<<

стр. 5
(всего 253)

СОДЕРЖАНИЕ

>>

положения об акционерных обществах. Спб., 1873). Само правительство
пришло к сознанию о необходимости изменения этого законодательства. В
1866 г. при министерстве финансов устроена была для разъяснения этого
вопроса комиссия, составившая новый проект, обнародованный в 1870 г.
Этот проект сохранил в силе существующее до сих пор положение о
необходимости правительственного разрешения для каждой акционерной
компании. Для рассмотрения этого проекта составлена в 1871 г. новая
комиссия, которая, не соглашаясь с основными положениями того проекта,
составила новый проект положения об акционерных обществах. Этот новый
проект, при некотором обилии совершенно лишних для закона определений и
вообще при допущении излишних для устава подробностей, стремится
провести в русское законодательство те начала, которые признаны уже во
всех западноевропейских кодексах, кроме итальянского, и которыми
обеспечивается возможность избежать излишних совершенно формальностей
при устроении акционерного общества. Главные начала этого проекта
заключаются в следующем: 1) Выделяя из акционерных компаний такие,
которые, открываясь для предприятий, соединенных с какими либо
преимущественными пли исключительными правами или с пособием от
правительства или от земства, города или общественных учреждений
(кредитные и банкирские дела, страховые и некоторые комиссионерские),
могут быть допускаемы только с особого Высочайшего разрешения, - проект
предлагает для всех остальных ограничиваться требованием заявки. Для
принятия таких заявок прелагается учредить при департаменте торговли и
мануфактур явочный отдел акционерных обществ. При этом отделе должна
быть содержима главная книга акционерных обществ, в которую должны быть
заносимы все без исключения акционерные общества. Явочный отдел о каждой
заявке делает публикации и содержит центральный акционерный архив. 2)
Удерживая для акционерных компаний только именные акции, предлагается
узаконить вошедший в обычай способ передачи их посредством бланковой
надписи. 3) Предлагая нормальные правила, с которыми должен
согласоваться каждый устав, составляемый новою компанией, в проекте
допускается учреждение, кроме правления, особенного совета или
постоянного наблюдательного комитета. 4) Признается невозможным
допустить форму акционерных обществ командитных, т. е. товарищества на
вере с вкладчиками в виде акционеров. (Этот проект и объяснительная к
нему записка обнародованы в "Прав. В." 1872, №146 148,149, 150,
161,154).
В 1863 г. предоставлено французским акционерным обществам (анонимным)
и другим товариществам с ограниченною ответственностью пользоваться
всеми их правами и в том числе правами судебной защиты, сообразуясь с
русскими законами. В 1865 г. это распространено и на бельгийские
общества с тем, если бельгийское правительство предоставить равномерную
льготу компаниям, законоучрежденным в России, при чем министру
иностранных дел предоставлено право, по соглашению с министерством
финансов, заключать подобные же условия и с другими государствами, не
испрашивая на то особого разрешения чрез Государственный Совет (2139,
примеч.).
III. Историческая сторона дела. Предшественниками акционерных
компаний были римские общества, бравшие в аренду подати. Эти общества
были однако же по существу негласными и основывались на обязательности
отношений между членами, хотя и имели некоторые особенности. С гораздо
большим правом сравниваются с акционерными компаниями немецкие общества
или товарищества для разработки рудников. На торговой почве развились
прежде всего командитные общества Commenda, в которых один из
контрагентов ссужал другому деньги или товары для торгового путешествия,
под условием участия в прибылях. Так, по судоходному праву в Амальфи
существовало общество Colonna, капитал которого был составлен многими
пайщиками, выдававшими ссуды капитанам судов. Непосредственными
предшественниками акционерных компаний были в Италии крупные союзы
капиталистов, которые назывались Montes или банками (от фр. сл. monuer,
или faire monte). Эти последние нередко основывались принудительным
правительственным займом, причем правительство учреждало корпорацию и
предоставляло ей известные права и преимущества. Паи в таких обществах
назывались "Loca montis". Они просто продавались а покупщик не принимал
на себя никакой дальнейшей ответственности. Относительно законов о
росте, общества эти принимали нередко благотворительный характер (Montes
pietatis), но и они вели прибыльные денежные дела, а другие поступали по
их примеру, под покровом их привилегий. Ограниченная ответственность
этих капиталистических обществ обусловливалась главным образом
отношениями их к государству, разрешавшему им выступать в качества
самостоятельных, независимых от личностей членов корпораций. Древнейший
из них был, насколько известно, банк Св. Георгия в Генуе, обязанный
своим происхождением государственному займу 1148 г. и просуществовавший
до 1797 года. Кроме итальянских, в начале XVII столетия возникли
привилегированные торговые компании для дальних морских предприятий. К
таким, после нескольких предварительных попыток должны, быть отнесены:
"Голландско-ост-индская компания", 1602 года, акции которой еще ранее
1672 г. стоили 650; учрежденная в 1613 г. по ее образцу
"Англо-ост-индская компания", и основанное в 1628 г. французское
общество "Compagnie des Indes occiaentales, за которым последовало во
Франции несколько сходных, но менее удачных обществ. Большое значение
имел основанный в 1694 г. Английский банк, возникший подобно итальянским
Montes путем корпорации подписчиков на государственный заём (в размере
1,200,000 фунтов стерлингов) и получившим право выпуска банковых бумаг.
Однако в относящемся к основанию этого банка парламентском акте не была
разрешена ограниченная ответственность членов; напротив было
постановлено, что банк имеет право принимать долговые обязательства лишь
в размере, не превышающем ссуженный правительством капитал и, что в
случае такого превышения, акционеры лично отвечают сообразно с размером
владения акциями.
Во втором десятилетии XVIII века развился впервые акционерный
ажиотаж, притом одновременно во Франции, путем присоединения к Banque
royale и так наз. Компании Миссисипи, основанной Лоу, и в Англии -
учреждением Южно-океанийской компании, операции которой вызвали всеобщую
спекуляторскую горячку. Предметом биржевой игры в Англии были не только
акции названных привилегированных компаний, но и паи и промессы многих
других обществ, не имевших никаких корпоративных прав и пытавшихся
освободить себя от солидарной ответственности тем, что выпускали акции
на предъявителя. Это злоупотребление вызвало так наз. "Bubble Act" 11-го
июня 1720 г. которым запрещалось основание частных акционерных компаний.
Закон этот сохранял свою силу до 1826 г.
Во Франции, в XVIII столетии, рядом с привилегированными компаниями
учреждались и частные общества, в которых стремились установить
ограниченную ответственность членов особыми статьями. Закон 1793 г.
потребовал правительственного заведывания акционерными компаниями и это
требование, после отмены в течении некоторого времени, восстановлено
было в Code de commerce и удержалось в нем до 1867 г.
В Германии до самого XVIII столетия не встречалось обществ, носивших
явно акционерный характер, но существовали общества с переходным
характером, как например "Gesellschaft des eynnhandels" в Мейссене и
утвержденное императором в 1592 г. "Игдаусское Суконное Общество",
закрытое в 1620 г. Наиболее старинным германским акционерным обществом
была. По-видимому, учрежденная в 1714 году в Вене "Восточная компания".
В Пруссии были основаны при Фридрихе Великом несколько привилегированных
обществ, между проч. т. н. Торговое Мореходное Общество, большая часть
акций которого были приобретены самим королем. Позднее это общество
превратилось в правительственное учреждение. Акционерное дело было
вообще весьма слабо развито даже в первой четверти XIX столетия. Новая
акционерная горячка, напоминавшая горячку "Южно-океанийской компании"
началась в Англии в 1824 г. и привела вместе с другими торговыми
спекуляциями в кризису 1825 года. Основанные и проектированные в то
время общества требовали капитала в 372 мил. фунтов стерлингов. На самом
деле внесено было только 17600000 фунт. стерл.
Впоследствии возникновение железных дорог дало отрасль
промышленности, для которой форма акционерных компаний представляла
особые удобства. Развитое обрабатывающей промышленности и связанного с
ней горного дела, распространение больших железнодорожных линий,
усовершенствование банкового деда, вообще современное крупное
капиталистическое производство придают акционерному делу в Европе и
Америке постоянно возрастающее значение. Кризисы случаются однако и
теперь весьма часто. Хотя еще в 1884 г. в Англии, учреждение обществ с
ограниченною ответственностью поставлено было в непременную зависимость
от разрешения главы государства или парламента, несмотря на это, в 1847
году, частью от чрезмерного количества новых железнодорожных обществ,
возникла тяжелая катастрофа. По водворении второй империи, во Франции
спекулятивная горячка сильно развилась под покровительством Credit
Mobilier и распространилась и на Германию, где возник целый ряд мелких
банков. Кризис 1857 года положил конец этому движению. Во Франции и
отчасти в Германии, когда не удавалось получить правительственной
концессии для акционерного общества, стали основывать командитные
общества. Но самый тяжелый период злоупотреблений в акционерных
обществах пережили Германия и Австрия от 1871 до 1873 г. Размеры
тогдашних появлений новых компаний станут ясны из следующих цифр. По
свидетельству Энгеля в Пруссии до 1601 года было 6 акционерных обществ с
капиталом в 470000 талеров. От 1801 до 1825: 16 обществ с капиталом в
11454265 талеров; от 1826 до 1850: 102 общества с 212665085 талерами; от
1851 до издания закона 11-го июня 1870 г.: 295 обществ с капиталом в
801585105 талеров. От 11-го июня 1870 до конца 1874 г.: 857 обществ с
капит. в 1429925925 талеров. Из этих последних обществ к концу 1874 г.
77 с капиталом более чем в 147 миллионов талер, находились в конкурсе
или подверглись ликвидации. В числе указанных 857 обществ было 24
жедезнодорожных, которые потребовали капитала в 587 миллионов талеров. В
одном 1872 году в Пруссии возникло 500 обществ с капиталом в 643095542
талера. В том же году создавшиеся в Венгрии компании представляли собою
капитал в 913, миллионов флоринов, к которым присоединилось еще 457
миллионов, выпущенных бумагами. Курсовая стоимость имевших обращение на
берлинской бирже железнодорожных акций, 31 декабря 1872 г. составляла
2973263094 талера. Но уже 31 дек. 1875 г. она упала на 1873068294
талера. Разность не следует однако же принимать как нечто реальное, так
как дело шло о фиктивных ценностях. В Англии по допущению ограниченной
ответственности, от 1856 до 1868 г. было занесено в торг. регистры 7056
обществ с нарицательным капиталом в 893 миллиона фунтов стер. Из этих
обществ только 98, т. е. 2 процента, приняли неограниченную
ответственность. Действительно основано было только 5800 обществ и из
них в концу 1868 г. осталось еще 2918. В России акционерных компаний в
1888 г. считалось 1089, получивших прибыли до 85491600 руб.; кроме этого
числа действовало 42 железнодорожных компании, владеющих капиталами,
считая и правительственные ссуды, до 1561357774 метал, рублей, а чистый
доход их составил 103151911 р.
IV. Политико-экономическая сторона дела. Из только что приведенных
цифр мы видим какого важного значения как в полезном, так и во вредном
отношении, достигло в народном хозяйстве акционерное дело. Уместно будет
напомнить здесь, что положенный в 1878 г. на всем земном шаре в
железнодорожные предприятия капитал равнялся 74600 миллионам марок и,
что эта громадная сумма, за незначительными исключениями, составлена
была акционерными компаниями и путем выпуска акций или облигаций.
Акционерное общество сделалось для современных крупнокапиталистических
предприятий, несмотря на злоупотреблении, трудно заменимою формой
организации. Промышленные и другие экономические учреждения, требующие
миллионных затрат, но обусловленные значительным риском и обещающие мало
превышающую обыкновенный процент ренту, с трудом могли бы быть
предприняты отдельными, или даже несколькими крупными капиталистами на
свой страх и риск. Напротив, всегда легко найти денежных людей, которые
согласятся на такие предприятия при ограниченном участии и ограниченном
риске, если публика покроет остальные взносы капитала. Участие же
публики легко достижимо, если вклады ограничены и отдельные паи не
слишком значительны. Руководящим денежным людям, также как и массе
акционеров, представляется, таким образом возможность, без слишком
большой личной опасности, испробовать успешность данного проекта и
первые получают даже в случае незначительного успеха многие другие
выгоды, в силу фактического руководительства, располагающего миллионами
предприятия. Не трудно оценить выгоды постоянных дел с подобным
обществом, например для банкира. Что касается массы акционеров, то она
смотрит на приобретение акций почти так же, как на покупку облигаций и
государственных бумаг, признавая последние несколько более надежными;
акционеры вообще и не думают быть действительными участниками
предприятия и в громадном большинстве случаев вмешательство их оказалось
бы технически невозможным. Акционерное общество обыкновенно не бывает
ассоциацией мелких капиталистов на равных правах, но лишь
вспомогательным средством для крупного капитала приобрести возможность
располагать еще более значительными суммами, без собственной личной
ответственности. Если же пожелали бы затруднить законодательными
мероприятиями руководящую роль крупного капитала, то весьма сомнительным
сделалось бы основание жизнеспособных акционерных обществ.
Также и устранение учредительских преимуществ имело бы следствием
удаление крупного капитала и частные акционерные общества едва ли могли
бы возникнуть. Поэтому названные преимущества имеют известное
оправдание, предполагая, что дело идет об учреждениях, в жизненность
которых верят сами капиталисты, желающие, по мере сил, вести их к
успешным результатам. Напротив, мы имеем дело с ажиотажем, а иногда и
прямым мошенничеством, когда учредители создают дутые предприятия, с
единственною целью играть акциями, навязывать их публике путем рекламы и
обманчивых обещаний, а затем предоставить общество его судьбе. К такого
рода предприятиям принадлежали слишком многие из числа основанных в 1871
- 74 г. Многие сами по себе жизнеспособные фабрики и предприятия были
переданы в руки акционерных обществ, которые сделали их на долго
бездоходными или прямо не могущими существовать, вследствие того, что
слишком высоко оценили вклады. Учредительский консорциум вначале
располагал полною свободою, так как учреждал общество для себя одного.
Нередко удавалось также повысить на бирже нарицательную цену в
значительной степени, даже и с тех случаях, когда эта цена и без того
сильно превышала внутреннюю стоимость бумаги. С другой стороны бывали
уплаты и ниже нарицательной цены, когда например заручившиеся концессией
на достройку железной дороги учредители акционерного общества уплачивали
подрядчику в большинстве случаев также обществу), который принимал на
себя приведете в исполнение предприятия, акциями, стоявшими ниже
номинальной цены. Жажда барышей и игры со стороны публики должна также
нести часть ответственности за учредительскую горячку, но не следует
забывать, что учредители играют в ней активную, акционеры же - только
страдательную роль. Впрочем публика приняла к сведению уроки прежних
лет. Можно даже заметить, что недоверие к акционерным предприятиям со
стороны публики, быть может сильнее, чем того требовали бы интересы
экономического развития. Внесено было множество законопроектов,
клонившихся к устранению обнаруженных злоупотреблений, посредством
законодательных мероприятий. Уже в 1873 г. немецкий депутат Ласкер внес
запрос имперскому правительству, по поводу его воззрений на
целесообразность реформы акционерного законодательства и в 1877 г.
прусская палата обратилась к правительству с приглашением оказать
воздействие в том смысле, чтобы предписания закона ограждались более
действительным образом, а нарушители их могли бы легче подвергаться
преследованию; далее, чтобы была установлена более строгая
ответственность всех участвующих в учреждены, управлении и наблюдении
над предприятием лиц, а равно и более действительный контроль над
управлением. Согласно с этим и Пруссия внесла предложение в Союзный
Совет, которое, однако, осталось без дальнейших последствий. Нельзя
отрицать практических трудностей подобной реформы. Вмешательство
меньшинства акционеров, может, при известных условиях, лишать всякого
единства и без того затрудненное управление акционерного общества. Сверх
того, именно в крупных предприятиях большая часть акционеров не в
состоянии, да и не расположена заботиться об управлении обществом.
Если же на руководителей и членов наблюдательного совета возложена
будет более тяжелая ответственность, то они потребуют и соответствующего
более значительного вознаграждения.
Быть может, дутые предприятия будут, до некоторой степени, затруднены
тем, что первые подписчики будут освобождаться лишь по внесении
полностью капитала и, что первые паи будут вноситься чистыми деньгами в
государственные казначейства. Во всяком случай подобные затруднения
повели бы к тому, что крупные капиталисты в случаях, обещающих выгоды
предприятию, стали бы заменять добывание капитала посредством акций
другими способами. Об этом нечего было бы, впрочем, сожалеть. Напротив,
судя по имеющемуся опыту, следует желать, чтобы область акционерной
формы была ограничена и многие требуют, чтобы законодательство
вмешивалось в дело в таком именно направлении. Не подложить никакому
сомнению, что находящееся в руках одного предпринимателя дело,
экономически говоря, более целесообразно, чем такое же предприятие в
руках акционерной компании, потому что ассоциация в такой форме не
является вовсе положительно споспешествующею силою, а только сделкой,
облегчающею добывание необходимого капитала. Поэтому нельзя признавать
желательными мелкие предприятия на акциях. Эта форма свойственна
преимущественно крупным банкам, фабрикам и рудникам. Что же касается
железнодорожных предприятий, то в будущем, по мнению уже весьма многих,
особенно в Германии, акционерная форма не может считаться целесообразною
с социально-политической точки зрения, хотя при начале развития
железнодорожного дела и оказали ему важные услуги. Развитие этого дела
ведет к постоянному централизованно; более мелкие общества принуждаются,
естественным образом, к слияниям и таким образом возникают большие
компании, могущие оказывать широкое влияние на внутренние отношения
целых провинций; мы видим, напр., во Франции, что шесть компаний недавно
беспрепятственно поделили между собою всю страну. Такая власть в руках
частных лиц, а именно немногих влиятельных личностей, должна в конце
концов оказаться опасной, а потому концессии должны бы были
предоставляться, как во Франции, лишь на определенный срок и с тем,
чтобы впоследствии железные дороги поступали в собственность
государства. Из весьма богатой литературы по акционерному делу особенно
замечательны: Эндеман, "Die Entwickelung der Handelsge-sellschaften"
(Бердин, 1867; 2 изд., 1872); В. Ауэрбах, "Das Actienwesen" (Франкфурту
1873); Гехт "Die Kreditinstitute auf Actien una auf Gegenseitigkeit" (т.
1: "Das Borsen- und Actienwesen der Gegenwart", Манг., 1874); Рено, "Das
Recht der Actiengesellschaften" (Лейпц., 1863; 2-е изд., 1876);
Левенфельд "Das Recht der Actiengesellschaften" (Берлин, 1879).
Статистические заметки почти обо всех немецких акционерных обществах
находим у Христианс, в его "Deutsche Borsenpapiere" (2 ч., Берлин,
1880). О бумагах, имеющих обращение на берлинской бирже трактует
"Jahrbucb der berimer Borse (издаваем. Нейманном и Фрейштадтом, Берлин,
1880). Той же цели служит "Salings Borsenpapiere" (5 изд., 4.3 - 5,
переделано Герстлетом (Берлин, 1879 - 81). Австрийские источники:
"Kompass. Finanzielles Jahrbnch fur Oesterreich-Ungam" (основанное
Леонгардтом и издаваемое Геллером, г.г. 1 - 18, Вена, 1867 - 80). Далее
ср. Куртуа, "Manuel des fonds publics et des societes par actions" (6
изд., Париж, 1874); Скиннер, "The Stock Exchange Yearbook and Diary"
(Лондон, ежегодно).
Акционерная горячка, проявившаяся в значительных размерах в период от
1871 - 1873 во время так наз. грюндерства, вызвала скоро во многих
сферах убеждение, что немецкий закон 11-го июня 1870 г. слишком далеко
зашел в деле облегчения основания акционерных обществ и, что его
нормирующая их постановление не в состоянии оградить массу акционеров от
ущерба и убытка прибылей. Уже 27 марта 1873 г. депутат Ласкер, при
содействии представителей различных партий, внес в рейхстаг запрос по
поводу возможного согласия имперского правительства на преобразование
существующего законодательства, причем получен был утвердительный ответ.
Но союзный совет имел вначале намерение предпринять реформу акционерного
дела не в отдельности, а в связи с общим пересмотром торгового
законодательства и только в 1876 г., после вторичного возбуждения этого
вопроса в прусской палате депутатов, последовало предложение со стороны
Пруссии подвергнуть преобразованию исключительно закон об акционерных
обществах, на что союзный совет и изъявил согласие в 1877 г. Однако,
вообще, держались того мнения, что быстрая реформа в этой области, при
значительно изменившихся с 1873 г. экономических условиях, нежелательна
и не представляет необходимости, что было бы целесообразнее собрать
дальнейшие сведения как в Германии, так и в других государствах, к
воспользоваться таким образом добытыми опытом фактами. С этою целью
нашли нужным произвести статистическое исследование акционерного дела во
время кризиса. Собранный прусским "Статистическим Комптетом" материал
относится исключительно к Пруссии, но дает возможность правильно судить
о ходе дела и в остальной Германии. Прилагаемая таблица дает числа
акционерных обществ в Пруссии и цифру их капиталов (в миллион. марок), в
различные периоды времени:
Время основания Общества Капитал До 1871 203 2192,2 1871 203 813,2
1872 478 1217,4 1873 162 454,2 1874 80 119,6 1875 3 70,1 После 1875 25
212,0 Неизвестно 65 37,6

По-видимому перед после 1875 г. доходит до 1881 г. командитных
акционерных обществ было:

До 1871 82 138,0 1871 4 12,2 1872 9 3,4 1878 - - 1874 2 1,8 После
1874 - - Неизвестно 4 1,8

Следовательно, из 1169 акционерных обществ 263, т. е. почти четвертая
часть возникла путем преобразования ранее существовавших обществ в
акционерные, преимущественно в области машиностроительства и других
сходных отраслей, где из 59 было только 28 новых предприятий. В
ткацко-прядильном деле 22 старых мануфактур из 27, химических заводов 18
из 21 и т.д. Именно при таких превращениях прежних предприятий в
акционерные, как известно, и замечено было всего более злоупотреблений,
а именно - слишком высоких оценок вложенных капиталов. Эти повышенные
оценки замечены были в 171 обществе, в которых первоначальный капитал
равнялся 1108,5 миллионов марок и был преувеличен на 695,6 миллионов.
Почти все эти переоценки падают на период усиленного акционерного
учредительства. Таким образом в конце 1873 г. основной капитал
акционерных обществ достиг чудовищной общей цифры в 5.359 миллионов
марок. Наступивший в том же году кризис вызвал преимущественно в
новооснованных предприятиях сокращение капиталов, ликвидации и конкурсы.
Из 246 основанных с 1871 г. обществ, 90 не давали никакого дивиденда в
течение пятилетия, от 1871 - 75; 114 давали средним числом менее 1
процента, и 160 средним числом менее 3-х процентов. Только
приблизительно пятая часть всего количества давала дивиденда выше 5
процентов; между тем, как более половины прежних обществ давали
дивиденды от свыше 5 до 70 процентов. С 1878 г. начались сокращения
капиталов, 'которых, впрочем, было два случая, в размере 9600000 марок.
В следующих годах цифры сокращавших капиталы обществ были:

Года Общества Милл. марок.
1874 25 65,4 1875 28 54,0 1876 37 48,4 1877 42 66,6 1878 37 84,1 1879
47 69,0

Из 176 обществ, сокративших капиталы 148 относятся по времени
учреждения к годам 1871 - 1873. Ликвидации произведены были из 1169 акц.
обществ в 318, имевших основной капитал в 1168,9 милд. марок и из них
снова возникло в грюндерский период 257. Конкурс назначен был для 84
обществ, из них 61 основано было между 1871 и 73 годами. Убытки
акционеров по окончании ликвидации и конкурсов оказались в размере 845,6
милл. марок. Само собою разумеется, что несравненно более потеряла
неопытная публика, платившая во время акционерной горячки за многие
посредственные и плохие акции гораздо выше их стоимости.
Из вышеприведенных чисел видно, что со времени 1873 г. в среде
вредных новых учреждений была значительная расчистка. Немецкая публика
приобрела горький опыт и твердо помнит свои неудачи, питая особое
предубеждение против промышленных предприятий, так что за последнее
десятилетие, несмотря на существование благоприятных для основания новых
предприятий законов, лишь весьма немногие могли быть основаны и
возобновление акционерной спекуляции сделалось невозможным. В такое
время всеобщего затишья всего удобнее было ввести законодательные
ограничения в акционерном предпринимательстве, так как они в такую
минуту оказались бы менее чувствительными, а между тем могли бы
предотвратить злоупотребления на будущее время. В сентябре 1883 г.
предложен был мотивированный законопроект об акционерных и командитных
обществах, вызвавший обсуждение в многочисленных торговых корпорациях и
послуживший поводом к оживленным обсуждениям в печати. Закон этот
утвержден был 18 июля 1884 г.
Алаверди - старинный (реставрированный) храм св. Георгия, в 15
верстах от г. Телава Тифлисской губернии, построенный в V веке Аввою

Иосифом, одним из 13 сирийских отцов, проповедовавших христианскую веру
в Грузии. Реставрирован в 1741 г. В этом храме - усыпальница кахетинских
царей. В день храмового праздника, 14 сентября, сюда стекаются тысячи
богомольцев.
Аланы - народ, часто упоминаемый во время переселения народов между
германскими племенами, но принадлежащий в действительности к скифскому
племени, которое в свою очередь также часто причисляется к Арийцам. А.
обитали сначала на Кавказе; оттуда они, - прекрасные наездники и
стрелки, - распространили свои владения к северу до Дона и предпринимали
часто набеги в Армению и Малую Азию; против этих набегов уже царь
парфянский Вологез искал защиты у Веспасиана; с ними в царствование
Адриана боролся Арриан, в качестве наместника Канпадоми, и отрывок
составленного им описания этой войны дошел до нас. Будучи завербованы
Аврелианом для войны с Пермей, они после его смерти опустошили Малую
Азию, пока император Тацит в 276 после P. X. не заставил их возвратиться
в занимаемые ими прежде местности. Почти 100 лет спустя, около 375 г.,
они в союзе с гуннами разгромили царство короля Остготского Германриха,
вытеснили остготов из местностей между Доном и Дунаем, присоединились к
великому движению народов на запад и затем, в 406 г., в союзе с Суевами
и Вандалами вторглись в Галлию. Часть их, поселившаяся в местностях
южнее Луары, в 451 г. является в числе союзников Боэция в борьбе его с
Аттилой и была позже мало помалу уничтожена. Другая часть в 409 г.
перешла в Испанию, была там разбита соединившимся с Римлянами
вестготским королем Валдией (418) и оттеснена в Лузитанию, где имя их с
течением времени исчезает. В верхнюю Италию вторглись еще в 464 г. толпы
А., но были разбиты Рисимером. В позднейшую византийскую эпоху А.
упоминаются еще и на Кавказе.
Аларих I - первый король вестготов, род. около 376 г. по Р. X., на
лежащем в устье Дуная острове Пейке, и принадлежал к роду Балтов. По
смерти Феодосия Великого, в 395 г. поселившиеся в Римской империи
вестготы избрали своим королем 19-ти летнего Алариха, который еще при
жизни Феодосия был их вождем. После неудачного приступа к
Константинополю, он опустошил Македонию и Фессалию и проник чрез
оставленное без прикрытия Фермопильское ущелье в Грецию. Афины спаслись
от разорения только богатым выкупом, а Коринф, Аргос и Спарта пали под
ударами ожесточенного врага. Наконец, на защиту угнетенной Римской
империи явился полководец западно-римского императора Гонория -
Стилихон. Он высадился со своим войском неподалеку от Коринфа и, после
нескольких нерешительных битв в Аркадии, окружил Алариха своими войсками
в Элиде, так что последнему с трудом удалось отступить в Эпир. Но
восточно-римский император Аркадий, завидуя успехам Стилихона, заключил
мир с Аларихом и назначил его наместником восточной Иллирии. Аларих,
которого все племена его народа признали своим королем и который по
могуществу занимал третье место в римской империи, решился (400)
произвести вторжение в Италию. Осада некоторых городов, напр. Аквилеи,
по-видимому, отняла у него много времени, так что Стилихон успел стянуть
к себе легионы из отдаленных провинций и набрать вспомогательные войска
у варваров. Император Гонорий, который при приближении неприятеля к
Милану хотел бежать в Галлию, должен был запереться в небольшой крепости
Асте на Танаре, и только приближение Стилихона освободило его из
опасного положения. Вскоре потом (6 апр. 402) произошла битва при
Поленции (к юго-западу от Асты). Аларих принужден был отступить и после
второго поражения, нанесенного ему при Вероне, осенью начал обратное
движение в Иллирию. Спустя несколько лет после того Стилихон, желавши
держать его подальше от границ Италии и приобрести его дружбу для своих
замыслов против Восточной империи, заключил с ним договор, которым
Аларих был назначен наместником также западной Империи, с ежегодною
уплатою ему 4,000 фунт. золота. Так как по смерти Стилихона римское
правительство отказалось от исполнения заключенного им договора, то в
408 г. Аларих вторично вторгнулся в Италию. Чтобы не замедлять своего
движения осадою резиденции Гонория, укрепленной Равенны, он пошел вдоль
берега и потом от Арминиума повернул по фламиниевой дороге к Риму.
Подвоз всякого рода припасов к этому городу был отрезан и Рим вскоре
нашелся вынужденным, вследствие голода и болезней, начать переговоры. Но
так как равеннский двор отказался принять предложенные Аларихом условия
мира, то в 409 г. он снова подступил к Риму. Занятием гавани Остии он
быстро довел город до самого крайнего положения и принудил его признать
городского префекта Аттала императором, а его, Алариха, главным
военачальником Западной Римской империи. Вскоре однако он рассорился с
Атталом и лишил его императорского сана. Когда же равеннский двор,
ободренный прибытием вспомогательного войска, снова отверг предложения
Алариха, последний в третий раз подступил к стенам столицы. Сенат
решился на отчаянное сопротивление, но благодаря измене нескольких
невольников, которые в ночное время отворили Саларские ворота, Аларих
овладел городом 24 авг. 410 г. После продолжавшегося несколько дней
разграбления Рима, Аларих обратился на южную Италию и готовился уже к
занятию римских житниц - Сицилии и Африки; но буря, потопившая многие из
его кораблей, помешала успеху этого предприятия. Вскоре после того
Аларих умер. Тело его, по уверению Иорданеса, было опущено, вместе со
многими сокровищами, на дно реки Бузенто, а пленные, которые употреблены
были для этой работы, были умерщвлены, дабы никто не мог узнать о месте
его погребения. Королем после него был избран его зять Атаульф. Ср.
Симониса, "Kritische Untersu-chungentiber die Geschichte A's." (Гётт.,
1858); Пальмана, "Geschichte der Volkerwanderung" (1 т., Гота, 1863);
Розенштейна, в "Forschungen zur deutschen Geschichte" (3 т., Гётт.,
1863); фон Эйкена, "Der Kampf der Westgoten und Romer unter А." (Лейпц.,
1876).
Алгебра, вместе с Арифметикой, есть наука о числах и чрез посредство
чисел - о величинах вообще. Не занимаясь изучением свойств каких-нибудь
определенных, конкретных величин, обе эти науки исследуют свойства
отвлеченных величин, как таковых, независимо от того, к каким конкретным
приложениям они способны. Различие между Арифметикой и А. состоит в том,
что первая наука исследует свойства данных, определенных величин, между
тем как А. занимается изучением общих величин, значение которых может
быть произвольное, а следовательно А изучает только те свойства величин,
которые общи всем величинам, независимо от их значений Таким образом, А.
есть обобщенная Арифметика. Это подало повод Ньютону назвать свой
трактат об А. "Общею Арифметикой". Гамильтон, полагая, что подобно тому,
как геометрия изучает свойства пространства, А. изучает свойства
времени, назвал А. "Наукою чистого времени" - название, которое Деморган
предлагал изменить в "Исчисление последовательности". Однако такие
определения не выражают ни существенных свойств А., ни исторического ее
развития. А. можно определить как "науку о количественных соотношениях".
В настоящее время, отчасти из педагогических соображений, отчасти
вследствие исторического развития этой науки, А. делят на низшую и
высшую, причем в последнее время под названием новой А. развилось учение
о инвариантах преобразований алгебраических форм.
История А. Происхождение самого слова А. не вполне выяснено. По
мнению большинства исследователей этого вопроса, слово А. происходить от
арабских слов Эль-джабер-эль-мокабела, т. е. учение о перестановках,
отношениях и решениях, но некоторые авторы производить А от имени
математика Гебера, самое существование которого однако подвержено
сомнению.
Первое дошедшее до нас сочинение, содержащее исследование
алгебраических вопросов, есть трактат Диофанта, жившего в середине IV
века. В этом трактате мы встречаем например правило знаков (минус на
минус дает плюс), исследование степеней чисел, и решете множества
неопределенных вопросов, которые в настоящее время относятся к теории
чисел. Из 13 книг, составлявших полное сочинение Диофанта, до нас дошло
только 6, в которых решаются уже довольно трудные алгебраические задачи.
Нам неизвестно о каких бы то ни было иных сочинениях об А. в древности,
кроме утерянного сочинения знаменитой дочери Теона, Гипатии. В Европе А.
снова появляется только в эпоху Возрождения, и именно от арабов. Каким
образом арабы дошли до тех истин, которые мы находим в их сочинениях,
дошедших до нас в большом количестве, - неизвестно. Они могли быть
знакомы с трактатами греков, или, как думают некоторые, получить свои
знания из Индии. Сами арабы приписывали изобретение А.
Магоммеду-бен-Муза, жившему около середины IХ-го века в царствованние
халифа Аль-Мамуна. Во всяком случае греческие авторы были известны
арабам, которые собирали древние сочинения до всем отраслям наук.
Магоммед-Абульвефа перевел и комментировал сочинения Диофанта и других
предшествовавших ему математиков (в Х веке). Но ни он, ни другие
арабские математики не внесли много нового, своего в А. Они изучали ее,
но не совершенствовали. Первым сочинением, появившимся в Европе после
продолжительного пробела со времен Диофанта, считается трактат
итальянского купца Леонардо, который, путешествуя по своим коммерческим
делам на Востоке, ознакомился там с индийскими (ныне называемыми
арабскими) цифрами, и с Арифметикой и А. арабов. По возвращении своем в
Италию, он написал сочинение, охватывающее одновременно арифметику и А.
и отчасти геометрию. Однако сочинение это не имело большого значения в
истории науки, ибо осталось мало известным и было открыто вновь только в
середине прошлого столетия в одной Флорентийской библиотеке. Между тем
сочинения арабов стали проникать в Европу и переводиться на европейские
языки. Известно, напр., что старейшее арабское сочинение об А.
Магоммеда-бен-Музы было переведено на итальянский язык, но перевод этот
не сохранился до нашего времени. Первый печатный трактат об А. есть
"Summa de Arithmetica, Geometria, Proportioni et Proportionalita",
написанное итальянцем Лукас дэ Бурго. Первое издание его вышло в 1494 г.
и второе в 1523 г. Оно указывает нам в каком состоянии находилась А. в
начале XVI века в Европе. Здесь нельзя видеть больших успехов по
сравнению с тем, что уже было известно арабам или Диофанту. Кроме
решения отдельных частных вопросов высшей Арифметики, только уравнения
первой к второй степени решаются автором, и притом вследствие отсутствия
символического обозначения, все задачи и способы их решения приходится
излагать словами, чрезвычайно пространно. Наконец нет общих решений даже
квадратного уравнения, а отдельные случаи рассматриваются отдельно, и
для каждого случая выводится особый метод решения, так что самая
существенная черта современной А. - общность даваемых ею решений - еще
совершенно отсутствует в начале XVI века.
В 1505 году Сципион Феррео впервые решил один частный случай
кубического уравнения. Это решение однако не было им опубликовано, но
было сообщено одному ученику - Флориде. Последний, находясь в 1535 году
в Венеции, вызвал на состязание уже известного в то время математика

Тарталья из Брешии и предложил ему несколько вопросов, для разрешения
которых нужно было уметь решать уравнения третьей степени. Но Тарталья
уже нашел раньше сам решение таких уравнений и, мало того, не только
одного того частного случая, который был решен Феррео, но и двух других
частных случаев. Тарталья принял вызов и сам предложил Флориде также
свои задачи. Результатом состязания было полное поражение Флориде.
Тарталья решил предложенные ему задачи в продолжение двух часов, между
тем как Флориде не мог решить ни одной задачи, предложенной ему его
противником (число предложенных с обеих сторон задач было 30). Тарталья
продолжал, подобно Феррео, скрывать свое открытие, которое очень
интересовало Кардана, профессора математики и физики в Милане. Последний
приготовлял к печати обширное сочинение об Арифметике, Алгебре и
Геометрии, с котором он хотел дать также решение уравнений 3-ей степени.
Но Тарталья отказывался сообщить ему о своем способе. Только когда
Кардан поклялся над Евангелием и дал честное слово дворянина, что он не
откроет способа Тартальи для решения уравнений и запишет его в виде
непонятной анаграммы, Тарталья согласился, после долгих колебаний,
раскрыть свою тайну любопытному математику и показал ему правила решений
кубических уравнений, изложенные в стихах, довольно туманно. Остроумный
Кардан не только понял эти правила в туманном изложении Тартальи, но и
нашел доказательства для них. Не взирая однако на данное им обещание, он
опубликовал способ Тартальи, и способ этот известен до сих пор под
именем "правила Кардана".
Вскоре было открыто и решение уравнений четвертой степени. Один
итальянский математик предложил задачу, для решения которой известные до
той поры правила были недостаточны, а требовалось умение решать
биквадратные уравнения. Большинство математиков считало эту задачу
неразрешимою. Но Кардан предложил ее своему ученику Луиджи Феррари,
который не только решил задачу, но и нашел способ решать уравнения
четвертой степени вообще, сводя их к уравнениям третьей степени. В
сочинении Тартальи, напечатанном в 1546 году, мы также находим изложение
способа решатть не только уравнения первой и второй степени, но и
кубические уравнения, причем рассказывается инцидент между автором и
Карданом, описанный выше. Сочинение Бомбелли, вышедшее в 1572 г.,
интересно в том отношении, что рассматривает так наз. неприводимый
случай кубического уравнения, который приводил в смущение Кардана, не
могшего решить его посредством своего правила, а также указывает на
связь этого случая с классическою задачей о трисекции угла.
В Германии первое сочинение об А. принадлежит Христиану Рудольфу из
Иayepa, и появилось впервые в 1524 г. а затем вновь издано Стифелем или
Стифелиусом в 1571 г. Сам Стифель и Шейбль или Шейбелиус, независимо от
итальянских математиков, разработали некоторые алгебраические вопросы, а
первому принадлежит введение знаков +, - и для сокращения письма.
В Англии первый трактат об А. принадлежит Роберту Рекорд,
преподавателю математики и медицины в Кембридже. Его сочинение об А.
называется "The Whetstone of Wit". Здесь впервые вводится знак равенства
(=). Во Франции в 1558 году появилось первое сочинение об А.,
принадлежащее Пелетариусу; в Голландии Стевин в 1585 г. не только
изложил исследования, известные уже до него, но и ввел некоторые
усовершенствования в А. Громадные успехи сделала А. после сочинений
Виета, который первый рассматривал уравнения всех степеней и показал
способы для приблизительного нахождения корней каких бы то ни было
алгебраических уравнений. Он же первый означал величины, входящие в
уравнения буквами, и тем придал А. ту общность, которая составляет
характеристическую особенность алгебраических исследований нового
времени. Он же подошел весьма близко к открытию формулы бинома,
найденной впоследствии Ньютоном, и, наконец, в его сочинениях можно даже
встретить разложение отношения стороны квадрата вписанного в круг к дуге
круга, выраженное в виде бесконечного произведения. Фламандец Албер
Жирар или Жерар, трактат которого об А. появился в 1629 г. первый ввел
понятие мнимых величин в науку. Агличанин Герриот показал, что всякое
уравнение может быть рассматриваемо как произведение некоторого числа
множителей первого порядка и ввел в употребление знаки > и <. Его труды
были опубликованы в 1631 г. Варнером. После этих сравнительно
незначительных успехов А. вдруг движется быстрыми шагами вперед,
благодаря работам Декарта, Фермата, Вадлиса и в особенности Ньютона, не
говоря уже о множестве математиков менее знаменитых, но все же
подвинувших совокупными усилиями А. в течение сравнительно короткого
времени на значительную степень выше их предшественников а придавших ей
ту форму, которую она сохранила до настоящего времени. Нет возможности в
этом кратком очерке обозреть успехи, которым А. обязана названным
математикам. Отдельные моменты этого вопроса могут быть прослежены по
специальным параграфам под соответствующими рубриками и в специальных
сочинениях, цитированных в конце этой статьи. Мы вкратце только упомянем
о главных пунктах дальнейшего быстрого совершенствования А., шедшего шаг
за шагом за совершенствованием иных отраслей математики вообще. С этого
времени также А. входит в более тесную связь с геометрией, после
открытия Декартом т. наз. Аналитической Геометрии, а также с анализом
бесконечно малых, изобретенным Ньютоном и Лейбницем. В XVIII столетии
классические труды Эйлера и Лагранжа, изложенные в"Novi Commentarii"
первого и в "Traite de la resolution des equations" второго, доведя А.
до высокой степени совершенства, а в настоящем столетии работы Гаусса,
Абеля, Фурье, Галуа, Коши и в новейшее время Кейли, Сильвестера,
Кронекера, Эрмита и др. создали новые точки зрения на важнейшие
алгебраические вопросы и придали А. высокую степень изящества и
простоты.
Содержание А. Низшая А. Сюда включают обыкновенно следующие отделы:
теорию простейших арифметических операций над алгебраическими
величинами, решение уравнений первой и второй степени, теорию степеней и
корней, Теорию логарифмов и наконец теорию сочетаний.
К Высшей А. относят теорию уравнений каких угодно степеней, теорию
исключений, теорию симметрических функций корней уравнений, теорию)
подстановок, и, наконец, изложение различных частных способов отделения
корней уравнений, определения числа вещественных или мнимых корней
данного уравнения с численными коэффициентами, и решение по приближению
или, когда это возможно, в точности, уравнений каких угодно степеней.
Наконец, под названием Новой А. известна в особенности в Англии
теория инвариантов алгебраических форм.

Литература А.: Древнейшие авторы (до XVIII века): Diophantus
Arithmeticorum libri sex, около (300); (первое изд. 1575; лучшее 1670);
Lucas Paciolus или De Burgo (1494); Rudolff, Algebra (1522); Stifelius,
Arithmetica Integra (1544); Cardanus, Ars Magna quam vulgo Cossamvocant
(1545); Tartalea (Tartaglia), Quesiti ed Inventioni, diverse (1546);
Scheubelius, Algebra Compediosa (l 551); Kecorde, Whetstone of Wit
(1557); Peletarius, De Occulta parte Numerorum (1558); Buteo, De
Logistica (1559); Ramus, Aritmeticae Libri duo el totidem Algebrae
(1560); Pedro Nuguez (Nonnius), Libro de Algebra (1567); Josselin De
Occula Parte Mathematicarum (1576); Bernard Solignac,Arithmeticae Libri
II et Algebrae to-Udem (1580); Stevinus, Arithmetique etc. et aussi
VAIgebre (1585); Vieta, Opera Mathematica (1600); Folinus, Algebra sive
liber de Rebus Occultis (1619); Bachet, Diophantus cum commentariis
(1621); Albert Girard, Invention Nouvelle en Algebre (1629}: Ghetaldus,
de Resolutione et Compositione Matbematica (1630); Harriot, Artis
Analyticae Proxis (1631); Oaghtreed, Clavis Matbematica (1631);
Herigonis, Cursu Mathemati-cns (1634); Cavalerius, Goometria
Indivisibilis Continuarum etc. (1635); Descartes, Geometria (1637);
Roberval, De Recognitione Aequationum (1640); De Billy, Nova Geometricae
clavis Algebra (1643); Renoldius, OpusAlgebraicum(l 644); Wallis,
Arithmetica Infinitarum, Algebra 0655); Newton (Opera) (1666); Gregory,
Exercitationes Geometrical (1663); Mercator, Logarithmotechnia (1678);
Barrow, "Lectiones geometrical", (1669) rrescot, Nouveaux elements de
Mathematique (1675); Leibniz (Opera) (1677); Format. (1679);
Tschienhausen(1683); Rolle, Une Methode etc. (1690). XVIII и начала XIX
века: Abel, Bernoulli, Budan, Clairault, Galois, Gauss, Horer, Lagrange,
Landen, Legendre, Lhuillier, Malfatti, De MoiYre, Nicole, S'Gravesande,
Simpson, Stirling, Vandermonde. Учебники: Bertrand, De Morgan, Serret,
Todhunter. На руссском языке: "Элементарная Алгебра": Давыдов, Краевич.
Высшая А. Сохоцкий (Спб. 1882).
Александр I-й, Император Всероссийский - сын Павла Петровича и
императрицы Марии Феодоровны, род. в С.-Петербурге 12 дек. 1777 г.,
вступил на престол 12 марта 1801 г., умер в Таганроге 19 ноября 1825 г.
Великая Екатерина не любила сына своего Павла Петровича, но заботилась о
воспитании внука, которого для этих целей, однако, рано лишила
материнского присмотра. Воспитание его императрица старалась поставить
на высоту современных ей педагогических требований. Она написала
"бабушкину азбуку" с анекдотами дидактического характера, а в
наставлениях, данных воспитателю великих князей Александра и (брата его)
Константина графу (впоследствии князю) Н. И. Салтыкову при высочайшем
рескрипте от 13 марта 1784 г., излагала мысли свои "касательно здравия и
сохранения оного; касательно продолжения и подкрепления умонаклонения к
добру, касательно добродетели, учтивости и знания" и правила
"приставникам касательно их поведения с воспитанниками". Наставления эти
построены на началах отвлеченного либерализма и проникнуты
педагогическими затеями "Эмиля" Руссо. Выполнение этого плана поручено
было разным лицам. Добросовестный швейцарец Лагарп, поклонник
республиканских идей и политической свободы, заведовал умственным
образованием великого князя, читал вместе с ним Демосфена и Мабли,
Тацита и Гиббона, Локка и Руссо; он сумел заслужить уважение и дружбу
своего ученика. Лагарпу помогали Крафт, професс. физики, знаменитый
Паллас, читавший ботанику и математик Массон. Русский язык преподавал
известный сантиментальный писатель и моралист М. Н. Муравьев, а закон
Божий - прот. А. А. Самборский, человек более светский, лишенный
глубокого религиозного чувства. Наконец, граф Н. И. Салтыков заботился
главным образом о сохранении здоровья великих князей и пользовался
благорасположением Александра до самой своей смерти. В воспитании,
данном великому князю, не было сильной религиозной и национальной
основы, оно не развивало в нем личной инициативы и предохраняло его от
соприкосновения с русской действительностью. С другой стороны оно было
слишком отвлеченным для юноши 10 - 14 лет и скользило по поверхности его
ума, не проникая в глубь. Поэтому, хотя такое воспитание и вызвало в
великом князе ряд гуманных чувств и туманных идей либерального свойства,
но не придало ни тем, ни другим определенной формы и не дало молодому
Александру средств к их осуществлению, следовательно, - лишено было
практического значения. В характере Александра сказались результаты
этого воспитания. Им в значительной мере разъясняются его
впечатлительность, гуманность, привлекательное обращение, но вместе с
тем и некоторая непоследовательность. Самое воспитание прервано было в
виду ранней женитьбы великого князя (16-ти лет) на 14-ти летней
принцессе баденской Луизе, великой княгине Елисавете Алексеевне. С юных
лет Александр находился в довольно тяжелом положении между отцом и
бабушкой. Нередко, присутствуя утром на парадах и учениях в Гатчине в
неуклюжем мундире, он вечером являлся среди изысканного и остроумного
общества, собиравшегося в Эрмитаже. Необходимость держать себя
совершенно разумно в этих двух сферах, приучала великого князя к
скрытности, а то несоответствие, какое он встречал между внушенными ему
теориями и голой, русской действительностью, вселяло в нем недоверие к

людям и разочарование. Перемены, происшедшие в придворной жизни и
общественном порядке по смерти Императрицы, не могли благоприятно влиять
на характер Александра. Хотя он в это время исполнял должность
С.-Петербургского военного губернатора, был также членом Совета, сената,
шефом л.-г. Семеновского полка и председательствовал в военном
департаменте, но не пользовался доверием Императора Павла Петровича.
Несмотря на тяжелое положение, в каком находился великий князь при дворе
Императора Павла, он уже в то время обнаруживал гуманность и кротость в
обращении с подчиненными; свойства эти так прельщали всякого, что даже
человек с каменным сердцем, по словам Сперанского, не мог бы устоять
против такого обращения. Поэтому при вступлении Александра Павловича на
престол 12 марта 1801 г. его приветствовало самое радостное общественное
настроение. Трудные политические и административные задачи ожидали
своего разрешения от молодого правителя. Еще мало опытный в делах
управления, он предпочел держаться политических взглядов великой бабки
своей, императрицы Екатерины и в манифесте от 12 марта 1801 г. объявил о
намерении своем управлять Богом врученным ему народом по законам и "по
сердцу" покойной государыни.
Базельский мир, заключенный между Пруссией и Францией, принудил
императрицу Екатерину вступить вместе с Англией в коалицию против
Франции. Со вступлением на престол императора Павла коалиция распалась,
но снова возобновлена была в 1799 г. В том же году союз России с
Австрией и Англией снова порвался; обнаружилось сближение между
Петербургским и Берлинским дворами, завязались мирные сношения с первым
консулом (1800 г.). Император Александр поспешил восстановить мир с
Англией конвенцией 5 июня и заключил мирные договоры 26 сентября с
Францией и Испанией; к тому же времени относится указ о свободном
пропуске иностранцев и русских заграницу, как было до 1796 г.
Восстановив таким образом мирные сношения с державами, император первые
четыре года своего царствования почти все свои силы посвятил внутренней,
преобразовательной деятельности. Преобразовательная деятельность
Александра прежде всего направлена была к уничтожению тех распоряжений
прошлого царствования, которые видоизменяли общественный порядок,
предначертанный великой Екатериной. Двумя манифестами, подписанными 2
апреля 1801 г., восстановлены были: жалованная грамота дворянству,
городовое положение и грамота, данная городам; вскоре затем вновь
утвержден закон, освобождавший священников и дьяконов, наравне с личными
дворянами, от телесных наказаний. Тайная экспедиция (впрочем,
учрежденная еще при Екатерине II-й) уничтожена манифестом от 2 апреля, а
15 сентября повелено учредить комиссию для пересмотра прежних уголовных
дел; эта комиссия действительно облегчила участь лиц, "коих вины были
неумышленны и более относились ко мнению и образу мыслей того времени,
нежели к делам бесчестным и действительный государству вред наносящим".
Наконец, уничтожены пытки, дозволено ввозить иностранные книги и ноты, а
также открывать частные типографии, как было до 1796 г. Преобразования,
однако, состояли не только в восстановлении того порядка; какой
существовал до 1796 г., но и в пополнении его новыми распоряжениями.
Реформа местных учреждений, состоявшаяся при Екатерине, не коснулась
учреждений центральных; а между тем и они требовали перестройки.
Император Александр принялся за выполнение этой нелегкой задачи.
Сотрудниками его в этой деятельности были: проницательный и знавший
Англию лучше России гр. В. П. Кочубей, умный, ученый и способный Н. Н.
Новосильцев, поклонник английских порядков, кн. А. Чарторыйский, поляк
по симпатиям, и гр. П. А. Строганов, получивший исключительно
французское воспитание. Вскоре по вступлении на престол Государь учредил
вместо временного совета, coвет непременный, рассмотрению которого
подлежали все важнейшие дела государственные и проекты установлений.
Манифестом от 8 сент. 1802 г. определено значение сената, которому
поручено "рассматривать деяния министров по всем частям их управлению
вверенным и по надлежащем сравнении и соображении оных с
государственными постановлениями и с донесениями прямо от мест до Сената
дошедшими, делать свои заключения и представлять докладом" Государю. За
Сенатом оставлено значение высшей судебной инстанции; административное
значение сохранил лишь первый департамент. Тем же манифестом 8 сент.
центральное управление разделено между 8-ю, вновь учрежденными,
министерствами, каковы министерства: военно-сухопутных сил, морских сил,
иностранных дел, юстиции, финансов, коммерции и народного просвещения.
Каждое министерство находилось под управлением министра, к которому (в
министерствах внутренних и иностранных дел, юстиции, финансов и
народного просвещения) присоединен товарищ. Все министры были членами
государственного совета и присутствовали в Сенате. Преобразования эти,
однако, осуществлены были довольно поспешно, так что прежние учреждения
сталкивались с новым административным порядком, еще не вполне
определившимся. Министерство внутренних дел ранее других (в 1803 г.)
получило более законченное устройство. - Кроме более или менее
систематической реформы центральных учреждений в тот же период (1801 -
1805 г.) сделаны отдельные распоряжения касательно общественных
отношений и приняты меры к распространению народного образования. Право
владеть землею с одной стороны и заниматься торговлей с другой
распространено на разные классы населения. Указом 12 дек. 1801 г.
купечеству, мещанству и казенным поселянам дано право приобретать земли.
С другой стороны помещикам дозволено в 1802 г. производить заграничную
оптовую торговлю с уплатой гильдейских повинностей, а также, в 1812 г.,
и крестьянам разрешено производство торговли от собственного имени, но
лишь по годовому свидетельству, взятому из уездного казначейства с
уплатой требуемых пошлин. Император Александр сочувствовал мысли об
освобождении крестьян; с этою целью предпринято было несколько важных
мер. Под влиянием проекта об освобождении крестьян, поданного гр. С. П.
Румянцевым, издан был закон о вольных хлебопашцах (20 февраля 1803 г.)
По этому закону крестьяне могли вступать в сделки с помещиками,
освобождаться с землей, и не записываясь в другое состояние, продолжали
называться вольными хлебопашцами. Запрещено также делать публикации о
продаже крестьян без земли, прекращена раздача населенных имений, а
положением о крестьянах Лифляндской губернии, утвержденным 20 февраля

1804 г., облегчена их участь. Рядом с административными и сословными
реформами продолжался пересмотр законов в комиссии, управление которой
поручено было графу Завадовскому 5-го июня 1801 г., и начал составляться
проект уложения. Это уложение должно было, по мнению государя, завершить
ряд предпринятых им реформ и "охранить права всех и каждого", но
осталось невыполненным, кроме одной общей части (Code general). Но если
административный и общественный порядок еще не сведен был к общим
принципам государственного права в, памятниках законодательства, то во
всяком случае одухотворялся, благодаря все более и более широкой системе
народного образования. 8-го сентября 1802 г. учреждена была комиссия
(затем главное правление) училищ; она выработала положение об устройстве
учебных заведений в России. Правила этого положение о заведении училищ,
разделенных на приходы, уездные, губернские или гимназии и университеты,
о распоряжениях по учебной и хозяйственной части утверждены 24 января
1803 г. В Петербурге восстановлена академия наук, издан для нее новый
регламент и штат, в 1804 г. основан педагогический институт, а в 1805 г.
- университеты в Казани и Харькове. В 1805 г. П. Г. Демидов пожертвовал
значительный капитал на устройство высшего училища в Ярославле, гр.
Безбородко сделал то же для Нежина, дворянство Харьковской губернии
ходатайствовало об основании университета в Харькове и дало на это
средства. Основаны технические заведения, каковы: коммерческое училище в
Москве (в 1804 г.), коммерческие гимназии в Одессе и Таганроге (1804
г.); увеличено количество гимназий и школ.
Но вся эта мирная преобразовательная деятельность должна была вскоре
прекратиться. Император Александр, не привыкший к упорной борьбе с теми
практическими затруднениями, которые так часто встречались ему на пути к
осуществлению его планов и окруженный неопытными, молодыми советниками,
слишком мало знакомыми с русской действительностью, вскоре охладел к
реформам. А между тем глухие раскаты войны, надвигавшейся если не на
Россию, то на соседнюю с ней Австрию, стали привлекать его внимание и
открыли ему новое поле дипломатической и военной деятельности. Вскоре
после амьенского мира (25 марта 1802 г.) снова последовал разрыв между
Англией и Францией (начало 1803 г.) и возобновились враждебные отношения
Франции к Австрии. Недоразумения возникли также и между Россией и
Францией. Покровительство, оказываемое русским правительством Дантрегу,

находившемуся вместе с Кристэном на русской службе и арест последнего
французским правительством, нарушение статей тайной конвенции 11 октября
(н. ст.) 1801 г. о сохранении в неприкосновенности владений короля обеих
Сицилий, казнь герцога Энгиенского (март 1804 г.) и принятие первым
консулом императорского титула - повели к разрыву с Россией (август 1804
г.). Естественно было поэтому сближение России с Англией и Швецией в
начале 1805 г. и присоединение к тому же союзу Австрии, дружеские
сношения с которой начались еще при вступлении императора Александра на
престол. Война открылась неудачно: позорное поражение австрийских войск
при Ульме принудило русские силы, присланные на помощь Австрии, с
Кутузовым во главе - отступить от Инна в Моравию. Дела при Кремсе,
Голлабруне и Шёнграбене были лишь зловещими предвестниками аустерлицкого
поражения (20 ноября 1805), при котором во главе русского войска стоял
император Александр. Результаты этого поражения сказались: в отступлении
русских войск к Радзивиллову, в неопределенных, а затем и враждебных
отношениях Пруссии к России и Австрии, в заключении пресбургского мира
(26 дек. 1805 г.) и шёнбруннского оборонительного и наступательного
союза. До аустерлицекого поражения отношения Пруссии к России оставались
крайне неопределенными. Хотя императору Александру и удалось склонить
слабого Фридриха Вильгельма к утверждение секретной декларации 12 мая
1804 г. относительно войны против Франции, но уже 1-го июня она нарушена
была новыми условиями, заключенными прусским королем с Францией. Те же
колебания заметны и после побед Наполеона в Австрии. При личном свидании
имп. Александра с королем в Потсдаме заключена была Потсдамская
конвенция 22 окт. 1805 г. По этой конвенции король обязывался
способствовать восстановлению нарушенных Наполеоном условий
Люневильского мира, принимать военное посредничество между воюющими
державами, а в случае неудачи такого посредничества должен был вступить
в коалицию. Но Шёнбруннский мир(15 дек. 1805 г.) и еще более Парижская
конвенция (февр. 1806 г.), утвержденные королем Прусским, показали, как
мало можно было надеяться на последовательность прусской политики. Тем
не менее декларации и контрдекларации, подписанные 12 июля 1806 г. в
Шарлоттенбурге и на Каменном острове, обнаружили оближете между Пруссией
и Россией, сближение, которое закреплено было Бартенштейновской
конвенцией (14 апр. 1807 г.) Но уже во второй половине 1806 г.
разгорелась новая война. Кампания началась 8 окт., ознаменовалась
страшными поражениями прусских войск при Иене и Ауэрштедте и закончилась
бы полным покорением Пруссии, если бы на помощь Пруссакам но явились
русские войска. Под начальством М. Ф. Каменского, которого вскоре
заменил Беннингсен, эти войска оказали сильное сопротивление Наполеону
при Пултуске, затем принуждены были отступить после сражений при
Морунгене, Бергфриде, Ландсберге. Хотя после кровопролитной битвы при
Прейсиш-Эйлау русские также отступили, но потери Наполеона были
настолько значительны, что он безуспешно искал случая вступить в мирные
переговоры с Беннингсеном и поправил дела свои лишь победою при
Фридланде (14 июня 1807 г.). Император Александр не принимал участия в
этом походе, может быть потому, что находился еще под впечатлением
Аустерлицского поражения и лишь 2 апр. 1807 г. приехал в Мемель для
свидания с королем Прусским, лишенным почти всех владений. Неудача при
Фридланде принудила его согласиться на мир. Мира желали целая партия при
дворе Государя и войско; к тому же побуждали двусмысленное поведение
Австрии и недовольство Императора относительно Англии; наконец, тот же
мир нужен был и самому Наполеону. 25 июня происходило свидание между
императором Александром и Наполеоном, который сумел очаровать Государя
своим умом и вкрадчивым обращением, а 27 числа того же месяца заключен
Тильзитский трактат. По этому трактату Россия приобретала Белостокскую
область; император Александр уступил Наполеону Каттаро и республику 7
островов, а Иеврское княжество - Людовику Голландскому, признавал
Наполеона императором, Иосифа Неаполитанского - королем обеих Сицилий, а
также соглашался признать титулы остальных братьев Наполеона, настоящие
и будущие титулы членов Рейнского Союза. Император Александр взял на
себя посредничество между Францией и Англией и в свою очередь выразил
согласие на посредничество Наполеона между Росшей и Портой. Наконец, по
тому же миру "из уважения к России" прусскому королю возвращены были его
владения. - Тильзитский трактат подтвержден был Эрфуртской конвенщей (30
сентяб. 1808 г.), причем Наполеон тогда же согласился на присоединение
Молдавии и Валахии к России.
При свидании в Тильзите Наполеон, желая отвлечь русские силы,
указывал императору Александру на Финляндию и еще ранее (в 1806 г.)
вооружил Турцию против России. Поводом к войне с Швецией послужили
недовольство Густава IV Тильзитским миром и нежелание его вступить в
вооруженный нейтралитет, восстановленный в виду разрыва России с Англией
(25 окт. 1807 г.). Война объявлена 16-го марта 1808 г. Русские войска,
состоявшие под начальством гр. Буксгевдена, затем гр. Каменского, заняли
Свеаборг (22 апр.), одержали победы при Алово, Куортане и особенно при
Оровайсе, затем переправились в зиму 1809 г. по льду из Або на Аландские
острова под начальством кн. Багратиона, из Вазы в Умео и через Торнео в
Вестработнию, под предводительством Барклая де Толли и гр. Шувалова.
Успехи русских войск и смена правительства в Швеции способствовали
заключено Фридрихсгамского мира (5 сент. 1809 г.) с новым королем,
Карлом XIII. По этому миру Россия приобрела Финляндию до р. Торнео с
Аландскими островами. Император Александр сам побывал в Финляндии,
открыл сейм и "сохранил веру, коренные законы, права и преимущества,
коими пользовалось дотоле каждое сословие в особенности, и все жители
Финляндии вообще, по их конституциям". В Петербурге устроен комитет и
назначен статс-секретарь финляндских дел; в самой Финляндии
исполнительная власть вручена генерал-губернатору, законодательная -
Правительствующему Совету, впоследствии получившему наименование
Финляндского Сената. - Менее удачна была война с Турцией. Оккупация
Молдавии и Валахии русскими войсками в 1806 г. повела к этой войне; но
до Тильзитского мира враждебные действия ограничились попытками
Михельсона занять Журжу, Измаил и некоторые другие крепости, а также
удачными действиями русского флота, под начальством Сенявина против
турецкого, потерпевшего сильное поражение при о. Лемносе. Тильзитский

мир на время прекратил войну; но она возобновилась после Эрфуртского
свидания в виду отказа Порты уступить Молдавию и Валахию. Неудачи кн.
Прозоровского вскоре исправлены были блестящею победой гр. Каменского
при Батыне (около Рущука) и поражением турецкой армии при Слободзее, на
левом берегу Дуная, под начальством Кутузова, который назначен был на
место умершего гр. Каменского. Успехи русского оружия принудили султана
к миру, но мирные переговоры тянулись очень долго и Государь,
недовольный медлительностью Кутузова, уже назначил главнокомандующим
адмирала Чичагова, когда узнал о заключении Бухарестского мира (16 мая
1812 г.). По этому миру Россия приобретала Бессарабию, с крепостями
Хотиным, Бендерами, Аккерманом, Килией, Измаилом, до реки Прут, а Сербия
- внутреннюю автономию.
Рядом с войнами в Финляндии и на Дунае, русскому оружию приходилось
бороться и на Кавказе. После неудачного управления Грузией ген.
Кноррингом, главноуправляющим Грузиею назначен был кн. Цивданов. Он
покорил Джаробелоканскую область и Ганжу, которую переименовал в
Елисаветополь, но при осаде Баку был вероломно убит (1806 г.). - При
управлении гр. Гудовича и Тормасова присоединены Мингрелия, Абхазия и
Имеретия, а подвиги Котляревского (поражение Аббаса Мирзы, взятие
Ленкорана и покорение Тальшинского ханства) способствовали заключение
Гюлистанского мира (12 октября 1813 г.), условия которого изменились
после некоторых приобретений, сделанных г.-л. Ермоловым,
главнокомандующим Грузией с 1816 г.
Все эти войны хотя и закончились довольно важными территориальными
приобретениями, но вредно отозвались на состоянии народного и
государственного хозяйства. В 1801 - 1804 гг. государственных доходов
сбиралось около 100 мил. ежегодно, ассигнаций в обращении насчитывалось
до 260 м., внешний долг не превосходил 471/4 мил. сереб. руб. дефицит
был незначителен. Между тем в 1810 г. доходы уменьшились в два, а потом
и 4 раза. Ассигнаций выпущено было на 577 м. руб., внешний долг возрос
до 100 м. р. и оказался дефицит в 66 м. р. Сообразно с этим сильно упада
ценность рубля. В 1801 - 1804 гг. на серебряный рубль приходилось по
11/4 и 11/5, ассигнациями, а 9 апреля 1812 положено считать 1 р. сереб.
равным 3 р. ассиг. Смелая рука бывшего воспитанника Петербургской
Александровской семинарии вывела государственное хозяйство из такого
тяжелого положения. Благодаря деятельности Сперанского (особенно
манифестами 2-го февраля 1810 г., 29 янв. и 11 февр. 1812 г.), прекращен
выпуск ассигнаций, повышены подушный оклад и оброчная подать,
установлены новый прогрессивный подоходный налог, новые косвенные налоги
и пошлины. Монетная система также преобразована маниф. от 20 июня 1810
г. Результаты преобразовали отчасти уже сказывались в 1811 г., когда
поступило доходов на 355 1/2, м. р. (= 89 м. р. серебр.), расходы
простирались лишь до 272 м. р., недоимок числилось 43 м., а долгу 61 м.
Весь этот финансовый кризис вызван был рядом тяжелых войн. Но эти войны
после Тильзитского мира уже не поглощали всего внимания императора
Александра. Неудачные войны 1805 - 1807 гг. вселили в нем недоверие в
собственным военным способностям; он снова обратил свои силы на
внутреннюю преобразовательную деятельность, тем более, что теперь имел
такого талантливого помощника, как Сперанский. Проект преобразований,
составленный Сперанским в либеральном духе и приводивший в систему
мысли, высказанные самим Государем, осуществлен был лишь в
незначительной мере. Указом 6 авг. 1809 г. обнародованы правила
производства в чины по гражданской службе и об испытаниях в пауках для
производства в 8-й и 9-й классы чиновников без университетских
аттестатов. Манифестом 1 января 1810 г. прежний "постоянный" совет
преобразован в государственный с законосовещательным значением. "В
порядке государственных установлений" Совет составлял "сословие, в коем
все части управляется в главных их отношениях к законодательству"
соображались и через него восходили к верховной Императорской власти. По
сему "все законы, уставы и учреждения в первообразных их начертаниях
предлагались и рассматривались в Государственном Совете и потом,
действием державной власти, поступали к предназначенному их совершению".
Государственный Совет подразделялся на четыре департамента: в
департамент Законов входило все то, что по существу своему составляло
предмет закона; комиссия Законов должна была представлять в этот
департамент все первоначальные начертания законов, в ней составляемых. В
департамент военных дел входили "предметы" министерств военного и
морского. В департамент гражданских и духовных дел входили дела юстиции,
управления духовного и полиции. Наконец, к департаменту Государственной
Экономии принадлежали "предметы общей промышленности, наук, торговли,
финансов, казначейства и счетов". При Государственном совете находились:
комиссия составления законов, комиссия прошений, государственная
канцелярия. Вместе с преобразованием Государственного Совета манифестом
25 июля 1810 г. к прежним министерствам присоединены два новых
учреждения: министерство полиции и главное управление ревизии
государственных счетов. Наоборот, дела министерства коммерции
распределены между министерствами внутренних дел и финансов, а самое
мин. коммерции упразднено. - Наравне с реформой центрального управления
продолжались преобразования и в сфере духовного просвещения. Свечные
доходы церкви, определенные на расходы по устройству духовных училищ
(1807 г.), доставили возможность увеличить их количество. В 1809 г.
открыта духовная академия в Петербурге и в 1814 г. - в Сергиевской
лавре; в 1810 г. учрежден корпус инженеров путей сообщения, 1811 г.
основан Царскосельский лицей, а в 1814 г. открыта Публичная библиотека.
Но и второй период преобразовательной деятельности нарушен был новою
войной. Уже вскоре после Эрфуртской конвенции обнаружились несогласия
между Росшей и Францией. В силу этой конвенции император Александр
выставил 30000-й отряд союзного войска в Галиции во время австрийской
войны 1809 г. Но этот отряд, состоявший под начальством кн. С. Ф.
Голицына, действовал нерешительно, так как явное стремление Наполеона
восстановить или, по крайней мере, значительно усилить Польшу и его
отказ утвердить конвенцию 23 дек. 1809 г., предохранявшую Россию от
такого усиления, возбуждали сильные опасения со стороны русского
правительства. Возникновение несогласия усилились под влиянием новых
обстоятельств. Тариф на 1811 год, изданный 19-го декабря 1810 года,
возбудил неудовольствие Наполеона. Еще договором 1801 г. восстановлены
были мирные торговые сношения с Францией, а в 1802 г. на 6 лет продлен
торговый договор, заключенный в 1786 г. Но уже в 1804 г. запрещено
привозить по западной границе всякие бумажные ткани, а в 1805 г.
повышены пошлины на некоторые шелковые и шерстяные изделия с целью
поощрения местного, русского производства. Теми же целями руководилось
правительство и в 1810 г. Новым тарифом повышены пошлины на вина,
дерево, какао, кофе и сахарный песок; иностранные бумажные (кроме белых
под клеймение), льняные, шелковые, шерстяные и тому подобные изделия
запрещены; русские товары, лень, пенька, сало, семя льняное, парусные и
фламские полотна, поташ и смола обложены высшею отпускною пошлиною.
Напротив, дозволен привоз сырых заграничных произведений и беспошлинный
вывоз железа из русских заводов. Новый тариф вредил французской торговле
и приводил в негодование Наполеона, который требовал, чтобы император
Александр принял французский тариф и не принимал не только английских,
но и нейтральных (американских) судов в русские гавани. Вскоре за
изданием нового тарифа герцог Ольденбургский, дядя императора
Александра, лишен был своих владений, а протест Государя, циркулярно
высказанный по этому поводу 12 марта 1811 г., остался без последствий.
После этих столкновений, война была неминуема. Шарнгорст уже в 1810 г.
уверял, что у Наполеона готов план войны против России. В 1811 г. с
Францией заключила союз Пруссия, затем Австрия. Летом 1812 г. Наполеон
двинулся с союзными войсками через Пруссию и 11 июня перешел Неман между
Ковно и Гродно с 600-тысячным войском. Император Александр располагал
военными силами втрое меньшими; во главе их стояли: Барклай де Толли и
кн. Багратион в Виленской и Гродненской губерниях. Но за этим
сравнительно небольшим войском стоял весь русский народ, не говоря об
отдельных лицах и дворянстве целых губерний, вся Россия добровольно
выставила до 320000 ратников и пожертвовала не менее сотни миллионов
руб. После первых столкновений Барклая под Витебском и Багратиона под
Могилевым с французскими войсками, а также неудачной попытки Наполеона
зайти в тыл русским войскам и занять Смоленск, Барклай стал отступать по
Дорогобужской дороге. Раевскому, а затем и Дохтурову (с Коновницыным и
Неверовским) удалось отбить два приступа Наполеона на Смоленск; но после
второго приступа Дохтурову пришлось оставить Смоленск и присоединиться к
отступавшей армии. Несмотря на отступление, император Александр оставил
без последствий попытку Наполеона завязать мирные переговоры, но
принужден был сменить непопулярного среди войск Барклая - Кутузовым.
Последний приехал в главную квартиру, в Царево Займище, 17 августа, а
26-го дал битву при Бородине. Исход битвы остался нерешенным, но русские
войска продолжали отступать к Москве, население которой сильно
возбуждено было против французов, между прочим афишками гр. Растопчина.
Военный совет в Филях вечером 1-го сентября решил оставить Москву,
которая занята была Наполеоном 8 сентября, но вскоре (7 октября)
оставлена, в виду недостатка в припасах, сильных пожаров и упадка
военной дисциплины. Между тем Кутузов (вероятно, по совету Толя) свернул
с Рязанской дороги, по которой совершал отступление, на Калужскую, и
даль битвы Наполеону при Тарутине и Малоярославце. Холод, голод,
беспорядки в войске, быстрое отступление, удачные действия партизан
(Давыдова, Фигнера, Сеславина, Самуся), победы Милорадовича при Вязьме,
атамана Платова на Вопи, Кутузова при Красном, - привели французскую
армию в полное расстройство и, после бедственной переправы через
Березину, принудили Наполеона, не доезжая Вильны, бежать в Париж. 25
декабря 1812 г. издан был манифест об окончательном изгнании французов
из России. Отечественная война была кончена; она произвела сильные
перемены в душевной жизни императора Александра. В тяжелую годину
народных бедствий и душевных тревог он стал искать опоры в религиозном
чувстве и в этом отношении нашел поддержку в государствен. секр.
Шишкове, который теперь занимал место, опустевшее после удаления
Сперанского еще до начала войны. Благополучный исход этой войны еще
более развил в Государе веру в неисповедимые пути Божественного Промысла
и убеждение в том, что на долю русского царя выпала трудная политическая
задача: водворить мир в Европе на началах справедливости, источники
которой религиозно настроенная душа императора Александра стала искать в
евангельском учении. Кутузов, Шишков, отчасти гр. Румянцев были против
продолжения войны за границей. Но император Александр, поддерживаемый
Штейном, твердо решился продолжать военные действия. 1 января 1813 г.
русские войска перешли границу Империи в очутились в Пруссии. Уже 18
декабря 1812 г Иорк, начальник прусского отряда, посланного на помощь
французским войскам, вступил в соглашение с Дибичем о нейтралитете
немецких войск, хотя, впрочем, не имел на то разрешения от Прусского
правительства. Калишским трактатом (15 - 16 февраля 1813 г.) заключен
был оборонительно-наступательный союз с Пруссией, подтвержденный
трактатом Теплицким (август 1813 г.). Между тем русские войска, под
начальством Витгенштейна, вместе с Прусскими потерпели поражение в
битвах при Люцене и Бауцене (20 апреля и 9 мая). После перемирия и так
называемых Пражских совещаний, результатом которых было приступление
Австрии к союзу против Наполеона по Рейхенбахской конвенции (15 июня
1813 г.), военные действия возобновились. После удачной для Наполеона
битвы при Дрездене и неудачных при Кульме, Бриенне, Лаоне, Арсис-сюр-Об
и Ферь Шампенуазе, 18 марта 1814 года сдался Париж, заключен Парижский
мир (18 мая) и низвержен Наполеон. Вскоре затем, 25 мая 1815 г.,
открылся Венский конгресс главным образом для обсуждения вопросов
Польского, Саксонского и Греческого Император Александр во все время
похода находился при войске и настоял на занятии Парижа союзными
войсками. По главному акту Венского Конгресса (28 июня 1815 г.) Россия
приобретала часть герцогства Варшавского, кроме гросс-герцогства
Познанского, данного Пруссии и части, уступленной Австрии, причем в
Польских владениях, присоединенных к России, введена была императором
Александром конституция, составленная в либеральном духе. Мирные
переговоры на Венском конгрессе прерваны были попыткою Наполеона снова
завладеть французским престолом. Русские войска снова двинулись из
Польши на берега Рейна, а император Александр выехал из Вены в
Гейдельберг. Но стодневное правление Наполеона окончилось поражением его
при Ватерлоо и восстановлением. законной династии в лице Людовика XVIII
по тяжелым условиям второго Парижского мира (8 ноября 1815 г.). Желая
водворить мирные международные отношения между христианскими государями
Европы на началась братской любви и евангельских заповедей, император
Александр составил акт священного союза, подписанный им самим, королем
прусским и австрийским императором. Международные отношения
поддерживались конгрессами в Аахене (1818 г.), где решено было вывести
войска союзников из Франции, в Троппау (1820 г.) по поводу беспорядков в
Испании, Лайбахе (1821) в виду возмущений в Савойе и Неаполитанской
революции и, наконец, в Вероне (1822) - для усмирения возмущения в
Испании и обсуждения восточного вопроса.
Прямым результатом тяжелых войн 1812 - 1814 гг. было ухудшение
государственного хозяйства. К 1-му января 1814 г. значилось в приходе
всего 5871/2, милл. руб.; долги внутренние доходили до 700 милл. руб.,
голландский долг простирался до 1011/2 милл. гульденов (= 54 милл.
руб.), а серебряный рубль в 1815 г. ходил по 4 р. 15 к. ассиг. Насколько
продолжительны были эти последствия, обнаруживает состояние русских
финансов десять лет спустя. В 1825 г. государственных доходов было всего
5291/2 милл. руб., ассигнаций выпущено на 5951/2 милл. руб., что вместе
с голландским и некоторыми другими долгами составляло до 3501/2 милл.
руб. сер. Правда, что в торговом отношении замечаются более значительные
успехи. В 1814 г. ввоз товаров не превосходил 1131/2 милл. руб., а вывоз
- 196 милл. ассигн.; в 1825 г. ввоз товаров достигал 1851/2 милл. руб.,
вывоз простирался на сумму в 2361/2 мил. руб. Но войны 1812 - 1814 г.
имели и другой ряд последствий. Восстановление свободных политических и
торговых сношений между европейскими державами вызвало и издание
нескольких новых тарифов. В тарифе 1816 г. допущены были некоторые
изменения сравнительно с тарифом 1810 г., тарифом 1819 г. сильно
понижены запретительные пошлины на некоторые из иностранных товаров, но
уже в распоряжениях 1820 и 1821 гг. и новом тарифе 1822 г. заметно
возвращение к прежней охранительной системе. С падением Наполеона
рушилось им установленное взаимоотношение политических сил Европы. Новое
определение их взаимоотношения принял на себя император Александр.
Задача эта и отвлекала внимание Государя от внутренней,
преобразовательной деятельности прежних годов, тем более, что у престола
в то время не стояло уже прежних поклонников английского
конституционализма, а блестящего теоретика и приверженца французских
учреждений, Сперанского, с течением времени заменил суровый формалист,
председатель военного департамента государственного совета и главный
начальник военных поселений, бедно одаренный от природы граф Аракчеев.
Впрочем, в правительственных распоряжениях последнего десятилетия
царствования императора Александра иногда все еще заметны следы прежних
преобразовательных идей. 28-го мая 1816 г. утвержден был проект
эстляндского дворянства об окончательном освобождении крестьян.
Курляндское дворянство последовало примеру эстляндских дворян по
приглашению самого правительства, которое и утвердило такой же проект
относительно курляндских крестьян 25 августа 1817 г. и относительно
крестьян лифляндских 26 марта 1819 г. Вместе с сословными
распоряжениями, сделано несколько перемен в центральном и областном
управлении. Указом 4 сентября 1819 г. министерство полиции присоединено
к министерству внутренних дел, от которого департамент мануфактур и
внутренней торговли переведен в министерство финансов. В мае 1824 г.
дела св. синода отделены от министерства народного просвещения, куда они
перенесены были по манифесту 24 октября 1817 г., и где остались одни
дела иностранных исповеданий. Еще ранее, манифестом 7 мая 1817 г.
учрежден совет кредитных установлений, как для ревизий и поверки всех
операций, так и для рассмотрения и заключения всех предположений по
кредитной части. К тому же времени (маниф. 2 апреля 1817 г.) относится
замена откупной системы казенной продажей вина; управление питейными
сборами сосредоточено в казенных палатах. Касательно областного
управления сделана также вскоре за тем попытка распределения
великороссийских губерний по генерал-губернаторствам. Правительственная
деятельность продолжала также сказываться в попечениях о народном
просвещении. При с.-петербургском педагогическом институте в 1819 г.
устроены публичные курсы, чем положено основание петербургскому
университету. В 1820 г. преобразовано инженерное училище и основано
артиллерийское; в Одессе в 1816 учрежден Ришельевский лицей. Стали
распространяться школы взаимного обучения по методу Беля и Ланкастера. В
1813 г. основано библейское общество, которому государь выдал вскоре
значительное денежное пособие. В 1814 г. открыта императорская публичная
библиотека в Петербурге Частные лица следовали примеру правительства.
Гр. Румянцев постоянно жертвовал денежные средства на печатание
источников (напр. на издание русских летописей - 25000 р.) и ученых
исследований. В то же время сильно развилась публицистическая и
литературная деятельность. Уже в 1^03 г. при министерстве народного
просвещения издавалось "периодическое сочинение о успехах народного
просвещения", а при министерстве внутренних дел - "С.-Петербургский
журнал" (с 1804 г.). Но эти официальные издания далеко не имели такого
значения, какое получили: "Вестник Европы" (с 1802 г.) М. Каченовского и
Н. Карамзина, "Сын Отечества" Н. Греча (с 1813 г.), "Отечественные
записки" П. Свиньина (с 1818 г.), "Сибирский Вестник" Г. Спасского (1818
- 1825 г.), "Северный Архив" Ф. Булгарина (1822 - 1828), впоследствии
соединившийся с "Сыном Отечества". Ученым характером отличались издания
Московского общества истории и древностей, основанного еще в 1804 г.
("Труды" и "Летописи", а также "Русские достопамятности" - с 1815 г.). В
то же время действовали В. Жуковский, И. Дмитриев и И. Крылов, В. Озеров
и А. Грибоедов, слышны были печальные звуки Батюшковской лиры, уже
раздавался могучий голос Пушкина и стали печататься стихотворения
Баратынского. Между тем Карамзин печатал свою "Историю Государства
Российского", а разработкой более частных вопросов исторической науки
занимались А. Шлецер, Н. Бантыш-Каменский, К. Калайдович, А. Востоков"
Евгений Болховитинов (митрополит Киевский), М. Каченовский, Г. Эверс. К
сожалению, это умственное движение подверглось репрессивным мерам,
частью под влиянием беспорядков, происходивших за границей и
отозвавшихся в незначительной степени и в русских войсках, частью
благодаря все более и более религиозно-консервативному направлению,
какое принимал образ мыслей самого Государя, 1-го августа 1822 запрещены
были всякие тайные общества, в 1823 г. не дозволено отправлять молодых
людей в некоторые из Германских университетов. В мае 1824 г. управление
министерством народного просвещения поручено известному приверженцу
старорусских литературных преданий адмиралу А. С. Шишкову; с того же
времени перестало собираться библейское общество и значительно стеснены
цензурные условия.
Последние годы своей жизни император Александр проводил большей
частью в постоянных разъездах по самым отдаленным углам России или же
почти в полном уединении в Царском селе. В это время главным предметом
его забот был вопрос Греческий. Восстание греков против турок, вызванное
в 1821 г. Александром Ипсиланти, состоявшим на русской службе и
возмущения в море и на островах Архипелага, вызвали протест со стороны
Императора Александра. Но султан не верил искренности такого протеста, а
Турки в Константинополе перебили многих христиан. Тогда русский посол,
бар. Строганов, оставил Константинополь. Война была неминуема, но,
задержанная европейскими дипломатами, разразилась лишь после смерти
Государя. Император Александр умер 19 ноября 1825 г. в Таганроге, куда
сопровождал супругу свою, императрицу Елисавету Алексеевну для
поправления ее здоровья.
В отношении Императора Александра к греческому вопросу довольно ярко
сказались особенности той третьей стадии развития, какую переживала
созданная им политическая система в последнее десятилетие его
царствования. Система эта первоначально выросла на почве отвлеченного
либерализма; последний сменился политическим альтруизмом, который в свою
очередь преобразовался в религиозный консерватизм.

Важнейшие труды по истории императора Александра 1-го: М. Богданович
, "История Императора Александра 1-го". VI т. (Спб., 1869 - 1871 г.); С.
Соловьев, "Император Александр Первый. Политика - дипломатия" (Спб.,
1877 г.); А. Надлер, "Император Александр Первый и идея св. союза"
(Рига, IV т., 1885 - 1888 г.г.); Н. Путята, "Обозрение жизни и
царствования имп. Александра 1-го" (в Историческом Сбор. 1872 г., №1,
стр. 426 - 494); Шильдер, "Россия в ее отношениях к Европе в
царствование Императора Александра 1, 1806 - 1815 гг." (в "Рус. Стар."
1888 г.); Н. Варадинов, "Истор. Мин. Внутренних дел" (ч. I - III, Спб.
1862 г.); А. Семенов, "Изучение исторических сведений о российской
торговле" (Спб., 1859 г., ч. II, стр. 113 - 226); М. Семевский,
"Крестьянский вопрос" (2 т., Спб. 1888 г.); И. Дитятин, "Устройство и
управление городов в России" (2 т., 1875 - 1877 г.); А. Пыпин,
"Общественное движение при Александре 1-м" (Спб., 1871 г.).
Александр II - Император Bcepoccийский, старший сын Императора
Николая Павловича и Государыни Императрицы Александры Федоровны, родился
в Москве 17-го апреля 1818 г. Воспитателями Его были генералы Мердер и
Кавелин. Мердер обратил на себя внимание, как командир роты в
учрежденной 18 августа 1823 г. школе гвардейских подпрапорщиков. Николай
Павлович, тогда еще Великий Князь, узнав про его педагогические
способности, кроткий нрав и редкий ум, решился вверить ему воспитание
своего сына. В эту важную должность Мердер вступил 12 июня 1824 г.,
когда Великому Князю едва исполнилось 6 лет и с неутомимым усердием
исполнял ее в продолжение 10 лет. Несомненно, что влияние этого
высокогуманного воспитателя на юное сердце его питомца было самое
благотворное. Не менее благотворно было влияние и другого наставника
Великого Князя - знаменитого поэта Василия Андреевича Жуковского,
руководителя его классных занятой. Самою лучшей характеристикой

полученного А. воспитания могут служить слова, сказанные Жуковским про
своего сотоварища в деле воспитания, генерала Мердера, которые всецело
могут быть отнесены и к нему самому: "В данном им воспитании не было
ничего искусственного; вся тайна состояла в благодетельном, тихом, но
беспрестанном действии прекрасной души его... Его питомец... слышал один
голос правды, видел одно бескорыстие... могла ли душа его не полюбить
добра, могла да в то же время не приобрести и уважения к человечеству,
столь необходимого во всякой жизни, особливо в жизни близ трона и на
троне". Нет никакого сомнения, что Жуковский общим своим влиянием
содействовал подготовлению сердца своего питомца к будущему освобождению
крестьян.
По достижении совершеннолетия, Наследник Цесаревич совершил
путешествие по России, в сопровождении Кавелина, Жуковского и
флигель-адъютанта Юрьевича. Первый из царского рода он посетил (1837)
Сибирь, и в результате этого посещения оказалось смягчение участи
политических ссыльных. Позднее, будучи на Кавказе, Цесаревич отличился
при нападении горцев, за что был награжден орденом св. Георгия 4-й
степени. В 1838 г. Александр Николаевич путешествовал по Европе и в то
время, в семействе великого герцога Людвига Гессен-Дармштадтского избрал
себе в супруги принцессу Максимилиану-Вильгельмину-Августу-Софию-Марию
(род. 27 июля 1824), по прибытии в Россию принявшую св. миропомазание по
уставу православной церкви 5 декабря 1840 г. с именем Великой Княжны
Марии Александровны. На другой день последовало обручение, а 16-го
апреля 1841 совершено было бракосочетание.
От брака Императора Александра II с Императрицей Марией
Александровной родились следующие дети: В. К. Александра Александровна,
род. 19 авг. 1842 г., умерла 16 июня 1849 г.; В. К. Наследник Цесаревич
Николай Александрович, род. 8 сентября 1843, умер 12 апр. 1866 г.;
Великий Князь Александр Александрович - ныне благополучно Царствующий
Император Александр III, род. 26 февр. 1845 г.; Великий Князь Владимир
Александрович, родился 10 апреля 1847 г., с 16 авг. 1874 г. в
супружестве с Великой Княгиней Mapией Павловной, дочерью Великого
Герцога Мекленбург-Шверинского Фридриха-Франца II, род. 2 мая 1854 г.;
В. К. Алексей Александрович, род. 2 января 1850 г.; В. К. Mapия
Александровна, род. 5 октября 1853 г., в супружестве с принцем
Альфредом, Герц. Эдинбургским, с 11 января 1874 г.; В. К. Сергей
Александрович, род. 29 апр. 1857 в супружестве с 3 июня 1884 г. с
Елисаветою Феодоровною, дочерью Вел. Герц. Гессенского, род. 20 октября
1864 г.; В. К. Павел Александрович, род. 21 сент. 1860, в супружестве с
4 шля 1889 г. с греческой королевной Александрой Георгиевной, род. 30
авг. 1870 г.
Еще будучи Наследником, А. участвовал в делах управления. В последние
годы царствования императора Николая и во время его путешествий, А.
неоднократно заменял своего августейшего родителя; в 1848 г., во время
своего пребывания при венском, берлинском и др. дворах, Он исполнял
различные важные дипломатические поручения. Приняв в свое управление
военно-учебные заведения, А. с особенной любовью заботился об их нуждах
и постепенном усовершенствовании как научного преподавания, так и
воспитания.
Вступление Александра II на престол 19 февраля 1855 г. произошло при
очень тяжких обстоятельствах. Крымская война, где России приходилось
иметь дело с соединенными силами почти всех главных европейских держав,
принимала неблагоприятный для нас оборот. Силы союзников к тому времени
увеличились еще более вследствие присоединения к ним 15 т. сардинских
войск; неприятельский флот действовал против России на всех морях.
Несмотря, однако, на свое миролюбие, которое было известно и в Европе,
Александр выразил твердую решимость продолжать борьбу и добиться
почетного мира. Набрано было до 360 т. человек ополчения, столько же
дали 3 рекрутских набора. Стойкость и мужество русских войск, при
отстаивании Севастополя, вызывали восторженное удивление даже со стороны
врагов; имена Корнилова, Нахимова и др. покрылись неувядаемой славой.
Наконец, однако, страшное действие неприятельской артиллерии,
разрушавшей наши укрепления и ежедневно уносившей тысячи людей, и
совокупный штурм Севастополя всеми союзниками, произведенный 27 августа,
заставили русские войска покинуть южную часть города и перейти на
северную. Падение Севастополя, однако, не принесло неприятелю
значительной пользы. С другой стороны, русские были отчасти
вознаграждены успехом в М. Азии: Карс - эта неприступная крепость,
усиленная еще англичанами, - 16 ноября был взят генералом Муравьевым со
всем многочисленным его гарнизоном. Этот успех доставил нам возможность
выказать свою готовность к миру. Союзники, также утомленные войной,
охотно готовы были вступить в переговоры, которые и начались чрез
посредство Венского двора. В Париже собрались представители 7 держав
(Россия, Франции, Австрия, Англия, Пруссия, Сардиния и Турция и 18 марта
1856 г. заключен был мирный трактат. Главные условия этого договора были
следующие: Плавание по Черному морю и Дунаю открыто для всех купеческих
судов; вход в Черное море, Босфор и Дарданеллы закрыть для военных
кораблей, за исключением тех легких военных судов, которые каждая
держава содержит в устье Дуная для обеспечения на нем свободного

плавания. Россия и Турция, по взаимному соглашению, содержать на Черном
море равное число кораблей. Россия, в видах обеспечения свободного
плавания по Дунаю, уступает дунайским княжествам часть своей территории
у устья этой реки; она также обещает не укреплять Аландских островов.
Христиане в Турции сравниваются в правах с мусульманами и Дунайские
княжества поступают под общий протекторат Европы.
Парижский мир, хотя и невыгодный для России, был все-таки почетным
для нее в виду таких многочисленных и сильных противников. Впрочем,
невыгодная сторона его
- ограничение морских сил России на Черном море, - была устранена еще
при жизни Александра II заявлением 19 октября 1870 г.
Но невыгоды договора искупались благом самого мира, который давал
возможность обратить все внимание на внутренние реформы, настоятельность
которых стала очевидной.
Действительно, крымская война обнажила многие внутренние язвы нашего
отечества, показала полную несостоятельность нашего прежнего быта.
Оказывалось необходимым полное переустройство многих частей, но на пути
всякого улучшения крепостное право стояло неумолимым препятствием.
Потребность в реформах становилась осязательной, неотложной. И вот, с

<<

стр. 5
(всего 253)

СОДЕРЖАНИЕ

>>