<<

стр. 218
(всего 253)

СОДЕРЖАНИЕ

>>

землю Т. и улучи, по мнению А. А. Шахматова, смешались с коренным
славянским населением, хорватами, и следы этого смешения заметны до сих
пор в говорах Галиции, в которых встречаются рядом северно-малорусские и
южномалорусские черты. Т. и улучи принадлежат, по мнению А. А.
Шахматова, к тем племенам, которые дали начало современной южной
(украинской) ветви малорусской народности, тогда как древлян, хорватов и
др. он считает родоначальниками северно-малорусской (полесской) ветви.
Позднейшие потомки Т. и других представителей южной группы заняли, по
мнению А. А. Шахматова, Слободскую Украину и южнорусские степи, а
оставленные ими места в Поднестровье были заняты двинувшимися обратной
волной с севера на юг потомками отчасти смешанных с теми же Т. и улучами
бoлее северных племен. См. Барсов, "Очерки русской исторической
географии"; Молчановский, "Очерк известий о Подольской земле"; Шахматов,
"К вопросу об образовании русских наречий" ("Журн. Мин. Нар. Просв.",
1899, №4).
Л. К-а.
Тигр (Felis tigris) - связан тесным родством со львом и отличается от
него главн. образ, внешними признаками. Существуют и незначительные
различия в форме черепа, в относительной длине носовых костей и
восходящих отростков верхнечелюстных и в размерах нижних зубов. Т. не
имеет гривы, но у старых самцов удлиненная на щеках шерсть образует
нечто вроде бакенбард. Цвет меха на верхней и наружной стороне головы,
туловища и конечностей, а также и на хвосте более или менее яркий
ржаво-желтый с поперечными темными, почти черными полосами, рисунок
которых очень разнообразен и иногда неодинаков на обеих сторонах тела.
Полосы обыкновенно простые и редко разветвляются. Основной цвет
несколько темнее на спине и светлее на боках. На нижней стороне туловища
и внутренней стороне конечностей, на щеках и над глазами шерсть почти
белая. Вообще в более теплых странах у Т. шерсть более короткая и
прилегающая, окрашена ярче и рисунок ее резче, в менее теплых она
длиннее, мягче и более светлого оттенка. Молодые животные окрашены так
же, как взрослые, только нисколько светлее. Размеры тела подвержены
значительным колебаниям. Наиболее крупный, бенгальский или королевский
Т. превосходит в этом отношении льва. По одним данным средняя длина
взрослого самца от носа до корня хвоста колеблется от 5-6 англ. фт,
длина хвоста 3 фт.; общая длина тела, если мерить, следуя изгибам
головы, шеи и спины, 9-10 фт., но некоторые экземпляры достигают 12. По
другим измерениям, средняя длина самца 260-300 стм., из которых 80-95
стм. приходится на хвост. Общая длина тела самки на 30-40 стм. меньше;
голова ее уже и легче сложена. Высота тела в плечах 90 - 106 стм. Вес
самца 163,3-172,4 кило; самки - 108,8-158,7 кило. Т. Явы и Суматры
меньше индийского, но сравнительно сильнее; рисунок его меха отличается
узкими и более частыми полосами. Т. водится исключительно в Азии между
8° ю. ш. и 53° с. ш. от Турецкой Армении на западе до о-ва Сахалина на
востоке. О-ва Суматра, Ява, Бали представляют южную границу его
распространения, а линия, проведенная от Евфрата по южному берегу
Каспийского моря и отсюда через Аральское море и Байкал до Охотского
моря-северную. В Закавказье около Ленкорани Т. изредка забегают из
Пepcии. Выше 2000 метр. Т. не подымается и его нет на плоскогорьях
центральной Азии. На Цейлоне, Борнео и других островах Малайского
архипелага, кроме указанных выше, он также отсутствует. Т. населяют
преимущественно травянистые равнины и заросли низменных берегов и болот
(джунгли), где легко скрываются, благодаря окраске меха, подражающей
окружающей обстановке, но встречаются также в лесах и нередко держатся
около старых развалин. На деревья они не лазят, но могут влезть на
наклоненное дерево и делают это в исключительных обстоятельствах, напр.
застигнутые наводнением. Они не боятся воды и хорошо плавают; в долине
Ганга они постоянно переплывают с острова на остров. Питаются Т.
преимущественно крупными животными как олени, антилопы, кабаны и
домашний скот, но не нападают на слона, носорога или буйвола. Нередко Т.
не в состоянии справиться с домашним быком или с диким кабаномсамцом.
Обезьяны, павлины и т. п. составляют также обычную его добычу. После
наводнений в желудке убитых Т. находили крокодилов, черепах и рыб. Т. не
отказывается от падали и в нужде не пренебрегает ничем. По свидетельству
туземцев Суматры, Т. ест дуриан (плоды Durio Zibethinus); у одного
убитого экземпляра желудок был набит саранчой. По сравнению с другими
хищниками, опустошения, производимые Т. в стадах домашнего скота, не так
значительны в общей сложности, но тем убыточнее в отдельных случаях, что
Т. ограничивает свою деятельность небольшим районом. Нападая на стадо
рогатого скота, опытный взрослый Т. довольствуется обыкновенно одной
жертвой и повторяет свои набеги 1-2 раза в неделю, но молодые производят
более опустошительные набеги и загрызают до 3-4 голов. Нередко Т.
нападает и на человека, и число жертв измеряется в Индии до сих пор
ежегодно сотнями (с 1877 по 1886 г. 800-900 человек в год). Под именем
"людоедов" известны особи Т., которые с особым предпочтением охотятся за
человеком и, поселившись в какой-нибудь местности, наводят ужас на всю
окрестность. Некоторые из них приобрели громкую известность под особыми
собственными именами и в течении нескольких лет, ловко избегая
преследований, успели истребить свыше 100 человек. Это обыкновенно
старые, ослабевшие животные с изношенными зубами. Не будучи в состоянии
справиться с крупным животным и узнав раз на опыте слабость и
беззащитность человека, они по необходимости посвящают себя охоте за
этой легкой добычей и по отношению к ней становятся чрезвычайно
дерзкими. Рассказы о людоедах бесспорно часто преувеличены. Так, в 1862
г. на Яве и Суматре от Т. будто бы погибло 300 человек, а на о-ве
Сингапуре в 1860-х годах будто бы погибало до 400 ежегодно. По проверке
этих сведений, они оказались сомнительными. Однако, еще в 1882 г. на Яве
пришлось перенести целую деревню в другую местность вследствие паники,
вызванной частыми нападениями Т. В 1887 г. в том же округе погибло от Т.
61 человек при общей численности населения в 600 000 человек. Самка
мечет раз в 2-3 года от 2 до 5 детенышей, обыкновенно 3, редко 6.
Беременность длится 100-105 дней. Детеныши остаются при матери пока не
вырастут вполне, или по крайней мере до второго года, когда они уже в
состоянии сами добывать себе пищу. Тигрица вообще заботливая мать, и в
это время отличается особенной свирепостью и кровожадностью, но в
крайней опасности покидает детей и, в случае голода, даже иногда съедает
их.
Д. Педашенко.
Охота на Т. чрезвычайно опасна, так как он умеет искусно прятаться и
бросается на свою жертву почти всегда неожиданно. В Индии и Китае прежде
практиковались грандиозные облавы на Т.: тысячи вооруженных людей, с
сотнями слонов, окружали кольцом тигровые логовища, пытаясь взять зверя
сомкнутыми копьями; облавы эти редко, однако, приводили к благоприятным
результатам. Со введением огнестрельного оружия борьба с Т. в Индии (где
Т. еще очень много) сделалась успешнее; тем не менее, несмотря даже на
высокие премии, выплачиваемые правительством, истребление этих хищников
идет там все еще медленно. В России Т. встречаются: очень редко - в
Закавказье (в окрестностях Ленкорани), в значительно большем числе - по
всей южной границе наших азиатских владений. Т. - людоеды в русских
владениях попадаются только как исключение, но для домашних животных эти
звери представляют существенную опасность, почему и усиленно
преследуются. В Туркестанском крае самые употребительные способы охоты
основаны на обыкновении Т. приходить есть зарезанных ими животных до тех
пор, пока не кончат их; около таких животных туземцы ставят несколько
настороженных (протянутыми от спусков бечевками) ружей, таким образом,
чтобы Т., подходя к трупу, непременно задел за бечевки и спустил курки
ружья; иногда употребляют "насторожку" более примитивного устройства,
состоящую из двух кривых ножей на туго натянутых веревках; ставят также
общеизвестные капканы, с прикованным к ним на железной цепи якорем.
Более смелые охотники подкарауливают Т. около зарезанных ими животных из
ям, покрываясь сверху хворостом и колючкою. Наиболее оригинальна охота
за юртами, практикуемая киргизами зимой в местах более или менее
открытых. Юрта представляет из себя прочный решетчатый цилиндр, от 3 до
4 арш. в диаметре и до 3 арш. высоты, с плоской, также решетчатой,
крышей, вмещающий от 6 до 8 охотников, к крыше юрты укрепляется на колу
чучело человека в халате, с чалмой или малахаем на голове. Такая юрта
связывается на самом месте охоты, когда преследуемый конными охотниками
Т. заляжет; место, где лежит Т. (а лежит он вообще смирно и упорно),
оцепляется конными пикетами, охотники же подползают снизу в юрту,
берутся за нижние ее палки и, подвигая ее, медленно приближаются к
зверю; шагах в 30 от него юрта быстро ставится на землю, часть охотников
садится на нижние палки и крепко держат юрту на случай нападения зверя,
стрелки же бьют зверя, большею частью без промаха. Настоящей охоты на Т.
в Туркестанском крае в прежнее время вовсе не было; с приходом же
русских были вызваны охотники (преимущественно из уральских казаков) и
образованы охотничьи команды (ныне уже упраздненные). Они не прибегали
на охоте за Т. ни к каким хитростям и добывали их исключительно своей
выдающеюся храбростью. Из таких охотников особенною известностью
пользовался казак Мантык, растерзанный в 1858 г., близ форта Перовского,
на охоте за тринадцатым убитым им Т. В настоящее время в случаях
появления Т., на них устраиваются иногда облавы. В Уссурийском крае Т.
довольно удачно отравляют стрихнином, которым начиняют задранных ими
животных. Шкура Т. с черепом, лапами и когтями ценится на месте от
150-200 р. Когти, желчь и кости Т. скупаются китайцами и употребляются
ими в разных видах для приобретения силы и неустрашимости; рассказывают,
что порошок из когтей Т. дается китайским солдатам во время войны, для
возбуждения храбрости.

Литература. А. Силантьев, "Обзор промысловых охот в России" (СПб.,
1898); Е. Смирнов, "Охота на Т. на р. Сырдарье" ("Журнал Охоты", 1875, №
1 и 2); его же, "Т. под Ташкентом" ("Природа и Охота", 1879, V), его же,
"Экспедиция против Т." (там же, 1883, VI); "Верненский гражданин Мантык
- истребитель Т." (там же, 1880, X-XII); Ив. Домбровский. "Владивосток и
его окрестности" (там же, 1894, II; "Охотн. Газета", 1895, № 24); Д.
Иванов, "Солдатское житье. Очерки из Туркестанской жизни" (СПб., 1875).
С. Б.
Тигр (Tigris от древнеперсидского слова tigra "стрела", сирийск.
Chiddekel, армян. Deklath, арабск. Didschle или e'-Schatt) - одна из
главных рек Передней Азии, недалеко от р. Евфрата, вместе с которым
ограничивает известную еще в древнейшие времена культурную страну
Месопотамию, и вместе с тем самая большая река Азиатской Турции, берет
начало в нескольких горных ручьях на южной окраине Таврской цепи в
Курдистане. Западный из них, называемый предпочтительно пред другими
Дидшле или Шатт, начинается к Ю от Харпуто, недалеко от большой излучины
Евфрата, протекает мимо Диарбекира, сворачивает затем на Ю и в узком
горном ущелье у Тиля (Til) принимает в себя свой правый рукав, носящий
название Бохтанчай (или Бохтан-су), который берет начало к Ю, от Вана на
Синур-даге, и в который впадает третий из истоков, Битлис-чай. Отсюда Т.
в общем держится юговост. направления, хотя и с очень большими
извилинами, а в 150 км. к С от Мосула пересекает горные отроги. В своем
течении Т. омывает древнюю Ниневию, отделяет Ассирию от Месопотамии и,
через Тетрик и Самиру, направляется к Багдаду. Здесь он приближается на
расстояние ок. 30 км. к Евфрату, с которым сообщается многочисленными, в
настоящее время по большей части уже пересохшими, каналами. Ниже Мосула
Т. принимает в себя с левой стороны два притока, носящие одно имя Заб (у
древних Забат), а ниже Багдада в него впадает Дияла (Gyndes древних). У
Корны Т., пройдя в общей сложности 1870 км., соединяет свои воды с
Евфратом, образуя вместе с ним одну реку, которая получает здесь
название Шатт-эль-Араб и несет свои воды в Персидский залив. При слиянии
обеих рек Т. оказывается многоводнее и стремительнее Евфрата. Еще у
Диарбекира Т. дает возможность для плавания, но только на "келлеках"
(надутых шкурах животных), а с Мосула он приобретает уже значительную
ширину и глубину и становится вполне судоходным, хотя плавание в
значительной степени затрудняется различными естественными и
искусственными препятствиями; после же своего соединения с Евфратом (т.
е. уже Шатт-эль-Араб) становится годным для движения даже для больших
судов, но доступ к устью затруднен песчаными отмелями; однако, вверх по
реке до самого Багдада ходят даже плоскодонные пароходы. Из притоков
соединенной реки следует назвать Керху и Карун. Прежде берега Т.
представляли богатую, густо населенную страну с высоко развитой
культурой и цивилизацией; здесь в разное время процветали Амида
(Диарбекир), Безабде, Ниневия, Опис, Селевкия, Ктесифон. Теперь берега
Т. пустынны и бедны; за исключением Диар6екира, Мосула и Багдада на них
нет ни одного хоть сколько-нибудь значительного населенного пункта. В
Священном Писании, в книге Бытия, Т., под именем Хиддекель (Chiddekel
или Hiddekel), упоминается как одна из четырех рек, орошавших рай Адама
и Евы. Ассирияне называли Т. Идиглат или Диглат, и следы этого имени
уцелели еще теперь в арабском имени Т. "Диджлет"; древние персы из
Диглат сделали Тигра (tigra - стрела), а отсюда у греков и римлян
получился TigrhV и Tigris.
Тик (Людвиг Tieck, 1773-1853) - изв. нем. писатель, один из главных
представителей романтической школы. Род. в Берлине; в 1805-18 годах
совершил путешествия в Италию, Францию и Англию; последние годы жизни он
провел в Дрездене, где был директором королевского театра, и Берлине,
где и умер. Т. начал литературную деятельность мелкими рассказами и
довольно слабыми драматическими произведениями, носившими мрачный и
раздирательный характер "Abdallah" (1792), "Karl von Berneck" (1793),
"Der Abschied". К этому же периоду относится роман "William Lovel",
изображающий судьбу неисправимого ловеласа, эгоиста, игрока и
беззастенчивого негодяя. Уже в эту раннюю пору Т. обнаруживает интерес к
Шекспиру. В 1797 г. появились, под заглавием "Volksmaerchen des Peter
Leberecht", получившие громадную популярность сказки Т., иногда
прекрасно передающие народный дух, иногда, наоборот, произвольно
обработанные ("Die Schoene Magelone", "Der blonde Ekbert", "Die Elfen" и
др.). К этим сказкам тесно примыкают "сказочные комедии" Т. "Ritter
Blaubart", "Die Schildbuerger". Он пробовал писать и легкие сатирические
комедии, теперь утратившие интерес, но в свое время затрагивавшие злобу
дня, бичевавшие бездарных литераторов и критиков, ограниченность публики
("Der gestiefelte Kater, "Die verkehrte Welt", "Zerbino oder die Reise
nach dem guten Geschmack"). Мало-помалу, особенно под влиянием своего
друга Вакенродера, человека с мечтательной и сентиментальной натурой, Т.
все более увлекался Средними веками и католицизмом. Это увлечение
сказывается, напр., в его "Herzensergiessungen eines kunstliebenden
Klosterbruders" (1797); здесь, совершенно в духе Шатобриана,
возвеличивается католицизм и прославляется искусство, которое Т. еще не
отделяет от религии, сравнивая наслаждение красотой произведений
искусства с молитвенным настроением и подъемом духа. Такой же характер
носит, навеянная отчасти Гетевским "Вильгельмом Мейстером" повесть:
"Franz Sternbalds Wanderungen", действие которой происходит в дни
Альбрехта Дюрера и Микеланджело; здесь, между прочим, довольно резко
критикуется протестантизм, как сухое, рассудочное вероисповедание,
уступающее поэтическому и таинственному католицизму. Романтизм Т. и его
католические симпатии отразились и в пьесах: "Leben und Tod der heiligen
Genoveva"(1799) и "Kaiser Octavianus" (1804). Первая пьеса принадлежит к
лучшим произведениям Т.; во второй преобладает комический и сатирический
элемент; особенно любопытен пролог, всецело навеянный романтизмом.
Последний период деятельности Т. носит совершенно другой характер. Т.
охладевает к романтизму и создает ряд талантливых, проникнутых новым
духом и миросозерцанием Гете, вполне реальных, свободных от
тенденциозной окраски повестей и рассказов: "Der Aufruhr in der
Cevennen", "Dichterleben" (из жизни Шекспира), "Der junge
Tischlermeister", "Tod des Dichters" (из жизни Камоэнса) и др. В 1840 г.
он издал роман "Vittoria Ассоrombоnа", затрагивавший вопрос о женской
эмансипации; в художественном отношении он стоит ниже повестей. Среди
лирических стихотворений Т. есть несколько красивых вещей (отдельное
издание их появилось в 1823 г.). Он перевел "Дон Кихота" и докончил
предпринятый Шлегелем перевод всех пьес Шекспира. Им же изданы некоторые
памятники старой немецкой словесности, вроде "Minnelieder aus dem
Schwabischen Zeitalter". Сочинения Т. изданы в 1828-42 гг. Ср. R.
Koepke, "Ludwig T., Erinnerungen aus dem Leben des Dichters" (Лпц.,
1855); V. Friesen, "Ludwig Т." (Вена, 1871); Stern, "Zur Litteratur der
Gegenwart" (Лпц., 1880); В. Шерер, "История немецкой литературы" (рус.
перев. под ред. А. Н. Пыпина); Friedrich Kirchner, "Die deutsche
Nationallitteratur des XIX Jabrhunderts" (Гейдельберг, 1894), Р. Гайм,
"Романтическая школа" (перев. В. Неведомского, М., 1891).
Ю. Веселовский.
Тик (tic) - обозначает своеобразную судорогу, ограниченную
определенной группой мышц, повторяющуюся более или менее стереотипно, не
сопровождаемую расстройством сознания или вообще другими болезненными
явлениями. В большинстве случаев к этой характеристике подходит судорога
лицевых мышц (Т. лица), проявляющаяся в виде мгновенных подергиваний,
обыкновенно на одной стороне. Подергивания могут ограничиваться частью
лицевых мышц, напр. мускулами, окружающими глазную щель (судорожное
прищуривание глаза), или мускулами, служащими для поднятия угла рта; но
иногда они охватывают все мышцы, иннервируемые лицевым нервом. Однако,
под понятие "Т." подводятся и другие судороги, отличающиеся
вышеуказанными свойствами, напр. подергивания в руках, плече, туловище;
далее непроизвольное, судорожное произнесение определенных звуков или
слов, иногда неприличных (копролалия). В последнем случае больные,
сохраняя полное сознание, крайне тяготятся своим недугом, но
непреодолимая импульсивная сила заставляет их произносить слова против
их желания. В последнее время разнообразные проявления Т. были
объединены в особую "болезнь судорожных подергиваний", обнимающую как
мышечные движения этого характера, так и импульсивное извержение звуков.
Сюда же некоторые относят своеобразное болезненное состояние, известное
под названием меряченья. Все эти формы судорог развиваются большей
частью на почве вырождения и очень трудно поддаются лечению.
Л. Розенбах.
Тимирязев (Климент Аркадьевич) - профессор московского университета,
род. в Петербурге в 1843 г. Первоначальное образование получил дома. В
1861 г. поступил в петербургский унив. на камеральный факультет, потом
перешел на физикоматематический, курс которого окончил в 1866 г. со
степенью кандидата и был удостоен золотой медали за сочинение "О
печеночных мхах" (ненапечат.). В 1868 г. появился в печати его первый
научный труд "Прибор для исследования разложения углекислоты", и в том
же году Т. был отправлен за границу для подготовления к профессуре. Он
работал у Гофмейстера, Бунзена, Кирхгофа, Бертло и слушал лекции
Гельмгольца, Клода Бернара и др. Вернувшись в Россию, Т. защитил
магистерскую диссертацию ("Спектральный анализ хлорофилла", 1871) и был
назначен профессором Петровской сельскохозяйственной академии в Москве.
Здесь он читал лекции по всем отделам ботаники, пока не был оставлен за
штатом ввиду закрытия академии (в 1892 г.). В 1875 г. г. доктор ботаники
за соч. "Об усвоении света растением", а в 1877 г. приглашен в
московский университет на кафедру анатомии и физиологии растений,
которую продолжает занимать и поныне. Читал также лекции на женских
"коллективных курсах" в Москве. Кроме того, Т. состоит председателем
ботанического отделения общества любителей естествознания при московском
университете. Научные труды Т., отличающиеся единством плана, строгою
последовательностью, точностью методов и изяществом экспериментальной
техники, посвящены вопросу о разложении атмосферной углекислоты зелеными
растениями под влиянием солнечной энергии и немало способствовали
уяснению этой важнейшей и интереснейшей главы растительной физиологии.
Изучение состава и оптических свойств зеленого пигмента растений
(хлорофилла), его генезиса, физических и химических условий разложения
углекислоты, определение составных частей солнечного луча, принимающих
участие в этом явлении, выяснение судьбы этих лучей в растении и,
наконец, изучение количественного отношения между поглощенной энергией и
произведенной работой-таковы задачи, намеченные еще в первых работах Т.
и в значительной степени разрешенные в его последующих трудах. К этому
следует прибавить, что Т. первый ввел в России опыты с культурой
растений в искусственных почвах. Первая теплица для этой цели была
устроена им в Петровской академии еще в начале 1870-х гг., т. е. вскоре
после появления этого рода приспособлений в Германии. Позже такая же
теплица была устроена Т. на всероссийской выставке в Нижнем Новгороде.
Выдающиеся научные заслуги Т. доставили ему звание члена-корреспондента
академии наук, почетного члена харьковского и с. петербургского
университетов, вольно-экономического общества и многих других ученых
обществ и учреждений. Среди образованного русского общества Т.
пользуется широкой известностью, как популяризатор естествознания. Его
популярно-научные лекции и статьи, вошедшие в сборники "Публичные лекции
и речи" (М., 1888), "Некоторые основные задачи современного
естествознания" (М., 1895) "Земледелие и физиология растений" (М.,
1893), "Чарльз Дарвин и его учение" (4 изд., М., 1898) являются
счастливым соединением строгой научности, ясности изложения, блестящего
стиля. Его "Жизнь растения" (5-е изд., Москва, 1898; переведенное на
иностранные языки), представляет собой образец общедоступного курса
физиологии растений. В своих популярно-научных произведениях Т. является
стойким и последовательным сторонником механического воззрения на
природу физиологических явлений и горячим защитником и популяризатором
дарвинизма. Список 27 научных работ Т., появившихся до 1884 г., помещен
в приложении к его речи "L'etat actuel de nos connaissances sur la
fonction chlorophyllienne" ("Bulletin du Congres internation. de
Botanique a St. Peterbourg", 1884). После 1884 г. появились: "L'effet
chimique et l'effet physiologique de la lumiere sur la chiorophylle"
("Comptes Rendus", 1885), "Chemische und physiologische Wirkung des
Lichtes auf das Chlorophyll" ("Chemisch. Centralblatt", 1885, № 17) "La
protophylline dans Ies plantes etiolees" ("Compt. Rendus", 1889),
"Enregistrement photographique de la fonction chlorophylienne par la
plante vivante" ("Compt. Rendus", CX, 1890), "Фотохимическое действие
крайних лучей видимого спектра" ("Труды Отделения Физич. Наук Общества
Любителей Естествознания", т. V, 1893), "La protophylline naturelle et
la protophylline artificielle" ("Comptes R.", 1895) и др. Кроме того, Т.
принадлежит исследование газового обмена в корневых желвачках бобовых
растений ("Труды Спб. Общ. Естествоисп." , т. XXIII). Под ред. Т. вышло
в рус. переводе "Собрание соч." Ч. Дарвина и др. книги.
Тимпан (от греч. tympo - ударяю, бью) - древний музыкальный
инструмент, предшественник литавр.
Тимур (Тамерлан) - один из величайших мировых завоевателей, род. 11
марта 1336 г. в г. Кеше (ныне Шахрисябз в Бухарском ханстве) или его
окрестностях; происходил из отуреченного монгольского племени Барулас.
Во время малолетства Т. произошло распадение джагатайского государства в
Средней Азии. В Мавераннехре с 1346 г. власть принадлежала тюркским
эмирам, и возводившиеся ими на престол ханы правили только номинально.
Монгольские эмиры в 1348 г. возвели на престол Туклук-Тимура, который
стал править в Восточном Туркестане, Кульджинском крае и Семиречье.
Первым главой тюркских эмиров был Казаган (1346-58). Т. первоначально
был главой шайки разбойников, образовавшейся в смутное время. С ней он
вступил на службу к владетелю Кеша Хаджи, главе племени Барулас. В 1360
г. Мавераннехр был завоеван Туклук-Тимуром; Хаджи бежал в Хорасан; Т.
вступил в переговоры с ханом и был утвержден владетелем Кеша, но должен
был удалиться после ухода монголов и возвращения Хаджи. В 1361 г. хан
снова занял страну; Хаджи снова бежал в Хорасан, где был убит; Т. был
утвержден владетелем Кеша и одним из помощников монгольского царевича
Ильяс-ходжи (сына хана), назначенного правителем Мавераннехра. Т. скоро
отделился от монголов и перешел на сторону их врага Гусейна (внука
Казагана); некоторое время они с небольшим отрядом вели жизнь искателей
приключений; во время одной стычки в Сеистане Т. лишился двух пальцев на
правой руке и был тяжело ранен в правую ногу, отчего стал хромым
(прозвание "хромой Т. " - Аксак Тимур по-тюркски, Тимур-лонг
по-персидски, отсюда Тамерлан). В 1364 г. монголы были вынуждены
очистить страну; правителем Мавераннехра сделался Гусейн; Т. вернулся в
Кеш. В 1366 г. Т. восстал против Гусейна, в 1368 г. помирился с ним и
снова получил Кеш, в 1369 г., снова произвел восстание. В марте 1370 г.
Гусейн был взят в плен и убит в присутствии Т., хотя и без прямого его
приказания. 10 апреля 1370 г. Т. принял присягу от всех военачальников
Мавераннехра. Подобно своим предшественникам, он не принял ханского
титула и довольствовался званием "великого эмира"; ханами при нем
считались потомок Чингизхана Суюргатмыш (1370 - 88) и его сын Махмуд
(13881402). Т. избрал своим местопребыванием Самарканд и украсил его
великолепными постройками. Первые годы своего единодержавного правления
Т. посвятил установлению порядка в стране и безопасности на ее границах
(борьба с мятежными эмирами, походы на Семиречье и Вост. Туркестан). В
1379 г. был завоеван Хорезм (ныне Хивинское ханство); с 1380 г. начались
походы на Персию, вызванные, повидимому, только завоевательными
стремлениями (изречение Т.: "все пространство населенной части Mиpa не
стоит того, чтобы иметь двух царей"); впоследствии Т. выступал также
представителем идеи государственного порядка, необходимого для блага
населения и невозможного при существовании целого ряда враждебных друг
другу мелких владетелей. В 1381 г. был взят Герат; в 1382 г. правителем
Хорасана был назначен сын Т., Мираншах; в 1383 г. Т. опустошил Сеистан.
В зап. часть Персии и прилегающей к ней области Т. совершил три больших
похода - так наз. "трехлетний" (с 1386 г.), "пятилетний" (с 1392 г.) и
"семилетний" (с 1399 г.). В первый раз Т. должен был вернуться обратно,
вследствие нашествия на Мавераннехр золотоордынского хана Тохтамыша в
союзе с семиреченскими монголами (1387). Т. в 1388 г. прогнал врагов и
наказал хорезмийцев за союз с Тохтамышем, в 1389 г. совершил
опустошительный поход вглубь монгольских владений до Иртыша на С и до
Большого Юлдуза на В, в 1391 г.-поход на золотоордынские владения до
Волги. Эти походы достигли своей цели, так как после них мы уже не видим
нашествий степняков на Мавераннехр. Во время "пятилетнего" похода Т. в
1392 г. завоевал прикаспийские области, в 1393 г. - западную Персию и
Багдад; сын Т., Омар-шейх, был назначен правителем Фарса, Миран-шах -
правителем Азербайджана и Закавказья. Нашествие Тохтамыша на Закавказье
вызвало поход Т. на южную Россию (1395); Т. разбил Тохтамыша на Тереке,
преследовал его до русских пределов (где разрушил Елец), разграбил
торговые города Азов и Кафу, сжег Сарай и Астрахань; но прочное
завоевание страны не имелось в виду, Кавказский хребет остался северной
границей владений Т. В 1396 г. он вернулся в Самарканд и в 1397 г.
назначил своего младшего сына Шахруха правителем Хорасана, Сеистана и
Мазандерана. В 1398 г. был предпринят поход на Индию; по дороге
побеждены горцы Кафиристана; в декабре Т. под стенами Дели разбил войско
индийского султана (дин. Тоглукидов) и без сопротивления занял город,
который через несколько дней был разграблен войском, причем Т. сделал
вид, что это произошло без его согласия. В 1399 г. Т. дошел до берегов
Ганга, на обратном пути взял еще несколько городов и крепостей и
вернулся в Самарканд с огромной добычей, но не расширив своих владений.
"Семилетний" поход первоначально был вызван сумасшествием Мираншаха и
беспорядками во вверенной ему области. Т. низложил своего сына и разбил
вторгшихся в его владения врагов. В 1400 г. началась война с османским
султаном Баязетом, захватившими город Арзинджан, где правил вассал Т., и
с египетским султаном Фараджем, предшественник которого, Баркук, еще в
1393 г. велел убить посла Т. В 1400 г. Т. взял Сивас в Малой Азии и
Халеб (Алеппо) в Сирии (принадлежавшей египетскому султану), в 1401 г. -
Дамаск. Баязет был разбит и взят в плен в знаменитой битве при Ангоре
(1402 г.). Т. разграбил все города Малой Азии, даже Смирну
(принадлежавшую Иоаннитским рыцарям). Западная часть Малой Азии в 1403
г. была возвращена сыновьям Баязета, в восточной были восстановлены
низложенные Баязетом мелкие династии; в Багдаде (где Т. восстановил свою
власть в 1401 г., при чем погибло до 90 000 жителей) был назначен
правителем сын Миранишаха, Абу-Бекр, в Азербейджане (с 1404 г.) - другой
сын его, Омар. В 1404 г. Т. вернулся в Самарканд и тогда же предпринял
поход на Китай, к которому начал готовиться еще в 1398 г.; в тот год им
была построена крепость (на границе нын. Сырдарьинской обл. и
Семиречья); теперь было построено еще другое укрепление, в 10 днях пути
дальше к востоку, вероятно около Иссык-Куля. Т. собрал войско и, в
январе 1405 г., прибыл в г. Отрар (развалины его - недалеко от впадения
Арыса в Сырдарью), где заболел и умер (по словам историков - 18 февраля,
по надгробному памятнику Т. - 15-го). Карьера Т. во многом напоминает
карьеру Чингисхана: оба завоевателя начали свою деятельность как
предводители набранных ими лично отрядов приверженцев, которые и потом
оставались главной опорой их могущества. Подобно Чингисхану, Т. лично
входил во все подробности организации военных сил, имел подробные
сведения о силах врагов и состоянии их земель, пользовался среди своего
войска безусловным авторитетом и мог вполне полагаться на своих
сподвижников. Менее удачен был выбор лиц, поставленных во главе
гражданского управления (многочисленные случаи наказания за лихоимство
высших сановников в Самарканде, Герате, Ширазе, Тавризе). Различие между
Чингисханом и Т. определяется большим образованием последнего. Т. не
получил школьного образования и был неграмотен, но, кроме своего родного
(тюркского) языка, говорил по персидски и любил беседовать с учеными, в
особенности слушать чтение исторических сочинений; своими познаниями в
истории он привел в изумление величайшего из мусульманских историков,
Ибн Халдуна; рассказами о доблестях исторических и легендарных героев Т.
пользовался для воодушевления своих воинов. Постройки Т., в создании
которых он принимал деятельное участие, обнаруживают в нем редкий
художественный вкус. Т. заботился преимущественно о процветании своего
родного Мавераннехра и о возвышении блеска своей столицы - Самарканда,
где были собраны из разных стран представители всех отраслей искусства и
науки; только в последние годы им принимались меры для поднятия
благосостояния других областей государства, преимущественно пограничных
(в 1398 г. проведен новый оросительный канал в Афганистане, в 1401 г. -
в Закавказье и т. д.). В отношении Т. к религии виден только
политический расчет. Т. оказывал внешний почет богословам и отшельникам,
не вмешивался в управление имуществами духовенства, не допускал
распространения ересей (запрещение заниматься философией и логикой),
заботился о соблюдении его подданными предписаний религии (закрытие
увеселительных заведений в больших торговых городах, несмотря на крупный
доход, доставлявшийся ими казне), но лично не отказывал себе в
запрещенных религией удовольствиях и только во время предсмертной
болезни велел разбить принадлежности своих пиров. Чтобы оправдать свою
жестокость религиозными мотивами, Т. в шиитском Хорасане и в
прикаспийских областях выступал поборником правоверия и истребителем
еретиков, в Сириимстителем за обиды, нанесенный семье пророка.
Устройство военного и гражданского управления определялось почти
исключительно законами Чингисхана; впоследствии богословские авторитеты
отказывались признать Т. правоверным мусульманином, так как законы
Чингисхана он ставил выше предписаний религии. В жестокостях Т., кроме
холодного расчета (как у Чингисхана), проявляется болезненное,
утонченное зверство, что, может быть, следует объяснить физическими
страданиями, которые он переносил всю жизнь (после раны, полученной в
Сеистане). Той же психической ненормальностью страдали сыновья (кроме
Шахруха) и внуки Т., вследствие чего Т., в противоположность Чингисхану,
не нашел в своих потомках ни надежных помощников, ни продолжателей
своего дела. Оно оказалось, поэтому, еще менее долговечным, чем
результат усилий монгольского завоевателя.

Литература. Официальная история Т. была написана еще при жизни его,
сначала Али-бен Джемал-ал-исламом (единственный экземпляр - в
ташкентской публичной библиотеке), потом Низам-ад-дином Шами
(единственный экземпляр - в британском музее). Эти сочинения были
вытеснены известным трудом Шереф-ад-дина Иезди (при Шахрухе),
переведенным на французский язык ("Histoire de Timur-Bec", П., 1722).
Труд другого современника Т. и Шахруха, Хафизи-Абру, дошел до нас только
отчасти; им воспользовался автор второй половины XV в., Абд-ар-Реззак
Самарканди (сочинение не издано; много рукописей). Из авторов
(персидских, арабских, грузинских, армянских, османских и византийских),
писавших независимо от Т. и Тимуридов, только один, сирийский араб
Ибн-Арабшах, составил полную историю Т. ("Ahmedis Arabsiadae vitae et
rerum gestarum Timuri, qui vulgo Tamerlanes dicitur, historia",
1767-1772). Ср. также F. Neve, "Expose des guerres de Tamerlan et de
Schah-Rokh dans l'Asie occidentale, d'apres la chronique armenienne
inedite de Thomas de Madzoph" (Брюссель, 1859). Подлинность
автобиографических записок Т., будто бы открытых в XVII в., более чем
сомнительна. Из трудов европейских путешественников особенно драгоценен
дневник испанца Клавихо ("Дневник путешествия ко двору Т. в Самарканд в
1403-1406 гг. ", текст с переводом и примечаниями, СПб., 1881, в
"Сборнике отделения русского яз. и словесности Имп. Акд. Наук", т.
XXVIII, № 1). Строго научного исследования о Т. и его эпохе до сих пор
нет; о попытках различных историков дать характеристику Т. - см. Н.
Остроумов, "Уложение Т." (Казань, 1894, предисловие).
В. Бартольд Тип - термин, введенный Бленвилем (1816) и потом
примененный к подразделениям, установленным Кювье В настоящее время
принимают следующие Т.: 1) Простейшие (Protoza) - одноклеточные животные
или представляющие колонию совершенно одинаковых клеток и обыкновенно
без разделения на клетки соматические и половые. 2) Кишечно-полостные
(Coelenterata) животные с многолучевой симметрией и с двумя ясно
выраженными пластами (эктодермы и энтодермы), по большей части,
разделенными прослойкой среднего пласта (мезенхимы), с одной общей
полостью, соответствующей гастральной полости зародыша и обыкновенно с
одним отверстием, у большинства соответствующим бластопору; с нервной
системой в виде разбросанных клеток, или в виде колец, или ганглиев,
радиально расположенных. Половые клетки у большинства назревают или в
эктодерме, или в энтодерме. При этом надо отметить совершенно
исключительное положение губок (Spongia s. Porifera), у которых кроме
одного крупного отверстия (выходного) имеется масса мелких входных, при
чем большое отверстие не соответствует бластопору. 3) Черви (Vermes) -
двусимметричные формы с явственно выраженными тремя пластами (экто, энто
и мезодермой). Одни из них не имеют полости тела, другие имеют первичную
полость, третьи имеют вторичную полость тела (coelom). Нервная система
из ганглиозного переднего скопления (головного ганглия и (у большинства)
двух брюшных стволов. Все имеют выделительную систему и многие
кровеносную. Половые клетки назревают или в особых органах, или во
вторичной полости тела. Есть формы членистые и нечленистые. 4)
Членистоногие (Artbropoda), членистые по происхождению вторично
полостные формы с членистыми конечностями. У взрослых форм вторичная
полость тела претерпевает большие изменения. Нервная система - из
головного ганглия и ряда парных брюшных ганглиев, число коих
соответствует в зародышевом состоянии числу члеников. У большинства
кровеносная система не замкнутая и есть выделительные органы и
обособленные половые. 5) Моллюски или мягкотелые (Mollusca), нечленистые
вторично-полостные животные с редуцированной вторичной полостью тела.
Нервная система обыкновенно в виде отдельно лежащих парных ганглиев,
соединенных перемычками, при чем наиболее постоянными являются три пары
(головная, ножная и висцеральная). Обособленные органы кровообращения -
выделительные и половые. 6) Иглокожие (Echinodermata),
вторично-полостные животные во взрослом состоянии с пяти-лучевой
симметрией. Нервная система в виде околоротового кольца с отходящими
лучами с обособленной кровеносной системой и половыми органами. Часть
вторичной полости тела обособляется в виде своеобразной амбулакральной
системы, являющейся главным образом органом движения. Обособленные
кровеносные и половые органы. 7) Хордовые (Chordata) двусимметричные
вторично-полостные и по происхождению членистые животные, с нервной
системой в виде лежащей на спине трубки и с лежащим над ней особым
шнуром, в эмбриональном состоянии свойственном всем представителям Т. и
называемым спинной струной (Chorda dorsalis). У громадного большинства
имеются обособленные органы кровообращения и выделительные. Половые
органы обособлены. Передняя часть кишечника зародыша пронизана щелями,
открывающимися непосредственно или через особую полость наружу. Эти
щели, называемые жаберными, у многих остаются на всю жизнь в виде
органов дыхания. Затем некоторыми отделяются еще два Т. Моллюскоподобных
(Molliiscoidea), обыкновенно входящие в состав червей и оболочников
(Tunicata), соединяемые теперь с позвоночными под именем хордовых.
Моллюскоподобные характеризуются присутствием около рта венчика щупалец,
почему их еще именуют рукоротыми (Brachiostomata), и околоротового
нервного кольца и связанного с ним ганглия.. Оболочники представляют
формы, коим характерное строение нервной системы в виде трубки
свойственно только в зародышевом состоянии, а у взрослых имеется плотный
ганглий на спинной стороне. Хорда в большинстве случаев тоже только в
зародышевом состоянии и вообще они являются формами чрезвычайно
деградированными. В настоящее время учение о Т. в значительной мере
подвергнуто переработке, но покуда в этих новых классификациях еще много
субъективного и потому мнения зоологов на этот счет отличаются
значительным разнообразием.
В. Шимкевич.
Тир (от семит. "Цорь"=скалистый о-в - знаменитый финикийский город,
один из крупных торговых центров в истории. Основание его возводилось к
богам. По легенде, Усоос приплыл на бревне к острову, водрузил два
ментра и оросил их кровью жертвенных животных. По другому преданию, о-в
плавал по волнам; на нем были две скалы и между ними маслина, на которой
сидел орел; он должен был остановиться, когда кто-либо приплывет к нему
и принесет в жертву орла. Это сделал первый мореплаватель Усоос, и о-в
был прикреплен ко дну. Геродоту говорили местные жрецы, что город их
основан XXIII в. тому назад, т. е. в половине XXVIII ст. до Р. Хр.
Древнейшее упоминание Т. - в телль-эльаморнской переписке. Князь Т.
Адимильку в униженных выражениях просит у своего сюзерена помощи против
Сидона и Амореев; его заперли на о-ве, у него нет ни воды, ни дров. В
папирусе Anastasi I (XIV в.) Т. упоминается как большой "город в море, к
которому подвозят воду на кораблях и который богат рыбой более, чем
песком". Древнейшее поселение находилось действительно на о-ве; на
материке были только предместья и кладбища; имя материкового Палетира
("древний Т.") основано на недоразумении. Воды на о-ве не было; она была
проведена из Рас-эль-Аин к берегу, откуда ее доставляли на кораблях в
город (остатки водопровода сохранились до сих пор между Телль-Машуком и
Рас-эль-Аин); во время осады приходилось собирать дождевую воду в
цистерны. О-в имел две гавани - Сидонскую на С и Египетскую на ЮВ;
последняя теперь засыпана песком и часть о-ва размыта морем. На первое
место среди финикийских городов Т. выдвинулся в XII веке после
разрушения Сидона филистимлянами; в торговле он стал играть главную
роль. Почти все колонии финикян в западной половине Средиземного моря
(Гадес, Утика, Карфаген и мн. др.) восходят к Т.; они признавали его
гегемонию, считали его бога Мелькарта своим и посылали ежегодную дань в
его храм. Утика, пытавшаяся восстать против Т., была усмирена царем
Хирамом I (969-36), известным как устроитель и украситель города и
мудрый политик (дружба с Соломоном). После него были смуты, пока не
вступил на престол узурпатор Иттобал I, брат Иезавели, шурин Ахава
Израильского. При нем Ассурназирпал ассирийский дошел в своем походе до
Нар-эль-Кельба (876); Т. откупился от него дарами. Иттобал основал
Ботрис, для защиты от ассириян, и послал колонию в Ливийскую Авзу. При
его внуке Маттоне I Салманассар II получил дары (842) от Т., а при
следующем царе Пигмалионе был поход Рамман-Нирари (804 и 801), которому
Т. также подносил дары. Тиглатпалассару III Т. уплатил 150 талантов; в
анналах его упоминаются цари Т. Хирам II и Маттон II (738, 734). После
них сидел Элулай или Пюй (728-692), подчинивший отпавших киттийцев и
выдержавший победоносно пятилетнюю осаду Салманассара IV. Саргон
хвалится, что подчинил Т., но Синахерибу не удалось справиться с
Элулаем, который примкнул к коалиции Тахарки и Езекии. При Ассаргаддоне
царь Тира Ваал сначала подчинился Ассирии, потом примкнул к Египту, был
осажден, но, по-видимому, не покорен, хотя на сенджирлийском барельефе
Ассаргаддон и изобразил его вместе с Тахаркой на веревке у ног своих
(берлин. музей). Ассурбанипалу Ваал должен был подчиниться и дать ему в
гарем свою дочь и в заложники - сына. Постоянные осады и войны ослабили
город. Этим воспользовались рабы и произвели бунт, жертвой которого пала
знать; царем был выбран Абдастарт (греч. Стратон). При Навуходоносоре Т.
был на стороне Египта и Иудеи. Вавилонский царь безуспешно осаждал его
13 лет (с 587 г.), при царе Иттобале II. Однако, изнемогшие граждане
решили заключить мир. Царь переселился в Вавилон; на его место посажен
был Ваал II (до 564), после которого в Т. был опять переворот: царская
власть заменилась "судьями" (шофет). Вскоре, однако, противная партия
выпросила из Вавилона царя Хирама III (552532), при котором вавилонское
владычество заменилось персидским. Это владычество Т. сносил спокойно и
поставлял царям большой флот. Отказ пустить в город Александра Вел. для
принесения жертвы Мелькарту повлек за собой семимесячную осаду, с
насыпкой перешейка от берега к о-ву. Тиране защищались отчаянно и не без
успеха; плотина едва ли много помогла бы Александру, если бы ему не
удалось составить большой флот из враждебных Т. финикийских городов.
8000 граждан погибло; царь Азимильк и вельможи:, спасшиеся в храме, были
пощажены, 30000 чел. продано в рабство, но город не был разрушен и еще
17 лет спустя держался 15 месяцев против Антигона, будучи под властью
Птолемеев. Во время эллинизма Т. был одним из центров образованности
(историки Менандр, Дий, Порфирий). В иудейскую войну был против евреев.
Христианство появилось в Т. рано; здесь жил неделю Ап. Павел (Деян. XXI,
3); город скоро сделался епископией (св. Дорофей и др.). В период
гонений некоторые из тирских христиан потерпели мученическую кончину;
при одном Диоклетиане пострадало здесь 156 мучеников. В Т. умер Ориген;
гробницу его показывали еще в VI в. В Абессинию проповедь христианства
занесена была тирянами. В ветхозаветные времена тиряне помогали евреям
построить храм Соломонов. В новозаветные времена первый замечательный
храм при Константине Вел. построен был тирским епископом Павлином и
торжественно освящен в 314 г. Евсевий Кесарийский подробно описывает
другой тирский храм, на ЮВ города, освященный им в 335 г., при чем в Т.
состоялся собор по делу Афанасия Александрийского. В средние века Т. был
одним из главн. городов Востока и играл большую роль, считаясь
неприступным. Только благодаря раздорам среди магометан удалось Балдуину
II покорить его, при содействии венецианского флота (1124 г.); основана
была франкская епархия (Вильгельм, еп. тирский, историк). Город был
богатый и промышленный (стеклянные изделия). Осада Саладина была
безуспешна. В 1190 г. здесь был погребен Фридрих Барбаросса. Разрушен Т.
мусульманами в 1291 г. С этих пор город пришел в упадок, не смотря на
усилия Фахреддина поднять его. В настоящее время стоящий на месте Т. Сур
- хорошенький городок, не имеющий значения, так как торговля перешла к
Бейруту. Вывоз из Хаурана табака, хлопчатой бумаги и жерновов.
Резиденция каймакама. Жителей 6000 (2700 мусульман, 2500 католиков);
большинство православных совращено в унию и получило униатского
архиепископа. Школы и учреждения миссий разных монашеских орденов и
протестантских сект. В 1837 г. Т. сильно пострадал от землетрясения.
Город расположен на С бывшего о-ва, теперь соединенного с берегом.
Тирада - краткий и сильный монолог в драме, имеющий содержанием
какое-нибудь отвлеченное общее место. Не имея прочной связи с развитием
действия, Т. представляет как бы посторонний элемент в организме драмы,
и потому древние, строго держась принципа единства действия ("semper ad
eventum festina"), осуждали Т., находившую, однако, место в ораторских
обращениях античной парабазы. Французская трагедия, вся проникнутая
риторическим элементом, переполнена блестящими Т., дающими автору
возможность выказать новые стороны своего дарования, артисту - свое
декламаторское искусство, зрителям -встретить звучное общее место,
отвечающее его запросам, сочувственными рукоплесканиями. Вместе с
прочими прозаическими и риторическими элементами, вместе с резонером и
философским монологом в современной реальной драме вымирает и звонкая
Т., рассчитанная на внешний успех.
А. Г.
Тирания и тираны в древней Греции. - Слова: "тирания" (turanniV) и
"тиран" (turanoV), по всей вероятности, восточного происхождения
(лидийского или фригийского?) и впервые встречаются у поэта Архилоха.
Древние греки связывали с ними иное понятие, нежели мы: теперь Т. мы
называем жестокое правление, а тираном - жестокого, хотя бы и законного,
государя; греки же обозначали этими словами обыкновенно незаконность
происхождения власти и тиранами называли лиц, силой или хитростью
присвоивших себе власть, по праву им не принадлежавшую, хотя бы они были
люди кроткие и гуманные (впоследствии, впрочем, философы, напр.
Аристотель, характерной чертой тирана считали стремление не к общей
пользе, а к своей личной выгоде, или превышение власти, хотя бы и
законной). Таким образом, Т. в древнегреческом смысле - в сущности
узурпация, а тираны - узурпаторы, и греческую Т. скорее всего можно
сопоставить с цезаризмом в Риме. Древняя Т. характеризует
преимущественно вторую половину VII-го и VI-ое стол. до Р. Хр. То было
время, когда в Греции с одной стороны начинали развиваться
промышленность и торговля, входили в употребление и приобретали большое
значение деньги, росла новая сила - демос, народ, а с другой усиливались
произвол и злоупотребления правящей аристократии, экономический гнет и
задолженность массы, особенно бедственная вследствие сурового долгового
права, обрекавшего неисправного должника на рабство. На почве
недовольства демоса страдавшего от политического бесправия, отсутствия
писанных законов, экономического кризиса, и возникла Т. Это - своего
рода демократическая диктатура, в которой нуждался недостаточно еще
окрепший демос. Тираны выходили иногда из рядов высших правительственных
лиц, пританов (например Фрасибул в Милете) или архонтов, старавшихся
насильно продлить или усилить свою власть (наприм. Дамасий в Афинах); но
чаще всего это были аристократы по происхождению, из расчета, честолюбия
или из-за личной обиды разрывавшие связь с своим сословием,
становившиеся во главе демоса и с помощью его, силой или хитростью,
захватывавшие власть в свои руки (Пизистрат в Афинах). Существующих форм
государственного строя и законов тираны большею частью не трогали и
довольствовались властью фактической, предоставляя высшие должности
своим родственникам или приверженцам, как делал Пизистрат; иногда,
впрочем, они старались и в самом устройстве дать перевес началам
демократическим (Клисфен Сикионский). В видах большей безопасности и
прочности собственной власти, они принимали меры против излишнего
скопления населения в городе и старались отвлечь его внимание от
государственных дел. Опорой их служила прежде всего военная сила
- отряд телохранителей, укрепленный дворец и т. п.; в виду этого,
равно как и для осуществления своей внешней и внутренней политической
системы, тираны должны были обладать большими денежными средствами и
вводить налоги, иногда в форме прямого обложения. Так, Пизистрат владел
рудниками в местности около р. Стримона, богатой лесом и драгоценными
металлами, и взимал с жителей Аттики поземельную подать (в размере 1/10
или 1/20). Тираны вступали в союз друг с другом (Пизистрат и Лигдамид
Наксосский) и в тесные связи с Востоком (Поликрат), вообще развивали
широкую внешнюю политику, старались распространить свое политич. и
торговое влияние. В этом отношении характерна политика Пизистрата, уже
наметившего то, что впоследствии совершено было Афинами V в., и
явившегося в этом отношении как бы предшественником Фемистокла и
Аристида, Кимона и Перикла. Тираны заботились о развитии морского
могущества и об основании колоний (Кипсел и Периандр Коринфские). Они
искали и нравственной опоры для своей власти, в дружественных связях с
Олимпией и в особенности с дельфийским оракулом; они вводили новые
культы, покровительствовали (наприм. Периандр) культу Диониса, бога
преимущественно простого, сельского класса, устанавливали новые
церемонии и празднества (Пизистрат и Великие Панафинеи). Они вступали в
союз с умственными силами века, являлись в роли меценатов, привлекали к
своему двору поэтов, этих глашатаев славы и руководителей общественного
мнения (Пизистратиды и Анакреон, Симонид; сиракузские тираны и Пиндар),
а также художников. Они проявляли в широких размерах строительную
деятельность, не только способствовавшую украшению и укреплению их
резиденций или благоустройству и общей пользе (водопроводы и дороги), но
и дававшую заработок массе рабочих и ремесленников. Лучшей опорой
тиранам служила преданность демоса; поэтому уже личные выгоды заставляли
их заботиться об удовлетворении насущных его интересов - о правосудии, о
поднятии экономического благосостояния массы. Некоторые из тиранов
особенно покровительствовали земледельческому классу, оказывая ему
всяческое содействие и помощь; напр. Пизистрат посредством создания для
него кредита завершил то, что начато было Солоном, и устранил самый
корень бедствий, от которых страдало сельское население. Неудивительно,
что в некоторых городах утвердились целые династии тиранов, напр.
Opфaгориды в Сикионе, властвовавшие в течение 100 лет; из них особенно
замечателен Клисфен. Из других тиранов выдаются Кипсел и Периандр в
Коринфе, Феаген - в Мегаре (где борьба носила на себе преимущественно
социальный характер), Пизистрат и его сыновья - в Афинах, Поликрат - на
о-ве Самосе. Из сицилийских тиранов V в. особенно замечательны
сиракузкие - Гелон и Гиерон. Память о богатстве и могуществе тиранов
долго хранилась греками; о них ходили различные рассказы, своего рода
новеллы, образцы коих мы находим у Геродота (например, рассказ о свадьбе
Агаристы, дочери сикионского тирана Клисфена). Т. нанесла сильный удар
аристократии и много способствовала возвышению демоса. Она служила
большею частью переходной ступенью к демократии или, по крайней мере, к
более умеренной, сравнительно с прежней, аристократии. Благодаря ей во
многих государствах могли окрепнуть демократические элементы. Многие
тираны, особенно основатели династий, были выдающимися личностями,
обладавшими мужеством и глубоким умом. Но Т. имела немало и темных
сторон. Если уже наиболее выдающиеся тираны, основывавшие династии,
оказывались слишком неразборчивыми в средствах и слишком
подозрительными, то их преемники-тем более: не имея ни тех талантов, ни
тех заслуг, которые давали их отцам и предшественникам некоторое право
на могущество, сознавая незаконность своей власти, они становятся еще
более подозрительными и жестокими, видят свою опору исключительно в
силе, в наемной страже, пренебрегают интересами демоса, которые делаются
для них совершенно чуждыми и непонятными, и воздвигают гонение на всех.
При Т. не мог бы развиться вполне и свободно греческий гений; греки
впали бы в косность. Т., с ее насилием, подозрительностью и лицемерием,
должна была иметь деморализующее влияние; ее падение, после того, как
она совершила свою историческую задачу, было необходимо и благотворно
для дальнейшего развития греков. 0крепший демос мог теперь и без тиранов
отстаивать себя. Мало-помалу Т. стала вызывать против себя недовольство
даже в тех слоях, на которые она прежде опиралась и для которых теперь
сделалась ненужным и тяжелым гнетом. Ее падению немало содействовала и
Спарта, бывшая естественным врагом Т., как демократической диктатуры. К
концу VI в. в большей части Греции Т. исчезает, уступая место или
демократии или умеренной аристократии. Дольше удержалась она в
сицилийских городах, где борьба между разнообразными племенными
элементами часто приобретала особенно ожесточенный характер. В конце V и
в течение IV в. она получила особенное развитие в Сиракузах, в лице двух
Дионисиев (Старшего и Младшего) и Агафокла. Но эта Т. имеет несколько
иной характер: современница упадка и вырождения демократии и развития
наемничества, она является по преимуществу диктатурой военной; ее
представители выходят из рядов военачальников и опираются почти
исключительно на военную силу, на солдат. Тоже следует сказать и о тех
тиранах, которые появлялись в Греции во времена и под эгидой
македонского господства.

Литература. В. В. Бауэр, "Эпоха древн. Т. в Греции" (СПб., 1863);
Plass, "Die Туrannis in ihren beiden Perioden bei denalten Griechen"
(1852); Zeiler, "Ueber den Begriff der Tyrannis bei den Griechen"
("Sitzungsber. d. BerJ. Ak. d. Wiss.", 1887). О сиракузских тиранах -
преимущественно Holm, "Gesch. Siciliens" (т. 1 и II, 1870 сл.).
Источники. Геродот, Аристотель (в "Афинской Политии" - о Пизистрате и
его сыновьях, в "Политике" - вообще о Т., как наихудшей форме
правления).
В. Бузескул.
Тис обыкновенный (Taxus baccata) - хвойное дерево из семейства
тисовых. Отличается ярко красными ягодоподобными плодами. Растет по всей
средней и южной Европе; у нас особенно на Кавказе и Крыму, чаще на сухой
известковой почве. Встречается также на Азорских о-вах, в Алжире, в
Передней Азии и на Амуре. Древесина его очень прочна и идет на различные
столярные поделки. Листья употребляются в народной медицине, в качестве
абортивного средства. Т. в старое время разводился в садах и парках,
особенно во французских, как живая изгородь. В древности Т. (Taxus)
считался древом смерти. Фурии изображаются с факелами из тисовых веток.
Жрецы елевзинские украшали себя венками из миртовых и тисовых веток.
Титан (хим.; Titan нем., Titane франц., Titanium англ.; Ti=48,l, если
O=16) - четвертый элемент первого большого периода периодической
системы, начинающегося с калия. Т. находится в четном ряду системы и
принадлежит, следовательно, к металлической подгруппе и именно IV-ой
группы. Занимает место между скандием и ванадием; его высший окисел,
TiO2, почти не имеет уже основных свойств, характеризующих Sc203; но и
кислотные свойства его невелики-слабее, чем у V205, вследствие
невысокого типа окисла; к тому же, как известно, и угольный ангидрид,
высшее кислородное соединение типического элемента IV-ой группы, не
принадлежит к числу ангидридов, дающих сильную кислоту. Т. в большой
мере напоминает по своим отношениям кремний, от которого существенно
отличается неспособностью образовать летучее соединение с водородом, как
и подобает металлу, а также тем, что дает окислы низших типов, и именно
основного характера, какова полуторная окись Ti203 - Т. никогда не
встречается в природе свободным; соединения его нередки, но находятся
всегда в малых количествах; к числу важнейших относятся: рутил, анатаз и
брукит - кристаллические разности ангидрида ТiО2, титaнит или сфен -
кремнетитаново-кислый кальций CaTiSiO5: титанистый железняк или ильменит
(Ю. Урал, Ильменские горы) FeTiO3; перовскит, результат изоморфного
замещения железа кальцием (Fe, Ca)TiO. Также магний замещает иной раз
железо. Известно много, вообще, минералов, содержащих одновременно Т. и
железо. Существуют изоморфные смешения FeTiO3 с железным блеском, Fe2O3,
что позволяет принимать FeTiO3 за окись железа, в которой один атом
FeIII замещен через ТiIII. С другой стороны, магнитный железняк нередко
содержит некоторую примесь Т., вследствие чего он присутствует иногда и
в чугуне, и в доменных шлаках. Во многих глинах, почвах, минеральных
водах открыты следы Т.; он найден в метеорных камнях и присутствует в
атмосфере солнца. Т. принадлежит к числу трудно восстановляемых
элементов; получение в свободном виде, кроме того, очень затрудняется
способностью его соединяться при высокой температуре с азотом воздуха.
Только в недавнее время Муассану удалось получить (1895) почти чистый
металлический Т., содержащий около 2 % углерода. Такой Т. представляет
сплавленную массу с блестящим белым изломом. Он весьма трудно плавок и
тверд, легко чертит горный хрусталь и сталь, но хрупок - легко
измельчается в стальной и в агатовой ступке. Удельный вес 4,87.
Теплоемкость 0,1125 при 0°-100° и 0,1288 при 0°-211° (Нильсон и
Петтерсен) - для иным путем полученного Т., менее чистого. В атмосфере
хлора загорается при 350°, превращаясь в TiCl4; при несколько высшей
температуре соединяется с бромом TiBr4; TiJ4 образуется при еще более
сильном нагревании и без воспламенения. В кислороде Т. загорается при
610°, при чем получается аморфный Ti02 При 800° порошкообразный Т. в
токе азота соединяется с ним; взаимодействие идет с выделением тепла: Т.
"горит в азоте", превращаясь в нитрид Ti2N2. При очень высокой
температуре, достигаемой в электрической печи, это соединение, однако,
не образуется; температура здесь оказывается выше температуры
диссоциации нитрида (Муассан). При сплавлении с углем, Т. дает карбид,
ТiC; лишний уголь выкристаллизовывается в виде графита. С кремнем и
бором получаются очень твердые, как алмаз, соединения. Существуют сплавы
с хромом, железом, медью, оловом и свинцом. Т. растворяется в
разведенной серной кислоте даже на холоду, но медленно; нагревание
ускоряет реакцию - выделяется водород и получается фиолетовый раствор;
то же имеет место и при взаимодействии с кипящей крепкой соляной
кислотой; в обоих случаях возникают солеобразные соединения
трехвалентного Т. При кипячении с крепкой серной кислотой выделяется
сернистый газ. Взаимодействие с горячей азотной кислотой идет довольно
медленно, с царской водкой - быстрее, но затем замедляется выделением
ТiO2. Расплавленные поташ или сода действуют весьма энергично на порошок
Т., как и смесь селитры и поташа и, особенно, расплавленная бертолетова
соль. Разложение порошкообразным Т. водяного пара начинается при 700° и
идет правильно при 800°, когда образуется TiO2 и водород. Для получения
Т. Муассан пользовался или отобранными кристаллами рутила (из Лиможа),
или чистым TiO2 лабораторного приготовления. Смесь порошков чистого угля
и, в некотором избытке, TiO2 после тщательного перемешивания,
прессовалась, высушивалась и в цилиндрическом угольном тигле в 8 стм. в
диаметре помещалась в электрическую печь, где подвергалась, в течение
10-12 минут, действию вольтовой дуги сверху, как всегда, от тока в 1000
ампер и 60 вольт. Для каждой операции употреблялось 300-400 гр. смеси.
По охлаждении содержимое тигля оказывалось сплавленным только на глубину
в несколько сантиметров; при употреблении тока в 2200 ампер и 60 вольт
выход Т. был больше, но и тогда реакционная смесь оказывалась не
проплавленной до самого дна тигля. Т. получался обыкновенно в количестве
около 200 гр.; под слоем его всегда оказывался слой Ti2N2 - где
температура была ниже, а у дна находился слой окиси Т., ТiO. Таким
образом полученный Т. всегда содержит углерод, не менее 8%. Измельчение
такого Т., смешение с новым количеством Ti02 и новое сплавление при тех
же условиях приводит, наконец, к вышеописанному Т. с 2 % углерода.
Титановый ангидрид TiO2 в более или менее чистом виде, встречается в
природе, как уже упомянуто, в трех кристаллических видоизменениях. Бурый
или красноватый рутил представляет квадратные призмы; он изоморфен с
оловянным камнем, Sn02 и имеет удельный вес 4,18-4,25. Анатаз бурого или
черного цвета, окристаллизован в иные формы квадратной системы; уд. вес
3,82-3,95. Брукит - плоские ромбические призмы, имеет уд. вес 3,86-4,23.
Аморфный ангидрид, белый, безвкусный порошок, приобретающий при
нагревании лимонно-желтую и при накаливании бурую окраску, удельного
веса 3,89-3,95, может быть получен из водного раствора хлористого Т.,
TiCl4, в виде гидрата при осаждении аммиаком; осадок промывают, сушат и
прокаливают; сильное нагревание повышает удельный вес до 4,25. В пламени
гремучего газа аморфный TiO2 плавится и при охлаждении превращается в
кристаллическую массу. Подобно кремнезему, аморфный TiO2 тем более
окристаллизованный, нерастворим в воде, а также в соляной и разведенной
серной кислотах; но, в отличие от кремнезема, при продолжительном
нагревании, растворяется в крепкой серной кислоте - из такого раствора
получается, после выпаривания, белая масса основной соли (OTi)SO4. Ti02
соединяется также, при сплавлении, с KHSO4; получается прозрачная масса,
вполне растворимая в теплой воде; но при кипячении такого раствора TiO2
осаждается в виде гидрата. Сплавление Ti02 с едкими щелочами или с
углекислыми щелочными металлами приводит к образованию титанатов. Из
гидратов TiO2 известны ортотитановая кислота (HO)4Ti и метатитановая
(HO)2TiO. Кроме того, существуют гидраты с промежуточным содержанием
воды, а также и с меньшим, чем в мета-кислоте; такие гидраты
представляют полититановые кислоты и, подобно поликремневым, не могут
быть точно охарактеризованы вследствие взаимного сходства. Если к
раствору титаната щелочного металла в холодной соляной кислоте
прибавлять щелочь, то осаждается орто-кислота в виде объемистого белого
осадка, который растворим в разведенных соляной и серной кислотах и при
высушивании постепенно теряет воду, превращаясь в другие гидраты. При
нагревании ортокислота превращается в ангидрид с выделением света;
сохраняемая под водой постепенно превращается в метакислоту. Метакислота
получается также при кипячении солянокислого раствора ортокислоты или
при действии азотной кислоты уд. веса 1,25 на Т.; превращение в ангидрид
при нагревании для нее совершается без выделении света. Метакислота
нерастворима в кислотах, за исключением крепкой серной, прочие гидраты
точно также называют орто- или мета-кислотами, в зависимости от
отношения их к обычным кислотам, растворяются они в них или не
растворяются. При диализе соляно-кислого раствора титановой кислоты
получается водный раствор ее (Граам) - гидрозоль, следовательно; в виде
бесцветного гидрогеля титановая кислота приготовлена точно также
(фон-дер-Фордтеном, 1887). Титанат калия K2TiO3 получается в виде
волокнистой желтоватой массы при сплавлении Ti02 с поташом. При
кипячении титановой кислоты в растворе едкого кали образуется та же
соль; она может быть при испарении раствора выкристаллизована в виде
бесцветных, легкорастворимых призм, содержащих кристаллизационную воду -
K2TiO3. 4H2O. Известны в кристаллическом или в аморфном виде такие еще
соли: К2Ti3О7.2Н2О, К2Тi3О7.ЗН2О, К2ТiО13.2Н2О. Если к раствору TiCl4 в
слабом спирте прибавить при охлаждении избыток перекиси водорода, а
затем нейтрализовать соляную кислоту аммиаком, то выделяется
надтитановая кислота в виде желтого осадка. Ангидрид этой кислоты имеет
такой состав-TiO3 и представляет вещество перекисного характера, как,
напр., и надсерный ангидрид. Известны солеобразные соединения TiO3 с
перекисями щелочных металлов и аммония, как недавно показали П. Меликов
и Л. Писаржевский (1898), которые допускают существование и еще более
богатого кислородом соединения Т. в виде сочетания с Na2O2, именно
Тi2О7. Прежде чем говорить о низших кислородных соединениях Т. и их
производных, следует обратиться к галоидным соединениям.
Четыреххлористый Т. TiCl4 - подвижная, неокрашенная жидкость, уд. веса
1,7604 при 0°; замерзает при - 25°; кипит при 136,4°; имеет нормальную
плотность пара. Обычный способ получения состоит в действии хлора на
нагретую смесь TiCl4 и угля. TiCl4 обладает едким, кислым запахом и
выделяет густые белые пары на воздухе; избытком воды разлагается на
соляную кислоту и титановую, которая остается в растворе; осторожное
прибавление воды приводит шаг за шагом к образованию HO.TiCl3,
(HO)2TiCl2, (HO)3TiCl и (HO)4Ti. Подобно четыреххлористому олову, на
которое TiCl4 очень походит, известны многие кристаллические сочетания с
другими хлористыми соединениями и для TiCl4. Газообразный аммиак быстро
поглощается четыреххлористым Т.; образуется гигроскопический порошок,
TiCl4.4NH3, который при нагревании дает желтый возгон, TiCl4.3H4CI.
Когда действуют газообразным бромистым или йодистым водородом на TiCl4,
то получается TiBr4 - темп. плавл. 39°, темп. кип. 230°, уд. вес 2,6,
желтая кристаллическая масса - и TiJ4, который представляет ломкую,
красноватобурую массу, плавящуюся при 150° и кипящую при 360° без
разложения (плотность пара нормальная). TiJ4, подобно TiCl4, дымит на
воздухе и легко растворим в воде. При нагревании смеси ТiO2 и
плавикового шпата с дымящей серной кислотой в платиновой реторте
отгоняется TiF4, бесцветная дымящая жидкость. Из раствора Ti02 в
плавиковой кислоте могут быть получены соли титано-фтористо-водородной
кислоты, изоморфные с соответствующими соединениями кремния, циркония и
олова. При пропускании паров TiCl4 в смеси с водородом чрез докрасна
накаленную трубку получается треххлористый Т., ТiСl3, в виде
темно-фиолетовых чешуек. ТiСl3 нелетуч, расплывается на влажном воздухе,
будучи легко растворим; растворы имеют красновато-фиолетовый цвет и
образуются без выделения тепла. ТiСl3 сильный восстановитель, он
осаждает из соляных растворов металлические - золото, серебро, ртуть и
из сернистой кислоты, при кипячении, серу. При нагревании ТiСl3
получается ТiСl4 и двухлористый Т., ТiСl2; это гигроскопический,
светло-бурый порошок, который при подогревании на воздухе загорается,
как трут, и превращается в ТiСl3 и ТiО2, а брошенный в воду шипит и, при
выделении водорода, дает желтый раствор. Металлическая натура Т. в
соединениях типа ТiХ3, очевидная из свойств ТiСl3, станет еще очевиднее,
если указать на существование такой соли Ti2(SO4)3.8Н2О; это сернокислый
Т. из ряда полуторной окиси. Раствор соли фиолетового цвета получается
при действии разведенной серной кислоты на Т., при чем выделяется
водород, как упомянуто выше; при сгущении раствор принимает красивый
синий отблеск и выделяет скопления листочковидных кристаллов указанного
состава (Glatzel). С сернокислым цезием, также рубидием, эта соль дает
квасцы CsTi(SO4)2.12H20, кристаллизующиеся в кубах, фиолетово-красного
цвета. Квасцы образуются, следовательно, целым рядом элементов из
первого большого периода, а именно они существуют для Ti, V, Сг, Mn, Fe
и Со (Piccini). Полуторная окись Т., Ti2O3 получается при накаливании
ТiО2 в струе водорода в виде черного порошка; азотная и соляная кислоты
на нее не действуют, а серная растворяет, при чем получается фиолетовый
раствор. В виде темно-бурого гидрата полуторная окись осаждается щелочью
из раствора ТiСl3. Окись Т., Ti0, получается, как упомянуто, при
восстановлении ТиО2 углем в вольтовой дуге, и именно в виде черных
призматических кристаллов; она возникает также, в числе других
продуктов, при накаливании TiO2 с металлическим магнием (Cl. Winkler,
1890) и пока очень мало изучена; вероятно, она относится, как и окись
теллура ТеО, к числу недокисей. С серой для титана известны три
соединения: TiS2 - крупные листочки цвета сусального золота, Ti2S3 -
зеленовато-черный порошок и TiS - блестящее, похожее на висмут вещество.
TiS2 возникает при пропускании сероводорода, насыщенного парами ТiСl4,
чрез накаленную трубку; Ti2S3 образуется при накаливании TiS2 в токе
индифферентного газа; TiS получается из TiS2 или Ti2S3 при накаливании в
струе водорода. Кроме упомянутого нитрида TiN или, быть может, Ti2N2,
который обладает цветом бронзы; очень тверд (дает черту на рубине и даже
алмазе) и получается прямо из элементов, известны еще два соединения с
азотом: нормальный нитрид, Ti3N4, и динитрид, TiN2. Первый, обладающий
цветом меди, получается при нагревании ТiСl4.4NH4 в токе аммиачного газа
и первоначально был принят (Розе и Либихом) за свободный Т., что было
опровергнуто Вёлером (1850 г.), изучившим состав соединения. Динитрид
образуется при сильном накаливании TiO2 в атмосфере аммиака и
представляет темно-синий порошок, похожий на возгнанное индиго - с
медно-красным отблеском. Свободный Т. в прежнее время хотели видеть
(Волластон, 1822 г.) также в тех кубических кристаллах медно-красного
цвета и с металлическим блеском, которые присутствуют в доменных шлаках,
если железная руда содержит Т.; но Вёлер (1849 г.) показал, что это
цианисто-азотистый Т. Ti(CN)2+3Ti3N2, как анализом, так и синтезом - при
сильном нагревании (при температуре плавления никеля) в хорошо закрытом
тигле смеси желтой соли с TiO2 Другой способ получения этого соединения-
накаливание добела TiO2 с углем в токе сухого азота (Девилль и Вёлер).
Из кислот на цианисто-азотистый Т. действует только царская водка.
Сплавление с едким кали приводит к образованию титанатов, при выделении
аммиака, а накаливание в струе водяного пара - к образованию цианистого
водорода, TiO2, аммиака и водорода. Впервые Т. был замечен (W. Gregor)
в1789 г. в ильмените из Корнваллиса; в 1795 г. Клапрот изучил состав
рутила и дал имя новому элементу.
С.С. Колотов.
Титаны (titanhV, Titanus) - в греческой мифологии дети Урана (Неба) и
Геи (Земли). У Гомера упоминаются два Т. - Иапет и Крон, восставшие на
Зевса и потерпевшие за то суровое наказание: отсюда возникло
представление о титанах, как о виновниках существующей в мире ненависти
и противниках стройного миропорядка. Так объясняет это мифическое
понятие Гезиод, видя в титанах существа, имеющие злые стремления,
намерения (atasJalih, tisanontaV). Преллер, напротив, в названии Т.
усматривает тоже понятие, какое выражается в однозвучных словах tiJhnh,
titax и видит в Т. "царей", "властителей", олицетворение светлых
мирообразующих сил, на что указывает значение имен остальных 10 Т.
(сверх двух вышеупомянутых). По Гезиоду, Т. было 12,6 - мужского и 6 -
женского пола: Океан и Тетис (чета морских божеств); Гиперион и Тейя
(небесные божества; от них произошли солнце, луна, звёзды); Крей и
Эврибия (властные божества, быть может моря; от них произошли Астрей,
Паллант и Перс); Коей и Фойба (божества света, от них произошли Лето и
Астерия); Иапет (отец Менойтия, Атланта, Прометея и Эпиметея,
олицетворяющих состояния и свойства человеческой смертной природы).
Крон, Фемис (мать, от Зевса, Мойр и Гор) и Мнемозина (мать, от Зевса,
Муз). Возбужденные к восстанию матерью Геей, Т. низвергли Урана и
утвердили власть своего младшего брата Крона, который в свою очередь был
свергнуть сыном своим Зевсом. Лучшие из титанов присоединились к Зевсу;
только Иапет и его потомство, заняв гору 0трий ("крутую, каменистую"
гору), начали долгую и ожесточенную войну против олимпийских богов,
которые утвердились на горе Олимпе (Светлой горе). Наконец, с помощью
сторуких исполинов и киклопов, которых, по совету Геры, Зевс освободил
из темницы, Т. были побеждены и низвергнуты в Тартар, где сторукие
великаны были поставлены сторожить их. В позднейших сказаниях Т.
представляются примиренными с Зевсом, освобожденными из Тартара и
переселенными, с Кроном, на острова блаженных. Поздние Т. были
отожествлены с гигантами и имя Т. было перенесено на бога Солнца. Т.
назывались также титаниды - дети и внуки собственно Т.
Н. О.
Титул (лат.) - в юриспруденции основание какого-либо права; напр.,
оккупация, как основание права собственности на данный участок, есть Т.
этого права.
Тифон или Тифоей (Tujvn, TujweuV) - могущественный великан,
олицетворение огненных сил земли и ее испарений, с их разрушительными
действиями (имя Т. одного корня с глаголом tujw, что означает дымиться,
испаряться, гореть). В Илиаде упоминается о борьбе Т. с Зевсом и о
пребывании его в подземных недрах, в стране аримов или под горой Аримой
(в Малой Азии); позднее, когда грекам стали известны вулканические
свойства Кумского берега в Италии, Липарских о-вов и Сицилии, исполин Т.
был перенесен и в эти местности. По Гезиоду Т. - последнее порождение
земли, зачатое от Тартара. Чудовище обладает невероятной силой рук и ног
и имеет на затылке сто драконовых голов, с черными языками и огненными
глазами; из пастей его раздается то обыкновенный голос богов, то рев
ужасного быка, то рыканье льва, то вой собаки, то резкий свист,
отдающийся эхом в горах. Т. мог бы сделаться властелином над богами и
смертными, но Зевс вступил с ним в борьбу, от которой земля сотряслась
до оснований, суша, море и небо загорелись и даже обитатели подземного
царства затрепетали. Наконец, меткий удар молнии прекратил неистовство
Т., который был низвергнут в Тартар. И здесь он еще не может вполне
успокоиться: когда он шевелится, происходят землетрясения и дуют знойные
ветры. От Эхидны Т. был отцом мифических чудовищ (Орта, Кербера,
Лернейской гидры и др.), которые на земле и под землею угрожали
человеческому роду, пока Геракл не уничтожил их. Позднее Т. был
отожествлен с египетским Сетом, богом Сирокко, смерти, опустошения,
солнечного и лунного затмений и других несчастий.
Н. О.
Ткачев (Петр Никитич) - писатель. Род. в 1844 г. в Псковской губ., в
небогатой помещичьей семье. Поступил на юридический факультет спб.
университета, но, вскоре, за участие в студенческих беспорядках, попал в
Кронштадтскую крепость, где просидел несколько месяцев. Когда
университет был вновь открыт, Т., не поступая в число студентов,
выдержал экзамен на ученую степень. Привлеченный к одному из
политических дел (так назыв. "делу Баллода"), Т. отсидел несколько
месяцев в Петропавловской крепости, сначала в виде ареста
подследственного, потом по приговору сената. Писать Т. начал очень рано.
Первая его статья ("О суде по преступлениям против законов печати") была
напечатана в № 6 журнала "Время" за 1862 г. Вслед затем во "Времени" и в
"Эпохе" помещено было, в 1862-64 гг., еще несколько статей Т. по разным
вопросам, касавшимся судебной реформы. В 1863 и 1864 г. Т. писал также в
"Библиотеке для Чтения" П. Д. Боборыкина; здесь помещены были, между
прочим, первые "статистические этюды" Т. (преступление и наказание,
бедность и благотворительность). В конце 1865 г. Т. сошелся с Г. Е.
Благосветловым и стал писать в "Русском Слове", а затем в заменившем его
"Деле". Весной 1869 г. он был вновь арестован и в июле 1871 г.
приговорен спб. судебной палатой к 1 году и 4 месяцам тюрьмы (по так
наз. "Нечаевскому делу"). По отбытии наказания Т. выслан был в Великие
Луки, откуда вскоре эмигрировал за границу. Прерванная арестом
журнальная деятельность Т. возобновилась в 1872 г. Он опять писал в
"Деле", но не под своею фамилией, а под разными псевдонимами (П.
Никитин, П. И. Нионов, П. Н. Постный, П. Гр-ли, П. Грачиоли, Все тот
же). Т. был очень заметной фигурой в группе писателей крайнего левого
крыла русской журналистики. Он обладал несомненным и незаурядным
литературным талантом; статьи его написаны живо, порой увлекательно.
Ясность и строгая последовательность мысли, переходящая в известную
прямолинейность, делают статьи Т. особенно ценными для ознакомления с
умственными течениями того периода русской общественной жизни, к
которому относится расцвет его литературной деятельности. Т. не
договаривал иногда своих выводов только по цензурным соображениям. В тех
рамках, которые допускались внешними условиями, он ставил все точки над
i, как бы парадоксальны не казались порой защищаемые им положения. Т.
воспитался на идеях "шестидесятых годов" и оставался верен им до конца
своей жизни. От других своих сотоварищей по "Русскому Слову" и "Делу" он
отличался тем, что никогда не увлекался естествознанием; его мысль
всегда вращалась в сфере вопросов общественных. Он много писал по
статистике населения и статистике экономической. Тот цифровой материал,
которым он располагал, был очень беден, но Т. умел им пользоваться. Еще
в 1870-х гг. им подмечена была та зависимость между ростом крестьянского
населения и величиною земельного надела, которая впоследствии прочно
обоснована П. П. Семеновым (в его введении в "Статистике поземельной
собственности в России"). Наибольшая часть статей Т. относится к области
литературной критики; кроме того он вел в течении нескольких лет отдел
"Новых книг" в "Деле" (и ранее "Библиографический листок" в "Русском
Слове"). Критические и библиографические статьи Т. носят на себе чисто
публицистический характер; это - горячая проповедь известных
общественных идеалов, призыв к работе для осуществления этих идеалов. По
своим социологическим воззрениям, Т. был крайний и последовательный
"экономический материалист". Едва ли не в первый раз в русской
журналистике в его статьях появляется имя Маркса. Еще в 1865 г. в
"Русском Слове" ("Библиограф. листок", № 12) Т. писал: "все явления
юридические и политические представляют не более как прямые юридические
последствия явлений жизни экономической; эта жизнь юридическая и
политическая есть, так сказать, зеркало, в котором отражается
экономический быт народа... Еще в 1859 г. известный немецкий изгнанник
Карл Маркс формулировал этот взгляд самым точным и определенным
образом." К практической деятельности, во имя идеала "общественного
равносилия", Т. звал "людей будущего". Он не был экономическим
фаталистом. Достижение социального идеала или, по крайней мере, коренное
изменение к лучшему экономического строя общества должно было составить,
по его воззрениям, задачу сознательной общественной деятельности. "Люди
будущего" в построениях Т. занимали то же место, как "мыслящие реалисты"
у Писарева. Перед идеей общего блага, которая должна служить руководящим
началом поведения людей будущего, отступают на задний план все положения
отвлеченной морали и справедливости, все требования кодекса
нравственности, принятого буржуазною толпою. "Нравственные правила
установлены для пользы общежития и потому соблюдение их обязательно для
каждого. Но нравственное правило, как все житейское, имеет характер
относительный и важность его определяется важностью того интереса, для
охраны которого оно создано... Не все нравственные правила равны между
собою" и притом "не только различные правила могут быть различны по
своей важности, но даже важность одного и того же правила, в различных
случаях его применения, может видоизменяться до бесконечности". При
столкновении нравственных правил неодинаковой важности и социальной
полезности, не колеблясь следует отдавать предпочтение более важному
перед менее важным. Этот выбор должен быть предоставлен каждому; за
каждым человеком должно быть признано "право относиться к предписаниям
нравственного закона, при каждом частном случае его применения, не
догматически, а критически", иначе "наша мораль ничем не будет
отличаться от морали фарисеев, восставших на Учителя за то, что он в
день субботний занимался врачеванием больных и поучением народа"
("Дело", 1868, № 3, "Люди будущего и герои мещанства"). Политические
свои воззрения Т. развивал в нескольких брошюрах, изданных им за
границей, и в журнале "Набат", выходившем под его редакцией в Женеве, в
1875-76 гг. Т. резко расходился с господствовавшими тогда в эмигрантской
литературе течениями, главными выразителями которых были П. Л. Лавров и
М. А. Бакунин. Он являлся представителем так наз. "якобинских"
тенденций, противоположных и анархизму Бакунина, и направлению
Лавровского "Вперед". В последние годы своей жизни Т. писал мало. В 1883
г. он заболел психически и скончался в 1885 г., в Париже, 41 года от
роду. Статьи Т., более характеризующие его литературную физиономию:
"Дело", 1867 - "Производительные силы России. Статистические очерки"
(1867, №№ 2, 3, 4); "Новые книги" (№№ 7, 8, 9, 11, 12); "Немецкие
идеалисты и филистеры" (по поводу кн. Шерра: "Deutsche Cultur und
Sittengeschichte", № 10, II, 12). 1868 - "Люди будущего и герои
мещанства" (№. № 4 и 5); "Подрастающие силы" (о романах В. А. Слепцова,
Марко Вовчка, М. В. Авдеева - NN 9 и 10); "Разбитые иллюзии" (о романах
Решетникова - № 11, 12). 1869 - "По поводу книги Дауля "Женский труд" и
статьи моей "Женский вопрос" (№ 2). 1872 - "Недодуманные думы" (о
сочинениях Н. Успенского, № 1); "Недоконченные люди" (о романе
Кущевского: "Николай Негорев", №№ 2-3); "Статистические примечания к
теории прогресса" (№ 3); "Спасенные и спасающиеся" (по поводу романа
Боборыкина: "Солидные добродетели", № 10); "Не подкрашенная старина" (о
романе "Три страны света", Некрасова и Станицкого, и о повестях
Тургенева, №№ 11-12). 1873 - "Статистические очерки России" (№№ 1, 4, 5,
7, 10); "Тенденциозный роман" (по поводу "Собрания Сочинений" А.
Михайлова (Шеллера), №№ 2, 6, 7); "Больные люди" (о "Бесах" Ф. М.
Достоевского, №№ 3, 4); "Тюрьма и ее принципы" (№№ 6, 8). 1875 -
"Беллетристы-эмпирики и беллетристы-метафизики" (о соч. Кущевского, Гл.
Успенского, Боборыкина, С. Смирновой, №№ 3, 5, 7); "Роль мысли в
истории" (по поводу "Опыта истории мысли" П. Миртова, №№ 9, 12). 1876 -
"Литературное попурри" (о романах: "Два мира", Алеевой, "В глуши" М.
Вовчка, "Подросток" Достоевского и "Сила характера", С. И. Смирновой, №№
4, 5, 6); "Французское общество в конце XVIII в." (по поводу книги Тэна,
№№ 3, 5, 7); "Поможет ли нам мелкий кредит" (№ 12). 1877 - "Идеалист
Мещанства" (по поводу соч. Авдеева, № 1); "Уравновешенные души" (по
поводу ром. Тургенева "Новь",. №№ 2-4); "О пользе философии" (по поводу
соч. А. А. Козлова и В. В. Лесевича, № 5); "Эдгар Кинэ, критико-биограф.
очерк" (№№ 6-7). 1878-"Безобидная сатира" (о кн. Щедрина: "В среде
умеренности и аккуратности", № 1); "Салонное художество" (об "Анне
Карениной" Толстого, № 2 и 4); "Кладези мудрости российских философов"
(по поводу "Писем о научной философии" В. В. Лесевича,. N" 10, 11). 1879
- "Мужик в салонах современной беллетристики" (по поводу сочин. Иванова
(Успенского), Златовратского, Вологдина (Засодимского) и А. Потехина, №№
3, 6, 7, 8, 9); "Оптимизм в науке. Посвящается Вольн. Экон. Обществу" (№
6); "Единственный русский социолог" (о "Социологии" Де-Роберти, № 12).
1880 - "Утилитарный принцип в нравственной философии" (№ 1); "Гнилые
корни" (о сочин. В. Крестовскогопсевдон., №№ 2, 3, 7, 8).
Н. Ф. Анненский Тмин. - Т. (Carum Carvi L.) по ботаническим признакам
принадлежит к зонтичным, по применению в домашнем обиходе - к пряным; к
этой же группе растений относятся и анис, укроп, дягиль, сумбул и проч.
Т. - растение двухлетнее с веретенообразным корнем и прямым, вышиной до
1-3 фт. ветвистым стеблем. Листья очередные, черешковые, трояко
перисто-рассеченные, с линейными долями, сидячими верхними листьями.
Белые или слегка розоватые цветы собраны сложными зонтиками. Плод -
сжатая с боков продолговато-овальная, буроватая двусемянка, длиной от 3
до 5 мм. при ширине от 2 до 3 мм. Масляные каналы с эфирным маслом
расположены в стенках плода по одному под каждой бороздой. При
созревании двусемянка распадается на 2 слегка серповидно-изогнутые
плодика. В диком виде Т. растет по всей России, как Европейской, так и
Азиатской, преимущественно же на лугах северной и средней России.
Разводится Т. почти исключительно на огородах, когда его сеют после
уборки кустовых сортов: фасоли, гороха, огурцов и т. п., причем главный
сбор приходится на следующее лето. В полевой культуре (местами в Курской
и Полтавской губ.) Т. высевают весной по покровному яровому растению
(овсу, рапсу, ячменю и пр.), причем, после жатвы ярового, почва
мотыжится или боронуется, а следующею весной растения окучиваются. На
почву Т. неприхотлив, но не выносит застоя воды и свеже удобренного
навозом грунта, предпочитая глубоко обработанную суглинистую почву.
Посев производится рядами, при расстоянии между растениями и рядами не
менее 7-10 врш., при чем на десятину приходится от 10 до 20 фн. семян.
При разбросном посеве, который производится широко, требуется вдвое
более семян. Так как при весеннем посеве Т. дает семена лишь на второй
год, то производят иногда осенний посев, выгадывая таким образом год,
хотя и в ущерб качеству растений. Всходы появляются через 2-3 недели,
после чего они прореживаются, а затем междурядья время от времени
мотыжатся и очищаются от сорных трав. На следующий год растения
окучиваются, отчего они сильнее растут и приносят большие зонтики со
многими плодами. Семена Т. собирают частью в первый же год, частью в
третий, главный же сбор приходятся на второй год. Урожай с одной
десятины колеблется от 60 до 140 пд. семян. Так как семена Т. созревают
неравномерно, то растения выдергивают из земли (или срезают), когда
плоды еще полузрелые (буроватые) или иначе - когда созреют первые
зонтики; далее стебли связывают в пучки и держат на току на открытом
воздухе, пока плоды окончательно не созреют; затем пучки обмолачивают на
холстинке или прямо же на току и обмолоченные семена раскладывают тонким
слоем на открытом воздухе, время от времени перемешивая; затем семена
отвевают и складывают в мешки или другую тару. Т. разводится
преимущественно, если не исключительно, на семена. Правда, в некоторых
местностях, напр. в Германии, зелень Т. идет в пищу, вместо укропа,
особенно при кушаньях из бобовых растений, фасоли, гороха; равным
образом корни Т. употребляются в пищу, вместо пастернака. В полевой
культуре всходы Т. скашиваются и в зеленом виде прибавляются к
клеверному сену, дабы избегнуть нередкого при кормлении клевером вздутия
брюха у скота. Прибавка тминной зелени, правда, в небольшом количестве,
к корму содействует лучшему выделению молока у коров. Семена идут для
посыпки хлеба или в кислую капусту и для добычи тминного масла, идущего
для аптекарских надобностей и для приготовления тминной водки (аллаша).
Выход тминного масла, а также его качество, зависят от месторождения Т.
Более северные страны производят лучший Т. Выше всех ценится голландский
продукт, которого требуется всего 15-25 фн. для получения 1 фн. масла,
тогда как русских семян Т. идет до 28-32 фн. Тем не менее русский Т.
вывозится и за границу. Для получения тминного масла, Т. намачивают в
воде и затем перегоняют, иногда за неимением паровика - с водой. Для
более скорого и более полного выделения масла, семена Т. иногда
размельчают, но в таком случае надо их подвергнуть немедленной
перегонке, иначе масло осмолится. Тминное масло, очищенное
ректификациею, представляет легко подвижную бесцветную жидкость,
удельного веса 0,905 - 0,915 при 15°; в поляристробометре вращает
плоскость поляризации вправо от + 75 до + 85°, кипит от 170 до 240°, но
большая часть перегоняется при 175-2250; наконец - растворяется в равном
объеме 90 %-ного спирта. Не вполне очищенное масло имеет желтоватый
оттенок, который усиливается и затем переходит в бурый под влиянием
воздуха и света. Тминное масло состоит из смеси двух веществ: лимонена
C10H16, принадлежащего к группе терпенов, и карвола С10Н14О, изомерного
с тимолом тимьянного масла и составляющего главную составную часть
тминного масла; чем плотнее данное масло, тем более в нем карвола (50-65
%) и тем выше оно ценится. Фальсификация тминного масла состоит
обыкновенно в том, что из него извлечена (дробной перегонкой) часть
карвола, что заметно по низкому удельному весу. С другой стороны,
фабричное производство чистого карвола дает возможность в некоторых
случаях обходиться без растительного тминного масла. Ср. А. Базаров и Н.
Монтеверде, "Душистые растения и эфирные масла"; М. Рытов, "Руководство
к огородничеству"; Шредер, "Русский огород, питомник и плодовый сад";
Карцов, "Огородничество на юге России".
Тобол - р. Тургайской обл., Оренбургской и Тобольской губ. Т. берет
начало несколькими истоками на сев. вост. склонах плоской возвышенности
в степи, на В от г. Орска на высоте около 1100 фт. По соединении истоков
в одну реку, Т. течет к В, затем на С, приняв же в себя слева рч.
Чертанды и Джилькуар, поворачивает к ВСВ и в таком направлении протекает
до впадения слева р. Уй. На всем этом протяжении (до 500 вер.) Т.
орошает сев. зап. часть Тургайской обл. От впадения в него р. Уй Т.
служит границей между этой областью и Оренбургской губ., затем входит в
Челябинский у. последней и орошает его на протяжении 150 вер. до
впадения справа р. Алабуги, отсюда р. течет по границе Оренбургской и
Тобольской губерний до впадения слева рч. Куртамыш, затем вступает в
Тобольскую губ. По этой губернии Т. течет на СВ и впадает в р. Иртыш с
левой стороны. немного выше г. Тобольска. В прежнее время Т. впадал в
Иртыш против нагорной части города, которую он постоянно подмывал,
почему в 1716 г. был прорыт пленными шведами канал от Т. в Иртыш. в 3
вер. выше города. - В своих верховьях Т. пересекает несколько небольших
озер и течет в скалистых берегах, то плесами, то непрерывно; берега
здесь обрывисты и скалисты, поросли березой и кустарником; только выше
впадения в Т. р. Аяти берега делаются ровными и даже низменными, причем
правый вообще выше левого. На всем этом протяжении р. имеет быстрое
течение, ширина ее от 5 до 30 с., у стан. Звериноголовской. Глубина
незначительна и р. всюду проходима вброд. В Тобольской губ., по которой
Т. протекает на протяжении 725 в., ширина р. достигает от 30 до 60 с., а
ниже устья р. Туры-до 100 с., местами и более. На этом протяжении
глубина р. от 1 до 2 и более саж. Дно р. песчаное, местами глинистое,
течение медленное, немало омутов и глубоких ям. Вообще русло Т.
извилистое и с течением времени оно заметно изменяется; так, в некоторых
местах луга, бывшие прежде на одной стороне, теперь очутились на другой.
Т. замерзает в конце октября, вскрывается в конце апреля, местами
весенние разливы достигают 8 вер. В Оренбургской и Тобольской губ. левый
берег р. возвышенный, гористый, правый - отлогий, луговой. Т. судоходен
в течение всего лета, начиная от впадения в него р. Туры, в засушливое
время на р. образуется множество мелей и она тогда становится судоходной
только вниз от дер. Иевлевой; выше р. Туры до Звериноголовской станицы,
р. судоходна весной. Справа в Т. не впадает ни одной значительной реки,
кроме р. Убаган в Тургайской обл. Слева в Т. вливаются значительные,
мелководные речки Чертанды, Джилькуар, Аят, Кочердык, Юргамыш, Куртамыш
и более значительные Уй, Ик, Ниап, Исеть, Тура, Иска и Тавда; из правых
притоков, кроме Убагана, впадают pp. Абуга, Алабуга, Суер, Емуртла,
Юрга, Тап и др. Т., особенно в нижнем течении, изобилует рыбой.
Судоходство по р., с развитием пароходства, стало значительным. Из
Курганского и Ялуторовского уездов весною сплавляются барки и лодки с
хлебом. Кроме городских, имеются еще пристани в сел. Смоленском и
Барабинском. На нижнем течении имеются пристани в сел. Иевлево и
Артамоновой. Весной до 1 июня сильное движение грузов вниз по реке из
Тюмени, а также из Тавды и вверх по р. до Тюмени из Сибири; с июля, за
мелководьем, движение это несколько затихает, хотя приспособленные
пароходы ходят почти все лето. Вся длина Т. до 1575 верст.
И. Л.
Тобольск - губ. гор. Тобольской губ., на прав. берегу р. Иртыша, близ
впадения в него р. Тобола, устье которого, во избежание подмыва
нагорного берега р. Иртыша, было в 1716 г. отведено на 3 вер. выше
города. Абсол. высота - 355 фт. над ур. моря. До 2-й половины XVIII в.,
когда главный Сибирский тракт проходил через Т., и здесь сосредоточено
было главное управление всей Сибирью, город имел большое экономическое
значение. Ныне он его совершенно утратил и оживляется лишь в пору
навигации; в промышленном отношении стоит значительно ниже гор. Тюмени и
Кургана. Четыре небольшие предместья и две подгородных деревеньки
составляют одно целое с городом в отношении общественного и полицейского
управления. 2332 дома, из них каменных 50. 25 церквей, в том числе 1
римско-катол. и 1 лютер.; мужской Знаменский м-рь. В кафедральном соборе
во имя св. Софии есть древние иконы. Город расположен частью на нагорном
берегу р. Иртыша, возвышающемся на 30 саж. над ур. реки, частью на
низменности, между нагорьем и руслом реки; имеет в длину до 4 вер., в
ширину около 1,5 вер. 3 пристани: одна принадлежит городу,
2пароходовладельцам. Жителей 22752 (12011 мжч. и 10741 жнщ.); городские
сословия составляют 37%, лица военного звания 23%. Огромное большинство
жителей православные, ок. 600 др. христианск. исповед., до 800 евреев и
до 400 магометан. 20 учебных зав.: мужская гимназия, уездное муж.
училище, 2 приходск., дух. семинария, дух. мужское учил., мариинская
жен. школа, епарх. жен. учил. Александровский детский приют для девочек
и мальчиков, школы повивальнофельдшерская, ветеринарно-фельдшерская и
ремесленная, сиропитательное заведение, воскресная школа и др. 5
благотворительных и 10 врачебных заведений; богадельня приказа общ.
призрения, городская богадельня, воспитательный дом для подкидышей,
частная столовая для бедных, попечительное общество о бедных, городской
дом трудолюбия, епархиальное попечительство о бедных духовного звания,
отдел Красного Креста, городская больница, тюремная больница, дом для
умалишенных, лечебница для приходящих больных. Общество трезвости, общ.
спасания на водах, епархиальное православно-церковное братство, общество
вспомоществования бедным студентам Тобольской губ., общ.
вспомоществования бедным учащимся в тобольской гимназии, общ. попечения
об учащихся в городских училищах. Тобольский городской музей имеет
библиотеку и издает в "Ежегоднике" труды своих членов. Одна казенная и
несколько частных типографий. Главное занятие жителей- рыбное дело.
Тобольские рыбопромышленники, числом около 30, арендуют рыболовные пески
у инородцев и посылают туда суда и пароходы с рабочими и приказчиками;
вместе с тем они скупают рыбу у мелких березовских и обдорских
промышленников или выменивают ее у инородцев на хлеб и на разные товары.
На месте добычи рыба солится или сушится и в таком виде доставляется, в
размере 700000 пд., в Т.; затем она отпускается в Пермскую губ., Ирбит,
Екатеринбург и южные уезды губернии. Зимою рыба отправляется в свежем,
замороженном виде даже в Москву и Петербург. Торговля мехами,
преимущественно беличьими, не особенно значительна. Производством
замшевых рукавиц занято до сотни лиц, работающих семьями. Ввозятся
главным образом хлеб, вино, мануфактура и бакалея. Праздничные базары,
из которых Рождественский имеет оборот до 30000 руб. Всех мест торговли
в Т. 177, фабрик и заводов - 48, с производством на 256 тыс. руб.
Свидетельств на право торговли и промыслов выдается до 520 в год.
Городской общественный банк, учрежденный в 1868 г.; ежегодные обороты
его достигают до полумиллиона рублей. Ремесленников около 1000; только

<<

стр. 218
(всего 253)

СОДЕРЖАНИЕ

>>