<<

стр. 215
(всего 253)

СОДЕРЖАНИЕ

>>

самки, носящие яйцевой кокон или имеющие на себе молодых паучков,
подпрыгивают и могут укусить человека. Из врагов Т. можно упомянуть об
осе из рода Pompilus, которая жалит паука в нервную систему и несет его
в свое гнездо в качестве пищи для личинок. Кроме того сколопендры,
скорпионы и богомолы (Mantis) причисляются к врагам Т. Овцы также охотно
и без вреда для себя съедают Т. Между собой Т. вступают в бой (в
особенности в неволе), которые заканчиваются иногда смертью обоих
бойцов. При спаривании пауки приходят в сильное возбуждение и в течение
20-30 минут спаривание происходит 10-12 раз подряд; после этого самец
быстро убегает от самки, так как она обыкновенно нападает на него и
съедает. Укус мизгиря, так же как и других Т., не приносит человеку
особенного вреда, кроме опухоли, которая более или менее скоро проходит;
кроме того замечено, что кожа делается иногда при этом желтого цвета и
остается такой довольно продолжительное время (до 2 месяцев).
Достоверных показаний о смертельном исходе от укуса Т. человека не
существует и, по всей вероятности, все такие случаи относятся к укусу
другого ядовитого паука - каракурта (Lathrodectes guttatus). При укусе
советуют смазывать укушенное место оливковым маслом, причем в некоторых
местностях южной России существует мнение, что в масло должен быть
предварительно положен Т. Ср. Н. Вагнер, "Наблюдения над тарантулом,
водящимся в России" в "Трудах I Съезда Русск. Естеств."; Kessler,
"Beitrag zur Naturgeschichte u. Anatomie der Gattung Lycosa" в "Bulletin
de Moscou" (1849); Koppen, "Ueber einige in Russland vorkommende giftige
and vermeintlich giftige Arachniden" в "Beilragen zur Kenntniss des
Russisch. Reiches" (2 серия, 1881).
М. Римский-Корсаков.
Тарань - представляет черноморско-азовскую разность обыкновенной
плотвы (Leuciscus rutilus L.). Как отличительные признаки, по сравнению
с обыкновенной плотвой, указывается большая высота тела, несколько более
мелкая чешуя, меньшее число лучей в заднепроходном плавнике (именно
9-10), более толстые зубы и черноватые края парных плавников. Длина
обыкновенно 10-15 дюймов, вес часто до 4 фн. Водится в морях Черном и
Азовском, входя в реки для метания икры весной (ход может начинаться уже
зимой) и отчасти осенью на зимовку. Большая часть зимует, по-видимому, в
море у устьев рек. Вообще Т. не поднимается в реки высоко. Нерест
происходит в конце марта или начале апреля в камышах и траве и по
окончании его Т. уходит в море. Н. Кн.
Ввиду того, что Т. поступала в торговлю исключительно в вяленом виде,
составляя любимую народную пищу на Дону, Кубани, по всему Приазовью, то
под именем Т. разумеют самый товар, который получается из данной рыбы, а
вместе. с тем, смешивая разности мелких рыб, на Дону зовут Т. и
привозимую ныне с Волги в изобилии вяленую воблу. Азовское море и
впадающие в него реки, особенно Дон, давали колоссальное количество этой
рыбы, составлявшей самый важный предмет рыбного промысла. Целые горы
сушеной тарани свозились на далеко славившийся в прежнее время рыбный
рынок Гниловской станицы, откуда сушеная Т. чумаками развозилась по всей
Малороссии и в Крым. В настоящее время замечается полное оскудение всего
Азовского бассейна этой рыбой, которая нигде более не ловится даже в
сколько-нибудь серьезном, в промысловом смысле, количестве. Причина
такого исчезновения здесь тарани не вполне выяснена, но есть основание
предполагать, что перехватывание в устьях рек, безграничный лов этой
рыбы до ее нереста и уничтожение молодой Т. (в качестве таловирки) -
помимо каких либо стихийных неблагоприятных обстоятельств для развития
выметанной икры и т. п., оказали немаловажное влияние на создание
современного печального положения дела с этой рыбой. Н. О.
Тард (Gabriel Tarde) - французский социолог и криминалист (род. в
1843 г.). Служил в судебном ведомстве, был потом начальником
статистического бюро в министерстве юстиции; теперь преподает в высших
учебных заведениях Парижа (College de France, Ecole des sciences
politiques. College libre des sciences sociales). В 1900 г. он избран в
члены академии нравственных и политических наук. Как социолог, Т. может
быть назван представителем психологического направления. Известность его
зиждется главным образом на его труде: "Les lois de l'imitation" (1890,
русский перев. 1892). Кроме массы статей, разбросанных по разным
периодическим изданиям и отчасти собранных в "Essais et melanges
sociologiques" (1895), он написал еще: "La foule criminelle" (1892),
"Les transformations du droit" (1893), "Logique sociale" (1895),
"L'opposition universelle" (1897), "Etudes de psychologie sociale"
(1898), "Les lois sociales" (1898), "Les transformations du pouvoir"
(1899) и "L'opinion et la foule" (1901), а также несколько работ по
теории уголовного права ("Преступная толпа" и "Социальная логика",
перев. на рус.). Сущность социологических взглядов Т. определяется
исходным их положением, по которому общественность тесно связана с
подражательностью. Основной закон всего сущего - всемирное творение, под
формами волнообразного движения в неорганической природе,
наследственности в мире органическом и подражания в жизни общества. Т.
говорит даже, что общество, в конце концов, есть подражание ("la
societe, c'est l'imitalion"). Если бы, однако, действовал этот только
закон, то была бы невозможна эволюция; но дело в том, что повторяющиеся
ряды вторгаются один в другой, тем самым вызывая уклонения от строгого
повторении, и потому кроме подражания действует еще инновация, которую
мы называем индивидуальными особенностями, личной оригинальностью,
инициативой и т. п. Подражание подхватывает то, что было сначала лишь
уклонением; этим путем единичный случай тоже начинает повторяться, и то,
что первоначально было случайным исключением, становится общим правилом
для целого ряда случаев. См. ст. Beulot ("Rev. Phil.", 1896),
Wrobblewska, "Arch. fur Gesch. der Philosophie" (1896) и брошюру А.
Козлова, "Т. и его теория общества" (1886). Н. Карпева.
Как криминалист, Т. стоит одинаково далеко и от классической школы, и
от итальянских антропологов-позитивистов. по методу и приемам
исследования он примыкает ко вторым, по существу своих воззрений -
является самым решительным их противником. Главное его сочинение: "La
philosophie penale" (1890) представляет собою критически разбор теории
Ломброзо. Задачи и цели наказания, по Т., эволюционируют. Первоначальная
цель наказания - очищение общества: грех должен быть смыть. Затем
выдвигается момент устрашения. Современные карательные меры должны иметь
целью исправление. Наряду с полной вменяемостью и полной
безответственностью, Т. допускает вменяемость частичную или ослабленную.
Возражая против учения Гарофало о так паз. естественных преступниках, Т.
утверждает, что во многих случаях в человеке исчезают чувства
альтруистические и до крайности развивается эгоизм не до, а после
совершения преступления, так что не отсутствие альтруизма порождает
преступление, а наоборот. Момент предумышления в его глазах не имеет
того значения, которое за ним удерживается классической доктриной.
Покушение на преступление должно влечь то же наказание, как и оконченное
деяние, ибо преступник подвергается наказанию не за вред; им
причиненный, а в виду той опасности, которую создают для общества
проявленные им антисоциальные свойства. Учение о соучастии, как об
особой форме виновности, обусловливающее особый порядок назначения
наказания за общее дело, могло, по мнению Т., иметь место лишь тогда,
когда судили не живых людей, а отвлеченное дело; теперь вина каждого из
соучастников должна быть исследуема самостоятельно и каждый должен быть
наказываем только за то, что он сам сделал. В области процесса Т.
выступает, вслед за итальянскими позитивистами, энергичным противником
суда присяжных, за его слабость и безграничную снисходительность,
Функции суда, по его учению, должны быть переданы специалистам,
изучавшим физиологию, психологию и социологию и знакомым с арестантами,
с их жизнью и бытом. Кроме "Философии уголовного права", Т. написал: "La
criminalite comparee" (1886), "Etudes penales et sociales" (1891) и
несколько статей и отчетов в различных статистических и
криминалистических изданиях. Он состоит одним из редакторов "Archives
d'antropologie criminelle". См. В. Д. Спасович, "Новые направления в
науке уголовного права" (М., 1868). К. Л.
Тарелки (Piatti, Cinelli - итал., cymbales - франц., Becken, Schellen
- нем.) - металлический инструмент без определенной звучности;
восточного происхождения, состоящий из металлической круглой доски с
углублением в середине, к которому с наружной стороны прикреплен ремень.
В оркестре применяются две Т.: играющий, держа Т. за ремни, ударяет
одной Т. о другую. Звук Т. в forte резкий, блестящий, дикий, в piano -
дребезжащий, но гораздо мягче. Длительность звука должна быть точно
обозначена в нотах. Он прекращается от прикладывания Т. играющим к своей
груди. Партия пишется в басовом ключе и обозначается нотой ми между
третьей и четвертой линейками или пишется на одной черте с обозначением
только ритма. В Т. применяется также тремоло, т. е. быстрое чередование
ударов Т. о Т. Красивее, мягче выходить тремоло от быстрых ударов
палочками литавр по привешенной Т. Удары Т. часто соединяются с ударами
турецкого барабана; партии обоих инструментов пишутся иногда на одной
нотной системе, причем удары Т. обозначаются нотой ми, а турецкого
барабана - ниже, нотой до, в ключе фа. Не следует считать одновременные
удары Т. и турецкого барабана обязательными. Т. применяются как в
оперном, так и в военном оркестре. В симфоническом оркестре их
применение очень редко. Н. С.
Тариф таможенный. - Слово "тариф" происходит от названия небольшого
города Тарифы, близ Гибралтарского пролива. Во время владычества над
обоими берегами пролива, арабы взимали в Тарифе, по особой таблице, сбор
со всех судов, проходивших через пролив, соответственно качеству и
количеству груза. Впоследствии таблицы для взимания разного рода сборов,
в том числе и таможенных, стали применяться и в других странах, и слово
тариф вошло во всеобщее употребление. Т. таможенный представляет собою
роспись всех товаров, на которые установлены ввозные и вывозные
таможенные пошлины, с указанием размера обложения. Во всех государствах,
за исключением тех, где предметы внешней торговли обложены однообразными
умеренными пошлинами, или тех, где подвергнуты обложению лишь некоторые
продукты потребления (Англия). таможенный Т. представляет весьма сложный
законодательный акт. Предметы внешней торговли, вообще чрезвычайно
разнообразные, подразделяются на множество категории. При обложении
разных категорий государство преследует неодинаковые цеди, что и
вызывает разнообразие в пошлинных ставках. Одна из главнейших целей
таможенного обложения товаров - доставление фиску возможно большего и
верного дохода. С фискальными целями облагаются все те товары,
производство которых внутри страны государство не может или не желает
поощрять в данное время. Сюда относятся: 1) не добываемые в стране
(экзотические) продукты потребления: чай, кофе, какао, колониальные
фрукты, пряности и т. п. 2) Не производимые в стране материалы, служащие
для обработки - хлопок, джут, дерево южных пород, красильные вещества,
некоторые минералы и т. п. Подобные продукты облагаются пошлинной только
в тех странах, где на вырабатываемые из них изделия существуют более или
менее высокие покровительственные пошлины: иначе обложение их сделало бы
невозможной конкуренцию внутреннего производства с мануфактурами тех
стран, куда эти продукты ввозятся беспошлинно. Если государство, в
котором существуют фискальные пошлины на эти материалы, желает сделать
возможным вывоз изделий, вырабатываемых из них, в другие страны, оно
обыкновенно устанавливает возврат, при отпуске этих изделий, пошлин,
взысканных за сырые материалы, из которых они изготовлены (drawback).
Когда размер суммы, возвращаемой при вывозе, несколько выше той, какая
фактически могла быть уплачена за такие материалы, мы имеем дело с
премией за вывоз.
В России возврат пошлин применяется при вывозе хлопчатобумажных
изделий, произведений канительного производства и льняных товаров. 3)
Иногда и готовый изделия облагаются, в фискальных целях, пошлиной в
размере, исключающем возможность такого развития соответственной отрасли
внутренней промышленности, которое повело бы к сокращению ввоза. В
большинстве случаев, фискальные таможенные пошлины взимаются в невысоком
размере - 5, 10, редко 15% от стоимости. Это объясняется тем, что при
установлении таких пошлин имеется в виду достигнуть возможно большего
дохода от данной статьи привоза, а высокое обложение может повести к
уменьшению ввоза или к развитию контрабанды. В некоторых государствах
применяются, наоборот, очень высокие фискальные пошлины, как средство
достигнуть выгодного расчетного баланса и воспрепятствовать отливу денег
за границу. Если в стране существует высокое фискальное обложение
некоторых продуктов внутреннего производства (акцизы), то приходится
налагать высокие пошлины и на соответственные ввозные произведения.
Нередко бывает, что при общем пересмотре Т. установляются умеренные
фискальные пошлины, но впоследствии, в силу финансовых затруднений,
правительству приходится, изыскивая новые источники к увеличению
государственных доходов, возвышать эти пошлины, и, таким образом,
умеренные оклады постепенно достигают высоких размеров. В различных
государствах применяются далеко не одинаковый системы покровительства
внутреннему производству. Там, где выделка товаров простейших сортов,
потребляемых низшими слоями населения, достаточно развилась и не
нуждается в таможенном покровительстве, а правительство опасается
наложением протекционных пошлин на эти сорта вызвать вздорожание их, в
ущерб беднейшим классам, простые товары либо пропускаются беспошлинно,
либо облагаются незначительными фискальными сборами; высокие
покровительственные пошлины применяются только к самым дорогим сортам
товаров, подвергшимся особо тщательной (тонкой) отделке (такая,
приблизительно, система применяется в Австро-Венгрии и Италии). В других
странах, где промышленность развита слабо и может изготовлять только
простейшие изделия, правительство стремится обеспечить сбыт тех
продуктов, какие она выделывает; в таких случаях ввоз простейших сортов
товара или запрещается, или облагается весьма высокими пошлинами; более
умеренные (сравнительно со стоимостью) оклады применяются к высоким
сортам, не вырабатываемым или мало вырабатываемым в стране. Такой
характер имели таможенные Т. в России с 1822 по 1857 г.; при министре
финансов графе Канкрине было принято за правило вовсе запрещать к ввозу,
например, суровые ткани, простые металлические товары и пр. К таким же
результатам приводит наложение на известный товар, представляющий много
сортов, от весьма дешевых до высокоценных. одинаковой, довольно высокой
пошлиной: последняя, составляя более 200-500% с цены низших сортов,
делает совершенно невозможным ввоз их и в то же время ложится более
умеренным гнетом на высокие и ценные сорта (10-30%). Такая система
обложения применяется, в некоторых случаях, и в существующем ныне
русском Т.; напр. на всякие льняные ткани, начиная с самых грубых и
дешевых и кончая дорогим батистом, существует одинаковый оклад в 72 руб.
с пуда. - Наконец, иногда покровительственными пошлинами поощряется
производство товаров всех сортов и во всякой степени обработки: при
таких условиях каждый' род ввозных товаров разбивается на множество
категорий, и по каждой назначается особая пошлина, соответственно ее
ценности и степени покровительства, какую имеется в виду оказать
соответствующей отрасли внутренней промышленности. Такая система
применяется действующим русским Т. 1891 г.; она ведет к чрезвычайно
сложной тарификации товаров, вызывая разделение статей привоза на
множество подразделений, с указанием признаков пропускаемого по этому
подразделению товара. Отдельные товары, внутреннее производство которых
особо поощряется по каким-нибудь правительственным соображениям или в
виду ходатайств представителей промышленного класса (всегда оказывающего
большее или меньшее влияние на выработку Т.), облагаются иногда в Т.
специальной пошлиной; иногда, наоборот, приходится облагать уменьшенной
пошлиной некоторые разновидности привозных товаров. распространение
которых в народе признается заслуживающим особого поощрения; все это
порождает еще большую пестроту в тарифе (Иногда на один и тот же товар
налагаются различные пошлины в зависимости от частя границы, через
которую он ввозится - напр. при желании оживить привоз товара морем или
через данный порт (так наз. дифференциальные пошлины)). Если государство
заключает торговые договора с другими державами, то последние нередко
выговаривают уступки в пошлинах на некоторые продукты, составляющие
предмет их вывоза (так назыв. Система конвенционного Т.). Независимо от
собственно покровительственных целей, правительство налагает иногда
очень высокие ввозные пошлины на некоторые произведения, развитие
потребления которых признается нежелательным, в видах противодействия их
привозу: этим объясняется установление даже в странах, следующих
принципам свободной торговли, высоких окладов на предметы роскоши, на
дешевые суррогаты жизненных припасов, не всегда безвредные для здоровья,
и т. д. Затем, во многих государствах правительство, помимо фискальных и
протекционных целей, стремится налагать по возможности усиленные пошлины
вообще на все статьи привоза, т. е. на продукты потребления и сырые
материалы, хотя бы не производимые в стране, иногда даже на предметы
печати и искусства, в видах сокращения оборотов ввозной торговли и
противодействия перемещению капиталов и денежных знаков за границу.
Такая система, близко граничащая с меркантилизмом XVII и XVIII в., в
настоящее время применяется, напр., в Испании. В России подобными целями
вызывалось установление очень высоких пошлин и запрещение ввоза массы
товаров в период времени с 1793 по 1819 г., а также беспрерывное
усиление ввозных пошлин с 1882 г. В законе 21 июля 1900 г., установившем
повышение таможенных пошлин по поводу событий в Китае, прямо отражено,
что поднятие Т. вызвано потребностью в новых расходах, которые при том,
в значительной части, должны быть произведены за границей. Наконец, при
установлении окладов на ввозные товары, правительство иногда имеет целью
оказывать давление или репрессию на другие государства, налагающие
слишком высокие пошлины на продукты, вывозимые из данной страны. Эта
цель достигается, во-первых, усилением обложения тех произведений,
которые ввозятся в данную страну из враждебного, с таможенной точки
зрения, государства (так наз. боевые пошлины), во-вторых, посредством
заключения с другими государствами особых трактатов в силу которых
каждая сторона выговаривает себе уступки в обложении предметов,
составляющих главный статьи ее отпуска (конвенционные уступки). В.
первом случае применяется система автономных таможенных Т. При этой
системе государство устанавливает пошлины на ввозные товары собственной
властью, не указывая срока действия Т. и оставляя за собою право
изменять последние по своему усмотрению; с другими же государствами
заключаются договора, обусловливающие за договаривающимися сторонами
только права наиболее благоприятствующих державе, т. е. право на то,
чтобы, в случае действия в одной из стран двоякого тарифа - автономного
и пониженного, или общего и конвенционного, - продукты другой страны
очищались в первой наинизшими пошлинами. При системе конвенционных Т.
государства вступают между собой в договора в том смысле, чтобы к
известным продуктам договаривающейся стороны, вместо пошлины,
установленной общим (автономным) Т., применялась пошлина не выше
выговоренного (пониженного) размера. В настоящее время почти повсюду
применяется система конвенционных Т., начавшая распространяться с 50-х
годов XIX стол. Россия придерживалась автономных Т. до 1893 г.; до того
времени у нас существовал только один общий Т., причем таможенный устав
предоставлял министру финансов право увеличивать до 50% пошлины с
произведений тех стран, какие будут применять более высокие оклады к
русским продуктам. Первая конвенция, с довольно значительными уступками
с нашей стороны, была заключена в июне 1893 г. с Францией, в 1894-96 гг.
- с Германией и др. государствами.
Из всего вышеизложенного ясно, какой сложностью может отличаться
таможенный Т., и как запутана, в некоторых случаях, таможенная
тарификация товаров. Вообще таможенный Т. принято излагать в виде
таблиц, в которых товары распределяются по категориям, иногда в
алфавитном порядке. Эта чисто механическая система изложения Т.
применяется до настоящего времени во многих странах - напр. в Германии,
Соед. Штатах Сев. Америки и т. п., иногда в виде глав, обнимающих собою
однородные товары. При разделении Т. на главы в основание принимаются
иногда назначение и степень выделки товара: жизненные припасы, сырые
продукты и полуобработанные материалы, служащие для обработки, изделия
обрабатывающей промышленности и вполне готовые (аппретированные)
предметы, обыкновенно выделанные из разных материалов (готовое платье,
зонтики, музыкальные инструменты, экипажи, мелочные вещи и пр.). Особой
систематичностью классификации отличаются Т. Италии и Франции. - У нас,
с изданием Т. 1891 г., нет более разделения Т. на главы, но в
последовательности статей замечается известная систематическая
группировка. Ст. 1-39 росписи А (товары привозные) обнимают жизненные
припасы, ст. 43-53 - разные продукты животноводства, ст. 5457 - кожи и
шкуры и изделия из них, ст. 58-61 - лес и деревянные изделия, ст. 62-64
- разные растительные продукты и изделия, ст. 66-71 - разного рода
продукты ископаемого царства, ст. 72-74 - кирпич и глиняные изделия, ст.
75 - фаянсовые, ст. 76 - фарфоровые, ст. 77-78 - стеклянные изделия, ст.
79 - уголь каменный, ст. 81-121 - химические, аптекарские и парфюмерные
продукты, ст. 124137 - дубильные и красильные материалы, 138-175 -
металлы и всякого рода металлические изделия, 176-178 - тряпье, бумагу и
книги, 179-208 - волокнистые вещества, пряжу и ткани. 208-218 - разные
готовые изделия. Ст. 219-228 составляют роспись Б - товары, запрещенные
к ввозу. Для товаров отпускных существует роспись В, заключающая в себе
8 статей, отдельные главы тарифа распределяются на более мелкие
подразделения. Для правильного применения Т. необходимо, чтобы, при
распределении товаров на мелкие статьи и пункты, были точно указаны
отличительные признаки, по которым товар должен быть отнесен к данному
подразделению; такими признаками служат материал. из которого выделан
товар (напр. изделия из дерева простых или ценных работ), степень
выделки (металлические предметы простые, полированные и посеребренные
или позолоченные, ткани суровые, беленые. крашеные, набивные и т. п.),
величина (проволока более широкого или более узкого диаметра),
назначение (машины фабрично-заводские и земледельческие), внешний вид
(мелочная вещь простая или тонкой работы). В видах удобства пользования
Т. на практике как для таможенных чиновников, так и для торговцев,
весьма важно, чтобы приведенные выше отличительные признаки товаров
означались в нем с ясностью и достаточной подробностью, но без излишней
казуистичности. Не следует устанавливать резкого различия в окладах на
товары, сходные между собою. В этом отношении русский Т. 1891 г.
заставляет желать весьма многого. К Т. обыкновенно прилагается подробный
алфавитный перечень товаров, а также пояснительные примечания.
Таможенные Т. России, как общий, так и конвенционный, составляют одну из
частей VI т. Свода Зак. гражд. - Устава таможенного, департаментом
таможенных сборов выпускаются полные и очень подробные официальные его
издания. К. Л-ий.
Тартар (o, h TartaroV, ta Tartara , Тагtarus, Tartara) - по
представлению древнегреческой мифологии темная бездна, которая на
столько же удалена от поверхности земли, на сколько от земли небо:
медная наковальня летела бы от поверхности земли до Т. в течение 9 дней.
Над Т. находились нижние основания земли и океана. Т. был окружен
тройным слоем мрака и железной стеной с железными воротами,
воздвигнутыми Посейдоном; он служил местом заключения низверженного
Крона и побежденных титанов, которых стерегли "сторукие" исполины, дети
Урана. В позднейшие времена назначение Т. изменилось: под ним стали
подразумевать нижние пространства в царстве грешников. Как мифическое
лицо; Т. был сыном Эфира и Земли. Н. О.
Тартини (Giuseppe Tartini) - знаменитый скрипач (1692-1770). Он
выработал основные приемы ведения смычка, признанные всеми современными
ему скрипачами Италии, Франции и вошедшие во всеобщее употребление. Ему
приписывают открытие акустического явления, заключающегося в том, что
два консонирующих верхних звука дают нижний отзвук, с ними консонирующий
(напр. малая терция ми соль дает отзвук до на расстоянии децимы от
верхней ноты ми). Эти так назыв. комбинационные разностные тоны или тоны
Т. разработаны впоследствии Гельмгольцем. Кроме Т. на разностные
комбинационные тоны обратил внимание немецкий органист Сорг (1740),
которому тоже приписывают открытие этих тонов. В 1728 г, Т. основал
школу, из которой вышло много первоклассных скрипачей. Он написал для
своего инструмента много концертов и сонат, в том числе известную
"Sonate du diable" или "Trille du diatle", про которую он говорил, что
услышал ее впервые во сне, в исполнении черта. Теоретич. соч. Т.:
"Tratatto di musica secondo Ja vera scienza dell'armonia" (Падуя, 1754),
"Trattato del ie appoggiature" и др. См. Фанцого, "Orazione delle lodi
di Gniseppe Tartini", "Elogi di Guiseppe Tartini" (Падуя, 1792), и
биографию, написанную Гиллером, в "Lebeasbescbreibungen beruhmter
Musikgelehrten and Toncunstler neuer Zeit" (Лпп., 1784). П. С.
Тарханы - село Чембарского у., Пензенской губ. Здесь провел свое
детство и погребен М. Ю. Лермонтов. Жит. ок. 1000, 2 церкви, училище,
библиотека.
Тасман (Абель Янсон Tasman) - голландский моряк, прославившийся
своими открытиями. По приказанию нидерландскоостиндского наместника Ван
Димена, он отправился для исследования Австралии и 24 ноября 1642 г.
наткнулся на землю, которую назвал Вандименовой Землей, не подозревая,
что это не Австралия, а о-в возле ее; плывя далее на В, он открыл Новую
Зеландию, объехал ее западный берег, открыл затем южную группу Тонга, 6
февраля 1643 г. пристал к о-вам Фиджи и 15 июня вернулся в Батавию. Во
второе путешествие, 1644 г., Т. обследовал и описал северные и сев.
западные берега Австралии.
Тассо (Торквато Tasso) - знаменитый итальянский поэт, сын Бернарде Т.
Его жизнь является в высшей степени интересной иллюстрацией умственного
и нравственного перелома, который переживало итальянское общество в XVI
столетии. Драматизм положения Торквато Т. в значительной степени был
присущ всему современному ему обществу. Т. род. 11 марта 1544 г. в
Сорренто. Еще ребенком он должен был расстаться с отцом, которого
постигло изгнание; мать его, нежная, умная и добродетельная женщина,
руководила его воспитанием. Мальчик отличался замечательными дарованиями
и считался одним из лучших учеников Иезуитской коллегии, в которой
воспитывался. Самолюбие его школа развила до крайности. Религиозность в
нем тоже была весьма сильна. После смерти матери Т. переселился к отцу в
Рим, где усердно занимался древними писателями, особенно Вергилием и
Гомером. Отец убеждал сына искать надежного мецената, способного оказать
ему материальную и нравственную поддержку. Таким меценатом казался Т.
Гвидобальд Урбинский. Герцог и его двор не только предавались
развлечениям, но и занимались философией, поэзией, музыкой и даже
математикой. Т. нашел здесь падежного руководителя в лице Командино,
философа, поклонника древности. При дворе часто велись диспуты: одни
признавали лишь Гомера и Вергилия достойными имени поэта, другие
превозносили Ариосто. Т. находил. что можно примирить оба направления. С
этой целью он задумал поэму "Ринальдо", где рисуется идеальный рыцарь,
руководимый честолюбием и любовью к даме. Материал взят из классических
авторов; встречаются прямые заимствования из Вергилия и Ливия. Т.
приобретал все большую известность и был избран секретарем венецианской
академии. На досуге он хорошо изучил Платона и Аристотеля, занимался
Данте и писал комментарии к "Божественной Комедии". Отец Торквато убедил
сына изучать юриспруденцию, которая могла его обеспечить материально; но
в падуанском университете Т. гораздо больше занимался поэзией и
философией, чем правом. В Болонье, куда он затем перешел, он посвящал
много времени диспутам и написал теоретическое рассуждение "Discorsi sul
Poema eroico". Некоторое время он прожил в Мантуе, затем получил
приглашение прибыть в Феррару (1565). Герцог Альфонс II Феррарский был
блестящий прожигатель жизни, для вида покровительствовавший науке и
поэзии, поскольку они увеличивали ореол его славы. Поэты должны были
быть, прежде всего, царедворцами. Т. приняли чрезвычайно любезно: его
ученость, его поэтический талант придавали новый блеск двору. По
убеждениям Альфонс II был ревностный католик-реакционер, враг ереси,
проникавшей с севера, а по характеру - тщеславный, жесткий и даже
жестокий человек. Он старался извлечь из покровительствуемого поэта или
художника наибольшую пользу, при наименьших тратах, и был щедр лишь
тогда, когда его тщеславие было затронуто. На первых порах Т. был
ослеплен и очарован феррарским двором. Особенно ценили его придворные
дамы, во главе которых стояли сестры герцога, Лукреция и Элеонора. Т.
казалось, что он "в раю и окружен ангелами". Стихи его перечитывались и
разучивались; герцог часто приглашал его к своему столу. Т. не имел
соперников и без труда отодвигал на задний план менее даровитых, хотя и
более угодливых поэтов, вроде Пиньи. Вскоре имя Т. сделалось известным и
за пределами Италии. Карл IХ, король французский, пригласил его к себе.
Т. был хорошо принят в Париже и даже выступил в роли советника короля,
добившись помилования осужденного на смертную казнь преступника. Однако,
его смелость и порицание религиозной нетерпимости скоро охладили к нему
французский двор; ему дали понять, что присутствие его излишне. Т.
вернулся в Феррару, где нашел прежний радушный прием. Он усердно
принялся за выполнение плана великой поэмы, им задуманной. Зависть,
интриги придворных и самонадеянность самого поэта делали, однако, свое
дело. По поводу стихотворения на смерть Варвары Австрийской, герцогини
феррарской, придворные подвергли Т. жестокой критики; но герцог
продолжал к нему благоволить, образованная публика была на его стороне.
Пастораль Т., "Аминта", привлекла общее внимание. Герцогиня Урбинская
пожелала видеть поэта при своем дворе" Мало успеха имела трагедия Т.
"Торрисмондо", где он пытался быть оригинальным и применить к
современности правила древней классической трагедии. Это слабое
произведение Торквато Т. интересно лишь по автобиографическим мотивам; в
обильных монологах читаются признания самого Т. Особенно интересны его
мысли о самоубийстве, которое он находить единственным исходом при
известных обстоятельствах. Уже чувствуется разлад во внутреннем мире
поэта, усилившийся после появления "Освобожденного Иерусалима". Не в
меру добросовестный и даже мнительный поэт пожелал знать мнения знатоков
о своем произведении. Знатоки высказали ряд противоречащих друг другу и
совершенно бесполезных для Т. замечаний. Т. многое изменил в угоду
критикам; последние стали притязательнее и из литературной области
перешли в религиозную, угрожая поэту доносами папе. Т. пытался
умиротворить всех. опасаясь обвинений в ереси, но, делая уступки, видел,
что грешит против требований поэзии. Утешение и опору он находил у
сестры герцога, Элеоноры; но придворные успели выставить в
неблагоприятном свете любезности, оказанный Т. другой даме (герцогине
Сантавале). Отношения Т. к Элеоноре были проникнуты более почтительным
уважением, чем любовью; он всегда находил в ней отзывчивость и
готовность помощи. Охлаждение Элеоноры было для него весьма тягостно.
Вместе с преследованиями завистников, оно заставило Т. покинуть Феррару
(1577); он поселился у сестры своей, в Сорренто. Оказалось, однако, что
он слишком привык к придворной жизни и не мог отрешиться от тоски по
ней. Он стал умолять герцога и герцогинь вернуть его ко двору. Не
получив согласия, он все же появился в Ферраре, чтобы восстановить свою
честь в глазах общественного мнения. В Ферраре его приняли любезно, но о
прежней роли не было и речи. Ему дали понять, что он хорошо сделает,
если обратится в обыкновенного придворного и будет наслаждаться жизнью.
Поэт не мог примириться с подобным положением, горячился, протестовал;
его мучили религиозные сомнения, наветы врагов и страх перед
инквизицией. Душевное его равновесие было навсегда потрясено. Он
вторично бежал из Феррары, но не нашел успокоения ни в Урбино, ни в
Турине. Получив приглашение Альфонса вернуться в Феррару, он поехал
туда, но в самый день приезда у него произошло столкновение с одним из
придворных, затем с самим герцогом, который велел заключить его в
госпиталь св. Анны, где его продержали 7 лет (с 21 февр. 1579 г.).
Пребывание Т. в заключении сломило его поэтический гений, но помогло ему
окончательно сосредоточиться и решить для самого себя основные вопросы
религии и философии: он ищет опоры в католической вере, борется со всеми
сомнениями, одерживает, как ему кажется, над ними верх и подвергается
видениям и галлюцинациям. В философских вопросах он тщетно пытается
примирить теории Аристотеля и Платона и, наконец, окончательно ударяется
в аскетизм. Прежняя поэтическая деятельность кажется ему греховной и
преисполненной заблуждениями. Он начинает очищать от светского и
еретического элемента "Освобожденный Иерусалим", лишает его лучших
красот и создает "Завоеванный Иерусалим" - сухое и прозаическое, но
вполне правоверное произведение (1593). Он измучился в бесплодных
попытках примирить духовное наследие, полученное от древних, с
требованиями католической религии и философии. Жизнерадостный Т.,
любимец дам и двора, превратился в сурового, преждевременно увядшего
аскета, мысли которого витали в высоких, но холодных сферах. После
освобождения, состоявшегося благодаря участию друзей и возмущенному
общественному мнению, Т. снова думает посвятить себя поэзии, но у него
не хватает сил. От поэзии он уходить в молитву в размышления о царствии
небесном. Его тянет в Рим; у папского престола он надеется найти полное
успокоение. Не добившись в первый раз аудиенции у папы, Т. уезжает на
время в Неаполь, где у него были друзья, и здесь пишет мистическую
поэму: "Масличная гора" (Monte Olivete). Приехав в Рим во второй раз, Т.
получил обещание милостивого приема со стороны папы, но не видел его,
так как изнурительная болезнь подточила его силы. Он жил в монастыре,
сочиняя религиозные трактаты и переделывая свои поэмы. Трактат о дружбе
был последним его произведением. Лавровый венок, когда-то столь желанный
поэту, был ему присужден, но он не дожил до этого торжества; друзья и
поклонники увенчали только его мертвое чело (умер 25 апреля 1595 г.). Из
произведений Т. первое место принадлежит "Освобожденному Иерусалиму".
Согласно с теоретическими правилами, обязательными в глазах Т., он
разделил свой эпос на четыре части: 1) введение-4 первые песни; 2)
осложнение действия, от 5 до конца 13 песни; христиане переживают ряд
бедствий, подвергаются влиянию чародеев, Ринальдо уходит полный гнева,
египтяне нападают на христиан, сам Готфрид ранен; 3) поворот к
счастливому исходу - до конца 17-й песни. - благодаря примирению
Ринальдо и его возвращению; 4) заключение - взятие Иерусалима. В основу
фабулы поэмы Т. легли полуисторические, полупоэтические известия о
крестовых походах, особенно сочинение Вильгельма Тирского: "De Bеllо
saoro". Настроение поэмы - высокоторжественное, преобладающий тон -
лирический. Современники и потомки Т. признали выбор сюжета
необыкновенно удачным. В самом деле, ряд жертв, принесенных во имя
высокой идеи освобождения Гроба Господня, заслуживал не только
летописных и исторических сообщений, но и песни великого поэта. В поэме
много противоречий, трудно примиримых, обусловленных теоретическими
воззрениями Т. Подражание древнему эпосу, история, рыцарский мир,
превращение Олимпа в сонм христианских божеств и наоборот - все это с
трудом укладывалось в одни и те же рамки; но возвышенность настроения,
образность речи, богатство красок, искренняя задушевность до настоящего
времени увлекательно действуют на читателя. Из других произведений Т.
особенного внимания, по свежести вдохновения, заслуживает пастораль
Аминта. Полное издание сочинений Т., в 30 томах, дал Rosini (1820 и
сл.); он же издал избранные сочинения Т. ("Opere Scelte", 1823, 5 т.).
Переводы "Освобожденного Иерусалима" появились почти на всех не только
европейских, но и восточных яз. На русском яз. существуют устаревшие
переводы Попова, Москотильникова, Мерзлякова, из более новых - Раича,
Ливанова, Козлова. Лучший и образцовый перевод, несколько архаичный по
стилю, принадлежит Мину ("Дешевая Библ." Суворина, 1900). Лучшая
монография о Т. - Чекки: "Тогquato Т., il pensiero е le belle letlere
ital. nel sec. XVI", Флор., 1877). Немецкий перевод сделан Лебцельтерном
(Лпц., 1880). Ср. соч. Буркгарда и др. монографии о Возрождении.
Прекрасная статья посвящена Т. Френцелем ("Dichter u. Frauen", т. 1).
См. еще обстоятельную и широко задуманную статью проф. М. Бородина в
"Истор. Вестнике", 1883, № 7-9. Л. Шепелевич.
Татарский пролив - отделяет о-в Сахалин от материка Азии и соединяет
Сев. Японское море с Охотским. Наиболее узкая и мелкая, примыкающая к
устью р. Амура часть Т. пролива называется также проливом Мамио-Ринзо
или проливом Невельского. Глубина Т. пролива в южной и средней части как
вдоль материка, так и вдоль Сахалина уже вблизи берега весьма
значительна, особенно около выдающихся в море крутых мысов. На
пространстве между Императорской гаванью и зал. Де Кастри глуб. на
расстоянии 2 миль от берега достигает от 15 до 18 саж., около мыса
Лессепса (49°33'. с. ш.) на расстоянии одного кабельтова от берега от 25
до 30 саж., в некоторых местах даже до 50 саж., точно также и на стороне
о-ва Сахалина, напр., между этим островом и о-вом Моннероном Лаперуз не
нашел ни одной глубины менее 50 саж. От залива же Де-Кастри к С глуб. Т.
пролива быстро уменьшается, что послужило основанием для старинных
мореплавателей считать Сахалин полуостровом. На параллели Де Кастри
глуб. нигде не превосходит 26 саж., между мысами Сущева на материке и
Тык на Сахалине в середине пролива 12 саж.; в самом узком месте, где
ширина пролива равна 7 в., а именно между мысами Лазарева и Погоби,
глуб. всего 5 саж. Глубина узкой части пролива местами значительнее у
берега, нежели в середине, и в общем глубины здесь на столько не велики,
что только суда с осадкой до 23 фт. свободно могут проходить из Сев.
Японского моря в Охотское. По физическим свойствам Т. пролив
представляет сев. продолжение Сев. Японского моря, но в узкой его части,
благодаря притоку пресной воды из Амура, соленость его очень
незначительна. У мыса Елизаветы и в зал. Надежда вода содержит не более
16,4 и 16,2 частей соли на 1000, у мыса Лазарева вода годна для питья, а
в зал. Де Кастри в воде находится от 16 до 18 част. на 1000. Благодаря
малой солености, узкая часть пролива ежегодно замерзает во всю ширину от
Амурского лимана на Ю приблизительно до селения Тык, или по крайней мере
до мыса Лазарева; южнее он замерзает только по берегам. Заливы и губы
пролива замерзают с ноября и декабря, хотя свежий морской ветер и ломает
в них лед; однако, защищенные от ветра заливы бывают покрыты льдом до
апреля. Весной в пролив заходят льды из Охотского моря и Амурского
лимана. С октября в Т. проливе дуют сильные зап. и сев. ветры, при
которых температура падает нередко ниже -30°, дующие летом вост. ветры
понижают температуру лета. Летом по всему проливу господствуют туманы.
Приливы и отливы в Т. проливе довольно заметны, особенно в узких частях
его заливов. Самый значительный прилив замечен в зал. Де Кастри, где в
сизигии он достигает 9 фт., в Императорской гавани он равен 4 фт. Из
заливов по берегам Т. пролива наиболее замечательны на материковом
берегу: Императорская гавань или Хаджи под 49° с. ш. и зал. Де Кастри
под 51°28' с. ш. Материковый берег Т. пролива к Ю от устья Амура
низменный и плоский, до мыса Уарки здесь встречается только один крутой
и высокий мыс Джуаре. Против мыса Уарки находятся 8 островков Хадземив.
От зал. Де Кастри до Императорской гавани по берегу встречаются хвойные
леса, состоящие из ели, пихты, лиственницы с примесью березы, ольхи,
клена и проч., такой же лес встречается и в ближайших окрестностях
Императорской гав. Между этой последней и р. Ыкки берег Т. пролива
горист и пересечен узкими долинами и ущельями. Здесь к самому берегу
подходит хребет Сихотэ-Алин. По долинам и ущельям в Т. пролив стекают
здесь быстрые горные потоки с каменистым руслом; из них самые
значительные pp. Кэпи и Ыкки. Южнее Императорской гав. к берегу Т.
пролива подходят склоны хребта Найта; последний тянется вдоль берега,
вдаваясь в море мысами Джонго и Асиние. Близ устья р. Гидзюца береговая
возвышенность прервана долиной р. Гидзю, южнее этой долины берег Т.
пролива состоит из высоких отвесных гор, местами вдающихся в пролив в
виде мысов. У рч. Улека возвышенность эта сливается с болотистым
пространством, прилежащим с С к р. Кэпи. Широкая долина этой речки
упирается в небольшую, но глубокую бухту. Зап. берег Сахалина против
устья Амура покрыт песчаными дюнами, за которыми следует тундра,
простирающаяся далеко внутрь острова. Плоский болотистый берег тянется к
Ю до мыса Уанды, лежащего против зал. Де Кастри, южнее берег становится
крутым и холмистым. Под 51° с. ш. находится зал. Жонкиера. Между 49° и
48° холмы переходят в довольно высокие горы, южнее же берег понижается.
На всем протяжении сахалинский берег Т. пролива, начиная от мыса Уанды,
покрыт крупным хвойным лесом. В 1787 г. мореплаватель Лаперуз входил в
Т. пролив, но, поднявшись до узкой части его и всюду встречая мели,
пришел к ошибочному заключению, что между Сахалином и материком
находятся отмели, обнажающиеся во время отлива. К такому же заключению
пришли впоследствии Браутон (1796) и русский мореплаватель Крузенштерн
(1805). Последний предполагал, что Сахалин - полуостров. В 1808 г.
японский землемер Мамио Ринзо прошел по Т. проливу до устья Амура и
таким образом первый доказал, что Сахалин есть остров. Однако,
результаты его путешествия долго оставались неизвестными европейцам, в
том числе и русским. В 1846 г. в устье Амура по Т. проливу пытался
проникнуть Гаврилов и гр. Несельроде; последний нашел устье р. Амура
"недоступным для мореходных судов, ибо глубина на оном от 1,5 до 3,5 фт.
и Сахалин полуостров, почему р. Амур не имеет для России никакого
значения". В 1849 г. Г. И. Невельской доказал, что вход в амурский лиман
из Т. пролива доступен для судов всех рангов, а с С, из Охотского моря -
для судов, сидящих до 23 фт. в самое же устье Амура из Т. пролива могут
проходить суда с осадкой до 15 фт., а из Охотского моря - с осадкой до
12 фт. А. И.
Твердое тело в теоретической механике. - Иногда в теоретической
механике твердые тела предполагаются идеально твердыми так что
расстояния между точками одного и того же тела предполагаются
неизменными, какие бы силы ни действовали на тело. Такое представление
об идеальной твердости тел влечет за собой неопределимость в тех
вопросах статики Т. тел, в которых являются излишние связи. Так,
например, если тяжелое Т. тело опирается тремя своими точками на
плоскость, то давление каждой из этих точек может быть вполне определено
по правилам сложения и разложения сил; если же точек опоры на плоскость
будет четыре или более, то давление их на плоскость окажется
неопределенным или, вернее сказать, неопределимым по правилам статики
идеально-твердых тел. Такая неопределимость может быть вполне устранена,
если примем во внимание упругие свойства Т. тел и введем в расчет
зависимость между деформациями тел и деформирующими силами. Д. Б.
Твердость (Rigidity) металлов и минералов - свойство сопротивляться
изменению формы. Так как изменение формы сопровождается пластичными
деформациями, т. е. сдвигами, то модуль сдвига (modulus of rigidity),
может служить теоретически мерой Т. На практике Т. рассматривается как
сопротивление тела углублению, производимому в нем другим телом, более
твердым. Так, Т. металлов измеряется по способу Родмана, величинами
углублений, производимых стальным закаленным ножом, имеющим форму
пирамиды с сильно вытянутым ромбическим основанием. Полагается, что при
одной и той же нагрузке ножа, величина Т. металла обратно
пропорциональна величине объема углубления. Подобным же образом, по
способу Кальверта и Джонсона, Т, измеряется величиной груза, потребного
для вдавливания закаленного стального усеченного конуса определенных
размеров до половины его высоты.
Т. минералов. При испытании на Т., если не требуется особенной
точности, проводят от руки стальным острием или острым углом
какого-нибудь минерала по ровной поверхности другого минерала и
наблюдают, получается ли царапина на испытываемом минерале или же нет.
Для определении Т, и ее обозначения пользуются так называемой шкалой
Мооса, состоящей из 10 минералов. Шкалу эту составляют: 1) тальк, 2)
каменная соль, 3) известковый шпат, 4) плавиковый шпат, 5) апатит, 6)
ортоклаз, 7) кварц, 8) топаз, 9) корунд, 10) алмаз. При пользовании
шкалой Мооса, заготовляют куски названных минералов как с острыми
углами, так и с ровными поверхностями. Для того, чтобы не слишком
портить более мягкие номера шкалы, испытуемым минералом чертят всегда по
тому члену шкалы, который кажется более твердым, а затем переходят к
номерам с меньшей Т. Если находят Т. равной одному из членов шкалы, то
эту Т. выражают номером этого члена; напр., Т. 4 означает Т. плавикового
шпата. Если Т. не вполне совпадает с таковой члена шкалы, а находится
между двумя степенями Т., то к цифре первой степени прибавляют половину.
Таким образом 3,5 будет Т., лежащая между Т. известкового шпата и
плавикового шпата. Таким образом все числа, обозначающие Т., имеют
значение номеров. Для более точного, количественного выражения Т.
употребляется прибор, устроенный впервые Зеебеком и называемый
склерометром. Прибор этот состоит из равноплечного рычага, на одном
конце которого на верхней стороне имеется чашка для груза, а под чашкой
укрепляется вертикальное стальное или алмазное острие. Испытуемая
пластинка минерала устанавливается горизонтально на подставку прямо под
острием; на чашку кладут груз до тех пор, пока при движении подставка в
минерале не получатся царапина. Чем тверже минерал, тем больший груз
надо положить на чашку. Таким образом Т. можно выразить весом. Чтобы
можно было чертить пластинку по различным направлениям и определять эти
направления, служит горизонтальный вращающийся круг, кроме того
подставка устроена на салазках, которые приводятся в движение при помощи
винта и служат для плавного параллельного перемещения минерала.
Исследования Т. при помощи склерометра и сопоставление со шкалой Мооса
показали (Кальверт и Джонсон), что шкала Мооса дает только весьма грубое
представление об относительной Т. тел и что интервалы в Т. членов шкалы
весьма не одинаковы, особенно между высшими членами ее.
На некоторых кристаллах и спайных осколках кристаллографически
различные плоскости обладают различной степенью Т. У дистена или
кианита, плоскости, соответствующее более совершенной спайности,
чертятся гораздо легче других плоскостей, притом в первом случай Т.
равна 5-ти, а во втором доходит до 7-ми. Точно также гипс и слюда на
плоскостях совершеннейшей спайности обнаруживают значительно меньшую Т.,
чем на остальных. Сверх этого, при дальнейшем исследовании (Франвенгейм)
оказалось, что часто на одной и той же кристаллическое поверхности
обнаруживаются различные степени Т., смотря по направлению, по которому
производится черчение кристалла. Гюйгенс впервые показал это на
кристаллах известкового шпата. Чтобы изобразить величину Т. и
соответствующее ей направление на кристаллической плоскости, Франц
выразил груз и направления линии, исходящими из одной точки. На этих
линиях отложил длины, пропорционально давлению (грузу). Если концы таких
линий, лучеобразно исходящих из одной точки, соединить линией, то
получается кривая Т. Она представляется в различном виде, в зависимости
от числа и направление плоскостей спайности в данном кристалле. Она
имеет вид окружности, если по разным направлениям не существует различия
в Т., вид эллипса, если существует только одна плоскость спайности,
перпендикулярная к исследуемой плоскости, наконец, вид лопастной фигуры,
если исследуемая плоскость пересекается несколькими направлениями
спаянности. Так, напр., моноклиноэдрический кристалл слюды обнаруживает
совершенную спайность только по плоскости (001). Соответственно этому и
кривая Т. в плоскости (010) является в виде эллипса, положение длинной
оси которого показывает, что Т. наибольшая идет в направлении
перпендикулярном к спайности. На конечной плоскости (001) фигура Т.
имеет вид окружности, потому что здесь нет различии в Т. в разных
направлениях.
Д. З.
Тверское княжество. - Тверской край уже в начале XI в. принадлежал к
довольно населенным и культурным местностям древней Руси: муромский кн.
Глеб Владимирович, спеша к больному отцу своему в Киев, в 1015 г.,
предпочел путь не прямой, а окольный, но пролегающий по людной местности
- вверх по р. Волге до р. Тьмы (в нынешней Тверской у.) и оттуда на Ю
через Смоленск. В XII и в начале XIII в. Тверь входила в состав
Суздальско-Переяславского княжества. Когда она выделилась в особый удел,
о том точных летописных указаний нет; можно полагать, что это
обособление совершилось между 1241 и 1245 гг.; первым тверским князем
был один из сыновей вел. кн. Ярослава Всеволодовича - Ярослав (умер в
1271 г.). Та роль, которую Т. княжество сразу заняло в истории древней
Руси, свидетельствует о силе этой области. Первый Т. князь с успехом два
раза отбил литовцев (1245 и 1248). По смерти отца, он принял участие в
борьбе братьев своих, Александра Невского и Андрея Суздальского,
окончившейся неудачей последнего, союзника Ярослава, что особенно тяжело
отозвалось на семье Ярослава: при взятии татарами (союзниками
Александра) г. Переяславля была убита жена его, а сыновья взяты в плен.
Затем Ярослав некоторое время княжил в Новгороде. По смерти Александра
Невского он является соперником брата своего Андрея, едет в орду, где и
получает ярлык на великое княжение (1263), но, неизвестно почему, правом
этим пользуется только по смерти Андрея (1264). Он ведет с переменным
успехом борьбу с новгородцами из-за княжения в Великом Новгороде: в 1270
г. новгородцы приняли Ярослава, но выговорили, чтобы он правил им "на
всей воле их". Одновременно с учреждением Т. княжества основана была в
Твери и епископская кафедра. При сыне Ярослава Святославе (1271-82 или
1286, точно неизвестно) Т. княжество пользовалось спокойствием и мало
участвовало в княжеских междоусобицах. По смерти Святослава княжил брат
его Михаил (по 1318 г.). Вначале Михаил с успехом отражал набеги
литовцев; затем, не желая подчиняться вел. кн. Димитрию Александровичу,
он отбил опустошительный набег последнего в союзе с татарами. В 1293 г.
в Тверь приходил из Орды татарский царевич Тахтамер, который "многу
тяготу учинил людям". В 1294 г., вследствие женитьбы Михаила на дочери
ростовского кн. Димитрия, Анне (впоследствии св. Анны Кашинской),
Кашинский удел был присоединен к Твери. В 1295 г. заключен Тверью с
Новгородом оборонительный союз "или от татарина, или от кого-нибудь
другого" - это было первой попыткой русского князя дать отпор татарам,
что, впрочем, не помешало Михаилу, по смерти вел. кн. Андрея
Александровича (1304), поехать в Орду и подкупом добыть себе ярлык на
великое княжение. Это привело к ожесточенной борьбе с московским кн.
Юрием Даниловичем; в борьбу вмешались новгородцы, недовольные
высокомерием Михаила. Калита поехал в Орду и получил великокняжеский
ярлык; Михаил должен был уступить московскому князю великокняжеский
титул. Несмотря на это, Юрий с татарами и другими князьями напал на Т.
княжество. Нападение было отбито Михаилом, но среди пленных оказалась
жена Юрия, татарка Кончака, которая захворала и умерла в плену до
окончания мирных переговоров. Этим обстоятельством московский князь
воспользовался, чтобы очернить тверского перед ханом. Михаил был вызван
в орду и там убит (1318). Сын Михаила, Димитрий Грозные Очи (1318 - 24),
воспользовался корыстолюбием Юрия, утаившего собранную с тверяков для
хана дань, и добился ярлыка; но когда в 1324 г. оба соперника
встретились в 0рде, то во время ссоры Димитрий убил Юрия, за что был
казнен по приказанию хана. Т. княжество и титул вел. кн. были отданы
брату казненного, Александру Михаиловичу (1324-27). В 1327 г. в Тверь
приехал посол и близкий родственник хана Чолхан (Шевкан или Щелкан),
который своим образом действий довел тверяков до открытого
сопротивления; все татары были перебиты, а Чолхан сожжен в
великокняжеском дворце, где пытался укрыться. Московский князь Иван
Данилович Калита принял от хана поручение наказать Т. князя. Войско
Ивана, в котором было до 50 тыс. татар, заняло Тверь и Кашин. Александр
бежал в Псков, а на место его, с согласия хана Узбека, сел брат его
Константин Михаилович (1327 - 37), с титулом вел. кн. тверского.
Княжение Константина было мирное; страна оправилась от "щелкановщины". В
1337 г. Узбек простил Александра и возвратил ему Т. княжество (1337-39),
но через два года Калите удалось оклеветать своего соперника; последний
был вызван в Орду и там казнен вместе со своим сыном. Константин снова
занял Т. стол и княжил мирно (1339-45); только в год своей кончины у
него "бысть нелюбие" с племянником - удельным кн. холмским (ныне с.
Красный Холм, Зубцовского у.) Всеволодом Александровичем; это положило
начало усобице в Т. княжестве, ослабившей его и подавшей повод
московским князьям вмешиваться во внутренние дела Твери. По смерти
Константина, ярлык на Т. княжество выхлопотал себе племянник его
Всеволод, кн. холмский (1345-49), но, по настоянию духовенства, уступил
стол дяде своему, кн. кашинскому Василию Михайловичу (134968),
продолжительное княжение которого было полно междоусобиц среди Т.
удельных князей из-за Дорогобужа (ныне с. Дорожаево, Зубцовского у.).
Кашин оспаривал у Твери первенство. Т. князья в своих спорах прибегали к
посредничеству Литвы и Москвы; последние пользовались случаем и не раз
разоряли Т. земли. В 1364 г. моровая язва свирепствовала в Т. княжестве.
Междоусобица окончилась победой микулинского кн. Михаила Александровича,
который и занял Т. стол (1368-99). Распри с Москвой продолжались, причем
соперники прибегали к содействию соседних князей русских, новгородцев,
литовцев и татар; более всего терпели пограничные города и волости обоих
княжеств; были осаждаемы и Москва (1369), и Тверь (1372). Борьба затихла
во время борьбы соединенной Руси против татар; в битве на Куликовом поле
(1380) участвовали, на ряду с москвичами, кашинцы и тверяки. В 1382 г.,
после смерти кн. Василия Михайловича, Кашин был снова присоединен к
Твери и Михаил получил от хана Тохтамыша ярлык на великое княжество Т.
Последние годы княжения Михаила были мирными и страна сильно поднялась
экономически. По смерти Михаила вел. кн. Т. стал сын его Иван Михайлович
(1399-1425), который все время теснил своих родственников удельных
князей и немало забрал их земель. Москва, занятая борьбой с Литвою и
татарами, не вмешивалась в Т. дела. Т. край за этот период посетило
много бедствий: в 1413 г. выгорела Тверь, в 1417, 22 и 23 гг. были
голодовки. Ивану наследовал сын его Александр, скоро умерший от "мора";
также участь постигла и старшего сына его, Юрия. Т. великокняжеский стол
занял брат Юрия, Борис Александрович (1425-61). Благодаря союзу с
литовским кн. Витовтом и с Москвой, он поднял значение Твери до прежнего
уровня, так что по смерти его никто не дерзнул оспаривать право на
княжение у его 8-летнего сына Михаила Борисовича (1461 - 85). Михаил не
раз помогал московскому кн. Иоанну III в его борьбе с Новгородом (1471 и
77 гг.) и против татар (1480). Это не помешало Иоанну, окончательно
покорившему Новгород и Ярославское княжество, нанести удар
самостоятельности своего союзника, причем он воспользовался
недовольством Т. удельных князей и бояр и переманил их на свою сторону.
Михаил заключил союз с польск. королем Казимиром; это привело к
открытому разрыву между Москвой и Тверью, Тверь была взята войсками
Иоанна (12 сент. 1485 г.); Михаил бежал в Литву и Т. кн. утратило
навсегда свою самостоятельность. Иоанн отдал Т. кн. в удел сыну своему
Ивану Ивановичу (1485-90), по смерти которого в ней посажены были
наместники. В 1491-92 гг. Т. земли переписаны "по-московски на сохи",
чем и завершилось окончательное присоединение их к Москве. При Иоанне
Грозном в Твери проживал и носил титул князя Т., не имея никакой власти,
крещеный касимовсмй хан Симеон Бекбулатович, - Т. княжество занимало
южную часть нынешней Т. губ. и часть нынешнего Клинского у., Московской
губ.; установить точно его границы нельзя; известно только, что с С к
нему прилегали земли Великого Новгорода, с городами Торжком и Бежецким
Верхом (ныне г. Бежецк), которые не раз были занимаемы тверяками; с З -
Смоленское княжество (г. Ржев принадлежал Твери недолго); с Ю и В -
владения Москвы и Суздаля. Приблизительно Т. княжество занимало площадь
в 300 вер. дл. и от 60 до 100 вер. шир., всего ок. 25 тыс. кв. вер.
Кроме Твери, в пределах княжества было много городов; из них более
значительные, имевшие своих удельных князей - Кашин, Микулин, Телятьев
городок, Холм, Дорогобуж и Чернятин. Кашин был самым сильным уделом,
иногда спорившим изза первенства с самою Тверью; князья Холмские и
Микулинские также имели значение, но далеко не такое, как Кашинские,
вследствие чего наравне с остальными носили название "меньшая, молодшая
братия". Т. княжество было довольно густо заселено: во времена своего
могущества оно (по свидетельству иностранцев) могло выставить до 40 тыс.
дворян, а простолюдинов вдвое и втрое более, след. всего до 160 тыс.
чел.; отсюда можно заключить, что общее число жителей княжества
равнялось 700-800 тыс. душ об. п. или ок. 30 жит. на 1 кв. в. Т.
княжество было краем промышленным; в нем процветали ремесла и торговля;
г. Тверь был меновым центром для товаров, шедших с З и В; в "песне о
Щелкане" (XIV в.) Тверь называется "богатою", Т. купец Афанасий Никитин
в XV в. ездил по торговым делам в Индию. Большим влиянием пользовалось
духовенство. Князь заведовал управлением, судом, военными делами и
финансами (чеканили монеты: серебряные - "гривны" и медные - "пулы").
Княжеская дружина разделялась на старшую (бояре) и младшую (слуги и
дворяне). Все остальное население носило название людей "земских",
"простых", "черных", "тяглых" и т. п. Городское "тяглое" население
разделялось на сотни, управляемые "соцкими", подчиненными "тысяцким"; о
вечевом устройстве есть некоторые намеки в летописях ("на вече" было
решено перебить татар Чолхана); уезды разделялись на волости, станы и
околицы. Земля принадлежала князю, духовенству и дружине. Поселяне,
обрабатывавшие землю, находились, смотря по условно, в большей или
меньшей зависимости от землевладельца. Большинство крестьян в
определенный срок (Юрьев день) могло переходить от одного владельца к
другому, из одного княжества в другое; но были и несвободные люди, число
которых с течением времени увеличивалось, особенно на землях князя.
Некоторым землевладельцам князья давали право не отпускать крестьян и
право суда над живущими на их землях, кроме "душегубства и разбоя".
Доходы князя (помимо личных) состояли из прямых налогов ("дани") и
косвенных ("яма", "корма", "тамги", "мыта"). Некоторым землевладельцам,
особенно монастырям, князья жаловали грамоты, освобождавшие поселенных
на их землях людей от "дани" и других поборов в пользу князя. Если бы не
ряд бедствий, посещавших Т. княжество, населению его, по-видимому,
жилось бы не дурно. См. "Полное Собранье Русских Летописей" (т. XV); В.
С. Борзаковский, "История Т. княжества" (СПб., 1876); В. И. Покровский,
"Историко-статистическое описания Т. губ." (т. 1, Тверь, 1879). Д.
Рихтер.
Тверь - губ. гор., при впадении рр. Тверцы и Тьмаки в Волгу, по обоим
берегам этих рек; ст. Николаевской жел. дор.; пристани на Волге и
Тверце, пароходство. Площадь города 866 дес. Т. уже в XIII и XIV вв.
считалась людным городом. В начале XVII в. в Т. жило более 1800
семейств, т. е. около 10000 жителей; после "литовского разорения" город
опустел и в 1626 г. в нем было "тяглых, бродящих и бобылей" всего 275 д.
муж. п. В 1685 г. жит. было 4582, в 1783 г. - 15095, в 1830 г. - 17670,
по однодневной переписи 15 февр. 1869 г. - 38974, 27 января 1897 г. -
53477 (28627 мжч. и 24850 жнщ.). Главная масса жителей города - русские
и православные. Жилых зданий 3764, из них 1044 каменных. Церквей
православных 31, все, исключая 1, каменные, из них 3 домовые;
единоверческая црк. 1, рим. кат. 1, лют. 2 (1 домовая). М-рей
православн. два, 1 мужской и 1 жен. Мужской Отроч. м-рь основан в 1265
г.; в 1531-53 гг. здесь жил в заточении Максим Грек, в 1569 г. - св.
Филипп, митрополит московский, здесь же и задушенный Малютой Скуратовым;
в 1759-61 гг. архимандритом монастыря был св. Тихон Задонский. В
Преображенском соборе (1689) мощи св. благоверного кн. Михаила
Тверского. Троицкая, что за Тьмакою, црк., построенная в 1564 г.,
сохранила свой древний вид, утварь, тайники между сводов. Императорский
дворец, прекрасной архитектуры (1763), ныне занят квартирой губернатора
и помещением Т. музея. Промышленность. Фабрик и заводов, в 1898 г. было
156; из них более крупные: бумагопрядильная, ткацкая и ситцевая
мануфактура Морозовых, с 8198 рабоч, и производством на 16514 тыс. руб.,
такая же фбр. Берга (1459 рабоч, и производство 2686 тыс. руб.), 1
свече-восковой епарх. зав. (на 594 тыс. р.), паровые мельницы,
вагоностроительный зав., пароходная верфь, лесопильные заводы и др. В
затверецкой части - кустари-кузнецы (промысел процветал до проведения
железной дороги); в той же части города и в Заволжье женщины-мещанки
занимаются вязанием чулок и варежек из шерсти. Торговля значительна,
особенно хлебная; торговых предприятий в 1898 г. считалось 617, с
оборотом свыше 10000000 руб. Отделение государственного банка, общество
взаимного кредита, городской общественный банк, гор. ломбард, агентства
земельных банков московского и СПб.тульского. В 1899 г. на пристанях Т.
разгружено товаров 25837 тыс. пд., главным образом дрова и лесные
материалы (87%), затем хлеб, соль, металлы и нефть. Вниз по Волге от Т.
срочное пароходство; в 1899 г. отправлено 279 пароходов. В том же году
по Николаевской жел. дороге отправлено грузов 4076 тыс. пуд. (лес, хлеб,
дрова, мануфактурные товары и др.), разгружено 942000 пд. (хлеб, нефть,
хлопок и др.). Учебные заведения (1898-99 гг.): мужская и женская
гимназия, реальное училище, кавалерийское юнкерское, духовная семинария,
женская учительская школа П. П. Максимовича. Начальных школ 16, с 1877
учащ. (1148 мал. и 729 дев.). Библиотек, книжных лавок 8, газет 2. Отд.
Имп. моск. сел. хоз. при нем склад орудий, семян и т. п. Больниц 10 на
296 кроватей; аптек 4. Водопровод (вода из Волги загрязнена и
нездорова), газовое освещение; мощеных улиц 22 вер.; постоянные мосты
через Волгу, Тверцу и Тьмаку. Телефон (городской, с Петербургом и
Москвой). Бюджет города на 1901 г. исчислен в 281157 руб. (на город.
управление - 10%, народное образование - 9%, медицинскую часть - 6%).
История. Первое косвенное упоминание о Т. заключается в сохранившейся
доныне уставной грамоте новгородского кн. Всеволода Мстиславича,
относящейся к 1135 или 1139 гг. и содержащее в себе постановления
относительно взимания пошлин с "тверских гостей". При Андрее Боголюбском
во время одного церковного торжества совершилось исцеление какой-то
боярыни из Т. Великий князь Всеволод Юрьевич. разорив Торжок, основал в
1181 г. на устье реки Тверцы "Твердь". В 1208 г., когда новгородцы
воевали с суздальским вел. князем Всеволодом, о Т. упоминается, как о
средоточии верхнего Поволжья, входившего в состав Суздальского
княжества. Татары, во второе свое нашествие на Русь в 1237-38 гг. "Тферь
взяша, в ней же сына Ярославля убиша". Т., благодаря своему выгодному
географическому положению. быстро окрепла и выделилась около 1241-43 гг.
в самостоятельное княжество. Утратив свое политическое значение (1485),
Т. до начала XVII в. была богатым, торговым городом, хотя много раз
страдала от неприятельских нашествий, голодовок, мора, наводнений и
пожаров. В 1485 г. она была разорена при взятии ее Иоанном III, в 1570
г. попутно разграблена опричиной Иоанна IV, шедшего на Новгород. Начиная
с 1609 г. Т. сильно терпела от поляков (литовское разорение), так что в
1629 г. в городе было 11 заброшенных церквей и монастырей и 1450 пустых
домов. После пожаров 1763 и 1773 гг. город был возобновлен на субсидию
от казны по плану, утвержденному императрицей Екатериной II. Губернским
городом Т. назначена в 1775 г.
Тверской уезд расположен в южн. части средней полосы Т. губ., по
течению Волги и ее притоков Тьмы, Тверцы и Шонии. Площадь у. - 3505,1
кв. в. или 365114 дес. Большая часть уезда, а именно С и СВ,
представляет собою равнину, Ю и ЮЗ - возвышенную местность, отдельные
пункты которой достигают 700-840 фт. (сел. Бурашево, Щербинино, Гнилицы,
Турово и др.). Поверхность у. почти сплошь затянута наносами и только в
русле Волги, при пересечении ее Николаевской жел. дор., открыты выходы
коренной породы (выступы горного известняка с Cidaris, Rossicus и
неясными отпечатками Productus). Самые нижние горизонты дилювиальных
насосов состоят из синевато-красной глины, выше которой лежит
буровато-красная песчанистая глина, покрытая мощными желтыми песками. По
рекам являются пески аллювиальные. Почва по рр. Волге и Тьмаке песчаная
и глинистая, пограничные с Новоторжским у. поля усеяны мелким
булыжником, а прилегающие к Старицкому у. - крупным дикарем (частью
идущим на постройки), в других местах плодородный слой (до 2 врш.
толщиной) лежит на иловатой земле и на подзоле. Лучшие почвы - поймы по
pp. Шоше, Тьме и отчасти по Волге. Воды. Волга пересекает у., на всем
протяжении (92 в.) судоходна, у гор. Т. ее пересекает Никол, жел. дор.,
в гор. Т. - постоянный мост. В пределах Т. у. в Волгу впадает: Тьма с
Шосткой, Тьмака, Тверца с Кавою и Оршей (Ворша), последняя служит одним
из истоков Петровских озер, Шоша (65 в.), по берегам последней
прекрасные заливные луга и лучшие земли уезда. Берега pp. Т. у. густо
заселены, по ним расположены 403 селения, 193 поселка, население которых
составляет 55% (а вместе с гор. Т. -70%) всех жителей уезда. Озер в Т.
у. 14, из них 7 - Оршинские (Воршинские) - принадлежат к группе
Петровских оз., из остальных самое значительное Святое - среди
Васильевских болот. Болота расположены главным образом на СВ уезда, сюда
заходит часть Петровских озер (11500 дес.), Васильевское - торфяное
(8000 дес.), Кулицкое (1600 дес.); на Ю уезда болота Дудинское и по р.
Инюке. Торф в Т. у. высокого качества, но пока мало разрабатывается.
Леса занимают 21% площади уезда (96 т. дес.), их более всего на Ю; на СЗ
- по р. Тверце (сосновые) и Тьме. Климат довольно суровый; средн.
годовая температура города Т. +3,9°, осадков 507,6 мм., утренники в мае
и заморозки в авг. нередки; Волга в гор. Т. в среднем свободна от льда
214 дней. Население (1897 г.). Жит. 168686, из них в гор. Т. 53477 и
115209 в уезде, в том числе 50764 мжч. и 64445 жнщ.; значительный
перевес мужского пола над женским объясняется сильным отходом мужчин на
сторону. На 1 кв. вер. приходится 48 жит.; по густоте населения Т. у.
занимает первое место среди уездов Т. губ., если же исключить из расчета
гор. Т., то на 1 кв. в. придется 33 жит. и тогда гуще населенными
являются уу. Кашинский, Калязинский, Зубцовский, Старицкий, Ржевский и
Бежецкий. Население распределено внутри Т. у. крайне неравномерно;
плотнее заселены Ю и В, слабее - С и З, хотя и в сев. части уезда есть
местность (с. Васильевское с окрестными селениями, в 13-14 в. от гор.
Т.), где на расстоянии 1-2 вер. живут свыше 5000 чел. (центр гвоздарного
производства). Коренное население Т. у. - великорусское и православное;
карелы, некогда жившие на С уезда, совершенно обрусели. Населенных мест
990, в том числе 1 город, 631 крест, селение и 358 других поселков
(погостов, усадеб и проч.). Землевладение. Из 359214 дес. учтенных
земель принадлежало в 1890 г. крестьянам в наделе - 215471 дес., им же в
личном владении - 36647 дес. (в 1875 г. им принадлежало 23816 дес.),
казне - 22746 дес., уделу - 858 дес., гор. Т. - 2956 дес., Т. губ.
Земству - 741 дес., церквам и монастырям - 6464 дес., частным владельцам
- 77657 дес., в том числе дворянам - 56602 дес. (к 1897 г. дворянское
землевладение сократилось до 49939 дес.; в 1865 г. оно составляло 101953
дес.), купцам - 6198 дес., торговопромышл. Предприятиям - 7791 де.,
мещанам - 1975 дес., прочим владельцам - 765 дес. Земледелие. Культурных
земель в Т. уезде 89827 дес., кормовых 144898 дес., лесных 75921 дес.,
неудобных 48568 дес. Культурные земли состоят из земель усадебных - 7111
дес. и пашни - 82716 д. (2189 дес. запущенной), кормовые - из сенокосов
заливных 6298 дес., простых 105849 дес. и выгонных земель 32751 дес. За
последние 50 лет пашня сократилась на 12%, леса - на 40%; увеличилась
площадь кормовая. Приемы хозяйства у крестьян большей частью рутинные;
плужная вспашка начала развиваться только за последние 20 лет; в
настоящее время в у. имеются до 1000 плугов. Крестьяне сеют рожь, овес,
ячмень, картофель и лен. Средние урожаи: ржи 48,1 мер с 1 дес., овса -
80,1, ячменя - 54,2, картофеля - 424, льна - 22 м. Населению не хватает
ржи в годы среднего урожая до 21 тыс. четвертей, что отчасти дополняется
картофелем, отчасти покупным хлебом. В 1899 г. у крестьян было лош.
18840, крупн. рогат. 29368 гол., мелкого 35664. Безлошадных семей 9,5%
(в 1890 г. их было 16,6%). Частновладельческое хозяйство в общем
неудовлетворительно: из 220 имений хозяйство ведется только в 135,
остальные сдаются крестьянам. Из 135 хозяйств многополье введено в 65, в
остальных - трехполье. Под посевом 5196 дес., из них под рожью - 1086
дес., овсом - 899, ячменем - 280, картофелем - 248, льном - 191, гречкой
- 57, горохом - 37, кормовыми травами - 1114, другими растениями - 10,
под паром - 1274 дес. Обработка и удобрение на частновладельческих
землях лучше крестьянских, а потому и урожайность выше процентов на 30.
У частных владельцев лош. 1003, крупн. рогат. скота (не считая молодого)
2637 гол. В некоторых, особенно пригородных, имениях ведется огородное и
тепличное хозяйство; многие из хозяев перерабатывают молоко в сыр и
масло (с-цо Козлово). Промыслы в Т. у. существуют исстари: в описании
уезда конца XVIII в. упоминается, что крестьяне целыми селениями
занимались тем или иным промыслом (гвоздарным, бондарным, извозом и
др.). С проведением жел. дороги, ямщина по Пет.-Моск. шоссе совершенно
прекратилась, вместе с тем сократился и гвоздарный промысел. В настоящее
время местными промыслами занято около 9 т. чел. (в том числе до 3 т.
кустарей): делание папиросных гильз (до 1500 чел., преимущественно
женщины), извоз (1185, крестьяне пригородных селений), поделки из дерева
(дрань для крыш, шторы, бондари, берд и др.), гвоздарный промысел (с.
Васильевское с окрестными деревнями - 440 чел.) плетение сетей (673),
гончарный промысел, сельскохоз. работы. Паспортов в 1899 г. выдано
39468; по ним отлучились 25761 мжч. и 13707 жнщ. Уходят на фабрики в
Тверь (9 т.), в Петербург - дворники, торговцы, извозчики и на фабрики
(5 т.), в Москву - прислуга, извозчики и на фабрики (3 т.), остальные на
Волгу и на работы по жел. дор. В 1899 г. крестьяне Т. у. прислали по
почте на родину 23839 денежных пакетов на сумму 317986 руб.. Фабрик и
заводов (1898) 54, с 2339 рабочими и производством на 2500 т. руб.; из
них более значительны 1 ткацкая фабр. (1395 т. р.), лесопильные,
кожевен., кирпичи., гильзовые и 2 винокуренных (в 1899-1900 г. выкурено
3177 т. градусов спирта). Торговля исключительно местная; торговых
заведений 354, их оборот около 1500 т. р. Пути сообщения. Никол, жел.
дор. пересекает Т. у. на 72 вер.; судоходство по pp. Волге, Тверце и
Шоше (сплав леса к ст. Давидово, Московской губ.). Движение грузов (1899
г.): по Никол. жел. дор. отправлено 5650 т. пд. (мука, дрова и лес),
получено 6760 т. пд. Главным образом работает ст. Тверь (хлеб и нефтяные
продукты); часть грузов из Т. у. отправляется через две крупные станции,
расположенные близ границ уезда - Новоторжскую (Новоторжского у.) и
Завидово (Клинского у. Москов. губ.). С пристаней Т. у. (почти
исключительно с Тверской) отправлено 715 судов и 30 плотов с грузом в
860 т. пд., разгружено с 1671 судов 5094 т. пд. и 47700 плотов в 20743
т. пд. (дрова и лес). По Шоше прибыло к Завидову (в Клинском у.) грузов
свыше 4300 тыс. пуд. (лес), частью из пределов Т. у. Врачебное дело. В
Т. у. 7 земских больниц, в которых лечилось в 1899 г. 2998 больных,
кроме амбулаторных (49030); в с. Бурашеве - колония для душевнобольных,
содержимая губ. земством. Школ (1899-900) было: городских 8,
министерских 3, земских 99, частных З. црк. приход. 20, школ грамоты 17,
всего 150; учащихся 11938 (8478 мальч. и 3460 девоч.); в с. Бурашеве шк.
пчеловодства и низшая сельскохозяйственная 1-го разряда. Из 492
новобранцев призыва 1899 г. грамотных было 466 (94,7%). Земский бюджет
(1900 г.). Расходы исчислены в 257815 р., из них на губернские
надобности 37948 р., на медицину - 66721 р., на народное образование -
79288 р.
Д. Рихтер.
Творчество - в прямом смысле есть созидание нового. В таком значении
это слово могло бы быть применено ко всем процессам органической и
неорганической жизни, ибо жизнь - ряд непрерывных изменений и все
обновляющееся или вновь зарождающееся в природе есть продукт творческих
сил. Но понятие творчества предполагает личное начало - и
соответствующее ему слово употребляется по преимуществу в применении к
деятельности человека. В этом общепринятом смысле Т.
- условный термин для обозначения психического акта, выражающегося в
воплощении, воспроизведении или комбинации данных нашего сознания, в
(относительно) новой и оригинальной форме, в области отвлеченной мысли,
художественной и практической деятельности (Т. научное, Т. поэтическое,
музыкальное, Т. в изобразительных искусствах, Т. администратора,
полководца и т. п.). Широкое значение, придаваемое термину, едва ли не
составляет отличительного свойства русского языка. Др. греч. poihsiV
имело специальное применение к области словесного. В зап. европейских
яз. сливаются термины Т. и творения, созидания (creation, Schopfung), в
различных специальных приурочениях. Отчасти понятию Т. отвечает нем.
Schaffen (dichterisches Sch.), франц. invention (не в смысле только
изобретения), genie createur и т. п. Термин invention уже в лат. яз.
(inventio) выражал понятие сочинять, творить и в области риторики
(трактат Цицерона "De inventione") и в поэтиках Возрождения оно имело
специальное значение - композиции, сочинения, вымысла, прикрась ("belle
invenzioni" у Торквата Тассо, "Discorsi dell'Arte роеtica"). Различение
Т. научного от Т. художественного и от Т. в области жизненных отношений,
т. е. то различение деятельностей, которое может быть усмотрено и в
приемах, и в конечных целях каждого вида Т., приводило Аристотеля к
различному обозначению 3 основных свойства разума: созерцательного,
действенного и творческого в тесном смысле слова (Никомахова Этика; ср.
Em. Egger, "Essais sur l'histoire de la critique chez les Grecs", 1887).
Распространяя значение творческого акта даже на ремесла, - стало быть,
при несколько внешнем понимании термина, - Аристотель все же дал
прекрасную, хотя и не исчерпывающую формулу художественного Т., как
способности обдуманного или сознательного воплощения истинного, при
отожествлении истины и красоты. В настоящее время принято различать
двоякого рода Т.: непроизвольное, бессознательное, непосредственное - и
продуманное, сознательное, художественное; первое характеризует по
преимуществу произведения первобытного, народнособирательного искусства,
а второе относится к области высшего искусства, в котором
непосредственность вдохновения идет рука об руку с размышлением и
проверочной аналитической работой. Народно-собирательное Т.
характеризуется также эпитетами безличного и безыскусственного, в
противоположность Т. индивидуальному и сознательному. Последний эпитет
имеет несколько условное значение и не исключает непроизвольности и
непреднамеренности, составляющих характерные особенности процессов
творчестве. Когда все предусмотрено и предрешено заранее, тогда нет
места для творческой мысли и является то, что принято называть
сочинительством. Впрочем, отношение сознания к творческой работе мысли
представляется сложным и далеко еще не решенным вопросом. В житейском
смысле "сознание" понимается по преимуществу как оценка значения - и с
этой точки зрения Белинский, по прочтении "Бедных Людей" Достоевского,
мог выразить сомнение, чтобы автор сам понимал то, что он создал. С
психологической точки зрения вне нашего сознания нет высшей психической
жизни, а могут быть лишь психические состояния; но в вопросе о
сознательном или бессознательном Т. имеется в виду большая или меньшая
координация различных функций психического организма человека. Затем
вопрос сводится к метафизической проблеме о первоисточниках творческого
вдохновения. Различное отношение к этой проблеме двух великих философов
древности, Платона и Аристотеля, является характерным показателем двух
различных мнений о сущности Т., который поддерживаются поныне
представителями разных миросозерцаний. Великолепное описание
поэтического экстаза, данное Платоном в "Федре", в связи с теорией о
предсуществовании идей, со стремлением души освободиться от оков плоти,
чтобы созерцать духовными очами вечную красоту и истину - представляется
основой позднейших теорий о творческом прозрении невидимого в мире
реальных отношений. К этому взгляду примыкают и новейшие теории о Т.
бессознательном или интуитивном. Аристотель, останавливаясь на
определении искусства, как подражании природе (определении, между
прочим, высказанном и Платоном), является представителем более
реалистического понимания процессов Т. С этой точки зрения Т. сводится к
простой комбинации данных нашего сознания, восприятии внешнего мира.
Взгляды на Т., в исторической преемственности эстетических и философских
учении, разделяют судьбу этих учении и тесно связаны с решением
метафизических проблем о красоте и истине; еще ближе вопрос о Т. входит
в круг задач современной психологии, в связи с проблемами о процессах
мышления и зарождении идей. Поэты и художники не раз обращались сами к
определению сущности творческого акта (опыт циркулярного опроса
современных писателей по этому вопросу см. в "Аnnee psychologique", ч.
1); но в показаниях о процессах Т. обыкновенно ускользает самое главное,
по-видимому неуловимое и не поддающееся определению в психическом
аффекте, обусловливающий творческий процесс. Историки и критики, пытаясь
проникнуть в тайники Т., обыкновенно ограничиваются (по необходимости)
собиранием и сопоставлением внешних форм, в которые последовательно
выливались психические состояния, предшествовавшие окончательному
воплощению творческого замысла, разлагая последний на его составные
части и подвергая оценке произведение в его целом. Если, по проверке,
всякое "новое слово" художника и мыслителя имеет лишь относительное
значение и абсолютно новое не представляется уделом человеческого Т.,
если, с другой стороны, в невыясненном еще окончательно вопросе об
отношении сознательной и бессознательной душевной деятельности
первоисточник Т. характеризуется бессознательностью и непроизвольностью,
то во всяком случае акт Т. есть процесс прояснения нашего сознания,
продукты Т. - показатели расширение горизонта сознания, и "новыми" они
представляются, прежде всего опять таки по отношению к нашему сознанию.
"Человеческий ум - замечает Сеаль (Grabriel Seailles, "Essai sur le
genie dans l'art", П., 1897) - не есть простое зеркало, отражающее
природу... Он не получает своих познаний, а приобретает их; не
подчиняется им, а создает их (l'esprit ne subit pas ses connaissances,
il les cree)". В этом смысле, Т. е. по отношению к индивидуальному
сознанию, Т. вполне законно приобретает широкое применение, и если
Алексей Толстой - тот из наших поэтов, который всего резче высказался
против придания слишком безусловного значения художественному Т., -
возражал против мнения, что художник - создатель своих творений, то им
же вполне верно сказано:
Много в пространстве невидимых
форм и неслышимых звуков, Много чудесных в нем есть сочетаний
и слова и света, Но передаст их лишь тот, кто умеет
и видеть и слышать.
В этом умении воспринимать и в воплощении воспринятого - основные
атрибуты Т.
О. Батюшков.
Тевтонский орден иначе называемый также прусским или немецким
орденом, во время своего многовекового существования пережил несколько
стадий развития.
I. Т. орден был основан в 1128 г. в Иерусалиме небольшим кружком
богатых немцев, с целью оказывать материальную помощь больным и бедным
паломникам германского происхождения. Небольшой кружок быстро разросся в
целое общество, члены которого стали называться братьями св. Марии
тевтонской. Около 1189 г. сын Фридриха Барбаруссы сообщил новому ордену
военный характер, дал ему устав тамплиеров и форму одежды (белый плащ с
черным крестом) и назвал Т. орден Домом св. Девы Иерусалимской. В 1191
г. папа Климент III утвердил устав ордена, который стали называть просто
Т. орденом. Первым начальником ордена - или гохмейстером, как они стали
называться впоследствии, - был Генрих Вольдботт. Сделавшись военным
учреждением, Т. орден тем не менее сохранил и свой первоначальный
характер религиозно-благотворительного учреждения, со многими правилами
монастырской жизни. Пополнялся он, главным образом, членами германских
аристократических фамилий. Большой роли в Палестине Т. орден не играл,
так как сразу стал на сторону Фридриха II и, вообще, Гогенштауфенов в
борьбе последних с папой. Вскоре после падения Акры гохмейстер Т. ордена
Герман Зальца вместе с рыцарями переправился в Венецию, где и основал
свою резиденцию. Фридрих II и папа Георгий Ill наделили орден
многочисленными землями в Германии и Италии. Каждый из них хотел
привлечь Т. орден на свою сторону. Зальца очень ловко лавировал между
ними, стремясь как-нибудь помирить их. Главной его целью было найти
такую область, где можно было бы стать самостоятельным государем. Как
раз в это время венгерский король Андрей предложил Т. ордену
Трансильванскую область Бурзу с гг. Крейцбургом и Кронштадом, под
условием защищать ее от набегов половцев, но скоро отнял у ордена землю,
под предлогом неисполнения им своего обязательства. После этого в 1226
г. князь Мазовецкий Конрад предложил Т. ордену Кульмскую и Лёбодскую
земли, за защиту от прусов. Наученный предыдущим опытом, Зальца
выхлопотал у Фридриха II грамоту на владение Кульмской землей и на
Прусскую землю, чтобы "ввести там хорошие обычаи и законы для упрочения
веры и установления благополучного мира между жителями". В 1228 г. отряд
рыцарей Т. ордена пришел на берега Вислы.
II. Завоевание Пруссии или Боруссии. Пруссия, иначе Боруссия, ныне
прусская провинция Прусского королевства, была населена прусами или
борусами, народом литовского племени. Это были язычники, с довольно
разработанным культом. В 1209 г. впервые стал распространять в этой
стране христианство еп. Христиан, с благословения папы и при содействии
Конрада, князя мазовецкого. В 1215 г. папа назначил Христиана епископом
и владетелем Пруссии. Христиан стал созывать крестовый поход против
прусов. Поход не удался. Конрад Мазовецкий, покровительствовавший
Христиану, обратился, как сказано выше, к Т. ордену, но Христиан не
соглашался признать права ордена на Кульмскую землю и на Пруссию. После
долгих препирательств между Фридрихом II, папой, Конрадом Мазовецким и
Христианом, Т. ордену удалось устроиться. По тайному договору с Конрадом
Т. орден получил от последнего в собственность Кульмскую землю (правда,
договор этот был составлен в очень неопределенных выражениях), ранее
отданную Христиану: папе сообщили некоторые статьи этого договора и он
санкционировал его. В 1231 г. был заключен договор и с Христианом: Т.
орден признал себя его вассалом, обязался платить ему десятину и отдать
значительную часть Пруссии, если ее удастся завоевать. С этого же года
начинается постепенный захвата земли пруссов, по определенному плану:
завоевывается известная местность; в ней строят замки, города; жители
избиваются; призываются переселенцы из Германии, и завоеванная область
становится германской. В 1231 г. был построен Торн. Пользуясь тем, что
Христиан попался в плен, Т. орден, в 1234 г., получил от папы Кульмскую
землю и Пруссию в вечное владение, за обязательство платить дань. С тех
пор папы покровительствовали всеми силами Т. ордену, который овладел
Померанией и всеми укреплениями до устья р. Ногаты. В 1237 г. был
захвачен Бальгас, откуда идут попытки завладеть Вармией. В том же году к
Т. ордену присоединяется ливонский орден. Т. ордену пришлось в своих
завоевательных стремлениях столкнуться с Русью; в 1242 г. Александр
Невский разбил его войска на льду Пейпуса. Поднялось восстание.
Положение Т. ордена было шаткое, тем более, что Христиан к этому времени
был выкуплен из плена и заявил притязания на владения ордена; но папа
поддерживал орден, а Христиан скоро умер. В 1249 г. спор с
архиепископской властью был окончательно решен в пользу ордена папой
Иннокентием IV. Архиепископская кафедра была перенесена в Ригу;
кульмские и прусские епископы стали самостоятельными и назначались из
членов Т. ордена. Папа ревностно поддерживал орден, склоняя рыцарей
поступать в братство "храбрых Маккавеев". Завоевание шло успешно. В
1254-55 г. был предпринят богемским королем Оттокаром крестовый поход
против пруссов, окончившийся расширением владений ордена и основанием
Кенигсберга. Население смирилось и стало принимать христианство, но
ужасы завоевания и управления вызвали общее восстание в 1260-61 гг., под
руководством литовского князя Миндовга. Положение ордена было
критическое. Тщетно папы Урбан IV и Климент IV взывали о помощи ордену:
В Германии царила анархия. Правда, Оттокар, по настоянию папы, двинулся
крестовым походом, чтобы "одолеть воскресшее в Пруссии чудовище прежнего
идолослужения"; но поход его был неудачен. Избрание Рудольфа
Габсбургского спасло Т. орден. Из Германии, при содействии Рудольфа,
двинулся целый поток германцев, и восстание было подавлено, залито
кровью: в Померании все жители были перебиты, в Самландии население
частью истреблено, частью скрывалось в лесах; Судавия обращена в
пустыню; Курляндия и Семгалия покорены и опустошены. Таким образом Т.
ордену, с помощью Германии и ливонского ордена, удалось завладеть
обширной площадью от низовья Вислы до границ Литвы на В и до Мазовии на
Ю. Было основано много замков и городов - Эльбинг, Мариенвердер,
Мариенбург, Гольдинген, Виндава, Митава и т. д. было вызвано множество
немцев-колонистов, которые сели частью на земле, частью в городах;
города получили право самоуправления (магдебургское, любекское); прибыло
много и германских дворян; туземное население обратили в крепостное
состояние и обращались с ним ужасно - оно были вне закона. "Мы скоро
умрем и пойдем на небо - говорили несчастные - и будем мучить там немцев
так, как они мучили нас здесь на земле". Война продолжалась, собственно
говоря, около 55 лет
- с 1230 по 1285 г. К началу XIV в. Пруссия представляла собою
настоящую германскую провинцию; даже левый берег Вислы был в руках Т.
ордена и здесь стоял цветущий гор. Данциг. Завоевание Пруссии Т. орденом
может служить иллюстрацией к общему характеру захвата германцами
славянских земель в средние века и кровавой германизации этих земель.
XIV в. был временем наибольшего процветания ордена; завоевания были
упрочены, торговля и промышленность росли, города богатели (В 1309 г.
гохмейстер Зигфрид Фейтхванген перенес свою резиденцию из Венеции в
Мариенбург. С этого времени Т. орден отказался от своего религиозного
призвания и стал государственным учреждением). Т. орден не отказался от
своей политики захватов на счет Литвы и Польши, но и соседи ордена в
свою очередь объединяли свои силы. Польша достигла значительной силы при
Владиславе Локетке; Литва собралась в одно княжество под властью
Гедимина. В 1315 г. Гедимин заключил с Владиславом Локетком союз против
ордена. Началась многолетняя опустошительная война между Т. орденом и
Литвой. Германская знать по прежнему являлась на помощь и принимала
участие в походах тевтонцев; но помощь эта не имела большого значения
для ордена, он в ней не нуждался. Гохмейстеры Фейхтванген, Беффарт и
Орселон энергично укрепляли могущество ордена. При гохмейстере Лотаре
Брауншвейгском рыцари опустошили земли куявского епископа. Папа посыпал
проклятия против "грабителей церкви и убийц", но рыцари, замечает
хроника, спокойно кушали. В 1331 г. началась война с Польшей и шла с
переменным счастьем. В 1335 г. был заключен в Вышеграде мир, по которому
Польша сохранила Куявию и Добржинскую землю, но Помереллия, захваченная
в XIII в., осталась за Т. орденом. Польские вельможи не признали этого
мира. В 1336 г. война с литовцами возобновилась; Т. орден осадил
литовский замок Пиллипен. Осажденные, в числе около 4 тыс., перебили
друг друга, чтобы не попасться в плен. В 1343 г., наконец, был заключен
мир между Польшей и Т. орденом. В 1333 г. Эстляндия была подарена
Людовику, маркграфу Бранденбургскому, сыном низвергнутого короля
датского Христофора II, Оттоном, но Людовик не мог завоевать ее и
обратился к Ливонскому ордену, находившемуся в вассальной зависимости от
Т. ордена. Эстляндия была завоевана и совершенно опустошена. Война с
литовцами и русскими с 1341 по 1351 г., сначала неудачная для ордена,
кончилась победой его в 1348 г. В 1361 г. вспыхнула новая война с
Литвой; Т. орден захватил Каупу (Ковно); в 1370 г. литовские князья
Ольгерд и Кейстут потерпели сильное поражение при сел. Рунсау. С 1377
г., после смерти Ольгерда, начинаются смуты в Литве, в которые
вмешивается орден и доставляет власть Ягайлу. В XIV в. устройство ордена
закончилось; выяснились стремления и симпатии дифференцировавшихся
классов. Т. орден, сделавшись государством de facto, не отказался от
монашеской окраски. Рыцари по прежнему давали обеты целомудрия,
послушания и бедности, но это было пустой формальностью: они утопали в
роскоши, пировали и развратничали. "Запирай дверь от орденских рыцарей"
- гласила поговорка. "За обедом, говорит хроника, у рыцарей только и
было речи, что о красивых женщинах и хороших лошадях". Во главе Т.
ордена стоял гохмейстер, избираемый старшими рыцарями. При нем, в
качестве совещательного и в тоже время контролирующего его действия
учреждения, был орденский капитул. Землями Т. ордена в Германии управлял
особый сановник - дейтимейстерг, который тоже надзирал над гохмейстером
и один имел право собрать общий капитул. Последний судил гохмейстера,
мог даже лишить его сана, издавал законы, назначал высших сановников.
Общий капитул собирался один раз в год. Гохмейстер имел 5 помощников: 1)
великого комтура, заведывавшего финансами Т. ордена, 2) верховного
маршала - заведовавшего военными делами, 3) верховного госпиталиера, 4)
верховного гардеробмейстера и 5) орденского казначея. Гохмейстер был
верховным повелителем; он утверждал и магистра ливонского ордена. Его
помощники были своего рода министры. Все земли Т. ордена были разделены
па области, которыми управляли особые комтуры. Все должности замещались
исключительно рыцарями ордена, Орденский капитул издавал законы,
обязательные для всех, не справляясь с желаниями населения. Между тем,
некоторые классы подвластного ордену населения настолько усилились, что
требовали и себе доли во власти. Прежде всего было недовольно своим
положением духовенство, особенно рижский архиепископ. Недовольство
духовенства разделяли дворянство и горожане. Города Данциг, Кенигсберг,
Торн, Кульм, Браунсберг и др. вели большую торговлю морскую и с Россией,
участвовали в ганзейском союзе, богатели; Т. орден стремился наложить на
них свою руку, стеснял их самоуправление, требовал долю прибыли в
торговле, часто нарушал ганзейские законы, претендовал на право первыми
покупать товары, в случае банкротства купца считал себя
привилегированным его кредитором и т. д. Результатом была сильная рознь
в государстве, особенно опасная в это время, так как для Т. ордена
наступала тяжелая пора. Эпоха борьбы с Польшей. Ягайло, захватив власть
в свои руки, стеснил литовских князей. Витовт; недовольный этим,
обратился за помощью к Т. ордену и в 1382 г. сжег Вильно. Женясь на
Ядвиге и таким образом соединив Литву с Польшей, Ягайло помирился с
Витовтом, который неожиданно напал на владения Т. ордена и захватил
Mapиeнвердер. Скоро между Витовтом и Ягайлом снова пошли нелады. Витовт
перешел на сторону Т. ордена, начались постоянные набеги с обеих сторон.
В 1392 г. Витовт получил великокняжеский стол в Литве в стал действовать
против Т. ордена. Орденский капитул понимал, что мирные отношения между
Польшей и орденом невозможны и что надо готовиться к решительной войне.
Он начал с того, что взял у Владислава, герцога оппельнского,
Добржинскую землю, в залог за данную ссуду. Это была кровная обида для
Ягайла, считавшего эту землю своим леном. С 1394 по 1398 г. продолжалась
война, окончившаяся тем, что Витовт отдал ордену Жмудь; но жмудинцы
восстали. Витовт вмешался в восстание; началась новая война, тянувшаяся
до 1404 г., когда обе стороны примирились на том, что Добржинская земля
перешла к Польше, а Жмудь - к ордену. Рыцари устали от беспрерывных
войн; горожане, немецкие колонисты, поселяне открыто выражали
недовольство орденским управлением; дворяне составили особый союз (так
назыв. союз ящериц) в защиту своего сословия против рыцарей. Покупка
орденом Дризена и Новой Марки вовлекли его снова в ссору с Польшей. В
довершение всего, после смерти миролюбивого Конрада Юнгингена, был
выбран гохмейстером его брат, Ульрих, воинственный и пылкий рыцарь. В
1409 г. войска ордена вступили в Добржинскую землю. В распрю вмешался
король чесшкий Венцеслав и уговорил противников заключить перемирие.
Ягайло и Т. орден воспользовались этим временем, чтобы лучше
приготовиться к борьбе. В 1410 г. Польша и Литва, со вспомогательными
отрядами русских и татар, напали на владения Т. ордена; 15 поля 1410 г.
произошло знаменитое сражение при Грюнвальде и Танненберге, окончившееся
полным поражением Т. ордена. На требование Ягайла покориться,
дворянство, духовенство и горожане с радостью согласились. Растерявшиеся
рыцари и не думали о сопротивлении, сдавали замки и уезжали в Германию.
"Никогда не слыхано, говорит орденская хроника, о такой великой
неверности и такой быстрой перемене; накажи их Бог за это". Т. орден не
погиб благодаря энергии контура шведского Генриха Плауэна, который, с
помощью Ливонского ордена, заставил Ягайла, в войске которого начались
болезни, снять осаду Мариенбурга. В 1411 г. был заключен торнский мир с
Польшей, по которому Т. орден возвращал Жмудь и обязался платить 100000
марок. Горожане, особенно Данцига, открыто выражали свою ненависть к
ордену. С городским движением рыцари справились, но в виду тяжелого
экономического положения ордену пришлось пойти на уступки. В 1412 г. был
учрежден государственный совет для управления Пруссией, из рыцарей, 20
дворян и 27 горожан. Генрих Плауэн был низложен и на его место был
выбран Штернберг, о чем почтительно доложили Польше. Ягайло все-таки
предпринял поход в 1414 г. и опустошил Пруссию. В 1422 г. вспыхнула
новая война; рыцари не могли противостоять полякам и литовцам, и у озера

<<

стр. 215
(всего 253)

СОДЕРЖАНИЕ

>>