<<

стр. 4
(всего 253)

СОДЕРЖАНИЕ

>>

после долгих промежутков бездействия, такая кратковременная, но
требующая значительного механического усилия работа, как например
открытие шлюзов, вращение конвертера при бессемировании стали, поднятие

больших тяжестей и т.д. Небольшой двигатель (паровая машина), сам по
себе слишком слабый для таких работ, но находящийся в постоянном ходу,
накапливает за время этих длинных перерывов главной работы в А.
значительный запас механической энергии, быстро, разом расходуемый в
минуту действия и вполне уже достаточный для сказанных целей. А. имеют
поэтому некоторое сродство с пружинами и маховиками, способны однако
запасать гораздо больше механической энергии, чем первые и сохранять
этот запас гораздо дольше, чем последние. Передача работы двигателей А.
совершается чаще всего гидравлическим путем (вода, глицерин), при
посредстве насоса; с машиной, которую нужно привести в действие, А.
соединяется также соответственной системой труб, наполненных водой или
глицерином.
Одна из употребительнейших форм А. в сущности не что иное, как
обыкновенный гидравлический пресс, поршень которого нагружен
какой-нибудь очень значительной тяжестью (камнями, кусками металлов,
водой). Как все гидравлические прессы, он состоит из толстостенного
цилиндра, поршня и боковой трубки, по которой насосом вгоняется в него
вода. Особая боковая трубка соединяет цилиндр этого прибора с цилиндром
такого же точно другого прибора, но без нагрузки, приводящего в действие
рабочие машины. Маленький двигатель накачивает насосом постоянно воду в
цилиндр первого прибора, и поршень этого прибора медленно подымается к
верху, пока вода не наполнить наконец цилиндра, тогда закрываюсь кран
трубки, соединяющей прибор с насосом, и открывают закрытый до сего кран
боковой трубки. Вода, под громадным давлением нагрузки поршня,
устремляется по трубке во второй прибор и с силою подымает его поршнем
до тех пор, пока давление воды не станет в обоих цилиндрах одинаковым.
А. таким образом суммируют в себе продолжительную, незначительную
сравнительно работу (насоса), чтобы обратить ее в гораздо более
кратковременную, но в столько же раз более интенсивную работу, потребную
для приведения в действие тех или других машин.
Кроме механических аккумуляторов есть еще электрические, называемые
также поляризационными или вторичными элементами. Это - копилки
электрической энергии приобретающие в настоящее время с каждым днем все
большее значение и представляющие злобу дня современного электротехника.
Аккумулятор не что иное, как гальванический элемент, только отличающийся
от обыкновенного элемента, как его до сих пор употребляли, особенностью,
которую французы назвали "обратимостью". Обратимость аккумулятора
состоит в том, что после каждого разряжения не нужно возобновлять его
химических материалов, как это приходится делать в обыкновенном
элементе, но можно зарядить его, пропуская через него ток от другого
источника электричества. Ток, проходя чрез аккумулятор, разлагает
вещества, образовавшиеся во время химической реакции, обусловливавшей
разряжение, и когда они совсем разложены, аккумулятор получается в том
же виде, в каком он был до разряжая: тогда говорят, что аккумулятор
заряжен. Обратимость аккумулятора обусловливает его значение. Он может
служить для той же цели, как и механически, т.е. с его помощью можно
копить энергию хотя бы от небольшого источника электричества, и
накопленный запас энергии, количество которого зависит: 1) от силы
источника, 2) длительности копления или заряжения и 3) емкости самой
копилки - аккумулятора (одного или целой батареи), можно затем
расходовать сразу.
(Электричество в аккумуляторе накапливается, как можно заключить из
вышесказанного, не прямо, как напр. в Лейденской банке, но через
посредство химических реакций, производимых током; при соединении
проводником полюсов заряженного аккумулятора, который с этого момента
действует как простой гальванический элемент, разложенные вещества
вступают в реакцию между собою, и энергия последней проявляется в виде
электричества). Планте, изобретатель аккумулятора, делал крайне
интересные опыты в этом отношении: с помощью двух элементов Бунзена он
заряжал долгое время батарею из 800 аккумуляторов, соединенных при
заряжении параллельно, и накапливал таким образом огромный запас
энергии; количество электричества этой батареи, расходуемое в несколько
часов действия ее, можно было бы получить только от громадной
динамомашины. Аккумулятор может служить вообще как трансформатор, и
обратно, если имеется большой источник электричества и требуется
распределить его энергию, т.е. пользоваться ею по частям или в разных
местах, как это часто приходится на практике. Для этого можно зарядить
батарею аккумуляторов и затем распределять их как угодно, по одному, по
два и т. д., переносить и перевозить их, пользуясь их портативностью. В
Париже и в других городах существует абонемент аккумуляторов. С завода,
где заряжаются аккумуляторы динамомашинами, они развозятся по городу для
разных домашних потребностей, как напр. для электрического освещения,
для приведения в действие двигателей к швейным и др. машинам и т. п.
Особенное значение аккумулятор имеет как копилка даровой силы,
которой столько пропадает в природе (как напр. течения рек, падения
водопадов, сила ветра и т. д.). В настоящее время подобного рода попытки
утилизировать эти силы увенчались полным успехом и нужно думать, что в
будущем, когда запас топлива станет иссякать, аккумуляторы окажут
громадную услугу человечеству: турбины и ветряные мельницы будут
приводить в движение динамомашины, электричество можно будет запасать в
аккумуляторы и, когда потребуется, посылать по проволокам или развозить
куда угодно, тем более, что уже ныне существуют электрические железные
дороги, на которых поезда приводятся в движение аккумуляторами. В
настоящее время употребляются аккумуляторы преимущественно свинцовые. В
1859 году Гастон Планте устроил первый свинцовый аккумулятор. Его прибор
состоял из двух свинцовых листов, отделенных изолирующим веществом
(резиной), свернутых в трубку и погруженных в 10% раствор серной
кислоты. При пропускании тока от другой гальванической батареи, один
лист покрывался черной перекисью свинца (PbO2), другой же восстановлялся
водородом и становился серым и губчатым. При замыкании проводником,
после заряжения обоих листов, играющих роль электродов элемента,
появлялся ток, но очень кратковременный, так как листы только с
поверхности неглубоко изменялись при заряжении. Планте стал заряжать и
разряжать многократно свой аккумулятор, меняя при этом направление тока,
электроды разрыхлились, стали губчатыми, емкость аккумулятора с каждым
новым заряжением стала увеличиваться и он стал давать довольно
долговременный ток. Этот процесс Планте назвал формированием
аккумулятора. Его прибор получил название "поверхностного аккумулятора".
Чтобы сократить процесс формирования, Фор, вскоре после открытия Планте,
предложил покрывать электроды слоем сурика (Pb3O4). При заряжении сурик
на одном электроде окисляется, как и в приборе Планте, в перекись свинца
(PbO2), на другом же восстановляется в губчатый свинец. Прибор Фора
назван был массовым аккумулятором. Превосходя поверхностный отсутствием
долгого формирования, он уступает ему в прочности, так как окислы свинца
легко отваливаются и портят аккумулятор.
После разряжения, как в первом, так и во втором аккумулятор,
окончательным продуктом реакции является на обоих электродах свинцовый
купорось (PbSO4). (Реакция имеет две фазы: сперва образуется, вероятно,
окись свинца (PbO), а затем уже купорос).
Обратимость аккумулятора, высокая электровозбудительная сила (2
вольта в рабочем токе), ничтожно малое сопротивление, качества,
обусловливающие достоинство гальванического элемента, - обратили на себя
сразу внимание техников, которые принялись за усовершенствование и
применение этого прибора. В настоящее время существует множество
видоизменений приборов этого рода. Каждая почти американская и
английская эксплуатационная электрическая компания имеет свой тип
аккумулятора. Существуют не только свинцовые аккумуляторы, но и другие:
теперь принято, что каждый гальв. элемент, в котором при разряжении
сумма веществ остается та же, т. е. не происходить выделения газов,
может быть приспособлен в виде аккумулятора. Так медно-цинковый
аккумулятор Коммелена - не что иное, как удачно приспособленный элемент
Лаланда и Шаперона.
В отношении истории усовершенствования этого прибора нужно упомянуть
об аккумуляторе Селон-Фолькмара, в котором окислы свинца вмазываются в
ячейки свинцовых электродов. Емкость этого прибора очень значительна. В
России выработан тип аккумулятора, известного под именем аккумул. Минных
классов (в Кронштадте). В этом специальном учебном заведении для морских
офицеров усердно разрабатывается этот вопрос, вследствие крайней
важности аккумуляторов в морском деле. Можно назвать еще аккумулятор
русского ученого Бернадоса, употребляемый в изобретенном им
электрическом сваривании металла.
К недостаткам аккумуляторов нужно отнести потерю энергии, так как он
не возвращает при разряжении, всего затраченного на него электричества.
Если сравнивать аккумулятор с копилкой или банком электричества, то
приходится сказать, что этот банк берет процент за свое посредничество.
Процент этот был очень велик в первых аккумуляторах, но в нынешних
усовершенствованных, он не более 15% затраченной энергии. Второй
недостаток - сравнительно большой вес аккумуляторов. От устройства
аккумулятора, который при возможно малом весе вмещал бы большой запас
энергии, всецело зависит вопрос воздухоплавания.
Акоста, Уриель (прежде: Габриель Да-Коста), известен своею
трагическою судьбою, которая послужила предметом для драматической
поэзии. Род Да-Коста был древний еврейский род в Португалии, давший
многих знаменитостей и ученых. Когда в начале XVI с. инквизиция стала
свирепствовать в Португалии, многие из членов этого семейства выселились
в Голландию, где продолжали пользоваться всеобщим уважением и занимали
почетное место в обществе. В половине XVI с. мы встречаем Иосифа ДаКоста
главою евр. общины в Амстердаме; другой Да-Коста, Duarta Nunes, был
агентом самого португальского короля в Гамбурге. Оставшиеся в Португалии
члены этого семейства были вынуждены принять католичество. Из них одни
сделались искренними христианами и занимали высокие должности, светские
и духовные; мы даже встречаем одного Да-Коста, по имени Валтасар,
приором иезуитского ордена на Малабаре. Другие же сделались христианами
только для виду, оставаясь евреями по убеждению и исполняя втайне
еврейские обряды. Они принадлежали к так называемым марранам, за
которыми инквизиция зорко следила и из среды которых она исторгала
многочисленные жертвы. Один из предков нашего А., Эммануил Да-Коста, был
сожжен на костре.
Габриель Да-Коста родился в Опорто в 1594 г., был воспитан в
католической вере, изучал юриспруденцию и, в 1615 г., занял полудуховную
должность казначея при капитуле одной соборной церкви. Но сухая
догматика католицизма и интриги иезуитов не удовлетворяли пытливый ум и
честную душу 22-х летнего юноши. Он знал о своем происхождении и
углубляясь в чтение книг Ветхого Завета и пророков, лелеял в душе другой
идеал о религии - идеал библейского еврейства, и думал найти его среди
евреев свободной Голландии После смерти отца своего, он оставил службу
при капитуле и вместе с матерью и с братьями, которые разделяли его
образ мыслей, переселился в 1618 г. в Амстердам, вступил в. союз евр.
веры, причем переменил свое имя Габриель в Уриель, а в сочинениях своих
вместо португальской формы фамилии своей Da-Costa он стал употреблять
латинскую форму - Acosta.
Но и амстердамское еврейство не удовлетворяло А. и не соответствовало
его идеалу. Мертвящая обрядность талмудистов была противна ему не менее
католической догматики, а произвольное толкование ими текстов св.
писания возмущало его так же, как криводушие иезуитов. Он стал
пренебрегать талмудическими предписаниями, публично нарушал их и называл
раввинов фарисеями. Стало также известным, что А. готовит книгу в
опровержение талмудического учения. Эта книга и появилась впоследствии
(в 1624 г.), под заглавием: "Ехаmеn traditionum Pharisaeicarum
collatarum cum lege scripta, etc." (Исследование традиций фарисеев в
сопоставлении с писанным законом). Естественно, что амстердамские
раввины не могли оставаться равнодушными ко всему этому. Они решили
отлучить А. от синагоги, а когда появилась его книга, в которой он между
прочим отрицает бессмертие души, на том основании, что об этом не
говорится прямо в св. писании
- то они обжаловали ее перед магистратом как книгу еретическую и
вредную. Магистратский суд действительно осудил ее, приговорил автора к
штрафу в 300 гульденов, а книгу - к сожжению на костре. Произнесенное
над А. отлучение поставило его в изолированное положение, даже близкие
его родственники, которые были все ревностными приверженцами синагоги,
стали избегать его. Он однако ж не падал духом и не поддавался; он даже
названную книгу напечатал будучи уже под анафемой. Лишь по истечении 15
лет он видел себя вынужденным искать примирения с раввинами. Его к тому
побудило, по одним - угрожавшая ему опасность лишиться всего своего
состояния, находившегося в обороте у одного родственника, также
поклонника раввинизма и не одобрявшего его борьбы с синагогою; по другим
- желание устроить наконец свой домашний очаг и жениться, что было
немыслимо, пока он находился под анафемой. По требованию раввинов, А.
подписал формальное отречение от прежних своих воззрений, был помилован
и снова принять в лоно синагоги. Но вскоре оказалось, что раскаяние его
было не искреннее: он и после того продолжал пренебрегать талмудическ.
предписаниями, и хотя из осторожности уже не выказывал этого публично,
как делал раньше, но один из его родственников, фанатик, подстерег его и
донес на него раввинскому трибуналу. Его вызвали для объяснений и
предложили ему, как рецидивисту, подвергнуться публичному и позорному
синагогальному покаянию. Он отверг это предложение и был вторично
отлучен от синагоги. Этим счастье его окончательно разбилось. Женитьба
его не могла состояться; родня отвернулась от него; его все избегали,
уличные мальчишки преследовали и оплевывали его. Он не мог себе найти
защиты в светском суде, так как действия главных его преследователей
были тайные, неуловимые, и не наказуемые судом по бездоказательности. Он
все-таки крепился и выдержал и второе отлучение в течении семи лет;
наконец невзгоды и лета сломили его стойкость и он явился к раввинам с
повинною, соглашаясь подвергнуться требуемой ими процедуре публичного
покаяния. Он должен был явиться в синагогу, битком набитую народом,
взойти на эстраду и громогласно прочесть исповедь во всех сотворенных им
прегрешениях; затем, тут же, пред всем народом, раздели его, обнажили до
пояса и подвергли установленным 39 ударам ремнем по спине (малкус). Еще
не удовлетворенные этим, его положили на порог в преддверии синагоги
так, что все при выходе должны были перешагнуть через него. Это
неслыханное публичное унижение до того огорчило его, что он решился
покончить с собою. Он составил свою автобиографию под заглавием
"Exemplar humanae vitae" (образец человеческой жизни), в которой он
сильно нападает на раввинское еврейство; затем, зарядив два пистолета,
он подстерег на улице злейшего врага своего - фанатического
родственника, виновника всех его невзгод, чтобы отомстить ему, и
выстрелил в него, но промахнулся и не попал, и вторым зарядом застрелил
себя. По сообщению его биографов, А. ум. в апреле 1647 г. 53 лет от
роду.
Горестная судьба несчастного А. послужила, как известно, сюжетом
Карлу Гуцкову для трагедии "Уриель Акоста", хорошо известной; и русской
публике; но уже раньше А. явился героем беллетристического рассказа "Der
Sadducaer v. Amsterdam" (1834). Его автобиография, автограф которой был
найден в квартире А. после его смерти Филиппом Лимборхом и
принадлежавший сначала епископу Симону, была издана этим же Лимборхом в
латинском подлиннике (Гуда, 1687), а затем вторично с немецким переводом
Вильгельмом Еллинеком (Лейпциг, 1847), который написал также "A.'s Leben
u. Lehre" (Цербст, 1847). Раньше об А. писали Pierre Baile в его
"Dictionnaire" (Ил. 69 ид.), Шудт, "Jud. Denkwurdigkeiten"(l, 286 ид.).
- Гретц ("Geschichte d. Juden" X, прим. I) оспаривает годы рождения и
смерти А., выставленные его биографами и приходит к заключению что А.
род. ок. 1590 и ум. 1640 г.
Акробат, слово взятое с греческого, которое собственно обозначает
человека, который ходить на цыпочках, осторожно входит или лезет вверх.
В новейшем употреблении это слово обозначает плясуна на канате или
вообще гимнастического артиста.
Аксаковы - в старану Оксаковы - происходят, судя по родословным
книгам, от знатного варяга Шимона (во св. крещении Симона) Африкановича
или Офриковича, - племянника короля Норвежского Гакона (или Якуна)
Слепого, прибывшего в Киев в 1027 г. с 3 т. дружины и соорудившего в
Kиeвo-Печерской лавре, на свои средства, церковь Успения Божией матери,
где он и погребен. Сын его, Юрий Симонович, был боярином при в. к.
Всеволоде Ярославиче. У правнука Юрия Симоновича, Протасья Федоровича,
был сын Вениамин. У Вениамина - Василий (прозв. Взолмень), московский
тысяцкий. У Василия - сыновья: Юрий (Грунка), Феодор (Воронец) и другие.
У Юрия Васильевича был сын Андрей-Феодор (Колома), у которого - 4 сына:
Вениамин, Феодор (Пьяница), Александр (Телец) и Даниил (Соловец). У
Вениамина Андреевича или Феодоровича было 2 сына: Феодор и Алексей
(Великий) Вениаминовичи. У первого, Феодора, был сын Иван, прозв. Оксак,
от которого "и повелися" Оксаковы (встарину), а ныне Аксаковы. Члены
этой фамилии в допетровское время служили воеводами, стряпчими,
стольниками, были в моск. дворянах и были жалованы за свою службу
поместьями от московских Государей.
Иван Сергеевич, А., младший сын Сергея Тимофеевича А., родился 26
сентября 1823 г. в селе Надежине-Куроедове тож, Белебеевского уезда,
Уфимской губернии. В 1842 г. И. С. окончил курс Училища Правоведения и,
не без колебаний, поступил на службу в существовавший еще тогда в Москве
сенат. Канцелярская служба, однако не могла удовлетворить его и он,
пренебрегая связями отца, сулившими молодому юристу блестящую карьеру,
скоро перебрался в провинцию, сначала участником сенаторской ревизии
князя П. П. Гагарина, а потом в качестве члена Калужской уголовной
палаты. Но и судейство свое И. С. скоро оставил; он жаждал деятельности
более живой и практически полезной, чего при условиях той жизни прямо
невозможно было найти на поприще провинциального судейства. В 1848 г. он
стал чиновником особых поручений при министерстве внутренних дел и
тотчас же выхлопотал себе командировку в Бессарабию по делам
раскольничьим, а потом в Ярославль для ревизии городского управления,
введения единоверия и изучения секты "бегунов". К поручениям Аксаков
относился серьезно, и донесения его начальству отличались столько же
правдивостью, сколько и изяществом изложения. В 1852 г. И. С. вышел в
отставку и посвятил себя журналистике, - с этих пор начинается его
публицистическая деятельность, принесшая в конце столько славы, а рядом
с нею, вплоть до самой смерти, и борьбы как с литературными врагами, так
и с условиями цензуры. II том его "Московского Сборника", этого первого
шага его редакторства, уничтоженный и причинивший столько неприятностей,
кроме всего принес И. С. и запрещение когда бы то ни было быть издателем
или редактором журнала. В это печальное для него время Географическое
Общество предложило ему командировку на юг, в Малороссию. Результатом
поездки явилось "Исследование о торговле на украинских ярмарках",
изданное на средства Общества, доставившее исследователю большую Конст.
медаль и половинную Демидовскую премии от Академии Наук. 1855 и 1856 гг.
И. С. пробыл в Бессарабии, командуя отрядом московского ополчения. Это
командование кончилось полемикою с графом Строгановым, командиром
ополчения и "Аксаковским влиянием" на ополченцев, которое граф наблюдал
при роспуске дружины. Аксаков был, между прочим, казначеем дружины и,
представленный им командиру отчет его явился обвинительным актом всех
других, - командующий не решился подписать его. В марте 1856 г. И. С.
участвовал в комиссии, снаряженной князем Васильчиковым для
расследования интендантских дел Затлера и К°, а в декабре окончательно
вернулся в Москву. В 1857 г. Аксаков негласно редактировал "Русскую
Беседу", в 1859 г. же выхлопотал право на издание еженедельной газеты
"Парус", прекращенной на втором же №. Заменивший "Парус", "Пароход",
разрешением которого Чижову, одному из близких к Аксакову, хотели
прекратить всеобщее недоумение, при поставленных условиях, не мог
удовлетворить И. С. и он вернулся к "Русской Беседе". Смерть отца,
болезнь и смерть брата на долго остановили деятельность Аксакова и лишь
со средины 1861 г. вернулся он к литературе. С конца этого года начал
выходить "День", имевший сначала огромный успех; но уже с июля 1862 г.
под газетою стад подписываться Юр. Самарин. "День" просуществовал до
конца 1865 г. С начала 1857 г. и по октябрь 1868 г. выходила Аксаковская
"Москва". "Москву" заменил "Москвич" того же И. С., но под другим
подписом. В конце 1860-х г. Аксаков женился на фрейлине А. Ф. Тютчевой
и, с закрытием газеты, посвятил себя делам Московского Славянского
Комитета, а также (с 1874 г.) взял место председателя совета Московского
Общества Взаимного Кредита. Годы сербской войны, добровольцев и,
наконец, нашей войны с Турцией доставили Аксакову ораторскую славу и
всемирную известность, увенчавшуюся кандидатурою его на болгарский
престол, выдвинутой некоторыми болгарскими избирательными комитетами, За
речь, произнесенную в Славянском Комитете во время Берлинского
конгресса, порицавшую наших дипломатов, Аксаков был выслан из Москвы в
провел несколько месяцев в селе Варварине, Юрьевского уезда,
Владимирской губернии. С ноября 1880 г. начала выходить "Русь". Весною
1885 г., утомленный душевно в физически, И. С. приостановил свое издание
и провел несколько месяцев в Крыму. Он отдохнул там, но не излечился, -
у него была болезнь сердца, от которой он в умер 27 января 1886 г.
Известие о смерти И. С. облетело весь мир и везде произвело глубокое
впечатление. Сочинения И. С. изданы его женою в 7 томах. Кроме того
вышло 2 тома его переписки и собрание стихотворений.
Аксиома (слово греч.). Аксиомой называется, в узком и научном смысле,
общее предложение, истинность которого представляется очевидной нашему
уму, по самому смыслу и значению слов его составляющих, очевидным
непосредственно, без всякого вывода его из какого-либо другого. На
такого рода общих положениях строятся все дальнейшие выводы и заключения
науки, и обойтись без них не может ни одна умозрительная наука.
Существует ли вообще такая основная, безусловно общая всему
человеческому знанию, А., на которой могут быть построены все выводы
человеческого ума - это еще вопрос, разрешить который должна философия.
С формальной стороны закон противоречий, идентичности, исключения
третьего, и подобные им логические основные положения, все это А.,
очевидные не только для развитого человеческого ума, но и для всякого
способного сообразоваться с сущностью мысли. Критическая философия
ограничивает понятие об А., так называемыми синтетическими положениями a
priori, непосредственной, наглядной очевидности и утверждает, что
существуют таковые только в математике; философские же А. считают лишь
дискурсивными основными положениями, очевидность коих обусловливается
характером нашего представления, как напр. положение: "каждое
впечатление имеет определенную силу". Математики называют А. положения
теоретически непосредственной истинности, как напр. каждая величина
равна самой себе.
Акты (лат. Acta). Под этим словом разумеется собственно совершившееся
(id quod actum est), а затем констатирование совершившегося
доказательствами. Обыкновенно принято подразумевать под этим словом
собрание всех письменных документов, относящихся к одному и тому же
имеющему юридическое значение предмету. Смотря по тому, исходят ли акты
от частного лица, или от властей, их называют частными актами, например
документы адвоката, или же публичными, например судебными актами.
Публичные акты, в настоящее время, ведутся властями, по поводу всех,
входящих в круг их служебных. обязанностей, дел; власти обязаны
наблюдать за их целостью и сохранностью, а в случае утраты заботиться. о
восстановлении утраченного(реинтеграция актов). Сообразно с различными
предметами дела, акты бывают процессуальные, могут или касаться
свободных сделок (например торговые договоры, документы на владение
землей) и т.д. Относящиеся до одного и того же предмета акты могут быть
общими, или же специальными. Содержание и значение в особенности
процессуальных актов различаются сообразно со значением, которое они
могут иметь относительно хода судопроизводства. Относящиеся до одного и
того же дела акты вкладываются в обложку в отдельности или сшитыми в
тетради. Первый способ удобнее, второй - вернее. На отпуске обозначается
число отправления бумаги, на полученной бумаге помечается день
получения. Отдельные акты распределяются обыкновенно в хронологическом
порядке и снабжаются восходящей нумерацией, согласно с нумерацией
краткого указателя. Содержание акта обозначается на обложке и в
заголовке каждого отдельного документа. Каждая бумага носит, сверх того,
на полях регистровый номер, обозначающий место хранения. Во многих
учреждениях наблюдение за актами поручается особым служащим
(регистраторам).
Актив и пассив. Активом на деловом языке называются составные части
имущества, безотносительно к имеющимся долгам, то есть наличные деньги,
векселя, ценные бумаги, товары, инструменты, машины и орудия, или
постройки и земли, а также имеющие быть полученными долги по счетам.
Пассив состоит из подлежащих еще выполнению обязательств, каковы долги,
вексельные акцепты, неуплаченные подати и т.д. Торговый указатель всех
активов и пассивов называется инвентарем; напротив, указывающий на
отношения между активом и пассивом итог называется балансом. Актив, за
вычетом пассива, представляет действительное имущество. Если пассив
превышает актив, то наступает несостоятельность или банкротство. Франция
(Code de commerce, t. 2, 8 - 17) требует, чтобы каждый торговец вел
общую торговую книгу (livre journal) и ежегодный инвентарь всего
имущества и долгов; оба документа ежегодно подвергаются осмотру члена
местного суда или мэра. По немецкому торговому закону каждый купец
обязан ежегодно составлять инвентарь и баланс. При этом должна быть
обозначена стоимость имущества и долгов по счетам по времени их
получения. Сомнительные счета оцениваются приблизительно, не имеющие
надежды быть уплаченными не выписываются вовсе. Об обращении с активом и
пассивом акционерных обществ, при сведении баланса имеются особые
предписания в германском торговом законодательстве (ст. 239 a). Русский
торговый устав возлагает на каждого торговца обязанность вести
определенные торговые книги и выводить по ним ежегодно, или по крайней
мере каждые 18 месяцев свой баланс (т. XI, ч. 2, изд. 1887 г., ст. 614).
Не подвергая такие книги ежегодному правит. осмотру, русское
законодательство определяет силу этих книг, правильно веденных, в
уставах гражданского и торгового судопроизводства (ст. 617).
Актинии, морские лилии - морские животные, которые при полном
развитии похожи отчасти на цветок астры; они причисляются к полипам
(Zoantharia), отличаются же от коралловых полипов, которые строят
известные коралловые деревца, особым кожным образованием, представляющим
внизу род плоской подошвы, помощью которой А. передвигаются или же
прикрепляются крепко на месте, а также большим мясистым телом и ротовым
отверстием, окруженным различно образованными щупальцами, которые они
могут по произволу менее втягивать или более. Многие из них
прикрепляются к другим морским животным и переносятся этими последними с
места на место, так напр. Adamsia поселяется на раковинах, занятых
раками-отшельниками Sagastia на крабах и т.д. Пища их состоит из
маленьких рыб, скорлупоняков и моллюсков. Они родят живыми молодых,
которые выходят через ротовое отверстие; разрезанные на куски они
размножаются, благодаря своей замечательной воспроизводительной
способности. А. живут в море в широком распространении на севере и юге,
и умирают в пресной воде. Большинство видов окрашены яркими
стеклообразно-прозрачными красками, и благодаря этому, а также
способности свободно жить в замкнутых пространствах, составляют любимое
украшение всех морских аквариев. Многие из них защищаются помощью особых
стрекательных органов, так наз. крапивных нитей (aconties), которые они
выпускают изо рта или из других отверстий кожи. Некоторые, отклонившиеся
от основного типа виды плавают (Arachnactis), другие - трубчаты, без
ножки (Cerianthus), а третьи производят почки и образуют древовидные
колонии (Zoanthus). Одна из более старых работ Paппа дала впервые
некоторое объяснение об их организации; Госсе, Гексли, Гем, Лякац-Дитье
пополнили наши сведения об этом; а Гертвиг последний обработал подробно
историю их развития и анатомию строения.
Актиний - открытый англичанином Финсоном (1881 г.) новый элемент,
спутник цинка; химическая индивидуальность его, однако, не может
считаться установленной. Ф. заметил, что будто бы в некоторых случаях
белый осадок сернистого цинка темнеет на прямом солнечном свете и вновь
белеет в темноте, что по мнению Ф. и зависит от присутствия
светочувствительного сернистого актиния. Кроме самого металла и его
сернистого соединения, автором описаны еще окись и гидрат окиси актиния.
Новый элемент, по словам Ф., отличен от марганца, цинка и кадмия,
походит же несколько на лантан.
Акулы (Squalidae) вместе с райями или скатами образуют подотряд
Plagiostomata - поперечноротых из отряда Селяхий (Selachiae).
Представляя часто значительные уклонения и особенности в наружном виде,
в общем однако рыбы эти имеют большое веретенообразное тело,
несимметрический хвостовой плавник с более развитой нижней его частью,
два снабженных обыкновенно колючками спинных плавника, острое рыло, на
конце которого вверху лежат два носовых отверстия, чаще впрочем дувни, а
внизу, поперечное, снабженное сильным зубным аппаратом, расположенным в
несколько рядов - ротовое отверстие. По бокам шеи находится несколько
жаберных щелей. Кожа лишена чешуек, но зато покрыта бугорками и
выступами, и высушенная находить обширное применение, как настоящая
шагрень. Глаза снабжены свободными веками. Череп представляет дельную
хрящевую коробку, а хорда состоит из отдельных, только отчасти
цементированных известью, позвонков, остальной же скелет - хрящевой.
Большинство видов кладут яйца, заключенные в плоские, угловатые роговые
скорлупы, кот. снабжены нитеобразным подвесом и известны под названием
морских мышей; другие же рожают живых детенышей, кот. у некоторых видов,
напр. Аристотелевой акулы (Mustela laevis) во время своего развития
связаны, подобно млекопитающим, с материнским организмом. Акулы -
прожорливые животные, исключительно питающиеся мясом, а потому опасны и
для человека; но некоторые из самых крупных видов снабжены лишь
маленькими зубами и питаются рыбами и низшими организмами, они очень
многочисленны в южных морях, чем севернее, тем они реже, и наконец в
полярном море имеется только их два вида; некоторые из них забираются
далеко вверх по рекам, как напр. по Тигру и Гангу. В Японии и Китае
акулы потребляются в пищу, а из плавников их, кот. представляют
значительный предмет торговли, приготовляют клей. В северных морях за

ними охотятся вследствие содержания в печени их отличного жира -
ворвани. Особенно опасным является Carchanus glaucus, до 7 мет. длиною и
ужасный Carcharodon Rondeletii - длиною в 12 мет. и с зубами в 5,7 сант.
Оба вида встречаются и в Средиземном море. Более невинным является
житель северных морей, гигантская акула (Sеlache maxima), достигающая 13
мет. длины. Ископаемые остатки, колючки плавников (ихтиодорулиты), зубы
(т. наз. нородом окаменелые змеиные зубы) и т. д. встречаются в изобилии
в медовой и третичной формации; более старинные остатки, особенно из
силурийской и девонской формации, несколько сомнительны. О систематике
акул писали Иог. Мюллер и Генлe, об анатомии и истории развития их - тот
же Иог. Мюллер и в новейшее время - Бальфур.
Акупунктура - слово, происходящее от acus - игла и punctura - укол,
обозначает род лечения, при котором уколами металлических игл в мягкие
части тела лечат от ревматических болей, ослабления и др. Первое
применение А. приписывается китайцам и японцам, врачи которых до сих пор
пользуются этим средством очень искусно, упражняясь предварительно на
деревянных или бумажных чучелах. В Европе А. сделалось известной в XVII
стол., но скоро была позабыта и только недавно возобновлена французскими
врачами. Теперь опять расширилось применение этого средства и с
применением к нему электрического или гальванического тока (электро- и
гальванопунктура) значительно усилено его действие. При этом вкалывают в
тело две иголки, соединенные с полюсами электрического прибора, на
определенном друг от друга расстоянии, и между ними пропускают ток. В
таком виде А. применяется при опухолях кровеносных сосудов, ядер и др.
Обыкновенно А. употребляется очень часто в хирургии в случаях перелома
костя (Pseudarthrosis) для побуждения к образованию твердой костной
массы, при водянке для извлечения накопившейся воды из подкожной
клетчатки, для образования целительных воспалении т.п. И для
диагностических целей употребляют иногда А., именно, чтобы узнать
находится ли в опухоли кровь, гной и другая жидкость, обнаженная кость и
насколько сильно она повреждена (Акидонейростик). Как на важное
видоизменение обыкновенной А. можно указать на довольно часто
рекомендуемый теперь способ приостановки кровотечения. Для этого на
известном расстоянии от истекающей кровью артерии вкалывают в тело
крепкую иголку в вертикальном направлении; затем ее подводят под артерию
и на том же расстоянии с другой ее стороны выводят иголку наружу. Таким
образом сосуд прижимается иголкой к мясистым частям и кровотечение
прекращается (Акупрессура). Еще одно усложнение А., так называемый
Бауншейтизм состоит в следующем: помощью особого инструмента
производится укол кожи множеством иголок зараз, а затем это место
смазывается каким-нибудь едким маслом, что влечет за собой более или
менее сильное воспаление кожи. В общем А. ничто иное, как очень сильное
раздражающее кожу средство, а потому и действие ее аналогично тому же.
Акустика - взятое с греческого наименование учения о звуке. Звуком
называют ощущение, воспринимаемое нашим органом слуха, при ударе о
барабанную перепонку его, звуковых волн (ряд последовательных сгущений и
разрежений воздуха), производимых вибрацией упругих тел; волны эти
вызывают соответственные вибрационные колебания слуховых нервов. Строго
говоря, звука не существует: он вызывается в самом ухе раздражением
окончаний слуховых нервов передающимися ему колебаниями звучащего тела.
Музыкальный звук ощущается при правильных, равномерных колебаниях
барабанной перепонки уха, неправильные и неравномерные вибрации, равно
как и смесь разных коротких звуков производит впечатление шума. Орган
слуха человека различает высокие и низкие звуки. Высокие звуки
производятся быстрыми колебаниями, низкие более медленными. Самый низкий
звук или тон, различаемый еще человеческим ухом, обозначаемый тоном
субконтра=С (С2), производится 16 колебаниями в секунду. Верхний предел
слышимости звука, неодинаковый для различных индивидуумов, лежит между
16000 и 33000 колебаний в секунду, следовательно приблизительно между С
на седьмой черте и С на восьмой черте (С7 до С8). Отношение чисел
колебаний двух звуков, называется интервалом. Звук или тон, делающий
вдвое большее число колебаний, чем другой звук, в одинаковый с ним
промежуток времени, называется октавой последнего звука. Так напр. звук,
делающий 800 колебаний в секунду, есть следующая более высокая октава
звука, делающего 400 колебаний в секунду. Квинтой называется звук,
делающий 3/2 числа колебаний данного звука (около 600 на 400). Большая
терц данного тона, получается при увеличении числа колебаний его в
отношении 4 к 5 и т.д. Тоны делающие в 2, 3, 4... 10 раз большее число
колебаний, чем данный тон, называемый основным, называются обертонами
его. Большинство музыкальных инструментов никогда не производить одного
основного тона, каждый из них сопровождается рядом обертонов.
Музыкальный оттенок инструментов зависит именно от того, какие обертоны
сопровождают основной звук или тон и насколько они интенсивны; флейта
напр. дает основной тон без всякой почти примеси обертонов. У фортепиано
основной тон сопровождают до семи интенсивных обертонов. У скрипки
основной тон сравнительно преобладает, но тем не менее его сопровождает
ряд более высоких обертонов. Уже Пифагор (в VI веке до Р. X.) понял
верно музыкальное значение интервалов в отношение их к длине струн; но
только гораздо позже, одному из учеников Галилея, Мерсенне, удалось
доказать, что высота звука обусловливается числом колебаний. Над
дальнейшей разработкой А. особенно много потрудились Ньютон, Бернулли,
Эйлер, Рамо, Хладни, Лаплас, Савар, Каньяр-деЛатур, Зеебек, Веберг,
Гельмгольц, Кёниг и др. Важнейшее старинное сочинение по А. это труды
Хладни "Entdeckungen uber die Theorie des Klanges" (Лейпц., 1787);
"Akustik" (Лейпц., 1802; 3 изд. 1830); затем нельзя не упомянуть:
Биндзейля "Akustik", (Потсд., 1839); Цамминера, "Die Musik und die
musikalischen Instrumente in ihrer Beziehung zu den Gesetzen der А."
(Гисс., 1855). Верную теорию оттенка звука дал Гельмгольц "Lehre von den
Tonempfindungen" (Брауншв., 1863; 4 изд., 1877); из новейших трудов до
А. назовем: Маха, "Einleitung in die Helmholtzsche Musiktheorie" (Грац,
1886);Айри, "Оn sound" (2е изд. 1871); Тиндаля, "Der ochall" (нем. изд.
2-е 1874); Радау, "Lehre vom Schall" (2-е изд., Мюнх., 1875); Блазерна,
"Die Theorie des Schalles in Beziehung zur Musik" (т. 24 der "Internat.
wissensch. Bibliothek" (Лейпциг, 1876); Писко, "Neuere Apparate der A. "
(Вена, 1865).
Акушерство - наука, изучающая физиологические и патологические
явления в женском организме от момента зачатия до окончания
послеродового периода, в отношении к матери и плоду. Вместе с тем
акушерство указывает средства, содействующие нормальному течению этих
явлений и регулирующие их отклонения от нормального типа. Таким образом,
акушерство - наука, преследующая также и чисто практичестая цели. Как
таковая, она во многих случаях предписывает самые разнообразные ручные
приемы и выражается как повивальное искусство (ars obstetricia). Как
искусство, акушерство имеет такую важность для общества, что во многих
цивилизованных государствах оказывать акушерскую помощь разрешено только
врачам, получившим специальную подготовку; другим же врачам
предоставляется только диететическое и терапевтическое лечение
беременных, рожениц и родильниц в случаях, не требующих особого
оперативного вмешательства, а акушеркам разрешен лишь элементарный уход
при родах. Впрочем, по новейшим постановлениям в Германской империи, ни
один врач не может приобрести права практиковать, пока он не докажет
своей достаточной подготовки по акушерству. В России во всех медицинских
факультетах и медицинской академии студенты обязательно должны
заниматься теоретически и практически акушерством четыре семестра и на
лекарском экзамене должны выдержать удовлетворительно испытание по
теоретическому и практическому акушерству.
Наука акушерства не должна быть рассматриваема, как отдел внутренней
медицины или хирургии. Для специального изучения его требуются не только
познания, черпаемые в упомянутых двух науках, но знакомство с целым
рядом специальных сведений, ничего общего с другими отраслями медицины
не имеющих. Вот почему изучение акушерства обусловливает существование
особой клиники, в которой после предварительной подготовки в медицинской
и хирургической клиниках преподается патология и терапия родильного
периода. Практические упражнения в производстве акушерских операций
выполняются на так наз. фантоме. Производство их показуется, если
требуется ускорить течение родов вследствие слабости, астмы,
кровотечения у роженицы и вообще вследствие причин, при которых усилия
изгнать плод силами одной матери недостаточны и связаны даже с
опасностью для ее жизни; они также показуются, если величина плода или
узкость таза затрудняют выхождение плода наружу или же если положение
плода делает невозможным прохождение его через родовые пути матери,
наконец в случаях, когда в общих для матери и плода органах существуют
уклонения от нормы, угрожающие опасностью кому-либо из них, или им
обоим, напр. при слишком плотных околоплодных оболочках, чрезмерно
длинной или короткой пуповине, узлах, выпадениях, разрывах ее и т. под.
История акушерства тесно связана с историей медицины вообще, хотя до
XVIII стол. оно стояло на далеко низшей степени развития, чем остальные
отделы врачебной науки, так как на его долю выпала еще большая борьба с
предрассудками и невежеством. Уже в самых древнейших письменных
памятниках человеческой истории, в священных книгах индусов, египтян и

евреев упоминается об акушерках, как особом классе специалисток, а у
греков и римлян многие богини почитались, как покровительницы рожениц.
Только около середины IV столетия до Р. X. греческие роженицы впервые
начинают прибегать к помощи мужчин. Гиппократ написал очень много
сочинений о родах и акушерстве вообще, в которых он проявил свой гений
великого наблюдателя, хотя в практическом акушерстве он установил мало
правил, которые не нуждались бы в исправлении. Из позднейших врачей,
оставивших сочинения по акушерству, следует назвать Цельзия, Галена,
Мошиона, автора III стол., руководствовавшегося в своих сочинениях
Soranus'ом (сочинения которого, к сожалению, утеряны), Аэция Амедийского
(VI ст.) и Павла Эгинского (VII ст.) В средние века акушерство, как и
все науки, было в совершенном пренебрежении. Арабские врачи развивали
только ложные воззрения греческих авторов, оставив без всякого внимания,
что было здравого в сочинениях их предшественников. В западной Европе
эта наука была предоставлена грубой эмпирии монахов и акушерок. Только в
XVI в. она вновь привлекает внимание ученых врачей: в 1513 году
появилось первое, снабженное рисунками, руководство по акушерству
Евхария Ресслина: "Цветник беременных женщин и акушерок"; за ним
последовали сочинения Якова Руфа в Цюрихе (1553), Вальтера Рейфа в
Страссбурге (1561). Как практическое искусство двинули вперед акушерство
Везалий, Фарлопий и др.; при всем том, вследствие неполноты научных
наблюдений врачей, и успехи науки ограничивались только оперативной
частью, так как мужчины-врачи приглашались к родам только в очень
трудных случаях. Помимо того, на акушерство смотрели лишь как на отдел
хирургии, почему оно и разделяло судьбу последней. С ее развитием
подвинулось вперед и акушерство, особенно во Франции, где славились
акушеры Франке, Паре и Гилльемо (ум. 1613) и где врачи все более и более
завоевывали акушерскую практику. Предрассудки против акушерства, по
крайней мере в высших слоях, рассеялись под влиянием факта приглашения
Людовиком XIV знаменитого хирурга Клемента из Арея для оказания
акушерской помощи госпоже Лавальер и вскоре назначенного первым акушером
королевского двора. Такое отличие приободрило французских врачей к
дальнейшему развитию акушерства и тогда прославились Мориссо, Порталь,
Пей, Диовис и Ламотт.
На гораздо низшей ступени развития стояло акушерство в Германии, где
им преимущественно занимались акушерки, о специальном образовании
которых заботились очень мало. Из немецких акушерок прославилась своими
операциями и весьма удовлетворительным для своего времени учебником
Юстина Зигмунд , придворная Курбранденбургская акушерка. Одновременно с
нею положил первое основание научному развитию акушерства голландец
Генрих фон Девентер своими двумя сочинениями: "Рассвет для акушерок" и
"Новая путеводительная звезда для акушерок", К тому же времени относится
и богатое последствиями изобретете важнейшего акушерского инструмента -
акушерских щипцов, последние, вероятно, были ранее изобретены английским
хирургом Чемберденом и некоторыми голландскими акушерками, сохранявшими
их из корыстолюбивых видов в тайне; только в 1723 году хирургом и
профессором анатомии в Генте, Пальфином, они вновь воспроизведены и
сделались общим достоянием.
С этого момента акушерство начинает быстро развиваться: Левре, Пюзо,
Аструк, Соляре-де-Реньяк и Боделок во Франции, Смелли (1680 - 1763) в
Англии внесли много света в науку. В Германии Редерер (ум. 1763), за
которым следовал Штейн (ум. 1803) также сильно содействовали научному
развитию акушерства. Но главную роль в деле развит науки и
распространения акушерских знаний среди врачей нужно приписать
учреждению родовспомогательных заведений, со школами для студентов и
акушерок. В Париже существовало только одно училище для акушерок. В 1728
г. открыто родовспомогательное заведение в Страсбурге, находившееся под
руководством Фриде (ум. 1769), долгое время служившее образцом для
других подобных учреждений. В Англии первое родовспомогательное
заведение было открыто в 1765 г. В Германии первое училище для акушерок
учредил в Берлине в 1751 г. Фридрих Великий; в том же году было открыто
второе в Гетингене (под руководством Редерера). Этими школами был создан
прочный фундамент, на который твердо могли упираться дальнейшем научные
работы. С успехами науки, в Германии возникли две школы: одна -
Осиандера, доведшая оперативное акушерство до высокой степени развития,
другая - начало которой положил Боэр (ум. 1835), обращавшая внимание
своих последователей на естественную помощь самой природы. Хотя эти две
школы находились в резкой оппозиции друг к другу, тем не менее они
подняли науку на необычайную высоту. Вместе с Осиандером и Боэром нужно
упомянуть о Смитте (ум. 1827), А. К. Зибольде, Вейдмане (ум. 1819),
Венцеле (ум. 1827) и Виганде (ум. 1817); во Франции - о г-же Лашапель и
в Англии - о Денмане. Из акушеров более блыизкого нам времени необходимо
упомянуть о Негеле, Иорге д'Утрепонте, Ритгене, Килиане, Е. К. И. фон
Зибольде, Кившине, Сконцони, Креде, Шпете, Мартине, Брауне, Шредере,
Винкеле, Альфреде, Леопольде, Шульце, Шпигельберге и др.
Особенно благотворно повлияла тесная связь акушерства с гинекологией,
так как обе науки, имея общие физиолого-анатомические основы, тесно
соприкасаются между собой. Ср. Зибольда, "Опыт истории акушерства" (2 т.
1835 - 45); Гезер, "Руководство к истории медицины" (3-е изд. т. I,
Иена" 1875); Шредер, "Руководство по акушерству" и др.
В России наука акушерства получила свое начало и развитие значительно
позже, чем в других европейских странах. Первый акушер, о котором
упоминается в летописях, был англичанин Якоб (при Иоанне Грозном),
славившийся, как "умеющий очень искусно лечить женские болезни".
Каких-либо других сведений до середины прошлого столетия не имеется.
Хотя Петром Великим открыты были школы "для медической и хирургической
практики", но так как имелись в виду исключительно потребности армии и
флота, то акушерство в них не проходилось. Только в середине прошлого
столетия 1754 г. устроены были акушерские школы в Петербурге и Москве,
преподавать в которых были приглашены профессора с помощниками, в
Петербурге Линдеман, в Москве Эразмус, которому принадлежит первое
акушерское сочинение на русском языке - "Наставление, как женщине в
беременности, в родах и после родов себя содержать надлежит" (Москва,
1762 г.). Означенное руководство было составлено по Горну, оригинал
которого был издан в 1697 году, так что в середине прошлого столетия,
когда уже Смелли, Левре и Редерер преобразовали акушерство, русские
врачи почерпали свои знания из крайне устарелой книги конца XVI стол. С
1763 г. к профессору акушерства начали посылать учеников из
медикохирургического училища для слушания лекций по акушерству. Особенно
много было сделано для успехов этой науки в России, когда в Петербурге
сделался профессором Нестор Максимович Амбодик (в 1781 г.),
замечательный ученый акушер своего времени и не менее даровитый
Вильгельм Михайлович Рихтер в Москве (с 1790 г.). Оба они оставили по
прекрасному руководству по своей специальности. Их обширному опыту и
усовершенствованию содействовали открытию родильных отделений при
Воспитательных домах.
При медико-хирургической академии, ко времени открытия ее, акушерской
кафедры не полагалось, а преподавание акушерства было связано с судебной
медициной. Только с 1808 г., с открытием акушерской клиники, был
назначен отдельный профессор по акушерству, Громов. В 1858 г. акушерскую
кафедру занял А. Я. Крассовский, которого можно считать родоначальником
всей обширной ныне семьи русских акушеров, выдвинувший преподавание
акушерства на небывалую высоту, создавшего школу и прославившегося, как
замечательный диагност и образцовый оператор. В Московском университете
кафедра акушерства была открыта в 1764 г. и ее занял профессор Эразмус.
Прочное основание акушерство получило лишь с назначением в 1790 г. проф.
Вильгельма Рихтера. В Харьковском университете акушерская клиника на 4
кровати была открыта только в 1829 г., хотя преподавание акушерства
начато было еще в 1815 году. Особенную известность приобрела клиника при
заведывании ею проф. Лазаревича, выбранного профессором в 1862 г. В
Казани акушерская клиника была открыта в 1833 г. на 6 кроватей. В Kиеве
акушерская кафедра с клиникой существует с 1847 года.
В настоящее время, бесспорно, акушерство в России стоит на той же
высоте, какой оно достигло в Германии, Франции, Англии и Австрии. Все
наши университеты и медицинская Академия обладают блестящим персоналом
преподавателей акушерства, пользующихся широкой европейской
известностью. Помимо профессоров, не только в университетских городах,
но даже в деревенских земских лечебницах в настоящее время встречаются
специалисты, с редким успехом производящие самые серьезные операции. Для
характеристики успехов акушерства в России может служить факт
существования трех специальных акушерско-гинекологических обществ (в
Киеве, Москве и Петербурге), издающих свои труды, и издание специального
журнала по акушерству, под редакцией проф. и доцентов в С.-Петербурге.
Акцент. Иногда акцентом по-русски называют ударение, но это
неправильный галлицизм, потому что русское заимствованное слово акцент
собственно имеет совсем другое значение. Каждый иностранец, говоря
по-русски, придает своему русскому выговору особенный оттенок, сообразно
своей национальности: русские слова иначе выговаривает француз, немец,
еврей, иначе чех, поляк и др.; в выговоре этих инородцев замечаем
оттенок, т. е акцент французский, немецкий, еврейский, чешский, польский
и т. п. Итак акцентом, например, будет: картавое р,
- твердое ж, ч, ш, - мягкое вместо твердого л и т. п. Этот
иностранный акцент весьма трудно устранить, так как он прирожден каждой
отдельной национальности; так, француз говорит по-русски с французским
акцентом и наоборот русский человек вносит более или менее сильный
русский акцент во французский язык. Акцент этот бывает даже довольно
часто наследственным физиологически: так например евреи, с древних
времен живущие в России, в течение целых столетий не могли отделаться от
своего акцента, по которому острое русское ухо всегда заметит
семитическое происхождение говорящего. И неудивительно, что акцент
вместе с чертами лица и другими анатомическо-физиологическими признаками
переходит от отца на сына, так как он всецело основывается на
физиологических началах. Все звуки нашего языка мы выговариваем с
помощью наших говорильных органов, которые для выговора известного звука
складываются в известную артикуляцию, т.е. в известное, довольно строго
обусловленное, положение. Так напр. При выговаривании звука р или л все
органы: голосовые связки или струны, мягкое нёбо, язык, губы все должно
принять определенное положение. Но для того, чтобы получить известный
акустический звук р, можно немножко изменять артикуляцию говорильных
органов, вследствие чего мы получим только некоторые оттенки этого звука
р; если мы теперь заметим, что эти оттенки почти всегда бывают неизменны
в известное время и в известном языке у всех его представителей, то
сделается понятным, что такое акцент. Так напр. сильное картавое р
составляет один из признаков еврейского акцента, легкое картавое -
французского и т.д. Акцентом можно тоже называть то, если известная
личность вносить в другой говор того же языка некоторые оттенки выговора
своего местного наречия; по обыкновенно такие оттенки легко ускользают
от внимания слушающего. Вообще говоря, акцентом называется выговор
звуков известного языка на иностранный лад, или же общий, основной
характер выговора звуков любого языка.
Акцент музыкальный есть ударение, падающее на так называемые сильные
моменты такта. При синкопах акцент переносится с сильного времени на
слабое. Музык. и акценты ставятся на первую часть такта; при четном
размере акценты падают на нечетные части такта, напр. при
четырехдольном. такте - на первую и третью части. При трехдольном
размере, каждая группа из трех нот имеет ударение на первой. Такие
акценты называются грамматическими. Они на должны быть слишком
подчеркиваемы и выделяемы. Бывают акценты, применяемые вне
вышеизложенных условий, на других частях такта. Подобного рода акценты
называются ритмическими.
Третий род акцентов называется эстетическим (патетическим). Он
составляет основу декламации, при которой исполнитель повышает или
понижает голос на слове, имеющем наибольшее значение в фразе, придавая
ему акцент. С помощью эстетического акцента, смысл вокальной пьесы
становится понятнее и удобовосприимчивее.
Все три рода акцентов применяются в вокальной музыке; в
инструментальной же имеют место акценты: грамматический и ритмический.
Само собою разумеется, что эстетический акцент, связанный с декламацией,
за отсутствием текста, не имеет в ней применения.
Акцепт - при переводных векселях письменное обязательство, сделанное
на векселе, которым трассат или какое-либо третье лицо (напр. посредник,
вступающийся за честь векселедателя) принимает вексель к платежу. Прежде
принятие это выражалось надписанием на передней стороне векселя,
поперек, слов "принят" или "акцептован" и следующею за тем подписью; по
германскому же вексельному праву принятие это может быть выражено и на
оборотной стороне, а также одной только подписью акцептанта, без всяких
добавлений, на передней стороне векселя. Акцептом акцептант, согласно
вексельному праву, принимает на себя обязательство уплаты акцептованной
им вексельной суммы каждому законному обладателю векселя, как и
векселедателю. Акцептант не обязан принимать всю сумму к платежу и в
таком случае вексель должен быть протестован в непринятой сумме.
Акцептации необходимо должно предшествовать предъявление векселя к
принятию, причем акцептация должна последовать немедленно же после этого
предъявления, без всяких промедлений.
В противоположность этому последнему принципу, прежнее вексельное
право только обязывало за несколько дней до срока платежа заявить о
принятии или непринятии векселя к платежу, а французское право также,
как и русское (уст. о векселях, т. XI, ч. 2, изд. 1887, ст. 31) и теперь
дает 24 часа на размышление. Заключенный принятием векселя
акцептационный договор не может уже быть расторгнуть (напр.
перечеркиванием А.). А. бывает и при других торговых бумагах напр. при
купеческих вручениях (ассигнованиях) и т.п.
Акции и Акционерное общество
I. Понятие и техника акционерного дела. Акционерным обществом
называется каждое общество, все члены которого участвуют своими
вкладами, не принимая личной ответственности за общество; в то же время
относительно формы, ставится еще и то условие, что капитал общества
раскладывается на акции или доли. Акция (по-французски action,
по-английски share) в общем смысле означает твердо определенную единицу
участия, совокупность которых составляет капитал общества; в тесном
смысле, под словом акция разумеется бумажный документ на предъявителя,
или именной, указывающий на участие акционера в обществе. Наиболее
существенный признак акционерного общества заключается в том, что оно
представляет чисто союз капиталистов и основано исключительно на
ограниченном действительном кредите соединенных вкладов, а не на
безграничном личном кредите членов (акционеров). Вследствие такой
второстепенной роли участников, как личностей, акционерные общества
называются также анонимными, (напр. во Франции). И так, по только что
указанному признаку, к акционерным обществам должны быть причислены: 1)
Анонимные общества с переменным капиталом (по французским законам); 2)
Общества, члены которых, кроме акционерного участия, ручаются известной,
определенной суммою (как напр. некоторые кооперативные товарищества
некотор. стран); 3) Общества, члены которых не вносят акционерных долей,
но являются поручителями в известной максимальной сумме, за долги
общества, как напр. английск. "Companies limited by guarantee".
Напротив, командитные акционерные общества, в которых рядом с
ограниченно-ответственными акционерами находятся один или несколько
членов с полною ответственностью, имеют больше общего, по своему
устройству, с командитными, чем собственно акционерными обществами.
Точно также и прежние английские "Joint stock Companies" с
неограниченною ответственностью членов, не должны рассматриваться, как
акционерные общества в нынешнем смысле слова, несмотря на то, что они
также имеют корпоративное устройство, а доли участия имеют внешнюю форму
акций.
Другие формы долевого участия представляют товарищества на паях для
разработки рудников и мореходные общества. Акционерное общество может
иметь целью не одни промышленные, но и другие, напр. земледельческие
предприятия, или предприятия, имеющие предметом общественные развлечения
и т. д. Но и в этих случаях, они в юридическом отношении являются
промышленными обществами. Акции, как представляющие часть общественного
имущества, считаются ценными бумагами и как таковые составляют предмет
обращения. Передача именных акций, естественным образом, должна быть
затруднительнее передачи бумаг на предъявителя, так как первые заносятся
в акционерную книгу общества. Нарицательная стоимость отдельных акций
бывает весьма различна, смотря по роду и значению обществ.
Минимум ее, по германскому торговому законодательству, составляет
сумму в 300 марок для акций на предъявителя и для страховых обществ и
150 марок для акций именных, коль скоро оне не касаются страховых
обществ. Более крупные акционерные вклады раскладываются на меньшие
доли, на которые изготовляются особые документы. Эти доли также не
спускаются ниже определенной минимальной цифры. При известных условиях
могут быть пущены в обращение и временные свидетельства, т. е. квитанции
на первые долевые вклады для приобретения новооснованных акций или
акционерные промессы, которыми ручаются за полную уплату стоимости
акций. Во многих случаях, преимущественно в страховых предприятиях, не
имеется в виду полный взнос капитала в определенный срок, но часть
акционерских обязательств принимается в виде дальнейшего обеспечения
предприятия. Нередко общество допускает выдачу векселей акционерами,
запоздавшими взносами, для большего понуждения к уплате, в случае
надобности. В таких случаях, имеющих обыкновенно место при именных
акциях, отчуждение акций зависит иногда от согласия директоров. Наиболее
подвижный и удобный предмет обращения представляют акции на
предъявителя, которые свободно переходят и по наследству. Рынком для
акций является биржа и цены на ней определяются курсом. При новых
предприятиях, блестящая будущность которых яркими красками изображается
в объявлениях и газетных рекламах, курс акций часто стоит в первое время
несоответственно высоко. То же самое случается, когда стараются
искусственно повысить курс акций давно основанных обществ, возбуждая по
их поводу в обществе иллюзии. В конце концов, однако, курс регулируется
сообразно с действительными успехами предприятия, поскольку они
выражаются в дивиденде, приходящемся на каждую акцию с годового дохода.
Дивиденд не должен рассматриваться как процент на ссуженный капитал, так
как он представляет предпринимательскую прибыль акционера. Постоянный
процент не может выдаваться акционерам, если не существует
правительственной гарантии. Если же в уставе оговорен минимум дохода, то
это бывает поставлено в зависимость от удовлетворительного хода
предприятия, или же допускается добавление из резервного фонда. В таких
случаях "проценты", называемые иногда дивидендом, отличаются от излишка
в прибылях, обозначаемого названием супердивиденда. Если минимум дохода
и не оговорен, нередко в конце первой половины года выдается в зачет
пропорциональный с балансом семестра дивиденд, за которым в конце года
выдается и остальная часть дивиденда. Выдача полного или частичного
дивиденда производится посредством соответствующих купонов. Эти
свидетельства выпускаются одновременно с акцией на значительное
количество сроков, а по истощении купонов изготовляются новые купонные
листы, обмениваемые на присоединенные к старым переводные расписки,
именуемые талонами.
Впрочем, обыкновенно не весь доход с предприятия выдается в виде
дивиденда. Известная сумма отчисляется в запасный капитал, размер
которого, по большей части, определяется уставом, напр. в 26 процентов с
основного капитала. Кроме запасного капитала учреждается иногда фонд для
погашены, а при неблагоприятных условиях еще и особый фонд (Delcredero
Conto), в виду покрытия грозящих убытков, нетвердой кассы или иных
опасностей, причем на этот фонд отчисляется сумма из годовой прибыли. По
германскому торговому закону, коль скоро констатируется ущерб капитала,
не должно выдаваться никакого дивиденда впредь до пополнения капитала из
годовой прибыли. На практике это постановление нередко обходится, частью
посредством слишком высокой оценки актива (то есть фиктивною выдачею
дивиденда), частью формальным уменьшением капитала. По отчислении доли
резервного капитала, уплачивается, обыкновенно, из прибыли доля
(Tantieme) членам управления и наблюдательного совета, и только тогда
определяется дивиденд, обыкновенно в виде круглых процентных цифр, а
остающаяся часть прибыли переводится на новый счет или обращается на
другие цели: учреждение вспомогательной кассы, награды служащим и т. д.
Если подготовление нового предприятия (например железной дороги)
требует продолжительного времени, то в договоре общества может быть
определена на известное время уплата известных процентов, которые, по
большей части, должны быть взяты из самого капитала. В случай если
правительство или какое-либо самостоятельное управление, вследствие
обещанной гарантии, обязывается давать субсидию в добавление к годовому
доходу предприятия, чтобы восстановить обеспеченную минимальную цифру
процента, то обыкновенно, в более благоприятные времена, когда прибыль
переступает за известный предел, гарантирующ. выдается сумма в
восполнение полученного.
Акции, выдаваемые на образование капитала общества, называются
основными акциями. Если увеличение основного капитала признается
целесообразным, то могут быть выпущены новые серии акций, которые бывают

или совершенно равносильны с первоначальными, или же снабжаются особыми
преимуществами. Такие привилегированные акции установляются иногда с
самого основания общества. Бывают также особые учредительские акции
(parts de fondateur), как например в обществе прорытия Суэцкого канала.
Если предприятие идет успешно, то нововыпущенные акции могут стоять на
денежном рынке значительно выше нарицательной цены.
Получаемая т. о. прибыль отчисляется, обыкновенно, в резервный фонд,
однако нередко владельцам прежних акций предоставляется приобретать
новые по нарицательной цене. Выпуск привилегированных акций, напротив,
означает в большинстве случаев более или менее неудовлетворительное
положение общества и недостаточное доверие публики к его успеху в
будущем. Привилегированные акции имеют одинаковое с остальными
юридическое значение. Преимущество их, главным образом, заключается в
том, что за ними обеспечивается заранее известный дивиденд из чистой
прибыли, и сверх того они делят с остальными акциями равный
причитающемуся им или иначе определяемый дивиденд. В видах обеспечения
минимального дивиденда привилегированных акций, установляется иногда,
что могущий произойти дефицит должен пополняться из чистого дохода
ближайшего года. Привилегированным акционерам дается также нередко то
преимущество, что при ликвидации общества уплачивается прежде всего
номинальная стоимость их акций без ущерба их праву на остаток, могущий
оказаться по уплате остальным акционерам. Бывает также, что
предусматривается особое погашение привилегированных акций, посредством
лотереи. Иногда владельцы таких акций имеют более обширное право голоса
на общих собраниях, чем учредители; в других случаях им предоставляется
лишь ограниченное право голоса, или же они и вовсе его лишаются. При
отсутствии права голоса и погашения по известному плану,
привилегированные акции в высшей степени приближаются к
привилегированным облигациям. Эти последние, собственно говоря, -
долговые обязательства, и владельцы их имеют только право требовать
уплаты с общества и, как кредиторы, стоять вне этого общества; напротив
того привилегированные акционеры пользуются, сверх того, членскими
правами, какое бы исключительное положение они ни занимали в акционерном
обществе. Сверх того они имеют еще право на могущий произойти
супердивиденд, между тем как владельцы облигаций получают лишь
постоянный процент на свой капитал. Владельцы гарантированных облигаций
имеют, сверх того, преимущество пред остальными кредиторами только в
таком случае, если им предоставлено местным законодательством формальное
право залога. Выпуск облигаций, произведенный в широком размере многими
железнодорожными обществами, имеет целью увеличить в пользу обществ их
оборотные капиталы. Чем выше стоит дивиденд, тем ниже размер процента,
за который общество может принимать капиталы, посредством выпуска
облигаций. Выпуск облигаций не представляет никакой опасности до тех
пор, пока средняя дивиденда равна проценту облигаций. Если же, напротив,
она продолжительное время стоит ниже этого процента, то в интересах
прочности предприятия следует покрывать могущую возникнуть потребность в
капитале - выпуском привилегированных акций, а не облигаций.
Нередко случается, что акционерное общество, вследствие значительных
потерь, или же вследствие недостаточного развитая дел, подвергается
сокращению основного капитала. Это может произойти вследствие
непосредственной расплаты с акционерами, или вследствие выкупа акций на
бирже, в видах погашения по возможно более низкому курсу. При
критическом положении предприятия, акции спускаются меньше нарицательной
стоимости простым наложением клейм, или же вместо нескольких старых
акций выкупается одна новая и в тоже время этой новой серии
предпосылается еще разряд привилегированных акций. Многие акционерные
общества с самого начала рассчитаны на известный срок, в силу ли
добровольного соглашения, или же в силу ограничения концессии
правительством. Такое ограничение происходит именно при даровании и
железнодорожных концессий и при том, как это делается во Франции, России
и Австро-Венгрии, под условием, что по истечении срока концессии
железная дорога переходит в собственность государства. (Срок этот не
превышает 90 лет). В таких случаях должно производиться систематическое
погашение акций, гарантированных государством, под условием назначения
минимального процента. Выкупом выходящих в тираж акций, отношение
акционеров-владельцев к обществу, обыкновенно, не прекращается, так как
вместо них они получают свидетельства на пользование (Actions de
jouissance), владельцы которых пользуются всеми правами остальных
акционеров, за исключением права па процент непогашенных акций (право на
супердивиденд они также не теряют), а при ликвидации общества и
распределения остатка у них вычитают ранее уплаченную стоимость их
акций. Самостоятельное существование акционерного общества может
закончиться также слиянием с другим обществом, причем или одно из
обществ передает другому свой актив и свой пассив, под взаимными
обязательствами и сохраняя свою фирму, или же таким образом, что из двух
обществ составляется одно, с новою фирмою. Наконец, общество может быть
ликвидировано, по решению акционеров, и ранее определенного в уставе
срока, или же закрыто конкурсом. Затем следует реализация актива, уплата
долгов, одним словом - ликвидация общества.
II Действующее акционерное право. Хотя акционерное дело, в основных
чертах своих, приблизительно сходно во всех государствах, тем не менее
различные законоположения в положительном устройстве их значительно
различаются одни от других. В Германии основные законы, касающиеся
акционерных обществ, заключаются в статьях 207 - 249 свода торгового
уложения, в редакции, приданной им законом 11-го июня 1870 года и
совершенно видоизмененной новым законом 18 июня 1884 г. Важнейшее
нововведение, внесенное законом 1870 состояло в устранении
правительственных концессий, которые прежде требовались для основания
акцион. общества. С другой стороны добавлен ряд нормирующих
постановлений (ст. 207 а, 209 а - с. 239 а), вместе с определениями
взысканий (249, 249 а) признанных достаточным ручательством против
злоупотреблений свободно основываемых обществ. К числу этих
постановлений принадлежало и определение минимальной цифры стоимости
акции и ее долей. Акционерное общество образуется путем союза
участников, следовательно путем договора (устава), которому придается
форма судебного или нотариального документа. Относительно содержания
этого документа, нормы были установлены в 12 пунктах статьи 209.
Требуется подписаться прежде всего на основной капитал; заявить на общем
собрании акционеров, что это совершено и, что по крайней мере 10, или в
страховых обществах 20 процентов на каждую акцию уже внесены. Если же
уставь общества одобрен "всею совокупностью акционеров", то достаточно
заявить в уставе о том, что все исчисленные требования уже выполнены. На
практике весьма нередко случалось, что консорциум из нескольких банкиров
и других учредителей подписывался на весь капитал, делал первые взносы,
может быть и путем кредитных операций, а затем являлся представителем
всего акционерного общества. Таким образом удавалось им обеспечить за
собою особые преимущества. По статье 209 в. обращение таких преимуществ
на отдельных акционеров, а равно и предварительное занесение в устав о
подписке на основной капитал и другие взносы, хотя бы такой устав был
одобрен "всеми акционерами", запрещается. На первом общем собрании,
которое может состоять из одних учредителей, должен быть выбран
наблюдательный совет и правление общества и затем уже общество
записывается в торговую регистровую книгу. До занесения в книгу
акционерное общество, как таковое, не существует, а все участники
отвечают круговою порукою за всякий ущерб, могущий произойти вследствие

выпуска фиктивных акций или других действий, совершенных от имени
общества. Первые подписавшиеся, как скоро дело идет об акциях на
предъявителя, безусловно обязаны ручаться за 40 процентов нарицательной
цены акции, а в уставе общества должно быть определено, могут ли они и
при таких условиях считаться свободными от дальнейших обязательств по
исполнению этого правила. Такое освобождение подписчиков от обязательств
может состояться и по внесении 25 процентов, поскольку то допускается
местными законами. В период от 1871 до 1873 г. нередко бывали примеры,
что учредители вносили по 40 или по 25 процентов, чтобы доставить себе
право выпуска временных свидетельств на предъявителя, в видах
освобождения от дальнейших взносов. Такие временные свидетельства на
предъявителя могут быть выдаваемы лишь в том случае, когда то
предусмотрено уставом. Сами акции на предъявителя могут быть выпускаемы
лишь по внесении полного взноса. Дальнейшие постановления об именных
акциях заключаются в статье 223.
По занесении торговый регистр акционерное общество признается
юридическою личностью и корпорацией, и правление его имеет
представительство во всех судебных и иных учреждениях. Правление может
состоять из одного или нескольких лиц; члены его могут и не быть
акционерами; они могут служить с вознаграждением или безвозмездно.
Каждая перемена в составе правления должна быть занесена в торговую
регистровую книгу. Члены правления не отвечают лично и третьим лицам за
предпринятые ими от имени общества действия. Напротив, они отвечают
лично и в совокупности за всякий ущерб, происшедший вследствие
преступления ими пределов их обязанностей, а равно предписаний закона
или устава общества. Рядом с правлением существует наблюдательный совет,
в котором находится, по крайней мере, три из среды акционеров избранных
члена. Этот совет наблюдает за ходом дел, проверяет годовые отчеты и
балансы и представляет общему собранию, ежегодный о них доклад. В случае
надобности, ему предоставлено созывать и общее собрание. Наблюдательный
совет может избираться: в первый раз не более как на год, а затем не
более, как на пять лет. Члены наблюдательного совета отвечают лично и в
совокупности за нанесенные убытки, в случаях, указанных в статье 225.
Сверх того до них и до правления относятся взыскания, предусмотренные
статьею 249.
Непосредственным представительством акционеров является общее
собрате. Некоторые дела могут решаться только этим собранием, например
решение о продолжении существования общества, изменений в уставе,
слияний с другим обществом, сокращении размера капитала и проч. Созвание
общего собрания может состояться, кроме предусмотренных уставом случаев,
также и по решению правления или наблюдательного совета. Оно может быть
также созываемо или одним, или несколькими акционерами, представляющими
в совокупности десятую часть основного капитала, если потребуют этого в
мотивированном заявлении, хотя бы в уставе это право обусловливалось
большим или меньшим долевым участием. Если из последнего баланса
окажется, что основной капитал уменьшился на половину, то правление
обязано немедленно созвать общее собрание и изложить ему положение дела.
Приобретение собственных акций вообще запрещается акционерным обществам;
однако это допускается в видах погашения и сокращения капитала, если это
право выговорено в первоначальном уставе общества, или постановлено
решением общего собрания ранее выпуска акций. Если баланс покажет, что
имущество общества не в состоянии покрыть долгов, то правление обязано
заявить о том суду для назначения конкурса. Коль скоро общество
ликвидируется по истечении указанного в уставе срока, или по решению
общего собрания, правление обязано заявить о том для занесения в
торгово-регистровую книгу. Ликвидация производится правлением, если в
уставе или решением акционеров не указано иного способа.
Новый закон 18 июля 1884 остается на точке зрения добавления 1870
года в том отношении, что не возвращается к обязательности
правительственного утверждения для акционерных обществ, но принципиально
сохраняет прежнюю систему и старается лишь оградить от возможных
злоупотреблений, при помощи усиления ограждающих предписаний и
взысканий. Главным образом стремились к тому, чтобы самыми
постановлениями, относящимися до подписки на акции, участники ставились
в более серьезные и фактические отношения к предприятию, чтобы обеспечен
был и оглашен полный вклад основного капитала, чтобы учредители
составляли отчетливо обозначенную группу по отношению к учреждаемому
обществу, чтобы последнему обеспечено было фактическое, действительное
наблюдение, а регистровому судье облегчен контроль; далее, чтобы функции
представителей общества были бы более резко разграничены, положение
общества более ясным, а активное участие и контроль со стороны отдельных
акционеров более обеспеченными; наконец, чтобы лица, входящие в состав
учредителей, правления и контроля, несли более строгую гражданскую и
уголовную ответственность, а взысканы и предписания служили бы к
большему ограждению акционеров и публики.
В видах ограждения недостаточных классов от потерь, могущих явиться
следствием участия в акционерном обществе, первоначальный законопроект
устанавливал чрезвычайно высокую цифру отдельной акций, а именно: 6000
марок для акций на предъявителя и 1000 для акций с обозначением имени
владельца. Это значило заходить слишком далеко, так как рядом с
сомнительными акционерными обществами могут существовать прочные и
цветущие, просуществовавшие достаточно долгое время, чтобы выяснить на
бирже свою действительную стоимость. Конечно, нельзя советовать
небогатым людям принимать участие в новоучрежденных акционерных
компаниях, но при высокой стоимости акций, им невозможно будет покупать
и те, которые исходят из старых и верных предприятий и представляют
выгодное помещение денег, которое сделается монополией людей богатых. С
другой стороны и достаточные люди будут отказываться от участия в
связанных с риском, но имеющих смысл и оправдание предпринятых (напр.
колоссальных), так как пришлось бы платить слишком дорого за акций.
Поэтому весьма основательно было смягчение этой статьи законопроекта,
определившее минимум цены акций в 1000 марок как для именных, так и для
безымянных. Именные могут быть доведены даже до 200 марок, если передача
их связана с разрешением от компании, или же в том случае, если дело
идет об особенно полезном предприятии, удовлетворяющем местные нужды и
одобренном Союзным Советом. Такая же скидка может быть сделана, если
известному предприятию на долгое время и безусловно обеспечивается сумма
правительством, союзным государством или другою общественною корпорацией
(ст. 207 а). То же самое относится и до временных расписок. Они никогда
не выдаются безымянно (ст. 215 с), а прежде допускавшееся покрытие 40
процентами стоимости, более не допускается. Содержание устава должно
быть утверждено по крайней мере пятью, приобретшими акции, лицами,
судебным или нотариальным порядком, причем приводится в известность
стоимость приобретенных каждым акций. Эти, утвердившие устав лица, равно
как и сделавшие вклад иным образом, то есть не на чистые деньги,
признаются законом учредителями компании и подлежать с тех пор особой
ответственности (ст. 209). Если учредители разберут все акции, что
составляет, так назыв. "одновременное учредительство", то общество
считается основанным (ст. 209 d); если же этого не произойдет, то при
"постепенном учреждении" основанию общества должна предшествовать
подписка на остальные акции. Подписка производится посредством
изготовленного в двух экземплярах подписного листа, в содержании
которого сообщается подробные в ст. 209. Общество не заносится в
регистровую книгу до тех пор, пока не будет представлено подписанного
всеми учредителями, членами правления и наблюдательного совета
заявления, в котором объявляется, что каждая акция, до тех пор пока не
существует иных вкладов, покрыта, по крайней мере, в четвертой доле
своей стоимости, а в случай стоимости выше нарицательной цены и излишек
внесен чистыми деньгами и находится в распоряжении правления (ст. 210).
Если не все акции разобраны учредителями, то по предъявлении заявления,
созывается коммерческим судом общее собрате, которым и руководить этот
суд, и на котором постановляется решение об открытии общества.
Установлены предохранительные меры относительно т. н. Apports, то есть
неденежных вкладов, а также и других документов на имущества.
Определение, во сколько оценены этого рода вклады вносится в устав
общества (ст.209 в.). Учредители обязываются сделать письменное
заявление о мотивах, заставляющих принимать эти вклады и о делах, на
которых они основаны, а равно и о состоянии этих дел за последние два
года (ст. 209 д.). Члены правления и наблюдательного совета обязаны
исследовать происхождение этих предприятий и если они сами состоять в
них участниками, то назначаются особые ревизоры. Такое исследование,
основанное впрочем на проверке правильности и полноты требуемых законом
данных, а не на действительной оценке принятых документов, излагается в
письменном отчете. Учредители ответствуют за правильность и полноту
своих заявлений, относительно подписки и внесения складочного капитала,
а также и других вкладов и, если только не действовали по извинительному
незнанию дела, все отвечают пред обществом; точно также отвечают они за
вред умышленно и злостно нанесенный обществу при приеме вкладов и
взносов. Для возможно большого затруднения допущения подставных лиц,
учредители отвечают за убыток, нанесенный несостоятельностью акционера,
коль скоро она была им известна при представлении устава (ст. 213 а).
К такой гражданской ответственности учредителей присоединяется сверх
того и весьма серьезная ответственность уголовная, так как в случаях
заведомо ложных данных относительно подписки вкладов, взносов и
вознаграждения, представленных коммерческому суду по поводу предъявления
устава при учреждении общества, закон определяет взыскание в виде
тюремного заключения и в то же время денежное взыскание в размере 20,000
марок. В случае признания смягчающих обстоятельств налагается одно
только денежное взыскание (ст. 249 а). С другой стороны новый закон не
препятствует особым учредительским прибылям; он требует только, чтобы
эта прибыль была приводима в известность и предписывает (ст. 209 в),
чтобы отдельно от данных о вкладах и взносах, в уставе показан был и
общий расход, который падает на общество в виде уплаты акционерам или
другим лицам, в виде возмещения или вознаграждения убытков за
учредительство или его подготовление. Вознаграждение, не указанное в
смете, должно быть возмещено. Кроме учредителей пред обществом ручаются
и те лица, которые получили заведомо неуказанное в смете вознаграждение,
или же которые нанесли заведомо ущерб обществу при приеме вкладов и
взносов (ст. 213 а); далее отвечают и так наз. эмиссионные конторы, а
именно те, которые в течение двух первых дет по учреждении общества
рекламируют акции, если им известна была неправильность представленных
учредителями данных, или умышленный вред, наносимый обществу, или же,
если они могли бы осведомиться о всем этом у компетентного липа. Лица
эти с случаях прямого злоумышления подвергаются также взысканиям,
установленным в ст. 249 а.
Далее отвечают члены правления и наблюдательного совета, если будет
доказано, что они при ревизии обманули бдительность ревизора (ст. 213
г). Они подлежать взысканиям наравне с учредителями, если заведомо
представили ложные сведения.
Ответственность правления и наблюдательного совета также значительно
усилена, как в гражданском, так и в уголовном отношении, так например по
ст. 249 эти лица наравне с ликвидационной комиссией наказываются за
умышленный ко вреду общества клонящиеся действия - тюремным заключением
и денежным штрафом в размере 20000 марок.
Относительно положения и обязанностей наблюдательного совета и
правления закон заключает в себе также некоторые новые постановления.
Первый обязывается иметь надзор за правлением (ст. 225) и члены должны
обращаться для проверки порученных им дел эксперту. Члены
наблюдательного совета не могут входить в состав правления или вести
дела общества в качестве служащих. Права, присвоенные общим собранием,
расширены новым законом, а именно этим собраниям предоставлено
исключительное право выбора наблюдательного совета и оно может во всякое
время смещать членов этого совета. Собрание решает изменения в уставе,
увеличение размера капитала, заявление претензий против учредителей
наблюдательного совета, правления или ликвидационной комиссии, а также и
отклонения таких претензий от ответственных за учредительство дела лиц.
Означенные претензии имеют силу и отклонение их не допускается даже в
том случае, если они заявляются меньшинством, доли участия которого
однако же составляют пятую часть складочного капитала (ст. 223). По
предложению акционеров, владеющих в общем одною десятою капитала, может
назначаться ревизия учредительной деятельности и других дел, со времени
которых прошло не свыше двух дет. Такая ревизия производится
ландгерихтом и может быть решена, если даже общее собрание отклонило ее
(ст. 222 а). По предложению указанного меньшинства может быть отсрочено
обсуждение баланса, если в нем замечены пропуски (ст. 239 а). Акционеры,
участие которых составляет одну двадцатую складочного капитала,
пользуются правом созвания общего собрания. Постановление общего
собрания о продолжении существования общества и об изменениях в уставе,
также как и балансы, требующие более точного определения, должны быть
занесены в торговые регистры (ст. 214, 239 b).
Увеличение размера капитала общества не должно быть предпринято ранее
полного его внесения (ст. 215 а). Образование запасного капитала
обязательно. Ежегодно отчисляется с этой целью двадцать процентов из
чистой прибыли, до того времени, пока этот капитал дорастет до одной
десятой части складочного капитала, акции же поднимутся выше
нарицательной стоимости. Наконец следует упомянуть, что согласие общего
собрания требуется в том случае, если по прошествии двух лет со времени
учреждения общества должны быть приобретены ценные бумаги или недвижимое
имущество, превышающее одну десятую складочного капитала (ст. 213 f).
Это постановление имело целью избежание злоупотреблений, которые
случались в прежнее время. Акционеры, продающие свой голос, наказуются
штрафом в 3,000 марок или же тюремным .заключением сроком на один год
(ст. 249 с). Новые законоположения относительно акционерных обществ
применяются с немногими исключениями и к командитным обществам, также
основанным на акциях, причем место учредителей заступают лично
ответственные члены товарищества. Сверх того закон допускает для
командитных обществ безымянные акции и другие нововведения, так напр.
первые, лично ответственные члены обязаны участвовать в предприятии
одною десятою общего капитала, а если он превышает 3 миллиона марок, то
присоединить к этому также одну пятидесятую суммы, превышающей этот
капитал. Переход командитных товариществ к. акционерной форме
запрещается.
Немедленно по опубликовании нового закона, стало очевидным, до какой
степени он препятствует дальнейшему расширению акционерного дела.
Ответственность учредителей, а вместе с ними и других ответственных лиц
так значительна, что она может испугать и многих надежных капиталистов и
помешать им принять участие в новоучреждаемых обществах. Несомненно, что
многие предприятия, будучи предложены ранее подписывающейся на акции
публике, остались бы в тени, ограничиваясь узкою частною сферою.
Особенно замечательно было то, что, недавно учрежденные в немецких
колониях предприятия выказали решительное нежелание образовывать, под
господством нового закона, акционерные компании. Правда, что уменьшение
энергии в акционерной области в Германии нужно объяснять не одним новым
законом, но и общим затишьем в делах, заметным не только в Германии, но
и в других странах. Ср. "Entwurf eines Gesetzes, betreffend die
Kommanditgesellschaften auf Aktien u. die Aktiengesellschaften nebst
Begriindung u.Anlagen". (Берл., 1883); Боргт, "Statist. Studien iiber
die BewahrungderAktiengesellschaften"(leHa, 1883); Эссер, "Das Gesetz,
betreffend die Kommanditgesellschaften auf Aktien u. die
Aktiengesell-schaften vom 18 luli 1884 (3 изд., Берл., 1885); Гёданд,
"Die Organe der Aktiengesellschaften" (иена, 1886); Ринг, "Das
Reichsgesetz, betreffend die Kommaditgesellschaften... vom 18 iuli 1884"
(Берл., 1886).
В Австрии акционерное право основано также на германском торговом
законодательстве. Упразднение обязательных концессий последовало в
Венгрии с 1876 г. и предложено и для Цислейтанш в правительственном
законопроекте.
Во Франции акционерное дело регулируется так наз. Code de commerce.
Официальным наименованием акционерных обществ было: "Societе anonyme",
но со времени закона 23 мая 1863 г. создана была новая форма: "Societe &
responsabilite limitee". Эти формы различаются тем, что для первой
требовалось разрешение путем декрета главы государства, между тем как
вторая могла быть основана и помимо подобного разрешения, но подчиняясь
известным ограничительным нормирующим постановлениям. Различие было
однако уничтожено снова законом 24 толя 1867 г. и в тоже время и все
акционерное право получило значительные видоизменения. Названный закон
отменяет необходимость правительственного разрешения для акционерных
обществ, которые снова начали называться "Societes аnоnymes", а для
предупреждения злоупотреблений постановил главным образом следующее:
акционерное общество может быть основано не менее как семью лицами;
акции или их доли (эти и следующие постановления касаются и командитных
акцион. обществ) должны стоить по меньшей мере 100 франков, в том
случае, если капитал не превышает 200000 франк., и по крайней мере 500
ф., если капитал превышает эту цифру; общество считается окончательно
образовавшимся, если подписка покрыла весь капитал и, по крайней мере,
четвертая часть ея действительно уплачена; акции могут продаваться

только по уплате 25 проц. их нарицательной стоимости и вначале лишь в
качестве нарицательных же долей. Впрочем, по решению общего собрания, и
если то было оговорено в первоначальном уставе, по внесении 50 проц.
общей подписной суммы, могут быть выпускаемы акции на предъявителя. Но,
во всяком случае, первые подписчики и те, кому они передали свои акции,
до уплаты половины стоимости несут на себе обязательство уплатить сполна
в течение двух лет со времени того общего собрания. Первое общее собрате
оценивает неденежные вклады (Apports), а также могущие быть
доставленными отдельными членами выгоды и общество считается
окончательно образовавшимся только после принят этих вкладов и возможных
выгод вторым общим собранием. Тем же законом введена новая форма
акционерного общества с переменным капиталом (Societe a capital
variable), имевшая в виду кооперативные общества. В таких обществах
могут быть постоянно принимаемы новые вклады, как от прежних, так и от
вновь поступающих членов, между тем как с другой стороны доли участия по
требованы членов могут быть вполне или отчасти возвращены. Однако
капитал может быть уменьшен такими уплатами лишь на одну десятую своего
первоначального размера, который не должен превышать вначале суммы в
200000 франков. Акции должны быть постоянно именными; их минимальная
стоимость определяется в 50 франков и общество считается окончательно
учрежденным по покрытии одной десятой подписного капитала.
В Англии до 1855 года общества с ограниченною ответственностью могли
быть основываемы не иначе, как по утверждении королевскою хартией или
парламентским актом" Так как первый способ удавался редко, а второй
требовал больших издержек, то большая часть обществ, создававших себе
капитал путем выпуска акций подчинена была общей солидарной
ответственности. Законы 14 августа 1855, 14 июня 1856 и 13 июля 1857
доставили возможность свободного учреждения собственно акционерных
компаний (Joint Stock companies with limited responsability)) причем
вначале из числа этих обществ исключены были банки и страховые общества.
Место этих законов заступил Companies Act 1862 года видоизмененный
законом 1867 г., а именно в том смысле, что был дозволен выпуск акций на
предъявителя по покрытии полной подписки на капитал, между тем как
прежде законы требовали именных акций, как условия ограниченной
ответственности. Дальнейшее дополнение законодательства последовало в
1877 г., а посредством Companies Act'a 15 августа 1879 г. вследствие
печальных последствий банкротства City of Glasgow Bank, разрешено было
всем обществам с солидарною ответственностью членов, превращаться, по
решению акционеров, в общества с ответственностью ограниченною. Однако
для банков (за исключением Лондонского банка), осталась обязательною
полная ответственность акционеров, специально по отношению к выпускаемым
бумагам. Общество учреждается просто путем соглашения не менее как семи
лиц и занесения в регистр торговой книги Фирмы собственно акционерных
компаний должны постоянно прибавлять к своему наименованию слово
"limited". Кроме таких компаний существует еще "Companies limited by
guarantee" с делением или без деления капитала на акций, члены которых в
первом случае отвечают не только внесенными за акций вкладами, но в
случай ликвидации еще и дальнейшей определенной суммою.
Русское законодательство дало первый толчок положениям об акционерных
компаниях в 1836 г. До тех пор оно находилось в связи с общими законами
о торговых компаниях и для каждой компанш составдяем был отдельный
уставь (см. Полное Собр. соч. Неводина, стр. 182), но общее
законодательство о торговых компаниях явилось только 1 января 1807 г.,
разделившее компании на три вида - полное товарищество, товарищество на
вере и товарищество по участкам или компания на акциях. Последнее, как
выражалось в этом манифесте, учреждается по видам государственного
хозяйства не иначе, как с Высочайшего разрешения, и по существу своему
допуская участников из всех состояний, не прямо принадлежит к занятиям
купечества, положения 1807 г. были заключены в Х том, при составлении
свода законов, но впоследствии, когда стало образовываться множество
компаний на акциях, нашли необходимым узаконить общие основания, на
которых могут учреждаться такие компании, что и сделано законом 1836 г.,
действующим до настоящего времени. Постановляя относительно полных
товариществ (торговых домов) и товариществ на вере общее правило, что
они образуются на основании договора, имеющего силу закона, и только
заявляются, как каждое торговое предприятие, в городской управе, наше
законодательство допускает учреждение акционерных компаний не иначе, как
по Высочайшему утверждению. Разрешая акционерные компании в трояком
виде, или без всяких особых преимуществ или с дарованием привилегии, и
допуская исключительно именные акции, наше законодательство
устанавливает сложные правила относительно рассмотрения устава компании
и устройства администрации, с целью предупреждения невыгод, могущих
родиться для самих акционеров (ст. 2139 - 2198). Сложность этих правил,
не могущих достигать предполагаемых целей, создает множество препятствий
как для устроения, так и для деятельности акционерных компаний (См. С.
Пахмана, "О задачах предстоящей реформы акционерного законодательства".
Харьк., 1861 г.; Э.Р. Вредена, "Строй экономических предприятий".
Исследование морфологии хозяйственных оборотов по поводу проекта нового

<<

стр. 4
(всего 253)

СОДЕРЖАНИЕ

>>