<<

стр. 27
(всего 253)

СОДЕРЖАНИЕ

>>

Боголюбое, Боголюбый, Боголюб) - теперь село в 11 в. к СВ. от г.
Владимира, при впадении р. Нерли в Клязьму, близ МосковскоНижегородской
железной дор., с мужским второклассным монастырем, который ныне
предполагают возвести на степень первоклассного. Построение здесь церкви
Рождества Пр. Богородицы, потом основание монастыря, около которого,
затем, образовалось селение, летописные сказания приписывают следующему
случаю. В 1155 г. Андрей Юрьевич, впоследствии великий князь
суздальский, тайно от отца уехал из киевского Вышгорода в Суздальскую
землю, захватив с собой греческий Чудотворный образ Богоматери
(Владимирская икона Богоматери, писанная, по преданию, евангелистом
Лукой и находится теперь в московском Успенском соборе); на месте
Боголюбова монастыря лошади, на которых везли икону, остановились и не
могли ехать далее; впряжены были новые, но и эти не могли тронуться с
места. После такого знамения князь счел эту местность за излюбленную
Богоматерью, за "место Боголюбимое", и основал тут церковь, а потом
монастырь, около которого образовалось селение Боголюбово - любимое
местопребывание его, от которого он получил и прозвание "Боголюбского".
В монастыре, в 1174 году, князь-основатель и погиб от руки убийц, причем
в последовавшем возмущении много пострадал и Боголюбов. Года через три,
во время распри в. кн. Всеволода III с рязанскими князьями, Б. сильно
пострадал от Глеба Ростиславича Рязанского и приведенных им половцев:
тогда уцелели только церковь, кельи и молельня князя, но первая была
ограблена. Монастырь до учреждения духовных штатов имел с лишком 700 душ
крестьян. С 1846 г. в Б. открыта выставка сельских произведений для
Владимирской, Ярославской, Костромской и Вологодской губ. Теперь в селе
более 1000 д. об. пола; жители, кроме земледелия, занимаются
иконописанием и др. промыслами; в сентябре бывает ярмарка.
А. Э.
Богомол (Mantis religiosa) - насекомое, принадлежащее к отряду
Прямокрылых (Orthoptera), достигает 42 - 52 (самец) или 48 - 75 мм.
(самка) длины. Окраска его очень изменчива и бывает то зеленою, то
буросерою; внутренний край надкрылий и крылья, за исключением верхушки;
обыкновенно прозрачные. Это насекомое отличается тем, что его
треугольная, весьма подвижная голова сидит на длинном, почти
палочкообразном переднегрудии, а передние ноги хватательные. Брюшко
яйцевидное, довольно длинное и Богомол двигается с места на место
посредством четырех шественных ног, бедра которых не утолщены и которые
вследствие этого не приспособлены к прыганию. Надкрылия почти такой же
длины, как и туловище и часто пергаментообразны; крылья складываются
веерообразно, как у прочих прямокрылых. Передние хватательные ноги имеют
сильные лапки, которые переходят в кривой острый крючок. Голень и лапка
вкладывается в борозду бедра, как лезвие перочинного ножика в черенок;
внутренняя сторона лапки и голень по краям борозды усажены острыми
шипами. Б. водится в Алжире, на Кавказе, в Крыму, вообще Южной, а
отчасти и Средней Европе, в южной Сибири и в некоторых провинциях Китая.
Он встречается с авг. до окт. в траве, в садах и виноградниках. Это
чрезвычайно прожорливое насекомое обыкновенно сидит в траве с
приподнятою переднегрудью и с направленными кверху передними ногами,
которые в таком положении напоминают руки, воздетые к небу во время
молитвы; отсюда произошло и название этого насекомого. В таком положении
Б. подстерегает добычу, состоящую из насекомых (а у близких к Б. крупных
экзотических видов также и из мелких ящериц и маленьких птиц);
попавшуюся добычу он схватывает передними ногами и съедает. Самки
откладывают яички кучками, кот. окружают пенистою отвердевающею
оболочкою и прикрепляют к камням или к стеблям растений. Б. полезен тем,
что истребляет много вредных насекомых.
Э. Б.
Богоматерь-Богородица (Qeomhtwr, QeotokoV, MaterDei, dei para, Unsere
Liebe Frau, Heilige Jungfrau, Notre Dame, Madonna), Пресвятая Дева Мария
(друг. форм. Мариам), Матерь Господа Бога Нашего Иисуса Христа. Имя Ее
несколько раз упоминается в Свящ. Писании (Матф. 1, 16, 18 - 25, XIII,
55. Марка III, 31 - 32. Луки I, 26 - 56, II, 1 - 40, 48. Иоан. XIX,
25-27. Деян. I, 12 - 14), но мы имеем из этого источника лишь весьма
немногие сведения о жизни Б., так-так евангелисты имели первою и главною
задачею повествовать о земной жизни и делах Иисуса Христа. Недостаток
сведений о жизни Богородицы, получаемых нами из Священного Писания,
обильно восполняется многими преданиями, из которых некоторые имеют
несомненную печать глубокой древности и во всяком случае отражают веру
христианского общества с древних времен. Предание называет нам родителей
Пресвятой Девы: Иоакима из Назарета, от колена Иудина, племени царского,
и Анну из Вифлеема, колена Левиина, племени Ааронова. Эта благочестивая
чета, прожившая до старости в горести безчадия, была утешена, по
усердной молитве, предвозвещением архангельским, что от них родится
благодатная дщерь. Далее, тоже благочестивое предание повествует, что
св. Дева с четвертого года своей жизни, по обету родителей. отдана была
во храм на воспитание, как посвященная Богу. На четырнадцатом году своей
жизни она была обручена старцу Иосифу, из племени Давидова, и жили они в
неизвестности в Назарете. Здесь Архангел Гавриил благовестил Святой Деве
рождение от Нее Спасителя мира, как изложено евангелистом Лукою (I. 26 -
38), после чего Она три месяца пробыла у родственницы своей Елисаветы,
уже зачавшей Предтечу Христова (Лук. I, 39 - 56). Между тем и Иосифу,
обручнику Mapии, смущавшемуся о Ней, последовало откровение от ангела
тайны воплощения, рассеявшее его сомнения относительно Mapии (Матф. I,
18 - 25). Далее, евангелисты упоминают о Пресвятой Деве при
повествованиях о Рождестве Христа, обрезании Его по закону в восьмой
день, бегстве в Египет и возвращении в Назарет, и еще при повествовании
о беседе отрока Иисуса с мудрецами в храме. Повествуя о делах Христа со
времени Его общественного служения, евангелисты упоминают немного раз о
Богоматери. В Кане Галилейской она ходатайствует пред Сыном за
новобрачных, не имевших вина, и Он, исполняя Ее просьбу, положил здесь
начало своим чудесам. В Капернауме, во время сильного спора Христа с
фарисеями в синагоге, 0на хочет видеть Его, чтобы охранить от опасности.
На конец, мы видим Ее при кресте, когда Христос поручил Ее попечению
своего любимого ученика. Не много событий рассказали евангелисты из
жизни Богоматери, но вполне достаточно, чтобы ясно очертить идеальный
нравственный образ Пречистой и Пресвятой Девы, смиренной в величии, и во
всем покорной воле Всевышнего. Благочестивое предание говорит, что
Богоматерь жила до 48 г., и в этом году почила при многих чудесных
событиях, была погребена в веси Гефсиманской, но потом чудесно взята на
небо. Предание приписывает ей и проповедническую деятельность. О
фактических подробностях в этом случае затруднительно судить с
несомненностью. Но мы имеем право утверждать, что Богоматерь была в
тесном союзе с первою христианскою церковью, собранной в Горнице
Сионской в ожидании Духа Утешителя, и, конечно, имела великое значение в
первой христианской общине. Высокое почтение к Матери Божией в
христианском обществе восходит к глубокой древности и несомненно, по
свидетельству древних преданий. Но догматическое учение о почитании
Богородицы вырабатывалось и определялось частнейшими чертами постепенно,
как это было и с другими догматами. Неправые мнения, лжеучения и ереси
заставляли церковных учителей точнее и определеннее изложить
общецерковное учение о почитании Богоматери в тоже время, как шли споры
о лице Иисуса Христа. В IV веке было неправильное мнение, основанное на
произвольном толковании Матф. I, 25, что Пресвятая Дева, после
бессемянного зачатия и рождения Спасителя, находилась в браке с своим
обручником Иосифом, от которого были дети. Такого мнения держались,
между прочим, строгие ариане: Евдоксий и Евномий. Православные считали
такое мнение противным истинному христианскому чувству. Но уже св.
Епифаний Кипрский людей, державшихся такого мнения в Аравии, так
называемых антидикомарианитов (противников Марии), прямо зачисляет в
разряд грубых еретиков. Блаж. Иероним также сурово порицает за такое
мнение некоего Гельвадия. Собор иллирийских епископов за это же лишил
сана Боноза, епископа сардийского. Монашество, развившееся в церкви с IV
в., сильно ратовало за приснодевство Богоматери и это учение сделалось
общим церковным учением. Великие отцы и учители церковные: Ефрем Сир.,
Григорий Наз., Амвросий Мил. и друг. превозносят Ее как чистейшую и
святейшую всех, очищенную св. Духом от греховной скверны. Даже блаж.
Августин свое основное убеждение, что никакой человек не может быть
свободен от греха, не хочет прилагать к Mapии и из благоговения пред Нею
отказывается рассуждать об этом вопросе. Но при этом нужно заметить, что
церковь не признавала Ее свободною от первородного греха, как свободен
от него безсеменно рожденный от Ее Иисус Христос. Высоко чествуя
Богородицу, церковь осуждала и порицала суеверное чествование и
языческое обожание Ее. Тот же св. Епифаний, осудивший
антидикомарианитов, порицает и так называемых коллиридиан, простиравших
свое почтение к Богородице, как Царице Небесной, до обожания, в роде
служения Астарте, и выразительно говорит, что Богородицу надо чтить, но
не боготворить. Решительное влияние на определение учения о почитании
Богоматери имел исход несторианского спора, после которого название
QeotokoV - Богородица, встречающееся еще у св. Афанасия Великого, было
признано всеми и сделалось общеупотребительным. Православная церковь в
согласии со всею древнею Вселенскою церковью чтит Богородицу святою и
пренепорочною приснодевою; как к скорой помощнице и заступнице прибегает
к Ней в молитвах; славит Ее за оказанные благодеяния; в честь Ее
установила многие праздники и освятила многие храмы, имеет и чтит Ее
чудотворные иконы. Церковь католическая в почитании Богородицы пошла
дальше и установила новый догмат, которого церковь древняя не знала, а
церковь православная отвергает. Еще в XII в. стало на Западе
распространяться мнение о непорочном зачатии и рождении Богородицы, и
лионские каноники в 140 г. установили праздник в честь непорочного
зачатия. Доминиканцы порицали праздник и отрицали справедливость такого
мнения. Но тем не менее уже в XIV в. как праздник, так и учение,
благодаря главным образом францисканцам, были признаны в католической
церкви повсеместно. Папы этому благоприятствовали и, наконец, Пий IX,
при усердной помощи иезуитов, торжественно провозгласил непорочное
зачатие Богородицы в Риме, 8 декабря 1854 г., в качестве обязательного
для всех католиков догмата. И в практике католической относительно
почитания Богоматери, особенно в средние века, было немало излишнего,
иногда странного и даже просто нелепого с церковной точки зрения и дурно
влиявшего на нравственность. Эта практика нашла для себя осуждение
иногда справедливое по содержанию, но очень резкое и глумительное по
форме у Лютера и других реформатов XVI в. Вместе с нелепыми легендами и
подложными святынями, реформаты отвергли благоговейное чествование икон
и молитвенное призывание Богородицы, основав, впрочем, некоторые
праздники в честь ее.
П.Васильев.
Богослужебные книги содержат в себе службы и священнодействия
церковные по которым совершается богослужение. Одни из них относятся к
частному богослужению (требам), т. е. к такому, которое совершается по
нужде, требованию одного или нескольких лиц, напр. Kpeщениe, брак,
погребение и т. под. Другие относятся к общественному богослужению,
которое совершается повседневно в храмах, как: вечерня, утреня, часы,
литургия и проч. Все необходимое для частного богослужения находится в
одной книге - Требнике. Для совершения общественного богослужения
необходимы многие книги, как то: Служебник, Чиновник, Часослов, Октоих,
Минея Месячная, Минея Праздничная. Минея Общая, Триодь Цветная,
Ирмологион, Типикон. Некоторые книги употребляются как в частном, так и
в общественном богослужении, как то: Евангелие, Апостол и Псалтирь - Б.
книги, приспособленные для богослужебных. целей, с разделением для
чтения в известные дни и при известных случаях. Не касаясь каждой книги
в частности по ее составу и содержанию, ограничимся здесь общим
замечанием о богослужебных книгах. Богослужение частное совершается по
одной книге - Требнику. Но для богослужения общественного, как мы
видели, существует обширный круг богослужебных книг. Многочисленность
книг для общественного богослужения обусловливается изменчивостью
состава одних и тех же служб, в частных молитвословиях, от дней недели и
дней года (чисел). В одних и тех же книгах, в Служебнике, Часослове,
Октоихе, мы встречаем одни и те же службы: утреню, вечерню, литургию; и
ни в одной книге не находим всех молитвословий для этих служб, не
находим полной вечерни, утрени и литургии. Таким образом, частные
молитвословия для этих служб должно искать во многих книгах. Это зависит
от того, что в составе каждой службы есть нечто непременное, что
постоянно читается и поется на этой службе, когда бы она ни совершалась,
и нечто изменчивое, зависящее от дня недели и дня года, в которые
совершается эта служба. Каждая служба изменяется семь раз в неделю и
триста шестьдесят пять раз в году. Таким образом, если бы изложить одну
какуюнибудь службу целиком для целого года, потребовалась бы громадная
книга или даже несколько томов книг для одной только службы. Но и этим
не устранились бы все затруднения. Изменчивость службы зависит, мы
сказали, от дней года, чисел. А числа, как известно, в продолжение семи
лет подряд падают на разные дни недели. Вследствие этого одна и та же
служба в течение семи лет может являться с многочисленными частными
изменениями (365 ? 7=2555). Невозможность изложить в одной книге, хотя
бы и многотомной, одну какую-нибудь службу для всех дней одного года, а
тем более для всех годов, навсегда, и принуждает размещать частные
молитвословия, относящиеся к одной и той же службе, по многим книгам: в
одних из них излагают молитвословия неизменные и постоянные, или по
крайней мере чаще других встречающиеся в известной службе, а в других
изменяемые по зависимости от подвижных и неподвижных праздников. Кроме
исчисленных простых книг, в круге Б. книг есть еще и нотные, как то:
Обиход, Октоих, Праздники, Ирмологион.
П. В.
Богота (под испанским владычеством Sante-Fe-de-Bogota) - главный
город южноамериканских соединенных штатов Колумбии, в департаменте того
же имени, в штате Кундинамарке, налево от речки Pиo де Б., на западном
склоне Андов. Город лежит на плоскогории, высотою в 2700 м., а потому,
не смотря на близость экватора, пользуется очень здоровым климатом, с
средней годовой температурой в 12,3° P. Большая дорога проведена от него
к гавани Буэнавентура, откуда на протяжении 20 км. идет железная дорога
к Кордобе. Жит. 100 тыс., главное занятие которых - торговля и горный
промысел, а также фабрикация золотых и серебряных изделий. Б. резиденция
правительства, конгресса, центральных управлений, католического
архиепископа и, бесспорно, один из красивейших городов Южной Америки, с
множеством садов и площадей, правильными, пересекающимися под прямым
углом улицами. Самая лучшая из них Калле-Реаль или Калле-дела
Республика, выходящая на великолепную Торговую площадь, на которой
красуются правительственные здания, таможня и выстроенный в коринеском
стиле кафедральный собор с статуей Божией Матери, славящейся своим
убором из драгоценных камней. По средине площади возвышается с 1846
бронзовая статуя Боливара, отлитая в Мюнхене. Кроме собора, Б. имеет 29
церквей, теперь более или менее запущенных, 12 монастырей, отчасти
служащих для иных целей, отчасти покинутых, университет, Colegio
Nacional de S. Bartolemo, военные и другие школы, высшее учебное
заведение для девиц, библиотеку в 33000 томов, естественнонаучный музей,
ботанический сад, театр, 4 госпиталя и общество естествоиспытателей.
Вследствие частых землетрясений, дома все одноэтажные, отчего город
раскинут на большом пространстве. Окрестности его украшены великолепными
дачами. Город Б. построен в 1538 испанцем Гонзало Хименес де Квезадой,
на месте древнего Тенсаквилло, в 1598, сделался резиденцией испанского
вице-короля Новой Гранады, а в 1811 г. местом заседаний конгресса,
который, по примеру Венесуэлы, провозгласил 12 нояб. республику. В 1816
испанцы снова завладели Б., но в 1819г., после победы при Бойаке, он был
освобожден Боливаром и в скором времени сделался столицей Колумбии.
Богочеловек (QeandrwpoV) - слово не библейское, но очень древнее;
кажется, прежде других им пользовался Ориген для обозначения единения во
Христе Божества и человечества. Вопрос о взаимном отношении во Христе
Божества и человечества с особенною ревностью был обсуждаем в Церкви в V
и VI вв. После победы над Несторианством было ясно определено единство
лица, а после опровержения монофизитства установилось в точности учение
о целости естеств - Божеского и Человеческого в лице Христа. Таким
образом был вполне уяснен догмат о Богочеловеке и теперь слово
QeandrwpoV стало выражать выработанное Церковью учение о Лице Христа и
взаимноотношении в Нем двух естеств.
П.В.
Богоявление (epijaneia, epijania, ta Jeojania) - великий дванадесятый
праздник, 6-го января, иначе называется праздником Крещения Господня;
так как в этот день Церковь воспоминает Крещение Спасителя от Иоанна в
Иордане (Матф. 3, 13 - 17. Марк 1, 9 - 11. Лук. 3, 21 - 22). Первое же
название усвояется этому празднику потому, что при крещении Спасителя
было особое явление всех трех лиц Божества: Отец из отверстых небес
гласом свидетельствовал о крещаемом Сыне и Св. Дух в виде голубя сошел
на Иисуса, подтверждая таким образом Слово Отца. В древности в навечерие
этого праздника, как и в самый день праздника, обыкновенно крестили
оглашенных и поэтому праздник называли праздником светов, праздником
просвещения. В службе праздника Церковь воспоминает событие Крещения
Спасителя и вместе откровение всех лиц Св. Троицы, как и гласит тропарь
Крещения: "Во Иордане крещающуся Тебе, Господи, Тройческое явися
поклонение.. ". Церковное празднование Богоявления, как праздника
великого, продолжается двенадцать дней, 2 - 14 января. Ближайший пред
праздником воскресный день называется неделею пред Просвещением. В
праздновании Б. есть большое сходство с празднованием Рождества: в
навечерие обоих праздников совершаются царские часы, в навечерие того и
другого праздника Церковь одинаково держит пост, называемый Сочевник или
Сочельник. В навечерие Б. и в самый день Б. бывает великое освящение
воды (в отличие от малого, совершаемого в другие дни): в навечерие в
церкви, и в самый праздник вне церкви, на реках, прудах и колодезях.
Этот обряд происходит из глубокой христианской древности; водоосвящение
в этот день на древнем русском языке называлось водокрещением.
Богоявленская или Крещенская вода издревле считалась великою святынею
(агиасма). Ее хранили, как и теперь хранят, в продолжение целого года,
ею окропляют вещи, принимают ее с верою в болезни в дают пить тем, кто
по каким бы то ни было причинам не может быть допущен к причащению.
С праздником Б. в различные времена в разных церквах соединялись
представления о нескольких священных событиях. На Востоке он
праздновался по свидетельству Климента Александрийского, с II века в
воспоминание Крещения Иисуса Христа; к этому событию приурочивали его
даже гностики, последователи Василида, понимая самое событиe, конечно, в
духе своей еретической системы. В смысле воспоминания о Крещении, Б.
праздновали в III веке в церкви египетской, палестинской и друг.
восточных, 6-го января. Так как день этого праздника сделался днем
торжественного крещения оглашенных, то и стали называть его: "Ta fvta,
hmera tvn jwtwn, jvta tou Crisou"; потому что этими словами обозначалось
Крещение. С временем Крещения совпадает время вступления Христа на
общественное служение; поэтому с праздником стали соединять
представлениe о Мессианстве Христа, засвидетельствованном Отцем и Св.
Духом при Крещении. Чудо в Кане Галлилейской было первым откровением
Мессии в Чудесах. То и другое представление было соединено с праздником,
и название: Епифания стало указывать собственно на крещение, а Феофания
- указывало собственно на Чудо. Далее: 6-ое января в Египте считали днем
Рождения Христа, и таким образом вместе с явлением Meccии воспоминали и
вообще явление Бога во плоти. Из Египта такое представление
распространилось на Востоке тем удобнее, что до конца IV века не было
определено время празднования Рождества Христова. Таким образом с одним
днем соединялось троякое воспомивание: О вступлении Meccии на
общественное служение, Откровение его достоинства в первом Чуде и,
наконец, О рождении и вочеловечении. Но названия праздника остались те
же и потому многие восточные отцы словами епифания и феофания обозначают
и Рождество Христово. Но на Западе блаж. Иepoним выразительно говорит,
что эти слова должны обозначать Крещение, а не Рождение Христа. Может
быть, не без влияния Запада впоследствии воспоминание Рождения Христа и
на Востоке перенесли на 25-ое декабря, а 6 января воспоминали Крещение
Христа и явление при крещении всех лиц Св. Троицы. Первое известие о
праздновании Б. на Западе мы имеем от 360 г. В этом году кесарь Юлиан,
впоследствии император, богоотступник, праздновал Б. вместе с другими
христианами в Галлии, в Вьене. Западные называли этот праздник - Dies
epiphaniorum, Dies apparationis или apparationum - и праздновали 6-го
янв., соединяя с этим днем все упомянутые представления, но главное.
внимание при этом обращалось на явление звезды, поклонение волхвов, т.
е. на откровение Сына Божия в мире языческом, представителями которого
являются здесь волхвы. Так как волхвы, по преданию, были цари, то и
праздник получил на Западе название - праздник царей (festum regum) или
праздник трех царей (f. trium regum). Крещение Иисуса Христа и Чудо в
Кане не были совершенно забыты при этом празднике, но им уделялось мало
внимания, они пред поклонением волхвов отступили на задний план.
П. В.
Бодлэр (Шарль Baudelaire) - знаменитый французский поэт, род. в
Париже 9 апр. 1821 г., умер там же 31 авг. 1867 г. С детства страдал
припадками тяжелой меланхолии, учился плохо. С трудом выдержав экзамен
на бакалавра, он хотел посвятить себя литературе, но родители, чтобы
удержать его от этого, по их мнению, пагубного пути, убедили его
совершить путешествие в Индию. Чрез 10 месяцев Б. вернулся во Францию,
вынеся из путешествия живые впечатления красот Востока и мечтая
воплотить их в художественные образы. Сделавшись совершеннолетним, Б.
получил 75000 фр. наследства от отца и начал вести самостоятельную жизнь
среди литературной и артистической богемы. В 1845 и 46 гг. Б., известный
до тех пор лишь в тесных кружках Латинского квартала, выступает в печати
блестящими статьями об искусстве в журнале "Salon". Мнения, высказанные
им здесь о современных художниках, подтвердились суждениями потомства, а
самые статьи его принадлежат к блестящим страницам когда либо написанным
об искусстве. В 1846 году Б. попадаются в руки рассказы Эдгара По. Они
увлекают его настолько, что он всецело посвящает себя изучению
американского писателя и переводу его причудливых произведений на
французский язык. Б. почувствовал в По родственную душу.
Во время революции 1848 г. Б. сражался на баррикадах и редактировал,
очень недолго впрочем, радикальную газету "Salut Public". Но
политические увлечения, основанные, главным образом, на широко понятом
гуманизме, очень скоро проходят у Б. и он впоследствии не раз
презрительно отзывался о революционерах, осуждая их как верный адепт
католичества. Поэтическая деятельность Б. достигает апогея в 50-х годах.
Один из его близких приятелей, Евгения Магасси, тонкий ценитель
литературы, взял на себя собрать отдельно печатавшиеся стихотворения
Бодлэра и издал их в 1857 г. Под заглавием:"Цветы зла" ("Fleurs du
mal"). В этой замечательной книге отразилась с демонической силой
исстрадавшаяся душа поэта, ненавидевшего прежде всего пошлость людей.
Яркими красками рисует Б. разврат цивилизации, останавливается на самых
болезненных явлениях современной жизни; на высоте, с которой он смотрит
на людей, нет различия добра и зла: "Я знаю", пишет он Готье, "что в
воздушных сферах истинной поэзии нет зла, равно как и добра, и что этот
пошлый словарь меланхолии и преступления может оправдать реакцию морали,
все равно как святотатствующий доказывает религию". В "Fleurs du mal" Б.
- певец растления человеческой души; мрачными красками изображает он
поэтому тоску, снедающую души, пресыщенные удовольствием и стремящиеся к
идеалу; любовь
- не здоровое чувство молодой души, а болезненное любопытство
пресыщенного воображения, искупление пороков отдельных людей и разврата
всего общества; он рисует победу пошлости, не знающей подвигов
самопожертвования, над душой, живущей созерцанием Божественного:
наконец, гордыни, восстающей против Бога.
Неудовлетворенная жажда идеала заставляет Бодлэра искать
искусственных наслаждений, забвения в неестественных ощущениях. Отсюда в
его "Цветах зла" культ черной Венеры, восторги пред безобразием и затем
поэзия вина и гашиша. "Цветы Зла" встречены были взрывом негодования;
поэта обвиняли самого в разврате, который он описывал, не понимая, что
за страстным презрением, с которым Б. рисует падение человека, таится
глубокая любовь к идеалу добра и истины, и что в гордом певце "Дон Жуана
в аду" скрывается нежная меланхолическая душа, способная понимать и
глубоко чувствовать малейшие оттенки чувств. Книга была признана
безнравственной на суде и ряд стихотворений исключен из ее. Лучшие умы
Франции протестовали против такого близорукого решения и сохранились
письма Бальзака, Флобера, Ж. Занд и В. Гюго, высказывающих Б. свое
сочувствие и приветствующих в лице его одного из величайших поэтов
Франции. Лучшими пьесами сборника можно считать: "Альбатрос", "Человек и
море", "Поэт", "Маленькие старушки" и др. Названные стихотворения вместе
с несколькими другими переведены П. Ф. Рамшевым в "Северн. Вестнике" за
декабрь 1890 г. и январь 1891 г. Особенности Бодлэра, выразившиеся так
ярко в "Fleurs du Mal", отражаются и в его прозаических произведениях,
собранных в сборники под названием: "Petits роеmеs en Prose" и "Paradis
artificiels". В "Petits poemes" сказывается та же болезненная,
истеричная натура поэта, который бежит от толпы, борется с неумолимым
врагом - тоской (l'Ennui) и проповедует опьянение, как средство борьбы
против ига времени. "Enivrez vous", говорит он в одной из лучших пьес
сборника, "pour n'etre pas les esclaves martyrises du temps. De vin, de
poesie ou de vertu, a votre guise". Из других пьес особенно хороши и
характеристичны для настроения автора: "Bien faits de la lune",
"L'etranger", "A une heure du matin" и др. В "Paradis Artificiels"
описывается до малейших подробностей действие гашиша. Б. принадлежал к
клубу гашишеров, мастерски описанному Готье в статье о Бодлэре, и сам на
себе испытал действие яда, о котором писал. Злоупотребление гашишем и
пошатнуло его нервы и довело Б. до роковой болезни, от которой он
преждевременно умер. Б. объясняет стремление людей к опьянению "жаждой
бесконечного" (le gout de l'infini), а в самом опьянении видит не
извращенную, а лишь сведенную к своей квинтэссенции душу, но
предостерегает от гашиша, полагая что в душе человека есть достаточно
естественных средств возвыситься над пошлостью, чтобы не прибегать к
яду, разрушающему организм. Последние дни свои Бодлэр провел в Бельгии,
где началась у него нервная болезнь, перешедшая в острый психоз, от
которого он и умер в Париже, в доме умалишенных.
Б. оставил по себе глубокий след в современной литературе.
Оригинальность его таланта, стоившая ему многих страданий, увеличивается
истеричностью, которую он по своим же словам "развивал в себе с
восторгом и ужасом". Эксцентричность оттолкнула от него толпу, но
болезненное напряжение духовных сил вдвойне послужило поэту, который, по
словам В. Гюго, завещал искусству новое "трепетание" ("il a dote l'art
d'un frisson nouveau"). Значительную роль в поэтической личности Б.
играет его дэндизм, заимствованный у героев английских романов -
Ловеласа и других. Б. нравится в дэндизме подчинение природы
искусственности, так как его собственной природе ближе была всякая
болезненно извращенная вещь, чем простая, не замысловатая истина. Как
истый дэнди он презирает женщин: "Женщина естественна, говорит он, и
потому отвратительна, она всегда вульгарна" и т. д. Б. усвоил себе даже
внешность дэнди: невозмутимость, ироническую вежливость и изысканность в
туалете.

Ср. A. de Fizeliere et G. Decaux, "Essais de bibliografie contempor.
Charles Baudelaire" (1868); Sainte-Beuve, "Causeries de Lundi", т. IX;
"Nouveaux Lundis", т. I; Th. Gautier, "Notice en tete du I vol. de
l'edition definitive"; Charles Baudelaire, "Souvenirs correspondence
bibliographie", 1872 (avec notice d'Eug. Crepet); Champflery, "Souvenirs
et portraits de la jeunesse", 1872; Theodor de Banville, "Mes
souvenirs", 1882; Max. du Camp, "Souvenirs litteraires" (т. II);
Scherer, "Etudes critiques sur la litterature contemporaine" (т. IV); G.
Brandes, "Hauptstrom. der Litteratur des XIX Jahrhunderts".
3 В.
Бодуэн де Куртенэ Иван Игнатий Нецислав Андреевич - один из
выдающихся современных лингвистов, профессор дерптского университета (с
1883 года) и действительный член краковской академии (с 1887 года).
Бодуэн-де Куртенэ род. в 1845 г. В Радзымине, в Царстве Польском,
образование получил в Варшаве, сперва в реальном училище, а потом (с
1862 - 1866 г.) в Главной школе, которую кончил со степенью магистра.
Вслед затем он изучал сравнительную грамматику индоевропейских языков в
немецких университетах, после чего приехал в Петербург, где изучал
славянские языки до 1870 г.; в этом году он получил степень доктора
философии Лейпцигского университета и магистра сравнительного
языкознания петербургского университета, при котором был назначен
приват-доцентом в 1871 г. Следующие два года Б. провел в путешествиях по
югославянским областям Австрии и Италии, изучая практически славянские
наречия, и вместе с тем тщательно записывая все фонетические оттенки
этих говоров, для чего употреблял необыкновенно богатую знаками
собственную систему транскрипции. Возвратившись из путешествия с
богатыми записками и наблюдениями, он провел два года в Лейпциге и в
1875 году был назначен профессором сравнительной грамматики в казанском
университете, где оставался до 1883 г. Здесь он издал небольшие по
объему, но важные по содержанию труды, и успел привлечь к изучению
сравнительной грамматики нескольких молодых людей, между которыми
особенно выдавался умерший недавно Н. Крушевский. Сочинения Б. были
замечены в ученом мире: немецкие ученые, дающие тон науке, тогда еще
мало склонялись к экспериментальному изучению предмета, предаваясь
охотно метафизическим увлечениям и изучая прежде всего древне письменные
памятники индоевропейских языков. Б. был одним из первых, который резко
выдвинул на первый план принцип изучения живого человеческого языка,
доказывая, что только такое непосредственное наблюдение заслуживает
действительно названия научного, что только оно дает нам возможность
изучать язык вообще, его жизнь и законы развития, бросает яркий свет на
его прошедшее, о котором мы не можем иметь ни малейшего понятия, если
имеем дело не с живыми звуками, а с мертвыми буквами, которые неизвестно
как звучали в эпоху своего начертания. Поэтому Бодуэн начал весьма
тщательно рассматривать язык с его психологической и физиологической
сторон, употребляя при этом сокращенные формулы, которые многим
показались неудобопонятными; притом им рассматривались не только
нормальный, но и патологические явления языка, что тоже многими не
одобряется. Одним словом, можно сказать, что Б. вводит в сравнительную
грамматику метод индуктивных наук и в этом отношении он близок к так
называемым юнгграмматикам; разница между ними, главным образом,
заключается в том, что в то время когда юнгграмматики еще почти
исключительно занимаются изучением языков по памятникам, Б. прежде всего
обращает внимание на современные наречия и говоры. Из сочинений Б.
наиболее важны следующие: "О древнепольском языке до XIV столетия"
(Лейпц., 1870) - сочинение, в котором собраны автором все древнейшие
польские слова, разбросанные в многочисленных латинских актах, и из них
путем научного анализа сделаны выводы относительно тогдашней грамматики,
в особенности же фонетики; "Опыт фонетики резьянских говоров" (Варшава и
Спб., 1875), где рассматривается славянский диалект в северной Италии;
"Резьянский катехизис" (1875); "Резья и резьяне" ("Славянский сборник"
III, Спб., 1876): "Отчеты о занятиях по языковедению в течение 1872 и
1873 г." (1877); "Подробная программа лекций 1876 - 77 г." (1878)и "1877
- 78"г. (1881), где находятся богатые библиографические указания по
различным отделам языкознания; "Некоторые отделы сравнительной
грамматики славянских языков"("Рус. Фил. Вестн.", Варшава, 1881);
"Отрывки из лекций по фонетике и морфологии русского языка" ("Филолог.
Записки Воронеж, 1882); "Из лекций по латинской фонетике" ("Филол.
Записки" 1884 г.); "Nekolik poznamenani о polskem pravopisu" ("Sbornik
vedecky", Прага, 1868); "Einige Faelle der Wirkung der Analogie in der
polnischen Declination" ("Beitrage zur vergl. Sprachforschung" (VI,
Берлин, 1868); "Глоттологоческие заметки" ("Филол. Записки", 1876,
1877); "Der dialect von Cirkno" ("Arch. fuer Slavische Philologie" VII,
VIII, Берлин, 1884 - 1885); "Z patologji i embrjologji jezyka"("Prace
Filologiczne", Варшава, 1885) и много других специальных и
популярно-научных статей, разбросанных по разным русским, польским,
чешским, немецким и др. журналам.
И. Лось.
Божьи коровки (Coccioellidae) - семейство жуков или жесткокрылых
(Cole optera), отличающееся тем, что лапки их кажутся трехчленистыми,
так как третий, очень маленький членик, вместе с половиною четвертого,
скрыт в борозде двулопастного второго членика. Тело Б. к.
полушарообразное или яйцевидное, более или менее выпуклое. Голова
короткая с 11, реже 10 членистыми сяжками, прикрепляющимися по бокам
переднего края головы и могущими подгибаться под голову. Брюшко состоит
из 5 свободных члеников. Известно более 1000 видов Б. к., которые
распространены во всех частях света. Одни из них встречаются на всех
растениях: деревьях, кустарниках или травах, на которых только есть тли;
другие, напротив того, держатся только на полевых травах; третьи - на
лугах, прилегающих к ручьям; четвертые - только на деревьях; наконец,
некоторые виды живут на тростнике и на других водяных растениях;
последние отличаются более длинными ногами, которые помогают им
держаться на растениях, легко гнущихся от ветра. Как взрослые Б. к., так
и их личинки питаются тлями; некоторые Б. к. равно как их личинки
питаются растениями. В случае опасности, жуки поджимают сяжки под
голову, а ноги под туловище, притворяются мертвыми и выпускают
желтоватый острый сок, прежде употреблявшийся против зубной боли. Виды,
имеющие более длинные ноги, в таких случаях стараются спастись бегством.
Жуки зимуют под корою деревьев, под корнями и т.п. Весной самки
откладывают желтоватые яички на листьях; из яичек вылупляются
удлиненные, назади заостренные личинки. Личинки Б. к. часто имеют яркую
окраску, бывают усажены бородавками и шипами; сяжки их 3-членистые, на
каждой стороне головы находится по 3 - 4 простых глазка; ноги их
довольно длинны. Куколки прикрепляются к листьям задним концом тела.
Большая часть Б. к. весьма полезна тем, что потребляет множество тлей,
вредящих растениям, только очень немногие из них (напр. Epilachna),
питаясь растительною пищею, бывают вредны. Самый обыкновенный вид -
семиточечная Б. к. (Сосcinella septempunctata). Она имеет 7 - 8 мм.
длины. Грудной щит ее черный с беловатым пятном в переднем углу; красные
надкрылья с 7 черными точками. Очень обыкновенна в Европе, Северной
Африке и в Азии. Этот вид питается тлями и потому полезен.
Э. Б.
Бойль Роберт Boyle - физик, химик и богослов, 1627 - 91 г., седьмой
сын Ричарда Бойля, графа коркского, вельможи времен Елисаветы
Английской. Первоначальное воспитание и обучение получил дома и в
коллегии в Итоне, а на двенадцатом году был послан отцом в Женеву, где
учился несколько лет под руководством одного француза, а потом завершил
свое образование путешествием в Италию и Францию. Возвратившись в
Ирландию, Б. после смерти отца получил значительное состояние и
поселился в своем поместье Сталльбридже, занимаясь сначала
преимущественно философией и религией. В 1654 г. переселился в Оксфорд,
где стал более предаваться занятиям физикой и химией, и участвовал в
основании Общества Наук, которое потом в 1668 г. переместилось в Лондон,
а впоследствии под названием Лондонского Королевского общества получило
большую известность. Б. не был женат; из должностей исправлял
обязанности президента лондонского Королевского общества и много лет был
одним из директоров Ост-индской компании. Все свое состояние и все свои
силы он употребил на изучение природы и на распространение религиозных
христианских понятий. В изучении природы он был последователем Бэкона
Веруламского, противником схоластической философии и давал предпочтение
опыту перед умозрением; иногда это направление мешало ему делать
обобщения смысла замеченных им явлений. Весьма важный физически закон
сжатия газов, который носит теперь его имя (Бойля-Мариотта закон),
остался бы может быть незамеченным Бойлем, если б не первоначальное
указание его ученика Richard'a Townley на правильность сжатая газов с
увеличением давления в опытах Бойля. В Б. олицетворяется реакция
прежнему схоластическому направлению, так долго господствовавшему в
науке и служившему тормозом в исследовании природы: все его
экспериментальные работы и сочинения выставляют на вид могущественное
значение опыта в физике и химии. Кроме открытия закона сжатия газов, а
именно зависимости упругости газа от занимаемого им объема, Бойль
показал, что теплая вода закипает при разрежении окружающего ее воздуха,
но не обобщил значения этого важного опыта, т. е. не показал, что
температура кипения воды, вообще, зависит от давления воздуха и паров
воды на ее поверхность. Он доказал, что явления волосности, а именно
поднятие жидкостей в узких трубках, происходит в разреженном
пространстве, чем и опровергнул существовавшее тогда мнение, что в этом
явлении участвует атмосферное давление. Опыт ему показал также, что
сифон не может в разреженном воздухе служить для переливания жидкостей,
что дым, как и всякое другое тело, падает, следовательно подвержен
действию тяжести, что трение тел и гашение извести отделяют теплоту и в
разреженном воздушном пространстве. Эти и многие другие опыты Б.
производил при помощи воздушного насоса, незадолго перед тем
изобретенного Отто фон Герике, но получившего различные
усовершенствования в руках Б. После появления сочинения Герике, в
котором описаны его опыты над электричеством и магнетизмом, Б. занялся
воспроизведением этих опытов и внес в них, как всегда, нечто новое;
однако он иногда ошибался, как например в том случае, когда полагал, что
железо отпадает от магнита под колоколом воздушного насоса, вследствие
разрежения воздуха. Б. производил и оптические исследования, и заключил
из них, что цвета не составляют собственно принадлежности вещества, а
происходят от некоторых изменений, производимых светом на поверхности
тел, вследствие чего они различно действуют на зрение; вообще он
полагал, что все цвета суть видоизменения белого. Было бы долго
перечислять все опыты Б., из которых многие устанавливали тот или другой
новый факт; но упомянем еще, что громадную силу расширения,
обнаруживающуюся при замерзании воды, он испытывал и доказал, заморозив
воду, наполнявшую железный ствол; при образовании льда железная трубка
была разорвана с одного конца. Б. убедился, что лед испаряется даже при
значительно низких температурах, что соли в смешении со льдом или снегом
производят охлаждение, и при этом обращаются в жидкость - важное
замечание.
В одном отделе физики Б. был не только экспериментатором, но и
теоретиком, - а именно, он подробно развил свои взгляды на строение
вещества в нескольких сочинениях: "Sceptical Chemist" (1662 и 1669);
"The origin of forms and qualities according to the corpuscular
Philosophy" (1666 и 1667); "Physiological Essays and other Tracts"
(1661), второе издание в 1669 с присоединением "A Discours about the
absolute rest of bodiess". Б. принимает, подобно своим предшественникам,
существование в природе абсолютно пустого пространства, в котором
находятся материальные частицы определенной величины и формы; атомы
жидкостей находятся в постоянном движении, а твердых тел - в покое,
промежутки же между частицами наполнены некоторым очень тонким
веществом. Для объяснения сцепления твердых тел он ошибочно принимает
давление на них воздуха - общераспространенное тогда мнение. Физические
и химические изменения вещества Б. объяснял соединением и разъединением
атомов, отрицал существование четырех элементов (Аристотель) или трех
алхимических, и высказал проницательную догадку, что истинные элементы
будут найдены при последовательном разложении тел. Последняя часть его
теоретических взглядов получила подтверждение в новейшей химии; что же
касается его экспериментальных химических работ, то, хотя он и показал,
что воздух изменяется от горения в нем тел, и что некоторые металлы
увеличиваются в весе при накаливании, и что действием уксуса на мел, или
соляной кислотой на железо получаются газы, но не извлек из своих работ
никаких теоретических заключений. Повторяем, что его время было эпохой
протеста против схоластики, явления природы были весьма мало известны и
потому опыты Б., описанные им с чрезвычайной точностью и подробностью,
имели большую важность, даже будучи не всегда верно истолкованы и
обобщены. Главной его заслугой остается все-таки формулирование закона
относительно упругости и соответственного объема воздуха.
Другая сторона деятельности Б. была религиозная и богословская. В
юности пылкое воображение увлекало его в сторону крайних идей. Находясь
под влиянием сильных впечатлений, он выражался следующим образом о своем
настроении: "Демон воспользовался моей меланхолией, наполнил душу ужасом
и внушил сомнения в основных истинах религии". В таком состоянии он
додумался до самоубийства, от которого его удержала только мысль, что
душа его попадет в ад. Он решился рассеять свои сомнения чтением Библии
в подлиннике и потому занялся изучением еврейского и греческого языков.
Впоследствии его убежденность выразилась учреждением духовных миссий в
Индии, переводом и напечатанием Библии на ирландском и гаэльском
наречиях. Он по завещанию (1661) оставил капитал для основания ежегодных
чтений о главнейших истинах откровения и естественной религии. Это было
причиною появления впоследствии богословских трактатов Клерка, Бентлея,
Дергема и др. Сам Б. написал о согласовании разума с религией, о
натуралисте христианине и т.п. Из научных его сочинений, кроме уже
упомянутых выше, приводим названия следующих: "New experiments,
physico-mechanical, touching the spring of tne Air and its effects, made
in the most part in a new pneumatical engine" (Оксф., 1660, 1662 и
1682); "Considerations touching the usefulness of experimental Natural
Philosophy" (1663); "Experiments and considerations upon Colours, with a
letter containing observations on a diamond that shines in the dark"
(1663 и 1670); "Continuation of new experiments touching the spring and
weight of the air" (1669); "Considerations on the usefulness of
experimental and natural philosophy, second part" (1671 ); "A
continuation of new. experiments, physico mechanical, touching the
spring and weight of the Air and their effects" (1682); "Experiments and
observations about the porosity of bodies" (1684); "An experimental
History of Cold" (Philosoph. Transact., 1665); "A new frigorific
experiment, showing bow a considerable degree of cold may be suddenly
produced, without the help of snow, ice, hail, wind or nitre" (там же);
"A new casy Instrument (Araometer)" (там же, 1675). После смерти Б.
напечатано: "The general history of the Air designed and begun" (Лонд.,
1692). Полное собрание сочинений издал Th. Birch в 5 томах, Лонд., 1744.
Англичане ценят чрезвычайно высоко, но несколько пристрастно, ученую
деятельность своего знаменитого соотечественника. Более строгую
критическую оценку Б. можно найти у F. Rosenberger, "Die Geschichte der
Physik" (Брауншвейг, 1884, 2 ч.). Бойль погребен в Лондоне, в
Вестминстерском аббатстве.
Ф. Петрушевский.
Бойто (Арриго Boito) - итальянский композитор и поэт, р. 24 февр.
1842 г., первоначальное музыкальное образование получил в миланской
консерватории. В продолжение многократных заграничных путешествий, он
хорошо ознакомился с музыкой Рих. Вагнера и сделался его приверженцем,
что отразилось на его операх и либретто. Из его произведений наиболее
известна опера "Мефистофель"; кроме того, следует еще упомянуть "Nero" и
"Неrо е Leander" и кантаты "4 июня" и "Le Sorelle d'Italia" (1862). Как
поэт, Б. разнообразен, но не особенно замечателен. Кроме некоторых
оперных текстов, он издал еще сборник стихотворений: "Libro dei Versi",
эпос "Re Orso" и несколько новелл. Между прочим, Б. перевел прекрасными
стихами либретто оперы "Руслан и Людмила" Глинки. Обладая замечательным
пониманием условий и требований сцены и поэтическим даром, Б. написал
либретто для опер: "Джиоконда" Понкиэлли и "Отелло" Верди. Для своих
двух опер "Мефистофель" и "Нерон" Бойто сам сочинил либретто.
"Мефистофель" поставлен в Петербурге в первый раз в 1881 году и с тех
пор не сходит с репертуара. За границей, кроме Италии, эта опера обошла
много выдающихся сцен.
Боккаччио (Джовани Boccaccio) - знаменитый итальянский поэт и
гуманист, незаконный сын флорентийского купца и француженки, р. в 1313
г., по всей вероятности, в Париже. Семейство его происходило из
Чертальдо, почему он сам называл себя Б. да-Чертальдо, Уже в
младенчестве от выказал решительную наклонность к поэзии, но на десятом
году отец отдал его в ученье к купцу, который провозился с ним целых 6
лет и все таки принужден был отослать его обратно к отцу, в виду
неискоренимого отвращения молодого Б. к купеческому занятию. Тем не
менее Б. пришлось еще 8 лет томиться над купеческими книгами в Неаполе,
пока отец окончательно не потерял терпения и позволил ему изучать
каноническое право. Только после смерти отца (1348) Б. по лучил
возможность вполне отдаться своей склонности к литературе. Во время
своего пребывания при дворе неаполитанского короля Роберта, он
подружился со многими учеными того времени и снискал расположение
молодой королевы Иоанны и молодой принцессы Mapии, его вдохновительницы,
описанной им потом под именем Фиаметты. Дружба его с Петраркой началась
еще в 1341 г. (в Риме) и продолжалась до самой смерти последнего.
Петрарке он обязан тем, что расстался с своей прежней разгульной и не
совсем целомудренной жизнью и стал вообще требовательнее к самому себе.
В 1349 г. Б. окончательно поселился во Флоренции и неоднократно был
избираем своими согражданами для дипломатических поручений. Так, в 1350
г. он был посланником при Астарро ди-Поленто, в Равенне; в 1351 г. его
отправили в Падую, чтобы возвестить Петрарке об отмене приговора об его
изгнании и уговорить его занять кафедру в флорентинском университете. В
декабре того же года он получил поручение к Людовику Бранденбургскому,
сыну Людовика Баварского, испросить у него помощи против Висконти. В
1353 г. он был послан к Иннокентию VI в Авиньон для переговоров о
предстоящем свидании последнего с Карлом IV и позже к Урбану V. С 1363
г. он поселился в маленьком имении в Чертальдо, живя на скудные средства
и совершенно зарывшись в своих книгах. Там же он схватил долговременную
болезнь, от которой медленно оправлялся. Его стараниями флорентийцы,
некогда изгнавшие своего великого гражданина Данте, учредили особую
кафедру для объяснения поэмы последнего и эта кафедра была поручена в
1373 г. Б. Смерть Петрарки причинила ему такое сильное огорчение, что он
заболел и 17 месяцев спустя, 21 дек. 1375 г. умер. Памятник ему,
поставленный на Сольферинской площади в Чертальдо, открыт 22 июня 1879
г.
Б. был первым гуманистом и одним из ученейших людей Италии. У
Андалонэ дель Неро он изучал астрономию и целых три года содержал в
своем доме калабрийца Леонция Пигата, большого знатока греческой
литературы, чтобы читать с ним Гомера. Подобно своему другу Петрарке, он
собирал книги и собственноручно переписал очень многие редкие рукописи,
которые почти все погибли во время пожара в монастыре Санто Спирито
1471. Он воспользовался своим влиянием на современников, чтобы возбудить
в них любовь к изучению и знакомству с древними. Его стараниями во
Флоренции была основана кафедра греческого языка и его литературы. Один
из первых он обратил внимание общества на жалкое состояние наук в
монастырях, которые считались их хранителями. В монастыре Монте Казино,
самом знаменитом и ученом во всей тогдашней Европе, Б. нашел библиотеку
запущенной до такой степени, что книги на полках были покрыты слоями
пыли, у одних рукописей были выдраны листы, другие были изрезаны и
исковерканы, а например чудные рукописи Гомера и Платона были исчерчены
надписями и богословской полемикой. Там он узнал, между прочим, что
братья делают из этих рукописей свистульки детям и талисманы бабам. Б.
сам написал на латинском языке многие исторические и мифологические
сочинения; 15 книг "De genealogia deorum", "De montibus, silvis,
fontibus, lacubus, fluminibus etc." в алфавитном порядке; 9 книг "De
casibus virorum et femi narum illustrium", "De Claris mulieribus"; 16
эклог, письма и т.д. См. Hortis, "Studii sulle opere latine del B."
(Триест, 1879).
Своему любимцу Данте Б. посвятил два сочинения на итальянском языке -
"Origine vita е costumi di Dante Alighieri" и "Commento sopra la
commedia di Dante". Первое заключает в себе биографию великого поэта,
правда, более похожую на роман и апологию, чем на историю; второе
заключает в себе комментарий на "Божественную комедию", доведенный
только до начала 17-ой песни ада (лучшее издание Милянези в 2 т.,
Флоренция, 1863). На итальянском языке им написаны "La Teseide" (перв.
изд., Феррара, 1475), первая попытка романтического эпоса в октавах,
изобретателем которых он и считался; "Amorosa visione" (не напечатана);
"Filoсоро", большой, но неудачный роман, в котором самые смешные
похождения переданы тяжелой прозой древних исторических писателей и
содержание отчасти заимствовано из древне-французской повести о Флоре и
Бланшфлоре; "L'amorosa Fiammetta" (Падуа, 1472; нем. пер. Дицеля и
Курца, 1855), трогательная история душевных страданий покинутой
Фиаметты, вроде Гетевского "Вертера"; "Ameto" (Венеция, 1477) -
пастушеский роман в прозе и стихах; "Il Filostrato" (1480), поэма в
октавах, изображающая историю любви Троила и Крессиды; "Il ciorbacco о
labirinto d'amore" (Флоренция, 1487) едкий памфлет на женщин. Большую
часть своих стихотворений Б. предал огню, после того, как познакомился с
поэзией Петрарки.
Но главным произведением Б., обессмертившем его имя, был его
прославленный и ославленный "Декамерон" (10-ти дневные рассказы) -
собрание 100 повестей, рассказанных обществом из 7 дам и 3 мужчин,
которые во время чумы переселились в деревню и там коротали время этими
рассказами. "Декамерон" написан частью в Неаполе, частью во Флоренции и
содержание его Б. черпал или из древнефранцузских "Fabliaux" или из
"Cento novelle antiche" (Bologna, nelle case di Gerolamo Benedetti,
1525), а также из современных поэту событий. Рассказы изложены изящным,
легким языком, поражающим богатством слов и выражений, и дышат жизненной
правдой и разнообразием. В них изображены люди всяких состояний, всякого
возраста и характера, приключения самые разнообразные, начиная с самых
веселых и смешных и кончая самыми трагическими и трогательными.
"Декамерон" переведен почти на все яз. (русск. перев. Александра Н.
Веселовского, М. 1891), из него черпали многие писатели и больше всех
Шекспир. Первое издание его, так наз. "Deo gratias" вышло без
обозначения года и места, второе в Венеции в 1471 г., оба in folio и
теперь крайне редки. Между новейшими изданиями самые лучшие: Поджиали
(Ливорно, 1789 - 90, 4 т.) "Ventisettana" (Флоренция, 1827); критическое
издание Биаджоли, с историко-литературным комментарием (Париж, 1823, 5
т.); Уго Фосколо (Лондон, 1825, 3 т., с историческим введением); в
особенности же Фанфани, вместе с знаменитым "Annotazioni dei Deputati"
(3 т., Флоренция, 1857); хорошее карманное издание напечатано в
"Biblioteka d'autori italiani" (т. 3 и 4, Лейпциг). "Opere complete" Б.
изданы (Флоренция, 17 т. 1827). Обозрение изданий Б. находится у Пассано
в "I novellieri italiani in prcrsa" (Турин, 1878).
Боккаччио в русской литературе. - Материал для своих новелл Боккаччио
черпал в общечеловеческом фонде повестей и сказаний, начало которого
приводит исследователя в глубь Азии. Этим объясняется, что некоторые его
новеллы напоминают мотивы русских сказок. Так, русские сказки типа
"Семилетка" очень часто повторяются, конечно с своеобразными наростами,
остов знаменитой новеллы о верной жене Гризельде (10-я Новелла 10-го
дня). Но и самые Новеллы Б. были не безызвестны древнерусской
письменности - явление во всяком случае неожиданное. Действительно,
трудно представить себе игривую, остроумную и не весьма скромную новеллу
Б. под пером старинного грамотея, подьячего или посадского человека,
привыкшего списывать и наслаждаться словами о злых женах, сказаниями о
царе Агее и другими "вельми дивными" и "зело душеполезными" повестями.
Новелла Б. в старинной русской одежде принадлежит к числу тех
ненормальных явлений, которыми всегда сопровождаются первые шаги
начинающей литературы, действующей еще бессознательно. Новеллы Б.
проникли к нам через польскую литературу и обыкновенно попадаются в
рукописных сборниках, носящих заглавие: "смехотворные повести" или
"фацеции или жарты польски, или издевки смехотворны московски". В одном
из таких сборников А. Н. Пыпин (см. статью его в "Отечественных
Записках" 1857 г., №2) нашел следующие новеллы Б.: "О друзех, о Марке и
Шпинелете", это восьмая новелла восьмого дня в Декамероне; "О господине
Петре и о прекрасной Кассандре, и о слуге Николае" - седьмая новелла
седьмого дня; "О жене обольстившей мужа, якобы ввержеся в кладезь",
четвертая новелла того же дня. Далее, А. Н. Пыпин указывает, что была
переведена "Повесть утешная о купце, который заложился с другим о
добродетели жены своей" - девятая Новелла второго дня. Но число
перешедших к нам новелл было больше. Так, в сборнике "Смехотворные
повести", напечатанном в "Памятниках древней письменности" (Спб., 1878 -
79), находим несколько рассказов, напоминающих новеллы Б. и в том числе
повесть "О жене, всадивше гостя в полбочки". Наконец, в "Киевской
Старине" 1885 г., №6 напечатан южнорусский пересказ новеллы о Сигизмунде
и Гвискарде, сделанный силлабическими стихами и относящийся к концу XVII
или началу XVIII в. Это одна из прекраснейших новелл четвертого дня,
предназначенного у Б. для рассказов о любовных приключениях с
трагической развязкою.

Литература: Manni в "Storia del Decamerone" (Флоренция, 1742);
Бальделли (Флоренция, 1806); Diesdin, "Biographical Decameron" (Лондон,
1817); Чампи, "Manuscritto autografo di В. " (Флоренция, 1827), Бартоли,
"I precursori del B. " (1878); Ландау, "B-s Leben und Werke" (Штутгарт,
1877); Korting, "B-s Leben u. Werke" (Лейпциг, 1880); Ландау, "Die
Quellen des Decameron" (2 изд., 1884). А. Н. Веселовский, "Три письма
Джиованни Боккаччио к Майнардо де Кавальканти" (Спб., 1876 - издано к
500-летпему юбилею Б.); В. Лесевич, "Классики XIV в." ("Отеч. Записки"
1874 г., №12); А. Авой "Итальянская Новелла и Декамерон" ("Вестник
Европы" 1880 г., №2-4).
Боккерини (Boccherini) - известный композитор инструментальной
музыки, род. 19 февраля 1743 г. в Лукке; первоначальное музыкальное
образование получил у аббата Вануччи; под руководством же отца из него
выработался хороший виолончелист; для усовершенствования в теории
композиции, Б. уехал в Рим. Возвратившись на родину, он подружился со
скрипачом Филиппе Манфреди, и вместе с ним предпринял концертное
путешествие по северной Италии и Франции, и в 1768 г. прибыл в Париж,
где издал свое первое сочинение: "Шесть струнных квартетов", к которым
публика отнеслась с большим сочувствием. В Париже были напечатаны еще
многие из его сочинений, сделавшие имя Б. всемирно известным. Позже, в
1769, он со скрипачом Манфреди поехал в Мадрид; где и поселился на
продолжительное время, занимая сначала должность камерного виртуоза, а
затем придворного капельмейстера. Ум. Б. в Мадриде, при неблагоприятно
сложившихся для него материальных обстоятельствах, 28 мая 1805. В
течение десяти лет, с 1787 - 1797 г., он писал исключительно для короля
Фридриха Вильгельма II, от которого получал пенсию. Плодовитость Б. в
области инструментальной и, в особенности, камерной музыки была из ряда
выходящая. Между 366 сочинениями этого рода, находятся 125 струнных
квинтетов, 91 квартет, 42 струнных трио, много дуэтов, 16 секстетов, 20
симфоний и проч. Многие из них напечатаны и выдержали несколько новых
изданий. Из вокальных сочинений Б. наибольшею известностью пользуется
его "Stabat Mater". Подробную биографию Б. издал в 1851 г. Л. Пико
(Picquot).
Бокс - род кулачной борьбы, составляющий одну из национальных
особенностей Англии и состоящий в искусстве наносить противнику удары от
головы до живота включительно. Одной рукой, согнутой, наносят удары,
другая, вытянутая вперед, служит для собственного ограждения.
Боксированию обучают по выработанным правилам и эти правила, равно как и
некоторые установившиеся обычаи, считаются для всех обязательными. Пока,
напр., один из боксеров лежит на земле, другой не смеет наносить ударов.
Кто первый выказывает желание перестать, или кто не может подняться на
ноги, тот признается побежденным. Во многих местах существуют клубы
боксеров, в которых усердно занимаются боксом, как наилучшим средством
для развития физической силы и ловкости. В больших городах существуют
так называемые Sporting-Houses, в которых устраиваются помещения,
приспособленные к преподаванию боксерского искусства. Опытные боксеры,
делающие из своего искусства промысел, нередко устраивают публичные
состязания, на которых раздаются премии и держатся пари. Такие
состязания часто кончаются кровью и увечьями, так как они прекращаются
лишь тогда, когда один из соперников отделает другого так, что последний
становится неспособным к продолжению борьбы, или же признает себя
побежденным. С начала XIX века такие гладиаторские представления уже не
встречают прежнего сочувствия в публике, да и запрещено давать их за
деньги и для премий; но все же не совсем исчезли они из общественных
нравов и нередко посещаются даже лицами так называемого хорошего
общества. В последнее время боксерство, преподаваемое по всем правилам
искусства, введено в курс многих гимнастических школ в Германии, но
большинство гимнастов не одобрительно отнеслось к этому нововведению.
Ср. Egan, "Boxiana, or Sketches of ancient and modern Pugilism" (4 т.,
Лонд., 1824, с гравюрами на меди); Hoppel, "Die Boxkunst. Anleitung zur
selbststendigen Erlernung des Hand-und Fussboxens" (Лейпциг, 1863);
Kluge, "Ueber Boxen" (Берл., 1863); Коpell, "Das Boxen" (Лейпциг, 1882).
Болдино - ст. Московско-Нижегородской жел. дор., в 45 в. к западу от
Владимира, в промышленной местности, значительное движение грузов.
Болеро - национальные испанские танцы, введенные в балет. Танцоров
(мужчин и женщин) Б. называют boleros или boleras. Наиболее любимые и
известные Б. суть: качуча, аррагонская хота, мадрилена, оле, халео де
херес и проч. Эти танцы исполняются двумя или несколькими танцующими;
некоторые же, как напр., оле, исполняются одной балериной. Танцующие
болеро одеваются обыкновенно в андалузские костюмы. Шумная музыка к
большинству танцев болеро исполняется оркестром и имеет быстрый темп. Во
время пляски танцоры бьют в такт кастаньетами. По своей выразительности,
болеро напоминает пантомиму. При исполнении болеро в народе поют как
танцоры, так и зрители; в таком случае эти танцы сопровождаются игрою на
гитарах, тамбуринах, причем танцоры пользуются также и кастаньетами.
Танец, которому присвоено название именно Б., введен в употребление
Сересо в 1780 г. Темп его медленный. Форма Б. перешла в вокальную
музыку, напр., болеро Глинки.
Болеслав I Храбрый, сын Мечислава I-го, 992 - 1025, основатель
Польского государства, пределы которого простирались при нем от Эльбы и
Балтийского м. до Карпатов и Венгрии и от Чехии до Волыни. Он соединил
под своей властью все северо-западные славянские страны, завоевал
Данциг, Краков. Силезию и Моравию, затем, призванный своим зятем
Ярополком Окаянным, двинулся на Волынь, разбил Ярослава на берегах Буга,
овладел Киевом и, вместо того, что бы передать его Ярополку, сам засел в
нем с своими поляками. Но киевляне, возмущенные неистовствами его
дружины, начали избивать поляков, и Б. должен был бежать. За всем тем он
удержал за собою червенские города (Галицию). В 1000 г. он торжественно
принимал императора Оттона III в Гнезне, где по этому поводу было
основано архиепископство. После смерти Оттона III Б. вторгся в восточные
марки Германии и с трудом был вытеснен оттуда императором Генрихом III.
По Бауценскому миру в 1018 г. Генрих должен был признать за ним ленные
права на Лузацию. Б. очень много содействовал насаждению христианства в
Польше, за что, незадолго до его смерти, духовенство поднесло ему в 1025
г. королевский титул.
Болеслав III, Кривоустый, 1102 - 39. Сын короля Владислава Германа,
разделившего польские владения между ним и братом его, Сбигневом. Это
повело к долголетним усобицам между обоими братьями, окончившимся
победой Б. При помощи бамбергского епископа Оттона он обратил в
христианство померанских язычников и с успехом боролся против немецкого
императора Генриха V в Силезии. Последний вздумал воспользоваться
смутами в Чехии для расширения своей власти, но был разбит Б. при
Гундфельде, близ Бреславля. Тем не менее в 1184 г. мы встречаем Б. в
Мерзебурге приносящим присягу императору Лотарю в качестве вассала за
уступленную Померанию. Пред смертью он разделил государство между своими
четырьмя сыновьями и тем положил начало удельным усобицам в Польше,
продолжавшимся целых 150 лет.
Боливар (Симон Bolivar) - освободитель южно-американских колоний из
под владычества Испании (род. в Каракасе 24 июля 178З., ум. в
Санта-Марта 17 дек. 1830 г.), происходил из древнего испанского рода. В
1789 году в Мадриде изучал право, затем путешествовал по Италии,
Швейцарии, Германии, Англии и Франции. Живя в Париже, посещал некоторое
время Нормальную и Политехническую школы. В 1805 году Б. посетил
Соединенные Штаты и здесь задумал свой план освобождения родины от
испанского владычества. Начало 1810 года застает его в Венесуэле, в
эпоху, когда ясно обнаружилось инсуррекционное движение против Испании,
в особенности в Каракасской области. В 1810 г. Б. был послан
революционной юнтой в Лондон искать поддержки у английского
правительства, которое, однако, пожелало сохранить нейтралитет. Б.
оставил в Лондоне агента Луи-Лопес Мендеса для заключения от имени
Венесуэлы займа и вербования солдат, и вернулся обратно, с транспортом
оружия.
Б. назначен бы полковником и губернатором в Пуэрто-Кабелло. Революция
распространялась все более, когда вдруг последовало сильное
землетрясение 26 марта 1812 г., которое духовенство, преданное
метрополии, старалось истолковать обезумевшему народу, как небесную
кару, за которой должны последовать новые бедствия. Не смотря на все
старания Б. разубедить народ, огромные массы его вновь признали над
собою власть Испании. Б. удалился на остров Кюрасо, откуда, под влиянием
ужасных репрессалий, принятых Монтеверде, он отправился в Картагену, где
находилось много венесуэльских патриотов, и здесь обнародовал новый
призыв к революции; затем при содействии Торреса, президента Новой
Гренады, составил небольшую армию. Монтеверде был разбит у Матюрина (25
мая 1813 года). Боливар прогнал испанцев из долин Кукутты, поднял
восстание в Мериде, захватил Трухильо, овладел всей провинцией, Бариньяс
(в июне 1813 г.) и, преследуя по пятам Монтеверде, разбил его при
Тинакетто. Эти бдестящие победы устрашили сторонников Испании и
заставили Каракас открыть ворота инсургентам (4 авг. 1813 г.). Б. вошел
туда с триумфом; прозванный освободителем , он сделался диктатором и был
утвержден в этом звании 2 янв. 1814 г. конгрессом союзных провинций.
Доведенные до крайности, испанцы обратились за содействием к Ilaneros
Венесуэлы, полудиким обитателям колумбийских степей, и те разбили Б. у
Баркисемето, после чего война приняла жестокий характер; льянеросы
истребляли патриотов, не щадя ни женщин, ни детей, а Б., решившись
навсегда разделить "кровавой рекой" обе партии, велел умертвить всех
пленников. После нескольких удач, Б. был окончательно разбит при
Ла-Пуерте (15 июня 1814 г.) и едва спасшись от плена, бежал в Картагену.
Конгресс Новой Гренады предоставил в его распоряжение небольшое войско,
с помощью которого он атаковал Санта-Марту, но был разбит подоспевшими
на помощь испанскими отрядами, под начальством генерала Морилльо (в
марте 1815 г.) и должен был бежать сначала в Ямайку, а затем в Гаити.
Со свойственным ему умением находить средства в самые критические
минуты и благодаря своему организаторскому таланту, Б. быстро составил
новую армию и даже собрал флот, под начальством богатого голландского
негоцианта Брюна, снабдившего его деньгами и своими кораблями. 2 марта
1816 г. Брион разбил испанский флот и 3-го Б. высадился на остров
Маргариту. Национальное собрание провозгласило Венесуэлу республикой
"единой и нераздельной" и избрало Б. президентом (7 марта 1816 г.),
после чего он должен был снова отправится на Гаити за новой поддержкой и
к концу года добрался до провинции Барселоны. После неудачной попытки -
собрать вокруг себя всех предводителей революции: Пиара, Арисменди,
Марино, Бермудеса, чтобы действовать по общему плану, Б. при помощи
Бриона овладел Ангостурой (в мае 1817 г.) и поднял против Испании всю
Гвиану. Затем он велел арестовать Пиара и Марино. Пиар был казнен 16
окт. 1817 года. Столь энергический образ действий остановил дальнейшее
развитие анархии. В феврале 1818 г., благодаря присылке из Лондона
солдат, Б. составил новую армию, но был разбит несколько раз Морилльо.
Тогда он решился вступить в окончательную борьбу с испанцами, атаковал
их на самой территории Новой Южной Гренады, где они сильно укрепились.
Прежде чем предпринять этот поход, он созвал новый конгресс в Ангостуре
(15 февр. 1819 г.), на котором был утвержден президентом республики.
После долгого и изнурительного перехода через Кордильеры, 10 июля 1819
г. Б. вошел в Санта-Фэ и провозгласил соединение Новой-Гранады с
Венесуэлой в одно государство, под именем "Республики единой и
нераздельной Колумбии", после чего возвратился в Ангостуру и добился от
конгресса признания союза обоих государств (17 декабря 1819 г.).
Благодаря вспыхнувшей в 1820 г. революции в Испании, дело освобождения
испанских колоний пошло очень быстро. Испанцы терпели одно поражение за
другим. Б. постепенно овладел Меридой, Трухильо, Санта-Мартой, и нанес
решительное поражение испанцам при Карабобо (24 авг. 1821 г.). Квито
вошел в республиканский союз колумбийских провинций (22 мая 1822 г.). В
ноябре 1823 г. Паес овладел Пуэрто-Кабелло, и испанцы были изгнаны из
территории Колумбии. В тоже время Б., уполномоченный национальным
конгрессом, вступил в Перу, овладел Лимой (1 сент. 1823 г.) и сделался
диктатором. В 1824 г. он разбил испанцев, успевших захватить вновь Лиму,
и заставил их сдаться на капитуляцию после побед генерала Сюкра при
Аякучо (8 дек. 1824 г.) и Тумурле (1 апр. 1825 г.).
Вся страна объявлена была независимой и получила название Боливии, в
честь освободителя. Капитуляция 11 авг. 1826 г. отняла у испанцев их
последнее владение - Каллао. По окончании войны за независимость, Б.
стал заботиться об устройстве внутреннего управления. 25 мая 1826 г. он
представил конгрессу в Лиме свой знаменитый Боливийский кодекс. Б.
задумал грандиозный проект: он хотел образовать под именем Южных
Соединенных Штатов - единую огромную республику, в которую бы вошли
Колумбия, Перу, Боливия, Ла-Плата и Чили. 22 июня он созвал в Панаме
конгресс из представителей всех этих государств, который вскоре
распался, вследствие губительного действия лихорадки. Вскоре после того,
как проект Б. стал известен, его начали обвинять в желании создать
империю под своей властью в играть роль Наполеона. Колумбия начала
страдать от партийных раздоров: одни, с генералом Паэсом во главе,
провозглашали автономию, другие хотели принять Боливийский кодекс. Б.
быстро прибыл сюда, принял на себя диктаторство и созвал на 2 марта 1828
г., в Оканье, национальное собрание с целью обсудить: "должна ли быть
преобразована конституция государства"? Конгресс не мог прийти к
окончательным результатам, и после нескольких шумных заседаний закрылся.
Б. составил записку, в которой он косвенно обвинял национальное собрание
и заявлял, что все неурядицы в республике происходят, вследствие
слабости исполнительной власти. Посещая затем департаменты, он собирал
народные собранья в Боготе, в Картагене, Каракасе, на которых его
убедительно просили взять в свои руки высшую власть. Тем временем
перуанцы отвергли Боливийский кодекс и отняли у Б. его титул
пожизненного президента. Лишившись власти в Перу и Боливии, Б. 20 июня
1828 года вступил в Боготу, где учредил свою резиденцию: в качестве
главы правительства Колумбии; 25 сент. федералисты ворвались в его
дворец и умертвили часовых. Б. едва спасся. Народ стал на его сторону, и
вице-президент Сантандер, глава заговорщиков, приговоренный сначала к
смертной казни, был изгнан затем с 70 своими приверженцами. Но в
следующем году анархия усилилась; 25 ноября в самом Каракасе 486 знатных
граждан провозгласили отделение Венесуэлы от Колумбии. Б., дело которого
начало окончательно рушиться, постепенно терял всякое влияние и власть.
В своей записке, поданной им конгрессу, собравшемуся в Боготе в январе
1830 г. для реформы государственного устройства Колумбии, он горько
жаловался на несправедливые обвинения против него, которые слышались ото
всюду из Европы и Америки. Он отклонял от себя всякие монархические
стремления, какие хотели навязать ему, и предлагал несколько раз свою
отставку, но ее не принимали. Тогда он решил сделать последнее усилие и
начал борьбу с Паэсом, который укрепился на столько сильно в провинции
Маракаибо, что Б. не решался атаковать его. Б. вновь подал просьбу об
отставке (27 апр.). 4 мая президентом был избран X. Москера. Б. удалился
в Картагену, где вскоре умер, восклицая перед смертью: "единение,
единение!". В 1832 году прах Б. был перенесен с большим торжеством в
Каракас, где была сооружена триумфальная арка в память освободителя.
Богота поставила его статую в 1846 г. Город Лима воздвиг ему конную
статую в 1858 г. В 1866 г. была обнародована его переписка:
"Correspondencia general de Libertador Simon Bolivar" (2 т., Нью-Йорк,
1856 - 71). Cp. "Colleccion de documentos relatives a la vida publica
del libertador de Columbia у de Peru Simon B." (22 т., Каракас, 1826);
Larrazabel, "Life of Simon В." (Нью-Йорк); Kojas, "Simon В." (Мадр.,
1883).
Болонка - мелкая порода собак; она имеет от 15 до 30 см. длины и от
15 до 30 см. вышины и отличается густой, длинной шелковистой шерстью,
почти всегда белого цвета. Б. не отличаются умом и их держат
исключительно только для забавы, как комнатных собачек. Уже с древних
времен болонки были любимицами дам.
Болонская школа Карраччи. - Обыкновенно принято относить название
болонской школы всецело к академии, основанной в конце XVI столетия
братьями Каррачи. Это не совсем правильно. Уже в XIV в. Franco Bolognese
и Jacopo Avanzi, а в XV - Lorenzo Costa и Francia подарили миру
замечательные произведения, находящиеся в церквах Болоньи и ее
многочисленных дворцах. Не останавливаясь, однако, здесь на характерных
особенностях этих художников, о которых будет сказано в своем месте,
сделаем здесь исключительно обзор школы Каррачи.
Школа эта эклектическая: в конце XVI стол. все роды живописи достигли
в Италии наивысшего совершенства. Каррачи не искали новых путей; они
желала лишь путем глубокого изучения шедевров прежних мастеров усвоить
себе все их лучшие качества. На произведениях болонских художников не
лежал какой-либо особенный отпечаток. Но они успешно изучали и
прогрессировали в искусстве, в их работах сказывается известная манера и
последовательность. Образовавшаяся после Франчья школы Фонтаны и
Кальварта характеризуют собою период упадка в истории живописи; в школе
Каррачи наоборот начинается возрождение. Лодовико Каррачи получил свое
художественное образование путем долгого и терпеливого изучения старых
мастеров: в Венеции он изучал колорит в картинах Тициана и Тинторетто,
во Флоренции он проникся изяществом письма Андреа дель-Сарто. Копируя и
сличая копии с оригиналами, он пришел к мысли, что единственный путь к
возрождению искусства - это брать от каждого из старых мастеров лучшие
отличительные особенности его письма: "если бы возможно было сочетать в
одном произведении живописи чарующую прелесть Корреджио с энергией
Микель-Анджело, строгость линии в картинах Веронэзе с идеальной
нежностью Рафаэля, разве не значило бы этим приблизиться к
совершенству". Таково было основное положение новой школы.
Лодовико Карраччи, открывая школу, пригласил в сотоварищи двух своих
двоюродных братьев Аннибале и Агостино Карраччи. Он оставил за собою
высшее заведование школой. Аннибале преподавал искусство письма, которое
он знал в совершенстве. Агостино, получивший хорошее литературное и
научное образование, взял на себя более сложные занятия. Он преподавал
правила перспективы, строительное искусство, читал анатомию, прибегая
иногда для наглядного обучения к вскрытию трупов. Он беседовал с
учениками о мифологии, истории и религии, словом касался всего того, в
чем художник может черпать сюжеты для своего вдохновения. Ученики, в
доказательство правильно понятых уроков учителя, воспроизводили в
рисунках те факты из истории, о которых он им говорил; они часто
отправлялись за город писать с натуры пейзажи и памятники старины. Их
приучали к взаимной оценке друг друга, и те из них, которые не умели в
таких случаях объяснить и отстоять свою работу, должны были ее
уничтожить. Для распределения наград между лучшими учениками
устраивались конкурсы, на которые в качестве судей Карраччи приглашали
наиболее известных живописцев Италии и Болоньи. Так было поставлено
образование в школе Карраччи. Их школа называлась сначала академией
Desiderosi, чем означалось их стремление достичь совершенства старых
мастеров; впоследствии они получили название Incamminati, т.е. идущих по
пути к достижению этого совершенства. Несомненно, что болонский
эклектизм, сам по себе, не подарил миру ни одного настоящего гения. Но в
его питомцах никогда не исчезало то знание искусства старых мастеров,
которое они выносили из школы; нельзя не согласиться с тем, что
благодаря своей методе художественного образования, школа Каррачи в
совершенстве научила технике искусства. Тот, кто выходил из нее, умел
обращаться с карандашом и кистью, понимал значение тонов, знал законы
перспективы и умел ценить произведения искусства. "Вот почему", говорит
Lanzi, "болонская школа, позже других явившаяся на свет, может быть
поставлена первой в деле художественного образования, вот почему она,
изучив предварительно все другие, могла в свою очередь реформировать
их".
Сделаем теперь беглый обзор произведений братьев Карраччи и их
учеников. Лодовико Карраччи (1555 - 1619) известен картинами, которыми
он украсил паллацо Фавы, Маньяни, Грасси, Марескальки и множество
церквей. Его "Св. Франциск", "Преображенье Господне", его последующие
произведения: "Поход аргонавтов", "Путешествие Энея" и др. обличают в
художнике, если не истинный гений, то по крайней мере благородство стиля
и редкий навык в исполнении. Известные его произведения: "Св. Семейство
под пальмою", ошибочно считавшееся прежде работой Аннибале Карраччи,
"Св. Семейство со св. Варварой и св. Лаврентием", "Положение во гроб",
"Св. Севастиан", "Несение креста" находятся в настоящее время в
петербургском Эрмитаже. Что же касается находящейся там же картины,
изображающей св. мученика Севастьяна привязанным к дереву и пронзенным
стрелами палачей, то она, вероятно, представляет эскиз картины, которая
находится в палаццо Дориа в Риме.
Агостино Карраччи (1557 - 1602), двоюродный брат Лодовико Карраччи,
вначале своей деятельности был гравером; его гравюры, все больше
непристойного содержания, пользовались огромной популярностью. Как
живописец, он не шел дальние посредственности. Тем не менее его
"Исповедь св. Иеронима" и "Купанье Дианы", находящиеся в Болонье, "Св.
Дева, кормящая грудью младенца Иисуса" (в Парме) указывают на то, что
Аг. Карраччи присущи были тонкое и правильное понимание экспрессии; мы
уже знаем, что как учитель он оказал крупные услуги своим ученикам.
Аннибале Карраччи (1160 - 1609), брат и ученик предыдущего, считается
одним из очень выдающихся художников. Без сомнения, его первые
произведения не все одинакового достоинства, вследствие его заведомого
подражанья различным мастерам прежнего времени. Но в последующие годы
творчества он успел освободиться от такого рабского подражания; тут он
вполне самостоятелен и достигает верности и силы выражения в своих
картинах. Как и его знаменитый брат Аннибале Карраччи, оставил после
себя память в многочисленных произведениях искусства. Его живопись во
дворце Фарнэзе считается одной из капитальнейших его работ "Св.
Екатерина и св. Клара" (в Болонье), "Св. Дева в молчании" (в Неаполе)
дышат необыкновенной силой. Целый ряд картин Аннибале Карраччи находится
в петербургском Эрмитаже. Здесь имеются его: "Св. Семейство", "Отдых Св.
Семейства на пути в Египет" - копия с нее находится в Бернском музее и
выдается там за оригинал, "Христос почивший, оплакиваемый ангелами",
"Жены-мироносицы у гроба Спасителя", "Явление воскресшего Христа
Мироносицам", "Спящая молодая девушка" (Венера изображенная в
совершенной наготе, спит на ложе, под навесом малиновой драпировки),
"Мрачный пейзаж", портрет самого художника, "Св. Иоанн Креститель", "Св.
Семейство" (повторение этой картины, относимое лишь к школе Аннибале
Карраччи находится во Флоренции в музее Уффициев, "Св. Карл Борромей"
(знаменитый миланский архиепископ), "Снятый со креста Спаситель,
оплакиваемый св. Марией Магдалиною и ангелами".
Некоторые из учеников школы Incamminati превзошли своих учителей.
Наиболее замечательным из них был Гвидо Рени (1575 - 1642) - живописец и
гравер, ученик Дениса Кальварта и Лодовико Карраччи; картины его,
написанные на сюжеты, взятые из св. истории и мифологии, обличают в нем
больше совершенства техники, чем настоящий творческий гений. Гвидо Рени
был одним из самых известных художников своего времени, но к концу жизни
утратил в значительной степени свое обаянье. Пользуются известностью
его: "Самаритянка", "Распятый Христос", "Св. семейство", "Аврора и
Фортуна", находящиеся за границей, а у нас в Эрмитаже - "Давид с головою
Голиафа" (картина эта находилась некогда в галерее Цампьери, в Болонье,
и была куплена для Эрмитажа в 1839 г. Точно такая же картина Гвидо Рени
находится в Лувре; третий экземпляр ее - в галерее Спадо Колонна, в
Риме. Копия же, в уменьшенном виде - в Венской галерее); "Поклонение
Пастырей" (наход. некогда в галерее де-ла-Врильера; повторение этой
композиции - в церкви картезианского монастыря в Неаполе); "Поклонение
волхвов", "Св. семейство на пути в Египет" (картина эта, пользующаяся
особенным вниманием посетителей Эрмитажа, куплена была из галереи
нидерландского короля Вильгельма II в 1850 г.); "Св. Петр" - этюд с
головы ап. Петра для мастерской картины художника, находящейся в палаццо
Цампьери, в Болонье; в 1650 г. этюд принадлежал кардиналу Савелли в
Риме; другой подобный этюд имеется в венском Бельведере; "Отцы церкви,
рассуждающие о бессемянном зачатии" (картина эта находилась, во времена
Пассери, в одной из церквей Перуджии; затем она перешла в Рим, в галерею
маркиза дельиАнджели, продавшего ее лорду Вальполю, но она была
задержана папским правительством в Чивита-Векии, и только из уваженья к
покупщику папа Иннокентий XIII разрешил отправку ее в Англию); "Св.
Иероним"; "Юность Богоматери" (картина изображает Пресвятую Деву, в
возрасте лет 16 или 17, сидящую в кругу восьми молодых девушек, занятых
шитьем, на полу - несколько корзин с работою; слева - маленькая собачка,
болонка); "Спящий младенец Христос" (копия с оригинала, находящегося в
венском Бельведере, по мнению Вагена принадлежит кисти Карло Маратти;
подобные же копии, неправильно считаемые подлинными произведениями Гвидо
Рени, имеются в галерее Дориа, в Риме, и в коллекции гр. Шпека
Штернбурга, с Лучене; есть еще копия в венской академии художеств). Из
картин не религиозного содержания, принадлежащих кисти Г. Рени или его
учеников, следующие находятся в Эрмитаже: "Похищение Европы" - картина,
изображающая дочь Агенора, которая сидит на Юпитере, принявшем образ
быка, по мнению Вагена представляет только часть большой картины,
композицию которой Гвидо Рени повторял несколько раз; картины того же
сюжета находятся в Дульвиче, в палаццо дел-Консерватори, в Риме и в
музее гор. Тура, во Франции (очевидно представляющие собою копии);
"Клеопатра" - написана была художником, вдохновившимся, по мнению
Вагена, бюстом одной из дочерей Ниобеи; картина находилась некогда в
галерее Кувеа, португальского посланника при дворе французского короля
Людовика XV; во Флоренции, в галерее Питти имеется картина Гв. Рени того
же содержания, но она представляет, в отношении композиции, значительное
отличие от эрмитажной. "Беатриче Ченчи" (по всем вероятиям исполнена
одним из учеников Гв. Рени с знаменитого портрета его работы,
находящегося в палаццо Барберини, в Риме. Куплена была картина для
Эрмитажа в 1784 г., вместе с другими картинами, из собраний Бодуэна.
Картина эта, считавшаяся сначала произведением Тициана, а затем П.
Бордоне, художника Венецианской школы, по преданию написана была Гв.
Рени с наброска, сделанного им в то время, когда несчастную Беатриче
вели на казнь; по другому преданию, портрет этот написан художником в
тюрьме Беатриче, накануне ее казни; однако, эти рассказы не
подтверждаются никакими положительными историческими данными, и даже
подлежит сомнению: точно ли Беатриче изображена в портрете галереи
Барберини.
Другим представителем Болонской школы является Франческо Альбани
(1578 - 1660 г.), бывший сначала учеником Дениса Кальварта, а потом
академии Карраччи. В своих произведениях он изображал преимущественно
красоту, грацию и любовь. Его картины, написанные на сюжеты, взятые из
мифологии, как "Аполлон и Дафна", "Богиня Земли", и находящаяся в
Эрмитаже "Похищение Европы" (повторение этой картины с некоторыми
изменениями имеется в Петербурге же, в Лейхтенбергской галерее) и др.
пользуются большой популярностью, нежели его работы на религиозные темы.
Из этих последних в петербургском Эрмитаже находятся две его картины:
"Благовещенье", перешедшее сюда в 1779 г. из галереи Вальполя
(повторение этой картины, с значительной разницей в колерах, находится в
Парижской галерее) и "Крещенье Господне" (принадлежала знаменитому Дж.
Ло, и была куплена для Эрмитажа из галереи Вальполя). Живопись Альбани
отличается нежностью и красотой, но уже слишком приторной. В Альбани еще
ярче обнаружились недостатки его учителей.
Несомненно, к сонму великих итальянских мастеров, мог бы приобщиться
другой художник из школы Карраччи, если бы он не жил в эпоху упадка
искусства, когда вкусы в Италии, к концу XVII века, в значительной
степени были извращены. Мы говорим о Доменикино Цампьери, прозванном
Доменикино (1581 - 1441), сначала ученик Кальварта, затем академии
дельи-инкамминати, он одно время был в большой моде в Италии и, к
сожалению, старался подладиться под испорченные вкусы публики. Шедевром
его считается "Исповедь св. Иеронима", о которой Пуссэн говорил, что она
принадлежит к числу трех наилучших картин Рима. В ней много простоты,
величия, она вся проникнута чувством благоговения. Нигде в других
произведениях художник не выразил более сильно этого чувства. Его "Св.
Иероним в пустыне", "Св. Цецилия", "Торжество любви"; находящиеся в
Лувре, прекрасные фрески в церкви Сан-Луиджи де Франчези в Риме, в
аббатстве Гротта-Феррата в вилле Альдобрандини во Фраскатти, отличаются
свежестью, возвышенностью стиля и силою выраженья. Обращают на себя
внимание его картины, находящиеся в Эрмитаже: "Св. евангелист Иоанн",
причисляемый к замечательнейшим произведениям Доменикино. Картина эта в
течение долгого времени принадлежала д-ру Фроману в Штутгарте, а в
начале нынешнего столетия была куплена от него Д. А. Нарышкиным, от
которого приобретена была императором Николаем I для императрицы
Александры Федоровны. При жизни этой государыни она висела в ее кабинете
в Зимнем дворце; по ее кончине перешла в наследство к императрице Марии
Александровне, после которой, согласно ее духовному завещанию, сделалась
собственностью Эрмитажа в 1881 г. Точно такая же картина Доменикино,
бывшая прежде в галерее герцога Орлеанского, находится у графа Карлейля,
в замке Гоуард, в Йоркшайре, в Англии. Превосходная копия с эрмитажной
картины, сделанная Брюловым, имеется в музее Императорской академии
художеств в Спб.; "Взятиe Св. Mapии Магдалины на небо", "Ликование
израильтянок по переходе Моисея через Чермное море" - картина,
перешедшая в Эрмитаж из бывшей Голицынской галереи, где она значилась
произведением школы Доменикино. К произведениям школы Доменикино
относится находящаяся в Эрмитаже картина, "Персидская Сивилла", прежде
считавшаяся работой самого художника, между прочим потому, что в лице
Сивиллы узнавали портрет его дочери.
Различием в манерах письма, которых насчитывают целых три, отличался
один из последних представителей Болонской школы - Джованни-Франческо
Барбьери (1591 - 1666), прозванный Гверчино, т.е. косоглазый, сначала
ученик Барт. Бертоцци, Дж. Б. Кремонини и Паоло Дзаньони, впоследствии
подражатель Лодовико Карраччи и Микеланджело. Хорошим образцом первой
манеры художника служит его картина, находящаяся ныне в Эрмитаже; она
изображает "Св. Анну, обучающую Младенца Христа чтению". К первым же
работам Барбьери относится его " Взятие Богородицы на небо"
- картина эта, находящаяся также в Эрмитаже, в числе других была
исполнена художником, по возвращению в Рим, в 1623 г., для Александра
Танари, в семействе которого она хранилась до 1844 г., когда была
приобретена для Эрмитажа. В галерее Дориа, в Риме, имеется картина
Гверчино, изображающая св. Иоанна и представляющая почти точное
повторение фигуры этого апостола на эрмитажном "Взятии Богородицы на
небо", для которого она, быть может, служила эскизом, сделанным, в таком
случае, до 1623 г., во время первого пребывания художника в Риме. Другой
манерой письма отличается так же находящаяся в Эрмитаже картина
Гверчино, изображающая "Видение св. Клары" и находившаяся сначала в
галереях Тюньи, а потом герцога Талара. Старинная копия с нее,
выдаваемая за оригинал, находится в Венеции, в Пинакотеке Манфредини
(Seminare particolare). К произведениям второго рода причисляют еще одну
эрмитажную картину, принадлежащую кисти Гверчино и изображающую:
"Поклонение св. Лаврентия Богоматери и Младенцу Христу" - картина эта
находилась прежде в галерее Лебрена, в Париже, откуда была куплена для
Эрмитажа в 1810 г. Образцами третьей, последней манеры художника,
служит: во 1-х его превосходнейшее произведение "Мучение св. Екатерины",
написанное художником для его родины, Чентской общины, и находившееся
прежде в галерее нидерландского короля Вильгельма II, откуда она была
приобретена для Эрмитажа при распродаже галереи, в 1850 году, во 2-х
"Св. Иероним в пустыне", работа представляющая вероятно тот образ
святого, который был написан художником, по свидетельству Беллори ("Vita
di Fr. Barbieri") в 1641 г. для Ридольфо Струми, в Римини, и ныне
находящаяся в Эрмитаже. Небольшая копия с нее, также выдаваемая за
оригинальное произведете Гверчино, имеется в Венеции, в Пинакотеке
Манфредини. Картины Гверчино славятся своим ярким, выразительным
колоритом.
Последним из непосредственных учеников академии Карраччи является
Джованни Ланфранко, называвшийся также кавалером Джованни да-Стефано
(1580 - 1647), гравер и живописец, ученик Агостино и Аннибале Карраччи.
Образцами его произведений, отличающихся мужественной силою кисти,
служат две картины, находящиеся в Эрмитаже: 1) "Благовещение",
написанное для одной из мальтийских церквей и приобретенное для Эрмитажа
из коллекции Троншена около 1780 года и 2) "Предвечный отец" - картина
эта поступила в Эрмитаж в 1832 г. из коллекции кн. Евгения Сапеги, в
Гродно, и одно время ошибочно приписывалась кисти Гверчино. С Ланфранко
завершается блестящая эпоха Болонской школы, которая во 2-й половине
XVII столетия начинает приходить в безнадежный упадок.
Тщетно стараются в конце этого столетия Лоренцо Пазинелли и Карло
Чиньяни воскресить искусство болонских художников. Чиньяни (1628 - 1719)
ученик Дж. Б. Капри и Альбани, подражал Корреджио и Карраччи. Его
"Материнская любовь" находится в Эрмитаже. Чиньяни удалось добиться
того, что в Б. учреждена была на средства города академия художеств. Он
был назначен ее пожизненным директором. Чиньяни успел заручиться для
академии покровительством папы Климента XI, утвердившего ее уставы, и
согласившегося дать свое имя новому учреждению, которое с тех пор (1708)
получило название: "Климентинской академии". Но поздно было уже в эпоху
полного падения искусства вдохнуть в него новую жизнь. Италия
истощенная, словно почва, подвергшаяся усиленному возделыванию,
перестала производить великих живописцев, и болонская школа впала в тот
же напыщенный тон, в ту же изнеженную вычурность, которые характеризуют
собою все итальянские школы XVIII столетия.
Всего лучше определяет роль болонской школы итальянской живописи Ш.
Блан следующими немногими словами: "болонские художники, взятые вместе,
образуют некоторый род буржуазии в искусстве. В крови у них нет
благородства истых аристократов, нет с другой стороны крепкой и смелой
энергии простого парода. Их главное качество заключалось в отсутствии
слишком заметных недостатков. Подобно среднему классу общества, они
занимали середину в искусстве, при том на одинаковом расстоянии от
крайних точек и на этой средней высоте они поддерживали искусство, не
давая ему опуститься низко, но зато и не подымая его на более высокую
ступень". Литература: Malvasia, "Felsina pittriсе" (Болонья, 1678 г., 2
тома in 4); Filippo Baldinucci, "Notizie dei protessori del disegno de
Cimabue in qua" (Флоренция, 1681 - 1688); Luigi Lanzi, "Histoire de la
peinture italienne" (франц. перевод Париж, 1825 г., 5 т.); Ch. Blanc.,
"Histoire des peintres. Ecole Bolonaise" (Пар., 1874. in f.); G.
Lafenestre "La Peinture italienne" (Париж, 1870); P. Mantz, "Les
Chefs-d'oeuvre de la peinture italienne" (Париж, 1870, in fol.); W.
Lebke, "Geschichte der Italienischen Malerei" (Штутгардт, 1878 г., 2
т.).
Болонья (Bologna, Bononia) - главный город итальянской провинции того
же имени, древняя столица Романии, местонахождение главного военного
управления, апелляционного суда, епископии и университета. Население ее
простирается до 103998 жит. Город расположен в месте пересечения большой
Эмилиевой дороги древнего Рима, идущей по северному склону Аппенин, от
Анконы до Пиаченцы, рекой Рено, правым притоком По. Столь выгодному
положены Б. обязана своим важным стратегическим и торговым значением.
Отрезанная некогда от Альп рекою По и обширными болотами, она в
настоящее время соединена рельсовыми путями со всеми большими дорогами,
окружающими долину По. В ней сходятся линии железных дорог, идущих из
Неаполя, Марселя, Парижа и Вены. Если бы при выборе столицы руководились
исключительно экономическими соображениями, столицей Италии по праву
могла бы стать Б. как наиболее оживленный торговый пункт на Аппенинском
полуострове. К несчастью, частые разливы Рено губительно действуют на
окружающую равнину и Б. в настоящее время не заслуживает данного ей в
древности прозвища "тучной". Климат - неровный и для итальянского города
неприятный. Ученая и свободная Б. (на старых ее монетах существуют
надписи Воlоnia docet libertas) и теперь еще представляется оригинальным
и любопытным городом. Она окружена стеною, сложенною из кирпича, имеющей
6 км. в окружности; из нее ведут 12 выходов. Город разделен на три
квартала: восточный, южный и западный. В центре города расположена
площадь Виктора Эмануила (Piazza Vittorio Emanuele). Улицы большей
частью тесные и кривые, вдоль многих из них тянутся портики и аркады.
Несмотря на действительное развитие в ней торговли и промышленности,
несомненно, что этот город некогда был и более населен и более
благоденствовал. О том свидетельствуют его многочисленные памятники
старины: церкви, дворцы и палаццо почти все относятся к XIII и XIV ст.,
с их неизбежными башнями, зубчатыми стенами и пр., все это окрашено в
серый или красноватый цвет, покрыто трещинами и расселинами, но
по-прежнему прочно, и обходится без ремонта. Огромное и суровое
укрепление, каким выглядит Palazzo del governo, резиденция префекта,
палаццо Подесты, в котором сосредоточены архивы города, восходят к XIII
в. Базилика San Petronio, начатая постройкой в 1390 году, должна была
быть одной из величайших церквей, когда либо известных, имея в длину 208
мет. И в поперечнике 142 м., но постройка ее была прервана в 1759 г.
Всеобщее внимание привлекают наружные барельефы работы Jacopo della
Guercia, изображающие историю сотворения мира. К XII веку относится
постройка церкви San Domenico, в которой находится могила этого святого,
умершего в Б. в 1221 г., знаменитая своими скульптурными украшениями
работы Nicolo Pisano, Nicolo delI'Arca и Микель Анджело. Кафедральный
собор св. Петра построен в стиле Рококо. Интересно здание церкви San
Stefano, выстроенной на месте древнего храма Изиды и состоящей из 7
отдельных церквей. Рядом высятся две знаменитые "падающие" башни из
простого кирпича. Более высокая башня (97 метр.), продолжающая
наклоняться и ныне - torre degli Asinelli, с вершины которой видны
Эвганейские горы, расположенные к северу от реки По. La torre Garisenda
достигает половины высоты своей соседки и наклонена еще сильнее, так как
по плану была выстроена наклонной. Без сомнения башня в один прекрасный
день обрушится на болонских торговцев, приютившихся со своими медными

<<

стр. 27
(всего 253)

СОДЕРЖАНИЕ

>>