<<

стр. 225
(всего 253)

СОДЕРЖАНИЕ

>>

105. Расположен очень живописно. Много широких и прямых улиц и красивых
площадей. Лучшие улицы: Bиa ди По, Bиa Рома, Bиa Гарибальди, Виа Венти
Сеттембре и Корсо Витторе Эммануэле. Главные площади: Пиацца Кастелло,
окруженная аркадами, Пиацца Сан-Карло, Пиацца Карло Феличе, с красивым
сквером, Пиацца Виттоpиo Эммануэле I, Пиацца дель Кастеллио де Читта,
Пиацца Кавур, Пиацца Сольферино и Пиацца Витторио Эммануэле II. Сады:
Джардино Пубблико, ботанический, зоологический и королевский. Памятники:
конные фигуры Эммануэля Филиберто и Карла Альберта, статуи Амадея VI,
принца Евгения Савойского II герцога Фердинанда Генуэзского пред
ратушей, Кавура, Гарибальди, Виктора Эммануила I и многих других. Чрез
р. По ведут 4 моста. Церкви: собор Сан Джованни Батиста (1492 - 98) в
стиле Возрождения, с мраморной капеллой Сантиссимо Сударио (1657 - 74)
работы Гварини, служащий гробницей герцогов Савойских; здесь хранится в
урне плат, в котором Иосиф Аримафейский обернул тело Христа. Црк.
Санта-Мария делль Консолато (1679), сооруженная Гварини, црк.
СанФелиппе, црк. Corpus Domini (1609), црк. Сан-Массимо (1849 - 1854), с
красивыми фресками, црк. Ротунде Гран Мадре де Дио (1818 - 31) и др.
Дворцы: Кастель Палаццо Мадама (XIII в. до 1865 г. здесь помещался
сенат); королевский дворец на Пиацца Кастелло с библиотекой (50000
томов, 2000 рукописей, 20000 авторов), музеями монет и оружия; Палаццо
Кариньяно (до 1865г. здание парламента, теперь здесь помещаются
естественноисторические музеи). Здания академии наук, университета,
ратуши, центрального вокзала, биржи, арсенала и др. Жителей в 1895 г.
считалось 348 тыс. Оружейный и артиллерийские заводы, машиностроительные
и инструментальные заводы, железнодорожные мастерские, фортепьянные,
спичечные и химические фабрики; производства: шляп, лент, басонных и
вязальных изделий, мебели, шелковых тканей; красильни и др. Университет
(с 1412 г.; студентов в 1892 г. 2063), инженерное учил., высшее
техническое учил., ветеринарная школа, семинария, 3 лицея, 6 гимназий, 5
средних технических училищ, коммерческое училище, военные пехотное,
артиллерийское и инженерное училища; промышленный музей (со специальными
курсами прикладных наук), академия изящных искусств, академия наук,
военная академия, медико-хирургическая академия. Библиотеки:
национальная (150 тыс. томов), городская (60 тыс. томов), академии наук
(40 тыс. томов), королевская и др. Музеи: древностей и картинная галерея
при академии наук, картинная галерея при академии изящных искусств,
городской музей, исторический национальный музей, торговый музей.
Живописные окрестности: Монте деи Каппуццини с проволочной жел. дорогой,
Ла Суперга - гробница Савойского дома.

История. Т. в древности был известен под именем Taurasia и был гл.
городом лигурийского племени тауринов. В 218 г. завоеван Ганнибалом. При
Августе сделан римской колонией и назван Augusta Taurinorum. При
лангобардах был гл. городом герцогства. В XI в. с титулом маркграфства
перешел к Савойскому дому. В ХVI и XVII вв. Т. несколько раз был взят
французами; в войну за испанское наследство освобожден Евгением
Савойским (1706) от французской осады. После битвы при Маренго также
занят французами и сделан главным городом д-та По. После Парижского мира
1814 г. Т. возвращен сардинскому королю и сделан вновь столицей. Когда в
1864 г. было объявлено, что столица с 1865 г. переносится во Флоренцию,
в Т. возникло восстание, подавленное силой оружия. Ср. Promis, "Storia
dell'antica Torino" (Т., 1869); Cibrario, "Storia di Torino" (1846).
Турку - финское название г. Або (Обо) в Финдяндии.
Турнир - рыцарские игры. Когда возникли Т., трудно определить. У
Нитгарда встречается описание воинских игр, происходивших в 842 г. в
Страсбурге, во время переговоров Карла Лысого с Людовиком Немецким. "При
всей многочисленности участвовавших и при разнообразии народностей -
говорит летописец, - никто не осмеливался нанести другому рану или
обидеть его бранным словом". Здесь, значит, еще совершенно отсутствует
та серьезность и то озлобление, которые характеризуют позднейшие Т.
Некоторые летописцы приписывают изобретение Т. Готфриду де-Прельи,
умершему в 1066 г. Есть, однако, свидетельство о более ранних Т., со
смертельным исходом. Поэтому правильнее будет предположить, что Готфрид
де-Прельи не изобретатель, а законодатель турниров, что он ввел
некоторые правила, дотоле не существовавшие, и способствовал
распространению Т. Во всяком случае, турниры появились впервые во
Франции и отсюда уже перешли в Англию и Германию; Матвей Парижский
называет их "conflictus gallici". Первоначально Т. были установлены для
упражнения в военном искусстве, для возбуждения в рыцарстве
воинственного духа, чувства чести и уважения к дамам. Впоследствии они
вызывали массу трагических случаев: каждый раз проливались потоки крови,
много бывало убитых, еще больше раненых и искалеченных. Особенно часто
встречаются смертные случаи в XIII в.: представители лучших
аристократических родов падали на Т.; в 1240 г. на Т. в Нейсе, близ
Кельна, погибло более 60 рыцарей и оруженосцев. Средневековое общество
любило эту кровавую забаву, но церковь с XII в. повела против Т.
энергичную борьбу; Клермонский собор 1130 г. запретил Т. и постановил
павших на них лишать христианского погребения. Папы Евгений Ш, Александр
III, Иннокентий III и IV продолжали борьбу; Николай III отлучил от
церкви участников Т., разрешенного королем Филиппом III. Наконец, и
короли присоединились к протесту пап. В 1312 г. Филипп Красивый издал
указ, строжайше воспрещавший Т., поединки и всякие воинственные забавы;
указ этот не принес желательных результатов, и преемникам Филиппа
пришлось повторять подобные запрещения. Во всяком случае к концу средних
веков Т. не носили такого кровопролитного характера, как в XIII в.;
вошло в обычай не употреблять заостренного оружия. В таком ослабленном
виде Т. дожили до XVI в. В 1559 г. знаменитый Т., на котором граф
Монгомери нанес смертельную рану французскому королю Генриху II,
произвел сильное впечатление на умы современников. В следующем году был
еще один Т., тоже с трагическим исходом. Затем Т. исчезают; вместо них
появляется более мирная забава, карусель. Первоначально турниры
устраивались владетельными особами по случаю какого-нибудь празднества;
впоследствии образовались особые турнирные общества, систематически
устраивавшиеся Т. в разных местах. В средние века всякий Т.
сопровождался торжественными приготовлениями. За несколько дней, на
пространстве 20-30 лье, о нем возвещали герольды; в монастырях
выставляли гербы рыцарей, предполагавших участвовать в состязании. В
город, где происходил Т., наезжало множество знати все окна на улицах
украшались знаменами приезжих рыцарей, устраивались балы, пиршества.
Место, где происходил бой, окружала высокая стена, внутрь которой
допускалась только избранная публика. Внутри помещалась арена,
отделенная перилами от зрителей; для дам, судей и старейших рыцарей
устраивались ложи на деревянных подмостках. Самый бой состоял из двух
частей. Сначала на арене происходили отдельные состязания; упавших
подхватывали и убирали с арены. Когда страсти разгорались, рыцари
требовали настоящего Т.; участники делились на две шеренги, обыкновенно
по национальностям, и одна выступала против другой; тут бились с
особенным ожесточением, не на арене, а в поле; павших оставляли лежать
под лошадиными копытами. Постепенно для Т. выработался целый церемониал.
Блюстителями порядка были герольды: они выкликали имена вступавших в
бой, слагая при этом нечто в роде панегирика, перечисляя личные подвига
рыцаря и подвиги его предков; они же следили за соблюдением правил и
умоляли дам остановить сражение, когда страсти слишком разгорались.
Условия Т. бывали разные: 1) конные ристания; цель - выбить противника
из седла или сбросить его на землю; 2) битва мечами; 3) метание копий и
стрел, причем иногда победителем считался тот, кто, сломив три копья,
нанес противнику удар в опасное место; 4) осада деревянных замков,
выстроенных специально для Т. Вооружение состояло из доспеха, меча,
копья с ясеневым древком и железным наконечником, щита с гербом; с XIII
в. лошади тоже покрывались доспехом. Правилами Т. запрещалось сражаться
вне очереди, наносить раны лошади противника, наносить удары иначе, как
в лицо или в грудь, продолжать бой после того, как противник снял
забрало; выступать нескольким против одного. Приговор произносили
коронованные особы, старейшие рыцари и особо избранные судьи; нередко
вопрос о том, кто достоин высшей награды, предлагался на обсуждение дам.
Для вручения награды выбирали также какую-нибудь даму, и она
приветствовала победителя. Потом победителя вели во дворец; там дамы его
разоружали и устраивался пир, в котором победитель занимал самое
почетное место. Имена победителей заносились в особые списки; их подвиги
передавались потомству в песнях менестрелей. Удача на Т. приносила и
материальные выгоды: победитель иногда отбирал у противника лошадь и
оружие, брал его в плен и требовал выкупа. Т. были проникнуты этическим
началом; в участию в них допускались только нравственно чистые рыцари, с
незапятнанным именем. Видную роль в Т. играло средневековое
благоговейное отношение к женщине. Всякий рыцарь выступал в бой
украшенный каким-нибудь значком, полученным из рук его дамы; если этот
значок падал или доставался противнику, дама бросала новый, чтобы
ободрить своего избранника. Бывало, что дамы приводили своих рыцарей
связанными цепью; эта цепь считалась символом особой чести и доставалась
только избранным. В каждом состязании последний удар наносился в честь
дамы, и здесь рыцари особенно старались отличиться.
Тур (Сарrа caucasica) - новый вид каменного козла, водящийся в зап.
части Кавказского хребта. Отличается толстыми рогами, сильно загнутыми
назад и наружу в одной плоскости, за исключением концов, загнутых
внутрь. Поверхность рогов имеет возвышенный поперечные
попарно-сближенные ребра. Цвет меха темно-бурый с черно-бурой полосой
вдоль спины, снизу - белый. В восточной части Кавказа водится другой
близкий вид - С. pallasi. Он отличается от предыдущего, между прочим,
тем, что рога лежат ниже и более отклоняются от головы наружу; загнутый
внутрь конец их длиннее.
Д. П-ко.
Туссен-Лувертюр - негр, род. в 1743 г. на Сан-Доминго от
родителей-рабов; пристал в 1791 г. к восставшим неграм-рабам, благодаря
некоторому образованию и талантам сделался их вождем и помог франц.
войскам вытеснить из Сан-Доминго англичан и испанцев (1797). При
заключении мира между Францией и Испанией первая получила испанскую
часть острова, но в действительности весь остров был поделен между Т.,
владевшим, во главе негров, северной его частью, и Риго, который, во
главе мулатов, утвердился на юге. Разумно, не притесняя белых, правил
Т., стремясь сбросить всякую зависимость от директории, причем прибег
даже к силе и заставил генерала Гeдувилля с войсками бежать во Францию.
Когда Т. и Риго остались на острове одни, между ними разгорелось
соперничество, перешедшее в страшную расовую войну. Т. одержал верх,
установил единовластие и стал приводить страну в порядок. Первый консул
послал ген. Леклерка (1801) для восстановления французской власти над
С.-Доминго. Несколько раз разбитый, Т. удалился в недоступные части
острова, оттуда вступил в переговоры, был изменнически схвачен, отослан
во Францию и заключен в форте Жу (Joux), на швейцарской границе, где и
ум. в 1803 г.
Тутмос или Тутмес ("Тот родил его") - имя четырех фараонов XVIII дин.
(XVI -XV в. до Р. Хр.). Т. I, побочный сын царя-освободителя Ахмеса I,
вступивший на престол благодаря браку с законной наследницей, покорил
Нубию до Донголы, а в Сирии дошел до гор. Нии при переправе через
Евфрат, где поставил свою надпись. В древности славился сооруженный им
храм Осириса в Абидосе, который до нас не сохранился. Мумия не найдена;
саркофаг, в котором потом был погребен Пинотем I, теперь в каирском
музее. Т. II - сын предыдущего, царствовал не более 2 лет; усмирил
большой мятеж в Нубии, о чем поставил пышную надпись на одной из
ассуанских скал. При нем было большое посольство с дарами из сев. Сирии.
Мумия и саркофаг его найдены Масперо в Дейр-эль-Бахри; теперь они в
Каире. Т. III, вероятно, побочный сын Т. I, женатый на законной
наследнице престола, дочери Т. I - Гатшепсу, до вступления на престол
принадлежал к коллегии жрецов Амона и был ими выдвинут. Царствовал,
считая года своего предшественника и Гатшепсу, 54 года. Для удержания
Сирии, покоренной его предшественником, ему пришлось предпринять 15
больших походов, усмиряя мятежи, разбивая коалиции семитических племен и
собирая дань с городов, стран и о-вов Средиземного моря, где в то время
процветала так наз. микенская культура. Во время походов царь обращал
внимание на чужеземные растения и заботился об их акклиматизации в
Египте. Скопив большие богатства, он щедро оделял храмы и возводил
множество построек религиозного характера во всем Египте. Особенно чтил
он Карнакский храм Амона; здесь он начертал на стене извлечения из
летописей своих походов, которые в полном виде были записаны на
пергаменте. Эти извлечения, сообщая имена покоренных им городов, и
списки их дани, имеют весьма важное научное значение. Часть их находится
теперь в парижском Cabinet des Medailles при Национальной библиотеке. В
Карнаке найдена также поэтическая надпись, влагающая в уста богу Амону
благословение царю и дарование ему побед над всеми четырьмя странами
света. Вообще в это время процветала литература и искусство. До нас
дошло несколько прекрасных статуй царя (между прочим - в Турине и
Флоренции), много гробниц его сподвижников с росписью исторического и
бытового характера (напр. визиря Рехмира, где изображена дань народов,
представляющих собой четыре страны света). Военные подвиги Т. III позже
сделались предметом легенд. Мумия его в плохом состоянии найдена Масперо
в 1881 г. в Дейр-эль-Бахри. Т. IV - внук предыдущего, также воитель,
ходивший и в Нубию, и на север. На великом гизэском сфинксе сохранилась
надпись о том, что он очистил его от песка, повинуясь повелению бога во
сне. См. Bissing, "Die statistische Tafel v. Karnak" (Лпц., 1897);
Breasted, "A new chapter in the life of Thutmose III" (ib., 1900);
Sethe, "Die Thronnwirren u. d. Nachfolg. Thutmosis I"; Steindorff, "Die
Blutzeit d. Pharaonenreiches".
Б. Т.
Туф вулканический - Под общим названием Т. обнимают довольно
разнообразные породы. Наиболее многочисленными представителями являются
те, которые точнее называют вулканическими Т. Это рыхлые или
сцементированные в более или менее твердую массу породы, образовавшиеся
главным образом из рыхлых продуктов вулканических извержений, отчасти из
так наз. грязевых лавовых потоков, в некоторых случаях из смеси этих
вулканических продуктов с морскими осадками. Вулканические Т. приурочены
к ныне действующим или уже потухшим вулканам и покрывают иногда довольно
значительные площади. В состав вулканических Т. входят так наз.
вулканический песок, пепел, лапилли, бомбы и т. п. Внешний вид этих Т.
представляет большое разнообразие, в зависимости от того, который из
этих представителей рыхлых вулканических продуктов господствует, а также
в зависимости от цвета, пористости, большего или меньшего видоизменения
позднейшими гидрохимическими процессами. Смотря по характеру лавы,
доставляемой данным вулканом, а след. и по составу господствующих в Т.
обломков, Т. называются базальтовыми, трахитовыми, андезитовыми,
липаритовыми, пемзовыми и т. д. Если Т. состоит преимущественно из
осколков стекла, то его называют стекловатым; сюда относится интересный
тип гидратизированного стекловатого Т., сопровождающего базальты, напр.
на Исландии, и известного под названием палагонитового. Т., сложенные
преимущественно из отдельных кристаллов или их обломков, называют
кристаллическими; название пизолитовых присвоено тем Т., которые сложены
из пизолитовых зерен или так наз. земляного града, т. е. из небольших
шариков величиною с горошину, которые образуются в воздухе из
вулканического пепла и падают на землю как бы в виде земляного града.
Так как большинство действующих вулканов расположено на берегу морей или
на островах, то нередко рыхлые продукты извержений падают в море, где
они смешиваются с морскими отложениями; таким путем образуются те
смешанные отложения, которые иногда называют туффитами; этим же путем
попадают в Т. и окаменелости морских животных, которыми богаты напр.
некоторые диабазовые Т., известные под названием шальштейнов, а также
нек. друг. Благодаря более или менее сильной позднейшей метаморфизации,
в Т. происходят те или иные изменения, иногда до известной степени
маскирующие их первоначальный характер. Так как Т. сложены из рыхлых
продуктов извержений, то они и сопровождают исключительно эффузивные или
лавовые породы и их присутствие служит доказательством эффузивного
происхождения данной породы и свидетельством в пользу того, что в данной
местности некогда действовали вулканы, хотя бы в настоящее время и не
сохранилось никаких других следов их существования. Т. представляют
некоторое разнообразие и по самому способу отложения материала, из
которого она слагаются. В одних случаях рыхлые продукты извержений
выбрасываются на воздух и падают из атмосферы прямо на сушу; в других
они попадают в воду и в их отложении участвует вода; иногда они
образуются из смеси жидкой горячей грязи с вулканическим пеплом и т. д.
Все эти особенности имеют особые названия (шальштейн, трасс, пеперино,
палагонит и т. д.).
Туф известковый - Это более или менее пористые ноздреватые отложения
углекислой извести из известковых источников. Углек. известь находится в
воде в растворе в виде двууглекислой; при выделении той избыточной
углекислоты, которая превращает углеизвестковую соль в двууглекислую,
получается очень мало растворимая средняя соль, которая поэтому и
выпадает из раствора. Выделение избыточной углекислоты происходит при
выходе углеизвестковых источников на дневную поверхность вследствие
значительного уменьшения парциального давления углекислоты; особенно
сильно выделяется углекислота из горячих источников. С другой стороны
такому выделению углекислоты, а след. и выпадению углекислой извести,
способствуют и некоторые водоросли, мхи, т. е. растения, черпающие
необходимую углекислоту из углекислых источников. Известковые Т.
отличаются пористостью и заключают в большем или меньшем количестве
листья, ветки, корни, вообще разные части растений, а также моллюсков и
вообще разные посторонние предметы. Известковые Т. обыкновенно белого,
желтоватого или серого цвета, иногда примесью железа окрашены и в
красный цвет. Местами эти Т. образуют очень значительные отложения или в
виде системы террас, или в виде сплошных осадков. Более пористые
разновидности идут на украшения садов, аквариев, террариев и т. д.;
более плотные имеют применение в качестве строительного материала. Из
этих последних особенно интересны Т. с правильным расположением пор,
известные под названием травертино. Кроме известковых Т. встречаются еще
и кремнистые Т., представляющие отложения из кремнистых источников,
особенно из горячих, так наз. гейзеров. Наконец, следует упомянуть и
туфовидный железняк - пористые отложения бурого железняка, образующиеся
на лугах, в болотах, на дне озер (дерновая, болотная руда).
Ф. Ю. Л.-Л.
Туш - небольшая инструментальная фраза, чаще в характере фанфары,
исполняемая в виде приветствия чествуемому лицу.
Тушканчики - (Dipodidae) - семейство небольших грызунов. Голова
короткая и толстая. Сильно развитый скуловые кости (jugalia)
ограничивают глазницы снизу и спереди и касаются слезных костей
(lacrymalia). Чрезвычайно сильно развиты слуховые пузыри (bulla ossea,
собственно ее pars mastoidea). Резцов с каждой стороны ложнокоренных ,
или , коренных , последние с поперечными складками эмали. Рыло усажено
необычайно длинными осязательными щетинками. Шея короткая, мало
подвижная; шейные позвонки, кроме первого срастаются у некоторых в одну
кость. Туловище довольно длинное. Хвост приблизительно такой же длины и
заканчивается обыкновенно кистью более длинных волос. Позвонков - 7
шейных, 1112 грудных, 7-8 поясничных, 3-4 крестцовых и до 30 хвостовых.
Передние конечности очень коротки и имеют 5 пальцев, из которых первый
(внутренний) часто рудиментарен. Задние в несколько раз (до 6) длиннее
передних. Особенно удлинены предплюсневые кости (metatarsalia) и у
некоторых форм (Dipodinae) они срастаются вместе в одну кость,
напоминающую цевку птиц; к ней причленяются пальцы, которых в этом
случае всего 3, но у других форм их бывает 4 или 5. Обыкновенный способ
передвижения - очень быстрый бег непрерывно следующими друг за другом
громадными прыжками, превышающими длину тела до 20 раз. При этом
действуют только задние конечности, одними пальцами которых животное
касается земли, и хвост - в качестве руля; передние конечности
прижимаются к подбородку или скрещиваются на груди. На ходу Т. опираются
на пальцы всех четырех ног, которые медленно переставляют. Сидя, они
опираются на всю стопу и хвост. Т. водятся главным образом в Азии (в
палеарктической области) и Африке, некоторые в юной Европе; один вид в
Сев. Америке. Это типично степные животные. Мягкий густой мех их окрашен
под цвет песка, т. е. желтовато-бурый различных оттенков, переходящий
иногда в серый, часто с примесью черного. Т. ночные животные. Они роют
неглубокие, но довольно сложно разветвленные норы с несколькими выходами
наружу. Питаются преимущественно растительной пищей, но не пренебрегают
насекомыми и падалью. Различают 4 подсемейства. Sminthinae. Задние
конечности короткие с 5 пальцами. Ложнокоренных зубов , коренные имеют
корни. Единственный вид Sminthus vagaus северной Европы и зап. Азии.
Крысообразное животное длиною около 6 стм., с хвостом такой же длины.
Очень мягкий мех сверху желто-серый, снизу желтоватобелый. На хвосте под
редкой желтоватой шерстью 140-170 чешуй. - Zapodinae. Задние конечности
длинные с 5 пальцами; предплюсневые кости не срастаются. Шейные позвонки
свободны. Ложнокоренных ; коренные с корнями. Единственный вид Zapus
hudsonianus (Jaculus labradorius), живущий в Северной Америке от
Лабрадора до Мексики. Длина тела 8 стм., хвоста 13 стм. Шерсть гладкая,
прилегающая сверху желто-бурого цвета, на боках с примесью черного,
снизу белого; хвост покрыт короткими редкими волосами и не имеет на
конце кисти. Большой палец передних конечностей рудиментарен. -
Pedetinae. Задние конечности длинные с 4 пальцами; предплюсневые кости
не сросшись. Шейные позвонки свободны; грудных 12, поясничных 7,
крестцовых 3, хвостовых 30. Ложнокоренных зубов ;коренные без корней.
Единственный вид Pedetes caffer водится в Африке от Мозамбика и Анголы
до мыса Доброй Надежды. Самый крупный представитель семейства.
Отличается густым длинным мехом и длинным пушистым хвостом. Цвет меха
сверху буро-желтый ржавого оттенка с примесью черного, снизу белый.
Длина тела 60 стм., хвост несколько длиннее. На передних конечностях
хорошо развиты все 5 пальцев и вооружены длинными серповидными когтями.
Пальцы задних конечностей снабжены плоскими копытообразными ногтями. -
Dipodinae. Задние конечности длинные; предплюсневые кости их слиты в
одну; они имеют или только 3 функционирующих пальца (Dipus) или сверх
того еще один или два рудиментарных, без когтей и не касающихся земли.
Шейные позвонки в большей или меньшей степени неподвижно срастаются.
Ложнокоренных зубов ; коренные с корнями.
Хвост заканчивается перистой кистью. Нижняя поверхность пальцев
задних конечностей покрыта жесткими волосами, сообщающими им большую
устойчивость. На передних конечностях 4 пальца с когтями; внутренний
палец рудиментарен и без когтя. Сосков большею частью 4 пары: две на
груди, одна на брюхе и одна в паху. Различные представители
распространены в палеарктической и эфиопской обл. Dipus
- на задних конечностях только 3 пальца. D. aegypticus. Длина тела 17
стм., хвоста 21 стм. Ложнокоренных . Сев.-вост. Африка и Аравия. D.
sagitta - тарбаганчик; ложнокоренных . Длина тела и хвоста по 16 стм. В
степях южн. России и Средней Азии до Байкала. D. halticus, емуранчик,
ложнокор. ; длина тела 13-16 стм. В степях от Волги до Аральского моря.
Alactaga на задних конечностях 4-5 пальцев. В России A. saliens -
земляной заяц, A. elater - Туркестан и Киргизские степи, A. suschkini -
Тургайская обл. A. saltator - Алтай. A. mongolica - Забайкальская обл. и
Монголия. Alactagnlus. А. асоntion, прыгунчик - в Туркестане и
Тургайской обл.; на задних конечностях 5 пальцев, как и у рода
Platycercomys. P. Platynrus - Туркестан.
Д. Ледашенко.
Тыква (ботан., Cucurbita L.) - родовое название растений из семейства
тыквенных. Это - однолетние или многолетние жестко-шершавые или
волосистые травы; стелющиеся по земле и цепляющиеся при помощи ветвистых
усиков стебли, покрытые более или менее крупными лопастными листьями.
Крупные, желтые или белые цветки сидят по одиночке или пучками; цветки
однополые (растения однодольные). Чашечка и венчик колокольчатые или
ворончато-колокольчатые о 5 (редко 4-7) долях; тычинки спаялись
пыльниками в головку, пыльники извитые; в женском цветке развиты
три-пять стаминодия и пестик, с толстым коротким столбиком, с трех или
пятилопастным рыльцем и с нижнею, трехпятигнездою многосемянною завязью;
плод - крупная ягода (тыквина), обыкновенно с твердым внешним слоем
(корою) и с многочисленными сплюснутыми, обрамленными толстым вздутием
семенами, без белка. Всех видов насчитывается до 10, дикорастущих в
теплых климатах Азии, Африки и Америки; из них три вида однолетние и 7
многолетние; многие виды культивируются или как декоративные (напр.
фигурные Т.) или ради плодов. Наиболее обыкновенны из многолетних видов:
1) С. ficifolia Bche (или С. melanospema A. Br., фиголистная Т.), с
листьями, похожими на листья фигового дерева, и с крупными (до 40 стм.
толщиною) округло-яйцевидными пестрыми плодами, с сладким мясом и
черными семенами: 2) С. foetidissima Kth. (или С. реrennis А. Gr.,
Cucumis perennis, вонючая Т.), родом из Сев. Америки, развивающая
цепляющиеся стебли до 10м. высотою, с мясистыми, пепельно-серыми,
жестко-волосистыми, цельными узкотреугольными листьями, с мелкими (с
куриное яйцо) круглыми, темно-зелеными очень горькими плодами. Из
однолетних видов наиболее часто культивируется Cucurbita Реро L. (иначе
С. verrucosa L., Covifera, С. pyxidaris DC. и т. д., обыкновенная или
кухонная Т.); у этой Т. ползучий стебель, с крупными жесткими листьями и
с плодами различной формы и величины; в культуре насчитывается до 100
разновидностей этого вида, родина которого с достоверностью неизвестна
(Зап. Азия?); разновидности различаются по форме, величине и окраске
плодов, одни из них дают съедобные плоды, а другие разводятся как
декоративные растения (так назыв. "фигурные Т."), таковы напр.: 1)
giromontia Alef. (удлиненные, цилиндрические или конические плоды,
гладкие или бугорчатые или продольноребристые), 2) citrullina Alef.
(эллиптические или яйцевидные, гладкие или бугорчатые плоды, длина их в
два раза превышает ширину), 3) Melopepo Alef. (мелкие или средней
величины, сплюснутые или почти шаровидные, гладкие, сплошь мягкие,
съедобные плоды), 4) Clypeata Alef. или depressa (декоративная Т., с
продольно-ребристыми, жестко-кожистыми плодами), 5) pomiformis Alef.
(яблочная или апельсинная Т., с несъедобными плодами, похожими на яблоко
или апельсин), 6) piriformis Alef. (грушевая Т., с плодами несъедобными,
похожими на грушу), 7) verrucosa L. (бородавчатая Т., с бородавчатыми,
несъедобными плодами различной величины) и др. С. maxima Duch. (иначе,
смотря по плодам, С. turbaniformis, pileiformis и т. д.), дающая
разнообразной формы и различной величины съедобные плоды, таковы напр.
turbaniformis Aief., с плодами, напоминающими тюрбан ("чалмовая Т."),
ecoronata (напр. стофунтовая Т., мамонтовая, миндальная, булонские
кабачки и пр.) - плоды без выроста в центре и т. д.; сюда же относятся
разновидности, без длинных ползучих побегов ("без плетей", "без усов"),
так назыв. кустовая Т. С. moschata Duch., мускусовая или египетская Т.,
с запахом мускуса, разводится в более теплых странах. К роду Cucurbita
относится иногда род Lagenaria (С. Lagenaria L.), бутылочная Т. или
травянка. Известен один только вид L. vulgaris Ler., со многими
культурными разновидностями, носящих названия в зависимости от формы
плодов: "горлянка", "фляшка странников", "булава Геркулеса", "ядро",
"шар", "падка" (до 1 м. длиною) и др. - все это так назыв. "фигурные
Т.". Стебли у них длинные, цепляющиеся, мягко-волосистые; листья
округло-яйцевидные, слегка лопастные или многоугольные, цветки крупные,
белые, лепестки свободные; плоды несъедобные (употребляются для сосудов)
или съедобные. Родина этого растения - тропическая Африка и Остиндия.
С. Р.
Т. (культура), Cacurbita Реро Lin., родом из Остиндии, растение
однолетнее и однодомное. - Т. распадаются на 3 разряда: 1) декоративные
или игрушечные, оригинальные по форме, величине и окраске и
употребляемые для посадки вдоль заборов, стен и пр., 2) кормовые -
крупноплодные - для кормления животных и 3) столовые, употребляемый в
пищу человеком. Строгого различия между двумя последними разрядами
сделать нельзя, так как те же столовые сорта при обильном сборе могут
быть и кормовыми, последние же могут заменить столовые, если выдадутся
своим вкусом. К Т. относят и растение горлянка (Lagenaria vulgaris), по
внешнему виду весьма напоминающее Т. и принадлежащее к тому же семейству
тыквенных, но отдельного вида и даже рода. Эти растения составляют
четвертый разряд Т. по их применению, а именно - посудных так как
твердая их оболочка служит для хранения жидкостей, вместо кувшинов и
горшков. Наиболее известны следующие сорта Т. Из кормовых укажем на
стофунтовую (центнер), плоды которой доходят до 3 пд. весом, при сборе с
одного растения 2-3-4 экземпляров; плод округлый, желтоватый; оболочка
служит вместо посуды, для соления огурцов, которые, при небольшом
количестве оставленной мякоти в Т., приобретают особый приятный вкус. К
этому же виду относится вальпарайская (миндальная) с наиболее
распространенной разновидностью Orio; плод слегка удлиненный, около 8
врш. в длину и 5 врш. в ширину, розоватого оттенка. Этот сорт прекрасен
и для стола. Затем упомянем: булонскую Т., схожую со стофунтовой, но
несколько приплюснутой, этампскую, с ребристыми и бугристыми плодами;
получалмовую парижскую, с плодами небольшой величины, но более
многочисленными и более приятными на вкус. Величиной плодов и
плодовитостью отличается и турская Т. (кормовая), а также Т.кит, с
длинными плодами, по форме напоминающими баклажаны (до 1 арш. длиной,
при ширине в 3/4, арш. и весе нередко до 150 фунт.). Бахчисарайскую
кустовую (мозговую или греческую) Т. разводят для получения молодых
плодов (греческие или крымские кабачки). С той же целью разводят и
другие кустовые сорта Т., напр. - бельмонтскую. Исключительно на юге
удаются: мускатная Т., упомянутые выше посудные или бутылочные,
мочальные, из которых добывается люффа, мочала для мытья в банях и
посуды и т. д. Из декоративных назовем: французские сорта колоквинты,
щитковые, кружковые, яичные, грушевидные, бородавчатые и пр., из которых
некоторые съедобные. Т. любит хорошую перегнойную землю, глубоко
взрыхленную (корень до 6 врш. глубины), хорошо удобренную с осени,
слегка возвышенную и сильно пригреваемую. На Ю Т. отводится не мало
места в виде бахчей, но на С она высаживается между другими растениями
по краям гряд, между капустою, свеклою, морковью и пр. Если Т. разводят
на специально отведенном месте, то ее высаживают обыкновенно на
расстоянии 2-3 саж., кустовые же сорта - на расстоянии 11/2-2 арш. При
небольшой культуре Т., особенно на С, устраивают паровые ямы со свежим
конским навозом и сверху компостом, или же только с компостом,
полученным от выветривания парниковой земли и навоза. Иногда выращивают
Т. на компостных кучах, но это истощает компост и мешает уходу за ним.
Колоквинты выращиваются около стен и заборов, для чего приготовляют ямы,
засыпая их компостной или дерновой землею. Так как Т. требует более
долгого времени для своего развитая и созревания плодов, чем, напр.
огурцы, то ее стараются высаживать возможно раньше; в марте или апреле,
так чтобы до первого осеннего заморозка прошло 5 месяцев. Высевают Т.
проращенными семенами (в опилках или между полотняными тряпками), ростки
высаживают в мелкие горшки и сохраняют при 15-18° P. С развитием
семядолей температуру понижают, помещая в полутеплые парники, зарывая по
края горшка в землю, и затем, когда корни растения заполнят горшки, их
пересаживают в более крупные, 4-вершковые горшки. В грунт растения
пересаживают после майских утренников и после того, как растение будет
несколько приучено к наружному воздуху, для чего время от времени с
парников снимают раму. Между кустовыми сортами земля мотыжится, между
ползучими тщательно выпалывается сорная трава только в начале роста.
Цветение начинается пустоцветом и только при полном росте главных ветвей
появляются женские цветы. Опыление совершается пчелами и шмелями, но
лишь в сухую погоду. Поэтому то любители производят сами опыление,
выбирая время между дождями и опыляя пыльцой из высушенных в компосте и
растрескавшихся пыльников не смоченное водою рыльце. Ветви Т. около
листьев пришпиливаются к земле деревянными крючками, и в этих местах
образуются корни, которые, во-первых, предохраняют Т. от сильных ветров,
а затем - способствуют усиленному питанию образовавшихся на ветви
плодов. Боковые плети Т., равно как и нижние цветы Т. удаляются,
прищипываются, как только на них образовались 2-3 плода. Плоды Т.
снимают зелеными и только самые первые и, конечно, самые лучшие
оставляются на семянники. Сорванные плоды держат сначала в сарае, а
затем в подвале месяца два, где они и созревают. Семянники долее
половины ноября не следует держать, так как созревшие семена прорастают
внутри плода.
Семена тыквы известны как глистогонное средство. Зеленые кабачки
поджариваются в масле и обливаются сметаною, с кипяченною в смеси с
поджаренною мукой, или начиняются разварной говядиною и также
поджариваются. Из мякоти зрелых плодов приготовляют пудинг и кашу, а
крепкая мякоть полузрелых плодов маринуется в уксусе. Вареная Т. идет в
корм свиньям в смеси с картофелем, брюквою, свеклою и пр. Сырая же Т.,
будучи очищена от семян и изрублена, задается коровам и овцам вместе с
сечкою. Из мочальных Т., как мы говорили выше, готовится люфа, из
посудных - горшки для соления огурцов и посуду для жидкости. Благодаря
растительному пепсину, огурцы, посоленные в полуочищенной Т. приобретают
особо приятный вкус, почему и расцениваются выше обыкновенных соленых
огурцов. Ср. Рытов "Руководство к огородничеству"; Карцов,
"Огородничество на юге России" и Шредер, "Сад и огород".
Е. К-н.
Тысяцкий (в Новгороде) - был начальником воев (т. е. земского
ополчения); в нем. актах его звание переводится "dux, Heerzog". Сначала
Т. назначался князем, как видно из грамоты Всеволода, данной церкви
Иоанна Предтечи на Опоках; но с развитием вечевой жизни Т. становится
выборным наравне с посадником. Выбирали его из бояр; сан Т. был ступенью
к посадничеству, хотя и необязательной. Посадник был начальником всей
земщины в Новгороде, Т. - представителями черных людей, при помощи
которых они играли большую роль на вече. Т., отбывшие срок своей
должности, получали звание "старых Т.". Права и обязанности степенного,
т. е. находящегося на должности Т., были следующие: степенный Т., вместе
с князем и посадником, предводительствовал новгородским войском, смотрел
за городскими укреплениями, открывал вече вместе с посадником и
присутствовал на нем, следя за порядком. участвовал в переговорах с
соседними государствами, имел право суда (суд его был чисто земский,
независимый от князя и посадника; с него не шло судебных пошлин в пользу
князя), получал определенные доходы с разных новгородских областей,
которые были приписаны ему на кормление, имел свою печать, которую
прикладывал к разным актам. По свидетельству Лануа, Т. менялись каждый
год.
Г. Лучинский.

Тысяцкий (в Киевской и Московской Руси). - Название Т. в первый
период русской истории не встречается, но существование его не подлежит
сомнению. Судя по всем известиям, он был военным начальником земской
рати (воев), в отличие от княжеской дружины. К военному значению Т.
впоследствии присоединилось и гражданское. Слово "тысяща" в наших
летописях стало употребляться и в значении округа, управляемого Т.
Погодин говорит в своих "Исслед., лекциях и замеч.", что воеводами в это
время называли всех военачальников и при таком взгляде понятно первое
упоминание в летописях о Т. под 1089 г., где говорится, что "воеводство
держащу кыевскыя тысяща Яневи" (Вышатичу). Кроме Яна Вышатича в Киеве
упоминаются Путята, Ратибор и др. Бестужев-Рюмин держится того мнения,
что были Т. городские, земские и Т. княжеские (напр. Т. Володимира
Мстиславича, который и назывался поэтому Володимир). Должность Т. в
древней Руси не была наследственна; можно указать только два примера
наследственности этого звания в одних и тех родах. С XIV в., когда бояре
начинают оседать по разным княжествам, значение должности Т. сильно
возрастает и власть его становится опасной для бояр и даже князей.
Известна участь Т. Алексея Петровича Хвоста при Иване Ивановиче: за
мятеж он был изгнан из Москвы, но потом снова сделался Т. в Москве,
несмотря на обещание Ивана Ивановича не принимать его обратно. Тогда
бояре убили его, вследствие чего возник большой мятеж и главные боярские
фамилии должны были удалиться в Рязань. В XIV в. Должность Т. была
совершенно уничтожена, а именно: в 1374 г. Димитрий Иванович после
смерти Т. В. В. Вельяминова не назначил ему преемника. Движение поднятое
сыном Вельяминова, надеявшимся получить эту должность, кончилось
неудачей.
Тысяча и одна ночь - знаменитый арабский сборник сказов, который, не
в полном виде и не в очень удачной переделке Галлана (1704-1717), стал
известен Европе. Сказки вложены в уста Шехрезады, которая рассказывает
их на разсвете в течение 1001 ночи своему мужу, персидскому царю
Шехрияру, и таким образом удаляет от себя казнь, постигавшую всех его
прочих жен. При решении вопроса о происхождении и составе сборника
европейские ученые расходились в двух направлениях. Гаммер стоял за их
индийское и персидское происхождение, ссылаясь на слова Мас'удия (ум.
956) и библиографа Надима (до 987 г.), что старо-персидский сборник
"Хезарэфсане" (= "Тысяча сказок"), происхождения не то еще
ахеменидского, не то арзакидского и сасанидского, был переведен лучшими
арабскими литераторами при Аббасидах на арабский язык и известен под
именем "1001 ночи". По теории Гаммера, перевод перс. "Хезар-эфсане",
постоянно переписываемый, постоянно и разрастался и принимал, еще при
Аббасидах, в свою удобную рамку новые наслоения и новые прибавки,
большей частью из других аналогичных индийско-персидских сборников,
каковы "Синдбадова книга", или даже из произведений греческих; когда
центр арабского литературного процветания перенесся в XII-ХIII в. из
Азии в Египет, 1001 ночь усиленно переписывалась там и, под пером новых
переписчиков, опять получала новые наслоения: группу рассказов о славных
минувших временах халифата, с центральной фигурой халифа Гаруна
Аль-Рашида (786-809), а несколько позже - свои местные рассказы из
периода египет. династии вторых мамелюков (так наз. черкесских или
борджитских). Когда завоевание Египта османами подорвало арабскую
умственную жизнь и литературу, то 1001 ночь, по мнению Гаммера,
перестала разрастаться и сохранилась уже в том виде, в каком ее застало
османское завоевание. Радикально противоположное воззрение высказано
было Сильвестром деСаси. Он доказывал, что весь дух и мировоззрение 1001
ночи - насквозь мусульманские, нравы - арабские и притом довольно
поздние, уже не аббасидского периода, обычная сцена действия - арабские
места (Багдад, Мосул, Дамаск, Каир), язык - не классический арабский, а
скорее простонародный с проявлением, повидимому, сирийских
диалектических особенностей, - близкий, значит, к эпохе литературного
упадка. Отсюда у де-Саси следовал вывод, что 1001 ночь есть вполне
арабское произведение, составленное не постепенно, а сразу, одним
автором, в Сирии, около половины XV в.; смерть, вероятно, прервала
работу сирийцасоставителя, и потому 1001 ночь заканчиваема была его
продолжателями, которые и приделывали к сборнику разные концы из другого
сказочного материала, ходившего среди арабов, - напр., из Путешествий
Синдбада, Синдбадовой книги о женском коварстве II т. и из перс.
"Хезар-эфсане", по убеждению де-Саси, сирийский составитель араб. 1001
ночи ничего не взял, кроме заглавия и рамки, т. е. манеры влагать сказки
в уста Шехрезады; если же какая-нибудь местность с чисто арабской
обстановкой и нравами подчас именуется в 1001 ночи Персией, Индией или
Китаем, то это делается только для пущей важности и порождает в
результате одни лишь забавные анахронизмы, последующие ученые
постарались примирить оба взгляда; особенно важным в этом отношении
оказался авторитет Эдв. Лэна, известного знатока этнографии Египта. В
соображениях о позднем времени сложения 1001 ночи на позднеарабской
почве индивидуальным, единоличным писателем Лэн пошел даже дальше, чем
Саси: из упоминания о мечети Адилийе, построенной в 1501 г., иногда о
кофе, один раз о табаке, также об огнестрельном оружии, Лэн заключал,
что 1001 ночь начата была в конце XV в. и закончена в 1-й четверти XVI
в.; последние, заключительные повести могли быть присоединены к сборнику
даже при османах, в XVI и XVII вв. Язык и стиль 1001 ночи, по Лэну -
обыкновенный стиль грамотного, но не слишком ученого египтянина ХV-XVI
в.; условия жизни, описанной в 1001 ночи, специально египетские;
топография городов, хотя бы они были названы персидскими, месопотамскими
и сирийскими именами, есть обстоятельная топография Каира поздней
мамелюкской эпохи. В литературной обработке 1001 ночи Лэн усматривал
такую замечательную однородность и выдержанность позднего египетского
колорита, что не допускал вековой постепенности сложения и признавал
только одного, много-много двух составителей (второй мог окончить
сборник), которые или который - в течение недолгого времени, между
XV-XVI в., в Каире, при мамелюкском дворе, и скомпилировал 1001 ночь. Из
чего скомпилировал? Тут у Лэна, в противоположность Саси, отрицавшему
персид. элементы, начиналась известная уступка Гаммеру. Компилятор, по
Лэну, имел в своем распоряжении араб. перевод Хезар-эфсане,
сохранившийся с Х в. до XV в своем старинном виде, и взял оттуда
заглавие, рампу и, быть может, даже некоторые сказки; пользовался он
также и другими сборниками происхождения персидского (ср. повесть о
летательном коне) и индийского ("Джильад и Шимас"), арабскими
воинственными романами времен крестоносцев (Царь Омар-Номан),
наставительными (Мудрая дева Таваддода), мнимоисторическими повестями о
Гаруне Аль-Рашиде, специально-историческими араб. сочинениями (особенно
теми, где есть богатый анекдотический элемент), полунаучными араб.
географиями и космографиями (Путешествия Синдбада и космографию
Казвиния, ум. 1283 г.), устными юмористическими народными побасенками и
т. д. Все эти разнородные и разновременные материалы египетский
составитель XV-XVI в. скомпилировал и тщательно обработал; переписчики
XVIIXVIII в. внесли в его редакцию только немного изменений. Воззрение
Лэна считалось в ученом мире общепринятым до 80-х годов ХIХ в. Правда, и
тогда статьи де-Гуе (de-Goeje) закрепляли, с слабыми поправками по
вопросу о критериях, старый Лэновский взгляд на скомпилирование 1001
ночи в мамелюкскую эпоху (после 1450 г., по де-Гуе) единоличным
составителем, да и новый англ. переводчик (впервые не побоявшийся упрека
в скабрезности) Дж. Пэйн (1882-1889) не отступил от теории Лэна; но
тогда же, с новыми переводами 1001 ночи, начались и новые исследования.
Еще в 1839 г. X. Торренсом ("Athenaeum", 1839, 622) была приведена
цитата из историка XIII в. ибн-Саида (1208-1286), где о некоторых
приукрашенных народных рассказах (в Египте) говорится, что они
напоминают собою 1001 ночь. Теперь на те же слова ибн-Саида обратил
внимание не подписавшийся автор критики (в "Edinburgh Review" 1886,
№164) на новые переводы Пэйна и Бёртона.
По основательному замечанию автора, многие культурно-исторические
намеки и другие данные, на основании которых Лэн (а за ним Пэйн) отнес
составление 1001 ночи к XV-XVI в., объясняются, как обычная интерполяция
новейших переписчиков, а нравы на Востоке не так быстро меняются, чтоб
по их описанию можно было безошибочно отличить какой-нибудь век от
одного - двух предыдущих: 1001 ночь могла, поэтому, быть скомпилирована
еще в XIII в., и недаром цирюльник в "Сказке о горбуне" начертывает
гороскоп для 1255 г.; впрочем, в течение двух следующих веков
переписчики могли внести в готовую 1001 ночь новые прибавки. А. Мюллер
("Deutsche Rundschau", 1887, июль) справедливо заметил, что если по
указанию ибн-Саида 1001 ночь существовала в Египте в XIII в., а к XV в.,
по довольно прозрачному указанию Абуль-Махасына (ум. 1469 г.), успела уж
получить свои новейшие нарощения, то для прочных, правильных суждений о
ней необходимо прежде всего выделить эти позднейшие нарощения и
восстановить, таким образом, ту форму, какую имела 1001 ночь в XIII в.
Для этого нужно сличить все списки 1001 ночи и отбросить неодинаковые их
части, как наслоения XIV-XV в. Обстоятельно такую работу произвели X.
Цотенберг (П., 1888, отт. из XXVIII т. "Notices et extraits") и Рич.
Бёртон (в послесловии к своему переводу, 1886-1888; краткий и
содержательный обзор рукописей есть теперь и у Шовена в "Bibliographie
arabe", 1900, т. IV); сам Мюллер в своей статье также сделал посильное
сличение. Оказалось, что в разных списках одинакова преимущественно
первая часть сборника, но что в ней, пожалуй, вовсе нельзя найти тем
египетских; преобладают повести о багдадских аббасидах (особенно о
Гаруне), да еще есть в небольшом количестве сказки индийско-персидские;
отсюда следовал вывод, что в Египет попал уж большой готовый сборник
сказок, составившийся в Багдаде, вероятно, в Х в. и сосредоточенный, по
содержанию, вокруг идеализированной личности халифа Гарун Аль-Рашида;
сказки эти втиснуты были в рамку неполного араб. перевода "Хезарэфсане",
который был сделан в IX в. и еще при Мас'удии (ум. 956 г.) был известен
под именем "1001 ночи"; создана она, значить, так, как думал Гаммер - не
одним автором сразу, а многими, постепенно, в течение веков, но главный
ее составной элемент - национальный арабский; персидского мало. На такую
же почти точку зрения стал араб А. Сальханий (см. его предисловие к 1 т.
и прилож. к V т. бейрутского изд. 1001 ночи, 1888-1890; русск. пер.,
проверенный и дополненный А. Крымским, в "Юбил. Сборн. Вс. Миллера", М.,
1900); кроме того, основываясь на словах Надима, что араб Джахшиярий
(багдадец, вероятно, Х в.) тоже взялся за составление сборника "1000
ночей", куда вошли избранные сказки персидские, греческие, арабские и
др., Сальханий высказывает убеждение, что труд Джахшиярия и есть первая
арабская редакция 1001 ночи, которая затем, постоянно переписываемая,
особенно в Египте, значительно увеличилась в объеме. В том же 1888 г.
Нёльдеке ("Z. D. Morgе Ges.", т. XLII) указал, что даже
историкопсихологические основания заставляют в одних сказках 1001 ночи
видеть египетское происхождение, а в других - багдадское. Как плод
основательного знакомства с методами и исследованиями предшественников,
появилась обстоятельная диссертация И. Эструпа (Oestrup, "Studier over
Tusind og en nat", Копенгаген, 1891). Вероятно, книгой Эструпа
пользовался и новейший автор истории араб. литерат. - К. Броккельманн
(Б., 1899, т. II, стр. 58 - 62); во всяком случае, предлагаемые им
краткие сообщения о 1001 ночи близко совпадают с положениями,
разработанными у Эструпа. Содержание их следующее: а) нынешнюю свою
форму 1001 ночь получила в Египте, больше всего в первый период
владычества мамелюков (с XIII в.), б) Вся ли Хезар-эфсане вошла в араб.
1001 ночь или только избранные ее сказки - это вопрос второстепенный. С
полной уверенностью можно сказать, что из "Хезарэфсане" взята рамка
сборника (Шехрияр и Шехрезада), Рыбак и дух, Хасан Басрийский, Царевич
Бадр и царевна Джаухар Самандальская, Ардешир и Хаят-аннофуса,
Камар-аз-замен и Бодура. Сказки эти, по своей поэтичности и
психологичности - украшение всей 1001 ночи; в них причудливо сплетается
действительный мир с фантастическим, но отличительный их признак - тоть,
что сверхъестественные существа, духи и демоны являются не слепою,
стихийною силой, а сознательно питают дружбу или вражду к известным
людям. в) Второй элемент 1001 ночи - тот, который наслоился в Багдаде. В
противоположность сказкам персидским, багдадские, в семитском духе,
отличаются не столько общей занимательностью фабулы и художественной
последовательностью в разработке ее, сколько талантливостью и остроумием
отдельных частей повести или даже отдельных фраз и выражений. По
содержанию это, во-первых, городские новеллы, с интересной любовной
завязкой, для разрешения которой нередко выступает на сцену, как deus ex
machina, благодетельный халиф; во-вторых - рассказы, разъясняющие
возникновение какого-нибудь характерного поэтического двустишия и более
уместные в историко-литературных, стилистических хрестоматиях. Возможно,
что в багдадские изводы 1001 ночи входили также, хоть и не в полном
виде, Путешествия Синдбада; но Броккельман полагает, что этот роман,
отсутствующий во многих рукописях, вписан был в 1001 ночь уж позже, г)
Когда 1001 ночь начала переписываться в Египте, в нее вошел третий
составной элемент: местные сказки каирские, del' genero picaresco, как
говорит Эструп. Каирских сказок два типа: одни - бытовые фаблио, в
которых излагаются ловкие проделки плутов (напр., искусного вора Ахмеда
ад-Данафа) и всякие забавные происшествия, причем бросаются камешки в
огород нечестных и подкупных властей и духовенства; другие - сказки с
элементом сверхъестественным и фантастическим, но совсем иного рода, чем
в сказках персидских: там духи и демоны имеют среди людей своих любимцев
и нелюбимцев, а здесь играет роль талисман (напр., волшебная лампа
Аладдина), слепо помогающий своему владетелю, кто бы он ни был, и
стихийно обращающийся против своего прежнего владетеля, если попадет в
другие руки; темы таких сказок, вероятно, унаследованы арабским Египтом
от классического, древнего Египта (ср. Масперо "Les contes pop. Del'Eg.
аnс.", П., 1889; Ф. Петри, "Eg. tales", 1898; В. Шпигельберг, "Die
agypt. Novellen", Cтpaccб., 1898). д) В Египте же, с тою целью, чтобы
сказочного материала хватило как раз на 1001 ночь, некоторые переписчики
втискивали в сборник такие произведения, которые прежде имели совершенно
отдельное литературное существование и составились в разные периоды:
длинный роман о царе Но'мане, враге христиан, Синдбадова книга (о
женском коварстве), быть может Приключения морехода-Синдбада, Царь
Джильад и министр Шимас, Ахыкар Премудрый (древнерусский Акир),
Таваддода и др. В 1899 г. В. Шовен ("La recension egyptienne des 1001
n.", Люттих), рассмотрев египетские сказки 1001 ночи с точки зрения
художественности, отметил, что между ними есть талантливый (в роде
сказки о горбуне, со вставочной историей "Молчаливого" цирюльного), а
остальные - бездарные. По соображениям Шовена (требующим, впрочем, еще
проверки), первая группа составилась раньше второй. Так как во второй
(объемистой) группе рассыпано много рассказов об обращении евреев в
ислам и есть много прямо заимствованного из литературы еврейской, то
Шовен заключает, что последним, заключительным редактором 1001 ночи был
еврей, принявший мусульманство; по его мнению, таким евреем мог бы быть
псевдо-Маймонид, автор еврейской книги "Клятва", напечатанной в
Константинополе в 1518 г. См. еще Р. Бассе, "Notes sur les 1001 n."
(1894-1898, в "Revue des trad. populaires", т. IX, XI, XII, XIII) и А.
Крымского, "Введение в историю араб. повестей и притч" (печат. в серии
изд. лаз. инстит. вост. яз.). Прочие работы и исследования перечислены у
А. Крымского: "К литературной истории 1001 ночи" ("Юбил. Сборник В.
Миллера" - "Труды Этногр. Отдела Моск. Общ. Любит. Естеств.", т. XIV) и
у В. Шовена: "Bibliographie arabe" (т. IV, Люттих, 1900). Издания текста
- неполное калькуттское В. Макнатена (1839 -1842), булакское (1835;
часто переизд.), бреславльское М. Хабихта и Г. Флейшера (1825 - 1843),
очищенное от скабрезностей бейрутское (1880-1882), еще более очищенное
бейрутское иезуитское, очень изящное и дешевое (1888 - 1890). Тексты
изданы с рукописей, значительно отличающихся одна от другой, да и не
весь еще рукописный материал издан Обзор содержания рукописей (старейшая
- Галлановская, не позже половины XIV века) см. у Цотенберга, Бёртона, а
вкратце - у Шовена ("Bibliogr. arabe"). Переводы. Старейший французский
неполный - А. Галлана (1704-1717), который был в свою очередь переведен
на все языки; он не буквален и переделан согласно вкусам двора Людовика
XIV: научные переизд. - Лоазлера де-Лоншана 1838 г. и Бурдена 1838 -
1840 г. Он был продолжен Казоттом и Шависом (1784 - 1793) в том же духе.
С 1899 г. издается буквальный (с будакского текста) и не считающийся с
европейскими приличиями перевод Ж. Мардрю (Mardrus, Н.; вышло 8 т.,
будет 16). Немецкие переводы делались сперва по Галлану и Казотту; общий
свод, с некоторыми дополнениями по араб. оригиналу, дали Габихт, Гаген и
Шалль (1824-1825; 6-е изд., 1881) и, по-видимому, Кёниг (1869); с араб.
- Г. Вейль (1837 - 1842; 3 исправл. изд. 1866-1867; 5-е изд. 1889) и,
полнее, со всевозможных текстов, М. Геннинг (в дешевой Рекламовской
"Библиот. классиков", 1895 - 1900); неприличия в нем. перев. удалены.
Англ. перев. делались сперва по Галлану и Казотту и получали дополнения
по араб. ориг.; лучший из таких перев. - Джонат. Скотта (1811), но
последний (6-й) том, перевед. с араб., не повторялся в последующих
изданиях. Две трети 1001 ночи, с исключением мест неинтересных или
грязных, с арабск. (по булак. изд.) перевел В. Лэн (1839-1841; в 1859 г.
вышло испр. изд., перепеч. 1883). Полные англ. перев., вызвавшие много
обвинений в безнравственности: Дж. Пэйна (1882-1889) и сделанный по
многим редакциям, со всевозможными разъяснениями (историческими,
фольклорными, этнографическими и др.) - Рич. Бёртона (Burton; Бенарес,
1885-1888; переизд. в 12 т., с исключением наиболее порнографич. мест,
Лонд., 1894). На русском яз. переводов с араб. оригин. нет. Еще в
прошлом веке появились переводы с франц. (М., 1763 - 1771 и 1794-1795;
см. еще "Новые арабские сказки", Смол., 1796). Наиболее научн. пер. - Ю.
Доппельмайер (М., 1889-90, со вст. статьей акад. А. Веселовского). Англ.
перев. Лэна, "сокращенный вследствие более строгих цензурных условий",
перевела на русск. яз. Л. Шелгунова, в прилож. к "Живоп. Обозр." (1894):
при 1-м томе есть статья В. Чуйко, составленная по де-Гуе. Прочие
переводы см. в вышеупомянутых работах А. Крымского ("Юбил. Сб. Вс.
Миллера") и В. Шовена (т. IV). Успех Галлановой переделки побудил Пети
дела-Кроа напечатать "Les 1001 jours" (П., 1710; перев. с франц. Михайло
Попов, СПб., 1778 - 79; 2-е изд. 1801; статья в "СПб. Вестнике", 1778,
ч. 1, №4, стр. 316 - 320). И в популярных, и даже в фольклорных изданиях
"1001 день" сливается с 1001 ночью. По словам Пети дела-Кроа, его "Les
1001 jours" - перевод персид. сборника "Хезар-йак руз", написанного, по
сюжетам индийских комедий, испаганским дервишем Мохлисом около 1675 г.;
но можно с полной уверенностью сказать, что такого персид. сборника
никогда не существовало и что "Les 1001 joars" составлен самим Нети
дела-Кроа, неизвестно по каким источникам. Напр., одна из наиболее
живых, юмористических его сказок: "Папуши Абу-Касыма" (отд. По-русски в
"Сыне Отеч.", 1850, кн. 5, стр. 44-48; прекрасная малорусск. стихотв.
обработка Ив. Франка, Львов, 1895, 2е изд., Черкассы, 1900) отыскивается
по-арабски в сборнике "Фамарат аль-аврак" ибн-Хыжже.
А. Крымский.
Тысячелистник (AchilleaL.) - родовое название растений из сем.
сложноцветных, трибы Anthemideae; это - многолетние травы, реже
полукустарники, с зубчатыми, надрезанными или однажды - трижды перистыми
листьями и с мелкими или средней величины головками, собранными в
щитковидные метелки. Покрывало яйцевидное, колокольчатое или
полушаровидное, состоящее из листков, сухокожистых и черноватых по краю,
расположенных черепитчато в несколько рядов. Цветоложе плоское, выпуклое
или вытянутое в длину, покрытое пленчатыми прицветниками. Краевые цветки
женские язычковые, срединные обоеполые трубчатые; семянки без хохолка,
продолговатые или яйцевидные, сплюснутые. Всех видов насчитывается около
80, дико растущих в северном полушарии, преимущественно Старого Света.
Этот огромный род распадается на 5 секций: Miliefolium, Ptarmica,
Babounya, Santolinoidea и Arthrolepis. В Европейской России встречается
около 10 видов; из них наиболее обыкновенны следующие: 1) A. Miliefolium
L., обыкновенный 1. (белоголовник, подбел, кашка и т. д., названий
много) - многолетняя трава, растущая с крайнего севера до юга; по полям,
холмам, в кустарниках и лесах; стебель не ветвистый до 30 стм. высотою;
более или менее шершаво-мохнатый; листья двоякоперисто-рассеченныо с
цельным стерженьком; язычковых цветков 5, белых, красноватых или
желтоватых. Известно, несколько разновидностей этого вида: mayna,
crustacea, lanata и др. В народной медицине этот вид употребляется от
очень многих болезней. 2) A. nobilis L. похож на предыдущий род,
отличается зубчатым стерженьком; распространение этого вида менее
обширное. 3) A. Gerberi MB., степной Т., растет по степям, пескам и
каменистым местам в южной России; цветки желтые. 4) A. Ptarmica L.
отличается от предыдущих видов тем, что у него 10 язычковых цветков и
тем, что у него цельные, пильчатые листья; встречается изредка на
влажных лугах, по берегам рек. Некоторые виды разводятся как
декоративные, напр. разновидности с красными или пурпурными цветками
(rosea и rubra) A. Millefolium, A. nobilis, f. ochroleuca (A.
ochroleuca), A. Filipendulina (с Востока), A. Ptarmica fl. pleno и др.
С. Р.
Тьеполо (Джованни-Баттиста) - итальянский живописец, род. в
Кастелло-ди-СанПьетро, близ Венеции, в 1696 г., учился у Грег.
Ладзарини, но окончательно образовался под влиянием Дж.-Б. Пьяццетты и в
особенности через изучение произведений П. Веронезе, которому потом
подражал в своих многочисленных стенных и плафонных фресках. Вначале, до
1750 г., усердно трудился над украшением живописью церквей и
аристократических палаццо Венеции и соседних с нею мест, а затем, будучи
приглашен архиепископом гр. Шенборном в Вюрцбург, в течение трех лет
написал там несколько колоссальных фресок во дворце этого прелата
("Олимп" и "Четыре части света", на лестнице, и "Бракосочетание Фридриха
Барбароссы" в императорском зале). По возвращении своем в Венецию, в
1755-58 гг. был директором тамошней академии худ., в 1761 г. отправился
к испанскому королевскому двору в Мадрид, выказал и там свою необычайно
плодовитую артистическую деятельность и умер в 1770 г. В истории
живописи, Т. занимает весьма видное место, как последний крупный
представитель венецианской школы: богатство его фантазии, находчивость в
композиции и ловкость фактуры поразительны; колорит его ясен и блестящ,
рисунок смел и изящен, хотя не всегда правилен. Сын своего времени, он
невольно платил дань господствовавшему тогда стилю бароко; в отношении
благородства замысла и глубины чувства он уступает своему первообразу,
Паоло Веронезе, но нисколько не ниже его по роскоши красок и общему
декоративному эффекту. Из монументальных произведений этого мастера,
сверх вышеупомянутых вюрцбургских фресок, особенно замечательны: плафон
в церкви дельи-Скальци, в Венеции ("Перенесение Святого Дома в
Лоретто"); "Эпизоды из истории Клеопатры и Антония", в палаццо Лаббиа, в
Венеции; "Сцены из ветхозаветной истории", в епископском дворце, в
Удине, и фрески в мадридском королевском дворце ("Провинции Испании и
Индии"). Картины Т., писанные масляными красками, встречаются почти во
всех главных музеях Европы. В Имп. Эрмитаже - их две: "Пир Клеопатры" и
"Меценат представляет изящные искусства Августу". Некоторые из своих
картин, а также свои фантастические композиции и художественные шалости
("Scherzi di fantasia" и "Capricci") Т. прекрасно гравировал крепкой
водкою. Его сыновья, Джованни-Доменико (1726-95) и Лоренцо (род. в 1728
г.), известны - первый отчасти как живописец, подражавший своему отцу,
главным же образом как искусный гравер, а второй - как помощник отца при
его работах в Испании и некоторых других местах. Ср. Molmenti, "Il
Carpaccio ed il Tiepolo" (Турин, 1885) и Leitschuh, "Giovanni Battista
Tiepolo" (Вюрцбург, 1896).
А. И. С-в.
Тюдоры - англ. династия (1485 - 1603). С воцарением основателя ее,
Генриха VII, женившегося на дочери Эдуарда IV, прекратилась война Алой и
Белой роз. Родоначальником Т. считают Оуэна Мередиса Т., происходившего
из незначительной валлийской дворянской семьи. Возвысился он благодаря
своему браку с вдовой Генриха V. Отец основателя династии, сын Оуэна Т.,
Эдмонд Т., получил титул графа Ричмонда. Из династии Т. на англ.
престоле было три короля и две королевы: Генрих VII (1485 - 1509),
Генрих VIII (1509-47), Эдуард VI (1547 - 53), Мария Кровавая (1553 - 58)
и Елизавета (1558 - 1603). Представители династии Т. высоко подняли
престиж королевской власти в Англии; в значительной мере им помогло в
этом проведение реформы церкви, после чего монарх, занимая престол,
являлся в тоже время и главой государственной церкви; раздача
монастырских земель сыграла громадную роль в упрочении королевского
могущества. Заботясь о возвышении своей власти, Т. не уменьшили, однако,
прав парламента. В 1603 г. Т. сменила шотландская династия Стюартов.
Тюлени (Phocidae) - семейство ластоногих млекопитающих, наиболее
приспособленное к водному образу жизни. На суше передвигаются весьма
несовершенно толчками, производимыми мускулатурой туловища, некоторые
виды - при содействии передних конечностей; задние вовсе не участвуют в
движении остаются вытянутыми назад. Шерсть короткая и довольно жесткая,
прилегающая, с мягким подшерстком. Подошвы и плавательные перепонки
покрыты волосами. Ушные раковины совершенно отсутствуют. Семенники в
брюшной полости. Череп без заглазничного (посторбитального) отростка и
сфероидального канала (с. alisphenoidalis). Угол нижней челюсти не
выдается и закруглен. Резцов , клыков , коренных ; из них ложнокоренных
, настоящих коренных . Молочных коренных , отвечающих задним трем
ложнокоренным. Различают три подсемейства Phocinae. Резцов . На передних
и задних конечностях по 5 когтей. Первый и пятый палец задних
конечностей длиннее остальных, но натянутая между ними плавательная
перепонка не превышает длину пальцев. Два рода. Halichoerus: коренные
зубы большие, но простые, конические, слегка сжатые с боков и без
придаточных бугорков, за исключением двух задних верхних; они имеют
только один корень за исключением заднего верхнего и нижнего. Крестцовых
позвонков 4, хвостовых 14. Один вид Н. grypus; берега Скандинавии и
Британских о-вов. Phoca. Коренные зубы, за исключением переднего
(ложнокоренного) имеют два корня и коронки их снабжены придаточными
бугорками. Крестцовых позвонков 4, хвостовых 12 - 15. Этот род широко
распространен в сев. полушарии. P. barbata (=leporina) - самый крупный
вид, достигает 3,2 м. длины; Сев. Ледовитый океан и прилегающие части
Тихого, у поморов нашего севера - морской заяц. Р. groenlandica - лысун.
P. Vitulina - обыкновенный Т., нерпа у поморов; самка значительно
крупнее самца и достигает 1,6 - 1,9 м. Средиземное море и Атлантический
океан. P. hispida (=foetida=annelata) - у наших поморов - нерпа - до 1,3
м. длины. Сев. Атлантический океан, Балтийское море. P. Caspica -
Каспийского и Аральского моря, такой же величины, как предыдущий вид. P.
sibirica - Байкал. Моnаchinae. - Резцов . Коренные зубы, кроме
переднего, имеют два корня. Первый и пятый палец задних конечностей
значительно длиннее остальных и имеют только рудиментарный коготь или
вовсе лишены его. Monachus. Позвонков крестцовых 2, хвостовых 11; когти
вообще все рудиментарны. Единственный вид М. albiventer - достигает 3 -
3,8 м. длины; водится в Средиземном море и прилежащих частях
Атлантического океана. Остальные 4 рода этой группы (Ogmorhinus,
Lobodon, Poecilophoca, Ommatophoca) представлены каждый одним видом и
водятся в морях южного полушария. Cystophorinae. - Резцов . Коренные
зубы большею частью с одним корнем. У самцов нос снабжен придатком,
способным раздуваться. Первый и пятый палец задних конечностей
значительно длиннее остальных и заканчиваются кожной складкой,
образующей лопасть; когти на этих пальцах рудиментарны или вовсе
отсутствуют. Cystophora - задний коренной зуб обыкновенно с двумя
корнями. У взрослых самцов кожа лица образует над носом сообщающийся с
ним мешок, способный надуваться и в таком виде представляет подобие
шапки, 25 см. длины и 20 см. высоты, прикрывающей верхнюю часть головы.
Когти имеются на всех пальцах, но рудиментарны. Единственный вид. С.
cristata водится в Сев. Ледовитом океане; самцы достигают 2,5 м. длины,
самки значительно меньше. Macrorhinus с единственным видом. М. leoninus
- морской слон - самый крупный представитель семейства; самцы достигают
5 - 7 м. Отличается относительно мелкими зубами; коренные все с одним
корнем. Крестцовых позвонков 3, хвостовых 11. Водится между 35 и 62° ю.
ш. и был также найден у берегов Калифорнии.
Д. Педашенко.

Тюлений промысел производится как на. севере, так и в Каспийском
море. Северные промыслы описаны в ст. Нерпа. В Каспийском море Т.
добываются на группе Тюленьих о-вов, лежащих к С от Мангышлакского полу
о-ва. В прежнее время Т. держались там на всех островах и притом в таком
изобилии, что убивались в числе до 10 тыс. штук в одну весеннюю ночь;
ныне количество их значительно убавилось и они держатся, главным
образом, лишь на двух о-вах названной группы - Святом и Подгорном.
Помимо случайной добычи Т., попадающегося иногда в рыболовные снасти (в
ставные сети или на самоловные крючки), так назыв. "снастного" Т. и
собираемого в море дохлого - "плавучего" Т., различают еще Т. "ледового"
- добытого раннею весною на плавучих льдах, "островного" - убитого на
о-вах Святом и Подгорном, и "гонного" Т., добываемого гонкою в ставные
сети (По возрасту Т. носят следующие названия: новорожденные - белки или
беленькие, дней через 10 после рождения, когда показывается уже грубая
шерсть - тулубки, совершенно вылинявшие - сивари.) Главнейший промысел
производится на островах, преимущественно весною (до 1 июня), когда Т.,
по исчезании льдов, выходят на берег, для залежки и линяния, а отчасти и
осенью (после 15 августа). При этом промысле соблюдается величайшая
осторожность: выйдя ночью на берег, бойцы ползком подкрадываются к
тюленьему косяку и выравниваются в линию, отрезывая Т. от моря. По
сигналу, данному забойшиком или атаманом, каждый ловец, вооруженный
колотушкою или чекушею (толстой палкою, усаженною на конце железными
шпильками и окованною до половины железом), бросается к ближайшему Т. и,
убив его ловким ударом в морду, тотчас откидывает багром назад, а за ним
другого, третьего и т. д., при чем из передовых убитых Т. образуется
целый вал, который служит остальным животным непреодолимою преградою, и
все они до единого делаются добычею промышленников. Гонка Т.
производится позднею осенью, в морских водах, преимущественно у зал.
Синего Морца, близ села Джамбайского. Промышленники собираются на лодках
(в числе 24); при появлении косяка Т. (по времени года - обыкновенно из
беременных самок) его обметывают особыми ставными сетями или аханами, в
которые и загоняют животных шумом, криком, ударами весел по воде и т.
п.; попавшихся Т. "выбагривают" из сетей, убивают и сдают в подъездную
лодку, после чего промысел продолжается. Добытых Т. разделывают -
"обеляют", причем сохраняются и солятся только шкуры с толстым (в
ладонь) слоем сала, мясо же и кости либо зарываются в землю, либо
выбрасываются в море, на далеком от берега расстоянии. По доставке шкур
в Астрахань, там отделяют сало от кож; кожи, снова посоленные, поступают
на кожевенные заводы, где их и обрабатывают; весьма пенные шкурки
беленьких Т. (новорожденных) слегка подкрашиваются и выделываются в
довольно красивые и мягкие меха; шкуры же взрослых животных идут на
обивку сундуков, на ранцы и т. п. Из сала на жиротопных заводах
вытапливают жир (идущий на мыловарение и на выделку кож). За 25 лет (до
1892 г.) в среднем ежегодно добывалось до 120 тыс. Т. Ныне тюлений
промысел клонится к упадку, отчасти потому, что тюлений жир утратил
прежнюю ценность, за вытеснением из техники всех вообще животных жиров
минеральными маслами. См. В. И. Вешняков, "Рыболовство и
законодательство" (СПб., 1894); С., "Тюлений промысел" ("Природа и
Охота", 1892, VII).
С. Б.
Тюлька, тулька, сарделька (Clupea delicatula s. cultriventris) -
мелкий (до 3 дюймов) вид сельдей, водящийся в Каспийском и Черном море.
Тело сильно сжатое, широкое; длина головы составляет 1/5 - 2/9 длины
всего тела; рот совершенно беззубый. Входит в низовья Волги и Урала и
лиманы рек Черного моря.
Н. Кн.
Тюльпан (Tulipa L.) - родовое название растений из семейства
лилейных; многолетние растения, зимующие при посредстве плотных луковиц;
одиночный, простой стебель несет несколько плотных, мясистых сизо
зеленых листьев и заканчивается цветком разнообразной у разных видов и
разновидностей окраски. Цветок правильный обоеполый, околоцветник о
шести свободных листках, тычинок шесть, с удлиненными пыльниками; пестик
с верхнею трехгнездною завязью, коротким столбиком и трехлопастным
рыльцем; плод - много семенная коробочка; семена плоские. Размножается
Т., кроме семян, еще луковичками - детками, развивающимися при основании
стеблей в земле. Всех видов насчитывается около 50, дико растущих в
Средней и Южной Европе и в Азии. Род подразделяется на два под рода
Eutulipa и 0rilhyia. Многие виды Т. разводятся как излюбленные
декоративный растения, особенно в моде они были в XVII стол., когда и
ценились довольно дорого. В настоящее время известно довольно большое
количество разновидностей, форм и помесей. Большинство разводимых Т.
относится к виду Т. Gesneriana L., дикорастущего на востоке России, на
Алтае, в Армении; в культуре встречаются разновидности этого вида с
цветками всевозможных колеров, одноцветных и пестрых, как простыми, так
и махровыми. В культуре встречаются и другие виды: S. suaveolens Rth., с
многочисленными разновидностями (Duc van Thol, Rex rubrorum и др.), Т.
Greigii Rgl., Т. pubescens Willd., Т. Eichleri Rgl. и др. В Европейской
России дико растут следующие виды. 1) G. silvestris L., лесной Т., с
желтыми цветками, листки околоцветника заостренные, нити тычинок при
основании шершистые, равные пыльнику; 2) Т. Biebersteiniana R. et Sch.,
цветок менее крупный, желтоватый, нити тычинок в 2-4 раза длиннее
пыльников; более южная форма; 3) Т. biflora L., на юге России, с 2-5
мелкими зеленоватыми цветками; 4) Т. Gesheriana L., степной Т., растущий
на востоке и юге России, цветки желтые или ярко красные, листки
околоцветника продолговатые, тупые, тычинки с голыми нитями,
равновеликими пыльнику; листьев 3-5.
С. P.
Культура Т. получила большое распространение в XVI в. в Голландии и
Франции. В Голландии первые экземпляры Tulipa Gesneriana появились в
1575 г. и вызвали безумное увлечете Т., известное под именем
тюльпаномании. За редкие экземпляры этого цветка платили от 2000 до 4000
флоринов; существует рассказ об одном экземпляре, за который покупатель
отдал целую пивную в 30000 флорин. Цены создавались на гарлемской бирже,
где покупка Т. стала предметом спекуляции. В начале XVI стол. в течение
трех лет совершено было сделок на Т. более чем на 10 млн. флор. Многие
промышленники бросали свое производство и брались за разведение Т. В
результате происходили крахи, гибли состояния и правительство вынуждено
было принять меры против этой мании. И в обществе неумеренное увлечение
породило реакцию; явились лица, не переносившие равнодушно вида Т. и
истреблявшие их беспощадно. Окончательно прекратилась эта мания, когда
стали распространяться английские сады и разные новые цветы.
Тюльпанное дерево (Liriodendron tulipifera L.) - из сем. маньолевых,
дико растет в Сев. Америке, в Зап. Европе разводится в парках и садах, у
нас лишь в холодных оранжереях. Это - стройное дерево, достигающее на
родине высоты до 40 м., в Европе же лишь до 20 м.; листья у него
крупные, широкие, лировидные, о четырех острых лопастях или почти
цельные; прилистники, сросшиеся вместе, образуют своеобразный чехол над
почкою. Цветки, похожие на цветки тюльпана, желтоватого цвета,
одиночные. Чашечка о трех листках, венчик о 6-8 лепестках; тычинок и
пестиков много; плодики мелкие.
Тюмень - у. гор. Тобольской губ., на обоих берегах р. Туры, при
впадении в нее р. Тюменки. Постройки города скучены, улицы нешироки, в
большинстве не замощены и потому, при вязкости грунта, весной, осенью
или в дождливое лето чрезвычайно грязны и притом плохо освещены. Как по
коммерческому значению, так и по числу жителей превосходить губ. гор.
Тобольск. Жителей (1899) 29621, жилых домов каменных 150, дерев. 4755,
нежилых строений камен. 256, дерев. 1620. Церквей домовых 3, приходских
15, часовен 6, мужск. м - рь. Реальное училище (при нем
естественноисторический музей и ремесленные курсы), жен. прогимн., муж.
уездн. учил., 5 приход, муж. и 1 женск. учил., воскресная школа, 2
народн., библиотеки. Общ. богадельня, приюты сиро-питательный и
родильный, город, больница и амбулаторная лечебница, военный лазарет,
тюремный замок. Водопровод из Туры с 7 резервуарами, 4 благотворит, общ.
При отдел. общ. покровительства животных - лечебница. 2 клуба,
постоянный каменный театр, цирк. Сибирский торговый банк, гор. общ. банк
(с годовым оборотом в 21/2, млн. руб.) и частная банкирская контора (с
оборотом до 1500000 руб.), 6 пароходных пристаней на р. Туре. Город
владеет каменным гостиным двором со 100 лавками. Всех торговых заведений
365. Базары дважды в неделю, значительная ярмарка с 20 июня по 20 июля
(в 1898 г. привоз 2672000 руб., продажа 1906455 руб.). До устройства
Сиб. жел. дор. наиболее крупное движение переселенцев шло в Сибирь через
Т., где и сосредоточивалась главная организация санитарно-врачебной им
помощи. С 1883 по 1900 г. через Т. прошло более 1/2 миллиона
переселенцев, в 1899 г. - всего 2500 чел. В Т. находится приказ о
ссыльных, регистрирующий и распределяющий всех ссыльных по Сибири. В Т.
издается с 1897. г. "Сибирская Торговая Газета". В 1899 г. здесь открыта
таможня 1 кл. 3 гостиницы. Т. - конечная станция ПермьТюменской жел.
дор. От вокзала к пристаням на р. Туре, освещенным электричеством,
проведен жел. дорожный путь. Расположенная на начальном конечном пункте
Сибирского судоходного пути и связанная Пермь-Тюменской жел. дор. с
Камой и Европ. Россией, а также с Архангельским портом, через Котлас, Т.
является важным транзитным пунктом сибирской торговли, не утратившим
своего значения, не смотря на проведение Сиб. жел. дор. Через Т.
проходит из Сибири до 4500000 пд. разных грузов, из коих почти 3/4 -
хлебные. Из Т. пароходы ходят в половодье в Туринск и Ирбит, а во всю
летнюю операцию, кроме сильных засух - к гор. Томску, Барнаулу,
Семипалатинску и Омску. Число рейсирующих ныне пароходов - 120.
Промышленное значение Т. тоже немаловажно. В городе 119 фабрик и зав., с
производством на 3000000 руб. Из них более значительны 3
судостроительные и механический завод (на 370000 р.), суконная фабрика
(на 100000 р.), 2 паров. мельницы (на 220000 р.), пивоваренный зав. (на
30000 руб.). До 70 кожевенных зав. (на 1200000 руб.), колокольный,
мыловаренные, шубные, свечные, салотопенные, экипажные, канатные,
кирпичные и др. заводы. Кожевенное производство завелось в Т. в начале
XVII в. поселившимися здесь бухарцами, которым обязано своим
возникновением и ковровое производство. Ремесленное производство имеет
кустарный характер; шитьем кожаной обуви, шапок, рукавиц, выделкой
мерлушек и шитьем из них мехов занимаются как мужчины, так и женщины; к
чисто женским работам принадлежат шитье белья, тканье ковров и выделка
беличьих шкурь и мехов; к мужским - кузнечное, слесарное, сундучное,
колесное и железное производства. Общее число ремесленников и кустарей
4000; из них до 2200 жнщ. Некоторые горожане занимаются земледелием и
огородничеством, работами на судах, пристанях и местных заводах.
Отхожими промыслами занято до 600 чел. Свидетельств на право торговли в
городе и уезде в среднем выдается до 800 в год. Городские доходы Т.
174000 р., расходы - 165000 руб. Слободка Решетниково, в 10 вер. от Т.,
сплошь заселена тюменскими мещанами, которые занимаются теми же
производствами, что и городские мещане; 10 кожевенных зав., с суммою
производства до 100 тыс. р. Т. основана на месте татарского городка
Чинги-тура в 1581 г. воеводами В. Сукиным, Ив. Мясным и письменным
головою Чулковым; они же здесь построили и первую в Сибири церковь.
Следы татарского города, в виде остатков вала и рва, до сих пор
сохранились еще в той части города, которую называют Царевым Городищем.
Церкви Спасская, Благовещенская и Троицкая, в монастыре, замечательны по
древности. Тюменский Троицкий м-рь основан в 1616 г. В соборной церкви
м-ря похоронен Тобольский митрополит Филофей Лещинский, известный
миссионер Зап. и Сев. Сибири.
Тягло - в Москов. Руси податная обязанность более или менее осевших,
состоятельных хозяйств по отношению к государству. В обычных своих
размерах Т. не только превышало размеры оброка, но иногда поднималось
выше платежеспособности населения. Оброк всегда считался более легким,
чем Т. В термине Т. нередко сливались все виды прямых налогов. В древних
грамотах Т. заменяется словом "тягость"; Т. облагался не член общины, а
определенная единица, округ, волость, как совокупность хозяйств.
Физическое или юридическое лицо, подлежавшее Т., должно было владеть
хозяйством, которое распадалось на главный центр и второстепенные части.
Эти части тянули к центру и носили название тяглых. Отсюда Т. стал
называться объект налога, участок пашни, надел. От Т. освобождала
гражданская служба по назначению от правительства, военная служба,
дворовая, придворная и отчасти принадлежность к купеческому сословию. С
XVII в. привилегии эти стали подвергаться ограничениям. Мелкие
землевладельцы служилого класса не были свободны от Т. Привилегии
духовенства постепенно были ограничены. По различным причинам, иногда
выдавались льготы отдельным лицам тяглого класса. Чаще встречаются
временные привилегии, даруемые в виду бедственного положения хозяйства
данного лица. Беднейшие классы сельского и городского населения, нищие,
бедные вдовы и пр. вовсе не входили в "разрубы и разметы" тяглой общины
и не записывались в Т. Вольные люди при заселении необработанной пустоши
также получали льготы на тот или другой срок, в зависимости от размеров
капитала и количества труда, необходимых для приведения участка в
условия, годные для посева. К чисто случайным причинам освобождения от
Т. относятся разорение от неприятельских войск и разбойничьих шаек,
пожар, услуги государству и пр. В виду злоупотреблений со стороны
крестьян, введены были поручные записи в том, что поселенцы до истечения
льготных лет не сойдут с участка, а по истечении будут платить подати
исправно. К составу тяглого населения Московской Руси XVII в. относятся
крестьянская община и посадская община. Ср. Лаппо-Данилевский,
"Организация прямого обложения в Московском государстве и пр." (СПб.,
1890); Милюков, "Государственное хозяйство России в первой четверти
XVIII стол." (СПб., 1892); Дьяконов, "Акты, относящиеся к истории
тяглого населения в Московском государстве" (Юрьев, 1895 - 97).

Т. в духовенстве. Приходское духовенство, в своем духовном ведомстве,
в древней Руси, было податным классом, который был обязан Т. своему
владыке, должен был кормить последнего со всеми его служилыми людьми.
Выражение "тяглые попы" было официальным термином. Система кормления, на
которой построена вся древняя администрация, легла в основу и
епархиального управления и всею тяжестью пала на белое духовенство.
Административные отношения между архиереем и духовенством, о которых
говорят древние акты, главным образом состоят со стороны архиерея в
стремлении устроить правильность сборов, предотвратить всякое уклонение
от них, в той же гоньбе за тяглым человеком, которая так характеристично
проявлялась в светской администрации, - с другой, со стороны духовенства
- в уклонениях от сборов, в хлопотах сбавить церковную дань, добыть
жалованную грамоту, сменить один приход, с которого платилось много, на
другой, обложенный более легким сбором. Святительские дани и пошлины
платились священноцерковно служителями при самом производстве их в
духовный чин и во все продолжение их служения при церквях. Каждый
ставленник, рукополагаемый во священника и диакона и посвящаемый в
стихарь, обязан был платить "ставленые пошлины". После резких обличений
стригольников касательно поставления пастырей на мзде, собор 1503 г.
отменил было эти пошлины, но Стоглав снова узаконил их. За переход к
другой церкви каждый священнослужитель платил "перехожие деньги". Вдовые
попы и диаконы платили "епитрахильные" и "орарные" пошлины. Безместное
духовенство, служившее по найму, для которого оно становилось на
крестцах (перекрестках), обложено было пошлиной "крестцовой". За явку
грамот новому архиерею платилась "явленая куница" или явочные деньги.
Все церкви платили в архиерейскую казну каждогодно "церковную дань" по
числу приходских дворов. Важную статью архиерейских доходов составляли
пошлины за "антиминсы" для новых церквей и "венечные" с браков. При
Иоанне Грозном определена была денежная сумма, которую духовенство
должно было платить ежегодно за архиерейский "подъезд", хотя бы архиерей
и не ездил по епархии. Кроме подъезда. оно платило еще "московский
подъем", для покрытия издержек на поездки епископа к митрополиту. Со
сборами на архиереев соединялись еще особые сборы на их чиновников и
служителей архиерейского дома; со времени Стоглава эти сборы слагались в
одну общую сумму, равную по величине церковной дани и известную под
именем "десятильнича дохода". При поездках архиерейских чиновников
духовенство ставило им кормы и подводы. Оно же строило двор архиерея и
дворы десятильничьи. Сами платежи сборов и запись их в книги облагались
пошлинами в пользу архиерейских служителей под именем "данских" и
"отвозных" денег, "с оброком куницы" и "писчего". Из этого перечня
пошлин видно, что белое духовенство действительно было тяглым в
отношении к своему архиерею в том же самом смысле, в каком это понятие
прилагалось к членам крестьянских и посадских черных общин. В наказах
архиерейских поповским старостам и десятильникам на первом плане стоит
сбор пошлин с духовенства, - и общий финансовый взгляд на управление,
который проходит через всю древнюю администрацию, проводится здесь во
всей своей силе. Тяжесть Т. вела к разнообразным уклонениям от него, и
вот - как в гражданской, так и в церковной администрации - является
гоньба за тяглым человеком, усиленные хлопоты о том, чтобы он не
оказался в избылых, не вышел из службы и из Т., строгости и правежи.
Архиепископ новгородский Феофил, предписывая (1477 г.) псковским
священникам платить пошлины без всякого забвения, грозит: "а которые
священницы не заплатят подъезда моего, и аз тем литургисати не велю". В
наказной грамоте Иоакима назначается штраф за утайку священниками
приходских дворов и земли или промыть по 2 руб. по 4 алт.11/2 ден. за
каждый утаенный двор; затем поповскому старосте предписывается собрать
церковную дань и все пошлины без недобора, а на ослушниках править без
всякой пощады. За неисправный платеж церковной дани патриарх Адриан
грозит священникам лишением мест. Количество сборов зависело от
усмотрения архиереев. Случалось, что церковь облагалась слишком высокими
сборами и поэтому долго оставалась вовсе без причта. Случалось и то, что
причт, соединясь с прихожанами, силой отбивался от сборов. В 1435 г. во
Пскове духовенство вместе с народом сильно поколотили владычных людей.
Тоже случилось в Вышгороде; горожане прибили и изувечили десятильника и
людей митрополита Ионы. Законным средством избавиться от тяжести
платежей были "жалованные грамоты", но архиереи давали такие грамоты
большей частью только таким церквям, которые находились в государевых
селах или в вотчинах уважаемых монастырей и сильных лиц. Кроме платежей
в архиерейскую казну духовенство не было свободно и от гражданских
платежей и повинностей. Со своих земель оно должно было выставлять
ратников, давать деньги или припасы на военные нужды, поставлять корма и
подводы чиновникам, поддерживать мосты и дороги, исполнять повинность
городовую. Духовные лица, жившие на чужих землях, подлежали еще сборам в
пользу владельца. Жившие на черных землях тянули с черными людьми, т. е.
несли Т., платили оброк наместникам и другим чиновникам, деньги ямские,
стрелецкие, пищальные и др. Белою, свободною от платежей, считалась
только земля церковная, но и с нее духовенство должно было нести
некоторые платежи в чрезвычайных случаях, - во время войны и для выкупа
пленных. Из постоянных повинностей она не освобождалась от повинности
губной, т. е. содержания губного старосты. При Петре Великом старое
архиерейское Т. сделалось для духовенства тяжелее прежнего, потому что
попало теперь в ведомство сборщиков монастырского приказа. Кроме старых
платежей, явились еще новые в пользу школ и богаделен и на жалованье
вновь явившемуся военному духовенству; вместо личной военной службы, с
духовенства назначен особый государственный сбор, - с священнослужителей
- драгунскими лошадьми, по одной лошади с каждых 150 дворов прихода, а с
причетников деньгами по рублю; явились новые повинности - караульная по
улицам, пожарная (отмененные в 1742 г.) и др. Все эти сборы с духовных
лиц производились, как и с крестьян, посредством жестоких правежей, с
большими запросами и взятками. В 1764 г., когда упразднено было в церкви
существование крепостного права, уничтожено старое Т., которое несло
духовенство в пользу архиереев. Все сборы в архиерейскую казну, на
епархиальных чиновников и на школы были отменены; при освящении церквей
дозволено брать только 50 коп. за антиминс, а при поставлении
ставленников - по 2 руб. за поставление во диаконы и по 2-же р. за
поставление в священники; употребление ставленников на работы при
apxиерейских домах запрещено; в 1765 г. отменены сборы за венечные
памяти; в 1766 г. отменен сбор и подможных денег для полковых
священников. Остались сборы на содержание духовных правлений и на
поездки епархиальных чиновников и властей по округам, на который штаты
не назначили никаких сумм. См. П. В. Знаменский, "Приходское духовенство
на Руси. Повинности духовенства в древней Руси" ("Правосл. Обoзрениe",
1867, т. 1); "О сборах с низшего духовенства русского в казну
епархиальных архиереев в XVII и XVIII стол." ("Правосл. Собеседник",
1866, т. 1); Ив. Перов, "Епархиальные учреждения в русской церкви в XVI
и XVII вв." (Рязань, 1882); П. В. Знаменский, "Руководство к русской
церковной истории" (Казань, 1888).
Увертюра (о ouvrir - открывать) - музыкальное оркестровое сочинение,
служащее началом или вступлением оперы или концерта. Форма У. постепенно
и долго развивалась. Старейшая У. относится к 1607 г. Это - род
интродукции, которую Монтеверде приписал к своей опере "Орфей".
Отличаясь простейшей формой, эта У. была так коротка, что ее играли три
раза подряд. На некоторое развитие формы У. обратил внимание французский
композитор Люлли, но его У. не были обширны, так напр. У. к опере
"Армида" (1687) заключала в себе тридцать два такта. Форма так
называемой французской У. Люлли состояла из двух частей: Grave и Allegro
преимущественно фугированного. Иногда после Allegro следовало опять
Grave. Эта форма перешла в Италию, но при Александре Скарлатти в Италии
сложилась форма самостоятельной У. или так называемой симфонии. Она
состояла из Allegro, Andante и Allegro (повторение первого). Гендель в
своих ораториях расширил формы У., введя в нее три различные темы. Но в
некоторых ораториях, как напр. в "Мессии", он придерживался французской
формы У., т. е. составляя ее из Grave и следующие за ней фуги в скором
темпе. Еще большее внимание обратил на форму У. Глюк. Полного расцвета
достигает эта форма при Моцарте и Бетховене, у которых она облекается в
ясную форму сонаты или сонатины. Но не всегда они придерживались этих
форм в У., напр., У. к опере "Волшебная флейта" Моцарта и "Zur Weihe des
Hauses" op. 124 Бетховена написаны в форме свободной фуги. У. "Афинские
развалины" Бетховена написана в форме рондо. Отступления от
установившейся позднейшей формы У. встречаются преимущественно у
итальянских композиторов, напр. У. "Вильгельм Телль" Россини состоит из
четырех самостоятельных частей (медленной, скорой, медленной и быстрой),
содержание которых рисует сюжет оперы, хотя темы не взяты из самой
оперы. Многие У. к операм содержат темы, взятые из самих опер, но есть и
такие, которые написаны самостоятельно и имеют связь только в смысле
настроения. Образцовыми У. могут считаться следующие: к "Дон Жуану"
Моцарта, "Эгмонту" и "Фиделио" Бетховена, "Геновеве" Шумана, к
"Руслану", "Жизнь за Царя" Глинки, "Ромео и Джульетта" Чайковского, У.
Мендельсона, Вагнера, Рубинштейна, Шуберта и пр. Существуют У. в
качестве самостоятельных симфонических произведений - не оперные, а
концертные. В них форма шире, в особенности в смысле тематической
разработки. Сонатная форма У. отличается от той же формы первой части
симфонии тем, что в ней нет повторения первого отдела и что тематическая
разработка более сжата. Не следует смешивать У. со вступлением к опере,
так как последняя не имеет установившейся формы.
Д. С.
Углич - уездн. гор. Ярославской губ.; расположен по обоим берегам
Волги, преимущественно по правому; на левом не более 150 домов. Ширина
Волги здесь 100 саж.; переправа производится паромами. Берега крутые,
местность холмистая, весьма красивая и здоровая. С трех сторон город
окружен хвойным лесом. Жит. 9964. Церквей 24, монастырей 2. Зданий 384
камен. и 1038 деревян. Бывший княжеский двор, теперь площадь с 3
церквами, 2 колокольнями, присутственными местами и городским садом.
Главную историческую достопримечательность представляет дворец царевича
Димитрия, построенный кн. Андреем Васильевичем около 1462 г.,
реставрированный в 1890 - 92 гг. и обращенный в музей. Близ дворца
церковь царевича Димитрия, что на Крови. Здесь же стоит "ссыльный
колокол"; на нем вычеканена надпись: "Сей колокол, в который били в
набат при убиении благоверного царевича Димитрия 1593 году прислан из
гор. Углича в Сибирь в ссылку во град Тобольск к церкви всемилостивого
Спаса, что на торгу, а потом на софийской колокольне был часобитной весу
в нем 19 пд.". Городской Преображенский собор, первоначально деревянный,
построен в ХIII столетии кн. Романом Святым; нынешний каменный сооружен
в царствование Петра I. В соборе 2 серебряные гробницы: в первой
покоятся мощи св. кн. Романа, а во второй лежит покров царевича
Димитрия, вынутый из его гроба при открытии его мощей. В Алексеевском
м-ре - древняя церковь прекрасной архитектуры XV в.; в Богоявленском
женском - остатки крепости с древними чугунными пушками и пищалями и
развалины обширных кожевенных заводов.
- Учебные заведения: дух. учил., женск. прогимназия, гор. трехклас.
учил., 2 начальных и 5 црк. прих. школ. Благотворительных учреждений 12.
3 больницы на 71 кровать, врачей 6, фельдшеров 7, акушерок 7. Фабрик и
заводов 33 с производством на 776430 руб., при 559 рабоч. Главная -
писчебумажная "Копании угличской писчебумажной фабрики" (410 рабоч.,
производство на 698000 р.). Торговля незначительна. В навигацию 1899 г.
к У. прибыло 150 судов, отправлено 415 суд. Плотов прибыло 20,
отправлено 80. Грузов прибыло 654000 пд. на 415 тыс. руб.; отправлено
444 тыс. пд. на 439 тыс. руб. Торгово-промышленных заведений 313.
Торговые обороты - 2 млн. Две ярмарки, базары три раза в неделю.
Городской общ. банк. Из промыслов развиты шитье мешков для муки, вязанье
крестьянских чулок, постройка мелких судов, колбасное производство
(известна "угличская колбаса"), рыболовство. Город довольно опрятно
содержится, санитарное состояние его удовлетворительно. Городу
принадлежат 1926 дес. земли. Городские доходы за 1896 г. 40032 руб.,
расходы 41883 руб., в том числе на гор. управл. 7523 руб. и на учебн.
зав. 3955 руб.

История. У. один из древнейших городов России. Название получил, по
всей вероятности, от того, что Волга здесь делает угол. Местные летописи
подробно говорят о существовании У. во времена св. Ольги. Один из ее
родственников, боярин Ян, объезжая Русь, был в У. и, пленившись красотою
местности, построил себе здесь дом на крутом берегу Волги. До сих пор в
городе существует местность (ныне застроенная), по преданию носившая
название "Яново поле". Первое положительное летописное указание на У.
относится к 1148 г., когда, по поводу похода Изяслава с новгородцами на
кн. суздальского Юрия Всеволодовича, летописец говорит: "Придоста к
Кенятину и начаста городы его (Юрия) жечи и села... обапол Волгы и
поидоста оттоле на Углече поле, и оттуда на устье Мологи". В ХIII-XIV
вв. У. являлся главным городом угличского удельного княжества, которым
преемственно владели 23 князя. Двое из них, Роман Владимирович и
Димитрий Иоаннович, причислены церковью к лику святых. До разорения
поляками У., по словам летописцев, занимал пространство до 25 верст в
окружности, имел 3 собора, 150 приход, церквей, 12 монастырей, до 17000
тяглых дворов и около 40000 жит. По писцовым книгам (1674), У. стоял на
прав. берегу Волги и разделялся на 3 части: крепость или княжий город,
земляной или собственно город и стрелецкая слободы. Крепость была
рубленая в 2 стены из тесаного соснового леса, покрыта тесом; около
стены был ров, глубиной в 8 саж. и такой же ширины. О разорении У. Яном
Сапегою в супоньевской летописи говорится: "Зде умыслих изчести всех
убиенных окаянными папистами: во граде У. бысть убито разнаго звания
20000 чел.; священников, диаконов и церковнослужителей, по исчислении
церквей, до 500 чел.; сожжено и истреблено 10 мужских монастырей и 2
женских, а в оных 2 архимандрита, 8 игуменов и 2 игуменьи, монахов 500,
дев чистых и жен более 500. Церквей разорено и сожжено 150, мирских
домов до 12000. Всего же, по исчислению убиенных, повешенных,
потопленных и прочими смертями умученных, всякого звания, пола и
возраста до 40000, им же всем за веру Христову умершим подаст Господь
вечную память и покой". По мнению местного историка Ф. Кисселя, в
летописи говорится не об одном городе, а считаются церкви и жители во
всем угличском княжестве, именно при царевиче Димитрии. После разорения
У. поправлялся крайне медленно, страдая от сильных пожаров и от моровой
язвы. В 1777 г. назначен уездн. гор. Ярославского наместничества,
переименованного в 1796 г. в губернию.
С. Ш.

<<

стр. 225
(всего 253)

СОДЕРЖАНИЕ

>>