<<

стр. 41
(всего 253)

СОДЕРЖАНИЕ

>>

уничтожил последнюю преграду, мешавшую романизации готов. Государство
быстро попало под влияние католического духовенства, которое с этого
времени управляет страной почти помимо королей. Вестготы, издавна
склонные к религиозному фанатизму, вскоре становятся ревностными
католиками и дальнейшая история внутреннего развития их государства
превращается почти исключительно в историю церковных соборов. После
Рекареда быстро сменяются короли - Леова II (601 - 603), Витерих 603 -
10), Гунтимар (610
- 612), Сисибут (612 - 620), в царствование которого начались в
вестготском государстве преследования евреев, Рекаред II (620 - 621), по
смерти которого на престол вступил Свинтила, храбрый полководец и
энергичный правитель (621 - 631). Он отнял у византийцев последние их
владения в Испании и удачно отстаивал королевскую власть против
притязаний духовенства и светских магнатов. Этим он навлек на себя месть
последних. Один из аристократов, Сисинант, поддерживаемый духовенством,
восстал против короля; победив последнего и постригши его в монахи, он
занял престол (631 - 36); он и его преемники, Киндиа (636 - 640) и
Тульга (640 - 641), были слепыми орудиями в руках епископов. Последнюю
попытку восстановить королевскую власть в прежней силе сделал Киндасвинг
(641 - 652), одинаково энергично и строго преследовавший непокорных
епископов и магнатов. Он велел составить свод вестготских законов,
сделав их обязательными для всех своих подданных. При его сыне.
Рекисвинте (652 - 672) все пошло по старому и духовенство по прежнему
стало управлять государством. Несколько усилилась светская власть при
Вамбе (672 - 680), храбром воине, но ненадолго: Вамба был свергнут с
престола партией духовенства, которое выбрало королем Эрвиха (680 -
687), всецело отдавшегося в руки епископов; то же следует сказать о его
преемники Эгике (687 - 701), самым жестоким образом преследовавшем
евреев. О Витике(701 - 710) мы знаем очень мало, и еще меньше о
последнем короле вестготов, Родерихе (710 - 711). Вскоре по вступлении
его на престол в Испанию явились арабы, призванные сюда, по преданию,
одним магнатом которого оскорбил король. Государство вестготов не имело
уже силы противостоять врагам; победа последних при Херес-де-ла-Фронтера
навсегда уничтожила вестготское царство. Король Родерих бесследно
пропал: он был, вероятно, убит в сражении. В несколько недель мусульмане
заняли почти весь полуостров. С этого времени имя вестготов исчезает из
истории. Последние остатки их, сильно смешанные с туземным романским
элементом, отстояли свою независимость в горной области Астурии. Здесь
зародилось новое государство, но уже не готское, а испанское. Первый его
герой, Пелайо, родоначальник кастильских королей, был, по преданию,
внуком вестготского короля Киндасвинта. Насколько силен был в этой новой
народности готский элемент, доказывает масса испанских личных
собственных имен, сохраняющих до настоящего времени следы готского
своего происхождения (Rodrigo, Alfonso, Hernando и др.), и
многочисленные слова, перешедшие из готского в испанский и португальский
языки. Эти слова, вместе с довольно обширным ономастическим материалом,
сохранившимся в вестготских грамотах, актах, на монетах и надписях, и с
немногочисленными остатками готских слов в своде вестготских законов,
составляют все что мы знаем о языке вестготов в Испании. Цельных
письменных памятников на их языке до нас не дошло, хотя они несомненно
имелись. Не найдено еще ни одного вестготского списка перевода
Священного Писания Вульфилы. Долго ли держался их язык после падения
вестготского царства - мы не знаем. Последний след вестготского языка
находим мы в Галлии в начале IX века: это сборник готских и франкских
личных имен, составленный Смарагдом, игуменом монастыря св. Михаила, на
реке Маас. Смарагд сам был родом вестгот, вероятно из южной Франции.

Литература. Ср. R. Kopke, "Dle Anfangedes Konigthums bei deo
Gothen"(Берлин, 1859); R. Pallmann, Die Geschichte des Volkerwanderung"
(I, Гота, 1863, II Веймар, 1864); Felix Dahn, "Die Konige der Germanen"
(II, Мюнхен, 1861; V, Вюрцб., 1870; VI, 2 изд., Лейпц., 1885); его же,
"Urgeschichte d. germanischen n. romanischen Yolker" (т. I, "Allgem.
Gesch." ed. Oncken, II, Берлин, 1881). Вестготскае имена см. у
Bezzenberger, "Ueber die A - Reibe der gotischen Sprache"(Геттинген,
1874); Dietrich, "Ueber die Aussprache des Gothischen" (Марб., 1862);
Forstemann, "Geschichte des deutschen Sprachstammes, II" (p. 150 s. ).
Именослов Смарагда напеч. Massmann'ом в "Zeitschrift fur dentsches
Alterthum" (I, 1841, p. 388 ss.). Наконец см. Mackel, "Die germanischen
Elemente im altfranzosischen und altprovencalischen" (1884);
Goldscbmidt, "Zur Kritik der aitgerman. Elemente im Spanischen" (Линген,
1887); Kluge, "Romanen und Germanen in ihren Wechselbeziehungen", в
"Grundriss der roman. Philologie" ed. Grober, Liefer, II, 1886.
Ф. Браун.
Вест-Индия - архипелаг между Южной и Северной Америкой, между 10° и
26° север. широты и 59° - 85° запад, долготы (от Гринвича), от устья
Ориноко до полуостровов Флорида и Юкатан; состоит из нескольких групп
больших и малых островов, именно: из Больших и Малых Антильских островов
и Багамских. Поверхность всех островов равна 244890 кв. км., (Большие
Антильские - 216260, Малые Антильские - 14095 и Багамские - 14535). Все
Антильские острова значительно возвышаются над уровнем моря. Багамские
же острова образованы коралловыми рифами. Самые высокие горы находятся в
западной части Гаити (2184 метр.), в восточной части Кубы (2375 метр.) и
в северной части Ямайки (2341 метр.), восточные берега Малых Антильских
островов покрыты равнинами; горы круто спускаются в долины.
Многочисленные бухты островов представляют удобные гавани. Куба,
Виргинские и Багамские острова окружены огромными коралловыми рифами,
выступающими на поверхность моря и покрытыми пальмами. Многие острова
(особенно Малые Антильские) носят следы вулканического происхождения.
Климат Вест-Индских островов довольно ровен. Жаркое и сырое время года,
весна, начинается в мае; в середине месяца выпадает первый периодический
дождь, ежедневно около полудня. После 14 дневных дождей начинается сухое
тропическое лето; жара смягчается несколько морскими прибрежными ветрами
и восточными пассатами, дующими в продолжение целого года; несмотря
однако на сильную жару, климат - сырой, что способствует развитию здесь
желтых лихорадок и других болезней, свойственных тропическим странам.
Более чистый и здоровый воздух в горах. В июле дожди сильнее. особенно
на Б. Антильских островах, а на Малых всего более дождя выпадает в
августе и октябре; тогда же большие разливы рек; с августа до октября
бывают ураганы, часто производящие большие опустошения. С конца ноября
начинается зима (сравнительно сухое время), продолжающаяся до мая -
самое лучшее и приятное время года. Острова покрыты пышной американской
растительностью; в низменностях - тропические растения в горах -
европейские фруктовые деревья; огромные луговые пространства (саванны)
тянутся во внутренности больших островов. Главное богатство островов
составляют продукты технических растении; ваниль дико растет в лесах
Ямайки, агава - на Кубе и Багамских островах; на многих островах
произрастают индиго, какао, кокосовые пальмы, табак, хлопчатник. Хлебное
дерево пересажено с Таити в Ямайку. Из зерновых растении много
возделывают кукурузы, пшеницы же очень мало; поэтому ее привозят из
Канады и Соединенных Штатов. Главные предметы вывоза - сахар и кофе.
Сахарный тростник, растущий на Вест-Индских островах, был перевезен сюда
с Канарских островов испанцами в XVI в., а кофейное дерево - голландцами
и французами из Аравии. До прибытия европейцев, на островах было очень
мало туземных видов четвероногих животных: агути, пекари (мексиканская
свинья), опоссум и породы небольших обезьян ; довольно много скорпионов,
змей; в тихих водах живут кайманы. На Ямайке ловят черепах; птицы
отличаются блестящим оперением: попугаи, колибри. Все домашние животные
перевезены из Европы; и теперь рогатый скот и лошади встречаются в диком
состоянии, подобно тому, как в саваннах Южной Америки. Число жителей
Вест-Индских о-вов достигает до 5482000 (21 д. на 1 кв. км.), из них
12/5 миллиона - белых, около 24/5 миллиона - негров и мулатов.
Негритянское население, появившееся на островах со времени ввоза сюда
африканских рабов (около 1511 г.) до самого последнего времени
увеличивалось. В Британских колониях рабство было уничтожено с 1834 г.,
на Гаити рабство прекратилось со времени восстания негров в конце XVIII
ст., в датских колониях - с 1847 года, во французских - с 1848 года, в
последнее время - в голландских и испанских колониях. Все негры говорят
на испорченном диалекте (так наз. креольском) того народа, под властью
которого находятся. Из европейцев больше всего здесь испанцев (более 1
миллиона), затем англичан (более 50000), французов (около 50000),
небольшое число голландцев, датчан, шведов. Обитатели островов -
христиане. Большое значение в деле распространена христианства имели
"общины братьев" и методисты. Главное занятие европейцев - производство
колониальных товаров и торговля ими.
За исключением свободного острова Гаити, с соседними маленькими
островами (77254 кв. км., с 1377000 жителей), все остальные острова
составляют колонии пяти европейских государств. Испанские колонии (Куба,
Порторико) и теперь самые большие - площадь их - 128148 кв. км., с
3280000 жителей (352000 цветных). Британские колонии занимают 34499 кв.
км., с 1357000 жит. (900000 негров, мулатов и вновь ввезенных кули); в
их состав входят: Ямайка с о-ми Кайман (Cayman) - 11443 кв. км., с
636000 жит.; Багамские острова - 14535 кв. км., с 54000 жит. : Тринидад
- 4544 кв. км., с 196000 жит.; Наветренные острова (Windward Island) или
Барбадос с островами Тобаго, Гренада, С. Винцент, С. Лучия
- 2150 кв. км. с 344000 жит.; Подветренные о-ва (LeewardIslands) или
губернаторство Антигуа (Antigua), с островом Антигуа и группой островов:
Доминика, Монсерра (Montserrat), С. Христофора. Невис, Ангвилла
(Anguilla) и Тортолла (Tortolla), всего - 1827 кв. км., с 122000 жит. На
английских островах губернатор острова действует именем королевы; везде
есть законодательное собрание, разделяющееся на верхнюю палату, с
членами по назначению правительства, и на нижнюю палату, с выборными
депутатами от провинции; при губернаторе находится всегда совет из
туземцев. Сумма доходов в 1889 г. 1, 6 милл. фунт. ст., расходов 1, 5
милл.; долг 2, 5, ввоз 6 милл., вывоз 6, 3 м. Французские колонии
занимают площадь в 2858 кв. км., с 350000 жит. и состоят из больших
островов Мартиники (988 кв. км., с 176000 жит.) и Гваделупы с соседними
островами (1870 кв. км., с 159000 жит.). Нидерландские колонии занимают
площадь в 1130, 33 кв. км., с 42000 жит., и состоят из островов: Курасо,
св. Евстахия, Саба. Датские колонии занимают 359 кв. км. с 40000 жит. и
состоят из трех островов: С. Креста, С. Иоанна и св. Фомы.
Колумб в 1492 г. открыл Багаму, Кубу, Гаити и Порторико; на этих
островах, а также на Багамских и на Ямайке жили два различных племени,
говоривших на разных языках: караибы - воинственное племя, и арроваки
(arrowaks) - мирное. От караибов осталось теперь самое незначительное
количество на берегах Южной Америки, куда их переселили испанцы. Испанцы
основали первые колонии на Кубе; с 1503 г. вся земля была разделена
между европейцами, а туземцы обращены в рабство и в начале XVII века
совсем вымерли. Со второй половины XVI ст. острова пришли в полный
упадок: ни одно чужеземное европейское судно не могло перевозить
товаров, сами жители должны были вести торговлю только с Севильей, а с
1720 г. и с Кадиксом; масса колонистов выселились, все небольшие
прибрежные города были разрушены с целью прекращения контрабандной
торговли; с 1630 г. колонии подвергались грабежу флибустьеров,
образовавших настоящее разбойническое государство. С образованием в
Вест-Индии колоний других европейских держав (с XVII в. и в особенности
с половины XVIII в.) вест-индские колонии начали снова процветать. Ср.
Montgomery Martin, "The history, geography and statistics of the
West-Indies" (Лондон, 1834 - 1835); Southey, "History of the
West-Indies" (Лондон, 1827); Meinicke, "Versuch einer Geschichte der
europ. Kolonien ir W. " (Веймар, 1831); Bates, "Central-America,
West-Indies and South-America" (Лондон, 1882); Moister, "The
West-Indies, enslaved and free" (Лондон, 1883). Rosny, "Les Antilles,
etude etnograpbique" (1886).
Вестминстср (Westminster) - юго-западная часть Лондона, с жилищами
богатых людей и замечательными зданиями вестминстерского аббатства и
парламента.
Ветеринария - наука, изучающая здоровое и болезненное состояние
домашних животных. Употребляемое ныне довольно часто название
"ветеринарная медицина" есть плеоназм, так как слово В. в переводе
значит: лечение скота. По объяснению Лангле (Lenglet), это слово
происходить от кельтийских: vee (отсюда нем. Vieh) - скот, teeren
(отсюда нем. zehren) - болеть, aerts или arts (нем. Artzt) - медик. От
кельтов оно было заимствовано римлянами, обратившими его в слова
veterinaria, veterinarius; иногда же вместо них римские авторы
употребляли слово mulomedicina, mulomedicus (врач мулов). Объектами
ветеринарии служат не только все домашние животные и птицы, но также и
дикие, вовсе не прирученные или не вполне прирученные. Расширяя таким
образом пределы своих наблюдений все шире и шире, ветеринария стремится
все более и более приблизиться к идеалу - сравнительной медицине,
наибольшую часть которой она составляет и теперь, и тем самым дать
большее применение употреблению сравнительного метода изучения, уже
принесшего столь плодотворные последствия в других отраслях
естествознания. Ветеринария распадается на следующие науки: зоотомия,
зоофизиология, общая зоопатология, патологическая зоотомия, общая
зоопатология, частная зоопатология с частной же зоотерапией, общая,
частная и оперативная зоохирургия, эпизоотология, акушерство, глазные
болезни, фармакогнозия, фармация, рецептура, зоогигиена, экстерьер,
ковка лошадей и др. домашних животных, наука о коневодстве, скотоводстве
и т. д., ветеринарная полиция, судебная ветеринария, осмотр мяса,
зоотехния. Глубокую древность В. доказывают дошедшие до нас письменные
памятники самых древнейших цивилизаций. В Египте и Индии, благодаря
обоготворению животных и вере в переселение душ, ветеринария занимала
очень почетное место и лечением животных занимались жрецы. В Египте, где
человеческая медицина распадалась на много частей (были отдельные врачи
для каждого члена человеческого тела), существовали специалисты по
лечению каждого отдельного рода животных. В Индии ветеринары
принадлежали в высшему медицинскому сословию - Vaidya (к нему же
принадлежали и врачи человека). Сведения о древнем периоде индусской
медицины находятся в Ayur-Veda-Suсruta, из которой видно, что тогдашняя
В. обнимала все те отрасли знания какие и теперь. Имеющиеся в ней
описания некоторых болезней замечательно точны. Благодаря высокому
развитию В., древние индусы могли знать и о пользе прививки оспы ("Essai
sur l'histoire de la medicine chez les Indous" par Lietard).
В Китае и древней Персии лечением людей и домашних животных
занимались одни и те же специалисты. Хуа-то, знаменитый китайский хирург
и акушер, первый решившийся на вырезывание селезенки, в своем сочинении,
написанном задолго до Рождества Христова, дает на это некоторые указания
(Корневский, "Матер. для истории китайской медицины"). У древних
греческих авторов, Гиппократа и Аристотеля, уже встречаются зачатки
сравнительной медицины в виде многих указаний на сходство болезней людей
и животных. Для древних греков подметить это сходство было сравнительно
не трудно, так как в Греции изучали и практиковали обе отрасли медицины
одни и те же специалисты.
В древнем Риме В. имела уже совершенно отдельных адептов, хотя ею
занимались также и сельские хозяева. Наиболее древний римский автор,
писавший по В., был Marcus Porcius Cato Censorinus (234 - 179 до P. X.).
Его сочинение - "De re rustica", - хотя главным образом трактовало о
сельском хозяйстве, но содержало несколько советов о лечении животных.
Тоже самое содержится в книгах Марка Теренция Варрона(116 - 27 до Р. X.)
"De re rustica" и Виргилия в его "Georgica". Кроме сельских хозяев, о
ветеринарии писали медики, как Авл Корнелий Цельз и знаменитый Клавдий
Гален (131 - 203 гг. по Р. X.), черпавший все свои анатомические знания
из зоотомии, и естественники, как Кай Плиний Младший. Наибольшею славою
пользовалось сочинение Луция Юния Модерата Колумеллы (40 г. по Р. X.),
также под заглавием "De re rustica" (libri XII). 6-я и 7-я книги этого
сочинения трактовали о скотоводстве и В. Предписания Колумеллы
относительно многих сторон В. можно рекомендовать и теперь. Во времена
Колумеллы в Риме было особое сословие ветеринаров, а при римском войске,
кроме лазаретов для воинов (Valetudinarium), были учреждены ветеринарные
лазареты для больных и раненых лошадей (Veterinarium). Из позднейших
авторов заслуживают упоминания Апсирт (Apsyrtos), Гиероклес и Вегеций.
Апсирт, бывший ветеринаром при войсках Константина Великого во время
похода на скифов и сарматов (319 - 321), отделил совершенно ветеринарию
от медицины, начинавшей тогда приходить в упадок, и оставил после себя
целый ряд трудов по В. Гиероклес (500 по Р. X.), ученый юрист, занимался
также В. и пополнил сочинения Апсирта. Труд Вегевдя Рената (450
- 510 по P. X.) - "Vegetii Renati artis veterinariae s. mulomedicinae
libri quatuor" - один из наилучших и наиболее полных по В. в Риме. Так
как он уже не ограничивается указаниями на сходство заболевания человека
и животных, но и действительно сравнивает их между собою, то его вполне
справедливо можно считать отцом сравнительной медицины. С падением
Римской империи пала и В., увлеченная общим упадком всех отраслей знания
и только у арабов удерживается она еще некоторое время на известной
высоте и у них только продолжают появляться сочинения, посвященные В.,
хотя и не заслуживающие особого внимания. В виду отсутствия новых трудов
по В., византийский император Константин Порфирородный приказал собрать
в одно целое все уцелевшие до того времени труды по этому предмету и
издать их под именем "гиппиатрика" (ippiatrika). Это собрание,
основанное главным образом на трудах Пероклеса и Апсирта, служило
руководством для лечения животных в средние века почти во всей Европе.
Оно было издано на латинском языке в 1530 г. в Париже, на греческом -
1537 в Базеле, на итальянском
- 1543, 1548 и 1559 гг. в Венеции, на испанском - 1564 г. в Толедо,
на французском - 1563 г. в Париже. Для той же цели служило еще и
вышесказанное сочинение Вегеция, переведенное в 1532 г. на немецкий
язык, 1543 г. на итальянский и в 1563 г. на французский. Одна уже эта
необходимость в переводах трудов римских и греческих авторов указывает
на низкий уровень В., как науки, в средние века. Вернее сказать, с
падения западной Римской империи до основания первых ветеринарных школ
В., как отдельной самостоятельной науки, не существовало точно также,
как не существовало отдельного класса ветеринаров; лечением домашних
животных занимались все, имевшие дело с ними: живодеры, овчары, пастухи,
кузнецы, и позже - шталмейстеры (последние 2 класса занимались болезнями
лошадей), а также различные любители животных. Из авторов того времени
заслуживают упоминания труды Джордано Руфо, шталмейстера Фридриха II -
"De medicina equorum" (1250 г.) и Альберта Великого, описавшего
несколько болезней животных в сочинении "De animalibus" (1256). В
средние века уже появляются различные открытия в области ветеринарии,
ясно указывающие на ее важность. Так, честь первого открытия
кровообращения, приписываемая Гарвею, на самом деле принадлежит
болонскому сенатору Карлу Руини, издавшему в 1598 г. книгу:
"Dell'anatomia del cavallo, dell intirmita e suoi remedi", хотя о
кровообращении еще раньше в 1536 г. слегка упоминает De-la-Reyna в своей
"Libro d'Albeyteria". Труд Ruini интересен еще тем, что в нем он
пытается дать точное основание иппиатрии на анатомической почве и
снабжает его анатомическим атласом из 15 таблиц.
С развитием человеческой медицины врачи, желая обосновать ее более
твердо и не имея возможности производить опыты и исследования на
человеке, входят в область зоотомии и зоофизиологии, причем различные
открытия следуют одно за другим. Им же, по большей части, поручалась и
борьба с эпизоотиями, опустошавшими тогда Европу с такой силой, о
которой теперь трудно даже составить понятие: во время первой силезской
войны в Европе за 10-летний период погибло 3 миллиона голов крупного
рогатого скота от одной только чумы. Эти опустошения, наконец, обращают
внимание как правительств, так и обществ, на важность изучения болезней
домашних животных. Появляются даже опять зачатки сравнительной медицины,
на необходимость изучения которой указывали уже ученики Сталя (Бруннер,
в Галле) и Блюменбаха (Берман, в Геттингене). В 1783 г. общество
философии в Роттердаме предлагает следующую тему на премию: "так как
сравнительная анатомия указывает на многие переходные формы между
организмами животных и человека, то каковы причины более частого
заболевания людей сравнительно с животными?" Премия осталась не
выданной, хотя в это время уже появились и быстро распространились по
всей Европе ветеринарные школы, из коих первая открылась в 1762 г. в
Лионе. С тех пор В. возникает вновь, как самостоятельная наука, и быстро
приобретает важное значение, как научное, так и для сельского хозяйства,
чему много способствовало и то, что, кроме ветеринаров, многие открытия
в области В. делаются в настоящее время медиками, ботаниками
(Ценковский), зоологами (Мечников), химиками (Пастёр) и т. д. Наибольшее
научное развитие В. получила во Франции; достаточно назвать имена Брея
(председателя парижской академии наук), Шово Пейха, Туссена, Нейманна,
Нокара и др. Почти все ветер, общества во Франции (старейшее - "La
Societe du Calvados et de laManche" основано в 1830 г.), число которых
простирается свыше 30, в настоящее время объединены ежегодным конгрессом
делегатов от каждого общества и избираемым им, постоянно функционирующим
советом инициативы (Conseil d'imtiative), заботящимся о развитии
ветеринарного дела во Франции. Кроме многочисленных периодических
изданий по В., издаваемых этими обществами, во Франции существуют еще до
10 ветеринарных журналов с многочисленным контингентом подписчиков.
Ветеринарная часть во Франции подчинена министерству земледелия.
Хотя В. в Германии только в сравнительно недавнее время принимает
чисто научный характер и начинает подниматься на соответствующую ей
высоту, тем не менее теперь она, как наука, стоит уже очень высоко.
Первое зависело, главным образом, от не существовавшего нигде, кроме
Германии и России, подчинения ветеринарной части медицинской, причем
главными начальниками и руководителями дела являлись люди, незнакомые с
ним. В виду вреда, происходившего от этого, в настоящее время во всех
государствах Германии ветеринарная часть совершенно отделена от
медицинской. В Пруссии в 1875 г. ветеринарное дело подчинено особой
депутации по ветеринарной части. В Баварии только с 1868 г. В. была
предоставлена самостоятельность и при министерстве внутренних дел
назначен особый референта по ветеринарной части. Число ветеринарных
обществ в Германии едва ли не превосходит число их во Франции. Немецкие
ветеринарные общества также объединены посылкою делегатов в Deutsche
Veterinarrath, имеющий такую же цель как и во Франции. Точно также не
меньше и число специальных журналов. В Германии стремление преобразовать
В. в сравнительную медицину высказывается сильно, имеется даже журнал
"Deutsche Zeitschr. f. Thiermedicin und vergleichende Pathologie", часть
которого с 1881 г. образовала "Zeitschr. f. vergleichende
Augenheilkunde". Такое же сильное стремление замечается и в Англии, где
В. и сравнительной патологии посвящены два журнала. Ветеринарных
журналов в Англия хотя и немного, но они отличаются своими
достоинствами, как напр., "The Veterinarian", "Veterinary Journal" и т.
д. Ветеринарных обществ также очень много. В Австрии В. еще далеко не
достигла такого процветания, как во Франции, Германии, Дании и др.
странах. В ней существует только одно ветеринарное общество и четыре
ветеринарных журнала, из коих один издается на польском языке. Положение
ветеринарии в Дании представляет резкое отличие от прочих европейских
государств. В то время, как в остальной Европе главное внимание В.
привлекает врачебная сторона дела, в Дании на первом плане стоит
сельскохозяйственная, что вызвало даже соединение ветеринарного
образования с сельскохозяйственным.
В России толчок к сильному поднятию и развитию В. дан был в 70-х
годах началом правильной и упорной борьбы с чумою рогатого скота,
достигшей своего апогея в 1884 - 88 года. Тем не менее, русская В.
далеко еще не достигла полного расцвета. В России существуют только два
ветеринарных общества: Петербургское, основанное в 1846 г., и
Московское, основанное в 1881 г. Ветеринарных журналов - 5; старейший из
них: "Архив ветеринарных наук", редактируемый д-ром Шмулевичем, основан
в 1871 году. В 1883 г. были основаны 2 журнала: "Ветеринарное дело", под
редакцией Алексеева, и "Ветеринарный Вестник", редактируемый профессором
харьковского ветеринарного института Гордеевым. С 1889 г. выходит
"Вестник Общественной Ветеринарии", под редакцией профессора
эпизоотологии в военномедицинской академии Воронцова. Кроме того,
существует журнал "Записки казанского ветеринарного института", под
редакцией проф. Кириллова. Харьковский ветеринарный институт издает в
неопределенные сроки "Сборник трудов харьковского ветеринарного
института".
Развитие В. принесло пользу не только медицине, но еще более
сельскому хозяйству, постепенно освобождая его от различных врагов. Так
освободила она скотоводство от страшных потерь, причинявшихся чумою
рогатого скота, постепенно освобождает от сапа, повального воспаления
легких, ящура, туберкулеза и др. эпизоотий. В то же время, вырабатывая
законы наследственности, она дает возможность улучшать подбор племенных
производителей и обеспечивает успех разведения домашних животных
указанием на необходимые зоогигиенические правила. Осмотром мяса и
прочих съестных продуктов животного царства она спасает человечество от
многих заболеваний, причиной которых служит питание испорченным мясом,
молоком и т. д. Но применение В. к улучшению скотоводства и к лечению
животных всецело зависит от экономических условий данной местности:
нельзя лечить лошадь, стоящую 15 руб., когда лекарство обойдется в 20
руб.; нельзя применять зоогигиену там, где это обойдется дороже
стоимости самых животных. Поэтому В. постоянно должна иметь в виду
экономически уровень населения. Зато тем более широки границы В., как
чистой науки. Задачами ее является изучение: нормальных устройств и
жизненных процессов животных организмов; условий, вызывающих отклонение
этих процессов от нормального хода; условий и воздействий, могущих
заставить их вернуться к норме И применение этих условий и воздействий
на практике. Метод, которым должна пользоваться ветеринария - это
наблюдение и опыт и потом выведение зависимости различия в течении
патологических процессов у различных животных от различия в организации
последних, другими словами - рассмотрение болезненных явлений у животных
разных родов параллельно и в связи с рассмотрением их анатомического и
физиологического устройства. В., имея дело со многими родами животных,
самою сущностью дела обращается в зародыш сравнительной медицины.

Литература по истории ветеринары. Евсеенко, "Ветеринарная медицина и
ветеринарные врачи" (1882 г.); Eichbaum, "Grundriss d. Creschichte d.
Thierheilkunde" (1885); Postolka, "Geschichte d. Thierheilk. " (1887);
Tisserant, "Histoire abregee de la medicine veterinaire" (1856); Lazaro,
"Compendio dehistoria, bibliographia у moral veterinaria" (1856);
Semmer, "Geschichte d. Thierheilkunde in Koch's Encikiopadie d.
Gesammten Thierheilk. und Thierzucht" (III, 1886). У него же подробная
литература. В. Татарский.
Ветла - название некоторых видов ив и тополей: S. amygdalina L.,
ивы-ушатки (S. aurita L.), тала (S. cinerea L.), ломкой ивы (S. fragilis
L.), ветловника (S. alba L., Малорос.), осокоря (Populus nigra L.) и
осины (P. tremula L.).
Ветхий Завет - библейский термин, имеющий двоякое значение: 1)
во-первых, под ним разумеется договор , который Бог заключал с
различными представителями древнего человечества для того, чтобы через
них сохранить истинную веру среди распространявшегося повсюду
заблуждения. Вполне определенный характер взаимного договора завет
получил в лице Авраама, который выступил как родоначальник избранного
народа, долженствовавшего принять на себя специальную историческую
миссию - быть носителем истинной религии среди языческого мира. Аврааму
было обещано, что за сохранение им истинной веры от него произойдет
многочисленное потомство, во владение которому отдана будет обширная
страна - "от реки Египетской до реки Евфрата". Видимым знаком принятия
завета стало служить обрезание. Это была первая, личная стадия договора.
Вторая стадия его имеет национальный характер; она началась после выхода
евреев из Египта. При горе Синае Бог заключил с еврейским народом, чрез
Моисея, завет, который должен был служить отчасти подтверждением
прежних, отчасти необходимым завершением их - и выражением этого завета
было синайское законодательство Целью завета было выделить израильский
народ из среды остального человечества и сделать его избранным царством,
в котором могли бы сохраниться и развиваться семена истинной веры,
предназначенной впоследствие распространиться на все человечество
(Второзаконие, XXIX, 10 - 13, 18). Иегова, Царь всей земли становится
преимущественно царем израильского народа, получает верховную власть над
ним, делается его законодателем, постановления которого народ
обязывается принять и свято соблюдать. В случае соблюдения договора,
Иегова обещает избранному народу свое особое покровительство, будет
править им посредством особых законов, способных обеспечить ему
пользование неоценимыми преимуществами истинной религии, а также и все
блага свободы, мира и благоденствия. Совокупность таких отношений Иеговы
к избранному народу есть "теократия", и ветхий завет, в этом смысле,
есть синоним теократии или богоправления. Вся последующая история
израильского народа была выражением этой теократии, вследствие чего
самая история библейская, до Р. X., часто называется "историей ветхого
завета". Строгими блюстителями завета были пророки, которые, своей
пламенной речью беспощадно бичевали всех нарушителей завета, не щадя ни
царей, ни вообще сильных Mиpa сего. Только благодаря пророкам, в
сознании народа, наконец, настолько укрепилась идея его избранности, что
он мог сохранить свое национальное существование до того времени когда
ветхая теократия сменена была новопровозглашенным "Царством Божиим" и
Ветхий Завет уступил место новому завету, имевшему совершенно иную
задачу. - 2) Во втором смысле под Ветхим Заветом разумеется собрание
священных книг, составляющих первую, дохристианскую часть Библии, в
отличие от Нового Завета, как собрания священных книг собственно
христианского происхождения. О составе и названиях этих книг. Ветхим
Заветом эта часть Библии называется вследствие самого содержания
входящих в нее книг, имеющих своим предметом изложение ветхозаветного
домостроительства в различных фазисах его исторического развития.
Сначала является литература историческая, с ее почти эпическою простотой
в рассказе о первобытных временах, и к ней примыкает литература
обрядово-юридическая, соответствующая зачаткам национальнополитической
стадии в развитии народа. Затем, опять после ряда исторических книг,
соответствующих высшей стадии в политическом развитии, является
литература политическая, выражающая полный расцвет внутренней духовной
жизни, и, наконец, она сменяется литературой дидактической,
соответствующей периоду национальной старости, с ее практическою
мудростью и горькими разочарованиями в жизни. С этой стороны
ветхозаветные книги составляют такой же драгоценный источник для истории
национального развития древнееврейского народа, как и литература всякого
другого народа, с тем великим преимуществом, что нить этого развития в
ней проводится с наглядностью и величайшею последовательностью. Самое
название В. З. явилось весьма рано; оно встречается у ап. Павла во 2-м
его Послании к коринфянам, где он говорит о "чтении Ветхого Завета"
(III, 14). Слово "завет" составляет перевод греческого diaJhkh, которое
на западе нашло себе выражение в слове test amentum. Что касается
соотношения Ветхого и Нового Заветов между собой, то внутренняя
органическая связь их содержания рельефно выражена в известном латинском
двустишии: Vetus Testamentum in Novo patet, Novum autem in Vetere latet,
т. e. Ветхий Завет в новом открывается, Новый же в Ветхом скрывается.
Обе изложенные стороны Ветхого Завета были предметом многочисленных
исследований, и к первой стороне в действительности может быть отнесена
вся библейско-историческая литература, в которой многие сочинения прямо
называются "историей Ветхого Завета" (как напр., известный труд Kurtz'a,
"Die Geschichte des Alten Bundes", 3 изд. 1864 г.). Вторая, литературная
сторона также была предметом многих историко-литературных исследований и
еще более критических, особенно размножившихся с начала настоящего
столетия, под влиянием так называемого библейского рационализма. Из
цельных курсов по истории ветхозаветной литературы известны сочинения
Jul. Furst, "Geschichte der bibl. Literatur. " (1867 и 1870); Noldeke,
"Geschichte der altest. Literatur" и др.
А. Л.
Вех, вех, вяха, болиголов, Cicuta virosa L. - ядовитое растение из
семейства зонтичных (Umbelliferae), весьма часто встречающееся на
болотах, по берегам озер, прудов и т. п.; отличается толстым, мясистым,
полым (что легко заметить, если корневище разрезать вдоль), снабженным
перегородками, корневищем, троякоперистыми листьями с остропильчатыми
сегментами; листья, а еще более корневище, распространяют ароматический,
напоминающий сельдерей, но одуряющий, запах. При высушивании В. ядовитое
вещество (цикутоксин) не пропадает. В. вызывает у млекопитающих
(особенно у крупного рогатого скота) слюнотечение и учащенное дыхание, а
затем припадки судорог и смерть, наступающую иногда через полчаса после
поедания растения.
Г. Т.
Вещное право - научный юридический термин, соответствующий латинским:
jus in re, jus in rem, немецким: dingliches Recht, Sachenrecht,
Realrecht, французскому: droit reel и др., и означающий, в
противоположность личному праву, такое право, предмет которого есть
вещь, а содержание - непосредственное (а не через посредство другого
лица) господство над вещью. Отношение третьих лиц к обладателю В. п.
состоит в том, что все обязаны признавать В. п. и не препятствовать
право обладателю в осуществлении его. Обязанность третьих лиц чисто
пассивная: они не могут быть обязаны ни к какому положительному действию
(иначе возникает право обязательственное или личное), но должны только
признавать чужое В. п. и не вторгаться в его область. Кто выйдет из
этого пассивного отношения, тот будет ответчиком по вещному иску.
Поэтому В. п., как осуществимое против всякого третьего лица, бывает
обыкновенное и абсолютное, т. е. иск, который защищает это право,
направляется против каждого нарушителя права, кто бы он ни был. Но
абсолютность не есть отличительный признак В. п.; не всякое абсолютное
право есть В. п. - различие, которого не замечала немецкая догма
прошлого века (до Тибо и Фейербаха), обыкновенно отождествлявшая В. п. с
абсолютным. Нарушителем В. п. считается всякий, незаконно посягающий на
обладание данною вещью; но современное право, особенно торговое,
наклонно к ограничениям этого широкого круга лиц, ответственных перед
обладателем В. п. В каждом отдельном случае В. п. приобретается
соответственными юридическими способами, форма и условия
действительности которых устанавливаются законом или обычаем. С каждым
из таких способов право связывает известные последствия; приобретение
непосредственного господства над вещью вне этих способов не дает В. п.
Так, право пользования дорогами, морскими берегами, публичными зданиями,
т. наз. предметами общего пользования (res communis или res publica), не
есть В. п., хотя оно также состоит в непосредственном господстве над
вещью, потому что юридическое основание таких прав для данного лица
заключается не в каком-либо специальном акте приобретения, а лежит в
принадлежности лица к данному государству или общине, или в том, что
лицо это есть вообще человеческое правоспособное существо. Формы В. п.
не зависят от воли отдельных лиц, которые могут установить лишь такие
виды господства над вещью, которые именно признаны правом данного
народа. Юридическое сознание общества не считает возможным поставить в
зависимость от произвола договаривающихся сторон условия возникновения и
содержания таких прав, действие которых, благодаря абсолютному способу
их защиты, касается и третьих лиц. Сравнение права разных народов
показывает, что одно и то же право может быть личным в одном
законодательстве, вещным в другом (напр., арендное право - личное в Риме
и Германии вещное у нас). Предмет всех В. п. один и тот же - вещь;
различие их между собою основано на различии содержания, т. е. тех
правомочий, которые принадлежат правообладателю в отношении вещи
господство может быть полное или ограниченное. Римляне, по мнению
Вангерова, насчитывали пять В. п. : 1) собственность, 2) свободу
(которую они представляли себе, как право собственности на собственное
тело), 3) наследство (не право наследования, а право на все
имущественные права наследодателя), 4) права в чужой вещи, 5) залог.
Система средневекового германского права также насчитывала пять В. п. :
1) Gewere (владение), 2) собственность, 3) Leibzuchtsrecht (узуфрукт),
4) Satzuagsrecht (залог), 5) Leihe (различные виды ленных прав). Из
современных немецких законодательств австрийское, отождествляя В.п. с
абсолютным, относит к В. праву наследственное право. В науке
гражданского права, развившейся на почве современного римского права,
принята классификация: собственность, права в чужой вещи (сервитуты,
эмфитевзис, суперфиций) и залог (который иные, впрочем, относят к
обязательствам); владение у одних стоит вне системы, у других
рассматривается как особое В. п. Для русского права можно наметить
следующую классификацию: 1) собственность; 2) владение потомственное,
пожизненное и срочное, принимающее, в отдельных своих видах, весьма
разнообразные формы; 3) право участия частного; 4) залога. Собственно
термин В. п. русскому законодательству неизвестен; некоторые русские
авторы вместо него употребляют термин вотчинное право.

Литература. Unger, "System des oesterreicbischenallgem. Privatrechts"
(4-е изд. 1876, I, pp. 511 - 539); Vangerow, "Lehrbuch d. Pandekten"
(7-е изд. 1863, I, p. 167); Windscheid, "Lehrbuch d. Pandektenrechts"
(3-е изд. 1873, I, p. 90); Победоносцев, "Курс гражданского права. I.
Вотчинные права"; Кавелин, "Права и обязанности по имуществу и
обязательствам".
М. Брун.
Взыскание в гражданском праве. В широком смысле так называется всякое
имущественное требование одним лицом с другого, как бесспорное, так и
предъявленное в суде. Так, закон говорит о "количестве взыскания" по
просроченным векселям, разумея под этим долговую сумму с прибавкой
процентов и разного рода издержек; говорит о рассрочке уплаты по В.
мировым судьей в случае отсутствия у должника средств для внесения
присужденной суммы. В более тесном смысле В. обозначает в гражданском
процессе порядок удовлетворения лица, в пользу которого состоялось
судебное решение. Так как в истории судебный процесс носил первоначально
характер посреднического разбирательства (чему, в свою очередь,
предшествовала стадия самоуправства), то и приведение решения в
исполнение зависело первоначально от согласия обвиненной стороны, так
что при ее несогласии посредническое решение падало само собою и стороны
вновь обращались к самосуду. Положить этому конец стремятся как
развивающаяся судебная власть, поощряющая с этою целью развитие
института поручителей, так и растущая государственная власть, которая
сперва только регулирует самоуправство истца, а затем принимает
исполнение решения на себя. С другой стороны, в истории права
наблюдается изменение и самого способа удовлетворения. Первоначально он
носит на себе еще сильный отпечаток мести и потому обращается на
личность должника; затем взыскание обращается на имущество должника,
причем долго еще остается в силе и личное задержание. В. с имущества, в
свою очередь; первоначально отличается беспощадностью, но с течением
времени начинает играть немаловажную роль забота о сохранении рабочей
способности должника на будущее время и о предохранении его хозяйства от
окончательного расстройства. Изложенный путь юридической эволюции
наблюдается в праве разных народов, хотя не везде могут быть прослежены
все стадии развития. Так, в праве кавказских горцев , у осетин, у
дагестанцев, до упрочения русского влияния в крае суд носил
посреднический характер, причем стороны поставляли за себя родственников
поручителей в том, что они подчинятся решению, а против упорствующего
должника В. производилось путем "барантования" или "ишкиля", т. е.
захвата имущества не только должника, но и членов одного с ним рода;
освободить имущество от захвата можно было, представив поручителей.
Древнейший юридически памятник Ирландии, Сенхус Мор, чрезвычайно
подробно излагает правила осуществления самоуправства. Главную роль
играет захват имущества, принадлежащего должнику, преимущественно скота;
но он дозволен не иначе, как с соблюдением известных правил. После
захвата кредитор должен в течение определенного срока ожидать
добровольного удовлетворения или же представления поручителей, а затем
захваченное имущество становится его собственностью. В древнем чешском
праве также наблюдается еще остаток от эпохи самоуправства: хотя В. и
производится при участии коморника (пристава), но он больше занят
увещанием строптивого должника и помогает взыскателю вступить во
владение его имуществом. Этот ввод во владение не есть, однако,
удовлетворение взыскателя, а только способ принуждения должника пойти на
соглашение; если последнее все же не состоится, то взыскатель вправе
убить должника или лишить его свободы, причем убийство не влечет за
собою родовой мести. В Германии, благодаря раннему развитию политической
власти, рано исчезает и самоуправство; уже на основании Салической
Правды решение приводится в исполнение графом, при участии 7 рахимбуров,
которые захватывают имущество должника в размере, нужном на покрытие
долга и издержек В.; послушание должника обеспечивается правом короля
объявить ослушника стоящим вне закона и подвергнуть его имущество
конфискации. В Риме, в эпоху XII таблиц, при В. сохранялись еще формы
узаконенного самоуправства. Так, после решения должник в течение 30 дней
имеет право собрать и доставить присужденную сумму; но затем к нему
является взыскатель и "накладывает на него руку" (manus injectio). Это
значит, что должник обязан следовать за взыскателем к претору; если при
этом не явится виндекс, чтобы вступиться или поручиться за должника,
взыскатель вправе отвести его к себе, заключить в оковы на 60 дней, в
ожидании, что кто-нибудь выкупит его, а затем продать в рабство или
убить, если он задолжал нескольким лицам. Закон Петилия (426 г. до Р.
X.) смягчил этот порядок, но в какой именно степени
- в точности неизвестно. В конце Римской республики появляются
способы В. с имущества в виде ввода во владение всем имуществом должника
(missio in bona) и продажи (venditio bonorum); остаток самоуправства
выражается в том, что все эти действия совершаются хотя и по
специальному приказу претора, но все же самим взыскателем, а не
судебными чинами. В императорское время появляется способ В. путем
захвата, с целью публичной продажи отдельных вещей должника, чрез
посредство судебных приставов (арраritores). Существовавший в древнем
праве захват вещей (pignoris capio) применялся только при специальных
религиозногосударственных, а не при частных В. В императорское же время
появляется и способ исполнения решения путем отнятия и передачи вещи в
натуре. К началу императорского периода относится возникновение права
должника (правда, только в особых случаях и против особых В.) требовать,
чтобы от В. была освобождена часть имущества, потребная для дальнейшего
существования (condemnatio in io quod facere potest; beneficium
couipetentiae).
В современных законодательствах порядок В., вообще, регулируется так,
что В. производится не истцом, а органом государственной власти, к
которому истец обращается за помощью. В русском праве исполнение решений
было уже в эпоху судебников всецело функцией государственной власти. О
самоуправстве взыскателя тоже не было и помину; но зато нигде, кажется,
так долго В. не сохранило характера личной мести, как у нас. Если
предметом В. была передача земли в натуре, то посылались "разъезжие",
которые отводили ее; тем же порядком передавалась движимость. Но если
при денежных В. должник прямо объявлял приставу, что ему нечем платить,
его выдавали взыскателю "головою до искупа", т. е. пока не отработает
должной суммы; мера эта приравнивала выданного к холопам и потому
применялась только к людям низшего состояния, при чем взыскатель
обязывался не морить и не увечить должника. Если же должник не
сознавался в своей несостоятельности, то обращались к правежу: должника
ежедневно выводили пред приказную избу и пристав бил его по ногам
гибкими прутьями, больно или слегка, смотря по тому, кто дороже заплатил
приставу - взыскатель или должник. Сначала продолжительность правежа не
была определена законом, указом же 1555 г. правеж ограничен одним
месяцем за 100 р. долгу. После того лиц низших сословий выдавали
головою, а с должниками из высших сословий, которые последней мере не
подлежали, ничего нельзя было поделать и путем правежа. Можно было
вытерпеть бой и все-таки не заплатить долга (это называлось отстояться
от правежа), можно было и поставить за себя на правеж своего холопа. От
правежа можно было освободиться, представив за себя поручителей в
уплате. В большом употреблении было исходатайствование жалованных
грамот, избавляющих от правежа. Правеж был настолько в обычае, что к
нему прибегали даже при В. по закладным, как к предварительной мере. В
конце XVI века начинают сознавать непригодность правежа, как способа В.;
но только в 1628 году вводится впервые, как общая мера, передача
взыскателю двора и движимого имущества ответчика, по оценке. Обращение
В. на недвижимость не было еще допущено, но указом 1629 г. позволено
посылать в вотчины и поместья править с крестьян взыскиваемую сумму. По
Уложению 1649 г. избавление от правежа составляет законную привилегию
двух высших сословий, но правеж все-таки остается в употреблении втечете
всего XVII века. Понятно, почему законодательство неохотно расставалось
с этой мерой: допустить обращение взыскания на вотчины и поместья,
значило бы подорвать средства служилых людей для исправной службы. В
действительности, однако, цель законодателя не достигалась, потому что
многие, чтобы избавиться от стояния на правеже, спешили продавать
имущество хотя бы ниже настоящей цены. Уложение 1649 г. сделало шаг
вперед в обращении В. на недвижимость: именно позволено отбирать пустую
вотчину и передавать ее взыскателю по оценке, или же продавать ее и
отдавать взыскателю деньги. После Уложения, в 1656 г., мера
распространена и на пустые поместья, но с тою разницей, что их можно
только передавать взыскателю, а не продавать. Только в 1685 г все земли
- вотчины и поместья, пустые и жилые - сравнены для обращения на них В.
Тем не менее правеж и выдача головою в конце XVII в. не только остаются
в употреблении, но продолжают играть главную роль в системе В. Отчасти
это было неизбежно потому, что право того времени не допускало
соразмерного удовлетворения В. при их стечении. В. производилось в
порядке старшинства исков. и потому, после окончательного разорения
должника, ничего не оставалось, как все-таки выдать его головою или же
поставить его на правеж. Петр Великий уничтожил как правеж, так и выдачу
головою, введя правило о соразмерном удовлетворении кредиторов. Однако;
принудительные меры остались в силе в течение всего XVIII века. в виде
работ на галерах (при Петре Великом) для отработки долга, тюремного
заключения и т. д.
В современном русском праве личное задержание должника утратило почти
всякое значение. Исполнение решения составляет функцию специального
органа - судебного пристава, сфера деятельности которого несколько
сужена с введением положения о земских начальниках. Что же касается
взыскателя, то, если он и фигурирует при В., его участие есть только
прямой результат состязательного характера защиты гражданских прав в
современном процессе; роль взыскателя сводится на простое пособничество
исполнительным органам. По судебным уставам 1864 г. судебное решение
приводится в исполнение не иначе, как по просьбе взыскателя; он же
должен избрать способ В. При всех действиях по исполнению, он вправе
присутствовать и даже приводить с собою свидетелей; но он не должен
вмешиваться в самое исполнение и не вправе делать распоряжений, которые
принадлежат к кругу действий пристава. Присутствуя при аресте и описи
движимости, он вправе делать замечания на составляемую опись, которые
пристав может и не уважить но должен объяснить, в конце описи, почему
они не уважены; взыскатель вправе подать на него жалобу суду; то же
относится до всех заявлений взыскателя при исполнении решения. Пристав
должен считаться с желаниями взыскателя при выборе хранителя
арестованного имущества. Взыскатель может участвовать в торгах, как
всякое постороннее лицо. Его согласие необходимо для приостановки
наложения ареста и отсрочки продажи. Он же делает первоначальную оценку
имущества. Взысканные деньги пристав выдает ему прямо под его расписку,
если только нет стечения В., когда должно наступить распределение денег
при посредстве суда. В случае смерти должника во время В., взыскатель
может просить суд о назначении опекуна к имуществу или о продолжении В.
Таким образом. взыскатель только "просит" и "жалуется", и если
"действует", то не более, как лицо, охраняющее свое гражданское право
при посредстве органов государственной власти. Если взыскатель не имеет
сведений об имуществе должника, на которое можно было бы обратить
взыскание. или же имущество это недостаточно, он может просить суд
отобрать у должника подписку о невыезде, или же просить суд, по месту
нахождения должника, вызвать его в присутствие суда для указания средств
на удовлетворение В.; этот вызов может быть повторен по новой просьбе
взыскателя, и должник обязан являться, под страхом подвергнуться приводу
чрез полицию или сыску.За ложное показание о своих средствах должник
подвергается уголовной ответственности.
В ряду способов В., кроме передачи имущества в натуре, главное место
принадлежит обращению В. на движимость и на недвижимость должника. На
несколько имуществ одновременно В. может быть обращено в таком только
случае, когда стоимостью одного из них сумма В. не покрывается вполне.
Обращение В. на движимость состоит в наложении ареста и в публичной
продаже. Обращение В. на недвижимое имение начинается с посылки должнику
повестки об исполнении, в которой ему назначается двухмесячный срок для
добровольного исполнения решения; одновременно с этим на имение
налагается запрещение. Договоры на имение, заключенные должником после
получения повестки, могут быть уничтожены судом. По истечении льготных
2-х месяцев судебный пристав приступает к описи, которая должна
содержать в себе все юридические, топографические, хозяйственные и
другие данные об имении. К окончанию описи взыскатель должен представить
свою оценку имению, с которою должник может не согласиться, и тогда
оценка производится через экспертов, на основании сведений о доходности
имения. Затем имение назначается в продажу, а до тех пор оно обыкновенно
остается в управлении должника, который, однако, обязан отчетностью за
это время. Если В. обращено на земли, оставшиеся во владении помещиков
за наделом крестьян, то должник может просить о приостановке продажи,
когда сумма В. покрывается чистым двухгодовым доходом имения; платеж
рассрочивается по-полугодно; неисправность должника в этом случае влечет
за собою уплату 10% неустойки. Вообще действует правило, что В. на
доходы с недвижимого имения может быть обращено не иначе, как с согласия
должника. Кроме главных способов В., существуют специальные, в
зависимости от свойства имущества и от личности должника. С железных
дорог принудительное В., вообще говоря, не может быть произведено; по
закону, железная дорога со всеми ее принадлежностями составляет одно
нераздельное имущество, и потому нельзя обращать В. ни на принадлежащие
ей предметы, ни на деньги в ее кассах. Правлению посылается повестка об
исполнении и, если в течение 3-х месяцев требование не будет
удовлетворено, взыскатель может просить суд о признании
общества-ответчика несостоятельным должником. С крестьян и крестьянских
обществ, казаков и башкир взыскание производится так, чтобы не
расстроить хозяйства должника; поэтому избрание способа В. не зависит от
взыскателя, но В. совершается в последовательности, указанной законом
(т. XII Св. Зак., Уст. каз. сел., ст. 384
- 407; т. IX, особ. прил. I, ст. 24, прим. 3).
Сперва обращается В. на доходы от недвижимого имения, если такое
имеется сверх двора и надела, затем на движимость, но с большими
изъятиями. Тем же стремлением предупредить экономическое расстройство
должника вызваны законы о В. с имуществ ловцов прикаспийских рыбных
промыслах (т. XII, Уст. гор. и сед. хоз.) и с имуществ самоедов и
калмыков (т. X, ч. 2, ст. 252 и 1020). О предметах, не подлежащих аресту
при обыкновенном порядке В.

Литература. Мен, "Древнее право"; М. М. Ковалевский, "Современный
обычай и древний закон"; его же, "Закон и обычай на Кавказе"; Ihering,
"Geist des romischen Rechts"; Keller, "Romischer Civilprocess";
Муромцев, "Гражданское право древнего Рима"; Ефимов, "Посильная
ответственность должника по римскому праву"; Дмитриев, "История судебных
инстанций от Судебника до Учреждения о губерниях" (М., 1859); Н. Ланге,
"Древнее русское уголовное судопроизводство" (Спб., 1884).
М. Брун.
Виадуки или путепроводы (франц. Viaduc, нем. Viaduct, англ. Viaduct).
- Обыкновенно принято называть так значительных размеров мосты,
устраиваемые чрез овраги или сухие долины, или, вообще, там, где
требуется провести шоссейную или железную дорогу выше поверхности земли.
Постройка виадуков составляет очень важный отдел инженерного искусства,
в особенности в странах с большими неровностями земной поверхности. В
России, в Крыму, при постройке ЛозовоСевастопольской железной дороги
пришлось прибегнуть к их помощи; с постройкой же железных дорог на
Кавказа для виадуков в России открылось обширное поле.
Когда приходится провести дорогу на значительной высоте над земной
поверхностью, вопрос о том: устроить ли для этой цели виадук или просто
земляную насыпь, решается на основании следующих соображений. Объем
насыпи, небольшой при малых ее высотах, быстро возрастает по мере
увеличения высоты и при том не пропорционально ей, а почти
пропорционально ее квадрату. Примерно также возрастает и ее стоимость.
Стоимость же В. мало изменяется с увеличением высоты, так как пролетные
части остаются приблизительно те же, а увеличиваются только быки;
возрастание их стоимости идет гораздо медленнее и более приближается к
простой пропорциональности высоте. Таким образом оказывается, что
начиная с известного предела высоты насыпь становится уже более дорогой,
чем В. Этот предел зависит от многих условий: стоимости работы,
материалов, системы В. и пр. Для каменных виадуков его можно полагать
примерно в. 10 - 15 сажен. Далее: насыпь, пересекая долину, преграждает
сток дождевым и снеговым водам. Если бассейн долины обширен, то для
пропуска этих вод в насыпи придется делать очень значительные отверстия,
в виде мостов, при чем в случаях исключительных по обилию атмосферных
вод, которые заранее трудно предвидеть, оставленные отверстия могут
оказаться недостаточными и насыпь под давлением скопляющейся воды может
разрушиться. Виадук вполне избавляет от возможности подобных катастроф.
Наконец, площадь основания насыпи очень велика по сравнению с площадью,
занимаемой виадуком, что часто имеет важное значение.
Виардо (Michelle-Pauline Viardot-Garcia), знаменитая певица и
сочинительница многих музыкальных произведений, родилась в Париже в 1821
г., дочь певца Гарсиа и сестра знаменитой Марии Малибран; пению училась
у своего отца, по фортепиано была ученицей Листа, по теории композиции -
Рейха. Превосходное контральто, необычайного объема - от fa в малой
октаве до верхнего сопранового do - соединялось у В. с чрезвычайно
счастливой артистической натурой. В. принимала участие в концертах с
1837. г., а на сцене дебютировала в 1839 г., в Лондоне. В том же году
она выступила в Париже, в итальянской опере, находившейся под дирекцией
Виардо, за которого и вышла замуж несколько лет спустя. Блестящий успех
не покидал ее на оперных сценах Вены, Берлина, Петербурга, Москвы и др.
В 1849 году В., по желание Мейербера, исполнила в Париже парию Фидес в
"Пророке". В этой роли она выказала себя не только замечательной
певицей, но и даровитой актрисой. Необычайный успех имела В. в 1859 в
"Орфее" Глюка) в Theatre-Lyrique в Париже. Из сочинений В. пользуются
большим распространением в музыкальном мире: серия романсов на
французские тексты, двенадцать русских романсов, шесть мазурок Шопена,
переложенных для пения. Кроме того, В. написала три небольшие оперы; "Le
dernier sorcier", "L'orgie", "Trop de femmes". Сочинения В. отличаются
самостоятельностью, вкусом и прекрасной музыкальной подготовкой. В
настоящее время В. занимается педагогической деятельностью. Ее советами
пользовались многие русские и иностранные певицы. Из детей В. получил
большую известность скрипач Поль Виардо, ученик Леонарда. Он
концертировал с большим успехом, между прочим и в Петербурге. Известна
многолетняя дружба, соединявшая нашего Тургенева с В. и ее мужем; в доме
В. он и умер.
И. С.
Вибрация (Vibratio - колебание, от латинского vibrare) - музыкальный
и научный термин, обозначающий колебание воздуха, происходящее от
дрожания какого-нибудь тела, как-то: струны, металлической пластинки,
голосовых связок, натянутой кожи, колокола, а также от дрожания столба
воздуха в каждом духовом инструменте Это колебание производит
музыкальный звук. Не следует смешивать вышеупомянутую вибрацию с так
называемою вибрацией голоса певца или играющего на струнном инструменте.
Такая вибрация или тремолирование состоит скорее в очень быстром,
равномерном и весьма незначительном чередовании повышения и понижения
звука. Такой прием называется vibrato, tremolando. Н. С.
Вивальди (Антонио Vivaldi) - итальянский скрипач и композитор, род. в
Венеции во второй половине XVII ст., умер в 1743 г., был аббатом и
директором консерватории в Венеции. В. был так предан музыке, что
однажды во время богослужения оставил алтарь с целью записать пришедшую
в голову очень счастливую музыкальную мысль. За это В. чуть не подвергся
преследованиям инквизиции и спасся только тем, что был признан человеком
ненормальным. В. развил форму скрипичного концерта. Он написал 30
скрипичных концертов, много симфонических произведений, трио, сонат для
скрипки и 26 опер.
Н. С.
Виварий (Vivarium) - помещение, назначенное для содержания живых
животных.
Вивисекция или живосечение есть оперативный прием, применяемый на
живых животных, с целью выяснения отправлений тех или других органов
нашего тела и в особенности внутренних, мало или вовсе недоступных
непосредственному наблюдению. Путем вивисекций, конечно, различных в
разнообразных случаях, исследователь проникает в разнообразные полости -
в черепную, грудную, брюшную и т. д., доходит до интересующего органа,
будет ли то сердце, печень, мозг, нерв и т. д., исследует их на месте
путем физико-химических способов, узнает эффекты или продукты их
деятельности механического, химического или нервного характера; или же
удаляет органы из тела, чтобы последующим наблюдением выпадающих из
жизненного оборота явлений составить себе представление о роли, которую
играл удаленный орган в теле. Наконец, вивисекция предпринимается иногда
с целью только удаления из тела того или другого органа - сердца,
печени, мышцы и т. д., функция которых уже исследуется вне тела при
определенных физико-химических условиях, изменяемых по произволу
исследователем. Таким путем и добыть почти весь ценный фактически
материал, относящийся к области явлений кровообращения, дыхания,
пищеварения, выделения, к иннервации различных органов, к общей нервной
и мышечной физиологии и к специальной физиология спинного и головного
мозга и нервов. Таким образом очевидно, что В. является орудием
физиологического экспериментального исследования, с которым неразрывно
связан поступательный ход биологических и медицинских наук. Не будь
вивисекций на животных, мы бы не имели никакого представления о животном
электричестве, т. е. электрических токах мышц, нервов и мозга, о
функциях чувствующих и двигательных нервов, психомоторных и сенсорных
функциях головного мозга и вообще о механизме нервных актов, и так во
всем, что касается жизни нашего тела. Если бы что-либо могло не дать
развиться вивисекциям со времен Гипокрита и по наши дни, то наука о
жизни вся бы покоилась на одних условных фантастических гипотезах и
умозрениях. В. представляют необходимейшее орудие исследования как для
патолога, применяющего их с целью выяснения причин патологических
уклонений функций или отдельных органов, или целого тела в совокупности,
так и для фармаколога, ставящего себе задачей определить механизм
действия тех или других лекарственных веществ и ядов на различные органы
тела. Герофил и Эразистрат, вожди Александрийской школы, первые
произвели рассечение на живых животных - козах и даже на преступниках,
приговоренных к смерти, а знаменитый Гален (между 131 и 200 годом)
развил и укрепил вивисекционный метод в добыл значительное количество
ценных физиологических фактов. Это вивисекционное направление в
физиологии в последующие за Галеном столетия периодически то затихало на
долгое время, то вновь выражалось в лице лучших представителей
биологических и медицинских наук - Гарвея, Граафа, Мальпигия, Левенгука,
Галлера, Спалланцани, Фонтана, Чарльза Белля, Легаллуа, Гальвани,
Александра Гумбольдта и Маттеучи. Но, как метод исследования, была
окончательно введена и установлена в области биологических и медицинских
наук лишь с начала этого столетия, благодаря Мажанди (1783 - 1855) и
Иоганна Мюллера(1801 - 1858). От них берет начало плеяда ученых,
достигших огромной известности в области биологических наук, каковы,
напр., Клод-Бернар, Пфлюгер, Дюбуа-Раймон, Гельмгольц, Лудвиг,
Гейденгайн, Германн, Сеченов, Мечников и т. д., доказавших, что
поступательное движение биологии и медицины не мыслимо без широкого
разумного применения вивисекционного метода, открывающего нам при
содействии ныне очень развившихся приемов физики, химии и микроскопии не
только механизм нормальных функций органов тела, но и причины уклонения
этих функций от нормы при разнообразных физиологических и патологических
условиях жизни живых организмов. Описательная анатомия, изучаемая на
трупах. не в состоянии открыть нам того, что делается в частях организма
во время жизни, т. е. историю протекающих в них событий. На трупе,
напр., артерии почти всегда бывают пусты или только наполнены газом, и
всякий, кто подобно Эразистрату наблюдал бы артерии только на трупах, не
был бы в состоянии оценить роль артерий в кровообращении; и в самом
деле, этот выдающийся исследователь смотрел на артерии, как на
воздухоносные трубки, находящиеся в сообщении с воздухоносными трубками
легкого. Между тем Галену стоило только обнажить артерии на живых
животных, чтобы сразу видеть эти трубки наполненными пробегающей в них
кровью и отчетливо определить их назначение в теле, и так во всем, что
касается функций различных органов животного организма. Первым
приобретением В. метода была точная локализация жизненных функций по
различным анатомическим аппаратам животного тела. Первые вивисекторы
полагали, что этим исчерпываются назначения В., и такое направление
последних изменилось лишь с той минуты, когда биологами и физиологами
был установлен вопрос о механизме функций и наука о жизни приняла
механическое направление, в течение настоящего столетия принесшее такие
плоды, о которых никогда и не мечтали исследователи прежних
виталистических и анимистических школ. Применение физико-химических и
механических знаний к исследованию явлений жизни возвысило значение В.
как в биологии, так и в медицине до такой степени, что лаборатории,
снабженные всем, что необходимо для В., являются неизбежным атрибутом
даже всех почти без исключения клиник. Вопросы, возникающие из
наблюдения над течением болезней у больных людей, а равным образом и над
лечением последних теми или другими средствами, изучаются и детально
анализируются путем целесообразных опытов на животных, на которых
выясняется механизм нарушения функций, соответствующий данной форме
заболевания, и действие при этом на организм тех или других физических
условий и лекарственных веществ. Клиника ставит вопросы
экспериментальной лаборатории, а последняя, опираясь на вивисекц. метод
исследования животных, ближайших к человеку, силится открыть механизм
заболевания и агенты, могущие восстановить нормальные функций в
заболевшем организме. Утилитарное значение В. сказывается особенно резко
в области практической медицины, так как открытие источников
заболевания, механизма расстройства функций и механизма действия
лекарственных веществ немыслимо без опытов на животных. Только
убедившись в безвредности вещества или тех или других физических условий
животных организмов или даже в благоприятном действии изучаемых агентов
на деятельность различных органов тела, позволительно приступать к
применению этих средств или физических агентов на больной организм
человека: такова основная мораль современной медицины. Для последней
объектом экспериментального исследования может служить только животный
организм, доступный анализу только путем В.; обязанности же медицины
перед больным человечеством сводятся лишь к облегчению его страданий и
восстановлению его здоровья по известным уже строго определенным
способом. Из сказанного очевидно то огромное значение, которое должен
иметь В. экспериментальный метод в области не только биологии, но и
медицины.
Исключение из науки вивисекции, как непозволительного метода
исследования, свелось бы к одному из двух: или к полному застою наших
медицинских знаний, к обречению ее на неподвижность, или, что скорее, к
усилению человеческих страданий и к повышению смертности, так как при
этом объектами исследования, за неимением других, стали бы сами люди и
они бы поневоле испытывали на себе невыгодные последствия всевозможных
проб и манипуляций, не прошедших через контрольный ряд опытов на
животных. Представителями антививисекционного взгляда являются общества
покровительства животных. Сперва во Флоренции, в которой действовал
знаменитый вивисектор Шифф, а затем и в Англии с 1870 г. поднялась
сильная агитация со стороны общества покровительства животных против
производства каких бы то ни было опытов на животных, - сопряженных с
пролитием их крови. Результатом этого движения, прошедшего через ряд
горячих прений в стенах английского парламента (1876 г. 11 августа),
явился билль (Cruelty to animals act), по которому право производства
опытов на животных с физиологической целью ограничивалось определенными
государственным секретарем лицами и учреждениями, причем лошади, ослы,
собаки, кошки должны были быть совершенно исключены из числа объектов
для В. опытов; кроме того, все остальные, допускавшиеся до опытов
животные, должны быть наркотизованы до бесчувственности и тотчас после
опыта должны быть убиваемы. Не удовлетворившись подобного рода
ограничениями В., главное агитировавшее против них общество - Society
for the prevention of cruelty to animal и другие общества защиты
животных, распространением сенсационных брошюр о бесполезных истязаниях,
которым подвергают ученые различных животных в своих лабораториях,
стремились восстановить общественное мнение настолько, чтобы В. были
окончательно воспрещены законом, чего однако не удалось достигнуть, в
виду резкого протеста ученых сил страны. Аналогичное движение, хотя и в
более слабой степени, разыгралось почти в то же время и в Германии, и во
главе его Эрнст Вебер, в сочинении своем "Die Folterkammern der
Wissenschaft. Eine Sammiung von Thatsachen fur das Laienpublikum"
(Лейпциг, 1879), нападал на злоупотребления В., называя знаменитейших
физиологов нашего времени бессовестными преступниками и палачами, и
доказывал, не понимая дела, всю иллюзорность пользы В. в научном
отношении и т. д.; он требовал, чтобы все общества покровительства
животных соединились для общего протеста против В. направления
физиологии и для внесения в рейхстаг петиции monstre о полном запрещении
В. на животных. Но здравый смысл нации и интеллигентного общества,
подкрепляемый и просвещаемый такими прекрасными брошюрами, как: L.
Hermann, "Die Wivisectionsfrage" (Лейпциг, 1877); Ludwig, "Die
Wissenschaftliche Thatigkeit in den physiologischen Instituten"
(Лейпциг, 1879); Heidenhain, "Die Vivisection im Dienste der Heilkunde"
(Лейпциг, 1879) и Holz, "Wider die Humanaster. Rechtfertigung eines
Vivisektors" (Страсбург, 1883) - устранил всякие серьёзные последствия
раздувавшегося Эрнстом Вебером антививисекционного движения и право В.
без всяких ограничений осталось, как и прежде, достоянием всех
экспериментальных лабораторий и клиник. У нас в России курляндское
общество покровительства животных, 4 августа 1880 года подало петицию
министру юстиции, касающуюся ограничения злоупотребления В. в различных
факультетах и академиях Империи. Опираясь на то положение, что закон
преследует вообще всякое терзание и истязание животных в обыкновенном
смысле слова, и что творится при вивисекции в лабораториях, по мнению
курляндского общества, возбуждает лишь один ужас и негодование с точки
зрения гуманитарной цивилизации и морали, общество это требовало
вмешательства закона, который бы допускал В. только в крайне необходимых
случаях и устранял возможность злоупотребления ими. Там, где В.
сопровождались мучениями животных, превосходящими пределы того, что
требовалось научной постановкой опыта, или там, где В. производится без
достаточной научной необходимости, там виновники должны быть строго
наказаны законом. Не вступая в подробности требований этого общества,
указывавшего в частности еще и на то, что учащиеся не в праве делать В.
без специального руководства профессора и его ассистентов, что В. не
должны быть практикуемы для демонстраций (на лекциях) установленных уже
в науке положений, что к ним не следует прибегать там, где цель
достигается путем мертвого материала, что экспериментируемые животные
должны быть непременно наркотизованы до бесчувственности, если только
условия опыта допускают это, и что животные после тяжелых операций
должны быть по достижении цели эксперимента тотчас же убиваемы, если не
требуется над ними дальнейших наблюдений, - так, не вникая во все эти
отдельные пункты требований общества, отступление от которых должно было
быть наказуемо законом, мы видим что общество курляндское хлопотало не о
воспрещены В., а об ограничении злоупотребления ими, как в
количественном, так и в качественном отношении.
Профессора экспериментальных наук: физиологии, экспериментальной
патологиии и фармакологии, часто, по мнению общества, производят В. там,
где они вовсе не необходимы для развития научных знаний и притом
подвергают животных большим мучениям, чем это требуется условиями самого
опыта. Петиция эта, насколько нам известно, была представлена в
факультеты различных университетов, а также и в медицинскую академию, но
была окончательно отклонена. И в самом деле, каким образом власть или
закон могут вмешиваться в вопрос о том: следовало ли или не следовало
профессору, или его ассистентам и работающим под его руководством,
сделать данную В. для решения того или другого специального научного
вопроса? Профессора той же специальности, т. е. товарищи по ремеслу,
никогда бы не взялись за роль судей контролеров в таких сложных и
запутанных научных вопросах, так как им самим из личного опыта известно,
что вопрос о том, следует ли решить тот или другой вопрос В. и какой
именно, зависит много от индивидуальности и личных взглядов
экспериментатора на свой предмет и нередко мало обещающие В. давали
прекрасные неожиданные результаты и наоборот. Ошибки в этом отношении
возможны огромные. Таким образом государство или закон лишены
возможности контролировать деятельность профессоров и их учеников в той
части ее, которая относится к позволительности или непозволительности
вивисекций при разработке тех или других научных вопросов, и это по
отсутствию компетентных в этом отношении судей. Таким образом только
профессора специалисты могут являться судьями того, злоупотребляют ли
они вивисекциями или нет. Мыслимо, конечно, что в отдельных редких
случаях экспериментатор, недостаточно вникнув в сущность разбираемого
вопроса, прибегает к нецелесообразным формам вивисекций, сопряженных при
том же с чрезмерными мучениями животного, и все это быть может напрасно,
благодаря дурной постановке опыта по недостаточно обдуманному плану. Но
эти примеры, по нашему глубокому убеждению, не могут служить основанием
для преследования В., как научного метода исследования или их
запрещения, а могут быть лишь мишенью для печатной критики, карающей
необдуманность и жестокость тех или других актов любого общественного
деятеля. Не подлежит также сомнению, что экспериментаторы не лишены
чувства сострадания к животным и везде, где только можно, наркотизуют
испытуемых животных, во избежание излишних мучений, и по окончании опыта
тотчас уничтожают их, если они уже не оказываются нужными. К сожалению,
исследование функций многих органов, напр. мозга, сердца, сосудистой
системы и т. д. невозможно при полном наркозе животных, вследствие
изменения нормальной реакции этих органов на различные внешние
раздражения, а потому приходится нередко для изучения нормальной функции
органов экспериментировать на ненаркотизованных животных; также точно
значение поставленного опыта не ограничивается иногда продолжительностью
вивисекций, а приходится нередко наблюдать животное после операции в
течение целых дней и недель. В таком случае животные попадают в
положение хирургических больных, излечимых или неизлечимых и за которыми
устанавливается бдительный уход. Судя по тому, что делается в лучших
иностранных и русских лабораториях, общество должно знать, что во главе
этих лабораторий стоят люди не кровожадные, не отличающиеся
профессиональной жестокостью, а только мирные труженики науки, имеющие
одну лишь цель - это расследование жизненных функций, неминуемо
связанное с вивисекциями на животных. Если исследователь, в поисках
истины, скрепя сердцем, приступает к кровопролитной и болезненной
вивисекций, то утешением ему служит лишь то, что она послужит в будущем
на расширение наших познаний о явлениях жизни и тем самым не останется
без последствий и для страждущего человечества. Мы в начале уже показали
то огромное значение, которое имеют вивисекции для развития наших
биологических и медицинских знаний, следовательно - какую огромную
полезность представляют вивисекции в качестве орудия исследования.
Противники вивисекций, очевидно, игнорируют все это. В заключение укажем
здесь еще на брошюру известного дерптского физиолога Александра Шмидта,
написанную в ответ на притязания курляндского общества покровительства
животным: "Zur Vivisectionsfrage" (1881, Dorpat u. Fellin).
И. Тарханов.
Виги - Название этой английской партии появляется впервые в 1679 г.,
также как и название тори, обозначающее противников вигов. В это время
вновь начинала разгораться борьба между королем и парламентом, приведшая
в сороковых годах к первой английской революции. Оказалось, что
реставрация Карла II не примирила окончательно противоположности,
выразившиеся в борьбе между круглоголовыми и кавалерами. С одной стороны
протестантское течение, постоянно усиливавшееся в среде нации, требовало
терпимости по отношению к диссентерам и даже допущения их к политическим
правам, вооружалось против католиков и обращалось против королевской
прерогативы своими попытками устранить католика герцога Йорского от
престолонаследия. С другой, верноподданная высоко-церковная партия
старалась отстоять привилегии англиканизма и преобладание начала
монархического. Первое направление получило от противников кличку парии
вигов, по имени пуританских фанатиков Шотландии, которые доходили в
своей ревности до открытого восстания. Кличка "тори" была дана в ответ,
чтобы попрекнуть монархистов связями с католиками, бунтовавшими в
Ирландии. Изменническая политика Карла II и Иоанна II, стремившаяся к
расширению королевской власти при помощи подчинения Англии патронату
Людовика XIV, подорвала положение торийской партии и заставила ее вождей
нехотя примкнуть к революции 1688 г. Несмотря на сравнительно мирный ход
этого переворота, он придал вигской теории договорного отношения между
королем и народом значение основного законоположения. Принцип был
выдвинут конвенцией, посадившей Вильгельма III на престол. В религиозном
отношении виги добились только смягчения принудительных мер против
диссентеров, но не политического их уравнения. Вследствие самой победы
своей виги в значительной степени потеряли характер партии реформаторов.
С 1689 г. до 1770 г. они, за редкими исключениями, держали в руках
правительственную власть и важнейшее их дело за это время состояло в
том, что они фактически установили практику кабинетного правления, т. е.
солидарного министерства, представляющего политические взгляды не
короны, а большинства палаты общин. На почве избирательного порядка
XVIII века, допускавшего к выборам весьма немногочисленный и случайно
подобранный класс граждан, эта система приняла характер своеобразной
парламентской олигархии, которая при случае, как напр. в деле Вилькса
(1768), способна была обратиться против идеи политического верховенства
нации, подобно тому как она стояла против политического верховенства
короля. Состав партии за это время вполне отвечал ее принципиальной
программе. Ее сила основывалась на влияний крупнейших землевладельцев и
на городских классах. Первым постановка партии обеспечивала господство,
вторые дорожили ею главным образом вследствие религиозной терпимости,
которая отличала вигизм от англиканского торизма. В 1770 г. Георг III
нанес партии решительный удар назначением министерства Норта
составленного из партии среднего и мелкого землевладения, не имевшей
большинства в нижней палате. Это была первая успешная попытка короля
вновь выдвинуть свою власть в качестве самостоятельного политического
фактора. Долгое господство олигархии, несмотря на значительные заслуги в
области международной политики и финансов, привело к полному упадку
политической нравственности, организованной системе подкупов и
фаворитизму в администрации. Общественное мнение поддержало короля. Как
в 1770 году, так и в 1784 ему удалось провести своих министров,
наперекор палате общин. Оба раза новые выборы подтверждали его политику.
Но это все-таки были только временные вспышки королевского влияния.
Эпоха преобладания торизма, которая открывается министерством Питта
младшего в 1784 г. и тянется почти без перерывов до 1830 года, очень
скоро вернулась к кабинетному правлению, выработанному вигами.
Принципиально торийская партия утвердилась, после некоторых колебаний,
на начале традиционного строя Англии, которое противополагалось
колебаниям и революциям на материке Европы. Виги сначала распались под
влиянием своего нравственного и политического крушения.
Аристократические и либеральные тенденции партии подали повод к
образованию самостоятельных групп. Гренвиль, Рокингэм, Борк, несмотря на
значительную разницу оттенков, в общем представляют аристократическую
филиацию партии, Чатам, Шельберн, Фокс - либеральные идеи. Последние
одержали верх, и в XIX веке виги окончательно перешли на сторону
реформы. До падения Наполеона у них не было никаких шансов на успех. Но
уже в эпоху Священного Союза обнаружились первые признаки того, что
английское общественное мнение оправилось от паники перед революцией и
сознает свою солидарность с европейскими либералами. Внешняя политика
Каннинга совершенно порвала с Священным Союзом, несмотря на то, что
исходила от представителя торийской партии. Во внутренней политике
благоразумный Пиль также вступил на путь уступок: они выразились прежде
всего в отмене важнейших ограничений, отстранивших диссентеров и
католиков от политической жизни. Но все эти меры были только признаками
приближения более существенных реформ, в которых торийская партия не в
состоянии была принять инициативы. Появление вигов вновь в качестве
руководящей партии связано с вступлением лорда Грея в министерство в
1830 г. и с первою реформою палаты общин. Расширение избирательного
права, в силу соображений отвлеченной справедливости и благоразумия,
знаменует новую эпоху в английской государственной жизни. Долго
задержанное демократическое течение неудержимо прорывается вперед и
одним из характерных признаков коренного изменения условий является то
обстоятельство, что политические партии оставляют мало-помалу старые
клички, слишком тесные и специальные для новых противоположностей.
Выступает группировка на консерваторов и либералов, за которыми
намечается и небольшая, но многозначительная радикальная фракция.
Термин: виги не был вполне оставлен, но потерял свою определенность и
стал применяться к самой умеренной части либералов, которая не
сочувствовала быстрым реформам. На французском парламентском языке вигов
последнего времени назвали бы людьми левого центра. В общем можно
сказать, что английские виги прошли в своей истории три стадии развития.
Они сформировались, как партия, отстаивавшая идею договора между
правительствами и подданными, и в этом смысле проведи революцию 1688 г.
В течение почти непрерывного восьмидесятилетнего преобладания они
разработали формы парламентского верховенства и довели его до
своеобразной олигархии. Реорганизация парии после ее свержения при
Георге III совершилась вокруг идеи реформы как раз этого
узкоолигархического строя.
В истории Соединенных Штатов слово "виг" также сыграло роль, хотя и
не такую продолжительную и блестящую, как в Англии. Вигами стали
называться в двадцатых годах преемники федералистов, защитники
национального единства против претензий отдельных штатов, ослаблявших
значение союзного правительства. Несмотря на то, что партия вигов
считала в своих рядах нескольких из наиболее выдающихся государственных
людей и ораторов Америки (Генри Клей, Вебстер), политика ее отличалась
вообще неясностью и нерешительностью по капитальному вопросу
американской истории - вопросу о невольничестве. После попытки поставить
его распространение в известные границы Миссурийским компромиссом (1820)
начался ряд уступок южным демократам, завершившихся Клеевским
компромиссом 1850 г., который подарил союз законом о преследовании
беглых рабов. Все эти жертвы были принесены для того, чтобы умилостивить
южных рабовладельцев и отвратить их от нападений на союз. Но при таких
условиях подрывалась в корне сама идея союза, как учреждения, стоящего
выше местных интересов и особенностей. Виги не одолели этого
противоречия и распались в 1852 - 1854 гг., чтобы уступить место более
энергичной и последовательной республиканской партии, которой суждено
было провести дело освобождения и этим устранять коренную причину розни
в союзе.
П. Виноградов.
Виза (лат. viaere - видеть). - Так называется отметка консула на
паспорте лица, желающего отправиться в пределы того государства, от
которого консул уполномочен. Без такой предварительной визировки
паспорта некоторые государства не впускают иностранцев в свои пределы;
за визировку взимается особая плата. В сущности В. есть одна из форм
налога на иностранцев, но иногда налог этот принимает такие размеры и
самая визировка паспортов сопряжена с такими обременительными
формальностями, что В. получает значение меры, препятствующей
нежелательным для данного государства международным сношениям.
Визир или визирная линия - луч зрения, направленный из глаза
наблюдателя на какую-нибудь, более или менее отдаленную, точку предмета.
Вертикальная плоскость, в которой лежит этот луч, называется плоскостью
визирования и направление ее обозначается в натуре, на открытой
местности, провешиванием при помощи кольев или вешек, а в закрытой,
например в лесу, прорубкой и расчисткой узенькой полоски, тоже
называемой визиром. Для верности и удобства визирования употребляются
весьма различные, простые и сложные, геодезические инструменты, причем,
в некоторых случаях само визирование, производимое с известною
специальною целью, получает особое название; так, при нивелировании его
называют "взглядом" вперед или назад, смотря по тому, в каком
направлении проводится визир. Вертикальный угол, образуемый визирною и
горизонтальными линиями носит название "угла визирования", а происшедший
от пересечения двух визирных линий в горизонтальной плоскости - визирным
углом.
Иногда слово В., визирная линия употребляется в смысле прочист,
просек и обозначает прорубленную в лесу полосу, шириною 3-5 саженей,
очень редко 10 саж., имеющую в лесном хозяйстве особенное назначение.
В. С.
Вика (Vicia) - род растений из сем. мотыльковых (Papilionaceae).
Имеет 5зубчатую чашечку, спереди косую тычиночную трубочку и нитевидный,
наверху опушенный, согнутый под прямым углом столбик. Плод (боб) с двумя
или многими семенами. Листья парноперистые, заканчиваются усиками. Род
содержит большое число видов, из которых многие считаются хорошими
кормовыми травами. Корни В., как вообще у всех бобовых; сильно
развиваются вглубь почвы и легко берут из нее питательные вещества, так
как обладают значительной растворяющей способностью и большой
всасывающей поверхностью. Возделывается для получения зерен, содержащих
крахмал и белковые вещества, и стеблей, и листьев. Из многих видов В.
особенно распространен в русском хозяйстве.
1) Обыкновенная посевная или кормовая В., выка (Малороссия),
кормовый, дикий (Яросл.), журавлиный, мышиный и воробьиный горошек,
гусинец (Водог.), гороховник, зяблица или журавлина (Vicia sativa L.) -
яровое и озимое, однолетнее растение. Между многочисленными (около 35)
сортами ее главнейшие следующие: а) обыкновенная кормовая, яровая вика
(Vicia sativa vulgaris) - с красно-синими путами, коричневыми бобами и
круглыми, несколько сплюснутыми, зернами темно-серого цвета с
оливково-зеленым оттенком. Она предпочитает суглинистые почвы,
обладающие достаточною рыхлостью и содержанием извести, но хорошо растет
и на глинистом мергеле; оттого весьма хорошие результаты получаются при
гипсовании В.: с этою целью гипсовый порошок разбрасывается на поле,
когда растения достигли уже высоты 2-3 вершк., для чего выбирается
преимущественно дождливый день, или после обильной росы, чтобы гипс
прилипал к листьям. В. неприхотлива к климату и успешно разводится на
зерно в Соликамском у. Пермской губ. (59°-60° сев. шир.), а на зеленый
корм даже в Вельском уезде Вологодской губ. (61° сев. шир.). Семена ее
отличаются особенною гигроскопичностью, средней влагоемкостью и,
вымоченные предварительно 12-24 часа в перегнанной воде, прорастают чрез
три дня; способность прорастания или всхожесть сохраняют в течение
четырех лет. В гарнце содержится 59000 зерен, или около 8650 в фунте,
четверик же зерна весит 50-54 фунта. В. сеется в конце апреля или начале
мая, на паровом поле для зеленого корма и на зерно, как чистая, так и
смешанная (последнее предпочтительно там. где бывает холодная весна), и
на распаханном в июле, после уборки ржи, жниве - для осеннего корма.
Если желательно улучшить малопроизводительную почву, то на ней можно
сеять пожнивный корм и его следует запахивать в виде зеленого удобрения.
Каждое растение или особь В. для надлежащего своего развития требует
площади около 12 кв. дюймов, с чем и сообразуются при высеве семян,
употребляя их на десятину при чистом посеве в разброс - 6-8 четверк., а
рядами - 4-6 четв. Высеянные семена заделываются бороной на плотных
почвах на 1 дюйм, на средних во влажную погоду - на 11/2 д. и в сухую -
на 2 д., и на песчаных - на 3 дюйма. Но чистый посев очень редок, -
только для получения семян, большею же частью производится смешанный
посев, причем наиболее употребительна у нас в России смесь В. с овсом,
называемая мешанкою; пропорция смеси различна: по 6 мер того и другого
на дес. (Новгородская и Владимирская г.), 4 пуда В. и 6 пуд. овса
(Симбирская г.), 3 пуд. и 9 пуд. (Орловская губ.), по 10 мер каждого
(Калужская губ.) и 7-10 пуд. и 3-6 пуд. (Московская губ.), или вообще на
семена - 7 пуд. и 5 пуд., а на зеленый корм и на сено - 71/2-10 пуд. и
5-6 пуд. За границей смешивают В. также с ячменем (Тюрингия), белой
горчицей и рыжиком, или прибавляют к В. с овсом гречиху, а иногда, кроме
того, сою, могар и просо. Уход за посевом состоит в укатывании посева
катком и иногда перепахивании посева ("ломание посева"), после
прорастания высеянных семян.
Из сорных трав наиболее опасны для В.: сурепица (Raphanus
Raphanisti'am), полевая горчица(Sinapis arvensis), куколь (Agrostemma
Githago) и Иван-да-Марья (Melampyrum arvense); из паразитов-грибков:
мучная роса (Erysiphe communis), ржавчина (Uromyces appendiculatus) и
виковая переноспора (Perenosporum Viciae); из насекомых повреждают:
всходы - полосатый короткоус (Sitoues lineatus), листья
- жук (Epilachna globosa) и гусеница гороховой ночнянки (Mamestra
Pisi); цветы и семена - личинки семяеда (Apion cracceae и Ар.
punctigerum) и семена - зерновики (Bruchns granarius и Br. lentis) и
гусеницы бабочки (Grapbolitha).
Период произрастания В. на траву продолжается 7-8 недель и косовица
наступает в июне, или в начале июля, когда начнется уже завязь бобов и
можно ожидать второго укоса, но при возращении на зерно - 18-22 недели,
с уборкой в августе или начале сентября. С десятины получается от 900 до
1200 пуд. зеленого корма, или 180-250 пуд. сена, а урожай зерна до 12
четвертей (Подольская и Нижегородская губ.), средний же 8-10 четвертей и
100-180 пуд. соломы.
Химический состав викового сена, собранного в цвету: 82% воды, 3,1%
белковых веществ, 0,6% жира, 7,0% вытяжного вещества, 5,5% древесины и
1,8% золы.
В. дает дорогой корм: если она не вылегла и не подопрела на корне
перед скашиванием, то охотно поедается всеми домашними животными,
особенно рогатым скотом, хорошо влияя на молоко; но подопревшая В., что
нередко случается при посеве ее по свежему удобрению, может вызвать у
коров выкидыш. На одном зеленом корме В. можно содержать только коров,
волов и овец, свиньи же и лошади требуют добавочного корма. Виковое сено
вредно для жеребят и кормящих кобыл, а также сосущих телят и ягнят до
полугодового возраста, но хорошо скармливается остальным скотом. Виковые
зерна, раздробленные, или в виде муки, вареные в смеси с отрубями,
употребляются для откармливания рогатого скота и овец, , хотя,
вследствие горечи (содержания в их оболочке наркотического вещества)
неохотно потребляются животными. Солома В. очень питательна, но трудно
переварима и должна быть скармливаема с большою осторожностью, чтобы не
вызвать запора, а мякина, обваренная кипятком, доставляет хороший корм
для свиней.
б) Озимая кормовая В. (Vicia sativa segetalis) - вполне схожа с
предыдущей, но посредством все более и более раннего посева
превратившаяся из яровой в озимую. В России вымерзает.
в) Белосемянная кормовая, или белая В., круглая чечевица (Vicia
sativa leucosperma) - с белыми цветами, желтыми бобами и
желтовато-белыми круглыми зернами, одинаковой величины с обыкновенной В.
В соседстве с последней легко вырождается; созревает раньше. Зерна ее не
имеют горечи и потому съедобны; в Соликамском уезде из них приготовляют
кашу и из молотых - кисель. Урожайность на зерно меньшая, а на солому
большая, чем у обыкновенных.
г) Гоптоунская, белоцветная шотландская, поздноцветная кормовая В.
(Vicia sativa serotina) - с белыми цветами, желтыми бобами и
чечевицеобразными, желтыми, довольно крупными, тяжелыми зернами;
созревает на 2-3 недели позже других сортов, а потому зерна ее не
поспевают даже в Киевской губ. Отличается большой урожайностью соломы и
потому рекомендуется (Лангенталь) для зеленого корма в северных
местностях на не тяжелых почвах, предпочтительно пред обыкновенной В.
д) Шотландская В. (Vicia sativa scotica) - с темно-серыми семенами;
отличается большой волосистостью; поздний сорт.
е) Сардинская В. (Vicia sativa sardea) - с гладкими, очень темными,
крупными зернами и трудно растрескивающимися бобами.
ж) Вика "Баккла"(Vicia sativa baccla) - с зеленовато-бурыми, сильно
сплюснутыми зернами и не растрескивающимися бобами; пригодна для южных
губерний.
2) Римская или нарбонская В. (Vicia narbonensis L. ) - яровое
однолетнее растение с фиолетовыми цветами, волосистыми, несколько
раздутыми бобами и крупными черными зернами, немного крупнее гороха. Не
боится перемены погоды, но требует теплого климата. Хорошее кормовое
растение для более легких почв. Высевают ее на десятину 61/2 четвериков,
урожай же до 15 четвертей. По особенностям культуры вполне сходна с
конскими бобами, вместо которых и разводится, превосходя их
урожайностью.
3) Венгерская или пилолистная вика (Vicia serratifolia Jacq. ) -
яровая, однолетняя, с темно-красными цветами; схожа с предыдущей, но
может расти на солонцеватых почвах.
4) Призаборная В., вязель (Олон.), горох или горошек: дикий,
журавлиный, за борный, изгородный, мышиный, луговой, полевой, стенной (в

<<

стр. 41
(всего 253)

СОДЕРЖАНИЕ

>>