<<

стр. 26
(всего 253)

СОДЕРЖАНИЕ

>>

решительного мнения, что и нужно было. Более жестокий и опасный спор о
благодати возгорелся во Франции и Нидерландах по поводу сочинения
Корнелия Янсения, еп. ипернского "Augustinus", в котором была развита
ненавистная иезуитам система Августина. За иезуитов были власти, а на
стороне янсенистов стояли люди науки и искреннего благочестия. Спор
произвел громадное впечатление на общество и притом далеко не в пользу
иезуитов и папского авторитета.
П. Васильев.
Благотворительность - как проявление сострадания к ближнему и
нравственная обязанность имущего спешить на помощь не имущему, была
совершенно чужда классической древности. Древние греки и римляне
старались по возможности избегать самого вида. нищеты, которая внушала
им одно лишь отвращение и ужас; встретить нищего считалось даже дурным
предзнаменованием. Иногда римскиe писатели как будто возвышались до
понятия человечности и рассуждали о сострадании. Выкупать пленных,
обогащать бедных, говорит Цицерон, значить тоже служить государству. У
Плиния находим прекрасные слова о том, что нужно разыскивать и
поддерживать тех, кто находится в нужде, окружая их как бы товарищеским
союзом. Так мыслили и так поступали лучшие люди Рима Но обычная Б.
римских богачей носила другой характер: это была собственно не Б., а
тщеславная расточительность. В идее эта щедрость имела в себе нечто
похвальное: богатые граждане считали своим долгом принимать на себя
издержки по удовлетворению разных городских нужд, брали на себя
устройство амфитеатров, терм (бань), храмов, исправление мостовых и т.
п. Таким образом богатство налагало на богача как бы общественную
повинность служить на пользу общую, оказывать щедрость (munificentia) на
пользу сограждан и государства. Но продукты этой щедрости - общеполезные
сооружения и мероприятия - должны были делаться достоянием не только
бедных, но и богатых. Б. в истинном смысле этого слова является вместе с
Христианством. Божественный Учитель Христианской религии начал свою
проповедь о царстве Божием с того, что призвал в него и обещал в нем
блаженство всем обездоленным, всем плачущим, алчущим, жаждущим и
гонимым, труждающимся и обремененным. Проповедь христианская проникала
до глубины человеческого сердца, и одним из первых ее действий было
обнаружение любви к ближнему. Первые уверовавшие во Христа в Иepycaлиме,
под влиянием охватившего их религиозного порыва отказывались от частной
собственности, продавали свои имения и раздавали всем нуждающимся
(Деяния Апост., II, 44).
Первая христианская должность была учреждена апостолами собственно
для целей благотворительных: семь человек поставлены были для служения
трапезам, т. е. для заведывания имущественными средствами христианской
общины и для справедливого распределения их между нуждающимися. Когда в
первом же веке новой эры голод дважды посетил Палестину, новообращенные
жители Антиохии, Македонии и Греции присылали богатую милостыню. Таковы
первые исторические проявления неразрывной связи между Христианской
религией и благотворительностью. Когда Христианство восторжествовало в
Римской империи, то торжество это ознаменовалось созданием разного рода
богоугодных заведений, которых во времена язычества совсем не
существовало. Отцы церкви неустанно призывали к Б. и указывали на нее,
как на одну из главнейших добродетелей Христианства. "Лишний хлеб,
сберегаемый тобою, говорит св. Василий Великий, принадлежит голодному,
лишнее платье нагому, а серебро, зарытое тобою - бедному". "Всякий раз,
восклицает св. Златоуст,. когда мы не будем совершать милостыни, мы
будем наказываемы, как грабители". Но обращаясь к богатым с самыми
настоятельными увещаниями, они в тоже время объявляли, что ничего не
хотят предписывать относительно количества милостыни, предоставляя это
сердцу каждого. С течением времени это высокое учение приняло в Римской
церкви другой характер: целью благотворения стала не поддержка ближнего,
не помощь страждущему, а воздаяние за милостыню, за отчуждение излишка.
Благодаря такому взгляду на Б., которая совершалась более во имя Бога,
чем во имя бедных, увеличивалось количество подаяния, но совершенно
оставлялось без внимания распределение их. Дело шло уже не об уменьшении
страданий, не о предупреждении нищеты, а о приобретении вечного
блаженства за отчуждение излишка. Проповедуя, что желающие получить
жизнь вечную должны уделять часть своих имуществ в пользу бедных и в
пользу церкви, как кормильцы бедных, средневековая церковь весьма по
следовательно сосредоточила в своих руках все дело призрения бедных и
самые имущества свои обыкновенно называла достоянием бедных. Главным
органом церкви в деле благотворительности явились монастыри, при которых
с течением времени образовались громадные фонды. Так, напр., в Англии, в
начале XVI стол., немного менее одной трети всех обработанных земель
составляли собственность монастырей, и со времен англо-саксов церковное
законодательство выставляло требование о затрате на бедных одной трети
церковных доходов. Но Б. монастырей, которая главным образом состояла в
устройстве даровых трапез, в раздавании милостыни, более плодила
нищенство, чем уменьшала бедность. Когда же во времена Реформации
монастыри были закрыты, собственность их секуляризована. то оказался
обширный контингент нищих по профессии, бродяг по ремеслу, для которых
иссяк единственный источник их пропитания. В тоже время совершался
глубокий переворот в экономической жизни Зап. Европы - переход от
натурального хозяйства к денежному, который сам по себе усиливал
бедность и вызвал развитие того нищенства и пауперизма, с каким мы
встречаемся начиная со второй четверти XVI стол., особенно в Англии.
Неимущая братия, подкрепленная свежими кадрами недавних тружеников,
согнанных с насиженных мест, отхлынула от закрывшихся монастырских
трапез по направлению к городским и промышленным центрам, ища и,
конечно, не находя сразу нужных ей заработков. Неуспех первых по времени
эмигрантов парализовал энергию остальных: нечего было спешить в город,
где квартирная плата и цена на продукты первой необходимости все более и
более возрастали, благодаря самому наплыву новых пришельцев. Ничто не
мешало медлить на пути, снискивая пропитание милостынею, а при
недостатке последней, не только более или менее ловким обманом, но и
ночным грабежом. Нищенство стало угрожать общественной безопасности, и
правительства не могли оставаться равнодушными к этому грозному явлению,
принимавшему все большие и большие размеры. Сначала правительства думали
бороться с ним мерами чисто карательными: нищенство и бродяжничество
облагались суровыми наказаниями (в Англии, напр., наказание плетьми с
отрезыванием верхушки правого уха), но опыт постепенно заставил их
перейти от системы чисто карательных мер к организации призрения бедных
на началах общественно - принудительных, причем первоначально частная
Б., как условие, содействующее развитию нищенского промысла, строго
воспрещалась. Здесь же заметим, что никогда общественнопринудительное
призрение бедных, как бы оно ни было развито, не может заменить и
сделать излишней частную Б. И это справедливо не только по отношению к
необходимым материальным средствам, но еще более потому, что истинная
помощь бедному скрывается от глаз наблюдателя. По высокой заповеди
Спасителя левая рука в этом случай не должна знать, что делает правая. И
чем же закон заменят частную Б? Может ли холодная, сухая помощь
правительственного или общественного учреждения заменить теплую братскую
помощь христианина? Дело призрения бедных нуждается не в одних только
материальных средствах, не менее необходимы личные усилия
благотворителей, индивидуальные заботы о бедняке. Тогда только могут
быть достигнуты действительные результаты, тогда только могут быть
надежды на исцеление данного случая бедности, а не на одно только
продление агонии. Замечательный пример сочетания обязательного
общественного призрения с личным служением благотворителей своему
высокому призванию представляет так называемая Эльберфельдская система
городской Б. Система эта соединяет гуманную идею индивидуальной и
бескорыстной заботы о нуждающемся ближнем с строгим порядком и
продуманной организацией, свойственной союзу, охватывающему весь город,
и стремится не только к тому, чтобы поддержать нуждающегося, но и к
тому, чтобы вывести из нищеты получающего подаяние и нравственно поднять
и воспитать как принимающего милостыню, так и дающего ее. В основу этой
системы, введенной городом Эльберфельдом еще с 1852 г., положено
убеждение, что каждый призреваемый должен быть изучаем во всех своих
индивидуальных особенностях. Управление призрением бедных в Эльберфельде
сосредоточено в руках особой депутации из городского головы, 4 членов
городского совета и 4 членов, выбранных из граждан. Весь город разбит на
31 округ, а в каждом округе есть несколько попечителей о бедных (всего
434). Каждому попечителю приходится иметь дело не более, чем с 5 - 6
бедными семьями, которые он может изучить во всех подробностях их быта.
Они и обязаны исследовать причины нужды тех, кто обращается за пособием,
расходовать городские суммы, составлять сметы и т. д. Все нуждающиеся
разделяются на 2 основные класса: способных и неспособных работать.
Вторые всегда имеют право на призрение, если нет лиц (родных), которые
обязаны их содержать. Первые же получают пocoбиe в тех случаях, когда
обнаружится, что они, при всем старании, не могли найти себе работу. До
приискания занятия они получают от администрации работу соразмерно с
своими силами. Нормальное пособие на семью из мужа, жены и 4 детей
определяется цифрою в 12 марок в неделю. За последнее время (1886 - 88)
общая сумма расходов по общественному призрению достигала 536000 марок в
год. Около 300000 получалось от разных источников, от пожертвований,
капиталов и т. д., а остальное покрывалось налогами по 2,14 марки на 1
жителя (в конце 50х годов налог в пользу. бедных превышал 3 марки на
каждого жителя). Общее число призреваемых составляет 6,48 % всего
населения, средний расход на каждого призреваемого - 64 1/2 марки.
Примеру Эльберфельда последовали Бремен. Любек, Дюссельдорф, Мюнхен,
Франкфурт наМайне и некоторые другие немецкие города, и везде система
эта давала превосходные результаты.
Начало кооперации, этот могущественный рычаг нашего времени,
производит свое благотворное действие и в области Б. Многочисленные
благотворительные общества, густою сетью покрывающие весь цивилизованный
мир, оказываются в состояли основывать и поддерживать такие учреждения,
которые по обширности требуемых ими затрат были бы не по силам частным
благотворителям. Но и здесь центр тяжести не в материальных средствах, а
в личной энергии благотворителей, в их искренней любви к нуждающимся, в
их беззаветной преданности своему высокому призванию. Были бы люди, а
средства всегда найдутся. Доказательством может служить история многих
благотворительных обществ, которые возникали при самых скромных
условиях, а в настоящее время располагают обширными средствами. Так
напр., история монашеского ордена Меньших сестер бедных (Les petites
soeurs des pauvres) начинается с того, что бедная служанка Жанна Жюган,
жившая в Сен Серване, в котором не было благотворительных учреждений,
приняла к себе в 1839 г, нищую больную и слепую старуху и начала за ней
ухаживать; в 1841 году у нее уже было на попечении двадцать беспомощных,
больных или убогих женщин. Она выбивалась из сил, работая для их
прокормления; средств на это не хватало и Жанна стала собирать милостыню
для своих несчастных жилиц. Деятельность ее обратила на себя общее
внимание, молодые женщины приходили помогать Жанне, собирали
пожертвования для ее приюта, и дело развилось до того, что произведена
была попытка основать отделение в Ренне, куда с этою целью, совершенно
не зная города, отправилась одна из главных сотрудниц Жанны монахиня
Мария-Августина с 4 помощницами. Они наняли помещение для приюта в
предместье, где было больше кабаков и разных вертепов, чем честных
домов. Тогда совершилось трогательное явление: старые солдаты, бродяги,
бесприютные пьяницы - все приносили, что могли для устройства
богадельни. В 1883 г. основавшийся таким образом монашеский орден
насчитывал уже 3400 монахинь-тружениц, сестер милосердия и располагал во
Франции и за пределами этой страны 217 домами, где находят приют 25000
бедняков. Таких примеров много. Ср. Маxime Du Camp, "La charite privee a
Paris" (Париж, 1885 - содержание этой книги в "Русск. Мысли" 1885 г., №5
и 6). Благотворительный элемент играет видную роль и в обществах.
взаимопомощи, в особенности на первых порах их возникновения.
В Poccии христианская проповедь благотворительности нашла
восприимчивую почву в славянском гостеприимстве. Владимир Св., подавший
пример к принятию Христианства, служил для народа образцом сострадания и
был "истинным отцом бедных". Всякий нищий и убогий мог приходить на
княжеский двор и получать там "всякую потребу, питье и яствы, и от
скотниц кунами". Для больных, которые не могли дойти до его двора, князь
повелел развозить по улицам хлеб, мясо, рыбу, овощи, мед и квас, и люди
его, ходя по городу, спрашивали: где нищие, недужные и наделяли их всем
необходимым. Преемники Владимира следовали его примеру. Владимир Мономах
в следующих словах излагает обязанности князя по отношению к бедным:
"будьте отцами сирот; не оставляйте сильным губить слабых; не оставляйте
больных без помощи". Известия о Б. московских князей и княгинь с Иоанна
Калиты до Анастасии, первой супруги Грозного, собраны в статье И. М.
Снегирева, напечат. в кн. "Литературный вечер" (М., 1844). Вообще можно
сказать, что Б. наших князей равнялась только их щедрости в наделении
церквей и монастырей и их расположению к дружине. По этим трем сторонам
жили князья наши; по этим трем сторонам судили о них летописцы.
Княжеская милостыня должна была иметь великое влияние на развитие и
поддержание благотворительности бояр и других лиц народа. В общем же
дело призрения бедных сосредоточено было в древней Руси в руках церкви и
в частности монастырей, которые располагали для этого обширными
средствами, благодаря появившемуся с самого принятия Христианства обычаю
князей давать церкви десятину со всех княжеских доходов и развившемуся
вместе с тем, по примеру князей, особенно в период монгольский, обычаю
частных лиц оставлять церкви имущество по душе. Но способ призрения,
принятый церковью и монастырями, и частная Б. развивали тунеядство и
создавали нищенский промысел (не правильно В. Лешков в кн. "Русский
народ и государство" стр. 553 и сл. отрицает существование в древней
Руси нищенства). Только по отношению к монастырям Зап. Poccии имеются
известия, что там монахини имели главным предназначением воспитание
бедных сирот, хождение за больными в. госпиталях и богадельнях, во всей
же России церковь и монастыри без особого разбора принимали под свое
покровительство нищих и убогих под именем церковных и богадельных людей;
около монастырей и церквей возникали целые нищенские слободы, количество
нищих по профессии увеличивалось искусственно. Таким приемам церкви
соответствовал и обычай князей и богатых горожан, делавших пиры и
устраивавших. по случаям разных семейных торжеств, общие трапезы для
нищих и убогих. Уже на Стоглавом соборе признано было необходимым
принимать меры против нищих-промышленников. Указ 30 ноября 1691 г.,
стремясь к искоренению нищенского промысла, велит нищих по профессии
наказывать кнутом и ссылать в дальние сибирские города. Петр I,
продолжая эту же систему преследования нищенства, подобно современным
ему законодательствам, воспрещает частную В. и подачу милостыни облагает
штрафом в пять рублей. К более правильным воззрениям пришло учреждение о
губерниях 1775 г., которым предоставлено было частным лицам и обществам
устраивать благотворительные заведения. Но первоначально учреждение
благотворительного общества разрешилось лишь Высочайшей властью; только
в 1862 г. предоставлено было министру внутренних дел разрешать подобные
общества по соглашению с подлежащими ведомствами, а в 1869 г
министерству внутренних дел прямо предоставлено было право утверждать
уставы общественных и частных благотворительных заведений. Действуя на
основании своих уставов, такие общества поставлены в зависимость от
министерства внутренних дел, которому обязаны представлять
непосредственно или через губернаторов подробные отчеты о своих
действиях, капиталах. доходах, расходах, заведениях и призреваемых в
оных. Развитие таких обществ в Poccии есть явление новейшего времени. До
1861 г. благотворительные общества существовали только в 8 городах, ныне
же они имеются почти в каждом городе.

Ср. Uhlhorn, "Die christliche Liebesthatigkeit in der alten
Кirchе"(2изд. Штутг., 1882); его же, "Die christiche Liebesthatigkeit in
Mittelalter" (Штутг., 1884); V. Bohmert, "Das Armenwesen in 77 deutschen
Stadten und einigen Laudarmen verbanden" (Дрезден, 1886 - в введении
исторический очерк Б. ); Le Roy, "L'assistance publique en Allemagne"
(Пар., 1890 - подробные сведения об Эльберфельдской системе): Flesch,
"Beitrage zur Kentniss des Armenwesens und zur Armenstatistik in
Frankfurt-a-M. " (Франкф., 1890); В. Межов, "Благотворительность в
Poccии. Указатель русск, книг и статей с присоединением каталога
библиотеки Императ. Человеколюбивого общества" (Спб" 1883): Суворов,
"Христианская благотворительность в языческой Римской империи"
(Ярославль, 1889); Янжул, " Практическая филантропия в Англии" ("Вестник
Европы" 1890 г., № 2, 3 и отдельно).
А. Я Благочинный - административно-судебное должностное лицо
православного духовенства. По примеру периодевтов древней вселенской
церкви в первой половине прошлого столетия у нас учреждена была при
епархиальном управлении должность Б., заменившая собою прежних
десятинников и поповских старост. Уже в Духовном Регламенте (1719)
вменялось в обязанность епископу в видах тщательного и усиленного
надзора учинить заказ по всем городам, чтобы "протопопы или нарочно
определенные к тому благочинные, как духовные фискалы тое все, т. е.
относящееся к обязанностям епископа, насматривали и ему бы епископу
доносили есть ли бы такое нечто, т. е. противное данному епископом
обещанию, где проявилось, под виною извержения кто бы утаить похотел".
Именным же Высочайшим указом дек. 1797 г., изъясненным в указе
Святейшего Синода от 24 марта 1799 г., повелено: для лучшего исполнения
настоятелями монастырей своих обязанностей, преосвященным определять из
настоятелей же над монастырями Б.
Таким образом Б. бывают двух родов: Б. над монастырями и Б. над
епархиальными церквами и их причтами. И те и другие назначаются по
усмотрению епархиального apxиepeя, из кандидатов представляемых
консисториею: - первые из монастырских настоятелей, причем надзор за
женскими монастырями может быть поручен Б. мужских монастырей, а если
есть удобство может быть избрана и поставлена "смотрительница
благочиния" из игумений или из старших сестер монастыря, где он один;
над ставропигиальными же монастырями в Москве, а также над
Воскресенским, Новый Иерусалим именуемым, и ростовским Яковлевым
монастырями смотрение благочиния должно б. поручаемо тому настоятелю,
который бывает членом Московской конторы Святейшего Синода; вторые же из
священников и протоиереев местных церквей, причем Б. первого округа
обыкновенно назначается настоятель уездного собора. Смотрению
благочинного над причтами поручается от 10 - 30 окрестных церквей,
которые составляют в епархии благочиннический округ, и если в округе
находится более 15 приходов, то Б. может быть придан помощник; над
монастырями же определяется в епархии один или несколько Б., смотря по
числу и расстоянию монастырей в епархии. Права и обязанности Б. того и
другого рода определяются особыми инструкциями, утвержденными Святейшим
Cинодом. Обязанности В. над церквами весьма сложны и предметы,
относящиеся к их деятельности весьма разнообразны. Они состоят в
следующем:
1) Через Б. епархиальное начальство производит ближайший и
всесторонний надзор за церквами и духовенством округа, с целью
"охранения порядка в церкви и исправности в ее служителях на пользу
христиан и на славу Божию".
2) Через Б. приводятся в исполнение распоряжения епархиального
начальства, относящиеся к приходским церквам и к церковным причтам. И
наконец, Б. разрешает священникам отлучаться далее 25 верст от их
прихода в той же eпapxии.
3) В. имеет некоторую руководственную власть по отношению к причтам
своего округа; так, он разрешает недоразумения причта относительно
смысла начальственных распоряжений, имеет власть давать нужные
наставления и пр.
4) Б. принадлежит некоторое право суда по таким спорным делам и
жалобам между духовными лицами или между ними и прихожанами, которые
могут быть окончены примирением, или по таким проступкам духовных лиц,
которые по закону не требуют формального судопроизводства и могут быть
устранены мерами увещания, выговоров, внушений и т. п. Священников он
имеет право штрафовать внушением при причте, а диаконов и причетников
кроме того и земными поклонами в церкви.
Б-ым над монастырями инструкцией указан обширный круг обязанностей и
власти, в виду особенной организации монастырского управления и власти
настоятелей монастырей. Главные предметы надзора Б. над монастырями
суть: Богослужение, благочестие, нравственность и хозяйство.
В некоторых епархиях при благочиннических округах учреждены особые
благочинические советы, состоящие из председателя - благочинного и двух
его помощников. Последние избираются по баллотировке всем духовенством
округа окружным съездом и утверждаются епархиальным начальством. Этому
совету предоставляется: разбирать такого же рода спорные дела и жалобы
между духовенством, которые, как выше указано, предоставлены ведению Б.,
налагать на виновных штраф, аттестовать служащих духовных лиц в
послужных списках, ходатайствовать о представлении их к наградам и
давать отзывы о делах, рассмотрение которых епархиальное начальство
найдет нужным поручить совету. Постановлениям своим Б. совет ведет
особый журнал.
Бланки (Луи-Огюст Blanqui) - французский политический деятель, брат
Жерома Адольфа Б., род. 7 февр. 1805 г., первоначальное образование
получил в коллеже Карла В., потом изучал юриспруденцию и медицину. Б.
рано выступил борцом коммунистических идей и уже в 1827 г. принимал
участие в беспорядках, трижды был ранен, арестован и заключен в тюрьму.
В 1830 г. (27 июля) он с оружием в руках участвовал в восстании и,
недовольный установившейся новой монархией, образовал республиканское
общество "Amis du peuple". Открытый поход, который он повел против
нового правительства, вызвал судебное преследование и 12 янв. 1832 он
был присужден к годичному тюремному заключению и штрафу. Его процесс
издан под загл. "Defense du citoyen L. A. Blanqui devant la cour
d'assises" (Пар., 1832). В 1836 г. он был вновь приговорен за участие в
недозволенном обществе к 2 летнему заключению и штрафу, но 12 мая 1839
Б. опять является одним из вождей восстания. Только чрез полгода Б. был
арестован и 31 января 1840 г. приговорен к смертной казни, которая была
смягчена королем в пожизненное заключение. Освобожденный революцией
1848, Б. Основал в Париже "Societe republicaine centrale". Делом этого
общества были восстания 17 марта, 16 апреля и 15 мая, имевшие целью
ниспровергнуть правительство и ввести проповедуемый Б. коммунистический
строй. Предприятия Б. не удались и 2 апреля 1849 г. он был присужден к
10 летнему заключению, которое отбывал в Белиле и в Корте на о-ве
Корсике. Освобожденный амнистией 1859 г., Б. сначала жил в Лондоне, но в
1861 г. уже вновь был приговорен в Париже к 4 летнему тюремному
заключению и штрафу, как глава противозаконного общества. С 1865 - 70
гг. Б. жил в Брюсселе и немедленно по провозглашении республики, основал
клуб и журнал "La patrie en danger". Ставь душою восстания 18 марта 1871
г. и членом коммуны, Б. после ее падения был осужден к ссылке в Новую
Каледонию, но вследствие слабости его здоровья наказание было заменено
тюремным заключением. В клервоской тюрьме он написал астрономическое
сочинение: "L'Eternite dans les astres" (Париж, 1872). Вследствие
агитации социалистической партии, Б. в 1879 г. выбран депутатом от
Бордо, но, конечно избрание его не было утверждено палатою. Б. умер 2
янв. 1881 г., проведши около 37 лет в тюремном заключении. Кроме многих
статей, рассеянных в разных газетах и отдельных памфлетах и брошюрах,
Кронсером издано извлечение из оставшихся по смерти Б. рукописей (Париж,
1888).
Блефорон (греч. ) - ресничный край век. Блефорит - воспаление
ресничного края век; блефорэдема - отек ресничного края век;
блефорофимоз - сужение глазной щели; блефорофима - опухоль желез
ресничного края век; блефороспазм - судорога ресничного края век.
Близнецы (Gemelli или Didyrni). - Б. называют два плода, одновременно
созревшиe в одной матери. Беременность двойнями обусловливается или тем,
что при менструации вместо одного фолликула яичника лопается несколько и
выброшенные из них и оплодотворенные яйца развиваются вместе в матке,
или тем, что одно яйцо заключает несколько зародышей или один зародыш
путем деления дает начало нескольким. Обыкновенно каждый плод имеет свои
особые яйцевые оболочки, редко оба заключены в одно общее яйцо. Так как
Б. вследствие ограниченного пространства в матке и недостаточного
питания не могут достигнуть вполне обыкновенной величины плода; то роды
(при которых один плод обыкновенно опережает другой на несколько часов)
иногда на несколько дней и в более редких случаях при выкидыше на
несколько месяцев) происходят обыкновенно легко. Только в некоторых
случаях, но не по большей части, Б. бывают на столько похожи друг на
друга, что их можно смешивать и остаются такими до более зрелого
возраста. Смертность Б. значительнее, чем смертность других детей.
Беременность двойнями, которая чаще всего встречается в умеренном поясе,
может быть угадана по некоторым признакам, но может быть определена с
достоверностью лишь тогда, когда замечаются сердечные тоны обоих детей в
различных местах беременного живота. Между тем как одни роды двойнями
приходятся на 89 родов, другие многоплодные роды гораздо реже, так что
один случай рождения трех детей приходится на 7 - 8000 рождений, четырех
- на 20 - 50000 и пяти на несколько миллионов других рождений. Б. бывают
или одного пола или разных; чаще всего рождаются пары разного пола, реже
двое мальчиков, еще реже две девочки.
Cиамскиe близнецы - название пары близнецов Ханг и Энг, сросшихся
выше пупка связкою из соединительной ткани толщиною в руку, которые
родились в 1811 году от родителей китайцев в Маклонге в Cиаме, несколько
раз показывались за деньги в Европе и Америке, прижили в двойном браке с
двумя сестрами 18 человек детей и умерли 17 января 1874 г. на своей
ферме в Северной Каролине. Вскрытие показало, что в связке лежали лишь
складки брюшины, которые, идя от одного из Б. к другому, терялись частью
в месте сращения, частью в связке печени. Точнее всего этих Б. описал
Вирхов в "Berliner Klinische Wochenschrift" (1876 г. ).
В. Ф.
Близорукость (Миопия, брахиметропия) - известная аномалия рефракции
глазного аппарата. Рефракцией вообще называется, как известно,
способность глаза соединять на сетчатой оболочке определенного рода
лучи, обусловленная его анатомическим строением. За норму рефракции
берется обыкновенно установка глаза к параллельным лучам света или,
иначе говоря, нормальная рефракция есть только та, при которой главный
фокус световых лучей совпадает с сетчаткой. Если же главный фокус лучей
не совпадает с сетчатой оболочкой, то мы имеем уже аномалию рефракции.
Главный фокус может лежать впереди сетчатки или сзади. В первом случай
мы имеем близорукость или миопию; во втором - дальнозоркость или
гиперметропию. Кроме этих двух аномалий рефракции имеется еще третья -
известная под именем астигматизма или астигматической рефракции.
Соединение параллельных лучей света впереди сетчатки в близоруком
глазу может зависеть от нижеследующих двух причин. 1) от усиления
преломляющей способности прозрачных сред глаза, сравнительно с
нормальной или 2) от увеличения расстояния сетчатки от преломляющих сред
глаза, т. е. от удлинения его переднезадней оси. Чаще всего причина
близорукости находится в зависимости от большей длины оси глаза
сравнительно с нормальной.
Диагноз близорукости делается двояким путем: наружным осмотром и с по
мощью сферических стекол. При наружном осмотре близорукий глаз как бы
увеличен и выпячивается из глазницы: зрачок обыкновенно шире и передняя
камера глаза глубже; при смотрении вдаль глазная щель часто бывает
сужена (глаз щурится) и т. д. Все эти данные тем не менее не всегда
бывают постоянными и могут только делать вероятным существование
близорукости. Точные же указания получаются только при исследовании с
помощью сферических, т. е. вогнутых стекол. Если зрение вдаль улучшается
при приставлении к глазу двояковогнутых стекол, то имеется несомненно
дело с близорукостью. - Вогнутые стекла определяют не только данную
аномалию рефракции, но и степень близорукости Последнее обыкновенно
определяется величиною фокусного расстояния двояковогнутого стекла,
корригирующего близорукость. Но так как фокусное расстояние
корригирующего стекла обратно пропорционально силе этого стекла, то
степень близорукости или миопии выражается дробью, в которой числитель
единица, а знаменатель - расстояние дальнейшей точки от глаза (R) или
фокусное расстояние корригирующего стекла. Если, напри мер,
двояковогнутое стекло № 5 корригирует данную близорукость, то степень ее
следовательно будет М 1/5 (т. е. миопия 1/5). Самое определение степени
близорукости делается следующим образом: к исследуемому глазу
приставляют попеременно двояковогнутые стекла, начиная от самых слабых и
переходя к более сильным и то самое слабое стекло, при котором
получается наилучшее зрение и выражает степень близорукости; самое
слабое стекло берется здесь по следующим соображениям: при более сильных
стеклах близорукий глаз может также ясно видеть вдаль, но при этом он
уже напрягает свою аккомодацию, следовательно здесь будет эффект не
чистый, а смешанный. Степеней Б. очень много: но в науке разделяют их на
три. Слабой степенью Б. называется Б. до 1/12; средней - до 1/6 и
сильной - до 1/3 - 1/2.
Описываемая нами аномалия рефракции дает различные функциональные
расстройства зрения. Б. всегда плохо видят вдаль; далекие предметы
обыкновенно рисуются в кругах светорассеяния и поэтому неясны; неясность
эта тем значительнее, чем сильнее степень Б., чем шире зрачок и чем
самый предмет лежит дальше. Ширина зрачка имеет обыкновенно громадное
значение для ясности зрения: чем шире зрачок, тем больше круги
светорассеяния: поэтому зрение при Б. улучшается вдаль при всех
условиях, способствующих сужению зрачка, напр. при прищуривании глаз,
при ярком освещении и т. д. При сильных степенях близорукости субъект
также плохо ориентируется в пространстве, особенно в сумерки. Все эти
расстройства выступают, когда больной смотрит, как мы говорили, вдаль.
Но вблизи, в области ясного зрения, близорукие субъекты обладают
чрезвычайно острым зрением, гораздо лучшим, чем при нормальном зрении,
что объясняется получением на сетчатке больших изображений. Кроме того,
близорукий глаз для рассматривания близких предметов меньше напрягает
свою аккомодацию, что дает возможность сравнительно более долгое время
заниматься мелкими работами, как-то чтением, вышиванием и т. п.
Вследствие того, что при Б., в особенности в ее высоких степенях, про
исходит усиленная деятельность внутренних прямых мышц глаза нередко
обнаруживается их недостаточность, которая бывает только относительной,
т. е. они не могут долго выполнять свою работу, ослабляются. Явления
относительной недостаточности этих мышц легко ведет за собою развитие
наружного косоглазия, т. е. сила наружных мышц преодолевает внутренние и
отклоняет глаза кнаружи. Симптомы развития недостаточности внутренних
прямых мышц крайне тягостны: у субъекта является чувство напряжения и
боль в глазу, буквы при чтении начинают перебегать друг на друга, и все
эти явления делаются до того неприятными, что нужно бросить работу.
Вышеописанные симптомы известны под именем мышечной астенопии. Иногда же
при занятиях обнаруживаются явления раздражения глаз, как то: краснота,
чувствительность к свету, слезотечения и т. д. Кроме вышеизложенных Б.
страдают иногда явлениями так называемой фотопсии, т. е. являются
различные субъективные световые ощущения, mouches volantes и т. д. Кроме
этих функциональных расстройств имеют еще очень часто место и
расстройства анатомического характера, каковы кровоизлияния в сосудистую
оболочку, в сетчатку, отслойка последней, глаукома и т. д. Все эти
расстройства, крайне серьезные по своему характеру, нередко ведут за
собою полную потерю зрения.
Б. по своему течению подразделяется на стационарную,
временно-прогрессивную и постоянно-прогрессивную. Стационарная Б., когда
она долгое время остается в одной степени, наблюдается обыкновенно при
легких степенях Б. и в случаях врожденной Б. Приобретенная форма Б.
может сделаться стационарной, когда напр. выпячивание сетчатки (задняя
стафилома) перестает увеличиваться и явления раздражения на дне глаза
исчезают. Временно прогрессивная Б. наблюдается при высоких степенях ее,
в возрасте между 15 и 25 годами. Постоянно-прогрессивная форма Б. есть
самая опасная форма; она наблюдается по преимуществу в молодости и при
высоких степенях Б. Самое резкое прогрессирование обыкновенно выпадает
на возраст между 17 и 25 годами. Эта форма Б. Обыкновенно влечет за
собою самые серьезные явления раздражения и воспаления различных частей
глазного аппарата, нередко имеющие следствием полную потерю зрения.
О причинах врожденной Б. трудно сказать что-нибудь определенное. В
практическом отношении наиболее важно знание причин, влекущих за собою
приобретенную Б. Оно тем более важно, что чаще всего наблюдается у
учащейся молодежи. Факт этот не только прочно установлен за границей, но
и у нас в Poccии, трудами целого ряда ученых (проф. Доброславин, проф.
Лесгафт. проф. Эрисман и многие другие). По словам этих ученых, процент
Б. увеличивается, начиная от низших к высшим классам, так что в
последних классах процент Б. доходит до 60 и даже до 70. Явление это
наблюдается не только в средних учебных заведениях: - гимназиях,
институтах и т. д., но даже и в низших народных школах. Естественно, о
лечении собственно Б. в строгом смысле слова не может быть и речи. Вся
задача врачей, воспитателей и родителей должна ограничиваться мерами
предупреждения, профилактикой близорукости. С момента, когда у ребенка
начинается запрос на усиленную аккомодацию глаз, т. е. с момента, когда
он начинает учиться, нужно обращать внимание на его глаза, в особенности
если имеется врожденное предрасположение к Б. Нужно с первого же момента
строго ограничить напряжения аккомодации, т. е. не следует давать
ребенку мелких работ, мелкой или неясной печати, мелких вышиваний и т.
д.; нужно советовать не слишком приближать к себе предмет занятий и т.
д. : при этом нужно озаботиться о правильном и хорошем освещении,
избегать наклонного положения головы и т. д. В школах, где дети проводят
много времени, чаще всего при условиях антигигиенических, следует
озаботиться о правильной вентиляции классной комнаты; освещение должно
быть правильным и равномерным, т. е. свет должен падать не прямо в
глаза, а сбоку; печать должна быть не слишком мелка; кроме того распре
деление самих учеников в классе, должно быть в зависимости от состояния
их зрительной способности: более близорукие должны ближе сидеть к
классной доске, картам и т. д.; классные занятия должны правильно
чередоваться с рекреационным временем, когда дети должны делать
гимнастические упражнения и двигаться на свежем воздухе. Классные столы
не должны быть горизонтальны, но с наклонною плоскостью, чтобы ребенок
сохранял всегда при занятиях вертикальное положение; предметы занятий не
должны лежать близко от глаз и т. д. Если же Б. уже развита, тогда нужно
ограничиться исключительно только корригированием Б. назначением
двояковогнутых стекол. Самый выбор стекол находится в зависимости от
степени Б., от состояния аккомодативной способности глаза, возраста
субъекта, остроты зрения, патологических осложнений со стороны глаза,
глазных мышц и т. д.
Л. Ф.
Блок - простая машина, состоящая из деревянного или металлического
круга, обращающегося на своей оси. На наружном ободе круга сделан желоб,
по которому могут двигаться - веревка, цепь или ремень. Ось блока
помещается в обоймицах, прикрепленных на балке или стене, иногда такой
блок называется неподвижным; если же к этим обоймицам прикрепляется груз
- и блок вместе с ними может двигаться, то такой блок называется
подвижным.
Неподвижный Б. употребляется для подъема небольших грузов или для
изменения направления силы. Если буквою Р обозначим усилие нужное для
подъема груза Q помощью блока и f коэффициент сопротивления на блоке, то
для равновесия нужно, что бы P=f. Q, если пренебречь трением и
жесткостью, то P=Q., т. е. для подъема нужна сила равная сопротивлению
или весу груза. В действительности же, сила эта должна быть более
сопротивления на величину равную около 20% поднимаемого груза, из коих
15% приходится на жесткость каната.
Подвижный Б. служит для подъема больших грузов, чем предыдущий. Если
концы веревки, обхватывающей Б., составляют с горизонтом углы равные
между собою, то подымающая сила относится к грузу, как радиус блока к
хорде дуги, обхваченной канатом; отсюда, если веревки взаимно
параллельны, или когда дуга, обхватываемая веревкою, равна
полуокружности, то для поднятия груза потребуется сила вдвое менее, т.
е. Р=1/2 f. Q, где f коэффициент сопротивления для цепей = 1,05, а для
веревок = 1,1. При этом груз Q пройдет пространство вдвое менее
пространства, пройденного точкою приложения силы Р. Как неподвижные, так
и подвижные обыкновенные блоки бывают с одним, двумя или тремя роликами
- первые бывают диаметром от 21/2 - 10 дм., а вторые от 2 - 4 дм.,
иногда 5, в коих верхний блок с тремя роликами, а нижний с двумя.
Блок сложный состоит из соединения нескольких подвижных блоков. Для
равновесия необходимо, чтобы подымающая сила Р относилась к
сопротивлению Q, как 1:2 в степени числа блоков, т. е, если блоков 2, то
сила P:Q=1:22 или P:Q=1:4. Напр., имеем два блока, один весит 8 фун.,
другой - 6 фун., груз равен 8 пуд. или 320 фун. Как велика должна быть
сила для поднятия этого груза? P==[(320+8)1/2+6] 1/2=85 фун приняв в
раcсчет и вес блоков. Точно также можно по заданной силе, напр., 10 фун.
определить нужное число блоков для поднятия груза в 320 фун., а именно:
, т.е. 32=2n или n=5
Полиспаст (тали) - машина. со стоящая из одинакового числа подвижных
и неподвижных блоков, равного диаметра. Все неподвижные блоки заключены
в одну раму, а подвижные - в другую, к последней приделан крюк для
подвески груза. Все эти блоки соединены между собою посредством одной
веревки, которая поочереди переходит от неподвижного блока к подвижному
и на оборот. Если блоки помещены в раме, не на одной оси, а на разных
осях один под другим, то они делаются разных диаметров, причем веревки,
обхватывающие блоки, параллельны между собою. Обыкновенно блоки делаются
чугунные, а рамы - железные. Если блоки помещаются на одной оси, то
отделяются один от другого железными листами. Каждая рама имеет крюк и
поперечину. Полиспасты употребляются для подъема очень больших грузов.
Если веревки между блоками взаимно параллельны, то для определения силы,
уравновешивающей груз, надо величину этого груза разделить на двойное
число подвижных блоков полиспаста, частное и даст эту величину, не
принимая в расчет сопротивления.
Пример: Какую требуется приложить силу, чтобы поднять груз весом в
640 фун., посредством пары четверных блоков? На основании вышесказанного
ответ:
фун.
Или: какой груз можно поднять с усилием в 2 пуда или 80 фун. при
помощи полиспаста с 3 подвижными блоками? Ответ: (2 ? 3 ? 80)=480 фун.
По Редтенбахеру, важнейшие данные для устройства полиспаста, по
диаметру d веревки или железа цепи в дюймах, определяются следующими
отношениями:

Полиспаст Веревочные Цепные Число блоков в раме 2 3 4 2 3 4 Диаметр
блоков в дм. 7d 7d 7d 21d 21d 21d Диаметр для подъема в пудах 32d2 32d2
32d2 512d2 512d2 512d2 Поднимаемый безопасно груз в пудах 96d2 121d2
144d2 1536d2 1936d2
2304d2 Диаметр оси блоков и шипов поперечины крюка в дм. 0,9d 1,1d
1,2d 3,5d 4d
4,3d

Дифференциальный блок - подъемная машина, употребляемая и применяемая
в последнее время очень часто. Она устроена так: два блока различных
радиусов отлиты вместе, так что могут одновременно вращаться на общей им
оси; другой обыкновенный подвижной блок, с обоймицей и крючком для
подвески груза соединены с собою веревкою и цепью. Блоки по горлам
снабжены выступами, на которые находят звенья бесконечной цепи,
перекинутой по всем блокам след. образом: цепь завешивается на большем
неподвижном блоке, правой своей стороной обхватывает снизу подвижной
блок, подымается вверх и огибает меньший неподвижный блок, спускаясь за
тем свободно вниз. Подъем груза делается приложением усилия к цепи с
левой стороны, где она спускается с большого неподвижного блока.
Скольжение цепи по блокам устраняется выступами, между коими ложатся
звенья цепи. Сопротивление трения в этой машине весьма значительно и
составляет почти 75% всей силы, нужной для подъема груза. Чтобы груз
удерживался в равновесии трением на всякой высоте необходимо, чтобы
отношение между радиусами верхних блоков было менее коэффициента трения.
В практике, отношение этo=1°/11 и выступов вдвое больше. Коэффициент
трения=1,05. - При таких условиях величина усилия нужного для поднятия
груза в 1,1 раз менее и груз удерживается сам собою на произвольной
высоте подъема.
Этого рода блоки получили в последнее время весьма большое применение
в различного рода производствах. Лучшие блоки выделываются в Англии
"Tangys Patent" для подъема грузов от 15 до 300 пуд. Из патентованных
блоков этого рода, для скорого подъема мешков или другого рода тяжестей,
не превосходящих 30 пуд., можно рекомендовать блоки с цепью до 20 саж.
длины, на обоих концах которой имеются крючья; когда один конец такой
цепи с грузом поднять к верху, то другой находится внизу для принятия
нового груза, что дает возможность поднимать груз безостановочно. В этом
блоке - меньший состоит из 2-х роликов.
Блохи или Скачущие (Aphaniptera s. Suctoria) - небольшой отряд
насекомых, заключающий в себе 5 - 6 родов с 25 видами. Это - маленькие,
бескрылые, паразитные насекомые, с колющими ротовыми органами, с
узеньким, сжатым с боков телом, на котором можно ясно отличить голову,
грудь, состоящую из трех раздельных колец и девятичленистое брюшко, со
скакательными ногами и с полным превращением. На округленной или
угловатой голове, которая непосредственно и плотно прилегает к первому
грудному кольцу, находятся два больших простых глазка, два маленьких
трехчленистых сяжка с кольчатым третьим члеником, помещающиеся позади
глаз или у некоторых над глазами, и ротовые органы. Глаза простые, реже
зачаточные и еще реже их вовсе нет (напр. у Блохи мышиной, Thyplopsylla
muris). Ротовые органы Б. колющие и состоят из следующих частей: 1) из
двух удлиненных и заостренных верхних челюстей, снабженных зубчиками, 2)
из двух ланцетовидных нижних челюстей с длинными четырехсуставчатыми
щупиками, 3) из цельной или расщепленной нижней губы, имеющей два щупика
(1 - 4 членистые) и составляющей род хоботного влагалища, и. наконец, 4)
из длинного заостренного язычка, который и есть главный орган для
ранения кожи; верхней губы нет. На груди, состоящей из трех отдельных
члеников, находятся три пары длинных и тонких ног, из которых особенно
сильно развита последняя пара, служащая для скакания; тазики ног большие
и толстые, бедра утолщенные, лапки пятичленистые, оканчивающиеся двумя
коготками. Кроме того ко второму и третьему грудным кольцам
прикрепляется еще по две маленькие, округленные пластинки - зачатки
крыльев. Все тело Б. усажено более или менее густыми волосками и
щетинками: у некоторых видов на голове, на первом и втором грудных
члениках, и па некоторых из брюшных члеников находятся шипики,
расположенные так, что образуют род гребней. Брюшко состоит из 9
члеников и первый членик его представляет только спинную пластинку, а
брюшной пластинки не имеет.
Внутренняя организация Б. представляет некоторые особенности.
Пищеварительные органы их представляют следующие отделы: пищепровод, за
которым следует маленький первый желудок, за ним - большой второй
желудок, далее - тонкая кишка, которая переходит в толстую и
оканчивается порошицею (выводным отверстием) на заднем конце тела. У
начала тонкой кишки с каждой стороны помещаются по два Мальпигиевых
сосуда. У Б. есть также две слюнные железы, выводные протоки которых
соединяются в один общий проток, оканчивающийся в ротовой полости.
Сердце, имеющее вид тоненькой трубочки, помещается на спинной стороне.
Дыхательные органы состоят из ветвистых дыхательных трубочек или трахей,
сообщающихся с дыхальцами, расположенными по бокам тела. Мышечная
система очень сильно развита и представляет ряд мускулов, расположенных
вдоль спинной стороны тела, затем другой длинный ряд, на брюшной
стороне, и боковые мышцы. Кроме того, весьма сильно развиты мышцы
конечностей и те мышцы головы, которые служат для движения ротовых
органов. Нервная система состоит: 1) из головного мозга и 2) из брюшной
цепи. Головной мозг составляется двумя узелками: одним, помещающимся над
пищепроводом (надглоточный узел, ganglion supraoesophageum) и другим,
расположенным под пищепроводом (подглоточный узел, ganglion
infraoesophageum). Брюшная цепь состоит из трех грудных и восьми тесно
друг к другу прилегающих брюшных узлов, расположенных в передней части
брюшка. От каждого узла отходят нервы к близлежащим частям. Женские
половые органы Б. состоят из двух яичников и двух яйцепроводов,
соединяющихся в один общий канал - влагалище. Ко влагалищу, кроме того,
присоединяются еще две придаточные железки и два семяприемника. Мужские
половые органы состоят из двух семянных железок и двух семянопроводов,
соединяющихся в семяизвергательный канал, который оканчивается в мужской
уд (penis).
Окраска Б. довольно однообразная, преимущественно бурая, различных
оттенков), что зависит от однородности образа жизни и места обитания
всех видов, относящихся к этому отряду. Только у некоторых видов (блоха
проницающая, Sarcopsylla penetrans, блоха тянь-шяньская или алакурт,
Vermipsylla alacurt, Блоха большебрюхая, Pulex grossiventris) в самках
развивается такое громадное число яиц, что они сильно растягивают
брюшко, которое вследствие этого становится беловатым с немногими
поперечными бурными полосками, которые соответствуют хитиновым.
пластинкам брюшных колец. Самки Б. больше самцов и отличаются от них
выпуклою спиною, тогда как у самцов она вогнута.
При развитии Б. подвергаются полному превращению. По оплодотворении
самка откладывает около 20 (у некоторых видов значительно больше)
крупных яичек, которые, не будучи ни к чему прикрепляемы, обыкновенно
падают на землю или на пол и затем попадают в сор, щели полов, опилки и
т. п. Через несколько дней по от кладке из яиц вылупляются личинки.
Личинки Б. имеют явственно обособленную голову и туловище, состоящее из
12-ти довольно однородных члеников. Голова личинки овальна, тверже
остального тела и несет на себе ротовые органы и сяжки. Сяжки
обыкновенно двучленистые и только у немногих (Sarcopsyllа) -
одночленистые; первый членик их очень короток, второй гораздо длин нее и
имеет цилиндрическую форму; сяжки выдаются из под боковых частей головы.
Ротовые органы личинки грызущие и состоят из верхней губы, двух верхних
и двух нижних челюстей в из нижней губы. Верхняя губа округлена, по
средине имеет слабую выемку и снабжена 4-мя маленькими волосками;
верхние челюсти сильно согнуты, оканчиваются остриями и на внутреннем
крае снабжены 5 маленькими зубчиками; нижние челюсти представляют две
пластинки с утолщенным серпообразным наружным и с полукружным внутренним
краем. Нижние челюсти несут двучленистые челюстные щупики. Нижняя губа
языкообразна, спереди сужена и имеет два острия, а у основания две
маленькие круглые бородавочки, несущие четыре загнутых кзади шипа;
бородавочки эти суть губные щупики. Кроме того на голове личинок Б.
находится интересный временный орган, служащий им для разрушения яйцевой
скорлупы и представляющий разнообразное строение. Так напр., у Блохи
кошачьей (Рulex felis) этот орган - маленькое бурое хитиновое тельце,
помещающееся в легком углублении на темени; кпереди оно переходит в
ocтриe, а задний округленный край его доходит до членика, следующего за
головою. При первой же линьке этот орган совершенно исчезает. У личинки
блохи полосатой (P. fasciatus) этот орган представляет несколько иное
строение; спереди он расширен в виде лопатки и снабжен острым шипом.
Туловище личинок Б. плоскоцилиндрическое, беловатого цвета и состоит из
12 члеников, из которых каждый на конце и по бокам усажен щетинками.
Последний членик вдвое длиннее предыдущих и усажен двумя рядами
волосков. На конце туловища находятся два несколько согнутых отростка,
которые и составляют главные органы движения личинки. Ног нет совсем и
движения совершаются посредством сокращений всего тела и подталкиваниями
вышеназванных отростков. Дыхалец 10 пар и они расположены на 2 - 11
члениках. Личинки блох живут в тех местах, в которых были отложены яйца.
Относительно пищи их долгое время не знали ничего определенного. Старые
авторы (Лёвенгук, Рёзель) выкармливали их мертвыми мухами, высушенною
кровью и т. п. Потом обратили внимание на то, что около отложенных яиц
Б. всегда находятся красные тельца неправильной формы. Эти тельца были
приняты за сгустки крови, вытекшей из ран, произведенных самками Б. и
имевшей назначением служить пищею личинкам. Однако позднейшие
исследования показали, что тельца эти - экскременты Б., которые личинки
поедают вместе с различными другими органическими веществами. До
перехода в состояниe куколки личинка у большинства видов вьет кокон из
тонкой нити, к которому при помощи клейкого выделения пристают различные
находящиеся кругом вещества, как то опилки, грязь и проч. Кокон этот
сверху выпуклый, снизу плоский. Сама куколка имеет уже форму взрослого
животного с подтянутыми ногами; цвет ее очень светлый, беловатый или
желтоватый; сброшенная кожа личинки остается висеть на заднем конце тела
куколки. По Ритсема уже по куколке можно определить пол животного, так
как куколки самцов имеют вогнутую спину и брюшко оканчивается двумя
остриями, а у куколок самок спина выпукла и брюшко их оканчивается
только одним острием. Кроме того, мужские куколки меньше женских. В
продолжение стадии куколки цвет тела темнеет и становится буроватым.
Приблизительно через 30 дней насекомое достигает полного развития.
Б., за немногими исключениями, суть временные паразиты, которые,
подобно комарам и другим питающимся кровью насекомым. нападают на
теплокровных позвоночных животных только для того, чтобы добыть пищу.
Только самки проницающих блох (Sarcopsyllina) втечение известного
периода жизни становятся постоянными паразитами. поселяясь под кожею
своих хозяев. Временным паразитизмом и объясняется то обстоятельство,
что многие виды Б. имеют не одного хозяина, а один и тот же вид их
нападает на различных близко сродственных млекопитающих и на весьма
многочисленных птиц, и что, наоборот, иногда на одном и. том же виде
животного иногда живет несколько видов Б. Известно, что на 67
млекопитающих и 22 птицах живет 25 точно определенных видов Б. и 10
таких видов, точность которых не достаточно установлена. У лисицы,
напр., найдено 4 вида Б. (Pulex globiceps, P. goniocephalus, P. meles и
P. serraticeps), а Б. собачья (Pulex seraticeps) встречается на 11
следующих животных: на кошке, льве, тигре, Felis macroscelidos, собаке,
лисице, песце, чернобурой лисе, феннеке, полосатой гиене, еноте и даже
на человеке. Bсе Б. питаются исключительно кровью теплокровных животных.
Будучи временными паразитами, Б. не утратили способности к передвижению:
они, хотя ходят довольно медленно и неловко, но зато способны делать
громадные прыжки, обнаруживая тем очень большую мускульную силу.
Проницающие Б., составляющие переход к постоянным паразитам, уже менее
подвижны.
Б., как паразиты, в большинство случаев, не причиняют человеку и
животным большого вреда, но беспокоят его своими уколами, а при сильном
размножении становятся просто невыносимыми. Проницающие Б. значительно
вреднее, так как вызывают у человека и у домашних животных более или
менее сильный зуд, воспаления и нарывы, последствием чего может быть
потеря пораженной конечности. Вредна также и Б. Тянь-шаньская или
алакурт, которая сильно истощает организм домашних животных.
Положение Б. в зоологической системе - до сих пор довольно
неопределенное. Одни (Латрейль, Кирби) принимают их за самостоятельный
отряд, другие (Фабриций) относят их к полужесткокрылым (Hemiptera),
третьи (Дюже) - к перепончатокрылым (Нуmenoptera) и, наконец, четвертые
(Окен, Бурмейстер, Зибодьд) - к двукрылым (Diptera). Первое и последнее
мнения удержались еще и до сих пор, так что и теперь одни ученые считают
Б. за самостоятельный отряд, а другие - за подпорядок отряда двукрылых
(Diptera). Б. распределяются на следующие три семейства: 1) настоящая Б.
(Pulicina), 2) проницающая Б. (Sarcopsyllina) и червеблохи
(Vermipsyllina).
1) Настоящие Б. (Pulicina) имеют маленькую голову с округленным лбом;
нижняя губа цельная; З-й членик сяжков в форме сосновой шишки или с
дольчатыми надрезами; губные щупики б. ч. 4-х членистые, а у некоторых
2-членистые, напр. у Rhynchopsylla; переднегрудь шире головы; брюшко
самки во время кладки яичек не увеличивается. Сюда относятся, напр. : Б.
человеческая; Б. собачья (Pulex caniss. Ctenocephalusserraticeps бывает
темно-бурого цвета. От Б. человеческой отличается тем, что на нижней
стороне округленной головы и на заднем крае спинной части преднегрудия
находится ряд черноватых тупых шипов, рас положенных на подобие зубцов
гребня. Самец имеет 3 мм. длины; самка на одну четверть больше и имеет
более округленное тело. Эта Б. живет на собаке и на других хищных
животных, чаще всего она встречается на цепных собаках, на щенках и на
самках, кормящих щенят грудью, так как условия жизни их вполне
благоприятствуют размножению этих паразитов. Куколки и личинки в
изобилии встречаются на подстилках молодых щенят. Б. кошачья (P. felis
s. Ctenocephalus enneodus) очень похожа на собачью, от которой
отличается меньшею величиною и тем, что шипики, расположенные на нижней
стороне головы и на заднем крае спинной части переднегруди, не тупые, а
острые. Некоторые считают этот вид разновидностью предыдущего. Эта Б.
живет на кошке, а личинки и куколки ее встречаются в большом количестве
на подстилках молодых котят. Б. кролика (P. goniocepbalus) отличается
угловатою головою и меньшим числом шипиков на голове и на переднегруди.
Живет на зайцах и кроликах, а также на лисице. Б. птичья (P. avium)
имеет овальное удлиненное тело темно-бурого цвета с округленною головою;
нижняя сторона головы без шипиков, но на заднем крае спинной части
переднегруди находятся с каждой стороны по 12 - 13 узких шипов. Сяжки
удлиненные, заходящие за задний край головы, у самцов они могут
напрягаться. Самец имеет 3 мм. длины; самка - 3, 5 мм. Эта Б. живет на
различных породах птиц и часто встречается в голубятнях и курятниках.
2. Проницающие Б. (Sarcopsyllina) имеют довольно большую голову с
угловатым лбом; нижняя губа вилообразно расщеплена; губные щупики имеют
только один членик; третий членик сяжков не кольчатый; брюшко самки при
переполнении яичками раздувается и принимает шарообразную форму. Сюда
относятся два вида: Б. проницающая и Б. курицы (Sarcopsylla gallinae),
проникающая под кожу домашних кур. Была найдена на о. Цейлоне.
3. Червеблохи (Vermipsyllina) имеют довольно большую голову с
округленным лбом, без шипиков на нижней стороне; губные щупики имеют 11
- 14 члеников; второй членик сяжков имеет вид чашечки, края которой
закрывают кольчатый третий членик. На задних ногах тазики очень сильно
развиты. Брюшко у самок во время развития яичек растягивается
преимущественно в длину, так что тело принимает червеобразный вид. Сюда
относится Б. Тянь-шаньская или Алакурт.

Важнейшие сочинения о Б. следующие: А. Дюже, "Recherches sur les
caracteres zoologiques du genre Puce" (Annal. des sc. natur. том XXVII,
1832); Коленати, "Beitrage zur Kenntniss der Phthirio-Myarien" (Horae
Societatis Entomologicae Rossicae. Fasciculus secundus, Petropoli,
1863); Л. Ландуа, "Anatomie des Hundenflohes, Pulex canis" (Nov. A. ct.
Acad. Caesar. Leopold. Carol., т. XXXIII, Дрезден, 1867); Ритцема, "Lels
over de naturlijke Geschiedenis van de Vloo" (Album der Natuur, Гаарлем,
1872, p. 65); Э. К. Брандт, "Сравнительноанатомические исследования
нервной системы двукрылых, Diptera" (С. Петерб., 1879, стр. 23 - 24,
табл. и, фиг. 19 и 20); О. Ташенберг, "Die Flohe" (Галле, 1880 года);
Ритцема, "Versuch einer chronologischer Uebersicht der biesher
beschriebenen oder bekannten Arten der Gattung Pulex" (Zeitschr. f. die
ges. Naturwiss, 3. Folge., т. V. 1880); Меньен, "Les Parasites et les
maladies parasitaires de l'homme et des Animaux" (Париж, 1880, p. 57 -
71); Kraeplin, "Ueber die systematische Stellung der Puliciden"
(Гамбург, 1884).
Э.К. Брандт.
Блюхер (Гебгард-Лебрехт Blucher, князь Вальштадский) - прусский
фельдмаршал (1742-1819), уроженец г. Ростока. Не достаток воспитания и
весьма скудное образование возмещались в нем природным здравым смыслом,
неутолимою жаждою деятельности и выдающеюся энергиею. Фридрих Вел., при
котором Б. начал службу, не особенно благоволил к нему, так что он вышел
в отставку, и только после смерти короля, в 1788, опять вступил в ряды
войск, с чином майора. В 1801 г., Б., за оказанные им многочисленные
подвиги, произведен был в генер.-лейтенанты. Во время несчастной для
пруссаков кампании 1806 г., после сражения при Ауэрштедте, Б. с горстью
солдат, предводимых им и генералом Иорком, успел уйти в Любек, но здесь,
очутившись в безвыходном положении, принужден был сдаться, исполнив
первоначально все, чтобы спасти честь оружия. До конца 1812 г. он
обречен был на бездеятельность; но едва лишь появилась надежда на
свержение Наполеоновского ига, как Б., имевший уже 70 лет от роду, но
еще полный сил и энергии, стал во главе национального движения в
Германии, и в 1813 г. получил начальство над соединенными
русско-прусскими войсками в Силезии, покрывшими себя славою, особенно в
сражениях при Кацбахе и под Вартенбургом. Особенно искусны и энергичны
были действия Б., предшествовавшие Лейпцигской битве. В кампанию 1814
счастье не раз изменяло Б., но не заставляло его падать духом. Под
Бриенном 19 (27) янв. он потерпел неудачу, но затем, получив
подкрепления, 20 января (1 февр. ) одержал победу при Ла-Ротьере. В
начале февраля Б. двинулся через Шалон к Парижу, но Наполеон,
воспользовавшись разобщенным и растянутым положением его войск, разбил
их по частям и заставил Силезскую aрмию, понесшую огромные потери,
отступить к Шалону. Затем действия ее уже сопровождались успехом и
завершились 19 марта овладением Монмартрскими высотами, под Парижем. В
1815 г., по возвращении Наполеона с о-ва Эльбы, В. принял начальство над
прусско-саксонскими войсками в Нидерландах. Разбитый под Линьи, он,
однако во время подоспел к бою под Ватерлоо и этим решил победу, после
которой, неотступно преследуя французов, подошел к Парижу и принудил его
к сдаче. По окончании войны Б. удалился в свое силезское поместье, где и
проживал на покое до самой своей кончины, последовавшей 1 (13) сентября
1819 г. В войсках. Б. пользовался большою популярностью; pyccкиe солдаты
прозвали его "фельдмаршал Форверц", вследствие постоянно повторяемого им
в бою слова "Vorwarts" (вперед!), См. Elsner, "Blucher v. Wallstadt"
(Штутгарт, 1835); Joh. Scherr, "Blucher, seine Zeit und sein Leben"
(Лейпц., 1862).
Бобовые (Leguminosae, по плодам), они же мотыльковые (Раpillionaсеае,
по цветам)
- название весьма обширного и в высокой степени естественного
семейства растений из класса Двудольных.. Цветы у всех представителей
неправильные, состоят из пяти неодинаковых лепестков, с 10 тычинками, а
плоды имеют характерное устройство, заслужившее особый ботанический
термин "боб". Общий признак всего семейства состоит в том, что в цветах
всегда одночленная завязь - цельная, не разделяющаяся на доли,
одногнездная, а плод у всех двустворчатый, одногнездный, многосемянный
[редко 1-семянный, как у клевера (Trifolium)], лопающийся по двум швам
створок, к которым и прикреплены семена, четные в промежутках нечетных.
Это громадное семейство, насчитывающее до 6600 видов, распространено по
всему земному шару, и имеет своих представителей во всех широтах, от
крайнего севера и альпийских лугов до экватора. Формы травянистые и
деревянистые почти одинаково обильны в этом семействе, которое в самых
крупных чертах, подразделяется на три следующие подсемейства: 1)
Мимозовые, 2) Цезальпиниевые и 3) Мотыльковые (или Бобовые), собственно
составляющие огромное большинство всего семейства. Мимозовые и
Цезальпиниевые - обитатели исключительно теплого климата, тогда как на
долю Мотыльковых собственно остаются все остальные климатические пояса
земного шара. В ископаемом состоянии В. появляются несколькими видами,
начиная с эоцена. В миоцене они уже очень обильны и притом из всех трех
главных групп. Три нижеследующие подсемейства Б. многими авторами
считаются за самостоятельные семейства.
1. Бобовые собственно или Мотыльковые - имеют неправильные
двусимметричные цветы из 5 - дольней неопадающей чашечки, 5 - лепестного
венчика, 10 тычинок и пестика; лепестки вполне распустившегося цветка
сходны с фигурой летящего мотылька, откуда и произошло само название
цветов и всего семейства (лучшие примеры - горох и душистый горошек) С
другой стороны, тот же цветок уподобляется лодке; самый крупный непарный
лепесток получил название паруса (vexillum), за ним следует пара
одинаковых и более узких лепестков, симметрично расположенных, это -
крылышки (alae) или весла; наконец, еще два равных лепестка срослись
вдоль своего нижнего края, образовав весьма явственную лодочку (саrina);
в этой-то лодочке и лежать пестик и тычинки, из которых у большинства
видов одна вполне свободна, а 9 срослись своими нитями (до различной
высоты у разных родов и видов) в одну общую пластинку, облегающую
пестик. Листья у Б. по преимуществу сложные и чаще всего перистые или
лапчатые (клевер, лупин), от одной до 20 и более пар листочков; весьма
характерны для этого семейства прилистники, свойственные большинству
видов и иногда превосходящие размерами самые листочки (у гороха, вязела
и мн. др. ); весьма часты тоже и усики, как простые, так и ветвистые,
заканчивающие собою черешки сложных листьев. Из огромного числа родов,
относящихся к этому подсемейству, подразделяемому на 10 колен,
достаточно указать на всем известные по своим применениям: горох
(Pisum), бобы (Faba), фасоль (Phascolus), клевер или трилистник
(Trifolium, тоже и "кашка") вика (Vicia), лупин (Lupinus), донник
(Melilotus), люцерна (Medicago), множество садовых форм, степные
кустарники - ракитник (Cytisus), чилига или карагана (Caragana, из них
С. arborescens обильно разводится в наших садах и палисадниках, как
хорошая живая изгородь, под ложным названием акации), белая акация или
лже-акация (Robinia pseudoacacia), астрагалы (Astragalus), эспарцет
(Оnоbrychis) и множество других. Вообще-же Б. - одно из богатейших
семейств по обилию полезных для человека представителей.
2. Цезальпиниевые (Caesalpinicae), с немногочисленными родами,
отличаются значительно меньшей неправильностью цветов; два лепестка
"лодочки" уже не срастаются, так что и самая лодочка не существует;
тычинки тоже все свободны; плод - боб, раскрывающийся лишь по одному
шву, а не по двум, как у предыдущего подсемейства или вовсе не
раскрывающийся; есть тут и формы без лепестков, как напр., известные
"сладкие рожки" или "цареградские стручья", Ceratonia Siliqua, у которых
тычинок только 5; кроме этого рода, в России дико не растущего, хорошим
представителем Ц. является наш крымский кустарник, даже дерево - "Иудино
дерево" или "Багрянник иудейский", Cercis siliquastrum L., по-татарски
"музаагач", цветущий раннею весной, до листьев, крупными ярко-розовыми
цветами; листья у него совершенно цельные, круглые. Из других более
известных родов можно назвать цезальпинию (Caesalpinia), гледичию
(Gleditschia), кассию (Cassia), богинию (Bauhinia) и тамаринд
(Таmarindus).
3. Мимозовые (Mimoseae), с еще меньшим числом родов, уроженцев, как
уже сказано, теплого пояса. Цветы вообще мелки, собраны в плотные
соцветия - головки, реже кисти, и почти правильны; это подсемейство
может назваться Бобовыми с правильными цветами; число частей цветка
колеблется от 4 до 6, хотя пятерное чаще; тычинок от 4 до неопред,
числа; листья у большинства двоякоперистые с мелкими долями. В
устройстве плодов особых отличий нет. Хорошими примерами служат мимоза
стыдливая (Mimosa pudica L.), складывающая свои листочки и опускающая
черешки листьев при малейшем раздражении, и акация настоящая, растущий
на Кавказе кустарник, Acacia Julibrissin - "гюль-Эбришим", т. е.
шелковое дерево.
А. А. Бобр (Castor), род млекопитающих из отряда грызунов ,
отличающийся широким, горизонтально сплюснутым и покрытым чешуею хвостом
и тем, что пальцы на задних ногах соединены между собою плавательною
перепонкою. Красно-бурые резцы очень сильно развиты и значительно
выдаются наружу; верхние два с клиновидною коронкою; коренные зубы,
которых по восьми в каждой челюсти, а именно по четыре с каждой стороны,
верхней и нижней челюсти, снабжены выступами эмали. Ноги короткие,
пятипалые; на втором пальце задних ног находится двойной коготь.
Известен только один вид: Б. речной или обыкновенный (С. Fiber), по
величине и по неуклюжей форме тела напоминающий барсука, имеющий 80 - 90
сант. и более длины, так что это один из самых крупных грызунов. Сверху
Б. Красно-бурого или черноватого цвета, снизу светлее, встречаются так
же белые, желтые или пятнистые разновидности; хвост буро-черного цвета.
Тело его толстое, сжатое с боков; спина, особенно во время покоя,
выпуклая. Голова округленная, а спереди заостренная, напоминающая голову
крысы; уши очень малы и почти совершенно скрыты в шерсти; глаза
расположены по бокам головы, маленькие, с темно-голубым райком и
вертикальным зрачком; нос широкий и голый, с большими ноздрями, которые
могут закрываться. Шея короткая и толстая. Широкий и плоский хвост у
основания покрыть волосами, а в остальной части - чешуйками, между
которыми находятся одиночные волоски. В настоящее время Б. живет
обществами по берегам больших рек Северной Америки, Сибири и Европейской
России (на Висле), а одиночно изредка встречается и по большим рекам
Западной Европы (Рона, Эльба, Рейн. Висла). Прежде Б. встречался гораздо
южнее, например, в Западной Азии - на р. Евфрате и даже в Индии; теперь
же, вследствие усиленных преследований, это животное становится все реже
и реже даже и на Севере, особенно в Северной Америке, хотя и до сих пор
из этой страны ежегодно поступает в торговлю до 150000 шкур, ценою
каждая средним числом в 4 - 5 руб. сер. Питается Б. молодыми отпрысками,
корою и корнями деревьев. По земле он движется неловко, но отлично
плавает и ныряет. Самую замечательную особенность Б. составляют их
домостроительность и общественная жизнь, о которых, однако, часто
рассказывают много преувеличенного и неправдоподобного. Для защиты от
зимнего холода и от напора воды, Б. Возводят постройки; если сил одной
особи для этой цеди не достаточно, то работа выполняется всем обществом.
Они возводят безъискуственные, тупо-конусообразные постройки, состоящие
из наложенных слоями ветвей, трав, ила и камней и выдающиеся на 1,50 -
1,60 м. над поверхностью воды. Постройка. воздвигается в два этажа:
верхний сухой, помещающийся над водою, служит жильем, а нижний -
подводный, для склада жизненных припасов. Нижний этаж имеет выходь,
помещающийся под водою. В стоячей воде Б. начинают постройку прямо, без
всяких подготовительных работ, но в проточной воде они сначала
устраивают плотину, чтобы удержать воду на одинаковой высоте. Эти
плотины устраиваются из жердей, промежутки между которыми выполняются
камнями и илом; у основания такие плотины бывают от 3 до 4 метров
шириною и иногда устраиваются на довольно значительном протяжении.
Необходимое для построек дерево Б. добывают, перегрызая зубами стволы
растущих по берегам кустарников и даже довольно толстых деревьев; зубы
их на столько крепки, что они могут сразу перекусить ветвь в дюйм
толщиною. Кроме конусообразных водяных жилищ, в которых обыкновенно
живет по 2 - 3 семейства вместе, Б. всегда имеют норы, расположенные
вблизи берега и имеющие выход в воду. Если помешают их постройке, то они
живут в этих норах, точно также в таких норах они селятся и тогда, когда
живут одиночно. С приближением холодного времени Б. собираются в большом
числе и принимаются за починку старых жилищ, в случае нужды и за
постройку новых. Б. живет обществами только зимою, а летом большую часть
времени проводит одиночно. Бобр очень пуглив и выходит из жилищ только
по ночам. Самка ежегодно мечет 2 - 5 слепых, но покрытых шерстью
детенышей, за которыми очень ухаживает. Молодые Б. отделяются от
родителей только на третьем году жизни. Б. живет 30 - 40, даже 50 лет.
Он вреден тем, что портить деревья вокруг своего жилья, но этот вред с
избытком вознаграждается тою пользою, которую он приносит. За Б.
охотятся частью ради ценного его меха с густым подшерстком и длинною,
блестящею гранью, частью же ради бобровой струи, вещества с своеобразным
проницающим запахом, которое употребляется в медицине. Вещество это
выделяется в двух мешках, расположенных по бокам заднего прохода. Прежде
в медицине употреблялось также маслянистое бобровое вещество (Pinguedo
или Axungia Castorei), помещающееся в 2х маслянистых мешках,
расположенных сбоку мешков бобровой струи и под ними. Мех Б. речного
очень красив и хорош для шуб. Важное торговое значение имеет и
подшерсток бобра, который идет на выделку шляп и которого с одной
хорошей бобровой шкуры получается до 11/2 фунта. Шкуры Б., живущих
одиночно, в береговых норах, бывают очень истерты и мало ценятся; только
Б., живущие обществами, доставляют красивые меха и хороший подшерсток,
но у них летние шкуры бывают гораздо хуже зимних. последние всегда
пушистее и имеют более густой и темный волос. От речного или настоящего
Б. следует отличать двух животных называемых также бобрами, но ни чего
общего с ним не имеющих: Б. болотного (Myopotamus coipus ).
принадлежащего к отряду грызунов, и Б. морского (Enhydris marina),
относящегося к отряду хищных, а именно к семейству тончавых или куничных
(Gracilia s. Mustelina).
Э.К.Брандт Боб (legumen) - одногнездый многосемянной плод, кожистый
околоплодник которого лопается по двум швам на 2 створки; семена
прикреплены к этим створкам. Встречается исключительно в семействе
мотыльковых или бобовых, составляя характерный признак всего семейства,
у некоторых родов Б. претерпевает иногда значительные изменения,
отступая от выше приведенного определения: так, у клевера и эспарцета Б.
односемянный и не раскрывается; у Hedysarum Б. длинен, но между каждыми
двумя семенами образуется перетяжка и ложная перегородка, Б. не
раскрывается, а ломается на членики; у Астрагалов один из швов двух
створок врастает внутрь более или менее глубоко, разделяя весь плод на
два продольных, но неполных гнезда.
Наконец, самое замечательное отклонение Б. по форме наблюдается у
люцерны (Medicago), где он согнут кольцом или даже закручен спиралью в
несколько оборотов. Семена бобов, относительно, крупны, в представляют
два типа: у одних, напр. гороха, семядоли мясисты и толсты,
полушаровидны, у других они тонкие и плоские, листоватые. Эти-то
мясистые семядоли и служат хорошею, хотя несколько трудноваримою пищею,
содержа в себе много крахмала.
А. А.
Бог. - Во всех религиях существует представление о Б. или о богах
(кроме буддизма), как живых и личных существах, отдельных от природы и
имеющих отношение к человеку. Сходясь в этих общих представлениях,
свойственных всем религиям и составляющих существенную черту религии
вообще, частные представления о Б. или о богах в различных религиях
разнообразятся, смотря по национальности и степени культурности народа.
Мы здесь не будем следить за этими частностями, которые рассматриваются
в истории религий. Точно также мы здесь не будем касаться и
положительного откровенного учения, как оно, на основе св. Писания,
Ветх. и Нов. Завета, при руководстве св. предания, по разуму Церкви,
излагается в догматике. Ограничивая таким образом предмет настоящей
статьи, мы займемся лишь. самыми, общими определениями понятия, как они
трактуются в метафизике, теодицее и естественном богословии - науках
философских, и основном богословии и апологетике - науках богословских.
Таким образом нам предстоит говорить о доказательствах бытия Божия, и
потом уяснить понятие о Б. личном и Его свойствах.,
Доказательств бытия Божия существует четыре вида: космологическое,
телеологическое, онтологическое и нравственное. В виду того, что все
известные нам народы (или почти все) имеют религию, и как Цицерон и
Аристотель говорят, нет народа без веры в Б., - считают еще и пятое
доказательство - историческое. Всеобщностью веры в Б. доказывают
действительное существование Б. Но так как всех народов мы не знаем, а
на собирательном множестве данных, хотя бы и очень большом, нельзя
основывать всеобщности и необходимости понятия, то этому доказательству
не придают особой силы и значения. Впрочем, оно важно в том отношении,
что подтверждает мысль, что вера в Б. существует в человеческой душе
независимо от климата, почвы, расы и друг. внешних условий. И так
существует четыре доказательства бытия Божия, которые можно свести к
двум основным: первые два (космологическое и телеологическое)
основываются на рассматривании мира и руководствуются внешним опытом;
два последние (онтологическое и нравственное) основываются на наблюдении
нашего внутреннего мира и руководятся опытом внутренним. Доказательства
бытия Божия имели долгий исторический рост и развитие, у различных
мыслителей формулировались с разными изменениями и поправками. Не входя
в частности и подробности, мы излагаем здесь только сущность
доказательств. Космологическое доказательство от ограниченности и
случайности наблюдаемых предметов, на основании аксиомы, что все, что
бывает - должно иметь достаточную причину, ведет к заключению о бытии
Существа безусловного, или такого, бытие которого независимо ни от каких
условий и утверждается само в себе; иначе вся совокупность условного
бытия не имела бы окончательной причины. Это доказательство встречается
отчасти уже у Аристотеля, который разграничил понятия о бытии случайном
и необходимом, условном и безусловном, и показал необходимость
признания, в ряду относительных причин, первого начала всякого действия
в мире. Помимо утверждения бытия Божия, это доказательство дает нам и
понятие о Б., как о Существе безусловном и Творце. Телеологическое
доказательство от целесообразного устройства мира заключает к бытию
целеполагающего виновника такого устройства мира. По началу и
происхождению оно родственно с доказательством космологическим, но
дополняет его и дополняется им. Космологическое доказательство побуждает
нас признать внемирную творческую силу, вызвавшую мир из небытия;
телеологическое доказательство говорит нам, что сила эта, кроме
могущества, имеет еще свойства разумного существа, разумной личности.
Телеологическое доказательство очень древнего происхождения. Уже
Анаксагор, наблюдая целесообразное устройство мира, пришел к идее о
верховном уме (NouV). Точно также Сократ и Платон в устройстве мира
видят доказательство существования высочайшего разума. Это
доказательство называют библейским по преимуществу, потому что в Священ.
Писании, особенно в Псалмах и книги Иова, целесообразное устройство мира
возводит мысль к премудрому художнику мира. Критики отрицают силу этого
доказательства, или отрицая самую целесообразность в мире, или объясняя
целесообразность результатом действия сил и законов природы (Геккель,
Штраус); третьи признают целесообразность, не объясняют ее только
результатом действия сил и законов, но тем не менее отвергают сознание и
личную жизнь в виновнике устройства мира, признавая его силою слепою,
хотя и целесообразно действующею (Шопенгауэр и Гартман). Д. С. Милль,
заметим кстати, это доказательство считает очень убедительным.
Онтологическое доказательство в общих чертах намечено еще блаж.
Августином, но точно сформулировано Ансельмом Кентерберийским. Оно из
присущего нашему сознанию понятия о Б. заключает о реальном
существовании Б. Мы представляем Б. существом всесовершенным. Но
представлять Б. всесовершенным и приписывать ему бытие только в нашем
представлении значит противоречить собственному представлению о
всесовершенстве существа Божия, потому что совершеннее то, что
существует и в представлении и в действительности, нежели то, что
существует в одном только представлении. Таким образом нужно заключить,
что Б. как существо, представляемое всесовершенным, имеет бытие не в
одном только нашем представлении, но и в действительности. Тоже самое
Ансельм выразил и в таком еще виде: Б., по идее, есть существо
всереальное, совокупность всех реальностей; бытие относится к числу
реальностей; по этому необходимо признать, что Б. существует.
Доказательство это несколько иначе излагается Фомою Аквинатом, Спинозою
и Лейбницем и удачнее других формулируется Декартом. Кант отвергает силу
этого доказательства, а Гегель, напротив, преувеличил значение этого
доказательства в ряду других. Все изложенные доказательства нашли
сурового и не вполне справедливого критика в лице Канта, который не
только отрицает силу и обязательность этих доказательств, но и не
признает возможным найти какое бы то ни было доказательство бытия Божия
в области чистого разума. Неверие, впрочем, не могло утешиться
разрушительною работою Канта. Отрицая силу и значение всех
доказательств, он тем не менее сформулировал новое, свое собственное
доказательство бытия Божия. Оно основано у него на идее нравственного
возмездия и на требовании со стороны практического разума верховного
нравственного мироправителя, необходимого для реализования нравственного
закона - для установления гармонии между совершенною добродетелью и
счастьем человека. В нашей совести существует безусловное требование
нравственного закона, который не творим мы сами и который не происходит
из взаимного соглашения людей, в видах общественного благосостояния.
Нераздельность нравственного закона с существом нашего духа и
независимость его (закона) от нашего произвола приводят к заключению,
что виновником его может быть один верховный законодатель нравственного
мира. Мы в своих поступках не должны руководствоваться своекорыстными
представлениями о награде, но тем не менее в нашем духе есть непременное
требование, чтобы добродетель получила приличную ей награду, порок
достойное наказание. Соединение нравственности с счастьем составляет
высочайшее благо, к которому человек непременно стремится в силу самой
нравственной природы своей. Соединение добродетели с счастьем не зависит
от нас самих, и опыт показывает, что в этой жизни добродетель не
вознаграждается заслуженным счастьем. Если не во власти человека
установить союз добродетели со счастьем, то должно быть другое
нравственное существо, которое и может и хочет сделать это, т. е.
наградить добродетель достойным ее счастьем. Такое существо и есть
единый Б. Из своего доказательства Кант выводить и понятие о свойствах
Божиих. Он есть личность отдельная от природы и обладающая высочайшею
святостью, благостью, премудростью, всемогуществом и проч. Так как
Кантово доказательство утверждает бытие личного Б., то против него
восстают все пантеисты: Фихте, Шеллинг и Гегель порицают его довольно
резко и Шиллер говорит, что Кант проповедует нравственность, пригодную
только для рабов. Штраус насмешливо замечает, что Кант к своей системе,
по духу противной теизму, пристроил комнатку, где бы поместить Б.
Идея Бога есть плод непосредственного восприятия и не может быть
выведена из посылок, которые мы обыкновенно полагаем в основание
умозаключений по наблюдению каких либо сторон бытия внешнего и
внутреннего. Поэтому доказательство бытия Божия не надо смешивать с
другими доказательствами, когда мы понятием одного предмета
устанавливаем понятие другого: они только уясняют нашему уму присущую
ему по природе идею бесконечного. Мы должны признать наше познание о Б.
неполным и несовершенным. Но говорить о совершенной невозможности
теоретического познания Б. и рассудочных доказательств его бытия будет
не справедливо. А между тем многие мыслители утверждают такое мнение по
различным основаниям. Кант говорит, что руководствуясь мышлением, мы
должны признать существо Божие только идеалом, в котором мы соединяем
все совершенства и которому приписываем действительное бытие только
потому, что нуждаемся в абсолютном начале при исследовании явлений мира.
Но справедливо ли это? Нравственное доказательство Канта утверждает, как
мы видели, действительное бытие личного Б. Если это достижимо
практическим разумом, то тоже ли никаким образом не может быть доступно
мышлению? Не напрасно ли Кант проводит такую пропасть между практическим
и теоретическим разумом? За Кантом и Шлейермахер отрицает возможность
доказывать бытие Б. и даже говорит против разумного постижения Божества.
Б. есть высочайшее существо всех противоположностей, которое и совмещает
и вместе уничтожает все противоположности; поэтому он должен быть мыслим
в одно и тоже время и как все, и как одно. А для нашего ума это
невозможно: ум наш мыслит по закону противоположности, по крайней мере
необходимо противополагает мыслимому им объекту свое мыслящее я. Как
скоро Б. становится предметом нашего мышления, он необходимо
поставляется в противоположение тому, что он не есть; следовательно
делается ограниченным, конечным существом. Б. не может быть, таким
образом, предметом знания, а может быть предметом только нашего чувства.
На это отвечают: действительно, Б. по определению Шлейермахера, -
лишенный всякой реальности, - немыслим. Но правильно ли самое
определение придуманное Шлейермахером? Если мы в нашем мышлении будем
противополагать Б. всему конечному, ограниченному и несовершенному, идея
бесконечного существа нисколько не пострадает от такого
противоположения: в этой противоположности всему ограниченному именно и
заключается бесконечное величие Божие. Кроме Канта и Шлейермахера, Якоби
отрицает возможность разумных доказательств бытия Божия, по другим
соображениям. Доказывать, говорит он, значит выводить низшее из высшего.
Выше Б., как существа безусловного ничего нет и нельзя указать ничего,
что было бы основанием его бытия. Следовательно доказательства бытия
Божия невозможно. В несколько измененной форме тоже самое высказывал и
наш русский философ Ф. А. Голубинский. На это говорят: действительно
неприложимы к данному вопросу формы доказательств математических в так
называемых демонстративных; но доказательства индуктивные и уместны и
приложимы.
В тех самых актах сознания, которыми мы уясняем присущую нашему уму
идею бытия Божия, мы находим основания и для доступного разуму
постижения свойств существа Божия. Путем доказательства онтологического
мы постигаем Б., как первосущество - субстанцию. Космологическое дает
нам идею о Б.. как первой причине всякого бытия и жизни, - не требующей
никаких условий для своего собственного бытия. Телеологическое
доказательство заставляет нас в Верховном Существе призвать существо
премудрое и бесконечно разумное. В нравственном доказательстве мы
приписываем Б. чистейшее самоопределение и признаем его верховным
законодателем и судьею мира. В этих общих определениях даны частные
понятия о свойствах существа Божия. Как безусловно разумное и свободное
существо, всегда и всецело обладающее своими совершенствами, с полным
ведением и совершенною волею, свободное от внешней необходимости, Б.
есть всесовершенный дух и, в чистейшем смысле слова, Лицо. Как
верховному существу и верховной причине мира, ему свойственно
всемогущество. Как художнику целесообразного устройства мира ему
свойственна премудрость. как верховному законодателю нравственного мира,
ему свойственны: правосудие, благость, святость и проч., и проч. Так как
в Б. заключаются идеалы всех для нас мыслимых совершенств, то Б. есть
существо всереальное, идеал истины, добра и красоты.
Главным спорным пунктом в философских определениях Божества является
вопрос о личном Боге. Вера в личного Б. присуща всем религиям (кроме
буддизма) и составляет, как мы прежде сказали, существенный элемент
религии вообще. Но некоторые философские школы совершенно отрицают ее.
Теистическое направление в согласии с откровенным христианским учением
признает Б. живым личным существом, деятельность которого и после
творения мира проявляется в промышлении о мире и в любвеобильной
заботливости о человеке. Но пантеистическая философия отрицает личность
в Боге и совсем иначе представляет отношение Бога к миру. Она определяет
Бога, как внутреннюю причину вещей (Deus est causa rerum immanens), чем
выражает ту мысль, что причина эта не есть что нибудь внешнее по
отношению к миру, но внутренне присуще ему, все явления мира физического
и духовного относятся к ней, как акциденции к своей субстанции. как
бываемое к сущему. На языке этой системы Б. большею частью обозначается
не существительным именем, а отвлеченно, прилагательным: безконечное,
абсолютное, бессознательное, целое все и т. д. Если употребляются более
конкретные названия. мировой дух, душа мира, абсолютная субстанция - то
с ними все таки не соединяется понятие о личном существе. Безличность
Божества, по этой системе. такое же его существенное свойство, как и
неотдельность от мира. Мыслители этой школы видят взаимное противоречие
в самых понятиях: - личность и бесконечное - и говорят, что эти понятия
отрицают одно другое: бесконечное не может быть личностью. Но
теистическая философия под бытием бесконечным разумеет бытие отрешенное
от условий пространства и времени - этих необходимых форм всего
конечного, ограниченного и несовершенного и потому не видит противоречия
между понятием личность и бесконечное. Она замечает противоречия в
пантеистических определениях, по которым с одной стороны утверждается,
что абсолютное должно совмещать в себе все, с другой отказывает ему во
всяком положительном качестве в совершенстве, и в том числе в
сознательном свободном личном бытии, так что в конце концов оказывается,
что вместо него Божеству не принадлежит ничего, и оно превращается в
ничто. Пантеисты думают. что для бесконечного, всеобъемлющего начала
личная форма бытия тесна и узка; личная форма - несовершенство,
ограничение и лишение бесконечности. Б., по Гегелю, мировой дух, вечно
раскрывающийся в разнообразных формах конечного бытия и сознающий себя
только в ограниченных разумных существах. Против такого понимания
Божественного самосознания справедливо возражают противники пантеизма и
защитники понятия о личности Божества. Человеческое в всякое вообще
ограниченное сознание не может быть одно с бесконечным: оно никогда не
может освободиться от несовершенства и потому в нем никогда не может
вполне отразиться сознание Богом Себя, как бесконечного Духа. Если Б. в
конечных и ограниченных существах доходит до Сознания Себя, а сам в Себе
не имеет Самосознания, то необходимо допустить, что Сознание его не
отвечает Существу Его: Сам по Себе, по Существу своему, он неограничен и
всесовершен, а сознание имеет ограниченное и несовершенное. Здесь нельзя
не видеть противоречия. Против понятия о личном Боге ратуют Шлейермахер
и Штраус. Всю эту контроверсию можно читать в книге Н. П.
Рождественского, "Христианская Апологетика".
П. Васильев Богара, богарой или богарными полями (иначе ляльми)
называются в Туркестане и вообще в Средней Азии поля, засеваемые под
дождь, т. е. без искусственного орошения и, главным образом яровой
пшеницей. Богарные посевы вследствие недостатка воды играют чрезвычайно
важную роль в хозяйстве среднеазиатского жителя и неурожай богары влечет
часто за собой голод. В ходжентском у. около трети всех посевов
производятся под дождь, а в остальных местностях Самаркандской области
от 1/4 до 1/2. Урожай хлеба на богарных полях зависит от количества
влаги в почве весной (снежная зима) и от весенних дождей, а
следовательно чаще всего дают урожай богарные поля, расположенные в
подгорной полосе (около 4000 ф. над ур. моря). Площадь богарных полей
постоянно изменяется в зависимости от видов на более или менее обильную
влагой весну.
Богданова (Надежда Константиновна) - знаменитая балерина, род. в 1836
г. в бедной артистической семье. Ее отец был первым танцовщиком
московского балета, а впоследствии и режиссером (умер 1877). Будучи
воспитан в строгой школе Дидло, он с большим тщанием обучал Н. К.,
которая 12 лет впервые появилась на сцене в Ярославле. Объехав с успехом
почти все главные города Европейской России, Б. в марте 1850 года
вернулась в Москву и, по совету Фанни Эльслер, отправилась в Париж, где,
благодаря участию принцессы Мюрат, была принята в танцевальную школу при
оперном театре. Знаменитый Сен-Леон, впоследствии балетмейстер в Спб.
(1859
- 69), усердно занялся ею и 20 окт. 1851 г. Б. дебютировала в балете
"Маркитантка", в заглавной роли, смело выступив в балете вместо Карлотты
Гризи. Успех превзошел ожидания, пресса признала в ней крупный талант. С
той поры Б. стала любимицей парижан. На представлении "Juif Errant" ее
забросали цветами, Мейербер переделал для нее сцену в "Роберте". 4 года
танцевала Богданова в Париже с большим успехом вплоть до Крымской войны,
когда патриотизм и сознание личного достоинства не позволили артистке
оставаться в враждебном городе. По дороге в Петербург она посетила
Берлин и Варшаву, где ей был оказан восторженный прием. 2 февраля 1856
г. Б. дебютировала с громадным успехом в Петербурге в балете "Жизель".
Танцевала Б. очень изящно, с грациозною живостью, необыкновенно ловко, с
выразительною мимикою. На сцене пробыла до 1863 г. Ныне живет в
Петербурге. Об успехах Б. см. в кн. "Артистическое семейство Богдановых"
(Спб., 1856) и "Хронику" Вольфа (Спб. 1884, III).
А. Ум.
Богданович(Ипполит Федорович) - поэт екатерининских времен, род. 23
декабря 1743 г. в Переволочне; десяти лет был записан в военную службу,
но по окончании московского университета в 1761 году определен был
надзирателем за классами в университет, а в 1762 г. в комиссию о
строении триумфальных ворот, для которых сочинял надписи. В 1763 г. был
прикомандирован в штат гр. П. И. Панина, а с 1764 начал службу в
иностранной коллегии; с 1766 по 1769 г. был секретарем русского
посольства при саксонском дворе. В 1799 г. переведен в департамент
герольдии, а в 1780 г. членом в государственный архив, где с 1788 г. был
председателем. 1 мая 1795 г. уволен от службы и в следующем году оставил
Петербург. Умер в Курске 6 января 1802 года. Писать стихи начал в
детстве и уже 14 лет печатал их, благодаря Хераскову и Meлиссино. В 1763
г. он познакомился с гр. Дашковой и принимал участие в журналах,
выходивших при ее участии. Около 1775 г. сочинил вольную повесть в
стихах - "Душеньку", подражая Лафонтену, заимствовавшему свой сюжет из
Апулея; напечатана в первый раз была она в 1783 в Спб. и до 1841 г.
выдержала 15 изд.; последнее в 1887 г. А. Суворина в "Дешевой
библиотеке". Сочинение это доставило Б. известность и обратило на него
внимание Екатерины II. По ее поручению он написал для эрмитажного
театра: "Радость Душеньки" (1786 г.), "Славяне" (1787 год) - пьесы, не
имевшие успеха. С сентября 1775 года он издавал "С. Петербургский
Вестник", а с 1775 - 1782 гг. редактировал "Спб. Ведомости". Кроме того
он написал: "Сугубое блаженство" (поэма Спб., 1765); "Добромысл", (др.
пов. в стихах. М., 1805); "Блаженство народов" (поэма, М. 1810); "Берег"
(Спб., 1812); "Русские пословицы" (3 ч. Спб., 1785; здесь народные
пословицы переделаны в двустишия); "Лира, или собрание разн. соч. "
(Спб., 1773). Плодом его исторических занятий осталось: "Историческое
изображение России" (Спб., 1777) и переводы: "Малая война, описанная
майором в службе короля Прусского" (с фр., Спб., 1768); "Сокращение из
проекта о вечном мире Руссо(из Сен-Пьера)" (Спб., 1771) и "Вертота,
история о бывших переменах в Римской республике" (с фр. 3 ч. Спб., 1771
- 75). Б. оставил автобиографию (напечатана в "Отеч. Зап. ", 1853, № 4).
Собрание его сочинений вышло в Москве в 1809 - 1810 гг., 6 ч.; 2е изд. -
М. 1818 - 19 гг., 4 ч.; З-е - Смирдинское, в 2 ч.. в 1848 г.
Из всего написанного Б. историко-литературное значение имеет только
"Душенька". Она явилась довольно смелым диссонансом в поэзии XVIII в.,
занимавшейся производством торжественных надутых од. Современники были
поражены новизною ее содержания и формы и произвели Б. в "гении".
"Душенька" породила массу подражаний и переделок, как какое-нибудь
"классическое" произведение. Смерть Б. вызвала массу эпитафий, в которых
Б. превозносится, именно за написание "Душеньки":

Зачем нам надписьми могилу ту чернить.
Где Душенька одна все может заменить говорится в одной из них. В наше
время в "Душеньке" можно отметить легкость стиха и желание, насколько
позволяет официальная и нравственная цензура, побеседовать о
"клубничке", благодаря которой поэма, главным образом, и имела успех у
современников.
М.M. Богема (франц. Boheme, т. е. цыганщина) - так французский
писатель Мюрже (Неnri Murger) назвал студентов Латинского квартала и с
тех пор богемой называют всякую интеллигентную бедноту, которая
артистически весело и беззаботно переносит лишения и даже с некоторым
презрением относится к благам земным. Боголюбово (Боголюбимое,

<<

стр. 26
(всего 253)

СОДЕРЖАНИЕ

>>