<<

стр. 48
(всего 253)

СОДЕРЖАНИЕ

>>

достаточно насыщенный раствор вытекает из четвертого резервуара по
боковой отводящей трубке. Когда опорожнили второй резервуар, то его
таким же образом вычищают и наполняют свежим материалом и,
следовательно, В. продолжается непрерывно, причем крепкий раствор соды
вытекает с одного конца, а на другом конце удаляют выщелоченный остаток.
Методическое В. шерсти, то есть ее промывка, возможно малым количеством
воды, с получением крепкого раствора промывных вод, содержащих соли
калия, ланолин и др. вещества (совокупность которых называется "овечьим
или шерстяным потом"); это В. подробно изучено и разобрано проф. А. К.
Крупским (в "Известиях технологического института", 1880 - 1881 гг.,
стр. 351), причем обращено внимание на элемент скорости растворения,
принимающий участие в В. и определяющий как успешность работы В. (то
есть скорость и полноту растворения), так и состав прибора (число
резервуаров).
Необходимо заметить, что выщелачивание растительных и животных
природных веществ носит специальное название экстрагирования или
приготовления вытяжек, если получаемый раствор затем испаряется или
сгущается, или настаивания, если выпаривание раствора не производится. В
аптеках и лабораториях настаивание в холодной воде называется еще
мацерированием (Maceration) и отличается от дигерирования (Digestion),
производимого в горячей или теплой воде или другой жидкости. Эти
названия, означая в сущности одинаковые процессы, нередко заменяют друг
друга. Выщелачивания , в тесном смысле, относятся обыкновенно к
минеральным солям.
Вьюнок (Convolvulus L. ) - центральный род в семействе Вьюнковых,
содержит до 160 видов, среди которых есть формы не вьющиеся и кустарные;
более всего распространен в области Средиземного моря и к востоку от
нее. Листья чаще простые, у немногих разрезные; цветочные венчики
крупные, в почке скрученные спирально, ворончатые. Завязь 2 гнездая 4
семенная; плод сухой. В России до 14 видов; повсеместно распространен
сорный полевой В., С. arvensis L., вьющийся по полям, пашням и сорным
местам, с бледно-розовыми цветами; также дико растет в средней России по
кустарникам и разводится в садах для беседок и живых стен; В. заборный,
С. sepium L. (Calystegia sepium К. Br.) со снежно-белыми крупными
цветами, всем известный. Млечный сок С. Scammonia L., получаемый из
надрезов его корня, употреблялся издавна как сильное слабительное под
именем "скамониум"; родом из Малой Азии ; Смирна есть центр сбыта его
сгущенного сока. Много видов В. известны в садоводстве. А. А.
Вьюнок: 1) полевой, березка, бирюзка, берестень (Черниг. губ.),
вязель, вязина, вьюнчик, горчинка, горлянка (Тульск, губ.) ликтра
(Орлов, губ.), миндальная трава (Моск. губ., названа от запаха),
повелика, повелица, повилица, повитель (Воронеж, губ.), повитуха (Курск.
губ.), noвийка (Малоросс.), павутыця, палутыця (Подольск, губ.),
Conolvulus arvensis L. из семейства вьюнковых (Convolvulaceae Juss.) -
многолетнее, опасное сорное растение, весьма распространенное в средней
и южной полосе России между всеми яровыми хлебами, преимущественно на
мергельных почвах, и особенно вредное для ржи, ячменя и льна тем, что
обвивается вокруг одного или нескольких из этих растений, затеняет и
заглушает их и, вместе с тем, притягивая к земле, способствует
"полеганию". С В. можно успешно бороться, оставляя поле, более или менее
продолжительное время под выгоном, или вводя культуру пропашных
растений; полезны также удаление его полотьем всходов и более тщательная
очистка посевных семян от семян В., тем более, что эти семена, по
отзывам некоторых сельских хозяев, пригодны для корма скота. В известных
случаях В. является культивируемым растением; так, советуют (И. А.
Стебут) разводить его посевом на сыпучем песке, если только возможно
прикрыть посев хворостом, или, еще лучше, компостом; здесь В. доставляет
хороший корм для овец, но корень его отличается сильным слабительным
свойством.
2) Convolvulus eremophilus Boiss (С. erinaceus С. A. Mey) -
встречается в степной части восточного Закавказья (между Баку и
Сальянами) в виде небольшого кустарника или полукустарника, скудно
покрытого листвой, с весьма многочисленными ветвями, собранными в виде
шара и придающими ему ежеобразный вид. Не имеет хозяйственного значения.
С.
Вьюрок (Fringilla montifringilla) - птица из отряда воробьиных и
семейства зябликовых (Fringillidae), имеющая 16 сант. длины. Нижняя
часть спины и надхвостье черные с белой серединой; крылья с
желто-красною и беловатой поперечной полосой; голова черная, с примесью
ржаво-желтого (у самца) или красно-серого (у самки). Водится в северной
Европе и северной Азии, там же и гнездится; зимою прилетает в среднюю
Европу.
Э. Б.
Вьяса, санскр. vyasa (подробность, подробное изложение, от корня as +
префикс vi: рассевать, разбрасывать) - мифический мудрец, считающийся
автором или составителем и редактором многих глубоко древних и обширных
по объему памятников
- Вед, Пуран, философской системы Веданты, а также и знаменитого
эпоса Магабгараты, в котором он сам играет фантастическую роль. Имя В.
придается также и другим древним авторам и компиляторам, но специально
Ведавьясе, составителю Вед, который называется также Шашвата (Cacvata -
бессмертный, вечный). По преданиям, Вьеда-вьяса был незаконный сын
мудреца Парашара (разрушителя) и Сатьявати (правдивой); ребенок был
отнесен на остров на реке Ямуне. В силу своего происхождения он получил
имя Канина (Kanina - бастард), по цвету кожи Кришна (Krishna - черный),
а по месту рождения и воспитания Двайпаяна (Dvaypayana - рожденный на
острове). После его мать вышла за царя Шантану, с которым прижила двух
сыновей. Старший из них был убит в сражении, а младший умер бездетным.
Кришна Двайпаяна, ведший аскетическую жизнь в лесу, от которой он
исхудал и сделался безобразным, по законам страны и по настоянию своей
матери, взял к себе двух бездетных вдов своего младшего сводного брата.
От них он имел двух сыновей: Дхрта-раштра и Панду, родоначальников двух
враждующих в Магабгарате родов.
С. Булич.
Вяжущие средства (adstringentia) имеют свойства образовывать с
отдельными составными частями тканей особые химические соединения, более
плотные и твердые, например осаждать белки или клеевые вещества, или
отнимать у тканей воду. Под влиянием такого действия вяжущих средств
ткани обыкновенно сморщиваются и уплотняются, что вызывает изменения в
их жизнедеятельности и влияет на отправления целых органов и даже всего
организма. Например, кровеносные сосуды под действием вяжущих средств
суживаются и это сейчас же отражается на кровообращении; влияя на
слизистую оболочку или язвенную поверхность, В. средства образуют с
слизью или белковыми отделениями плотные пленки или корки и могут
задерживать дальнейшее отделение слизи или гноя. Обыкновенно В. средства
оказывают непосредственное влияние на ткани на месте их применения, но
иногда они имеют и отдаленное действие, как, напр., некоторые средства
кровоостанавливающие (styptica), применяющиеся для остановки внутренних
кровотечений (свинец, серебро, танин). По Эйхвальду главнейшие показания
к применению вяжущих средств суть: 1) разрыхление и потеря
сократительности и упругости тканей, особенно слизистых оболочек, общих
покровов и секреторных органов, располагающих к заболеванию или
нарушающих функции органов; 2) кровотечения; 3) воспаления доступных
местному лечению тканей, если можно надеяться прервать их средствами,
производящими съеживание ткани, сокращение сосудов и умерщвление
элементов, находящихся в формативном раздражении. К этому надо
прибавить, что В. средства, содержащие дубильную кислоту, употребляются
иногда как противоядия (antidota) при отравлении алкалоидами. Главнейшие
В. средства суть: 1) дубильная кислота, таннин и растительные вещества
ее содержания: дубовая кора, корень ратании, катеху; 2) средства,
содержания, кроме дубильной кислоты, еще некоторые возбуждающие начала,
напр., шалфей, цветы розы, чайные цветы; 3) квасцы; 4) соли тяжелых
металлов: уксуснокислый свинец, сернокислый или хлористый цинк, медный
купорос, азотнокислое серебро; 5) механические и термические влияния:
прижатие и холод; 6) вещества, улучшающие вообще питание и укрепляющие
тело и тем увеличивающие плотность тканей (tonica); 7) маточные рожки,
спорынья (secale cornutum), действующая содержащимся в ней эрготином и
склеротиновой кислотой; 8) жидкая вытяжка из растения hydrastis
canadensis, содержащая гидростин и берберин; 9) жидкая вытяжка hamamelis
virginicae; 10) чай или вытяжка из травы - bursa pastoris или capseka;
11) минеральные кислоты средней концентрации и весьма концентированные
органические кислоты, особенно уксусная кислота; 12) хлорная вода; бром,
карболовая кислота по своему действию на белковые тела принадлежат также
к вяжущим; 13) жар, в форме прижигания каленым железом или накаленной
электрическим током платиной (гальванокаутер); 14) гальванический ток,
по свертывающему действию анода, служит для лечения аневризма,
расширений вен и т.д.
Л. Липский.
Вяз (Ulmus effusa Wilid., Ulmus ciliata Ehrb., U. pedunculata Faug.,
O. racemosa Borkh., U. octandra Schrk., U. laevis Pall.) - вязана,
вязовина, бересток, берест (Бессар.), габина (Гродн.), ильма, ильмина,
вислоплодный ильм, лем, лемак
- из сем. ильмовых (Ulmaceae Mirb.) - дерево первой величины,
распространенное по всей Европе, России и более других видов этого
семейства идущее на сев., до берегов Ладожского озера на зап., Вятки и
Урала (57 - 58° с. ш. ) на вост., но не встречается в степях и очень
редок в Крыму и на Кавказе. В. никогда не образует частых насаждений, а
растет в смеси с другими лиственными породами, преимущественно твердыми;
корни его, как боковые, так и стержневой сильно развиты и идут вглубь,
отчего он требует глубокой и рыхлой почвы; достаточная степень свежести
последней и обилие в ней перегноя - необходимые условия для успешного
роста, хотя он удовлетворительно растет также на заливных местах и даже
на топких. Разводится в южных степях, но рост его там менее успешен, чем
береста. При благоприятных местных условиях рост В. в молодости очень
быстрый; около 40 летнего возраста развитие в высоту начинает
уменьшаться, хотя оно и продолжается до 80 - 100 летнего возраста, при
чем отдельные деревья изредка достигают высоты до 100 фут. Сильно
оттеняя почву и растущие под его пологом деревья, В. сам легко переносит
оттенение. Успешно возобновляется как семенами, ежегодно производимыми в
изобилии, но с незначительным процентом всхожести, так и порослью от
пней; стволовая поросль бывает тоже весьма обильна, чем и пользуются в
некоторых местностях, ведя там хозяйство на сучья и ветви: обрубают 2 -
3 летние ветви и употребляют их на корм скота. Однако это обрубание
неблагоприятно отражается на качествах стволовой древесины, так как все
виды ильмов труднее других лиственных пород переносят обрезку на стволе
толстых, растущих еще, сучьев: на местах среза происходит истечение сока
и загнивание древесины. Впрочем, обрезка мелких, тонких ветвей безвредна
для В., почему он и пригоден для живых изгородей. Древесина В.
отличается крепостью и вязкостью и хотя не так прочна как дубовая, но
высоко ценится в экипажном, столярном и машиностроительном деле, и идет
на приготовление ободьев, полозьев, дуг, оглобель, дражин,
артиллерийских лафетов и т.п., а богатое содержание в ее золе кали было
причиной продолжительного истребления В. в восточных губерниях, уже в
половине прошлого столетия, на добывание поташа. Лыко по своей прочности
предпочитается липовому и употребляется на плетение вязовиков.
В. (Умань) - вязник, ракитник (Cytisas biflorus L'Her.).
В. Собичевский.
Вяземский (князь Петр Андреевич) - поэт и критик, родился в 1792
году, детство провел в Остафьеве, родовом подмосковном имении князей
Вяземских, где шло и домашнее его воспитание; затем отдан был в
иезуитский пансион в Петербурге и, наконец, в Москве, слушал на дому
лекции профессоров московского университета. В 1812 году поступил в
московское ополчение, состоял при Милорадовиче; в сражении при Бородине
под ним были убиты две лошади. В последние годы царствования императора
Александра I князь В. исполнял важные дипломатические поручения: при
императоре Николае Павловиче, на службе по министерству финансов, достиг
поста директора государственного заемного банка, а с 1855 по 1858 год
был товарищем министра народного просвещения, в ведомстве которого было
в то время и главное управление по делам печати. Остальную часть своей
жизни В. провел преимущественно за границей и умер в Баден-Бадене в 1878
г.
Воспитанный на литературе французского классицизма, кн. П. А.
Вяземский начал свою деятельность, как поэт, в 1808 г., напечатанным в
"Вестнике Европы" "Посланием в деревню", написанным в горацианском духе.
Сатирико-дидактический тон сделался навсегда основной чертой поэзии
князя В., который не отличался ни особой глубиной миросозерцания, ни
оригинальностью творческих образов. В лучших своих стихотворениях (В.
писал басни, притчи, апологии, эпиграммы, сатиры) он дает нам критику
нравов, которая, в свое время, увлекала своей бойкостью, смелой
язвительностью, и меткостью. Особой известностью в пору своего появления
пользовались такие стихотворения кн. Вяземского, как сатира "Да, как бы
не так" (1822), на тему противоречий между тем, что на первый взгляд
представляет действительность, и тем, что оказывается при более близком
соприкосновении с каждым явлением жизни; "Семь пятниц на неделе" (1826),
где говорится о неустойчивости общественных понятий и взглядов "Станция"
(1828), сравнивающая русские и польские дороги и известная по
изображению характерного типа "почтовой станции диктатора"; "Памяти
живописца Орловского" (1838), где изображается поэзия езды на тройке:
"Старое поколение" (1841), написанное в несколько элегическом тоне, на
тему разрыва между старым и молодым поколениями (начинается стихом:
"Смерть жатву жизни косит"); ему же принадлежит ходившее долгое время в
рукописи стихотворение "Русский Бог" ("Бог ухабов, Бог метелей и т.д.";
писано в 1827 г.). Особенное значение имел кн. Вяземский в 1820-тых
годах, как образованный и одаренный художественным вкусом критик и
передовой журналист, друг Пушкина и ревностный сотрудник "Московского
Телеграфа". Капитальный вклад в русскую критическую литературу
составляет его книга о Фонвизине, вышедшая в 1848 г. и представляющая и
поныне лучшую оценку сочинений Фонвизина и его эпохи. В блестящем
исполнении этой работы сказался серьезный взгляд автора на задачи и
условия критической деятельности. "Можно", говорит он, "родиться поэтом,
оратором: но родиться критиком нельзя. Поэзия, красноречие - дары
природы; критика - наука; ее следует изучать. И у диких народов есть
своя песня и свое красноречие, но критических исследований у них не
найдешь. Кроме науки и многоязычного чтения для критика нужен еще вкус.
Это свойство и врожденное, родовое, и благоприобретенное; вкус
изощряется, совершенствуется учением, сравнением, опытностью" (Соч.
VIII, 164). Критик такого же направления сказывается в кн. В., когда он
говорит о "Ревизор" и других сочинениях Гоголя. Не лишены также значения
его заметки о Козлове, Пушкине, Батюшкове и других писателях его
времени. Принадлежа по воспитанию и образованию к эпохе Карамзина и
Жуковского и созрев в недрах пушкинского художественного направления, он
уже и остался верен этому последнему до новейших времен. В конце
пятидесятых годов он не одобрял, с точки зрения эстетической, реальное
направление натуральной школы, не признавал ее общественного значения,
защищая, в то же время, право голоса за литературой вообще. В то же
время кн. В. выступил в роди писателя-патриота, защищавшего Россию перед
Европой, и в 1865 году издал на французском языке большую книгу
публицистических этюдов, под заглавием: "Lettres d'un veteran russe de
l'annee 1812 sur la question d'Orient, publiees par P. d'Ostafievo".
Полное собрание сочинений П. А. Вяземского, предпринятое графом С. Д.
Шереметевым, женатом на внучке покойного, при участии академиков Я. К.
Грота, А. Ф. Бычкова и М. И. Сухомлинова, начато в 1878 году, и в
настоящее время мы имеем 11 томов этого роскошного издания. О значении
литературной деятельности князя В. см. ст. Я. К. Грота, М. И.
Сухомлинова ("Сборник 2-го отделения академии наук", т. XX), В. Д.
Спасовича ("Русская Мысль", январь 1890 г.) и И. Порфирьева, в его
"Истории русской словесности", ч. II, отд. 3.
Е. Г.
Вязкость - сопротивление, оказываемое телом движению отдельной его
части без нарушения связи целого. Такое движение составляет
характеристику жидкостей, как "капельных", так и "упругих", т.е. газов.
Малейшая сила приводит в движение часть жидкого тела и вызывает в
жидкости "течения", длящиеся и по прекращении действия силы. При
определении В. предстоит иметь прежде всего в виду тела жидкие,
капельно-жидкие и упруго-жидкие. По определению Ньютона, жидкость
представляет тело, обладающее такою подвижностью, что отдельные части
его могут совершенно свободно перемещаться внутри тела, как бы скользя
без трения. Таково определение идеальной жидкости, реальные же жидкости
обнаруживают лишь определенную степень подвижности. Движение, сообщенное
части жидкости, постепенно замедляется и наконец совершенно
прекращается, превращаясь в теплоту. Причина, задерживающая свободное
движение частей жидкости, причина мешающая жидкости "течь", называется
"внутренним трением" или В. жидкости. Чтобы поддерживать течение
жидкости с некоторою постоянной скоростью, необходимо непрерывное
действие силы, необходимо постоянное давление, величина которого и может
служить мерой В. Величина В. характеризует как бы степень несовершенства
жидкости. И в обычном языке "густой" или "вязкой" жидкости мы
противопоставляем "жидкую" (напр., мы говорим: "жидкое вино, жидкое
молоко" и т.п.), т.е. такую, которая представляет высокую степень
подвижности. Как бы ни были, однако, велики величины В., пока мы имеем
дело с жидкостями, явления движения их должны представлять лишь
количественные различия. И при огромной В. всякая, даже весьма малая
сила, должна вызывать конечную скорость "течения". Только в том случае,
когда величина В. является бесконечной, когда конечная сила вызывает
бесконечно малую скорость течения, т.е. когда тело вовсе не течет при
действии некоторой силы, оно лишено свойств жидкости. При решении
вопроса о том, приложимо ли и к твердым телам понятие о В., необходимо
рассмотреть: представляют ли и в каких условиях твердые тела бесконечную
величину В. Твердые тела характеризуются упругостью. Сила, приложенная к
упругому телу, вызывает изменение формы - деформацию, наступающую
немедленно, и никаких длящихся движений в частях упругого тела не
происходит. Опыт показывает, что твердые тела упруги лишь в известных
пределах деформации. За этими пределами упругости твердые тела
обнаруживают большую или меньшую "пластичность", свойство в основе
тождественное с "текучестью" жидкостей. Многие твердые тела обладают
весьма низким пределом упругости и при действии даже весьма малых сил
являются пластичными. Подвергая такие тела значительному давлению, можно
вызвать движете, вполне отвечающее "течению" жидкостей. По опытам
Треска, свинец при большом давлении выдавливается из отверстий сосуда
подобно жидкости, а по опытам Спринга - при давлении в несколько тысяч
атмосфер почти все твердые тела (даже и весьма хрупкие при обычных
условия) являются пластичными. Высокую степень пластичности обнаруживают
не только даже аморфные, но и кристаллические тела. Примером
пластичности кристаллического тела может служить пластичность льда.
Замечательны "текучие кристаллы" Лемана, обнаруживающие признаки
кристаллического сложения (при оптическом исследовании) только тогда,
когда их тяжесть уравновешена окружающею жидкостью; при недостаточном
соблюдении этого условия кристаллы эти текут, как жидкость, и не
обнаруживают кристаллического сложения. При низком пределе упругости
различие между твердым телом и жидкостью сглаживается и решить, имеем ли
мы в таком случае дело с весьма вязкой жидкостью или с весьма пластичным
твердым телом, нелегко. Глицерин, напр., мы можем признать еще
жидкостью, хотя и весьма вязкою, но чем считать вазелин, воск и т.п.?
Критерием является существование предела упругости. Но при низком
пределе упругости и при большой В. установить существование предела
упругости невозможно. При этих условиях пришлось бы неизбежно прилагать
малые силы, а при малых силах и большой В. скорость "течения" так
ничтожна, что легко ускользает от наблюдения. Опыт показывает, что
многие мало пластичные тела, как, например, вар, даже чугун и мрамор,
при весьма продолжительном действии сравнительно слабых сил испытывают
изменения формы, не исчезающие по прекращении действия силы. Весьма
наглядно обнаруживает явления пластичности стекло. Если оставить,
например, термометр в горизонтальном положении, подпертым в крайних
точках, то через несколько лет он оказывается сильно изогнутым. Таким
образом, подвергая тела кратковременному действию силы, можно впасть в
ошибку относительно предела упругости и признать тело в известных
пределах совершенно упругим и бесконечно вязким только вследствие
недостаточной продолжительности наблюдения. Был, поэтому, возбуждаем
вопрос: существует ли вообще предел упругости, или же при
продолжительном действии даже малейших сил все тела испытывают длящиеся
изменения формы. Существуют ли тела с бесконечно большой вязкостью и
совершенно лишенные "текучести"? Опытного решения этого вопроса, как и
аналогичного ему вопроса о летучести или испаряемости тел, не имеется, и
вряд ли такое решение можно ждать в будущем. Во всяком случае, мы можем
утверждать, что по отношению к текучести нет резкой границы между
жидкими и твердыми телами. Благодаря существованию весьма вязких
жидкостей и весьма пластичных твердых тел, оба состояния связаны столь
непрерывной цепью, что можно по отношению к В. говорить о резких
различиях только крайних членов цепи. Понятие о вязкости не связано
исключительно с представлением о жидкости. Оно приурочено лишь к тому
роду движения, который свойственен высокой степени жидкостям и
обнаруживается в их "течении". Чтобы определить меру вязкости,
рассмотрим движение жидкости в простейших условиях, имеющих место при
движении ее с постоянной скоростью по цилиндрической трубке, ею
смачиваемой. При этом внешнее трение не имеет места, соприкасающийся с
поверхностью трубки слой жидкости находится в покое и течение ее
представляет скольжение бесконечного числа цилиндрических поверхностей.
Такое движение по цилиндрическим поверхностям весьма наглядно обнаружено
в вышеуказанных опытах Треска. Сжимая серию пластинок свинца. Треска
заставлял свинец выдавливаться через круглое отверстие внизу в форме
цилиндра. Разрез этого цилиндра представлял ряд концентрических слоев,
совершенно подобных годичным слоям дерева. Исходя из указанного
представления и основываясь на следующих положениях Ньютона: 1) трение
двух поверхностей жидкости пропорционально их относительной скорости, 2)
пропорционально величине поверхностей, и 3) не зависит от давления, под
которым находится жидкость, Стокс (а впоследствие и другие) вывел
следующую зависимость , где V - объем вытекшей в единицу времена
жидкости, r - радиус трубки, l - ее длина, D - давление жидкости, m -
постоянная, характеризующая В. жидкости, а p - известное отношение
окружности к диаметру. Такая же зависимость выведена была еще ране из
непосредственных опытов Пуазелем. Таким образом, зная объем протекшей по
трубке в единицу времени жидкости, давление, длину и радиус трубки,
можно вычислить m-постоянную В. Эта постоянная выражает силу,
необходимую для того, чтобы вызвать в двух слоях жидкости, с
поверхностью равной 1 и расположенных на расстоянии равном 1, разность
скоростей, равную 1, при условии, что движение представит скольжение
бесконечного числа параллельных плоскостей. Точное определение
абсолютной величины постоянной m сопряжено с затруднениями, вследствие
трудности точного измерения размеров трубки. Вследствие этого
предпочитают определять относительную величину этой постоянной,
сравнивая время, необходимое для прохождения через одну и ту же трубку
данного объема жидкостей при данном давлении. В этом случае m: m1 = t :
t1, т.е. вязкости относятся, как времена истечения. За единицу В.
принимают В. воды. Описанный способ наиболее употребителен для
определения В. Для той же цели применялись также наблюдения над качанием
дисков. В. представляет величину весьма характерную для жидкостей.
Зависимость между составом и В., как показал Грэм, представляет тот, же
характер, как и зависимость между составами и температурой кипения.
Несмотря на значительное число исследований, привести зависимость между
составом жидкостей и их вязкостью к простой формуле и поныне не удалось.
В. уменьшается с температурой. Заслуживают внимания наблюдения над В.
растворов. Найдено, что раствор, составленный в пропорции,
представляющей и в отношении других свойств особенности, обнаруживает и
наибольшую вязкость. Так из растворов спирта и воды наибольшую В.
обнаруживает раствор, которому отвечает а наибольшее сжатие. Наибольшая
В. отвечает растворам, состав которых выражается простыми частичными
формулами. Замечательны также наблюдения над В. водных растворов солей
хлористоводородной кислоты, обнаруживших соотношение между В. этих
растворов и положением элементов в периодической системе.
Д. Коновалов.
Вязь - т. н. соединение двух или нескольких письменных знаков,
соседних друг другу, в один составной знак; встречается очень часто в
некоторых системах письма, напр., в санскритском деванагари и в
позднейшей, или так называемой хорватской глаголице. Такая В.
различается от современных монограмм (вензелей) тем, что последние
заключают в себе сплетенные друг с другом две или несколько целых букв в
полном их очертании, между тем как в санскритской или глаголической вязи
все сходные черты букв сливаются в одну черту, из которой во все стороны
вырастают всякого рода разновидности, по которыми надо узнать, сколько и
какие именно буквы вошли в состав данного сложного знака.
Рисунок 1.
Случается и так (в деванагари, напр.), что характеристическая черта,
обозначающая известный знак, в вязи совсем не похожа на самостоятельный
знак, выражающий тот же звук; но таких случаев вообще мало. По своему
виду В. делится на три типа: простая, сложная и узорная. Простая В.
составляет древнейший тип, вероятно уже в Х в. проникший в Россию из
Византии. Встречается на многих древних памятниках. Первоначально она
служила для сокращения письма так, на кресте гробницы Ярослава (в
Софийском соборе, в Киеве) уже встречается вязь буквы н и и, в которых
при соединении средняя черта выпадает. Употребление oш, вместо отдельных
ш и т, мы встречаем в Остромировом Евангелии (1056 - 1057), в Изборнике
Святослава (1073) и других памятниках. На рисунке 1-ом представлен
образец такой вязи: "в лето 7079" (1571).
Сложная В. представляет развитие простой; русская письменность ХIV в.
отличается распространением вязи такого типа. На рисунке 2-ом изображена
одна из 4-х надписей на ставном подсвечнике, у раки св. митрополита Ионы
(в Успенском соборе, в Москве), писанная такой вязью: "повелением
веоикаго государя царя Михаила Феодоровича всея Руси Самодержца".
Рисунок 2.
Узорная В. явилась , вероятно, одновременно со сложной, от которой
отличается украшенными арабесками и узорными буквами, иногда
расположенными, в свою очередь, в виде фигуры или орнамента. Образец
такой вязи представляет рисунок 3й (заголовок одной грамоты XVIII века):
"Божиею милостию".
Рисунок 3.
В посольских бумагах вязь, наряду с так называемой литореею, стала
применяться в конце ХVI в. Так, гонец Андрей Иванов в 1590 г. писал из
Литвы к царю вязью (Карамзин, т. X, изд. 1824 г.).
Явившись для ускорения письма и выигрыша места, В. (особенно узорная)
впоследствии послужила к образованию особого условного письма, вензеля и
монограммы.
Вятичи - славянское племя, населявшее в древности нынешние губернии
Калужскую, Орловскую, Тульскую, Московскую и Смоленскую. Пришли они
сюда, по свидетельству летописи, с запада и поселились на Оке, будучи от
рода ляхов и получив свое название от вождя Вятко. По описанию той же
летописи, В. были одним из наиболее грубых и необразованных славянских
племен. Они знали только одну звериную и рыбную ловли, жили "яко звери,
ядуще все нечисто", в простых шалашах; формой брака было у них умыкание,
а при погребении, как впрочем и другие славяне, они сжигали трупы,
справляли тризны и воздвигали курганы. Около половины IX в. В. подпали
под власть хазар. Во время хазарского владычества В. однажды только
упоминаются нашим летописцем, именно под 906 г., как участники в походе
Олега на Царьград. Вероятно, это были выходцы-добровольцы из В. Когда в
964 г. Святослав Игоревич обратился к ним с требованием дани, они
отвечали, что платят ее хазарам. На следующий год Святослав победил их,
одержал верх и над хазарами, и тогда только началась для В. зависимость
от киевских князей. В. не раз пытались отложиться, во всякий раз были
побеждаемы. Долее других славянских племен В. держались язычества; они с
оружием в руках защищали свою религию еще при Владимире Мономахе.
Упорное сопротивление встретила среди В. и религиозная проповедь инока
печорского монастыря Кукши (в конце XI или начале XII века). В 1097 г.
на съезде русских князей в Любече страна В. была утверждена за сыновьями
Святослава Ярославича, как часть Черниговского княжества. Между 1146 и
1157 гг. земля В. сделалась театром междоусобной брани русских князей и
летописные сказания о ней впервые упоминают о городах вятических:
Козельске, двух Дебрянсках, Колтеске, Дедославе, Неринске и др. В конце
этой борьбы произошло разделение земли В. на две части: северную, под
властью князей суздальских, и южную, составлявшую удел Ольговичей,
князей черниговских. При нашествии монголов земля вятичей была разорена;
из городов их прославился своим сопротивлением Козельск. В конце XIV
века некоторые из городов В. присоединены были к Литве. С усилением
Московского княжества северные части области В. вошли в его состав.
Самое имя "вятичей" исчезает в памятниках еще в XIII в. Ср. Иловайский,
"История Рязанского княжества"; ст. 1. Л. в "Чтениях Московского
общества ист. и древн. росс.", за 1862 г., №2 и 3 -
"Церковно-историческое исследование о древней области вятичей, входившей
с начала XV в. до конца XVIII в. в состав крутицкой и отчасти
суздальской епархии"; ст. в Орловских Епархиальных Ведомостях" за 1865
г., № 17, 22 и 24: "Материалы для истории Орловского края".
В. Р.
Гааз (Фридрих Иосиф Hааs, Федор Петрович) - старший врач московских
тюремных больниц, родился 24 августа 1780 г. в Мюнстерэйфеле, близ
Кельна, изучал медицину в Вене, впервые приехал в Россию в 1803 г. и
поступил на службу в 1806 г. в качестве главного врача Павловской
больницы в Москве. В 1809 - 10 гг. дважды ездил на Кавказ, где изучил и
исследовал минеральные ключи у подошвы Машука и в Ессентуках, открыв в
последнем месте известный серно-щелочной источник и описав результаты
своего путешествия в превосходной книге: "Ма visite aux eaux d'Alexandre
en 1809 et 1810". Отправившись после Отечественной войны за границу, на
родину, Г. вскоре решился окончательно поселиться в России - и с 1813 г.
жил безвыездно в Москве, где считался, в 1820-х годах, выдающимся и
любимым врачом, имея обширную практику и весьма хорошие средства.
Открытие в Москве, в 1829 г., комитета попечительного о тюрьмах
общества, в состав которого он был призван московским
генерал-губернатором кн. Д.В. Голицыным, имело огромное влияние на всю
его жизнь и деятельность. Предавшись заботе об участи арестантов с
неиссякающей любовью и неустанной энергией, Г. оставил постепенно свою
врачебную практику, роздал свои средства и, совершенно забывая себя,
отдал все свое время и все свои силы на служение "несчастным", сходясь
во взгляде на них с воззрением простого русского человека. Состояние
тюремного дела в России было, перед введением тюремных комитетов, самое
печальное. Даже в столицах полутемные, сырые, холодные и невыразимо
грязные тюремные помещения были свыше всякой меры переполнены
арестантами, без различия возраста и рода преступления. Отделение мужчин
от женщин осуществлялось очень неудачно; дети и неисправные должницы
содержались вместе с проститутками и закоренелыми злодеями. Все это
тюремное население было полуголодное, полунагое, лишенное почти всякой
врачебной помощи. В этих школах взаимного обучения разврату и
преступлению господствовали отчаяние и озлобление, вызывавшие крутые и
жестокие меры обуздания: колодки, прикованная к тяжелым стульям,
ошейники со спицами, мешавшими ложиться и т.п. Препровождение ссыльных в
Сибирь совершалось на железном пруте, продетом сквозь наручники
скованных попарно арестантов. Подобранные случайно, без соображения с
ростом, силами, здоровьем и родом вины, ссыльные, от 8 до 12 человек на
каждом пруте, двигались между этапными пунктами, с проклятиями таща за
собою ослабевших в дороге, больных и даже мертвых. Устройство
пересыльных тюрем было еще хуже, чем устройство тюрем срочных. Г. постиг
и всем сердцем усвоил себе высокую задачу попечительного о тюрьмах
общества. Двадцать три года, изо дня в день, словом и делом боролся он с
напрасною жестокостью в осуществлении наказания, обращавшею кару в муку,
и был заступником за "человека", черты которого он умел видеть и
находить в самых грубых отверженцах общества. Предпринятый им, прежде
всего, поход против прута, после долгих противодействий, затруднений и
неудач, окончился, при содействии князя Голицына, относительным успехом:
было разрешено всех ссылаемых, шедших чрез Москву из 22 губерний,
препровождать не на пруте, а в кандалах. Хотя защитники прута и взяли
верх после смерти Голицына (1844), но фактически, до самой кончины, Г.,
вследствие его просьб, настоянии и пожертвований, никто из Москвы на
пруте не уходил. На кандалы, для перековки ссыльных, особой суммы не
отпускалось, и Г. постоянно снабжал пересыльный замок изготовленными по
его заказу, значительно удлиненными и облегченными, кандалами, деньги на
которые, чрез него же, постоянно представлялись в тюремный комитет -
"неизвестным благотворителем". Благодаря предстательству Г., было
отменено бритье половины головы женщинам и ссыльным, а также страждущим
колтуном. По его ходатайству, был устроен, на средства купца Рахманова,
рогожский полуэтап и под его личным надзором перестроена значительная
часть московского губернского тюремного замка, сообразно с требованиями
гигиены и разумного человеколюбия; наконец он же добился - после упорных
препирательств с тюремным комитетом и ряда пожертвований от
"неизвестного благотворителя", - обшития кожей, сукном или полотном
ручных и ножных обручей от цепей ссыльных, причем вскоре (в 1836 г.) эта
мера была обязательно распространена на всех пересылаемых в России.
Присутствуя при отправлении каждой партии арестантов из Москвы,
знакомясь с ними и их нуждами за несколько дней до их ухода, Г.
заставлял перековывать их при себе, следил за их здоровьем и решительным
образом оставлял на некоторое время в Москве - несмотря на постоянные
столкновения с местным начальством, протестовавшим против делаемого им
беспорядка в статейных списках - всех тех, кто был болен, слаб или
нуждался в душевном утешении и ободрении. Наделив привезенными им
припасами остальных, благословив и поцеловав тех, кто, по его выражению,
"hat es nicht los gemeint", Г. шагал иногда вместе с партией несколько
верст и затем, распростившись вновь и наделив всех сочиненной им
нравоучительной книжкой: "А. Б. В. христианского благочестия",
возвращался домой, удручаемый мыслию, как он писал в одном официальном
рапорте, "об ангеле Господнем, который ведет свой статейный список". Но
этим не оканчивалась его забота об ушедших. Он переписывался с ними,
исполнял их просьбы издалека - видался с их родными, высылал им деньги и
книги. Ссыльные прозвали его "святым доктором", с любовью расспрашивали
о нем посещавших сибирские поселения лиц и соорудили на свой счет в
память его, в Нерчинском остроге, икону св. Феодора Тирона. Но и
находившиеся в Москве арестанты в равной мере пользовались
самоотверженным участием Г. Он настоял на учреждении в 1834 г. из
директоров тюремного комитета справщиков по арестантским делам, и, когда
они очень скоро охладели к этой обязанности, один за всех исполнял ее,
собирая справки по делам, ходатайствуя об ускорении последних,
разъезжая, несмотря ни на какую погоду и на огромные московские
расстояния, по судам, канцеляриям и полицейским участкам. Он собрал в
разное время большие суммы для снабжения пересылаемых арестантов
рубахами, а малолетних - тулупами; он же в течение 20 лет делал
ежегодные пожертвования на покупку бандажей для арестантов, страдающих
грыжею. Наконец, Г. был настойчивым ходатаем за тех, кто по его
предположению, оправдываемому тогдашним состоянием уголовного
правосудия, был невинно осужден, или же, по особым обстоятельствам,
заслуживал и особого милосердия. В журналах московского тюремного
комитета записано 142 предложения Г. о ходатайствах относительно
пересмотра дел или смягчения наказания. В этого рода хлопотах он не
останавливался ни пред чем, вступал в горячие споры с митрополитом
Филаретом, писал письма императору Николаю и прусскому королю, брату
императрицы Александры Федоровны, а однажды, при посещении государем
тюремного замка, умолял о прощении 70 летнего старика, предназначенного
к отсылке в Сибирь и задержанного им по болезни и дряхлости в Москве, не
хотел вставать с колен, пока растроганный Государь не изрек помилования.
Сознавая, что многие из преступников явились сами жертвами отсутствия
религиозного и нравственного развития, Г. особенно заботился о
последнем. Пользуясь дружбою петербургского негоцианта Мерилиза, он
склонил его к обширным пожертвованиям (до ста тысяч экземпляров)
духовно-нравственными книгами и Священным Писанием, для раздачи
арестантам, сам, кроме того, закупал большие партии таких книг для
отсылки в Сибирь. Между арестантами было много ссылаемых по распоряжению
помещиков. Иногда они следовали с детьми, иногда дети оставлялись и
родители шли в Сибирь одни. Г. горячо, но бесплодно старался побудить
комитет к ходатайству о пересмотре 315 и 322 ст. т. XIV, предоставлявших
помещикам право ссылки их крепостных. Более успешны были его хлопоты о
выкупе оставленных детей, для отдачи их родителям; и о дозволении
помещикам не разлучать детей с родителями. Комитет, отчасти на сумму,
завещанную в распоряжение Г. Федором Васильевичем Самариным, отчасти на
представленные Г. пожертвования "некоторых благотворительных лиц",
выкупил с 1830 по 1853 г. 74 человека и успешно ходатайствовал о
безвозмездном отпуске детей в 200 слишком случаях. По почину Г.,
тюремный комитет с 1830 г. ежегодно уделял из своих средств сумму на
"искупление" несостоятельных должников, а с 1832 г., при деятельном
участии Г., был собран капитал для помощи семействам несостоятельных.
Как тюремный врач, Г. проявлял необычную личную заботливость о
больных, лечившихся в тюремной больнице - отделении Старой
Екатерининской в Москве. Он по нескольку раз в день навещал их,
беседовал с ними подолгу о их делах и домашних, и настойчиво требовал,
чтобы в больнице никто - ни больные, ни служебный персонал, ни
посетители - не лгали. Обнаружив неправду, он штрафовал, в пользу
бедных, и служащих и посетителей. Не добившись утверждения составленного
им устава трезвости между служащими, он все-таки фактически ввел его в
действие. Воспользовавшись временным перемещением арестантов в казенный
дом близ Покровки, он, по выводе их, стал принимать туда бесприютных,
заболевших на улицах, и постепенно, подвергаясь всевозможным нареканиям
и начетам, после горячих просьб и слез перед генерал-губернатором,
требовавшим немедленного очищения казенного дома, добился молчаливого
узаконения заведенного им обычая.
Так мало-помалу образовалась, без официального утверждения, благодаря
упорству "святого доктора", полицейская больница, называемая народом до
сих пор "Газовскою". Со введением нового городского устройства, это
любимое детище Г. получило прочную организацию и существует ныне под
именем больницы имени Императора Александра III. В небольшой квартире
при этой больнице, в самой скудной обстановке, среди книг и
астрономических инструментов, жил последние годы и умер Гааз; в ней же
подавал он советы массе приходивших к нему по утрам больных, снабжая их
бесплатно лекарствами и делясь с ними своими последними скудными
средствами. Популярность его среди населения Москвы была столь велика,
что во время холеры 1848 г. граф Закревский просил его, при разъездах по
городу в известной всем старомодной пролетке, останавливаться на
площадях и успокаивать народ, который его охотно слушал, безусловно веря
"своему доктору". В это же время, чтобы убедить товарищей врачей в
безопасности прикосновения к холерным больным, 70-летний Г. сел в ванну,
из которой только что был вынут умиравший холерный, и просидел в ней
полчаса.
Своеобразный в одежде (фрак, жабо, короткие панталоны, черные чулки и
башмаки с пряжками), в образе жизни и в языке - живом, образном и
страстном, - Г. жил в полном одиночестве, весь преданный делу
благотворения, не отступая ни пред трудом, ни пред насмешками и
уничижением, ни перед холодностью окружающих и канцелярскими придирками
сослуживцев. Его девиз, неоднократно повторяемый им в посмертной его
книге "Appel aux femmes": "торопитесь делать добро", подкреплял его и
наполнял своим содержанием всю его жизнь. "Чудак" и "фанатик" в глазах
одних, "святой" в глазах других - он бестрепетно говорил всем правду и
был всегда бодр и ясен духом. Высокий ростом, сангвиник, с добрыми и
вдумчивыми голубыми глазами, в поношенном платье и заштопанных чулках,
он был вечно в движении и никогда не бывал болен, пока первая и
последняя болезнь не сломила его. 16 августа 1853 г. он умер,
трогательно простясь со всеми, кто шел в открытые по его желанию двери
его квартиры, и был, сопровождаемый громадною толпою народа, похоронен
на католическом кладбище на Введенских горах. См. Воспоминания Евгений
Тур в "Русской Речи", очерк Лебедева в "Русском Вестнике" 1858 г.;
некролог в "Московских Ведомостях" 1853 г. Главный материал для изучения
деятельности Г. - в делах московского тюремного комитета и московской
врачебной управы.
А. Кони.
Автору этой статьи принадлежит честь извлечения имени Г. из забвения,
которому оно так незаслуженно подверглось. Обширным этюдом о Г.,
прочитанным в с.петербургском юридическом обществе в январе 1890 г., он
напомнил русскому обществу об одном из замечательных его деятелей. Зимою
1891 - 92 г. чтение это было несколько раз повторено в пользу
пострадавших от неурожая. В полном своем объеме этюд А. Ф. Кони будет
напечатан в одном из наших журналов.
Ред.
Габсбурги (Habsburg) - германо-австрийская династия. Свое имя она
получила от замка Габсбург, построенного в 1027 г. на Ааре, в Швейцарии.
Габсбургам первоначально принадлежало ландграфство верхнего Эльзаса и
некоторые земли в Люцерне. Фридрих I расширил эти владения, а при внуке
его Г. приобрели и графство Ааргау. В первой половине XIII века владения
графа Рудольфа были разделены между его сыновьями, Альбрехтом Мудрым и
Рудольфом. Рудольф основал так называемую Лауффенбургскую линию
Габсбургского дома, которая, в свою очередь, распалась на две линии, но
вымерла в начале XV века (1415). Альбрехт Мудрый, родоначальник главной
линии династии, расширил свои владения браком с Гельвигой Кибургской.
Сын его был знаменитый Рудольф I, основатель немецкой династии
Габсбургов. В борьбе с Оттокаром Богемским он расширил свои владения
присоединением к ним Крайны, Каринтии, Штирии и других земель. Они
составили так называемое родовое имение Г. - Hausmacht. У Рудольфа было
три сына, Альбрехт, Гартман и Рудольф; сын последнего, Иоанн, известен
под именем Parricida, как убийца своего дяди Альбрехта. Император
Альбрехт I имел 5 сыновей, из которых второй - Фридрих III Красивый
(умер 1330) получил Австрию, а третий - Леопольд (умер 1326) - земли в
Эльзасе, Гельвеции и Швабии. Сыновья Фридриха Красивого умерли без
наследников; остальные сыновья Альбрехта I, Альбрехт II и Оттон (Рудольф
умер еще в 1307 г.) правили совместно. Сыновья Оттона умерли бездетными,
Альбрехт имел сыновей: Рудольфа Тирольского (умер 1365), Фридриха II
(умер 1362), Альбрехта III (умер 1395) и Леопольда III (умер 1386).
Старший из них, Рудольф IV, получил титул эрцгерцога и правил всеми
землями. Его линия (Альбертинская) царствовала в Австрии до 1457 г. У
Альбрехта III был сын Альбрехт IV (умер 1404), оставивший сына,
Альбрехта же, избранного в 1438 г. на герм. престол (умер 1439). У
последнего был сын Владислав (Posthumus), умерший бездетным в 1457 г.
Леопольд III имел 4-х сыновей, из которых двое умерло, а двое, Эрнст и
Фридрих, разделили земли Леопольдиской линии. Сын Фридриха Сигизмунд
умер в 1496 г., а сын Эрнста, Фридрих, был избран на германский престол
в 1440 г. и умер в 1493 г. Его сын Максимилиан, женившись на Марии
Бургундской, присоединил к своему дому значительную часть богатого
бургундского наследия. Он умер в 1519 г. Внук его, Карл V, сын Филиппа
Красивого и Донны Хуаны Испанской, соединил в своих руках германскую и
испанскую короны. Брат его Фердинанд получил австро-немецкие владения,
которые он расширил присоединением Венгрии и Богемии. Испанская линия
Габсбургского дома, основателем которой был Филипп II, сын Карла V,
вымерла в 1700 г., немецкая же (в мужском колене) в 1740 г. У Фердинанда
I были сыновья - Максимилиан II и Карл, отец Фердинанда II. У
Максимилиана (1564 - 76) были сыновья: Рудольф (1576 - 1612), Матфей
(1612 - 19), Максимилиан и Альбрехт. После Матфея на германский престол
вступает Штирийская линия, имевшая следующих представителей: Фердинанда
II (1619 - 37), Фердинанда III (1637 - 58), Леопольда I (1658 - 1705),
Иосифа I (1705 - 11) и Карла VI (1711 - 40; последние двое - сыновья
Леопольда 1). Карл VI передал престол своей дочери Mapии Терезии, в силу
Прагматической санкции. Она была замужем за Францем Стефаном, герцогом
Лотарингским; от этого брака родились Иосиф II (умер 1790) и Леопольд
II, родоначальник царствующего теперь в АвстроВенгрии императорского
дома.
Г. Форстен.
Гавайские или Сандвичевы острова - группа островов, лежащих в
северной части Тихого океана, между 18° 54' и 22°2(сев. шир. и 155° и
161(зап. долготы. Первое название они получили по имени наибольшего из
островов этой группы, второе дано было Куком в честь графа Сандвича -
первого лорда адмиралтейства. Г. о-ва занимают пространство в 16946 кв.
км.; наибольший из них, Гаваи, один имеет 11356 кв. м. Поверхность
островов гористая (самая высокая гора - 4200 метр.), и вулканического
происхождения, но действующие вулканы находятся на одном Гаваи: вулканы
других островов давно находятся в состоянии покоя. Климат жаркий, но
очень здоровый; температура ровная, и небо, по большей части, ясное. В
течение 9 месяцев дует северо-восточный ветер; подветренная сторона,
будучи защищена горами, освежается правильными материковыми и морскими
ветрами. В январе, феврале и марте дует сильный юго-западный ветер,
приносящий дожди южным и западным склонам островов, вообще менее
дождливым, чем северные и восточные. Раза два за зиму бывают сильные
вихри, но ураганы - никогда. Горные склоны и долины лесисты, чаще всего
встречаются: панданусы и алевриты (род орехового дерева, маслянистые
зерна которого туземцы нанизывают и употребляют как свечи), кокосовые
пальмы и самого разнообразного рода орхидеи и папоротники. Главные
растительные произведения страны: сахарный тростник, на разведение
которого американцы затратили большие капиталы, и который родится здесь
в изобилии везде, где почва достаточно влажна, есть плантации, дающие до
7 тонн сахара (1 тонна = 62 пуд.) с 1-го акра (1 акр = 0,37 десятины).
Затем рис, кофе, аррорут, получаемый из корня Tacca pinnatifida, кало
(Соclоcasia еsculenta), из корней которого приготовляется национальное
блюдо пой (роi) - главная растительная пища туземцев, так как растение
это дает обильнейший урожай; кукуруза, пшеница и самые разнообразные
плоды: ананасы, манго, гуайява и т.п. Шелковистые волокна пулу (pulu),
растущие на венчиках папоротника Cibotium, вывозятся в большом
количестве в Соединенные Штаты, где идут для набивки подушек. Из
млекопитающих , кроме найденных Куком , при открытии островов, свиней,
собак и крыс, теперь встречаются и в диком состоянии, на горах, коровы,
овцы и козы, потомки оставленных здесь Ванкувером; есть также летучие
мыши, много рыб и птиц; из пресмыкающихся - одни ящерицы. Овцеводство
составляет очень выгодный промысел; кожи служат одним из главных
предметов вывоза. Горные богатства Г. островов незначительны,
произведения вулканов бедны и состоят из серы, пиритов, хризолитов
томсонитов, гипса, медного купороса, селитры, лабрадорита и известняка.
Удобное географическое положение способствует развитию торговли Г.
о-вов, сильный толчок которой был дан торговым договором , заключенным в
1876 г. между Г. о-вами и Соединенными Штатами (так назыв. трактат
взаимности - reciprocity treaty), по которому разрешен взаимный
беспошлинный ввоз товаров. Одного сахара вывезено было из Гавай (в 1890
г. на сумму 12159565 дл. за ним следует рис, на сумму 545240 дол., и
бананы, на 176352 дол. Весь вывоз (1890) исчислялся в 13,14 милл. долл.,
ввоз - в 6,96 милл. дол. Главная торговля (91 процент) - с Соединенными
Штатами, влияние которых вообще преобладает на Г. островах. Купеческих
судов в Г. (в 1890 г.) было 57, вместимостью в 15403 тонны; из этих
судов 24 паровых. Главные предметы ввозной торговли: бакалейные товары,
красные товары, лес, машины, железные изделия и зернобобовые. Финансы
страны в хорошем состоянии. В 1890 - 92 гг. доходы = 2862505 дол.,
расходы = 2781814 дол.; внешний долг, заключенный в 1886 г. на сумму
2000000 долларов, уменьшился к 1 апреля 1890 г. до 1934000 дол. Пути
сообщения улучшаются; имеется около 90 км. железнодорожного пути,
телеграф пересекает остров по всем направлениям; телефоны также сильно
распространены. Почтовые сохранные кассы, введенные в 1890 г. имеют уже
около 2650 вкладчиков и вклады достигли суммы 1000000 долларов. Около
3200000 писем прошли через 54 почтамта Гаваи. Бумажных денег нет в
Гаваи; золотые и серебряные монеты Соед. Штатов и Гаваи - денежные знаки
государства. Постоянной армии нет, кроме небольшой роты национальной
гвардии в 120 чел.; во в случае войны король имеет право призвать под
знамена всех гавайцев, способных носить оружие. Население Гаваи (1890)
состояло из 89990 чел.; из них 34436 чел. гавайцев, 6186 метисов, 21119
белых, 15301 китаец, 12360 японцев и 588 чел. разных других
национальностей. Из белых преобладают португальцы, а за ними -
американцы. Гавайцы, несмотря на лучшие условия жизни, вымирают; при
открытии Гаваи Куком их было до 200 тыс. чел., но с тех пор каждая новая
перепись указывает на уменьшение числа туземцев. Иностранный элемент
быстро увеличивается в числе; из эмигрантов преобладают китайцы и
японцы. Туземцы принадлежат к малайско-полинезийской расе; цвет кожи их
медно-красный, волосы цвета вороньего крыла и прямые, очень редко -
слегка волнистые; борода редкая, лицо широкое, с плоским носом и
толстыми губами. Роста гавайцы выше среднего; начальники племен и их
жены замечательно высоки. Гавайцы говорят на наречии, составляющем ветвь
малайско-полинезийского языка, так что они довольно хорошо понимают
новозеландцев. Гавайский язык очень гармоничен, благодаря преобладанию
гласных; из согласных есть только: к, л, м, н, п и придыхательное h. Все
религии пользуются равноправностью; протестантское вероисповедание
преобладает; почти все туземцы христиане. Начало народному образованию
положено было миссионерами; ныне оно находится в руках правительства,
которое тратит на него (1890) 326922 доллар.; в 1890 г. было 178 школ, с
10000 учеников, по преимуществу чистокровных гавайцев. Все гавайцы умеют
читать и писать; преподавание в элементарных школах ведется на гавайском
языке, а в высших - на английском, который вводится и в элементарные
школы, где на то изъявляется желание народа. - Образ правления на
Гавайских островах - конституционно-монархический; конституция,
введенная впервые в 1840 г., изменена дополнениями 1887 г.
Законодательное собрание состоит из верхней и нижней палаты. В верхней
палате заседают 24 члена, избираемых, тайной подачей голосов, на 6 лет,
и несколько министров, назначаемых королем; депутаты верхней палаты не
получают жалованья и могут быть избираемы гражданами, имущественный ценз
которых не менее 600 дол. годового дохода или недвижимая собственность -
не менее 3000 дол. Для избирания 24 депутатов в нижнюю палату или палату
представителей не требуется никакого имущественного ценза, а только
образовательный. Депутаты эти избираются на 2 года и получают по 500
дол. в ceccию.
Главнейшие острова Гавайского архипелага: Гаваи (называвшийся в
старинных английских сочинениях - Оухихи), Мауи, Кагулауи, Ланаи,
Молокаи, Оаху, Kayau и Ниихау. Остров Гаваи вдвое больше остальных
вместе взятых и почти весь занят склонами 4 вулканов; высочайший вулкан
- Мауна Кеа, на сев. восточной стороне острова - самый высокий пункт в
Тихом океане. Действующий круглый кратер южного вулкана, Мауна-Лоа,
имеет 8000 ф. в диаметре и почти отвесные стены в 500 - 600 ф. выс.;
последнее извержение его было в 1877 году. Самый деятельный кратер в
свете находится в нескольких километрах от Мауна-Лоа, на холме Килауэа.
Столица королевства, город Гонолулу, находится на острове Оаху; из
других городов наибольшие: Ваикики, на том же острове, и Гило, на
острове Гаваи. Гило, весь скрытый за сахарными плантациями, лежит на
берегу моря и защищен от сильных приливов грядами подводных коралловых
рифов.
Г. острова открыты в 1778 г. капитаном Куком, который принят был
туземцами, и особенно их жрецами, с большим почтением, что не помешало
им убить его; но и после смерти костям его отдавались всякие почести,
пока не искоренено было идолопоклонство. Острова управлялись в то время
отдельным начальником племени. Один из них, вождь племени острова Гаваи
Камехамеха, отличавшийся умом и дальновидностью, изъявил желание, при
посещении Ванкувера, иметь европейского типа корабль, который и получил.
Через 10 лет у него их уже было 25, и они вели деятельную торговлю между
островами. Камехамеха заимствовал от европейцев огнестрельное оружие,
покорил всех других вождей этой группы островов и сделался единственным
ее правителем, под именем Камехамехи I (1789 - 1819). Он
покровительствовал развитию торговых сношений с иностранцами. Сын и
наследник его Камехамеха II объявил уничтожение табу и идолопоклонства,
что вызвало ряд возмущений; с трудом подавленных. В 1820 г. американские
христианские миссионеры начали свою пропаганду в Гонолулу; за ними
последовали английские, из которых деятельнейшим был священник Вильям
Эллис, несколько лет до того живший и проповедовавший среди туземцев
южных островов. Знание языка последних, схожего с гавайским, помогло ему
в его трудах; стараниями его создался гавайский письменный язык. Путь в
Г. был проложен английск. миссионерам подарком шкуны, сделанным
английским правительством королю Камехамехе II, который, вместе с
королевой, посетил в 1823 г. Англию, где они оба умерли от кори. При
Камехамехе III независимость Гавайского королевства была признана
Англией, Францией и Соединенными Штатами, а позже - и другими
государствами; при нем же дана была конституция. В 1872 г. династия
Камехамехи прекратилась, и на престол избран был принц Лулиуока лани, а
после - Калакауа, оба умершие без потомства. Ныне царствующая королева
Лилиуока лани, сестра Калакауа, находилась в супружестве с американцем,
губернатором острова Оаху, Джоном Доминис, умершим в 1891 г.
E. Гарднер.
Гаванна (по испански Habana) - главный город вест-индского острова
Кубы; основана в 1511 г. Веласкесом, на месте, называвшемся тогда Port
Carenas. Лежит на северном берегу западной части острова и имеет около
23000 жителей. Гавань ее, лучшая в Америке, может вместить 1000 судов;
вход в нее защищен укреплениями. Город окружен стеною; в предместьях
его, Салуде и Гваделупе, живет почти половина всего населения Г.
Главнейшие здания: католический собор, дом губернатора, адмиралтейство,
благотворительное учреждение - Casa real de beneficencio. Много церквей,
монастырей, школ, университет с медицинским и юридическим факультетами,
естественно - исторически музей, рисовальная школа и ботанический сад;
фабрики табака и сигар, имеющие всемирную известность, шоколада,
шерстяных изделий и соломенных шляп. Г. - важнейший торговый порт в
Вест-Индии. Главные предметы вывозной торговли: сахар, табак (в 1888 г.
его вывезено 182636 кип), сигары (в 1888 г. - 220 миллионов штук),
патока, пчелиный воск и мед; общая сумма вывоза главнейших предметов
(1888) - 147409175 франков. Ввезено было товаров (1888) на сумму
73079275 фр. (кукуруза, мука, рис, колониальные и мануфактурные товары,
бумажные изделия, шелк, вино, лесные материалы). Торговля главным
образом ведется с Соединенными Штатами, Испанией, Францией и Германией.
Постоянные пароходные сообщения с Нью-Йорком, Новым Орлеаном,
Филадельфией, Балтимором и с портами Испании, Франции, Англии и
Германии; с внутренними городами Г. соединена железными дорогами, в
отличие от внутренности острова, негры и их потомки не составляют
большинства жителей Г., а менее 1/4. Большинство составляют белые,
особенно испанцы. Они здесь не только чиновники, купцы и фабриканты, но
и чернорабочие. Уроженцы средней и северной Европы (англичане, немцы,
французы) гораздо менее многочисленны и не занимаются физическим трудом.
Для них климат Г. очень вреден; особенно много умирает их от желтой
горячки, которая здесь свирепствует постоянно и особенно усиливается
летом. Затем в Г. много китайских и индийских кули (чернорабочих).
Е. Гарднер.
Гавань - место на воде, при берегах морей, больших озер и рек,
имеющее или естественную защиту от волнения, будучи окружено землею, или
огражденное искусственно и представляющее удобную стоянку для судов по
свойствам грунта. Вход в Г. называется воротами. Очень часто в гаванях
для выигрыша места и для избежания столкновения между судами при
перемене ветра, суда не бросают якорь и прикрепляются к сваям. Г. по
назначению может быть: купеческая - для стоянки коммерческих судов,
военная - для военных судов и карантинная - для стоянки судов,
выдерживающих карантин. Военные Г. защищены укреплениями, часто имеют
верфи, доки, различный мастерские и проч. Иные Г. могут служить только
на несколько часов во время прилива, становясь недовольно глубокими при
отливе. В купеческих гаванях обыкновенно взимают на поддержание
искусственных сооружений пошлину, под различными названиями.
Гавот - народный французский танец, получивший художественную
обработку и заменивший менуэты в балете. В инструментальной музыке,
как-то сюитах, сонатах, Г. входил в число пьес. Глюк применил этот танец
в своей опере: "Ифигения в Авлиде". Характер Г. - народный, грациозный,
светлый, движение довольно умеренное. Деление нот в Г. не идет далее
восьмых; размер 4/4, alla breve. Г. состоит обыкновенно из двух частей;
каждая часть пишется в двухколенном складе. Вторая часть имеет характер
пасторальный и называется musette. После второй части следует повторение
первой. Г. писали Рамо, Корелли, И. С. Бах, И. X. Бах, Гендель и др.
Н. С.
Гавр (Havre или Havre de Grace) - важнейшая после Марселя торговая
гавань Франции, главный город округа в департаменте Нижней Сены, на
северной стороне устья Сены, которое здесь имеет до 9 км. ширины, при
глубине в 6,15 м., около мелового мыса La Heve; конечный пункт главной
линии французской Западной железной дороги. Г. построен правильно, имеет
девять пристаней, несколько площадей и прекрасных улиц с фонтанами;
число жителей в 1891 г. 116 тыс. Из зданий замечательны: церковь
Богоматери, построенная во второй половине XVI в., церковь С. Франсуа,
большой театр, построенный в стиле возрождения, ратуша. Перед музеем
находятся бронзовые статуи погребенных здесь Бернарден-де-С. Пьерра и
Казимира Делавиня, работы Давида (d'Angers). Торговая палата,
коммерческая школа, лицей, гидрографическая школа с обсерваторией,
ремесленная школа, городская библиотека в 30 тыс. томов, музей для
произведений искусства, древностей и естественной истории; сильно
посещаемые морские купания С. Андре, в 4 км. от города. Вход в гавань
длиной 240 м., шириной 75 - 100 м.; гавань вмещает 500 судов и состоит
из 9 отдельных бассейнов (с поверхностью 53 гект. и с 8300 м. пристани);
из них построенный в 1846 - 56 г. большой (21 гект.) бассейн Eure
принадлежит к числу лучших в свете. Гавань снабжена двумя маяками и
защищена 2 фортами, с 3 береговыми батареями. Удобному положению при
устье реки, служащей дорогой в Париж, и прекрасным качествам гавани
(единственная, кроме Шербурга, на всем северном берегу - вполне
доступная для больших судов) город обязан своим современным торговым
значением; правильное судоходство связывает его с важнейшими портами
Европы и Северной и Южной Америки, и с французскими колониями. Г.
служит, кроме того, одним из важных исходных пунктов эмиграции. Крупная
торговля, особенно кофе, хлопчатой бумагой, кожами, деревом для поделок
и красильными деревьями. Табачная фабрика, рафинадный сахарный завод,
завод для очищения керосина, заводы химические, стеклянный, кирпичные,
пивоваренные, красильные, бумагопрядильный, ткацкий, медноплавильные и
чугунно-литейные, мельницы, якорные мастерские, фабрики паровых машин,
механический лесопильный завод, три верфи для постройки судов. Г. возник
при Франциске I, в 1517 г., на месте незначительного римского поселения
(Сопstantia Castra), около часовни Notre Dame de Grace, и назывался
сначала Вилль-Франсуаз. В 1562 г. протестанты передали город англичанам,
но в 1564 г. он был снова возвращен Франции. Гавань была сделана
доступной для больших судов, благодаря Ришелье и Вобану. Уже в 1572 г.
Г. был значительным торговым пунктом и посылал суда к Ньюфаундленду и
Шпицбергену для ловли трески и китов.
Гавриил, т. е. муж Божий, один из семи архангелов, истолковавший сон
пророка Даниила, благовествовавший Зaxapию рождение Иоанна, Пресвятой
Деве Mapии - рождение Спасителя. Ему отводится также видное место в
талмудической литературе. По магометанским сказаниям, он один из четырех
ангелов, пользующихся особым благоволением Божиим; он заносит в книгу
решения Бога и сообщил Магомету весь Коран.
Гагары (Colymbus). - К роду гагара принадлежат крупные морские птицы
холодного пояса северного полушария, из отряда плавающих, группы
короткокрылых (Urinatores, Brevipennes). Вместе с нырцами (Podiceps),
гагары составляют особое семейство гагаровых (Colymbidae),
характеризующееся прямым, острым, довольно длинным клювом и кожистой
оторочкой заднего пальца. Собственно Г. отличаются полной плавательной
перепонкой и коротким хвостом из 18 - 20 хорошо развитых рулевых перьев;
тело длинное, вальковатое; ноги приближены к заднему концу тела. Г.
плавают и ныряют чрезвычайно искусно, оставаясь под водою до 8 минут;
большую часть времени проводят в воде; питаются рыбой; на сушу выходят
редко. Г. - настоящие морские птицы, но гнездятся по берегам и островам
пресных вод и, кроме того, попадаются на пресных водах во время зимних
перекочевок. Гнездо построено очень неискусно, из тростника и хвощей,
около самой воды; самка кладет два удлиненных яйца зеленоватого цвета, с
серыми и бурыми пятнами и высиживает их, чередуясь с самцом. Из
немногочисленных видов этого рода в России водятся: 1) Гагара ледовитая
или черноголовая (С. glacialis), самый крупный вид, приблизительно 3
фута длиной и 5 ф. в размахе крыльев; в брачном наряде сверху черная с
белыми пятнами, снизу белая, голова и шея зеленевато-черные, на шее
черные и белые полоски; зимняя одежда без белых пятен сверху; живет
летом на крайнем севере Старого Света, не южнее 59° с. ш.; зимой
залетает и в среднюю Европу. 2) Г. полярная или полосатая (С. агcticus)
несколько меньшие, до 21/2 футов; голова и шея серые; бока шеи с
длинными продольными полосками; тело сверху черное (белые пятна лишь
местами), снизу белое; водится более на Востоке и, за исключением
России, в Европе летом встречается мало, но залетает зимой. 3) Наиболее
обыкновенный вид Г. краснозобая (С. Septentrionalis) еще меньше (до 26
дюймов); голова и шея серые; передняя часть шеи краснобурая; на шее
черные и белые полоски; тело сверху чернобурое, снизу белое; водится в
поясе от 60 до 78° с. ш. вокруг всей земли (циркумполярный вид), зимой
перекочевывает в южные моря, озера и реки. И. Книпович.
Гагры - укрепление на восточном берегу Черного моря, в Кутаисской
губ., Сухумского округа, при впадении в море речки Жуэ-квара, у подножья
высоких гор; со стороны моря находится глубокий Гагринский рейд. Близ Г.
растет в диком состоянии маслина. Теснина, в которой находятся Г.,
служила прежде единственным сухопутным береговым сообщением абхазцев с
черкесскими племенами. В июле 1830 г. послан был для занятия этой
теснины небольшой отряд наших войск, под начальством генерал-мaйopa
Гессе. Отправленный на судах из Сухум-кале, он высадился на берег под
ружейным огнем черкесов и немедленно приступил к постройке укрепления,
близ найденных в теснине развалин древнего монастыря. Гарнизон Г.
составляли три роты одного из бывших черноморских линейных батальонов.
Большую часть года они были отрезаны от всяких сообщений, так как
гагринский рейд открыт всем ветрам и судам подходит к берегу весьма
трудно, а в глубь страны нельзя было отойти от укрепления даже на самое
малое расстояние, не рискуя быть убитым или захваченным в плен. Все это
делало жизнь гарнизона крайне тяжелою и способствовало развитию болезней
в необычайных размерах. В начале Восточной войны 1853 - 56 гг.
укрепление Г. было упразднено и разрушено.
Гадюки (Viperidae) составляют одно из 2-х семейств подотряда
трубчатозубых змей (Solenoglypha); отличием от другого семейства той же
группы ямкоголовых (Сгоtalidae) является отсутствие ямок между глазами и
ноздрями. Г. живут исключительно в Старом свете, весьма ядовиты, ведут
ночной образ жизни, днем ленивы и неподвижны и подстерегают добычу,
неподвижно лежа свернувшись, ночью быстро ползают и гоняются за добычей,
состоящей преимущественно из теплокровных животных; рождают живых
детенышей. К роду Pelias, отличающемуся покрытой щитками головою,
округленным концом рыла и одним рядом чешуй между глазом и губными
щитками, принадлежит обыкновенная гадюка (Pelias berus), единственный
представитель этого рода. Это самая обыкновенная ядовитая змея. Самцы
отличаются более коротким и тонким телом и относительно более длинным
хвостом, длина их доходит до 66 сантиметр. (обыкновенно меньше); длина
самок доходит до 75 см., полагают, даже до 90. Цвет бывает от светлого
буроватого до черного; нижняя сторона по большей части темно-серая или
черная; вдоль спины тянется извилистая темная полоса, иногда состоящая
из отдельных пятен, и кроме того боковые ряды пятен; самки вообще темнее
самцов. Глаза огненно-красного цвета с вертикальным щелевидным зрачком.
Область распространения гадюки весьма велика: она встречается от
Португалии до Сахалина включительно и от Средиземного моря и Закавказья
до Архангельской губернии и северной Скандинавии (до 67°с. ш.); в Альпах
она восходит до 2000 м. над уровнем моря. Гадюка водится в местах,
освещаемых солнцем, питается преимущественно мышами; при совокуплении
много гадюк собираются вместе и свиваются в один клубок: Г. откладывает
яйца, из которых немедленно выходят 5 - 14 детенышей. Опасность от
укушения зависит от погоды (в жаркую укушение более опасно), от величины
змеи, от того, давно ли она жалила; на юге укушение опаснее. Последствия
могут быть весьма различны: по большей части укушенный выздоравливает
совершенно; в других случаях укушенный долго, иногда всю жизнь, страдает
от ужаления, наконец иногда наступает смерть. Средства от укушения:
высасывание ранки (если во рту нет ранок), выжигание или промывание
нашатырным спиртом и т.п., перевязка укушенной части выше места
укушения, наконец считается очень полезным давать укушенному пить
большое количество крепких спиртных напитков. Род Випера (Vipera)
отличается головой, покрытой чешуйками, несколько загнутой вверх
верхушкой рыла и по крайней мере 2мя рядами чешуй между глазом и губными
щитками. Сюда относятся: Vipera Redii s. aspis, такой же величины, как
обыкновенная Г., от светло-буроватого до меднокрасного цвета, с рядом
пятен на спине; водится в южной Европе, особенно в южной Франции,
Италии, Швейцарии, и в северной Африке. Песчаная випера (V. ammodytes)
отличается кожистым, рогообразным придатком на конце рыла, покрытым
чешуями; по цвету похожа на гадюку, но общий фон - желтобуроватый, часто
с красноватым или розовым оттенком; в длину достигает иногда 1 м.;
водится во всех странах вокруг Средиземного моря, преимущественно в
гористых местностях, особенно в Каринтии, Штирии и южной Австрии; у нас
попадается в Закавказье, где также попадаются, кроме того: V.
euphratica, буро-серого цвета, с темными пятнами, длиною до 137 и даже
150 см., и V. xanthina, буро-серого цвета с темными пятнами и полосками,
до 74 см. длиною. Оба эти вида водятся, кроме того, в Малой Азии, а
первый и в северной Африке.

Рогатая випера (V. cerastes s. Cerastes aegyptiacus) отличается двумя
небольшими рожками над глазами; длина ее 65 - 70 см.; цвет желтый с
более темными пятнами и полосками. Живет во всей северо-восточной
Африке, Каменистой и Счастливой Аравии. Эта випера обладает способностью
необыкновенно быстро (в 10 - 20 сек.) зарываться в песок; обыкновенно
она лежит зарывшись в песок, так что видны лишь рожки, глаза и разве
часть спины. К близкому роду Echi принадлежит эфа - египтян, афаэ -
индусов (Echis arenicola), небольшая (не более 60 см.), тонкая змея,
сверху светлого буро-желтоватого цвета, с пятнами и полосками
темно-бурого и черного цвета, снизу светло-желтого с черными пятнами.
Водится во всей северной и средней Африке, Палестине, Аравии, Персии,
Аралокаспийских степях и Индии; очень ядовита. Н.Книпович.
Газель (Antilope [Gazella] dorcas Licht.) принадлежит к подсемейству
антилоп (Аntilopina), к семейству полорогих (Cavicornia) отряда
парнокопытных, подотряда жвачных (Ruminantia), млекопитающих . Имеет
слезные ямки, короткий хвост, два сосца; рога у обоих полов, хвост
короткий. По величине Г. уступает дикой козе (козуле), но гораздо
стройнее ее. Старые самцы достигают 1,3 метра длины, из коих 0,2 метра
приходится на хвост; высота в плечах 60 см. Спина слабо изогнутая, в
крестце выше, чем в плечах; хвост довольно длинный, волосистый на конце,
ноги тонкие и стройные. Длина ушей составляет около 3/4 длины головы:
основной цвет песчано-желтый (цвет пустыни), переходящий на спине и
ногах в более темный красно-бурый. Брюхо чисто белого цвета, ограничено
темной полосой от верхней части тела. Голова светлее спины; от угла глаз
до верхней губы тянется с каждой стороны по бурой полосе; горло, губы,
кольцо вокруг глаз - желто-белые; кончик хвоста черный. У персидских Г.
цвет более серого оттенка. Рога черные, с 11 - 12 кольцами, идут вверх и
немного назад, но концы их загнуты вперед и внутрь; спереди рога
напоминают по форме лиру; у самца они сильнее развиты. Область
распространения Г. занимает собой всю северную Африку, от Средиземного
моря до Абиссинии и саваны Центральной Африки, затем юго-западную Азию -
Аравию и Сирию. В Персии и Средней Азии она заменяется близким видом (А.
subgutturoba). Полоса пустынь с пограничными степями составляет родину
газели; любимое местопребывание ее - холмистые участки пустыни с
разбросано растущими мимозами. Г. держатся семействами или небольшими
стадами. Они пасутся всегда днем, лишь в самые жаркие часы прячась в
тени мимозы; цвет их тела настолько подходит к цвету пустыни, что
лежащих газелей трудно заметить даже привычному глазу. Бег газелей
необычайно легок и быстр; но там, где они не напуганы преследованием,
охотнику не представляется труда подъехать к ним на выстрел. В период
течки (в северной Африке с августа по октябрь, далее на юге с октября по
конец декабря) самцы бьются между собою из-за самки, которая достается
победителю. Беременность длится 5 - 6 месяцев; приносит самка всегда
одного детеныша. Г., пойманные молодыми, легко становятся совершенно
ручными; и подолгу живут в неволе; древние египтяне держали их целые
стада, наравне с домашними животными. Повсюду на Востоке с древнейших
времен Г. пользуются широкою популярностью; в восточной поэзии красота
Г., особенно их глаз, служит постоянным источником сравнения при
описании женской красоты. Беременные женщины стараются засматриваться на
глаза Г., чтобы передать красоту их своему ребенку. Повсюду Г.
преследуются из-за мяса и шкуры; за ними охотятся с ружьями или с
борзыми собаками; но высший род спорта, доступный только богатым людям,
составляет охота на Г. с соколами.
В. Фаусек.
Газон, мурава - дерн, покрывающий поверхность лужаек, располагаемых в
ландшафтных или декоративных садах и парках между группами деревьев и
кустарников, или между куртинами цветочных растений. Возможно большая
ровность, отсутствие углублений и возвышений, однородность
растительности с низким и тонким стеблем, кустистость и равномерный ее
рост составляют обыкновенные требования, предъявляемые к хорошо
устроенному Г. Относительно почвы Г. лучше удаются на плотных почвах,
чем на легких, рыхлых. При закладке их следует прежде всего обратить
внимание на удаление из почвы излишней влаги надлежащим устройством
водостоков, что особенно важно в сыром, суровом климате, где сильно
портит Г. появление на них мха, для уничтожения которого приходится
разбрасывать после дождя известь. Не менее важно хорошее взрыхление
почвы, для чего она обрабатывается большею частью ручным способом -
вскапыванием - еще с осени, чтобы, после выравнивания поверхности,
улеглась зимою и достаточно уплотнилась к весне. Поселение травянистой
растительности может быть произведено застилкою лужаек дернинами или
посевом. Первый способ успешно применяется только тогда, если вблизи
есть где заготовить пригодный дерн, при чем следует позаботиться, чтобы
все дернины были, по возможности, одинаковой толщины и после укладки на
место хорошо приколочены деревянной колотушкой. Лучшее результаты в
большинстве случаев получаются при посеве газонных трав, между которыми
наиболее пригодными считаются: манна разнолистная (Festuca
heterophylla), высеваемая около фунта на 25 - 30. квадр. саж.: луговик
дернистый (Aira flexuosa) и луговик-щучка (Aira caespitosa) - сильно
кустистый, низкого роста, который высевается в таком же количестве, как
манна; английский рейграсс (Lalium perenne) с тонкими листьями и
стеблями - фунт семян на 12 - 20 квадр. саж.; обыкновенный гребенник
(Суnosurus cristatus), образующий прекрасный подсед под другими травами
и очень хорошо выносящий топтание - фунт семян на 24 - 40 квадр. саж., и
друг. Эта травы большею частью высеваются в смеси (около фунта семян на
20 квадр. саж.). Посев производится осенью или весною в тихую погоду и
сопровождается легким прикрытием семян землею, заволакивая граблями;
когда покажутся всходы, укатывают их тяжелым катком. Для лучшего роста
травы полезно посыпать Г. весною или осенью хорошо удобренной землей или
компостом, а для ровного роста срезают траву скашиванием или подстригают
ее ножницами, или, еще лучше, особенного рода машиною - газонокосилкой.
Гайдн (Joseph Haydn) - знаменитый композитор, родился в 1732 г. в
местечке Рорау в Австрии; первоначальное музыкальное образование получил
у Рейтера, директора капеллы собора св. Стефана в Вене. Крутой нрав
Рейтера заставил Г. покинуть капеллу и приютиться у некоего Келлера,
который из сострадания не отказал ему в помещении. Несмотря на тяжелое
положение, Г. усердно занимался изучением творений Эммануила Баха и
теорией композиции. Ему удалось сблизиться с известным музыкантом
Порпорою, занятия с которым были для него очень полезны. Написанные им в
это время сонаты для клавесина были изданы и обратили на себя внимание.
Первыми крупными его сочинениями были симфония (первая) и опера
"Хромоногий бес". С 1760 г. начинается еще более обширная художественная
деятельность Г., получившего место капельмейстера у князей Эстергази.
Две поездки в Лондон, где он для концертов Соломона написал свои лучшие
симфонии, еще более упрочили славу Г. Затем Г. поселился в Вене, где и
написал свои две знаменитые оратории: "Сотворение Мира" и "Четыре
времени года". Эти две обширные композиции и три квартета для струнных
инструментов были последними произведениями Г., который умер в 1809
году. Композиторская деятельность Г. отличалась замечательной
плодовитостью: 118 симфоний, 163 пьесы для баритона, 19 месс, 83
квартета для струнных инструментов, 44 сонаты, 8 немецких опер, 14
итальянских далеко не исчерпывают всего, что написал Г., число сочинений
которого доходит до 800. Он пробовал свои силы во всех родах
музыкального сочинения, но не во всех жанрах его творчество проявлялось
с одинаковой силой. В области инструментальной музыки Г. по
справедливости считается одним из крупнейших композиторов второй
половины XVIII и начала XIX столетий. В инструментовке Г. открыл новые
пути; никто до него не понимал так тонко оркестровый колорит. В
симфониях и квартетах он с удивительным мастерством разрабатывал свои
мысли, простые и своеобразные. В особенности лондонские симфонии и
квартеты следует считать образцами, имеющими большое воспитательное
значение для музыканта. В операх Г. далее прекрасной фактуры не шел;
драматический стиль был ему чужд. Несмотря на то, что Г. был чрезвычайно
религиозен, в церковных произведениях он редко доходил до настоящего
церковного стиля. Его мессы носят светский характер. Более доступны
дарованию Г. оратории, в которых встречаются страницы чудной красоты.
Под конец жизни Г. пользовался громадной популярностью. Ср. Dies,
"Haydn's Biographie" (Вена, 1810); Ludwig, "Joseph Haydn. Ein
Lebensbild"(Нордг., 1867); Pohl, "Mozart und Haydn in London" (Вена,
1867); его же, "Joseph H. "(Берл., 1875).
Н. С.
Гайдуки (от венгерск. слова hajdu - погонщики). В Венгрии
первоначально назывались так пастухи, затем мадьяры, сербы и валахи,
которые бежали от притеснений турок в леса и оттуда вели партизанскую
войну, и, наконец, пешие легковооруженные воины. Г. составляли пехотную
милицию, которую мог нанимать всякий состоятельный владелец. В 1605 г.
Бочкай отвел им земли и даровал им значительные привилегии, которые в
1613 г. были подтверждены сеймом. До новейшего времени Г. пользовались
всеми дворянскими правами, кроме свободы от податей. Поселения Г. уже в
XVII ст. потерявшие свое военное значение, составляли автономный
Гайдуков округ, занимавший 966 кв. км. с населением в 62914 чел. (1869).
В 1876 г. он вошел в состав комитета Гайду. От Г. получила название
венгерская пехота, при Стефане Батории проникшая и в Польшу. В XVIII
стол. Г. стали называться в Венгрии судебные прислужники присутственных
мест и драбанты магнатов, а при немецких дворах - лакеи и т. п.
прислужники, которые выбирались из людей рослых; в России при Петре I Г.
назывались конные барские лакеи. У южных славян Г. назывались люди,
уходившие в горы и леса с целью мстить за притеснения турок. Сербск.
ajduk, болгарск. айдутин, турецк. арамия, греческ. клефт - разные
названия этого класса людей; аналогичное явление представляют
далматинские ускоки Г. - не простой разбойник; он - "мома" (молодец),
"юнак" (добрый молодец, богатырь), как наш запорожец был "лыцарь". Таким
выступает он в южно-славянском эпосе, в котором он следует
непосредственно за старыми героями, царями, князьями и банами; "юнацкие
песни" новейшего периода - по преимуществу гайдуцкие. У сербов и болгар
походы открывались с Юрьева дня (весеннего); по зимам Г. жили скрытно
дома или у своих друзей. В походе болгарские Г. носили одежду
обыкновенную и простую, cepбcкиe Г., напротив, одевались в платье,
расшитое разноцветными украшениями, на груди носили бляхи или крупные
серебряные монеты, а на голове - шелковые шапки, с большою, падавшею на
грудь кистью. Г. действует иногда один, но чаще набирает себе дружину
(чету) или пристает к готовой. Численность дружины не превышала 30
человек; в болгарских песнях число дружинников доводится до 300, но это,
вероятно, эпическая гипербола. В случае нужды, четы соединялись и
помогали друг другу. Каждая дружина имела свое знамя (байрак) и своего
предводителя - арамбашу. Добыча делилась поровну. Составляя чету,
дружинники приносили клятву в соблюдении справедливости, верности
данному слову и обету - мстить за неправду и кровь неповинных жертв
турецкого ига. В дружину принимался не всякий приходящий, а лишь
испытанный юнак. Песни изображают гайдуков людьми набожными,
благочестивыми. Гайдучество считалось своего рода подвижничеством, в
продолжение которого Г., как наши запорожцы, избегали женского общества.
Но девушки, в сопровождении своих родных, могли сами становиться Г. и
даже предводительствовать четами. В болгарских песнях воспеваются
"войвода Бояна", "мома Елена" и др. В конце прошлого столетия известна
была Сирма-войводка, предводившая отрядом Г., которые долго не знали,
что их начальник - женщина. Г. действовали на турок страхом мщения и
этим отчасти сдерживали их хищничество. Сознание своей независимости и
уверенность в народном сочувствии делали Г. настоящей судебной властью.
Гайдуцкий суд происходил на общем собрании дружинников. Гайдуки зорко
следили за всем, что делается в городах и селах, грабили и убивали злых
турок, смотрели и за своими соотечественниками, кнезами, кметами и
купцами - помогают ли они бедным в нужде, защищают ли от турок. Не
всегда они сразу принимали крутые меры; иногда они отправляли
"гласоношу" или "книгоношу" (письмоносца), с предостережением об
исправлении несправедливости в назначенный ими срок. По отношению к
изменникам ("отпадникам", "отлюдам") Г. были беспощадны. Они всегда
оставляли неприкосновенным девичье приданое; ограбить девицу, по их
мнению, было то же, что ограбить церковь. Народ считал подвиги Г.
настоящими делами христианской добродетели; он верил, что "пока есть в
лесу Г., до тех пор будет и правда". Когда народное негодование на
притеснителей перешло, в Сербии, в восстание, Г. явились его
естественными предводителями: знаменитый Георгий Черный бывал Г., Милош
- также. Знаменитейший из болгарских Г. - известный писатель Георгий
Раковский. Пойманного Г. турки сажали на кол; обыкновенно ему
предлагалось для спасения жизни принять магометанство, но это
отвергалось им с презрением. Кроме сборников песен сербских и
болгарских, см. соч. бывшего болг. Г. Панайота Хитова: "Мое-то путувание
по Стара планина и животописание-то на некои Булгарски стари и нови
воеводи", изд. под ред. Л. Каравелова (Бухар. 1872; русск, перев. в
"Славянском Сборнике", т. II, Спб. 1877); А. Пыпин, "Герцеговинские Г.
сто лет тому назад" ("Вестн. Европы", 1877, № 6).
Галатея (Galateia): - 1) дочь Нерея и Дориды, морская нимфа,
олицетворение спокойного и блестящего моря. Позднейшие поэты (Феокрит,
Овидий) обрабатывали миф о любви к ней циклопа Полифема. Г. любит
прекрасного Акида, сына Фавна и Симайеиды. Из ревности циклоп убивает
Акида, который превращается в источник. 2) дочь Еврития, супруга Ламира
Фестского, на Крите. Чтобы скрыть от мужа рождение дочери, обреченной им
на гибель, она, по совету предсказателей, решила воспитать ее как
мальчика и назвала ребенка Левкиппом. Когда обман был обнаружен, Г.
вместе с дочерью бежала в храм Латоны, и богиня, тронутая ее мольбами,
действительно превратила девочку в мальчика.
Галеви (Jacob Halevy) - оперный композитор, по происхождению еврей,
родился в 1799 г. в Париже. В числе его учителей был Керубини. Г.
написал значительное число опер, "De profundis" и несколько других
произведений. Громкую известность он получил после появления оперы
"Жидовка" (1835), которая сохранилась в репертуаре до сих пор. В этой
опере драматически талант Г. выступает с наибольшей силой. Другие его
оперы, имевшие в свое время значительный успех - "Молния", "Кипрская
королева", "Карл VI" и пр. - в настоящее время забыты. Г. был
профессором парижской консерватории. Гуно, Массе и многие другие были
его учениками. Умер в 1862 г.
М.П.
Гален (Клавдий) - после Гиппократа знаменитейший врач древности, род.
131 по Р. X. в Пергаме, сын архитектора Никона. Г. после основательного
и полного изучения философии у сторонников четырех главных школ того
времени: стоической, платоновской, перипатетической и эпикурейской, на
17 г. жизни, приступил к изучению врачебного искусства, занимаясь у
разных знаменитых врачей в своем родном городе, Смирне и Коринфе. Затем,
для расширения своих познаний, он предпринял путешествие в Ликию и
Палестину, после чего жил долгое время в Александрии, средоточии
тогдашнего ученого мира, чтобы усовершенствоваться здесь преимущественно
в анатомии. Возвратясь в 158 г. по Р. X. в Пергам, он занял место врача
при гладиаторах. В 164 г., вследствие одного возмущения, он удалился в
Рим, где вскоре приобрел громкую известность удачной врачебной практикой
и чтениями по физиологии. В 167 или 168 г. он возвратился в Пергам, но
уже в следующем году был призван императорами Марком Аврелием и Луцием
Вером в Аквилею, а по смерти последнего Марк Аврелий пригласил Г.
сопровождать его в Германию, от чего он отказался, оставшись в Риме
медиком Коммода. Здесь он воспользовался досугом для окончательной
разработки многих сочинений, из которых большая часть погибла во время
большого пожара, бывшего в 191 г. Он жил в Риме еще при императорах
Пертинаксе и Септиме Севере и умер около 200 г. в Риме или Пергаме. Г.
занимает независимое положение в качестве философа: он был эклектик,
державшийся основ перипатетической философии. Но гораздо большею славою
он пользовался в качестве врача. Главная его заслуга состоит в
разработке анатомии и физиологии, посредством которой он положил прочное
основание для патологи и мел такое могущественное влияние на последующее
время, что до Парацельса считался неоспоримым авторитетом для всех
медицинских школ. Г. написал не менее 300 сочинений, по большей части
медицинского и отчасти философского содержания. Но из 200 сочинений,
дошедших до нас под его именем, лишь немного более половины считаются
подлинными. Многие из ненапечатанных доселе произведений его,
повидимому, еще хранятся в библиотеках. Самое полное изданиe его
сочинений сделано Кюном (Лейпциг, 1821 - 33). С тех пор отдельные
сочинения Г. выходили новыми изданиями, как например "Eisagwgh
dialektikh", изд. Минаса (Пар. 1844), отрывки из его комментариев к
Тимеосу Платону, изд. Даремберга (Пар. 1848), сочинение: "De partibus
philosophiae", изд. Вельмана (Берл. 1882); другие выходили в критически
исправленных изданиях, как например, его сочинение: "De placitis
Hippocratis et Platonis", изд. Ив. Мюллера (Лейпциг, 1874 г. с полным
текстом). Немецкие переводы отдельных сочинений сделаны были Шпренгелем
и Нёльдеке, французский перевод многих: "Oeuvres anatomiques,
physiologiques et philosophiques" (2 т., Пар. 1854 - 56) Дарембергом.
Галилей (Calileo Galilei). - Род Галилея принадлежал к числу
флорентийских нобилей; первоначальная фамилия предков его была Bonajuti,
но один из них, Галилео Бонажути, врач, достигнув звания гонфалоньера
юстиции Флорентийской республики, стал называться Galileo dei Galilei и
эта фамилия перешла к его потомкам. Винченцо, отец Галилея, житель
Флоренции, в 1564 году временно проживал в Пизе с своею женою и здесь у
них родился сын, прославивший свое имя открытием законов движения
падающих тел и тем положивший первое начало той части механики, которая
называется динамикою. Сам Винченцо был весьма сведущ по литературе и
теории музыки; он тщательно занялся воспитанием и обучением своего
старшего сына. 16-ти лет от роду Галилей был отправлен в пизанский
университет для слушания курса философии, с тем, чтобы он потом занялся
изучением медицины. В то время в науке господствовало учение
перипатетиков, основанное на философии Аристотеля, искаженное
переписчиками и толкователями. Метод перипатетиков для объяснения
явлений природы был следующий . Прежде всего исходили из гипотез или
положений, прямо почерпнутых из сочинений Аристотеля и из них, путем
силлогизмов, выводили заключения относительно того, как должны
происходить те или другие явления природы; к поверке же этих заключений
путем опыта не прибегали вовсе. Следуя такому пути, перипатетики были,
напр., убеждены и учили других, что тело, весящее в десять раз более
другого тела, падает в десять раз быстрее. Надо думать, что Г. не
удовлетворяла такая философия; с ранних лет в нем проявлялось стремление
истинного естествоиспытателя. Когда ему еще не было 19-ти лет, он уже
подметил, что продолжительность малых качаний маятника не зависит от
величины размахов; это наблюдение было им сделано в соборе над
уменьшающимися качаниями люстры, причем время он измерял биениями
собственного пульса.
Г. заинтересовался в особенности математикою и ему представился
случай приобрести учителя в лице Риччи (Ricci), преподававшего
математику пажам великого герцога Тосканы. Одно время двор герцога имел
пребывание в Пизе, и Риччи был знаком с отцом Г. Под руководством своего
учителя Г. хорошо ознакомился с "Элементами геометрии" Эвклида и потом
сам изучал творения Архимеда. Чтение гидростатики Архимеда навело Г. на
мысль устройства гидростатических весов для измерения удельного веса
тел. Копия с написанного им об этом предмете мемуара попала в руки Гвидо
Убальди, маркиза дель Монте, уже прославившегося тогда своим сочинением
по статике простых машин. Гвидо Убальди подметил в авторе мемуара
крупный талант и, после ближайшего знакомства с самим Г., рекомендовал
его Фердинанду Медичи, великому герцогу, регенту Тосканы. Такое
покровительство дало Г. возможность вступить 25-ти лет от роду (1689) на
кафедру математики пизанского университета. Вскоре после своего
назначения он произвел ряд опытов над падением тел по вертикальной линии
(с пизанской наклонной башни), причем открыл закон возрастания скорости
падающего тела пропорционально времени и независимо от веса тела. Свои
открытия он изложил на публичных чтениях, демонстрируя найденные им
законы опытами, производимыми перед присутствовавшими, в числе которых
было несколько членов университета. Противоречие результатов, полученных
Г., с общепринятыми тогда воззрениями последователей Аристотеля,
возбудили неудовольствие и раздражение последних против Г. и вскоре
представился повод к его удалению с кафедры за неодобрительный отзыв,
данный им относительно нелепого проекта какой-то машины, поданого одним
из побочных сыновей Козьмы I-го Медичи.
В то же самое время оказалась вакантною кафедра математики в Падуе,
куда, по ходатайству маркиза дель Монте, дож Венеции назначил Г. в 1592
г.; здесь он работал до 1610 г., окруженный своими учениками и многими
друзьями, из числа которых некоторые интересовались физикою и принимали
участие в занятиях Г.; таковы, напр., были Фра Паоло Сарпи, генеральный
прокурор ордена Сервитов, и Сагредо, впоследствии дож Венеции. В течение
этого времени Г. придумал пропорциональный циркуль особого устройства,
назначение и употребление которого, описано им в сочинении: "Le
operazioni del compasso geometrico militare" (1606); далее, в это время
написаны: "Discorso intorno alle cose che stanno in su l'acqua et che in
quella si muovono", "Trattato della scienza mecanica e della utilita che
si traggono dagli istromenti di quella" и "Siderus nuncius, magna
longeque admirabilia spectacula". В это же время Г. изобрел воздушный
термометр и устроил телескоп, увеличивающий в 30 раз. Первое открытие
устройства зрительной трубы из двух двояковыпуклых стекол принадлежит
голландцу Якову Метиусу, человеку неученому, сделавшему свое открытие
случайно; Г. услышал об этом открытии и, руководствуясь теоретическими
соображениями, придумал устройство трубы, составленной из
плоско-выпуклого и плоско-вогнутого стекол. С помощью этого телескопа Г.
сделал открытия, описанные в "Siderus nuncius", а именно: что Луна
обращена всегда одною своею стороною к Земле; что она покрыта горами,
высоты которых он измерил по величинам их теней; что Юпитер имеет
четырех спутников, времена обращения которых он определил и дал мысль
пользоваться их затмениями для определения долгот на море. Он же открыл,
что Сатурн снабжен выступами, под видом которых ему казалась система
колец этой планеты; что на Солнце появляются пятна, наблюдая движения
которых он определил время обращения этого светила вокруг его оси.
Наконец, уже впоследствии, во Флоренции, он наблюдал фазы Венеры и
изменения видимого диаметра Марса. В 1612 г. он устроил первый
микроскоп.
Несмотря на то, что среди перипатетиков у него было много
ожесточенных врагов, и что в то время церковь была на стороне учения
Аристотеля, признавая учение последнего за неопровержимую истину во
всем, что не касается догмата, Г. нашел себе сторонников и в Риме среди
высших лиц курии; таковы были, между прочими, кардинал Беллармини и
кардинал Барберини, впоследствии папа Урбан VIII. Несмотря на
расположение к нему этих лиц, на покровительство великого герцога
Тосканы, пригласившего его во Флоренцию с большим по тому времени
содержанием и с дарованием ему звания первого математика и философа его
высочества, Г. был привлечен к суду церкви за приверженность к
еретическому учению Коперника о движении Земли, высказанную в сочинении:
"Dialogo intorno ai due massimi sistemi del mondo" (1632). Сочинение это
написано в форме разговора трех лиц, двое из которых: Сагредо и
Сальвиати носят имена двух друзей Г., третье же называется Симплицио.
Первые два излагают и развивают мысли Г. и объясняют их Симплицио,
который приводит возражения в духе перипатетиков. Сторонники последних
успели убедить папу Урбана VIII, что под Симплицио подразумевается он
сам, папа. В 1633 г. перед особою чрезвычайною коммисиею Г. должен был,
стоя на коленях и положа руку на Евангелие, принести присягу в том, что
он отрекается от ереси Коперника. Сохранилось предание, что будто бы
Галилей, встав на ноги, произнес: "E pur si muove" (а все-таки она
движется), но это едва ли справедливо, так как он был окружен злейшими

<<

стр. 48
(всего 253)

СОДЕРЖАНИЕ

>>