отречения от личности, - это
перерождение, подобное Протею. В этом его превосходство над Щепкиным".
С. был тоже превосходным учителем сценического искусства. Ему всецело
обязана своей карьерой знаменитая Варвара Асенкова, сестры Самойловы и
др. В 1861 г. торжественно праздновался пятидесятилетний юбилей С. и в
1871 г. - шестидесятилетний. В частной жизни С. отличался добродушным
характером. Жена артиста С.,. Елена Яковлевна, дочь певца Воробьева -
была очень красива собой, выступила на сцену в 1814 г. сначала в опере
"Иван Сусанин" (роль Алеши), Шаховского и Кавоса. Впоследствии
отличалась художественной разработкой тонких комических ролей. Одна из
лучших ролей С. - роль Сусанны в "Свадьбе Фигаро". С годами артистка
постепенно меняла свое амплуа, исполняя постоянно с одинаковой
разработкой и успехом свои роли. В последние годы жизни одним из
блестящих созданий ее было исполнение роли Кауровой, в ком. Тургенева
"Завтрак у предводителя". Умерла в 1855 г., жертвой своего ревнивого
отношения к своей сценической деятельности; не желая уступить роль
Ланской, она играла больная и болезнь обострилась. Ср. брошюру по поводу
юбилея С. (СПб. 1861 г.). Статьи в "Художественн. Листке" Тимма и
"Портретной галерее" Мюнстера; "Летопись русск, театра" Арапова;
"Хроника Спб. театра" Вольфа (с ошибками). Письма С. к Читау ("Русск.
Вестн. ", 1882, № 8), "Русская Старина" (1880, т. XXIX), "Записки П.
Каратыгина" (1880); статьи по поводу юбилея и некрологи: "Петерб. Вед. "
(1861), "Всемирная Иллюстр.", "Иллюстр. Газета", "Петербургский Листок"
(1871), "Ежегодник импер. театров" за 1892 - 1898 гг. В. К.
Сосуды - (кровеносные, анатом.) - О болезнях кровеносных С. приведем
здесь, ввиду огромного значения для всего организма случаев заболевания
кровеносных С., некоторые подробности. Заболевания С. могут быть местные
и более или менее равномерно распространенные по всей сосудистой системе
(разлитые, диффузные). Первые обусловливаются повреждениями, переходом
воспалительного процесса с соседних частей, воздействием бактерий или их
токсинов, занесенных с более отдаленного пункта, напр. с клапанов
сердца, на внутреннюю оболочку (intima) С.; поражения более крупных С.
могут быть вызваны также изменениями в С. (vasa vasorum), питающих их
самих и проходящих в их наружной оболочке (advontitia). Разлитые
заболевания С. главным образом зависят от механических процессов,
длительно повышающих кровяное давление, вследствие чего затрудняется
приток артериальной крови к периферии и отток венозной крови к сердцу.
Воспаление артерий может быть острым (острый артериит), но чаще
принимает хроническое течение. Как причину острого воспаления,
появляющегося отдельными гнездами (гнездный артериит), важно отметить
острозаразные болезни, как тиф, инфлюэнца, дифтерит, скарлатина, острый
суставной ревматизм; изменения на артериях в большинстве случаев
остаются незамеченными, а между тем могут иметь печальные последствия в
виде омертвения, гангрены пораженного участка, если своевременно не
успело образоваться обходное (коллятеральное) кровообращение; ввиду
этого надо рекомендовать выздоравливающим после этих острозаразных
болезней возможно долго щадить себя, особенно лицам, у которых уже и без
того вялое кровообращение и измененные С., каковы старики, алкоголики,
подагрики, диабетики. Из хронических форм артериита остановимся главным
образом на артериосклерозе (артероматоз). Артериосклероз встречается
преимущественно в более зрелом возрасте (после 40 лет). Более раннему
его появление и сильному развитие благоприятствуют: алкоголизм, сифилис,
подагра, хроническое воспаление почек, суставной ревматизм и хроническое
свинцовое отравление. В некоторых фамилиях замечается наследственное
предрасположение к артероматозному перерождение.; мужчины более
предрасположены, нежели женщины. Артероматозный процесс ведет к тому,
что С. утрачивают свою эластичность и вследствие этого менее могут
противостоять кровяному давлению; поэтому при артериосклерозе нередко
развиваются расширения артерий. Далее, неподатливые склерозированные С.
представляют больше препятствий для кровяного тока, увеличивают работу
сердца, что ведет к его гипертрофии. Артерии становятся жесткими и
извилистыми, что можно наблюдать на более поверхностно лежащих артериях,
как лучевая (на которой обыкновенно ощупывается пульс) и височная.
Большая хрупкость артерий и повышенное кровяное давление при
артериосклерозе объясняют частые кровоизлияния в мозгу (апоплексический
удар). Далее артериосклероз может повести к изменению почек (сморщенная
почка), к так наз. старческой гангрене нижних конечностей и ко многим
другим расстройствам. Излечить этот процесс мы не в состоянии, мы можем
его только удерживать в известных границах; поэтому важнее профилактика
в смысле устранения вышеупомянутых этиологических моментов. Еще одна
форма хронического артериита заслуживает нашего внимания, это -
сифилитическая. В поздних стадиях сифилиса развиваются нередко в стенке
мелких артерий ограниченные маленькие опухоли (сифидомы) или же
воспаление внутренней оболочки С. (эндартериит), которое ведет к
постепенному закрытию его просвета (облитерации). Так как эти изменения
часто образуются на мозговых артериях, то они ведут к опасным
последствиям, как-то : эпилептическим и апоплексическим припадкам,
потере речи, параличу одной половины тела и пр. Для предупреждения этого
заболевания требуется старательное лечение ранних стадий сифилиса, далее
правильный образ жизни и избегание всего того, что производит приливы
крови к центральной нервной системе, т. е. физического и умственного
переутомления, психических возбуждений, злоупотребления алкоголем и
табаком и т. д. Заболевания вен чаще встречаются, нежели заболевания
артерий, уже по одному тому, что вен больше (каждую артерию сопровождают
две вены); кроме того, они обладают более нежными стенками, лежат менее
защищенно и более поверхностно. С болезнями вен чаще обращаются к врачу,
так как они чаще причиняют страдания, нежели болезни apтерий. Из
заболеваний вен упомянем об их воспалении и расширении. Воспаление
венной стенки (флебит) может произойти вследствие распространения на нее
воспалительного процесса с соседних тканей извне или вследствие
воздействия бактерий изнутри. В том и другом случае происходит
свертывание крови на пораженном участке (тромбоз) и вена обыкновенно
закупоривается до места впадения ближайшей крупной ветви. Последствием
этого является отек соответственной области: появляются боли, имеющие
часто невралгический характер, чувствительность при давлении на
воспаленном месте, лихорадка. В случае отрыва кровяного свертка
последний может быть занесен, через правое сердце в легочный круг
кровообращения (эмболия) последствием чего бывает моментальная смерть.
Лечение состоит в покое и соответственном положении пораженной части;
при сильных болях применяют пузырь со льдом или Лейтеровский охлаждающий
аппарат. Всякие втирания должны быть оставлены ввиду опасности
раздробления кровяного свертка и последующей эмболии. Расширение вен
(варикозные узлы) чаще всего встречается на нижних конечностях у людей,
которым по роду их занятия приходится долго стоять, у женщин под
влиянием стесняющей одежды, особенно тугих подвязок, под влиянием
повторных беременностей; на тазовых венах подобные расширения
(геморроидальные или почечуйные узлы) также часты вследствие сидячего
образа жизни, хронических запоров. Последствием расширения вены являются
расстройства питания и отравления соответственной области, напр., при
расширении ножных вен наблюдается быстрое уставание ног и даже
перемежающаяся хромота; далее, появляются боли, иногда невралгического
характера, зуд. Под влиянием расчесов или других незначительных травм
развиваются на этих местах упорные экземы, фурункулы, трудно заживающие
язвы. Иногда варикозные узлы лопаются и дают кровотечение особенно часто
это наблюдается при геморрое вследствие сильного натуживания при
дефекации. Лечение требует прежде всего устранения механических
моментов, обусловливающих затруднение венозного оттока. При расширениях
вен на ногах иногда помогает ношение эластического чулка; при геморрое
нередко показано оперативное удаление венных узлов. В. М. О. Сотня или
сто (стар.) - древнерусская сословная единица, на которую делилось
городское купечество С. была в роде купецкого союза или купецкого цеха.
По названию, различались С. гостинная и суконная. Члены ее, обыкновенно
менее крупные капиталисты, выбирались на должности целовальников или
голов на кружечные и таможенные дворы в незначительных городах. Название
"сотня" имело номинальное значение. В С. бывали более и менее 100. Так,
например, в 1649 г. в гостинной С. было 158 человек, в суконной - 116,
из которых "у государева дела" могли служить только 42 человека, а
остальные были несостоятельны и ждали очереди исключения. В зависимости
от числа лиц в С. находилась и самая служба, заключавшаяся в выборах для
казенных поручений через 2 - 6 лет. За свою службу торговцы гостинной и
суконной С. пользовались известными правами. Подобно гостям, они
пользовались питейной привилегией и получали возвышенную плату за
"бесчестие" сравнительно с простыми горожанами, которая, впрочем, была
несколько ниже платы за "бесчестие" гостей. Но "крестьян купити и
держати", говорит Котошихин (гл. X, 2), "им заказано". Эти С.
образовались в Москве очень рано; еще в XIV в. существовали сурожане
(торговцы, ведшие дела с г. Сурожем) и суконники. Торговцы же и
промышленники из посадского населения Москвы носили общее название
торговых людей черных сотен и слобод и занимали известные улицы, которые
и доселе называются по их именами (Мясницкая, Сретенская и др.). Каждая
черная С. составляла особую местную корпорацию, управлявшуюся, подобно
сельскому обществу, своим старостою или сотским. Черные слободы
отличались от черных С. тем, что состояли из торговцев и ремесленников,
приписанных во дворцу и служивших по дворцовому хозяйству. Разбогатевшие
торговцы черных С. и слобод выбирались в торговых людей двух высших
сотен и даже гостей.
Coтрясение мозга - Мозг заключен в неподатливой костяной коробке
черепа, причем он со всех сторон окружен слоем так назыв.
цереброспинальной жидкости. Вследствие этого удары по черепу, ушибы
головы, падение на голову и тому подобные механические повреждения во
многих случаях нисколько не отражаются на состоянии мозга. Однако, при
известной интенсивности их, С., вызванное механическим повреждением
черепных костей, распространяется также на вещество мозга. Это
происходит обычно при таких сильных ударах, которые приводят к перелому
черепных костей, но нередко и при таких, от которых целость кости не
нарушается. Иногда С. мозга наблюдается даже и при таких ушибах головы,
напр. при падении, при ударе о твердый предмет, которые вызывают лишь
ничтожное повреждение наружных, мягких покровов. Проявление С. мозга
стоят в зависимости от степени его. Если оно незначительно, то
наблюдается только кратковременная потеря сознания, вроде обморочного
состояния, длящегося несколько секунд или минут. При большей
интенсивности наступает продолжительное беспамятство в течение
нескольких часов и вместе с тем наблюдается замедление пульса (удары его
становятся ненормально редкими, до 50 и менее в минуту) и повторная
рвота. Наконец, при весьма сильном С. мозга бессознательное состояние с
замедлением пульса может в короткое время перейти в смерть, без
осложнения другими симптомами. В этих случаях вскрытие обнаруживает
весьма незначительные анатомические изменения в мозговой ткани, и ввиду
этого, а также ввиду того, что больные после легких и средних степеней
С. вслед затем остаются свободными от признаков мозгового страдания, -
нужно принять, что в основе С. мозга лежат такие болезненные изменения,
которые доступны быстрому исправлению. Но всей вероятности, мы здесь
имеем дело преимущественно с быстрым перемещением жидкости,
заключающейся в мозгу. Благодаря мягкой консистенции мозговой ткани при
этом должно произойти внезапное нарушение кровообращения,
распространяющееся быстро по всему мозгу. Если перемещение жидкости
произойдет чересчур бурно, то оно может причинить местами разрыв
мозговых сосудов, и если этот разрыв совершится в области продолговатого
мозга, где лежат центры дыхания и сердечной деятельности, то даны
условия для быстрого смертельного исхода.
П. Розенбах Софийский или Спасо-Софийский мужской монастырь в Kиеве,
ныне собор св. Софии. Еще в 1037 г. Ярослав I основал в Kиеве церковь
св. Софии, вскоре предназначенную для погребения киевских князей. В
монастырь церковь обращена не ранее 1637 г.; митрополит киевский Гедеон
(князь Четвертинский) дал монастырю новое устройство в конце XVII в. В
1787 г. киевский кафедральный монастырь переименован в киевский С.
собор, с учреждением при нем главного народного училища киевского
наместничества. В соборе покоятся мощи св. митрополита Макария (убитого
татарами в 1497 г.) и части мощей св. Владимира и великомученицы
Варвары.
София (болгарск. Средец, турецк. София) - столица Болгарского
княжества, занимает весьма выгодное положение вблизи центра Балканского
полуострова, посреди целой сети проезжих дорог, из которых вдоль главной
теперь уже проложена жел. дорожная линия
Константинополь-Адрианополь-Белград с ветвью на Перник (Кюстендил), на
широкой плодородной горной возвышенности, орошаемой р. Искером и
ограничиваемой с сев. Этропольским Балканом, а с юга - Витошскими
горами, причем на В и З открываются удобные проходы в Вост. Румелию и
Сербию. Город расположен на низком склоне Витоша, на берегу р. Бояны,
впадаюцией в Искер, на высоте 566 метр. над поверхностью моря. С.
состоит из двух частей, или городов: старого, угловатого, с кривыми
старыми улицами, рядом с которыми тянутся и вновь проложенные улицы,
причем главным наиболее оживленным местом его является базар, и
утопающего в зелени, виллоподобного нового города с княжеским дворцом на
Александровской площади, с городским садом, дворцом юстиции, болгарским
национальным банком, военным министерством, новым театром, ратушей и т.
д. На самом высоком месте города виднеются развалины разрушенный
землетрясением церкви св. Софии, от которой и весь город получил свое
название. Кафедральный собор болгарской "митрополии"; 1 католическая, 1
протестантская церкви и 1 синагога; несколько мечетей, из которых
наиболее замечательная в архитектурном отношении Бэюк-Джами. Большие
бани около мечети Баши-Джамиси с теплыми источниками; княжеский дворец с
парком, национальная библиотека, казенная типография, казармы, здание
болгарского парламента (собрание), национального банка и т. д.
Университет с 3 факультетами, 44 преподавателями и более 300 слушателей,
мужская и женская гимназии, реальное, военное и земледельческое училище
и др. Между Львиным мостом и вокзалом находится цыганский квартал.
Население С. в 1881 г. было 20501 чел., в 1887 г. 30428 чел. (в том
числе 5000 евреев, 2000 турок и 1000 цыган), для 1888 г. показывается то
же самое общее число 30428 чел., но с другим распределением по
народностям ( 2/3 всего числа составляли болгары, 1/6 евреи, а турок
показано всего 335 человек, что едва ли верно), а к 1893 г. население
возросло до 46593 чел. София ведет значительную торговлю шкурами,
которые идут во Францию и Австрию, кукурузой и пшеницей; но
промышленность в ней развита слабо: выделываются полотна, сукна,
шелковые ткани, кожи, спирт.; вышивание, гончарные работы, изготовление
ковров, филигранные серебряные изделия домашнего производства. С. стоит
на месте древнего римского города Serdica или Sardica, получившего свое
имя от фракийского горного народа сердов или сардов. С. уже в древности
служила важным торговым пунктом и военным постом, принадлежала сначала к
провинции Фракии, а потом, со времен Аврелиана, под именем Ulpia
Serdica, был главным городом провинции Дакии, затем со времени
Диоклетиана и Константина - главным городом провинции Dacia
Mediterranea, где и состоялся в 344 г. известный собор. В 441 г. С. была
опустошена гуннами, в 809 г. завоевана болгарами и получила от них
название Средец (Sredez), от византийцев Triaditza, от крестоносцев
Stralicia. В 1382 г. С. попала в руки туркам; летом 1443 г. город был
разграблен и сожжен поляками и венграми Владислава III. 22 декабря 1877
г. город был взят русскими, под начальством Гурко, причем большая часть
мусульманского населения бежала.
Coфия Алексеевна - третья дочь царя Алексея Михайловича, родилась в
1657 году. Воспитателем ее был Симеон Полоцкий . После смерти Федора
Алексеевича на престол был избран Петр I (1682 г.). Вместе с этим
возвышалась партия Нарышкиных, родственники и приверженцы матери Петра I
Натальи Кирилловны. Партия Милославских, родственников первой жены царя
Алексея Михайловича, во главе которой стала царевна С. Алексеевна,
воспользовалась происходившими тогда волнениями стрельцов, чтобы
истребить главнейших представителей партии Нарышкиных и парализовать
влияние на государственные дела Натальи Кирилловны. Результатом явилось
провозглашение 23 мая 1682 г. двух царей, Иоанна и Петра Алексеевича,
которые должны были править совместно, причем Иоанн остался первым царем
а Петр - вторым. 29 мая, по настоянию стрельцов, за малолетством обоих
царевичей, правительницей государства была провозглашена царевна С. С
этой поры и до 1687 г. она сделалась фактически правительницей
государства. Была сделана даже попытка провозгласить ее царицей, но она
не нашла сочувствия среди стрельцов . Первым делом С. было усмирить
волнение, поднятое раскольниками, которые, под предводительством Никиты
Пустосвята, добивались восстановления "старого благочестия". По
распоряжению С., главные предводители раскольников были схвачены; Никита
Пустосвят казнен. Против раскольников были приняты суровые меры: их
преследовали, били кнутом, а наиболее упорных предавали сожжению. Вслед
за раскольниками были усмирены стрельцы. Начальник стрелецкого приказа,
кн. Хованский, приобретший большую популярность среди стрельцов и
обнаруживавший на каждом шагу свое высокомерие не только по отношению к
боярам, но и к С., был схвачен и казнен. Стрельцы смирились. Начальником
стрелецкого приказа был назначен думный дьяк Шакловитый . При С. был
заключен вечный мир с Польшей в 1686 г. Россия получила навсегда Киев,
уступленный раньше по Андрусовскому миру (1667) только на два года,
Смоленск ; Польша окончательно отказалась от левобережной Малороссии.
Тяжелые обстоятельства, нападения турок, принудили Польшу заключить
такой, невыгодный для ее, мир. Россия обязалась за него помочь Польше в
войне с Typцией, которую Польша вела в союзе с немецкой империей и
Венецией. Вследствие принятого Россией на себя обязательства, любимец
С., кн. В. В. Голицын , два раза ходил в Крым. Эти так наз. Kрымскиe
походы (в 1687 и 1689 г.) окончились неудачей. Во время первого похода
была зажжена степь. В этом обвинили малороссийского гетмана Самойловича,
не сочувствовавшего вообще походу. Он был низложен, а на его место был
избран Мазепа. Русское войско принуждено было вернуться. Во второй поход
русские дошли уже до Перекопа, Голицын начал было переговоры о мире;
переговоры затянулись, войско ощущало сильнейший недостаток в воде, и
русские принуждены были воротиться, не заключив мира. Несмотря на эту
неудачу, С. наградила своего любимца, как победителя. С Китаем в
правление С. был заключен Нерчинский договор (1689 г.), по которому оба
берега Амура, завоеванные и занятые казаками, были возвращены Китаю.
Договор этот был заключен окольничим Федором Головиным и вызван
постоянными столкновениями с китайцами, угрожавшими даже настоящей
войной. Правление С. продолжалось до 1689 г., пока Петр I занимался
потехами. В этом году ему исполнилось 17 лет и он задумал править
самостоятельно. Враждебно настроенная против С. Наталья Кирилловна
говорила о незаконности правления С. Шакловитый вздумал поднять
стрельцов в защиту интересов С., но они не послушались. Тогда он решился
погубить Петра и его мать. Замысел этот не удался, так как Петру донесли
о намерениях Шакловитогоо, и царь уехал из Преображенского, где он жил,
в ТроицкоСергиевскую лавру. С. уговаривала Петра возвратиться в Москву,
но безуспешно посылала с этой целью бояр, наконец, патриарха. Петр не
поехал в Москву, не возвратился и патриарх Иоаким, лично не
расположенный к С. Видя неуспех своих просьб, С. отправилась сама, но
Петр не принял ее и требовал выдачи Шакловитого и известного Сильвестра
Медведева и других ее сообщников. С. не выдала их сразу, а обратилась за
помощью к стрельцам, к народу, но никто ее не слушал; иноземцы, с
Гордоном во главе, ушли к Петру; стрельцы принудили С. выдать
сообщников. В. В. Голицын был сослан, Шакловитый, Медведев и состоявшие
в заговоре с ними стрельцы были казнены. С. должна была удалиться в
Новодевичий монастырь; оттуда она не переставала разными таинственными
путями поддерживать сношения со стрельцами, которые были недовольны
своей службой. Во время пребывания Петра за границей (1698 г.) стрельцы
подняли восстание, с целью между прочим, поручить правление снова С. .
Восстание стрельцов кончилось неудачей, главарей казнили. Петр
возвратился из-за границы. Казни повторились в усиленной степени. С.
была пострижена в монашество под именем Сусанны. Пред окнами ее кельи
Петр велел повесить несколько трупов казненных стрельцов. Сестра С.,
Марфа, была пострижена под именем Маргариты и была послана в
Александровскую слободу, в Успенский монастырь. С. оставалась в
Новодевичьем монастыре и содержалась там под самым строгим надзором.
Сестрам запрещено было видеться с нею кроме Пасхи и храмового праздника
в Новодевичьем монастыре. Умерла С. в 1704 г. По общему мнению, С. была
человек большого, выдающегося "великого ума и самых нежных
проницательств, больше мужска ума исполненная дева" - как выразился о
ней один из ее врагов. Суждения о ней историков не отличаются
беспристрастием и в большинстве случаев далеко не сходны между собою.
При Петре и в первое время после смерти Петра к личности С. относились
очень враждебно, считали ее врагом петровских преобразований, закоснелой
защитницей старины и умственного мрака. Только в конце XVIII ст.
делаются попытки снять хоть часть обвинений с Софии. К деятельности ее,
как правительницы, с уважением относился Г. Ф. Миллер; Карамзин и
Полевой признавали С. замечательной женщиной, ослепленной только
властолюбием. Устрялов говорит о С. с негодованием, называя ее русскою
Пульхерией. И. Е. Забелин видит в С. воплощение византийских идеалов. В
своей деятельности она имела определенную цель, "твердо и неуклонно
решилась вести борьбу с мачехою, идти к своей властолюбивой цели; она
вела решительный заговор против брата и его семьи". Для Соловьева София
- "богатырь-царевна", "пример исторической женщины, освободившаяся из
терема, но не вынесшая из него нравственных сдержек и не нашедшая их в
обществе". Подобным же образом многое в деятельности С. объясняет и
Костомаров. Аристов, в своей книги "Московские смуты в правление царевны
С. Алексеевны", старается обелить С. По его мнению, вся причина майского
бунта лежит в стрельцах и ни в ком ином. Погодин не идет так далеко, как
Аристов, но не решается в стрелецких бунтах винить безусловно одну С.
Брикнер считает С. властолюбивой, думает, что она в 1682 году
воспользовалась стрелецкими волнениями, как готовым материалом, а в 1689
г. агитировала против Петра. Прежние обвинения С. во всем, по его
мнению, строились на шаткой почве, а потому Брикнер отказывается
"определить меру преступлений С. ". Белов, не оправдывая С., считает
виновными и Нарышкиных, видя в них такую же активную силу, какою были
Милославские. Проф. Е. Ф. Шмурло примыкает к этому взгляду. По его
мнению, С. вовсе не является профессиональной интриганткой, равно как
она и не плыла по течению, отдавшись велениям судьбы. "С. домогалась не
чего другого, как того же самого, чего домогалась и Наталья Кирилловна.
За царскую корону ухватились обе женщины, одна для сына, другая для
брата, с тем лишь разве различием, что одна по чувству материнскому
желала видеть эту корону на голове сына ради интересов сына же; другая в
брате видела орудие интересов личных... Корона досталась Наталье, и вот
теперь С. приходилось вырывать ее... В сущности обе стороны стоили одна
другой. И если С. очутилась в рядах нападающих, то ведь там, где идет
борьба, надо же кому-нибудь нападать и кому-нибудь защищаться".

Литература. Подробный обзор источников и критические замечания по
поводу их у Аристова, "Московские смуты во время правления С.
Алексеевны" (Варшава, 1871 и в "Варш. Унив. Изв. ", 1871); Устрялов,
"История царствования Петра Великого"; Забелин, "Быт русских цариц";
Соловьев, "История России"; его же; Публичные чтения о Петре Вел. ";
Костомаров, "Русская история" (т. 1); Погодин, "Семнадцать первых лет в
жизни Петра Вел."; Брикнер, "История Петра Великого"; Белов, "Московские
смуты в конце XVII в. " ("Ж. М. Н. Пр. ", 1887,. N" 1 - 2); Шмурло,
"Падение царевны С."(ib., 1896, № 1).. Н. Василенко.
Coфия Палеолог - вторая супруга вел. кн. Иоанна III, сыграла
немаловажную роль в истории Моск. государства. Дочь Фомы, родного брата
последнего византийского имп. Константина. После падения Византии Фома
нашел убежище в Риме; по смерти своей он оставил двух сыновей и дочь Зою
(Зинаиду - по Софийскому временнику), впоследствии, в России, получившую
имя С. Папа Павел II задумал избрать Зою орудием своих замыслов -
восстановить флорентийское соединение церквей. Через грека, кардинала
Висариона, он начал сношения с Иоанном III: в феврале 1469 г. Висарион
отправил в Москву грека Юрия с предложением вел. кн. руки С. Палеолог.
Raihald в "Annal. Eccles. " под 1470 г. откровенно рассказывает о
намерении Павла II: "папа льстил себя надеждой, что девушка склонит
супруга к принятию обрядов римско-католической церкви, в которых она
была воспитана у апостольского престола", Иоанну III пришлось по душе
предложение породниться с Палеологами и он в следующем же месяце
отправил в Рим своего посла итальянца Карла Фрязина, который повел дело
очень удачно: он произвел на всех хорошее впечатление и усердно, вдали
от Москвы и русских, исполнял в Риме все обряды католич. церкви, скрыв,
что сам давно принял православие. Уже в июне 1472 г. С. Палеолог выехала
из Рима в Poccию, а 1 октября гонец прискакал в Псков с приказом -
готовиться к встрече будущей государыни. Встреча псковитянами и
новгородцами была устроена торжественная, но С. Палеолог, не
задерживаясь, спешила в Москву. Ее сопровождал папский легат Антоний и к
удивлению русских везде, где ни останавливалась С., кардинал этот
облачался в странное красное платье и перчатки, которых не снимал даже
для благословения - перед ним же постоянно несли "крыж" - латинский
крест. Митрополит Филипп воспротивился этому, говоря, что "неприлично
нам и слышать об этом не только что видеть", и легат Антоний должен был
въехать в Москву без "крыжа" впереди. 12 ноября 1472 г. С. Палеолог
прибыла в Москву и в тот же день состоялось венчание ее с Иоанном.
Кардинал приступил к исполнению возложенной на него миссии, но вести с
ним споры митрополит возложил на книжника Никиту, до того устрашившего
Антония, что тот быстро прекратил диспут, сказав "нету книг со мною"!
Таким образом рушились надежды папы и Висариона, возложенные на брак С.
Палеолог. Брак этот имел важное влияние на форму Московского государства
и на всю внешнюю обстановку власти (Бестужев-Рюмин). Он ускорил процесс
"собирания Руси", внеся в Москву традиции империи. Изменились отношения
великого князя к князьям других вотчин, изменились его отношения и к
дружине. Во всем этом сказывалось влияние С. Палеолог. Опальный боярин
Берсень говорит: "Государь наш запершись сам третей у кровати всякие
дела делает": - дружина отошла на задний план, вел. кн. думал свою думу
с кем хотел. Герберштейн о С. Палеолог писал: "Это была женщина хитрая,
по ее внушению князь сделал многое". Летописец утверждает, что под ее
влиянием Иоанн покончил с Ордой. Но тот же Берсень говорил Максиму Греку
(в княжение Василия) "как пришла сюда мать вел. кн. великая княгиня С. с
вашими греками, так наша земля и замешалась и пришли нестроения великие
как у вас в Цареграде при ваших царях". Он разумел здесь вражду партий
при дворе, дело Патрикеевых и Ряполовских, перемену в выборе наследника
и т. д. Кн. Курбский во многом обвинял С. и многое приписывал С.
Палеолог, говоря: "В предобрый русских князей род всеял диавол злые
нравы, наипаче же женами их злыми и чародейцами, якоже и в израильстех
царех паче же которых поимовали от иноплеменников". С. содействовала
тому, что Иоанн окружил себя пышностью, завел этикет при дворе и принял
герб византийской империи - двуглавого орла. Из Западной Европы были
вызваны художники и зодчие для украшения дворца и столицы. Воздвигались
новые храмы, новые дворцы. Итальянец Альберта (Аристотель) Фиоравенти
построил соборы Успенский и Благовещенский. Москва украсилась Грановитой
палатой, башнями кремлевскими, дворцом Тюремным, выстроен, наконец, был
и Архангельский собор. Великокняжеская столица готовилась сделаться
столицей царской; значительную долю участия в этом нужно прописать
племяннице последнего византийского императора. Скончалась она за два
года до смерти мужа - 7 апр. 1503 г.
Соцветие (inflorescentia)- Цветок, как известно, представляет
видоизмененную в целях размножения простую, вегетативную почку, ось
(стебель) которой приняла форму цветоложа (и цветоножки), а листья
превращены в прицветники, околоцветник (чашелистики и лепестки), тычинки
и плодолистики. В редких, однако, случаях такое превращение вегетативных
органов ограничивается лишь одной почкой; обыкновенно же оно
простирается на целую систему почек, т. е. охватывает сложную почку.
Этим объясняется то обстоятельство. что лишь у немногих растений, напр.
у мака, тюльпана, цветки одиночные, гораздо чаще они собраны в более или
менее тесные группы, так назыв. С., резко выделяющиеся среди остальных
вегетативных разветвлений стебля. При превращении сложной почки в С.,
листья ее, содержащие в своей пазухе вторичные почки, превращаются в
кроющие листья (bracteae), отличающиеся своей величиной, формой, а
иногда и окраской от вегетативных листьев; пазушные же почки
превращаются либо в отдельные цветки, либо в собрания их (т. е. в ветви
С.). У некоторых растений С. достигает значительной величины и весьма
сложного строения. Не всегда, однако, возможно сразу решить, содержит ли
данное растение, напр. Anagallis arvensis, одиночные цветки, или
собрания их, так как цветки могут находиться вблизи один от другого и
производить сообща впечатление С., будучи на самом деле одиночными. В
таких случаях надо обратить внимание на присутствие или отсутствие
кроющих листьев (bracteae); если таковые имеются, то у данного растения
развито С.; если же их нет, т. е. если цветки сидят в пазухе
обыкновенных (вегетативных) листьев, то нет и С. Кроющих листьев не
бывает в С. только у весьма немногих растений, напр. крестоцветных,. у
которых тем не менее С. (кисти) резко выражены. Прицветники же
(bracteolae) отсутствуют гораздо чаще. Обыкновенно они являются в виде
небольших зеленоватых или пленчатых чешуек, а иногда, напр. у
аройниковых и др., достигают значительных размеров, прикрывая в виде так
назыв. крыла (spatha) целое, иногда довольно большое С. (початок); в
образовании плюски (cupula) у плюсконосных растений (дуба и пр.)
прицветники принимают большое участие. С. имеет весьма важное значение в
ботанике, так как оно не только определяет собой общий облик растения,
но зачастую указывает на принадлежность растения к определенному
семейству; напр. для семейства зонтичных характерно С. зонтик, для
сложноцветных
- головка, злаков - колосок и т. д. Необходимо поэтому отличать форму
С.Соцветие появляется у одних растений на верхушке стебля (и ветвей) -
верхушечное или конечное С., у других - по бокам стебля в листовой
пазухе - боковое или пазушное С. Количество цветков в С. может быть
различно, иногда очень незначительное (два и даже один), а иногда
чрезмерно большое. На форму С. оказывает сильное влияние способ
ветвления главной оси, относительный рост ветвей, количество их, форма
цветков и пр. - С. очень разнообразны, но все разнообразие их можно
свести к трем более или менее отграниченным группам: простым, сложным и
смешанным. Простые С. в свою очередь подразделяются на два типа, на так
назыв. ботрические (рацемозные, моноподиальные, неограниченные,
бокоцветные) С. и цимозные (симподиальные), ограниченные, верхоцветные)
С. Сложные С. состоят из одного какого-либо типа С.: ботрических или
цимозных; смешанный- из ботрических и цимозных.
А. Простые С. 1. Ботрические (моноподиальные, неограниченные,
бокоцветные) С. характеризуются тем, что главная ось их (стержень,
rhachis) растет неопределенно долго, не ограничиваясь в своем росте
развитием верхушного цветка; главная ось обыкновенно перерастает свои
боковые оси. Развитие цветков и цветораспускание идет в этом случае в
акропетальном или центростремительном направлении, т. е. более молодые
цветки появляются ближе к верхушке С. Всех ботрических С. насчитывается
до 10; исходной формой для них, из которой теоретически можно вывести
все остальные, служит колос (spica), наиболее простое С. Общая ось его
(так назыв. стержень, rhachis), простая, не ветвистая, покрытая сидячими
цветками, снабженными при основании чешуйчатыми кроющими листьями,
таково С. у вербены (Verbena officinalis), некоторых орхидей и пр.
Иногда (у орхидей) колос бывает колоссальных размеров, а иногда (у
злаков) он весьма небольшой и наз. колоском (spicula); в колоске
находится обыкновенно несколько чешуйчатых прицветников кроющих листьев,
именно внизу колоска развиты большею частью два прицветника, так наз.
колосковые чешуйки, затем при каждом цветке, которых в колоске бывает от
одного до нескольких, находятся по две цветковых чешуйки из которых
нижняя представляет кроющий лист, а верхняя - прицветник, цветки
обыкновенно голые. Колос - с удлиненным, слабым, нитевидным стержнем,
покрытым многочисленными чешуйчатыми кроющими листьями и не яркими,
мелкими, голыми и большей частью однополыми цветками называется сережкой
(amentum); таков колос напр. у ивы, тополя и у др. Сережка, по
оцветении, сваливается целиком. Колос с мясистым, толстым стержнем и с
мелкими цветками, называется початком (spadix); таков колос у кукурузы,
аройника, рогоза и у др. Обыкновенно початок бывает окружен одним или
несколькими большими прицветниками, так назыв. крыльями (spata), иногда
окрашенных в яркий цвет. Колос с твердыми, жесткими, деревянистыми
кроющими листьями (чешуйками) называется шишкой (conus), напр. у
хвойных. Из колоса, как сказано было выше, можно вывести все другие
ботрические С., а именно: кисть, щиток, зонтик, головку (или корзинку).
Кисть (racemus или botrys) отличается от колоса тем, что цветки снабжены
цветоножками, которые обыкновенно во много раз короче главной оси,
остающейся так же удлиненной, как и в колосе. При цветках в кисти
находятся почти всегда чешуйчатые кроющие листья; только у крестоцветных
их не бывает. Кисти обыкновенно полисимметричны, так как цветки
размещаются на них равномерно вокруг оси; но иногда, напр. у ландыша
(Convallaria majalis), цветки поворачиваются в одну сторону, так что
кисть кажется односторонней (дорзовентральной или билатеральной).
Встречаются, однако, и билатеральные кисти, т. е. такие, в которых
цветки возникают только на одной стороне; так напр. у мышиного горошка
(Vicia Cracca), при развитии цветков, одна сторона соцветия плотно
прилегает к стеблю и не развивает вследствие этого цветков; другая же
свободная сторона не встречает препятствий для развития цветков.
Билатеральные кисти встречаются, кроме того, у видов чины (Lathyrus),
Digitaria и у пр. Некоторые авторы предполагают, что и завитки
бурачниковых, относящиеся обыкновенно к цимозным С., представляют
собственно билатеральные кисти. Щиток (corymbus) представляет кисть, с
неравномерно развитыми цветоножками, а именно цветоножки нижних цветков
длинные остальных и притом настолько длинны, что все цветки находятся
под конец в одной плоскости. Распускание цветков в щитке, как и надо
ожидать, идет в центростремительном направлении. У некоторых растений
(напр. у крестоцветных) щитки, по мере распускания цветков, превращаются
мало помалу в кисти вследствие того, что междоузлия главной оси
вытягиваются в длину и приподнимают более молодые цветки над старыми.
Зонтик (umbrella) отличается от щитка тем, что цветоножки в нем более
или менее удлинены, а междоузлия главной оси совершенно не развиты,
вследствие чего все цветоножки выходят из одного места (верхушки С.) и
торчат лучисто во все стороны; цветки же расположены в одной полушаровой
поверхности. Цветоножки в зонтике называются лучами. Если цветки зонтика
имеют кроющие листья, то эти последние располагаются кружком у основания
зонтика и представляют тогда так назыв. покрывало (involucrum); оно
может состоять из нескольких листков, а иногда даже из одного Зонтик
встречается крайне редко, напр. у сусака (Butomus umbellatus);
обыкновенно же зонтики соединяются вместе, образуя сложный зонтик.
Зонтик весьма похож на щиток; цветораспускание в нем такое же
центростремительное. Головка (capitulum) или корзинка (саlathidium)
представляет собственно зонтик, с сильно утолщенной, иногда даже
расширенной общей осью (верхушкой С.) и с сидячими или почти сидячими,
обыкновенно мелкими цветками, таковы С. у клевера, ворсянки,
сложноцветных и др. Общая ось головки, так наз. цветоложе
(receptaculum), бывает у сложноцветных плоской (напр. у подсолнуха),
углубленной (у Carlina), выпуклой (у Erigeron), конической (у ромашки) и
пр.; поверхность ее или гладкая, или ямчатая, чешуйчатая, пленчатая,
щетинистая. Цветки в головке у сложноцветных или все одинаковы, или
наружные из них язычковые, а внутренние трубчатые. При цветках иногда
находятся прицветники и кроющие листья; последние образуют вокруг
цветоложа так наз. покрывало или паволоку (involucrum). Своеобразные С.
некоторых крапивных (Urticaceae), так наз. coenanthium или hypanthodium,
представляют видоизмененную головку. Цветоложе здесь сильно
разрастается, становится мясистым; у Dorstenia оно плоское, сверху
сплошь усаженное цветками, а у фигового дерева (Ficus carica) оно
кувшинчатое, с узким отверстием на верхушке; внутренняя поверхность
такого С. усеяна мелкими цветками. При плодосозревании такое С.
разрастается и дает соплодие, так наз. фиговую ягоду.
II. Цимозные (симподиальные, ограниченные, верхоцветные) С.
отличаются от С. первого типа тем, что главная ось их не растет
неопределенно долго в длину; не перерастает боковых осей, так как скоро
на своей верхушке производит цветок, ограничивающий рост оси в длину;
боковые же ветви (одна или несколько) перерастают главную ось и вскоре
также на своей верхушке производят по цветку; от боковых ветвей первого
порядка отходят ветви третьего порядка, которые перерастают первые ветви
и в свою очередь скоро заканчиваются цветками; далее развиваются ветви
первого порядка и т. д.; получается довольно сложное С., в котором
молодые ветви перерастают старые, цветораспускание же идет в
центробежном направлении, так как более молодые цветки находятся всегда
ближе к периферии. Смотря по числу боковых ветвей, развивающихся на
главной оси, цимозные С. можно разделить на три группы: однолучевые
(monochasium), двулучевые (dichasium) и многолучевые (pleiochasium).
1. Однолучевые С. (monochasium, однолучевой верхоцветник) состоит из
оси (симподия), сложенной из осей различных порядков, так как в этом
случае из под цветка, заканчивающего собой ось, развивается лишь одна
ветвь. В некоторых случаях однолучевой верхоцветник может походить на
левостороннюю кисть или колос, но кроющие листья в нем всегда
располагаются против цветков, тогда как в кисти или колосе - под
цветками. В зависимости от того, как расположены боковые ветви,
монохазий принимает различную форму: завитка, извилины или серпа. 1)
Завиток (bostrix или cyma unipara helicoidea) получается в тех случаях,
когда все боковые ветви возникают на одной стороне С., и при том так,
что вся система разветвлений находится в одной почти плоскости; общая
ось в таком случае извита спиралью, на выпуклой стороне которой
развиваются в акропетальном порядке цветки. Кроющие листья в завитке
располагаются все в срединной плоскости ветви. Завиток встречается напр.
у Hemerocallis и др. лилейных, ситниковых и пр. 2) Извилина (cincinnus
или cyma unipara scorpioidea) происходит в таких случаях, когда кроющие
листья помещаются не в срединной плоскости, а по переменно, то справа,
то слева от срединной плоскости главной оси; также располагаются и
боковые ветви, цветки же, хотя и помещаются на одной стороне общей. оси,
но образуют два ряда. Извилина встречается у росянки (Drosera),
Helianthemum, Scilla bifolia и у др. Некоторыми ботаниками принимается
за извилину и С. бурачниковых (Boraginaceae), тогда как оно представляет
билатеральную кисть, ось которой лишь на одной стороне развивает два
чередующихся ряда цветков; эта сторона растет сильные противоположной, а
потому ось извивается спиралью. 3) Серп (drepanium) происходит тогда,
когда последовательные боковые оси располагаются попеременно то справа,
то слева, так что общая ось С. изгибается то вправо, то влево, и цветки
располагаются в два супротивные ряда (на двух противоположных сторонах
общей оси). Такие С. встречаются у растений с двурядными листьями, напр.
Gladiolus и у др. касатиковых (Iridaceae).
2. Двулучевые С. (dichasium, двулучевой, верхоцветник) встречаются
обыкновенно у растений, с супротивными листьями, напр. у гвоздичных
(Caryophyllaceae) и представляют вильчато разветвленную систему осей,
располагающихся во взаимно перпендикулярных плоскостях. Главная ось
заканчивается в этом случае цветком и производит под цветком справа и
слева по одной ветви, которые вскоре также заканчиваются цветками, а под
цветком каждая из них производит опять по ветви спереди и сзади и т. п.
3. Многолучевые С. (pleiochasium, многолучевой верхоцветник)
отличается от дихазия тем, что боковых ветвей возникает не две, а три и
больше. У некоторых растений, однако, количество боковых ветвей высших
порядков не остается одним и тем же, а или уменьшается (напр. у
молочая), молодила и у других, или увеличивается (периферические ветви у
черной бузины). Если в многолучевом, а также и двулучевом верхоцветнике
цветоножки не развиваются, то получается особая форма С., так назыв.
пучок (tasciculus; это в тех случаях, когда цветоножки очень коротки и
цветки расположены на одной высоте, напр. у Dianthus Carthusianorum) или
клубочек (glomerulus; когда цветоножки очень коротки и не одинаковой
длины и цветки неправильно скучены, напр. у мари, Chenopodium, свеклы,
Herniaria, Adoxa и у др.).
В. Сложные С. Сложные С. можно рассматривать как простые, в которых
вместо отдельных цветков развиты новые (вторичные) С., при чем все С.,
как вторичные, так и первичные, одного и того же типа. К сложным С.
относятся следующие: 1. Сложный колос - колос, в котором вместо цветков
находятся колоски: таков напр. колос пшеницы, ржи, ячменя и пр. 2)
Сложный початок у пальм, вместо цветков на початке развиты новые
початки; при каждом вторичном початке находится иногда крыло. 3) Метелка
или сложная кисть (panicula) - кисть, в которой вместо цветков находятся
вторичные кисти, на которых в свою очередь цветки заменены третичными
кистями и т. д., так что метелка бывает иногда очень сложной. Как пример
метелки приводят обыкновенно метелки злаков (овса, полевицы и мн. др.),
но эти метелки - смешанные С., представляющие соединения колоска с
кистью. 4) Сложный зонтик, обыкновенно встречающийся у зонтичных, -
зонтик, где вместо цветов развиты простые зонтики; цветоножки простых
зонтиков (umbellula) называются здесь вторичными лучами; кольцо кроющих
листьев, находящихся при их основании, - покрывальцем (involucellum);
ветви же, несущие простые (вторичные) зонтики, называются первичными
лучами, круг кроющих листьев у их основания - покрывалом (involucrum).
Не всегда, впрочем, в сложном зонтике развиты покрывало и покрывальца;
иногда не бывает то того, то другого, а иногда обоих одновременно. 5)
Сложная головка встречается крайне редко, напр. у мордовника (Echinops)
из сем. сложноцветных, где весьма мелкие одноцветковые (вторичные)
головки собраны в крупную первичную головку.
С. Смешанные С. Смешанные С. могут быть двух родов, во-первых -
такие, в которых соединены разные С. одного и того же типа (ботрические
с ботрическими, цимозные с цимозными) и, во-вторых, разных типов
(ботрические с цимозными).
I. К первой категории относятся С., представляющие следующие
соединения: 1) колосков с кистью, т. е. такие С., в которых колоски
расположены кистью (у Melica nutans, Bromus racemosus), 2) колосков с
метелкой ("метелка" многих злаков: мятлика, овсяницы, костра и пр.); 3)
головок с кистью (у белокрыльника, Petasites); 4) головок с зонтиком, т.
е. головки расположены зонтиком (у тысячелистника, полевой рябинки и у
др.); 5) головок с метелкой, т. е. головки расположены метелкой (у
полыни); 6) дихазиев и плейохазиев с монохазиями (у Sedum, Sempervivum и
др. толстянковых); 7) при взаимном соединении цимозных С. возникают
очень запутанные С., из которых одно так назыв. anthela ("букет";
впрочем, меткого русского названия для него нет, представляющее
собственно pleiochasium, в котором боковые ветви не представляют
определенной конфигурации, так что все С. весьма неопределенной формы;
таково С. у некоторых ситников (Juncus lamprocarptus, tenuis, alpinus и
др.).
II. Ко второй категории относятся С., в которых 1) головки соединены
с pleiochasium, т. е. представляющие такой pleiochasium, в котором
отдельные цветки заменены головками (у Scabiosa, Crepis, Hieracium,
Anthemis и у мног. друг. сложноцветных); 2) дихазии с сережкой, т. е. в
сережке вместо цветков находятся дихазии (сложные сережки березы, ольхи
и др.); 3) дихазии и плейохазии с метелкою (так назыв. пирамидка,
гроздь, thyrsus, у сирени, винограда, Ligustrum; у названных растений
последние ветви метелки обыкновенно образуют дихазии или плейохазий); 4)
дихазии или плейохазии с кистью, т. е. такие кисти, где цветки дихазиями
или плейохазиями; таковы, напр., С. у губоцветных (Labiatae), напр. у
шлемника (Scutellaria), шалфея (Salvia) и у др.; у этих растений цветки
располагаются ложными мутовками, образуя на конце стебля и ветвей кисть;
сами же мутовки представляют дихазии или плейохазии.
С. Р.
Социальная психология. - В классификации абстрактных наук, созданной
Контом и исправленной Миллем и Спенсером, место психологии между
биологией и социологией. Если, с одной стороны, новейшая психофизика
является наукой, стоящей на рубеже между психологией и биологией, то, с
другой стороны, также должна существовать особая научная дисциплина,
которая равным образом представляла бы собой связующее звено между
психологией и социологией. Индивидуум, как таковой, есть не только
организм, но и продукт общества, членом которого он является перед нами.
Отдельное я получает извне впечатления не только от окружающей его
физической среды, но и от других таких же я, т. е. от общества, которое
является для него тоже своего рода средою. В настоящее время в разных
социальных науках даже особенно сильна тенденция сводить индивидуум на
среду и видеть в индивидуальной психике лишь своего рода продукт психики
коллективной. Но и эта последняя понимается, конечно, не в смысле
"народного духа" романтиков, которые противополагали народный дух
индивидуальной душе, как нечто от нее отличное и независимое. С.
психика, как явление реального мира, не существует вне той или другой
совокупности индивидуумов и является лишь продуктом психического
взаимодействия единиц. Каждый из нас испытывает на себе влияние
коллективной психики, приобщаясь к ней чрез непосредственное или
посредственное общение с другими людьми, но в то же время такое общение
наше с другими оказывает на них свое влияние и тем самым производит то
или другое действие на С. психику, хотя бы это действие и было
минимальным. Первичным элементом всех явлений, подлежащих изучению в С.
психологии, следует считать психическое действие одного индивидуума на
другой, которое само может быть весьма многообразным по своим способам
(жесты, мимика, речь и т. п.) и не менее разнообразным по своим
результатам. Один из первых, начавших систематически изучать этот вопрос
- Н. К. Михайловский; он с особым вниманием отнесся к той стороне такого
психического движения, которая может быть выражена словом внушение.
Помимо того особого значения, какое этот термин получил в гипнотизме,
внушение играет громадную роль в психической жизни человека. Сам
психический процесс действия индивидуума на индивидуум именно в том и
состоит, что мы постоянно бессознательно или сознательно внушаем другим
то или другое из нашего внутреннего мира и подвергаемся таким же
внушениям со стороны других. Правда, многие внушения проходят совершенно
бесследно для нашей психической жизни, но другие вызывают к себе то или
другое отношение, т. е. или отрицательное, или положительное. Последнее
мы называем подражанием, которое Тард даже делает таким же законом С.
жизни, каким является наследственность в жизни органической. Некоторые
специальные случаи внушения и подражания давно уже сделались предметом
научного исследования, каковы эпидемии морального характера у психиатров
и преступления толпы у криминалистов. Результатами психического
взаимодействия являются основные отличительные черты, кладущие общий
отпечаток на лиц, находящихся между собой в постоянном общении или
вообще вращающихся в той или другой среде. Так создаются и народные
характеры, что даже дало повод создать особое направление в науке,
известное под названием психологии народов. С. психология разработана
еще крайне мало.
Н. К.
Сочи (Даховский пос.) - пос. Черноморской губ., на берегу Черного
моря, при устье рч. С. С С и СВ пос. защищен отрогами Кавказского хр.,
покрытыми густыми лесами. В С. находятся окружное управление, пристань,
карантино-таможен. пост. Упрощенное городское управление. Жит. 1309
(жнщ. всего 462), из них: коренных 91, пришлых 1118 и иностранцев 190.
Правосл. црк. 1, 145 домов, 55 торгов. завед., бойня, больница на 8
кроват. Благодаря живописному положению и климатическим особенностям,
С., как дачное место, развивается, а как климатической станции ему
предстоит будущность. Средн. темп. года +13,6°, января +5,1,° апреля
+11,2°, июля +22,5° окт. +15,6°; воздух влажен; осадков 2071 мм. (ни
один месяц не дает их менее 117 мм.). Морские купанья. В С. и его
окрестностях много садов (Хлудова, Гарбе и др.). В 3 1/2 вер. Сочинская
сельскохозяйственная и садовая опытная станция, с табачным отделением. В
окрестностях С. сернистые источники: Мацеста (в 10 в.) и Агура (в 12 в.)
вверх по течению рч. тех же названий. Оба источника посещаются больными
туземцами; "Мацеста" исследован М. В. Сергеевым в 1898 г. и найден
принадлежащим к весьма сильным сернисто-соленым водам; "Агура",
очевидно, того же состава.
А. Ф. С.
С. - зарождающийся климатический курорт с морскими купаньями, весьма
пригодный для летнего местопребывания легочных больных и людей,
нуждающихся в отдыхе. Море глубокое, дно каменистое. Сезон для
климатической станции с 15 апреля по 1 декабря. Температура источников
(см. выше) 15° Р. Вода их с сильным запахом сероводорода. Местами жители
пользуются ими для купаний при накожных болезнях. Точного анализа вод
еще нег. Сообщение с Черноморскими портами пароходами (подробнее см. А.
А. Воейков, Ф. И. Пастернацкий и М. В. Сергеев, "Черноморское
побережье", СПб., 1899). По климатическим и проч. условиям, С. может
быть сравнено с приатлантическими Пиренеями и западной Францией.
А.
Союз (грамм.). - Под именем С. (sundesmoV) греческие грамматики
разумели часть речи, которая поддерживает связь и порядок речи и
заполняет в ней пустые промежутки. Таким образом этот термин у греков
охватывал все то, что мы разумеем под общим термином частиц. В настоящее
время под именем С. conjunctio разумеются только такие частицы, которые
служат для соединения двух или нескольких слов в предложении или для
соединения предложений между собой. В грамматическом смысле под именем
соединения мы разумеем всякое сопоставление двух или нескольких слов или
предложений, так что под термин С. подходят не только соединительные
частицы (как и, да), но и разделительные (как или, либо), противительные
(как а, но) и сравнительные (как, чем). История происхождения С. в
индоевропейских языках очень темна. Только С. позднейшего образования
поддаются этимологическому объяснению. Так, напр., чем есть несомненно
творит. падеж относительного местоимения что, хотя - деепричастие наст.
времени глагола хотеть и т. д. Множество союзов образовалось из сложения
нескольких частиц, происхождение которых точно неизвестно; так, союз
нежели сложен из частиц не-же-ли, или из или и т. д. Гораздо яснее
синтаксическое развитие функции С., соединяющих предложения придаточные
с главными. В санскритском языке главную массу придаточных предложений
составляют предложения относительные, т. е. присоединяемые к главному
при помощи относительного местоимения yas - "который". Рядом с этими
предложениями существуют и такие, которые соединены с главным С., но
большинство этих С. образовано от корня того же относительного
местоимения. Во многих случаях мы еще ясно чувствуем и значение такого
С.: это еще не С. в собственном смысле, а наречие, образованное от корня
относительного местоимения. Это наречие становится С. лишь тогда, когда
утрачивает свое наречное значение и превращается в частицу, служащую
исключительно для выражения отношения между двумя предложениями. Так,
напр., санскритское yatha первоначально обозначает "как"; если
придаточное предложение выражает волю или желание говорящего (это
выражается сослагательным или желательным наклонением), то yatha,
стоящее в таком предложении, уже получает несколько иной оттенок,
оттенок цели, который мы можем выразить русским "как бы". И в таких
предложениях первоначально заметна еще связь значения С. с наречным его
значением, так как в главном предложении мы часто встречаем
соответствующее указательное наречие tatha "так". Наречие yatha
окончательно становится С. тогда, когда оно начинает употребляться в
соединении с такими главными предложениями, где уже невозможно
употребление указательного наречия tatha "так". Тогда С. yatha получает
значение "чтобы", и функция его сводится к соединению главного
предложения с придаточным предложением цели. Совершенно аналогичные
процессы возникновения С. происходят и в других языках, при чем
замечается то же явление, что и в санскритском языке, т. е. что
большинство С. возникает из падежей относительного местоимения или из
наречий одного с ним корня. Таково же возникновение и церк. славянских
С. яко, якоже и др. и русских - что, чем, чтобы и др. Функция С. до
такой степени может расшириться, что определение его значения
оказывается почти невозможным. Он становится в таком случае как бы
универсальным С., утрачивая вполне свое первоначальное значение и
становясь частицей, служащей исключительно для соединения весьма
разнообразных придаточных предложений с главными. Так. напр., русский С,
что может вводить так наз. дополнительное придаточное предложение,
служащее развитием какого-либо члена предложения (напр. "видит, что
съели мыши его живописный портрет", Жуковск.), может вводить предложение
причины ("потому, что"), предложение следствия ("злые духи... пугали
прохожих так, что не смели и близко к нему (лесу) подходить", Жук.),
предложение цели (чтобы = что с сослагательным наклонением; частица бы
слилась с С. что в одно слово). Если прибавить к этому обычное народное
употребление что в смысле литературного который (напр. "тот, что
побольше") и в смысле сравнительного С. ("людская молва, что морская
волна"), то получается настолько широкая и разнообразная сфера
употребления этого С., что от первоначального его значения (именит. или
винит. пад. местоимения) не остается уже ничего, кроме функции
соединения предложений. Почти такое же универсальное значение приобрел и
готский С. ei (произносится i): он вводит предложения дополнительные,
причины, цели и др. Некоторые С. возникают кроме того из таких частиц,
которые первоначально не имели функции С. Так греч. mh и латинск. ne -
первоначально простые отрицания, употребляясь обыкновенно с
сослагательным и желательным наклонениями, превратились в С. цели со
значением "чтобы не" (ср. выше развитие С. yatha). В С. могут
превратиться не только слова, вводящие придаточное предложение, но и
некоторые слова главного предложения, указывающие на следующее
придаточное предложение. Таким образом возникают такие сложные С., как
русское потому что, так что и т. под. (первонач. потому, что; так, что).
Вообще возникновение и развитие функции отдельных С. настолько
своеобразны и различны в различных языках, что их историю часто
невозможно подвести под общую схему. - Ср. В. Delbruck, "Vergleichende
Syntax der indogermanischen Sprachen" (т. I, 1893, стр. 5; II, 1897,
стр. 497-560; III, 1900, стр. 228-295; 319-359; 428-437; там же указаны
и монографии по отдельным вопросам). См. Буслаев, "Историч. грамматика
русского яз." Д. Кудрявский.
Соя (Soja hispida Moench. или Glycine hispida Maxim.) - однолетнее
травянистое растение из сем. бобовых (Leguminosae), несколько похожее на
фасоль, стебель прямостоящий, сильно ветвистый. Листья тройчатые с
маленькими прилистниками, покрыты вместе с черешками и стеблем длинными
рыже-бурыми волосками. Цветы в коротких кистях. Венчик мотыльковый,
бледно-фиолетовый. Бобы небольшие, плоские, покрыты рыжими волосками,
внутри содержат 2-5 семян, отделенных губчатыми перегородками. С. родом
из восточной Азии и культивируется в большом количестве в Японии, Китае
и Манчжурии (у нас на Амуре) ради своих съедобных семян, очень богатых
белками. В Японии и Китае она служит ежедневной пищей для массы людей.
Из ее приготовляют массу разных блюд и между прочим, посредством
брожения, делают род сыра. Кроме того из муки этого растения с разными
приправами делают едкий соус, который также называется С. и
употребляется, как приправа к рыбе или мясу. Этот соус в большом
употреблении в Японии, Англии и Америке, менее в других странах.
С. Коржинский.
С. (сельск.-хоз.) - китайские бобы, бобы Габерландта, который первый
в Европе обратил внимание на это растение (наз. и масличным горохом,
pois oligineux). Европ. хозяева стали знакомиться с С. с 1873 г.
Габерландт произвел несколько опытов посева С. и полученными урожаями
делился с лицами, интересовавшимися культурою этого растения. В числе их
был и И. Г. Подоба. С. почти единственное пока растение, состав семян
которого приближается к составу мяса животных. По анализам доктора А.
Липского, семена С. в среднем содержат: воды - 7,113, жира - 18,633,
азотистых веществ - 38,441, без азотист. 30,734 и золы 5,059 %. По
исследованиям В. Гиляранского в 100 частях семян С. заключается: воды -
9,16, жира - 17,93, белковых веществ - 37,40, клетчатки - 9,70,
крахмала, декстрина и пектиновых веществ - 21,84 и золы - 4,78 %; в
последней 30,43 % фосфорной кислоты и 44,92 % кали. Питательность С.
была проверена многими лицами. Приводимые А. Липским цифры показывают,
что усвояемость азотистых и жировых веществ С. такая же, как и в горохе,
в белом хлебе и во многих других растительных пищевых продуктах. Из нее
главным образом приготовляют особый соус для приправы к различным
кушаньям. Как самостоятельное пищевое средство для людей, С. еще не
вошла в Европе в употребление вследствие трудности варки и не особенно
приятного вкуса бобов: ею пользуются только как прибавкой к пшеничной и
ржаной муке для придания хлебу большей питательности или как суррогатом
кофе. Напротив, как кормовое средство, она может применяться с большим
успехом: ее зерна, особенно размельченные, в виде прибавочной дачи к
другим кормам, а также солома, мякина и ухоботье охотно поддается
скотом. Количество азотистых веществ в соломе С. равно максимальному
содержанию их в соломе вики и гороха, а в среднем она по качеству
превосходит последние. Жира и экстрактивных без азотистых веществ в ней
также больше, чем в соломе гороха, бобов, вики и люпина. Относительно
содержания клетчатки солома С. стоит ниже других бобовых растений. В
технике семена сои находят применения для приготовления масла, при чем
жмыхи доставляют прекрасный корм; кроме того остатки от технической
переработки С. употребляются как удобрительное средство. Гораздо,
однако, большего внимания заслуживают корневые остатки С., при культуре
ее в большом размере, в смысле обогащения почв азотом и поддержания их
естественного плодородия. Разновидностей и сортов С. имеется очень
много. В Японии, напр., различают С. по цвету зерен (белые, черные,
красно-коричневые, зеленоватые и пятнистые), по времени созревания
(ранние, средние и поздние) и по форме (круглые, эллипсоидальные и
сплющенные бобы, идущие в пищу, на соус и на сыр). Для Европы
(собственно только для южной, также для южной части России) важны сорта
ранние, в виду сравнительной краткости нашего дета. Из двух групп
разновидностей С. - Soja tumida (с вздутыми с боков зернами) и Soja
platycarpa (с зернами, сжатыми с боков) разновидности первой группы у
нас легче возделываются, в особенности 1) С. желтая (S. tumida pollida)
и 2) С. черная (S. tumida atrospermum) - сорт более ранний, чем
предыдущий. По опытам И. Подобы, С., как по отношению к почве, так и ее
обработке, невзыскательна. Но не следует упускать из виду, что
обеспечить при наших засухах большой урожай С. может только глубоко и
своевременно обработанная почва. Кроме того, не лишне добавить, что С.
чрезвычайно богата листвой. Поэтому она много испаряет воды и требует ее
во время своего роста в большом количестве (в связи с этим требованием
стоит необходимость редкого сева). На черноземе С. не требует удобрения;
вообще же она на тучной почве растет хорошо, на почвах не богатых худо
кустится и зерно менее мучнисто. Снимать С. можно в апреле, так как
всходы ее легче, чем напр. фасоль и кукуруза, переносят утренники. Полки
С., а также обрывания верхушек ветвей, когда покажутся первые цветы, что
практикуется обыкновенно в Китае у нас не производят. Уборка
производится серпом или выдергиванием руками; семена С. но осыпаются.
Урожай ее сам 30-40. Замечательно, что в зернах сои не найдено личинок
гороховой зерновки (часто встречающихся в зернах бобовых растений) и что
само растение почти не поражается паразитными грибками.
Г. К.
Спаниель - породы длинношерстных легавых собак, происходящие от
собак, привезенных кельтами в Англию из Испании за несколько столетий до
Р. Хр. Все вообще английские С. разделяются на сухопутных (земляных) и
водяных. Между первыми различаются, преимущественно по росту и окраске,
суссексы, клумберы, коккеры, норфольки и фильд-спаниели (черные С.); все
они представляют коротконогих приземистых собак, сильного сложения,
обязанность которых состоит в том, чтобы выгонять птиц (фазанов, серых
куропаток) из густых зарослей и других трущоб, недоступных более рослым
собакам. Некоторые из С., преследуя дичь, взлаивают; стоек, обыкновенно,
не делают, но на следу учащенно махают хвостом. Охота с сухопутными С.
весьма распространена в Англии, а отчасти во Франции и Бельгии,
постепенно вытесняя охоту с пойнтерами и сеттерами. Водяные С., лишь
недавно выведенные от скрещивания сухопутных с пуделями, разделяются на
английских и ирландских, они употребляются исключительно для охоты на
водоплавающую дичь. К группе С. принадлежат эпаньели. См. Л. Сабанеев,
"Собаки легавые" (М., 1896); Э. Беллькруа, "Охота с С." (СПб., 1888).
С. Б.
Спаржа (Asparagus L.) - родовое название растений из сем. спаржевых;
известно до 100 видов, рассеянных по всему свету, преимущественно в
более сухих климатах. Наиболее распространенный вид Asparagus
officinalis L., обыкновенная С. Одни виды С. травы, другие -
полукустарники, развивающие подземное корневище и надземные более или
менее ветвистые стебли, у многих видов ползучие. Листья мелкие,
чешуйчатые или шиповатые; в пазухе их развиваются или удлиненные ветви
или пучки укороченных, безлистных, щетинистых или линейных веточек
(кладодиев), а у подрода Myrsiphyllum развиваются в пазухе листьев
одиночные листовиднорасширенные ветви. В пазухе листьев появляются
одиночные цветки или щитковидные или кистевидные соцветия. Цветок
правильный, обоеполый или однополый, с простым раздельнолистным или
немного спаянным у основания околоцветником о шести листках,
расположенных в два круга. Тычинок шесть, с тонкими или пластинчатыми
нитями и пыльниками, вскрывающимися на внутренней стороне; пестик с
верхнею, трехгнездой завязью, коротким столбиком и трехлопастным
рыльцем; плод - ягода, с одним или несколькими семенами, семя с толстой,
черноватой кожурой, роговым белком и небольшим зародышем. В Европейской
России дико растут около 8 видов С., из них наиболее обыкновенно
Asparagus officinalis L., по лугам, между кустарниками - многолетняя
трава, перезимовывающая при посредстве подземного корневища и ежегодно
развивающая наземные ветвистые стебли, обильно усаженные пучками тонких
зеленых веточек (кладододиев); листья мелкие, чешуйчатые, снабженные
тонкой и короткой шпорцею; цветки одиночные или парные; плод - красная
ягода, величиной с горошину. Молодые стебли - обычная овощ.
С. Р.
Спарта (Sparth, лат. Sparta) - главный город Лаконии, на правом
берегу реки Эврота, между рекой Энус (левый приток Эврота) и Тиазой
(правый приток той же реки), также государство, столицей которого была
С. По преданию, С. была столицей значительного государства еще до
вторжения дорян в Пелопоннес, когда Лаконию населяли будто бы ахеяне.
Здесь царствовал брат Агамемнона, Менелай, игравший тайную видную роль в
троянской войне. Нисколько десятков лет спустя после разрушения Трои,
большая часть Пелопоннеса была завоевана потомками Геракла ("возвращение
Гераклидов"), пришедшими во главе дорийских дружин, причем Лакония
досталась сыновьям Аристодема, близнецам Эврисфену и Проклу
(праправнукам Гилла, сына Геркулеса), считавшимся родоначальниками
царствовавших в С. одновременно династий Агиадов и Эврипонтидов. Часть
ахейцев ушла при этом на север Пелопоннеса в область, которая по их
имени была названа Axaией, оставшиеся были большей частью обращены в
илотов. Восстановить, хотя бы в общих чертах, действительную историю
древнейшего периода С. невозможно, за недостатком точных данных. Трудно
сказать, к какому племени принадлежало древнейшее население Лаконии,
когда и при каких условиях совершилось заселение ее дорянами, и какие
отношения установились между ними и прежним населением. Несомненно
только, что если Спартанское государство и образовалось благодаря
завоеванию, то мы можем проследить последствия лишь сравнительно поздних
завоеваний, путем которых С. расширялась на счет своих ближайших
соседей. Значительная часть их принадлежала, вероятно, к тому же
дорийскому племени, так как ко времени образования в Лаконии большого
Спартанского государства племенная противоположность между
первоначальным населением страны и пришедшими с северозапада Греции
дорянами уже успела сгладиться. Очень вероятно показание Эфора, что
после так называемого вторжения дорян Лакония не составляла одного
государства, а распадалась на несколько (по Эфору - 6) государств,
которые находились в союзе друг с другом. Центром одного из них и была
С. Древнейшая Спарта представляла не город, а соединение нескольких
открытых поселений. От нее зависела небольшая территория по среднему
течению Эврота. В политическом и общественном строе этой маленькой
общины не было еще в то время ничего такого, что выделяло бы ее заметно
из ряда других греческих общин. Ряд войн привел затем к подчинению С.
всей Лаконии. Царям Архелаю и Хариллу традиция приписывала покорение
Эгитиды (область на верхнем течении Эврота), преемнику Архелая Телеклу
- завоевание Амикл, Фариса, (оба города на Эвроте) и Геронер (около
середины VIII века), его сыну Алкамену - покорение Гелоса. От имени
последнего города некоторые ученые производят слово "гелот", так как
завоеванное население плодородной ручной долины было обращено в илотов.
Жители же гористых кос, вдающихся в море у Тенарона и Малеи, потеряли
политическую самостоятельность и стали периэкскими общинами; их
обитатели сохранили личную свободу, собственность, местное
самоуправление, но не имели политических прав, были обязаны военной
службой и подчинялись надзору спартанских гармостов. Некоторый
периэкские общины могли образоваться и иначе; в такое положение могло
попасть и чисто спартанское население, которое жило вне С., так как
впоследствии политическая права могли сохранить лишь те, кто жил в
столице, Завоевание Лаконии поставило С. лицом к лицу с сильными
соседями: на севере с аркадянями (прежде всего с Тегеей), на
сев.-востоке - с Аргосом, у которого С. стремится отнять Кинурию и
остров Киферу, на западе - с Мессенией. С ними С. уже очень рано
вступает в упорную борьбу. Особенно удачно шла борьба с Мессенией,
привлекавшей спартанцев изобилием плодородных земель. Первая мессенская
война началась во второй половине VIII века. Упорная двадцатилетняя
борьба привела к подчинению Мессении С. Прибрежные поселения получили
права периэкских общин, а некоторые из них сохраняли даже некоторое
время самостоятельность. Но большая часть Мессении, особенно плодородная
долина реки Памиза, была разделена между спартиатами, а мессеняне попали
в положение илотов и стали платить новым хозяевам половину дохода.
Вскоре по окончании этой войны в С. возникло движение парфениев, класса
людей не пользовавшихся полноправием. Вероятнее всего, что парфении -
незаконнорожденные дети спартиатов. Заговор парфениев был открыт, и им
пришлось выселиться из С. в Южную Италию, где они основали Тарент.
Благодаря покорению Мессении С. стала соседкой Элиды, и с пятнадцатой
олимпиады спартанцы начали принимать участие в олимпийских играх.
Попытка мессенян освободиться от спартанского ига привела, около
середины VII в., ко второй мессенской войне. Мессенянам помогли пизаты
(под начальством царя Панталеона), аркадяне (царь Аристократ из
Орхомена) и аргивяне, а С. - элидяне. Борьба затянулась надолго.
Спартиаты, лишившееся благодаря восстанию своих наделов в Мессении,
стали требовать передела земли в Лаконии. И на этот раз победа осталась
на стороне С., спартиаты возвратили себе земли в Мессении, мессеняне же
опять попали в положение илотов. Менее удачно действовали в это время
спартанцы на востоке; попытка С. подчинить Кинурию кончилась неудачей.
Аргивянам помогали жители восточно-аркадского плоскогория, С. же нашла
себе помощь в некоторых аргивских городах, недовольных Аргосом (Тиринф и
Азина). Когда эти города были разрушены аргосцами, спартанцы дали
жителям их места для поселения. на мессенскоме берегу. При Гизиях
спартанцы были разбиты аргивянами (669- 668 г. до Р. Хр.), и лишь в
середине VI века им удалось присоединить Фирейскую область и остров
Киферу. Завоевания оказали сильное влияние на весь строй спартанского
государства. Благодаря им С. стала самым значительным по территории
государством греческого мира; она занимала около 2/5 всей поверхности
Пелопоннеса, свыше 8000 кв. км. Вероятно, опасность жить среди враждебно
настроенного и численно превосходного покоренного населения, заставила
большинство свободных полноправных граждан поселиться в С. Так
установился взгляд, что полноправные граждане только те, кто живет в С.,
откуда и название их "спартиаты". Завоевания дали государству
возможность хорошо обеспечить землей большинство граждан. Спартиаты
получили в наследственное пользование участки земли с явившими на них и
обрабатывавшими их илотами. Эти участки были равны и назывались
"жребьями" или "долями". Нет никаких данных для признания в С. общинного
землевладения; переделов не было, и раз выделенный известной семье
участок находился в ее пользовании постоянно. Очень сомнительно, далее,
показание, что каждому ребенку старшины фил выделяли особый участок
(Плутархов "Ликург", глава XVI). Спартиатские участки были невелики.
Величину их можно приблизительно определить на основании показания, что
каждый участок должен был давать 70 эгинских медимнов ячменя владельцу,
еще 12 медимнов на долю жены и сверх того известное количество вина и
масла. Эд. Мейер (во II т. "Истории древности"), принимая двухпольную
систему и считая, что морген приносит около 6 эгинских медимнов,
высчитал, что участок должен был равняться приблизительно 30 моргенам
или шести с небольшим русским десятинам. Принимая же в соображение то
обстоятельство, что участок обрабатывался трудом илотских семей, которым
надо было с него же кормиться, приходится принимать большую величину
участков. Впрочем, вычисления эти основываются на данных, почерпнутых из
VIII главы Плутарховой биографии Ликурга, в которой Плутарх приписывает
ему передел земли и создание равных участков. А так как рассказ о
Ликурговом наделении земли создался под влиянием программы Агиса III и
Клеомена III, то, может быть, и приведенные Плутархом размеры дохода
относятся к участкам, на которые цари-реформаторы хотели разделить
Лаконию. В таком случай, конечно, эти данные не могут служить прочным
основанием расчета величины древнейших наделов, хотя все-таки не лишены
известного значения, так как они показывают, какой доход считался в С.
достаточным для спартиата и способным обеспечить ему возможность участия
в сисситиях. Доказательством происхождения древнейших участков путем
государственного наделения служит то, что илоты не считались
собственностью хозяев участков, которые не могли ни увеличивать
требований с них, ни отпускать их на волю, ни продавать за границу.
Участки находились в наследственном пользовании семьи. Нераздельность
имущества не была обязательна по закону, но часто встречалась в С. между
братьями. Объяснить ее можно как остаток семейной собственности.
Нераздельность владения сопровождалась иногда тем, что у всех братьев
была одна общая жена. Причиной нераздельности могла быть также трудность
раздела земли, населенной илотскими семьями, прочно с нею связанными.
Неизвестно, дозволялось ли дробить илотские семьи и хозяйства. Впрочем,
если даже дробление и допускалось, оно часто затруднялось экономическими
соображениями, напр., невозможностью ведения хозяйства на очень
маленьких участках и трудностью раздела при существовании хозяйственного
инвентаря лишь в определенном количестве. Спартиатские участки были
неотчуждаемы, их нельзя было ни дарить, ни завещать, ни продавать.
Дарить и завещать (но не продавать) недвижимую собственность разрешил
только закон Эпитадея, изданный уже после пелопоннесской войны.
Существование наделов не исключало в С. крупной частной собственности
среди знатных родов. Ее существование доказывается упоминанием в
источниках "богатых" спартиатов, например, таких лиц, которые содержали
лошадей для ристаний, а это заставляет предполагать у них значительные
средства. Но несомненно, что после завоеваний, давших государству
значительный земельный фонд для наделения значительного числа граждан,
преобладание в С. принадлежало уже не знати, а массе экономически
обеспеченного рядового гражданства, "равным", служившим в войске
гоплитами. Только постепенно целый ряд причин привел к разложению этой
массы "равных" и к образованию, с одной стороны, очень крупных
землевладельческих состояний, с другой стороны - бедняков. Но это
явление развивается уже поздние. Завоеванием объясняется и выработка в
С. того особого склада жизни, который так долго привлекал к ней внимание
политических теоретиков. Чтобы удержать в повиновении численно
превосходную массу илотства и периэков, спартиатам необходимо было
развить в себе постоянную боевую готовность. Чтобы не быть захваченными
в расплох и перерезанными по одиночке, спартиаты сконцентрировались в
городе, а это лишало их возможности заниматься хозяйством. Так
утвердился взгляд, что спартиат не смеет заниматься трудом, дающим
доход. Подготовка к бою, военная служба и участие в государственном
управлении стали считаться тогда единственно достойными спартиата
занятиями. Направляя все к одной цели - к выработай из граждан хороших
воинов, государство мало-помалу совершенно стесняет личную свободу и
подчиняет своему контролю всю жизнь граждан. С тех пор одной из
специфических особенностей С. становится поглощение личности
государством, стремящимся к сохранению гражданского равенства и простоты
в образе жизни, как необходимых условий для развития воинских доблестей.
Этими чертами объясняется та симпатия, которой пользовалась С. у
некоторых представителей крайних направлений в новое время. Для
достижения своей цели государство начинает отбирать у граждан детей и с
7 лет воспитывает их под надзором выбиравшихся из лучших семей пэдономов
в особых "стадах", где все внимание сосредоточивается на физическом
развитии детей, на закаливании их и развитии ловкости, находчивости и
дисциплины. С 20 дет юноши начинали военную службу, но до 30 лет не
вступали в пользование гражданскими правами. Теми же побуждениями
объясняется подчинение суровой дисциплине взрослых граждан, которые и в
мирное время были организованы по образцу военного лагеря. Граждане
образуют группы (по 15 человек), которые обедают ежедневно вместе и
вместе сражаются на поле битвы. Стремление сохранить суровую простоту
быта привело к ряду искусственных мер, направленных к этой цели, как то,
к запрещению чужеземцам пребывания в С., спартиатам выезда заграницу, к
попыткам по возможности отрезать С. от экономического общения с другими
странами и от проникновения в нее богатства и роскоши, для чего
искусственно удерживалась древняя малоценная железная монета и
запрещалось частным лицам иметь у себя золото и серебро. Созданные
завоеванием условия отразились, наконец, и на политическом развитии С.
Устройство С. в древнейший период было таким же, как и в остальных
греческих государствах и в существенных чертах, совпадало с изображенным
в гомеровских поэмах. Спартиаты делились на родовые филы (числом 3),
подобно другим грекам. Впоследствии рядом с ними появляются
территориальные филы, подразделяющаяся на обы. Этих фил было 5 (Питана,
Лимны, Мезоя, Киносура, Дима) и к ним, по-видимому, перешли политические
функции. Управление находилось в руках царя, которому помогала герусия,
т. е. совет старейшин, назначавшихся первоначально царем. Народное
собрание не имело значения. Первым существенным нововведением было
установление двойственной царской власти. Проследить обстоятельства,
обусловившие и, сопровождавшие этот переворот, мы не можем, за
недостатком данных. Все ученые отвергают традиционное греческое
объяснение этого факта, но общепризнанного научного объяснения его нет
до сих пор. Одни объясняли двойственность царской власти, как следствие
синойкизма двух общин (ахейской и дорийской; по Гильберту, даже трех:
дорической, ахейской и минийской), другие, отвергая племенное различие
спартанских царских фамилий, думают, что второй царь поставлен был во
время политической борьбы для ограничения власти представителей старой
династии Агиадов, следовательно, видят в этом факт, отчасти аналогичный
тем изменениям, какие переживала царская власть и в других местах, напр.
в Афинах. Как бы то ни было, но несомненно, что двойственность царской
власти повела к сильному ограничению ее значения. Мы имеем основания
предположить наличность в С. сильной политической борьбы уже в VIII
веке, а может быть и ранее. Отголоском ее является так называемая
Ликургова ретра: "Воздвигнувши храм Зевсу Селланийскому и Афине
Селланийской, установивши деление на филы и обы, поставивши герусию из
тридцати с архагетами (царями), время от времени созывать народное
собрание (апеллу) между Бабикой и Кнакионом (по Гильберту, реки Энус и
Тиаза), так вносить (в апеллу предложения) и отклонять (апелле не
нравящиеся ей проекты), у народа же быть власти и силе". Ретра
объяснялась очень различно. Гильберт видел в ней договор синойкизма,
другие договор, запечатлевши ограничение царской власти аристократией,
некоторые же вовсе не признают ретру документом и видят в ней лишь
составленное поздно (около 400 г.) "изображение древнего
государственного устройства С. в форме изречения оракула"(Э. Мейер). С
последним взглядом нельзя согласиться, тем более, что мы имеем еще
древний пересказ этого документа в стихах. Автором последнего считается
Тиртей, спартанский поэт VII в., принимавший участие во 2 мессенской
войне. Кажется, есть основание утверждать, что ретра и прибавка к ней
Полидора и Феопомпа отражают борьбу между царской властью и народом,
борьбу, сосредоточившуюся около вопроса о правах апеллы. На это
указывает грамматическая форма ретры, в которой три главных предложения
касаются народного собрания, а все предшествующие постановления изложены
в форме придаточных предложений. Апеллы же касается и приписываемая
царям Полидору и Феопомпу (героям 1-ой мессенской войны) прибавка к
ретре: "Если же народ примет кривое решение (буквально "криво выберет"),
то геронтам и царям воспротивиться (т.е. отменить народное решение,
которое они признают "кривым"). В ретре мы видим победу массы начинающих
сознавать свою силу "равных" спартиатов. Но продолжительная внешняя
борьба (с Мессенией) привела к усилению значения царей, являвшихся во
время войны полновластными повелителями, и это усиление нашло себе
выражение в прибавке к ретре, сделанной победоносными царями Полидором и
Феопомпом. Тот же факт, т.е. борьбу между общиной равных и царской
властью, отражает на себе и история важнейшего спартанского учреждения,
эфората. Относительно происхождения эфората в древности преобладали два
взгляда. По одному, создание его, как и всех спартанских учреждений,
относилось к деятельности мудрого законодателя Ликурга, по другому,
более достоверному, эфорат появился при цари Феопомпе во время
мессенской войны. Эфор сначала был, вероятно, один и назначался царями
для замещения их в судебной деятельности. Это было необходимо вследствие
увеличения государства и количества дел, а также вследствие
продолжительных отсутствий царей во время войны. Эфоры были судьями в
гражданских дедах (уголовные разбирались геронтами) и имели право
полицейского надзора. Постепенно эфорат освобождается от зависимости от
царей и даже сам начинает подчинять себе царскую власть. С течением
времени число эфоров увеличилось до 5 (они составляли коллегию), и
выбирать их стала апелла. В эфорах избираемых народом на короткий срок
(на год) из всех граждан, можно видеть орган общины "равных". В качестве
представителей спартиатской общины эфоры, выступают в известной клятве,
которую они и цари приносили каждый месяц: "эфоры за город, а цари за
себя"; цари обещались править согласно с законами города, город же (т.е.
эфоры от имени его) - сохранять в неприкосновенности царскую власть,
если царь будет соблюдать свою клятву. Неизвестно время установления
этой любопытной присяги, являющейся формальным договором между царями и
общиной. Вообще, отдельной стадии в развитии эфората проследить
невозможно, за недостатком данных в первоисточниках. Традиция
приписывала особое значение в истории развития эфората эфорам Астеропу и
Хилону. Хилон, относимый к числу "семи мудрецов", был первым эфором в
556-555 г., но относительно его деятельности мы ничего не знаем, как и
об Астеропе. Шаг за шагом расширяют эфоры свои полномочия. Они наблюдают
за периэками и илотами и пользуются по отношению к ним правом жизни и
смерти. К ним перешли очень важные функции по надзору за воспитанием
молодежи, за соблюдением взрослыми требований того "порядка" жизни,
который устанавливается в спартанской общине под влиянием усиливавшейся
потребности в сильной военной организации. Они получили право налагать
штрафы за проступки и привлекать в важных случаях к суду герусии,
ведавшему уголовные деда. Они подчинили своему надзору все остальные
власти, даже самих царей, которых они также стали привлекать к
ответственности перед герусией и собой. Такое расширение полномочий
эфоров можно объяснить, во-первых, тем, что за их спиной стояла община
спартиатов, готовая поддержать их притязания против царской власти, так
как все, что выигрывали эфоры, косвенно выигрывала выбиравшая их община.
Таким образом эфорат является в эту эпоху учреждением, в известном
смысле, демократическим. Конечно, слово "демократия" неприменимо к С.,
хотя, например, Низе в статье "К истории государственного устройства
Лакедемона" и считает возможным утверждать, что С. была древнейшей
демократией в Греции. Одинаковое воспитание, однообразный, для всех
полноправных обязательный образ жизни, одинаковые обязанности и права
(С. не знала ценза при замещении должностей), - все это, конечно, черты
демократические. Но настоящей демократией С. не могла сделаться:
спартиаты по отношению к массе населения составляли аристократию и
стремились сохранить раз установившиеся, выгодные для них, отношения
между собой и этой массой. Уже, поэтому, они были консервативны. Они
воспитывались в привычке к суровой дисциплине и прекрасно понимали
значение ее для них самих, знали что только ею они и сильны. Для
развития личного начала в земледельческой, экономически отсталой С. не
было тех благоприятных условий, которые были, напр., в Афинах (см. речь
Перикла, приведенную у Фукидида, кн. II, 35-46). Поэтому спартанская
апелла не развивается, подобно афинской экклезии, а преобладающее
значение в делах законодательства и управления сохраняется за состоящей
из пожизненных членов герусией и за эфорами. Сама же апелла не имеет ни
инициативы, ни права обсуждать вносимые в нее предложения, ни делать к
ним поправки, она просто принимает или отвергает их. Одной из важнейших
причин возвышения эфората было соперничество царствующих домов. Часто
оно приводило к тому, что временно царская власть как бы парализовалась,
так как цари могли осуществлять свои державные права лишь в том случае,
если один из них не ставил препятствий распоряжениям другого. В случае
же распри между царями, естественно, расширялось значение избранных
представителей всей общины, эфоров. Как блюстители интересов общины,
эфоры уже в VI в. вмешиваются даже в семейную жизнь царей, они
заставляют, например, царя Анаксандрида развестись с бездетной женой. Но
в эту эпоху они еще вынуждены в важных случаях постоянно опираться на
авторитет герусии. Впрочем, и царская власть сохраняла пока громадное
значение, особенно во внешних делах. Цари руководят внешними сношениями
и имеют право самостоятельно объявлять войну, кому найдут нужным. Во
время же похода царь является неограниченным повелителем, имеет право
жизни и смерти.
Существование большого числа экономически обеспеченных "равных", с
малолетства готовившихся к военной службе, давало С. профессиональных
воинов, значительно превосходивших в качественном отношении простые
ополчения других греческих государств, состоявшие из людей, только на
время войны оставлявших мирные занятия земледельца, купца или
ремесленника. Аристотель (в "Политике") говорит, что число спартиатов в
эпоху наибольшей силы С. принималось в десять тысяч, но сам он не
высказывается категорически за эту цифру. Но хотя их было, вероятно, и
меньше, все же они составляли очень значительную силу, которая дала С.
возможность создать обширную политическую организацию и встать во главе
ее. Со времени второй мессенской войны главными врагами С. являются
Аргос и аркадяне, которые обнаруживают вражду к С., давая убежище
мессенским беглецам. Но борьба в Аркадии (с Тегеей) шла сначала неудачно
для С.: при царях Леоне и Агазикле, в первой половине VI века, спартанцы
потерпели нисколько поражений от поддерживаемых другими аркадянами
тегеатов. В то же время С. вела борьбу с Аргосом и с жителями Пизатиды.
Спартанцы помогли элейцам в продолжительной борьбе их с пизатами, и за
это элейцы, вероятно, уже тогда признали гегемонию С. Затем, около 550
г., при царях Аристоне и Анаксандриде, лакедемоняне одержали наконец
верх над Тегеей и заключили договор, по которому Тегея обязалась
оказывать С. военную помощь, прогнать нашедших в ней убежище мессенян и
никого не казнить за дружбу со С. В следовавшие затем десятилетия
гегемонию С. признали почти все остальные аркадские общины. (Мантинея,
Орхомен и др.). Этим было положено прочное основание пелопоннесскому
союзу. С. принадлежала в нем гегемония, но все общие дела решались на
сейме, состоявшем из представителей всех союзных государств. С. имела на

<<

стр. 207
(всего 253)

СОДЕРЖАНИЕ

>>