<<

стр. 232
(всего 253)

СОДЕРЖАНИЕ

>>

систему Гегеля (VIII и IX тт.). Фишера, при изложении истории философии,
занимает главным образом не история проблем (ван Виндельбанда, в
"Geschichte der Philosophiе", и Ренувье, в "Esquisses d'une
classification des systemes philosophiques"), не историко-культурное
изучение условий возникновения и развития философских учений (Бенн,
Гомперц) и не экономическое истолкование философии (Элейтеропулос,
Паттен). У Ф. на первом плане три задачи: 1) усвоение духа данной
системы, 2) выяснение связи данной системы с личностью ее творца
("Lebensauffassung") и 3) выяснение связи данной системы с другими
системами мысли. Особенно крупны заслуги Ф. в разъяснении значения
философских систем Канта и Гегеля. Вместе с Целлером, он в начале 1860-х
гг. указал на необходимость обратиться от материализма к изучению
критической философии. Недавно вышедшие два последних тома истории
философии, посвященные Гегелю, представляют бесспорно самое лучшее и
полное изложение гегелевской системы. Ф. обладает неподражаемым
искусством входить в дух изучаемого мыслителя и истолковывать его
становясь на его точку зрения; в подобной имманентной критике он как бы
придерживается принципа, установленного еще Гердером: "einen
Schriftsteller aus sich selbst zu erklaren ist die honestas jedem
honesto schuldig". При изложении различных философских систем ему
случалось попутно затрагивать глубокие и интересные вопросы, вызывавшие
оживленный спор в литературе. Ф. разъяснил ошибочность истолкования
"атрибутов- в системе Спинозы в духе субъективных "форм познания"; в
споре, возникшем между Ф. и Трендеденбургом о "третьей возможности", Ф.
отрезал путь к догматическому истолкованию "трансцендентальной эстетики"
Канта; говоря о Фихте, Ф. пытается, наперекор мнению других историков,
показать, что философское миросозерцание Фихте второго периода не
находится в противоречии с его первоначальной точкой зрения. Ф. высказал
сомнения относительно связи пессимизма Шопенгауэра с его судьбою,
замечая, что Шопенгауэр "рассматривал трагедии мирового несчастия в
бинокль из весьма удобного кресла, а затем уходил домой с сильным
впечатлением, но в тоже время вполне удовлетворенный"; этот взгляд на
Шопенгауэра оспаривается в настоящее время Фолькельтом (см. "Артур
Шопенгауэр", стр. 33). Взгляды Ф. на историю философии, даже когда они
ошибочны, интересны и возбуждают мысль. Первые четыре тома его философии
переведены на русский язык под редакцией Страхова. В настоящее время
готовится издание нового перевода I, II и IV томов и переводятся тома,
посвященные Фихте и Шеллингу. Недавно вышел в свет III том (Кант), в
новом переводе Полилова, Жуковского и Лосского, и VIII-й т. (первый из
двух, посвященных Гегелю, в переводе Лосского); вскоре выйдут в свет
IV-й т. (Кант) и IХ-й т. (Гегель). Кроме того, имеются на русском яз.
VI-й т., посвященный Шопенгауэру, и отдельная книга Ф., вне девятитомной
серии "История новой философии" - "Бэкон Вэруламский и век реальной
философии", а также брошюра "О свободе человека" и ряд интересных
литературных очерков: "Шиллер", "Фауст" Гёте, "Лессинг". Кроме
упомянутых сочинений Ф. написал еще брошюры: "Entstehung und
Entwickelungsformen des Witzes" (1871) и "Shakespeares
Charaсterentwickelung Richard III" (1868). О системе логики и метафизики
Ф. см. статью Kym'a в его "Metaphysische Untersuchungen" и заметку
Siebert'a в его книге: "Geschichte der neueren deutschen Philosophie
seit Hegels" (1898, стр. 60 - 62); подробности о споре Ф. с
Тренделенбургом - в "Kommentar zu Kant's Kritik der reinen Vernunft"
Vaihinger'a. Реплику Ф. на возражения Файингера по этому и по другим
вопросам кантовой теории познания - см. в первом из двух томов,
посвященных Канту (стр. 334 - "Критические прибавления"). Здесь же дана
справедливая оценка схоластическим приемам представителей
"кантофилологии" - этих начетчиков кантовского толка.
И. Лапшин.
Фишер (Эмиль Fischer, род. в 1852 г.) - известный немецкий химик, с
1892 г. профессор берлинского унив.; принадлежит к числу выдающихся
исследователей в области органической химии. Он установил строение
розанилина, открыл гидразин и действие фенилгидразина на алдегиды и
кетоны и воспользовался ими для изучения сахарозов. Ему удалось
определить строение сахарозов и дать синтез виноградного сахара.
Флаги - разделяются на национальные и сигнальные. Первые в
большинстве государств разделяются на коммерческие и военные. Каждое
судно для обозначения своей принадлежности к тому или другому
государству обязано днем поднимать в корме на флагштоке или на гафеле
свой национальный Ф., назыв. кормовым. Военный кормовой Ф. имеет для
судна то же значение, что и знамя для полка - ему отдаются почести и
спуск его во время боя означает сдачу неприятелю. Кроме кормового Ф.,
военные суда имеют еще: а) гюйс, обозначающий крепость (Ф. этот
поднимается также на береговых крепостях); поднятый во время боя на
мачте он означает боевую готовность; на больших судах поднимается в носу
(на конце бугшприта) во время стоянки на якоре. б) вымпел - узкий
длинный Ф., поднимаемый кораблем на гротмачте с начала кампании и не
спускающийся до окончания кампании; в) брейдвымпела поднимаются на
мачтах как и вымпела и означают присутствие на судне: Государя,
Государыни, великого князя, генерал-адмирала, управляющего морским
министерством и т. д.; г) адмиральские флаги: контр-адмирала,
вице-адмирала и полного адмирала. Первый поднимается на бизань-мачте,
второй на фок-мачте, третий на грот-мачте; эти Ф. означают присутствие
адмирала на судне; д) штандарты Государя и Государыни поднимаются в
особенно торжественных случаях вместо брейд-вымпела. Коммерческие суда,
кроме кормового Ф., имеют еще брейдвымпелы любого цвета, на которых
пишется название судна или владельца. Некоторые ведомства имеют свои
собственные Ф.: таможенные, путей сообщения, карантинные и т. д.
Яхт-клубы имеют Ф. белый с синим вертикальным крестом; в левом углу Ф.
помещается отличительный знак того или другого яхт клуба (герб губернии,
города, вензель или т. п.). Должностные лица яхт-клубов имеют Ф. с
отличиями подобные адмиральским. Члены яхт-клуба могут поднимать на
мачте вымпел или брейд-вымпел яхт-клуба. Кормовой Ф. лоцманских судов
поднимается на мачте судна при входе в гавань, когда требуют лоцмана.
Лоцманский Ф. во всех государствах состоит из национального Ф. с белой
полосой кругом. Сигнальные Ф. разделяются на международный кодекс
сигналов и военный кодекс; первый - общий для всех государств, при
переговорах судов между собою; второй употребляется исключительно для
переговоров военных судов одного и того же государства между собою.
Флажолет (flageolet, Flaschinet) - маленькая флейта из кости или
дерева, с 6-ю дырочками; при игре ее держат как кларнет. Строй высокий,
в 2 октавы, начиная с ре во 2-й октаве. Ф. пользуются для приучения птиц
к высвистыванию разных мелодий.
Фламинго (Phoenicopterus) - род пластинчатоклювых птиц, составляющий
особое сем. краснокрылов (Phoenicopteridae), выделяемое часто, на
основании ряда анатомических признаков, в подотряд Phoenicopteri. К Ф.
относятся 8 яркоокрашенных видов, живущих преимущественно в Эфиопской и
неотропической областях. Наиболее характерную особенность их составляет
высокий и толстый клюв; который, начиная от средины перегнут книзу почти
под прямым углом; надклювье с плоскою вершиною значительно меньше и уже
подклювья и прикрывает его сверху в виде крышечки. Шея и ноги
необыкновенно длинны. Последние не оперены значительно выше пяток и
покрыты спереди и сзади одним рядом косых щитков. Короткие передние
пальцы соединены полною плавательною перепонкою. Задний палец очень
слабо развит, а у одного вида отсутствует. Вершину острых крыльев
образуют первое и второе маховые перья. Короткий хвост состоит из 12
перьев. По образу жизни виды Ф. в общем сходны между собою; это
общественные, малоподвижные птицы, селящиеся колониями возле болотистых
морских берегов, реже по берегам пресноводных бассейнов. Большую часть
дня Ф., отыскивая пищу, состоящую главным образом из мелких слизняков,
бродят по неглубоким местам, погружая голову в воду и роясь в илу своим
клювом. Отдыхают и спят они, стоя на одной ноге и спрятав голову в
кроющие перья крыльев. В Европе, в бассейне Средиземного моря, местами
большими колониями селится красный Ф., краснокрыл или красный гусь
(Phoenicopterus roseus), распространенный также в северной Африке и в
западной части южной и Центральной Азии. В России он гнездится в
Киргизских степях, но как залетная птица встречается и значительно
севернее. Взрослые птицы нежно-розового цвета, с ярко кармино-красными
крыльями и черными маховыми перьями. Клюв при основании розовый; вершина
клюва черная. Ноги мясного цвета. Оперение молодых белое, на шее серое,
на верхней части крыльев пятнистое; клюв и ноги серые. Для гнездования
выбирает почти недоступные для человека соляные болота и озера. Гнезда,
если они располагаются на воде, лепятся из ила в виде выступающих из
воды конических холмиков, с углублением на вершине. В углубление
кладутся 1 - 3 белых яйца с тонкою скорлупою. Крик Ф. похож на крик
гусей.
Ю. В.
Специальный промысел на Ф. - гонка их - производился до последнего
времени гурьевскими казаками в Мертвом Култуке Каспийского моря, весною,
во время линяния этих птиц, которые тогда не могут летать. Гонка
заключается в том, что промышленники, разыскав плавающих у берегов Ф.,
отрезают им на своих лодках - бударах путь отступления к камышам и,
затем, начинают усердно преследовать их, загоняя в открытое море, до тех
пор, пока усталые птицы не допустят перебить себя веслами или палками
или же взять себя живьем. Мясо Ф. довольно безвкусно, за исключением,
однако, их языков, которые очень ценятся гастрономами. См. Н. Бобылев,
"Гонка лебедей" ("Природа и Охота", 1878, V).
С. Б.
Флегмона - означает воспалительный микробный процесс,
локализирующийся в соединительной ткани или так назыв. клетчатке. В
зависимости от местоположения Ф. носит различное название: на пальцах
рук - панариций, в тазовой клетчатке - параметрит, в области слепой
кишки - перитифлит и т. д. В более узком смысле под Ф. разумеют
обыкновенно воспалительный отек (инфильтрация) соединительно-тканных
щелей подкожной жировой клетчатки и чаще всего на конечностях. Исходным
пунктом Ф. являются обыкновенно какие-нибудь дефекты наружных покровов
тела, иногда даже ничтожные царапины, трещины, которые могли остаться
незамеченными; но чаще всего источником флегмонозного воспаления служат
загрязненные раны, особенно огнестрельные. Обыкновенно на 2, 3 или 4-ый
день после наступившей инфекции раны, ссадины и т. п. появляется в
окружности болезненная припухлость, кожа горяча на ощупь, напряжена.
Смотря по особенностям данного случая, а именно по количеству и
ядовитости (вирулентности) проникших микробов, благоприятным условиям
почвы (размозжение тканей), Ф. может занять небольшое протяжение
(ограниченная Ф.). или быстро захватить целую конечность и проникнуть
вглубь в межфасциальные и межмышечные пространства (разлитая Ф.). При
первой форме может и не быть лихорадки или последняя незначительна;
процесс оканчивается либо рассасыванием незначительного подкожного
инфильтрата, особенно при своевременно принятых мерах, либо образованием
поверхностного нагноения, которое обнаруживается покраснением и
истончением кожи; затем гной пробивается наружу, и небольшая полость
абсцесса скоро закрывается. При разлитой, прогрессирующей, так назыв.
септической Ф. болезнь начинается одним или повторными потрясающими
ознобами, быстрым поднятием температуры; кожа, вначале отечная,
тестоватая, блестящая, вскоре становится напряженной, твердой,
сине-багрового или темнобурого цвета; пораженная часть тела утолщена,
неподвижна; местами на коже выскакивают пузыри с мутным, красноватым
содержимым; скоро кожа в некоторых местах омертвевает (гангрена) и
отваливается; через образовавшиеся отверстия вытекает зловонный гной,
смешанный с клочьями ткани, а иногда с пузырьками газа, который
образуется в самих тканях под влиянием особых бактерий; этот газ,
накопляясь под кожей, образует так назыв. подкожную эмфизему; при
ощупывании подобного участка ощущается особого рода хруст, как при
раздавливании снежинок. Больные, вначале возбуждены, лишены сна, потом
впадают в апатичное, сонливое состояние, сопровождающееся бредом, и
погибают от общего заражения крови или от истощения вследствие
постоянного гноетечения. В случае выздоровления образующиеся обширные
рубцы нередко ведут к контрактурам, вследствие которых пораженная
конечность совершенно становится негодной к употреблению. Эта тяжелая
форма Ф., названная Пироговым остро-гнойным отеком, часто встречалась
хирургом в до-антисептическое время, особенно в военно-полевых
госпиталях; теперь она редка. В настоящее время не подлежит сомнению,
что Ф. вызывается проникновением микрококков, из которых чаще всего
ведут к нагноению золотистый и белый гроздекок (staphylococus aureus et
albus) и гноеродный цепекокк (streptococcus pyogenes); последний
считается возбудителем более тяжелых форм. Лечение ограниченной Ф.
состоит в покое, согревающих компрессах из Буровского раствора и в
своевременном опорожнении гноя в случае образования абсцесса. Разлитая
Ф. с самого начала подлежит энергическому хирургическому вмешательству;
нередко единственное спасение - в ампутации пораженного члена. Важнее
всего профилактика. Всякая ранка, царапина, трещина на коже или
слизистой оболочке должна быть рассматриваема как возможное место
вхождения для заразы, и потому такие места должны быть обмываемы чистой
прокипяченой водой (отнюдь не под водопроводным краном) или каким-либо
дезинфицирующим раствором и, если возможно, прикрываемы чистой ватой или
марлей, а еще лучше влажным компрессом, смоченным в борном (но не
карболовом) или ином дезинфицирующем растворе; последнее особенно
приложимо к тем случаям, когда есть подозрение в загрязнении ранки.
В. М. О.
Флейта большая (Flauto - ит., Flote - нем., Flute - фр.) - духовой
инструмент, деревянный или металлический, реже костяной; состоит из
цилиндрической трубки, открытой внизу и имеющей боковое небольшое
отвepстие в верхней конечной части. В это боковое отверстие вдувается
воздух. Играющий держит Ф. горизонтально, отчего она и называется
поперечной или Ф. траверс (Flute traversiere), в отличие от Ф. a beс,
которую держат во время игры как кларнет; эта последняя вышла из
употребления. Кроме вышеупомянутых двух отверстий, Ф. имеет 11 дырочек,
из которых 6 закрываются пальцами, а 5 - клапанами. Прикладывание
пальцев к дырочкам и клапанам называется аппликатурой. При всех закрытых
дырочках Ф. дает наиболее низкий звук. С помощью дырочек, закрытых
пальцами, получаются только ноты диатонической гаммы D-dur в первой
октаве, с помощью клапанов - промежуточные хроматические звуки и два
нижних хроматических звука Cis и С. Объем Ф. - от С в первой октаве до С
в третьей октаве. Более высокие ноты получаются с помощью звуков
натуральной гаммы, добываемых от нот в первой октаве вследствие сжимания
губ (пропускающих воздух). Ноты звучат как пишутся, в ключе соль. Низкий
регистр Ф. слаб, но имеет мягкий, бархатистый звук; средний и особенно
верхний регистры сильнее. Звуковой характер Ф. - мелодический,
поэтичный, но ему не хватает теплоты. Ф. - один из древнейших
инструментов, постоянно совершенствовавшийся. Особенного развития Ф.
достигла в XIX в., благодаря трудам Бема. Среди группы деревянных
духовых инструментов Ф. - самый подвижный виртуозный инструмент. В
оркестре пишут преимущественно две партии Ф., на одной системе (но
иногда каждая партия пишется на отдельной системе). Ф. не следует
применять постоянно в оркестре, во избежание монотонности. Кроме большой
Ф. в С есть и другие Ф., напр., терц-Ф., звучащая на малую терцию выше
обыкновенной Ф., кварт-Ф. - на кварту выше, октава-Ф. или малая Ф.
(пикколо) - на октаву выше, Es-Ф. - на малую дециму выше, flute d'amour
- звучащая на малую терцию ниже большой Ф. Из всех этих видов Ф., кроме
большой, на практике применяется малая октавная Ф.
Н. С.
Флибустьеры (англ. freebooters, свободные мореплаватели, франц.
flibustiers, по другому толкованию - от flyboat, легких судов, на
которых флибустьеры совершали свои набеги), иначе Буканьеры (франц.
boucaniers, от караибского buccan - железная решетка, употребляемая
индейцами для сушения мяса; след. люди, высушивающие мясо на солнце, как
индейцы) - морские разбойники XVII века. Первоначально, около 1625 г.,
это были французские каперы, грабившие испанские поселения и испанские
суда на Караибском море. Они овладели о-вом С. Христофора и образовали
нечто вроде самостоятельного разбойничьего государства, находившегося
под покровительством как Франции, так и Англии, которые видели в нем
полезного союзника в борьбе с Испанией. Сюда сходились всего более
французы, но также англичане, голландцы в др.; главною связью между его
членами была страсть к приключениям, жажда наживы и ненависть к Испании.
Ф. занимались отважными морскими грабежами, но в промежутки между ними
возделывали плантации. В 1630 г. они захватили небольшой о-вок Тортугу
(близ Гаити), с которого скоро были изгнаны, и значительную часть о-ва
Гаити (принадлежавшего испанцам), откуда они совершали свои набеги.
Дальнейшая их история может быть разделена на три периода. Первый, до
1671 г. - период роста. Правительства (французское и английское)
нисколько не мешали деятельности Ф., даже покровительствовали ей;
нередко наиболее прославившиеся Ф. получали назначения на губернаторские
и иные высокие посты во французских колониях, а английские короли охотно
жаловали им почетные титулы; в их внутреннее, чисто республиканское
управление никто не вмешивался. В 1655 г. Ф. утвердились ненадолго даже
на американском материке. В 1671 г. Ф., под начальством Моргана
(англичанина), завоевали город Панаму. С этого времени начинается 2-ой
период (1671 - 85) истории Ф., апогей их силы. Завоевание Панамы дало им
возможность укрепиться на зап. берегу Америки и распространить свои
действия на великоокеанийское побережье Америки от Калифорнии до Чили. В
это время их черный флаг с мертвой головой наводил ужас не только на
испанские торговые корабли, плававшие у берегов Америки, но и на корабли
других наций, даже на военные суда. В 1683 г. Ф., под командой голландца
ван Горна, разграбили Веракруц, в 1684 г. - несколько городов в Перу; в
тоже время группа Ф., под начальством француза Грамона, произвела
значительные опустошения в Мексике. Приблизительно с 1685 г. начинается
3 и последний период в истории Ф. - период довольно быстрого упадка. Он
объясняется отчасти тем, что Ф. начали делаться неудобными не только для
испанцев, но и для французов и англичан; политическое значение их стало
стушевываться их чисто разбойничьим характером, вследствие чего
правительства, прежде покровительствовавшие им, начали относиться к ним
враждебно. Содействовала этому и война между Францией и Англией,
вызвавшая раздоры в среде самих Ф. Последнее крупное их предприятие была
попытка разграбить Картагену, в Колумбии (1697). В числе 1200 чел. они
взяли этот город, но подверглись нападению со стороны англо-голландского
флота и, после жестокого кровопролития, были рассеяны. Затем они были не
раз разбиты в других местах и к началу XVIII в. совсем исчезли. Их
поселения на Гаити вошли в состав франц. колонии С.-Доминго. В XIX в.
флибустьерами называли североамериканских искателей приключений,
производивших пронунциаменто в южно- и средне-американских государствах
(напр. Миранда в Колумбии, Лопец-Нарциссо на Кубе, Валькер в Никарагуе и
мн. др.). См. Oexmelin или Exquemelin, "De americaenische Zee Roovers"
(Амстердам, 1678; переведено на мн. языки; англ. "The bucaniers of
America"; автор - сам буканьер); Archenholz, "Geschichte der Bukaniere"
(Тюбинген, 1804); James Burney, "History of the Buccaneers of America"
(Л., 1816, нов. изд. 1892); Poward Pyle, "The buccaneers and marooners
of America" (Нью-Йорк, 1891).
В. В - в.
Флобер (Gustave flaubert) - знаменитый франц. романист, глава
реалистической школы во Франции, род. в 1821 г., в Руане, ум. в 1880 г.
Отец его был очень известный врач, заведовавший хирургическим отделением
в руанском госпитале; мать была родом из старинной нормандской семьи, и
от нее Ф. унаследовал свою внешность плотного коренастого нормандца, с
крупными чертами лица. Он родился в госпитале и жил там, в квартире
отца, до 18 лет. У него с детства было особое влечение к зрелищу болезни
и смерти, к сильным и мрачным ощущениям: еще совсем ребенком он тайком
перелезал через стену, чтобы рассматривать трупы в зале для вскрытия.
Юношей он привлекал симпатии сумасшедших и идиотов и любил наблюдать
больных, как бы подготовляясь к занимавшему его впоследствии изучению
нравственного уродства людей, "гангрены жизни". Его всегда влекло к
таинственному, ужасному и уродливому. В 1840 г. Ф. отправился в Париж
изучать право, не чувствуя особого призвания к юридическим наукам; жил в
Париже довольно уединенно, избегая общества товарищей и посещая лишь
нескольких художников, в том числе скульптора Прадье; у него он
познакомился с Виктором Гюго и с писательницей Луизой Коле. Занятия в
Париже были прерваны в 1845 г., когда умер отец Ф. и вскоре после того
его любимая сестра Каролина. Мать его очень страдала от одиночества, и
ради нее Флобер легко решился оставить Париж, который он не любил, и
занятия правом, мало его интересовавшие. Он поселился с матерью в
Круассе, близ Руана, в своем маленьком живописном поместье, и прожил там
до самой смерти, ведя одинокий образ жизни, работая без устали; за всю
жизнь он совершил только два продолжительных путешествия - одно по
Бретани в 1846 г., другое на Восток в 1849 г., оба раза в сопровождении
своего друга Максима ДюКана. От времени до времени, он приезжал в Париж.
С 1846 г. Ф. предался исключительно литературе, много читал, задумывал
свои будущие произведения, делал подготовительные работы, писал о своих
планах и мыслях друзьям. К этому же времени относится начало его романа
с Луизой Коле. Это была его единственная серьезная привязанность,
длившаяся восемь лет, с промежутками, временными разрывами и
примирениями. В 1849 г. он объездил Египет, Сирию, Палестину, Грецию;
особенно сильное впечатление, как это видно по его собственным
описаниям, произвели на него пирамиды и сфинкс. В Круассе он проводил
целые дни в работе, в Париже видался с друзьями, Жорж Занд, Жюлем Сандо,
Теофилем Готье, Гонкурами, А. Додэ, Э. Зола, бывал на знаменитых "обедах
Майни", где встречался с Тэном, Ренаном, Тургеневым, увлекался беседами
о литературе и искусстве и больше всего любил громить буржуазное
общество. Первый его роман, "Madame Bovary", появился в "Revue de Paris"
въ1856 г. против Ф. возбужден был процесс за оскорбление этим романом
общественной нравственности; после горячих судебных прений он был
оправдан. В 1862 г. появился исторический роман Ф. "Salammbo", в 1869 -
роман нравов "Education Sentimentale", в 1874 г. - "Tentation de St.
Antoine", в 1877 - "Trois contes"; затем Ф. стал усиленно работать над
давно задуманным любимым своим произведением, романом "Bouvard et
Pecuchet", но не успел закончить его; из предполагаемых двух томов Ф.
написал только один, и тот не имеет завершенности других произведений Ф.
Конец жизни Ф. был печальный: он страдал тяжелым нервным недугом, был
мрачен и раздражителен, порвал отношения с лучшим своим другом, Максимом
Дю-Каном; мать его умерла, материальное положение его ухудшилось, так
как значительную часть своего состояния он уступил бедным родственникам.
Полного одиночества Ф. не испытал в старости, благодаря нежным заботам
своей племянницы, м-м Комманвиль, а также дружбе с Жорж Занд; большое
утешение доставлял ему также Гюи де Мопассан, сын одной из его подруг
детства; Ф. заботился о развитии его молодого таланта и был для него
строгим и внимательным учителем. Болезнь и тяжелый литературный труд
рано истощили силы Ф.; он умер от апоплексического удара. В 1890 г. ему
поставлен в Руане памятник, работы известного скульптора Шапю.
Литература была исключительным интересом Ф.; все остальное, всякие
общественные и политические интересы он презирал и клеймил кличкой
буржуазности, что для него было синонимом глупости. Жизнь интересовала
его только как материал для литературы, как поле для наблюдений;
литература имела для него самодовлеющее значение, помимо проповеди
каких-либо идей и выяснения смысла жизни. Его миросозерцание сводится к
обличению тупости ненавистных ему буржуа, без указания положительного
идеала. Флобер - реалист по своей прирожденной гениальной
наблюдательности, по уменью докапываться до самых скрытых
психологических мотивов в поступках людей; сила его реалистического
таланта усугубляется его глубоким пессимизмом, доходящим до мизантропии
и до странного, болезненного влечения к созерцанию тягостных, уродливых
зрелищ. Именно потому, что его раздражала и возмущала тупость людей, он
постоянно искал ее проявлений, тщательно запоминал свои наблюдения и с
особым наслаждением воссоздавал "гангрену жизни" в своих романах. С его
природным реалистическим дарованием связана и его эстетическая теория.
Ф. был проповедником безличного, объективного искусства; художник, по
его убеждению, должен скрываться за своим произведением, не выдавать
своих личных чувств, избегать лиризма, перевоплощаясь каждый раз в
личность воссоздаваемых им людей. Эта теория была порождением личного
характера Флобера, который отличался скрытностью, замкнутостью и не
терпел ничьего вмешательства в тайники своих чувств; он расходился с
лучшими друзьями, замечая в них желание влиять на его психологию. Идеал
объективного творчества и есть реализм Ф., воссоздающий действительность
во всей ее неприглядной правде, анализирующий уродство жизни, без
осуждения ее во имя отвлеченной святыни, без проповеди высокой морали.
Реализм Ф. часто приближается к сатире, с тою разницей, что сатирик, во
имя проповедуемой им морали, непременно преувеличивает какие-нибудь
черты действительности, Ф. же - строгий историк действительности,
который никого не осуждает, не делит людей на дурных и добродетельных, а
выясняет сложность мотивов, создающих не зло, а скорое бессилие и
уродство жизни; в общем, Ф. считает людей не порочными, а глупыми и
жалкими. Творчество Ф. не исчерпывается, однако, реализмом. Ф. - реалист
на фоне романтизма: его влечение ко всему фантастическому,
таинственному, мрачному, его страстное увлечение Востоком, любовь к
ярким краскам, к резким контрастам - все это наследие романтизма делает
Ф., родоначальника натуралистического романа, прямым преемником
Шатобриана. Ф. - романтик без присущего романтикам стремления уйти от
действительности в мир фантазии и прекрасных грез. Этим сочетанием
романтизма и реализма Ф. соединяет два периода европейской литературы:
восприняв многие из существенных черт предшествовавшей ему романтической
эпохи, он своим сосредоточенным проникновением в действительность
положил начало реалистическому движению второй половины XIX в. Из
романов Флобера, немногочисленных, но заключающих в себе каждый
неисчерпаемые сокровища наблюдений и обобщений, первое место принадлежит
его первому произведению - "М-м Бовари", реалистическому роману нравов.
В лице своей героини Флобер представил романтическую натуру в
столкновении с действительностью; все падения Эммы Бовари - результат ее
мечтательности и праздности. Все, что ее окружает, ничтожно, жизнь полна
мелких будничных интересов, и она сама не возвышается духовно над своей
средой; в лице ее, как и в остальных типах романа, Ф. воплотил
буржуазную мелочность жизни - но Эмма облагорожена исканием более
высоких настроений, хотя и сведенных к жалким амурным приключениям. М-м
Бовари - в значительной степени сатира на человеческую пошлость вообще и
женскую в частности; но вместе с тем в ней сильно подчеркнуто и
природное благородство эстетической натуры, для которой вся жизнь -
вечное оскорбление ее ожиданий, ее святынь. Она не куртизанка по
природе: на границе полного нравственного падения она останавливается и
предпочитает смерть. Сила романа - не в его идейном содержании, а в
несравненном воссоздании жизни, характеров и типов. Ф. создал в нем
целую галерею портретов, тем более художественных, что они изображают
людей мелких, незаметных, но имеющих каждый определенную
индивидуальность, несмотря на общее им всем ничтожество. Поразительна
также бытописательная сторона романа, бытовые картины провинциальной
жизни, описания природы, не составляющие отдельных вставок, а
органически сливающиеся с жизнью и чувствами действующих лиц. Вслед за
"М-м Бовари" появился "Саламбо" - фантастически-исторический роман (вся
серия романов Ф. состоит из правильного чередования реалистических и
романических произведений), который, несмотря на чрезмерные длинноты и
однообразие в описаниях битв, остается классическим произведением
французской литературы по совершенству стиля, яркости красок, красоте
описаний. После "Саламбо" Ф. вернулся к реализму в "Educаtion
Sentimentale" - истории ничтожного, пассивного от природы буржуа,
прошедшего "школу сердечного опыта". Герой этого романа - pendant к Эмме
Бовари, полное ничтожество, более полное, чем Эмма, потому что он не
судит себя, не останавливается на краю пропасти, а живет до конца
спокойной растительной жизнью. Систематическое развитие тупости и
самодовольной ограниченности мастерски представлено в рамках жизни
буржуазии 40-х годов. В "Искушении св. Антония" Ф. опять увлекся
романтическим замыслом и представил искушения ума и фантазии, манящие к
действию, к активной жизни. В его св. Антонии есть нечто общее с
Фаустом. Конец "искушения" - католический: св. Антоний сразу, под
влиянием благодати, прозревает; иллюзия рассеивается, он остается один в
молитвенном экстазе. В картинах "искушения" Ф., по природной своей
мизантропии, останавливается гораздо более на уродливых и отталкивающих
зрелищах жизни, чем на красотах, и вся эта поэма в прозе отмечена
глубоким пессимизмом. Последний, незаконченный роман Ф., "Бувар и
Пекюше" - реалистический, рисующий глупость буржуа, проходящих "школу
интеллектуального опыта". Это как бы резюмэ всех современных знаний,
рассмотренных сквозь призму буржуазной ограниченности. Главное
достоинство Ф., помимо никем непревзойденного умения воссоздавать
полноту жизни, заключается в его художественном слоге. Для него техника
писания имела первостепенное значение; он был мучеником слова, работал
до одурения над каждой фразой и достиг того, что каждая страница его
романов - классический образец французской прозы. Гонкуры, Зола, Додэ -
непосредственные ученики Ф. Материалом для ознакомления с психологией
Ф., с историей его произведений и с его эстетическими воззрениями служит
его объемистая корреспонденция, вышедшая отдельным изданием.
Зин. Венгерова.

Ср. Письма Ф. в Жорж-Занд, изд. Гюи де Мопассаном (4 изд., П., 1889),
и его "со 1830 - 80" (4 серии, П., 1887 - 93); П. Boaurget, "Essais de
psychologie contemporaine" (ib., 1884); Maxime du Camp, "Souvenir sur
litteraires" (т. I, ib)., 1882); Commanville, "Souvenir sur Gustave F."
(ib., 1895); Tarver, "Gustave F., as seen in his works and
correspondence" (Л., 1895); Faguet, "Flaubert" (П., 1899). Переводные и
оригинальные статьи о Ф. на русском яз.: Ж. Пелисье, "Литературное
движение в XIX ст."; Г. Брандес, "Новые веяния"; Э. Зола, "Ф., как
человек и писатель" ("Вестн. Европы", 1880, 7); Г. Брандес, "Г. Ф."
("Загр. Вестник", 1881, 11; "Русс. Мысль", 1882, 2); П. Бурже, "Очерки
современной психологии"; Д. Мережковский, "Ф. в своих письмах" ("Сев.
Вестник", 1888, 12); М. Дюкан, "Ф. по воспоминаниям" ("Наблюдатель",
1883, 8 - 9); К. Арсеньев, "Современный роман в его представителях. V.
Густав Ф." ("Вестн. Европы", 1880); В. Бибиков, "Три портрета: Стендаль,
Ф., Бодлер" (Спб., 1890). О "Сентим. воспит." - критич. ст. Нелюбова
("Русский Вестн.", 1870, 8); Н. Страхова ("Заря", 1870, 7). О "Госп.
Бовари" - "Отеч. Записки" (1859, 3); Е. Тур, "Нраво-описательный роман
во Франции" ("Русс. Вестник", 1857, 11). О "Буваре и Пекюше" - К.
Арсеньев, "Посмертный роман Ф." ("Вестн. Европы", 1882, 1). О "Саламбо"
- А. Скабичевский ("Рус. Богатство", 1889, 9). Все сочинения Ф.
неоднократно переводились на русский язык; "Легенда о Юлиане Милостивом"
и легенда "Иролиада" переведены Тургеневым.
Флокс (Phlox L.) - родовое название растений из сем. синюховых
(Polemoniaceae). Это - многолетние, редко у основания деревенеющие
травы, реже однолетние растения; внешний вид их весьма разнообразен.
Листья у них цельнокрайние, иногда очень узкие, либо все супротивные,
либо нижние супротивные, а верхние попеременные. Цветки большей частью
яркие, красные, фиолетовые, белые или пестрые, одиночные или собранные в
щитки, кисти, метелки на верхушке побегов. Околоцветник двойной; чашечка
трубчатая или почти колокольчатая, более или менее пятираздельная;
венчик тарельчатый, пятилопастный с узким зевом и тоненькой трубочкою;
лопасти венчика одинаковые, либо цельные, либо зубчатые или рассеченные.
Тычинок пять, прикрепленных на разной высоте в трубочке венчика и не
выдающихся из нее. Пестик один, с трех-гнездою завязью, в каждом гнезде
по 12-3-5 семени. Плод - яйцевидная, трехлопастная коробочка. Семя без
ослизняющегося слоя. Всех видов Ф. насчитывается около 31, из них
большинство (30) растут в Северной Америке и лишь один вид в Сибири (Ph.
sibirica L.). Некоторые виды - излюбленные декоративные садовые
растения. Таков: Ph. Drumondii Hook., однолетний Ф., достигающий до 50
стм. высоты, стебель у него ветвистый, железистый, листья продолговатые
или ланцетные, цветки собраны щитками; у основной формы цветки красные,
но у многочисленных садовых разновидностей различной покраски, не бывает
лишь чисто желтой. Садовые разновидности соединяются в два класса: 1)
rotundata и 2) stellaris. Rotundata (округло лепестковые Ф, ) отличаются
тем, что лопасти венчика округлые, цельные, или слегка выемчатые. Здесь
различаются 1) формы обыкновенные, у которых цветки до 2 стм. в диаметре
("Eclipse", "violacea рurа", "atropurpurea", "formosa" и др.), 2) формы
с более крупными цветками (Ph. Drummondi grandiflora), 3) формы с
цветками, как у гортензии (Ph. Dr. hortensiaeflora или verbenaeflora). В
каждой группе бывают и карликовые формы ("nаnа"), т. е. растения до 30
стм. высотою. К классу stellaris принадлежат такие Ф., у которых лопасти
венчика зубчатые, расщепленный, звездчатые ("fimbriata", "laciniata").
Ph. paniculata L., многолетний Ф. (иначе Ph. decursata, corymbosa и
др.), растения до 120 стм. высотою, голые или коротко-волосистые, листья
продолговато-ланцетные или яйцевидно-ланцетные, заостренные; цветки у
основной формы светло-розовые, у разводимых всевозможных колеров. Ph.
subulata L., небольшое многолетнее растение до 10 стм., растущее густыми
дерновинами и цветущее раннею весною. Более редко разводится Ph. pilosa
L., Ph. ovata L., Ph. amoena Sims. и др.
С. Р.
Флора (Flora) - древнеиталийская богиня, культ которой был
распространен у сабинян и особенно в Средней Италии. Она была богиней
цветов, расцвета, весны и полевых плодов; в честь нее у сабинян был
назван месяц, соответствующий апрелю или маю (mese Flusare = mensis
Floralis). По преданию, Тит Таций поставил ей в Риме алтарь; кроме того,
существовал особый фламин, ведавший ее культ (flamen Floralis ), и ей
приносили жертвы арвальские братья. Если древнейшие списки празднеств не
заключают упоминания о празднике в честь Ф., то это объясняется тем, что
он, подобно другим аграрным праздникам, был подвижным (feriae
conceptivae). Вероятно, этот праздник первоначально справлялся в конце
апреля или начале мая, но впоследствии был вытеснен играми в честь Ф.
(ludi Florales), учреждение которых относится к 238 г., когда был
освящен храм Ф. С 173 г. игры праздновались раз в год; во времена Цезаря
празднество продолжалось шесть дней. Так как постройка храма и
учреждение игр были предписаны Сивиллиными книгами и самые флоралии
отличались распущенным характером, то несомненно ludi Florales,
прикрытые именем римской богини, имели греческое происхождение.
Святилище италийской Flora rustica, на Квиринале, было вероятно не
храмом (aedes sacra), а молельней (sacellum). Ср. Preller-Jordan,
"Romische Mythologie" (Б., 1881, т. 1, стр. 430 и сл.); wissowa,
"Religion und Kultus der Romer" (Мюнхен, 1902, стр. 163 - 164; V т., 4
отд. "Handbuch der Klassischen Altertumswissenschaft" Iw. Мuller'a).
Н. О.
Флора - совокупность растений, произрастающих в известном крае, напр.
Ф. России, Ф. Крыма, или при известных внешних условиях, напр. Ф. болот,
Ф. чернозема.
Флорида (Florida) - самый юго-вост. штат американского союза, между
24°30' и 31° с. ш. и 79°48' и 87°38' з. д.; образует полуостров,
омываемый с В Атлантическим океаном, с Ю прол. Бимини и Мексиканским
зал., с З тем же заливом и шт. Алабамой, с С штат. Алабамой и Георгией.
Пространство - 153500 кв. км.; жит. в 1890 г. 391422, в 1900 г. 528542.
Поверхность Ф. низменная, причем в сев.восточной части отдельные холмы
до 51 м. над уровн. моря, в зап. части между Апалачиколой и Пердидо
холмов уже не встречается, а весь собственно полуостров еле возвышается
над ур. моря и состоит из болот и лагун. Полуостров постепенно
образовался из полукруглых коралловых рифов, появлявшихся около берега;
этот процесс продолжается и поныне, и южная Ф. растет за счет моря. К Ю
от полуострова тянется цепь островов, отделяющих Ф. от Гольфстрима;
острова эти носят название Киз (Keys) от испанск. Cayos, из них следует
отметить от СВ к ЮЗ
- Ки Ларго, о-ва Пайн, Маркезас и Тортугас. Почва Ф. состоит: 1) из
болот, из коих особенно замечательны Эвергледы (около 850000 гект.) к С
от оз. Окечоби, 2) саван или прерий и 3) высокого и низкого гуммока
(hummock), т. е. земель, возвышающихся над болотами и, по большей части,
покрытых дубом, магнолиями, апельсинными и каштановыми деревьями и т.
д.; низкий гуммок часто наводняется, но при хорошем дренаже благоприятен
сахарному тростнику. Растительность южной, болотной части - тропического
характера. Реки многочисленны, но отличаются медленным течением и мало
способствуют осушению; главные - Апалачикола, впадающая в Мексиканский
залив, и Сент-Джон, впадающая в Атлантический океан. Из других рек
наибольшие: к З от Апалачиколы - Рио Пердидо, Эскамблия, Уэллоу-Уотер и
Чокта Хуатчи, к В - Оклокоми и Саванни, впадающие в Мексиканский залив,
и Сент-Мэри, приток океана. Явление, часто наблюдаемое в Ф. -
исчезновение и появление вновь рек, а также провалы почвы - sinks, из
коих бьют ключи, развивающие нередко большую двигательную силу. В
окрестностях Таллахасси, столицы штата, лежит такой sinks, при измерении
коего лот не достигал дна на 500 м. В граф. Алачуа, в сев. части
полуострова, находится Great Sink, поглощающий воды рек, впадающих,
по-видимому, значительно южнее в оз. Оранж. Всего Ф. имеет до 2050 км.
берегов, в коих на долю Атлантического побережья приходится 650 км., на
рифы 200 кн., на Мексиканский залив 1200 км. Климат Ф. - морского
характера с слабыми колебаниями между средними для лета и зимы: 10 - 11°
в Сент-Огюстине, на океане, и в Форт-Кинге, внутри полуострова. В общем,
климат менее теплые, нежели можно было ожидать в соседстве с тропиком.
Бывают, хотя и редко, морозы; 4-го января 1879 г. в Арлингтоне
наблюдался иней, причем были уничтожены пальмы и апельсинные деревья.
Средняя годовая температура - 22,50° Ц. Ф. привлекает своим климатом
много больных. Леса состоят из дуба, кипариса, пихты; из плодовых
деревьев распространены финиковое, фиговое, апельсинное и масленичное;
растительность близка к тропической. Возделываются кукуруза, табак, рис,
сахарный тростник и хлопок. Значительный капитал затрачен на апельсинные
рощи, плоды коих вывозятся в разные концы союза. Торговля Ф., за этим
исключением, незначительна; в соседние штаты вывозится строевой лес,
заграничной торговли почти нет. Главные порты: Пенсакола на сев.-зап.
берегу, Тампа, при бухте Тампа в Мексиканском заливе, и Ки Уэст на Ю
(морская стоянка и арсенал американского флота). Народное образование
обеспечено фондом, поддерживаемым продажей общественных земель, а также
фондом Пибоди. В Лэк Сити земледельческий и механический институт, в
Таллахасси и Гэндвиле - семинарии; нормальные школы - для белых в
Де-Фунияк-Спрингс, для черных в Таллахасси; для высшего образования
негров имеются университет Джона Стетсона в Де-Ланде (баптистский) и
коллегия Роллина в Уинтер Парке (конгрегационалистская).

История. Ф. открыта испанцем Понс де Леоном в 1512 г., высадившимся
здесь из С.-Доминго; он назвал ее Ф., потому что открыл ее в вербное
воскресенье (Pasqua florida), и провозгласил ее владением Испании. Его
попытка колонизовать страну, первая на всем материке Америки, не
увенчалась успехом. В 1526 г. Карл V дал патент на обладание всею
страною Памфилио де Нарваецу, который через 2 года высадился туда из
Кубы с 400 человеками; но вскоре он погиб, почти со всеми спутниками, во
время экспедиции внутрь страны. В 1538 г. попытку завоевания Ф. повторил
Гернандо де Сото, прошедший с успехом через полуостров, но умерший от
малярии в устьях Миссисипи. В 1563 г. во Ф. высадились и основали
несколько поселений французские гугеноты. Филипп II отправил на Ф.
испанский отряд под начальством Менендеца, который разбил гугенотов,
сжег все их поселения, а гугенотов, попавших в его руки, повесил, "не
как французов, а как еретиков". Он же основал г. Сан-Агостино (1564),
первое уцелевшее доныне европейское поселение в Сев. Америке. В 1586 г.
Фр. Дрэк разорил испанское поселения во Ф., но испанская колонизация
продолжалась, хотя и крайне медленно; только в 1696 г. было основано
испанцами второе значительное поселение, Пенсакола. По мере
распространения испанцев на севере, между ними и англичанами (в
Каролине) возникали столкновении, который, впрочем, в силу редкости
населения и отдаленности городов между собою, не имели большого
значения. Формальным основанием для этих столкновений служила
неурегулированность границ: хартия, данная Каролине в 1663 г.,
определяла (совершенно произвольно) ее границей 29° с. ш., т. е.
захватывала и значительную часть Ф. - а жители последней были склонны
считать своей границей р. Миссисипи. Борьба окончилась тем, что в 1763
г., по миру в Фонтенбло, Испания уступила Англию всю Ф.. из которой она
не извлекала никаких выгод. Однако, она не охотно примирилась с потерей;
в 1781 г. дон Бернандо де Галвец, испанский губернатор Луизианы,
завоевал западную Ф., с Пенсаколой. В 1783 г. по Версальскому миру
Испания получила всю Ф. обратно. 20 лет английского владычества сделали
для страны больше, чем 200 лет испанского: в ней было уже 25000 белых
жителей, были богатые плантации. Большая часть англичан выселилась в
соседние штаты (Георгию и Каролину), и Ф. опять начала падать. В 1819 г.
Испания продала Ф. Соединенным Штатам за 5 милл. долл.; в 1821 г.
договор был ратификован испанским королем и в июле того же года
правительство Соед. Штатов вступило во владение страной, назначив ее
губернатором ген. Джексона (впоследствии президент). Число жителей Ф. не
превосходило тогда 10000; но разумное управление немедленно вызвало
значительную иммиграцию из других штатов и из других стран Америки, хотя
все-таки развитые Ф. совершается медленнее, чем многих других штатов.
Это объясняется отчасти слишком жарким и сырым климатом, неблагоприятным
для европейцев, отчасти тем, что штатам пришлось унаследовать некоторые
неблагоприятные последствия политики Испании: так, значительная часть
почвы принадлежит нескольким крупным собственникам-испанцам, права
которых были признаны правительством штатов. Они по большей части не
живут в своих поместьях, но сдают их в аренду и стремятся извлекать из
них как можно больше доходов, не вкладывая ни труда, ни капитала. Это
задерживает развитие страны. В 1830 г. жителей было 34000 (18000 белых,
840 свободных цветных, 15000 рабов), в 1840 г. - 54000, 1850 - 87000,
1860 - 140000, 1870 - 187000, 1880 - 269000, в 1890 г. - 391000. В 1823
г. актом конгресса Ф. была организована на правах территории, с главным
городом Талагасси. В 1839 г. выработана народным флоридским конвентом
первая конституция территории. Сначала развитию страны препятствовали
бродячие индейцы (семинолы), грабившие и жегшие плантации, убивавшие
поселенцев. Последние вели с ними мелкую войну, отличавшуюся с обеих
сторон крайней жестокостью. Наконец, в 1835 г. правительство Соед.
Штатов снарядило против семинолов военную экспедицию. Война, очень
трудная для европейцев, недостаточно знакомых с местностью и не умевших
выслеживать семинолов в их убежищах, длилась целых 7 лет; наконец,
семинолы были истреблены или вытеснены за р. Миссисипи. В 1845 г. Ф.
принята в союз, как 27-ой штат (рабовладельческий). Во время войны 1861
- 65 гг. Ф. входила в состав южной конфедерации и участвовала в войне. В
1868 г. в ней выработана и в 1869 г. принята всенародным голосованием
новая конституция, на основе общей личной свободы (запрещение рабства).
Как свободный штат, Ф. успела осушить значительные болота, благодаря
чему добыты значительные свободные пространства для поселения и
несколько изменился к лучшему климат. Доныне штат остается по
преимуществу сельскохозяйственным; больших городов нет. На основании
конституции 1869 г. (с поправками 1870 и 1875 гг.) Ф. управляется
избираемым на 4 года всеобщей подачей голосов губернатором;
законодательную власть он делит с сенатом из 32 членов, избираемым на 4
года, и палатой представителей из 76 членов (на 2 года); обе палаты
избираются всеобщим голосованием. В конгресс Ф. посылает 2 сенаторов и 2
депутатов; при выборе президента имеет, следов., 4 голоса. См.
Fairbanks, "The history of F. 1512 - 1842" (Филадельфия, 1872); S. A.
Drake, "F., its history, condition and resources" (Бостон, 1878);
Lanier, "F., ist. scenery, climates and history" (Филад., 1881);
Davidson, "The F. of today" (Нью-Йорк, 1890); Norton, "Handbook of F."
(1891); Ruidiaz y Caravia, "La F., suconquista у colonizacion" (Мадр.,
1894).
В. В - в.
Флорин (лат. florenus, от flos - цветок) - немецкое старинное
название гульдена, происшедшее от итальянского фиорино. Во Флоренции
первые фиорины чеканились с изображением лилии - гербом этого города - и
были с 1252 г. золотые; они имели величину и приблизительную ценность
дуката. Вскоре они перешли в Германию и Францию (florin d'or - золотая
монета ценностью в дукат, florin St.-George - ценностью в 2 дуката).
Отсюда произошел в средние века золотой гульден, а потом и гульден
новейшего времени, обозначаемый письменно буквами fl.
Флоэма - часть сосудистого пучка растений. Как элементы проводящие
воду по растению, так и элементы, проводящие органические вещества,
собраны в особые сосудистые пучки и притом так, что часть пучка занята
элементами, проводящими воду, а остальная часть пучка - элементами,
проводящими органические вещества. Часть сосудистого пучка, занятая
элементами, проводящими воду, называется ксилемой и красится
хлорцинкиодом в желтый цвет. Часть же сосудистого пучка, занятая
элементами, проводящими органические вещества, называется Ф. (phloem)
или лептомой (leptom) и красится хлорцинкиодом в фиолетовый цвет.
Сосудистые пучки, на основании расположения в них ксилемы относительно
Ф., делятся на три типа: на коллатеральные, концентрические и
радиальные. У коллатеральных пучков элементы Ф. только одной своей
стороной примыкают к элементам ксилемы. В концентрических пучках
элементы ксилемы со всех сторон окружены элементами Ф. Реже встречается
обратный случай, когда элементы Ф. окружены элементами ксилемы.
Радиальные сосудистые пучки характеризуются лучистым расположением своих
частей, так что элементы Ф. чередуются с элементами ксилемы. Самыми
характерными элементами Ф. служат решетчатые или ситовидные сосуды или
трубки, по которым главным образом перемещаются органические вещества.
В. Палладин.
Флюс. - Флюсами или плавнями называются примеси, прибавляемые при
выплавке металлов с целью образования шлака надлежащей степени
плавкости. Впрочем, часто Ф. называются также примеси, прибавленные с
целью разложить то или другое металлическое соединение или растворить
металл или его соединения в массе прибавленного вещества и т. д. Выбор
Ф. зависит от рода плавки и от состава руд. Например, при руде богатой
глиноземом и кремнеземом Ф. должен быть известковым или магнезиальным -
этот случай имеет место на 9/10, всех чугунно-плавильных заводов. Чистый
известняк состоит из 56% извести и 44% угольной кислоты. Чтобы ввести в
шихту 100 част. извести, надо 178,6 известняка. Конечно, можно
прибавлять в печь и прямо известь, но это делается сравнительно редко.
Известняки, содержащие окаменелости, иногда содержат много фосфора, что
часто нежелательно; поэтому предварительный анализ известняков
составляет существенную необходимость. Лучше всех мраморовидные,
кристаллические известняки; мел применяется редко. Доломит, содержащий в
среднем 60% углекислого кальция и 40% углекислого магния, находить себе
также применение при плавке - он дает более легкоплавкие шлаки, чем
чистый известняк. В доменном производстве главная цель применения Ф. -
это связать кремнезем железной руды. Естественно, что чем меньше сам
известняк содержит кремнезема, тем лучше. Кварц и другие минералы,
содержащие кремнезем - песчаники, роговые обманки, гранаты, полевые
шпаты, базальты и т. д. применяются при рудах, очень богатых
основаниями. Силикаты легче чистого кварца вступают в соединения и
плавятся. Плавиковый шпат действует на шлаки чрезвычайно разжижающим
образом. Температура плавления шлака им также сильно понижается.
Дороговизна его и разъедание им стенок печи мешают его рядовому
применению. В домну плавиковый шпат вводится в случае расстройства хода
печи; иногда его засаживают в какое-нибудь определенное место печи,
чтобы удалить образовавшийся там настыли. Глинистые сланцы применяются в
виде Ф. при сильно известковистых рудах. Железо присаживается при плавке
свинцовых, сурьмяных, ртутных руд главнейшие для разложения руды: PbS +
Fe = Pb + FeS. Руды мышьяка и сурьмы служат плавнями при плавке на
кобальт и никель. Свинец служит для собирания золота и серебра при
плавке медных руд. Металлические окислы присаживаются для различных
целей: при пудлингованиии - при рафинировании меди - для разделения
металлов; для образования жидких шлаков - как сильные основания (плавка
меди) и т. д. Шлаки того же или другого процесса служат также флюсами;
действие их зависит от их состава.
А. Митинский.
Фокус (опт.) - точка, в которой сходятся лучи света и теплоты,
падающие на зеркало (оптическое) или оптическое стекло, отражающиеся от
первого или преломляющиеся во втором. Оптические Ф. зеркал совпадают в
известных случаях с математическими - для отрезков эллипсоида и
параболоида.
Фонвизин (Денис Иванович; фамилия Ф. писалась в XVIII в. в два слова;
это же правописание сохранялось до половины XIX века; окончательно
установлено правописание в одно слово Тихонравовым, хотя уже Пушкин
находил это начертание правильным, как придающее более русский характер
фамилии писателя, который был, по выражению Пушкина, "из перерусских
русский") - знаменитый писатель Екатерининской эпохи; род. в Москве 3
апр. 1745 г.; происходил из лифляндского рыцарского рода, выехавшего в
Москву еще в XVI в. и совершенно обрусевшего. Первоначальное образование
Ф. получил под руководством своего отца, Ивана Андреевича, который, как
вспоминает Ф. в "Чистосердечном признании", "был человек большого
здравого рассудка, но не имел случая, по тогдашнему образу воспитания,
просветить себя учением", однако, был довольно начитан, преимущественно
в сочинениях нравоучительного характера. Представляя своего отца
человеком старого времени, отличающимся такими достоинствами, каких не
имеется в "нынешнем обращении света", Ф. дает возможность указать
прототип для созданного им Стародума: те сентенции личной и общественной
морали, которые влагаются им в уста Стародума, заключались, может быть,
уже в наставлениях отца, возбуждавшего в Ф. любовь к старой русской
жизни. Несмотря на "безмерные попечения"; объем домашнего образования
был не особенно велик, так как средства не позволяли отцу Ф. "нанимать
учителей иностранных языков": дома он усвоил элементы русской
грамотности, а чтение церковных книг, будучи одним из важных средств
религиозного воспитания, вместе с тем дало Ф. знакомство со славянским
языком, "без чего российского языка и знать невозможно". В 1755 г. Ф.
поступил в только что открытую гимназию при московском унив.; в 1760 г.
был "произведен в студенты", но пробыл в университете всего 2 года. Хотя
и очень чувствовались недостатки этих юных просветительных учреждений,
хотя преподавание было весьма слабо, хотя учителя отличались "пьянством
и нерадением", тем не менее Ф. много вынес из годов своего ученья: не
говоря уже о знании французского и немецкого языков, открывшем ему
непосредственный доступ к европейским литературам, школа дала Ф.
известную умственную дисциплину, благодаря которой он выделяется из
среды современных ему литераторов не только талантом, но и
систематичностью образования. На школьной скамье, под влиянием некоторых
профессоров, начинаются и литературные занятия Ф.: в 1761 г. он поместил
в журнале Хераскова "Полезное Увеселение", переводную статейку
"Правосудный Юпитер" и отдельно напечатал перевод басен Гольберга. В
следующем году он издал перевод нравоучительного сочинения Террасона:
"Геройская добродетель, или жизнь Сифа, царя египетского, из
таинственных свидетельств древнего Египта взятая" и напечатал несколько
переводов в издании проф. Рейхеля: "Собрание лучших сочинений к
распространению знания и к произведению удовольствий". К этому же
времени относятся не дошедшие до нас оригинальные произведения Ф., в
которых выразилось его стремление к сатире. "Острые слова мои,
вспоминает Ф., носились по Москве; а как они были для многих язвительны,
то обиженные оглашали меня злым и опасным мальчишкою; все же те, коих
острые слова мои лишь только забавляли, прославили меня любезным и в
обществе приятным". Несмотря на этот успех, Ф. отзывается о своих первых
произведениях очень строго, говоря, что это "были острые ругательства:
много было в них сатирической соли, но рассудка, так сказать, ни капли".
К годам ученья относится и зарождение в Ф. любви к театру: во время
поездки гимназистов в Петербург для представления куратору Шувалову, Ф.
был в одном спектакле, и впечатление вынес сильное. "Действия,
произведенного во мне театром - рассказывает он, - почти описать
невозможно: комедию, виденную мною, довольно глупую, считал я
произведением величайшего разума, а актеров - великими людьми, коих
знакомство, думал я, составило бы мое благополучие". В 1762 г. ученье Ф.
в университете прекращается; он определяется сержантом гвардии, хотя эта
служба его совсем не интересует и он от ее уклоняется, насколько
возможно. В это время в Москву приезжает двор, и вице-канцлер определяет
Ф. в коллегию иностранных дел "переводчиком капитан-поручичья чина", а в
следующем году Ф. назначен "быть для некоторых дел" при кабинет-министре
у принятия челобитен, И. П. Елагине, который с 1766 г. получает в свое
заведывание театры. Назначением этим Ф., может быть, был обязан "греху
юности" - переводу Вольтеровой "Альзиры", который начат был им еще в
университете. Елагин был очень расположен к своему молодому
подчиненному, но служба была тяжела для Ф. вследствие неприятностей с
секретарем Елагина, драматургом Лукиным, старавшимся вооружать против Ф.
кабинет-министра. В первое же время пребывания в Петербурге Ф. сблизился
с кн. Козловским и некоторыми другими молодыми литераторами. Об этом
кружке он впоследствии не мог "без ужаса вспомнить", так как "лучшее
препровождение времени состояло в богохулии и кощунстве". Это
направление не прошло бесследно для Ф.: он увлекся модным вообще в то
время скептицизмом, отголоском чего является "Послание к слугам моим
Шумилову, Ваньке и Петрушке", напечатанное в первый раз в ежемесячном
издании "Пустомеля", в 1770 г. Однако, увлечение идеями кружка кн.
Козловского не могло быть для Ф. особенно продолжительным, так как
религиозная основа домашнего воспитания была в нем сильна и он
"содрогался, слыша ругательство безбожников". К этому периоду жизни Ф.
относятся некоторые его стихотворения и новые переводы, из которых
особенный успех имели переводы поэмы Битобе "Иосиф", а также повести
Бартелеми: "Любовь Кариты и Полидора" (1763). В это же время появляется
первый опыт Ф. в области драмы: в 1764 г. была представлена его комедия
"Кopион", переделанная из франц. комедии Грессе "Сидней". Это
произведение важно не только для развития таланта Ф., как переход от
переводов к "Бригадиру" и "Недорослю", но в нем можно видеть и прогресс
вообще русской литературы. "Применение иностранных комедий к нашим
нравам - говорит Н. С. Тихонравов - было уже шагом вперед от простых
переводов к произведениям более оригинальным". Правда, оригинальность
пьесы выразилась только в немногих внешних чертах, так как и сюжет, и
структура, и главные типы комедии целиком заимствованы. Однако,
"Корион", судя по современным свидетельствам, понравился публике. Успех
ободрил автора, и вероятно уже в 1768 г. был написан "Бригадир",
представляющий собою значительный прогресс в применении чужих
произведений к русскому быту. Несмотря на заимствование главного
действующего лица, знаменитого Иванушки, из комедии датского писателя
Гольберга "Jean de France", несмотря на некоторые другие черты
подражания, "Бригадир" есть одно из важнейших явлений нашей литературы.
Если в "Корионе" черты русского быта едва были намечены, то в
"Бригадире" они выдвигались на первый план, так что заимствование могло
почти совсем оставаться незамеченным. Типы петиметра и щеголихи,
выставленные в лице Иванушки и советницы, в достаточной мере были
знакомы уже из русской действительности, особенно из наблюдений над
столичной жизнью, в чем могут лучшим подтверждением служит для нас
статьи сатирических журналов того времени. Еще более оригинальными,
выросшими на русской почве, являются типы советника, бригадира и
бригадирши. Немудрено поэтому, что "Бригадир" произвел сильнейшее
впечатление на тогдашнюю публику: Н. И. Панин отозвался о нем, как о
"первой комедии в наших нравах"; Ф. сравнивали с Мольером, комедия его
не сходила со сцены. В 1769 г., вследствие новых столкновений с Лукиным,
Ф. был вынужден оставить службу при Елагине и определился опять в
коллегию иностранных дел, к гр. Н. И. Панину. Как секретарь Панина, он
положительно завален работой: ему поручена обширнейшая переписка с
нашими дипломатами при европейских дворах; под руководством своего
начальника он составляет крайне любопытный проект государственных
реформ, по которому предполагалось предоставить верховному сенату
законодательную власть, обеспечить "два главнейшие пункта блага
государства и народов: вольность и собственность", для чего нужно
освободить крестьян. В этом проекте обращает на себя внимание
характеристика господства временщиков: "вчерашний капрал, неизвестно
кто, и стыдно сказать, за что, становится сегодня полководцем и
принимает начальство над заслуженным и ранами покрытым офицером"; "никто
не намерен заслуживать, всякой ищет выслуживать", Замечательно также
обличение крепостного права. "Представьте себе государство, говорит Ф.,
где люди составляют собственность людей, где человек одного состояния
имеет право быть вместе истцом и судьею над человеком другого состояния,
где каждый следственно может быть или тиран, или жертва". Упоминает Ф. и
о необходимости уничтожить невежество, на которое опирается рабство.
Рядом с официальными поручениями, Ф. приходится много работать и по
различным частным делам гр. Панина. Служба при Панине продолжалось до
1783 г., когда Ф. вышел в отставку с чином статского советника и с
пенсиею в 3000 руб. Литературная деятельность Ф. за этот период его
жизни не могла быть особенно велика, так как для нее не хватало досуга;
тем не менее именно в это время, может быть вследствие постоянных
впечатлений, которые испытывались в центре общественных и политических
интересов эпохи, появились важнейшие в литературном и общественном
отношениях произведения Ф. Это были статьи в "Собеседнике любителей
российского слова": "Опыт российского сословника", "Вопросы автору Былей
и Небылиц", "Челобитная российской Минерве от российских писателей",
"Поучение, говоренное в Духов день Иереем Василием", и комедия
"Недоросль", представленная в первый раз в 1782 г. "Челобитная
российской Минерве" имеет значение как защита прав литературы против
разных ее врагов, отрицающих пригодность писателей "к делам", а
знаменитые "Вопросы" касаются некоторых больных сторон русской
действительности. Смелость, "свободоязычие" этих "Вопросов" вызвали
против Ф. неудовольствие имп. Екатерины II. "Недоросль", как и
"Бригадир", занимает первое место в сатирической литературе
Екатерининского времени, боровшейся за просвещение. По своей
оригинальности он значительно выше "Бригадира": заимствования
проявляются в некоторых незначительных частностях, напр. в знаменитой
фразе г-жи Простаковой о том, что география не нужна, так как есть
извозчики и т. п. Типы семей Простаковых и Скотининых несомненно
русские, унаследованные от старого времени и сохраняющие в
неприкосновенности свои исконные черты невежества и грубости. Правда, в
некоторых из этих типов есть следы карикатуры, но в общем они
чрезвычайно жизненны, и этим объясняется как успех комедии в свое время,
так и тот интерес, который она до известной степени возбуждает и теперь.
Для эпохи Ф. и лично для автора большое значение имели и скучные для нас
речи резонеров, в особенности Стародума, в уста которого Ф. влагал
выражение своего идеала гуманности и просвещения. За время службы при
гр. Панине Ф. совершил с больной женой (рожд. Роговиковой) первое
путешествие за границу (1777 - 78), побывав в Германии и во Франции.
Второе путешествие было предпринято в Германию) и Италию (в последней Ф.
провели 8 месяцев) в 1784 г.; через два года уже самому Ф. пришлось
ехать лечиться от последствий паралича в Вену и Карлсбад. Последние годы
жизни вообще прошли для Ф. в тяжелой обстановке: расстроилось
окончательно здоровье, а вместе с тем пошатнулось и его материальное
благосостояние, вследствие разных тяжб с арендаторами. Литературная
деятельность Ф. почти совсем прекращается, если не считать литературными
произведениями его письма из-за границы и его путевые журналы. Они не
предназначались для печати и были опубликованы уже в XIX в., но
представляют выдающийся интерес, как суждение умного наблюдателя
тогдашней европейской жизни. Отзывы Ф. о европейцах далеко не всегда
справедливы и часто крайне резки (как напр. знаменитая фраза: "француз
рассудка не имеет и иметь его почел бы за величайшее для себя
несчастие"), но это пристрастие, объясняемое отчасти личными мотивами,
болезнью, неприятностями путешествия, не уничтожает значения некоторых
заметок Ф.: в них виден самостоятельный, критически-мыслящий человек, и
в этом отношении письма Ф. следует поставить значительно выше "Писем
русского путешественника" Карамзина. В 1792 г. Ф. умер и похоронен в
Александро-Невской лавре. В своей литературнообщественной деятельности
Ф. выступает как честный, убежденный прогрессист, как поклонник
просвещения и лучшего общественного устройства, не изменяющий до конца
тем освободительным взглядам, которые господствовали в начале
Екатерининского царствования, несмотря на то, что эти взгляды в
позднейшее время уже не пользуются покровительством и сочувствием
правящих сфер: он чужд оппортунизма, которым отличались многие тогдашние
литераторы, смотревшие очень легко на свою профессию, тогда как он видит
в ней службу обществу. Как образованный человек и самостоятельный ум, он
критически относится к наблюдаемым явлениям, провидя впереди идеал
лучшей жизни. См. "Сочинения, письма и избранные переводы Ф." (СПб.,
1866, под ред. П. А. Ефремова, с биографией, составленной А. П.
Пятковским); "Первое полное собрание сочинений Ф." (М., 1888); кн. П. А.
Вяземский, "Фонвизин" (СПб., 1848; "Полн. Собр Соч. кн. Вяземского", т.
V); Тихонравов, "Материалы для полного собрания сочинений Ф., под ред.
Л. Н. Майкова" (СПб., 1894); Незеленов, "Литературные направления в
Екатерининскую эпоху" (СПб., 1889); С. А. Венгеров, "Русская поэзия" (т.
1; здесь напеч. составляющее величайшую библиографическую редкость
шуточное стихотворение "Чортик на дрожках"; это стихотворение помещено
также в "Материалах" Тихонравова, который сомневается, однако, в
достоверности его принадлежности Ф.); И. Н. Жданов. "Фонвизин" (в
"Русском Биограф. Словаре"; полная библиография).
А. Бороздин.
Фонды (от лат. Fundus - почва) - первоначально этим термином
означались капиталы, имеющие определенное назначение. Так, в Англии Ф.
(Funds) назывались такие государственные доходы, которые обращались на
уплату процентов и погашения по государственным займам. Со времени
Вильгельма III каждый заем в отдельности основывался (фундировался) на
определенных государственных поступлениях (фондах). С 1715 г. однородные
Ф. стали объединяться в более крупные группы, а в 1786 г. вместо
последних образован общий консолидированный Ф., из которого, помимо
платежей 110 государственным займам, покрывались расходы по цивильному
листу, по содержанию правительственных учреждений и т. п. Во Франции под
Fonds publics издавна разумели государственные займы, а ныне - и займы
органов самоуправления. В Германии и России под Ф. разумеют процентные
бумаги вообще, а в частности билеты государств, займов, облигации и
другие процентные бумаги, приносящие точно установленные и неизменные
проценты, в отличие от акций или дивидендных бумаг, доходность которых
обусловливается прибыльностью предприятия. Фондовые сделки - биржевые
сделки с Ф., в частности сделки на наличные, совершаемые через
посредство официальных маклеров. Фондовая биржа - биржа, на которой
заключаются сделки с ценными бумагами. Для обособления торговли Ф. от
прочих видов биржевой торговли и с целью повышения нравственного уровня
лиц, оперирующих с ценными бумагами, законом 27 июня 1900 г. образован
на с.петербургской бирже особый фондовый отдел, правила для которого
утверждены министром финансов 10 января 1901 г. Закон 27 июня 1900 г.
намечает лишь главные основания организации фондового отдела при
с.-петербургской бирже, вопросы же о составлении бюллетеня, о допущении
бумаг к котировке, о маклерах, о деталях организации отдела
предоставлены разрешению в административном порядке, с тем, чтобы
впоследствии выработанный по указаниям практики устав фондовой биржи был
внесен в государственный совет. Правила 10 января 1901 г. обнимают лишь
организационную часть фондового отдела, не касаясь специальных вопросов
о допущении бумаг к котировке и о способах котировки бумаг. Фондовому
отделу придан характеры замкнутой корпорации; он состоит из
действительных членов, избранных из числа лиц, занимающихся банкирскими
операциями. Члены отдела пользуются правом заключения сделок
непосредственно за свой счет и по поручению третьих лиц, а также правом
участия в образовании биржевого управления. Кроме того, отдел может быть
посещаем членами-посетителями, имеющими право заключения сделок через
маклеров, гостями, коим не предоставлено никаких активных прав, и
представителями правительственного надзора. По действующим узаконением,
вступление в биржевое общество обусловливается лишь выборкою
установленного свидетельства на торг и уплатою взноса за право входа на
биржу. Такой порядок, давая некоторое ручательство в имущественной
состоятельности лица, не гарантирует наличность положительных
нравственных качеств, столь необходимых, однако, для лиц, имеющих
влияние на ход биржевой торговли фондами. Так как установить какой-либо
признак, который свидетельствовал бы о наличности подобных качеств,
невозможно, то признано наиболее целесообразным организовать замкнутое
общество фондового отдела, доступ в которое открывается лишь по
баллотировке и при ручательстве нескольких лиц. Отдел управляется
советом, избираемым из среды биржевого общества. Совет состоит из
председателя и 15 членов, избирающих из своей среды трех товарищей
председателя. Совету предоставляются обширные права по надзору за
отдельными членами отдела и, главное, по охране силы биржевых сделок.
Решения совета по важнейшим делам восходят на утверждение министра
финансов. В решении вопросов о допущении бумаг к котировке и в
составлении фондового бюллетеня постоянно участвуют особо назначенные
чиновники министерства финансов. Законом 27 июня 1900 г. предоставлено
министру финансов назначить своею властью весь первоначальный состав
совета, а также до 60 действительных членов отдела. Тем же законом
расширены права маклеров по приему приказов на покупку и продажу
процентных бумаг от публики, хотя бы она и не принадлежала к составу
фондового отдела: им предоставлено исключительное право исполнять
приказы, полученные в биржевом собрании; с другой стороны, повышены
требования, предъявляемые к лицам, желающим быть маклерами. Фондовые
маклера избираются не членами отдела, а министром финансов, и должны
внести залог, в размере 15000 руб.
Фонология (от греч. jwnh = голос, звук и logoV = слово, речь, учение)
- учение о звуках человеческой речи, тоже, что фонетика.
Фонтенбло (Fonlainebleau) - город во французском дпт. Сены-и-Марны,
недалеко от р. Сены, в 59 км. от Парижа; жителей около 15 тыс.
Артиллерийское и инженерное училища, городская библиотека. Дворец,
построенный в разных стилях (XIII - XVIII в.). Достопримечательности
дворца: галерея Генриха II с стенной живописью Приматиччо. галерея
Франциска I с картинами Росси, галерея Дианы, капелла св. Троицы,
тронная и советская залы. Дворец окружен садом и парком, к которому
примыкает прекрасный Фонтенблоский лес (16888 гектаров). Следующие
исторические события произошли в замке Фонтенбло: 1) 21 августа 1560 г.
- собрание нотаблей, созванное королевой Екатериной Медичи для
прекращения распри между католиками и гугенотами; адмирал Колиньи
требовал для гугенотов свободного исповедания веры. 2) 31 января 1564 г.
- свидание Карла IX и Екатерины Медичи с послами императора, папы,
испанского и других католических государей, которые желали, чтоб
французское правительство возвратилось к Амбуазскому эдикту. 3) 22
октября 1685 г. в Ф. подписан Людовиком XIV указ об отмене Нантского
эдикта. 4) 3 ноября 1762 г. в Ф.; подписаны статьи предварительного мира
между Францией, Англией и Испанией; 22 ноября, в день ратификации
предварительного мирного договора, к нему приступила Португалия. Тайным
соглашением от 3 ноября Франция отдала Луизиану Испании, чтобы
вознаградить ее за ее жертвы во время семилетней войны. 5) 27 октября
1807 г. в Ф. подписан трактат между Испанией и Францией, до которому
предположено было разделить Португалию на несколько частей между
Францией, Испанией, Годоем и королевой Этрурии. 6) 31 окт. 1807 г.
заключен в Ф. договор между Данией и Францией, по которому первая
объявила войну Англии и Швеции и ввела французские войска в Фионию и
Зеландию. 7) Императорский декрет, данный в Ф. 18 октября 1810 г.,
постановлял, что во всех странах, занятых французскими войсками,
продукты английских фабрик должны подвергаться конфискации и сожжению.
8) В Ф. был подписан папой Пием VII конкордат 25 января 1813 г.,
впоследствии взятый им назад. 9) После своего отречения (6 апреля 1814
г.) Наполеон подписал (12 апр. 1814 г.) в Ф. Парижсюй договор (от 11
апр.), отчего он и носит также название Фонтенблоского договора; по
этому договору Наполеон получил остров Эльбу и сохранил императорстй
титул. 28 апреля Наполеон простился с своей гвардией во дворе
Фонтенблоского замка, назвавшим в память о том "La cour des adieux".
Форель (Salmo fario) - рыба из семейства лососевых (Salmonidae),
принадлежащая к роду лосось (Salmo). Как вообще среди лососевых рыб, так
и в роде Salmo установление видов чрезвычайно затруднительно вследствие
близости их друг к другу и существованию множества разновидностей.
Поэтому и видовая самостоятельность Ф. часто подвергалась сомнению: так
настоящая или речная Ф. (S. fario) часто считается тожественной с
озерной Ф. (S. lacustris). Ф. характеризуется следующими признаками. В
одной десятой части тела под боковой линией впереди вертикали, опущенной
от начала спинного плавника, находится от 15 до 24 чешуй, а над
заднепроходным плавником от 13 до 19. Тело Ф. более или менее сжато с
боков; морда короткая и усеченная; на сошнике находятся зубы: на заднем
крае передней треугольной пластинки 3-4 зуба и на небной поверхности
рукоятки сошника 2 ряда сильных зубов. Число лучей в спинном плавнике
3-4 (простые) и 910 (ветвистые), в грудных по 112, в брюшных по 118; в
анальном 317-8, в хвостовых 17-19. Окраска Ф. чрезвычайно изменчивая.
Спинная сторона тела обыкновенно оливково-зеленого цвета; бока
желто-зеленые с округленными черными, иногда окруженными голубоватой
каймой, и красными или белыми пятнами; брюшная сторона беловато-серого
цвета, иногда с медно-желтым блеском; брюшные плавники желтые; спинные
испещрены точками. Иногда преобладает общая более темная окраска,
изредка переходящая в почти черную; точно также наблюдается и более
светлая окраска, иногда почти бесцветная. Вообще, цвет Ф. находится,
повидимому, в зависимости от цвета воды и дна, от пищи и частью времени
года (во время нереста Ф. становится темнее). Замечено, что в
известковой воде Ф. светлее и серебристее, а в реках с илистым или
торфяным дном темнее. Считают также, что чем сытее Ф., тем она
одноцветнее и тем менее пятен на ней. Часто наблюдается изменение
окраски (появление и исчезновение пятен, полос и т. п.) при перемещении
рыбы из естественных водоемов в искусственные и наоборот. Самцы
отличаются от самок меньшими размерами тела, большей величиной головы и
большим числом зубов; у старых самцов конец нижней челюсти иногда
загибается кверху. Цвет мышц (мяса) бывает то белый, то желтоватый, то
красноватый. Ф. никогда не достигает очень значительной величины: длина
ее доходит до 1 м., вес до 20 кгр.; в большинстве случаев Ф. бывает в
20-30 стм. длиной и весит 1-1/2 кгр. Желтоватые или красноватые яйца в
диаметре 4 - 5 мм. Яйца Ф. служили объектом многих эмбриологических
исследований. При развитии Ф. довольно часто наблюдаются отклонения от
нормального развития: уродства (двухголовые рыбки и т. п.),
гермафродитизм и альбинизм.

Ср. Jourdeil, "La truite, son histoire, ses habitudes etc." (Дижон,
1872); Barfurth, "Biologische Untersuchungen uber die Bachforelle" (в
"Archiv fur mikroskopische Anatomie", 27 т., 1886); Kupfer, "Die
Befruchtung des Forelleneies" (в "Bayersche Fischerei-Zeit.", 1885);
Blanc, "Etude sur la fecondation de l'oeuf de ia truite" (в "Ber.
Naturf. Gesellsch. Freiburg", 8 т., 1894); Голубев, "История развития
форели" (в "Труд. Спб. Общ. Естествоиспытат.", т. 16, 1886, проток.).
М. Р.-К.
Фортепьяно - этим названием означаются три струнных клавишных
инструмента, различных форм, но имеющие в своей основе тот же принцип, а
именно удар мягкого молотка, приводимого в движение клавишей. Эти три
инструмента: Pianoforte, пианино и рояль или флигель. Первый из них
имеет форму продолговатого стола; металлические струны натянуты в
горизонтальном положении. В пианино струны в вертикальном положении;
рояль или флигель имеет форму крыла, со струнами в горизонтальном
положении. Все эти инструменты отличаются от старинного флигеля главным
образом тем, что благодаря молоточкам, изобретенным Кристофали в Италии
и Шретером в Германии, удар по струнам получает разные оттенки силы, от
fortissimo до pianissimo. Вот почему эти инструменты называются Ф. Они
подвергались многим улучшениям, что продолжается и поныне. Фабрики всего
более способствовавшие усовершенствованию концертного рояля: во Франции
- Цлейель, Эрар, в Англии - Эрар, в Германии - Бехштейн, в Америке -
Стенвей, в России - Беккер, Шредер, Мюльбах, Дидрихс. Объем Ф. - семь
октав, считая от ла в четвертой октаве вниз. Ф. имеет две педали, из
которых одна служит для увеличения звука и поднимает демпфер, лежащий на
струнах, другая - una chorda - передвигает молоточки, вследствие чего
они бьют не по всем трем струнам, натянутым для каждого звука, а по
одной. Благодаря механизму двойной репетиции, введенной в позднейшее
время, клавиши могут подчиняться всевозможным тонким намерениям
виртуоза-пианиста. См. Paul, "Die Geschichte des Claviers" (Лпц., 1868).
Н. С.
Фортуна (Fortuna) - древнеримская богиня, культ ее - один из самых
старых, заимствованных Римом культов италийского происхождения (di
novensidenses). Предание, имеющее ясное представление только о
позднейшей Ф., тожественной греческой Tukh, приписывает введение культа
любимцу счастья, бывшему рабу Сервию Тулию. Древнейшее, первоначальное
значение богини с трудом поддается определению. Древнейшими храмами ее
были fanum Fortis Fortunae и aedes Fortunae, на forum boarium. Судя по
характеру праздника Fortis Fortunae и времени его (24 июня), можно
думать, что первоначальное значение богини было земледельческое -
обоготворение случайности, непредвиденного стечения обстоятельств,
которые играют такую важную роль в жизни земледельца. Другой характер
имеет Ф. скотного рынка; ее тесная связь и соседство с Mater Matuta
позволяют думать, что, как и Matuta, она была богиней-покровительницей
женщин; на это же указывает и смешение ее с Рudicita, и обычай невест
приносить в дар этой F. virginalis свои девические платья. Той же богине
посвящен был другой храм на via Latina, основанный, по преданию
Коpиoланом, где богиня почиталась под именем F. muliebris. Такое же
отношение к женщинам видно и в культе F. virilis, которой молились 1
апреля женщины низших классов в мужских банях; празднество ее совпадало
с праздником в честь Венеры. Мы имеем, таким образом, наряду с
богиней-покровительницей чистоты и целомудрия богиню,
покровительствующую противоположным качествам женской природы. Культ Ф.
заимствован был, вероятно, из Лация, где издревле славились ее храмы в
Анции и Прэнесте. Особенно знаменита. была прэнестинская богиня,
прозванная Primigenia, т. е. перворожденная дочь Юпитера. Эта чуждая
латинской религии идея филиации есть, вероятно, результат иноземного,
может быть греческого влияния. Характер богини, как покровительницы
женщин и их плодовитости, сказывается в посвящении ей надписей
матронами, просящими детей, и в изображении богини с двумя младенцами у
грудей, подобно аналогичной богине в Капуе и ряду других, особенно
галльских и германских божеств сходного значения. Отличительной чертой
прэнестинского культа были предсказания, которые давала богиня; они
записывались на палочках дубового дерева, вынимавшихся как жребий
(sortes). Эта опять-таки чуждая старолатинским религиозным воззрениям
черта повела к тому, что культ прэнестинской богини поздно проник в Рим.
Первый храм F. primigenia посвящен был, в 194 г. до Р. Хр., на
Квиринале; вскоре тут же возникли еще один храм той же богини и храм F.
рubliса, почему и местность стала называться ad tres Fortunas. Publica
p(opuli) R(omani) было эпитетом и богинь двух других храмов, что дает
право заключить, что культ прэнестинской богини перешел в культ
богини-покровительницы счастья римского народа. Культ богини счастья
вскоре дифференцировался на сотни и тысячи отдельных культов.
Боги-покровители определенных лиц, групп, учреждений, дней, времен года
и т. п., тысячи римских гениев и персонификаций разделили общее понятие
счастья и удачи на тысячи мелких частей: уже в 101 г., а может быть и
раньше, возникает в Риме храм Ф. huiusce diei - божества, гарантирующего
счастливый исход данного дня; еще раньше, в 180 г., посвящен был
диктатором Кв. Фульвием Флакком храм Ф. equestris богине-покровительнице
римской конницы, в память счастливой кавалерийской атаки в кельт
иберской войне 180-го г. В виду способности этого божества к
дифференциации, наряду с преобладанием в обществе чисто материальных
интересов, Ф. делается наиболее популярной богиней римского Пантеона и
почитается под тысячами имен и прозвищ. Характерны в этом отношении
слова Плиния Старшего: "по всему свету, повсюду во все часы дня голоса
всех призывают и называют одну Ф., ее одну обвиняют, привлекают к
ответственности, о ней одной думают, ее одну хвалят, ее одну уличают. С
бранью почитают ее изменчивую, многие считают ее слепой, бродячей,
непостоянной, неверной, вечно меняющейся, покровительницей недостойных.
Ей насчет ставится и дебет и кредит, и во всех расчетных книгах смертных
она одна занимает и ту, и другую страницу". Ей посвящаются тысячи
алтарей и капелл по всему лицу римской империи; ее изображение имеется
во всяком домашнем святилище, появляется на монетах и еще чаще на
предметах промышленности и домашнего обихода; она преобладает, вместе с
Меркурием - таким же богом материальной выгоды и удачи - на резных
камнях, на свинцовых марках самого разнообразного назначения, на лампах,
копилках, сосудах ежедневного употребления и т. д. Популярности богини
содействует и то, что она входит, как официальная составная часть, в
культ императоров, под именем F. Augusta, наряду с гением Августа; в
Помпеях и других местах ей в первые времена империи посвящаются храмы. В
Риме особым почитанием со времени возвращения Августа с Востока в 19 г.
до Р. Хр. пользуется Г. Redux. Культ Ф. сохраняет свое официальное
значение и после Августа, до поздних времен империи. Изображается Ф.
обыкновенно в виде одетой женщины, опирающейся одною рукою на руль, а
другой держащею рог изобилия. Иногда она представлена стоящей на шаре
или упирающей в него свой главный атрибут - руль. Дифференциация
характеризуется присоединением атрибутов, напр. корабельного носа (F.
navalis). Изображению Ф. приспособляется к целому ряду персонификаций,
стоящих с нею в более или менее тесной связи: Felicitas, Hilaritas,
Concordia, Fides и др. так или иначе примыкают к ее типу. В силу
всеобъемлющего ее значения с нею легко сливаются другие божества; так Ф.
сливается с Изидой, завоевывающей себе в Риме, начиная с 1 в., огромную
популярность; появляется даже прямое олицетворение ее всеобъемлемости -
культ F. Panthea. Ср. Preller, "Romische Mythologie" (II, 179 и сл.);
Peter и Drefler у Roscher'a, "Lexicon der Mythologie" (I, 1503 - 1558);
Wissowa, "Romische Religion and Kultus" (206 и cл.).
М. Р.
Фортунатов (Филипп Федорович) - выдающийся русский языковед, брат Ал.
и Степ. Ф. Ф., профессор сравнительного языкознания в моск. унив. и
ординарный академик по отделению русского языка и словесности сп б. акд.
наук. Род. в 1848 г., учился в петрозаводской гимназии, в которой его
отец был директором, и в моск. унив., в котором окончил курс в 1868 г. В
1871 г. предпринял, вместе с В. Ф. Миллером, научное путешествие в
Литву, результатом которого был ценный сборник литовских народных песен
("Известия Московского Университета", 1872 г. и отд.). Вслед за этим он
уехал в заграничную командировку, по возвращении из которой в 1875 г.
защитил диссертацию на степень магистра, представлявшую издание
древнеиндийского текста Sаmaveda Aranyaka Samhita, с приложением
"Нескольких страниц из сравнительной грамматики индоевропейских языков".
Вскоре засим он был избран в доценты московского унив. В 1884 г.
различные выдающиеся отдельные исследования его, доставившие ему
известность в науке и за границей, снискали ему степень доктора
сравнительного языкознания honoris causa, предложенную одновременно
киевским и московским унив. В 1898 г. Ф. был избран в члены академии
наук, а в 1902 г., после 30-летней профессорской деятельности, оставил
Москву и переселился в Петербург. Отличное знакомство со славянскими и
балтийскими или литовскими языками характеризует все работы Ф., из
которых особо выдающееся значение имеют исследования литво-славянского и
индоевропейского ударения, пролагавшие пути в область в то время еще
нетронутую и получившую с тех пор громадную научную важность. Можно
сказать, что в этой области Ф. является первым тонером и одним из
основателей современного учения об индоевропейском ударении,
родоначальником исследований Левкина, Гарта, Штрейтберга и других
новейших акцентологов. К заслугам Фортунатова относится и то, что он
первый в наших университетах начал читать курсы по литовскому языку,
столь важному для сравнительного языкознания вообще и славянского в
особенности. Кроме того, он читал и общие курсы по фонетике и морфологии
индоевропейских языков, а также специальные по старославянскому и
готскому языкам. По литовскому языку он напечатал несколько статей в
"Beitrage zur vergl. Sprachforschung" Куна и Шлейхера, в "Beitrage zur
Kunde der indogerm. Sprachen" Бецценбергера и в московском "Критическом
Обозрении". Кроме того, в 80-х и 90-х годах явился ряд его статей и
рецензий в "Mittheilungen der litanischen litterarischen Gesellschaft",
в геттингенских "Gelehrte Anzeigen" и в латыш. журнале "Austrums". В
1897 г. под его редакцией вышел первый выпуск "Литовского словаря А.
Юшкевича", изданного академией наук и составляющего в высшей степени
ценное научное приобретение, благодаря полноте и новизне материала.
Фонетике санскрита посвящены: статья "L+dental im Altindischen", в
"Beitrage" Бецценбергера (т. VI), и позднейшая работа о том же предмете:
"индоевропейские плавные согласные в древнеиндийском языке", явившаяся в
юбилейном сборнике в честь О. Е. Корша Caristhria (1896). Немецкий
перевод ее, сделанный проф. Сольмсеном, появился в "Zeitschrift fur
vergleich. Sprachforschung" Куна (т. XXXVI), где напечатан и другой
интересный этюд Ф.: "Ueber die schwache Stufe des urindogermanischen
avokals". Главное значение в научной деятельности Ф. имеют его труды в
области литво-славянской акцентологии, открывающиеся весьма ценной
статьей: "Zur vergleichenden Betonunglehre der lituslavischen Sprachen",
в "Archiv fur slavische Philologie" Ягича (т. IV, 1880 и т. XI). Здесь
установлен ряд новых законов ударения и количества, давших отправную
точку для исследований Лескина и др., высказаны важные замечания
относительно русского полногласия и связи некоторых особенностей его с
отношениями ударения и т. д. Дальнейшее развитие взглядов Ф. в этой
области дает его исследование "Об ударении и долготе в балтийских
языках. I. Ударение в прусском языке", явившееся в "Русском Филолог.
Вестнике", 1895 (нем. перевод проф. Сольмсена в "Beitrage"
Бецценбергера, т. XXII). Фонетика общеславянского и старославянского
языков служила предметом интересных и во многом самобытных
университетских курсов Ф. Издание этих лекций его (в "Известиях" моск.
унив.) давно уже начато (равно как немецкий перевод Бернекера,
печатающийся в Лейпциге), но до сих пор они еще не обнародованы.
Некоторые основные положения учения Ф. изложены им в его статье в
"Архиве" Ягича (т. XI-XII): "Phonetische Bemerkungen veranlasst durch
Miclosich's Etymologisches Worterbuch der Slavischen Sprachen", где он
излагает свои взгляды на формы общеславянского языка, часто несогласные
со взглядами Миклошича. Ценны и критические статьи Ф., часто излагающие
и собственные взгляды критика на затронутые ее авторами вопросы. Таковы:
отзыв о "Синтаксических исследованиях" А. В. Попова, талантливого, рано
умершего ученика Потебни (в "Отчете о присуждении Уваровских премий",
1884), где находим ряд оригинальных гипотез Ф. о происхождении некоторых
падежных окончаний индоевропейских языков, - и рецензия на сочинение
ученика Ф., проф. Ульянова: "Значения глагольных основ в
литовскославянском языке" ("Отчеты о присуждении Ломоносовской премии",
1895). К ученикам Ф. принадлежат. проф. варшавского университета, ныне
его ректор, Г. К. Ульянов, академик А. А. Шахматов, приват-доцент
московского унив. В. К. Поржезинский, В. Н. Щепкин, Яблонский и др. До
некоторой степени учениками Ф. могут считаться профессора казанского
унив. Е. Ф. Будде и одесского Б. М. Ляпунов. Из нерусских ученых,
занимавшихся у Ф., назовем проф. боннского унив. Сольмсена, проф.;
гельсингфорского унив. Миккола, доктора Бернекера и т. д. Среди
современных лингвистов Ф. занимает совершенно самостоятельное и
независимое положение. В начал своей научной деятельности он несколько
отражал влияние геттингенской школы (Фик) и отчасти Шлейхера, но
впоследствии совершенно эманципировался от него и пошел своим
оригинальным путем. Характерной особенностью метода Ф. является
наклонность объяснять различные позднейшие фонетические особенности
индоевропейских языков существованием соответствующих минимальных разниц
уже в индоевропейском праязыке - прием, не составляющий исключительной
особенности Ф. (на нем основаны гипотезы о двух и трех рядах
заднеязычных согласных в индоевропейском праязыке Асколи-Фика-Шмидта,
современное учение об индоевропейском вокализме и т. д.), но никем,
вероятно, из лингвистов не применявшийся так широко и систематически.
Фонетические гипотезы Ф. отличаются остроумием и сложностью комбинации,
но страдают некоторой схематичностью и отвлеченностью, лишающими их
иногда убедительности. Эта отвлеченность или метафизичность построений
Ф. объясняется отсутствием у них надлежащей антропофонической или
звуко-физиологической основы. Вследствие этого у Ф. нередко решение
известной фонетической проблемы только отодвигается в область праязыка,
но не разрешается действительным образом, и таким образом трудность
"wird verschoben, aber nicht gehoben". Важное научное значение трудов
Ф., впрочем, не колеблется этим недостатком, так как, несмотря на него,
они в высшей степени возбуждают научную мысль и вызывают дальнейшую
научную работу над затронутыми им вопросами.
С. Б - ч.
Фосфорит (геол.) - плотный или волокнистый агрегат апатита
(Са5(РО4)3Сl или Са5(РО4)3F обыкновенно с некоторой подмесью, напр.,
окислов железа, кремнекислоты, углекислой извести, песку, глины. Цвет
его беловатый, сероватый, желтоватый или бурый; твердость около 5 или
меньше, уд. вес 3 - 3,2; разлагается соляной и азотной кислотой. Ф.
образует более или менее сплошные, иногда значительные залежи, или же
является. в виде жил, конкреций, желваков, цемента песчаников и т. п. В
одних случаях Ф. представляет анорганогенное отложение из минеральных
источников, в других - он несомненно образовался за счет органических
остатков, а именно из костей, зубов позвоночных (рептилий, рыб,
млекопитающих), из глобигерин, моллюсков. Ф., состоящий преимущественно
из костей, называется остеолитом. Ф. имеют большое значение в качестве
удобрительного вещества и идут на приготовление суперфосфатов. Главными
месторождениями Ф. являются меловые отложения Англии, олигоцен Керси
(Quercy) во Франции, меловые отложения Бельгии, жилы в граните,
кембрийских сланцах и девонских известняках в провинти Эстремадура в
Испании, силурийские отложения Подолии, меловые отложения Курской губ.,
Нассау в Германии, а также Канада, Арденны, Южн. Каролина, Богемия и т.
д. В России Ф. встречаются в трех областях: в юрских отложениях
Костромской губ., в силурийских и ледниковых отложениях Подольской губ.
и отчасти Бесарабии и в меловых отложениях Курской губ. и отчасти также
Орловской, Воронежской, Тамбовской, Симбирской. В Костромской губ. Ф.
образует два слоя в юрских отложениях Кинешемского уезда; он содержит
13-30% фосфорнокислой извести и перерабатывается на фосфоритную муку
(Куломзинит). Такие же залежи встречаются в Ярославской, Московской,
Смоленской губ. Kypский Ф., известный под названием рогача или саморода,
образует один или два слоя, разделенных песком; это - конкреции или
фосфоритный песчаник, заключающие многочисленные кости меловых ящеров и
раковины моллюсков, напр. устриц. Главной областью распространения
курского Ф. является Курский уезд, по берегам рек Тускари и Обмети, и в
окрестностях гор. Курска. Добыча производится примитивным способом; Ф.
идет на мощение улиц и шоссейных дорог. Отдельные куски курского
саморода с верхней стороны бурого цвета и имеют бугроватую и глянцевитую
поверхность, а с нижней стороны - черного цвета и имеют шероховатую
поверхность и продолговатые сосцевидные отростки. Местные каменоломы
называют верхний слой такого куска сорочкой, темную и плотную среднюю
часть - сотенным камнем, а отростки, уходящие в песок - корнями.
Вертикальные трещины, которыми разбит пласт саморода, называются разами.
В 1859 г. французский ученый Гильемон предлагал вывозить курский самород
за границу для переработки на суперфосфат; возникали и заводы для
переработки его на месте; но все же до сих пор курский самород в
качестве удобрительного вещества применения не имеет. Особенно важны и
интересны залежи Ф. в бассейне Днестра в Подолии, отчасти Бесарабии, а
также и смежной части Австрии. Месторождения Ф. находятся в Новоушицком,
Проскуровском, Могилевском, Летичевском уездах Подольской и Хотимском
уезде Бессарабской губ. Коренным месторождением являются здесь
силурийские отложения; но обыкновенно Ф. находится уже во вторичном
месторождении в меловых и ледниковых отложениях. Особенно
производительны рудники в Журжевке и Григоровке. Ф. образует
пластообразные залежи, состоящие из отдельных шарообразных конкреций,
величиною с большой кулак и более. Эти конкреции обладают
радиально-лучистым строением и содержат 70-75% фосфорнокислой извести и
перерабатываются на удобрение. Из заграничных Ф. можно отметить, как
особенно интересные, месторождения сев. Бельгии и Франции, напр. Сипли
(Ciply), где Ф. состоит из небольших конкреций по раковинам фораминифер,
и Ф. Керси (Quercy) во Франции, в которых находится множество костей
третичных млекопитающих. К Ф. принадлежит также сомбрерит вестиндского
острова Собреро и некоторые другие Ф. и фосфоритовые конгломераты,
образовавшиеся из коралловых известняков, как, напр., на острове
Кюрасао. В связи с Ф. следует также упомянуть апатитовые жилы в
Норвегии.

Из сочинений о Ф. укажем следующие: 1) общие сочинения: A. Renard et
J. Cornet, "Recherches microscopiques sur la nature et 1'origine des
roches phosphatees" ("Bull. Acad. d. Sc. d. Belgique", 1891, стр. 126);
Penrose and Shaler, "Nature and origin of deposits of phosphate of
lisne" ("Bulletin of the U. S. Geological Survey", № 46, 1888,
Вашингтон). 2) О Ф. России: М. Мельников ("Горн. Журн.", 1884, № 3 и
1885, № 4); Jermolow, "Recherches s. l. gisements de phosphates de chaux
fossile en Russie" (1873); E. Guillemin, "Explorations mineralogiques
dans la Russie d'Europe" (1859); Гофман, "Окаменелости северского
остеолита" (1867); Schwackhofer, "Jahrbuch d. geolog. Reichsanstalt"
(B., XXI, 1871, 211); Alth (ib., XIX, 1869, 69); Glasel u. Stur,
"Verhandlungen der geolog. Reichstanstalt" (B., 1869, 66 и 104);
Melnikow (там же, 1886, 149); Wernadsky, "Zeitschr. f. Krystallographie"
(Лпц., 1890. XVII, 628).
Ф. Л.-Л.
Фрагонар (Жан-Оноре Fragonard) - франц. живописец и гравер (1732 -

<<

стр. 232
(всего 253)

СОДЕРЖАНИЕ

>>