<<

стр. 39
(всего 253)

СОДЕРЖАНИЕ

>>

правде, простоте и вместе с тем обаянии - тайной, которая и в наши дни
приводит в изумление. Писанные им портреты отличаются верностью
характеристики изображенных физиономий, передачей индивидуального типа,
выражения национальной гордости и чувства достоинства. Натура отражается
в них, как в зеркале; в них нет и тени какой-либо условности. Теми же
высокими достоинствами отмечены и другие произведения великого мастера.
В особенности бесподобны портреты и картины его последней, третьей
манеры, в которых он эскизно, без густой накладки красок, воспроизводит
трудные и тонкие эффекты освещения и воздушной перспективы. Чтобы вполне
изучить гениального художника, необходимо побывать в Мадриде, где в
одном музее находится 61 его картина, в том числе самые главные. Однако,
его произведениями могут гордиться и другие европейские галереи. У нас,
в Императорском Эрмитаже, имеется пять несомненно подлинных работ В. :
портреты Филиппа IV, во весь рост и грудной, герцога Оливареса, также в
двух экземплярах, в рост и грудной, и этюд головы папы Иннокентия X, для
портрета галереи палаццо Дория. В. оказал на живопись своей родины
большое влияние, и в числе его учеников были Мурильо,
Карреньо-де-Миранда, Пареха, Масо-Мартинес и др. выдающиеся испанские
мастера. Как на лучшие биографии В. можно указать на сочинения: С.
Justi, "Diego Velazquez und sein Jahrhundert" (Бонн, 1888, 2 т.); W.
Stirling Maxwell, "Velazquez und seine Werke" (перев. с английского,
Берлин, 1856) и Paul Lefort, "Velazquez" (общедоступный труд, входящий в
состав серии книжек: "Les Artistes cеlebres").
А. Сомов.
Велер (Friedrich Wohler) - знаменитый немецкий химик, родился в 1800
году около Франкфурта на Майне. Уже в самом раннем возрасте В.
обнаруживал страсть к естествознанию. Семья В. переехала в 1812 г во
Францию, где он вступил в гимназию и находился под влиянием д-ра Буха,
укрепившего в юноше его склонности к естественно научной деятельности.
В. вместе с Бухом сделал первую свою научную работу над содержанием
селена в краслицком железном колчедане, имея лишь 20 лет от роду. В 1820
г. он переехал в Марбург, где поступил на медицинский факультет
тамошнего университета, не прекращая своих химических занятий. В 1821 г.
В. переехал в Гейдельберг, где в знаменитом химике Гмелине встретил
ученого, принявшего самое горячее в нем участие. Когда В. в 1823 г.
получил степень доктора медицины и уже думал сделаться практическим
врачом, то Гмелин убедил его отказаться от этого плана и посвятить себя
химии. Прозорливый учитель послал своего ученика в Швецию к Берцелиусу,
где В. окончательно уже утвердился в избрании карьеры химика. В 1836 г.
В. получил кафедру химии в гeттингенском университете, где и оставался
до своей смерти (23 сентября 1882 г.).
Что касается ученых работ В., то от перечисления даже важнейших из
них приходится отказаться, достаточно сказать, что в минеральной химии
имя В. встречается на каждом шагу; его работы, касающиеся алюминия,
бора, кремния и титана положили, можно сказать, основание для изучения
этих простых тел. Алюминий, получающий в настоящее время с каждым днем
все большее и большее практическое значение, был впервые (1827 г.)
получен В. Им же были получены кристаллические бор и кремний. Огромное
философское значение имела одна из работ В. по органической химии, а
именно В. удалось, почти случайно, получить в 1828 г. органическое
вещество, мочевину, из веществ неорганических. Это открытие наделало
много шуму, потому что до него считали вообще, что между веществами
органическими и минеральными есть разница не только в составе, но и в
происхождении. По мнению ученых современников В., вещества органические
могут образоваться лишь при содействии так наз. "жизненной силы", т.е.
специальной силы, действующей лишь в живом организме. Когда же В.
получил мочевину - вещество, образующееся из минеральных веществ, тогда
та грань, которую проводили между органическими и минеральными
веществами, была уничтожена и признание совершенной особенности
химических явлений в организмах была оставлена. Кроме того, В.
принадлежит еще множество других химических открытий и исследований,
сделанных частью им одним, частью в сотрудничестве с Либихом;
большинство этих работ относилось к изучению органических веществ и
некоторые (напр. исследования цианистых соединений и соединений
бензолола) имели огромное значение в установке теории сложных радикалов.
М. Ю. Гольдштейн.
Великая каменная стена (Ван-ли-чанг-чинг) - грандиозное по замыслу
сооружение, возведенное по повелению императора Цзинской династии
Ши-гуанг-ти (Шы-куан), в 214 г. до Р. Хр., с целью оградить провинции
внутреннего Китая от вторжения в его пределы монгольских орд. При этом
императоре она была выстроена лишь до поворота р. Хуанхэ на юг, (т.е.
оканчивалась у Линь-тхао, нынешнего Лан-Чжоу-фу) и только впоследствии
была продолжена на запад и охватила всю провинцию Гань-су (Хэси). По
словам китайских историков, Ши-гуанг-ти совершил эту великую постройку в
пять лет; на работу наряжался шестой человек из всего народонаселения
Китайского государства. Она основана на диких камнях и составлена была
из двух то каменных, то кирпичных стен; промежуток их набит землею и
булыжником. Высота ее доходила до 24, а толщина до 13 футов. Чрез каждые
сто шагов поставлены башни. Кто-то вычислил, что материалы,
употребленные на постройку до 2 миллионов домов, полагая каждый в 2000
куб. фут., едва составят массу, пошедшую в корпус стены. Длина ее -
10000 ли, т.е. немного более 4000 верст; но не везде на этом протяжении
она сохраняет характер двойной зубчатой стены, какой имеет, например, у
Пекина. Вдоль Ордоса, у Алашаня и в провинции Гань-су это не более как
глинобитный вал и невысокая каменная ограда или даже только бесформенные
груды камней. Китайское правительство давно уже ее не поддерживает.
Гр. Грум-Гржимайло.
Великая хартия вольностей (Magna Charta libertatum, Great Charter of
liberties).
- Хартиями (от carthV- лист папируса) называются в английской истории
те королевские грамоты, которые даруют или подтверждают различные льготы
всему народу или отдельным общинам. Первую хартию вольностей издал
Генрих I в 1100 г., по случаю своей коронации; король утвердил ею
свободу церкви, т.е. отказался от продажи духовных должностей и от
доходов с вакантных кафедр, а главное, уничтожил те злоупотребления
феодальными правами, которые были в обычае у его предшественников,
Вильгельма Завоевателя и Вильгельма II Рыжего, при переходе ленов по
наследству, при выдаче замуж наследниц и вдов умерших баронов. Бароны, в
свою очередь, должны были отказаться от тех же злоупотреблений
феодальными правами по отношению к их собственным вассалам. Особая
хартия, данная Генрихом I городу Лондону, предоставила горожанам на
откуп графство Миддльсекс, с правом избирать из своей среды шерифа и
юстициария, для разбора тяжб. Короли Стефан и Генрих II своими хартиями
подтвердили вассалам вольности, данные Генрихом I. Но краеугольным
камнем англ. свободы сделалась Великая хартия вольностей, исторгнутая
баронами у короля Иоанна Безземельного в семнадцатый год его
царствования. Поводом послужила неудачная война с Францией. Вследствие
отказа короля уничтожить злоупотребления и утвердить вольности, северные
бароны взялись за оружие и двинулись к Лондону, где их сочувственно
встретили горожане, Здесь, на Руннимедском лугу, 15 июня 1215 года
король должен был принять требования баронов, изложенные в 49 статьях.
Эти статьи баронов (capitula quae Barones petunt, Articles of the
Barons) легли в основание Великой хартии вольностей, выработанной в 63
статьях. Великая хартия обеспечивала вольности не только баронам, но и
вообще всем свободным людям. Первая статья утверждала за Церковью
свободу выборов на духовные должности. Ряд статей отменял
злоупотребления феодальными правами: установлен точный размер рельефа,
т.е. побора в пользу короля при переходе лена по наследству; хищничество
опекунов в именьях малолетних запрещено; выдавая, наследниц дозволено
только за людей равных им по сословию; вдов нельзя принуждать к
замужеству. Соблюдение всех этих вольностей, данных королем его
ленникам, сделано (ст. 60) обязательным для всех светских и Духовных
феодалов в отношении к их людям. Крайне важна статья 12-я, положившая
основание правам английского парламента. Здесь определены три случая,
когда король мог требовать с денника денежной субсидии (auxilium, aid):
на выкуп в случае своего плена, при женитьбе старшего сына и выдаче
замуж старшей дочери. Всякая другая субсидия, или "деньги со щита"
(scutagium, scutage, т.е. денежный побор взамен обязательной для ленника
военной службы), могла быть установлена только общим собранием ленников
всего королевства (per commune consilium regni). По статье 14 на это
общее собрание королевства архиепископы, епископы, аббаты, графы и
крупные бароны (majores barones) приглашались каждый именным призывом, а
все другие денники короля - общим призывом, по графствам и сотням, через
шерифов и бальи; это различие в призывах повело впоследствии, при
Эдуарде III, к отделению нижней палаты от верхней. Статья 39 положила
основание свободе личности; ни один свободный человек не мог быть
арестован, заключен в тюрьму, лишен собственности или покровительства
законов, изгнан или подвергнут другой каре иначе, как по суду равных ему
и по закону страны. Статья 18 утвердила объезды королевских судей по
графствам: четыре раза в год два юстициария должны были объезжать
графства и с 4 рыцарями, избранными собранием графства, разбирать
гражданские дела по вопросам владения. По ст. 17 тяжбы по частным искам
должны разбираться в каком-нибудь определенном месте, независимо от
передвижения королевского суда; с Генриха III эти тяжбы разбирались в
Вестминстере, а ко времени Эдуарда I для них выработалась особая палата
- Court of Common Рlеаs. Статья 20 ограничила размер административных
штрафов (amerciaments), налагавшихся, взамен полной конфискации
собственности (misericordia regis), за нарушение обязанностей по
отношению к королю (overseunessa regis). Собственность свободного
человека в размере, необходимом для сохранения социального положения
(contenementum), товар купца и сельскохозяйственный инвентарь виллана
были сделаны неприкосновенными при взыскании этих штрафов. Самые
приговоры должны были произноситься не административным порядком, а
соседями, под присягой; графы и бароны штрафуются равными им. Остальные
статьи хартии утверждали привилегии города Лондона, уничтожали
злоупотребления шерифов и бальи, вводили единство мер, свободу въезда и
выезда из Англии в мирное время, уничтожали неприкосновенность лесов,
ставших заповедными при королях Ричарде и Иоанне. Наконец, , важная 61
статья обеспечивала соблюдение самой Великой хартии: все бароны,
избирали из своей среды 25 лиц для надзора за соблюдением вольностей.
Если король нарушит хартию и не исправит нарушение, по требованию 4 из
этих баронов, в 40-дневный срок, - все 25 баронов могут прибегнуть к
насилию против короля, т.е. отнимать у него замки и земли, щадя только
его личность и семью. Каждый может принести присягу повиновения этим 25
баронам и заодно с ними теснить короля, пока тот не загладит свою
ошибку. В малолетство Генриха III сказалась реакция против Великой
хартии: регент Вильям Маршал, граф Пемброк, издал ее вновь, в 1216 году,
с важными изменениями: опущены были статьи 12 и 14 о правах ленников
собираться и утверждать налоги и статья 61, о праве сопротивляться
нарушению вольностей. Те же пропуски сделаны и при новом издании хартии,
в 1217 г.; кроме того, тогда введены две статьи, легшие в основу
статутов Эдуарда I: "quia emptores" и "de viris religiosis". Первая
ограничивала свободных людей в их праве отчуждать свои земли, а вторая
запрещала передачу ленных земель Церкви. В том же 1217 г. издана была
еще "Лесная хартия" (Charter of the Forest), уничтожившая ограничения
прав собственников над лесами. Во время смут в царствование Генриха III
понятие "общего совета королевства" значительно расширилось вследствие.
призыва в парламент представителей от графств, городов и бургов. В
царствование Эдуарда I вольности английского народа опять доходят до
уровня Великой хартии. Во время похода короля во Фландрию бароны
согласились дать субсидии только под условием утверждения хартии и новых
добавочных статей; утверждение это было дано королем в Генте в 1297
году. Новые статьи в латинском списке известны, как статут "De Tallagio
nоnп соnсеdendo". Эти статьи восстановляли запрещение собирать поборы
без разрешения парламента: никакие субсидии и никакой поземельный налог
(tallagium, talliage) не мог отныне собираться без общего согласия
духовенства, графов, баронов, рыцарей, горожан и других свободных людей
королевства. С падением средневекового социального строя часть статей
Великой хартии утратила свое значение; зато вольности политического и
гражданского характера, данные первоначально только баронам или
свободным людям вообще, сделались в новой истории Англии достоянием всей
нации. Таким образом этот договор о феодальных отношениях послужил
исходным пунктом для ее государственного и гражданского права. Почти все
права, которых постепенно добивался парламент, представляют собою
подтверждение или дальнейшее развитие начал, впервые высказанных Великой
хартией. "Петиция о правах" (Petition of Right); поданная Карлу I
парламентом в 1628 г., все еще требовала права утверждать налоги,
данного 12-й статьей Великой хартии и статутом De Tallagio. Habeas
Corpus Act 1679 г., ограничивший предварительное заключение без суда
тремя днями, был только дальнейшим развитием 39 статьи Великой хартии.
Те же начала, при восшествии на престол Вильгельма Оранского, легли в
основание "Билля о правах" (Bill of Rights), на котором до сих пор
покоятся конституционные права Англии.
Лучшее издание хартий Генриха I, Иоанна и Генриха III дано в
"Statutes of the Realm" (Volume I, 1810). Здесь мы находим и facsimile
Великой хартии. В основание текста положен оригинал, хранящийся в
линкольнском соборе (Lincolina), которому официальная комиссия издателей
(Record Commission) отдала преимущество перед двумя списками,
принадлежащими Британскому музею. Статуты и хартия Эдуарда I переизданы
затем "The Statutes, Revised Edition" (Vol. I, Лондон, 1870). Из старых
издании важно Blackstone, "The Great Charter" (Оксф., 1759). Для
широкого круга публики назначено издание Stubbs, "Select Charters"
(Оксфорд). Для истории и истолкования Великой хартии см. Gneist,
"Englische Verfassungsgeschichte" (русский перевод под ред. С. А.
Венгерова); Stubbs, "The Constituonal History of England" (Vol. I и II);
Pauli, "Geschichte von England" (т. III). Русский перевод хартии с
истолкованием дал Ясинский: "История Великой хартии в XIII ст." (Киев,
1888).
Е. Щепкин.
Великий могол, великие моголы - титул, данный европейцами государям
знаменитой тюрской династии, основанной султаном Бабуром и около 3
столетий властвовавшей в Индии. Сами бабуриды этого титула не
употребляли, потому что ничего общего с монголами не имели. Бабур
называл себя турком, гордился этим происхождением и по-монгольски не
знал, записки же свои писал на тюркском (джагатайском) языке. Европейцы
впервые узнали о бабуридах от персиян, которые джагатайских тюрков,
обитавших за Аму-Дарьей, называли могул, т.е. монголами, а западные
ученые, не разобрав дела, сочинили империю Великих моголов. Настоящий же
титул бабуридов был падшах, заимствованный у персиян и принятый Бабуром
в 1506 г., вместо прежнего "султан".
Н. В.
Великий князь. - Этот древнейший титул русских государей, как
кажется, установился не вдруг. У различных славянских племен глава
племени носил разные названия: жупана, князя и пр. У племен русских
славян также существовало для главы, начальника племени или рода,
название князя. Новгородские славяне приглашают к себе Рюрика с братьями
княжить и володеть ими; при Игоре и Ольге у древлян видим туземных
князей, которые были там, конечно, еще до призвания Рюрика. Но когда
князья стали называться великими, для обозначения особенного их
положения, для отличия от других князей, - положительно сказать нельзя.
Первые князья в летописях называются большею частью просто князьями.
Рюрик нигде не называется великим и только однажды назван "старейшим",
но и то, кажется, по отношению к братьям, по летам (Лавр. по 2-му изд.,
20). Олег, как и следующие за ним князья до Ярослава, также большею
частью называются просто князьями, и только иногда великими: так, в 912
году русские послы заключили мир и ряд с греками "от Олега, великого
князя русского". Но в тоже время великими князьями называются и
наместники князя по городам: в 907 г. Олег брал с греков уклады, между
прочим, и на разные города: "по тем по городам седяху велиции князи"
(ibid. 30). летописное название первых князей великими следует, кажется,
признать произвольным: летописцы могли назвать, напр., Олега великим,
так сказать, задним числом, по примеру современных им старейших князей.
Только впоследствии, когда род Рюрика размножился и когда каждый из
членов этого рода должен был принять участие в пользовании и управлении
Русской землей с родовым титулом князя, по прямому происхождению от
Рюрика, необходимость заставила чемнибудь отличить старшего князя от
других. К титулу "князь", с образованием уделов, начинают прибавлять
отличительные эпитеты "старейший" и "великий" (ibid. 41). Титул
"великого" не давал князю никаких действительных прав над прочими
удельными князьями. Великий князь пользовался некоторыми преимуществами,
но исключительно почетными: для других князей он был "в отца место", но
без отцовской власти; по общим делам, касающимся всей земли, он мог
созывать князей на съезды, на которых ему предоставлялось почетное
первенство; в походах против общего неприятеля он также первенствовал.
Но в управление уделами других князей он не вмешивался, ведая только
свое Киевское княжество, носившее, по князю, также титул великого. В
дела уделов великий князь, и по личному праву старейшего, и по
требованию других удельных князей, мог вмешиваться только в случаях
общего правонарушения, когда заинтересованы были все князья. Между
последними соблюдались степени старшинства, с которым соединялось право
на обладание тем или другим уделом, а потом и самым великим княжеством,
которое не было наследственным в одной семье, а переходило от одного
князя к другому, по родовому старшинству, нарушение которого,
обыкновенно, сопровождалось кровавыми распрями. Преимущества соединенные
с титулом великого князя, были действительными только в руках лиц
сильных волей, энергичных, каковы Владимир Мономах, сын его Мстислав и
друг. Великий князь имел право суда, как отец или третейский судья, над
младшими; это видно из слов Ростислава Юрьевича, обращенных к великому
князю Изяславу Мстиславичу: "а ты мене старей, ты меня с ним и суди"
(Пол. собр. р. лет. I, 41). Мало того: Мономах и сын его Мстислав
изгоняли нелюбимых ими князей. Единолично великий князь не мог
постановлять приговоров относительно других князей; а если такие случаи
бывали, то другие князья могли требовать от него отчета и даже
уничтожения состоявшегося приговора: "... аще ти вина, коя была нан,
обличил бы и перед нами, и упрев бы и створил ему; а ноне яви вину его
оже ему створил еси" (ibid. 111), говорили Мономах и Олег и Давид
Святославичи вел. кн. Святополку-Михаилу и Давиду, ослепившим Василька
теребовльского.
С течением времени, вследствие сильных междоусобий за великокняжеский
стол и перехода Киева от одного князя к другому, часто не по праву
старшинства, значение Киевского княжества, как великого, стало
умаляться, и вместе с тем теряла почву мысль о неразрывном соединении
великокняжеского титула с обладанием Киевским княжеством. По смерти Юрия
Долгорукого, сын его Андрей принял великокняжеский титул. Киев, когда
Боголюбский взял его приступом и посадил в нем младшего брата своего
Глеба, низведен был на степень простого удела, каким и остался бы, если
бы Андрей Боголюбский, отвлеченный от юга делами на северовостоке, не
упустил его из своих рук. Последующие Киевские князья, независимые от
владимиро-суздальского князя, продолжали, уже только по традиции, носить
титул великого, так что в XII - XIII вв. было два великих князя на Руси:
один во Владимире на Клязьме, другой - в Киеве. Так продолжалось до
нашествия татар, когда Киев потерял всякое значение, между тем как на
севере великокняжеский титул сохранился в роде Юрия Долгорукого. Титул
этот зависел теперь от хана, который не сообразовался ни с какими
правами по старшинству. Это обстоятельство, хотя сначала не совсем и не
вдруг, разрушило прежние, южные представления о праве старшинства на
великокняжеский стол и помогло утвердиться великокняжескому достоинству
в младшей московской линии потомков Ярослава Всеволодовича, и притом в
нисходящей линии, по праву первородства. Теперь великий князь, хотя и
первый слуга хана, его наместник, пользовался среди других князей не
одними только почетными преимуществами, но и действительными: владея
своим личным уделом, он владел и великим княжеством Владимирским и
землей Новгородской, как наместник хана; именем последнего он мог
вмешиваться в дела других удельных князей своей области; потом уже
лично, по собственному произволу, приводил их "под свою руку", более или
менее властно распоряжался в их уделах, пользовался их военными силами,
собирал с них дань для хана или ордынский выход. - Рядом с великим
князем владимирским, были еще великие князья в Тверской и Рязанской
землях; но между первым и последними была большая разница. Великий князь
владимирский был, по воле хана, великим князем "всей Руси", между тем
как тверские и рязанские сами назывались и со стороны других князей
признавались великими только в их землях, по отношению к удельным
князьям их земель; эти великие князья признавали владимирского, а потом
московского великого князя "старейшим братом". Уничтожение южнорусских
понятий о праве на великокняжеское достоинство привело, наконец, к тому,
что титул великого князя и великого княжества стал неразрывным с
Московским княжеством и его князем, что определенно обозначилось при
Василии Темном, когда в спорах за великокняжеское достоинство
претенденты старались занять не Владимир, а Москву. - Титул великого
употребляли и некоторые удельные князья в том случае, когда уделы их,
дробясь на более мелкие, становились почему-либо более или менее
обособленными от великого княжества Владимирского, а потом Московского.
Так великими называются и в летописях и в родословных некоторые из
ярославских князей (напр., Иван Васильевич), а стол их - старым,
старейшим; так же назывались и смоленское князья. Очевидно, здесь титул
"великий" усваивался только местно, старшим князем в общем уделе,
выделившем из себя более мелкие уделы. Но особенное стремление к
усвоению этого титула замечается у суздальско-нижегородских князей,
решительно стремившихся к полному обособлению от Москвы. Так было в
Южной и Северо-Восточной Руси. Но оставалась еще Западная Русь. Эта
последняя объединилась в одно целое под властью князей литовских,
которые, с Гедимина, стали называться также великими князьями и даже
князьями "всея Руси", в качестве каковых становились соперниками великих
князей Северной Руси. Вскоре титул великого князя литовского соединился
с достоинством польского короля, а московские князья, по свержении
татарского ига, приняли титул царей, который они давали прежде ханам. В
настоящее время название великого князя сохраняется в полном титуле
русского императора, который, кроме того, носит этот титул как государь
Финляндии (см. Соловьев, "Истор. отношений между князьями"; Сергеевич,
"Князь и вече"; Забелин, "Домашний быт русских царей", гл. I и др.). А.
Э.
В настоящее время титул В. кн. и сопряженное с ним наименование
импер. высочеством принадлежит, в силу учреждения о Имп. фамилии 2 июля
1886 г. (Св. Зак. т. I ч. I, по прод. 1886 г.), сыновьям, братьям и, в
мужеском поколении, внукам императоров; по учреждению же 1797 г. титул
этот принадлежал, в мужеском поколении, и правнукам и праправнукам
императора. Помимо общих прав и обязанностей членов Императорского дома,
великим князьям присвоены еще следующие особые права и преимущества: 1)
им предоставлен указанный титул; 2) ордена св. Апостола Андрея
Первозванного, св. Александра Невского, Белого орла, св. Анны первой
степени и св. Станислава первой степени они получают при крещении; 3)
они имеют определенные свои флаги, на основании морских уставов; 4) при
проезде через крепости или во время присутствия во флоте им отдаются
почести по уставам воинским и морским, если будет на то собственное их
изволение; 5) им предоставлены особые гербы, большой и малый, с отличием
великих князей - младших сыновей императора от великих князей - внуков
императора. Великим князьям производится особое содержание на основании
следующих правил. На содержание великих. князей-сыновей царствующего
императора до их совершеннолетия определяется для каждого в год по 33000
р., которые отпускаются из сумм государственного казначейства. Во всех
остальных случаях суммы, предназначенные на содержание великих князей,
отпускаются из удельного ведомства, а именно: каждому сыну царствующего
императора (кроме наследника), по достижении совершеннолетия,
назначается на содержание по 150000 руб. в год и, сверх того,
единовременно на устройство помещения один миллион руб.; по вступлении
же в брак, императором дозволенный, определяется по 200000 рублей и на
содержание дворца по 35000 рублей ежегодно. Великим князьям-внукам
императора, до совершеннолетия или до брака, императором дозволенного,
отпускается по 15000 руб. в год; по достижении же совершеннолетия, если
они до того не вступят в брак, они получают по 150000 руб. в год и,
кроме того, единовременно 600000 р. на устройство помещения. О рождении,
вступлении в брак и кончине великих князей возвещается во всенародное
известие манифестами. О совершеннолетии, браке, гражданских
правоотношениях и об уголовных законах, охраняющих жизнь, свободу,
здоровье и честь великих князей.
Великая четыредесятница или Великий пост - время строгого
воздержания, приготовляющее христиан к должной встрече праздника Пасхи.
Пост установлен в воспоминание 40-дневного поста Иисуса Христа в
пустыне. В. четыредесятница начинается с понедельника, в просторечии
называемого "чистым". Не считая Вербного воскресения, во всей Великой
четыредесятнице остается 5 воскресных дней, из которых каждый посвящен
особому воспоминанию. Каждая из семи недель называется, по порядку
наступления: 1-ой, 2-ой и т.д. седьмицей Великого поста. Богослужение
отличается тем, что, во все продолжение В. четыредесятницы, по
понедельникам, вторникам и четвергам не бывает литургии (если в эти дни
не случается праздника), а читаются и поются Часы. По средам и пятницам
совершается литургия преждеосвященных даров, в воскресние - Василия
Великого, а по субботам
- обычная, Иоанна Златоуста. Особенной службой отличаются: пятница
первой недели (память Феодора Тирона и благословение Колива); четверг
пятой недели - читается житие Марии Египетской и поют Великий канон;
суббота 5-ой недели, назыв. "акафистной" - в похвалу Богородицы
совершается "неседальное пение". Среда четвертой, Крестопоклонной недели
называется "преполовением" св. Четыредесятницы (в просторечии
"средокрестье"). В. четыредесятница установлена в первые века
христианства. В католической церкви Четыредесятница начинается со
средины первой недели В. поста, называемой пепельною (Aschermittwoch,
Mercredi des Cendres), вследствие обычая посыпать пеплом голову при
богослужении, введенного папою Григорием Великим.
Великое переселение народов. Начало его относят обыкновенно ко
времени вторжения (около 372 года) гуннов в Европу. Но передвижения
германских племен и попытки некоторых из них приобрести себе земли для
поселения в римских провинциях начались гораздо ранее (движение кельтов
на Италию в IV в. до Р. X., на Грецию и далее; до Малой Азии
включительно - в III в.; вторжение кимвров и тевтонов в Италию во II в.
до Р. X.). Со времени же маркоманской войны (165 - 180 г. по Р. X.)
напор германцев на римские границы продолжался уже непрерывно в
продолжение всего III и IV веков, пока в V веке они не проникли в самые
отдаленные провинции (в Испанию, даже в Африку) и не образовали новых
государств. Причинами, вызывавшими передвижение целых племен, были напор
других народов и недостаток земли, при постоянно увеличивавшемся
населении. Прежде других прорвали восточную римскую границу и завладели
частью римской территории алеманны. Алеманны (семноны Тацита) жили ранее
в Бранденбургской марке, потом переселились на югозапад, по смерти
императора Аврелиана (умер в 275 г.) наводнили римские Agri decumates
(Баден и Вюртемберг), но были вытеснены оттуда Пробом, по смерти
которого они снова, и уже окончательно, овладели этой областью. В V веке
алеманны завоевали на левом берегу Рейна Эльзас и северную Швейцарию, а
на восток распространились до р. Леха. В 496 г. они были покорены
франками. Еще на первоначальной родине алеманнов ближайшими восточными
соседями их были бургунды, занимавшие тогда Познань. После переселения
алеманнов на юго-запад, бургунды двинулись в том же направлении и
поселились по верхнему Майну и Пегницу. В 413 г. римляне уступили им
часть левого берега Рейна, а в 443 г. - Савойю, откуда бургунды
расселились далее на Ю. и З. и образовали по течению pp. Роны и Соны
королевство, существовавшее до 634 г., когда им овладели франки.
К восточной группе германских племен принадлежали готы, жившие
первоначально по нижнему течению Вислы, около Балтийского моря. Во
второй половине второго века они постепенно расселились к юго-востоку,
до Черного моря. Племя готов делилось на две части: вестготы жили по
Пруту, Бугу и Днестру, а остготы - далее к востоку от первых. Около 372
года кочевое дикое племя гуннов покорило алан, живших в степях крайнего
юго-востока Европы, и вместе с последними двинулось на остготов.
Остготский король Германрих, создавший перед тем на востоке Европы
обширное государство покорением некоторых славянских и финских племен,
умер во время борьбы с гуннами (373), и тогда часть остготов подчинилась
гуннам, а часть покинула родину. Между тем вестготы, также угрожаемые
гуннами, по договору с императором Валентом, перешли в 376 году за Дунай
на римскую почву, в качестве союзников империи. В 401 г. Аларих,
провозглашенный взбунтовавшимися вестготами королем, двинулся из Иллирии
в Италию и сильно опустошил ее. В 408 году он снова явился в Италии,
опустошил ее, взял и разграбил самый Рим (410). После его смерти Атаульф
отвел вестготов в Галию, часть которой, именно Аквитанию, они получили
во владение по формальному договору с императором Гонорием (419). Из
союзного Вестготского государства скоро образовалось первое
самостоятельное Германское королевство на римской почве. Впоследствии
вестготы завладели всею Испанией.
Другая ветвь готов, остготы, вместе с герулами, ругами и гепидами,
находилась под властью гуннов до смерти Аттилы. В 488 г. остготы (вместе
с ругами), под предводительством короля Теодориха, двинулись в Италию,
где предводитель германских наемников, герул Одоакр, прекратил в 476 г.
существование Западной Римской империи и образовал первое варварское
королевство на итальянской почве. В 493 г. Одоакр принужден был сдаться
королю остготов. Полвека спустя королевство Остготское было завоевано
полководцами Юстиниана.
К одной племенной группе с готами принадлежали вандалы, которые,
вместе с аланами и свевами, заняли Испанию. Из Испании вандалы в 429 г.
перешли в Африку, где основали королевство. Между тем в Италии
владычество византийцев продолжалось недолго. В 668 г. явились там
лонгобарды и завоевали постепенно большую часть полуострова. Лонгобарды
первоначально жили на севере Германии, между Везером и Эльбой, потом
перешли на средний Дунай, где они участвовали в Маркоманнской войне. По
уходе остготов в Италию лонгобарды явились в Паннонии, потом примкнули к
аварам, победили герулов, уничтожили королевство гепидов и наконец
основали в Италии государство, существовавшее до завоевания его Карлом
Великим. В начале VI века племя баваров, происшедшее от маркоманнов,
квадов и норисков (вероятно, с примесью восточногерманских племен),
жившее в Богемии и принадлежавшее, по-видимому, одно время к королевству
герулов, переселилось на юго-запад, в Придунайскую область, носящую и
теперь его имя. Между тем восточная половина Германии (до Эльбы),
значительно опустевшая с уходом большей части живших там германских
племен, постепенно была занята славянами. С уходом гуннов славяне
распространились постепенно на всем пространстве от Ольты до Дона, далее
в Богемии, Кроации, Боснии, Сербии и в других частях Балканского
полуострова. С приходом, в VII в.; болгар в страну по нижнему Дунаю, а в
IX в. - венгров в область среднего Дуная, закончились так долго
длившиеся передвижения племен, и Европа приняла этнографически, в
главных чертах, тот вид, который она представляет в настоящее время.
Следует упомянуть еще о норманнах, с IX в. сильно беспокоивших многие
части Западной Европы; их набеги составляют как бы последние, отголоски
великого переселения. Результатом описанных событий было образование,
чрез смешение различных (главным образом римского и германского)
элементов, новых народностей (французы, итальянцы, испанцы и др.), новых
язык. и неизвестных дотоле политических, общественных, правовых форм,
определивших развитие средневековой Европы.

Литература: "Geschichte der Volkerwanderung", von E. Wietersheim
(Лейпц., 1859
- 1864); "Die Geschichte der Volkerwanderung", von R. Pallmann (Гота,
1863 и Вейм. 1864): "Die Konige der Germanen", von F. Dahn (Mюнx., 1861
- 76); "Urgeschichte der germanishen und romanischen Volker", von F.
Dahn (собрание Онкена); "Deutsche Geschichte bis auf Karl den Grossen",
v. G. Kaufmann (Лейпц., 1880 - 81); "Recits de l'histoire Romaine an V
siecle. Derniers temps de L'еmрere d'Occident", par Amedee Thierry
(Париж, 1860); "Эпоха переселения народов и Каролинги" (во 2-й части
сочинений С. В. Ешевского, Москва, 1870).
Дм. Каринский.
Величины и количества, о которых приходится говорить в науках
физикоматематических и естественных, весьма разнообразны. Таковы В.
длин, поверхностей, объемов, углов, кривизн и радиусов кривизны,
скоростей, ускорений, количеств движений, масс, сил, моментов сил и
живых сил, работ, температур, теплоемкостей, теплопроводностей,
количеств тепла, количеств электричества, магнетизма и проч. Каждая
величина и каждое количество измеряются свойственною единицею.
Физические величины и количества могут быть разделены на два класса.
Некоторые из них вполне определяются числом, показывающим, во сколько
раз рассматриваемая величина более свойственной ей единицы; таковы,
например, величины объемов, масс, живой силы, работы, количества тепла,
электричества. Все величины и количества этого класса Гамильтон назвал
Scalars quantities; на русском языке нет слова, соответствующего этому
термину.
Физические количества другого класса обладают не только величиною, в
собственном смысле этого слова, но и еще направлением; таковы силы,
перемещения скорости, ускорения, линейные моменты сил и количеств
движений и проч. Все величины этого класса называются векториальными
величинами, или векторами.
Д. Бобылев.
Веллингтон (Артур-Коллей Веллеслей, герцог Wellington) - 3-й сын
лорда ГарретКоллей, графа Морнингтона. Род. в 1769 г. в Дунканкестле
(Ирландия); воспитывался в Итоне, а потом в Анжерском военном училище,
во Франции. В 1787 г. он вступил в военную службу, в 1794 г. участвовал
в нидерландском походе, а в 1797 г. отправился со своим полком в Индию,
где отличился в войне с ТиппоСаибом, особенно при штурме Серингапатама
(1799). После взятия этого города В. назначен был губернатором его, а
через год после того он успешно действовал против мараттов и принудил их
заключить выгодный для Англии мир). В 1806 г., по возвращении в Европу,
В. был избран городом Нью-Портом (на o-ве Вайте) депутатом в нижнюю
палату; в 1807 г. В. участвовал в походе против Копенгагена, а в июле
1808 г. отправлен в Португалию, принял там начальство над британскими
войсками, и, после нескольких удачных дел с французскими отрядами,
совершенно разбил маршала Жюно при Вимиейре. Затем он возвратился в
Англию, но в апреле 1809 г. опять прибыл в Португалию, где, совершив
смелый переход с союзными войсками через р. Дуро (11 мая), взял г.
Опорто и принудил маршала Сульта к отступлению. 1810 г. ознаменовался
делом при Бузако, обороной Торрес-Ведрасской укрепденной позиции, осадой
Альмеида и взятием Сиудад-Родриго, при чем действия В. постоянно были
успешны. Испанские кортесы сделали его маркизом Торрес-Ведрасским,
испанским грандом и герцогом Сиудад-Родригским, а принц-регент возвел
его в звание графа В. В 1812 г. В. взял Бадахос, разбил маршала Мармона
при Саламанке и вступил в Мадрид. После неудачного приступа к Бургосу В.
отступил в Португалию; но когда в 1813 г. часть французск. войск
выступила из Испании, то он снова занял Мадрид и 21 июня одержал
блестящую победу при Виттории. За это сражение, освободившее Испанию от
французов, В. был произведен в фельдмаршалы. В октябре 1813 г. В.
вступил во Францию, одержал несколько побед над марш. Сультом и занял
Тулузу, где узнал о заключении мира в Париже. За подвиги свои В. был
щедро награжден английским правительством: принц-регент пожаловал ему
титул герцога, а парламент назначил 300 тыс. фунтов стерл. на покупку
имения. По возвращении Наполеона с о-ва Эльбы, В. принял начальство над
союзною англоголландскою армиею и вместе с Блюхером одержал решительную
победу при Ватерло, после которой вторгнулся во Францию и занял Париж.
По заключению 2-го Парижского мира он был сделан главным начальником
союзных войск во Франции и оставался там до конца оккупации. В 1818 и
1822 гг. он принимал участие в конгрессах Аахенском и Веронском; в 1826
г. был послан в Россию, для поздравления императора Николая с
восшествием на престол; в 1828 г. сделался первым министром. Его
министерство имело решительно торийский характер, но, уступая
обстоятельствам, приняло на себя в 1829 г. инициативу эмансипации
католиков. Впечатление, произведенное французской июльской революцией, и
вступление на английский престол Вильгельма IV повлекли за собою, в
ноябре 1830 г., падение министерства В. С своим обычным упорством он
противился парламентской реформе и этим возбудил в народе такое
негодование, что подвергся публичному оскорблению. По увольнении
министерства вигов в ноябре 1834 г., В. принял, в кабинете Роберта Пиля,
управление министерством иностранных дел; но уже при открыли сессии 1835
г. министерство принуждено было удалиться. Когда Пиль, в сентябре 1841
г., снова составил министерство, В. еще раз вступил в кабинет, но не
взял в нем никакого определенного портфеля. К немалому огорченно
коренных ториев, он, под влиянием Пиля, высказался за отмену хлебных
законов. После падения Пиля (1846) В. удержал за собою место
главнокомандующего войсками, вместе с должностями губернатора Тоуэра,
лорда-хранителя пяти гаваней и канцлера оксфордского университета.
Держась в стороне от партий, он действовал в качестве посредника, и сама
королева обращалась к его советам в затруднительных вопросах. В. не был
гениальным человеком, но обладал недюжинным умом, живым сознанием долга
и в особенности непреклонною твердостью. Его прежняя непопулярность была
забыта, и он пользовался любовью и уважением народа, когда его застигла
смерть 14 сентября 1852 г. Тело его было предано земле с королевскими
почестями в соборе св. Павла.

Литература. Ср. издан. Gurwood, "Despatches of fieldmarschal the duke
of W." (Лонд., 1836 - 38); издан, сыном В., Артуром-Ричардом,
"Supplementary despatches, correspondence and memoranda" (Лонд., 1868 -
73); "Speeches in parliament" (Лонд., 1854); также Bauer, "Leben und
Feldzuge des Herzogs von W. " (Кведлинбург. 1840); Pauli, "Arthur Herzog
von W. " (в "Der Neue Plutarch", т. 6, Лейпц., 1879); Brialmont,
"Histoire du duc de Wellington" (1856 - 57).
Веллингтон (Wellington) - главн. гор. (с 1876) брит. колонии
Ново-Зеландии, прежней провинции Веллингтон, на западном берегу
Порт-Никольсона, просторной и безопасной бухты Кукова пролива;
местопребывание губернатора и парламента колонии; соединен с Непиром
железной дорогой, а с Сиднеем, Мельбурном, равно как с гаванями
Ново-Зеландии, правильными пароходными рейсами. В 1886 г. в В., вместе с
его 4-мя предместьями, было. 27833 жителей, часть которых состояла из
маорисов. Два театра, шесть банков, музей, ботанический сад;
значительная торговля. Все частные постройки, вследствие случающихся
здесь землетрясений, возведены из дерева. В. основан в янв. 1840 г.
Велосипед или самокат (Velocipede, Fahrrad, cycle). - Этим именем
обозначают разнообразные экипажи, приводимые в движение едущим в нем
человеком. Колеса так облегчают передвижение грузов; что мысль об
устройстве В. должна была явиться очень давно и развиваться постепенно
усилиями многих изобретателей. Действительно, есть указания, что уже в
первой половине XVII столетия существовали самодвижущиеся повозки такого
рода в Генуе, Пизе, Болоньи и Нюрнберге. Сохранился даже рисунок ручной
повозки, которую устроил для себя захромавший нюрнбергский часовщик,
Фарфлер: она приводилась в движение сидящим в ней человеком помощью двух
рукояток на горизонтальной оси. Озанам, в своей книге: "Recreations
Mathematiques et Physiques", изданной в 1793 году, пишет, что уже
несколько лет как в Париже встречают коляску, приводимую в движение
лакеем, напирающим попеременно ногами на подножки, скрытые в кузове
экипажа и передающие движение средней оси. На рисунке Озанама изображен
как весь экипаж, с лакеем, стоящим сзади, и барином, управляющим
передним ходом на подобие руля в лодке, так и внутренний механизм: на
оси задних колес насажены два храповых колеса, на которые попеременно
действуют помощью собачек, подножки, связанные веревкой, перекинутой
чрез блок.
Немецкий лесничий фон Дрейз в 1817 г. изобрел так называемую дрезину,
вошедшую в моду в 1819 г. в Париже и Лондоне, где ее назвали игрушечною
лошадкою (hobby horse). Из многих сохранившихся рисунков и карикатур
видно, что она состояла из узенького сиденья на двух высоких колесах,
укрепленных одно за другим, как в современных двухколесных В. Высота
сиденья была такова, что ноги человека, сидящего на нем верхом, слегка
доставали до земли и он мог сообщать себе значительную скорость,
отталкиваясь попеременно то той, то другой ногой. Название дрезина
применяется теперь только к ручным железнодорожным повозкам.
В 1836 г., в Англии, медник Дальзель приделал к "игрушечной лошадке"
Дрейза подножки, чтобы вращать колесо ногами, но настоящими
изобретателями современного В. надо считать парижан: Мишо, который в
1869 г. стал делать переднее, движущее колесо гораздо больше заднего, и
Мажи, заменившего дерево сталью, вследствие чего можно было много
уменьшить вес В., а также англичанина Коупера (Cowper), придумавшего
очень легкие колеса со ступицею, висящею на проволочных спицах.
Уменьшение трения на осях было достигнуто устройством подшипников на
стальных закаленных шариках. На концах оси вытачиваются желобки
полукруглого сечения, им соответствуют такого же вида желобки в ступице
колеса. В образовавшуюся таким образом кольцеобразную пустоту вводят
шарики, для чего у ступицы развинчивается крышка. Шарики катаются между
осью и ступицею, причем скользящее трение заменяется сравнительно малым
трением - катящимся. Шарики могут тереться один о другой; но сила, с
которой они будут надавливать друг на друга, так незначительна, что и
трение это ничтожно. Лучшим и доказательством этого служит ничтожное
стирание этих шариков: по опытам Бойса (Boys), потеря веса шарика после
пробега в 1500 верст составляет всего одну четверть миллиграмма.
В настоящее время уже установилось несколько типов В. Самый простой
по конструкции и, вместе с тем, самый легкий и достигающий наибольшей
скорости на гонках - двухколесный В. Здесь ездок помещается на седле,
расположенном прямо над большим колесом, от 130 до 160 см. диаметра, а
маленькое колесо расположено сзади. На неровной дороге такие В. опасны:
ездок неудержимо опрокидывается головой вперед, если под колесо попадет
какое-либо препятствие, способное значительно замедлить его движение.
Поэтому придумали помещать седло далее назад и пониже; тут нужен уже
очень сильный толчок, чтобы приподнять ездока и перекинуть его вперед.
Но если ось отодвинута далеко вперед, то ездок не может действовать на
педали с полною силою; их приходится укреплять на особых рычагах или на
особой оси, от которой движение передается главному колесу помощью
бесконечной цепи.
Полную безопасность от падения головой вперед представляют В. с двумя
колесами равной величины и с седлом между ними. Легкий В. такого типа
получил название "Бициклет"; но на том же принципе устроены и более
солидные военные и охотничьи В. позволяющие возить с собою ружье, ранец
и др. багаж. Необходимость употреблять передачу движения помощью
бесконечной цепи не составляет здесь недостатка: вследствие меньшего
диаметра колеса скорость его окружности была бы недостаточна, если бы
цепная передача не увеличивала ее в желаемом отношении.
Трехколесные В. тяжелы на ходу и потому почти вполне вытеснены
двухколесными. Удержался больше других тип "Криппер". Существуют
трехколесные В. и для двух ездоков: они сидят рядом в "социабль" и один
за другим в В. "тандем" (гуськом). Одного человека достаточно для
приведения в движение такого В., поэтому другой может свободно
заниматься осматриванием дороги, телеграфной линии и т.п. В трехколесном
В. при поворотах каждое колесо описывает разные пути, поэтому оно должно
вращаться со своею собственною, определенною скоростью. Это заставляет
вводить особое приспособление, позволяющее сцеплять с движущим
механизмом поворотом руля оба задние колеса или только одно. Иногда
применяют для этой же цели дифференциальные колеса, уравнивающие
автоматически движение обоих колес В. сообразно надобности.
Седок на двухколесном В. находится в неустойчивом положении
равновесия и должен все время балансировать, чтобы не упасть. Это
делается помощью руля: чувствуя, например, что В. наклоняется вправо,
седок поворачивает руль в эту же сторону; благодаря быстроте движения
нижняя часть В. уклоняется вправо скорее, чем вышележащий центр тяжести
системы под влиянием своей тяжести; таким образом обыкновенно получается
даже стремление упасть в обратную сторону, вызывающее новое движение
руля налево. Поэтому В. оставляет на дороге всегда слегка волнистый след
и не может ехать по узкой колее или по желобу рельса конножелезной
дороги. При значительной скорости, устойчивости В. помогает
гироскопическое действие быстровращающихся колес, у которых является,
вследствие быстрого вращения, значительная сила, удерживающая постоянное
направление оси вращения, как у волчка.
Современные велосипеды так хорошо приспособлены, что привычный
человек может развивать на них без истощения сил чрезвычайно большую
механическую работу: от 1/7 до 1/3 лошадиной силы, делая от 9 до 21
версты в час. На многодневных поездках первостепенные велосипедисты
делали по 16 верст в час, а на коротких расстояниях, при состязаниях,
достигали скорости 33 верст в час. На расстояниях до 5 вер. верховой
перегоняет велосипедиста, но при больших расстояниях лошадь устает
скорее, и велосипедист ее перегоняет.
Эта возможность развивать очень большую работу и представляет
опасность для велосипедиста с гигиенической точки зрения: езда на В.,
как и всякое упражнение мускулов, не доходящее до истощения сил, только
полезна для здорового организма, но соревнование, невнимание, а иногда и
необходимость, часто заставляют велосипедиста переходить за предел
полезного для здоровья утомления. Переутомление оказывается во время
самой езды одышкою и усиленным сердцебиением. Кроме того, самое сидение
на узком седле производит ненормальное сдавливание органов, помещающихся
в области таза. По всему этому езда на велосипеде безусловно вредна
лицам, страдающим легкими, пороком сердца или расстройствами органов
области таза; у женщин вредные последствия усиленной езды на В.
сказываются скорее и сильнее, чем у мужчин.
Для уменьшения толчков при езде на В. седло снабжается очень упругими
пружинами, а ободья колес резинчатыми шинами. Эти последние пробовали
даже делать полыми и надувать воздухом, но это устройство оказалось
непрочным; теперь делают в массе шины только несколько воздушных каналов
небольшого диаметра.
У нас изготовление В. еще не развилось, хотя уже существуют попытки в
этом направлении. Лучшие В. пока изготовляются в Англии, где около 5000
человек заняты этим дедом и приготовляют до 40000 штук в год, на 800000
ф. ст.; около 3000 ч работают в одном г. Ковентри (Cowentry), где
находится одна из лучших фирм: Cowentry Machinist's Со. Вообще в Европе
и Америке насчитывают до 1000 велосипедных фабрик. Литература. Г. Т.
Сакс. "Велосипед" (С. Петербург, 1891). С. Н. Милевский, "Гигиена для
велосипедиста" (С. Петербург, 1891). С 1882 года в Москве издается
специальный журнал: "Велосипедист и речной яхт-клубист".
В. Лермантов.
В. может иметь также обширное применение к военным целям и, заменяя
конных ординарцев и вестовых, допускает большую скорость передвижения и
не требует необходимого лошади корму. Это обстоятельство особенно важно
для крепостей, в которых вообще избегают иметь кавалерию, требующую
больших запасов фуража. Применению В. в крепостях благоприятствует и то
обстоятельство, что все внутреннее пространство последних пересечено
сетью прекрасных шоссейных дорог, соединяющих между собою отдельные,
значительно удаленные друг от друга укрепления. Хотя в крепостях и есть
телеграфы и телефоны, но таковые могут быть испорчены и во всяком случае
не дают полной свободы в пользовании ими там и в тех направлениях, где
необходимо, какую может дать ординарец велосипедист.
При военных действиях в поле, где тем паче могут отсутствовать
телеграфы и телефоны, В. может конкурировать в скорости с верховым, при
хорошей дороге, и кроме того, под огнем В. находится в меньшей опасности
поражения, чем верховой, так как представляет сравнительно очень малую
цель. Лучшие военные велосипедисты считают наиболее подходящими В.
легкие на ходу, прочные, несложные, возможно не тяжеловесные и
допустимой стоимости. Кроме последнего требования, всему прочему
удовлетворяют В. англ. заводов: Rudge и Coventry Machinists; могут быть
употребляемы также и Swift №2 и №1 и лучше с дутыми резиновыми шинами,
облегчающими движение по песку и снегу. На таких В. езда не только
возможна по дорогам и всякой более или менее твердой поверхности почвы,
но и слегка топкой и покрытой травой; также - в лесах, особенно
лиственных и (с дутыми шинами) даже и по песчаному грунту хвойных лесов;
- по жидкой грязи в неск. вершков, лужам, мягкой пыли, если под ними
твердое основание; - по снегу в неск. вершков глубиной (с дутыми шинами)
при морозе не свыше 5°. Невозможны для езды: густая липкая глинистая и
т.п. грязь, сыпучие глубокие пески и глубокий снег. Движение против
ветра затруднительно и облегчается лишь при особом навыке. Уклоны,
которые можно допустить: при коротких расстояниях (20 - 26 саж. ) - ок.
1/6 и, при каменистой почве, ок. 1/5, а на большие расстояния в неск.
верст - 1/12. Для переезда через неглубокие канавы следует пересекать их
наискось, чтобы получить уклон от 1/2 до 1/3 и усилить скорость, чтобы
воспользоваться ею при подъеме. Пригонка В. для наиудобнейшей и наименее
утомительной езды должна быть следующей: 1) передняя оконечность седла
должна чуть проходить за отвесную плоскость, проходящую через среднюю
ось, на которую надеты шатуны; 2) высота седла должна быть такою, чтобы
выемка ступни вытянутой ноги упиралась в подножку; 3) носик седла и руль
должны быть на одной высоте; 4) передняя часть седла должна быть на 1
дм. выше задней; 5) седла следует заказывать или выбирать такие, чтобы
имелся у передней оконечности их винт с гайкой, для натягивания кожи и
сужения седла по желанию; 6) седло вообще должно быть узко, чтобы не
вызывать, после долгого пути, боли в бедрах и пахах; 7) наилучший
материал для седла: мягкая и не толстая кожа, а само седло должно быть
подшито живцом из белой толстой кожи; 8) цепь необходимо всегда
натягивать с легким провесом. Общие правила езды: 1) смелость; 2)
уравнивать дыхание; 3) избегать переутомлений, слезая временами с седла
и отдыхая на ходу пешком. Лучшие руководства по езде на велосипедах: гг.
Потемкина и Мартоса; заметки Ж. Блока; Сакса ("Велосипед", издание
Березовского, Спб.); барона Келлескрауса ("Военный Сборник", 1892, №1) и
др.
К. Величко.
Вельвичия (Welwitschia mirabilis Hook.) - растение из семейства
Gnetaceae, открытое в 1860 г. Вельвичем в каменистых пустынях по
западному побережью тропической Южной Африки. Одно из самых причудливых
растений. Конический, суженый книзу ствол его, в 30 - 40 см. в попер.,
немного лишь выступает над поверхностью почвы, а листьев всего два; они
расстилаются по земле, сидят один против другого и бывают длиною в 1 м.,
а шириною в 20 см. Это так называемые первичные листья растения,
появляющиеся непосредственно за семядолями; хотя они чрезвычайно прочны
и кожисты, но раздроблены по длине на длинные участки. В углах листьев
появляются разветвленные соцветия, несущие на концах ветвей шишковидные
колосья. Шишки продолговатой или веретенообразной формы, состоят из 70 -
90 супротивных чешуй, в пазухах которых находится по одному цветку. В.
достигает 100-летнего возраста.
В. Т - ль.
Вельзевул или веельзевул- библейское название сирофиникийского
божества Ваалзевув, считавшегося покровителем и защитником от мух, рои
которых составляют ужасную казнь для людей и животных в жарком климате
Востока. Очевидно, это одно из частных проявлений общего
сирофиникийского Ваала. В библейских книгах это слово встречается в двух
неодинаковых смыслах. В Ветхом Завете оно употребляется в значении
местного аккаронского божества филистимлян, пользовавшегося известностью
в качестве оракула и у соседних народов, между прочим и у евреев, в
период их уклонения от истинной религиии. Так, царь израильский Охозия,
заболев, посылал в Аккарон послов с поручением спросить у Веельзевула -
"выздоровеет ли он от болезни?" (4 Цар. I, 2). В Новом Завете мы
встречаем то же слово в смысле сатаны или главы злых духов или демонов.
Каким образом иудейская демонология дошла до отождествления Веельзевула
с сатаной - неизвестно. По мнению некоторых, в этом оказалось желание
унизить сатану низведением его на степень жалкого "бога мух". Эта
тенденция проявляется еще яснее при другом филологическом толковании
рассматриваемого слова, - толковании, по которому Веельзевул означает
"бога навоза" или всякой нечистоты и грязи. Он считался главным
виновником мучительной болезни бесноватых, обыкновенно удалявшихся от
общества людей в нечистые места (кладбища и проч.). Согласно с таким
воззрением, фарисеи, видя, как Христос изгонял бесов, дерзко утверждали,
что Он делал это "силою Веельзевула, князя бесовского" (Мате. XII, 24 -
27; Марк. III, 22; Лук. XI, 16 - 20).
А. Л.
Вендетта (Vendetta) - так назыв. на о-ве Корсике обычай кровной
мести. Корсика, подвергавшаяся частым нападениям разных народов,
оспаривавших друг у друга господство на Средиземном море, и особенно
страдавшая от набегов североафриканских варварийских племен и морских
пиратов, дольше, чем где-либо, сохранила воинственность и тесно
сплоченный семейный строй. Эти обстоятельства, в связи с темпераментом
обитателей о-ва, придали корсиканской В. своеобразный характер и
необыкновенную живучесть. Как и поединок, вендетта, является видом
частной войны, но предпринимаемой для защиты интересов или чести целого
рода. Не всякая обида, однако, влечет за собою В. С течением времени
создался ряд освященных обычаем правил, когда и в каких случаях
допускается В. и как она выполняется. В. обыкновенно направляется против
обольстителя покинутой женщины, убийцы близкого родственника, доносчика
и лжесвидетеля, показания которого привели к осуждению невинного к
смерти или каторжным работам. Если при дуэли вызов обыкновенно следует
вслед за нанесением обиды, а за вызовом, чрез короткий промежуток
времени, и поединок, то В. не предпринимается с такой стремительностью.
Обыкновенно созывается семейный совет, на котором всесторонне
обсуждается обида, средства возмездия и даже возможность примирения.
Обсуждения и переговоры иногда длятся месяцы и годы. Когда В. решена,
тогда подробно обсуждается ее форма и решается, на кого будет возложено
ее исполнение. Обыкновенно выбирается холостяк, который может легче
поставить на карту свою жизнь для исполнения священной обязанности мести
за честь или интересы семьи. Пред началом враждебных действий,
противнику посылается объявление войны, обыкновенно в виде краткого
"берегись". Но даже после объявления войны разрешаются более или менее
продолжительные перемирия и никогда ни один даже корсиканский бандит не
позволил обесчестить себя нарушением перемирия. В. допускает
употребление всяких военных хитростей, засады, тайного убийства и пр. С
В. тесно связано и развитие бандитства, так как лицо, выполнившее В. и
навлекшее на себя преследование общественной власти, часто бывает
вынуждено совсем выйти из колеи мирной жизни и сделаться бандитом. В
течение долгого времени В. служила бичом для корсиканского населения;
постоянная частная война между целыми родами покрывала остров потоками
крови, Завет мести свято хранился в семье, воспевался в народных песнях
(см. Мериме, "Notes sur la Corse" и "Colomba"); детям показывали
окровавленное платье убитого родственника, воспитывая в них ненависть к
убийце и стремление к мести. Часто до выполнения В. семья долгие годы
носила траур. Особенно свирепствовала В. в период господства генуэзцев,
отдавших о-в в управление компании св. Георгия, безжалостно угнетавшей
население. За 32 г. [1683 - 1715] было тогда совершено с лишком 28000
убийств из-за В. С присоединением о-ва к Франции, правительство долго
боролось с В. и порождаемым ею бандитством. Строгие военные меры,
принятые во времена реставрации и июльской монархии, не имели успеха. В
1853 г. уголовные кары за В. были смягчены и она воспрещена под страхом
исправительных наказами. С тех пор статистические данные указывают на
значительное уменьшение числа убийств (в 40-х годах ежегодно 100 - 120,
а после 1853 г. - 16 - 20). В настоящее время случаи вендетты довольно
редки.
М.
Веневитинов Димитрий Владимирович - поэт, родился 14 сент. 1805 г.,
умер 15 марта 1827 г. Несмотря на столь кратковременную жизнь,
чрезвычайно богато одаренная натура Веневитинова успела развернуться с
такой полнотой, что его имя является тесно связанным с историей не
только русской поэзии, но и русской мысли. Происходя из старинной
дворянской семьи, В. уже с детства попал в самые благоприятные условия:
для будущей карьеры имелись в запасе отличные родственные связи, а в
настоящем, когда должно было совершаться его первоначальное воспитание,
с одной стороны - полная материальная обеспеченность с другой -
заботливое попечение его умной и образованной матери. До поступления в
университет В. воспитывался и получал образование дома: до восьмилетнего
возраста его учила сама мать, а затем были приглашены наставники, из
которых особенное влияние оказал на В. умный и просвещенный
франпуз-эльзасец Дорер, хорошо ознакомивший его с французской и римской
литературой. Греческому языку В. учился у грека Байло, известного своими
изданиями некоторых из греческих классиков. В. рано ознакомился с
древне-классическим миром; отсюда изящная гармоничность душевного строя
В., ясно отразившаяся в неразрывной связи между его поэтическим
вдохновением и его философским мышлением, благодаря которой современники
называли его "поэтом мысли". Он обладал также способностью к живописи и,
значительным музыкальным талантом, был не только хорошим исполнителем,
но и композитором и усердно занимался историей музыки.
Семнадцати лет от роду В. без всяких затруднений мог уже перейти к
университетским занятиям. В студенты В. не поступал, а слушал те лекции
университетских профессоров, которые наиболее привлекали и удовлетворяли
его любознательность. Особенно интересовали его курсы А. Ф. Мерзлякова,
И. И. Давыдова, М. Г. Павлова и профессора анатомии Лодера. Последние
три пытались связать преподавание своего предмета с господствовавшею
тогда на западе философскою системой Шеллинга и, несомненно, много
способствовали умственному развитию В. в духе шелленгианства. Мерзляков
оказывал благотворное влияние на университетскую молодежь также и
устроенными им общедоступными педагогическими беседами; здесь В. скоро
привлек к себе общее внимание ясным и глубоким умом и замечательной
диалектикой. Эти блестящие качества он проявлял и в кружке даровитых и
развитых студентов, центром которого был Н. М. Рожалин, и в котором
молодые люди занимались философскими прениями и читали собственные
сочинения на разные отвлеченные темы. Сдав через два года выпускной
экзамен, Веневитинов определился в 1825 году в московский архив коллегии
иностранных дел, намереваясь потом служить по дипломатической части за
границей. В названное учреждение тогда поступала масса молодежи,
рассчитывавшей подвизаться на дипломатическом поприще; поэтому и многие
из упомянутого товарищеского университетского кружка остались в прежних
отношениях. Легкая канцелярская служба оставляла много свободного
времени. Из упомянутого товарищеского кружка образовалось довольно
многочисленное литературное общество, а пятеро из его членов составили
более интимное тайное "общество любомудрия", с целью исключительного
занятия философией, преимущественно немецкой; но оно было ими же самими
закрыто, вследствие опасений, возбужденных в них событием 14 декабря, к
которому оказались прикосновенными знакомые их и родственники. К числу
небольших работ, читавшихся на собраниях общества, принадлежат
прозаические наброски В. : "Скульптура, живопись и музыка", "Утро,
полдень, вечер и ночь", "Беседы Платона с Александром" - представляющие
(последняя даже и по самой форме) удачное подражание диалогам Платона,
как по развитию мыслей, так и по поэтическому тону.
У членов общества явилось желание иметь свой печатный орган. Сначала
предполагалось выпустить в свет альманах (альманахи тогда были в моде);
но Пушкин, приехавший в начали сентября 1826 г. в Москву, посоветовал
кружку начать издавать ежемесячный журнал. В., находившийся в дальнем
родстве с Пушкиным и уже известный ему по своей статье о первой песне
"Евгения Онегина", вследствие чего они быстро и сблизились друг с
другом, изложил программу задуманного периодического издания общества,
озаглавив ее: "Несколько мыслей в план журнала". Вскоре было преступлено
к изданию журнала, названного "Московский Вестник", в духе
веневитиновской программы, по которой основная задача русского
периодического журнала заключалась "в создании у нас научной
эстетической критики на началах немецкой умозрительной философии и в
привитии общественному сознанию убеждения о необходимости применять
философские начала к изучению всех эпох наук и искусств". Журнал стал
выходить с начала 1827 г., под наблюдением коллективной редакции и под
официальной ответственностью М. П. Погодина. Но В., главный вдохновитель
нового дела, к этому времени уже перешел на службу из Москвы в
Петербург. Этому способствовала платонически обожаемая В. известная
княгиня Зинаида Александровна Волконская. Он тогда же получил место в
канцелярии иностранной коллегии, где важную должность занимал
родственник княгини, гр. Лаваль. Уезжая из Москвы в конце октября, В.
взял с собой спутником, по просьбе той же Волконской, француза Воше,
который только что возвратился туда, проводив в Сибирь родственницу
княгини Зинаиды графиню Е. И. Трубецкую, рожденную Лаваль, последовавшую
туда за сосланным своим мужем-декабристом. При въезде в Петербург В. и
Воше были арестованы вследствие крайней подозрительности полиции ко
всем, имевшим хотя бы малейшее отношение к участникам заговора 14 дек.
Трехдневный арест оказал, на В. в двояком отношении дурное влияние:
кроме тяжелого нравственного впечатления, от которого он долго не мог
оправиться, пребывание в сыром и неопрятном помещении вредно
подействовало на его и так уже слабое здоровье, так что не прошло месяца
по выходе из под ареста, как В. опасно заболел. Болезнь, впрочем,
продолжалась не долго. Радушно встреченный своими ближайшими
начальниками и найдя в лице некоторых из тогдашних поэтов и литераторов
расположенных к нему друзей, В. повел деятельную жизнь, усердно исполняя
служебные обязанности, посещая высшее петербургское общество и, сверх
того, находя время для усиленных заняли поэзией. Но он скучал по Москве,
где оставались любимая им родная семья, неизменно обожаемая им, несмотря
на ее гораздо более зрелый возраст, княгиня Волконская и, наконец, его
товарищи по литературному обществу и по затеянному сообща журналу,
заботы о котором В. горячо высказываются в сохранившихся его письмах к
Погодину и другим. Неудовлетворенность своим положением побуждала
помышлять о скорейшем отъезде на службу в Персию. До отъезда из Москвы,
Веневитинов с жаром отдавался изучению немецких философов Шеллинга,
Фихте, Окена, а также и творений Платона, которые читал в подлиннике (об
этих его занятиях свидетельствуют письма к некоторым друзьям, напр., к
Кошелеву, а также и небольшая работа, исполненная им для княжны
Александры Трубецкой, под заглавием "Письмо о философии", замечательная
по платоновски стройному изложению и безукоризненной ясности мыслей); в
кратковременное свое пребывание в Петербурге В., по видимому, наиболее
времени посвящал поэтическому творчеству. Это видно как из количества
его вообще немногочисленных стихотворений, приходящихся на петербургский
период его жизни, так и из достигнутого в них совершенства формы и
глубины содержания.
Но В. не пришлось видеть осуществления своих намерений. В начале
марта, возвращаясь легко одетым с бала у Ланских, у которых он вместе с
А. С. Хомяковым квартировал во флигеле, В. сильно простудился и уже 15
марта его не стало. На его могильном памятнике в Симоновом монастыре, в
Москве, вырезан его же знаменательный стих: "как знал он жизнь, как мало
жил!". Почти юношей умерший В. знал жизнь не из опыта, а благодаря тому,
что умел глубоко проникнуть в ее внутренний смысл своею рано созревшей
мыслью. "Поэт" является для Веневитинова предметом своего рода культа,
выразившегося в его лучших как по искренности тона, так и по прелести
формы стихотворениях: "Поэт", "Жертвоприношение", "Утешение", "Я
чувствую, во мне горит... ", "Поэт и друг" и "Последние стихи".
Необыкновенным изяществом стиха и выразительным, точным языком
отличается его рифмованный перевод знаменитого монолога "Фауста в
пещере"; превосходно переведены также из Гете: "Земная участь" и
"Апофеоз художника".
Не считая названных переводов из Гете, число стихотворений В. не
превышает 38, из которых все, принадлежащие к первому периоду его
творчества, т.е. писанные до переселения в Петербург, вовсе не
отличаются той безукоризненностью формы, какую видим в перечисленных
нами выше стихотворениях, могущих в этом отношении померяться со стихами
Пушкина. Но следует сказать вообще, что стихотворения обоих периодов
одинаково характеризуются искренностью чувства и отсутствием чопорной
изысканности как в мыслях, так и в выражениях. Нужно отметить еще, что в
некоторых из них сказались и пессимистическое настроение,
разочарованность (под влиянием этих же чувств начат был и оставшийся
недописанным роман в прозе). В общем, однако же, тон поэзии В.
отличается светлым взглядом на жизнь и возвышенною верою в судьбы
человечества. Созерцательно-философское направление поэзии В. заставляет
многих писавших о нем предполагать, что он скоро оставил бы
стихотворство и предался бы разработке философии. Яркий отпечаток
философского склада мыслей лежит на его замечательных критических
статьях, в которых он далеко опередил своих современников эстетическим
пониманием.

Литература. Кроме издания "Сочин. Д. В. Веневитинова", 1829 г.,
существуют: "Полное собр. сочинений Д. В. Веневитинова", изданное под
редакцией А. В. Пятковского (Спб., 1882 г. ), с его же статьей о жизни и
сочинениях В., и отдельно "Стихотворения В. " (1884 г.) в "Дешевой
Библиотеке". Необходимые дополнения к биографии В. и его письма см. у Н.
Барсукова "Жизнь и труды М. П. Погодина (т. 2, Спб., 1888); Н.
Колюпанова, "И. А. Кошелев" (т. I, ч. 2, Спб., 1889), и в статьях М.
Веневитинова, в "Историч. Вестнике" (т. XVII, 1884) и в "Русском Архиве"
(1885, и, стр. 313 - 331). И. Болдаков.
Венера (лат. Venus) - одно из 12 божеств греко-римского Олимпа,
Афродита у эллинов, богиня любви и красоты, мать Амура (Эроса), царица
нимф и граций. По Гомеру Афродита, дочь Зевса и Дионы, обладает поясом,
который способен сделать всякую женщину или богиню "прекраснее, чем сама
красота". Таким образом, по первоначальному представлению Афродита
является олицетворением красоты, высшей чарующей женской силы. Такова
златокудрая с блестящим и влажным взглядом и сладкой (jilomeidhV)
улыбкой на устах Афродита в Илиаде, сопровождаемая Харитами и вызывающая
к себе удивление и восторг всего Олимпа. Илиада знает еще
Афродитупобедительницу (nichjoroV), воинственную ( Areia) и царственную
(Вasileia), которая является покровительницею троянцев. Лишь позже к
этим образам начинают примешиваться другие черты: Афродита становится
богинею любви, покровительницею браков и в ней олицетворяется женская
производительная сила (A. gennhteira, gamostoloV). Рассказы о ее
замужестве с безобразным Гефестом (Вулканом) и о любовных похождениях с
Ареем (Марсом) являются впервые в Одиссее; они позднейшего
происхождения. Из рассказа Гезиода о рождении Афродиты из морской пены
возникает представление о ней как покровительнице мореплавания; отсюда
ее эпитеты: Jalassia, pelagia (морская) и Anaduomenh (выходящая из
морской пены), Euploia, Limnsia(дающая благополучное плавание). Под
финикийским влияем Афродита сближается с Астартой и становится богинею
страсти и чувственности. В Афинах почиталась Афродита Пандемос
(всенародная), которая, как покровительница брака, считалась
олицетворением народного союза и единства. Потом она была низведена в
Афродиту Гетеру (Etaira), а в Коринфе и Ефесе даже имела эпитет pornh,
т.е. представительница грубой и разнузданной чувственности. Последней
противопоставляется Афродита Урания (небесная), которая особенно
почиталась в Сиконе и Аргосе и отождествлялась с старшей из трех Парок,
богинею судьбы.
Когда культ Афродиты был перенесен в Рим и отождествлен с Венерой -
неизвестно; но вероятно, что он перешел туда из Сицилии, где очень рано
был воздвигнут храм Афродиты Эрицинской. Древне-римская Venus была
богинею садов, весны, произрастания и расцвета; но затем В. в Риме
получает все эпитеты Афродиты и соответствующие последним разнородные
культы; отсюда Venus genitrix, V. Victrix, vulgivaga, libitina,
celestis. Цезарь и Август особенно покровительствовали культу В., как
прародительницы (чрез Анхиза и Энея) римского народа и рода Юлиев. В 46
г. до Р. X. Цезарем воздвигнут на новом форуме великолепный храм. По
местностям, где культ Венеры-Афродиты пользовался особенным почетом она
носила названия Citherea, Cyprida, Cnida, Pathia, Amathusia, Idalia,
Erycine и др. В. посвящены, как символы любви, мирт (отсюда эпитет
Myrtia), роза, яблоко, как символы плодородия - мак, голубь, воробей и
заяц, как морской богине - дельфин и лебедь.
В древнегреческом искусстве тип изображений Венеры прошел чрез ряд
последовательных изменений. Первые пластические олицетворения этой
богини, как и самый ее культ, проникли в Грецию с остр. Кипра; но
происхождение их надо искать в более отдаленных странах - в Вавилонии,
Халдее и Сузиане, где воздавалось поклонение божествам, по значению
близким к греческой Афродите, и откуда дошли до нас терракотовые,
варварски-натуралистические статуэтки богини, виновницы зарождения и
размножения всего живущего, изображающие ее в виде нагой, украшенной
головным убором, ожерельями и браслетами, женщины, обеими руками жмущей
себе груди для того, чтобы полилось из них молоко (напр., одна из
статуэток луврского музея). Чрез посредство финикиян, этот прототип
изваяний Афродиты был занесен из Азии на Кипр, как то доказывается
несколькими его воспроизведениями, найденными на сем острове. Прямое
азиатское происхождение следует приписать и тем кипрским статуэткам, в
которых богиня является в длинной одежде и держит в правой руке яблоко,
или цветок, а левую руку скрытою под одеждой, у груди. Усвоив себе эти
типы, греческое искусство архаического периода долго не расставалось с
ними, но потом внесло в них чисто эллинскую строгую грацию. По-видимому,
в начальную пору, Греция знала только одну "Небесную" Афродиту,
Афродиту-Уранию, власть которой распространяется на всю природу и, по
выражению Еврипида, низводит на землю любовь и плодородие. В своих
изваяниях, она уже перестает быть беззастенчиво нагою, но облечена в
хитон и тунику, в одной руке держит у груди яблоко, цветок или голубя, а
другою слегка приподнимает подол своей одежды (фрагмент статуи в лионск.
музее). К прежним представлениям о богине в непродолжительном времени
присоединяется понятие об ее чарующей красоте; но даже в V в. греческая
пластика остается верна строгому архаическому типу. К сожалению, от
этого века не сохранялось мраморных статуй Афродиты, но другие,
относящиеся к нему, памятники представляют ее одетою вполне скромно, в
длинное платье и аттический хитон. Такою мы видим ее, напр., в бронзовых
статуэтках, из которых многие служили подставками для зеркал (напр.,
одна из бронз копенгагенск. муз.), в рисунках на вазах и в фрагменте
восточного парфенонского фриза великолепного рельефа, принадлежащего
школе Фидия. Такой характер, можно сказать с уверенностью, имели и три
статуи Афродиты, исполненные самим великим афинским ваятелем и "Афродита
в садах" (enkhpoiV) его ученика, Алкамена. По мере того, как искусство
греков становилось менее религиозным, иконографический тип богини
утрачивал свою строгость, делался более соблазнительным, более
чувственным. Самая личность ее, так сказать, раздвоилась: рядом с
прежней Афродитой-Уранией, явилась другая, Афродита-Пандемос
(всенародная), олицетворявшая собою идею плотской любви и сладострастия.
Постепенные видоизменения, испытанные при этом иконографическим типом
Венеры, можно проследить по значительному количеству ее статуй,
относящихся к разным эпохам: мало помалу она освобождается от одежды;
сначала легкий хитон еще облекает ее тело, обрисовывая его молодые и
стройные формы и оставляя открытыми только правое плечо и правую грудь;
нередко богиня одною рукою надевает себе на плечо развевающийся сзади
плащ, а в другой держит яблоко (одна из статуй музея Киарамонти, в
Ватикане). Это - тип покровительницы преимущественно брачных союзов. Те
же черты впоследствии получает у римлян Венера-Родительница (Venus
Genetrix), лучшие статуи которой хранятся в галерее виллы Боргезе, в
Риме, и в неаполитанск. музее. Дальнейший шаг в указанном направлении
составляют полуодетые изваяния, образцом которых может служить Венера
Милосская, в Луврском музее - великолепная статуя, найденная в 1820 г.
на остр. Милосе и принадлежащая, если не самому Сконасу, то одному из
даровитейших его учеников. В ней верхняя часть обворожительно красивой
женщины представляется в полной наготе, а нижняя, начиная с бедер,
изящно прикрыта спущенною с туловища драпировкою; отбитыми и теперь
утраченными руками богиня, как предполагают археологи, поддерживала на
своих коленах щит, в который смотрелась, как в зеркало (см. Ravaisson,
"La Venus de Milo", (1871); v. Goeler, "Die Venus von Milo" (1879); а
также исследования Гассе (1882) и Киля (1882). Здесь художник, наделив
богиню военным атрибутом, очевидно, хотел выразить идею об ее
победоносном могуществе - идею о том, что против ее власти ничто не
может устоять (Афродита-Никифорос, т.е. Победительница). Если судить по
значительному числу вариаций этого типа, повторяющегося и в статуях, и в
других памятниках, - он был в большом распространении. Из таких
вариаций, особенно интересна т. наз. Капуанская Венера, статуя
неаполитанского музея, изображающая богиню также обнаженною до бедер и
попирающую шлем левою ногою. В IV стол., великий скульптор
новоаттической школы решается на еще более смелое видоизменение типа
богини и снимает с ее всяческие покровы. Жители остр. Коса заказали
Праксителю изваять для них Афродиту, но вместо одной ее статуи, он
исполнил две: одну - одетую, другую - совсем нагую; заказчики выбрали
первую, как более согласную с религиозным преданием; вторую же приобрели
книдяне поставившие ее в небольшом храме, открытом со всех сторон, для
того; чтобы было удобнее любоваться ею. Книдская статуя (см. статью С.
Рейнаха: "Книдская Венера", в "Вестнике изящ. иск. ", 1888 г., стр.
189), красоте которой древние писатели расточают восторженные похвалы,
изображала богиню в тот, момент, когда она, скинув с себя последнее
покрывало, кладет его на близстоящую вазу и входит в воду, для купанья.
Ни подлинное произведение Праксителя, ни непосредственные копии с него,
не уцелели, и мы можем судить об общем виде книдской Афродиты только по
ее изображениям на некоторых монетах. Но созданный Праксителем тип как
нельзя более соответствовал чувственному вкусу тогдашних греков и
следовавших за ними поколений, а потому повторялся, можно сказать, в
несчетных вариациях. Наиболее близкими воспроизведениями этого типа
могут считаться Венера палаццо Браски, хранящаяся ныне в мюнхенской
глиптотеке, ватиканская Венера и одна из статуй виллы Лудовизи. В
позднейшее время, подражатели Праксителя стараются придать этому типу
еще более чувственный характер, видоизменяя на разный лад тему Венеры)
выходящей из морских волн (В. Анадиомены), или идущей купаться. Из
относящихся сюда статуй пользуются известностью в особенности: 1) Венера
Медицейская, в музее Уффици, во Флоренции, с фальшивою подписью
афинянина Клеомена, но исполненная, на самом деле в Риме, в последнем
стол. до Р. X.; богине приданы в ней черты весьма молодой, только что
расцветшей красавицы, стыдливо прикрывающей одною рукою свою грудь, а
другою - лоно. 2) Венера Капитолийского музея в Риме, похожая по позе и
жесту на Медицейскую, но изображающая богиню в виде женщины с вполне
развитыми формами. Повторения обеих этих статуй встречаются во многих
музеях, между прочим и в Имп. Эрмитаже, где т. наз. Венера Таврическая
составляет дубликат В. Медицейской, а извлеченная недавно из забвения
Гатчинская Венера - дубликат Капитолийской. Тот же мотив купанья, но в
другой композиции представляют статуи богини, присевшей на землю, из
числа которых можно указать, как на лучшие, на Venus accroupie Луврского
музея и на Фарнезскую Венеру неаполитанск. музея. Было бы слишком
продолжительно останавливаться на всех тех концепциях, в которых
выражался чувственный, лишенный всякой религиозности, взгляд на богиню
любви и красоты позднейших греко-римских художников, продолжавших
изображать ее в наготе, то снимающею с ноги своей сандалию, то
выжимающей воду из мокрой косы (статуя коллекции Торлониа, в Риме), то
любующейся собою в зеркало, и т.п. К разряду подобных статуй следует
причислить Венеру - Калипигу неаполитанск. музея, хотя и не скинувшую с
себя туники; хотя и прелестную по формам, но, по мотиву движения и
общему замыслу, впадающую в тривиальность. Замечательно, что античное
искусство, под конец своего существования, вернулось, в отношении
Афродиты, к ее первоначальному, архаическому типу, несмотря на утрату
веры в нее и, во всяком случае, на коренную перемену, происшедшую в
представлении о ней. Выработанный им образ богини перешел и в новое
искусство, которое, с эпохи Возрождения и до наших дней, любило
передавать в ее лице идеал женской красоты и грации. В составных
композициях и группах, античная скульптура и живопись сопровождали
Афродиту то Эротом, то Ареем, то Адонисом, то второстепенными
божествами, каковы: Пайдиа (веселье), Пейфо (убеждение), Эвномия
(гармоничность) и Хариты, или, в сюжетах из цикла легенд о Трое,
выводили вместе с нею на сцену Париса, вручающего ей яблоко Гесперид, и
Елену (превосходный рельеф Неаполитанского музея).
Л. Сомов.
Венера - одна из больших планет, известных уже в древности; из всех
небесных светил В. по яркости уступает лишь солнцу и луне; иногда она
дает слабо видимую тень, иногда бывает видна даже днем. Орбита Венеры
лежит внутри орбиты земли, вследствие чего угловое расстояние Венеры от
солнца не превышает 48°, и ее можно видеть или вечером на западной
стороне неба или утром на восточной стороне; вот почему древние называли
В. вечернею, (experox, hesperus) и утренней звездою (ewsjorox,
phosphorus). Невооруженному глазу В. представляется яркой звездою;
наблюдая же ее чрез трубу, легко убедиться, что она, подобно луне, имеет
фазы. Фазы В. открыты Галилеем (1610). - Движение Венеры около солнца
совершается почти по кругу (эксцентриситет ее орбиты =0,007) в
плоскости, наклоненной к плоскости эклиптики под углом в 3° в 225 дней.
Среднее расстояние В. от солнца равно 108 миллионам килом. Расстояние В.
от земли изменяется от 40 до 256 мил. килом., это изменение расстояния
В. от земли влечет за собою изменение видимого углового диаметра планеты
между 60" и 10". - Размеры В. мало отличаются от размеров земли:
истинный диаметр В. = 0,992 диаметра земного шара, объем=0,976 объема
земли. Масса В. =0,79 массы земли, плотность=0,81 плотности земли. - До
последнего времени принимали, что время оборота В. около ее оси равно
23h 21m (по исследованиям Кассини [Jacques], Шретера, Де-Вико); но из
новейших изысканий Скиапарелли следует заключить, что это время равно
времени оборота В. около солнца, т.е. приблизительно 225 дням, причем
ось вращения почти перпендикулярна к плоскости эклиптики (Schiaparelli,
"Considerazioui sul moto rotatorio del pianeta Venere", 1890). - Весьма
вероятно, что В. окружена атмосферой, мало отличающейся от нашей. Во
время нижнего соединения В., если расстояние ее от одного из узлов ее
орбиты, считаемое по эклиптике, не превышает 1°8, усматривается в виде
черного кружка на диске солнца; это явление называется прохождением В.
пред диском солнца. Наблюдения прохождений В. доставляют прекрасное
средство для определения параллакса солнца, из которого можно вычислить
расстояние солнца от земли, на что впервые указал Галлей (Halley,
"Methodus singularis, qua solis parallaxis ope Veneris etc. determinari
poterit" 1716). В 240 лет бывает четыре прохождения В. Последнее было 6
дек. (н. ст.) 1883 г., а ближайшие будут: 8 июня 2004 г., 6 июня 2012
г., 11 дек. 2117 г., 8 дек. 2125 г. и т.д. Астрономы обозначают Венеру
знаком .
А. Жданов.
Венерин башмачок (Cypripedium) - род многолетних травянистых растений
из семейства орхидных (Orchideae-Diandrae), с неразветвленным, коротким
или длинным стеблем, несущим один или два крупных цветка характерной
формы. Три (или вследствие срастания почти всегда два наружных и два
внутренних листочка околоцветника лишь мало отличаются друг от друга,
тогда как один из внутренних листочков, так называемая губа,
представляет пузыревидно-вздутый мешок, напоминающий своею формою
башмак. В отличие от большинства других родов семейство орхидных, род
Cypripedium, имеет 2 тычинки. - Из видов особенно распространен в России
С. Calceolus L. (Адамова голова, зозюльки) с пурпуровобурыми листочками
околоцветника и желтою губою; попадается еще в Архангельской губ. Менее
распространены, встречаясь главным образом в Сибири и на востоке
Европейской России: С. macranihum Sw., с весьма крупными
кровяно-красными цветами и С. guttatum Sw., с менее крупными цветами,
нижний листочек околоцветника которых зеленоватый, а прочие и губа
кровяно-красные с белыми пятнами; попадается начиная от Ярославской губ.
Все эти виды имеют удлиненный, облиственный стебель. Несколько видов с
укороченным стеблем. Разводятся нередко в теплицах, особенно С. insigne
Wall., и С. venustum Wall., оба вида с Гималая. Наши виды тоже весьма
ценятся садоводами и могут разводиться на открытом воздухе. Поддаются и
весьма ранней выгонке.
В. Т-ль.
Венерические болезни. - Обыкновенно под этим названием в широком
смысле понимают 3 рода заразительных заболеваний, не имеющих между собой
ничего общего ни по сущности и характеру своего заразительного начала,
ни по течению, ни даже по своему значению для заболевшего. Их название
"morbus venereus" впервые употреблено в 1527 г. Жаком де Бетанкуром, как
определение результата ревностного служителя культу Венеры (ex Venere).
Первые намеки на существование таких болезней встречаются еще в Библии;
затем о них упоминают в древности Гиппократ и Гален. В средние века
арабские врачи упоминают о некоторых страданиях, развивающихся при
половых сношениях с нечистыми женщинами. Более достоверные сведения о
времени появления их имеются только относительно сифилиса, в страшных
размерах появившегося и распространившегося в конце XV столетия во
франпузских войсках, осаждавших под начальством Карла VIII Неаполь.
Различные народы взаимно обвиняли друг друга в распространении этой
болезни: французы называли ее "неаполитанской" болезнью; итальянцы, в
свою очередь, дали ей название "французской". Кардинальные формы
венерических этих болезней суть: перелой, мягкая язва и сифилис со всеми
дальнейшими осложнениями каждой из них. В более тесном смысле
"венерическими болезнями" считают мягкую язву с ее возможными
дальнейшими осложнениями. В прежние времена эти болезни назывались также
и нечистыми, "срамными" (morbus indecens, turpis morbus; русский народ
до сих пор повсеместно называет ее "дурной болезнью") и считали каждую
из них за различное проявление одного и того же яда. Только в 1838 г.
Рикору, а затем в 1852 г. Бассеро удалось окончательно доказать всю
разнородность перечисленных выше страданий.
Перелой и мягкая язва суть болезни исключительно местные,
развивающиеся исключительно на местах соприкосновения яда с теми или
другими частями нашего тела. Яд почти всегда передается путем заражения
при coitus'е. Каждая из них может при несвоевременном и неумелом лечении
вызвать ряд осложнений, но во всех случаях яд не проникает в организм и
не вызывает общего заражения. Но, помимо заражений ex Venere, мыслимы
заражения, особенно при перелое, единственно от того, что яд, попадая на
слизистые оболочки, вызывает очень тяжкие заболевания их. Особенно это
относится к слизистой оболочке глаз, на которой т. наз. бленноррейные
страдания их нередко влекут за собой полную потерю зрения. Вот почему
каждому больному перелоем настоятельно рекомендуется соблюдение самой
строгой опрятности, чтобы не вызвать весьма опасные и тяжкие заболевания
не только у самого больного, но и у его окружающих.
Так называемая мягкая язва также представляет из себя исключительно
местное заболевание, яд которого не заражает весь организм. Она часто
подает повод к смешению с твердой язвой, так называемая инициальным
склерозом, первичным затвердением, первоначальным проявлением
сифилитической заразы; но характеризуется, между прочим, сравнительно
ранним появлением. В большинстве случаев уже на 3-й день после заражения
язва начинает развиваться исключительно на месте проникновения яда.
Последний может вызвать столько язв, сколько отдельных мест было
поражено им. Способность переноса яда на другие части тела обусловливает
также требование чрезвычайной опрятности в содержании.
Сифилис в отличие от первых двух страданий - болезнь общая; яд его
заражает весь организм и нет органа или ткани, который не подвергся бы
тем или другим изменениям под влиянием заражения. В то время, как яд
первых двух болезней вызывает заболевание только на пораженных местах,
яд сифилиса может передаваться всевозможными выделениями, особенно
полости рта, что сильно облегчает распространение его. Сифилис
передается не только путем половых сношений, но и самыми разнообразными
житейскими: пользованием общей посудой, курением из одного мундштука,
поцелуями, укусами, высасыванием ран, отсасыванием молока, брызгами
слюны и т.д. Кроме того, сифилис передается наследственно, чего никогда
не бывает при первых двух страданиях. Вот почему принято различать с
точки зрения общественной борьбы с этой болезнью половой и неполовой
сифилис. Громадная опасность, представляемая сифилисом не только самому
заболевшему, но и всем его окружающим и дальнейшему потомству, давно уже
побуждала врачей-санитаров взыскивать различные меры борьбы с ним и
ограничения степени его распространения; но до настоящего времени
удалось сделать очень мало. Самым надежным и верным средством
предохранения себя от заразы это - меры личной осторожности, так как
только немногие общественные группы поддаются некоторому врачебному
контролю. Если путем медико-полицейского надзора можно значительно
уменьшить частоту заболевания перелоем и мягкой язвой, то относительно
сифилиса удается достигнуть весьма немногого, так как сифилис, в отличие
от других страданий, отличается постоянными возвратами (рецидивами).
Только уже в самых поздних периодах болезни, так наз. третичных формах
ее, когда у заболевшего развиваются уже поражения костей и внутренних
органов, болезнь теряет свою заразительность и не представляет опасности
для окружающих.
Венерические болезни к несчастию широко распространены среди всех
народов и во всех странах. В частности, сифилис обезлюдил много стран,
преимущественно населенных дикарями, в который европейцами и
американцами заносилась зараза его. В Западной Европе венерические
страдания, благодаря более высокому культурному уровню населения, давно
потеряли злокачественность прежних времен. В России эта болезнь
распространена гораздо сильнее, чем в Западной Европе, и сделалась
бытовой, поражая грудных детей и дряхлых стариков, заражающихся от
больных членов семьи, соседей путем самых невинных житейских сношений.
Замечателен факт, что наибольший % заболеваний в России выпадает на долю
женщин и детей в возрасте до 5 лет, Многие исследования показали, что у
нас нередки деревни, все население которых поголовно заражено сифилисом.
У нас не мало уездов, 2 и более % населения которых одержимо этим тяжким
недугом. Особенно сильно сифилис распространен в районе Приволжских губ.
Но первое место занимает Тамбовская губ., в которой пользовалось, по
официальным сведениям, далеко не полным, 60799 больных. В
Бургурусланском уезде Самарской г. в том же году пользовалось 16415 чел.
от сифилиса или 4,69% всего населения. Некоторое понятие о степени
распространения болезни дает прилагаемая таблица, из которой видно не
только официально зарегистрированное число больных, но и % возрастания
их в течение 13 лет:
Годы Больных % возрастания 1876 129738 - 1877 145398 12,0 1878 239805
85,0 1879 254932 96.0 1880 255636 97,0 1881 315462 143,0 1882 301547
125,0 1883 323806 150,0 1884 403153 211,0 1885 400668 209.0 1886 495758
282,0 1887 629049 383,0 1888 726196 464,0 Конечно, показанное
возрастание числа больных обусловливается также возрастанием и числа
лиц, обратившихся за врачебной помощью; вследствие чего эти числа не
представляют действительного общего возрастания числа заболевших
сифилисом, хотя оно несомненно.
Г. Г.
Венецианов Алексей Гаврилович - живописец (1780 - 1847). Сын
дворянина, родом из нежинских греков, он сначала служил землемером и в
свободное время занимался живописью: потом, переселившись в Петербург,
В. пользовался уроками Боровиковского. С 1810 г. носил звание почетного
вольного общника Император. акад. художеств, а с 1830 г. - придворного
живописца. В 1812 г. издавал, вместе с Теребеневым, политические
карикатуры на Наполеона и его союзников. Должен считаться первым, по
времени, русским живописцем натуралистического направления и
родоначальником русской бытовой живописи. В. был одним из деятельных
членов петербургского Общества поощрения художников и, при помощи кн. П.
М. Волконского, завел у себя, в Вышневолоцком уезде, нечто в роде
художественной школы, в которой получили подготовку многие русские
живописцы (Г. Михайлов, А. Тыранов, С. Зарянко и др. ). Произведения его
кисти отличаются старанием воспроизвести природу с возможною точностью,
неблестящим, но гармоничным колоритом и некоторою сухостью исполнения.
Кроме деревенских типов и сцен из простонародного быта, он писал
портреты и картины религиозного содержания. Из жанровых произведений
этого художника лучшими считаются: "Приобщение умирающей",
"Старуха-крестьянка, опирающаяся на клюку" (обе в московск. Публич.
музее), "Мальчик-крестьянин, надевающий себе на ноги лапти" (в Имп.
Эрмитаже), "Гумно", "Спящий пастушок" и "Помещица, занятая хозяйством"
(все три в музее акад. художеств), а из религиозных картин -
"Предстательство Богородицы за воспитанниц Смольного монастыря" (в
соборе всех учебн. заведений, в Спб.).
А. С - в.
Венеция (итал. Venezia) - город и крепость, главный город одноименной
провинции Итальянского королевства, один из замечательнейших городов
Европы по своему положению, произведениям искусства и истории. Лежит на
118 островах, в лагунах Адриатического моря, в 8,5 килом. от материка и
имеет около 12 км. в окружности. Между 378 городскими мостами,
соединяющими между собою отдельные острова, особенно замечателен
построенный в 1588 - 91 г., архитектором Антонио да Понте, знаменитый
Понте-Риальто, ведущий, подобно двум, построенным в 1854 и 1858 гг.
железным мостам, через Большой канал, самый значительный из 157 каналов.
Имея в длину 3 км., в ширину 30 - 60 м., канал этот разделяет город на
две неравные части, и его левый берег весь застроен дворцами. Здания
города, между которыми не мало полу развалившихся дворцов и великолепных
церквей, построены на сваях и почти все обращены лицевым фасадом к
каналам, которые являются настоящими широкими и длинными водяными
путями, тогда как собственно улицы до того узки, что по ним едва могут

<<

стр. 39
(всего 253)

СОДЕРЖАНИЕ

>>