<<

стр. 235
(всего 253)

СОДЕРЖАНИЕ

>>

светло-серые с продольными темноватыми, иногда мало заметными полосками,
брюхо серебристое; непарные плавники фиолетовые с темными полосками или
пятнышками, парные плавники желтоватые, грязно-оранжевые и сероватые. Х.
водится преимущественно в быстротекущих горных реках и речках, особенно
в порожистых, но встречается и в озерах. У нас он водится в северной и
северо-восточной части Европейской России (бассейнах Белого моря и
Ледовитого ок.), в бассейне Балтийского моря с его заливами, горных
притоках Дуная и Днестра, притоках Камы, Уфы и Белой, в некоторых
притоках и в верхнем течении Волги и в Сибири. В Зап. Европе он водится
в Швеции, Норвегии, Великобритании и горных областях Средней Европы.
Держится отдельно или стаями обыкновенно оседло; питается
преимущественно насекомыми, а также моллюсками, мелкими рыбами и икрою.
Истреблением икры (особенно лососевых рыб) приносят несомненно вред.
Нерест происходит с марта по июнь, смотря по широте (на севере вообще
позднее); Х. нерестится на неглубоких местах, часто на перекатах,
держась в это время парами. Икра до 4 мм. в диаметре. Мясо вкусное. Х.
издает сильный своеобразный запах, несколько напоминающий запах корюшки.
Н. Кн.
Х. - одна из любимых рыб рыбоводов и любителей уженья. Нерест
происходить на мелких местах с дном из гравия Самцы к этому времени
приобретают красивые цвета в плавниках. Икра развивается очень быстро:
на 18-19 день. уже выходят мальки. Через 2 года Х. достигаете веса 1
фн., на 3-м году - половой зрелости. Промыслового значения эта рыба не
имеет; лишь в верховьях речек Уральских гор, где Х. является
единственной рыбой - он имеет для местного потребления довольно большое
значение. Х. имеет очень жирное и нежное мясо, почему потребляется почти
исключительно в свежем виде, отчасти коптится в свежепросольном виде.
Свежепойманный Х. издает особый запах, который первым исследователям
напоминал запах богородской травы (Thymmus), откуда и происходить его
латинское название. Искусственное разведение Х. довольно затруднительно,
потому что, во-первых, он мечет икру весною, в теплое время года,
во-вторых, самая рыба довольно прихотлива и далеко не везде может
ужиться, требуя особенно хорошей воды. Мальки Х. имеют небольшой
желточный пузырь и немедленно после выхода из икры свободно плавают. Лов
Х. производят удочкою, вершами, отчасти сетями и острогами (лучение).
И. Р-в.
Хартия (лат. Charta, греч. CarthV). - У римлян слово Charta означало
бумагу из папируса, а иногда и написанное на бумаге, книгу. Различалось
много сортов бумаги, напр. Charta Augusta, Ch. Claudia, Ch. Livia, и др.
В средние века словом Charta и diploma обозначали разного рода документы
и грамоты. Наибольшей известностью пользуется английская Magna Charta
libertatum. В подражание этой великой Х., писанные конституционные акты
иногда называются Х. Особенно под именем Х. (Charte Constitutionelle)
известен конституционный акт, подписанный в 1815 г. Людовиком XVIII. В
Португалии в 1826 г. термин "хартия" даже противопоставлялся термину
"конституция", служа лозунгом двух враждебных партий; партия кортесов
называла выработанный ею конституционный акт "Конституцией", а партия
короля - дарованную им конституцию "хартией". В Англии в 1838 г. партия
реформы называла свою программу "хартией"(англ. Charte, отсюда название
партии - чартисты.) Хартум - гл. город египетского Судана, на левом
берегу Голубого Нила, близ его слияния с Белым Нилом, под 15°37' с. ш. и
32°40' в. д. от Гринвича, 385 м. над ур. моря со среднегодовой темп.
39°. Х. был до взятия махдистами (1885) центром всей торговли сев.-вост.
Африки. Окруженный земляными валами, город состоял большею частью из
глиняных домов и имели узкие, кривые и грязные улицы; из кирпичей
построены были только великолепный дом губернатора на Ниле,
государственный совет с канцеляриями присутственных мест и мечеть,
католическая миссия с церковью, небольшая коптская церковь, австрийское
и немецкое консульства. Вдоль реки тянулись виллы, сады и возделанные
участки в Рас-эль-Х., где соединялись обе реки. 70-тысячное, очень
смешанное население состояло наполовину из европейцев, турок, арабов,
коптов и наполовину - из различного рода туземцев внутренней Африки,
которые отчасти были привезены сюда как невольники. Европейцы, большая
часть сирийцев и греков, были купцами, ремесленниками, миссионерами,
чиновниками консульства, врачами, аптекарями. В городе были хорошо
устроенные базары, европейские магазины, рынки. Х. образовался из
лагеря, разбитого войсками Магомета Али на косе между обеими реками;
вокруг для торговли вскоре поселились туземцы. После падения старого
торгового центра Шенди, в Х. сосредоточилась вся торговля Судана с
Красным морем и Каиром, главным образом слоновою костью, камедью,
тамариндами, страусовыми перьями, невольниками. По Голубому Нилу
двигалось множество барок, изредка пароходы. При Измаиле-паше Х.
сделался столицей Судана и местопребыванием ген.губернатора, но в 1885
г. город взят махдистами, после того как Гордон, сам погибший при этом,
храбро оборонял его с марта 1884 г. Х. был разрушен и махдисты перенесли
свой центр в Омдерман. Лишь после изгнания из Судана махдистов, в 1898
г. Х. вновь стал возрождаться. В 1900 г. он соединен железнодорожной
линией с Нижним Египтом. В последнее время здесь сооружен трамвай,
набережные, дворец генерал-губернатора, здание присутственных мест,
колледж имени Гордона. Мало-помалу Х. приобретает свое прежнее торговое
значение в Судане. Ср. Ohrwalder, "Aufstand u. Reich d. Mahdi im Sudan"
(1892); Borelli Bey, "La chute de Khartoum" (II, 1893); Slatin Pascha,
"Feuer und Schvert im Sudan" (9 изд., Лпц., 1899).
Ха-Физ (Шемс-Эддин-Мухаммед) - знаменитый персидский поэт. Новые,
хорошие издания: 1) Констант., 1870, с двумя коммент. (2-й - Суди); 2)
Кальк., 1881 - майора Джаррета и 3) "Odes of Н., with explanatory notes
by Pistanji Kuvarji Taskar" (Бомб., 1887; Education Society's press).
Прозаический полный англ. перевод Х. Вильберфорс-Кларка (Лонд., 1891)
снабжен комментариями и очень важным введением, с полной библиографией.
Старание Вильберфорс-Кларка видеть в поэте только мистика не встретило
себе сочувствия у ориенталистов (см. "Quarterly Review". 1892, январь,
33-63; Эте, в "Grundr. der Iran. Philol.", 1896, II, 303). Из нем.
перев. заслуживает внимания еще Боденштедта (Б., 1877). По-русски, кроме
Фета, см. группу стих. в вольном перев. М. Прахова в "Русском Вестнике"
(1874, № 1, 215-243). Отдельные газели переводили: Г. С-в, в "Цветнике"
(1810, ч. 6, 78); с франц. из Журдена -"Вестник Европы" (1815, № 10,
173); Ю. Познанский - "Моск. Телеграф" (1826, № 10, 66-67); Ф. Г.,
"Нетленные глаза" ("Северная Пчела", 1827, № 67); "Казанский Вестник"
(1829, кн. 7, 216-222); Пл. Ст-в, "К виночерпию" ("Тифл. Вед.", 1830, №
1); Л. Якубович ("Литер. Газета", 1831, № 26, 210); П. П. ("Молва",
1835, № 24-26, 387- 389); М. Лосиевский ("Оренб. Листок", 1877, № 7); П.
Гнедич, "Если лист летит на землю" ("Нива", 1879, № 24 и 1884, стр.
806); Ап. Майков ("Нива", 1879, № 9); Уманец ("Cев. Вестник", 1890).
По-малорусски: А. Крымский, "Житье и Слово" (1895, кн. I). О Х. см.,
кроме Вильберфорс-Кларка и Эте: Дефремeри (в "Journ. Asiat.", 1858, XI,
406-425); С. де-Саси (в "Notices et extraits", т. IV, 238 сл.); С.
Робинсон, "Persian Poetry" (385 сл.); Гар. Расмуссен, "Studier over Н.
med sideblik til andre pers. lyrikere" (Копенгаген, 1892).
А. Крымский.
Хвойные (Coniferae, правильнее: шишконосные) - древесные, изредка
кустарниковые, обычно вечнозеленые растения, составляющие второй класс
ряда голосемянных (Gymnospermae). Стебли у них ветвистые (табл.),
моноподиально или мутовчато; ветви округлые, гранистые или сплюснутые
(дорзовентральные), у некоторых представителей (сосны, лиственницы) двух
родов: удлиненный и укороченные ("пучки хвой"). Листовые почки либо
голые, либо покрытые низовыми бурыми пленчатыми листьями. Вегетативные
листья большею частью многолетние, реже однолетние, опадающие на зиму (у
лиственницы); расположены они либо по одиночке, спиралью (на укороченных
же ветвях они сидят, вследствие неразвития междоузлий, пучками по 2, 3 и
т. д.), либо парами накрест супротивно, либо мутовчато (по 3 и более в
мутовке). Лист либо сидячий (таковы чешуйчатые листья на сплюснутых
ветвях), либо черешковый, с более или менее развитым черешком, иногда
довольно длинным; пластина обычно удлиненная, узкая, плоская или трех
-четырехгранная ("хвоя"), либо ланцетная, яйцевидная, а иногда (у
Gingko) широкая и даже лопастная. У некоторых представителей (напр. у
Phyllocladus) развиваются листовидно сплюснутые побеги - филлокладии.
Цветки мелкие, однополые (растения одно и двудомные), без околоцветника,
но иногда с прицветниками. Мужские цветки либо одиночные, либо парные,
либо собранные пучками, комками или метелками. Цветок состоит из оси и
различного числа (иногда до сотни) чешуйчатых или более или менее
щитковидных тычинок, расположенных по оси спирально или мутовчато. На
нижней стороне тычинки помещается различное число (два у еловых,
три-пять у кипарисовых и тисовых, или много у араукарий) одногнездных,
шаровидных, продольных или мешетчатых пыльников, вскрывающихся обычно
продольною трещиною. Пыльца порошковатые (опыление ветровое); у
некоторых представителей (у сосны) наружная оболочка пыльцевого зернышка
вздувается, образуя по бокам зерна два пузыревидных выроста, наполненных
воздухом. После высеивания пыльцы, мужские цветки увядают и сваливаются.
Женский цветок необычайно простого строения: он состоит из одной лишь
семяпочки, помещающейся либо на верхушке ветвей (напр. у тиса), либо (по
одной, по две или по несколько) в пазухе кроющих листьев,
сгруппированных в соцветия, так назыв. "шишки". Обыкновенно в
шишковидном соцветии наружный покров семяпочки развивается либо в
мясистое тело, окружающее валиком семяпочку, в так назыв. кровельку,
либо в пластинчатое тело, так назыв. "семянную чешую", более или менее
плотно срастающуюся с кроющим листом в так назыв. "шишковую чешую".
Следовательно, шишку хвойных должно рассматривать как сложное женское
соцветие, состоящее из оси и кроющих листьев (чешуй), в пазухе которых
помещается либо по одному (у Phyllocladus, Dacrydium, Arancaria и у
др.), либо по две (у сосны, ели и у др.), либо по несколько (у Taxodium,
кипариса и др.) семенопочек (женских цветков). Семенные чешуи соседних
семяпочек вполне срастаются друг с другом в одну чешую, которая, как
сказано выше, сама более или менее срастается с кроющим листом.
Семяпочка обращена своим пыльцевходом (micropyle) либо вниз (у еловых),
либо вверх (у кипарисовых); зародышевый мешок ее содержит многоклеточный
заросток (белок) и несколько архегониев. Оплодотворение следует иногда
несколько месяцев спустя, после опыления; созревание семян происходить
иногда на второй и третий год. При семясозревании кроющие листья, плотно
сомкнувшись, разрастаются, либо превращаясь в деревянистые или кожистые
чешуи (или щитки у кипарисовых, наприм.), либо становясь мясистыми более
или менее сочными (у можжевельника), и тогда шишка становится похожею на
ягоду. Зрелое семя, обычно белковое, либо с твердою деревянистою
("кедровый орешек"), либо с тонко пленчатою (семя сосны и др.) кожурою;
иногда семя (у сосны и др.) снабжено крылом, образованным либо выростом
кожуры, либо обособившеюся частью чешуи; иногда (у тиса и др.) семя
снабжено мясистым, ярко покрашенным присемянником (кровелькою, arillus).
Освобождаются семена либо вследствие того, что чешуи шишки, подсыхая,
расходятся друг от друга (у сосны и др.), либо сваливаются вместе с
чешуями (у пихты). Зародыш содержит несколько семядолей (2 у Taxus, 3-5
у кипариса, несколько у сосны). Всех Х. насчитывается около 34 родов и
до 350 видов, группирующихся в два порядка: I. Pinoideae (присемянника
нет, развита семянная чешуя, соплодие в виде шишки, большею частью
сухой, твердой, редко у можжевельника, более или менее мясистой) и II.
Taxoideae (присемянник в виде кровельки, семянной чешуи нет, соплодие в
виде ягоды, но не шишки). К первому порядку принадлежат сем.
Аrаuсаriасеае, Abietaceae, Тахоdiaceae (таксодиевые) и Cupressaceae; ко
второму
- Taxaceae (тисовые). Хвойные широко распространены по земной
поверхности; встречаются под тропиками, и заходят далеко на север (до
72° сев. шир.) и высоко в горы; наиболее часто хвойные встречаются в
северном умеренном климате, образуя здесь громадные сплошные леса (напр.
тайги Сибири), под тропиками Х. растут на горах. В Европе и Сев. Америке
преобладает сем. еловых, напр. сосна, пихта, лиственница, ель; в Азии,
кроме того, кипарисовые и тисовые, в Южной Америке араукарии, в
Австралии некоторые роды тисовых, в Африке очень немного хвойных. Ср.
Eichler, "Coniferae" (Engler's-Prantl, "Die nafurl. Pflanzenfam.", II,
1); Beisner, "Handuch der Nadelholzkunde" и др.
С. Р.
Хвощи - (Equisetaceae) - единственное семейство класса хвощовых,
подкласса равноспоровых, с единственным родом Equisetum L. Многолетние,
содержащие значительное количество кремнекислоты, растения, с ползучим,
разветвленным корневищем, развивающим ежегодно надземные побеги.
Корневище и надземные побеги состоят из ряда междоузлий, отделенных одно
от другого поперечною стенкою, диафрагмою. На корневищах некоторых видов
развиваются клубни. Каждое междоузлие переходит наверху в мутовку
листьев, влагалища которых сращены между собою воедино, образуя общее,
объемлющее основание следующего верхнего междоузлия, влагалище, с
зубчиками по краю. На поверхности надземных побегов, частью и корневищ,
тянутся продольно ребра (carinae) и бороздки (valleculae), причем ребра
одного междоузлия соответствуют бороздкам соседних междоузлий. Ребра
заканчиваются в зубцах влагалища, находящегося на верхнем конце
междоузлия. Коллатеральные сосудистые пучки расположены в кружок по
радиусам ребер; совнутри к ним примыкает полость, каринальная полость.
Между пучками в коре тянутся валлекулярные полости. Середина стебля
занята центральною полостью. Стебли растут при помощи тетраэдрической
верхушечной клетки. Ветви, расположенные мутовчато, пробиваются через
основание влагалища и чередуются с его зубцами. Спорангии имеют вид
мешков и находятся с нижней стороны щитовидных листьев (споролистиков),
мутовки которых соединены на верхушке побега в виде колоса. Под колосом
споролистиков находится кольцо в виде менее развитого влагалища.
Спорангии происходят из группы клеточек кожицы. Споры одноклетные,
зеленые; наружная оболочка их разрывается, образуя узкие,
гигроскопические ленты (пружинки). Заростки надземные, зеленые,
двудомные, разветвленные, лопастные. Мужские заростки мельче женских.
Антеридии и архегонии похожи на таковые папоротников. Известны 24 вида
ныне живущих Х. У некоторых видов весенние спороносные побеги
значительно отличаются от летних бесплодных, особенно у полевого Х.
Equisetum arvense L., произрастающего всюду на бесплодных полях, выгонах
и т. п.; здесь спороносные побеги не ветвистые и лишены хлорофилла. В
лесах растут Е. silvaticum L. и Е. pratense Ehrh., в болотах в воде Е.
limosum L., на сырых лугах E. palustre L., в борах Е. hiemale L.
Последний вид применяют, благодаря особенно обильному содержанию
кремнекислоты, при полировке дерева. Е. giganteum L., в Южной Америке,
имеет надземные побеги свыше 12 м. длины, при поперечнике всего в 1/2-2
см., лазающие среди деревьев. Из ископаемых видов некоторые достигали
еще более крупных размеров.
Хеопс (греч. Ceopy и SuujiV, егип. Хнум-Хуфу или просто Хуфу) -
третий царь 4-й егип. династии; царствовал, по Манефону, 66 лет, по
туринскому папирусу - 23 года. Имя его связано с самой большой пирамидой
в Гизе, которая, по изысканиям архит. Борхардта, выстроена сразу и
первоначально не была рассчитана на столь крупные размеры; последние
явились результатом расширений в три приема. Геродот передает вероятно
ходившее в его время в Египте рассказы, будто Х., поставив целью
царствования сооружение пирамиды, притеснял весь народ работами, запер
храмы и для приобретения средств даже торговал родной дочерью. Вероятно,
позднейшие обитатели сев. Египта, пораженные, громадностью сооружения,
выработали легенды о их строителях. На самом деле Х. был, по египетским
преданиям, ревностным храмоздателем: к его времени возводили план храма
в Дендера; он делал вклады в храмы, и его культ существовал еще при XXVI
дин. Mapиeтт нашел, при раскопках храма к В от пирамиды Х., плиту с
упоминанием о воздвигнутой Х. пирамиде дочери его Хент-сен. на том
месте. где, по Геродоту, стояла пирамида, сооруженная из камней,
принесенных дочери Х. ее поклонниками. О государственной деятельности Х.
ничего неизвестно; только ничтожные надписи и барельефы на Синайском
полуо-ве (в Вади-Магаре) изображают его поражающим азиатов пред богом
Тотом. В так наз. Papyrus Westcar берлинского музея Х. заставляет
рассказывать себе волшебные сказки и узнает о рождении представителей V
династии, которым суждено заменить его дом.
Херсон - губерн. гор. Херсонской губ., на прав. берегу р. Днепра и
его прит. Кошевой, близ впадения Днепра в Днепровский лиман. В 1737 г.
ген. Румянцевым, отцом Задунайского, было заложено укрепление
Александр-шанц, вскоре разрушенное; в 1778 г. устроена верфь,
наименованная Х. С 1784 г. Х. был уездн. гор. Екатеринославского, с 1793
г. - Вознесенского наместничества; в 1796 г. вошел в состав
восстановленной Новороссийской губ., в 1802 г. сделан уездн. гор.
Николаевской губ., с 1803 г. - губернским городом Херсонской губ.; в
1835 г. была упразднена крепость, в 1880-х гг. - закрыт порть, в прежнее
время имевший особенное значение в торговле с Польшей. Городской земли -
43585 дес., из них пашни - 29072 дес., усадебной (считая город) - 1097.
Часть городских жителей занимается хлебопашеством, огородничеством и
садоводством (362 дес.). Первоначальное население города образовалось из
приписанных к казенной верфи рабочих и из колодников, ссылавшихся сюда
на принудительные работы. К 1 января 1900 г. жит. 72451 (36243 мжч.,
36208 жнщ.), вм. с пригородами (Северным, Забалкою, Сухарным и Военным).
Жители размещаются в 7200 дворах. 713 торговопромышленных предприятий, с
общим оборотом в 16 милл. р. и ежегодною прибылью до 11/2 милл. р. (1889
г.); из них: торговых - 665, промышленных - 36, пароходных - 12.
Фабрично-заводских и ремесленных заведений 246, с производством на 6
милл. руб. и 2600 рабочими; из них крупнейших - 53, с производством в 5
милл. руб. и с 1100 рабочими, получающими ежегодно до 280 т. руб.
заработной платы: 5 паровых мельниц (до 700 т. руб.), 5 лесопильных
заводов с 525 паровыми силами (2700 т. руб.), табачная фабрика (197 т.
руб.), машиностроительный и чугуннолитейный завод (145 т. руб.) для
изготовления судов, котлов, локомобилей и проч. Лесопильный завод
экспортирует в Батум до 6 милл. ящиков для керосина (40% всей
потребности), а также ящики для фиников в Персию). Х. раньше славился
шерстомойнями, из которых ныне осталась лишь одна (с производством 25 т.
руб.). 14 конфетно-пряничных заведений. Складов разных товаров - 38,
лавок - 738, мест продажи вина и спирта - до 40; потребляется всего до
64 тыс. вед. (на душу городского населения - 0,91 вед.); расход с души 6
руб. 41 коп. 2 ярмарки, из которых на главную Троицкую (с 1808 г.)
привозится товаров и пригоняется скота на 170 тыс. руб. В шестидесятых
годах Х. был складочным местом для товаров, отправляемых на другие
пристани по р. Днепру, но с развитием железнодорожной сети, обошедшей
город, с ухудшением судоходства через Днепровские пороги и с закрытием
местной таможни торговое значение города упало. Только с 1900-1902 г.
начинается снова оборудование Херсонского порта, с углублением (до 22
фт.) днепровских гирл. Ныне число приходящих буксирных пароходов не
превышает 172, с 707 буксируемыми судами (1900), уходящих - 184, с 722
судами. Вообще приходят 1243 судна (с 2381/2 тыс. тонн), уходят - 1199
(с 239 тыс. тонн). Малым каботажем привозится 4614 тыс. пд. разных
товаров, вывозится - 25245 тыс. пд., главн. образом хлебов (151/2 милл.
пд.). В Х. отд. государственного и крестьянского поземельного банков,
город, общ. банк (учрежден в 1875 г. с основн. капит. в 20 тыс. руб.;
вкладов -до 623,4 тыс. руб. [1899 г.]; ссуд - 1245 тыс. руб.), город,
общ. вз. кредита (учреждено в 1874 г., с основн. капит. в 351/2 тыс.
руб.; вкладов - 3233 тыс. руб., ссуд - до 2 милл. руб.), отд. орловск.
коммерческого банка, коммисионерство русского для вн. торговли банка; 2
банкирских конторы; город, общ. вз. страхов. от огня; 13 агентств
страхов. общ., 2 транспортных конторы; 4 нотариальные конторы. Городской
ломбард, 13 госуд. сберегат. касс. Задолженность городской недвижимости
достигает 3 милл. руб. Приходов православных 7, церквей правосл. 16,
единоверческих 2, рим.-католич. 1, еванг.-лютер. 1. 2 раскольничьих
молитвенных дома, 8 - еврейских; 4 евр. и 1 караимская синагоги. До 60%
всех жителей - православные. Мужск. и женск, гимназии; реал. учил.; 4-х
кл. муж. и 6-ти кл. жен. прогим.; земское сел. хоз. учил. с опытным
полем и садом (Спасским), разведенным еще по инициативе кн. Потемкина;
учительская семинария, с начальною при ней школою; мужское духовное
училище; земская фельдшерская школа; мореходные классы; 6-ти классное и
2-х классное городские училища (первое - с ремесленным отдел.); 10
первоначальных школ; церковноприходская школа; 4 школы грамотности;
школа при земском сиротском доме; евангелическо-лютеранская
церковноприходская школа; римско-католическая школа; еврейская
ремесленная школа; 12 частных начальных училищ; еврейская "талмуд-тора";
хедеры. Учащихся до 3000 мал. и 1500 дев. 5 типографий, 7 книжных лавок,
6 библиотек; филиальное отделение Херсонской общественной библиотеки,
имеющей до 25 тыс. томов; метеорологическая станция; археологический
музей с богатыми результатами местных раскопок (греко-скифского и
кочевого периодов). Больниц - 8, из них одна земская для душевнобольных,
с земледельческой колонией; 3 лечебницы; 5 аптек; 12 аптекарских
магазинов; 52 врача; городской санитарный персонал - врач, химик и 3
санитарных надзирателя; 6 зубных врачей. В 15 вер. от города лечебное
озеро с земской грязелечебницей и врачом. Благотворительные,
образовательные и ученые общества: Херсонское Крестовоздвиженское
братство; общество Херсонских врачей; музыкально-драматический кружок,
общество счетоводов, общество приказчиков и вольное пожарное; губернские
попечительства о народной трезвости и детских приютов; Николаевский
приют для девочек; Красный Крест с общиною сестер милосердия; Херсонское
благотворительное общество с приютом для престарелых женщин, домом
трудолюбия и ночлежным приютом для мальчиков; земский сиротский дом и
домик для подкидышей городские: ночлежный приют и дешевая столовая;
еврейская богадельня, попечительство о недостаточных учащихся мужской
гимназии; общество для пособия нуждающимся учащимся в мужской и женской
прогимназиях. Издаются ежемесячный журнал (земский) и 2 газеты; при
"Херсонских Губ. Ведомостях" - "Сельскохозяйственный Листок", орган
Херсонского общества сельского хозяйства. Паромная переправа через р.
Кошевую; 7 пристаней; 7 агентств пароходных обществ. Летом пароходное
сообщение с Одессой, Николаевым, Очаковым, Алешками, Голою Пристанью и
вверх по р. Днепру до города Александровска, зимою - дилижансы в городах
Николаев и Берислав. 59,3 вер. телефонных сообщений. Управление работами
по очистке днепровских гирл, судоходная дистанция и канцелярия
заведующего каботажным судоходством. Памятники старины: дворец
императрицы Екатерины II; Екатерининский собор (113 лет), выстроенный
кн. Потемкиным, с его могилою (1791 г.); в соборе, под почетным
балдахином, кресло императрицы, посетившей Х. в 1787 г.; в ризнице -
вышитая ею собственноручно риза. Иконопись собора - работы
Боровиковского; некоторые лики святых - точные изображения императрицы и
государственных деятелей ее времени. Внутри остатков земляных стен
бывшей крепости монументы и могилы героев Очакова и Килии (Корсакова,
Моллера-Закомельского, молдавского кн. Россета, принца А.
Вюртембергского, Мартынова). 2 памятника в городе: кн.
Потемкину-Таврическому и Джону Говарду, умершему в Х. Городск. доходов
389 тыс. руб. (1899), в том числе от городских недвижимых имуществ 331
тыс. руб. Расходов 395 тыс. руб., в том числе на содержание
правительственных учреждений - 70 тыс. руб., городского управления - 52
тыс. р., на учебные заведения - 49 тыс. р., врачебную часть 13 тыс. р.,
благотворительную часть - 71/2 тыс. руб., городское благоустройство - 61
тыс. руб. Около города, по балкам, хорошие сады и вербовый лес,
искусственно разведенный на 100 дес. болота.
А. Мурашкинцев.
Херувимы - один из девяти чинов ангельских, о которых упоминается в
Свящ. Писании. Отцы церкви усвояют обыкновенно херувимам место второго
чина первой степени (серафимы, Х., престолы). Самое подробное описание
Х. находится в 1 главе книги пророка Иезекииля. В первый раз слово
"херувим" встречается в книге Бытия при рассказе об изгнании
прародителей из рая: херувим с пламенным мечем поставлен был у сада
эдемского, чтобы охранять путь к древу жизни. В скинии Моисея и в храме
Соломоновом изображения Х. были помещены не только в святилище, но и во
святом святых; поставление двух Х. над Ковчегом завета с преклоненными к
ковчегу лицами свидетельствовало, что Х. удостоены особенной близости к
Богу (ср. Псал. LXVI, 2; CIII, 29; Иезек. XXI, 2 и др.) и благоговейно
служат Ему, проникая в тайны нашего спасения (1 Петр. 1, 12). На высшее
место Х. в ангельском мире указывают также те места Свящ. Писания, в
которых говорится, что Всевышний восседает на Х. (1 Цар. IV, 4; Псал.
XVII, 11; Исаии XXXVII, 16 и др.). В Апокалипсисе Х. изображаются, как и
у пророка Иезекиля, в виде шестокрылатых животных, усеянных по всему
телу очами; они обитают на небе пред престолом Божьим и непрестанно днем
и ночью взывают: "свят, свят, свят Господь Вседержитель, Который был,
есть и грядет" (Апокал. IV, 1-8). Х. окружены на небе бесчисленными
сонмами праведников и тьмами ангелов (Апокал. V, 11; VII, 9-11);
последние занимают в отношении Х. подчиненное, служебное положение.
Находясь в ближайшем общении с Богом, Х. отражают в себе неприступное
величие Божие и Его славу (Евр. IX, 5). См. еписк. Сильвестр, "Опыт
православного догматического богословия" (т. III, Киев, 1885);
"Миссионерское Обозр." (1900, сентябрь).
Хефрен (греч. Cejrhn, егип. Хафра) - пятый фараон 4-й дин.;
царствовал, по туринскому папирусу, 24 года. Строитель второй по
величине пирамиды в Гизе. Знаменитые статуи, найденные близ большого
сфинкса и называемые его именем, представляют, судя по исследованию
Борхардта, произведения позднейшего, может быть эфиопского времени.
Рассказы о его нечестии и угнетении народа - того же порядка, что и
ходившие относительно Хеопса. Культ его существовал еще при XXVI
династии. О его государственной деятельности ничего неизвестно.
Хибины или Хибинские горы - Архангельской губ., Александровского у.,
расположены между вост. берегом оз. Имандры и Умбозером, северное их
продолжение составляет так назыв. Бабья-тундра, южною их границею служит
Кандалажская губа Белого моря. Горы эти представляют собою возвышенное
нагорье с нагроможденными на них разнообразными остроконечными
вершинами, покрытыми частью мхом, частью полосами снега даже в летнюю
пору. Х. не исследованы. Несомненно они довольно высоки, так как их
видно уже за 100 вер. Со стороны оз. Имандры они отстоят от него на
расстоянии 2-3 вер.; подымаясь довольно круто, высокими террасами, Х.
представляются массами гранита, покрыты они белым мхом - ягелем, на
междугорных лужайках растет трава, а скаты одеты лесами, в которых
водится много зверей. Особенно живописны вершины сопок (варак)
Лявинской, Поутелле и Чудской смерти, где будто бы погибла масса чуди,
вошедшей в недра этой горы, которая разверзлась по слову одного
кудесника, впустила чудь и потом закрылась.
Хива - столица Хивинского ханства и резиденция хивинского хана, в
южной части оазиса, на границе песков, в 20 вер. к З от левого берега
Аму-дарьи, на каналах, принадлежащих к системе Полван-ата, одного из
самых крупных каналов ханства. Город окружен глинобитной стеной, более 6
вер. длиною, с башнями и остатками рвов. Внутри города другая стена
окружает цитадель, где находятся два ханских дворца, главные мечети и
медресе. Стены полуразрушены. Внутренность города - лабиринт узких,
грязных или пыльных (смотря по времени года), кривых улиц, извивающихся
среди глинобитных стен и домов с плоскими крышами; местами улицы
прерываются пустырями и кладбищами. По отсутствию какого бы то ни было
благоустройства, непроходимой грязи, вони, массе разрушенных кладбищ,
встречающихся в самом центре города, и множеству развалин, Х. является
едва ли не самым неприглядным городом Средней Азии. Зелени и садов мало.
17 мечетей, 22 медресе, несколько караван-сараев, крытый базар, 250
лавок. Жителей до 20 тыс. Из зданий выдаются: 1) мечеть Полван-ата,
мусульманского святого, покровителя Х., построенная в 1811 г. ханом
Мухаммедом Рахимом (внутри мечеть выложена изразцами, синими, голубыми и
пестрыми), с гробницей Полван-ата и 2) башня, облицованная в нижней
части голубыми изразцами. Вообще особо достопримечательных памятников
искусства в Х. нет. Хива ведет значительную торговлю; в ней немало живет
русских. В окрестностях города много обширных садов, принадлежащих хану
и сановникам и служащих летним местопребыванием.
В. М.
Хилиазм (ciliasmoV - тысячелетие) - учение о наступлении на земле
чувственного тысячелетнего царства Христова. Надежды на близость второго
пришествия Христова для основания земного тысячелетнего царства не
только находили многих приверженцев среди верующих, но и разделялись
некоторыми из отцов и учителей церкви, которые, не признавая их
необходимою принадлежностью общего церковного сознания, держались их как
своего частного мнения, не противоречащего общему церковному вероучению.
Начало Х. восходит к временам дохристианским. Большинство евреев видело
в обетованном Мессии не Искупителя от греха, проклятия и смерти, а
земного царя, который создаст свое царство на земле и предоставит силу и
власть еврейскому народу. Евреи, принявшие христианство, внесли такие
воззрения и в церковь, тем легче, что христиане, по слову Спасителя,
ожидали Его славного второго пришествия. Отцом и первым
распространителем грубого чувственного Х. является еретик апостольского
века Керинф. Он учил, что, когда Христос устроит 1000-летнее царство
свое на земле, то восстановит Иерусалим в прежнем его блеске и величии и
снова введет исполнение всех предписаний и постановлений обрядового
закона Моисеева, со всеми ветхозаветными жертвами; счастье и блаженство
праведников будет состоять тогда во всевозможных чувственных радостях и
наслаждениях. В учении евионитов ожидания близкого наступления
1000-летнего царства Христова на земле занимают довольно почтенное место
и отличаются тем же грубым чувственным характером, как и хилиастические
воззрения Керинфа. Совершенно другого характера и направления Х.
христианский. Христианские отцы и учители представляют земное
1000-летнее царство Христово как состояние полнейшего райского
блаженства и совершенства, как невозмутимое сожительство со Христом всей
общины святых, в которой прекратятся все бедствия и все лишения,
уничтожится даже возможность ко греху и будет восстановлена полнейшая
гармония между человечеством и всею обновленною и прославленною
природою. Они смотрят на 1000-летнее царство Христово не как на
окончательное завершение царства Божия на земле, но как на нечто среднее
между настоящим нашим состоянием унижения и будущим состоянием
прославления. Их хилиастические надежды и ожидания внушены гонениями,
которые испытывала церковь того времени. Чем более умножалось число
мучеников, проливавших кровь за веру во Христа, тем сильнее и энергичнее
возбуждалась в сердцах верующих мысль, что их настоящее униженное и
бедственное состояние совершенно прекратится в недалеком будущем и что
они на той же самой земле, на которой претерпевали бедствия и несчастия,
будут царствовать со Христом и Его святыми. Приверженцы христианского Х.
пытаются оправдать свои ожидания близкого наступления 1000-летнего
царства Христова ссылками на Библию, толкуя в прямом, буквальном смысле
еще не исполнившиеся, по их мнению, ветхозаветные обетования (Быт. XIII,
14-17; XV, 18; XXVII, 27-29, особенно же пророческие видения Исаии,
Иеремии, Иезекииля и Даниила), а также обетования самого Иисуса Христа
(Матф. XIX, 21; XXVI, 27-29; Лук. XIV, 12-14; XVIII, 29, 30) и многие
места из посланий апост. Павла. Главным основанием, на котором
христианские хилиасты пытаются утвердить свои представления, служит
Апокалипсис, ХХ-ая глава которого, по-видимому, особенно
благоприятствовала их страстным ожиданиям близкого наступления земного
1000-летнего царства Христова, Здесь, между прочим, говорится, что
сатана будет связан на "тысячу лет", что мученики за Христа оживут и
будут царствовать с Ним "тысячу лет". Х. особенно был распространен во
II веке, в церквах малоазийских. Папий иерапольский, Иустин Философ и
св. Ириней Лионский разделяли ошибочные хилиастические воззрения.
Впрочем, Ириней представлял тысячелетнее царство Meccии как переходную
ступень для благочестивых к царству небесному. Из числа представителей
Х. в III в. особенно выдаются монтанисты и между ними Тертуллиан, а
затем св. Ипполит, Коммодиан, Сульпиций Север, Мефодий, епископ тирский,
Викторин, епископ пиктавийский, и Лактанций. В том же III в. Х. сильно
распространился в Египте. Здесь, под руководством епископа Непота, целая
Арсеноитская область держалась Х. и отделилась из-за него от
александрийской церкви. В начале IV века, когда христиане освободились
от гонений и для церкви наступили более или менее спокойные времена,
мечтания хилиастов о тысячелетнем на земле царстве Христовом исчезли
сами собою - Х., как заблуждение у еретиков и как ошибочное мнение у
православных, встретил, при своем появлении, опровержение со стороны
церкви. Опровергая монтанистов, евионитов и гностика Керинфа, церковь,
вместе с тем, опровергала и хилиастичесткие воззрения, входившие в
учение этих еретиков. То обстоятельство, что Х. был составною частью
учения еретиков, особенно содействовало его уничтожению между
православными. Ревностным обличителем Х. был, между прочим, римский
пресвитер Кай (ум. около 217 г.), вступавший в диспут с главою римских
монтанистов, Проклом, и написавший сочинение об этом диспуте. Египетских
хилиастов обличал Дионисий, епископ александрийский, который, следуя
аллегорическому и таинственному объяснений Свящ. Писания александрийскою
школою, был ревностным противником буквального и чувственного понимания
пророческих сказаний. Непот, епископ арсеноитский, написал в
опровержение его сочинение: "Обличение аллегористов", в котором
тысячелетнее царство Христово, изображенное в Апокалипсисе, принимается
за царство земное, с земными удовольствиями. Дионисий александрийский, в
опровержение Непота, не только написал сочинение "Об обетованиях", но и
лично вел диспут с хилиастами, и на соборе 255 г. успел убедить многих
из арсеноитских христиан отказаться от Х. Из последующих отцов и
учителей церкви, ведших полемику с хилиастическими представлениями,
особенного внимания заслуживают на Востоке св. Григорий Богослов и св.
Ефрем Сирин, на Западе - блаж. Августин. Со смертью блаж. Августина
полемика с хилиастическими воззрениями оканчивается; Х. слабеет все
более и, наконец, почти совершенно исчезает из народного сознания, пока
снова не возрождается под влиянием других условий и в несколько иной
форме. Ср. "Ложность учения хилиастов" ("Христ. Чтение", 1852, ч. II);
А. Алфионов,. "Х. первых трех веков христианства" ("Православный
Собеседник", 1875, май - июнь, июль); Е. Смирнов, "История христианской
церкви" (СПб., 1901).
В средние века, в эпоху расцвета всяких мистических учений, идея Х.
также нашла свое место. Католическая церковь приняла догмат,
заключающийся в том, что церковь, воинствующая на земле, будет
победительницей на небесах. Вера в тысячелетнее личное царство Христа не
была церковью ни признана, ни осуждена. Х. держался помимо церкви. Одним
из наиболее коренных его выражений было всеобщее ожидание конца света к
1000 г.; паника, прекратившаяся было после 1000 г., возобновилась с
новой силою после взятия Иерусалима крестоносцами, в 1099 г. Монастыри
пользовались этим в своих выгодах. В эту пору раввинистическая
схоластика нашла широкий доступ в традиционные верования. Шесть дней
творения объясняли, вслед за еврейскими толковниками, как шесть
тысячелетий; за седьмое считали субботу, в которую опочил Господь от
трудов; к окончанию этого цикла приноравливали наступление царства
Христова. А так как библейско-раввинская арифметика совпадала с
вульгарной хронологией, то люди верили, страшились, приходили в отчаяние
и отдавали свое имущество церкви. Догматическое учение Х. в средние века
мало разрабатывалось. У некоторых сектантов и еретиков встречаются
родственные догматы (Вечное Евангелие Иоахима Флорийского; см. Евангелие
вечное), близко соприкасающиеся по духу с Х.; но самый Х., по миновании
паники, пошел на убыль. - Иначе обстояло дело в эпоху реформации.
Возврат к изучению подлинной Библии, страстная борьба с "Антихристом",
сидящим на римском престоле, невольно наталкивали на хилиастическое
толкование известных мест Апокалипсиса. Под впечатлением мистических
откровений, которые получали наиболее экзальтированные души, реформа
церкви представлялась неполной; возникали мечты о более радикальных
преобразованиях. Такие помыслы нашли особенно благоприятную почву в
среде анабаптизма. Попытка Иоанна Лейденского основать теократию в
Мюнстере, навеянная идеями Х., кончилась плачевно.
Радикальный мистицизм ("иудейские мечтания") был осужден как
Аугсбургским, так и Гельветическим исповеданием. Возродился Х. в Англии,
в мистике индепендентов; в речи, которою Кромвель закрыл Беребонский
парламент, слышатся отголоски хилиастических упований. - Хилиастические
идеи встречаются у Натаниэля Эолиана (1578), флорентийца Пацция (1592),
у некоторых социниан, у севеннских пророков при Людовике XIV, у
боссюэтова антагониста Жюрье (1686), у Пьера Пуаре (1687), у нидерландца
Серария, у лабадистов, у Дж. Мида, у Дженни Лэд, у Томаса Бернера,
Лафатера, у американских мормонов, даже у некоторых современных
протестантских богословов (Гофман, Делич, Тирш, Эбрар и др.). Ср.
(Corrodi, "Kritische Geschichte des Chiliasmus" (1794); Chiapelli, "Le
idee millenare dei Christiani" (1888); статью A. Reville в "Encyclopedie
des sciences religieuses" (т. III).
А. Дж.
Химера (Cimaira, Chimaera): 1) в греческой мифологии чудовище,
имевшее голову и шею льва, туловище козы (cimaira - коза) и хвост
дракона и изрыгавшее из пасти огонь; по Гесиоду, у Х., соответственно
трем животным породам, из которых состояло ее тело, были и три головы.
Дочь Ехидны и Тифаона, Х. была вскормлена ликийским (карийским) царем
Амисодаром (Иобатом) и обитала в Ликии, на горе Краге; здесь же она была
убита Беллерофонтом, который с помощью крылатого коня Пегаса
благополучно совершил этот подвиг, между тем как попытки других убить Х.
стоили им жизни. Благодаря гомеровскому эпосу (Ил. VI, 150-183),
ликийское сказание о Х. распространилось и в Греции: ее изображение
входило в состав герба Сикиона, Коринфа, Кизика, Зелеи. Вергилий
называет Х. в числе подземных чудовищ, обитающих в преддверии Орка,
помещая ее рядом с Кентаврами, Сциллами, Бриареем, Лернейскою гидрою,
Гарпиями, Горгонами и Цербером. Местопребыванием Х. на горе Краге
служила пропасть вулканического происхождения, называвшаяся также Х.:
сопоставляя это с тем, что Х. принадлежала к числу чудовищ, изрыгающих
огонь, можно видеть в ней олицетворение огнедышащей горы. Ср. Fischer,
"Bellerophon, eine mythologische Abhandlung" (Лпц., 1851). 2)
Огнедышащая гора в Линии, близ г. Фаселиды; здесь, по свидетельству
древних писателей, водились львы. 3) Укрепление в Эпире (Хаонии),
служившее в военное время убежищем для эпирских хионов, которые жили не
городами, а поселками. Х. была расположена на берегу Адриатического моря
в области Акрокеравнских гор, близ Диррахия и Панорма. Ныне именем
Chimara называется населенная албанцами часть древних Керавнских гор, в
пределах которой находилось укрепление Х. В орнаментике Х. называется
фантастический комплекс из фигур животных, представляющий собою
законченное, но ненатуральное целое. Отсюда, в переносном смысле,
употребление слово Х. для обозначения праздной, пустой фантазии, игры
воображения, несбыточной мечты и пр.
Н. О.
Хинаяна (санскритское слово) - "великая колесница" или "великое
средство переправы". Так называется учение древнейших буддийских сект, в
отличие от махаяны ("великая колесница"), возникшей со времен
Нагарчжупы, жившего спустя 4 века после смерти Будды Сакьямуни. Система
Х. представляла почти исключительно этико-философское учение, чуждое тех
политеистических представлений, которые свойственны позднейшему
буддизму. Важнейший отличительный признак Х. составляет взгляд, что
"спасение", т. е. освобождение от мира материального, доступно только
некоторым, тогда как по мнению приверженцев махаяны все существа, в
конце концов, достигнут спасения.
Хинин (медиц.) - главный алкалоид хинной корки, легкий, аморфный или
кристаллический порошок, растворяется в эфире и алкоголе, плавится при
57° Ц.; в медицине чистый алкалоид, в виду трудной растворимости в воде,
не нашел применения; употребляются почти исключительно соли его, главным
образом, солянокислый и сернокислый Х. Благодаря легкости образования
солей почти со всеми кислотами, терапевтических препаратов Х.
насчитывается около 100, но по Росс. фармакопее, кроме уже упомянутых
содей, обязательны еще следующие препараты: мышьяковисто-кислый Х.,
лимонно-хинная соль с лимонно-железной солью, бромистый Х.,
салицило-кислый Х. и дубильно-хинная соль.
Физиологическое действие. Растворы Х., даже в слабой концентрации,
благодаря горькому вкусу, вызывают увеличенное слюноотделение и, по всей
вероятности, увеличенное отделение желудочного сока. Увеличенная
секреторная деятельность слюнных желез происходит рефлекторным путем и
не наблюдается при непосредственном впрыскивании Х. в выводной проток
подчелюстной железы. При введении в желудок или в прямую кишку Х.
довольно быстро всасывается в кровь и в умеренных терапевтических дозах
обнаруживает слабое действие на общее состояние организма и на различные
функции отдельных органов. Температура тела от больших доз обыкновенно
обнаруживает наклонность к понижению; последнее наблюдалось у животных
также в том случае, когда они были обернуты ватой, следовательно,
понижение t° зависит не от увеличенной теплоотдачи, а от уменьшенного
образования тепла в теле. Обмен веществ даже у здоровых людей после
больших доз Х. уменьшается на 20-24%. Аналогичные результаты наблюдались
также по отношению к потреблению кислорода. Х. выводится из организма
главным образом через почки (около 95% введенного алкалоида); после
приема 0,1 какой-нибудь соли Х., при ненаполненном желудке, алкалоид
появляется в моче через 12-15 минут. Х. представляет очень сильный яд
для протоплазмы многих простейших организмов. Если смешать каплю
жидкости, содержащей инфузории, с каплею раствора Х., то, при содержании
Х. 1:200 смеси, наступает паралич этих организмов, они пронизываются
черноватыми зернышками и погибают. Свежие парамеции в загнившем сене
перестают двигаться в растворах значительно более разведенных (1:10000).
Такое же прекращение движений наблюдается на белых кровяных шариках, при
рассматривании их под микроскопом в слабых растворах Х. Уменьшение
окислительных процессов под влиянием Х. может быть демонстрировано на
некоторых химических реакциях с органическими веществами, а также с
тканевыми элементами. Так, при прибавлении терпентинного масла,
содержащего озон, к спиртному раствору бакаутной смолы, в присутствии
одной капли крови или водного раствора кристаллов гемоглобина,
наблюдается быстрое посинение гваяковой настойки, вследствие окисления
ее кислородом озона. Это перенесение кислорода озона красящим веществом
крови не наступает или наступает значительно позже, если вместе с кровью
в указанную смесь вносится ничтожное количество раствора нейтральной
соли хинина. Свежие ткани животных обладают способностью захватывать
кислород от оксигемоглобина, поэтому артериальная кровь, смешанная с
такими тканями, принимает характер венозной крови; в присутствии же Х.
кровь очень долго сохраняет характер артериальной, следовательно, Х.
препятствует тканям захватывать кислород от красных кровяных шариков. Х.
препятствует также некоторым синтетическим процессам в организме
животных. Так, при пропускании через свежевырезанную почку крови,
содержащей гликоколь и бензойную кислоту, образуется гипуровая кислота,
в присутствии же Х. количество образующейся гипуровой кислоты
значительно уменьшается.
Специфичность действия. Все вышеприведенные исследования предприняты
были в то время, когда специфичность действия Х. при малярии не
подлежала никакому сомнению, но самая причина, вызывающая малярийное
заболевание, оставалась неизвестною. Наблюдая жаропонижающее действие Х.
при перемежающейся лихорадке и желая найти объяснение механизма такого
действия, естественно было исследовать влияние алкалоида на
окислительные процессы, на метаморфоз, температуру тела и на процессы
гниения и брожения. Но подобные исследования не могли, однако,
объяснить, почему Х. прекращает лихорадочные заболевания, обусловленные
малярией, между тем как при других лихорадочных заболеваниях, этот
медикамент проявляет весьма слабый жаропонижающий эффект и вместе с тем
не оказывает никакого влияния на течение болезненного процесса. Будучи
назначен при перемежающейся лихорадке, Х. может понизить предстоящее
повышение температуры на 3-4° и дать полное излечение; между тем как при
тифе, остром суставном ревматизме, воспалении легких и др. алкалоид этот
почти не понижает повышенной температуры и совершенно не влияет на
болезненный процесс. Точный ответ на вопрос о механизме
противомалярийного действия Х. мог быть получен только после того, как
французский врач Лаверан, в 1880 г., доказал, что причиною
перемежающейся лихорадки является, принадлежащий к классу простейших
животных, паразит Haemamoeba malariae, который, проникая в кровь и
размножаясь в красных кровяных шариках, вызывает все типичные для
малярии расстройства. Затем доказано было, что под влиянием Х. паразит
быстро исчезает из крови больных; что прибавление Х. к препарату живой
крови прекращает амебоидные движения кровепаразитов малярии. Наиболее
резкие изменения Х. оказывает на находящиеся в кровяном шарике взрослые
формы, ядра которых исчезают вполне, паразит представляется равномерно
окрашенным (метиленовая синька и эозин) и пигментированным синим пятном
на слабо окрашенном эозином красном кровяном шарике; менее компактное
ядро взрослого паразита легче распадается под влиянием Х., чем плотное
ядро молодого (Д. А. Романовский). Из вышеизложенных наблюдений
необходимо придти к заключению, что Х. есть специфическое средство
против малярии, так как он уничтожает самую причину болезни. Х.
оказывает против малярии не только лечебное, но и предохранительное
действие, благодаря предохранительному и лечебному действию его могли
осуществиться многие экспедиции, имевшие целью научные исследования и
колонизацию некоторых плодородных стран, пораженных малярией. Полную
научную доказательность факты эти могли приобрести только после того,
как узнали детали в истории развития кровепаразита, условия поступления
его в кровь, а также время между поступлением его в кровь человека и
первыми пароксизмами лихорадки (инкубационный период = 912 дней).
Доказано, что известный цикл своего развития чужеядные болотной
лихорадки проделывают в теле комара Anophelis claviger и что при укусах
этими насекомыми паразит вносится в организм человека, в крови которого
начинает новый цикл внеполового развития. Понятно, что в настоящее время
имеется полная возможность научного суждения о предохранительных
свойствах Х., так как в некоторых случаях момент поступления паразита в
кровь может быть прослежен самым точным образом.
Терапевтическое применение. На основании опытов над плазмодиями
малярии вне организма и контрольных наблюдений над лихорадочными
больными известно, что Х. должен находится в растворе приблизительно
1:5000, чтобы проявить свое ядовитое для Sporozoa действие. Принимая вес
взрослого человека равным 60 кгр., для получения указанной концентрации
необходимо назначить взрослому человеку 0,5-1,0 гp. Х. на прием.
Обыкновенно Х. назначается в безлихорадочные периоды, а в
злокачественных формах во время послабления лихорадки. Будучи назначен
во время пароксизма, препарат не приносит пользы отчасти вследствие
плохого всасывания Х. во время лихорадки, главным же образом потому, что
в периоде споруляции, как было выше замечено, паразит малярии всего
менее поддается лечению. Для успешного излечения тропической лихорадки и
предупреждения возврата ее, больному, после приступа, назначают
0,5-1,0-2,0 гр. Х. и повторяют прием на второй и третий день, а затем, в
течение четырех следующих дней, препарат назначают ежедневно в
половинном размере. После 5 дневной паузы снова повторяют лечение;
спустя 8 дней следует такой же период лечения, который снова повторяется
после вторичного промежутка в 5 дней. Если бы в течение восьмидневного
перерыва обнаружился хотя бы легкий приступ лихорадки, то в ближайшем
повторном периоде лечения назначаются полные дозы (при недостаточной
дозе Х. может оказаться убитою одна генерация плазмодий, другие же могут
развиться и вызвать приступы лихорадки). Таким образом, для
основательного излечения злокачественной формы тропической лихорадки
больной должен принять от 20-40 гр. Х. в течение 47 дней, считая
упомянутые выше два 5-дневных и один 8-дневный промежутки. При
назначении Х. в малярийных местностях с профилактическою целью имеется в
виду крайне легкая возможность заражения человека чужеядными болотной
лихорадки, а потому Х. необходимо назначать независимо от того,
произошло ли заражение или нет. Так как только зрелые формы,
предшествующие фазису споруляции, легко погибают от действия этого
алкалоида, то необходимо, чтобы человек, во время инкубации, находился,
по крайней мере один раз, под действием Х. в течение полного цикла
развития паразита. Из указанных соображений следует, что для
предупреждения заболевания злокачественною лихорадкою, зависящею от
паразита с двухдневным циклом развития, принимая продолжительность
инкубационного периода в 9-12 дней, необходимо назначать каждый 9 и 10
день, приблизительно, по 1 гр. Х. Как жаропонижающее средство при других
лихорадочных заболеваниях, Х., с введением в практику более надежных
средств, находит, в настоящее время, весьма ограниченное применение;
несколько чаще Х. в маленьких дозах 0,1-0,2 назначается как средство,
возбуждающее аппетит, как общее укрепляющее и как противоневралгическое
- в порошках, облатках, в пилюлях, в таблетках, в клистирах и для
подкожных впрыскиваний; последний способ сопровождается нередко
неприятными осложнениями. Х., независимо от способа назначения, вызывает
различные побочные явления, которые могут возникать в различных органах;
не говоря о появлении сыпи и красноты на коже, необходимо отметить
побочное влияние на зрительный и слуховой аппараты, а именно,
наблюдались слезотечение, отек век, расстройство зрения, изменение в
зрачке, иногда ослабление зрения до абсолютной слепоты (которая в
большинстве случаев скоро проходит), ограничение поля зрения и
расстройства цветоощущения; сосуды сетчатой оболочки - артерии и вены в
высшей степени сужены. Расстройства в слуховом аппарате наблюдаются при
употреблении больших или малых доз и бывают односторонними или
обоюдосторонними; много раз наблюдали глухоту на оба уха, продолжавшуюся
12-24 часа; шум или звон в ушах наблюдаются, приблизительно, в 90% всех
случаев; расстройство со стороны слуха зависит, по всей вероятности, от
гиперемии сосудов в тканях слухового аппарата. Расстройства со стороны
центральной нервной системы выражаются головокружением, головною болью,
общим угнетением, а иногда явлениями легкого возбуждения. В некоторых
случаях наблюдались тяжелые осложнения со стороны мочевых путей,
выражавшиеся появлением крови в моче; чаще всего такое осложнение
наблюдается у малярийных больных. Предрасположенные лица, между которыми
могут быть и совершенно здоровые субъекты, получают это осложнение после
каждого приема Х. У рабочих при фабрикации Х., а также и у лиц,
пользовавшихся с лечебною целью этим средством, иногда наблюдали
появление белка в моче. Как предмет торговли Х., со времени его
открытия, подвергся значительным колебаниям в цене, отчасти вследствие
малого сбора корки, отчасти ввиду колебаний в спросе, а также в
зависимости от спекуляций; в общем, однако, цены постепенно понижались
благодаря значительному увеличению культуры на Яве, Цейлоне и др.,
усовершенствованию фабрикации алкалоида, а равно и введению во врачебную
практику других более энергичных жаропонижающих средств. Так, цена за 1
кило сернокислого Х. в Лондоне в 1839 г. была 1370 герм. марок, в 1868 -
160; 1872 - 265; 1879 - 410; 1882 - 335; 1885 - 145; 1888 - 75; 1889 -
47; 1890 - 42; 1891 - 36; 1893 - 30; в 1897 г. - 25 марок. Расход Х. на
всем свете исчислен для 1896 г. в 250000 кг.; до этого времени отмечено
нарастание потребления на 10% в год. Главная часть Х. приблизительно
около 75% всего производства, в 1894 г., изготовлена была в Германии, но
только 8% из этого количества израсходовано в этой последней. Лондон
является главным центром торговли Х.
Упомянутый в начале этой статьи соляно-кислый и сернокислый Х. Росс.
Фармакопеей описываются следующим образом: хлористо-водородный или
соляно-кислый Х. - призматические, тонкие, белые, шелковистые кристаллы,
очень горького вкуса, выветривающиеся в теплом воздухе, содержат 9,08%
кристаллизационной воды, которая улетучивается при 100°; растворяются в
34 ч. холодной и 2 ч. горячей воды; водный раствор имеет нейтральную
реакцию и не флюоресцирует, но при подкислении его серною кисл. и
разбавлении большим количеством воды жидкость флюоресцирует. Фармакопея
допускает только самую незначительную примесь других алкалоидов хинной
коры; препарат содержит 81,72% Х., 9,20 соляной кислоты и 9,08% воды.
Сернокислый Х. - игольчатые, белые, шелковистые, нежные и тонкие
кристаллы, содержащие 8 частиц (16,18%) кристаллизационной воды.
Растворяется в 800 ч. холодной и 25 ч. кипящей воды, в 100 ч. холодного
и 6 ч. горячего 90% спирта и 40 ч. глицерина. В чистом эфире и
хлороформе серно-хинная соль почти не растворяется, но, в смеси спирта с
хлороформом, растворяется. Растворы соли имеют горький вкус, нейтральную
реакцию, отклоняют плоскость поляризации влево и не флуоресцируют,
принимая флуоресценцию голубого цвета от ничтожного прибавления к
раствору серной кислоты. В сухом воздухе соль теряет 6 ч. (12,1%) воды,
остальная кристаллизационная вода теряется при 100°Ц.; безводная соль
скоро притягивает 4,6% влаги из воздуха и снова превращается в соль с
двумя частицами воды; препарат не разлагается при 1500, при более
сильном нагревании. плавится и краснеет, выделяя красные пары;
сернокислый Х. содержит 72,81% Х. 11,01% серной кислоты и 16.18% воды;
Росс. Фармакопея допускает лишь ничтожное количество посторонних
алкалоидов.
Д. Каменский.
Хинное дерево (Cinchona L.) - родовое название растений из сем.
мареновых. Это - вечнозеленые деревья или кустарники, с цилиндрическими
или тупочетырехгранными ветвями и супротивными травянистыми или почти
кожистыми цельно-крайними листьями, с межчерешковыми прилистниками.
Розовые, красные или желто-белые душистые цветки собраны в верхушечные
густые метельчатые соцветия. Цветы обоеполые, правильные, чашечка
коротко колокольчатая, пяти-зубчатая, остающаяся; венчик
мягко-волосистый, с прямою, цилиндрическою или у основания более или
менее раздутою трубочкою, с голым или волосистым зевом и пяти-зубчатым
реснитчатым отгибом. Тычинок пять, прикрепленных к трубочке венчика, с
короткими нитями и удлиненными пыльниками. Завязь нижняя, кубаревидная
или эллипсоидальная, двугнездая, с многочисленными, семяпочками; столбик
нитчатый, рыльце двураздельное. Плод - яйцевидная или продолговатая
коробочка. Семя крылатое, белковое; зародыш прямой. Ф. дерево растет в
приандских областях, между 10° с. ш. и 22° ю. ш. (в Боливии, Перу,
Эквадоре, Колумбии, Венесуэле). Вследствие непомерного потребления этого
дерева ради коры ("хинной корки"), оно стало значительно редеть. В
настоящее время, впрочем, стали его разводить под тропиками во многих
местах. Что касается количества видов Х. дерева, то сказать что-либо
определенное трудно, так как виды различаются с большим трудом друг от
друга, так что, напр., Веддель в своей монографии ("Ann. de sc. nat.",
ser. 5, XI, XII) насчитывает 33 вида, 18 подвидов и множество
разновидностей; Бентам и Гуккер - 36 видов, а Кунтце ("Cinchona Arten
etc.", Лпц., 1878) - лишь 4 вида, все же остальные формы он
рассматривает как помеси четырех видов. Наиболее известны следующие
виды: 1) С. Calisaya Wedd. - высокое дерево с крупными обратно яйцевидно
продолговатыми листьями, с красноватыми цветками, собранными метелками
или щитками (сюда принадлежит множество разновидностей: vera,
microcarpa, boliviana, pallida и др.). 2) С. Ledgeriana Moens. -
небольшое деревцо, с овальными или ланцетными листьями и белыми или
розоватыми цветами; кора богата хинином (9-131/4%). 3) С. succirubra
Pavon - дерево до 25 метр. высотою, с крупными яйцевидными листьями, с
пурпурными цветками в кистях; кора содержит до 11,6% хинина. 4) С.
officinalis Hook. fil. - дерево до 15 метр. высотою, с ланцетными или
яйцевидно-ланцетными листьями, с красными цветками в кистях. 5) С.
micrantha Ruiz. et Pavon. -дерево до 20 метр. высотою, с листьями
яйцевидными и белыми цветками в кистях и др. Разводится Х. дерево ради
корки, содержащей хинин; в культуре сдирают кору с взрослого дерева
несколько раз, обвязывая его после операции мхом; когда развивается
снова кора, ее опять сдирают и т. д. Лишь четыре вида Х. дерева
(Calisaya, Ledgeriana, succirubra и officinalis) доставляют корку,
употребляемую в медицине ("Cortex", "Cinchonae", "С. Chinae", "С.
Peruvianus"); кора же остальных видов идет на добывание химического
продукта (хинина).
С. Р.
Хиромантия - искусство определять характер человека и предугадывать
его судьбу по линиям, морщинам, складкам и бугоркам, которыми покрыта
ладонь. Происходя из глубокой древности, искусство это, носившее
мистический характер и тесно связанное с астрологией, имело
последователей от Пифагора до наших дней. Ленорман, в своем сочинении:
"La divination chez les chaldeens", отмечает отсутствие Х. у халдеев. В
числе хиромантов значатся имена Цезаря, Суллы, Галена; в средние века
одним из крупнейших хиромантов был Авиценна. В новое время развитие
всевозможных гаданий, в том числе и Х., стояло в связи с Платоновской
академией, Фичино и Пико делла Мирандола. Немецкие гуманисты перенесли
Х. из Италии в Германию, где, в лице Иог. фон Гагена и Агриппы из
Неттесгейма, Х. нашла ревностных сторонников и теоретиков. Эпохой
расцвета Х. был XVII в., когда жил самый известный гадатель по руке,
Преториус (ум. в 1680 г.). Христианские хироманты, заимствовав свое
искусство у язычников, стремились оправдать его с христианской точки
зрения. Для этого они пользовались текстом из книги Иова (гл. XXXVII,
ст. 7), в котором говорится: "На руку всякого человека Он (Господь)
налагает печать для вразумления всех людей, сотворенных Им". Принцип
гадания заключается в том, что каждой из линий, образуемых на ладони
сгибами руки. приписывается неразрывная связь с одной из психических
способностей человека. Такая же связь устанавливается и для имеющихся на
руке бугорков (бугор Минервы, бугор Венеры и др.), а также и для формы
пальцев. По большей или меньшей степени развития этих линии и бугров
строят вывод о развитии соответствующих способностей. Так напр.,
глубокая и непрерывная "линия ума" служит показателем большого развития
умственных способностей, тогда как едва заметная и неровная линия
показывает как раз обратное. Из пересечения упомянутых линий выводится
значение и соотношение способностей в психике данного человека. Наконец,
установление связи между одною из линий и самым жизненным процессом
("линия жизни") служит для хиромантов основанием к определению
долговечности исследуемого субъекта и гладкости его жизненного пути.
Хироманты большею частью занимаются Х. в связи с другими оккультическими
и мантическими науками. Кроме трудов Агриппы из Неттесгейма, Гагена и
Преториуса, имеются еще анонимные: "Chiromantie universelle, representee
en plusieurs centaines de figures" (П., 1682) и "Anlleitung zu den
curiosen Wissenschaften nemlich der Physiognomie, Chiromantie,
Astrologie, Geomantie" (Франкф., 1717). См. Horst, статья "Chirologie" в
энциклопедии Ersch'a и Gruber'a.
Хищные (Carnivora) - отряд млекопитающих, некоторыми (Гексли)
соединяемый под именем раздельнополых (Fissipedia) вместе с ластоногими
(Pennipedia) в одну группу. Характеризуются Х. следующими признаками.
Резцов с каждой стороны 3/3 клыки большие, выдающиеся; между коренными
один в каждой получелюсти модифицирован в острый и режущий плотоядный
зуб. Конечности с когтями приспособлены для хождения, передние отчасти
для хватания. Главнейшие анатомические особенности следующие: тело
удлиненное, более или менее сжатое с боков, приурочено к беганью и
прыганью, реже к карабканью по деревьям; покрыто мягкой, реже щетинистой
шерстью; хвост почти всегда развит. Череп вытянут вперед, с сильно
развитым личным отделом; скуловая дуга полная. Ключиц или нет вовсе, или
(реже) в виде рудимента. В предплечье и голени обе кости вполне развиты.
Пальцы почти всегда с длинными, заостренными, нередко втяжными когтями.
Вытянутые в длину большие полушария всегда с несколькими теменными
бороздами вокруг Сильвиевой борозды. Резцов всегда по 6 в каждой
челюсти; клыки, по одному справа и слева, в обеих челюстях сильно
развиты; количество коренных зубов у различных представителей группы
различно, но везде последний из ложнокоренных в верхней челюсти и первый
из настоящих коренных в нижней модифицированы в так называемые
плотоядные зубы. Желудок простой, слепая кишка или отсутствует вовсе,
или очень слабо выражена. Семенники в мошонке; чаще без семянного
пузыря; есть os penis. Матка двурогая; плацента почти всегда зонарная;
оболочка матки отпадающая. Соски расположены на брюхе. Распространены по
всему земному шару за единственным исключением Австралии и Полинезии;
почти все плотоядные - хищники, лишь немногие, как, напр., гиены,
питаются падалью или даже, как напр., медведи, должны быть отнесены к
всеядным животным. В состав этого отряда входят след. сем. кошки или
Felidae; гиеновые или Hyaenidae; виверровые или Viverridae: хорьковые
или Mustelidae; собаки или Canidae; медведевые или Ursidae. Земляной
волк (Proteles Lalandi) южн. Африки тоже выделяется в особое семейство,
промежуточное между гиеновыми и виверовыми - сем. Protelidae.
В. М. Ш.
Хлодвиг - имя трех франкских королей из династии Меровингов. Х.
(по-латыни имя писалось различно: Chlodovechus, Chlodoveus, Hindowicus,
Ludovicus - тоже, что Louis), сын Хильдериха I и Базины, бывшей ранее
женой короля тюрингов Бизина, род. около 466 г. Когда он,
пятнадцатилетним юношей, стал королем части салических франков (481 г.),
римское население тех областей Галлии, который не были еще завоеваны
варварами, не признавало власти Одоакра и управлялось римлянином
Сиарпием, сыном Эгидия. Область Cиapпия на северо-востоке примыкала к
землям франков, на юге - к землям готов и бургундов. Между готами и
численно превосходившим их галло-римским населением лежала пропасть,
вследствие арианства завоевателей. Прежде всего (в 486 г.) Х. двинулся
против Сиарпии. Х. помогал его родственник король Рагнахар, резиденцией
которого был г. Камбрэ. Разбитый Сиарпий бежал к готскому королю Алариху
II, но, по требованию Х., был выдан и казнен. Пoбеда над Сиарпием не
отдала сразу в руки франков всей области, которою он правил. Хлодвигу
пришлось брать город за городом, после упорного сопротивления, иногда
тянувшегося несколько лет. Франки были в это время еще язычниками и
грабили церкви. Григорий Турский, наш важнейший источник для истории Х.
("Historia Francorum", кн. II, 27-43), рассказывает предание, связанное
с одним из таких грабежей. При разграблении одного храма франки
захватили очень ценную кружку; епископ ходатайствовал перед Х. о
возвращении ее в церковь. Дележ добычи происходил в Суассоне. Х.
попросил воинов прибавить эту кружку к его доле. Все согласились, кроме
одного франка, который заявил, что король не должен получить ничего
сверх того, что достанется ему по жребию. Сказав это, воин ударил
секирой по кружке. Х. смолчал и велел отослать кружку епископу. Через
год на военном смотру Х. подошел к этому воину и, упрекнув его в дурном
содержании оружия, бросил его секиру на землю, а когда тот нагнулся,
чтобы поднять ее, Х. нанес ему своей секирой смертельный удар в голову,
сказав: "Так ты поступил в Суассоне с кружкой". Этим убийством,
прибавляет Григорий Турский, король навел на воинов сильный страх. На
десятом году своего правления Х. разбил тюрингов (вероятно
левобережных), которые беспокоили своими набегами франкские земли. В 496
г. Х. принял христианство, благодаря настояниям жены - христианки
Клотильды, дочери Хильпериха Бургундского. Таинство совершил над ним св.
Ремигий, епископ реймский. С королем крестилось около трех тысяч
франков. Церковное предание связывает этот факт с борьбой Х. с
аллеманнами, которые нападали на земли рипуарских франков: в решительной
битве, когда войску Х. грозило поражение, он дал, будто бы, обещание
креститься, если победит. Х. нанес аллеманнам страшное поражение: король
их пал в бою, аллеманны признали власть Х. Тогда, гласило предание, Х. и
принял крещение. Обращение Х. и его франков в христианство, с
присоединением к господствующей церкви, открыло франкам возможность
слияния с галло-римлянами и стало одной из важнейших причин дальнейших
успехов Х. Он расширил границы своих владений от Сены до Луары, за
которой лежали провинции, находившиеся под властью готов-ариан. Туземное
население этих провинций призывало Х. к борьбе с готами. Особенно
усердно действовало в этом направлении высшее духовенство. Около 500 г.
Х., в союзе с Годегизелом бургундским, воевал против его брата
Гундобальда. Х. стеснил Гундобальда и заставил его платить дань, но
после ухода Х. Гундобальд победил и убил Гедегизеля, объединил всю
Бургундию в своих руках и отказался от платежа дани франкам. В 506 г. Х.
вступил в пределы вестготского королевства. В изображении Григория
Турского этот поход носит характер священного. Сам Х. придавал ему такой
характер. На вече, от которого Х., еще зависел в это время, он заявил,
будто бы, что его очень тяготить мысль о владычестве готов-ариан над
частью Галлии. Вече одобрило его предложение идти против еретиков.
Григорий описывает чудеса, сопровождавшие поход франков. Желая, чтобы
галло-римское население видело в нем не врага, а освободителя от ига
еретиков, Х. воспретил своим воинам грабить население и брать у него
даром что-либо, кроме воды и травы. При Вугло (недалеко от Пуатье) Х.
разбил готов; король их Аларих был убит. Сын Х., Теодорих подчинил
власти Х. города Оверни до бургундской границы, а сам Х. овладел большей
частью Аквитании (за исключением Гаскони и Септимании). Франки вступили
в Прованс, но тогда в галльские дела вмешался Теодорих Великий, король
остготский: его войска отбили франков от Арля, и вся страна между
Дюрансой и морем попала в руки остготов. Находясь, после побед над
готами, в Туре, Х. получил от имп. Анастасия грамоту на консульство,
напоминавшую о верховных правах империи на землю. Пoлучив грамоту, Х.
облачился в пурпуровую тунику и тогу, надел диадему и проехал в этом
одеянии по Туру, разбрасывая по дороге народу золотые и серебряные
монеты. После готской войны Х. утвердил свою столицу в Париже,
занимавшем центральное положение в его государстве. Трудно сказать, были
ли описанные завоевания сделаны Х. уже после объединения им франков, или
же это объединение шло параллельно с завоеваниями, или, наконец, оно
последовало за завоеваниями, как излагает Григорий Турский, рассказ
которого написан, очевидно, на основании народного предания и не дает
никаких точных хронологических указаний. Вообще те касающиеся Х.
хронологические даты, которые мы находим у Григория Турского, возбуждают
серьезные сомнения в их достоверности: сразу бросается в глаза то, что
все почти важнейшие события следуют одно за другим через правильные
пятилетние промежутки (481, 486, 491, 496, 501, 506, 511). По словам
Григория в Кёльне, у рипуарских франков королем был Зигиберт. Х. указал
его сыну Хлодерику на старость и слабость Зигиберта и обещал ему, когда
умрет Зигиберт, его королевство и свою дружбу. Тогда Хлодерик убил отца,
но в свою очередь был убит подосланными к нему убийцами, после чего Х.
вступил в его владения и добился от веча рипуарских франков признания
его своим королем. Х. лишил власти короля Харариха и заставил его и его
сына принять духовный сан, а затем убил их и захватил их королевство
(положение его неизвестно). В Камбрэ правил король Рагнахар, которого
подданные не любили за его страсть к роскоши. Х. двинулся против него и
подкупил его левдов; они связали Рагнахара и его брата и выдали их Х.,
который собственноручно убил пленников; затем по его приказу был убит
еще Ригномер, брат указанных королей, а их королевство перешло к Х. По
словам Григория Турского, Х. погубил еще "много" королей и своих
родственников и распространил свою власть на всех франков, которые,
очевидно, охотно поступали под власть богатого короля, который мог щедро
награждать их за службу. О внутреннем управлении Х. мы знаем очень мало.
Ему приписывается запись обычного франкского права. При нем был созван
первый во франкском королевстве церковный собор, в Орлеане, в 511 г.
Умер Х. в Париже в 511 г. Значение Х. часто преувеличивалось историками;
в нем видели настоящего основателя могущественного франкского
королевства. Едва ли, однако, можно считать Х. носителем какой-нибудь
великой политической идеи, каким был, напр., Теодорих Остготский, его
современник и родственник. Подчинение Галии франкам при Х. было очень
облегчено окончательным разложением Западной империи и враждой туземцев
к арианам-готам. Все, что мы знаем о Х., рисует его как настоящего
варвара, грубого, жадного, властолюбивого, коварного и жестокого.
Христианство не оказало на него никакого облагораживающего действия; оно
было усвоено им чисто внешним образом. Те же свойства мы встречаем затем
у его потомков. Ср. Junghans, "Die Geschichte der frankischen Konige
Childerich und Chlodovech" (Геттинген, 1857); G. Kurth, "Les sources de
l'histoire de Clovis dans Gregoire de Tours" ("Revue des Questions
historiques", октябрь, 1888); его же, "Clovis" (1896). Х. II, сын
Дагоберта I, родился (в 633 г.) после того, как Дагоберт поставил своего
старшего сына Зигиберта III королем в Австразию. Дагоберт, "по совету и
увещанию нейстрийцев" (т. е. нейстрийской знати) и по соглашению с
Зигибертом, сделал распоряжение, в силу которого после его смерти
Австразия должна была остаться в руках Зигиберта, а Нейстрия и Бургундия
переходили к Х. II. Последний вступил на престол (в 638 г.) еще
ребенком. Управление находилось сначала в руках Эги, который занимал,
вероятно, должность майордома; после его смерти (640) майордомами были
Эрхиноальд в Нейстрии и Флаохат в Бургундии. В Бургундии среди знати шла
борьба, принимавшая характер настоящей войны. По смерти Зигиберта III
(около 656 г.) и после гибели Гримоальда, попытавшегося было возвести на
трон Австразии своего сына, Х. II получил Австразию и таким образом
соединил все франкское государство в своих руках. Должность палатного
мэра в Австразии получил Эрхиноальд. Уже в течение первого года своего
единовластия Х. II умер. Он был одним из худших "ленивых королей"; был
предан чувственности и пьянству, а два последних года жизни был
психически расстроен. От брака с Бальтильдой, бывшей раньше рабыней
(англосаксонского происхождения), Х. II имел сыновей Хлотаря, Хильдериха
и Теодориха. Х. III - сын Теодориха III, наследовал (в 691 г.) отцу во
всех трех королевствах (Австразии, Бургундии и Нейстрии), будучи еще
ребенком. Он числился королем до 695 г., при чем все управление было в
руках Пипина Среднего (Геристальского).
Хлорелла - небольшой, по количеству видов, род одноклеточных зеленых
водорослей, относимый большинством ученых (Beyerinck, Wille и др.) к
семейству Pleurососсасеае Wille. Очень распространенною из Х. является
Chlorella vulgaris, обстоятельно описанная Бейеринком и постоянно
встречающаяся массами в воде и в грязи луж, канав и прудов. Часто
развивается она, а также и родственная ей форма, Chlorella infusionum в
лабораториях и домашнем быту в сосудах с водою или с растворами пепсина
и сахара, покрывая нежным зеленоватым налетом внутреннюю поверхность
стекла. Некоторые Х. известны уже с давних времен своим симбиозом с
животными и первоначально принимались за органы последних, но еще Брандт
и GezaEntz, независимо друг от друга, впервые признали за ними
эндогенное происхождение, показав, что зеленые шарообразные тельца,
наблюдаемые в теле некоторых животных, суть самостоятельные организмы,
при чем Брандт отнес эти тельца к особому роду водорослей, назвав его
Zoochlorella. Но как свободноживущие Х., так и зоохлореллы различных
животных имеют совершенно одну и ту же организацию, проходят совершенно
одинаковые стадии развития и отличаются только образом жизни, а потому
Бейеринк и соединил их в один общий род Chlorella, тем более, что
единственный отличительный признак зоохлорелл от Х., а именно только что
упомянутый симбиотический образ жизни первых с некоторыми низшими
животными, оказывается непостоянным признаком, так как Брандт, а за ним
и позднейшие ученые, Кесслер, Гаманн, Шевяков, Фаминцын, Бейеринк и
Аверинцев, доказали, что изолированные зоохлореллы могут существовать на
свободе и при том также энергично размножаться, как и в теле животных.
Организация и цикл развития Х. состоят в следующем: вегетативное тело их
состоит из одной шарообразной или овальной клетки с тонкою оболочкою,
которая по мнению одних авторов (Brandt, Dangeard) состоит из целлюлозы,
а по мнению других (Geza-Entz, Фаминцын, Аверинцев и др.) из прозрачного
студенистого вещества, лишенного целлюлозы. Такое разногласие во мнениях
произошло В силу того, что иногда оболочка Х. не дает типичного для
целлюлозы фиолетового окрашивания от хлорцинкиода, а потому вопрос этот
остается пока открытым. Размеры шарообразных вегетативных клеток
колеблются по данным различных авторов от 0,0015 мм. до 0,012 мм. В
каждой такой клетке находится гомогенная протоплазма, очень маленькое
ядро прекрасно окрашивающееся гематоксилином, и лентовидный или округлый
пластинчатый стенкоположный хроматофор с одним или, реже, с двумя
переноидами. Геца-Энц (Geza- Entz) описывал в клетках Х. еще особые
сократительные вакуоли, подобно таковым у хламидомонад, но позднейшими
исследователями эти показания Геца-Энца были опровергнуты. Размножение
Х. происходит путем повторного деления сначала хроматофора и пиреноида,
а затем и всего содержимого каждой клетки на несколько равных частей, от
2 до 16, которые остаются некоторое время окруженными материнскою
оболочкою, а после разрыва и исчезновения ее, оказываются свободно
лежащими, быстро увеличиваются в размерах и чрез некоторый промежуток
времени повторяют тот же цикл развития. Подвижных элементов размножения
у Х. не существует, подобно тому, как и у других Pleurococcaceae.
Отступления от нормального цикла развития встречаются у Х. довольно
редко и состоят в том, что иногда они размножаются путем отшнуровывания
молодых особей от материнской, а кроме того при нормальном делении могут
не освобождаться из материнской оболочки, а оставаться в ней на
продолжительное время, превращаясь постепенно в стадии Gloecystis и
Palmella. Бейеринк изучил питание Х. и нашел, между прочим, что они для
добычи необходимого азота нуждаются не только в пептоне, но и в
каком-нибудь углеводе, как например сахар, а потому он причислил их к
установленной им физиологической группе пентон-углеводных организмов.
Сожительство Х. с животными представляет собою типичный пример того
биологического явления, которое давно уже получило в Германии название
Raumparasitismus, т. е. Х. не паразитирует в теле животного, но и не
приносит ему пользы, а является, так сказать, даровым жильцом.
Неоднократно было замечено, что не все экземпляры Х. остаются в теле
простейших живыми, но иногда перевариваются последними. Явление это
различно толковалось авторами, и только впоследствии удалось выяснить
следующие условия, при которых Х. либо погибают в организме животных,
особенно простейших, либо остаются жить в них: у простейших можно легко
различить три слоя протоплазмы в каждой особи: наружную, альвеолярную
плазму, служащую покровом для двух последующих слоев, среднюю,
кортикальную плазму, не участвующую в пищеварении, и внутреннюю
эндоплазму, заведующую пищеварением организма. Если Х. попадает в
эндоплазму, то она переваривается животным, если же она попадет в
кортикальный слой плазмы, то она остается жить в симбиозе с животным,
так как этот слой плазмы не принимает участие в пищеварении. В
систематическом отношении р. Chorella делится на несколько видов,
Chlorella vulgaris Beyerink, Chlorella infusionum Beyerink, Chorella
parasitica Brandt, Chlorella condustrix Brandt, Chlorella actinosphaerii
Averinzew, которые различаются между собою по. размерам и форме
хроматофоров и клеток, а также по другим мелким признакам. В качестве
симбионтов они найдены у весьма многих Protozoa, а также и у полипов,
как напр. у Hydra viridis. Ср. С. Аверинцев, "О зоохлореллах у
простейших" ("Труды Имп. СПб. Общ. Естеств." 1900, т. XXXI, вып. 1, № 7.
Работа изобилует литературными ссылками); W. Schewiakoff, "Beitrage zur
Kenntniss der holotrichen Ciliaten" ("Bibliotheca Zoologica", тетр. 5,
1889); M. Beyerinck, "Culturversuche mit Zoochlorellen und anderen
Algen". ("Bot. Zeit. " 1890, №№45, 46, 47, 48); W. Kruger, I. "Ueber
einen Pilztypus-Prototheca" и II, "Ueber zwei ans Saftflussen rein
gezuchtete Algen" (W. Zopf's Beitrage zur Phys. und Morphologie niederer
Organismen", 1894, IV вып.).
И. Сербинов.
Хлоропласты - тела, заключающиеся в клетках растений, окрашенные в
зеленый цвет и содержащие хлорофилл. У высших растении Х. имеют весьма
определенную форму и называются хлорофилльными зернами; у водорослей
форма их разнообразна и они называются хроматофорами или хлорофорами.
Основа Х. (строма) белковая и протоплазматическая. Строение их, особенно
отношение пигмента к строме, окончательно не выяснено, и взгляды ученых
на строение Х. не согласны между собой.
Хлороформ (хим.) или трихлорометан СHСl3 - получается перегонкой
спирта с белильной известью. Для этой цели употребляют железные
цилиндрические сосуды вышиною около 1,5 м. и в диаметре около 2 м.; они
имеют мешалку, трубки для пропускания пара и воды и отверстие для
введения белильной извести. В цилиндр сначала вливают спирт (96° по
Траллесу), а потом воду и при постоянном перемешивании всыпают белильную
известь; прибор герметически закрывается и нагревается паром до 40°.
Когда реакция начнется, то происходить само собою повышение температуры
до 60°, и тогда тотчас прекращают пропускание пара. При теплой погоде
содержимое прибора может очень сильно нагреться, так что приходится его
обливать холодной водой. После того, когда в цилиндре накопится
достаточное количество хлороформа, прибор приводится в сообщение с
холодильником, и тогда начинается отгонка хлороформа. Полученный таким
образом Х. промывают водой и подвергают ректификации, причем первые
фракции, состоящие из мутного, содержащего спирт Х., собираются отдельно
и промываются вторично. На 100 кг. Х. требуется около 1300 кг. белильной
извести и 100 кг. спирта. Уравнение, которое отвечает добыванию Х. на
фабриках, следующее: 4C2H6O+16CaOCl2 = 2СHСl3+13CaCI2+3Ca(CHO2)2+8H2O.
Реакция образования Х. из спирта и белильной извести может быть
объяснена окислением спирта под влиянием хлора в уксусный альдегид и
хлорированием последнего в хлорал, который в свою очередь под влиянием
щелочи распадается на Х. и муравьиную кислоту. По Гюнтеру, начальной
реакцией при образовании Х., оказывается образование углекислоты
вследствие окисления спирта, выделяющей из белильной извести
хлорноватистую кисл.:
1) CaO2CI2 + СО2 + Н2О = 2НСlO + CaCO3; 2) C2H6O + HClO = C2H4O +
HCI+Н2О; 3) HCl + HClO = Cl2+ H20; 4) C2H4O + 3CI2= CCl3COH+3HCl; 5)
2ССl3СОH + Ca(OH)2 = 2СНСl3 + Ca(HCO2)2.
Х., полученный из хлорала перегонкою его гидрата с раствором едкого
натра, безусловно чист. Х. есть жидкость с эфирным запахом и сладковатым
вкусом, едва растворимая в воде. Он кипит при 61°, удельный вес его
1,527. Он загорается с большим трудом; бумажный фитиль, пропитанный Х.,
горит сильно коптящим красным пламенем с зелеными краями. Х. легко
растворим в спирте и эфире; растворяет серу, фосфор, бром, иод, жиры и
вообще различные органические вещества, богатые углеродом.
Продолжительное действие хлора переводить его в четыреххлористый углерод
CCl4. Пары Х. при прохождении через раскаленную стеклянную или
фарфоровую трубку, нагретую докрасна, разлагаются на углерод и соляную
кислоту. При кипячении его с спиртовым раствором едкого кали он
разлагается с образованием хлористого и муравьино-кислого калия:
СНСl3 + 4КОН = 3КСl+2Н2О+СНО2К. Чистый Х. медленно изменяется в
присутствии воздуха и под влиянием света; при этом выделяются едкие
кислые пары, состоящие из соляной кислоты и хлорокиси углерода: CHCl3+O
= HCl+COCl2. Чистый Х. не дает мути в растворе азотнокислого серебра, не
чepнеeт oт cеpной кислоты и не действует на натрий. Применяется Х., как
анестетическое средство, как растворитель и в производстве красящих
веществ.
В. Ипатьев.

Хлороформ (медиц.) анестезирующее средство, вызывающее при вдыхании
паров его сон, полную потерю движений и чувствительности. Благодаря
таким свойствам препарат нашел широкое применение в хирургии. С 1847 г.,
когда Симпсон впервые испытал применение Х. для обезболивания при
операциях, и до настоящего времени препарат этот остается во главе всех
средств, употребляемых для общего наркоза. При вдыхании разведенных
паров Х. различают 3 периода действия: неполное сознание, возбуждение и
анестезия. Обращаясь к рассмотрению механизма действия хлороформа, мы
должны признать, что явления, вызываемые хлороформным наркозом зависят
от парализующего влияния этого препарата на головной и спинной мозг, а
также от понижения возбудимости двигательных узлов сердца и
периферического сосудистого аппарата. Явления возбуждения в первом
периоде могут быть также объяснены параличом высших нервных центров,
заведывающих соразмерною деятельностью низших двигательных центров.
Крик, пение, болтливость, сопротивление представляют собою беспорядочную
деятельность различных двигательных центров, изменивших свою
целесообразную деятельность, вследствие паралича руководящих психических
центров. Явления общего наркоза зависят от постепенного распространения
паралича также и на низшие образования центральной нервной системы.
Учащение сердцебиений и поднятие кровяного давления в периоде
возбуждения могут быть поставлены в зависимость от общего возбуждения,
падение же кровяного давления и замедление сердцебиений в периоде
наркоза зависят от угнетающего влияния Х. на двигательные нервные узлы
сердца и от паралича периферических окончаний сосудосуживающих нервов.
При помещении вырезанного сердца лягушки в замкнутое пространство,
насыщенное парами Х., наблюдается замедление, ослабление и, наконец,
полная остановка сердечных сокращений. Что эта остановка происходит
действительно от Х. доказывается тем, что остановившееся сердце нередко
снова удается возвратить к правильной деятельности, если своевременно
удалить пары Х. Паралич периферического сосудосуживающего аппарата может
быть доказан непосредственным раздражением периферических
сосудосуживающих нервов во время наркоза, а именно: раздражение в
последнем случае не дает поднятая кровяного давления, следовательно,
остается без влияния на ширину просвета кровеносного сосуда.
Наркотическое действие Х. зависит от непосредственного влияния его на
нервные центры, а не от изменений в крови. В форменных элементах крови в
организме животного, отравленного вдыханиями паров Х., не наблюдается
таких изменений, которые имели бы отдаленное сходство с тем разрушением
красных кровяных шариков, которое наблюдается при непосредственном
смешении Х. с кровью вне организма. Периферический двигательный аппарат
не парализуется хлороформом, раздражение электрическим током
двигательного нерва или самой мышцы дает такое же сокращение, как при
нормальных условиях. Х., парализуя, при обычном течении наркоза,
головной и спинной мозг, только в умеренной степени понижает
возбудимость дыхательного центра и сердечных узлов сердца. Но необходимо
иметь в виду, что Х. может совершенно парализовать дыхательный центр,
нормальною возбудимостью которого обусловливается возможность самого
существования организма. Кроме того и двигательные нервные узлы сердца
суть такие образования, без деятельности которых также невозможна жизнь
организма. Так как случаи смерти во время хлороформирования наблюдались
и при осторожном ведении наркоза самым безупречным препаратом и даже при
кратковременных операциях, то необходимо быть знакомым не только с
механизмом благоприятного действия, но и с подробностями анализа
ядовитого действия Х. и подробно рассмотреть основной вопрос: происходит
ли смерть в несчастных случаях хлороформирования от паралича сердца или
от паралича дыхания. При остановке дыхания сердце может сокращаться, но
только до тех пор, пока не будет израсходован имевшийся в момент
остановки дыхания запас кислорода в крови. Если остановка дыхания
замечена в такой момент, когда сердце еще не перестало сокращаться, то
имеется надежда на спасение жизни, так как функцию дыхательного центра
можно заменить искусственным дыханием. В совершенно ином положении стоит
дело оживления при остановившемся сердце. Посторонними силами в
настоящее время еще невозможно привести в деятельное состояние этот
орган у человека, хотя одиночные попытки в этом направлении и дают
некоторую надежду на будущее. Экспериментальные исследования на животных
заставляют придти к заключению, что причиною смерти в значительном
большинстве случаев, следует считать остановку дыхания, а потому
производство искусственного дыхания является наиболее целесообразной
мерой для оживления при отравлении хлороформом.
Хобот - под этим наименованием описывается ряд органов весьма
разнообразного значения. Обыкновенно Х. является придатком передней
части тела и обладает способностью вытягиваться и втягиваться, и функция
его по большей части осязательная, но и эти черты далеко не всегда
являются общими. Между турбелляриями имеется целое семейство
Рrоboscidea, у которых на переднем конце имеется Х., вероятно,
являющийся органом осязания. Он представляет собой во втянутом состоянии
ямку, выстланную наружным эпителием и окруженную слоем мускулатуры.
Непосредственно к покровам примыкают мышцы, которых сокращение вызывает
втягивание Х. и потому называемые ретракторами. Снаружи от этого слоя
имеется другая мышечная оболочка, в виде мешка, облегающая первую и
вызывающая своим сокращением вытягивание Х. Физиологически этот слой
занимает след. мышцы, вытягивающие Х. и называемые протракторами.
Большую сложность представляет собой Х. немертин; у которых он имеет
значение ядоносного аппарата. Только у немногих из них (Amphiporus,
Molocobdella, Geonemertes) он вытягивается наружу через рот, а у
громадного большинства Х. выставляется наружу через самостоятельное,
лежащее на переднем конце углубление накожных покровов (Rhynchodaeum).
Сам Х. представляет собой длинную тонкую трубку, иногда лишь немного
менее длинную, чем все тело. Трубка эта образована впяченным внутрь
эпителием, содержащим здесь в своих клетках палочковидные образования и
стрекательные капсулы, а снаружи мышечным слоем. Таким образом
внутренний покров втянутого Х. есть непосредственное продолжение
покровов Rhynchodaеum и следовательно всего тела. На дне трубки у
немертин группы Hoplonemertini имеется твердый кутикулярный шип, а около
него мелкие шипики, его заместители на случай отпадения. На дне же Х.
открывается рядом с шипом ядовитая железа. Когда хобот совершенно
вытягивается, то шип оказывается на конце его и служит для нанесении
ранки, через которую и попадает яд в тело жертвы. Кругом Х. имеется
полость, выстланная внутри плоским эпителием и с сильно развитой
кольцевой и продольной мускулатурой. Таким образом, Х. одет кругом
замкнутым, наполненным жидкостью мешком - влагалищем Х., которое при
сокращении своих стенок надавливает на Х. и заставляет его выпячиваться
наружу. Втягивание Х. совершается при помощи особой мышцы - ретрактора,
прикрепляющейся к заднему концу Х. и затем проходящей через все
влагалище до его задней стенки, и прикрепляющейся после ее прободения к
спинной поверхности в задней части тела, где волокна ретрактора
смешиваются с продольной мускулатурой тела. У паразитических червей -
колючеголовых (Acanthocephali) имеется также на переднем конце тела
короткий Х., вооруженный многочисленными шипами и крючками и окруженный
мускулистым влагалищем. От Х. отходит ретрактор, который, по выходе из
влагалища, продолжается в два ретрактора влагалища (брюшной и спинной),
присоединяющиеся к продольной мускулатуре. Точно также у ленточных глист
на переднем конце головки бывает небольшой, вооруженный венчиками
крючков Х., а у сем. Tetrarhynchidae на голове выпячиваются 4 довольно
длинных с многочисленными крючками хоботка. У паразитических форм Х.
является, вероятно, органом прицепления. У живущих в илу червей отряда
эхиуровых имеется иногда довольно длинный и двурасщепленный (Воnelia) на
конце невтяжной Х., у основания коего находится рот. Х. на передней
стороне имеет мерцательный покров, а обыкновенно и желобок. Надо думать,
что реснички по этому желобку подгоняют пищевые частицы ко рту. У
яванского Sternaspis основная часть хобота очень коротка, но боковые
развилки его (не имеющие желобка) очень длинны, длиннее тела червя. У
других видов Sternaspis Х. не найдено. У приапулид и сипункулид Х.
называется передний конец тела, обладающий способностью втягиваться при
помощи 4-х ретракторов и выпячиваться вследствие сокращения всего тела.
На этом конце находится ротовое отверстие, окруженное щупальцами (у
сипункулид), и поверхность Х. может быть усажена шипами (у приапулид). У
кишечно-жаберных весь передний отдел тела, лежащий впереди рта и
отделенный от следующей части (воротника) узкой перетяжкой, носит
название Х. Внутри его залегают многие органы. Наконец, у хоботных
пиявок под этим наименованием подразумевают мускулистую глотку,
обладающую способностью, подобно глотке многих кольчатых червей,
вытягиваться наружу. У членистоногих под именем Х. описываются ротовые
части различного морфологического значения. У Pantopoda это выступ
переднего сегмента, иногда довольно длинный и несущий на конце ротовое
отверстие. Соответствует ли Х. Pantopoda приротовым конечностям,
сросшимся вместе, не выяснено. Что касается до сосущих насекомых и
клещей, то там Х. несомненно является результатом модификации тех или
других конечностей. Х. у позвоночных представляет вытянутую носовую
часть с ноздрями на конце и иногда достигает значительной длины и
подвижности, как напр. у хоботных. Небольшой подвижный Х. имеют
некоторые черепахи, а из млекопитающих некоторые землеройки
(Macroscelides typicus) выхухоли (Myogalidae), тапиры. Впрочем, у многих
других млекопитающих нос слегка удлинен и отличается значительной
подвижностью, так что между подвижным носом и Х. трудно провести
границу. У выхухолей Х. поддерживается двумя тонкими хрящевыми трубками
и приводится в движение 5 мышцами. У слона Х. снабжен пальцеобразным
отростком на конце. Кювье насчитывает в нем до 40000 отдельных мышечных
пучков (продольных и кольцевых). Слон не может опускать голову до земли
и Х. является весьма важным органом в его жизни. У морского слона из
ластоногих небольшой Х. свойственен только самцу и отсутствует у самки.
Таким образом изложенное показывает, что наименование Х. - не связано с
каким либо определенным морфологическим понятием и присваивается весьма
разнообразным органам.
В. Шимкевич.
Ходжа - персидское слово, значит старик, господин, хозяин дома. В
Средней Азии так называется почетное сословие, ведущее свое
происхождение от халифов АбуБекра и Омара, а также от Османа и Али,
только не от дочерей пророка Мухаммеда, а от других жен. См. Ханыков,
"Описание Бухарского ханства" (СПб., 1843).
Холестерин, С27Н45ОН + Н2O, одноатомный спирт, весьма распространен в
животном царстве. Так, он находится в яичном желтке (Lecann), в печени
(Gmelin), в печеночных (холестериновых) камнях, в крови (Bondet), в
мозгу (Gmelin), в нервном веществе (Baumstark), в молоке
(Schmidt-Mulheim), в коровьем масле (Bomer), в ланолине (Schmidt), равно
как, по-видимому, во всех животных жирах. однако, далеко не в одинаковых
количествах. В растительном царстве Х., а не фитостерин, найден пока с
уверенностью только в незрелой свекле (Lippmann). В чистом виде Х. может
быть получен извлечением хлороформом или эфиром мыла, образующегося при
обмыливании щелочами жира, содержащего Х.; успешнее идет получение его,
если щелочное мыло в водном растворе перевести хлористым кальцием в
кальциевое мыло, высушить досуха и тогда извлекать. Из печеночных камней
Х. можно прямо извлекать горячим спиртом. Полученный этими путями Х.
окончательно очищают перекристаллизацией из горячего спирта. Х.
представляет бесцветные, блестящие таблички без вкуса и запаха,
растворяется легко в спирте (1:9), эфире, хлороформе, уксусной кислоте,
нерастворим в воде, плав. при 147,5° и кип. почти без разложения при
360°. В качестве одноатомного спирта образует эфиры с уксусной кислотой
С27Н45О.СОСН3, пл. при 114°, с бензойной - C27H45.O.COC8H5, пл. при 146°
и др.; с бромом (в сероуглеродном растворе) образует двубромистый
продукт С27Н40Br2О-бесцветные, плав. при 147° иглы. Х. вращает плоскость
поляризации влево [а]D для безводного в эфирном растворе (2:100) =
-31,12°, в хлороформном = -36,61°. Йодное число Гюбля 66-67. При
нагревании с крепкой серной кислотой или с фосфорным ангидридом
образуются изомерные углеводородыхолестерилены С27Н44; пятихлористый
фосфор переводит в хлоргидрин C27H45CI, плавящийся при 97° и переходящий
при восстановлении в холестен С27Н48; последний способен присоединять
два атома брома. Из реакций Х. характерны следующие: 1) крепкая серная
кислота окрашивает его в густой красный цвет, в присутствии же следов
Йода - в фиолетовый, синий, зеленый и, наконец, в красный (Meckel,
Molschott); 2) при прибавлении нескольких капель крепкой серной кисл. к

<<

стр. 235
(всего 253)

СОДЕРЖАНИЕ

>>