<<

стр. 42
(всего 253)

СОДЕРЖАНИЕ

>>

большей части России), гусинец (Волог.), зяблица, костоломная(Олон.),
мышак (Могил.), преснок (Водог.), синюха, сокирки (Малоросс.), Vicia
sepium L. - многолетнее растение с грязнофиолетовыми цветами и черными
бобами, содержащими по 4-6 круглых коричневых зерен, почти также мелких
как семена редьки. Прекрасное кормовое растение, произрастающее в диком
состоянии на хороших лугах, на свежей черноземной почве и вблизи живых
изгородей. Хорошо удается при посеве на полях под покровными растениями,
с которыми иногда и высевается. Оно не истощает почву и не боится
мороза. При посеве расходуется на 1/2 больше семян, чем у других видов
В. и получается на первый год пастбище для коров, а на второй, в конце
мая, обильный укос, при чем на подходящей почве можно ожидать вторичного
хорошего укоса, или можно оставить под пастбище, так как эта В. держится
в поле несколько лет. Сбор семян, вследствие не одновременности
созревания их, крайне затруднителен и добывание их из бобов довольно
хлопотливо, а потому семена собирают лишь тогда, когда поле должно быть
вспахано осенью.
К этой же группе В. принадлежит вид, дико произрастающий между
посевами колосовых растений и льна на песчаных почвах - черная или
узколистная В. (Vicia апgustifolia Roth. ), с персиково-красными
цветами, черными бобами и серыми или черными зернами, столь же мелкими,
как у предыдущего вида. Последнее обстоятельство служит причиною, что
эта В. не возделывается, хотя могла бы быть разводима под овсом для
зеленого корма.
Из группы В. с кистевидными соцветиями замечательны:
5) Сибирская пестрая В. (V. biennis L. ) - двухлетнее растение,
пригодное для сурового климата и легких почв, содержащих известь, но
хорошо растет и на глинистой почве, если она достаточно рыхла.
Высевается без покровных растении, или же под яровыми растениями. Дает
очень хороший зеленый корм; заслуживает особенного внимания хозяев.
6) Мохнатая или косматая В., горошек , голубиный горох (Малоросс.),
пьяная трава (на Днепре), V. villosa - одно и двухлетнее растение,
разводимое на высоких местах и сухой почве, даже на сухом песке, как
яровое или озимое, лучше всего в смеси с овсом или рожью. Высевают в
смеси равными частями при возращении на семена 8-91/2 пуд., на зеленый
же корм 91/2-10 пуд. Урожай зерна, которое легко осыпается в зрелости,
до 90 пудов и зеленого корма - до 2700 пуд.
7) Мышиная, многоцветная или птичья В., мышиный горошек (V. cracca
L.) - многолетнее растение с фиолетовыми цветами, бурыми стручьями и
мелкими черными семенами; изредка встречается видоизменение -
мелколистная В. (V. tenuifolia). Обе эти В. любят отенение весною, когда
же покроют собою почву, то требуют света; они доставляют очень
питательный зеленый корм и с успехом возделываются на тощих известковых
и не удобренных мергелем песчаных полях.
Из дикорастущих видов В. этой группы имеют хозяйственное значение -
для подножного корма - лесная В., бобовина или гирен (Олон.), V.
sylvatica L., V. hirsuta Fisch, произрастающая в лиственных лесах, и
высокая, кустарная В. (V. dumetorum L.), встречающаяся там же на высоких
местах, в тени.
С.
Викарий - от латинского слова vicarius, что значит заместитель.
Особое применение слово это получило по отношению в должностным лицам.
Со времени Константина Великого Римская империя разделялась на четыре
больших административных округа - префектуры, которые, в свою очередь,
подразделялись на диоцезы. Во главе каждой префектуры стоял praefectus
praetorio, а во главе каждого диоцеза - правитель, подчиненный префекту
и называвшийся vicarius (praefectorum). В. назначался непосредственно
императором и в пределах своего диоцеза пользовался полномочиями
префекта в деле надзора за правителями провинций (подразделение
диоцеза), впрочем без права отрешать их от должности. Но когда в диоцезе
присутствовал сам префект, викарий терял всякую власть. Эта характерная
черта делает из В. лицо как бы уполномоченное префектом, который во
всякое время может эти полномочия уничтожить. Такой же характер
сохранила викариатская должность и в Церкви, где термин этот получил
широкое распространение. В Римско-католической церкви прежде всего сам
папа, как преемник князя апостолов Петра, которого Христос назначил
своим заместителем, называется vicarius Jesu Christi. В свою очередь
папа поставляет себе заместителей, которые называются апостолическими В.
(vicarii apostolici), также прирожденными легатами (legati nati), если
звание это связывается не с личностью епископа, а с известною кафедрою,
центральною для данного округа, вследствие чего всякий епископ,
вступающий на эту кафедру, ео ipso становится папским викарием. Такие В.
появились с V столетия в виду трудности сношений отдаленных провинций с
Римом. В пределах более или менее обширных территорий им предоставлялось
осуществление от имени папы некоторых высших правительственных прав по
созванию соборов, по рассмотрению спорных дел между епископами, по
принятию апелляционных жалоб и проч. Папскими В. были архиепископы:
фессалоникский - для Иллирика, арелатский - для Галлии, севильский - для
Испании. К VIII стол. постоянные папские В. исчезли и вновь появились в
XI столетии, когда титул этот, с более или менее обширными полномочиями,
предоставлен был архиепископам зальцбургскому, майнцскому, трирскому,
гамбургбременскому. В настоящее время назначение апостолических В. имеет
место лишь в виде исключения, при обстоятельствах экстраординарных;
только в Австрии глава военного духовенства считается папским В.
(vicarius castrensis), да благодаря успехам католических миссионеров
появились апостолические В. в Австралии, в Китае, на островах Тихого
океана и проч. При римско-католических епархиальных епископах также
состоят епископы викарии (vicarius in pontificalibus), которые иначе
называются титулярными епископами (episcopi titulares), так как имеют
только титул без соответствующей ему епископской юрисдикции, а также
епископами in partibus (infidelium), так как посвящаются на фиктивный
кафедры, находящиеся в странах неверных. Дело в том, что первым
вселенским собором установлен был принцип, в силу которого в одной
епархии не должно быть двух епископов. Между тем епископы обширных
епархий с давних времен нуждались в помощниках архиерейского сана,
которые бы осуществляли за них функции их архиерейского
священнодействия. Когда в XIII веке язычники Лифляндии и Пруссии изгнали
многих епископов из новых учрежденных епархий, а в то же время и на
Востоке, с падением Латинской империи, оказалось значительное число
епископов, лишившихся кафедры, то услугами этих изгнанных епископов
воспользовались епископы обширных европейских епархий. Этот порядок
вещей сделался постоянным, так как папа, с целью охранения своих прав на
существовавшие когда-то епархии. Католической церкви, давал и до сих пор
дает преемников умирающим епископам этих фиктивных епархий. Таким
образом в Римско-католической церкви викарный архиерей является
помощником епархиального в осуществлении его прав архиерейского
священнодействия (jura ordinis); он назначается папой по предложению
епархиального епископа. Иное значение имеет генеральный викарий
(vicarius generalis). Это помощник епархиального епископа по управлению
епархией, по осуществлению его правительственных прав (jura
jurisdictioais). Епископ имеет право и обязанность сам лично управлять
своей епархией, поэтому может обойтись и без генерального В.; папа может
принудить его к поставлению последнего только в случай недостаточного
знакомства епископа с каноническим правом, или в случае обширности
епархии. Генеральный викарий должен иметь степень доктора или лиценциата
канонического права, или богословия и быть сведущим в правоведении, но
какой-либо степени духовного сана от него не требуется; достаточно,
чтобы он вообще принадлежал к клиру, т. е. имел тонзуру. Между епископом
уполномочивающим и генеральным В., принимающим полномочия,
предполагается единство лица, так что оба они юридически рассматриваются
как одна инстанция и обжалование действий генерального В. направляется
не к епископу, а в следующую инстанцию - к архиепископу. В силу того же
единства лиц, в присутствии епископа, т. е. когда епископ сам лично
совершает какой-либо правительственный акт, генеральный В. юридически не
существует. Права его прекращаются тотчас с прекращением прав самого
епископа; кроме того, епископ во всякое время может взять назад данные
ему полномочия. Иногда допускается специализация дел административных и
судебных, так что генеральному В. поручаются одни только
административные дела, для дел же судебных существует другой помощник,
под именем оффициала. Юридическое положение того и другого одинаково. В
германских епархиях при генеральном В. состоит обыкновенно целое
коллегиальное учреждение, а там, где состоялась специализация дел
административных и судебных, с поручением тех и других различным
должностным лицам - генеральному В. в оффициалу - существуют даже два
коллегиальных учреждения: генеральный викариат и оффициалат или
консистория. Sede vacante, т. е. при вакантности епископской кафедры,
или sede impedita, т. е. когда кафедра юридически не считается
вакантной, но фактически епископ поставлен в невозможность осуществлять
свою епископскую должность (например, вследствие лишения свободы, взятая
в плен, но не вследствие болезни, когда назначается коадъютор),
управление епархией переходит к кафедральному капитулу, который в
течение 8 дней должен поставить эконома для управления имуществом
еписконии и капитулярного викария (vicarius capitularis) для
осуществления епископской юрисдикции. В пределах Росс. империи при
римскокатолических епархиальных епископах состоят епископы-суффраганы
(викарные), которые назначаются императором при предварительном сношении
с Римской курией; по поручены епархиального епископа они могут
исправлять функции генерального В. В случае наступившей вакантности
кафедры, кафедральный капитул избирает викария впредь до замещения
кафедры. Западно-католический принцип викарной юрисдикции выражается в
России в том, что должности членов римско-католич. консистории
прекращаются со смертью епископа или в случае сложения им епископского
сана, а также с прекращением управления вакантной кафедры викарием.
Наконец, в Римскокатолической церкви и приходские священники (парохи)
могут иметь В. Они бывают постоянные (vicarii perpetui), когда в приходе
находятся филиальные церкви, капеллы, или когда приход отличается своей
многолюдностью, и временные (v. temporarii), назначаемые в случай
наступившей неспособности пароха к прохождению должности, а также на
время вакантности этой должности. Последнего рода В. известны и в,
протестантской церкви. Ср. Deneubourg, "Etude canonique sur les vicaires
paroissiaux" (Пар., 1871).
В древнерусской церкви при епископах состоял наместник, который был
главным представителем его в области суда и администрации. Первоначально
это было лицо духовное, но в конце XIV в., когда при епископах
образовался особый служилый класс, в лице архиерейских бояр и детей
боярских, наместником могло быть и светское лицо. Существованию
архиерейских бояр положен был конец в начале XVIII века. Институт же
викарных епископов лишь в новейшее время получил широкое развитие. В
до-Петровской Руси при одном только митрополите московском и позже при
патриархе московском существовал помощник с архиерейским саном, епископ
сарский и подонский, при патриархах переименованный в митрополита
крутицкого, который, после падения Сарайской орды, стал жить в Москве на
Крутицах, не переставая, впрочем быть епископом своей прежней епархии.
На соборе 1667 г. предполагалось ко всем четырем митрополитам определить
вспомогательных архиереев, которые бы жили в определенных им монастырях.
Предположение это не осуществилось, как не осуществились впоследствии и
стремления верховного тайного совета передать управление епархиями
членов св. Синода в руки особо поставленных викариев. В 1698 г. Петр
Великий разрешил киевскому епископу Варлааму Ясинскому, "для слабости
его здоровья", избрать и посвятить себе епископа-коадъютора, с тем,
чтобы привилегия эта распространялась и на его преемников. К концу XVIII
стол. существовали викарные епископы в епархиях новгородской, московской
и киевской. В нынешнем столетии случаи определения викариев, как
архиереев, вспомогательных при епархиальных епископах, стали чаще, а в
1865 г. высочайше разрешено было учреждать викариатства во всех
епархиях, где могут быть указаны местные источники содержания их без
обременения государственной казны, именно достаточно состоятельные
монастыри. Викарный архиерей посвящается во епископа одного из городов
данной епархии; но это не значит, чтобы епископ, получающий свой титул
от того или другого города, имел в своем церковном управлении этот город
и принадлежащий к нему уезд. Викарий есть только помощник епархиального
архиерея, прежде всего в осуществлении прав священнодействия; участие
его в епархиальном управлении не определено какими-либо твердыми
правилами. Обыкновенно, по усмотрению епархиального архирея, ему
поручается предварительный просмотр, иногда и утверждение, консисторских
журналов и протоколов; далее ему передаются дела о присоединении
иноверцев к Православной церкви, о выдаче мура, освященных антиминсов,
метрических свидетельств, паспортов духовным лицам, о предании
церковному покаянию по сообщениям присутственных мест и т. п. При
вакантности епископской кафедры в епархии, в которой имеется В., указы
из св. Синода исходят на имя епископа В. В силу исключительных местных
обстоятельств, некоторые викарные архиреи с подчиненными им духовными
правлениями действительно ведут церковное управление в известном местном
районе. Таковы викарий холмсковаршавской епархии - епископ люблинский,
который производит управление и духовный суд в пределах бывшей
греко-униатской холмской епархии, и викарий иркутской епархии - епископ
читинский, который заведует епархиальными делами Забайкальской области.
В совершенно исключительном положении находится викарий рижской епархии,
епископ ревельский, который не подчинен своему епархиальному епископу и
проходит епископскую должность в Японии, где он и пребывает. В настоящее
время при митрополите новгородском, с. петербургском и финляндском
состоят 4 викария - один для епархии новгородской и 3 для епархии
с.петербургской; при митрополитах московском и киевском - по 3 викария;
в 5 епархиях (вятской, грузинской, иркутской, литовской и херсонской)
существуют по 2 викария и в 21 епархии по одному викарию. О положении
викарных епископов с точки зрения канонической ср. Н. Суворова, "Курс
церковного права" (Яросл., 1890, ч. II).
Викинги. - Так назывались дружины морских разбойников, выходивших в
начале средних веков из Скандинавии и разорявших все побережье западной
и южной Европы своими смелыми хищническими набегами. Викинги имели свою
организацию, усложнявшуюся соразмерно с числом членов шайки; их адмиралы
носили название"Викинг-ворд". Свои походы они совершали как небольшими
отрядами, так и целыми войсками; впоследствие от грабежа они стали
переходить к завоеваниям и основали несколько государств. С
распространением христианства на Севере походы викингов постепенно
прекратились. См. Стрингольма "Походы викингов" (русский перевод
Шемякина, Москва, 1861).
Вико (Джиамбаттиста Vico) - итальянский мыслитель, род. в 1668 г., в
Неаполе, где и умер в 1744 г. Получив юридическое образование, он
посвятил себя, однако, преподавательской деятельности, сначала в
качестве домашнего учителя, потом - профессора риторики. В 1734 году
король Карл сделал его своим историографом, и с этого времени только
улучшилось его материальное положение. Его сочинения следующие: "De
antiquissima Italorum sapientia" (1710), "De uno universi juris
principio et fine uno" (1720) и "Principj di una scienza nuova intorno
alla commune natura delle nazioni" (1726 г.; лучшее издание в двух
томах, с примечаниями Галотти, 1826), не считая посмертных "Opuscoli
raccolti", изданных в 1818 г. Главнейшим трудом В. была "Новая наука", в
которой он проявил большую оригинальность мысли, остроумие и смелость
взглядов; в исторической критике он предвосхитил некоторые идеи Фридриха
Августа Вольфа и Нибура: но особенно он сделался известен благодаря
своей историко-философской теории, по которой все народы проходят свой
жизненный путь одинаковым образом, вследствие чего всеобщая история
представляет собою вечный круговорот возвращения одних и тех же явлений
(corsi е ricorsi). В XVIII в. В. был одинокий и неизвестный мыслитель, и
настоящая его слава началась лишь в двадцатых годах XIX в., когда его
провозгласили даже родоначальником философии истории. В 1822 г. вышел в
свет немецкий перевод "Новой науки" Вебера; в 1827 г. сделал краткое ее
изложение, с восторженным введением, Мишле; с этого времени только и
стали говорить о В., издавать его сочинения (полное собрание в изд.
Феррари 1836 - 37; сокращенное Мишле 1836; полный франц. перевод "Новой
науки" 1844) и изучать его жизнь и произведения. Литература о В. весьма
обширна: Ferrari, "Vico et l'Italie" (1839); Werner, "Ueber Vico als
Geschichtsphilosophen" (1877) и "Gr. Vico als Philosoph und gelehrter
Forscher" (1881); Flint, "G. Vico" (1884) и др. Порусски изложение
учения В. см. в "Опыте исторического обзора главных систем философии
истории" М. М. Стасюлевича (1866). Ср. статью о В. и его новой науке в
"Отечествен. Записках" за 1872 г. Остальные указания в I т. "Основных
вопросов философии истории" Н. Кареева (стр. 5 - 7).
Н. Карпев.
Виконт (фр. Vicornte, англ. Viscount, итальян. Visconte, испан.
Vicecomte) - так назывался в средние века наместник в каком-нибудь
владении графа (от vice comes). Впоследствии отдельные В. так усилились,
что сделались независимыми и владели известными уделами (Бомон, Пуатье и
др.) стало соединяться с званием В. В настоящее время этот титул во
Франции и в Англии занимает среднее место между графом и бароном.
Старший сын графа обыкновенно носит титул В.
Виктория (Victoria) - растение из семейства кувшинниковых
(Nymphaeaceae), составляющее один род с единственным надежным видом V.
regia. Оно открыто лет 30 тому назад сначала в р. Амазонской, а затем в
больших ее притоках и в Ориноко. Это гигантское водяное растение, будучи
многолетним в своем отечестве, возделывается в наших теплицах как
однолетнее. Плавучие листья, выходящие из столетнего корневища,
погруженного в подводном иле, почти круглой формы и снабжены длинными
черешками. Они иногда бывают двух метров в диаметре. Края их сначала
загнуты вверх, а затем расправляются; толстые нервы усажены снизу
острыми шипами. Большие цветы бывают в 3 дециметра ширины и большие;
состоят из очень большого числа лепестков. Распускаются вечером и даже
ночью; сначала они белые, затем розовеют, а под конец становятся в
центре пурпуровыми. Семена В. употребляются на родине растения в пищу
под именем водяного маиса (Mais del aqua). Культура В. производится в
особых для нее построенных аквариях, так как она требует особых условий:
вода в акварие должна иметь не меньше 25°Ц., а освещение должно быть
возможно сильное; необходимо довольно частое возобновление воды; для
посадки на дне аквария делается из земли бугор, в верхушку которого и
закладываются семена.
А. Бекетов.
Вилла, у древних римлян - первоначально род деревенской усадьбы, мызы
или фермы, т. е. жилой дом с различными хозяйственными постройками
(Villa rustica). Малопомалу В. утратила этот характер и превратилась в
дом, отделанный с расточительной архитектурною городскою роскошью и
служащий для житья и отдохновения богатых людей во всякое время года
(villa urbana). При этом, разумеется, она строилась в приятной местности
и снабжена была садом. Таковы были, напр., Арпинум Цицерона и
принадлежавшие к самым богатым и изящным виллы Метелла и Лукулла. О
великолепных В. времен римских императоров мы знаем по описаниям Плиния
Младшего и сохранившимся остаткам таких сооружений; из них к числу
известнейших принадлежит В. императора Адриана в Тиволи, близ Рима. Во
времена Каролингов королевскими виллами (villae regiae) назывались земли
государей, на которых они нередко имели свою резиденцию; но понятие о
римских виллах было совсем чуждо средним векам, и только в эпоху
Возрождения стали снова являться в Италии виллы богатых и знатных людей,
окруженные роскошными садами, щеголяющие изяществом архитектуры и
наполненные произведениями искусства, но менее древнеримских вилл
приспособленные к жизни в холодную пору года. Из римских вилл этой эпохи
особенно знамениты виллы Альбани, Боргезе, Лудовизи и Фарнезина. В
настоящее время В. называется более или менее изящная дача с садом, в
которой владелец, и его семейство проводят летние месяцы, а также
городской дом особняк с садом, террасами, верандами и пр.
А. С - в.
Вильгельм Завоеватель - король Англии (1066 - 1087) род. в 1027 г. и
был побочным сыном нормандского герцога Роберта II Дьявола. В 1033 г.,
когда Роберт Дьявол отправился на богомолье в Палестину, В. был признан
его наследником. При известии о смерти Роберта (1035), нормандские
бароны и во главе их родственники умершего герцога восстали против его
незаконнорожденного преемника, и только вмешательство французского
короля Генриха I, который был сюзереном и опекуном В., сохранило за ним
престол. Юность Вильгельма прошла в войнах с соседями (особенно с гр.
Анжуйским, Годефруа Мартелом, и с французским королем), из которых он
вышел победителем, подчинив Нормандии графство Мэн (1060), и в борьбе с
баронами, которых ему удалось принудить к полному повиновению. Предмет
особых забот В. составляла нормандская церковь: он сам руководил
духовными соборами и старался поднять умственный и нравственный уровень
духовенства. Сотрудником его в церковных преобразованиях был приор
знаменитой бекской школы Ланфранк.
В 1051 г. В. посетил своего родственника, английского короля Эдуарда
Исповедника, и впоследствии стал утверждать, что бездетный Эдуард во
время этого свидания назначил его своим наследником, хотя такое
назначение, без согласия витенагемота, не имело законной силы. Тем не
менее, когда в 1066 г. умер Эдуард и английский престол перешел к его
шурину Гарольду, В. заявил свои притязания, ссылаясь на завещание
Эдуарда, на свое родство с ним (его отец был племянником матери Эдуарда,
Эммы) и на клятву самого Гарольда - в случае смерти Эдуарда
способствовать избранию В. английским королем. Притязания В. поддерживал
папа Александр II; он отлучил Гарольда от церкви и возложил на В. миссию
привести Англию к покорности св. престолу. Под знамена В. собрались с
разных концов западной Европы рыцари и простые воины, жаждавшие
приключений и быстрого обогащения. Численность его войска простиралась
до 60000. Нормандский флот отплыл из гавани С. Валери (в устье Соммы) и
29 сентября 1066 г. пристал к берегам Англии у Певенси, близ Гастингса;
около этого города вскоре и произошла битва, которая отдала Англию в
руки Вильгельма. Немногие города оказали сопротивление норманнам. Лондон
провозгласил королем последнего представителя англосаксонской династии,
Эдгара Этелинга, и готовился к обороне; но, когда на сторону В. стали
один за другим переходить светские и духовные магнаты, граждане Лондона
отправили к В. депутацию, и во главе ее стоял сам Эдгар Этелинг. В.
очень заботился о том, чтобы возложить на себя корону не в качестве
завоевателя, а в качестве законного наследника Эдуарда, и короновался в
Вестминстере с соблюдением всех обычных обрядов. Гарольд и его
сторонники были объявлены изменниками; их земли подверглись конфискации
и были розданы сподвижникам В. Но никаких важных изменений в
англо-саксонских законах не было произведено на первых порах; привилегии
Лондона В. подтвердил особой грамотой. Свое положение В. считал
настолько упроченным, что на следующую весну уехал в Нормандию. Вскоре
после его отъезда вспыхнуло восстание, вызванное насилиями норманнов.
Возмутившимся англосаксам помогали валлийцы и некоторые норманские
бароны, недовольные В.
Вернувшийся В. восстановил порядок и построил целый ряд замков, в
которых разместил норманские гарнизоны. Но брожение продолжалось, и в
1068 г., когда в устье Гумбера появился флот датского короля Свена,
возмущение охватило весь запад Англии. Добившись, путем подкупа, мира у
датчан, В. жестокими мерами принудил мятежников к покорности; он
подвергнул страшному опустошению восставшие области, причем особенно
пострадала страна на севере от р. Гумбера. Последнее, в такой же степени
как и прежнее неудачное восстание англо-саксов, которое поддерживал
шотландский король Малькольм III, относится к 1071 г. Мятежи последующих
лет уже не имеют характера национальной борьбы, и причиной их является
своеволие или честолюбие норманских баронов. Таково, например восстание
баронов под предводительством старшего сына В., Роберта, который добился
того, что отец отдал ему в управление Нормандию (1080).
Последовательный ряд восстаний англо-саксов изменил положение В.;
после их усмирения он владеет Англией уже не только на правах преемника
Альфреда Великого и Эдуарда Исповедника, но и по праву завоевания. Этот
двойственный характер его власти выразился в его правительственной
системе, которая представляет соединение прежнего англо-саксонского
строя с нормандским феодализмом. Почва для установления феодального
порядка была уже подготовлена, так как еще до появления норманнов
феодальная система землевладения распространилась на большую часть
крупных земельных участков, и аллодиальная собственность оставалась, в
виде исключения, в руках самых знатных родов. Раздавая своим норманнам
земли на феодальных основаниях, В., в тоже время, старался принять меры
против последствий феодализма. Английская феодальная система, введенная
норманским завоеванием, очень существенными чертами отличается от
континентальной. Владения многих баронов достигали очень значительных
размеров, но они были разбросаны по всей стране, и это обстоятельство
служило препятствием образованию системы крупных поместий. В графствах
В. ввел управление шерифов - чиновников, которые получали назначение и
находились в непосредственной зависимости от короля. Большие графства,
созданные Канутом Вел., были уничтожены, и только в трех местах В.
основал палатинаты (честерский, дергемский и кентский); два из них были
отданы духовным лицам, которые, разумеется, не могли передавать своей
власти по наследству. В то же время противовесом феодализму служили
старые английские учреждения, отчасти сохраненные В. Он усилил систему
круговой поруки десятен (frankpledge) и сохранил суды сотен и графств.
Всякий вассал, кроме той присяги, которую он приносил сеньору, обязан
был еще давать клятву верности королю. Оплотом против феодализма служила
организация церкви. Низложив кентерберийского архиепископа Стигаида, В.
возвел на его место Ланфранка и большую часть английских прелатов
заместил нормандскими. Зависимость церкви от короля была увеличена:
епископ приносил королю ленную присягу; королевский вассал не мог быть
отлучен от церкви без дозволения короля. Светская и церковная юрисдикции
были строго разделены. Постановления соборов получали утверждение от
короля. Сношения церкви с папой были также подчинены его контролю.
Относительно св. престола В. вообще держался вполне независимо и на
требование Григория VII принести ленную присягу отвечал гордым отказом.
В 1086 г. В. велел составить подробную перепись земельных участков и
повинностей, связанных с землевладением; запись эта носит название
Domesdaybook и на ряду с "Leges et Consuetudines Willelmi etc. "
("Англо-саксонское право с добавлениями и изменениями В.") является
главным источником для знакомства с внутренней историей Англии при В.
Завоевателе.
Перед смертью В. пришлось вести войну с возмутившимися баронами
Нормандии и помогавшими им соседними французскими владетелями. Объезжая
пылавшие развалины взятого им города Манта, В. был сброшен с седла и
получил смертельный ушиб. Его перевезли в Руан, где он и умер (7 сент.
1087 г.). Старший сын В. Роберт наследовал ему в Нормандии, второй,
Вильгельм - в Англии. Кроме общих сочинений, см. Aug. Thierry, "Histoire
de la conquete de l'Angleterre par les Normands"; Planche, "The
Conqueror and his companions"; Freeman, "History of the Norman Conquest
of England" и его же, "William the Conqueror".
А. Кудрявцев.
Вина (culpa, Schuld, culpabilite) составляет необходимое условие
ответственности, как гражданской, так и уголовной, за недозволенные
деяния. Она заключается в внутреннем отношении дееспособного субъекта к
совершаемому им деянию. В. образует так называемый внутренний состав
деяния, за которое субъект или виновник подлежит ответственности. Как
внутренний психологический элемент деяния, вина противополагается самому
действию, вызвавшему известное изменение во внешнем мире, имевшему
известные последствия - элементу внешнему, физическому. Констатируя в
каком-либо случае наличность вины, мы констатируем, вместе с тем, что
данное деяние есть не только произведение рук человека, но и продукт его
внутреннего мира, его воли, сознания и т. д. Суждение о человеке по
деяниям его основано на предположении об определенном, внутреннем
отношении его к совершаемым им деяниям.
По различию понятия ответственности, различается и понятие вины.
Самому широкому понятию ответственности - нравственной - соответствует и
самое широкое понятие вины - нравственной; более узким является понятие
юридической вины. Последняя, в свою очередь, может быть виною уголовною
или гражданскою.
Так как этика определяет обязанности человека не только к другим, но
и к самому себе, и нормирует не только действия человека, но и душевные
движения, то всякое отступление от нравственности даже в одних
побуждениях, в одних помыслах обосновывает собою наличность нравственной
вины. В. юридическая всегда предполагает, наоборот, какое-либо действие,
нарушающее право или правовую норму. Мотивы, побуждения, вызвавшие
действие, не обуславливают собой ответственности, а могут лишь влиять на
определение размера ее - и то если речь идет об ответственности
уголовной. Сравнительно ближе к нравственной вине стоит В. уголовная.
Последняя часто даже смешивалась в доктрине с первой, подобно тому как и
самая область безнравственного смешивалась с областью преступного.
Представителями этого взгляда служили главным образом последователи
гегельянской школы, признававшей безусловную свободу воли и
усматривавшей как в преступном, так и в безнравственном деянии отрицание
абсолютной свободы, которая осуществляется в праве и морали (Kostlin,
Berner). В современной доктрине преступное отличают от безнравственного,
хотя и нельзя точно определить границу между тем и другим (Таганцев,
"Лекции" I, стр. 32 и сл.).
Элементами вины в смысле уголовном являются, прежде всего, воля и
сознание. Всякое деяние постольку лишь может быть вменено в вину
(imputatio juris, в отличие от вменения фактического, т. е.
констатирования причинности - imputatio facti), поскольку оно есть
продукт воли деятеля. Для представителей теории свободы воли,
индетерминистов, воля деятеля представляется причиною деяния, а вместе с
тем и причиною последствия от деяния (Causa causae est causa causati).
Но и для приверженцев теории несвободы воли, детерминистов, особенно для
представителей теории закономерности человеческих действий, воля есть
также главный элемент виновности. Не может быть ответственности за
действия, которых деятель не хотел, к которым не направлена была его
воля. Одной воли, однако недостаточно для наличности вины; самые
действия могут соответствовать воле субъекта, но результат действия
может оказаться вовсе несоответствующим ей не только потому, что этого
результата субъект не хотел, а потому что он его не сознавал или не знал
о возможности его наступления. Особенно важным является момент сознания
относительно тех преступных деяний, состав которых выполняется лишь
наступлением известных последствий (наприм. убийства). Для наличности
сознания необходимо предвидение последствий или представление о них.
Наконец, третьим необходимым элементом вины в новейшее время (Биндинг)
признают сознание законопротивности деяния (Normwidrigkeit). В доктрине
уголовного права понятие вины и значение элементов, входящих в него,
чрезвычайно спорно и до настоящего времени служит предметом контроверс;
в разрешении вопросов, касающихся вины, громадную роль играют учения о
воле, сознательной и бессознательной (Hartmann, Binding), о
психологических моментах "представления" и "сознания" и т. д. В системе
уголовного права учение о вине почти никем из криминалистов особо не
выделяется из учения о вменении и о видах виновности - умысле и
неосторожности.
В истории уголовного права В. не всегда служила необходимым условием
ответственности. В эпоху господства частной мести, когда карательная
деятельность государства ограничивалась регулированием проявления мести
со стороны потерпевшего, внутренний момент вины не имел никакого
значения: обиженный мстил за нанесенный ему деянием виновного вред,
независимо от того, желал ли или не желал виновник нанести этот вред.
Такое же безразличное отношение к внутреннему моменту деяния
господствует и в следующей стадии - при развитии системы композиций
(compositio), определенного вознаграждения в пользу потерпевшего или так
называемой виры (или вергельда). Только постепенно и, главным образом,
под влиянием канонического права, момент В. приобретает все большее
значение; в настоящее время ни одно уголовное законодательство не
упускает его из виду. Законодательных определений понятия В. не
существует, но целый ряд постановлений об умысле, неосторожности,
случай, ошибке и т. д. достаточно вытесняет отношение законодательств к
внутреннему составу преступления. Исключение относительно В., как
необходимого условия уголовной ответственности, сделано лишь для
полицейских нарушений (contraventions, Uebertretungen), т. е. деяний,
заключающих в себе не нарушения какого-либо права, а только неисполнение
предписаний, ограждающих безопасность или фискальный интерес. Для
ответственности за нарушение обыкновенно довольствуются наличностью
одного факта нарушения, безразлично, произошло ли оно по вине
привлекаемого к ответственности, или при таких обстоятельствах, которые,
в других случаях, вполне исключали бы В. Так например, наличность
неоплаченного таможенной пошлиной товара влечет за собою карательные
последствия для собственника его, хотя бы в действительности он не был
виновен в том, что товар остался неоплаченным.
Уголовная В. имеет степень. Обнаружившаяся в преступном деянии злая
воля или В. может быть более или менее интенсивной, вызывать различную
степень ответственности, даже при тождественности самого деяния в его
вредных последствий. На этом свойстве уголовной В. основано деление ее
на виды, главным образом - на умысел и неосторожность. Признаками этих
видов служат различные степени как воли, так и сознания. Точно
установленных начал для этого различения ни наука, ни положительное
право еще не выработали. Наряду с указанными видами виновности,
различаемыми в качественном отношении, уголовное право знает и другие
степени В. и во всяком случае признает В. способною видоизменяться и в
количественном отношении. Поэтому возможно говорить о большей и меньшей
В. Размер В. зависит от обстоятельств, при которых данное преступное
деяние совершилось и которые по существу своему или не могли не оказать
известного влияния на волю или сознание преступника, или сами по себе
обнаруживают большую или меньшую степень интенсивности злой воли.
Обстоятельствами, влияющими на определение размера В., могут быть,
поэтому, как факты, предшествовавшие совершению преступления, так и
факты, одновременные с ним и следовавшие за ним, и не только факты
внешние, физические, но и внутренние, психические (например, крайняя
нужда, провокация, возмещение происшедшего от преступления вреда,
особенности средств и способов совершения преступления,
предумышленность, легкомыслие, запальчивость, раздражение и т. д.). О
классификации этих обстоятельств и признаках их в доктрине и
положительном праве
Совершенно отсутствует В. у субъектов невменяемых, а также при
наличности случая, т. е. когда или самое деяние не есть результат
решимости и воли субъекта, а случайное, внешними явлениями природы
вызванное действие его, или когда последовавший от деяния результат
является случайным отступлением от обыкновенного, могущего быть
предусмотренным хода вещей. Возможно, наконец, отсутствие В.,
обусловливаемое обстоятельствами, исключающими преступность деяния
(необходимая оборона, согласие потерпевшего на причинение ему вреда и т.
п.), или обстоятельствами, исключающими В. (например, принуждение -
физическое, vis absoluta, и психическое, vis compulsiva; состояние
крайней необходимости и т. п.). Обстоятельствам первого рода французские
юристы присваивают наименование excuses legales, обстоятельствам второго
рода - faits justificatifs. От понятия об уголовной В. отличается
понятие о В. гражданской. Гражданская ответственность шире уголовной;
первую, поэтому, могут обусловливать такие внутренние явления, которые
недостаточны для уголовной ответственности. На различии В. гражданской и
уголовной часто основывали различие гражданского и уголовного
правонарушения или неправды (Bekker, Fichte, Trendelenburg, отчасти
гегельянцы Berner, Kostlin, Halschner; см. об этом, главным образом,
Merkel, "Kriminalistische Ahhandlungen", и, Лейпц. 1867 г.; Binding,
"Die Normen und ihre Uebertretung", I, 2 изд., Лейпц. 1890; Таганцев,
"Лекции по русскому уголовному праву", I, стр. 51 - 64). Для наличности
гражданской В. не требуется, обыкновенно, сознания противозаконности
совершаемого, не требуется и предвидения и сознания последствий деяния,
а достаточно сознание совершаемого и воля совершить именно то, что
совершено.
Г. С.
Виндельбанд (Вильгельм Windelband) - немецкий философ, род. в 1848
г., состоял профессором в страсбургском университете. Ученик Куно Фишера
и Лотце, он примкнул к неокантианцам. Написал "Ueber die Gewissheit der
Erkenntniss" (Берлин, 1873), "Ueber den gegenwartigen Stand der
psycholog. Forschung" (Лейпциг, 1876), "Die Geschichte der neuern
Philosopbie in ihrem Zusammenhange mit der allgemeinen Kultur und den
besondern Wissenschaften" (т. I "Von der Renaissance bis Kant", Лейпциг,
1878; т. 2, "Von Kant bis Hegel und Herbart, die Blutezeit der deutschen
Philophie", Лейпц., 1880) и "Praludien, Reden und Aufsatze zur
Einleitung in die Philosophic" (Фрейбург и Тюбинг. 1884; общедоступное
изложение начал критической философии).
Виндикация - общее название для вещных исков, в специальном же
значении (соответственно римской rei vindicatio) означает иск
собственника о признании его права собственности на вещь и о передаче
ему на этом основании его вещи. Истцом по римскому праву мог быть только
собственник, утративший владение вещью; современное право допускает
виндикацию и со стороны владеющего собственника (напр. против лица,
неправильно названного собственником в вотчинных книгах). Истец должен
доказать свое право собственности, т. е. законный способ приобретения
вещи (напр. передачу ему вещи по покупке, давностное владение). По
римскому праву, если этот способ был производный, нужно было доказать
еще и способ приобретения как своего непосредственного предшественника,
так и его предшественников, по крайней мере в пределах давностного
срока; средневековые юристы назвали такое доказательство "дьявольским".
Ответчиком является тот, кто владеет вещью или только держит ее от
чужого имени (напр., арендатор); но последний может освободиться от
ответственности, назвав суду лицо, от имени которого он держит. Исковое
требование состоит в том, чтобы суд признал право истца, откуда уже
вытекает обязанность ответчика выдать вещь со всеми ее приращениями,
количество которых определяется различно для добросовестного и
недобросовестного владельца вещи. Предметом В. может быть всякая
физическая вещь, способная быть объектом собственности, если только
можно отличить ее от других однородных вещей; можно виндицировать даже
совокупность вещей (аптеку, библиотеку), но нельзя виндицировать, напр.,
хлебные зерна или денежные знаки, смешанные с другими такими же зернами
или знаками. Римское право не различало в отношении В. вещей движимых от
недвижимых, и пространство действия этого иска не было ограничено
соображениями об интересе добросовестного владельца: "я виндицирую свою
вещь от всякого, у кого найду ее", а владелец пускай ищет свой убыток с
того, от кого приобрел. В. не допускалась только против тех, кто
приобрел вещи от казны. Наоборот, германское право выработало для В.
движимых вещей особые нормы, юридическое основание которых выразилось в
поговорке: Hand muss Hand wahren. Собственник, лишившийся вещи по своей
же неосмотрительности, не вправе делать за это ответственным
последующего добросовестного приобретателя ее; поэтому собственник,
который сам выпустил вещь из своих рук - напр., отдал ее на хранение или
в наймы лицу, не оправдавшему его доверия, - должен пенять на
собственный неосмотрительный выбор контрагента и искать свои убытки с
него, но не вправе обращаться с виндикационным требованием к
добросовестному третьему лицу, купившему вещь от недобросовестного
хранителя или нанимателя. Впрочем, в некоторых партикулярных правах В. в
означенных случаях допускалась под условием возмещения третьему лицу
уплаченной им цены. Подобное правило действует, напр., в современном
прусском праве, где, впрочем, в целом ряде случаев В. не допускается
вовсе (против лиц, приобретших вещь на аукционе или в магазине купца и
т. п. ). Отдавая, при столкновении интересов собственника и третьего
лица, предпочтение этому последнему, современные законодательства
руководствуются тем соображением, что интересы третьего лица совпадают с
потребностью гражданского и особенно торгового оборота в спокойствии и
уверенности в прочности сделок и основанных на них приобретений
неограниченная же В. нарушала бы эту уверенность и препятствовала бы
быстрому обращению товаров. Вследствие этого по общегерманскому
торговому уставу, напр., В. движимости осталась только для обратного
истребования похищенных и потерянных вещей; что же касается до бумаг на
предъявителя, то их нельзя виндицировать даже в случае похищения. По
французскому гражданскому праву В. движимости вообще не допускается:
изъятие сделано только для похищенных и потерянных вещей, которые можно
истребовать от добросовестного приобретателя под условием, однако,
возмещения ему уплаченной им цены. Французский закон 1872 г. касательно
похищенных бумаг на предъявителя удачно примиряет интересы потерпевших
собственников с интересами третьих лиц, устанавливая порядок
ответственности биржевых агентов и банкире в.
В русском законодательстве В. недвижимости вовсе не встречает
ограничения в интересах третьих лиц, что, при отсутствии у нас ипотечной
системы, не мало вредит крепости поземельных прав. Исключение сделано
для имущества, проданного наследниками по закону до открытия спора со
стороны наследников по завещанию (ст. 1301 I ч. Х т. Св. Зак.); то же
допущено в отношении конкурса, требующего возвращения имения в массу,
если имение перешло уже от безденежного приобретателя в третьи руки (ст.
555 2 ч. XI т. Св. Зак.). Движимость, похищенная у собственника,
подлежит В. от лица, купившего ее от неизвестного или неблагонадежного
продавца без поручительства (ст. 1511 и 1512 I ч., Х т.); но судебная
практика исключает из понятия движимости, о которой говорится в этих
законах, деньги и бумаги на предъявителя, и по отношению к ним В. не
допускается. Кроме того, судебная практика (см. особенно реш. гр. касс.
деп. пр. сен., 1884 г., № 6) отвергает применимость В. к движимостям,
которые поступили от хозяина в постороннее владение не вследствие
преступления, и затем проданы владельцем добросовестному третьему лицу,
хотя бы и против воли хозяина. Порядок, который в области действия
гражданских законов Империи зиждется пока только на непрочном основании
- на судебной практике, установлен для наших западных окраин их
законодательством. В губерниях бывшего Царства Польского действуют
всецело постановления французского кодекса. В Прибалтийских губерниях
допускается только личный иск к тому, кому собственник вверил свою вещь,
а отнюдь не к третьему добросовестному владельцу; но в городах Эстляндии
и Лифляндии, собственник вправе требовать вещь, уплатив ее покупную
сумму или же стоимость, если она досталась третьему лицу в дар. В
Финляндии также собственник вправе обратиться с личным иском к тому, кто
не оправдал его доверия, но может, впрочем, и выкупить вещь от
добросовестного третьего лица; у недобросовестного приобретателя вещь
отбирается без выкупа, и он, сверх того, уплачивает штраф.
М. Брун.
Винкельман (Эдуард Winkelmann) - историк, род. в 1838 г., был
учителем истории в дворянском училище в Ревеле, потом профессором в
Дерпте, Берне и Гейдельберге. Много статей помещено им в "Baltische
Monatsschrift", "Histor. Zeitschrift" Зибеля и других специальных
изданиях. Из его работ известны: "Geschichte Kaiser Friedrichs II und
seiner Reiche" (т. I, Берлин, 1863, т. II, Ревель, 1865); "Philipp von
Schwaben und Otto IV von Braunschweig" (Лейпц., 1872 - 78); "Sicilische
und papstliche Kanzieiordnungen" (Иннсбр., 1880); "Ueberdieersten
StaatsuniYersitaten" (Гейдельб., 1880); "Geschichte der Angelsachsen bis
auf Konig Alfred" (Берлин, 1883); "Die Kapitulationen der Stadt Reval
nnd der estlandischen Ritterschaft" (Peвель, 1865); "Liviandische
Forschungen" (Рига, 1868); "Joh. Meilof zur Geschichte des rom. Rechts
in Livland" (Дерпт, 1869); "Bibliotheca Livoniae historica" (1870,
Берлин, 1878). К 500-летнему юбилею гейдельбергского университета он
издал "Urkundenbuch der Universitat Heidelberg" (1886).
Винница - уездный город Подольской губ., расположен по обоим берегам
реки Буга, при впадении в последней реки Виннички. Основан в XIV веке на
левом бер. Буга, на месте, ныне называемом старым городом. Город был
укреплен двумя замками, но следов от них не осталось. В. часто
подвергалась опустошениям казаков и татар, в особенности во время
восстания малороссиян, под предводительством гетмана Хмельницкого. В
XVIII в. замков не было, а потому жители защищались от нападения
гайдамаков в иезуитской коллегии, основанной в 1649 г. Владиславом IV и
обнесенной каменной стеной, которая существует и теперь. В 1796 г.
Винница сделана уездным городом Подольской губ. Население города (1878
г.) было 23591 чел. обоего пола; православных 32,0% евреев 58,5%,
католиков 9,5%. Мещан было 78,1%, военного сословия 12,3%. Православных
церквей 5, костел 1 (римскокатолический капуцинский), синагог и других
еврейских молитвенных домов 13. Заводов и фабрично-промышленных
заведений 16 (2 пивоваренных, 2 мыловаренных, 1 свечно-сальный, 1
дрождевой, 1 табачная фабрика, 5 кирпично-черепичных, 1
медночугунно-литейный, 2 типографии и 1 фотография). Общая сумма
производства фабрик и заводов в 1887 г. была 84790 р. Ярмарок бывает в
году 9. По оборотам они незначительны. В городе находится реальное
училище, недавно переведенное из Могилева-Подольского, и двухклассное
еврейское училище и несколько начальных школ.
3 больницы, из них одна для евреев. Доходы в 1887 году=54942, а
расходы=38004 р. Город расходовал 10083 р. на городское самоуправление,
на благоустройство 4429 р., на народное образование 1300 р., на
благотворительность 901 р., на медицинскую часть 1066 р. У города к 1
янв. 1888 г. было капиталу 18329 руб.; земли 2939 десят., в том числе
пахотной - 2250 д. При г. Виннице существуют 6 каменоломен, в которых в
1886 г. добыто 1010 куб. саж. гранита, с 1888 и 1889 гг. - от 470-500
ежегодно.
Винницкий уезд граничит: на сев.-вост. - Бердичевским у. Киевской г.,
на востоке - Брацлавским у. Подольской г., на юге - Ямпольским и
Могилевским, на западе - Литинским. Поверхность уезда возвышенная,
ровная, пересекается незначительными отраслями волыноподольского плато.
Более значительная плоская долина тянется на 110 верст от м. Уланова.
Она частью покрыта лесом и перерезана болотами и невысокими буграми.
Горные породы уезда состоят преимущественно из гранита; обнаженного у г.
Винницы. Гранит находится в местности от м. Браилова до м. Уланова
(Литинский у.). В юго-зап. части уезда находятся пласты миоценовой
(среднетретичной) формации. Из отчета начальника юго-западного горного
округа видно, что в Винницком уезде при д. Сушисках на заводе Ю. Бекера
выработано кирпича 100 т. ш. по 5 р. тысяча (в 1889 г.); при станции
Гнивань, Юго-Западной жел. дор., на земле наследников Иосифа
Ярошинского, и с. Сосонке, на земле Борейко, добыто щебня 4000 к. с. и
бута 4249 тыс. пуд. Известняк добывался около м. Браилова, м. Тартаков,
в Носковцах, Сиомоках и Новоселицах. Добывалось в этих местах от 90 до
200 кв. саж. в каждом. Уезд перерезывается с северо-запада на юго-восток
рекою Бугом. До г. Винницы Буг имеет широкую болотистую долину, далее
долина суживается, берега реки делаются сухими в несколько возвышенными;
в береговых обнажениях показывается гранит; русло реки до Винницы
иловатое, ниже же города усеяно большими камнями и порогами. Из притоков
Буга более значительны: Ров, Десна и Згар. Почва на левом берегу Буга
состоит из чернозёма, залегающего нетолстыми пластами на глине, а на
правом берегу реки, в прежние времена лесистом, из беловатой, а местами
и черноватой глины, дающей плохие урожаи и требующей поэтому хорошей
обработки и сильного удобрения. Земля в уезде распределяется по угодьям
таким образом: пахотной 152692 дес., лесной 50847, лугов, выгонов и
остальной удобной 41940 дес. и неудобной 14360 дес. У крестьян было
79188 д. пахотн., 13513 д. огородной земли, лугов 10418 дес., под
выгонами 1120 дес. и под лесами 4537 д. У частных владельцев было 73406
д. пахотной, 40787 дес. лесу, 10824 дес. лугов, 4620 дес. огород, земля
и 1386 д. под выгонами; у 110 дворян-владельцев было земли 119758 дес.,
а у 6 купцов 4196 д. Средний размер владения на 1 ревизскую душу у
крестьян бывших государственных 2,87 д., а у прочих крестьян - 2,56 дес.
Система хозяйства преимущественно трехпольная. Многопольные хозяйства
(плодопеременные) существуют при м. Браилове, с. Людавке, Новоселице,
Сиомоках, Тартаке, фермах Казачевке, Владимирской и Погано, а также при
м. Калиновке, сс. Уладовке, Калибабинцах, Журавном, Николаевке и д.
Забужном. Лучшее хозяйство в уезде у графа Р. Потоцкого. За пятилетие
(1833 - 1887) урожай хлебов в среднем выводе был такой: озимые - рожь
6,1 и пшеница 5,6; яровые - пшеница 3,2, греча 4,0, просо 12,0, горох
5,1, кукуруза 25,2. Под кукурузу в среднем выводе за 5 лет засевалось
432 дес., а под картофель 636 дес. Кормовыми травами было засеяно в 1887
г. 3256 дес. В 1887 г. в уезде было лошадей 40394, рогатого скота -
54772, овец - 68888, свиней - 49038 и коз - 452. Тонкорунных овец было
4361 ш. (в 5 хозяйствах). Конных заводов было 2 и на них 75 маток и 10
жеребцов. Садоводство в уезде развито. Под садами в 1887 г. было 2902
дес. Свекловица сеется исключительно для сахароваренных заводов, которых
в 1887 г. было 6. На них переработано 660 тыс. берковцев свекловицы, на
сумму 2612 тыс. р. Табак разводится в незначительном количестве.
Виноградников в уезде 2; под ними было 11/4 дес., на которых было
посажено 800 лоз. Дуб и граб занимают 2/3 всего лесного пространства
уезда. Ремесленников в уезде в 1867 г. было 5220. Гончарное производство
развито в с. Гущинцах, Сосенке и Большом Остроже. Мельниц в уезде было
167, с 337 поставами. Фабрик и заводов было: винокуренных 6,
пивоваренных 2, водочно-перегонный 1, табачная фабрика 1, 18
кирпично-черепичных заводов и 3 мыловаренных; общая сумма оборота
фабрично заводской промышленности в 1887 г. определялась в 2820360 р. В
уезде было, без города, 140 винных лавок, 33 постоялых двора, 3 погреба
и 1 пивная лавка. Выдано торговых документов 2747. Ярмарок в уезде 34.
Линии общества Юго-Зап. железных дор. проходят через уезд. В медицинском
отношены уезд разделяется на 2 участка; в каждом участке лечебница и 2
приемных покоя. Кроме того, при некоторых сахароваренных заводах есть
свои больницы. Процент больничной смертности в уезде 4,7%. Народных школ
в уезде, с церковноприходскими, около 40, а со школами грамотности -
более 60. Присоединив к ним еврейские хедеры, получим более 80 школ.
Число учащихся в них было около 4 тыс. человек. В последнее время в
школах начали вводить обучение садоводству, огородничеству и
пчеловодству. Окончило курс средним числом по 10 человек на каждое
училище ведомства министерства народного просвещения. На населении лежит
обязанность исправлять дороги. Если бы эту повинность обратить в деньги,
то на каждую душу приходилось бы платить 65 коп. Стоимость натуральных
повинностей в уезде - подводной, дорожной и этапной, в 1886 г.,
определялась в 67918 р. 78 к. С 1883 по 1888 г. крестьяне купили, с
помощью крестьянского банка, 1852 дес. за 214692 р. и получили в ссуду
182020 р. В хлебных сельских магазинах к 1 января 1888 г. было на лицо
озимого 270151/2 ч., ярового - 13728 ч., в ссуде и недоимках озимого -
3194 и ярового - 2737. Во многих крестьянских обществах хлебные запасы и
магазинные здания обращены в общественный продовольственный капитал,
которого к 1 января 1888 г. по всему уезду было 172206 руб. и в долгу
560 руб. Проживают в местечках на чиншевом праве 2379 мужчин и 2353
женщин и по контрактам и на иных условиях 534 муж. и 551 жен. У них было
дворов на чиншевом праве 1827, по контрактам - 32, без платы чинша и на
иных условиях - 338, всего 2197. Земли у чиншевиков было 272 дес.; лавок
- 235. Они платили владельцу за усадьбы 2923 р. 63 к. и за лавки 1443 р.
Всех жителей в уезде 202149 чел. По вероисповеданиям население делится
таким образом: православных 74,2%, раскольников - 2,1%, католиков -
8,9%. лютеран - 0,4% и евреев - 14,4%. По сословиям: дворян - 0,9%,
духовенства - 0,6%, горожан - 19,2%, сельских жит. - 69,6%, военных -
8,6%, иностранцев - 0,6% и прочих - 0,5%. Всех населенных мест в уезде
было 516; из них и город и 10 местечек (8 владельческих и 2 казенных).
А. С.
Вино, подобно другим хмельным напиткам, вызвало у всех народов
множество разнообразных сказаний, касающихся особенно его происхождения.
Уже в древнейшую эпоху жизни индоевропейских народов хмельные напитки
были известны, и особенно ценился опьяняющий напиток сома, который
считался самым священным и благородным даром неба; в честь сомы
сочинялись и пелись гимны, записанные в ведах и авесте, а человек
упившийся этим напитком считался прорицателем: бог говорил его устами. У
греков мы уже встречаем различные взгляды на вино: спартанцы гнушаются
его; другие хотя и презрительно смотрят на пьянство, тем не менее ценят
этот вакховый подарок, и устраивают от времени до времени в честь его
вакханалии. Тогда же являются сказания о происхождении растения, которое
дает вино. По этим сказаниям Вакх, нашедший маленькую виноградную лозу,
хотел ее пересадить, для чего вложил ее в птичью кость; но на дороге
растение стало так быстро расти, что надо было искать другого
вместилища: тогда Дионис посадил его в львиную и потом в ослиную кость.
Прибыв в Наксос, он посадил лозу в землю вместе с этими тремя костями, и
потому люди пьющие вино сперва поют как птички, потом становятся львами
и наконец обращаются в ослов. В связи с греческим преданием находится
другое, более древнее талмудическое предание о том, что, когда Ной сажал
виноградную лозу, Дьявол полил ее кровью овцы, льва, обезьяны и свиньи,
вследствие чего вино производить соответственные последствия. В слове
Мефодия Патарского говорится, что Дьявол научил жену Ноя делать хмельной
напиток; с гораздо большими подробностями рассказывается в повести
"Отчего уставися винное питие", как черт научил мужика делать водку, и
как последний разбогател вследствие этого. Нечто подобное повторяется в
одной белорусской (Боричевский, "Народные славянские рассказы", 167) и в
малорусской (Драгоманов, "Малорусские народные предания и рассказы", 17)
сказке, где вино тоже является дьявольским изобретением. Как известно
Лев Толстой обработал это сказание в одной из новейших сказок своих.
Богомилы учили "яко вино и жена от Диавола естаа" и доказывали, что и
здесь виновен главным образом Сатанаил, и таким образом создались
легенды о происхождении виноградной лозы.
И. Л.
Виноградная лоза (Vilis L. ) - цепкая и отчасти вьющиеся деревца и
деревья, составляющие род из семейства виноградообразных или
ампелидовых. Этот род содержит до 230 видов, из коих самый известный и
важный есть Vitis vinifera L. обыкновенная виноградная лоза Старого
света. В диком состоянии и на воде растущая В. лоза достигает иногда
огромных размеров: 100 футов и более в длину, а толщиною в 2 и даже 3
фута, так как известны необыкновенно старые лозы, коим насчитывается 100
и больше лет. Корень у В. лозы стержневой и глубоко проникающий в почву,
но у большинства культурных, разводимых черенками или отводками, корень
состоит из многих сильных корешков, выступающих из под коры ствола.
Верхние слои буровато-серой коры этого ствола, так называемая перидерма,
лупится длинными, участками, распадающимися на волокна, а под этими
слоями образуются ежегодно новые. Сосуды древесины необыкновенно крупны,
так что отверстия их видны на срезах простым, не вооруженным глазом.
Стеблевые узлы В. лозы далеко друг от друга отодвинуты и снабжены каждый
одним листом. Молодая лоза сначала не имеет усов и нижние листья ее
расположены спиралью; затем они становятся двурядными и на лозе
появляются усы, расположенные в строгом порядке против листьев и притом
так, что после 2 узлов с усами следует повсюду один узел без уса,
следовательно поочередно: 2 усатых и один безусый узел. В. лоза сильно
ветвится, производя двоякого рода ветви или побеги: длинные, несущие до
40 листьев и короткие; последние вырастают из почек, развивающихся в
углах листьев длинных побегов, и не цветут, тогда как длинные побеги
начинают цвести приблизительно на 6-летних лозах. Кроме того, короткие
побеги слабо развиваются, иногда и вовсе не дорастают или усыхают,
оставляя однако по одной спящей почке или глазку, вырастающей в будущем
году в виде длинного побега. Кроме сказанного, необходимо иметь в виду,
что верхушечная часть длинных побегов, произошли ли эти побеги из семян,
или из прошлогодних угловых почек, отмирает на второй год, а их угловые
почки, до тех пор дремавшие, пускают новые ветви, растущие, как описано,
Замечательно, что сеянцы В. лозы имеют почки даже в углах своих семядоль
и что эти почки могут разрастаться, как и другие. Усы В. лозы - не
доросшие ветви. Они раздвоены, несут по чешуйке при основании и
чрезвычайно прочны. Вверху лозы они переходят в соцветия: нередко можно
видеть, что одна развилина несет цветы и плоды, а другая остается в
прежнем виде. Посредством своих усов В. лоза цепляется за другие
растения, взбираясь на самые высокие деревья, но она и сама более или
менее крутится и, изгибаясь, охватывает древесные стволы. Старые лозы
образуют настоящие стволы, прочная древесина которых может даже идти на
довольно крупные поделки; так, напр. ворота собора в Сиенне сделаны из
виноградного дерева. Листья В. лозы имеют рано отпадающие прилистники и
хорошо развитые черешки. Их отгиб по общему очертанию почти круглый, но
рассечен более или менее глубоко на пять лопастей, реже на три. Лопасти
весьма различной ширины у разных пород и имеют по краям крупные и
неровные зубцы. Опушение их тоже довольно различно. Мелкие зеленоватые
цветы винограда образуют более или менее ветвистые метелки,
превращающиеся в соплодия, называемые гроздьями, а нередко хотя и
неправильно, кистями. Цветок винограда имеет 5 очень маленьких
чашелистиков, столько же лепестков и тычинок; двугнездая завязь сидит на
небольшом мясистом донце и заканчивается коротеньким столбиком. В
гнездах по 2 семяпочки. Расцветая, лепестки внизу отрываются, а так как
они вверху слипаются, то весь венчик спадает в виде колпачка. Плод В.
лозы есть четырехсемянная ягода. Формою она бывает то совершенно
шаровидная, то овальная и даже вверху заостренная; столбик у большинства
остается при плоде в виде маленького носочка. Его величина и форма
служит частью для распознавания пород. Величина виноградной ягоды весьма
различив: так, напр., у сафьянного винограда, называемого также козьими
сиськами (cici di capra), она бывает величиною со сливу, а у
бессемянного коринфского (коринка) - иногда вдвое и втрое меньше
обыкновенного лесного ореха. Цвет тоже различен: зеленый, желтый,
желто-розовый, красноватый, почти черно-красный. Географическое
распространение дикой В. лозы не легко установить потому, что в
настоящее время трудно отличить дикую от одичалой. Благодаря древности
возделывания винограда, он переносился человеком, где только
представлялась возможность его культуры, а затем, с изменением
экономических, а частью даже политических условий, местами его
возделывание прекращалось и, предоставленный сам себе, он или исчезал,
или дичал, превращаясь мало помалу из благородной породы в дикую,
отличающуюся мелкостью и кислотою своих плодов. В новейшее время, в
слоях третичного и четвертичного периода, а именно в южной Франции
найдены явственные остатки нескольких уже отживших видов В. - V.
praevinifera Sap. в верхнем миоцене, V. subintegra Sap. в нижнем
плиоцене, V. salyorum Sap. et Mar. в плиоцене, и наконец V. vinifera
diluviana в четвертичных туфах. Эти находки заставляют предполагать, что
В. лоза существовала в Европе в мало измененном, а может быть, и в
настоящем своем виде еще в доисторические времена. С другой стороны,
предстоит разыскать откуда получили свое начало дикие или одичалые В.
дозы: от доисторических европейских, или переселившихся из западной
Азии, где особенно обильно произрастает В. лоза в диком состоянии. К
последнему предположению приходят А. Декандоль, в своих знаменитых
исследованиях об отечестве культурных растений, а также и палеонтологи
Сапорта и Марион. Таким образом древнейшим отечеством нашей В. лозы
должно считать Закавказье и страны окружающие восточное прибрежье
Средиземного моря. Отсюда она распространилась сначала в Италию, а затем
и в южную Францию, также как в северную Африку и Испанию. Во времена
первого появления доисторического человека в Западной Европе еще
произрастали теперь отжившие виды, но уже была и наша В. лоза, которая,
благодаря своему могучему строению, а затем и человеческой культуре,
мало-помалу образовала помеси с более древнею лозою и окончательно ее
заменила. Культура В. дозы, по исследованиям Пикте, а затем и Гена;
началась прежде всего именно в Западной Азии где дикая лоза и до сих пор
обильно произрастает. Виноградарство и виноделие, по всей вероятности
было известно и арийцам и семитам, которые и распространили растение и
его возделывание по всем тем направлениям, куда они проникали. В Египет,
напр., она могла быть распространена финикиянами. Там В. лозу разводили
еще за 3 или за 4 тысячелетия до Р. X., как то явствует из находок в
древнейших гробницах. В Китае, где земледелие древние, чем где-либо, В.
лоза введена однако же сравнительно поздно, а именно за 122 года до Р.
X. В настоящее время дикая или одичалая В. лоза попадается во всей
Средиземной области, а местами (одичалая) и в южной Германии. В России
одичалый виноград попадается в следующих крайних пунктах к северу: на
берегах Прута и Буга, Днестра и Днепра (остров Хортица против
Александровска), несколько южнее 48° с. ш.; далее на восток он уже
одичалым и диким ближе кавказских предгорий не указан. Северный предел
возделываемого для вина винограда изменился в западной Европе со средних
веков. Тогда его разводили для виноделия в южной Англии, в Северной
Франции и Германии, но с улучшением международных сношений и путей
сообщения невыгодность разведения В. лозы в столь мало удобных для него
странах принудила забросить там виноделие, а в настоящее время северный
предел винодельного винограда отошел значительно к югу, а именно на
берегах океана он начинается при устьях Луары (47°20'с. ш. ), далее во
Франции, северный предел В. лозы подымается к северу, но идет повсюду
довольно далеко от моря и не доходит до 50° сев. широты. Только в
Бельгии северный предел виноделия пересекает эту параллель и проходит
между Люттихом и Мастрихтом. В Германии крайние северные пункты
виноделия Дюссельдорф на Рейне (51° сев. ш. с лишним), далее на восток
указывается Мюлинг (около 52° с. ш. ), даже Потсдам и Берлин, но это уже
скорее любительское препровождение времени, чем настоящая культура. Во
всяком случае в Германии северный предел виноделия колеблется между 50°
и 51° с. ш. В России виноделие начинается с Могилева-Подольского на
Днестре (48°27'), идет на Шполу (49°), на Александровск на Днепре, а в
последнее время даже на Екатеринослав (около 48°27'), на Пятизбинскую
станицу на Дону (48°35'), на Сарепту при Волге (48°31'), а далее на
восток чрез Гурьев-городок на Урале и даже несколько севернее. Таким
образом северный предел настоящего не любительского виноделия во всей
Европе колеблется между 47° и 50° с. ш. Любопытно, что он начинается во
Франции и кончается в России почти под тою же широтою - там при впадении
Луары, здесь при впадении Урала в Каспий. Необходимо однако же заметить,
что при северном пределе винограда в России, его приходится зарывать
землею на зиму, что впрочем, производится местами и в Венгрии. Севернее
этого предела в западной Европе почти повсюду, за исключением
Скандинавского полуострова, Дании и северной половины Британии виноград
может еще разводится и часто разводится для плодов без укрытия. В России
разведение садового винограда, особенно на шпалерах у стен, обращенных
на юг может идти очень далеко: это происходит не только во всей Польше,
Киеве, Харькове, Воронеже и пр., но даже еще на широте рязанского Ряжска
и приволжского Вольска. Кроме нашей В. лозы, род Vitis заключает в себе
еще несколько интересных. видов. У нас в Приамурском крае растет V.
amurensia, амурский виноград, выдерживающий длинные и суровые зимы, с
успехом разводимый и в Петербурге, но его плоды не съедобны. Он может
служить превосходным декоративным растением, так как растет с такою же
почти силой, как и обыкновенный виноград. Особое внимание обратили на
себя в последние десятилетия некоторые американские виды винограда, не
допускающие нападения филоксеры, этого насекомого истребившего большую
часть французских виноградников и распространившегося уже до Кавказа,
где оно произвело большие опустошения. На свойство некоторых
американских сортов винограда обращено впервые внимание в 1869 году
Лалиманом, с тех пор стали ввозить в Европу американские лозы, надеясь
этим противодействовать филоксерной язве, но успех долгое время казался
сомнительным. Оказалось, что далеко не все американские виды ограждены
от филоксеры в равной степени, а некоторые и вовсе от ее не избавлены.
Необходимо следовательно выбрать весьма тщательно сорта, что сильно
затрудняется способностью их между собою смешиваться и давать плодовитые
помеси. Благодаря превосходным исследованиям Мильярде это значительно
облегчено. Названный ученый разъяснил также и самую причину, ограждающую
разные виды винограда от филоксеры. Насекомое это нападает прежде всего
на тонкие корневые мочки винограда, прокалывая их эпидерму. На местах
уколов вздуваются желвачки, но не вследствие самого укола, а потому, что
чрез проделанное, хотя и незаметное отверстие проникают в корешки
бактерии и грибки, определяющие образование желвачков, а затем и
гниение. С тонких корневых мочек насекомое переходит на более толстые и
таким образом вся корневая система растения подвергается гниению и
полному уничтожению, что влечет за собою гибель самого растения. В. лоза
имеет, однако же способность ограждаться от гниения тем, что она может
образовать под гниющим местом особого рода прочную ткань - внутреннюю
перидерму, которая отделяет гниющее место от здорового. Этим способом
однако же только задерживается гниение, а вполне не устраняется. К этому
присоединяется у противодействующих филоксере сортов более прочная
кожица и более толстая корка на корнях. Виды или сорта, одаренные такою
прочною одеждою корней, смотря по большему или меньшему развитию,
предохранительных тканей, ограждены и от филоксеры в различной степени.
Вовсе не подвержены нападению этого насекомого следующие виды: Vitis
rotundifolia, rubга, cardifolia, rupestris, riparia, cinerea,
aestivalis. В слабой степени подвержены V. candicans, Lincecurnii,
labrusca, californica; V. vinifera и V. amurensis, т. e. обыкновенный и
амурский виноград, а также все до сих пор исследованные азиатские вовсе
не способны сопротивляться филоксере. Помеси между огражденными от язвы
тоже вполне от нее ограждены, иногда даже в большей степени, чем их
производители. Помеси между огражденными и не огражденными представляют
слабое сопротивление. Ошибки при замене европейских лоз американскими
происходили именно от того, что не умели точным образом различать видов
и сортов вполне огражденных от слабо или вовсе не огражденных.
Европейская виноградная лоза вследствие древней культуры дала огромное
число пород, их насчитывают до 2000. Она распространилась повсюду, где
климат ей сколько-нибудь благоприятствует, где средняя температура трех
летних месяцев не ниже 17°Ц., а средняя года не выше 20-22°Ц. Такие
места имеются повсюду: в Персии, Индии, в Америке, в Австралии, на мысе
Доброй Надежды; но ее разведение не повсюду одинаково успешно. В
Америке, напр., она только в некоторых местах дала вполне хорошие
результаты.
А. Бекетов.
Виньи (Альфред de Vigny) - знаменитый французский писатель
романтической школы. Последний представитель старинного дворянского
рода; род. 27 марта 1799 г., умер в 1863 г. 16-ти лет он поступил на
военную службу и оставался в ней до 1828 г. Полный военного энтузиазма и
традиционной в его семье преданности Бурбонам, В. не сделал, однако,
блестящей военной карьеры; ему не пришлось изведать ощущений поля битвы;
но зато долгая жизнь среди солдат показала ему оборотную сторону
военного быта и тяжесть военной дисциплины. Свои наблюдения он изложил
впоследствии в "Servitude et grandeur militaire" - одной из самих
искренних и глубоких книг, написанных о войне и об армии. Все досуги
своей офицерской жизни В. посвящал рано проснувшейся в нем страсти к
поэзии; первые стихотворения его относятся к шестнадцатилетнему
возрасту, и около того же времени он завязал сношения с некоторыми из
первых адептов романтизма. Он стал писать критические статьи в органе
зарождающегося романтизма "La muse Francaise" и издал в 1822 г. первый
небольшой сборник своих стихотворений. В 1824 г. вышла "Элоа", в 1826 г.
- "Poemes antiques et modernos", в 1829 г. - новое собрание
стихотворений. Господствующий тон этих произведений - грусть,
байроновское разочарование, сознание одиночества "высоких душ" среди
непонимающего их человечества, возведение на пьедестал самопожертвования
и идеальной любви. Основание известности В. положила поэма "Элоа". Как
ни кажется устарелым теперь воспевание идеальных ангелов с человеческими
чувствами, красота и поэтичность образа, воспетого Виньи, спасают его от
забвения. Подобно всем поэтам того времени, Виньи занят мыслью о небе, в
котором он как бы ищет воспоминания о своем божественном происхождении;
подобно им же, он не отказывает в слезе участия падшим ангелам. Элоа -
чистый херувим, рожденный из слезы Христа над могилой Лазаря. Кто-то
шепнул ей про страдания падших ангелов - и она жаждет внести отраду в
мрачную жизнь отверженных небом созданий. Ее безотчетная тоска и
зарождающееся в ней земное чувство изображены с большой красотой.
Блуждая в раздумье среди облачных сфер, Элоа попадает в царство демона и
видит духа зла. Печать страдания на его лице привлекает ее, и она
говорит ему слова участья и любви. Он на минуту тронут и почти готов
раскаяться, но злоба берет верх и заведомо вероломными клятвами он
пленяет Элоа, которая решается последовать за ним в неведомые ей сферы.
Изобразив в Элоа падение душевной чистоты, В. рисует в "Moise"
одиночество духовного величия на земле. Гениальный Моисей тяготится
своим превосходством над людьми и, превознося Бога за его милости, молит
его о смерти. Другие поэмы Виньи на библейские темы поэтичны, но
введенные в них образы расплывчаты и отвлеченны, как вообще создания
романтиков. Таковы напр. "La femme adultere", "La fille de Jephte"; тем
же характером отличается "Helena", сюжет которой заимствован из
современной поэту греческой жизни. Между лучшими пьесами можно еще
назвать "La neige". "Le Trappiste", и два юношеские стихотворения: "La
Dryade" и "Symeta", напоминающие Андре Шенье.
Поэмы В. не имели, сначала, большого успеха. Они были оценены по
достоинству только литературными друзьями поэта; его интимно поэтическое
творчество не могло проникнуть сразу в большую публику. Первый большой
успех выпал на долю В. в 1826 г., когда появился его исторический роман
"Cinq-Mars". Он сразу разошелся в большом количестве изданий, был
переведен на все европеисте языки, в том числе на русский, что в
особенности льстило самолюбию автора; во всех углах Европы
чувствительные дамы плакали над судьбой благородного героя. В. сам знал,
что он обязан успехом книги скорее непониманию публики, чем истинному
литературному достоинству романа, и часто говорил, с привычной ему
иронией, что он написал "Cinq-Mars", чтобы заставить читать свои стихи.
Задумав (под влиянием Вальтер Скотта) роман в Испании, среди треволнений
лагерной жизни, В. написал его вернувшись во Францию и прочтя
предварительно, как он сам говорит, около 300 книг и рукописей. Но
взявшись за роман, который он называет историческим, В. прежде всего
изгоняет из него историческую правду. Для него искусство - не
толкователь истории, а ее заместитель. Вместо живых лиц В. выводит
отвлеченных представителей той или другой идеи. Кроме того, роман полон
несообразностей: Мильтон представлен, например, декламирующим у Нинон де
Ланкло в обществе Корнеля и т.п. Но, при общей слабости романа,
отдельные эпизоды очень хороши, как напр. история Urbain Grandier,
поэтический образ Мари Гонзаг и др. Настоящим событием было, в свое
время, первое представление (24 октября 1829 г., на сцене французского
театра) "Отелло", переведенного В. (в стихах) и познакомившего
французскую публику с истинным Шекспиром, без "поправок" во вкусе Дюси.
Для молодой романтической школы это было торжеством, подготовившим
появление и успех "Эрнани".
В "Servitude et grandeur militaires" (1835) симпатиями автора
пользуются более всего старые служаки, у которых чувство долга и чести
составляет вторую натуру. Их беспрекословная покорность, стоическое
исполнение самых опасных и трудных обязанностей возбуждают в поэте
глубокое уважение к этим безвестным героям долга и наполняют его
ненавистью к рабству, в котором их держит военная сила. В романе:
"Stello" (1832) Виньи скорбит о том, что поэт одинок в современном
обществе. При всяком государственном строе он является лишним: монархи
его боятся, конституционные государства убивают его презрением,
республики выключают его из своей среды. Иллюстрацией первого случая В.
берет историю Жильбера при Людовике XV, второго - Чаттертона, убивающего
себя после того как лорд-мэр, прочтя его стихи, предлагает ему место
лакея, и третьего - Андре Шенье, умирающего на эшафоте. Особенно
драматичен эпизод Шенье и рассказ о последних днях террора. Историческая
сторона слаба, но книга полна настоящей поэзии и большой красоты в
отдельных эпизодах. В истории романтизма В. занимает большое место не
только стихотворениями и романами, но и несколькими драмами, из которых
самая крупная "Чаттертон", представленный в 1835 г. В "Чаттертоне"
драматизирован один эпизод Стелло, и еще резче чем в романе В. защищает
в драме право поэта на свободное существование. Он показывает, как
материалистическое общество доводит до самоубийства поэта, живущего
высшими интересами; он требует для поэта права жить и мечтать, т. е.
хлеба и досуга. Теперь драма В. кажется сентиментальной; но при
появлении "Чаттертона" общество переживало пароксизм идеализма, и идея
В. находила отклик в сердцах. Театр был полон длинноволосыми юношами,
считавшими, что единственные занятия, достойные "высших натур" - поэзия
и живопись. Эта аудитория аплодировала каждому слову Чаттертона,
идеализирующего искусство, казнящего жизненную пошлость в лице мужа
Китти и лорда мэра.
В 1842 году В. был избран в французскую академию. Еще раньше, со
второй половины тридцатых годов, он почти совсем перестал печатать свои
произведения, да и писал сравнительно немного, ведя уединенную,
замкнутую жизнь в своем имении и только ненадолго приезжал в Париж. Его
биографы приписывают эту перемену разочарованию, которое он испытал в
своей страсти к знаменитой актрисе Дорваль. Оно отразилось в одном из
самых могучих стихотворений Виньи: "La colere de Samson". И прежде
расположенный к меланхолии, он выработал себе теперь своеобразный
пессимизм, чуждый отрицания, но проникнутый сомнением в божественной
справедливости ("Le Mont des Oliviers"), подавленный равнодушием и
холодностью природы ("La maison du berger"), молчаливо и терпеливо
ждущий смерти ("La mort du loup"), полный сострадания к человеческому
горю. "Мирное отчаяние"
- говорит он в своем "Дневнике" ("Journal d'un poеte"), напечатанном,
как и последние его поэмы ("Les Destinees"), уже после его смерти, -
"без гневных судорог и без упреков небу: вот истинная мудрость".
Никогда, может быть, дарование В. не достигало такой силы, как в этом
наименее известном периоде его творчества. Из книг, посвященных В.,
заслуживают внимания: A. France, "Alfred de Vigny, etude etc. " (Пар.,
1866); Godefroy, "Hist. litter, du XIX s. "; Th. Gautier, "Histoire du
romantisme" и в особенности Maurice Paleologue, "Alfred de Vigny" (в
коллекции "Les grands ecrivains francais").
На русский язык переведены "Чаттертон" И. С. Воейковым (1836 и 1859);
"CinqMars" - Очкиным (Спб., 1835); "Стелло или голубые бесы" (1835);
"Смерть волка" (поэма; "Русская Мысль", 1886) и др. Его биографию см.
"Отеч. Записки", 47 т.
Виолончель (Violoncello, сокращенно Cello) - инструмент средний между
альтом и контрабасом; имеет увеличенную форму альта. Он заменил
старинный инструмент viola di Gamba. Строй такой же, как и у альта, но
только октавой ниже. Звуковой объем его очень большой, в три с половиною
октавы. Партия пишется в ключе fa, а для высоких нот - в теноровом ключе
и в ключе sol. Виолончель - один из самых благодарных инструментов, как
в соло, так и в оркестре. Это инструмент мелодичный; после скрипки он
самый богатый по средствам среди группы струнных смычковых инструментов.
Н.С.
Виола (Viola) - название целой группы старинных струнных смычковых
инструментов, из которых многие вышли из употребления, как то: viola
bastarda, viola di bardone, viola di gamba, viola pomposa (последние два
вида вытеснены виолончелью). В настоящее время осталась в употреблении
viola или так называемая viola alta, или viola di braccio (по-немецки
Bratsche, по-русски альт). Этот инструмент применяется в оркестре; по
величине он более скрипки и менее виолончели; 4 струны строятся квинтою
ниже скрипки; do, sol (в малой октаве), re, la (в первой октаве). Объем
оркестрового альта заключает в себе три октавы с большой секундой.
Партия его пишется в альтовом ключе. Звучность альта - туманная,
меланхолическая. Не вполне вышла из употребления и viola d'amour.
Размеры ее немного больше альта; она имеет от шести до семи струн, под
которыми такое же количество металлических струн, настроенных в унисон
или октаву с верхними.
Н.С.
Виотти (Jean-Baptiste Viotti) - глава школы старинных скрипачей,
родившийся в 1753 году. Уже с восьми лет В. обнаружил большое влечение к
игре на скрипке; был скрипачом туринской придворной капеллы, потом
путешествовал по Германии, Англии, Польше, России и Франции. Везде его
талант возбуждал энтузиазм. Позже В. был директором итальянской оперы в
Париже. Умер в 1824 г. Из его сочинений известны: 29 скрипичных
концертов, концерты для двух скрипок, струнные квартеты, дуэты для двух
скрипок. Между учениками В. особенно прославился Роде.
Н.С.
Вирхов (Рудольф Virchow) - один из выдающихся немецких ученых второй
половины XIX столетия и вместе с тем политический деятель. Он родился
13-го октября 1821 года в местечке Шифельбейне, прусской провинции
Померании. Окончив курс в берлинском медицинском институте
Фридриха-Вильгельма в 1843 г., В. сначала поступил ассистентом, а затем
сделан был прозектором при берлинской больнице Charite. В 1847 г.
получил право преподавания и вместе с Бенно Рейнхардом (ум. 1852)
основал журнал "Arebiv fur pathol. Anatomie u. Physiologie u. fiir klin.
Medicin", пользующийся ныне всемирною известностью, под именем
Вирховского Архива. В 1891 г. вышел 126 том этого издания, содержащего
более 200 статей самого В. и представляющего живую полувековую историю
важнейших приобретений медицинской науке. В начале 1848 года Вирхов был
командирован в Верхнюю Силезию для изучения господствовавшей там
эпидемии голодного тифа. Его отчет об этой поездке, напечатанный в
Архиве и имеющий большой научный интерес, окрашен в тоже время
политическими идеями в духе 1848 года. Это обстоятельство, равно как и
вообще участие его в реформаторских движениях того времени, вызвали
нерасположение к нему прусского правительства и побудили его принять
предложенную ему ординарную кафедру патологической анатомии в
вюрцбургском университете, быстро прославившую его имя. В 1856 году он
возвратился в Берлин профессором патологической анатомии, общей
патологии и терапии, и директором вновь учрежденного патологического
института, где остается и поныне, отпраздновав осенью 1891 г. 70-летний
юбилей своей жизни. Институт этот вскоре сделался центром притяжения для
молодых ученых всех образованных стран. Русские ученые-врачи особенно
много обязаны В. и его институту. - В. основатель т. н. целлюлярной
(клеточной) патологии, в которой болезненные процессы сводятся к
изменениям в жизнедеятельности элементарных мельчайших частей животного
организма - его клеток. Воззрения этой научной теории, в связи с
успехами химии и физиологии, навсегда освободили медицину от различного
рода умозрительных гипотез и построений и тесно связали ее с обширной
областью естествознания. Как патологоанатом и в особенности гистолог, В.
самостоятельно и впервые установил гистолого-физиологическую сущность
весьма многих болезненных процессов (белокровия, тромбоза, эмболии,
амилоидного перерождения органов, английской болезни, бугорчатки,
большей части новообразований, трихиноза и проч. и проч.), разъяснил
нормальное строение многих органов и отдельных тканей; показал
присутствие живых и деятельных клеток в соединительной ткани и ее
разновидностях; нашел, что в патологически измененных органах и
новообразованиях находятся обыкновенные физиологические типы тканей,
установил сократительность лимфатических и хрящевых клеток; выяснил
строение слизистой ткани и промежуточной ткани нервной системы; доказал
возможность новообразований серого вещества мозга, разъяснил зависимость
формы черепа от сращения швов и проч. Как антрополога, В. много
содействовал своими работами установлению анатомических особенностей
рас, как биолог вообще устоял против увлечения столь распространенными
во время его молодости исключительно механическими воззрениями на
явления жизни и, можно сказать, имел смелость отстаивать против общего
течения лучших умов обособленность элемента жизни, как начала sui
generis. Оттуда и знаменитый тезис его "omnis ceilula е cellula" (клетка
происходит только от клетки), завершивший, между прочим, собою
знаменитый спор биологов о самозарождении организмов. Как деятель в
области общественной гигиены, В. известен своими работами по
исследованию повальных болезней, соединенных с лишениями и голодом, а
также проказы, своим участием в общественно-гигиенических мероприятиях
по устройству больниц, школ и пр. Из отдельных сочин. В., помимо
специальных работ и небольших брошюр, особенно известны: "Gesammelte
Abhandlungen zur wissenschafti. Medicin" (1856); "Untersuchungen uber
die Entwicklung des Schadelgrundes" (1857); "Die Cellularpathologie in
ihrer Begriindung auf physiol. und pathol. Gewebsiehre" (1858); "Die
krankhaften Geschwiilste" (1863 - 67); "Vier Reden uber Leben und
Kranksein" (1862); "Lehre von den Trichinen" (1865); "Ueber einige
Merkmale niederer Menschenrassen" (1875); "Graberfeld von Koban im Lande
der Osseten" (Берл., 1883); "Gesammelte Abhandi. aus dem Gebiete der
offenti. Medicin und der Seuchenlehre" (1879). Ср. С. М. Лукьянова: "R.
Virchow и его витализм" (Варшава, 1891). И. В. Бертенсона,. "Р. Вирхов,
как гигиенист" ("Вестник общественной гигиены" 1882, янв.) М. Капустин.
Антропологические исследования В. привели его и к археологическим
розысканиям, которые он производил по всей Германии и в других странах
Европы. У него есть сочинения об урнах, о бронзовом периоде, о курганах,
о свайных постройках и пр. В 1879 году он участвовал в знаменитых
раскопках Шлимана, и в результате явились сочинения его: "Zur
Landeskunde der Troas" (Берлин, 1880; на русском языке: "Развалины Трои"
в "Историческом Вестнике", 1880 г., №2) и "Aittrojanische Graber und
Schadel" (Берлин, 1882). В 1888 г. он, вместе с Шлиманом, объездил
Египет, Нубию и Пелопонес и производил свои любопытные исследования над
царскими мумиями в Булакском музее, причем сравнивал их с сохранившимися
изображениями царей. Свои работы по доисторическим древностям он
завершил основанием в Берлине "Германского музея одежд и домашней
утвари". На русском языке еще имеется в перев. его соч. "О древних
могилах и о постройках на сваях" (Спб., 1886).
На политический путь В. был приведен не жаждой славы, а гуманным
чувством. Во время поездки в Верхнюю Силезию, о которой сказано выше, он
пришел к убеждению, что "врачи - естественные адвокаты бедных, и
значительная часть социального вопроса входит в их юрисдикцию". С тех
пор наука и политика идут у В. параллельно, соединяясь в одно целое в
области общественной медицины. Чтобы способствовать развитию санитарного
дела, он стал принимать участие в выборных городских учреждениях. Усилия
В. в этом отношении увенчались полным успехом. Германские правительства
вняли его красноречивым увещаниям и принялись постепенно осуществлять
его планы по санитарной части. Благодаря его неутомимой деятельности,
Германия и в особенности города ее достигли мало помалу той высокой
степени совершенства в санитарном отношении, на какой они стоят ныне.
Особенно многим обязан ему Берлин, в муниципальном управлении которого
он участвует с 1859 г. Сюда относятся его сочинения: "Kanalisation oder
Abfubr" (Берлин, 1869); "Reinigungund Entwasserung Berlins" (Берлин,
1870 - 79); "Die Anstalten der Stadt Berlin fiir die offentliche
Gesundheitspflege" (Берлин, 1886). Наряду с участием в городском
самоуправлении стоит его деятельность в парламенте, где опять таки
санитарные вопросы составляют как бы его личную специальность; но и в
обсуждении вопросов общеполитических он принимает весьма видное участие.
Избранный в депутаты прусского сейма тотчас по возвращении своем из
Вюрцбурга, он в том же 1856 г. сделался одним из основателей и вождей
прогрессистской партии, впоследствии соединившейся с сецессионистами и
превратившейся в партию свободомыслящих. Своим влиянием на ход дел эта
партия в значительной степени обязана В., неуклонной твердости его в
убеждениях, неутомимой его деятельности и безупречной чистоте его имени,
которого никогда не смела коснуться клевета. Во время известного
конфликта прусского правительства с сеймом (1862 - 66) Вирхов был одним
из главным вождей оппозиции. После создания Германской империи Вирхов на
время удалился с политической арены. Громкие победы германского оружия
его не увлекали, в благодетельность империи, железом и кровью
объединившей германский народ, он не верил. "Я не гожусь теперь", -
говорил он депутациям избирателей, неоднократно просившим его принять
депутатские полномочия, "в представители страны; при существующем ее
настроении мне нечего делать в парламенте. Может быть я доживу до того
времени, когда мой голос опять понадобится народу; тогда я явлюсь, если
он позовет меня, но теперь нет". Это время наступило в начале 1880-х
годов, в самый разгар реакционной политики кн. Бисмарка. Тогда В.
впервые вступил в имперский парламент в качестве депутата от города
Берлина и с тех пор занимает одно из первых мест в партии
свободомыслящих. Биография В. в "Вестнике Европы" 1882 г., № 8.
Висконти (Visconti) - итальянский аристократический дом. Первый,
исторически известный из этого дома, был Элипрандо, назначенный в 1037
г. миланским вицеграфом (vicecomes или visconte); сын его, Оттон, принял
отцовский титул, как прозвище, и назвался В. Его потомки играли видную
роль в Милане и Ломбардии, оспаривая первенство у дома делла Торре. -
Оттон В. (1207 - 1295) 18 лет управлял Миланом; но после его смерти
власть перешла опять к делла Торре, над которыми окончательно
восторжествовал только Маттео В. Великий (1250 - 1322), получивший в
1311 г. сан императорского викария и миланского графа. Правнук
последнего Джангалеаццо (1347 - 1402) принял титул герцога, в 1395 г.
Сын его, Филипп-Mapия (1391 - 1447), имел только дочерей, и власть
перешла к его зятю Франческо Сфорца. Боковые линии дома В. существуют до
настоящего времени; к одной из них принадлежит семья известных
археологов. Совершенно отдельный дом представляет собою
швейцарско-итальянский род В.-Веноста.
Витализм - так называется учение о "жизненной силе", как особом
принципе или начале, управляющем явлениями, протекающими в живых
организмах. Виталистами же назывались приверженцы этого учения. Таким
признанием воодушевляющего живые организмы духовного принципа
характеризуется учение анимистов или виталистов, среди которых можно
отметить имена Платона, Аристотеля и в особенности Аретея (50 г. до Р.
X.), кажется впервые употребившего выражение "жизненная сила",
употреблявшееся с тех пор в течение всех последующих столетий, вплоть до
первой половины текущего века, в особенности представителями медицинской
школы Моннелье. В физиологии Бурдаха (1837) мы встречаемся еще с
отголосками учения виталистов; после изучения функций органов он
выражает неуверенность, чтобы этим путем можно было когда-нибудь
выяснить явления жизни. Бюффон утверждал, что в состав живых тел входит
особое им присущее химическое начало, не встречающееся ни в одном из тел
неодушевленной природы.
Против учения анимистов, или лучше виталистов, стояло другое учение
материалистического характера, а именно - атомистов, с главой их
Демокритом, по которому все явления жизни сводятся лишь на движение
атомов. Не духовный принцип, но механическая необходимость определяют,
по словам атомистов, мировой строй со всеми его жизненными явлениями.
Пока в науке о жизни организмов господствовали только одни умозрения и
отвлеченные гипотезы, до тех пор В. в биологии и физиологии имел
бесспорный перевес. Но с применением, с конца прошлого столетия, к
разработке явлений жизни экспериментального метода, вооруженного точными
методами физического и химического исследования, биология и физиология
начали обогащаться многочисленными фактами, доказывавшими как в общем,
так и в частности, что и явления жизни, подобно всем остальным явлениям
природы, подчиняются строго определенной закономерности или
детерминизму, по выражению Клода-Бернара, т. е., что каждое жизненное
психическое или телесное явление протекает только при строго
определенных физико-химических условиях. Одновременно с этим было
доказано, что в состав живых организмов не входит таких тел, которых бы
не было в неодушевленном мире, что многие соединения, вырабатываемые
метаморфозом веществ в организмах, получаются искусственно и
лабораторным путем; было выяснено с весами в руках, что и в животных
организмах ни один атом вещества не исчезает и не нарождается, а только
превращается и что в них также применяется закон превращения сил. В виду
таких огромных приобретений, толчок к которым был дан знаменитым
Лавуазье, живые организмы становились в глазах исследователей полем игры
все тех же общих физикохимических сил природы, находивших здесь,
благодаря своеобразному устройству живых тканей и органов, особое
применение и превращение. Этот механический взгляд на явления жизни,
благодаря высокой научной продуктивности его, за последние десятилетия
совершенно вытеснил воззрение виталистов и ныне физиологию, ближе всего
касающуюся явлений жизни, называют не чем иным, как прикладной физикой и
химией живых организмов. Согласно с этим и всякое физиологическое
исследование явлений жизни имеет в окончательном результате целью
сводить их на физические и химические причины, т. е. на механические
законы, управляющие ими.
Вот против этого-то заключения, служившего путеводной нитью биологов
и физиологов последних десятилетий вооружился известный физиолого-химик
проф. Бунге во вступлении к своей книге "Lehrbuch d. Physiologischen
Chemie" (1887). В талантливом очерке "О витализме и механизме"
(Vitalismus und Mechanismus) автор указывает на недостаточность
механического метода, как орудия исследования жизненных явлений и на
полную несостоятельность его в деле объяснения активных сторон жизненных
явлений. Бунге оспаривает современное учение о том, что в живых
существах действуют только те же силы и вещества, как и в остальной
неодушевленной природе, так как никакими физико-химическими законами
нельзя объяснить главных активных сторон жизненных функций: явлений
развития организмов и отдельных органов из первоначальной яйцевой
клетки, явлений наследственной передачи и развития психических функций в
обширном смысле слова. Столь же необъяснимым с точки зрения механической
представляются, по мнению Бунге: непосредственные причины возникновения
нервных импульсов, управляющих функциями органов, способность выбора
клетками пригодного для них материла и отталкивания негодного,
целесообразная деятельность фагоцитов, своеобразное всасывание пищевых
веществ из пищеварительного канала и выработка железами секретов -
противоположно законам простой физической диффузии и осмоса сквозь
мертвые перепонки. Все, что есть активного в перечисленных жизненных
явлениях, безусловно недоступно ни для физики, ни для химии, ни даже для
гистологии, которая исследование с целого организма переносит на
мельчайшую клетку или часть ее; но и тут приходится сталкиваться с теми
же активными тайнами жизни, которые, по мнению Бунге, недоступны
механическому способу исследования. В качестве существенного возражения
против механической точки зрения неовитализм Бунге приводит тот факт,
что явления внешнего мира не имеют ничего общего с нашими ощущениями и
представлениями о них и что нам доступны лишь проявления собственного

<<

стр. 42
(всего 253)

СОДЕРЖАНИЕ

>>