<<

стр. 45
(всего 253)

СОДЕРЖАНИЕ

>>


Ямы для ловли В. имеют около сажени глубины и длины и около аршина с
небольшим ширины; внутри они забираются стоймя поставленными плахами,
верхняя же часть, в устранение осыпки земли, укрепляется срубом в один
венец. Ямы роются на тропах и закрываются прутьями, которые засыпаются
мхом, листьями и снегом. К бокам ямы наваливают бурелом и всякий хлам,
чтобы направить ход зверя непременно через ловушку; в дно же ямы вбивают
иногда заостренные колья. В Западной Сибири ямы нередко приспособляют к
так называемым катушкам, именно, роют их внизу пригорка, по крутому
склону которого устраивают ледяной каток; на вершине пригорка у начала
катка кладут падаль таким образом, чтобы попасть к ней было бы можно
только со стороны льда: вступив на последний, В. поскальзываются и
катятся прямо в яму, где их затем промышленник и убивает.
Кроме описанных, наиболее употребительных способов, в Сибири добывают
волков также луками, настораживаемыми на волчьих тропах, и другими
ловушками, основанными на глубоком знании жизни и привычек описываемого
хищника.
Гораздо действительнее всех этих средств для борьбы с волком является
отравление их, издавна практикуемое в России, при чем, в огромном
большинстве случаев, отравой бралась чилибуха (nux vomica, strychnos). В
последнее время стал, для этой цели, вводиться во всеобщее употребление,
стрихнин (strychinum purum, nitricum, muriaticum), по способу,
предложенному шуйским аптекарем О. И. Валевским и рекомендованному, в
1870-х годах, правительством земству, как наилучшее средство для
истребления В.
По рецепту Валевского, 1 драхма стрихнина растирается с 1 драхмой
аравийской камеди или пшеничной муки, и 3 гранами соды с прибавкой
чистой воды, пока не получится густое тесто; из этого теста раскатывают
до 120 пилюль, в величину горошины каждая, смазывают их смесью сала с
тухлой говядиной и начиняют ими какое-нибудь животное; для этого, с
последнего снимают чулком (т.е. не разрезая живота) шкуру, делают в туше
проколы, вкладывают в них, как можно глубже, пилюли и, затем, натягивают
шкуру обратно; на начинку барана или собаки идет от 200 до 250 пилюль.
Этими же пилюлями, переложенными с кусками сала, начиняются также
баранья или бычачьи рога. Приготовленных животных отвозят на места,
постоянно посещаемые волками, рога же ставятся на расстоянии двух сажен
от проезжих дорог. Вместо пилюль, с большим еще успехом, употребляется
следующий способ: приготовляются из воска небольшие гильзы (трубочки с
дном и крышкой), наполняются смесью из полудрахмы стрихнина с 6 гранами
толченого стекла и смазываются снаружи салом; затем, готовится так
назыв. потаск, состоящий из ободранной кошки или другого мелкого
животного, слегка поджаренного и смазанного пахучей мазью из чистого
белого лука, зеленой свежей корки паслена, анисового масла, камфары и
китайского мускуса. На закате солнца проезжают по местности, посещаемой
волками, в санях, к спинке которых привязывается, на четырехсаженной
веревке, потаск, и кладут на главных волчьих переходах начиненные
стрихнином гильзы. Наткнувшись на дорогу со следом и запахом от потаска,
волк бежит по ней, обнюхивая постоянно кругом, и, почуяв гильзу,
поставленную на пол аршина от колеи, подходить к ней и разгрызает ее.
Звери, хватившие отравленного мяса, ложатся мертвыми недалее 800 шагов
от ее, разгрызшие же гильзу нередко падают и в 20-50 шагах.
Приготовление стрихнинных препаратов производится со всевозможной
осторожностью; во избежание самоотравления, а также чтобы не дать волку
почувствовать человеческого запаха, как до препаратов, так и до
начиненных ими животных остерегаются дотрагиваться голыми руками; вообще
при работе соблюдают особенную чистоту. Чтобы не отравить случайно
собак, начиненных животных стараются класть вдали от жилых мест и, по
окончании охотничьего сезона, т. е. весной, глубоко зарывают их в землю.

Литература. В. М. Лазаревский, "Об истреблении волком домашнего скота
и об истреблении волка" (1876); К. Козмин, "Волчий вопрос" ("Журнал
Охоты" 1877); Л. П. Сабанеев, "Волк" (монография, в журн. "Природа",
1877); его же, "Способы истребления волков" (журн. "Природа и Охота",
1878, 1879 и 1881); А. Черкасов, "Записки Охотника Восточной Сибири"
(1884); А. Толбузин, "Борьба с хищниками в Западной Европе" ("Охотничья
газета", 1891).
С.Безобразов.
Волков (Федор Григорьевич) - основатель русского театра, родился 9
февраля 1729 г. в Костроме. Отец его, костромской купец, умер во время
его малолетства, а мать вышла замуж вторично за ярославского купца
Полушкина. Отчим В. был человек состоятельный и добрый. Первые уроки
грамотности мальчик получил от пастора, состоявшего при герцоге Бироне,
сосланном в Ярославль; затем был отправлен в Москву в Заиконоспасскую
академию, где пробыл около трех лет, и в 1743 г. был взят оттуда
отчимом. Последний сделал В. и его братьев товарищами своих промышленных
и торговых предприятий. В 1746 г. молодой купец прибыл по делам в
Петербург, и здесь, по преданию, посещение придворного театра произвело
на него потрясающее впечатление. Он весь отдался новой страсти и в
течении двух лет пребывания в Петербурге занимался искусствами и
изучением сценического дела. В 1747 году Полушкин умер, и Волкову
пришлось возвратиться в Ярославль. Здесь он организовал труппу и начал
давать представления в каменном амбаре. Первый спектакль состоялся 29
июня 1750 г.; была дана драма "Эсфирь" и пастораль "Эвмон и Берфа".
Ближайшими соучастниками были два брата В. Григорий и Гаврило, Дьяконов
(впоследствии Дмитревский), Чулков, Попов и др. Представления имели
успех, и вскоре был выстроен на пожертвования настоящий деревянный
театр. Слух о нем дошел до императрицы, и в 1752 г. В. с своей труппой
вызван в Петербург. Молодые ярославцы дебютировали в Царском Селе в
трагедии "Хорев". Затем они все были определены в кадетский корпус и
всем было назначено казенное содержание. 30 августа 1756 г. последовал
указ об учреждении русского театра, а В. присвоено звание первого
"придворного актера". С этого времени растет слава В.; его талант
засвидетельствован и иностранцами. В 1759 г. он был посылаем в Москву
для упорядочения тамошнего театра. В перевороте при восшествии на
престол Екатерины II В. принимал деятельное участие, за что и получил
дворянство и 700 душ крестьян. Для коронации в 1763 г. он сочинил
маскарад "Topжествующая Минерва". Умер 4 апр. 1763 г. Как актер, В.
стремился к реальности; его декламация, по словам Новикова, была "только
что природная и неукрашенная искусством". Вот этото отсутствие
аффектации и перешло к русским артистам. В общем, однако, В. не создал
школы. Он исполнял больше 60 ролей; лучшие его роли были трагические.
Главная заслуга В. - в создании у нас самого театра, чему способствовали
его многие таланты: он был актер, драматург, поэт, музыкант, живописец и
скульптор. Литературная деятельность В. заключалась в писании бытовых
пьес и переводе французских трагедий и комедий; все они погибли, за
исключением переводов Мольера, хранящихся в парижской библиотеке. Ср.
"Ф. Г. Волков", А. А. Ярцева (Спб., 1891, в "Биографической библиотеке"
изд. Ф. Павленкова).
М. М.
Волнистый попугай (Melopsittacus undulatus) комнатная птица, родом из
Австралии. Она имеет 20 см. длины, из которых почти половина приходится
на хвост, и 26 см. в размахе крыльев. Эта красивая птичка имеет красное
лицо с несколькими синими пятнышками; остальное оперение зеленое;
некоторые перья на верхней части головы, шее, плечах и крыльях с тонкими
волнистыми черными поперечными линиями. Темнозеленые маховые перья с
желтым рисунком, а хвостовые перья - сине-зеленые с желтым. В. попугаи
живут во внутренней части Австралии большими стаями, которые кочуют с
места на место. В неволе они хорошо выживают и могут размножаться.
Э. Б.
Волнорез, или волнолом - один из видов внешних портовых сооружений,
служащих для ограждения места стоянки судов или входов во внутренние
бассейны от волнения.
В. Т.
Вологда - губернский город Вологодской губернии на широте северной
59° 13' 30", 9 и долготе восточной от Гринвича 39° 53' 0", 2, в 710 вер.
от С. Петербурга и в 434 вер. от Москвы, на абсолютной высоте 51 саж.
над ур. океана, по обоим берегам р. Вологды, при впадении р. Золотухи.
Об основании В. точных исторических сведений не существует. Вероятно,
начало поселению на месте нынешней В. положено новгородской вольницей
(ушкуйниками). Первое известие о существовании такого поселения
находится в житии св. Герасима, вологодского чудотворца, который, придя
на эту реку в 1147 г. из Киева, уже нашел здесь посад Воскресение и
основал Троицкий монастырь. В. несколько раз переходила из рук
новгородцев под власть московских князей, пока в XV в., при Василии
Темном, не была окончательно присоединена к московским владениям. Когда
московским престолом завладел Димитрий Шемяка, Василию был дан в удел г.
В. В 1503 г. в. основана епископская кафедра. Существует предание, что
Иоанн Грозный собирался сделать В. своею столицей; он посетил ее три
раза, в 1545, 1566 и 1568 гг. (при чем в последний раз прожил тут 2 года
и 5 месс.), заложил каменные стены и возвел каменный собор во имя
Успения Богородицы (называемый также Софийским), по образцу московского
Успенского собора. Когда при Иоанне Грозном были установлены торговые
сношения с Англией и Голландией, В. стала местом склада товаров,
привозных и отпускных. Путь в Сибирь из Москвы проходил через В.; все
это привлекало сюда не мало иностранных купцов. При царе Михаиле
Федоровиче город был обнесен деревянной стеной; в царствование Алексея
Михайловича сильная моровая язва опустошила город. При царе Федоре
Алексеевиче В. была зачислена в число степенных наместнических городов.
После основания Петербурга, значение В. падает, так как торговое
движение начинает склоняться к Балтийскому морю. Петр Великий посетил В.
пять раз; дом иностранки (купеческой вдовы Гоутман, из Голландии), в
котором он останавливался, сохранился до сих пор); в 1885 г. в нем
открыт Петровской музей. В 1708 г. В. была приписана к Архангельской
губ., а II лет спустя назначена провинциальным городом той же губернии.
В 1780 г. было образовано из трех губерний, Вологодской, Великоустюжской
и Архангельской, Вологодское наместничество. С уничтожением
наместничества, в 1796 г., В. стала губернским городом. В 1861 г. число
жителей обоего пола было 16867, в 1885 - 17391; из них 8626 мужского
пола и 8765 женского пола. Церквей в городе - 47; из них
замечательнейшие: Софийский собор; древнейшая церковь города -
Воскресения Христова на Ленивом торгу, упоминаемая в 1147 г. в житии
препод. Герасима; Троицкая, построенная в XII веке самим препод.
Герасимом, и Всемилостивого Спаса обыденная, построенная в один день, в
1655 г. Монастырей в городе два: Спасокаменный Духов мужской З-го
класса, основанный в начале XVII ст. препод. Галактионом, вологодским
чудотворцем, и Горный Успенский, девичий, 3-го класса, основанный в
конце XVI стол. Часовен три и одна римско-католическая каплица. Зданий в
Вологде в 1873 году было 1960 деревянных и 402 каменных; лавок 414;
отделение государственного банка, городской общественный банк, мужская и
женская гимназии, семинария, реальное училище, женское училище, 5
богаделен (1 городская, 1 земская и 3 частных), бесплатная лечебница для
приходящих; музейная выставка кустарных изделий, которых в 1889 г. было
продано здесь на сумму 7257 руб. Городской земли числилось в 1890 г.
2337 десятин. Город очень раскинулся; улицы широкие; дома почти все одно
или двухэтажные, окружены нередко садами. Несколько бульваров,
ярмарочный дом, театр, бесплатная столовая для бедных, с ночлежным при
ней домом. Доходы города в 1886 году составляли 114328 руб., в 1887 -
89593 р., в 1888 - 106364 руб., в 1889 - 115727 руб., в 1890 - 146581 р.
Для взимания государственного налога городское имущество было оценено
(1890) в 1277681 руб., налога с него причиталось 16969 р. Заводов и
фабрик в 1890 году было 19, с 530 рабочими и общей суммой производства в
568058 р. Первое место занимают заводы водочный и винокуренный, с
производством свыше 200 т. р. На свечновосковом заводе епархиального
ведомства выделывается в год до 3762 пуд. свеч, на сумму в 113887 р.; на
двух кожевенных заводах выделывается кож до 2950 пуд., на сумму 53000 р.
Маслобойный завод имеет оборот в 43000 р., скорняжномеховой - 40800 р.,
два пивоваренных завода - 27600 р., мыловаренный завод - 31500 руб.,
свечносальный - 12500 р., табачномахорочная фабрика - 10200 руб. На
окраинах города 7 кирпичных заводов выделывают до 2 милл. штук кирпича,
на сумму 20750 р. Ремесленников в 1882 г. было: 253 мастера, 527 рабочих
и 31 ученик. Торговлю город ведет преимущественно с Архангельском и
Петербургом; с первым - водным путем по р. Сухоне и Северной Двине; со
вторым - или по водной системе принца Вюртембергского, или по
Вологодско-Ярославской узкоколейной жел. дор. Вообще, за последнее время
торговля города падает, вследствие падения Архангельского порта. К
последнему порту отправляется теперь из В. до 3 милл. пуд. ежегодно;
больше половины этого груза составляет хлеб, привезенный жел. дорогой с
Волги; от Архангельска приходит до 300000 пуд. груза; большей частью
соленая рыба, деготь, смола, пек, щетина, известь, алебастр. Всего к
Архангельску отходит в год до 400 судов, а к Петербургу - до 150, с
овсом, яйцами, тряпками, костью. Приходят от первого порта до 250 судов,
а от второго - до 50. На ярмарку, бывающую в В. в январе, в 1857 г.
привезено было товаров на сумму 277500 руб., а продано на сумму 110040
р., в 1887 г. привезено было на 341908 р., продано на 156140 р., в 1889
привезено на 272367 р., продано на 106651 р. Городское взаимное
страхование обнимало в В. в 1888 г. 2221 строение, на сумму свыше 2600
тыс. рублей, с страховой премией в 18780 руб.

Вологодский уезд лежит в юго-западной части губернии. Пространство
его, по измерению Стрельбицкого - 5506, 1 квадр. версты. Поверхность
уезда ровная, никаких возвышенностей сколько-нибудь заметных не
существует; наиболее возвышенная часть уезда - местность, служащая
водоразделом между притоками р. Шексны, Кубинского озера и р. Вологды.
Уезд, как и большая часть губернии, хорошо орошен многочисленными реками
и речками, из которых главные: р. Сухона, судоходная по всему уезду на
протяжении 65 верст; затем р. Вологда. Из озер самое замечательное и
важное это - Кубинское, площадь коего, принадлежащая к уезду, равняется
по измерению Стрельбицкого - 199, 6 кв. вер.; уезд примыкает к нему с
южной стороны. Сравнительно с другими частями губернии, уезд значительно
суше, но все же обладает еще большим числом болот. Жителей в уезде в
1885 г. было муж. п. - 66552, женск. п. - 71215, итого 137767. В уезде
один город - Вологда и 1900 других населенных мест; общее число жителей
в уезде с городом - 155158; на одну квадр. версту приходится по 29, 2
человека. Из общего количества земли в уезде - 518176 десятин, в 1881 г.
пашни было 94933 десят. (более 18%), под лесной площадью - 173293 десят.
(33%), лугов, выгонов и остальной удобной земли - 211640 дес. (41%),
неудобной - 38301 дес. (около 7%). Из этого числа земли принадлежало
крестьянам: пахатной - 78954 дес., под огородами - 10877, лугов - 77895
дес., выгонов и пастбищ - 48070 дес., лесов - 38597 дес., а всего
удобной земли 254393 дес. и 10430 дес. неудобной. Владельческой же земли
было: пахоты - 15966 дес., огородов - 3519 дес., лугов - 40472 дес.,
выгонов и пастбищ
- 30713 дес., лесов - 85261 дес., а всего удобной земли - 175931 дес.
и неудобней - 9650 дес. Остальная земля принадлежит казне. Почва большей
частью суглинистая и при хорошем удобрении дает удовлетворительные
урожаи; успеху хозяйства способствует существование вологодской казенной
учебной фермы. Наибольшее количество посевов приходится на рожь (около
43%), затем на овес (около 40%); остальное количество пашни занято
пшеницей, ячменем, горохом, картофелем и льном (последнего до 4%). По
количеству лугов уезд занимает в губернии второе место, вследствие чего
здесь развито скотоводство и молочное дело. Выдающиеся промыслы уезда:
земляные работы, на который уходит до 3500 чел., с заработком в 150000
р.; кружевной промысел, приносящий каждой кружевнице в среднем до 30 р.
в зиму, а всему уезду до 105000 р.; плотничество, приносящее 1100 чел.
до 90000 р. заработка; печное дело, на котором 350 чел. зарабатывают
около 20000 р.; рыболовство - до 20000 р.; сапожный промысел - до 15000
р.; лесное дело (в западной части уезда) - 10000 р.; валяльный промысел
- 7000 р.; кузнечно-слесарный - 10000 р.; бондарный - 5000 р. Общая
сумма промыслового заработка по уезду может быть определена в 500000 р.
Сумма земских расходов в 1883 г. составляла 63323 р., в том числе на
земское управление - 9103 р., на врачебную часть - 17496 р., на народное
образование - 10075 р., на дорожную повинность - 1996 р. В уезде (кроме
губ. гор.) числится 15 заводов, с 200 рабочих и общей суммой
производительности в 103233 р.; главные из них - лесопильный (100
рабоч., обор. в 75000 руб. ) и винокуренный (18 рабочих, сумма
производства - 75000 р.). Из 10 кожевенных заводов два имеют скорее
кустарный характер.
Ю. Шокальский.
Волос или Велес - древнеславянское божество, до сих пор еще мало
изученное. Афанасьев считает его божеством туч, облаков, небесных стад,
а затем и земных стад, скотоводства. Кроме того, В. вероятно был и богом
плодородия, как это доказывает южнорусский обычай жнецов завязывать в
начале или в конце жатвы пук несрезанных колосьев, что называется
"завязывать бороду Волосу"; при этом поются разнообразные обрядовые
песни. В "Слове о Полку Игореве" Боян назван Велесовым внуком, что как
бы указывает еще на его значение, как на славянского Аполлона. Принятие
христианства не помешало народу удержать понятие об особенном
покровителе рогатого скота, но имя его заменилось теперь именами Иисуса
Христа, Ильи, Николы и, наконец, Власия; последнее произошло только
благодаря случайному совпадению звуков. Буслаев в своих "Очерках"
говорит, что общеславянской эпохой была эпоха Сварога, названного у
восточных славян Дажьбогом, а затем следует заключительная, чисто
русская, эпоха Перуна и В. Существуют однако, факты, противоречащие
категоричности этого утверждения: так, Афанасьев приводит, что в Боснии
существует гора Велес; у чехов известна пословица: "zaletet' nekarn za
more k Velesu", а в одной словацкой колядке, записанной у Сахарова (I.
24), слово велес употреблено в значении пастуха, а именно: "пасли овцы
велесы при бетлемском шаласе".
Волос у человека и у млекопитающих есть образование эпидермы кожи;
как покров тела, волосы свойственны исключительно млекопитающим, и
характерны для этого класса, как перья характерны для птиц. Каждый
волос, подобно перу, своей нижней частью (корнем) сидит в мешковидном
углублении соединительно-тканного слоя (cutis) кожи, так наз. волосяной
сумки и в утолщенном основании своем (луковице) заключает сосочек кожи,
богатый кровеносными сосудами, доставляющими растущему волосу
необходимый питательный материал. Стержень волоса образован из
ороговевших клеток, которые группируются в три отдельных слоя:
сердцевинное вещество, корковое вещество и верхнюю кожицу волоса.
Главную массу волоса составляет корковое вещество. Оно состоит из
длинных, плоских веретеновидных клеток, которые расположены по
продольной оси волоса и плотно спаяны между собой. Сердцевиное вещество,
не существующее в очень тонких и нежных волосах, равным образом в
волосах детей в первые годы жизни, образовано из сплющенных клеток,
расположенных нередко в один только ряд, и между которыми во вполне
развитом волосе находятся обыкновенно пузырьки воздуха. В меньшей
степени такие пузырьки встречаются и между клетками коркового вещества.
Верхняя кожица В. состоит из одного слоя тонких прозрачных чешуек,
которые черепицеобразно налегают одна на другую. Сумка, в которой сидит
В., выстлана внутри эпителием, служащим продолжением эпидермического
слоя кожи, и образующим т. наз. влагалище, непосредственно облекающее
корень. Здесь различаются, в свою очередь, два слоя - наружное
влагалище, продолжающееся в слизистый (Мальпигиев) слой эпидермы и
состоящее из сочных эпителиальных клеток, и внутреннее влагалище;
последнее соответствует роговому слою надкожицы и состоит из ороговевших
клеток. Различные слои, из которых состоит волос, в луковице переходят в
недифференцированные клеточки; вокруг сосочка, на дне луковицы, ее
клеточки незаметно переходят в клеточки влагалища.
Зачаток волоса у зародыша является в Мальпигиевом слое эпидермы в
виде местного утолщения, которое постепенно углубляется в
соединительно-тканный слой кожи. У человека это происходит в конце
третьего месяца развития. В утолщенный конец эпителиального выроста
впячивается со стороны собственно кожи (cutis) соединительно-тканный
бугорок, снабженный волосными сосудами, и образующий будущий сосочек
(papilla) волоса. У некоторых млекопитающих сосочек образуется раньше
эпителиального зачатка волоса, непосредственно под неизмененной еще
эпидермой, и позднее оттесняется внутрь разрастающимся эпителием. Этот
способ развития волоса нужно считать более древним и первоначальным. При
дальнейшем развитии сплошная масса клеток эпителиального зачатка
разбивается на две части: центральная или осевая часть образует зачаток
волоса вместе с внутренним влагалищем корня, а периферическая часть
образует наружное влагалище. Клеточки луковицы размножаются; волос
вследствие этого растет в длину, прободает эпидерму и выходит наружу (у
человека на 5-м месяце эмбрионального развития). Сосочек, лежащий под
луковицей, с заключающимися в нем кровеносными сосудами, служит для
питания волоса. Каждый волос имеет ограниченную продолжительность жизни;
его рост прекращается вследствие атрофии сосудистого сосочка, на котором
сидит луковица. Вслед за этим образуется обыкновенно зачаток нового
волоса (размножением клеток наружного влагалища на дне сумки старого
волоса), которым старый волос выталкивается из своей сумки и выпадает.
Выпадение и новообразование волос у млекопитающих происходит обыкновенно
периодически, в зависимости от времени года. К зиме они получают более
длинный и густой волосяной покров, а весной меняют его на летние одеяние
(линька). В волосяную сумку открываются сальные железы, и к ней
прикрепляются особые мышцы; последние состоят из пучка гладких мышечных
клеток, идущих наискось в волокнистом слое, хотя и прикрепленных одним
концом к нижнему концу волосяной сумки; их сокращение вызывает поднятие
волоса (musculi errectores pilorum).
Цвет В. зависит от пигмента, заключающегося в клетках коркового и
сердцевиного вещества, от заключенных в них пузырьков воздуха и от
характера поверхности. Седение В. в старости у человека зависит от
недостаточного образования пигмента в корковом веществе; серебристый
отлив белых волос обусловливается еще и тем, что в корковом веществе, и
особенно в сердцевине, накопляется множество проникших туда воздушных
пузырьков, которые отражают свет.
Волосы млекопитающих являются в различных видоизменениях; от мягких и
гибких настоящих волос отличают очень жесткие и тугие под названием
щетины; у некоторых (ехидна, еж, дикобраз) часть В. превращена в толстые
и крепкие иглы. У одних млекопитающих (лошадь, бык), за исключением
гривы и хвоста, тело покрыто одинаковыми волосами (шерстью); у других,
напр., куниц и кошек, мех состоит из 2-х различных видов волос: из более
мягких, тонких и коротких волос, густо расположенных, так наз. пух или
подшерсток (lana), и из более длинных и толстых волос, расположенных
гораздо реже и часто далеко выдающихся над пухом; это так наз. контурные
волосы, ости или просто шерсть. Нередко они отличаются и цветом от
пуховых волос. У большей части млекопитающих на верхней губе находятся
очень тугие и длинные волосы (усы), сумки которых отличаются особым
богатством нервов и которые носят поэтому название осязательных волосков
(vibrillae).
У человека, во время эмбрионального развития, волосяной покров, как у
млекопитающих, покрывает все тело в виде тончайшего пушка (lanugo);
однако еще до рождения особенно развиваются волосы на голове (и
ресницах). После рождения на одних местах тела волосы исчезают совсем,
тогда как на других становятся гуще. Совершенно лишены волос: ладони
рук, подошвы ног, спинная поверхность последних суставов пальцев на
руках и на ногах, красная поверхность губ, glans penis, glans clitoris и
внутренняя поверхность praeputii. На других областях кожи волосы более
или менее многочисленны; количество их подвержено большим колебаниям в
зависимости от возраста, пола и индивидуальности. Отсутствие бороды и
усов у женщин составляет один из второстепенных половых признаков
человека; впрочем и у женщины, по окончании половой жизни, увеличивается
число волос на верхней губе и на подбородке.
В разных человеческих расах и племенах волосы имеют различный вид и
неодинаково развиты, почему и применялись иногда как классификационный
антропологический признак (Гексли, Э. Геккель). Поперечный разрез волоса
колеблется от круглого до эллиптически сплющенного, отчего волос может
изменяться в своей форме от цилиндра до двояковыпуклой ленты. Самая
чистая цилиндрическая форма волоса существует у южных народов
американской расы, где малый поперечник волоса составляет 0,95 большого;
ближе всего по форме сечения волоса к ним стоят монголы. Наиболее
сплющены волоса у папуасов Новой Гвинеи, где малый поперечник падает до
0,34 и даже до 0,26 большого. По сплющенности волоса к ним ближе всего
стоят готтентоты. С уплощением волос, которое сочетается обыкновенно с
большей тонкостью их, значительно растет и наклонность волос завиваться
- курчавость. В этом отношении различают волосы: 1) гладкие и прямые, 2)
слабо вьющиеся локонами или кольцами, 3) курчавые и 4) пучковатые.
Гладкие, прямые и грубые волосы характерны для народов американской и
монгольской рас. Курчавые волосы, которыми обладают негры Африки и
австралийцы, отличаются от просто вьющихся большей короткостью, более
сильной спиральной завитостью и рассечением по длине, благодаря которому
волос разделяется на две плоские ленты. Вьющиеся волосы, более грубые и
менее сплющенные, чем курчавые, встречаются у европейцев и семитов.
Соединение курчавых волос пучками, прядями, которые на коротко
остриженной голове напоминают щетку, наблюдается у готтентотов и
бушменов, приписывается также и папуасам. Между всеми этими формами
волос существуют переходные формы. Менее постоянный расовый признак
представляет цвет волос. Рыжие волосы встречаются во всех частях света,
даже между австралийцами. Между типично черноволосыми народами, каковы,
напр., португальцы и испанцы, попадаются иногда белокурые.
Волосяной покров других частей тела, кроме головы, бывает также
развит в самой различной степени. Реже всего он исчезает в области
половых органов. Скудость или полное отсутствие волос на теле
принадлежат к числу наиболее типичных признаков у североазиатских
монголов, у племен американских и малайских, у готтентотов и бушменов.
Борода также отсутствует или существует в зачаточном состоянии у всех
народов с прямыми, грубыми волосами: у американцев, североазиатцев и
малайцев. Обильный волосяной покров тела принадлежит к признакам семитов
и индо-германских народов; сильнее всего он развивается у европейцев,
особенно у португальцев и южных испанцев. Самыми волосатыми людьми на
земле считают айносов, живущих на островах Гезо, Сахалине и Курильских.
В. Ф.
Болезни волос могут выразиться в изменении цвета и формы их. Кроме
того, на ряду с этим, следует указать на страдания волосистых частей
тела, сопровождающихся или полным отсутствием волос, или преждевременным
выпадением их. Изменения цвета могут выражаться: 1) во внезапном
поседении их, возможность чего в настоящее время вполне допускается,
хотя большинство исторических анекдотов об английском канцлере Томасе
Муре или французской королеве Марии Антуанетте, поседевших за одну ночь,
давно уже отнесено к области басен. Как известно, старческое поседение
(canities senilis) обусловливается исчезанием пигмента. Но
преждевременное поседение может зависеть также и от большого против
нормы количества вступающего в В. воздуха, что придает им серый оттенок.
Чтобы такое состояние могло зависеть от нервных влияний, теперь
высказываются сильные сомнения. Гораздо существеннее болезненные
изменения формы волос, как, напр., расщепление их, при чем свободный
конец В. разделен на 2, 3 и более частей, что всего чаще наблюдается на
длинных волосах у женщин и объясняется недостатком питательного
материала и распадением связывающего их вещества. Из числа других
изменений заслуживают некоторого внимания узловатые утолщения волосного
стержня (Trichorrhexis nodosa), в которых прочность волос уменьшается,
так что они здесь загибаются и отламываются. Особенный интерес
представляют изменения формы волос, обусловленные отложением чуждых им
веществ, из которых всего чаще приходится наблюдать яйца вшей. Последние
прикрепляют яйца сбоку к волосу при посредстве светлой, прозрачной
клейкой массы. Другого рода паразиты (микрофиты) развиваются на волосах
в подмышках, образуя своими наслоениями целые узлы, явственные на ощупь.
Г.Г.
Волотово поле - в 3 вер. на восток от Новгорода. По преданию, здесь
стоял идол Велес или Волос и было поле (слудка), где новгородцы
погребали своих богатырей. Саженях в 20 к юго-восток от церкви Успения
Богородицы (остатки фресок XIV в.) находится "холм Гостомысла" или его
могила, насыпанная, по преданию, пригоршнями новгородцев.
Д. P.
Волхвы - особый класс людей, пользовавшийся большим влиянием в
древности. Это были "мудрецы" или так называемые маги, мудрость и сила
которых заключалась в знании ими тайн, недоступных обыкновенным людям.
Смотря по степени культурного развития народа, его В. или мудрецы могли
представлять собою разные степени "мудрости" - от простого
невежественного знахарства до действительно научного знания. Родина В. -
древний Восток, В. или маги являются в качестве особого класса у мидян и
персов. По свидетельству Геродота, они составляли одно из шести племен
древних мидян, быть может, сосредоточивавшее в своих руках все
религиозные функции, как это было, например, с племенем левитов у
древних евреев. Но мидийское или персидское происхождение магов не может
быть признано уже потому, что оно не захватывает существования волхвов в
более отдаленные времена, у более древних народов, как, напр.,
ассиро-вавилонян. Maгия или волхвование было одной из важнейших отраслей
знания в древней Ассиро-Вавилонии. Тамошние маги существенно отличались
от жрецов; жертву богам, напр., приносят жрецы, а изъясняют сны,
предсказывают будущее В., маги, мудрецы. У них был свой глава или
начальник, так называемый раб-маг который, как и другие высшие чины,
носившие соответствующие же титулы (раб-сарис, раб-сак), был одним из
ближайших соперников вавилонского царя (Иерем. XXXIX, 3 и 13). Сами В.
разделялись на несколько разрядов, из которых каждый имел свою особую
специальность и носил соответствующее название. К одному разряду
относилось составление писаных заговоров или талисманов,
прикладывавшихся к телу больных людей или к дверям домов, пораженных
каким-нибудь большим несчастием. Волхвы, занимавшиеся этим, назывались
хертуммимами, в собственном смысле магами. Другой класс мудрецов
(ашшафимы или мекашафимы) имел своей специальностью чтение заклинаний;
третий класс (газеримы) вел запись различных физических и
астрономических явлений, которые служили для них основой предсказания
будущих событий. Особенно важное значение имели газеримы или звездочеты.
Ассиро-вавилонские В. были самыми знаменитыми в древности, так что их
общее название халдеи сделалось впоследствии у других народов синонимом
магов. У египтян также были мудрецы или В.; их волхвование весьма близко
напоминает собою подобную же мудрость халдеев. Они также отличались
знанием тайн природы, которыми пользовались для произведения необычайных
явлений, как это можно видеть из их состязания с Моисеем в присутствии
Фараона (Исход VII, 8 - 12 и др.), истолковывали сны и делали
предсказания на основании астрономических наблюдений. Но у египтян,
сообразно с их более серьезным характером, и самые В. отличались большей
серьезностью и преданы были главным образом научной разработке
представлявшихся их наблюдению явлений. От ассиро-вавилонян В. перешли и
к персам, где они сначала встретили себе сильный отпор со стороны
туземных жрецов. Но затем магизм привился и у персов, слившись с местным
жречеством, так что и самое слово маг или волхв у персов получило
значение жреца или священника. Зороастр во многих древних памятниках
выставляется как глава и преобразователь класса магов или волхвов. Из
Персидской монархии понятия волхвов перешли к грекам, сначала азиатским,
а затем и европейским. Под именем волхвов или магов (magoi) греки стали
вообще разуметь разных чародеев или колдунов, заклинателей, искусство
которых имело иногда весьма сомнительное значение. Самое слово маги
сделалось, особенно впоследствии, синонимом всякого обмана и
шарлатанства. У греческих писателей, впрочем, можно заметить
значительные колебания в этом отношении. У Эсхила, напр., оно просто
означает племя, как и в свидетельстве Геродота, а у Софокла уже имеет
укорительный смысл, встречаясь среди поносительных эпитетов, которые
царь Эдип прилагает к фиванскому мудрецу Тиресию (Oed. Туг. 387). Платон
с уважением говорит о магии Зороастра, как составляющей такую основу
воспитания, которая лучше афинской (Alcib. 1, р. 122а). Ксенофонт также
одобрительно отзывается о магах в своей Киропедии. По определению
позднейшего лексикографа Свиды, магами назывались "у персов философы и
богословы". В греческом переводе Библии под магами разумеются
вавилонские и египетские мудрецы, снотолкователи, толкователи священных
книг, врачеватели, волшебники, вызыватели мертвых и пр.
От греков, а потом и непосредственно от восточных народов, В. перешли
к римлянам, которые весьма скоро стали смотреть на восточных В., как на
низких обманщиков, бессовестно эксплуатировавших народное cyeвеpиe.
Тацит называет мудрость восточных волхвов суеверием (mаgicae
superstitiones), а Плиний видит в ней "пустоту" и "обман" (vanitates
magicae, mendacia magica). Римские сатирики времен Империи бичуют как
самих магов, так и их многочисленных клиентов. Несмотря на это, В.
получали все большее и большее влияние в римском обществе. Во многих
домах римской знати В. состояли на жаловании, а при дворе кесарей по
временам жили целыми полками, играя важную роль во всех придворных
интригах. Уже во II в. до Р. X. была попытка изгнать халдеев из Рима.
Закон Суллы, относившийся к разным сикариям и тайным злодеям, на
практике применялся и к В. В последующее время иные правители
преследовали В., а другие, напротив, покровительствовали им. Так,
император Август, старавшийся восстановить старый римский культ,
запрещал азиатским В. и астрологам заниматься своими предсказаниями и
даже сжигал их книги. Тиверий и Клавдий также издавали различные
постановления касательно изгнания "математиков и магов", хотя известно,
что лично Тиверий был далеко не равнодушен к ним и тайно окружал себя
целыми "стадами халдеев" (по саркастическому выражению Тацита). Нерон
относился к ним настолько благосклонно, что не прочь был принять участие
в пиршествах магов. Веспасиан, Адриан и Марк Аврелий относились к ним с
терпимостью. Некоторые из восточных В., как, напр., Аполлоний Тианский,
приобретали громкую известность. Самое понятие о магах все более
расплывалось, и под ними разумелись вообще приверженцы всего
таинственного и непостижимого. Знаменитый языческий полемист против
христианства Цельсий почти не различал магов от христиан и приписывал
самому Христу знание магии. Со своей стороны, христиане объясняли магией
чудеса, совершавшиеся, будто бы, известными в то время еретиками. В
царствование Каракаллы В. были сжигаемы живыми, а пользовавшиеся их
чарами ко вреду другим были распинаемы или отдаваемы на растерзание
зверям. Александр Север относился к В. так благосклонно, что давал им
государственное содержание. Диоклетиан возобновил прежние против них
указы, но вполне отрицательное отношение к ним установилось лишь при
христианских императорах. Константин Великий издал ограничительные
постановления касательно всякого волшебства, а его сын Констанций и
последующие императоры запрещали магию под страхом смертной казни. Это
отношение к В. нашло себе ясное юридическое определение в законах
Юстиниана, по служивших основой последующего законодательства
христианских народов.
В истории В. нельзя не упомянуть о евангельском указании на то, что
во время рождения Христа в Иерусалим "пришли с востока В. и спрашивали,
где родившийся царь Иудейский" (Матф. II, 1 и 2). Что это были за люди.
из какой страны и какой религии - на это евангелист не дает никаких
указаний. Но дальнейшее заявление этих В., что они пришли в Иерусалим,
потому что видели на Востоке звезду родившегося царя иудейского,
которому и прибыли поклониться (II, 2), показывает, что они принадлежали
к разряду тех восточных волхвов, которые занимались астрономическими
наблюдениями.
Около времени Рождества Христова, именно в 747 году по основании Рима
на небе видимо было чрезвычайно редкое сочетание планет Юпитера и
Сатурна в созвездии Рыб. Оно не могло не обратить на себя внимания всех,
кто наблюдал за звездным небом и занимался астрономией, т. е. именно
халдейских волхвов. В следующем году к этому сочетанию присоединился еще
Марс, который еще более усилил необычайность всего явления. Волхвы,
поклонившись новорожденному Христу, найденному ими в Вифлееме, по
свидетельству евангелиста, "отошли в страну свою", возбудив тем крайнее
раздражение Ирода. О них сложился целый цикл легенд, в которых восточные
мудрецы являются уже не простыми волхвами, а царями, представителями
трех рас человечества. Позже предание знает даже самые имена их -
Каспар, Мельхиор и Валтасар, и подробно описывает самую их наружность. В
восточных христианских сказаниях волхвы получают еще более внешнего
величия и блеска. Они прибыли в Иерусалим со свитой в тысячу человек,
оставив позади себя на левом берегу Евфрата отряд войска в 7000 человек.
По возвращении в свою страну (на отдаленнейшем Востоке, у берегов
океана) они предались созерцательной жизни и молитве, и когда апостолы
рассеялись для проповеди Евангелия по всему миру, то ап. Фома встретил
их в Парфии, где они приняли от него крещение и сами сделались
проповедниками новой веры. Легенда прибавляет, что их мощи впоследствии
были найдены царицей Еленой, положены были сначала в Константинополе, но
оттуда перенесены были в Медиолан (Милан), а затем в Кельн, где их
черепа, как святыня, хранятся и доселе. В честь их на Западе установлен
был праздник, известный под названием праздника трех царей (6 января) и
они сделались вообще покровителями путешественников. Вследствие этого
последнего обстоятельства имена их нередко употреблялись для названия
гостиниц.

Литература. По литературе предмета, кроме специального исследования
Ленормана о магии халдеев, можно указать на статьи в специальных
словарях: Герцога, под сл. Magier, Смита под сл. Magi и др.
А. Лопухин.
Волчанка (Lupus vulgaris) - хроническая болезнь кожи и подкожной
клетчатки; заключается в образовании в соединительно-тканном слое кожи
мелких фокусов, узелков, состоящих из скопления лимфатических телец. По
Вирхову, узелки представляют собой самостоятельные новообразования из
грануляционной ткани, в которой заложены характерные гигантские и
эпителиодные клетки. Клеточные элементы узелка, развившись, довольно
скоро подвергаются жировому перерождению и распаду. Ткань кожи между
узелками воспаляется, уплотняется, и получается обыкновенно картина
общего разлитого воспаления кожи на пораженном участке. Этиология
волчанки оставалась темной до последнего времени, когда выяснена
(Шюллер, Кох, Пфейфер, Пахенштехер и др.) ее тождественность с
бугорчаткой (tuberculosis). В гигантских клетках узелков волчанки
найдены бугорковые бациллы (коховские палочки); чистая культура этих
бацилл, введенная под кожу животным (кроликам - Кох), вызывала у них
местную и общую бугорчатку. Согласно новейшим данным, должно считать
волчанку местной бугорчаткой кожи. Течение болезни очень медленное,
годами. Распознается болезнь потому, что пораженное место кожи
уплотняется, развившиеся бугорки начинают выступать над поверхностью
кожи и образуют возвышения, сине-красные узелки, величиной от булавочной
головки до горошины. Эти узелки вначале покрыты эпидермисом, который
иногда сильно шелушится (lupus exfoliatus), затем узелки, подвергаясь
распаду, обращаются в язвы (lupus exulcerans), которые, по выходе гноя,
выполняются грануляциями и зарастают рубцовой тканью. Вокруг
образующихся рубцов развиваются новые узелки и процесс может
распространяться на большое пространство. Иногда узелки сидят очень
густо, кожа в этом месте значительно утолщается и такая форма волчанки
называется lupus hypertrophicus. Под именем lupus erythematosus
описывается (проф. Ивановский и д-р Левитус) бугорковое поражение кожи,
когда узелки не достигают большого развития, скоро распадаются и
всасываются, а кожа получает атрофический рубцовый вид. Lupus
syphiliticus, по внешнему виду очень сходный с обыкновенной формой
волчанки - lupus vulgaris, отличается тем, что сравнительно легко
уступает противосифилитическому лечению и должна быть отнесена к формам
проявления сифилиса. Лица, страдающие волчанкой, нередко пользуются
хорошим общим здоровьем и доживают до старости. Болезнь, по-видимому,
передается наследственно, а в некоторых случаях развивается на почве
золотухи; поражает преимущественно молодой возраст и женский пол.
Главным образом процесс поражает кожу лица, носа, ушей, затем шеи и
редко туловища. Лечение чисто местное, хирургическое, состоит в удалении
и разрушении узелков выскабливаем острой ложечкой, выжиганием едкими
веществами, кислотами и т.п., и только тогда дает надежду на
выздоровление, когда удается удалить совершенно все пораженные фокусы.
А. Липский.
Волынка - народный музыкальный инструмент с воздушным резервуаром,
который обыкновенно делается из телячьей или козьей шкуры, снятой
целиком, в виде бурдюка, зашитой наглухо и снабженной сверху трубкой для
наполнения меха воздухом, а снизу одной, двумя или тремя игральными
язычковыми трубками. Одна из этих трех трубок с боковыми отверстиями и
служит для наигрывания какой-либо мелодии, а другие две - басовые и
строятся в тонику и доминанту той гаммы, в которой играется мелодия.
Строй этих нижних трубок может быть изменяем посредством находящихся в
них поршней. К типу этого инструмента, с одной нижнею трубкой,
принадлежит грузинская В. ствири. Исполнитель на этом инструменте
называется сазандаром. Волыночник или волынщик, имея мех под мышкой,
нажимает его левой рукой, чем заставляет течением воздуха вибрировать
язычки нижних трубок и, перебирая пальцами боковые отверстия наименьшей
из них, воспроизводит мелодию. Волынка называется у нас в некоторых
местностях козой, а в других, как, например, в Белоруссии, дудой. В. И.
Даль говорит о многих народных поговорках, в которых упоминается о
волынке, "ножки, что дудки, брюшко, что волынка", "Дуй его волынкой"
(шутливая брань), "Корову пропьем, а теленка на волынку поворотим",
"Надул, что козий мех, поиграл, что на волыночке" (обманул), "Пошел за
хлебом до рынку, а купил волынку". В. - инструмент весьма древнего
происхождения; Густав Шукэ утверждает, что первообраз этого инструмента
был известен в Индии уже слишком за две тысячи лет тому назад.
Разновидности В. встречаются во многих европейских и мусульманских
странах. Среди славянских древностей языческой эпохи было найдено
изображение воина, играющего на В. Особенным почетом В. до сих пор
пользуется в Великобритании, где во время торжественных королевских
обедов шотландцы играют на этом инструменте в своих национальных
костюмах. Весьма вероятно, что В. заимствована нами у западных славян и
впервые у нас появилась на наших западных окраинах. Мнение, что В.
происходит от финского пилли, не имеет основания; пилли на финском языке
означает дудку. Н. Соловьев.
Волынский (Артемий Петрович) - государственный деятель в царствовании
имп. Анны Иоанновны. Личность В. уже давно стала привлекать внимание
историков, биографов и даже романистов. Писатели конца XVIII в. и начала
ХIХ-го (напр., Рылеев), считали его политическим гением и
мучеником-патриотом; но с появлением новых материалов по истории первой
половины XVIII ст. установилась и новая точка зрения на В.
Представителем ее выступил в 1860 г., в "Отечественных Записках", И. И.
Шишкин; но желание развенчать В. увлекло его, он впал в противоположную
крайность. 16 лет спустя появилась новая биография В. профессора Д. А.
Корсакова, которая может считаться руководящим трудом. В. происходил из
древнего рода. Отец его, Петр Артемьевич, был при царе Феодоре
Алексеевиче стряпчим, а затем стольником, судьей московского судного
приказа, воеводой в Казани. Обыкновенно полагают, что А. П. родился в
1689 г. Своим воспитанием В. был обязан семье С. А. Салтыкова. Он много
читал, был "мастер писать", имел довольно значительную библиотеку. В
1704 г. В. был зачислен солдатом в драгунский полк. В 1711 г. был уже
ротмистром и снискал расположение царя. Состоя при Шафирове во время
Прутского похода, он в 1712 г. разделяет с ним плен в Константинополе, а
в следующем году посылается в качестве курьера к Петру с мирным
трактатом, заключенным в Адинополе. Через два года Петр отправил В. в
Пepcию, "в характере посланника". Его миссия имела две цели:
всестороннее изучение Персии и приобретение торговых привилегий для
русских купцов. Оба поручения В. выполнил успешно (1718) и был
произведен в генерал-адъютанты (последних было тогда всего только 6), а
в следующем году назначен губернатором во вновь учрежденную Астраханскую
губернию. Здесь он скоро успел ввести и некоторый порядок в
администрации, поправить отношения с калмыками, поднять экономическую
жизнь края и сделать не мало приготовлений к предстоявшему Персидскому
походу. В 1722 г. В. женился на двоюродной сестре Петра В., Александре
Львовне Нарышкиной. Предпринятый в этом году поход в Персию окончился
неудачно. Враги В. объясняли это поражение Петру ложными, будто бы,
сведениями, доставленными В., и кстати указали на его взяточничество.
Царь жестоко наказал В. своей дубинкой и уже не доверял ему по-прежнему.
В 1723 г. у него была отнята "полная мочь", предоставлена одна только
деятельность административная, и от участия в войне с Персией он был
совсем устранен. Екатерина I назначила В. губернатором в Казань и
главным начальником над калмыками. В последние дни царствования
Екатерины I В., по проискам, главным образом Ягужинского, был отставлен
от той и другой должностей. При Петре II, благодаря сближению с
Долгорукими, Черкасскими и др., в 1728 г. ему снова удалось получить
пост губернатора в Казани, где он и пробыл до конца 1730 г. Страсть его
к наживе и необузданный нрав, не терпящий противоречий, в Казани
достигли своего апогея, не смотря на заступничество его "милостивцев"
Салтыкова и Черкасского, вызывает учреждение над ним со стороны
правительства "инквизиции". Отставленный от должности, он получает в
ноябре 1780 г. новое назначение в Персию, а в конце следующего года
(1731), оставшись выжидать в Москве вскрытия Волги, определяется, вместо
Персии, воинским инспектором, под нач. Миниха. Политические взгляды В.
высказаны были в первый раз в "Записке", составленной (1730)
сторонниками самодержавия, но поправленной его рукой. Он не сочувствовал
замыслам верховников, но был ревностным защитником интересов шляхетства.
Заискивая перед всесильными тогда иноземцами: Минихом, Левенвольдом и
самим Бироном, В. сходится, однако, и с их тайными противниками:
Еропкиным, Хрущовым и Татищевым, ведет беседы о политическом положении
Русского государства и много строит планов об исправлении внутренних
государственных дел. В 1733 г. В. состоял начальником отряда армии,
осаждавшей Данциг; в 1736 г. он был назначен обер-егермейстером. В 1737
г. Волынский был послан вторым (первым был Шафиров) министром на
конгресс в Немирове для переговоров о заключении мира с Турцией. По
возвращении в Петербург, он был назначен, 3 февраля 1788 г., кабинет-
министром. В его лице Бирон рассчитывал иметь опору против Остермана. В.
быстро привел в систему дела кабинета, расширил его состав более частым
созывом "генеральных собраний", на которые приглашались сенаторы,
президенты коллегий и другие сановники; подчинил контролю кабинета
коллегии военную, адмиралтейскую и иностранную, до того действовавшие
самостоятельно. В 1789 г. он был единственным докладчиком у императрицы
по делам кабинета. Вскоре, однако, главному его противнику Остерману
удалось вызвать против Волынского неудовольствие императрицы. Хотя ему
удалось, устройством шуточной свадьбы кн. Голицына с калмычкой
Бужениновой (которая исторически верно описана Лажечниковым в "Ледяном
Доме"), на время вернуть себе расположение Анны Иоанновны, но доведенное
до ее сведения дело об избиении Тредьяковского и слухи о бунтовских
речах Волынского окончательно решили его участь. Остерман и Бирон
представили императрице свои донесения и требовали суда над В.;
императрица не согласилась на это. Тогда Бирон, считавший себя
оскорбленным со стороны В. за избиeниe Тредьяковского, совершенное в его
"покоях", и за поношение им действий Бирона, прибегнул к последнему
средству: "либо мне быть, либо ему", - заявил он Анне Иоанновне. В
первых числах апреля 1740 года Волынскому было запрещено являться ко
двору; 12 апреля, вследствие доложенного императрице дела 1737 года о
500 рублях казенных денег, взятых из конюшенной канцелярии дворецким В.,
Василием Кубанцем, "на партикулярные нужды" его господина, последовал
домашний арест, и через три дня приступила к следствию комиссия,
составленная из семи лиц. Первоначально В. вел себя храбро, желая
показать уверенность, что все дело окончится благополучно, но потом упал
духом и повинился во взяточничестве и утайке казенных денег. Комиссия
искала и ждала новых обвинений, и из них самое большее внимание обратила
на доносы Василия Кубанца. Кубанец указывал на речи В. о "напрасном
гневе" императрицы и вреде иноземного правительства, на его намерения
подвергнуть все изменению и лишить жизни Бирона и Остермана.
Допрошенные, также по доносу Кубанца, "конфиденты" В. подтвердили во
многом эти показания. Важным материалом для обвинения послужили, затем,
бумаги и книги В., рассмотренные Ушаковым и Неплюевым. Между его
бумагами, состоявшими из проектов и рассуждений, напр. "о гражданстве",
"о дружбе человеческой", "о приключающихся вредах особе государя и обще
всему государству", самое большое значение имел его "генеральный проект"
об улучшении в государственном управлении, писанный им по собственному
побуждению, и другой, уже с ведома государыни, проект о поправлении
государственных дел. Правление в Российской империи должно быть, по
мнению В., монархическое с широким участием шляхетства, как
первенствующего сословия в государстве. Следующей правительственной
инстанцией после монарха должен быть сенат, с тем значением, какое он
имел при Петре В.; затем идет нижнее правительство, из представителей
низшего и среднего шляхетства. Сословия: духовное, городское и
крестьянское получали, по проекту В., значительные привилегии и права.
От всех требовалась грамотность, а от духовенства и шляхетства более
широкая образованность, рассадниками которой должны были служить
предполагаемые В. академии и университет. Много предлагалось реформ для
улучшения правосудия, финансов, торговли и т. д. При дальнейшем допросе
В. (с 18 апреля уже в тайной канцелярии) его называли
клятвопреступником, приписывая ему намерение произвести переворот в
государстве. Под пыткой Хрущов, Еропкин и Соймонов прямо указывали
желание В. самому занять российский престол после кончины Анны
Иоанновны. Но В. и под ударами кнута в застенке отвергал это обвинение и
всячески старался выгородить Елисавету Петровну, во имя которой будто
бы, по новым обвинениям, он хотел произвести переворот. Не сознался В. в
изменнических намерениях и после второй пытки. Тогда, по приказу
императрицы, дальнейшее разыскание было прекращено и 19 июня назначено
для суда над В. и его "конфидентами" генеральное собрание, которое
постановило: 1) Волынского, яко начинателя всего того злого дела, живого
посадить на кол, вырезав у него предварительно язык; 2) его конфидентов
- четвертовать, и затем отсечь им головы; 3) имения конфисковать и 4)
двух дочерей В. и сына сослать в вечную ссылку. 23 июня этот приговор
был представлен императрице, и последняя смягчила его, указав головы В.,
Еропкина и Хрущева отсечь, а остальных "конфидентов" по наказании
сослать, что и было исполнено 27 июня 1740 г. Возвращенные из ссылки на
другой год после казни, дети В" с разрешения императрицы Елисаветы
Петровны, поставили памятник на могиле своего отца, похороненного вместе
с Хрущевым и Еропкиным близ ворот церковной ограды сампсониевского храма
(на Выборгской стороне). В 1886 г., по почину М. И. Семевского, на
пожертвования частных лиц, был воздвигнут на могиле Волынского, Еропкина
и Хрущева новый памятник. В. Рудаков.
Вольные стихи - так называются стихи, в которых не соблюдены рифма и
постоянный размер; в последнем отношении они сходны с размером басен,
где встречаются самые разнообразные размеры. Вольный стих отличается от
прозы во внешнем отношении только тем, что он все-таки построен по
правилам метрики; он совершенно похож по своей внешности на хоры
греческой трагедии; в русской литературе такими стихами писал И. Ф.
Богданович.
Вольта (Alessandro Volta), родился 18 февр. 1745 г. в Комо, в
обеспеченной и образованной семье. Призвание к научным исследованиям
проявилось в нем еще в юности. На 18-м году В. находился в переписке с
известным аббатом Нолле, а 24 лет написал диссертацию "De vi attractiva
ignis electrici ас phaenomenis inde pendentibus" (1769), предметом
которой ему послужили некоторые опыты с лейденской банкой. В 1774 году
Вольта занял место преподавателя физики в гимназии родного города. В
1779 г. он получил профессуру в университете г. Павии. Увлекаясь
экспериментальными исследованиями в области электричества, В. успел
обогатить науку рядом замечательных не случайных открытий, а вполне
научных, связанных между собой строгой логической последовательностью.
Электрофор, конденсатор, чувствительный соломенный электроскоп с
конденсатором, водородная лампа, эвдиометр - доставили В. такую громкую
известность в науке, что лондонское королевское общество в 1791 г.
избрало его своим членом и наградило медалью Коплея. В 1800 году в
письме к Бенксу, опубликованному в "Philos. Trans" того же года под
заглав. "Oh the electricity excited by the mere contact of conducting
Substances oi different kinds", Вольта описывает знаменитый "вольтов
столб", составивший эпоху в истории физики. Возбуждение электричества
соприкосновением разнородных тел - таков, новый источник этого
физического деятеля. В. начал размышлять об этом предмете и делать опыты
и исследования по поводу открытого его соотечественником, анатомом
Гальвани, явления - движения ног мертвой лягушки при соприкосновении ее
с металлом. Знаменитый ученый спор, возникший между Гальвани и Вольтою и
окончившийся изобретением Вольтового столба, заслуживает особенного
внимания. "Столб, составленный из кружков медного, цинкового и влажного
суконного. Чего ожидать, a priori, от такой комбинации. Но этот столб из
разнородных металлов, разделенных небольшим количеством жидкости
составляет снаряд, чуднее которого никогда не изобретал человек, не
исключая даже телескопа и паровой машины". Так говорит об этом открытии
знаменитый биограф В. - Арого. В 1801 г. В., по просьбе Бонапарта,
повторил свои опыты со столбом во французском институте, за что
удостоился от Наполеона особых почестей и наград: 2000 экю на путевые
издержки, графское достоинство и звание сенатора Италии. В то же время
была основана премия в 60000 фр. за открытия в области электричества и
магнитизма, сравнимые,. по важности, с тем что сделал по электричеству
Франклин и Вольта. В 1804 г. В. оставил профессуру в университете, а
затем непродолжительное время, по просьбе австрийского императора
Франца, занимал должность директора философского факультета падуанского
университета. Многие ученые академии призывали В. в свою среду, в том
числе и петербургская, но В. отвечал постоянным отказом. В 1819 году В.
совершенно покинул общественную деятельность и удалился в Комо. Здесь он
скончался 5 марта 1827 г. в один час с умершим в Париже знаменитым
Лапласом. После изобретения Вольтова столба, родоначальника наших
гальванических батарей, Вольта почти ничего не обнародовал. Его
гениальность была как будто исчерпана этим действительно великим
открытием. Некоторые биографы В. полагают, что он не решался долгое
время что-либо обнародовать, чувствуя, что его позднейшие работы не
могут идти в сравнении с открытием Вольтова столба. Как бы то ни было, а
только через 17 лет после этого открытия он опубликовал свою теорию
града и о периодичности гроз. По отзывам современников В. был высокого
роста, имел правильное античное лицо со спокойным взором, говорил ясно,
просто, легко, иногда красноречиво, но всегда скромно и изящно. Владея
сильным и быстрым умом, высказывая верные и широкие идеи, В. отличался
особенной искренностью и обязательностью. Не смотря на высокое свое
общественное положение, он всегда был далек от политической жизни.
Полное собрание мемуаров В. было опубликовано в 1816 г.: "Coliezione
dell'opera dei Cav. Conte A. Volta" (3 тома, Флоренция).
Близ деревни Камнаго, откуда произошел род В., ему поставлен
великолепный памятник. Вольта иногда путешествовал и почти исключительно
с целью свидания с знаменитыми современниками. Он был в Фернее у
Вольтера, в Швейцарии у Соссюра, в Голландии у Ван-Марума, в Англии он
виделся с Пристли, во Франции - с Лавуазье и Лапласом. В. был
исключительно ученым и общественной деятельностью, гражданской или
политической, никогда не занимался. Из его биографов укажем на Арого (в
"Oeuvres Completes", т. 1, 1854).
Н. Егоров.
Вольтаметр. - Прохождение электрического тока через химически сложную
жидкость всегда сопровождается разложением этой жидкости. Процесс такого
разложения назван Фарадеем электролизом, разлагаемая жидкость -
электролитом, продукты разложения - ионами, сосуды, в которых разложение
совершается - электролитическими и в том случае, когда они приспособлены
к определению количеств разложенных веществ - вольтаметрами. Измерения
силы тока основаны на следующих законах, открытых Фарадеем.
Закон первый: количество тела, разлагаемого током, пропорционально
силе тока и пропорционально времени, в течение которого ток проходит
через тело.
Закон второй: один и тот же ток в одинаковое время выделяет из
различных тел продукты разложения в количествах, химически
эквивалентных. Так ток, сила которого ныне принимается за "практическую"
единицу, т. е. ампер (ампер равняется 1/10 единицы тока в абсолютной
системе, т. е. ампер = 1/10 CGS ед. тока), выделяет:
В одну секунду. В одну минуту из воды гремучего газа 0,174 куб. см.
или 0,0933 мгр. 10,44 куб. см. или 6,6 мгр.
из воды водорода....(объемы газов рассчитываютсяпри О° и 760 мм.
давления).
0,116 куб. см. или 0,01039 мгр. 6,96 куб. см. или 0,623 мгр.
из раствора азотно-серебряной соли серебра. 1,118 мгр. 67,1 мгр.
из раствора медного купороса меди. 0,328 мгр. 19,68 мгр.

Приведенные числа называются электрическими эквивалентами тепла для
тока в 1 ампер. Определив количество выделенного продукта разложения и
разделив его на число единиц времени, в течение которого действовал ток
и на электрический эквивалент, соответствующий данному продукту,
получают силу тока в амперах.
Осаждение металлов на катоде из растворов металлических солей и
разложение воды на водород и кислород определяют собой два типа
вольтаметров: весовой и объемный. В объемном вольтаметре платиновые
пластинки, пропущенные чрез дно сосуда с подкисленной водой, помещены
внутри вертикальных широких калиброванных трубок, запаянных сверху,
открытых внизу и также наполненных водой: при прохождении тока на аноде
выделяются пузырьки кислорода, которые соединяются между собой в верхнем
запаянном конце трубки и их объем определяется объемом выдавленной ими
воды. На катоде выделяются пузырьки водорода. Водорода получается в два
раза более по объему, чем кислорода. В описанном В. выделяемые газы
собираются в отдельных сосудах, но употребительны и такие В., где этого
разделения газов нет. Стеклянная U образная трубка, запаянная с одного
конца и открытая с другого, калибрована в запаянной своей части, сквозь
стенки которой пропущены проволоки к платиновым пластинкам, помещенным
внутри ее. Перед пропусканием тока запаянное колено наполняется
подкисленной водой и выделяющиеся затем при прохождении тока пузырьки
водорода и кислорода смешиваются в верхней части этого колена, образуют
гремучий газ и, понижая своим давлением уровень воды в закрытой части,
повышают его в открытой. - Весовые В. бывают или серебряные или медные.
Серебряный вольтаметр - для слабых токов. Платиновый тигель, служащий
катодом, наполняется раствором азотно-серебряной соли (от 15-30%). В эту
жидкость, как анод, опускается кружок или стерженек из чистого серебра.
В опыте определяют вес осажденного на поверхность тигля серебра. Чтобы
осадок не отпадал при промывке его водой, ток не должен превосходить
известной силы. На 1 кв. см. действующей поверхности катода не должно
приходится более 0, 1 ампера.
Медный вольтаметр - для сильных токов. Электродами служат чистые
медные пластинки (лучше из гальванопластической меди); раствор
ненасыщенного медного купороса употребляется как разлагаемая жидкость.
Размеры катодной пластинки должны быть таковы, чтобы на 1 кв. дециметр
ее поверхности приходилось не более 2, 5 амперов. Вольтаметр показывает,
какое количество электричества прошло через него во все время опыта, но
не показывает силы тока в любой момент его прохождения. Гальванометр
служит для определения силы тока в любой момент, давая величины этой
силе пропорциональные, но он не дает средства определять силу тока в
абсолютной мере. Одновременное определение силы тока по гальванометру и
В., включенным последовательно в одну цепь, позволяет от относительных
показаний гальванометра перейти к абсолютным, позволяет найти так
называемый переходный множитель гальванометра. По причине поляризации
электродов для разложения воды электровозбудительная сила разлагающего
тока должна иметь величину не менее 1, 45 вольта. Для всякого
электролита существует свой minimum электровозбудительной силы,
необходимый для разложения.
Вольф (Kaspar Friedrich Wolff) - знаменитый анатом и физиолог, сын
портного, родился в 1733 г. в Берлине, учился там же и в Галле медицине
и в 1795 г. защитил диссертацию "Тheoria generationis", положившую
начало современной эмбриологии. В этой диссертации он, опираясь на
точные наблюдения, научно обосновал учение об эпигенезисе, постепенном
развили зародыша из прочного зачатка. В науке в это время господствовало
учение о преформации или эволюции, по которому с самого начала развития
в яйце находятся уже готовыми все органы зародыша. Опровергая
господствующие воззрения, В. навлек на себя ожесточенные нападки ученых,
особенно Бонне и Галлера. В Семилетнюю войну служил врачом в силезском
лазарете. Так как ему упорно не разрушали чтение публичных лекций по
физиологии, то он в 1766 году последовал приглашению императрицы
Екатерины и стал членом петербургской Академии наук. В Петербурге он
напечатал работу "De formation intestinarum" (1768). Рукописи его
хранятся в Академии Наук. Умер в Спб. в 1794 г. Н. К-н.
Вольф (Маврикий Оcипoвич) - основатель петербургской
книгоиздательской и книгопродавческой фирмы, род. в 1826 г.; с 1848 г.
занимался издательской деятельностью, которую с течением времени
поставил на широкую ногу, в 1853 г. открыл книжный магазин, умер 19
февраля 1883 г. Издал до 2000 книг, главным образом, детских, учебных, а
также предпринимал роскошные иллюстрированные издания. Таковы:
"Молитвослов", с орнаментами в византийском стиле; "Библия в картинах
знаменитых авторов" (25 вып., 1879 - 80); "Живописная Poccия" (с 1879 по
1884 г. вышло 11 томов под редакцией П. П. Семенова, не в
последовательном порядке томов) и друг. В 1884 году фирма основала 2-х
недельный иллюстрированный журнал "Новь", а несколько раньше этого -
детский журнал "Задушевное Чтение".
Вольф (Христиан барон Wolf, чаще Wolff) - знаменитый нем. философ,
род. в 1679 г. в Бреславле, в семье простого ремесленника, изучал в Йене
сначала богословие, потом математику и философию. Примечания его к
сочинению Чирнгаузена (Tschirnhausen) "Medicina mentis" обратили на себя
внимание Лейбница. Вскоре (1703) появился первый самостоятельный труд
В.: "De philosophia practica universali, methodo mathematica
conscripta", доставивший ему право читать лекции по математике и
философии в лейпцигском университете. Вслед затем В. напечатал несколько
сочинений по разным отделам математики, прославивших его далеко за
пределами Герман. Вторжение Карла XII в Саксонию (1706) вынудило В.
оставить Лейпциг; в 1707 г. он был приглашен, по рекомендации Лейбница,
на кафедру математики и естествознания в Галле. Завистники и противники
его учения, в особенности партия богословов, с фанатиком Иоах. Ланге во
главе, обвинила В. в вероотступничестве и лжеучительстве. Поводом к тому
послужила его речь: "Dе рhilоsорhiа Sinеnsium morali" и учение его о
свободе. Вследствие прямого доноса, Фридрих Вильгельм I (1723) повелел
отрешить В. от должности. Кроме того, В. должен, был, под страхом
смертной казни, оставить в 24 часа Лейпциг и в 2 дня - пределы Пруссии.
Изгнанный философ был радушно принят в Касселе и получил кафедру при
марбургском университете. Гонение оказало даже услугу В., так как теперь
спор о его философской системе сделался всеобщим и вся Германия
распалась на два лагеря - приверженцев и противников учения В. Из
заграницы он получил множество лестных предложений, но отклонил их.
Между тем процесс В. разбирался особо назначенной для того, заседавшей в
Берлине, комиссией, которая не нашла в учении В. ничего
предосудительного. Это благоприятное решение, в связи с восшествием на
престол Фридриха II, очень ценившего В., позволило последнему вернуться,
и вскоре он был назначен вице-канцлером университета в Галле и
профессором естественного и международного права. Ср. Zеllеr "W. ўs
Vеrtrеibung aus Наllе", в "Vоrtrage und Аbhаnlungen" (т. I, 2 изд.,
Лейпциг, 1875). В 1743 году В. назначен канцлером университета, а в 1745
году возведен в имперское баронское достоинство. Умер в 1754 году.
Заслуги В. не в великих или блестящих открытиях в области философии,
а в систематизации ее метода, на которую В. первый обратил внимание.
Строго математический метод, примененный В. в преподавании философии,
внес порядок, ясность и точность в науку философии и имел благотворное
влияние, дисциплинируя умы слушателей. С другой стороны, философия В. не
свободна от крупных недостатков: она отличается чрезвычайной сухостью и
односторонностью. Задаваясь преимущественно популяризацией гипотез и
идей Лейбница, В. ослаблял категоричность теорий его учителя, что в
особенности отразилось на его изложении Лейбницова учения о монадах.
Вскоре полный одушевления критицизм Канта окончательно устранил и
заставил позабыть сухую догматику В. Но для своего времени, трезвая и
широко распространенная философия В. оказала громадную услугу, как
противовес в борьбе с пиетизмом и мистицизмом. Количество сочинений В. и
захватываемая ими область чрезвычайно значительны. В. разрабатывал все
отрасли математических и философских наук в двойном ряде сочинений:
подробно - на латинском и сокращенно на немецком языке, и креме того,
много писал по отдельным вопросам физики, математики и философии. Одни
систематические сочинения его по главным отделам философии занимают 22
т. in 4°. Ср. "Сhristian W.'s еigene Lebensbeschreibung", изд. Вуттке
(Лейпциг,1841); Ludovici, "Sammlung und Auszuge der sammtlichen
Streitchriften wegen der Wolfscen Philosophie u.s.w." (Лейпциг 1737);
его же, "Ausfuhrlicher Entwurf einer vollstandigen Histori der
Wolffschen Philosophie u.s.w.", (Лейпциг, 1737); Hartmann, "Anleitung
zur Historie der Leibniz-Wolffschen Philosophie" (Лейпц.,1737). В русск.
перев. имеется: "Разумные мысли о силах человеческого разума и их
исправном употреблении в познании правды" (перев. с латинского в 1753
году Б. М. (Спб., 1765) "Вольфианская экспериментальная физика с
немецкого подлинника на латинском языке сокращенная, с которого на
российский язык перевел Михайла Ломоносов. Императорской академии наук
член и химии профессор. В СанктПетербурге при Императорской академии
наук 1746 г." (перевод сделан Ломоносовым с латинского сокращения
Тиммига, издан по распоряжению сената, 2 изд. Спб., 1760 г., с
приложением физико-математических статей самого Ломоносова).
Имя Вольфа тесно связано с историей зарождения петербургской академии
наук. Первое известие о намерениях Петра I основать в Россия академию
находятся в переписке В., с которым государь советовался по этому
предмету (см. изданная академией наук "Bгief vоn Christian Wolff ans den
Jahren 1719-1753", Спб., 1860). Замечательно, что, по мнению В., для
России было бы легче и полезнее основать вместо академии университет,
так как, писал он в 1723 г. Блюментросту, скорее можно отыскать
способных наставников, чем ученых, приобретших известность своими
трудами, если же настаивать на учреждении именно академии, то может то
же случиться, что случилось уже с берлинской, которая в ученом мире
известна только по имени. Но это предложение В. не встретило сочувствия
в Петербурге, откуда усердно приглашали самого В. занять место во вновь
учреждаемой академии. Переписка об этом длилась довольно долго, но тем
не менее кончилась неудачно. В. постоянно уклонялся от этого предложения
под разными предлогами; из одного письма его прямо видно, что он
опасался найти в России условия еще менее благоприятные для свободного
исследования, чем в Германии. Когда В. решительно отказался приехать в
Петербург, то его просили содействовать приглашению других ученых.
Поручение это было выполнено им с величайшей добросовестностью.
Благодаря его непосредственному и весьма деятельному содействию,
приглашены были в академии такие силы, как Николай и Даниил Бернулли,
Герман, Бильфингер, которые с первых же годов существования академии
поставили ее на ряду с западноевропейскими учреждениями этого рода. Эти
несомненные и немаловажные заслуги давали ему особые права на звание
почетного члена академии. В истории русского просвещения должно еще быть
отмечено имя Вольфа, как учителя Ломоносова, который в бытность свою
заграницей доставил ему не мало хлопот. Впоследствии Ломоносов
руководствовался сочинениями В. при преподавании, перевел его физику, а
в своем риторическом учебнике ("Краткое руководство к красноречию"
Спб.,1748) заимствовал у него параграфы "о сопряжении простых идей" и об
"изобретении доводов".
Вольфрам или тунгетен, W = 1841 - металлический элемент, открытый в
1781 г. Шееле в минерале тунгетен, который переименован затем в шеелит.
Два испанских химика, братья д'Эльгуайрт (d'Elhujart), в 1788 г.
получили металлической В. из минерала, носящего название волчеца или
также вольфрама, восстановляя углем вольфрамовый ангидрид, причем В.
получается с содержанием углерода. Чистый металл получается при
восстановлении ангидрида водородом (Берцелиус) при накаливании; его
можно получать также, пропуская пары WCI6 над металлическим натрием.
Свойства металлического вольфрама сильно видоизменяются, смотря по
способу получения. Восстановленный водородом из WO3 он представляет
аморфный порошок стального серого цвета; плавится очень трудно:
сплавленный в вольтовой дуге, он обладает блеском стали и твердостью
большею, чем твердость рубина; удельный вес его 19, 129 относительно
воды при 4°; атомная теплоемкость около 6, как и для других элементов.
В. не изменяется на воздухе при обыкновенной температуре, но при
накаливании, в виде порошка, загорается и превращается в ангидрид WO3 ;
медленно соединяется с расплавленной серой, без воспламенения; с
галоидами соединяется при нагревании. При обыкновенной температуре водой
не изменяется, при накаливании в парах ее быстро превращается в смесь
окислов. Действию кислот подвергается весьма слабо или даже вовсе не
подвергается; с концентрированным раствором едких щелочей выделяет
водород, образуя соли вольфрамовой кислоты. С металлами образует сплавы
неопределенного состава, сообщая им большую твердость; сплав железа,
например, даже с малым количеством вольфрама очень тверд, обладает видом
белого чугуна.
По атомному весу, W = 184, и по формам соединений В. принадлежит к VI
группе периодической системы и к той ее подгруппе, в которой находятся
хром, молибден и уран; по всем своим свойствам он занимает среднее
положение между молибденом и ураном. Соединения его относятся к
следующим типам: RX6 - кислородное WO3, сернистое WS3, хлористое WCI6 ;
низший тип RX4 также имеет своих представителей; кроме того, существуют
слабо выраженные типы RX2 и RX7 , а также известны вещества, относящиеся
одновременно к двум первым типам. Наиболее важные соединения принадлежат
к первому типу. Окисел WO3 является кислотным, образуя соли
преимущественно двух родов, отвечающие вольфрамовой кислоте H2O. WO3 или
H2WO4 и метавольфрамовой Н2O. 4WO3. Вольфрамовая кислота способна
соединяться с другими кислотами - борной, кремниевой, фосфорной,
мышьяковой, ванадиевой, платиновой (PtO2, аналогично SiO2), образуя
сложные "комплексные" кислоты, способные образовывать металлические
соли, вполне определенные и хорошо кристаллизующиеся; эта способность
вольфрама имеет место и для молибдена. Комплексные кислоты обладают
важным свойством давать нерастворимые в воде и разведенных кислотах соли
с алкалоидами: фосфорно-вольфрамовая кислота, например, дает осадок с
раствором, содержащим 0,00001 ч. хинина или 0,00002 стрихнина.
Способность соединяться с кислотами находится, очевидно, в связи со
способностью вольфрамовой кислоты полимеризоваться; она обладает большим
частичным весом, что принималось раньше вследствие ее коллоидных свойств
(Грагам) в что недавно подтверждено криокопическими исследованиями
(Сабанеев). Соединения вольфрама с галоидами летучи и обладают
хлорангидридным характером, т. е. они разлагаются очень легко водой при
замене галоида водным остатком или кислородом.
Вольфрамовые руды встречаются в Богемии, Саксонии, Англии, Америке, а
также на Урале. Шеелит - по составу вольфрамово-кислый кальций CaWO4 ;
волчец, или вольфрам представляет изоморфную смесь закисных солей железа
и марганца (Fe, Mn) WO4. Из последнего минерала и получают вольфрам; для
этого сначала хорошо измельченный минерал прокаливают с поваренной солью
и известью (20 - 30 ч. и 3 ч. на 100 ч.), затем извлекают соляной
кислотой при кипячении; в остатке получается лимонно-желтый
кристаллический порошок вольфрамового ангидрида; для очищения его
переводят в натриевую, а затем аммониевую соли, которые
перекристаллизовывают; прокаливая аммонийную соль, получают ангидрид,
который восстановляют водородом.
С. С. Колотов.
Вольфрам фон Эшенбах (Wolfram von Eschenbach) - знаменитый
минезингер, замечательный по глубине мысли и широте понимания
затрагиваемых его творчеством явлений. В. ф. Э. является собственно
единственным из немецких средневековых эпиков, в основу поэм которого
положена синтетическая философская идея, что в известной мере и сближает
его с великим Данте. Но в то время как последний был полным
представителем современной ему образованности, Вольфрам фон Эшенбах не
только не умел писать, но даже и читать. Тем поразительнее, мощь его
умственных сил, которая одна и помогла ему вполне овладеть чрезвычайно
сложной, заимствованной из чуждой литературы, фабулой. - Биографические
сведения о нем скудны и не отличаются безусловной точностью. В. ф. Э.
происходил из небогатого баварского рыцарского рода фон Эшенбахов.
Родовым их владением, по-видимому, был находившийся недалеко от Ансбаха
незначительный замок Вильденберг. Но В., не будучи старшим сыном,
вынужден был, в качестве странствующего рыцаряминезингера, сам
устраивать свою судьбу. Из его произведений можно видеть, что он побывал
в разных местах Германии, пока не нашел себе более постоянного
пристанища при дворе знаменитого покровителя певцов и художников -
тюбингенского ландграфа Германа, приблизительно с 1200 г. и до самой
смерти последнего (1215)
- период, когда там проживал некоторое время и Вальтер ф. д.
Фогельвейде. В. продолжал оставаться при тюбингенском дворе и при
преемнике Германа, Людвиге Святом, на крайнюю бережливость которого он
не без укоризны намекает в своих произведениях. Вероятно, уже в это
время В. женился и, в счастливом браке, имел нескольких детей. Умер В.
ф. Э., по всей вероятности, в. 1220 г. или вскоре, и был погребен в
Эшенбахе, где еще в XVII веке можно было видеть, в одной из церквей, его
надгробный камень, украшенный фамильным гербом. - Будучи вполне
безграмотным. В., естественно, не обладал школьно-научным образованием;
но, принадлежа к придворному рыцарству, он усвоил соответственный лоск,
так что даже понимал по-французски, хотя сам же в "Парцифале"
подсмеивается над своим далеко несовершенным знанием этого языка. С
другой стороны, при своем выдающемся уме В. мог приобрести многое из
относящегося к сфере тогдашнего знания от образованных людей, с которыми
он имел немало случаев сближаться, живя при блестящем тюбингенском
дворе. Первым по времени поэтическим произведением В. был написанный,
вероятно, между 1198 и 1210 г. "Парцифаль", составляющий капитальное
создание гения Вольфрама, как по своей обширности (около 25000 стихов),
так и по глубине содержания. В этой грандиозной поэме В., по собственным
словам его, воспроизвел "Li conte del Graal" - роман в стихах
французского трувера Кретьена de Troyes, а также, заслужившую его
предпочтение, поэму на тот же сюжет некоего Guyot (у В. "Kiot", согласно
с немецким выговором), но, к сожалению, не сохранившуюся или, по крайней
мере, доселе не отысканную. Судя по некоторым собственным именам,
заимствованным В., по-видимому, из нее, поэма Гюо была написана на
каком-либо диалекте пораженных между Провансом и собственно французскими
провинциями земель. Но оставаясь верным своим образцам относительно
самого содержания поэмы, В. внес в нее и личный свой элемент, благодаря
которому его "Парцифаль" приобрел значение глубоко самобытного создания
поэзии. Найдя в своих источниках почти лишенную плана вереницу имен и
приключений, В. не только вполне овладевает данным материалом, во в
основу всего кладет столь же мощную, как в саге о Фаусте, мысль, которая
охватывает собой ход развития всех выдающихся личностей и даже всего
человечества: мысль о том неизбежно наступающем, рано или поздно,
разладе с самим собой и с миром, и о связанной с этим борьбе,
увенчивающейся либо нет, смотря по обстоятельствам, самопримирением того
или другого рода. Исходной точкой этого разлада бывает "сомнение", и,
как ни странно звучит для нас это слово в устах средневекового поэта, В.
уже в вступительных строфах своей поэмы определенно высказывает, что
Zwivel (Zweifel - сомнение) обусловило все перипетии деятельности его
героя, и в то же время развивает целую теорию того, что "сомнение", как
бы далеко оно ни заходило, не погубит вполне человека, если в душе его
сохранилось хоть одно доброе начало, которое и остается для него залогом
примирения с Богом, людьми и самим собою. Таким образом в произведении
В. мы имеем, вместо обычного образчика эпики труверов, характеризуемой
чисто внешней передачей событий и поступков, почти без всякой попытки со
стороны авторов представить и внутренние мотивы для этих последних, -
первый и весьма крупный пример психологической поэмы, и при том поэмы,
блещущей поразительным умением обрисовывать каждую личность (а их в ней
целая масса) меткими характеристичными чертами. В придачу поэма богата и
тонким поэтическим чувством, и пониманием красот природы, соединенным с
образностью языка, и неподдельным, нередко глубоким юмором. К сожалению,
"Парцифалю" В. не достает той высшей художественности, которая
обусловливается равномерностью частей и безукоризненностью поэтической
формы. - В первом отношении В. повредило то, что он в развитии фабулы не
сумел освободиться от своих образцов, страдающих страстью к безмерному
нагромождению часто донельзя однообразных происшествий, а во втором -
несовершенство поэтического языка тогдашней Германии и излишняя
субъективность самого автора, заставлявшая его часто выражать свои
личные взгляды и чувства среди эпического рассказа, что невольно вело к
запутанности и темноте и без того еще не выработанной литературной речи.
Содержание знаменитой поэмы В. в основных чертах следующее: Парцифаль,
отправясь юным простецом добывать себе рыцарскую славу и с
жизнерадостной непосредственностью воспринимающей все переживаемые им
впечатления, быстро достигает своей цели, так как за его удивительные
подвиги за ним готовы признать первенство даже при дворе самого короля
Артура, в среде рыцарей Круглого стола; но как раз тут на него
обрушивается нежданно негаданно ужасный позор, постигающий его, однако
же, как он убежден, совсем незаслуженно. И вот Парцифаль, охваченный
сомнением в справедливости и благости Бога, в которого он хранил детски
наивную, внушенную ему матерью веру, отступается от Него на целые годы,
в течение которых бесполезно продолжает свои странствия, совершая с
прежней доблестью свои подвиги, но ни на шаг не приближаясь к
предназначенной ему цели - к св. Граалю, чем единственно, между тем,
обусловлено смытие покрывающего его позора. Но к счастью для себя
Парцифаль хранит в душе чистое чувство любви к оставленным им жене и
детям и тоски по покинутой им матери, не говоря уже о неизменной его
безупречности в качестве рыцаря. И как только св. отшельник просветил
его относительно истинной природы Бога, Парцифаль в глубине души сознал
всю меру своего отступничества и понял, что без примирения с Богом он не
очистится от гнетущего его позора, не достигнет Грааля и не увидит своих
близких. Ставь опять самим собою, но уже более чистым и просветленным,
Парцифаль вскоре делается королем св. Грааля, - самоискупление
совершилось, и поэма разрешается гармоническим аккордом, подобно
"Божественной комедии" и "Фаусту". Таким образом в поэме В., как. ни в
одной из средневековых эпопей, в лице Парцифаля тип рыцаря тех времен
является идеализированным, одухотворенным общечеловеческой идеей на
основе христианского мировоззрения, и один исследователь весьма метко
охарактеризовал поэму, назвав ее "Песнь песней рыцарства". Впечатление
поэмы В. на современников было необыкновенно сильно ("никогда уста
мирянина не выражались прекраснее", говорит один из них о В.), и
влияние, оказанное ею на остальных поэтов, было весьма велико, хотя
далеко не благоприятно для их творчества, так как, увлекшись
серьезностью В., но не обладая глубиной его мысли, они впали в
манерность. Только другой, также весьма значительный эпик того времени,
Готфрид из Страсбурга, с своими последователями, отнесся с насмешкой к
В. за его серьезный и по временам затемненный стиль. Но, несмотря на
трудность понимания поэмы В., слава ее была настолько упрочена, что она
оказывается в числе наиболее ранних печатных книг (1477 г.). После
"Парцифаля" В. сложил еще две, оставшиеся неоконченными поэмы, что
доказывается большим совершенством языка и стиха в них, а также и
большею объективностью самого автора - "Титурель" и "Wiliehalm"
(Вильгельм); трудно сказать, которая из них была написана раньше, но,
повидимому, обе между 1216 и 1220 гг. В "Титуреле" рассказывается
трогательная и грациозная история любви фигурирующих уже в "Парцифале"
Сигуны и Шионатуландера. По мнению некоторых, эти около 1600 стихов
неоконченного "Титуреля" представляют по своему благозвучию лучший
образчик старонемецкой поэзии, хотя, по другим, вообще язык В. не может
считаться образцовым, так что в этом отношении В. безусловно уступает
Готфриду Страсбургскому. Между 1256 - 72 г. "Титурель" был развит в
обширную поэму, так называемую "Der jungere Titurel" Альбрехтом фон
Шарфенбергом, который пользовался, по-видимому, текстом "Титуреля",
несколько разнившимся от дошедшего до нас. Третья поэма "Willechalm",
начатая Вольфрамом, по предложению ландграфа Германа, должна была
воспеть деяния Вильгельма Аквитанского или Оранжского, одного из
сподвижников Карла Великого и сопричисленного католической церковью к
лику святых. Превосходные по языку 1928 стихов, составляющие этот
отрывок (обилие рукописей доказывает, насколько было любимо это
произведение В., признаваемое, впрочем, некоторыми исследователями за
вполне законченное), вдохновили двух ближайших к нему по времени поэтов:
Ульрих von dem Turlin около 1275 г. приделал к "Вильгельму" начало, а
Ульрих von Turheim продолжил его около 1250 г., написав не менее 86400
стихов; в этом виде поэма более известна под заглавием "Rennewart".
Дошло до нас еще девять чрезвычайно поэтичных и изящных лирических
стихотворений В., в манере так называемого "aubades" или "Tageslieder" -
прощальных песен при расставании на заре с своей возлюбленной;
распределенные в известном порядке, они образуют как бы миниатюрный
роман в стихах; последние из них не считаются за принадлежащие
Вольфраму.
И. Болдаков.
Волюта (по гречески kalch) - характеристическая часть капители
ионического архитектурного ордена, представляющая собой спиралеобразный
завиток, которым оканчивается на всех четырех углах подушка капители.
Кружок в средине завитка называется глазом волюты. В коринфском ордене,
В. получает несколько иной вид и, вместе с тем, другое греческое
название - elox: она имеет подобие ветки растения, поднимающейся из
капители и спирально закручивающейся при встрече препятствия в абаке;
четыре большие В. (helices majогеs) подпирают абаку на четырех ее углах;
по две меньших (helices minores) встречаются одна с другой на каждой
стороне капители под розеткой (flos), украшающей собой средину абаки.
А. С - в.
Воля. - На всякое живое существо известные предметы действуют
привлекательным, другие отталкивающим образом: первых оно хочет и
стремится к ним, вторых не хочет и удаляется. Но для того, чтобы хотеть
или не хотеть именно этого предмета, хотящее существо, очевидно, должно
различать его от других, так или иначе воспринимать его. Всякое волевое
отношение непременно связано с некоторым познавательным. Ignoti nulla
cupido. Поэтому спор о первенстве воли над умом или наоборот,
разделявший некогда томистов и скотистов, а ныне возобновленный
Шопенгауером, лишен реального основания. Хотение или воля в широком
смысле имеет различные степени соответственно степеням развития
познавательной сферы. Существа, для которых познание останавливается на
смутных ощущениях, - которые воспринимают лишь наличность окружающих
чувственных явлений (как это бывает у низших животных, а также,
вероятно, и у растений), - имеют и волю лишь в виде непосредственного
безотчетного влечения или стремления, возбуждаемого данной реальностью.
Там, где познание, кроме ощутительных впечатлений от наличной
феномальной действительности содержит в себе воспоминание прошедших,
пережитых, состояний и представления предметов отсутствующих, там и
волевое отношение возвышается над простым чувственным влечением или
стремлением и переходит в более идеальное состояние, называемое
желанием. Ближайший, непосредственный предмет желания, как такового,
есть не реальное, а идеальное явление, не чувственно-воспринимаемое, а
умопредставляемое. Желается то, чего нет в действительности, что
мыслится. У птиц и других высших животных самцы и самки тоскуют в
разлуке друг с другом; собака тоскует по умершем, или уехавшем хозяине:
она его желает, и это желание, относясь к отсутствующему, предполагает у
животного определенное умственное представление, которое собственно и
есть прямой объект желания и вытекающих из него действий (собака ищет
невидимого ею, но умопредставляемого хозяина, отправляется на его могилу
и т.п.). Наконец, у человека, мыслящего не только в индивидуальных
представлениях, но и в универсальных понятиях, и волевое отношение может
определяться этими понятиями, как общими и постоянными правилами и
принципами действия. Если уже в мире животном мотивы чувственного
влечения подчиняются высшим мотивам желания (так тоскующая собака
отказывается от пищи; сюда же относятся более обыкновенные случаи, когда
то или другое чувственное влечение побеждается страхом
умопредставляемого наказания - мотив высший, если не в этическом, то в
психологическом смысле), - то человек может подчинять не только
чувственные влечения, но и все свои желания высшей нравственной идее,
может из многих предстоящих действий выбирать то, которое соответствует
принятому или решенному принципу деятельности. Способность к такому
выбору и принципиальному решению есть бесспорный психологический факт,
но с этим фактом связан самый трудный и сложный метафизический вопрос о
свободе воли. Спрашивается: в каждом данном случае зависит ли выбор
одного мотива воли предпочтительно перед другими от того, что именно
этот мотив оказывается при данных условиях наиболее сильным или
действительным для данного субъекта с его данным, унаследованным и
воспитанным характером, или же выбор может зависеть окончательно от
особого, простого и внезапного ничем с необходимостью не обусловленного
решения самого субъекта? Такова простейшая постановка этого вопроса.
Хотение и познание, воля и ум, отвлеченно противополагаемые друг
другу; в действительности неразрывно между собой связаны. Если, как было
сказано, воля невозможна без познания, то и это последнее невозможно без
воли. Чтобы познать или понять какой-нибудь предмет или отношение,
необходимо прежде всего на нем остановить свою мысль, выделить его
умственно изо всей совокупности предметов и отношений. Такая остановка и
выделение есть волевой акт, называемый произвольным вниманием. Но
необходимость волевого элемента в происхождении (генезисе) познания
нисколько не сообщает субъективно произвольного характера результатам
познавательного процесса. Участие воли в создании истинной науки состоит
не в том, что мы познаем только то, чего нам хочется, а в том, что мы
хотим познавать те или другие существенные стороны действительных
предметов.
Вл. Соловьев.
Вондель (Иост Vondel) - замечательный нидерландский поэт, род. в
Кельне 1587 г., еще ребенком прибыл с родителями, принадлежавшими к
секте анабаптистов, в Амстердам, где занялся затем чулочной торговлей,
которую впоследствии оставил, поступив (в 1658 г.) на службу в местный
ломбард. В 1639 г. перешел в католичество. Умер в 1679 г. Его сочинения
блещут выдающимся талантом, богатством художественных образов и широким
полетом фантазии. В свое время знаменитые немецкие поэты Опитц и, в
особенности, А. Грифиус находились под сильным влиянием его
произведений, состоящих, частью, из стихотворных переводов псалмов,
Виргилия и Овидия, частью из сатир и трагедий. Полное собрание их
появилось в 1683 году (9 т.) Из трагедий В. пользовалась большой
известностью "Gijsbrecht von Aemstel", поставленная на сцене впервые 3
янв. 1638 г. и имевшая блестящий успех; с тех пор она исполнялась
ежегодно в день своей первой постановки, как образцовая и лучшая
трагедия. Что касается ее достоинства, как поэтического произведения, то
она далеко уступает другому произведению его "Lucifer" (перев. на нем.
яз. Гриммельтом, Мюнст., 1868). Сверх того обращают на себя внимание
"Palamedes", "Joseph in Dothan" и "Leeuwendalers". Полнее всего издал
сочинения В. - Ян ван Леннеп. Его "Gedichte" переведены на нем. яз.
Гриммельтом и Янсеном (Мюнст. 1873). В 1867 г. В. поставлен памятник в
Амстердаме. Биографии его писали Кампер (Лейпц., 1818), Цееман
(Амстердам, 1831), Баумгартнер (Фрейбург, 1882) и многие др.
Воображение. - Всякое воспринятое впечатление оставляет известный
след, который может возобновиться и тогда у нас является воспоминание.
То, что является в нашем воспоминании, называется образом. Термин образ
в психологии употребляется не только для воспоминания зрительных
впечатлений, но и для слуховых и др., можно сказать образ мелодии,
осязательный образ известного осязательного впечатления. Образ есть
копия впечатления, более или менее живая. Иногда он отличается крайней
слабостью, бледностью в сравнении с действительным впечатлением, а
иногда по живости приближается к реальному впечатлению. Способность
воспроизведения впечатлений и есть то, что иные называют воображением
воспроизводительным, в отличие от В. построительного. По исследованиям
английского ученого Гальтона, способность воображения различна, смотря
по расе. Возраст и пол также имеют значение: оно более развито у детей,
чем у взрослых, у женщин более, чем у мужчин. Каждое чувство имеет
соответствующие образы; есть, след., зрительные, слуховые, осязательные,
двигательные и пр. образы. В наших мыслительных процессах мы можем
пользоваться или всеми видами образов, или прибегнуть к одному только
виду. Существуют различные типы индивидуумов по отношению к их
способности воображения. К индифферентному типу относятся лица, у
которых ни один вид образов не развит более других. Когда они стараются
припомнить какое-нибудь лицо, в их уме возникают форма и цвет фигуры так
же ясно, как и звуки его голоса; воспроизведение зрительных образов у
них одинаково с воспроизведением слуховых образов; к зрительному типу
относятся лица, которые в своих размышлениях употребляют по преимуществу
зрительные образы. У других типов преобладают слуховые и двигательные
образы. Один образ вызывается в нашем сознании другим на основании
accoциации. Основных законов ассоциации три. Во 1-х, закон ассоциации по
смежности, который так формулируется: образы, которые постоянно
возникали вместе, связываются так тесно, что, когда впоследствии один из
них возникает, то другие также стремятся возникнуть вместе с ним. Во

<<

стр. 45
(всего 253)

СОДЕРЖАНИЕ

>>