<<

стр. 33
(всего 253)

СОДЕРЖАНИЕ

>>

золотом и платиною Б. не давали вовсе.
А Я. Скиндер.
Булгарин (Фаддей Венедиктович) - русский журналист, поляк по
происхождению, род. в 1789 г., в Минской губ. Отец его, товарищ
Костюшки, за убийство русского генерала Воронова был сослан в 1794 г. в
Сибирь, а мать привезла малолетнего сына в Петербург и потом поместила в
сухопутный кадетский корпус. Окончив курс учения, Б. поступил в л.-гв.
уланский полк, с которым участвовал в походах 1805
- 1807 гг. и в сражении под Фридландом; по возвращении в Россию был
за что то арестован, затем переведен в армейский драгунский полк,
стоявший в Финляндии; отсюда бежал в Варшаву и поступил в польский
легион, входивший в состав армии Наполеона. С этим легионом Б.
участвовал в походах 1809 - 11 гг. в Италии и Испании, а в 1812 г.
находился в корпусе маршала Удино, действовавшего в Литве и Белоруссии
против графа Витгенштейна. В 1814 г. во Франции был взят в плен и
отправлен в Пруссию, откуда, после размена пленных, вернулся в Варшаву.
В 1820 г. Б. является в Петербурге уже как литератор; печатает "Краткое
обозрение польской словесности" и "Избранные оды Горация", а в 1822 - 28
гг. издает журнал "Северный Архив", посвященный исключительно России и
соединившийся потом с "Сыном Отечества", который Б. издавал до 1835 г.
вместе с Н. И. Гречем; с ним же он издавал, начиная с 1825 г., газету
"Северная Пчела", в которой писал более 30-ти лет критические статьи и
фельетон, посвященный полемике, рекламам и обличениям литературных
противников газеты в неблагонамеренности. Эти предметы составляли
главнейший мотив всей литературной деятельности Б. и придали ей
своеобразный характер, обративший его имя в нарицательное. Кроме того,
он издавал "Литературные Листки" (1823 - 24); "Детский Собеседник" (1826
- 27); "Эконом"(1841) и альманах "Русская Талия" (1825). Наряду с
газетными и журнальными статьями, Б. написал нисколько имевших в свое
время успех романов, которые называл "нравоописательными": "Иван
Выжигин"(4 ч., Спб., 1829); "Петр Иванович Выжигин" (4 ч., Спб., 1831);
"Памятные записки Чухина" (1835) и исторические повести: "Дмитрий
Самозванец" (1830) и "Мазепа" (1834); издал под своим именем сочинение
дерптского профессора Н. А. Иванова: "Россия в историческом,
статистическом, географическом и литературном отношениях" (6 ч., Спб.,
1837), несколько мелких брошюр и"Воспоминания" (1846 - 49). Одновременно
с литературными занятиями, Б. служил сначала в министерстве народного
просвещения, потом - в государственном коннозаводстве, и пользовался
особенным: хотя и презрительным покровительством начальника III
отделения Соб. Е. И. В. Канцелярии, генерала Дубельта. Литературная его
деятельность прекратилась в начале 1857 г., а умер он 1 сентября 1859 г.
на своей даче "Карлово", близ Дерпта. Полное собрание его сочинений
вышло в 7 частях в Спб., 1839 - 44. Биография, написанная его
многолетним сотрудником Н. Гречем - в "Русской Старине"1871 г. Ср. также
"Записки" Греча, изданные в 1884 г. и "Сочинения" Белинского т. IV и др.
Булгары (или обыкн. болгаре) волжские - народ тюркского
происхождения, к которому впоследствии примкнули еще элементы финский и
даже славянский. Из этих то трех элементов довольно рано по Волге и Каме
образовалось могущественное и культурное государство, которое в
последующей своей истории приходило в частые столкновения с русскими,
вело с ними торговлю и даже имело на них некоторое влияние, но потом,
слившись с татарами, вошло в состав Русского государства, исчезнув с
исторической арены навсегда. Когда и откуда появились Б. на Волге,
трудно определить. Сами булгары не оставили о своем существовании
никаких письменных памятников. Хотя, по уверению некоторых арабских
писателей; кади г. Булгара, Якуб-ибн-Номан, живший во второй половине
XII в., написал "Историю Булгар"("Тарих Булгар"), но это сочинение до
нас не дошло. Остается, стало быть, пользоваться для их истории
известиями иностранцев; и самыми ранними и довольно обстоятельными из
них мы обязаны арабским географам и путешественникам, из которых очень
многие, как Ибн-Фосдан, Ибн-Хаукаль, Абуль-Гамид-Андалуси,
АбуАбдалдах-Гарнати и др., лично посещали землю Б. Затем, следуют наши
летописи, и, наконец, историки разных наций, писавшие о подвигах
монголов. Что же касается вещественных памятников, то из древнейшей
эпохи истории Б. их сохранилось очень немного: всего несколько монет, да
и те Х в.; от последующего же времени имеются довольно богатые развалины
бывшей их столицы, несколько надгробных камней с надписями и, наконец,
монеты, выбитые в той же столице.
Можно предполагать, что первоначальное поселение Б. на Волге
относится к очень давнему времени: отделившаяся от них орда, как
известно, еще в V в. теснила славян в степях черноморских и гнала их на
территорию Византийской империи; в конце же V в. они и сами стали делать
нападения на греков. В тоже время, с которого начинаются достоверные
сведения о Б., они жили вполне государственною жизнью, занимая обширную
территорию, приблизительно следующих приволжских губерний: Самарской,
Симбирской, Саратовской и часть Астраханской (по некоторым арабским
известиям границы Булгарии захватывали и значительную часть Пермской
губ.).
По образу жизни этот народ, как говорит Ибн-Фослан - первый из
арабских писателей, посетивший Б. в 922 г. по Р. X. и доставивший о них
самые точные и подробные сведения, может быть назван более оседлым, чем
кочевым, хотя и жил летом в юртах или шатрах; он имел города,
первоначально с деревянными постройками; но потом, начиная с половины Х
века, в них появились и каменные здания, построенные большею частью
арабскими архитекторами. По словам другого арабского писателя того же
века, сообщающего также много верных сведений о Б. - Ибн-Дасты, Б. -
народ земледельческий; они возделывают, говорит он, всякого рода
зерновой хлеб, как то: пшеницу, ячмень, просо и др. Главным же занятием
их была торговля, которую они первоначально (как сообщают Идризи,
Ибн-эль-Варди, Абдульфеда и др., что вполне подтверждается и
последующими находками кладов на месте древнего Булгара) вели с Персией
и Индией, после принятия ислама - с аравитянами и, наконец - с хазарами
и русскими. Предметом торговли служили по преимуществу меха собольи,
горностаевые, беличьи и др.; но главное богатство Б. составлял, по
словам Ибн-Дасты, куний мех, заменявший им, до половины Х века, звонкую
монету и по цене равнявшийся двум с половиною диргемам, т.е. около 45 -
50 коп. на наши деньги, затем кожи (юфть), шерсть, орехи, мед, воск,
курительные вещества и даже мамонтовая кость. Несомненно также, что Б.
вели торговые сношения и с нашим севером, где в древности находилась
богатая Биармия, и стоя, таким образом, в центре торговых сношений между
биармийцами, хазарами, аравитянами и друг., очень рано достигли
могущества, богатств и развили до известной степени свою культуру,
выразившуюся в целом ряде промыслов и ремесел. Наравне с земледелием,
свидетельствуют те же арабские писатели, они занимались скотоводством;
знакомо им было рыболовство. Они же были хорошими плотниками, а если
дать полную веру археологическим находкам, то их следует признать и
кузнецами, ювелирами и ткачами. По своему характеру Б. были народом
скорее мирным , чем воинственным: они чаще терпели нападения, чем сами
нападали, и обнаруживали к мирным занятиям - торговле и ремеслам,
сильнейшую склонность; в торговле были честны; воровство и распутство
наказывали жестоко.
До Х века господствующей религией у Б. была языческая; с начала же
этого столетия ее заменил ислам (мусульманство). Принятие ислама
совершилось, по словам Ибн-Фослана, в 922 г., при царе Алмасе или
Алмусе, сыне Силки. От Алмуса, говорит арабский путешественник, еще в
921 г. прибыло в Багдад посольство к калифу Муктадиру, с просьбою
прислать ему людей; сведущих в мусульманском законе, и художников для
сооружения мечети и кафедры; с которой можно было бы призывать к
обращению в ислам народы земли его, а также людей, знакомых с постройкою
крепостей, где бы он мог быть в безопасности от нападения враждебных
царей. Муктадир тотчас же отправил в Б. желаемое посольство, в котором и
принял участие Ибн-Фослан. Как об обстоятельствах, предшествовавших и
содействовавших принятию ислама Алмусом, Казвини рассказывает о
следующих двух чудесах: исцелении от болезни царя и царицы Булгарии
после обещания принять ислам, данного одному благочестивому
мусульманину, и затем о победе, одержанной именем Аллаха над хазарами. -
Новая вера, конечно, не сейчас стала исповедываться большинством: есть
несомненные свидетельства, что простой народ Б. долго и после Х в.
оставался в язычестве: ислам же твердо с самого начала укрепился только
в городах. Несколько времени спустя, говорит Массуди, сын Алмуса
отправился на поклонение в Мекку, и по пути заехал в Багдад. С этого
времени сношения Б. с Южной Азией сделались гораздо деятельнее, и имя
их, вплоть до нашествия монголов, стало встречаться очень часто не
только у мусульманских писателей, но и в русских летописях. Об образе
правления Б. известно только то, что они находились под верховным
главенством "владовца", царя или хана, которому платили подать лошадьми,
кожами и др. В пользу же царя поступала и пошлина (десятая часть
товаров) с мусульманских купеческих судов. Царю Б. были подвластны и все
мелкие владыки отдельных племен, из которых одно (Хвалисы) обитало даже
по берегам Каспийского моря и сообщило ему свое имя "Хвалисского" моря.
Из имен царей Ибн-Фослан сохранил нам только два: Силка и Алмус (Алмс -
у Фослана); на монетах Френу удалось прочесть еще три имени: Ахмед,
Талеб и Мумен, с которыми, вероятно, прекратилась и самая чеканка монет,
по крайней мере в Х в. и начале XI в., так как до сих пор, кроме этих
трех монет: Ахмеда, Талеба и Мумена, от указанного времени не найдено ни
одной. Самая древняя из них, с именем царя Талеба, по объяснению Френа,
относится к 338 г. геждры (949 - 950 г. по Р. X.), а позднейшая Мумена -
к 366 г. геждры или 976 г. по Р. X. Татарские предания и рассказы
сохранили еще несколько имен царей Б., числом до 7, начиная с первого -
Туки или Туфы, умершего в 630 г. по Р. X.; но за достоверность их трудно
ручаться.
Центрами управления и торговли служили города, которые Б. после
знакомства с арабами стали укреплять, а также сооружать, по мере
надобности, и небольшие отдельные крепости. Ибн-Хаукаль (писатель Х в.)
сохранил имена следующих двух городов: Сивара и Исбиля, или Исболя,
признаваемых обыкновенно за древнейшие болгарские города. Имя Сивара
встречается и на одной болгарской монете, и он некогда принадлежал южным
соседям Б. - буртасам. Ахмед-Туси называет еще несколько крепостей Б.:
Басов, Марха, Арнас. Наши же летописи, не называя этих имен, упоминают о
других Б. городах, именно Великом городе (Булгаре), о Бряхимове,
прозванном славным, о Биляре, Ашли или Ошеле на Волге, Тухчине,
Собекуле, Челмате, Жукотине и Керменчуке. Более или менее точно не
определено ни местоположение их, и ни об одном из них не имеется хотя бы
кратких исторических сведений, за исключением столицы, которою был г.
Булгар. Первые упоминания о нем, как и о самих Б., находим у арабских
писателей Х века: Ибн-Фослана, ИбнДасты, Масуди и др. После них сообщали
о Б. и последующие арабские писатели, посещавшие Восток в XI, XII и сл.
веках, но все их сообщения, помимо краткости, весьма разноречивы. Даже у
важнейшего и вместе с тем древнейшего источника для истории Б.,
Ибн-Фослана, трудно найти хотя бы одно место, указывающее точно на город
Б. Тем не менее некоторые ученые (Френ и др.) говорят, что, на основании
показаний Ибн-Фослана, можно принимать нынешнее село Успенское
(Болгары), отстоящее от Волги в 6 верстах, за место, где стоял древний
Булгар. Другие арабские источники говорят, что этот город находился при
самой Волге; таковы, напр., Якут, утверждавший, что Б. лежит на севере,
в очень холодной стране, и отстоит от г. Итиля на два месяца пути, если
подниматься к нему вверх по Волге, и только на 20 дней, если спускаться
из Булгар к Итилю вниз по этой реке, и Абульфеда, который говорит, что
Булгар лежал на северо-восточной стороне Волги, на расстоянии 20 дней
пути от Сарая. Так же не определенны показания и монгольско-татарских
историков. И из них одни помещали Б. при самой Волге, а другие в
некотором расстоянии от нее. Что касается времени основания Б., то
названные источники содержат еще менее точных показаний об этом:
некоторые татарские рукописи относят основание его ко времени Александра
В. (IV в. до Р. X.); но из совокупных свидетельств, преимущественно
арабских писателей, и нумизматических данных можно заключить, что Б. был
основан между 922 - 976 гг. (И. Н. Березин относит основание его к XIII
в.). Наши же летописцы стали упоминать имя г. Б. довольно поздно, в
первый раз - в 1360 г., по случаю взятия Б. ордынским князем,
Булат-Темиром; но по мнению Карамзина, г. Булгар нужно разуметь и под
"Великим городом" летописцев, упоминания о котором находим и в первой
половине XII в. Г. Шпилевский старался доказать, что под "Великим
городом" следует разуметь не Булгар, а Биляр (нынешний Билярск).
Писатели Х и XI вв. почти единогласно свидетельствуют, что в то время
Б. был весьма незначительным городом, служа складочным местом торговли
болгар, часто подвергался нападению и разрушению со стороны князей
руссов, но, под влиянием развивавшейся торговли, вновь отстраивался и
расширялся. Характер торгового городка оставался за Б. и в последующие
века; но в половине XIII в., с разрушением татарами Биляра, к нему
перешло от последнего и политическое значение; от имени ханов в нем
стали чеканиться монеты, во время кочевок ханов Золотой орды на север он
служил их местопребыванием, и к концу XIV ст. настолько усилился, что
везде в наших летописях стал именоваться "Великими Болгарами". В
половине XV в. город, едва не ставший владением московского государя,
после похода кн. Федора Давидовича Пестрого в 1431 г., вошел в состав
вновь образовавшегося Казанского царства. Политическое значение его,
конечно, тотчас же исчезло; вскоре перестал он быть и торговым городом,
и, обратившись впоследствии в небольшое татарское поселение, стал лишь
привлекать внимание своими развалинами, свидетельствующими о минувшей
его славе и которыми особенно богато и теперь вышеназванное село
Болгары.
Сделав краткий очерк устройства и внутреннего быта Болгарского
государства на основании, главным образом, свидетельств арабских
писателей, перейдем теперь к показаниям наших летописей о тех
отношениях, какие у них существовали с русскими (об отношениях к другим
их соседям, Юга и Востока, ничего не известно).
Наши летописи начинают говорить о Б. со второй половины Х века и
различают булгар: волжских, серебреных или нукратских (по Каме),
тимтюзей, черемшанских и хвалисских, которые, по объяснению В. В.
Григорьева: суть отдельные племена, находившиеся под главным управлением
царя болгарского. В 969 г. они впервые подверглись нападению русских,
предводимых Святославом, который разорил их земли, по сказанию Ибн
Хаукаля, вероятно, в отмщение за то, что они в 913 году, как сообщает
Массуди, помогали хазарам разбить русских, предпринявших поход на южные
берега Каспийского моря. Военные столкновения происходили у них с
русскими и в 985, 1088. 1120, 1164, 1172, 1184, 1186, 1218, 1220, 1229 и
1236 гг.; при этом надо заметить, что Б. гораздо чаще должны были
выдерживать нападения, чем сами нападали, хотя они во время своих
вторжений доходили до Мурома (1088 и 1184)и Устюга (1218) и овладевали
этими городами. Их столица не раз была разоряема русскими войсками, и не
раз вожди последних, после нерешительной битвы, заключали с ними мир.
Причину таких частых вторжений со стороны русских в землю Б. историки
обыкновенно усматривают в желании овладеть богатствами последней. Между
этими известиями наш летописец сохранил под 1024 годом известие о том,
что в этом году в Суздале свирепствовал голод и что Б. снабдили русских
большим количеством хлеба. Этим сообщением летописца, кажется, вполне
оправдывается утверждение арабских писателей, что Б. - народ
земледельческий, и в тоже время им можно воспользоваться для
предположения о торговле Б. с русскими зерновым хлебом, а не пушными
зверями, которыми они и сами были богаты. Общий же характер сношений Б.
с русскими склоняется более в пользу войны, чем мира до самого нашествия
монголов. Последние, в первое свое нападете на Россию, оставили,
кажется, Б. в покое; но когда потомки Чингисхана отправились покорять
земли, лежащие к западу, Булгария первая пала жертвою их кровожадности.
Весною 1236 г. вождь Субутай вступил в пределы ее и взял столицу Булгар.
Не имея возможности сопротивляться несметным полчищам монголов, Б.
сначала им покорились без сопротивления; но как только те удалились, они
свергли их зависимость. Тогда Субутай вторично вторгнулся в их землю и
поработил ее совершенно, сопровождая свое порабощение кровопролитием и
разорением, чем и нанес решительный удар самостоятельности Б. С этого
времени они перестали существовать в виде отдельной нации, составили
часть Кипчацкой орды и до самого падения разделяли судьбу ее, сливаясь
более и более с победителями, так что утратили наконец и свое народное
имя.
Что же касается отношений Б. к русским после 1236 г., то о них долгое
время наши летописи ничего не сообщали, и упоминают впервые едва ли не
около 1359 г., когда вольница новгородская овладела Б. городом
Жукотиным; после этого летописец начинает уже довольно часто упоминать о
Б., и из этих упоминаний видно, что старинная вражда их с русскими не
прекращалась, а иногда принимала еще более острый характер. Главными
врагами их в это время были: новгородская вольница и великий князь
московский. Особенно много пострадала Булгария от Дмитрия Иоанновича и
Василия Дмитриевича, которые овладевали Б. городами и ставили в них
своих "таможенников". Вскоре Б. и окончательно подпала под власть
русских царей, но когда именно - положительно сказать нельзя; по всей
вероятности, это произошло при Иоанне Васильевиче Грозном, одновременно
с падением Казани в 1552 г. Однако титул "государя Болгарии" носил еще
дед его, Иоанн Ш. В нынешнем Императорском титуле государь император
называется также "князем Болгарским".

Литература. Френ, "Aelteste Nachrichten ueber die Wolga Bulgaren" (в
"Memoir. de l'Acad.", VI s.; его же, "De nummorum Bulgaricorum forte
antiquissimo, libri duo"; Кеппен, "О волжских Булгарах" (в "Жур. Мин.
Нар. Пр." за 1836 г., ч. XII); Эрдман, "Die Ruinen Bulghars" (в
"Beitrдge zur Kentniss der Innern von Russland" (т. I); Charmoy,
"Relation de Mas'oudy et d'autres auteurs" (в "Mem. de l'Acad.", 1834);
Григорьев, "Булгары Волжские" (в "Библиотеке для Чтения", 1836 г., 11
кн. ) и его же статья в "Энцикл. Лексиконе Плюшара", т. VII, под словом
"Булгары Волжские"; Березин, "Булгар на Волге" (в "Ученых Записках
Казанского Унив." за 1852 г., т. III); Хвольсон, "Известия Ибн Дасты"
(Спб., 1869); Гаркави, "Сказания мусульманских писателей"; Лихачев,
"Бытовые памятники великой Булгарии" (в "Трудах 2-го археологического
съезда"); Невоструев, "О городищах древнего Волжско-Болгарского и
Казанского царств" (в "Трудах 1-го археологического съезда"); Ритних,
"Материалы для этнографии Poccии" (Казанская губ., Казань, 1870 г., т.
I); Шпилевский, "Древние города и другие булгарскотатарские памятники в
Казанской губернии" (Казань, 1877).
В. Р.
Бульдог - не особенно крупная, но очень сильная порода собак,
отличающаяся толстою и короткою мордою, плоским, раздвоенным носом и
широкою раздвоенною верхнею губою, вследствие чего видны снаружи верхние
резцы. Шерсть короткая, прямая, плотно прилегающая к телу. Б. очень злы
и в ярости весьма опасны: впившись зубами, эта собака не может уже
выпустить своей жертвы, так как у нее делается временный столбняк
мускулов, сжимающих челюсти. Для своего хозяина Б. есть лучший и
надежнейший сторож. Б. употребляют для охоты на сильных и опасных
зверей, например: на кабанов и медведей. Прежде в Северной и Южной
Америке бульдогов дрессировали для охоты за беглыми невольниками, но с
уничтожением невольничества обычай этот исчез сам собою.
Э. Б.
В настоящее время имеется много разновидностей этой породы, но все
они происходят от существовавших еще в XV столетии огромных бульдогов, и
теперь еще встречающихся в Испании. По силе, крепости челюстей и злобе,
Б. очень пригодны для всевозможной травли, а потому их кровь примешивают
ко многим собакам: борзым, гончим, терьерам и даже пойнтерам. Между
прочим, Б., вместе с меделянами, употреблялись для травли медведей,
производившейся в семидесятых годах в Москве, за Рогожскою заставою.
С. Б.
Бумага писчая - собственно войлок из размельченных растительных
волокон, имеющий вид листов, толщиною от 0,02 до 0,3 мм., разных
размеров и цветов. Употребляется бумага для писания, черчения,
рисования, печатания, завертывания и для выделки разных предметов; более
толстые листы этого рода называются картоном или папкою. Изобретение
бумаги относятся к II веку до Р. X. и приписывается китайцам,
употреблявшим для ее выделки луб разных растений и теперь еще
приготовляющие ее довольно первобытными способами. В VII и VIII веках
приготовлять бумагу научились японцы и другие соседние народы. Умение
это затем перешло от татар к арабам, устраивавшим заведения для выделки
бумаги в Сирии, Палестине, Северной Африке, Сицилии и Испании.
Мавританские производители бумаги были по преимуществу ученые,
работавшие прежде всего для своего употребления. Крестовые походы
распространили содержавшееся в секрете искусство приготовления бумаги по
Западной Европе. В Германии появилось оно в 1190, во Франции в 1250, в
Италии в 1275 годах. До конца XIII века употреблялись самые простые
приспособления. Существует мнение, что первоначальным сырым материалом
служила повсеместно хлопчатая бумага, и что только по изгнании арабов,
державших в своих руках всю хлопчатобумажную торговлю, обратились к
употреблены льна и конопли. При этом прежние ступы оказывались
неудовлетворительными, и были изобретены механические толчеи. Первая
писчебумажная фабрика (Papiermьhle) была основана в Равенсбурге в 1290
году. Впоследствии они стали быстро распространяться по Германии,
Австрии, Италии, Испании, Англии и Швейцарии, в особенности около
университетских городов. Изобретение книгопечатания и Реформация дали
сильный толчок бумажному делу. В Бельгию и Голландию искусство
приготовления бумаги было занесено в 1686 г. французскими эмигрантами, в
остальных странах Европы оно появилось только в начале XVIII века. В
XVIII же веке появился в Голландии так называемый голландр (или роль).
На Руси писчая бумага вошла в употребление еще в первой половине XIV
стол.; наиболее вероятно, что ее впервые занесли ганзейцы через
Новгород. В XIV веке Б. была у нас большею частью итальянского
происхождения, и только к концу столетия все чаще и чаще стала
появляться французская бумага. В XV и XVI столетиях господствовала
французская бумага. С конца XV стол. замечается сильная примесь
немецкой, а со второй половины XVI стол. - незначительная примесь бумаги
польской выделки. XVII столетие представляет время борьбы французской
бумаги с голландской; продукты голл. производства уже во второй половине
этого века берут верх и особенно господствуют при Петре Великом и его
преемниках. Употребление английской бумаги в до Петровской Руси сводится
почти что к нулю. В самом Московском государстве с половины XVI стол.
происходит ряд попыток делать свою бумагу. Первая русская фабрика бумаги
была устроена в селе Каннино, Вантеевка тоже, расположенном при реке
Уче, в 30 верстах от Москвы, но в 1576 г. фабрики этой уже не
существовало. Затем патриарх Никон сделал замечательную попытку завести
при московском печатном дворе собственную бумажную мельницу. Эта
бумажная мельница устроена была в 1655 г. на реке Пехре в государевой
Зеленой слободе (ныне село того же имени в бронницком уезде Московской
губ.); но трехлетний опыт доказал, что мельница была построена на
неудобном месте: вода беспрестанно прорывала плотину. Вероятно, вместо
этой то мельницы и была построена на реке Яузе другая, относительно
которой сохранилось в Актах указание, что она с 1676 по 1681 г.
находилась в откупу за иноземцем Еремеем Левкиным. Но правильное
писчебумажное производство завелось у нас лишь со времени Петра
Великого, который устройство бумажных мельниц в России заимствовал из
Голландии. В 1716 г. была основана обширная бумажная фабрика близ новой
столицы, около Дудергофа, управлять ею был приглашен немец мастер,
получавший значительное по тому времени содержание. В 1720 г. в самом
уже Петербурге "за Галерным двором" была выстроена новая бумажная
мельница. Писчебумажное производство при Петре быстро приняло довольно
широкие размеры. В ноябре 1719 г. Адмиралтейств-Коллегия по именному
указу распубликовала реестр продающимся сортам бумаги. В этом реестре
перечислено множество сортов, начиная с толстых больших листов для
рисования и кончая картузной и аптечной бумагой. Весьма скоро оказалось,
что указанных. мельниц недостаточно. Появляется целый ряд частных
заводов. В 1727 г. граф Сиверс воздвиг вблизи Петербурга огромную
фабрику, устройство которой обошлось в 195875 рублей. В 1743 г.
разрешено было воронежскому купцу Феодосью Пустовалову завести бумажную
фабрику в Воронеже. Во второй половине XVII стол. выделкою бумаги
славились, кроме Москвы и Петербурга, города Ярославль и Калуга.
История бумаги еще недостаточно разработана, хотя и имеется несколько
капитальных исследований. Весьма спорным пунктом является вопрос о том:
действительно ли употреблялся первоначально для производства бумаги
хлопок. Между тем знание происхождения бумаги и тщательное изучение
бумажных водяных знаков (filigrane) может оказать большую услугу
библиографу при определении места напечатания инкунабул. Еще большее
значение имеет исследование бумаги для археографа и палеографа. В
вопросах о подложности документа или о времени написания недатированных
документов данные, получаемые путем изучения бумаги, должны придти на
помощь данным палеографическим. Ср. С. М. Briquet, "Recherches sur les
premiers papiers en Occident et en Orient du X au XIV siecle" (Пар.,
1885, в 46-м томе "Memoires de la Societe nationale des antiquaires de
France"); H. П. Лихачев, "Бумага и древнейшие бумажные мельницы в
Московском государстве"(М., 1891).
Техника писчебумажного производства сделала большие успехи в конце
XVIII века, когда увеличившийся спрос на большие форматы вызвал в свет
изобретение, вопервых, цилиндрической машины для бесконечной бумаги, т.
е. машины, в которой рабочим органом является цилиндр (барабан),
обтянутый металлической тканью, изобретателем которой был
Лейстеншнейдер, в Понсэ; а во вторых, машины с бесконечным
горизонтальным сетчатым холстом, изобретенной Робертсом, в Эзонне.
Машина первого типа, после усовершенствований, внесенных в нее
Дикенсоном, Брамой и Денисоном, употребляется в настоящее время
преимущественно для выделки папки. Робертсова машина,
усовершенствованная Леже-Дидо(1819), Фурдринье (1830), Донкином (1835),
употребляется и поныне, в разных видоизменениях, для выделки собственно
бумаги. Важнейшими нововведениями последних времен являются: древесная
масса, получаемая механ. путем, которая изобретена Келлер-Фельтером
(1847), химическая и натровая целлюлоза (лигнин), метода Хаутона
(Houghton, 1857), сульфитцеллюлоза Тильгмана (1869) и Митчерлиха (
1873), альфа или эспарто, метода Раутледжа и метода Бувере с соломой.
Тогда как старые машины производили в 12 раб. часов 8 стоп всего пуда на
3, современные машины вырабатывают в 24 часа до 300 пудов, т. е. до 1000
стоп той же бумаги. В настоящее время в Европе насчитывают 3040
бумагодельных машин, производящих в год до 90 миллионов пудов бумаги. Из
этого количества 48 милл. пуд. идут на печать, 18 милл. на письмо, около
20 милл. на обои и на обертку, 10 милл. на папку. Типографии потребляют
50 - 55%, присутственные места 10 - 12%, преподавание 12 - 14%, торговля
10 - 12%, промышленность 6 - 8%, обмен письмами 4 - 6%. Годовое
потребление на человека составляет: в Греции, Турции и Дунайских странах
0,25 кг.; в России и Испании 0,5; в Австрии, Скандинавии и Португалии
1,75; в Дании и Италии 2; в Нидерландах 3: в Бельгии и Франции 3,5; в
Германии и Швейцарии 4; в Северо-Амер. Соед. Штатах 5; в Великобритании
5,5.
Бумагоделание (вкратце) состоит в следующем: волокнистый материал,
очищенный механически и химически и измельченный, размешивается с водою
и кладется ровным слоем на сетку, причем вода удаляется, а остающийся
войлок и образует бумагу. Лучший материал доставляют тряпки изношенных
хлопчатобумажных и льняных тканей. Но так как их не хватает, то берутся
суррогаты, как то: дерево, солома злаков и бобовых, тростники, сено,
черемица, крапива, репейник, шильник, волчье лыко, кора акации, липы и
ольхи, стебли конопли и мака, древесные листья, муравьиная трава,
папоротник. луб папируса, бамбука и шелковицы, сырой хлопок, сахарный
тростник, пальмы, алое, альфа, пизанг, джут, юкка, шерсть, шелк, кожа,
асбест и торф. Перерабатывается тряпье резанием, выколачиванием,
вывариванием, бучением и измельчением. Перед разрезанием тряпье
сортируется по материалу, цвету и толщине (10 - 30 сортов), причем швы
распарываются, пуговицы; крючки и петли удаляются; делается это ручным
способом. Разрезание производится либо ручным, либо машинным способом. В
первом случае употребляются столы с воткнутыми посредине ножами. Во
втором случае употребляются тряпкорубки, в которых тряпье, подаваемое в
машину желобом, разрезается ножами, сидящими на окружности колеса. После
того тряпье поступает на выколачивающую волк-машину, или пылеотбиватель,
в которой тряпье разбивается зубчатым цилиндром, причем пыль и сор
удаляются, Затем тряпье моется. В последнее время тряпье моется в
голландрах или ролах. После этого тряпье варится отчасти для
окончательного удаления грязи, отчасти для обесцвечивания разных красок,
отчасти и для размягчения грубого тряпья. Тонкое, белое тряпье зачастую
промывается только в полумассовом роле. Прежде для получения полумассы
применялось брожение (гниение) тряпья; теперь же оно заменяется двумя
приемами: измельчением и бучением. Последнее уничтожает те вещества
(смолы, камедь, сахар, масло, дубильную и другие кислоты), который
склеивают между собою волокна.
Измельчение производится в "массовом" роле. Бучение производится чаще
всего в тряповарном котле, который разделен на две половины двумя
дырчатыми стенками, отстающими одна от другой на 10 сантиметров; с
промежутком между ними сообщается пустостенная ось, вокруг которой котел
вертится, в один конец которой вводится пар, а через другой конец
выводится грязная вода. Заполняется котел тряпьем через два лаза,
закрываемые затем плотно, причем каждая половина может быть заполнена
особым сортом тряпья. Вместимость котла около 60 пуд. тряпья. Туда же
кладется едкая известь, или сода, или поташ, и пускается пар под
давлением нескольких атмосфер. При грубом - тряпье бучение приходится
повторить и даже обрабатывать хлорной известью.
Наиболее распространенные суррогаты - дерево и солома. Солома
разрезается на соломорезках, на кусочки длиною 4 - 6 мм., которые
освобождаются на особой машине от узлов и сора. Затем солома мелется на
жерновах. Бучение производится или холодным или горячим путем. В первом
случае соломенная сечка складывается в ямы, где и оставляется до
размягчения; во втором случае употребляется описанный аппарат. Чаще
всего употребляется солома ржаная. В соломе бобовых растений узлы не
тверже остальных частей, поэтому очистка легче. Особенно пригодна солома
гороха, в которой содержание клейковины полезно. Нарезанная солома
варится, отжимается и бучится. Удаляемая темно-коричневая щелочная
жидкость упаривается и потом прокаливается для обратного получения соды.
Солома же промывается на ролах так, чтобы не осталось и следа соды и
полуразложившихся органических веществ. Промытая солома поступает в
резервуар, откуда проводится к измельчателю - раффинеру, после чего идет
в отбельный рол. Беление производится хлорною известью, которая
предварительно разводится водою в цементных бассейнах. После отбелки
солома отжимается и поступает для выделки полумассы, или на немецкие
толчеи, с пестами или молотами, дающие толстые сорта, или же на ролы,
которых производительность больше, но которые зато требуют большей
движущей силы и легко оставляют в массе узлы, удаляемые, впрочем, потом
на особой машине.
Рол, иначе голлендер почти всегда делается из чугуна овальной формы.
Вдоль длинных сторон находятся рычаги, на которых укреплены подшипники,
поддерживающие железную вращающуюся ось, а на ней насажен дубовый вал,
скрепленный железными обручами. По окружности вала сидят ножи (от 48 до
72 штук). Вал может быть установлен выше или ниже при помощи
вышеозначенных рычагов с установочными винтами. Вдоль средины рола идет
продольная стенка такой длины, что по концам остается свободное
сообщение вокруг. Деревянное дно имеет такую форму, что масса, поступая
к валу, постепенно поднимается, затем проходит по концентрическому
подъему с валом, а потом снова опускается. Непосредственно под валом
укреплена так называемая планка, составленная из вертикальных ножей, в
количестве 12 - 20 штук. Вал накрыт деревянным кожухом. В начале работы
вал держат высоко; при этом тряпье только промывается. Позже вал
опускается почти до прикосновения с нижними ножами (планкой). Когда рол
употребляется только как промывная машина, то, кроме ножевого вала,
помещают еще и промывной вал, снабженный прямыми или кривыми лопатками.
Во время обработки на роле в массу прибавляют хлор для беления, после
чего вода отжимается на гидравлических прессах или центрифугах,
остающийся затем хлор удаляется или продолжительной промывкой, или
промывкой с сернистокислым натром, так называемым антихлором.
Для переработки полумассы в массу, теперь употребляют исключительно
массовый рол, который отличается от полумассового рола большим числом
ножей на валу и большею скоростью вращения вала. В нем всегда имеется и
промывной вал и еще углубление в дне для скопления песка. Хорошо
приготовленная масса, разведенная водой, должна представляться в виде
ровной молочной жидкости без комочков. Для придания бумаге более ровного
цвета, а также и большего веса (для продажи), в рол прибавляют
отмоченного мела, гипса, глины (в особенности так называемой трубочной),
или каолина. Сюда же прибавляют синьки. Чтобы на бумаге чернила не
растекались, ее проклеивают, для чего употребляется клей, животный или
растительный, или смесь обоих в соединении с квасцами. Для получения
растительного клея берут гарпиус или канифоль, соду и крахмал.
По способу производства различают бумагу ручную, или черпальную, и
машинную. Ручное производство ведется таким образом: масса наливается в
чан, где разводится, насколько нужно, водою, прибавляется в нее краска и
клей, постоянно размешивается и, кроме того, подогревается, для чего с
боку чана вделано полушаровидное медное углубление, в котором
поддерживается огонь. При нагретой массе она не оседает в чане и, кроме
того, вода легче стекает с формы. Поперек чана положена доска, на
которую кладут форму, после того как ею зачерпнута масса. Форма состоит
из медной сетки и деревянных рам с особой крышкой. Так называемые
водяные знаки на бумаге; видные светлыми линиями насквозь, получаются
так, что на сетку прикрепляют контуры, сделанные из медной, более
толстой, проволоки, и в этих местах масса будет тоньше.
Когда вода стекла, форму откладывают так, что сырой рыхлый лист
бумаги ложится на сукно, к которому пристает лучше, нежели к сетчатой
форме и потому на нем и остается. Сверх него кладется другое сукно, на
которое складывается новый лист и т.д. до 150 - 200 слоев, причем
образуется так называемый столбок. Если нужно получить рыхлую пропускную
бумагу, то все это прямо сушится без давления; если же требуется
получить плотную бумагу, то столбок кладется под пресс, после
прессования сукно вынимается, а все бумажные листы снова прессуются,
после чего вешаются для просушки. После просушки бумага снова прессуется
для выравнивания листов и наконец сатинируется, т.е. сильно прессуется с
прокладкой глянцевитого картона (так называемой политуры) или
пропускаются листы бумаги с двумя цинковыми листами по бокам между
валами. Затем листы сортируются и считаются.
Машинное производство бумаги в сущности основано на том же, что и
ручное, только отдельные манипуляции производятся машинами, вследствие
чего весь процесс обходится гораздо дешевле и делается гораздо быстрее.
Машины, называемые вообще самочерпками, бывают с цилиндрами и плоскими
сетками. Первые употребляются для приготовления папки, оберточной,
обойной и толстой писчей бумаги; вторые употребляются для тонких сортов.
Чаны с массой делаются из дерева, металла или камня и вмещают в себя
содержимое нескольких ролов. Чаны снабжены мешалками, а сверху находится
трубочка, поливающая внутренние края чанов для того, чтобы масса к ним
не присыхала. Выпускные краны для массы находятся под самым дном. Масса
перед поступлением в машину проходит регулятор, который доставляет на
машины строго определенное количество массы, смотря по заданному весу и
толщине бумаги, Затем масса проходит сосуд, для задержки песка, который
садится между набитыми на дно планками, а также чиститель, состоящий из
двух помещенных один за другим ящиков, имеющих дно с продольными
прорезами и приводимых в сотрясение особой осью с кулачками.
Задерживающаяся грязь и узлы отводятся в сторону, а чистая масса
поступает по резиновой пластинке на сетку. Бесконечная сетка,
изображенная на фиг. 6 пунктиром, состоящим из черточки и точки, сделана
из разной проволоки, смотря по надобности; она сверху образует
горизонтальную плоскость и держится в натянутом состоянии при помощи
особых валиков снизу, которых подшипники устанавливаются по надобности
винтами. Поддерживающие валики (30 штук) поставлены настолько близко
друг от друга, что сетка образует вполне ровную горизонтальную
плоскость. Накладки же суть не что иное, как две бесконечные резиновые
ленты, ограничивающие по краям ширину бумаги. Вода, высасывается из
бумаги при проходе сетки над двумя ящиками, из которых воздух
выкачивается. Мокрый пресс, состоящий из двух латунных валов, сообщает
бумаге крепость, достаточную для дальнейших операций. Валдэнди
выдавливает фабричные клейма, как выше было объяснено относительно
водяных знаков. Наконец сухие прессы, между которыми находится аппарат
для натяжения суконного бесконечного холста, здесь кончается мокрая
часть самочерпки, и бумага непосредственно переходит на сухую часть и
обходит прежде всего три сушильные барабана, нагреваемые паром. Между
ними находятся два меньшие вала, назначенные для того, чтобы сушить
сукно. Для тонких бумаг, напр. почтовых, этих трех барабанов довольно;
для более толстых число их, смотря по надобности, увеличивается. За ними
следует первый сатинировальный пресс с валами из твердого чугуна, затем
помещен еще сушильный барабан, далее еще сатинер, за ним увлажнитель и
наконец режущий аппарат, где валы с острыми краями обрезают у бумаги
края и разрезают ее на несколько лент, наматывающихся затем на мотовила.
Для последующего разделения бумаги вдоль и поперек придуманы разные
специальные машины. Кроме того, существуют специальные сатинировальные
машины, в которых бумага лощится, как выше сказано, между валами, причем
лист бумаги пускается между двумя цинковыми листами; при этом тоже можно
выдавливать водяные знаки. Успешнее всего идет сатинировка на каландрах,
которые входят в употребление лишь с 1850 г., хотя уже давно
употребляются при аппретуре тканей. Валы каландра поочередно бумажные и
чугунные, их число и расположение различно (от 2 до 12), с паровым
нагреванием и без него. Для выдавливания на бумаге бугорков, рубчиков,
бородавок и пр. употребляются и гравированные валы.
Цветная бумага готовится или прибавлением краски в чан, или
наведением краски механическими кистями.
Папка или картон отличается от бумаги только большею толщиною листов
(от 0,5 до 10 мм.) и выделывается или прямо черпанием толстых листов,
что дает картон неровный и рыхлый, или соединением нескольких тонких
листов, что дает лучшие сорта папки. Соединение листов производится
различно: или прямым наложением и сдавливанием только что
отформированных мокрых листов (папка неклееная, натуральная), или
склеиванием листов каким-нибудь клеем. Последний способ дает высшие
сорта картона, идущие для живописи, для приготовления игральных, карт и
т.п. Из чана масса прежде всего поступает на чиститель, в котором
верхний мелкий ящик с колосничковым дном приводятся в сотрясения. Чистая
масса проходит вниз и затем в ящик, в котором ее постоянно размешивают
крылья. Здесь она проникает сквозь сетчатый барабан и отводится через
отверстие, находящееся в лобовой плоскости цилиндра и закрытое кожею, в
сосуд. Комочки, не прошедшие через сетку цилиндра, пристают к его
поверхности и снимаются валиком, находящимся сверху, после чего по
желобу поступают в корыто, откуда удаляются. В ящике масса тоже
постоянно перемешивается мешалками. Барабан составлен из сетки,
настолько частой, что волокно задерживается на его поверхности и только
вода проходит, а затем удаляется через боковое отверстие. Приставшая
масса переходит на бесконечное сукно, где совершает несколько кругов,
смотря по требуемой толщине папки. Цилиндрический пресс так устроен, что
он не только производит давление, но еще через несколько оборотов,
смотря по установке, он обрезает папку и снимает ее с сукна.
Разбор бумаги в России следующий: 24 листа составляют десть, 20
дестей составляют стопу, 10 - 12 стоп составляют кипу. В Германии же 10
листов составляют тетрадь, 10 тетрадей - десть; 10 дестей стопу. Бумаги
вообще разделяются на следующие сорта: почтовые, продающиеся обрезными и
флатом, т.е. не сложенными листами; печатные, иногда называемые роялью;
пакетные для изготовления мешков; товарные, плотные сорта оберточной
бумаги, употребляемые для обертки разных товаров, преимущественно
мануфактурных; оберточные магазинные; обертки чайные и бутылочные -
тонкие; цветные и так называемые альбомные и пр.
П. Энгельмейер.
Бунзен (Роберт Вильгельм) - знаменитый немецкий
химик-экспериментатор. род. 31 марта 1811 года в Гёттингене, где его
отец был профессором литературы. Первоначальное образование Б. получил в
гимназиях гёттингенской и гольцмюнденской, а в 1828 г. поступил в
университет своего родного города, где изучал физику, химию и геологию.
Завершив свое образование в Париже, Берлине и Вене, он защитил в 1833 г.
диссертацию по химии, в геттингенском университете, а в 1836 г. занял
кафедру химии в кассельском политехническом институте, освободившуюся по
уходе оттуда Вёлера; в Касселе он пробыл до 1838 г., пока не был
приглашен в качестве экстраординарного профессора химии в марбургский
университет, где в 1841 г. был избран ординарным профессором и
директором химического института. В 1851 г. Б. переселился в Бреславль
по приглашению университета и предпринял там постройку химической
лаборатории; но вскоре (в 1852 г.) покинул Бреславль и занял кафедру
химии в гейдельбергском университете; здесь на своем 50-тилетнем
докторском юбилее (17 окт. 1881 г.) Б. получил чин тайного советника
первого класса и только в 1889 г. передал кафедру Виктору Мейеру.
Наука обязана Б. весьма важными исследованиями: его имя занимает одно
из самых почетных мест на страницах истории химии. Первые работы Б.
касаются различных вопросов неорганической химии, но вскоре его внимание
было привлечено арсеноорганическими соединениями; результатом этих
исследований было, между прочим, получение какодила (арсендиметила), с
таким восторгом встреченное сторонниками теории сложных радикалов.
Работы с газообразными веществами привели Б. к открытию новых методов,
совокупность которых создала нынешний "анализ газов". Но наиболее важное
и замечательное открытие Бунзена, давшее для науки столько богатых
результатов и сделанное им в сообществе с его другом Кирхгофом (в 1860
г.), составляет спектральный анализ, с помощью которого, как самим
Бунзеном, так и другими химиками, было открыто не мало новых редких
элементов, встречающихся в природе лишь в очень малых количествах
(рубидий, цезий и др.). Вообще своими исследованиями в области
органической, физической, аналитической, и минеральной химии Бунзен
много содействовал развитию химических знаний и всюду умел приложить
новые, оригинальные методы; его профессорская и педагогическая
деятельность. обнимающая более половины столетия, была весьма
плодотворна: у Бунзена в Гейдельберге учились точным приемам анализа и
минеральной химии значительное большинство современных учителей химии не
только из немцев, но из англичан и русских. Кроме упомянутых работ в
области химии, особенного внимания заслуживают: открытие рубидия и цезия
и изучение этих редких элементов, исследование двойных цианистых солей,
работы относительно химического сродства, определение атомного веса
индия, анализы пороховых газов (совместно с Л. Н. Шишковым) и газов
доменных печей, систематическое изложение реакций окрашивания в пламени
бунзеновской горелки. Человечество обязано Бунзену открытием противоядия
(водной окиси железа) при отравлении мышьяком (мышьяковистой кислотой).
Во время своей летней поездки в Исландию, в 1846 г., Б. произвел целый
ряд геолого-химических исследований, весьма важных для уяснения
вулканических явлений. К области физики и физической химии относятся
исследования относительно удельных весов, о влиянии давления на
температуру, затвердевания расплавленных веществ; исследования,
иллюстрирующие справедливость закона Генри Дальтона о зависимости
растворимости газов от давления, работы относительно явлений горения
газов и о сгущении сухой угольной кислоты на поверхности стекла,
калориметрические исследования и др.; сюда же примыкают: получение
электролитическим путем щелочных и щелочноземельных металлов и
фотохимические исследования; магнезиальный свет, нашедший себе
применение в фотографии и для других целей, также открыт (в 1860 г.)
Бунзеном, получившим впервые магний в больших количествах. В химической
и физической практике в большом ходу многие приборы, изобретенные
Бунзеном и носящие его имя, напр. : Бунзевовская горелка, Бунзеновский
водяной насос и регулятор, Бунзеновская батарея, Бунзеновский
абсорбциометр и др.

Большинство работ Б. напечатано в специальных химических журналах
(гл. обр. "Liebig's Annalen der Chemie und Pharmacie"и "Poggendorff's
Annalen der Physik und Chemie"); в отдельном издании имеются следующие
сочинения: "Enumeratio ас descriptio Нуgrometrorum" (Геттинг., 1830);
"Das Eisenoxyd, ein Gegengift der arsenigen Sдure"(вместе с Бертольдом,
Геттинген, 1834; 2 изд., 1837); "Schreiben an Berzelius ьber die Reise
nach Island" (Марб., 1846); "Ueber eine volumetrische Methode von sehr
allgemeiner Anwendbarkeit" (Гейдельб., 1854); "Gasometrische Methoden"
(Брауншвейг, 1857; 2 изд., 1877; перевед. Роско на английский и
Шнейдером на французский яз.); "Anleitung zur Analyse der Aschen und
Mineralwasser" (Гейдельб., 1874). Важнейшие работы, помещенные в
Poggendorff's Annalen: "Eigenthumliche Verbindungen d. Doppelcyanure mil
Ammoniak", 34, 131; "Untersuchung d. Doppelcyanure", 36, 404;
"Organische Verbindungen mit Arsen als Bestandtheil" 40, 219 и 42, 145;
"Untersuchung d. Hochofengase und deren Benutz. als Brennmaterial", 45,
339 und 46. 193; "Spannkraft einig. condensirt. Gase", 46, 97;
"Untersuchung d. Gichtgase d. Kupferschieferofens zu Friedrichshutte",
50, 81 и 637; "Anwendung der Kohle z. Voltasch. Batterien", 54, 417;
"Bereit. ein. Kohle als Ersatz d. Platins in d. Grove'schen Kette", 55,
265; "Verbesserte Kohlenbatterie", 60, 402; "Physikalische Beobachtungen
uber die Geisire Islands", 72, 159; "Einfluss d. Drucks auf die chem.
Natur d. pluton. Gesteine", 81, 562; "Ueber die Processe vulcan.
Gesteinsbildung in Island", 83, 197; "Darstellung d. metall Chroms auf
galvan. Wege", 91, 619; "Ueber electrolytische Gewinnung d. Erd- u.
Alkalimetalle", 92, 648; "Zur Kenntnis d. Cдsiums", 119, 1;
"Thermoketten von grosser Wirksamkeit", 123, 505; "Ueber die
Erscheinungen beim Absorptionsspectrum des Didyms", 128, 100; "Ueber die
Temperatur der Flammen des Kohlenoxyds und Wasserstoffs", 131, 161;
"Calorimetrische Untersuchungen", 141, 1; "Spectralanalytische
Untersuchungen", 155, 230 и 366: "Verdichtung v. trockner Kohlensuare an
blanken Glasflachen" 20, 545 (1883) и 22, 145 (1884); "Ueber Kapillare.
Gasabsorption", 24, 321 (1885); "Zersetzung des Glases durch Kohlensдure
enthaltende Capillare Wasserschicht", 29, 161 (1886);"Ueber die
Dampfcalorimeter", 31, 1 (1887). Совместно с Л. Н. Шишковым: "Chemische
Theorie des Schisspulvers", 102, 321. Вместе с Роско (Roscoe):
"Photochemische Untersuchungen", 96, 373; 100, 43; 100, 481;101, 235;
108, 193; 117, 529. С Кирхгофом: "Chemische Analyse durch
Spectralbeobachtungen", 110. 161; 113, 337. В Liebig's Annalen:
"Untersuchungen uber die Kakodylreihe", 37, 1; 42, 14; 46, 1; "Beitrag
zur Kenntniss d. island. Tulfgebierges", 61, 265;"Ueber d. innern
Zusammenhang d. pseudovulcan. Erschein. Islands", 62, 1 и 65, 70
(Bemerkungen); "Ueber quantitative Bestimmung d. Harnstoffs", 65, 375;
"Darstellung des Magnesiums auf electrolyt. Wege", 82, 137;
"Zusammensetzung d. Jodstickstoffs", 84, 1; "Untersuch. uber d. chem.
Verwandschaft", 85, 137; "Ueber Sartorius v. Waltershausen's Theorie d.
Gesteinsbild", 89, 90; "Darstellung d. Lithiums", 94, 107; "Darstellung
reiner Cerverbindungen; Ceroxyde", 105, 40 и 45; "Unterscheidung und
Trennung d. Arseniks von Antimon und Zinn", 106, 1; "Lothrohrversuche",
111, 257; "Flammenreactionen", 138, 257; "Verfahren zur Bestimmung des
specif. Gewichts von Dдmpfen und Gasen", 141, 273; "Ueber das Rhodium",
146, 265; "Ueber das Auswaschen der Niederschlage", 148, 269; "Trennung
d. Antimons vom Arsenik", 192, 305. Вместе с Баром: "Ueber Erbinerde uud
Yttererde", 137, 1.
Этот длинный (но все-таки не полный) список работ всего красноречивее
свидетельствует о разностороннем и необыкновенном даровании Бунзена, как
химикаэкспериментатора, и о тех важных заслугах, которыми ему обязана
наука.
Бура (тинкал) кристаллизуется в моносимметрической системе и по
внешнему виду кристаллов, обусловленному преобладанием клинопинакоида и
призмы, напоминает столбчатые авгитовые кристаллы. Кристаллы Б.
прозрачны, бесцветны или сероваты, обладают жирным блеском, растворимы в
воде (1 ч. в 14 ч. воды); вкус сладковатощелочной. Перед паяльной
трубкой сильно пучится и сплавляется в прозрачное стекло, окрашивая
пламя в желтый цвет. Химически состав - Na2B4O7+10H2O соответствует 16 %
натра, 37 % борной кислоты и 47 % воды. Б. встречается готовой в природе
или получается искусственным путем из борной кислоты, напр. в Тоскане.
Б. в большом количестве отлагается по краям тибетских самосадочных
соляных озер, откуда впервые Б. и была ввезена в Европу под местным
названием тинкала. Из других месторождений следует еще указать некоторые
мелкие озера Калифорнии, в особенности мелководное озеро "Cleare", в илу
которого находят крупные кристаллы Б. Интересно, что искусственные
ромбоэдрические кристаллы Б. содержат меньше воды, а именно 5Н2О.
Техническое применение Б. довольно разнообразно, так как она
употребляется при лужении, глазировании, лакировании, в медицине и т. д.
Ф. Л. Бурбоны (Bourbon) - старый французский род, который, благодаря
своему родству с королевским домом Капетингов, занимал долгое время
французский и другие престолы. Название свое ведет от замка Б. в прежней
провинции Бурбоннэ. Первый сеньор этого рода, упоминаемый в истории, был
Адемар, основавший 921 г. приорство Сувиньи, в Бурбоннэ. Его четвертый
преемник, Аршамбо I, изменил название родового замка, присвокупив к нему
свое имя, вследствие чего получилось Bourbon l'Archambault. При его
наследниках владения Б. значительно увеличилисьтак что уже Аршамбо VII
мог получить руку Агнесы Савойской, что сделало его шурином Людовика
Толстого. Его сын Аршамбо VIII имел лишь одну дочь Маго, и владения его,
поэтому, перешли после долгого спора в 1197 г. к Гюи де Дампиeppy, ее
второму мужу. Сын их, Аршамбо IX, был настолько могуществен, что графиня
Бланка Шампанская сделала его пожизненным протектором своего графства, а
король Филипп Август возвел его в коннетабли Оверни. - Аршамбо Х оставил
двух дочерей, Маго и Агнесу, которые обе вышли замуж за членов
Бургундского дома. Только вторая из них оставила наследницу в лице
Беатрисы, вышедшей в 1272 году замуж за Роберта, шестого сына Людовика
Святого, короля французского. Соединившись таким образом узами родства с
королевским домом Капетингов, Бурбоны, как побочная ветвь этого рода,
приобрели, после смерти последнего мужского потомка другой ветви, Валуа,
законные права на французский престол. Сын Беатрисы и Роберта, Людовик I
Хромой, наследовал от отца графство Клермон. Карл Красивый в 1327 г.
сделал его герцогом. Старший сын его, Петр I, второй герцог Бурбон, был
убит в битве при Пуатье, где он собственным телом прикрыл и этим спас
короля Иоанна. Его сын и наследник, Людовик II, называемый Добрым,
должен был в качестве заложника последовать вместе с пленным королем в
Англию и вернулся во Францию только после мира, заключенного в Бретиньи
в 1360 году. После смерти Карла V (1380) Людовик,. вместе с 3 другими
королевскими принцами, избран был в опекуны юного Карла VI. В 1391 г. он
предпринял на 80 судах морскую экспедицию против разбойничьих государств
на североафриканском берегу, Иоанн I, четвертый герцог Б., отличавшийся
рыцарски изысканным обращением, в битве при Азенкуре был взят в плен и
увезен в Англию, где и умер. Карл I, герцог Б., принимал деятельное
участие в заключении Аррасского мира, затем несколько раз восставал
против Карла VII. Иоанн II, герцог Б., по прозванию Добрый, сражавшийся
с англичанами в 1450 году при Форминьи и в 1453 г. при Кастильоне, умер
бездетным; ему наследовал брат Карл II, кардинал и архиепископ лионский,
который умер спустя год, после чего все имущества и владения главной
ветви Б. перешли к боковой линии Бурбон-Божё (B.- Beaujeu), а именно к
Петру, графу Божё. Последний, любимец и личный друг Людовика XI, женился
на его дочери Анне, и был во время малолетства Карла VIII одним из
регентов Франции. Он был восьмым герцогом Бурбонов, хотя более известен
под именем sire de Beaujeu. Права его дочери Сюзанны на наследство стали
однако оспариваться Шарлем Бурбоном, знаменитым коннетаблем. Желая
помирить обе стороны, Людовик XII соединил их браком, после чего Шарль
сделался девятым герцогом Б. За то, что он вступил в союз с императором
Карлом V против Франции, самостоятельность герцогства Б. была в 1523
году уничтожена, и оно было включено в состав государства.
Из различных боковых линий этого же рода, после изгнания коннетабля,
особое значение приобрела линия Вандом (Vendome). Она ведет начало от
Якова Б., графа де ла Марш, второго сына Людовика Хромого, и при
посредстве брака Антона Б., герцога Вандом, с Жанной д'Альбрэ достигла
сперва наваррского престола, а затем, после смерти последнего
представителя дома Валуа, заняла французский престол, в лице Генриха IV,
и наконец чрез брак и счастливые войны - престол испанский и
неаполитанский. Из других боковых линий можно назвать еще Монпансье,
Конде, Конти и Суассон. Только отдельные члены этих линий носили фамилию
Б.; таков, напр., кардинал Шарль де Б., который, под именем Шарль X, был
выставлен католической лигой, как кандидат на французский престол.
Династия Б. на французском престоле начинается с Генриха IV сына Антона,
герцога Вандом и короля наваррского, который после умерщвления в 1589 г.
Генриха III, последнего Капетинга из дома Валуа, сделался согласно
Салийскому закону о престолонаследии прямым наследником французского
престола. От своей второй жены, Марии Медичи, Генрих IV имел пятерых
детей в том числе Людовика XIII наследовавшего ему в 1610 году Гастона,
герцога Орлеанского, умершего без мужского потомства; из числа трех
дочерей Генриха - Генриетта Мария вышла замуж за Карла I Английского.
Людовик XIII, женатый на Анне Австрийской, дочери Филиппа III
Испанского, оставил двух сыновей: Людовика XIV, и Филиппа, который
получил титул герцога Орлеанского и сделался родоначальником младшей
Бурбонской династии. Сын Людовика XIV от брака с Марией-Терезией
Австрийской, дочерью Филиппа IV, дофин Луи, по прозванию Monsieur, умер
уже в 1711 году, оставив от брака с Марией-Анной Баварской трех сыновей:
1) Людовика, герцога Бургундского; 2) Филиппа, герцога Анжуйского,
впосдедствии (с 1700 г. ) короля Испании, и 3) Шарля, герцога
Беррийского. Герцог Людовик Бургундский умер уже в 1712 г.; жена его,
МарияАделаида Савойская, родила 3-х сыновей, из которых двое умерли в
раннем детстве, а оставшийся в живых сделался в 1715 г. наследником
Людовика XIV, под именем Людовика XV . Последний имел от Марии
Лещинской, дочери низложенного польского короля Станислава, сына дофина
Луи, женившегося на Марии-Жозефине Саксонской и умершего в 1765 году,
оставив 3-х сыновей: 1) Людовика XVI наследовавшего в 1774 году своему
деду, Людовику XV; 2) Луи-Станислава-Ксавье, графа Прованского, который
в 1814 году занял французский престол под именем Людовика XVIII
ШарляФилиппа, графа Артуа, наследовавшего только что названному брату
под именем Карла Х. От жены Людовика XVI, Марии Антуанетты Австрийской,
родились: 1) дофин Луи, умерший в 1789 г.; 2) Луи, называемый Людовиком
XVII и умерший в 1795 году, в 3) Мария - Терезия-Шарлотта, называемая
Madame royale, впоследствии герцогиня Ангулемская умершая в 1851 году.
Людовик XVIII не имел детей, Карл же Х оставил двух сыновей: 1)
Луи-Антуана, герцога Ангулемского считавшегося дофином до революции 1830
г. и умершего без потомства в 1844 г., и 2) Шарля Фердинанда, герцога
Беррийского убитого 1820 года. От последнего осталось двое детей: 1)
Мария-Луиза-Терезия, называемая Mademoiselle d'Artois, вышедшая замуж за
герцога Пармского и умершая в 1864 году; 2) Анри-Шарль-Фердинанд-Мария
Диедоннэ, герцог Бордосский, впоследствии граф Шамбор сделавшийся
представителем старшей ветви Б. Приверженцы называли его Генрихом V, с
тех пор как дядя ему уступил свои права на престол. Со смертью его в
1883 году угасла старшая линия Бурбонов.
Орлеанская линия, вступившая на французский престол в 1830 г. и
низложенная в 1848 г., ведет свое начало от второго сына Людовика XIII и
брата Людовика XIV, герцога Филиппа I Орлеанского ум. в 1701 г. Он
оставил от второго брака с Елизаветой-Шарлоттой Пфальцской, Филиппа II
герцога Орлеанского, регента Франции во время несовершеннолетия Людовика
XV. Сын последнего Луи-Филипп, герцог Орлеанский, + 1752 г., оставил
сына. тоже Луи Филиппа, герцога Орлеанского, умершего в 1785 г. Его сын
Луи-Жозеф-Филипп, герцог Орлеанский прозванный Эгалите, погиб в 1793 г.
на эшафоте. Старший сын его Людовик-Филипп носивший при жизни отца титул
герцога Шартрского, а затем - герцога Орлеанского, с 1830 по 1848 г. был
королем Франции и ум. 1850 г.
Испанская линия. Людовик XIV посадил в 1700 году своего внука
Филиппа, герцога Анжуйского, на испанский престол, и тот под именем
Филиппа V положил начало испанской Бурбонской династии. Ему наследовал
сын его Фердинанд, умерший бездетным; потом царствовали Карл III, брат
Фердинанда, и Карл IV, сын Карла III, низвергнутый Наполеоном. Старший
сын Карла IV, после падения империи, вступил на испанский престол под
именем Фердинанда VII; а второй сын, дон Карлос, долгое время был
претендентом на испанскую корону. После смерти Фердинанда VII остались
две дочери: 1) Изабелла-Мария-Луиза, которая, вступив на испанский
престол под именем Изабеллы II, принуждена была в 1868 г. от него
отказаться; сын ее, Альфонс, занял вновь престол в 1875 г., под именем
Альфонса XII; а после его смерти, последовавшей в 1885 г., наследовал
ныне царствующий 5 летний сын его Альфонс XIII. 2)
Луиза-Мария-Фердинанда, супруга герцога Антона Монпансье.
Неаполитанская линия. Вследствие войны за Испанское наследство,
королевство Обеих Сицилий перешло от Филиппа V испанского к императору
Карлу VI Габсбургу. После Венского мира младший сын Филиппа V, дон
Карлос, в 1735 году стал королем Обеих Сицилий под именем Карла III.
Когда последний должен был наследовать брату своему Фердинанду VI на
испанском престоле, он предоставил корону Неаполя и Сицилии своему
третьему сыну, названному Фердинандом IV, с условием, что эта корона не
должна впредь соединиться с короной Испании. В 1806 г. Фердинанд IV
должен был бежать из Неаполя, но после падения Наполеона опять сделался
королем Обеих Сицилий под именем Фердинанда и. Ему наследовал сын
Франциск I, оставивший престол своему сыну Фердинанду II которому
наследовал сын его под именем Франциска II. Франциск II в 1860 г.
лишился престола, и владения его перешли к новому Итальянскому
королевству.
Герцогства Парма и Пиаченца были отданы Австрией по Аахенскому миру
1748 г. младшему сыну Филиппа V, дон Филиппу, с тем однако условием,
что, в случае неимения мужского потомства, или если таковое заиметь
престол обеих Сицилий или испанский, оба герцогства переходят обратно к
Австрии. Филиппу наследовал в 1765 г. сын его Фердинанд и. Сын
последнего, Людовик, получил в 1802 г. Тоскану с титулом короля Этрурии;
ему наследовал сын его Карл-Людвиг-Фердинанд, вскоре, однако,
вынужденный отказаться от престола (Этрурия перешла к Франции). По
Венскому конгрессу Парма и Пиаченца перешли к супруге Наполеона
Марии-Луизе, а пармской Бурбонской линии было дано взамен герцогство
Лукка. Поеле смерти МарииЛуизы (1847 г.) Парма и Пиаченца перешли вновь
к линии Б., которая, со своей стороны, еще раньше возвратила герцогство
Лукку Тоскане. Представителем ее в это время был Карл III, умерщвленный
в 1854 г. От его брака с дочерью герцога Беррийского осталось 4-ро
детей, из которых старший, Роберт-Карл-Людовик-Мария, наследовал отцу,
причем управление государством перешло к матери-регентше. Волнения 1859
г. заставили его сложить корону. Ср. Coiffier Demoret, "Histoire du
Bourbonnais et des Bourbons" (2 т., Пар., 1828); Achaintre, "Histoire
chronolopique et gеnealogique de la maison royale de B. " (2 т., Пар.,
1825); La Mure, "Histoire des duсs de B. " (3 т., Пар., 1860 - 68);
Dussieux, "Genealogie de la maison de В. " (Пар., 186").
Бургаве (Герман Boerhaave) - один из знаменитейших врачей XVIII
столетия, род. 1668 в маленькой деревне Вооргоуд (предместье Лейдена), в
Голландии, и уже на 11 году жизни приобрел, под руководством отца,
обширные сведения в латинском и греческом языках и изящных науках.
Рассказывают, что около этого времени у него образовалась язва на
голени, от которой тогдашние врачи не могли излечить его в течение целых
7 лет, пока он сам себя не вылечил, и что будто бы это обстоятельство и
определило его будущее назначение. На 15 году жизни, лишившись отца; Б.
отправился в Лейден, изучал там историю, натур-философию, логику и
метафизику, даже еврейский и халдейский языки, чтобы читать Священное
писание в оригинале и добывал себе скудные средства к жизни частными
уроками. Согласно желанию отца, он сначала готовил себя для духовного
звания, от которого однако его оттолкнула крайняя нетерпимость
тогдашнего духовенства ко всякому, скольконибудь самостоятельному
мнению. С тех пор он окончательно посвятил себя медицине. Получив
докторскую степень, он в 1701 г. сделался профессором медицины в
Лейдене, а в 1709 г. профессором ботаники и медицины. В это время им
изданы 2 главнейших его сочинения: "Институции" и "Афоризмы", написанные
им для учеников и составлявшие как бы объяснительный текст к его
лекциям. В 1715 г. ему была передана кафедра практической медицины,
причем он открыл больницу, где 2 раза в неделю демонстрировал своим
ученикам больных, чтобы научить их, как нужно наблюдать и лечить
болезни. Наконец, 1718 г., вопреки его желанию, университет поручил ему
кафедру химии. По остроумному выражению одного из его биографов, Б.
одной своей особой представлял целый факультет. Он же первый в
Нидерландах стал читать лекции о глазных болезнях. Ум. 23 сент. 1738 г.
от болезни сердца.
Слава Б. как практического врача не уступала его известности, как
теоретика. Со всех стран к нему стекались больные, и даже коронованные
особы не находили для себя унизительным делать ему визиты. В
доказательство его необычайной известности часто приводится письмо,
полученное им от одного китайского мандарина по адресу: "Бургаве, врачу
в Европе". Город Лейден должен был раздвинуть свои укрепления и
выстроить новые дома, чтобы дать помещение его многочисленным
слушателям. Когда, однажды, после 6 месячной болезни, он в первый раз
появился на улице, то город отпраздновал это событие иллюминацией. После
его смерти ему воздвигли в Лейдене простой, но достойный его имени
памятник с надписью: "Salutifero Boerhaavii genio sacrum". Дочери своей
он оставил состояние в 4 милл. франков. Это подало повод к обвинению его
в корыстолюбии; но из его биографии известно, что он отличался
чрезвычайной благотворительностью, но только любил помогать втайне.
Что касается его ученых заслуг, то Б. имел уже правильное понят о
происхождении нервов из серого вещества центральных нервных органов и об
их распространении к периферии, много способствовал распространению
верного взгляда Бриссо на местонахождение катарактов и полагал возможным
излечивать оспу, посредством препаратов ртути и сурьмы. В своей
вступительной речи от 1709 г. "De commendando studio Hippocratico" он
доказывал, что можно быть хорошим врачом, владея лишь немногими
лекарствами, если держаться подальше от произвольных гипотез. Во всех
своих трудах он исходил из того предположения, что самый верный
руководитель в лабиринте систем - история медицины, а основание всякого
знания лежит в наблюдении при помощи чувств, но что психические
процессы, равно как первоначальные физические и последние метафизические
причины явлений одинаково недоступны физическому методу. В этом духе
работал он сам и учил работать своих учеников, к которым принадлежали
такие люди, как Галлер, ван Свитен, де Гаэн и Прингле. Его знаменитейшие
сочинения: "Institutiones medicae in usus exercitationis annuae
domesticos" (Лейд.1708) и "Aphorismi de cognoscendis et curandis morbis,
in usum doctrinae medicae" (Лейд.1709) долгое время служили основанием
для практического преподавания медицины. Слава Б. зиждется не на его
систематических учениях, а на постоянном устном и письменном
заступничестве за необходимость точного метода в медицине. Cp. Burton,
"An account of the life and writings of В." (Лонд. 1743, 2 т. );
Ionnson, "Life of H. В." (Лонд. 1834); Kesteloot, "Lofrede op H. В."
(Лейден, 1825).
Бургас (Burgas) - портовый город в Восточной Румелии, на берегу
залива того же названия, защищенный с севера Балканами; имеет 5000 жит.,
между которыми много греков и турок; две мечети, одна православная, одна
армянская и одна католическая церкви; таможенное и санитарное
управление. Вся почти торговля находится в руках греков; предметами
вывоза служат: абах (род шерстяной материи из Сливно), масло, сыр. В 15
км. к СЗ. лежат купальни Лицни, очень посещаемые летом. В 1829 г. Бургас
был занят русскими войсками.
Бургундия (франц. Bourgogne) - бывшая французская провинция, когда-то
самостоятельное королевство и герцогство, занимала 26714 кв. км., в
центре восточной Франции, в бассейнах pp. Сены, Луары и Роны и граничила
на С. с Шампаньей, на З. с Бурбоннэ и Нивернэ, на Ю. с Дофинэ и Лионнэ,
на В. с Савойей, Швейцарией и Франшконтэ. В настоящее время из Б.
образовались департаменты: Эна (Aиa), Саоны и Луары, Кот-д'Ор и Ионны.
Рекой Саоной Б. разделяется на северную, гористую Верхнюю Б. и южную,
низменную Нижнюю Б. Страна получила название от германского племени
бургундов (Burgundii, Burgundiones), жившего первоначально в области pp.
Нецы и Варты. В III стол. до Р. X. бургунды переселились по верхнему
течению р. Вислы, откуда были вытеснены гепидами. В великом переселении
народов Б. постепенно все передвигались на ЮЗ., пока в области р. Майна
не сделались соседями аллеманнов, с которыми находились в постоянной
вражде. Отсюда они вместе с другими германскими племенами делали частые
набеги на соседнюю Галлию, но в 277 г. по Р. X. были разбиты импер.
Пробом. В 413 году, с согласия римлян, бургундцы, с королем Гунтаром во
главе, основали государство по лев. берегу Рейна, между Лаутером и Наге,
с главным городом Вормсом (Бургундия Нибелунгова цикла). Вследствие
возмущения против римлян, в 435 г., наемная дружина гуннов опустошила их
государство. Король Гундикар был убит и остаток бургундского народа был
переселен Аэцием в Сабаудию (Савойю). Здесь король Гундиох основал новое
Бургундское государство в области реки Роны. При его сыновьях Гундобаде,
Годегизеле и Хильперихе Б. распалась на 3 части, с главными городами
Лион, Вьенн и Женева. Но Гундобад, умертвив братьев, объединил под своей
властью всех бургундов. Он издал первый кодекс бургундских законов -
"Lex Gundobada" - и значительно ослабил распри между католиками и
арианами (большая часть бургундов приняла христианство от арианского
духовенства); + в 516 г.
Его преемник Сигизмунд, перешедший в католичество, был разбит
сыновьями франкского короля Хлодвига и вместе с женою и детьми утоплен в
колодце в Кульмье. Брат его Годомар сначала (524) разбил франков при
Везеронсе, но потом был сам разбит (532) ими и Б. была присоединена к
Франкскому государству. После разделения этого государства (561),
Бургундия то получала самостоятельность, то присоединялась к одной из
частей Франкского государства - Австразии или Нейстрии. В IX веке, при
распадении Франкского государства после Карла Великого, Бургундия опять
возродилась как самостоятельное государство. Бозо, граф Вьенский, с
помощью папы Иоганна VIII провозгласил себя на Мантальском съезде
вельмож королем В. и Прованса (880). Так возникло государство
Цис-юранской Б., получившее название Арелатского, от главного города
Арля, и простиравшееся от Альп до р. Роны и от Средиземного моря до
Саоны. Но уже в 887 г. от него отделилась северная часть, образовавшая
особое Трансюранское или Верхнебургундское государство, с королем
Рудольфом I. Сын его Рудольф II (934) соединил опять оба государства.
Рудольф III, теснимый своими вассалами, назначил наследником императора
Генриха II, своего племянника. После смерти Генриха II новый император,
Конрад II, объявил Б. леном Германской империи и после продолжительной
борьбы с претендентами на бургундский престол, герцогом Эрнстом Швабским
и графом Одо Шампанским, добился (1038) коронования своего сына,
впоследствии императора Генриха III, бургундским королем, на сейме в
Золотурне. С тех пор некоторые германские императоры короновались в Арле
бургундскими королями; но с падением Гогенштауфенов связь Б. с Германией
становилась все слабее. В последний раз короновался в Арле (1364)
бургундским королем император Карл IV. Мало-по-малу Б. распалась на
множество мелких самостоятельных государств, которые, за исключением
Савойи и Монбельяра, были присоединены к Франции.
Такую же почти судьбу имело герцогство Бургундское (фр. Bourgogne в
тесном смысле), основанное в 884 г. братом Бозо, Рихардом, граф.
Отэнским. Герцогство простиралось от Шалона на Саоне до Шатильона на
Сене. После смерти Рихарда герцогство досталось его сыну Рудольфу
(Раулю), который в 923 взошел на французский престол и + 936, не оставив
потомства. Генрих, брат французского короля Гуго Капета, женатый на
внучке Рихарда, наследовал герцогство, которое таким образом перешло к
боковой ветви Капетингов, угасшей в 1361 г. Иоанн, король французский,
отчасти по праву сюзерена, отчасти по родству с последним герцогом
Бургундским присоединил герцогство к французской короне. Но в 1363 г. он
отдал его в лен младшему сыну своему Филиппу Смелому, явившемуся
родоначальником новой линии Бургундских герцогов. С этого времени
начинается самая блестящая пора в истории Бургундского герцогства.
Торговля, ремесла, искусства, и вместе с ними благосостояние граждан и
богатство страны поднялись и процветали. Филипп Смелый вступил в брак с
Маргаритой, единственной дочерью и наследницею Людвига III, графа
Фландрского, и таким путем приобрел цветущие области Фландрии и
Франшконтэ. Назначение Филиппа регентом Франции, вследствие душевной
болезни Карла VI, привело его к непримиримой вражде с Людовиком,
герцогом Орлеанским, братом короля. Филиппу наследовал сын его Иоанн
Неустрашимый, продолжавший борьбу с герцогом Орлеанским, пока последний
не был убит в Париже подосланными Иоанном убийцами. Возгоревшаяся
вследствие этого война между Францией и Б. закончилась миром 1419 г.; но
во время свидания дофина (впоследствии Карла VII) с Иоанном на мосту
близ Монтеро, последний был убит одним из свиты дофина. Сын его и
преемник Филипп Добрый, чтобы отомстить за убийство отца, соединился с
Генрихом V Английским и вместе с ним вступил в Париж. Между ним и
англичанами возникли, однако, неудовольствия и он заключил мир с
Франциею в Аррасе (1435). Владения свои он увеличил приобретением
Геннегау, Лимбурга, Намюра, Брабанта и Люксембурга; но ему приходилось
вести беспрерывную борьбу с непокорными фландрскими городами. Сын его
Карл Смелый (1467 - 77) увеличил свои владения покупкой Гельдерна и
Цюпфена и сделался одним из могущественных государей своего времени.
Начало правления он ознаменовал усмирением возмутившихся граждан городов
Люттиха и Гента. Короля Людовика XI, явившегося к нему в Перонн без
достаточного прикрытия, он задержал и принудил отказаться от притязаний
на Бургундию. С целью возвести Бургундию в самостоятельное королевство,
Карл задумал связать брачными узами свою дочь Марию с сыном императора.
Недоверие к возраставшему могуществу Б. помешало осуществлению
честолюбивых планов Карла Смелого, против которого образовалась коалиция
из Франции, Австрии и Швейцарии. Бургундские войска, большею частью
тяжеловооруженные рыцарскими доспехами, были разбиты легкой швейцарской
пехотой, уже снабженной новым огнестрельным оружием, при Грансоне
(1476), Муртене и Нанси (1777); в последнем сражении убит сам Карл
Смелый. Единственная его дочь и наследница Мария принесла Бургундию в
приданое Максимильяну, эрцгерцогу австрийскому. Но значительною частью
герцогства (именно Бургундией в тесном смысле) завладел Людовик XI, на
правах сюзерена, и по Арраскому миру (1482) Б. была признана составною
частью Французской монархии. В 1529 г. это было подтверждено императором
Карлом V в Камбрэйском мирном договоре. Остальные бургундские владения,
оставшиеся под властью Австрии, перешли после Карла V к сыну его,
Филиппу II Испанскому.

Литература: Barante, "Histoire des duсs de В. " (10 т. Пар., 1824);
Lebordе, "Les duсs de B. " (6 т. 1749); Dubois, "La Bourgogne depuis son
origine" (1867); Binding, "Geschichte des burgund. roman.
Konigreichs"(Лeйпц., 1868); Jahn, "Geschichte der Burgundionen" (Галле,
1874).
Бурдюк, бурдючек - мех животного, содранный с него через шейное
отверстие без других разрезов; полученный таким образом цельный кожаный
мешок выворачивается шерстью внутрь; кожа снаружи протирается солью, а
изнутри пропитывается дегтем, отверстия шеи, ног и другие
перевязываются, одна лапка оставляется для вливания жидкости и бурдюк
готов к употреблению: для наполнения и хранения жидкостей. Большие
бурдюки, отличающиеся замечательною прочностью, приготовляются из шкуры
буйволов и быков, а бурдючки из шкуры козлят и ягнят. В старину бурдюк
служил, особенно в азиатских странах, единственным средством для
сохранения, а главное для перевозки, вина, масла и т. п. жидкостей; но с
распространением бондарного промысла его употребление более и более
ограничивается. В Закавказье, однако, и ныне бурдюки имеют значительное
распространение. Имея малый вес и большую вместимость, бурдюк очень
удобен для перевозки, особенно вьючной. В Б. возят и носят всякие
жидкости, начиная от воды и нефти и кончая винами. Главные массы
закавказских вин, производимых для местного потребления, перевозятся в
бурдюках. В военном хозяйстве бурдюки приобретают некоторое походное
значение, когда приходится быстро сооружать переправы через реки в
пустынных местах: надутые воздухом в связанные дощатыми перекладинами и
настилкой, они представляют чрезвычайно удобную плавучую платформу, для
плота или моста. Связанные вместе несколько платформ образуют прочный
понтонный мост, через который нередко в азиатских войнах России
приходилось переправлять войска и даже артиллерийские орудия. С.
Гулишамбаров.
Буревестники (Procellaria) - род птиц из отряда плавающих, семейства
буревестниковых (Procellariidae). Б. отличаются большою головою,
короткой шеей) и сильно развитым туловищем; клюв короче головы, сильный
и толстый, с глубокими бороздами по бокам; на конце его большой крючок;
ротовая щель идет далеко кзади; ноздри помещаются на костяных трубках,
расположенных на спинке клюва. Ноги не очень большие, но сильные, сжатые
с боков; три передние пальца соединены плавательною перепонкою, а задний
недоразвит и имеет вид бородавочки. Крылья длинные и острые; концы их
заходят за кончик хвоста. Хвост округленный, состоящий из 12 - 14
рулевых перьев. Оперение густое; окраска мало различается по полу,
возрасту и временам года. Б. суть вполне морские птицы, живущие в обоих
полушариях лишь в высоких широтах и отличающиеся быстрым и
продолжительным полетом. От врагов они защищаются тем, что выпрыскивают
на них жирное и вонючее содержимое своего желудка. При приближении бури
они, как рассказывают моряки, часто садятся на корабли и тем как бы
предсказывают ее; отсюда произошло и самое название этих птиц. Известно
40 видов Б., из которых назовем следующие:
Б. арктический или северный (P. glacialis) достигает до 50 см. длины
и до 1,10 м. в размахе крыльев. Передняя часть спины и плечи
пепельно-серые, маховые перья черноватые, клюв желтый, у основания
серо-зеленый; ноги желтые; остальные части тела белые. Этот Б. летом
очень обыкновенен в Баффиновом заливе, Дэвисовом проливе, у Курильских и
Алеутских островов, у Ян-Майена, Шпицбергена и у западного берега
Исландии, а изредка встречается и у берегов Германии. Питается он
моллюсками, медузами, рыбою, гниющим мясом китов и тюленей. На
Нью-Фаундленде Б. с жадностью пожирают всякие отбросы от трески и потому
в большом количестве летают вокруг рыбаков, занимающихся заготовлением
этой рыбы. Б. гнездятся на самых крутых и малодоступных скалах,
собираясь в огромных количествах. Каждая самка откладывает только одно
яйцо. Самое южное место гнездования Б. северного - маленький остров Сент
- Кильда у западного берега Шотландии. Для бедных обитателей дальнего
Севера эта птица очень важна, потому что дает им хорошую свежую пищу:
она имеет нежное, белое, не особенно сильно пахнущее ворванью мясо,
которое, будучи прокопчено или просолено, служит зимним запасом; кроме
того, от этого Б. получается еще много жира, идущего как на освещение,
так и в пищу, и большое количество пуха и перьев для постелей. В конце
августа на одном только Вестман-Эр, маленьком островке у южного берега
Исландии, ежегодно просаливается на зиму более 20000 жирных молодых
птиц. Рыбаки не без основания доверяют его способности предугадывать
погоду и выезжают в море сообразно с тем приближается ли эта птица к
берегам или же улетает в открытое море. Б. капский (P. capensis),
которого старые путешественники называли также капским голубем, имеет
только 38 см. длины при размахе крыльев в 1,10 м. Голова и задняя часть
тела темно-серые, спина, покровные перья крыльев и хвоста белые с
темно-серыми пятнами, нижняя сторона тела белая; маховые перья черные с
белым внутренним опахалом; рулевые перья - белые, с черною полосою на
конце; клюв черный; ноги буро-черные. Водится в южном полушарии, от 25
до 50°ю. ш. Б. исполинский или южный (P. giganteus) достигает до 90 см.
длины и до 2 м. в размахе крыльев. Верхняя сторона тела его черная с
мутно-белыми краями перьев; нижняя сторона белая; клюв ярко-желтый; ноги
бледно-желтые. Молодые птицы одноцветные, шоколадно-бурые. Водится в
умеренных и холодных частях южного полушария Б. исполинский летает очень
быстро и продолжительно. Питается он различными отбросами и рыбою, но в
его желудке находили также и птиц. Э. Брандт.
Буриме (bouts-rimes) - французская игра, состоящая в составлении
стихов на вперед заданные рифмы, обыкновенно нелепые и смешные или не
имеющие ничего общего между собою. Изобретателем Б. считают французского
стихотворца XVII века Дюло (Dulot). Игра эта была в большой моде в
продолжение XVIII века. В наше время ее пытался восстановить Александр
Дюма, объявив в 1864 году в "Petit journal" конкурс на стихи по
известным рифмам; в конкурсе приняло участие 350 рифмоплетов, и Дюма
опубликовал их произведения в особой книге: "Bouts rimes publies par Al.
Dumas" (Пар., 1865). Теперь Б. занимает место лишь в воскресных номерах
некоторых периодических изданий, для изощрения талантов особых любителей
этой забавы.
Бурлеск (bariescamente) - музыкальный термин: странное, смешное,
уродливое исполнение.
Бурундук (Tamias striatus) - млекопитающее из отряда грызунов и сем.
белок. Это небольшое животное, имеющее 15 см. длины. Б. красноватого
цвета с 5 черно-бурыми продольными полосами, чередующимися с четырьмя
желтоватыми. Он вообще похож на белку, но отличается от нее более
удлиненною мордою, отсутствием первого коренного зуба в верхней челюсти,
защечными мешками, доходящими до затылка и менее пушистым хвостом,
который всегда короче тела (10 см. длины). Шерсть его короткая. Уши
короткие и округленные. Самец и самка по внешнему виду не отличаются
друг от друга. Б. распространен во всей Сибири, где только есть леса, от
Камы и Урала до Охотского моря и р. Анадырки, а также и в Северной
Америке. Любимое местопребывание его - кедровые леса, но он попадается
также и в других лесах, как хвойных так и лиственных. Б. устраивает себе
нору между корнями деревьев и живет в ней одиночно. В нору ведет длинный
узкий проход, который местами расширяется; в одном из таких расширений
живет само животное, а в остальных 2 - 3 помещаются его запасы. Питается
Б. кедровыми орешками и различными зернами и в Америке иногда вредит
полям, засеянным маисом и пшеницею. Это дневное животное; на зиму оно
впадает в зимнюю спячку, но часто просыпается. Б. имеет много детенышей.
Американский Б. в неволе живет большею частью недолго и не становится
ручным; сибирский же, напротив того, скоро делается до того ручным, что
берет пищу прямо из рук. Мех Б. на месте мало ценится, так как короток и
непрочен, но сшитые и хорошо подобранные спинки очень красивы и охотно
покупаются китайскими купцами. Одно время меха Б. были в моде в
Петербурге и шли на подкладку к легким дамским накидкам, и тогда на них
стояла довольно высокая цена (рублей до 30). Ловят Б. преимущественно на
Лене и в кузнецком округе: их бьют стрелами или ставят на них капканы.
Э. Б.
Буслаев (Федор Иванович) - академик, род. 13 апреля 1818 г. в
Керенске (Пензенской губ. ), где его отец был секретарем уездного суда.
Мальчику не было еще в пяти лет, когда он лишился отца, и мать его
переехала в Пензу. Здесь Б. поступил в гимназию и по окончании в ней
курса в 1834 г. поступил казеннокоштным студентом в московский
университет, по историко-филологическому факультету (называвшемуся тогда
словесным). Окончив университетский курс в 1838 г., Б. был назначен
преподавателем русского языка во 2-ю московскую гимназию, а в следующем
году отправился с семейством графа С. Г. Строганова заграницу, где и
пробыл два года, переезжая из Германии во Францию и Италию и занимаясь
преимущественно изучением памятников классического искусства. По
возвращении в Москву (1841) занял должность преподавателя в 3-й
гимназии, а с 1842 г. был прикомандирован в помощники к профессорам
русской словесности, И. И. Давыдову и С. П. Шевыреву, для исправления и
разбора письменных упражнений студентов. В это же время имя Б. впервые
появляется в печати, под несколькими научными статьями и рецензиями (в
"Москвитянине"). Внимание молодого ученого было привлечено в особенности
историческим изучением русского языка, к которому он обратился под
влиянием "Грамматики немецкого языка" Якова Гримма, - этого
классического труда, послужившего основою исторической филологии. В 1844
г. Б. издал замечательную по своему времени книгу: "О преподавании
отечественного языка" (2 тома; 2-е, сокращенное издание, в одном томе,
Москва, 1867), в которой много места отведено рассмотрению данных
русской исторической грамматики и стилистики. Во многих частях эта книга
полезна и поучительна еще и теперь. В отношении стилистики она
представляет богатый подбор фактов, извлеченных из известных в то время
памятников нашей древней словесности, причем многое темное и загадочное
в языке этих памятников получает меткое объяснение.
С января 1847 г. Б. начал читать лекции русского языка и словесности
в московском университете, а в 1848 г. издал магистерскую диссертацию:
"О влиянии христианства на славянский язык. Опыт истории языка по
"Остромирову Евангелию". Этот труд имеет более археологический или
культурно-исторический характер, чем строго-лингвистический, некоторые
из поставленных им вопросов впоследствии с большею точностью и
определительностью были рассмотрены Миклошичем ("Christliche
Terminologie");открылось, вообще, много новых материалов для дополнений;
но в целом исследование Б. и до сих пор еще не заменено ничем лучшим и
остается одним из замечательнейших опытов истории языка, понимаемой в
связи с движением жизни и культуры. Основываясь на данных сравнительного
изучения готского перевода Библии, Б. доказывает, что славянский язык
задолго до Кирилла и Мефодия подвергся влиянию христианских идей и что
перевод Св. Писания на славянский язык относится к той поре народной
жизни, когда в языке господствовали еще во всей силе понятия о семейных
отношениях, между тем как в языке готского и древненемецкого переводов
Св. Писания замечается гораздо большее развитие понятий государственных.
"В истории славянского языка виден естественный переход от понятий
семейных, во всей первобытной чистоте в нем сохранившихся, к понятиям
быта гражданского. Столкновения с чуждыми народами и перевод Св. Писания
извлекли славян из ограниченных домашних отношений, отразившихся в
языке, сознанием чужеземного и общечеловеческого". Таким образом, Б. по
языку перевода Св. Писания пытается составить понятие о характере
народа, а отчасти - и самих переводчиков.
В 1855 г., в юбилейном издании московского университета: "Материалы
для истории письмен восточных, греческих, римских и славянских", помещен
труд В. : "Палеографические и филологические материалы для истории
письмен славянских", - ряд словарных и грамматических извлечений из
рукописей, большею частью русской редакции, с превосходно исполненными
снимками. В 1858 г. появился его "Опыт исторической грамматики русского
языка", выдержавший с тех пор несколько изданий и до настоящего времени,
несмотря на недостатки, указанные специалистами, сохраняющий значение
первостепенного труда, обильного материалом, тщательно извлеченным из
огромного количества памятников, - труда, влияние которого чувствуется
почти во всех позднейших исследованиях, посвященных русскому
языкознанию. Особенный интерес представляет 2-й том "Грамматики",
заключающий в себе русский исторический синтаксис. В тесной связи с этой
работой стоит "Историческая хрестоматия церковно-славянского и
древнерусского языков" (1-е изд. Москва, 1861), - очень важный сборник,
содержащий в себе, между многими уже известными текстами, множество
таких, которые впервые были изданы составителем; все тексты снабжены
подробными историко-литературными и грамматическими примечаниями.
Одновременно с историею языка, Б. занимался изучением русской
народной поэзии и древнерусского искусства. Результатом этих изданий был
обширный сборник статей и монографий, под общим заглавием: "Исторические
очерки русской народной словесности и искусства" (2 больших тома, Спб.,
1861). В первом томе этого собрания помещены исследования по народной
поэзии: сначала - главы, имеющие предметом поэзию в связи с языком и
народным бытом; потом - изучение славянской поэзии сравнительно с
поэзиею других народов (германскою, скандинавскою); далее
- национальная поэзия славянских племен вообще, и, наконец - русская.
Во втором томе рассматриваются народные элементы древнерусской
литературы и искусства. В этих монографиях автор является верным
последователем гриммовской школы, с ее учением о самобытности народных
основ мифологии, обычаев и сказаний - школы, которая в настоящее время
уже уступила место теории взаимного общения между народами в устных и
письменных преданиях. Многое, что представлялось 30 лет тому назад
наследственною собственностью того или другого народа, признается теперь
случайным заимствованием, взятым извне вследствие разных обстоятельств,
более или менее объясняемых историческими путями, по которым шли
различные культурный влияния. Таким образом, большая часть "Очерков" Б.
в настоящее время, по методу, является уже устаревшею, хотя они и
заключают в себе массу интересного и ценного материала. Тоже нужно
сказать и о ряде его статей, напечатанных в 1862 - 71 гг. в разных
изданиях и повторенных в книге: "Народная поэзия" (Спб., 1887),
составляющей как бы непосредственное продолжение "Очерков".
В 1861 г. Б. получил от московского университета степень доктора
русской словесности и был назначен ординарным профессором. Кафедру он
занимал до 1881 г., посвящая свои труды преимущественно исследованиям в
области древнерусского и византийского искусства. Результатом этих
исследований явилось в 1884 г. издание "Толкового Апокалипсиса" по
рукописям VI - Х XVII в., с атласом в 400 рисунков, представляющее
весьма важный вклад в историю русских лицевых изображений.
В 1886 г. Б. издал сборник своих статей, рассеянных по журналам 1851
- 81 гг., под общим заглавием: "Мои досуги" (2 т. ). В первый том вошли
мелкие статьи по истории искусства классического, средневекового и
современного; во второй - статьи преимущественно историко-литературного
содержания ("Иллюстрация стихотворений Державина", "Перехожие повести",
"Значение романа в наше время" и др. ). С 1890 г. в "Вестнике Европы"
печатаются подробные и во многих отношениях интересные воспоминания Б.
П. М. Буссенго (Жан-Баптист-Жозеф-Диеноне Boussingault) - знаменитый
химик и агроном, род. в 1802 г. в Париже; учился в сен-этьенской горной
школе; по поручению английского горного общества отправился в Колумбию и
там занимался геологическими и метеорологическими наблюдениями. Б.
участвовал в Южноамериканской войне за освобождение, состоя в чине
полковника при генерале Боливаре, затем по военным надобностям был и в
Венесуэле, Эквадоре и Перу; однако, никогда не оставлял своих научных
занятий. Возвратившись во Францию, Б. занял кафедру химии в Лионе,
впоследствии сделался профессором агрономической химии, и на этой
кафедре оставался до самой смерти (1887 т. ). Результаты своих
исследований в области химии, физики и метеорологии, применительно к
земледелию, физиологии растении и технологии, Б. опубликовал в соч.
"Economie rurale" (Пар., 1844, 2 т.; 2е изд. 1851) и "Agronomiе, chimie
agric. et physiol. " (Пар., 1860
- 84, 7 т.; 3-е изд. 1887). Кроме многочисленных специальных статей,
Б. издал также с Дюма известный "Essai dе statistique chimique des etres
organise (Пар., 1841, 3-е изд. 1844). Все эти работы, строго научные и
прекрасно изложенные, ставят Б. на одно из первых мест среди агрономов
XIX века.
Бутан или водородистый бутил, С4Н10 - простейший предельный
углеводород, начиная с которого современные теории допускают возможным
появление изомерии, т. е. существование двух или более химических
видоизменений, процентный состав и величина частицы которых одинаковы,
распределение же элементарных атомов, составляющих частицу, различно.
Для формулы C4H10 является возможным существование двух изомеров:
нормального бутана или ди-этила, СН3СН2. СН2СНз, и изобутана или
триметилметана СН(СНз)з. Первый образуется при действии сухого
металлического цинка на йодистый этил C2H5J; это газ, легко сгущающийся
при сильном охлаждении в жидкость, кипящую при 1°; он медленно реагирует
с хлором. Присутствие его указано в американской нефти. Изобутан получен
при действии цинка на йодистый третичный бутил JC(СНз)з в присутствии
воды, причем йод заменяется водородом; газ, трудно сгущаемый в жидкость,
кипящую при - 17°, очень легко реагирует с хлором, образуя с ним
хлористый третичный бутил СlС (СНз)з. Открытие изомерии бутанов и
сравнительное изучение их свойств принадлежит покойному А. М. Бутлерову
и занимает в истории органической химии (1867 г. ) почетное место.
М. Л Бутирометр, также лакто - бутирометр, лактоскоп - так называются
приборы для определения содержания жира в молоке. При нынешнем,
получающем все большее и большее распространение, рациональном способе
молочного хозяйства, операция эта становится одной из самых необходимых;
а так как точный химически (весовой) анализ сопряжен с крайне длинной и
сложной манипуляцией, то для более скорого определения содержания жира,
что очень важно также для рыночного контроля, придумана целая масса
приборов, различных как по своему устройству, так и точности результатов
и удобству применения. Для примера опишем два из них:
1) Ареометричесмй прибор Сокслета (Sohxlet). Основания, на которых он
построен, таковы: если смешать отвешенное количество молока, едкого кали
и эфира, взболтать все это и дать отстояться, то, как известно, жир
растворяется в эфире и через некоторое время собирается в виде
прозрачного раствора на поверхности смеси. Если, при этом всякий раз
брать одинаковое количество молока и эфира, то, чем больше жировых
веществ содержит молоко, тем более концентрирован будет этот раствор.
Концентрацию раствора, а следовательно, и относительное содержание жира
в испытуемом молоке, определяют затем с помощью особого ареометра. На
этом основании существенную часть прибора Сокслета составляет стеклянная
трубка В назначенная для принятия эфирного жирового раствора, вгоняемого
помощью насоса из бутылки Е, и ареометра С, которых два, один для
цельного, другой для снятого молока. Для поддержания во время опыта
постоянной температуры, трубка В окружена холодильником А. Ход опыта
таков: когда в бутылке отстоится жировой сдой, его вгоняют, нажимая
насос, в трубку В, опускают ареометр С и отсчитывают деление, до
которого он погружен. По полученному таким образом удельному весу
раствора процентное содержание жира определяют уже прямо из составленной
Сокслетом ad hoc таблице. Разница таких показаний сравнительно с
результатами, полученными при точном весовом анализе, не превышает 0,02

<<

стр. 33
(всего 253)

СОДЕРЖАНИЕ

>>