<<

стр. 51
(всего 253)

СОДЕРЖАНИЕ

>>

первом сборнике его произведений: "Traumbilder". Убедившись в отвращении
юноши к торговой профессии, родители решили отдать его в унив., по
юридическому факультету, и благодаря поддержке Соломона Гейне, он в 1819
г. очутился в Бонне, где в ту пору профессорами были Макельдей,
Миттермайер, Август Шлегель. Мало занимаясь юридическими науками, Г. тем
сочувственнее относился к лекциям истории, истории литературы и
эстетики, и особенно любил и уважал Августа Шлегеля. Шлегель в сильной
степени развил в нем и без того не чуждый ему романтизм, уяснил ему
значение Шекспира, ближе познакомил его с Байроном. Под этими
впечатлениями создалось тогда у Г. много чисто-лирических "песен" и
начата трагедии "Альманзор". Пробыв в боннском унив. менее года, он
перешел в геттингенский, где, за весьма немногими исключениями,
господствовал бездушный педантизм, давили богатую пищу сатирической
наблюдательности Г. и его пессимистическому настроению. Четырнадцать
месяцев спустя, он переселился в Берлин (1821). Пребывание в Берлине,
несмотря на усиливавшуюся тогда политическую реакцию, очень благотворно
повлияло на него, благодаря близким сношениям с интеллигентными и
литературными кружками (Рахили Варнгаген фон-Энзе, где господствовал
культ Гете, и баронессы Гогенгаузен, где преклонялись перед Байроном) и
берлинскому университету, во главе светил которого (Ганс, Бопп, Вольф)
стоял Гегель. Сделавшись тотчас же горячим гегельянцем, энергически
участвуя в либеральном "Обществе культуры и науки еврейства", и в то же
самое время подрывая свое здоровье чувственными наслаждениями, Гейне
вместе с тем постепенно выступал и на литературное поприще. В конце 1821
г. появились в печати отдельной книгой прежде помещенные в журналах, с
добавлением новых, стихотворения, в которых автор заявил себя
романтиком, певцом любви и поэтом в народном духе. Они встретили
восторженный прием в публике и печати. За ними, в начале 1823 г.,
последовали трагедии "Альманзор" и "Ратклиф", и сборник чистолирических
стихотворений "Lyrisches Intermezzo", закрепивших его славу. Ему
приходилось, однако, не мало терпеть от клеветы и инсинуаций, за смелое
отношение к многим традиционным вопросам религии, морали и нравов (в
"Альманзор"). Это тяжело отзывалось и на его материальном положении, так
как недоброжелатели выставляли его в дурном свете пред дядею Соломоном,
на счет которого он жил тогда. Ко всему этому присоединилась сильная
нервная болезнь. В тяжелом настроении уехал он, для окончательного
приготовления к выпускному экзамену и сдачи его, снова в ненавистный ему
Геттинген (1824). Осенью этого года он совершил по Гарцу и Тюрингии
путешествие, плодом которого была первая часть "Путевых Картин"
(Reisebilder). Весною 1825 г. он получил степень доктора юридических
наук; за месяц до этого он перешел в лютеранство. После кратковременного
пребывания в Нордернее, давшего поэту богатый материал для будущего
цикла стихотворений: "Северное море", он переехал в Гамбург, где его
ждал целый ряд неприятностей от людей противодействовавших его стараниям
добыть себе возможно большее обеспечение от богатого дяди; и сам он,
впрочем, действовал во многих случаях не совсем безупречно. Тогда же он
выпустил в свет 1-й том "Путевых Картин" ("Путешествие на Гарц",
"Возвращение на родину", "Северное море" и несколько мелких стихотвор.),
имевший громадный успех, но подвергнувшийся запрещению в Геттингене, а
потом и во многих других городах Германии. Еще более сильное действие во
всех лагерях произвел вышедший скоро после того 2 т. "Пут. Карт. ",
восторженно встреченный публикой и частью критики, и запрещенный в
Ганновере, Пруссии, Австрии, Мекленбурге и большинство мелких
государств, при чем и лично против автора, по-видимому, готовились
принять такие меры, что Г. счел благоразумным уехать на время в Лондон.
По возвращении оттуда он прожил несколько времени снова в Гамбурге, где
выпустил, под общим заглавием "Книги Песен", полное собрание написанных
и напечатанных им до того времени стихотворений. Вследствие
стеснительных денежных обстоятельств, а также желая испробовать свои
силы в качестве писателя политического, Г. принял предложение Котты
редактировать в Мюнхене газету "Politische Annalen" и переехал туда в
конце 1827 г. Редакторство его продолжалось всего полгода, обнаружив
непригодность его для такого дела, и он отправился путешествовать по
Италии, по возвращении откуда в Берлин выпустил в свет 3 т. "Пут. Карт."
("Путешествие от Мюнхена до Генуи" и "Луккские воды"), который тотчас же
был запрещен в Пруссии. В видах личной безопасности Г. уехал из Берлина,
поселился на время в Гамбурге, для поправления здоровья ездил в
Гельголанд, и здесь получил глубоко взволновавшее его известие об
июльской революции 1830 г. Сопоставление надежд, вызванных этим
событием, с современною немецкого действительностью послужило для него
поводом к выпуску "Дополнения к Путевым Картинам" и очень резкой статьи
"Кальдорт о Дворянстве" и усилило давнишнее желание его переехать в
Париж. Сюда прибыл он в мае 1831 г. и принялся за корреспонденции из
Парижа в "Allgemeine Zeitung". Они создали ему очень странное положение
относительно различных политических партий: лишенный необходимых для
истинного публициста свойств, он беспрестанно давал повод обвинять его в
шаткости политических убеждений. По настоянию австрийской дипломатии,
Котта прекратил печатание корреспонд., но Г. издал все. прежде
напечатанное, отдельной книгой: "Французские Дела", снабдив ее таким
резким предисловием, которое навсегда уничтожило для него возможность
возвращения в отечество. За этим последовали работы в ином роде,
писавшиеся пофранцузски для парижских журналов и затем переводившиеся
автором на немецкий язык: "Романтическая Школа", "К истории религии и
философии в Германии", "О Германии" и др.; производительность же
поэтическая оскудевала и почти единственным плодом ее за этот период был
сборник цинично чувственных стихотворений: "Парижские Женщины".
Усилившееся гонение "Молодой Германии", избравшей своими вождями Берне и
Гейне, тяжело обрушилось на последнего в отношении материальном и
нравственном. Нужда, которую он испытывал, увеличилась еще больше
благодаря его связи, а потом и браку с Евгенией Мира (Матильда),
женщиною очень бестолковою; заметно ухудшилось и здоровье поэта,
появились зловещие нервные припадки. Под влиянием этих обстоятельств
написаны им книга "О Берне" - весьма неблаговидный в некоторых
отношениях памфлет; поэма. "Атта Тролль" (1842), резко осмеивавшая
односторонние крайности тогдашней немецкой политической поэзии; "Новые
Стихотворения" (1844), запечатленные уже мрачным пессимизмом, и поэма
"Зимняя Сказка", в которой с беспощадным, часто даже циническим
остроумием заклеймена господствовавшая тогда в Германии смесь
средневекового феодального порядка и "квасного" патриотизма. Понятно,
что она была подвергнута строгому запрещению во всех городах Пруссии,
причем начальству всех пограничных городов было предписано арестовать
автора, где бы он ни появился. Жестоким ударом для Г. явилось и то, что
умерший дядя его Соломон завещал ему всего 8 тыс. фр., а единственный
наследник старика, Карл, отказался выплачивать, ту пенсию, которую
покойный словесно обязался выдавать поэту во все продолжение его жизни,
а жене его - в половинном размере после его смерти, но о которой в
завещании не было упомянуто. Это столкновение хотя и окончилось тем, что
Карл согласился выплачивать пенсию, получив от поэта письменное
обязательство за себя и своих наследников никогда не выпускать в печать
ни одной строки, оскорбительной для семейства Г., но оказало на здоровье
поэта самое пагубное действие, открыв собою последний и страшный период
его жизни. Старая болезнь пошла вперед исполинскими шагами; в мае 1848
г., он, полуслепой, полухромой, в последний раз вышел из дому на
прогулку, и с тех пор уже до самой смерти остался прикованным к своей
"матрацной могиле", как называл он те 12 матрацев, на которых лежал.
Ужасные страдания, не мешали ему однако, сохранить удивительную мощь
духа, необычайную ясность и крепость мышления, выразившуюся в нескольких
прозаических произведениях ("Боги в изгнании", "Стихийные духи",
"Признания" и др.), а главное - в стихотворениях, составивших циклы
"Романсеро", "Лазарь" и "Последние стихотворения", которые сам автор
назвал "Жалобою, выходящею как бы из гроба". Пессимизм и отчаяние дошли
здесь до последнего предела. К этому же времени относится и окончание
его "Мемуаров", из которых была напечатана, после смерти вдовы, только
часть, ничтожная в количественном и не особенно важная в качественном
отношении. Окруженный попечениями жены, согретый незадолго до смерти
внезапно вспыхнувшею в нем любовью к Камилле Сельден, которую он
обессмертил в нескольких стихотворениях под именем "мушки", продолжая,
вместе с тем, испытывать невыносимые физические страдания, поэт
мучительно доживал последние дни. Еще 13 февраля 1856 г. он писал шесть
часов сряду (свои мемуары); 16-го, после обеда, сказал: "бумаги и
карандаш", но то были последние слова его; началась мучительная агония,
и 17 февр. Г. не стало. Он похоронен на Монмартрском кладбище; над
могилою жена его поставила памятник. на плите которого вырезаны всего
два слова: "Henri Heine". Как человек, Г. и по своей натуре, и в
качестве типичнейшего представителя одного из главных течений того
времени (байроновского), представляется существом, в котором соединялись
самые вопиющие противоположности: с высоким нравственным достоинством
совмещалось много суетного и мелочного. В общему однако, Г. остался
непоколебимо до конца жизни благородным человеком и гражданином. Что
касается до Г., как писателя, то центр тяжести его деятельности,
конечно, в поэзии; но и значение его, как публициста и критика, отнюдь
не может быть признано маловажным. Правда, органические свойства его
натуры, как человека, а главное - как. поэта, мешали ему в статьях
политических быть последовательным в частных, касавшихся того или
другого отдельного вопроса, взглядах и мнениях; но в основных воззрениях
своих он оставался всегда неизменным, и сущность этих воззрений выразил
как нельзя лучше он сам, когда назвал себя "храбрым солдатом в войне за
освобождение человечества". Как критик литературный, Г. стоит еще выше
Г. публициста; под блестящею легкою формою, иногда переходящею даже в
некоторого рода фривольность, под смесью научной серьезности в
фельетонной шутливости, во всех критических, философских и т. п. статьях
Гейне столько глубокого понимания явлений, столько чутья, сколько мог бы
пожелать себе любой из ученых историков литературы. Поэтическая
деятельность Г. важна с двух сторон: историко-литературной и
чистохудожественной. Выросши и развившись под влиянием романтическое
школы, выступив на сцену в пору "бабьего лета" романтизма (по выражению
Готшаля) и наложив на свои первые произведения несомненную печать этого
направления, Г., однако, на первых же порах проявил и свое полное.
отличие от романтиков. В то время как они совсем уходили из
действительной жизни в созданный ими фантастический мир, Г. только
убаюкивал себя им, "точно пел колыбельную песню своим страданиям". В
противоположность романтической поэзии, которая, особенно в последние
годы, состояла из двух элементов: рыцарства и монашества, Г. внес в свою
поэзию единственный элемент - человечество. Отсюда до открытой борьбы с
романтизмом, с болезненными стремлениями его был всего один шаг - и Г.
скоро сделал его, пойдя затем быстро и победоносно по новому пути.
Первые серьезные произведения Г. знаменуют собой падение немецкого
романтизма и начало эры новой немецкой поэзии. Взятая сама по себе, без
отношения к современным литературным направлениям, поэзия Г.
представляется нам с резко двойственным характером. Одну категорию ее
составляют стихотворения, делающие Г. одним им величайших лириков всех
времен и народов - произведения чистого искусства, те "жемчужины лирики,
которые в своей чистоте и своей хрустальной шлифовке составляют вечное
украшение его поэтического венца и принадлежат к лирическим сокровищам
немецкой национальной литературы"; это - песни, перерабатывающие
народные мотивы, песни любви в их бесконечном и обаятельном
разнообразии, при видимом однообразии основного мотива, а также чудные
звуки, вызываемые у поэта природою и особенно морем, полеты фантазии его
в поразительной шири и грандиозности. Но на ряду с этими произведениями,
где все - эфир, чистый аромат, волшебная грёза, идут продукты отрицания,
"мировой скорби", получающей у Г. совершенно самостоятельный,
индивидуальный характер и почти с хронологическою последовательностью
проходящей чрез три фазиса. Тут сперва ирония или, вернее, юмор, который
сам Г. характеризует как "смеющиеся слезы", как то, без чего
"колоссальные скорби и страдания были бы невыносимы", и орудие его
"прекрасный звонкий смех") поражающий других и дающий своего рода
отраду, хотя и мучительную, тому, кто может так смеяться. Под влиянием
современной действительности совершается переход этого юмора в жгучую
сатиру, на которую Г. смотрел как на своего рода историческую миссию,
придавая карающей силе поэзии великое значение. Самое яркое проявление
ее мы находим в поэме "Зимняя сказка". И наконец - апогей
пессимистического отношения к жизни, когда выступает во всей своей
наготе полное, беспредельное, доходящее иногда даже до цинизма,
отрицание всего, когда из сердца поэта вылетает один за другим звуки, в
которых "все желчь, горькая желчь в красиво шлифованных сосудах,
предсмертные проклятия умирающих, язвительный хохот духов тьмы над
жалким миром, обреченным на смерть, зараженным внутренним гниением и
ложью...". Но сквозь все, написанное Г., проходить красною нитью одна
главная, основная идея - человечества, гуманности в самом обширном и
благородном значении этого слова. Эпитеты "рыцаря духа", который он сам
придал себе в своей "Горной Идиллии", и "лихого барабанщика", каким он
назвал себя в "Доктрине", как нельзя лучше характеризуют его поэтическую
деятельность во всей ее совокупности, точно также, как вполне
применяются к ней и другие слова его: "Я право не знаю, заслужил ли я,
чтобы после моей смерти мой гроб украсили лавровым венком. Но на этот
гроб вы должны положить меч, потому что я был храбрый солдат в войне за
освобождение человечества". Полное собрание сочинений Г. издано в 16
раз, в 1861 г., Штродтманом; в 1869 г. он же издал посмертные
произведения поэта: "Letzte Gedichte nna Gedanken". За Штродтмановским
изданием последовало несколько других, не прибавивших однако к первому
ничего существенного. Недавно появилась часть его "Мемуаров". На русском
языке, кроме небольших сборников стихотворений в перевода Михайлова,
Костомарова, Мейснера, Шкаффа и Вейнберга, имеется более или менее
полное изд. Г. под ред. П. Вейнберга и В. Чуйко (с биогр. очерком, нап.
последним). Ср. биографию Гейне П. И. Вейнберга, изд. Павленкова (1892).
Лучшие иностранные биографии Г. : "Н. Heine's Leben und Werke"
Штродтмана и "Heinrich Heine" Прёльса; см. также "Воспоминания"
Мейснера, книжку Камиллы Сельден: "Les derniers jours de Heine", статьи
Гюфера в "Deutsche Rundschau".
П. Вейнберг.
Геката (ўEkath) - у греков божество лунного света. Культ Г.
существовал сначала у фракийцев и от них уже перешел к грекам. У Гомера
мы не встречаем имени Г.; в "Теогонии" же Гесиода, где о ней впервые
упоминается, она называется дочерью гитана Персея; другие называют ее
дочерью Зевса и Деметры или Зевса и Геры. Г. дарует мудрость в народных
собраниях, счастье на войне, богатую добычу на охоте и т. д. Как богиня
преисподней, она считалась также богиней всего таинственного; греки
представляли ее себе порхающей с душами умерших на перекрестках, где и
совершался иногда, поэтому, культ ее. Она помогает волшебницам, который,
как напр. Цирцея и Медея, научаются у ее своему искусству. Г.
изображалась иногда в виде одной женской фигуры с 2-мя факелами в руках,
иногда же в виде 3-х связанных спинами фигур. Геката есть также название
100-го астероида.
Гекзаметр - размер в стихосложении, при котором каждый стих состоит
из шести стоп, именно: пяти дактилей (- ИИ) и одного спондея или трохея
(- - или - И). Каждый из первых четырех дактилей может быть заменен
спондеем, но в пятой стопе такая замена происходит очень редко, и такие
стихи называются spondaici. При чтении каждого Г. следует соблюдать
цезуру. Приводим пример Г., в котором только первый дактиль заменен
спондеем, и где цезура приходится в средине третьей стопы:
Некоторые полагают, что древнейшее употребление Г. следует искать в
финикийских надписях (начертанных на треножнике Аполлона в Фивах и др.).
Г. написаны "Илиада" и "Одиссея" и некоторые другие поэтические
произведения древней Греции. Отсюда его заимствовали римляне
("Метаморфозы" Овидия, "Энеида" Виргилия и др.). Почти во всех новейших
европейских литературах делались попытки ввести Г. в свое стихосложение.
Первые немецкие Г. относятся к XIV - XV в.; в средине XVIII в. к Г.
прибегали Уц, Клопшток ("Мессиада"), Клейст, не всегда, однако, удачно;
Г. сделан также Фоссом перевод "Илиады"; встречаются стихи этого размера
и у Гете, Шиллера. Во французской литературе Г. впервые фигурирует у
Байфа (XVI в.), в итальянской - у Аннибала Каро (также XVI в.), в
английской - у Стенигорста и Сидни. У нас первый вводит Г. в литературу
Тредьяковский в своей "Телемахиде", но этот опыт был настолько неудачен,
стихи Тредьяковского - настолько неуклюжи и неблагозвучны, что долгое
время никто из русских поэтов не решался писать этим размером, пока,
наконец, Гнедич своим прекрасным (для того времени) переводом не
восстановил репутации Г. После Гнедича Г. все чаще и чаще встречается и
у других современных ему писателей: Жуковского ("Ундина", перевод
"Одиссеи" и др.), бар. Дельвига, даже Пушкина и др. В настоящее время
оригинальных стихотворений никто не пишет Г., но для переводов с древних
языков он по-прежнему незаменим.
Гекко или Гекконы (Geckotidae s. Ascalabotae) - семейство отряда
ящериц (Saurii). Сюда принадлежат небольшие ящерицы (около 200 видов) с
позвонками, вогнутыми спереди и сзади, с неполной верхней и нижней
височными дугами, зубами, приросшими к краю челюстей (небных зубов нет),
и особыми пластинчатыми органами на нижней стороне пальцев, служащими
органами прикрепления. Органы эти часто значительно расширены; они
состоят из поперечных листочков, представляющих видоизмененные чешуйки,
и изменяя положение их Г. производят разрежение воздуха под пальцами и,
благодаря этому, могут свободно лазать по отвесным стенам и даже по
потолку. У большинства пальцы вооружены, кроме того, когтями,
обыкновенно втяжными. Голова Г. широка и сильно сплющена, глаза без век
со щелевидным зрачком, шея коротка, тело толстое и сплющенное, хвост
умеренной длины, по большей части весьма ломкий. Тело покрыто мелкими
бугорчатыми и зернистыми чешуйками, между которыми разбросаны более
крупные; щитки находятся лишь по краю челюстей. Водятся в теплых странах
Старого и Нового света. Днем Г. по большей части прячутся; ночью они
очень живы и подвижны; охотятся за насекомыми и пауками, и даже за
мелкими пресмыкающимися. Г. живут в лесах и степях, между камнями;
многие охотно селятся в человеческих жилищах. Г. вполне безвредны и даже
приносят пользу истреблением насекомых, но уже с древности их считают во
многих местах ядовитыми. Любопытной особенностью Г. является способность
издавать голос, которого ящерицы вообще лишены; крик их похож на
короткое "гек", откуда произошло и название их. В Европе водится
несколько родов и видов; в России 4 рода с 7 видами: к роду
Gymnodactylus с пальцами, расширенными лишь при основами, и не втяжными
когтями принадлежит G. Danllewskii, буро-серого цвета с темными
поперечными полосками, дл. около 8 см., водящийся на юж. берегу Крыма;
G. Caspius, песочного цвета, с неясными темными поперечными полосками,
дл. около 11 - 12 см., водящийся в Баку, у южн. и вост. берега
Каспийского моря и далее на В; два других вида водятся в среднеазиатских
владениях; Alsophylax pipiens - на Большом Богдо и в Джунгарии;
остальные роды водятся в Средней Азии. Замечателен также Г. обыкновенный
(Ascalaboles fascicularis), 12 - 15 см. дл., сверху от желто-серого до
черного цвета, одноцветный или с полосками; пальцы у этого рода
расширены на всей длине, когти находятся лишь на 3 и 4 пальце;
обыкновенный Г. водится во всех средиземноморских странах, особенно в
Испании, Греции, Далмации и Сев. Африки.
Д. Книпович.
Гексаны С6Н14 - углеводороды предельного ряда CnH2n+2, жидкости
бесцветные, со слабым, приятным, эфирным запахом, более легкие, чем
вода. Возможны 5 изомеров, которые и найдены: I. Нормальный Г., СН3.
CH2.СН2.СН2.СН2.СН3 находится в американской нефти, а также среди
продуктов сухой перегонки богхедского в кэннельского каменного угля
(boghead и cannel). Способы синтеза: 1) действие металлического натрия
на йодистый пропил: 2 СН3. СН2. CH2J +Na2 = 2 NaJ + CH3.(СН2)1. СН3
(Вюрц); 2) восстановление водородом in statu nascendi йодистого
вторичного гексила СН3.СН2.CH2.CH2.CHJ.СН3 + Н2 = HJ + СН3 (СН2)4. СН3
(Эрденмейер); 3) перегонка пробковой кислоты над баритом С8 Н14 О4 + 2
ВаО = С6 Н14 + 2 ВаСО3 ; 4) электролиз водного раствора смеси калийных
солей уксусной и капроновой кислот. Нормальный Г. кипит при 71°,5, удел.
вес 0,663 при 17°. При действии хлора на Г. получается смесь хлористых,
первичного и вторичного, гексилов (Шорлеммер). Из Г. и брома легко
получается С6 Н12Вr2 (Пелуз, Кагур), а приливая по каплям бром к
кипящему Г. получают вторичный бромистый гексил, СН3. СН2. CH2. CH2.
CHBr. СН3 (Шорлеммер). II. Вторичные Г. : 1) диизопропил или
симметричный тетраметилэтан (СН3)2 СН. СН (СН3)2 получается при действии
натрия на эфирный раствор йодистого изопропила (СН3)2 CHJ + Na2 = (СН3)2
СН . СН (CH3)2 + 2NаJ (Шорлеммер); восстановлением пинакона
йодисто-водородной кислотой, (СН3)2 С (ОН). С (ОН) (СН3)2 + 4HJ = (СН3)2
СН. СН (СН3)2 + 2 Н2О + 2J2 (Бушарда). Диизопропил получается также
иногда при тех реакциях, где можно ожидать появления нормального Г.,
напр., при прокаливании энантовокислого бария СН3. СН2. СН2. СН2. СН2 .
СН2. СО2Н или при восстановлении маннита йодисто-водородной кислотой,
причем главным продуктом является нормальный Г. Диизопропил кипит при
58°, удел. вес - 0,6701 при 17,5°. При окислении хромовой кислотой дает
уксусную кислоту и углекислоту. 2) Второй вторичный Г. есть
этилизобутил, СН3. СН2. СН2. СН (СН3)2 найден в американской нефти
Варреном. Синтезирован Вюрцем действием металлического натрия на
йодистые этил и изобутил. Точка кипения 62°, удельный вес 0, 7011 при
0°. 3) Третий вторичный Г. метилдиэтилметан (СН3 СН2)2 СН. СН3 получен
при действии металлического натрия на йодистый метил и иодюр деятельного
амилового спирта. Кипит при 60°, оптически недеятелен. III. Третичный Г.
или триметилэтилметан (CH3)2 С (CH2 СН3) получен Горяиновым при действии
цинкэтила на йодистый третичный бутил: Zn (C2 Н5)2 + 2 (CH3)3 CJ = 2
(СН3)3 С (СН2. СН3) + ZnJ2 - жидкость, кипящая при 43° - 48°.
В. А. Яковлев.
Гексли (Thomas Henry Huxley) - зоолог, один из известнейших
естествоиспытателей Англии, род. в 1825 г.; изучал в Лондоне медицину; в
1846 - 50 г. принимал участие, в качестве младшего врача, на военном
судне Rattlesnake, в экспедиции в Тихий океан и Индийский архипелаг; по
возвращении в Англию был избран членом королевского общества; в 1854 г.
занял, после Эдуарда Форбса, каф. естеств. истории при королевской
горной школе в Лондоне и каф. физиологии в королевском институте; с 1863
по 69 г. Г. был проф. анат. в медицинской коллегии; с 1869 по 1870 г.
президентом геолог. и этнограф. общ., в 1870 г. стал президентом британ.
ассоциации и членом комиссии для содействия преподаванию естественных
наук, в 1878 г. членом лондонского училищного совета. Работы Г. как в
области эмбриологии, так особенно в области сравнительной анат.
доставили ему громкую известность. В эмбриологии Г. первый указал в 1849
г. ("On the anatomy and affinities of the family of Medusae",
"Philosophical Transactions", 1849), что два слоя тела медуз, наружный и
внутренний, соответствуют наружному и внутреннему зародышевым пластам
позвоночных, и тем положил основание учению о зародышевых пластах
применительно ко всем многоклеточным животным. Большое внимание
привлекло сочинение Г. "Man's place in nature" (1863), переведенное на
русский язык под редакцией проф. А. Бекетова, в котором доказывается что
анатомические различия между человеком и высшими обезьянами менее
значительны, чем между высшими и низшими обезьянами. Важнейшие работы
Г., кроме отдельных статей: "History of the oceanic Hydrozoa" (Лондон,
1858); "Elements of comparative anatomy" (1864, переведенная на русский,
под заглавием: "Начальные основания сравнительной анат. " СПб., 1865);
"Elementary atlas of comparative osteology" (1864); "Lessons in
elementary physiology" (1866); "Paleontologia indica" (1866); "The
physical basis of life" (1868), собрание статей и лекций, под заглав. :
"Lay sermons" (1870); "A manuel of the anatomy of vertebrated animals"
(1871; на русском: "Руководство к анат. позвоночных животных" (перев.
Мензбира, под ред. Борзенкова, 1880); "Practical instruction in
elementary biology" (1875; перев. на русский язык Гердом, под заглавием:
"Элементарный практический курс биологии. Практические работы по
ботанике и зоологии Гексли и Мартина" (СПб. 1877); "Critiques and
adresses" (1873); "American adresses" (1877); "Anatomy of invertebrated
animals" (1877); "The crayfish" (3 изд. 1881); "Physiography" и "Science
and culture, and other esseys" (1882). Из популярных сочинений Г. на
русский язык переведены: "Уроки элементарной физиологии" (СПб., 1877) и
ряд статей ("Кусок мела", "Учение Декарта об автоматизме животных",
"Образование каменного угля", "Автоматы ли животные", "Самозарождение"),
в журналах "Природа" (1873 - 75) и "Знание" (1874).
Н. Книпович.
Гектор (Hector) - храбрейший вождь троянского войска, сын Приама и
Гекубы, женатый на Андромахе, которая родила ему Астианакса или
Скамандрия. Подвиги его воспеты Гомером в Илиаде. Убив Патрокла, он пал
от руки друга Патроклова, Ахиллеса. Тело его Ахиллес волочил вокруг
лагеря и выдал потом, за выкуп, Приаму. Память его чтилась в Илионе; в
Фивах, куда были будто бы перенесены останки Г., показывалась его
гробница. К прекраснейшим эпизодам Илиады (6-я книга) принадлежит сцена
прощания Г. с Андромахой, при возвращении его на поле сражения.
Гекуба (Hecube, погреч. Гекоба) - вторая жена царя Приама, по Гомеру
дочь фригийского царя Диманта, по Еврипиду дочь Киссея, по другим -
речного бога Сангария, мать многих сыновей (по Гомеру - 19) и дочерей.
Первенцем ее был Гектор. Во время второй беременности Г. видела во сне,
что она носит во чреве факел, который подожжет всю Трою; сон был
истолкован в смысле рождения сына, который принесет гибель Трое. Этим
сыном был Парис. После разрушения Трои Г. попала рабыней в руки греков.
По Еврипиду (в трагедии, которая названа ее именем), она пережила еще
принесение в жертву греками ее дочери Поликсены и смерть сына Полиодора,
который убит был фракийским царем Полиместором; отомстив этому
последнему, она бросилась в море. По Овидию, ее, после превращения в
суку, забросали каменьями фракийцы.
Гелатский монастырь - в Имеретии, в 5 - 6 вер. к СЗ от Кутаиса, на
возвышенном берегу р. Цкалцители. Над монастырем находятся развалины
трех церквей, из которых одна со множеством гробниц, выдолбленных в
скалах и прикрытых простыми плитами. Между монастырскими зданиями
особенного внимания заслуживает древняя трапеза, от которой уцелели лишь
наружные стены и портик с роскошною орнаментацией. В Г. три храма,
расположенные один за другим; в них сохранился тройственный алтарь, с
выступающими абсидами. М-рь основан грузинским царем Давидом
Возобновителем (1089 - 1125). Сначала Г. служил просто обителью иноков,
но в первой половине XVI в. он был обращен в епископскую каф. По
упразднении в Пицунде патриаршего престола, в Г. были перевезены
сокровища из Абхазии, а также из турецкой Грузии и Карталинии, в тяжелое
для последней время Г. м-рь служил нередко и резиденцией абхазских
католикосов. Русский посол Никифор Толочанов, посетивший Имеретию в 1650
г., подробно описал Г. м-рь. Мозаики и интересные остатки живописи,
встречающиеся в Г., носят характер византийской работы и отличаются, по
словам проф. Кондакова, большим совершенством в художественном
отношении. Стены м-ря покрыты фресками, изображающими святых и
исторических деятелей Грузии. В ризнице м-ря запечатлены золотые дискосы
и чаши, осыпанные бирюзою: митра католикоса Максима, омофор с ликами
святых Спиридона и Кирилла и двенадцатью праздниками, костяной
святительский посох, два креста царя Баграта, корона великого Баграта,
из дорогой парчи, вся унизанная жемчугом, перстень царя Давида В. с
мощами св. Георгия внутри и прекрасно вырезанным ликом великомученика
сверху, для печати. Много древних икон с интересными историческими
надписями. Особенно роскошно была отделана, при царице Тамаре,
хахульская икона, имеющая форму триптиха или тройного складня. Последний
служит киотом для иконы Божьей Матери, составляющей новейшую копию с
древнего чудотворного лика, написанного по образу дика Богородицы
Халькопратийской, чтившейся издревле в Константинополе. Весь киот
превосходно вычеканен лиственными разводами грузинской работы, но
византийского типа, господствовавшего в грузинском искусстве в XII -
XIII ст. Хахульская икона могла быть исполнена только до 1154 г.; этой
эпохе отвечает вся чеканная работа и орнаментация. Из манускриптов
гелатских следует отметить два пергаментных Евангелия. Миниатюры
грузинско-гелатского Евангелия с греческими подписями носят на себе
яркую печать византийского происхождения и характера и могут быть
введены в общий процесс развития византийской миниатюрной живописи,
Общий состав иконографических сюжетов является в Г. евангелие уже вполне
установившимся. К историческим редкостям Г. относятся также железные
ворота, известные под именем Дербентских, с арабскою надписью. Ворота
эти были вывезены из Ганджи в Грузию отцом Давида В. - Димитрием. Г.
м-рь со времен Давида В. служил усыпальницей царей соединенной Грузии, а
после разделения ее в нем хоронили имеретинских царей. См. Церетели,
"Полное собрание надписей Гелатского монастыря"; Покровский, "Описание
миниатюр гелатского евангелия" (в "Зап. Отд. русск, и славянск, археол.
Имп. русск, археол. общества", т. IV).
А. X.
Геленджик - селение на восточном берегу Черного моря, в 30 в. на ЮВ
от Hoвоpocсийскa. В 1831 г. здесь было. заложено русск. войсками
укрепление, в 1853 г. уничтоженное вместе с другими приморскими
крепостями и занятое горцами. В 1857 г. Г. вновь занят русскими. Г.
расположен на низменном ю. в. берегу Геленджикской бухты, подверженной
сильным волнениям. Зимы в Г. гораздо менее суровы, чем в Новороссийске.
Лишь в самое последнее время окрестности Г. стали заселяться; почва и
климат годны для виноградников.
Н. X.
Гелий (химич.) - считается элементарным телом, присутствующим на
солнце; он характеризуется яркой линией (длина волны 587 '5, около D),
видимой в спектроскоп в выступах и пятнах солнца; линии этой нет в
спектрах известных поныне элементов. Так как на солнце при особенностях
температуры, давлений и движений там существующих, проявляются
обстоятельства, изменяющие спектры как видно в различии спектров
газообразных элементарных тел, то с одинаковым правом можно полагать,
что линия гелия принадлежит особому, доныне неизвестному элементу, или
же, что она проявляется только при особых, доныне не воспроизведенных в
опыте, условиях, имеющих место на солнце, где она видна ясно только при
особых состояниях частей этого светила.
Д.Менделеев.
Гелиос (римск. Sol) - солнечное божество, сын титана Гипериона, брат
Селены и Эос. Со времени Еврипида Гелиоса, как всевидящего бога солнца,
стали отождествлять с Аполлоном, всезнающим богом-прорицателем; отсюда
другое имя Гелиоса - Феб. Культ Г. был особенно распространен в Коринфе,
в Аргосе, в Элиде и на о-ве Родосе, где, при входе в гавань, стояло его
колоссальное изображение. Из животных ему были посвящены петух и белые
кони. Изображается Г. почти так же, как и Аполлон.
Гельдеpлин (Иoгaнн-Xpиcтиaн-Фpидрих Holderlin) - выдающийся немецкий
поэт (1770
- 1843). Еще студентом тюбингенского унив. Г. начал писать стихи, в
форме и содержании которых заметно подражание Клопштоку. Шиллер принял в
нем самое теплое участие. В 1794 - 95 гг. Г. жил в Иене; здесь, в центре
романтического движения, он завязал личные отношения с представителями
нового литературного направления; здесь же у Г. обнаружились впервые
зачатки ипохондрии. Болезненное настроение усилилось, под влиянием
безнадежной и страстной любви к матери одного из его учеников; он видел
в ней воплощение фантастического идеала женщины, который уже с самых
юных лет был предметом мечтаний, и изобразил ее под именем Диотимы в
своем романе "Гиперион". В 1798 г. Г. расстался с своей Диотимой,
переезжал с места на место и в 1802 г. возвратился на родину с явными
признаками помешательства. Самое крупное из произведений Г. - роман
"Гиперион", представляющий как бы исповедь поэта. Характерная черта
романа - чисто романтическое стремление связать философию с поэзией так,
что границы между ними совершенно сглаживаются: для Г. только та научная
система удовлетворительна, которая стоит в связи и гармонирует с идеалом
прекрасного. Идеи, имеющие нечто общее с воззрениями Г., позднее
получают развитие в филос. системах Шеллинга и Гегеля. В романе
любопытна и другая сторона: болезненная мечтательность и чрезвычайно
развитое чувство изящного создали в Г. отвращение к современной
действительности; он изображает в карикатуре свое время и своих
соотечественников, а идеал свой ищет под дорогим ему небом Эллады. Кроме
"Гипериона", после Г. остались еще недоконченная трагедия "Смерть
Эмпедокла" - лирическое стихотворение в драматической форме, служащее,
как и "Гиперион", выражением личного настроение поэта; переводы из
Софокла - "Антигона" и " Царь Эдип" - и ряд лирических стихотворений.
Лирика Г. проникнута пантеистическим мировоззрением: христианские идеи
просачиваются как бы случайно; в общем настроение Г. - настроение
язычника эллина, благоговеющего пред величием божественной природы.
Стихотворения Г. богаты идеями и чувствами, иногда возвышенными, иногда
нежными и меланхолическими; язык чрезвычайно музыкален и блещет яркими
образами, особенно в многочисленных описаниях природы. "Sammtliche
Werke" Г. изд. в 1846 г.; "Dichlungen" в 1884 г. (Тюбинг.), с биогр.
очерком Kostlin'a. Ср. Jung, "Holderlin und seine Werke" (1848);
Litzmann, "H' s. Leben" (Берл., 1890) и Wilbrandt, в "Fuhrende Getster"
(Bd. II, 1890).
А. Кудрявцев.
Гельмгольц (Hermann Ludwig Ferdinand von Helmholtz) - один из
величайших современных естествоиспытателей, род. в Потсдаме 19 авг. 1821
г. По желанию отца в 1838 г. поступил в военно-медицинский институт
Фридриха Вильгельма для изучения медицины; под влиянием знаменитого
физиолога Иоганна Мюллера, Г. посвятил себя изучению физиологии, и по
прослушании курса института защитил 1842 г. докторскую диссертацию "De
fabrica systematis nervosi evertebratorum". В том же году Г. назначается
ординатором в больнице Charite в Берлине, а в 1843 г. военным врачом в
Потсдаме. Непрерывно занимаясь физиологическими исследованиями, Г. не
оставляет вопросов механики и физики, которыми с детства интересовался,
и в 1847 г. издает свою классическую работу "Ueber die Erhaltung der
Krafl". В 1848 г. Г. назначается преподавателем анатомии в акд. худож. в
Берлине, на место знаменитого Брюкке, а в 1850 г. проф. физиологии и
общей патологии в кенигсбергском унив. Здесь Г. производит большинство
своих исследований по физиологии чувств, которые затем продолжает и в
Бонне, и в Гейдельберге, где он с 1858 до 1871 г. читает физиологию.
Приобрел в то же время большую известность своими работами по физике, Г.
призывается в 1871 г. на место Магнуса на кафедру физики в Берлин, где
остается до 1888 г., руководя основанным в 1874 г. новым физическим
инст. В 1883 г. император Вильгельм жалует Г. дворянское достоинство, а
в 1888 г. Г. назначается директором вновь учрежденного
правительственного физико-технического инст. (Physikalisch Technische
Reichsanstalt) в Шарлотенбурге, продолжая в то же время читать лекции
теоретич. физики в унив. В 1891 г. учеными всего мира торжественно
праздновалась семидесятилетняя годовщина Г. Сын Г., Роберт Г.,
подававший большие надежды молодой физик, безвременно скончался в 1889
г., оставив работу о лучеиспускании горящих газов.
Обладая глубоко философским умом, необыкновенной способностью к
индуктивному мышлению, большими познаниями в математическом анализе и
экспериментальным искусством, Г. вносил всегда новое и оригинальное во
все области науки о природе, которых он касался - в физиологию, физику,
химию, механику, метеорологию, даже психологию и математику. Первая его
работа относится к физиологической химии - к вопросу "о гниении и
брожении" (1843); в ней Г. старается выяснить роль микроорганизмов в
этих процессах. Дальнейшие исследования (1845 - 1847) над обменом
веществ и возбуждением тепла в мускулах во время их деятельности наводят
Г. на мысли об общих законах, связующих превращения энергии в
неорганическом и органическом мире - мысли, изложенные в его
классическом сочинении "Die Erhaltung der Kraft" (1847). Здесь впервые
точно формулирован и развит закон сохранении энергии, легший теперь в
основание всего современного естествознания. В 1850 году Гельмгольц
доказал, противно мнению знаменитого И. Мюллера, что быстрота передачи
нервных стимулов измерима и измерил ее; с этого года начинается период
весьма плодотворной деятельности Г. в области физиологии чувств. Уже в
1851 г. изучение оптической системы глаза привело его к изобретению
офтальмоскопа и офтальмометра; благодаря последнему прибору, ему удалось
в 1853 г. решить важный вопрос о механизме аккомодации (приспособления)
глаза. Далее в 1855 г., основываясь на забытой идее Томаса Юнга, Г.
развивает общепринятую теперь теорию восприятия глазом цветовых
впечатлений, известную под именем теории Юнга-Гельмгольца, и в
интересном психологическом исследовании уясняет связь между нервными
восприятиями и возбуждаемыми ими в нас впечатлениями. Уже будучи в
Гейдельберге, Г. собирает все свои работы по физиол. оптике и издает их
в связном виде в сочинении "Handbuch der Physiologischen Optik" (1859 -
1866). В Гейдельберге Г. приступает также к изучению вопросов акустики,
физиологии органа слуха и речи и физической стороны музыки; уясняет
сущность механизма звукового восприятия и различных его проявлений -
гармонии, диссонанса, разности в тембрах и комбинационных тонов, причем
указывает на ту выдающуюся роль, которую играют в этих явлениях и в
явлениях речи вместе гармонические звуки. Построив ряд, им же
придуманных, резонаторов, Г. изучает явления речи, и в 1860 г. ему
удается синтетически воспроизвести произношение гласных, в то же время
он решает сложные математические вопросы о механизме воздушных
колебаний, и дает интересные этюды по психофизике чувств. Эти работы Г.
собраны в его сочинении: "Die Lebre von den Tonempfindungen (1862). С
переездом в Берлин в 1871 г. Г. посвящает себя исключительно физике,
причем изучает наиболее сложные ее области: электродинамику, в которой,
исходя из идей Фарадэя, разрабатывает собственную теорию, затем
гидродинамику и явления электролиза в связи с термохимией. Особенно
замечательны работы по гидродинамике, начатия им еще в 1858 г., в
которых Г. дает теорию вихревых движений и течения жидкости и в кот. ему
удается решить несколько весьма трудных математических задач. В учении
об электролизе Г. обобщил закон Фарадея, дал теорию конвекционных токов
и объяснил сложные явления, происходящие в водяном вольтаметре;
наведенный этими исследованиями на общие законы термодинамики химических
процессов, Г. в 1882 г. дает замечательную теорию свободной энергии, в
которой решает вопрос о том: какая часть полной молекулярной энергии
какой-либо системы может превратиться в работу; эта теория имеет в
термохимии тоже значение, что принцип Карно в термодинамике. В 1884 г.
Г. публикует теорию аномальной дисперсии, основывающуюся на
предположении взаимодействия материальных частиц и частиц эфира, а
немного позже несколько важных работ по теоретической механике. К тому
же времени относятся работы по метеорологии. Еще в 1875 г. Г. применил
свои исследования над течениями и вихрями к изучению движений атмосферы;
к ним он вернулся в 1888 г., и в одной работе (1888) дал теорию ветров,
в другой "Об энергии ветра и волн" (1890), объяснил механизм образования
волн при прохождении ветра над водной поверхностью; самые последние
работы Г. (1891 - 1892) относятся к теоретической механике.
Не менее ученой замечательна и учебная деятельность Г. Под его
непосредственным руководством, в его лабораториях в Бонне, Гейдельберге
и Берлине или под влиянием его работ возросло современное поколение
физиков и физиологов. Из современных русских ученых учениками его могут
считаться физиологи Е. Адамюк, Н. Бакст, Ф. Заварыкин, И. Сеченов и др.,
из физиков П. Зилов, Р. Колли, А. Соколов, Н. Шиллер, и др. Вообще
деятельность Г., как ученого и учителя, дала настоящее направление
современной физиологии и физики и также сильно повлияла на развитие этих
наук везде, а в особенности в России. Значение и научные заслуги Г.
особенно ярко высказались в том единодушии и торжестве, с которым ученые
всего мира праздновали (1891) семидесятилетний юбилей Г.; тогда же
собран был капитал для выдачи премии имени Г. за лучшие работы в тех
областях науки, в которых работал Г.

Работы Г. помещены, главным образом, в журн. "Annalen d. Physik" и
собраны в его сочинениях: "Handbuch d. physiologischen Optik" (Лейпц. 1
изд. 1859 - 1866, II изд. 1890 неок.). "Die Lehre von den
Tonempfindungen" (1-е изд. 1863 г., 4-е изд. 1877 г., рус. пер. Петухова
"Учение о звуковых впечатлениях", 1879), "Wissenschaftliche
Abhandlungen" (2 т. 1882) и "Vortrage und Reden" (2 т. 1884). Coчинение
"Ueber die Erhaltung d. Kraft" переиздано в 1889 г. Оствальдом в Лейпц.
Подр. см. о жизни и ученой деят. "Герман фон Гельмгольц" (Москва, унив.
изд. 1892), также "Aussprachen u. Reden zu Ehren. v. Н. v. Н. " (Берл.
1892).
Гельмерсен (Григорий Петрович) - выдающийся русский геолог (1803 -
1885). Высшее образование получил в дерптском унив., где и окончил в
1825 г. курс со степенью кандидата. В 1828 г. Г. поступил в минист.
фин., а к 1835 г. зачислен в корпус горных инженеров. В 1830 г., для
специального изучения геологии и горного дела, Гельмерсен был
командирован за границу, где до конца 1832 года, занимался в Берлине,
Гейдельберге, Бонне и Фрейберге в посетил большую часть Германии,
Австрии и Северной Италии. Уже чрез несколько месяцев по возвращении на
родину Г. был командирован для геологических изысканий на Урал и с этого
времени начинается непрерывный ряд путешествий его с целю исследования
геологического строения и полезных ископаемых нашего отечества. К тому
же времени относится начало ученой и учебной деятельности Г. в акад.
наук и горном институте, продолжавшейся до самой смерти его. Уже в
исходе 1837 г. Г. определен консерватором геологич. музея акад. наук, в
1844 г. избран адъюнктом по кафедре геогнозии и палеонтологии, в 1847 г.
экстраординарным и в 1850 г. ординарными академиком. Назначенный в 1838
г. профессором геогнозии и геологии при институте корпуса горных
инженеров, Г. продолжал свою педагогическую деятельность в этом учебном
заведении до 1863 г. и в тоже время с 1840 г. был инспектором и с 1849
г. управляющим музеем, а с 1865 по 1872 г. директором горного института.
Наконец, в 1882 г. Г. был назначен директором только что возникшего
геологического комитета, в организации которого он принимал деятельное
участие; но по расстроенному здоровью скоро оставил этот пост. В
продолжение 60 лет ученой деятельности Г. не было ни одного важного
вопроса практической геологии и горного дела, в разрешение которого он
не принял бы участия. Начав с описания малоизвестных в то время окраин
России: Урала, Алтая и Киргизских степей, Г. скоро перешел к разрешению
более специальных задач геологии и горного дела и связал свое имя с
исследованием каменноугольных месторождений Урала и Московс. бассейна.
Сознавая важное экономическое значение каменноугольных богатств России и
необходимость детального их исследования и разработки с промышленной
целью, Г. настойчиво и неуклонно проводил эти мысли как в
правительственных сферах, так равно в обществе и среди ученых, и своими
работами весьма много способствовал зарождению и последующему быстрому
развитию у нас каменноугольной промышленности. Во время многократных
научных поездок им изучены торфяники Курляндской губ., буроугольные
месторождения Киевской, Херсонской, Гродненской и Привислянских губ.,
каменные угли Донецкого и Домбровского бассейнов; месторождения железных
и медных руд Подмосковного края, Донецкого бассейна, Олонецкой и С.
Петербургской губ.; бессарабские соляные озера, грязные вулканы и
источники нефти Таманского и Керченского полуостровов; месторождения
янтаря у побережья Балтийского моря, озеро Пейпус и р. Нарова,
Эстляндская губ., Симбирская и Самарская губ. и многие другие
месторождения полезных ископаемых и интересные в геологическом отношении
местности Европейской Poccии. Из научных произведений Г. наибольшего
внимания заслуживают монографии отложений девонской системы средней
России и следов ледникового периода в СЗ России и Финляндии. Укажем
также на целый ряд статей Г., касающихся физических и геологических
условий окрестностей С. Петербурга и возможности получении артезианской
воды в столице, приведших к устройству первого в С. Петербурге
артезианского колодца, на его опыты над теплопроводностью горных пород,
палеонтологическую статью об интересном плеченогом Aulosteges variabilis
и работу о медленном поднятии берегов Балтийского моря, а главным
образом на составленную им первую геологическую карту всей Евр. России,
за что ему присуждена в 1842 г. акад. наук демидовская премия. Г. был
почетным членом многих русских унив., русских и иностранных ученых
обществ; в память 50-летнего юбилея Г. учреждена премия его имени при
акад. наук за геологические труды. Более подробные сведения о жизни и
научных трудах Г. см. в "Горном Журн. " (1878 г., т. 2), "Записках
Минералогического общ. ", (2 сер., т. XIV, ст. А. И. Кеппена), в
"Известиях Геологического комитета" (1885 г., № 3), где помещен и полный
список его ученых работ, число которых превышает 130. Здесь, как
главнейшие, укажем: "Reise nach dem Ural und Kirgisensteppe in den
Jahren 1833 - 34" (СПб., "Baer und Helmers. Beitr. zur Kenntniss des
Russisch. Reichs", в. 5 и 6); "Reise nach dem Altai im Jahre 1834" (там
же, в. 14); "Aulosteges variabilis, новый род моллюсков" ("Горный
Журнал", т. 1, 1849); "Опыты над теплопроводностью некоторых
горнокаменных пород" (там же, 1851); "Die Saizseen Bessarabiens und
Einbruch des Schwarzen Meeres in dieselben" (1854, "Bull de l'Acad. etc.
", т. XVII); "Геогностическое исследование девонской полосы средней
России от р. Зап. Двины до Воронежа" (1856, "Зап. Геогр. общ", кн. XI);
"О медленном подняли берегов Балт. моря и действии на них волн и льда"
("Г. Ж. ", 1857, т. 1); "Geognost. Bemerkungen auf eine Reise in
Schweden und Norwegen" (1858, "Mem. de l'Acad. ", т. VII); "Об
артезианских колодцах вообще и в Poccии в особенности" (Месяцеслов,
1861); "О геогностическом горизонте и относительной древности каменного
угля в подмосковном крае" ("Г. Ж. ", 1861, № 2); "Der Peipussee und die
obere Narova" (1864, в "Baer und Helm. Beitr. etc. ", в. 24); "Донецкий
каменноугольный кряж и его будущность" ("Г. Ж. ", 1865, т. 1); "О
геологических исследованиях на Урале в 1865 г. " (т. же, 1866, т. IV);
"Das Vorkommen und die Entstehung der Riesenkessel in Finniand" (СПб.
1867); "Studien uber die Wanderblocke und die Diluvialgebilde Russlands"
("Mem. de l'Acad. ", т. XIV и XXX); "Geologische und physico-geogr.
Beobachtungen in Olonezer Bergrevier" ("Baer. und Helm. Beitr. etc. ",
1882).
Б. II.
Гельсингфорс (Helsingfors, Helsinki по-фински) - гл. гор. Вел. Княж.
Финляндского и губернский город Нюландской губ., административный,
научный и промышленный центр страны. Основан королем Густавом Вазой в
1550 г., у устья р. Ванды, в 6 в. от теперешнего Г.. На нынешнее место
перенесен в первой половине XVII-го века. Развивался медленно и в XVIII
в. много терпел от нападений русских войск. В 1712 г. часть русского
флота обстреливала Г.; в 1713 г. он был занять русскими, причем шведы,
отступая, зажгли город, который и сгорел почти до тла. В 1721 г. Г.
снова перешел во власть шведов и возвратившимся жителям пришлось сначала
жить в бараках, построенных русскими войсками. В 1741 г. русские войска
снова заняли Г. и пробыли здесь два года. С этого времени шведское
правительство стало деятельно заботиться об укреплении Г. На группе
островов Варгшерен (Wargskaren) была построена крепость Свеаборг. Еще в
половине XVIII ст. в Г. было лишь около 2 тыс. жителей и городские купцы
имели только один корабль. В 1788 г. Г. временно был занять русскими
войсками. Быстрое развитие Г. началось со времени присоединения
Финляндии к России. В 1819 г. император Александр I сделал его столицей
Финляндии, переведя сюда из Або резиденцию ген.-губерн. и сенат.
Император Николай I перевел сюда, после абоского пожара, и университет.
Г. лежит на южном конце полуострова, между заливом Кронбергсфьерден на В
и залми Бредвикен и Хуплакс-викен на 3. Кронбергский залив, замыкаемый с
юга группой о-вов, на которой построен Свеаборг, представляет
превосходную обширную гавань, которая полуостровом Скаттудден
подразделяется на две части: на северную и южную. В самой северной части
залива лежит местечко Сёрнес (Sornas), куда проведена ветвь железной
дороги и где суда могут удобно нагружаться и разгружаться. На зап.
стороне Г. находится третья гавань его, Сандвиксгамн. Гавани снабжены
гранитными набережными. Около южн. гавани лежит торговая площадь,
служащая и рынком; здесь находится императорский дворец, с прекрасной
тронной залой и несколькими картинами известных финляндских художников,
а также гранатный монумент в память посещения Г. импер. Александрой
Федоровной. Лучшая улица города - Эспланада, с памятником Рунебергу и
театрами, шведским и финским (в Г. существует и русский театр);
рыцарский дом, где во время сейма заседают дворянское сословие и
духовенство; лютеранская церковь св. Николая, на довольно высокой скале,
господствующей над городом ратуша (Radhuset), где иногда во время сейма
заседает сословие горожан; студенческий дом; здание сейма; Атенеум, где
помещаются школы рисовальная и ремесленная; астрономическая
обсерватория. На полуострове Скаттуден находится православная Успенская
церковь, монетный двор, тюрьма. Всего в Г. 3 шведских и финских церкви,
2 православных, 1 католическая, 1 немецкая лютеранская, 1 еврейская
синагога. Парки Кайсанифми и Ульрикасборгский (или Бруннспарк), с
многочисленными дачами и купальным заведением. Ботанический сад;
построенный известной всему скандинавскому миру народной учительницей
Алли Трюгг "Дом для народа", где помещаются ясли для грудных детей
рабочих, детский сад, зал для народных чтений и концертов, библиотека
для народа, прачечная и лавка потребительного товарищества. Жит. в Г., с
Свеаборгом, около 65 тыс. (не считая русск, войск). В 1881 г. около 55%
населения говорило на шведском языке и около 36% на финском; остальные
ж. - преимущественно русские (главным образом - военные и купцы) и
немцы. Громадное большинство населения - протестанты. Из учебных
заведений в Г., кроме Александровского унив, политехническая школа,
состоящая из отделений инженерного, машиностроительного, архит.,
землемерного и хим. технологического; классический шведский нормальный
лицей, классически финский лицей, шведский реальный лицей, несколько
частных лицеев, шведская реальная школа; женских средних учебных
заведений: казенных - 2 шведских и 2 финских, частных - 4 шведских, 1
финское и 1 шведско-нем.; морская школа, коммерческий инст.,
промышленная школа (шведско-финская), ремесленная школа (тоже); народная
и воскресные школы. Из русск, учебных заведений - Александровская
классическая гимн., Мариинская женская гимн., народная школа и детский
сад. Отделение финского библейского общества; финское научное общество,
с мат. физ., естественноисторической и историко-филологической секциями
и центральным метеорологическим учреждением; общество для изучения
финской фауны и флоры; финское историческое общество; общество
финляндской географии; финско-угорское общество; финское общество
врачей; общество двенадцати (мед.); финское литературное общество;
шведское литературное общество; общество просвещения народа; финское
общество искусств, коллекции которого помещаются в Атенеуме; юридическое
общество; педагогическое общество; общество для содействия ремеслам в
Финляндии, с центральной школой; финское общество для сохранения
памятников старины; финское общество лесоводства; географическое
общество; тюремное общество; общество трезвости; финское миссионерное
общество; финское издательское общество. Коллекция картин общества для
содействия ремеслам; галерея Сигнеуса. Кредитных учреждений, кроме
госуд. финляндского банка, в Г. семь, страховых - пять. Газеты: "Nya
Pressen", "Dagbiad", "Finniand", "Unsi Suornetar", "Hufwudstadsbldet",
журнал "Вальвойа" и два юмористических листка. Обширная больница, с
которой соединены университетские клиники (расходы по ее содержанию в
1889 г. =469162 марки); русский военный госпиталь; морские купанья в
Бруннспарке, Теле и Сандвикен; лечебница для душевнобольных, школа для
слепых. Доходы г. в 1889 г. равнялись 2702989, расходы 2901549 м. :
расходы по администрации и общественной безопасности составляли 478136
м., на учебные заведения 319834 м., по санитарной части 41027 м., по
квартированию войск 248133 м., на содержание пожарной команды 65385 м.,
на содержание бедных 123316. Долг г. к 1889 г. 3169561 м. Г. снабжается
водою из р. Ванды; в 6 в. от г. у водопада построены турбины,
поднимающие воду в резервуары для фильтрования; отсюда по трубам она
проводится на башню, построенную на высокой горе, около Г. и из ее по
городу. В 1887 г. в Г. было 444 промышленных заведения, с 5205 рабочими
и ценностью производства в 14880835 м.; в том числе 8 мех. (560 рабочих,
ценность производства 1650000 м.), 3 пивоваренных (300 рабочих, 1400000
м.), сах. зав. в Теле (96 рабочих, 2300000 м.), 6 табачных фбр. (370
рабочих, 1800000-м.), 9 винок. и спиртовых зав., 2 асфальтовых,
фаянсовая фбр., шпалерная, 7 типографий, 3 литографии и т. д. Близ г.
фарфоровый завод (240 рабочих, 600000 м.), несколько лесопилен, 2
пивоваренных завода и друг. Положение Г. весьма удобно для торговли,
благодаря трем гаваням и ж. д., соединяющей его с СПб. и важнейшими гг.
Финляндии; по ввозу он занимает первое место в Финляндии; ввоз находится
преимущественно в руках русск. купцов. Главные предметы вывоза: дерево,
масло, рыба, мнф. товары. Вывоз сильно возрос за последние года,
благодаря проведению новых ж. д. Общая сумма торговых оборотов Г. -
около 40 миллионов марок в год; таможенные сборы в 1890 г. достигали
6200520 марок. Число прибывших судов в 1887 г. 1332, в 224457 peг. тонн;
отошедших - 942, в 214811 peг. тонн. Н. Книпович.
Гемма (дат. gemma; греч. liJoV) - кусок какого-либо так назыв.
твердого камня, полированный, с вырезанною на нем надписью или
художественным изображением. Произведения этого рода можно разделить на
две категории: в одних, изображение представляется углубленным, как в
общеупотребительных печатях; в других оно выступает над поверхностью
камня в виде более или менее значительного рельефа. Г. первой категории
присвоено ит. название интальи (intagli, по-лат. gemmae exculptae,
по-греч. anaglija); вторые называются камеями (carmei, g. caelatae,
entupa).
Искусство резьбы на твердых каменьях, или глиптика, составляющее
особую отрасль скульптуры, было известно еще глубокой древности, и его
технические приемы были исстари почти те же самые, что и в настоящее
время, а именно, заключались в том, что резчик, соображаясь с
предварительно вылепленною из воска моделью, воспроизводил на камне ее
изображение помощью стальных резцов и быстро вращающихся острых
инструментов, напилков и колесиков. Для интальи, которые обыкновенно
играли роль печатей, употреблялись преимущественно сердолик и
красноватый халцедон. Камеи служили, главным образом, принадлежностью
женских уборов - вставлялись в перстни, носились в качестве амулетов,
медальонов, аграфов, брошек, составляли своим соединением ожерелья и т.
п.; для них предпочтительно брался оникс или разноцветно-слоистый агат,
при чем художник нередко пользовался этою разноцветностью для достижения
не только скульптурного, но и живописного эффекта, вырезывая рельеф,
напр., в белом верхнем слое камня и делая темный нижний слой фоном;
иногда природа камня позволяла художнику придавать работе еще большую
живописность, напр., на белом изображении, рисующемся на темном фоне,
оставлять в известных местах куски самого верхнего, рыжеватого или
красноватого слоя. Кроме вышеупомянутых каменьев, употреблялись для гемм
и другие: яшма, аметист, топаз, рубин, лапислазури в т. д. Наконец,
материалом служили подкрашенные, менее твердые камни и стекло
(последнее, вследствие легкости его отливки в форму, распространило
множество подделок под интальи и камеи), а в новейшую пору стали также
служить некоторые морские раковины.
Возникновение глиптики относится к незапамятным временам, как о том
свидетельствуют резные каменья, дошедшие до нас в большом количестве от
древних египтян (скарабеи), халдеев (вавилонские и ассирийские амулеты и
цилиндрические печати), финикиян и индийцев. Что это искусство было
знакомо Греции еще в героическую эпоху ее истории, доказывается
микенскими находками Шлимана. Производство Г. усилилось у греков после
мидийских войн и достигло высшего своего развития в век диадохов.
Художники Эллады сначала ограничивались исполнением интальи, дальние
которых не шел даже знаменитейший из резчиков IV в. до Р. Хр.,
Пирготель, которому предоставлено было исключительное право гравировать
портреты Александра Македонского. Но столь простое искусство перестало
удовлетворять роскошных преемников всемирного завоевателя, и это привело
к изобретению и распространены камеев. Знакомство с геммами, будучи
заимствовано римлянами от этрусков, усилилось у первых после
участившихся сношений их с Грецией. Вкус к этим изящным изделиям
распространился в Риме, особенно в конце республиканской эпохи и при
первых императорах; но художники, занимавшиеся тогда глиптикой, были по
большей части не туземные мастера, а греки. Из них более других
прославился Диоскорид, работавший во времена Августа. Среди
многочисленных античных Г., сохранившихся до наших дней, самыми
замечательными по своей величине и художественному достоинству
считаются: 1) так назыв. "Мальмезонский камей" или "камей Гонзага",
хранящийся в Имп. Эрмитаже, в СПб. (оникс, вышиной в 0, 15 м.,
представляющий грудные портреты Птоломея Филадельфа в его сестры и жены,
Арсинои; 2) "Августовская Г. ", в имп. венском собрании древностей
(сардоникс, с изображением обоготворенного Августа, восседающего на
троне, рядом с богинею Ромой; 3) "Тиверианский камей", в парижском
кабинете резных каменьев (агат, выш. в 0,32 м., с изображением в 20
фигурах семейства Августа и побежденных им народов) и 4) "Брауншвейгский
агат", в тамошнем музее (по-видимому, сцены таинств Диониса и Диметры, в
12 фигурах на 3 полях).
С упадком античной цивилизации, для глиптики, точно также, как и для
прочих отраслей искусства, наступил продолжительный период застоя. Хотя
Византия и продолжала производить Г., служившие преимущественно печатями
или шедшие на украшение священных сосудов и разных предметов церковной
утвари, однако достоинство их сильно понизилось; на Западе же для
подобных целей пользовались во все продолжение Средних веков, либо
античными резными каменьями, либо византийскими продуктами и грубыми
изделиями туземных мастеров. Эпоха возрождения вызвала замершее
искусство снова к жизни и возвратила ему, вместе с античным характером,
почти античное совершенство. Художникам этой эпохи приходилось, однако,
гравировать на своих геммах не столько мифологические и аллегорические
сюжеты, господствовавшие в греко-римской глиптике, сколько портреты
современных лиц. С тех пор резьба на твердых каменьях не переставала
развиваться далее следуя, в своем движении, за историческим ходом прочих
отраслей искусства. Родоначальниками новейшей глиптики можно считать
итальянцев Витторио Пизано (1368 - 1448) и знаменитого ваятеля Донателло
(1383 - 1466). Продолжателями их направления явились, в XVI ст., между
артистами Италии, П. М. Да-Пешиа (процветавший в 1513 - 1521 г.), М.
Дель-Нассаро (умер 1547), Дж. Бернарди ди-Кастель-Болонезе (1495 - 1555)
и многие другие таланты, отлично усвоившие себе античное направление и
оживлявшие его непосредственным изучением природы. Во Франции в эту же
пору прославился в особенности Ж. де-Фонтене, прозванн. Кольдоре.
Наступившее в XVII в. господство стиля барокко причинило в глиптике
сравнительный застой, из которого, впрочем, она выступила в следующем
столетии на широкую дорогу, благодаря, с одной стороны, возбудившемуся
снова уважению к принципам античного искусства, а с другой -
распространившейся среди богатых и знатных людей охоте составлять
коллекции резных камней (дактилеотеки). Значительнейшие резчики Г. в
XVIII ст. были итальянцы Ант. Пихлер (1697 - 1779) и его высоко
даровитый сын Джованни (1734 - 1791), нюренбержец и. Х. Дорш (1676
- 1732), шваб и. А. Наттер (1705 - 1762), трудившийся в разных местах
Европы и, под конец своей жизни, в Петербурге, саксонец Г. В. Теттельбах
(1750 - 1813), англичанин Н. Маршант (1755 - 1793), лучший из всех
мастеров новейшего времени после Дж. Пихлера, француз Ж. Гюе (1715 -
1793), его ученик Ж. М. Симон (1749 - 1834) и К. Л. Лебрехт (1749 -
1827), главный медальер спб. монетного двора, руководитель имп. Марии
Феодоровны в ее любительских занятиях медальерным делом. В XIX ст.,
вследствие почти совершенного отсутствия требований на вполне
артистические произведения этого рода, резьба на твердых каменьях
мало-помалу утрачивала свое достоинство и под конец обратилась в
полуфабричное производство; тем не менее, в начале этого столетия можно
указать на нескольких превосходных мастеров по ее части, из числа
которых наиболее выдаются Дж. Джирометти (1780 - 1851), работавший в
Риме, Червара (там же), Берини (в Милане). Дж. Каландрелли (в Берлине) и
профессор тамошней академии худож. и. К. Фишер (1802 - 1862). В
настоящее время, во многих пунктах Европы и Америки имеются более или
менее замечательные собрания как античных, так и новейших гемм,
составляющие достояние правительств, или принадлежащие частным лицам.
Самые богатые из государственных коллекций находятся в Риме, Неаполя,
Вене и Париже, Лондоне, Петербурге (Эрмитаж) и Берлине. Ближайшее
знакомство с техникою и историей резьбы на твердых каменьях можно
почерпнуть из сочинений: J. Frischholz, "Lehrbuch der
Steinschneidekunst" (Мюнхеа, 1820); К. Е. Kluge, "Handbuch der
Edelsteinkunde" (Лейпц., 1860), и Bucher, "Geschichte der technischen
Kunste", Штутгардт, 1875; статья Г. Роллетта - "Glyptik"). А. Сомов.
Геморрой (Haemorrhois. Phlebectasia haemorrhoidalis) - болезненное
расширение вен заднего прохода и прямой кишки, особенно подслизистой и
подкожной рыхлой клетчатки; такому расширению обыкновенно сопутствует
катарр слизистой оболочки кишки. Расширение бывает сплошным или чаще в
виде отдельных узлов (varices); узлы располагаются обыкновенно кольцом
внутри кишки или снаружи отверстия заднего прохода ("внутренний" или
"наружный" Г.), нередки сочетания наружновнутренних шишек. В старину
особенно резко разделяли Г. на "открытый и закрытый", смотря потому,
сопровождается он кровотечением или нет. Обильное сплетение вен в нижней
части прямой кишки и вокруг заднепроходного отверстия по анатомическому
устройству представляется предрасположенным к застою крови вследствие
отсутствия заслонок в геморроидальной вене и потому, что оно составляет
посредствующее звено между обшей венозной системой и системой воротной
вены, находясь под большим влиянием последней; малейшие колебания и
затруднения кровообращения в последней передаются геморроидальным венам.
Слизистая рыхлая оболочка кишки представляет также очень благоприятную
среду для расширения вен. В этиологии Г. играет также роль общее
наследственное предрасположение. Ближайшими причинами Г. служат:
замедление кровообращения в системе venae portae; различные условия,
затрудняющие движение крови непосредственно в венах прямой кишки, напр.
привычные запоры, давление брюшных внутренностей, беременной матки,
катарр подслизистой ткани прямой кишки, хроническое воспаление, вялость
слизистой оболочки толстой кишки и др. Сидячий образ жизни, особенно у
людей тучных, полнокровных, часто ведет к Г. Также способствуют Г.
продолжительное употребление проносных, слабительных средств,
злоупотребление спиртными напитками, езда верхом и т. п. Обыкновенно Г.
наблюдается в среднем возрасте.
Болезненные проявления Г. различны при наружных и внутренних шишках.
Наружные Г. шишки располагаются ниже заднего прохода, покрыты кожей,
сперва имеют вид складок, а затем шарообразных опухолей, мягких или
твердых, смотря по наполнению кровью. Наружные геморроидальные шишки
небольшой величины не вызывают ничего кроме зуда; шишки значительной
величины затрудняют дефекацию, вызывают постоянное неприятное ощущение
внизу живота, в промежности. Воспаляясь или подвергаясь какому-либо
раздражению, шишки вызывают сильные страдания: резкую или тупую боль в
прямой кишке, затрудняющую движения. Внутренние шишки бывают или
"продолговатые", или "шарообразные"; последние преимущественно
кровоточат. Шишки или сидят на широком основании, или на длинной ножке;
слизистая оболочка иногда изъязвляется, и тогда шишка особенно сидящая
на ножке, принимает зернистый вид, похожа на ягоду, вишню или сливу, с
которой снята кожица. Внутренние шишки вызывают чувство зуда; жара,
покалывания в прямой кишке и общие тягостные ощущения, выражающиеся
чувством тяжести в животе, в спине, болью в крестце, расстройством
сердечной деятельности. Кровотечение из кишок бывает или незначительно,
или очень обильно и продолжительно и может вызвать малокровия всего
организма и повести к смерти. Отделение крови у некоторых лиц бывает
периодическое: раз в 1, 2, 3 и т. д. месяцев; вытекающая кровь
светло-алая. Внутренние шишки, раздражая слизистую оболочку кишок,
вызывают усиленное отделение ее секрета, который вытекает из кишки
самостоятельно или во время дефекации в виде прозрачной слизи, или с
примесью гноя при развившемся уже воспалении. Внутренние шишки могут
выходить наружу и захватываться и сдавливаться сфинктером заднего
прохода, что чрезвычайно болезненно и ведет иногда к тяжелым
последствиям, к обширному воспалению, иногда омертвению и т. д. если
вовремя не предпринято лечение. Г. часто осложняется другими болезнями
прямой кишки: Лечение Г. должно прежде всего быть направлено на
устранение основных причин, вызывающих застой крови в геморроид. венах,
и затем уже на местное пособие. Наибольшую пользу оказывает тонический и
диэтетический способ лечения, регулирование деятельности кишечника путем
слабительных, питья минеральных вод и т. п.; также рекомендуются:
гимнастика, прогулки, массаж, лечение виноградом, сывороткой. Местное
лечение состоит главн. образ, в применении успокаивающих боли (опий) и
вяжущих веществ (полуторохлористое железо); рекомендуется ежедневно
утром и вечером геморроидальн. шишки вытирать губкою, смоченною в
холодной воде. При воспалении шишек - пиявки вокруг опухоли, больной
укладывается в постель, компрессы и т. д. При изъязвлении шишек -
специальное лечение, надлежащая дезинфекция; при абсцессах - вскрытие
нарывов, выведете гноя я т. д. При развитии болезни прибегают к
хирургическому лечению: шишки вырезывают, перевязывают лигатурами,
отжигают применением каустических средств, каленого железа,
гальванокаустики, аппарата Пакелена. А. Л - ий.
Гендель (Георг-Фридрих Haendel) - знаменитый германский композитор,
проведший почти всю свою жизнь в Англии (1684 - 1759). Музыкальные
способности Г. проявились весьма рано, несмотря на все препятствия со
стороны отца. Восьмилетним мальчиком он уже хорошо играл самоучкой на
органе; десяти лет писал мотеты, которые исполнялись в церкви города
Галле. В 1703 г. Г. отправился в Гамбург, который славился своею оперою,
и поступил в оркестр. В Гамбурге Г. написал множество самых
разнообразных композиций, в том числе две оперы, "Адмира" и "Нерон",
имевшие успех. В 1707 г. переселился в Италию, где прожил до конца 1710
г.; из написанных здесь сочинений, громадный успех имела опера
"Агриппина". В Лондоне, где Г. достиг апогея своей славы, он написал
многочисленные оперы, оратории и др. соч. Наибольший успех имела его
опера "Badamisto", поставленная в 1720 г. С 1740 г. Г. писал
исключительно оратории. Из них лучшие - "Мессия", "Израиль в Египте" и
"Эсеир". Г. написал свыше 50 опер, 23 оратории, множество композиций
духовной и камерной музыка, сочинения для клавесина и органа. Главный
источник для биографии Г. : Malbeson, "Georg Friedrich Handels
Lebensbeschreibung, nebst einern Verzeichnisse seiner Ausubnngswerke und
deren Beurtheilung etc. " (Гамбург, 1761).
M. П.
Восемнадцатое столетие в истории музыки особенно замечательно двумя
необычайно одаренными композиторами: Г. и Бахом. Оба они довели
свободный контрапункт до высшей степени развития. Эпоху Г. и Баха
следует считать временем развития полифонии. Хотя оба композитора были
великими контрапунктистами, но между ними существует разница в
направлении. Бах более идеально, более глубоко смотрел на полифоническое
сочинение. Сложная полифоническая ткань у Баха не прерывается до самого
конца его сочинений, которые требуют от слушателя большого внимания. Г.
не держался исключительно контрапунктического стиля. Начиная свое
сочинение полифонически, с удивительным искусством сплетая голоса, он
вскоре переходил к гомофонии, к простым гармоническим сочетаниям, имея в
виду не утомлять слушателя, не держать его долго в напряженном
состоянии. Вот почему произведения Г. пользовались гораздо большей
популярностью, чем произведения его современника, Баха. Хотя Г. очень
много писал для сцены, но его дарование отличалось более лиризмом, чем
драматизмом. Бах, писавший для эстрады, выказал гораздо больший
драматически глубокий талант, в особенности в оратории "Страдания
Христа". Н. Соловьев.
Генеалогия (греч.) - систематическое собрание сведений о
происхождении, преемстве и родстве родов и фамилий. Известная уже многим
народам древнего мира, Г. лишь с конца Средних веков принимает точные
формы. Сильный толчок в этом направлении дали ей рыцарские ордена. У
древних Г. состояла обыкновенно лишь в перечислении отцов, от предка до
того лица, для которого выводилось родословие; крайне редко к именам
отцов присоединяли имена их жен и еще некоторые краткие сведения. Когда
же образовались рыцарские ордена, и от поступающего в них потребовались
доказательства дворянского происхождения, то генеал. сведения начали
принимать условную форму, получившую название генеалогического дерева
(древа). Г. древо составлялось таким образом: рисовали дерево, на стволе
которого у корня помещали герб лица вступавшего в орден; ствол делился
на две главные ветви, на которых помещали: на правой герб отца, а на
левой герб матери. Каждая из главных ветвей снова делилась на две
меньшие ветви, на которых помещались гербы деда и бабки с отцовской и
материнской стороны и т. д. Обыкновенно для вступления в орден
требовалось восемь гербов (8 quartiers) с каждой стороны (считая и герб
вступавшего), реже - 16. Подобные же доказательства дворянства
требовались впоследствии для принятия молодых девушек на воспитание в
монастыри и т. п. В XVII в. требовались, как документы, подтверждающие
Г. древо, брачный договор и духовное завещание предков каждого колена.
Мало-помалу к изображениям гербов стали прибавлять сведения о рождении,
смерти, браке и т. п., а затем начали уменьшать изображение герба. и
даже совсем не помещать его, заменяя разными сведениями. Таким образом
Г. древо обратилось в ряд имен и получило название генеалогической
таблицы. Вскоре порядок составления таблицы изменился: вместо того,
чтобы начинать его снизу, т. е. с лица, для которого она составлялась,
стали писать вверху таблицы родоначальника или старшего предка, от
которого и вели роспись. Так как женскую линию проследить было
чрезвычайно трудно, то при составлении таблиц стали помещать лишь лиц
принадлежащих к данному роду или фамилии. Дети в таблице соединяются с
родителями прямою чертою, а между собою - скобкою. Справа всех мужских
имен помещается кружок, а женских - квадрат (в западноевропейских
генеалогиях иногда встречаются и другие условные знаки). Табличный
способ, удобный по своей наглядности, занимает очень много места, и
кроме того сведения о каждом лице могут быть лишь чрезвычайно краткими.
Поэтому теперь обыкновенно означают каждое лицо номером, начиная с
родоначальника. Значение Г. заключается в тех услугах, который она
иногда оказывает истории. Многие генеалоги были, однако, вовлечены в
грубые, а часто и в умышленные ошибки, желанием разных лиц считаться
потомками знаменитых и славных предков. Родословия, особенно в конце
XVII-го, XVIII-м и в начале ХIХ-го ст., часто составлялись без всяких
документальных данных, на основания спорных или ложных преданий. Лишь в
последнее время Г. начинает малопомалу отбрасывать все недостоверное,
хотя бы и правдоподобное. Во Франции, где Г. впервые появилась в Средние
века, она дала целый ряд деятелей: Гозье, СенМарт, Дю-Шене, Шиффле,
Лабурер. Мальи, Женульяк; в последнее время Г. получила большое развитие
и в Германии (Эртель, Гопфель, Фойгтель, Гебгард и др.). У нас лишь за
последнее время генеалогия получила некоторое развитие, и в настоящее
время имеется целый ряд работ русских генеалогов: Барсукова,
Бранденбурга, Руммеля, Селифонтова, Петрова, Милорадовича и др. П.
ф.-Винклер.
Генерал-бас (Pundamentum, Bassas continuns - лат., Fondamento, Basso
continao - итал., Basse fondamentale, Basse chiffree - французск.,
Bezifferter Bass - нем.)
- цифрованный бас, обозначает нижний голос музыкальной пьесы, над или
под нотами которого ставятся цифры, обозначающие интервалы, на которые
отстоят ноты верхних голосов от лежащих под ними нот нижнего голоса. По
мере того, как меняются интервалы между верхним и нижним голосами,
меняются и цифры. Цифры под басом, заменяющие ноты, долженствующие
находиться над ним, требуют меньше времени для письма и, по своей
условности, занимают гораздо меньшее место. Этот сокращенный способ
письма в особенности пригоден для быстрого набрасывания сочинения в
эскизе. Нота с нулем обозначаете ноту без аккорда, нота без всякого
знака - необращенное трезвучие, цифра 6 в генерал-басе обозначает
секст-аккорд (первое обращение трезвучия), 4/6 - кварт-секст-аккорд
(второе обращение трезвучия), 7 - необращенный септ-аккорд, 5/6 - первое
его обращение, 3/4 - второе обращение, 2
- третье обращение, 9 - необращенный нон-аккорд, 6/7 - его первое
обращение, 4/5
- второе обращение, 2/3 - третье обращение. Цифра с хроматическим
знаком перед ней обозначает случайный знак, поставленный у верхней ноты
интервала. Хроматический знак без цифры обозначает хроматически
измененную терцию. Изобретение Г.-баса относится к началу XVII ст. г
приписывается Людовику Виадана. Игра по данному басу, по мнению историка
Кизеветтера, была известна даже в конце XVI ст. В прошлых столетиях
Г.-бас считался наукою и был синонимом науки о гармонии. Многие
сочинения не выписывались полностью, а заключали мелодию и цифрованный
бас, по которому играющий должен был подыскивать гармонизацию. Так в
особенности писался речитатив. В XVIII ст. и начале XIX ст. в Г.-басе
обозначались все детали сочинения, при чем, разумеется, он потерял свою
практическую цель, требуя много места и времени для письма. На Г.-бас
следует смотреть как на стенографию. Называть Г.-бас наукой о гармонии
настолько же странно, насколько странно называть стенографию
грамматикой. О Г. басе писали Филипп-Эмануил Бах, Тюрк, Готфрид Вебер,
Ложье и мн. др. Н. Соловьев.
Генерал-губернатор. - В действующих русских законах так называется
должностное лицо, которому вверяется главное заведование одною или
несколькими губерниями. Общий ход истории Г.-губернаторской должности в
России. В настоящее время в Империи имеются следующие
генерал-губернаторства: Московское, Киевское, Виленское, Варшавское,
Иркутское, Приамурское, Туркестанское и Степное. В Великом Княжестве
Финляндском есть особый Г.-губернатор, действующий по законам Финляндии.
В 1853 году (П. С. 3. № 27293) издана общая инструкция Г.губернаторам,
которая сохраняет силу и в настоящее время.По смыслу этой инструкции
Г.-губерн. есть блюститель неприкосновенности верховных прав
Самодержавия, пользы государства и точного исполнения законов и
распоряжений высшего правительства по всем частям управления во
вверенном ему крае. Он преследует всеми зависящими от него средствами
излишнюю роскошь, расточительность, беспутство, мотовство. При
чрезвычайных бедствиях народных он вникает со всею подробностью в нужды
пострадавших, для немедленного облегчения их положения. Он наблюдает,
чтобы дворяне вели жизнь приличную их происхождению и служили примером
прочим сословиям; чтобы юношество получало воспитание в правилах чистой
веры, доброй нравственности и в чувствах преданности к престолу и
отечеству; чтобы молодые дворяне не находились во вредной праздности;
чтобы каждый во всех сословиях снискивал себе пропитание трудом честным
и полезным. Он пользуется всяким случаем для указания истинных и прямых
способов к развитию и улучшению сельского хозяйства; он не оставляет без
внимания фабричную, заводскую и ремесленную промышленность, направляя ее
к предметам необходимых нужд и потребностей и к выгодам как
производителей, так и потребителей. Он прилагает попечение к правильной
разработке и пользованию естественными богатствами природы, без
напрасного и несвоевременного их истощения. Он должен поощрять все
частные общеполезные предприятия торговые и промышленные; вредные во
всех отношениях для государства действия монополистов преследуются им со
всею строгостью. Все эти правила и другие, им аналогичные, имеют,
очевидно, скорее характер наставлений, чем обязательного предписания. -
Начальник губернии (т. е. губернатор) и все прочие места и лица,
составляющие губернское управление, исполняют все законные требования,
предложения и предписания Г.-губернатора. В местностях, в которых
введены в действие судебные уставы императора Александра II, в делах
судебных Г.-губернатор вообще участия не принимает; в остальных же
местностях по всем делам, подлежащим рассмотрению и решению судебных
мест прежнего устройства, он руководствуется правилом, что он не судья,
но только блюститель правосудия и установленного порядка. Посему он
отнюдь не вмешивается в обсуждение дела, когда по закону к тому не
уполномочен. Никакая новая мера или особое распоряжение, относящееся до
благоустройства, общей пользы и казенного интереса в крае, не
предпринимается иначе, как по предварительном истребовании соображений и
заключений Г.-губернатора. Распоряжения министров и главноуправляющих по
всем вообще предметам губернского управления передаются к исполнению в
губернии не иначе как через Г.-губернатора. Имея право представлять
непосредственно на Высочайшее усмотрение о всем, что признает нужным и
необходимым, Г.-губернатор обязан пользоваться этим правом с должною
осмотрительностью, делая представления только о делах особенной важности
и в чрезвычайных случаях. Г.-губернаторы определяются по
непосредственному избранию и особому личному к ним доверию Его
Императорского Величества. По Высочайше утвержденному положению комитета
министров 1876 г. июля 13 (56203), Г.губернаторы получили право издавать
обязательные постановления, в видах правильного и успешного исполнения,
сообразно с местными условиями, узаконений об общественном благочинии,
порядке и безопасности. Они имеют право изменять и отменять подобные
постановления, изданные подчиненными им губернаторами. Высочайший указ 5
апреля 1879 г., учреждая несколько должностей временных Г.губернаторов
(в Петербурге, Харькове, Одессе), предоставил как им, так и постоянным
Г.-губернаторам обширные, чрезвычайные права, точнее определенные
законом 14 августа 1881 г. (т. XIV, Уст. Пред. Пресеч. Преступ., изд.
1890 г. ст. 1. прим. 2 прил. 1). На основании этого закона, в
местностях, подведомственных Г.-губернаторам, последним, с утверждения
министра внутренних дел, принадлежит право первоначального объявления
какой-либо местности в положении усиленной охраны, после чего
Г.-губернаторам предоставляется воспрещать всякие народные общественные
и даже частные собрания; делать распоряжения о закрыли всяких вообще
торговых и промышленных заведений; воспрещать отдельным личностям
пребывание в данной местности; передавать на рассмотрение военного суда
отдельные дела о преступлениях, общими уголовными законами
предусмотренных; требовать рассмотрения при закрытых дверях всех тех
судебных дел, публичное рассмотрение которых может послужить поводом к
возбуждению умов и нарушению порядка; требовать рассмотрения дел о
государственных преступлениях в том же порядке или с особыми, сверх
того, ограничениями. Утверждение всех приговоров военного суда
принадлежит Г.губернатору. Все означенные правила сохраняют свою силу и
в том случае, когда местности, вверенные Г.-губернатору, будут
объявлены, особым Высочайше утвержденным положением комитета министров,
на положение чрезвычайной охраны. По закону 18 июня 1892 г., при
объявлении какой-либо губернии, области, уезда, округа или отдельных
населенных мест, входящих в районы театра военных действий и имеющих
особо важное значение для интересов государственных или специально
военных, состоящими на военном положении, высшее направление действий по
охранению государственного порядка и общественного спокойствия переходит
к главнокомандующему и командующим армиями. В районе действий армии
командующему ею подчиняется местный Г.-губернатор или лицо, которому
присваиваются права последнего. В местностях, состоящих на военном
положении, права и обязанности по охранению государственного порядка и
общественной безопасности возлагаются на местного Г.-губернатора (или
главноначальствующего), который имеет право: издавать обязательные
постановления по предметам, относящимся к предупреждению нарушения
общественного порядка и государственной безопасности; устанавливать за
нарушение таковых обязательных постановлений взыскания, не превышающие
штрафа до трех тысяч рублей или заключения в тюрьме или крепости до трех
месяцев, передавать на рассмотрение военного суда отдельные дела о
всяких преступлениях, общими уголовными законами предусмотренных;
исключать из общей подсудности целые категории дел об известного рода
преступлениях и проступках; окончательно утверждать приговоры военных
судов по вышеозначенным делам. Равным образом Г.губернатор имеет право
воспрещать всякие собрания; закрывать всякие вообще торговые и
промышленные заведения; закрывать и приостанавливать очередные собрания
сословных, городских и земских учреждений; закрывать учебные заведения
на срок до одного месяца; приостанавливать периодические издания на все
время объявленного военного положения; воспрещать отдельным лицам
пребывание в местностях, объявленных на военном положении; высылать из
этих мест отдельных лиц во внутренние губернии, о учреждением над ними
полицейского надзора; налагать секвестр на недвижимые и арест на
движимые имущества и доходы с них, когда путем распоряжения такими
имуществами или доходами владельцем достигаются преступные цели;
устранять от должности, на время объявленного военного положения,
чиновников всех ведомств, не занимающих должностей первых трех классов,
а также лиц, служащих по выборам в сословных, городских и земских
учреждениях. До последнего времени ответственность Г.-губернатора точно
была определена только для Сибири. 9 марта 1892 г. постановлено
распространить на Г.губернаторов правила об ответственности членов
государственного совета и министров, Высочайше утвержденные 15 февраля
1889 г. Ср. Градовский, "Русское государственное право" (т. III, 1883);
его же, "Политика, История, Администрация" (стр. 415 - 450, исторический
очерк учреждений Г.-губернаторов в России).
Генрих IV, король франц. (царств. 1589 - 1610) - третий сын Антона
Бурбонского и Иоанны д'Альбре (Jeanne d'Albret), дочери и наследницы
короля наваррского и беарнского, род. 14 декабря 1553 г. в замке По.
Наследник наваррский по своей матери, Г. был первый принц крови
французского королевского дома по отцу своему, потомку графа
Клермонтского. Он рос на воле, при хороших физических условиях,
окруженный опытными воспитателями. Мать его, строгая кальвинистка,
воспитывала его в духе своей религии. Он знал латинских классиков,
немного был знаком с греческими языком, читал Плутарха, но во
французском переводе Амио; во всяком случае образование его было скорее
выше, чем ниже уровня, свойственного тогдашнему высшему обществу. Его
отец умер еще в 1562 г., но вождем гугенотов Г. был признан только после
смерти Конде (1569). В это же время он появился впервые на поле битвы.
После С.-Жерменского перемирия, временно положившего конец религиозной
войне, французский двор предложил Г. вступить в брак с сестрой короля
Маргаритой Валуа, на что он и согласился, в знак полного примирения с
католиками. Мать Г. умерла 9 июня 1572 г., вероятно от яда. Г. принял
титул короля наваррского и обвенчался с Маргаритой 18 авг. того же года.
Шесть дней спустя над гугенотами разразилась Варфоломеевская ночь. Г.
был пощажен, но должен был принять католицизм и остался пленником при
дворе. Три года, проведенные в отравленной атмосфере двора последних
Валуа и Екатерины Медичи, наложили на Г. неизгладимую печать, развив все
чувственные его наклонности, но не могли уничтожить лучших сторон его
натуры. В февр. 1576 г. ему удалось бежать из Парижа. Вновь приняв
протестантизм, он опять стал во главе гугенотов. В последующих
междоусобных войнах он играл выдающуюся роль и способствовал заключению
мира 1580 г. Предприимчивый, бесстрашный, веселый, он приобрел любовь
своих приверженцев. После смерти герцога Анжуйского (1584) Г., как
ближайший к престолу принц крови, заявил свои притязания на наследство
после бездетного Г. III; но права его признали только города южной
Франции и часть армии. Лига, по наущению Генриха Гиза, объявила
наследником престола старого и слабого кардинала Бурбонского; война
возгорелась вновь: Г., отлученный папою от церкви, победил католическое
войско, 20 окт. 1587 г., при Кутра. После убийства герцога Гиза (1588),
король, давно уже тяготившийся зависимостью от Лиги, открыто вступил в
союз с Г. и вместе с ним осадил Париж, под стенами которого и был убит.
Г. стал тогда королем; но положение его было крайне затруднительно. За
него, кроме гугенотов, была средняя napтия - так наз. "политики"; но на
стороне Лиги была могущественная поддержка Испании, на стороне ее был
Париж, осаду которого Г. вынужден был снять и возобновил только после
двукратной победы над полководцем Лиги, герцогом Майенским, при Арке в
при Иври (1590). Появление испанцев, под предводительством Фарнезе,
вновь заставило его отступить. Борьба продолжалась несколько лет, не
приводя ни к чему решительному. В уме Г. созревала мысль, что только
переход в католицизм доставить ему обладание Францией. В июле 1593 г. он
совершил, по его собственному выражению, опасный скачек (ie saut
perilleux), едва ли стоивший ему больших нравственных терзаний, в виду
несомненной наклонности его к религиозному индифферентизму. Рассчет
оказался верным; одна провинция за другою становилась на его сторону; в
февр. 1594 г, он короновался в Шартре, а 22 марта того же года вступил в
Париж. Папа снял с него отлучение, лига покорилась ему в 1596 г., а в
1598 был заключен мир с Испанией. Гугенотам Г. даровал, Нантским эдиктом
(1598), значительные права. Они не были удовлетворены этим эдиктом, но
протесты против него со стороны католиков, церкви и университета
показывают, что Г. сделал все возможное при тогдашнем настроении умов.
Разводясь с первой женой, Г. женился на Марии Медичи (1600). Помимо
короткой войны с Савойей из-за Салуццо, заговора Бирона и восстания
герцога Бульонского, царствование Г., после 1598 г., было спокойно и он
мог посвятить себя работе на пользу потрясенной страны. К поднятию ее
благосостояния были направлены преобразования в области финансового
управления, администрации и законодательства. Г. строил каналы и дороги,
покровительствовал земледелию, торговле и промышленности и положил
начало французским колониям в Америке. Во всем этом главным сотрудником
его был Сюлли. К заслугам Г. перед Францией следует отнести также
ослабление испанского влияния и борьбу против остатков феодализма. Но
ему справедливо ставят в вину неблагодарность по отношению к тем, кто
всем для него пожертвовал, и его расточительность в частной жизни, тогда
как народ, разоренный междоусобными войнами, умирал от нищеты и от
голода, Его нежная любовь к народу - предание позднейшего времени;
популярность его при жизни была несравненно меньше, чем после смерти.
Легенда приписала ему стремления и чувства, которые на самом деле были
ему совершенно чужды. Он подготовил торжество абсолютизма, стесняя
свободу печати, ограничивая независимость парламента и университета,
отменяя права общин; его любовницы (Габриель д'Эстре, Генриетта
д'Антрег) и незаконный дети играли большую роль в его жизни. В мемуарах
Сюлли Г. приписывается проект "Христианской республики", т. е.
европейской федерации, которая, при полной веротерпимости, имела бы
целью уничтожение власти Габсбургов и изгнание турок из Европы. Хотя
проект этот считается легендарным, Г. на самом деле имел намерение
подорвать могущество Габсбургского дома образованием союза неприязненных
ему государств. Поводом к войне должен был послужить спор из-за
Юлих-Клевского наследства, в котором Г., вместе с немецкой
протестантской унией, принял сторону врагов Австрии. Все было готово к
походу, когда Г., 14 мая 1610 г., погиб под кинжалом Равальяка.
Сообщников своих убийца не выдал; по мнению многих у него их и не было;
но выгодным убийство Г., без сомнения, было для фанатиков католицизма.
Отсюда подозрение, тогда же павшее на иезуитов. Ср. Poirson, "Histoire
de Н. IV" (1866); Guadet, "Н. IV, sa vie, son oeuvre, ses ecrits"
(1879); De la BarreDuparcq, "Histoire de H. IV" (1884); Rambault, "H. IV
et son oeuvre" (1884).
Генрих VIII (1491 - 1547) - английский король, сын Генриха VII,
наследовавший отцу за смертью старшего брата, Артура. В качестве
младшего сына, Г. воспитывался для церкви и получил весьма
разностороннее образование. В 1509 году он вступил на престол и женился
на вдове своего брата Екатерине Арагонской дочери Фердинанда и Изабеллы.
Царствование Г. распадается на два периода, разделенные вопросом о
разводе. События первого периода, когда правой рукой короля был кардинал
Вольсей связаны главн. образ, с войнами. Г. присоединился к своим
родственникам Фердинанду испанскому и импер. Максимилиану в их лиге
против Франции. Хотя Г. принял личное участие в кампании во Францию в
1513 г. и выиграл легкую "битву шпор" (близь Гюнегата), а его генерал
Сэррей одержал над шотландцами великую победу при Флоддене, тем не менее
война не привела к существенным результатам, и в 1514 г. Г. заключил мир
с Францией. С Франциском и, как и с Карлом V, Г. на первых порах был в
самых лучших отношениях, но его прельщала химера завоевания Франции, и
он принял сторону Карла. В кампанию 1523 г. англичане подступили к
Парижу на расстоянии одиннадцати миль, но война не привела к прочным
результатам. Народ стал тяготиться тяжелыми налогами и грозил
восстанием. После битвы при Павии (1525) Г., в интересах европейского
равновесия, изменил традициям английской политики и заключил союз с
Францией. Любовь к Анне Болейн и желание иметь наследника престола
побудили Г. искать развода с Екатериной Арагонской. В 1527 г. дело это
было впервые формально представлено на рассмотрение папы. Под сильным
давлением племянника, Екатерины, Карла V, папа отказался дать
решительный ответ и передал дело Вольсею и кардиналу Кампеджио.
Кампеджио постарался еще более затормозить его, пока оно опять не было
потребовано в Рим (1529). Г. стал принимать более решительные меры. От
папы он апеллировал к университетам. Вольсей был отставлен; на него
взвалили всю вину неудачи. В том же 1529 г. был созван парламент и
заседал без перерыва по 1536 г. В первый же год он уменьшил плату за
утверждено завещаний и за погребение, требуемую церковью, запретил
духовенству светские занятия, отнял у духовных лиц право занимать
одновременно по несколько приходов и запретил им абсентеизм. В 1531 году
духовенство подверглось обвинениям, от которых откупилось уплатой 118000
фунтов и признанием короля верховным главою церкви. В 1532 г.
злоупотребления так называемым benefii of clergy - т. е. правом клириков
в уголовных делах не подлежать светскому суду - были устранены, аннаты
уничтожены, а конвокация отказалась от своей независимой законодательной
власти. В следующем году Г. женился на Анне Болейн. Папа стал грозить
ему отлучением, после чего был издан "Акт об апелляциях" (Act of
appeals), воспрещавший апелляции от английских церковных судов к Риму, а
примас Кранмер объявил брак Г. и Екатерины недействительным. В следующем
1534 г. власть папы в Англии была уничтожена, и "Актом о верховенстве"
(Act of Supremacy) Г. был объявлен верховным главою английской церкви.
Бывший канцлер Томас Мор и епископ Фишер за отказ признать этот акт были
казнены (1535). В 1536 году были составлены первые десять статей нового
исповедания и был издан Акт о распущении малых монастырей, основанный на
донесениях следственной комиссии. Таковы были меры первого
реформационного парламента, проведенные Г. и его министром Кромвелем.
Король восстановил против себя папу и императора и серьезно оскорбил
чувства и предрассудки обширного класса своих подданных. Восстание в
Ирландии было подавлено без большой трудности, но неудовольствие на
севере, разразившееся восстанием "пилигримов Божьей милости" (1536),
грозило большой опасностью, которая была предотвращена, более благодаря
умной политики Г., чем с помощью грубой силы. Оппозиция па западе была
подавлена казнью ее вождей, маркиза Экзетера и лорда Монтэгью (1538).
Преследуя строгих католиков, Г. в то же время подавлял всякую смелость в
нововведениях. "Билль о шести статьях", изданный в том же году, который
ввел окончательное упразднение монастырей (1539), показывает, что

<<

стр. 51
(всего 253)

СОДЕРЖАНИЕ

>>