<<

стр. 54
(всего 253)

СОДЕРЖАНИЕ

>>

разом", с воинственным направлением. В Спб. период своей жизни О. Н.
стал интересоваться спиритизмом и впал в мистицизм, к которому имел
несомненную наклонность и ранее. Плодом такого настроения были "Иов,
свободное подражание книге Иова" и поэма "Таинственная капля" (Б., 1861
и М. 1871), не имеющая художественных достоинств. В 1862 г. Г.
переселился в Тверь занимался там археологией, и принимал участие в
общественных делах. См. А. К. Жизневский, "О. Н. Глинка" (Тверь, 1890) и
"Беседы в общ. люб. росс. слов. " I, 1867 г. (оценка его трудов - Н.
Путяты и А. Котляревского). М. Мазаев.
Глиптотека, в тесном смысле слова - собрание резных камней (гемм и
интальи), в широком - собрание произведений пластики вообще,
преимущественно же античной. Под этим названием в особенности известен
музей в Мюнхене, сооруженный в 1816 - 1830 гг. архитектором Л. фон
Кленце и заключающий в себе скульптурные памятники, собранные в 1805 -
1816 гг. баварским королем Людвигом I, тогда еще наследником престола.
Мюнхенская Г. - обширное здание квадратного плана, с наружностью
ионического стиля. Средину главного фасада занимает портик о восьми
колоннах, поддерживающих трехугольный фронтон, поле которого украшено
скульптурною группою "Минервы, покровительницы пластических искусств"
(работы Шванталера и др. художников), воспроизводящей композицию
Вагнера; по обе стороны портика стоят в стенных нишах шесть мраморных
статуй (три справа и три слева). В боковых фасадах имеются также по
шести ниш с подобными статуями. Статуи, вырубленные по моделям Вагнера,
изображают покровителей искусства Перикла, имп. Адриана и знаменитых
ваятелей древности и новейшего времени. Внутри мюнхенская Г.
представляет ряд зал, расположенных вокруг квадратного двора и
освещаемых выходящими на него окнами (за исключением двух угловых зал
заднего корпуса, окна которых выходят наружу). Залы отделаны в римском
стиле; одна из них, так наз. "зала богов", украшена любопытными фресками
Корнелиуса. Среда памятников пластики, хранящихся в этом музее, особенно
замечательны: статуя архаического периода, греческого искусства:
"Аполлон Тенейский", фрагменты двух скульптур, украшавших собою храм
Минервы на о-ве Эгине (так назыв. "Эгинские мраморы"), статуя Аполлона
Кифареда, "Медуза Рондини", торс одного из сыновей Ниобы и мн. друг. А.
С - в.
Глухарь или глухой тетерев, мошник, моховик, моховой тетерев (Tetro
Urogallus) - самый крупный из тетеревов; от других тетеревов он
отличается сильно округленным хвостом и удлиненными перьями на горле.
Самец достигает в длину 1, 1 м. и более, в размахе крыльев 1, 4 м.; вес
его достигает 6 и более кгр.; голова и шея черноватые, задняя сторона
шеи пепельно-серая с черными пятнами, передняя черная с серым, спина
черноватая с бурыми и серыми пятнышками, грудь зеленоватостального
цвета, нижняя сторона покрыта черными и белыми пятнами, хвост черный с
белыми пятнами, голая кожа около глаза ярко-красного цвета, клюв -
белорозового. Самка на 1/3 меньше и окрашена весьма пестро смесью
ржаво-желтого, ржаво-красного, черно-бурого и белого цвета; горло, сгиб
крыла и верхняя часть груди - ржаво-красные. В прежнее время Г. водился
во всех сплошных лесах Европы и Азии; теперь же он местами истреблен, но
тем не менее область распространения его весьма велика. Больше всего Г.
в Европейской и Азиатской России и в Швеции до 69° с. ш., но он
встречается также в Испании, Греции, Малой Азии, на Альпах, Карпатах,
среднегерманских горах и Гарце. Г. держится преимущественно в сплошных
высокоствольных хвойных, а также в смешанных лесах, редко в лиственных,
очень любит моховые болота в лесу, богатые ягодами. Он ведет вообще
оседлый образ жизни, но иногда предпринимает перекочевки с гор в долины
и обратно. День он обыкновенно проводить на земле, ночует на деревьях.
Пища его состоит из древесных почек, листьев и хвои, травы, лесных ягод,
семян и насекомых. Г. летает тяжело, с большим шумом, часто хлопая
крыльями, и не делает больших перелетов; он очень осторожен, обладает
прекрасным слухом и зрением и потому охота за ним вообще трудна. Ранней
весною Г., до того времени державшиеся по одиночке, собираются в
известных частях леса и здесь ранним утром самцы начинают токовать, т.
е. издавать своеобразные звуки, сопровождая их странными телодвижениями.
Токование начинается рядом щелкающих звуков, затем после главного
"удара" следуют особые шипящие звуки, похоже на теченье железных
предметов, Г. "точить". Самец в это время нахохливает все перья, часто
поворачивается и находится в крайне возбужденном состоянии, так что во
время точенья оставляет свою обычную осторожность. Так продолжается до
солнечного восхода; затем самец слетает на землю к самкам и спаривается
с ними; самки иногда собираются по близости от токующих самцов, иногда
же самцам приходится далеко перелетать к ним. Из-за обладания самками
между самцами происходят ожесточенные драки, оканчивающиеся иногда
смертью одного из бойцов. По окончании тока, продолжающегося 3 - 4
недели, самки выбирают места для гнезд, которые представляют ямку в
земле, выстланную иногда веточками. Число яиц, смотря по возрасту самки,
может колебаться от 6 до 12; яйца желто-серого или грязножелтого цвета,
с темными пятнами. Как яйца, так и птенцы самоотверженным образом
охраняются самкой. Как на свободе, так и в неволе Г. дает иногда помесь
с тетеревом, известную под названием Tetrao inedius s. hybridus.
Н. Книпович.
Г. ежегодно привозится из северных губерний на наши столичные рынки в
весьма значительном количестве и еще в большем числе потребляется на
месте добывания его. Весною охотятся только на самцов Г., во время
токования, начинающегося с конца марта и продолжающегося до первых чисел
мая, при чем охота основывается на том, что токующая птица, во время
скирканья (вторая часть глухариной песни, первая же называется
щелканьем), закинув голову, закатив глаза, надув перья, развернув хвост
и полуопустив крылья, лишается, обычной остроты зрения и чуткости.
Пользуясь этим обстоятельством, охотники, выслушав еще издали поющего
глухаря, во время скирканья его, продолжающегося 3 - 4 секунды, делают
по направлению к нему несколько больших прыжков и затем остаются
неподвижными до следующего скирканья, во время которого снова прыгают, и
так продолжают до тех пор, пока не приблизятся к дереву, на котором
токует Г., на расстояние 80 - 50 шагов, смотря по местности. При этом
прицеливаются в Г. и спускают курок обязательно во время нового
скирканья, так как нередко случается, что после промаха Г., не расслышав
выстрела, не слетает с дерева и тогда удается выстрелить вторично.
Детом, в июле, охотятся на глухарные выводки, разыскивая их в лесных
ягодниках (на чернике, голубике и т. п.) с легавой собакой. Осенью
стрельба Г. производится из шалашей и землянок на овсяных жнивьях и
озимях, куда Г. слетаются кормиться, а также с подхода в осиновых и
лиственничных лесах, куда Г. привлекаются вкусом завядшего осинового
листа или побитой морозами иглы лиственницы. Зимою никакой охоты на Г.
не производится и их добывают, равно как и осенью, особыми ловушками:
капканами, силками, слопцами, давушками, пружками, очипками и др. Старых
Г. стреляют дробью №№ 2 - 000, молодых же более мелкою №№ 4 - 7. На
основании Высочайше утвержденных 3 февраля 1892 г. правил, охота на
самок Г. воспрещается с 1 марта по 15 июля, а на самцов - с 15 мая по 15
июля; ловля их какими бы то ни было способами воспрещена в течение всего
года. Ср. : Л. П. Сабанеев, "Глухой тетерев, охотничья монография"
(1876); Разевич, "Глухарь в чернолесье" ("Природа и Охота". 1880); Ф.
Лоренц, "Глухарь" ("Охотничья Газета", 1890). С.Безобразов.
Глюк (Christoph-Willibald Gluck), знаменитый нем. композитор (1714 -
1787). Франция считает его своим, потому что наиболее славная его
деятельность связана с парижской оперной сценой, для которой он написал
свои лучшие произведения на французские слова. Многочисленные оперы его:
"Artaserse", "Demofonte", "Fedra" и пр. были даны в Милане, Турине,
Венеции, Кремони. Получив приглашение в Лондон, Г. для театра Hay-Market
написал две оперы: "La Caduta de Giganti" (1746) и "Artamene" и оперу
попурри (pasticcio) "Pyram". Эта последняя имела большое влияние на
дальнейшую деятельность Г. Все оперы, доставившие огромный успех Г.,
были написаны по итальянскому шаблону, состояли из ряда арий; в них Г.
не обращал особого внимания на текст. Свою оперу "Pyram" он составил из
отрывков прежних опер, имевших наибольший успех, подладив под эти
отрывки другой текст нового либретто. Неуспех этой оперы навел Г. на
мысль, что только та музыка может производить надлежащее впечатление,
которая находится в прямой связи с текстом. Этого принципа он стал
держаться в следующих своих произведениях, усваивая себе постепенно
более серьезное отношение к декламации, вырабатывая до мельчайших
подробностей речитатив ариозо и не забывая о декламации даже в ариях.
Стремление к тесной связи между текстом и музыкой заметно уже в
"Семирамиде" (1748). Но более осязательный поворот композитора к опере,
как к музыкальной драме, заметен в "Orfeo", "Alceste", "Paride ed Elena"
(1761 - 64), поставленных в Вене. Реформатором оперы Г. является в
"Iphigеnie en Aulide", данной в Париже с громадным успехом (1774). Там
же были даны: "Armide" (1777) и "Iphigenie en Tauride" (1779) -
величайшее произведение Г. Последней оперой Г. была "Echo et Narcisse".
Кроме опер, Г. писал симфонии, псалмы и пр. Всех опер, интермедий и
балетов написано Г. более 50. Из многочисленных сочинений о Г. можно
назвать: Siegmeyer, "Ueber den Ritter Gluck und seine Werke" (Берлин,
1825); Riedel, "Ueber die Musik des Ritters Christoph von Gluck" (Вена,
1775); Schmid, "Christoph Willibald Ritter von Gluck" (Лпц., 1854);
Solie, "Notice sur Christophe Gluck" (Париж, 1840); "Etudes
biographiques, anecdotiques et estetiques sur les compositeurs qui out
illustre la scene franсaise" (1853). Н.С.
Гной (pus) - продукт действия на живую ткань гноеродных бактерий и
некоторых химических агентов, вызывающих изменение и даже омертвение
отдельных клеточных элементов, затем размягчение омертвевшего очага и
пропитывание его гнойными тельцами, лейкоцитами, способными к
размножению. Г. можно рассматривать также, как выпот при особого рода
гнойном воспалении ткани, при чем последняя под влиянием Г. сама
разрушается. По внешнему виду Г. - жидкость густая, непрозрачная,
совершенно белая или с желтоватым, серым, синим оттенком, тягучая,
довольно значительного уд. веса, чаще щелочной реакции. По химическому
составу - очень сложная смесь и раствор различных тел; содержит от 6 до
8 % белковых тел: сывороточный белок, глобулин, нуклеин, пептон, затем
лейцитин, холестерин, жиры; при разложении Г. развиваются кислоты
муравьиная, валерьяновая и др. Солей до 1 %. Морфологически Г. состоит
из сывороточной плазмы и взвешенных в ней гнойных телец, жировых капель
свободно плавающих или заключенных внутри клеточных элементов, остатков
эпителиальных, железистых клеток и т. п. Гнойные тельца представляются
аналогичными белым кровяным шарикам; обыкновенно многоядерны; в свежем
Г. овальны, в старом Г. измененные, в различных состояниях перерождения,
жирового. Бактерии Г. - шаровидны; встречаются в форме гроздевидных
скоплений цепочек и парно; введенные в ткань даже в чистом виде, они
способны вызвать нагноение. Признается несколько разновидностей гнойных
бактерий. Другие организмы могут также вызвать гнойное воспаление и
нередко были находимы в Г.; так бугорковые палочки, лучистый грибок,
пузыри эхинококков, плесневые грибки, амебы и пр. В старом Г., в
замкнутых гнойниках, количество бактерий значительно уменьшается и они
даже могут совсем исчезнуть, вследствие изменения состава плазмы, под
влиянием продуктов выделения самих же бактерий и путем поглощения их
белыми кровяными тельцами. Гноеродные бактерии распространены в воздухе
и в окружающей обстановке человека очень обильны, почему и легко
попадают на открытые раны, обнаженные серозные оболочки и вызывают в них
нагноения
Врачи-практики, особенно старого времени, различают Г.
доброкачественный и злокачественный. Первый, по Рудневу, имеет следующие
характеристические черты: клетки его отличаются одинаковою величиною,
шаровидною формою, резкими контурами, беловатым цветом протоплазмы; от
прибавления уксусной кислоты сперва делаются видимыми ядра клеток, потом
клетки делаются бледными и, наконец, растворяются. Сыворотка прозрачна,
содержит только крупинки, растворимые в эфире или калийной щелочи. При
впрыскивании в кровь не вызывает никаких общих изменений; при
впрыскивании в подкожную клетчатку вызывает только местное нагноение. Г.
"злокачественный", пиэмический, имеет отличия: клетки его неодинаковой
величины, как будто изъедены, протоплазма их темна, зерниста. Количество
бактерий очень велико. Запах Г. своеобразный; он более жидок, содержит
кристаллы холестерина и жира и продукта гнилостного разложения белковых
тел. При всасывании такого Г. получается пиэмия. Г. вообще или пролагает
себе путь наружу и изливается, или рассасывается, при чем гнойные тельца
распадаются и растворяются, или же Г. сгущается, превращается в
творожистую массу, которая пропитывается со временем известковыми солями
и, как всякий посторонний предмет в организме, капсулируется
разрастающейся по окружности соединительною волокнистою тканью (. В. В.
Подвысоцкий, "Осн. общ. патологии" т. I, 1891 г., СПб.). А. Л - ий.
Гномы - духи, обитающие в недрах земли и гор и охраняющие подземные
сокровища. Они могут принимать разные образы; мужские Г. обыкновенно
безобразны, женские (гномиды) красивы. Они любят дразнить людей, но
делают им больше добра, чем зла. Г. - любимые герои зап. европ. сказок.
Гносеология или гнозеология (более употребителен термин учение о
познании, Erkenntnisslehre) - философская дисциплина, исследующая вопрос
о возможности и условиях истинного знания.
Гностицизм (гностика, гнозис или tuocwn) - так называется
совокупность религиозно-философских (теософских) систем, которые
появились в течение двух первых веков нашей эры и в которых основные
факты и учение христианства, оторванные от их исторической почвы,
разработаны в смысле языческой (как восточной, так и эллинской)
мудрости. От сродных явлений религиозно-философского синкретизма, каковы
неоплатонизм, герметизм, Г. отличается признанием христианских данных, а
от настоящего христианства - языческим пониманием и обработкою этих
данных и отрицательным отношением к историческим корням христианства в
еврейской религии. В этом последнем отношении Г. стоит в особенно резкой
противоположность к иудействующим сектам в христианстве с одной стороны,
а с другой стороны - к каббале, которая представляет языческую обработку
специфически еврейских религиозных данных. Некоторые писатели, напр.
Баур, говорят об "иудейской гнозе" (помимо каббалы), но это более
соответствует априорным схемам этих писателей, нежели исторической
действительности.
I. Происхождение Г. Общие условия для возникновения Г., как и других
сродных явлений, были созданы тем культурно-политическим смешением
различных национальных и религиозных стихий древнего мира, которое
начато было персидскими царями, продолжалось македонянами и завершено
римлянами. Источник гностических идей в различных языческих религиях с
одной стороны и учениях греческих философов - с другой, ясно сознавался
с самого начала и подробно указан уже автором Filosojoumena, хотя в
частности не все его сближения одинаково основательны. Несомненно, во
всяком случае, что те или другие национальнорелигиозные и философские
факторы в различной мере участвовали в образовании тех или других гн.
систем, а также то, что в различные комбинации уже существовавших идей
привходила, с большею или меньшею силою и оригинальностью, и личная
умственная работа со стороны основателей и распространителей этих систем
и школ. Разобрать все это в подробностях тем менее возможно, что писания
гностиков известны нам только по немногим отрывкам и по чужому, притом
полемическому изложению. Это предоставляет большой простор гипотезам, из
которых одна заслуживает упоминания. В нынешнем веке некоторые ученые
(напр., ориенталист И. И. Шмидт) ставили Г. в специальную связь с
буддизмом. Достоверно тут только: 1) что со времени походов Александра
Македонского Передняя Азия, а чрез нее и весь греко-римский мир,
сделались доступны влияниям из Индии, которая перестала быть для этого
мира неведомою страною и 2) что буддизм был последним словом восточной
"мудрости" и доныне остается самою живучею и влиятельною из религий
Востока. Но с другой стороны исторические и доисторические корни самого
буддизма далеко еще не вскрыты наукою. Многие ученые не без основания
видят здесь религиозную реакцию со стороны темнокожих до-арийских
обитателей, а этнологическая связь этих индийских племен с культурными
расами, издавна населявшими Нильскую долину, более чем вероятна. Общей
племенной почве должен был соответствовать и общий фон религиозных
стремлений и идей, на котором в Индии, благодаря воздействию арийского
гения, образовалась такая стройная и крепкая система, как буддизм, но
который и в других местах оказывался не бесплодным. Так. обр. то, что в
Г. приписывается влиянию индийских буддистов, может относиться к более
близкому воздействию их африканских родичей, тем более, что высший
расцвет Г. произошел именно в Египте. Если внешняя историческая связь Г.
специально с буддизмом сомнительна, то содержание этих учений несомненно
показывает их разнородность. Помимо различных, чуждых буддизму
религиозных элементов, Г. вобрал в себя положительные результаты
греческой философии и в этом отношении стоит неизмеримо выше буддизма.
Достаточно указать на то, что абсолютному бытию буддизм дает только
отрицательное определение Нирваны, тогда как в Г. оно определяется
положительно как полнота (плирома). Несомненную связь с Г. имеет другая,
ничтожная по своему распространению сравнительно с буддизмом, но во
многих отношениях весьма любопытная религия мандейцев или сабиев (не
смешивать с сабеизмом в смысле звездопоклонства), доныне существующая в
Месопотамии и имеющая свои священные, древнего происхождения, хотя и
дошедшие до нас в более поздней редакции книги. Эта религия возникла
незадолго до появления христианства и находится в какой-то невыясненной
связи с проповедью св. Иоанна Крестителя; но догматическое содержание
мандейских книг, насколько его можно понять, заставляет видеть в этой
религии прототип Г. Самое слово манда, от которого она получила
название, значить по-халдейски тоже, что греческое gnvsiV (знание).
II. Основные черты Г. В основе этого религиозного движения лежит
кажущееся примирение и воссоединение божества и мира, абсолютного и
относительного бытия, бесконечного и конечного. Г. есть кажущееся
спасение. Гностическое мировоззрение выгодно отличается от всей
дохристианской мудрости присутствием в нем идеи определенного и единого
целесообразного мирового процесса; но исход этого процесса во всех
гностических системах лишен положительного содержания: он сводится, в
сущности, к тому, что все остается на своем месте, никто ничего не
приобретает. Жизнь мира основана только на хаотическом смешении
разнородных элементов (sugcusiV arcikh), и смысл мирового процесса
состоит лишь в разделении (diakrisiV) этих элементов, в возвращении
каждого в свою сферу. Мир не спасается; спасается, т. е. возвращается в
область божественного, абсолютного бытия, только духовный элемент,
присущий некоторым людям (пневматикам), изначала и по природе
принадлежащим к высшей сфере. Он возвращается туда из мирового смешения
цел и невредим, но без всякой добычи. Ничто из низшего в мире не
возвышается, ничто темное не просветляется, плотское и душевное не
одухотворяется. У гениальнейшего из гностиков, Валентина, есть зачатки
лучшего миросозерцания, но оставшиеся без развития и влияния на общий
характер системы. Наиболее трезвый философский ум между ними - Василид -
отчетливо выражает и подчеркивает ту мысль, что стремление к возвышению
и расширению своего бытия есть лишь причина зла и беспорядка, а цель
мирового процесса и истинное благо всех существ состоит в том, чтобы
каждое знало исключительно только себя и свою сферу, без всякого
помышления и понятия о чем-нибудь высшем.
С этою основною ограниченностью Г. логически связаны и все прочие
главные особенности этого учения. Вообще гностические идеи, несмотря на
свою фактическую и мифологическую оболочку, по содержанию своему суть
плод более аналитической, нежели синтетической работы ума. Гностики
разделяют или оставляют разделенным все то, что в христианстве (а
отчасти и в неоплатонизме) является единым или соединенным. Так идея
единосущной Троицы распадается у гностиков на множество
гипостазированных абстракций, которым приписывается неравномерное
отношение к абсолютному первоначалу. Далее, все гностические системы
отвергают самый корень общения между абсолютным и относительным бытием,
отделяя непроходимою пропастью верховное Божество от Творца неба и
земли. Этому разделению первоначала мира соответствует и разделение
Спасителя. Единого истинного Богочеловека, соединившего в себе всю
полноту абсолютного и относительного бытия, Г. не признает: он допускает
только Бога, казавшегося человеком, и человека, казавшегося Богом. Это
учение о призрачном богочеловеке, или докетизм, так же характерно для
гностической христологии, как разделение между верховным Божеством и
творцом мира - для Г. теологии. Призрачному спасителю соответствует и
призрачное спасение. Мир не только ничего не приобретает, благодаря
пришествию Христа, а напротив, теряет, лишаясь того пневматического
семени, которое случайно в него попало и после Христова явления
извлекается из него. Г. не знает "нового неба и новой земли"; с
выделением высшего духовного элемента мир навеки утверждается в своей
конечности и отдельности от Божества. С единством Бога и Христа
отрицается в Г. и единство человечества. Род людской состоит из трех, по
природе безусловно разделенных, классов: материальных людей, погибающих
с сатаною - душевных праведников, пребывающих навеки в низменном
самодовольстве, под властью слепого и ограниченного Димиурга, - и
духовных или гностиков, восходящих в сферу абсолютного бытия. Но и эти
от природы привилегированные избранники ничего не выигрывают чрез дело
спасения, ибо они входят в божественную плирому не в полноте своего
человеческого существа, с душой и телом, а только в своем пневматическом
элементе, который и без того принадлежал к высшей сфере.
Наконец, в области практической неизбежным последствием безусловного
разделения между божественным и мирским, духовным и плотским являются
два противоположные направления, одинаково оправдываемые Г. : если плоть
безусловно чужда духу, то нужно или совсем от ее отрешиться, или же
предоставить ей полную волю, так как она ни в каком случае не может
повредить недоступному для нее пневматическому элементу. Первое из этих
направлений - аскетизм - более прилично для людей душевных, а второе -
нравственная распущенность - более подобает совершенным гностикам или
людям духовным. Впрочем, этот принцип не всеми сектами проводился с
полною последовательностью. Итак, Г. характеризуется непримиримым
разделением между Божеством и миром, между образующими началами самого
мира, наконец между составными частями в человеке и человечестве. Все
идейные и исторические элементы, входящие в христианство, содержатся и в
Г., но только в разделенном состоянии, на степени антитез.
III. Классификация гностических учений. Указанный. основной характер
Г. по степени своего проявления может служить руководством и для
естественной классификации гностических систем. Неполнота источников и
хронологических данных с одной стороны и значительная роль личной
фантазии в умозрении гностиков - с другой, допускают лишь крупные и
приблизительные деления. В предлагаемом мною делении логическое
основание совпадает с этнологическим. Я различаю три главные группы: 1)
существенная для Г. непримиримость между абсолютным и конечным, между
Божеством и миром является, сравнительно, в скрытом и смягченном виде.
Происхождение мира объясняется неведением или ненамеренным отпадением
или отдалением от божественной полноты, но так как результаты этого
отпадения увековечиваются в своей конечности, и мир с Богом не
воссоединяется, то основной характер Г. остается и здесь во всей силе.
Творец неба и земли - Димиург, или Архонт, - является и здесь совершенно
отдельным от верховного Божества, но не злым, а только ограниченным
существом. Этот первый вид представляется Г. египетским, сюда
принадлежат как зачаточная форма Г., и учение Керинфа (современника ап.
Иоанна Богослова и "наученного в Египте", по свидетельству св. Иринея),
так и самые богатые содержанием, наиболее обработанные и долговечные
учения, а именно системы Валентина и Василида - Платона и Аристотеля
гностицизма, с их многочисленными и разнообразно разветвленными школами;
сюда же должно отнести египетских офитов, оставивших вам памятник своего
учения, на коптском языке, в книге: "Пистис София".
2) Гностическое раздвоение выступает с полною резкостью, именно в
космогонии: мир признается прямо злонамеренным созданием
противобожественных сил. Таков гнозис сиро-халдейский, куда принадлежат
азиатские офиты или нахашены, ператы, сифиане, каиниты, элкесаиты,
последователи Юстина (не смешивать со св. Иустином философом и
мучеником), затем Сатурнил и Вардесан; связующим звеном между египетским
и сиро-халдейским гнозисом могут служить последователи Симона Волхва и
Менандра.
3) Гнозис малоазийский, представляемый, главным образом, Кердоном и
Маркионом; здесь гностические антитезы выступают не столько в
космогонии, сколько в религиозной истории; противоположность - не между
злым и добрым творением, а между злым и добрым законом (антиномизм),
между ветхозаветным началом формальной правды и евангельской заповедью
любви.
IV. Источники и литература: "PistiV Sojia", изд. Петерманна; св.
Иринея Лионского пять книг против ересей (многократно издавались со
времен Эразма Роттердамского: есть русский перевод священника П. А.
Преображенского, М. 1871); Ипполита, "ўElegcox kata paston airesewn",
первое изд. Е. Miller (Оксфорд, 1851; англ. перевод в собрании
"Antenicene Christian library"); Климента Александрийского, в
"Строматах" и в "ўEpitomai ek tvn Qeodotou ktl". - Значение
второстепенных источников имеют сочинения против гностиков Тертуллиана,
св. Епифания и блаж. Феодорита. Важнейшие сочинения о Г. с конца
прошлого века: Munter, "Versuch uber die christi. Alterthumer der
Gnostiker"; Neander, "Genetische Entwickelung d. gnost. Syst. "; Matter,
"Histoire critique du Gn. "; J. J. Schmidt, "Verwandschaft der gn. Lehre
mit den Rignssyst. des Or. "; Mohler, "Ursprung des Gn. "; Baur, "Die
christi. Gnosis". Все эти сочинения значительно устарели. Из новейших
исследователей Г. следует назвать Hilgenfeld'a и в особенности Harnack'a
("Zur Quellenkritik der Gesch. d. Gn. " и др.). На. русском языке есть
замечательное сочинение прот. А. М. Иванцова-Платонова: "Ереси и расколы
первых трех веков", посвященное преимущественно Г., но, к сожалению,
остановившееся на первом томе (исследование источников). Владимир
Соловьев.
Гну (Catoblepas) - род животных из подсемейства антилоп (Antilopina),
сем. полорогих, Cavicornia, подотряда жвачных Ruminantia, отряда
парнокопытных млекопитающих, Artiodactyla. Туловище Г. напоминает
лошадь, голова похожа на бычачью. Ноздри прикрыты как бы крышечкой; у
обоих полов сжатые, широкие, покрытые рубцами рога, загнутые вперед и в
стороны, с концами загнутыми вверх; хвост покрыт длинными волосами и
напоминает лошадиный; над носом щетка длинных волос; на шее и на щеках
волоса удлинены в виде гривы; на остальном теле гладко лежащие волоса.
На месте слезных ямок железистые бородавки. Один из видов этого рода Г.,
Catoblepas gnu Sund., достигает общей длины тела (вместе с хвостом) до
2, 8 м.; длина хвоста без волос 50 см., вместе с волосами 80 - 90 стм.;
высота в плечах 1,2 м. Основной цвет темный серо-бурый; грива на затылке
беловатая; длинные волосы над носом, на горле и груди бурые; венец щетин
вокруг каждого глаза белый; волоса хвоста у корня серо-бурые, на концах
беловатые. Самка по окраске ничем не отличается, но ростом меньше и рога
ее слабее; новорожденные телята безрогие, но уже имеют гриву. Г. живет в
южной Африки большими стадами, предпринимает по степям большие
странствования; в южн. Африке нет животного быстрые Г. Они очень
любопытны и приближаются ко всякому предмету, возбудившему их внимание.
Их поведение и движения крайне странны и забавны; они напоминают то осла
или лошадь, то корову. Бегут иноходью. Самки приносят одного детеныша, к
кот. нежно привязаны. Пойманные Г. в неволе не приручаются. Охота на
ними довольно трудна, вследствие чрезвычайной быстроты их бега; мясо
очень вкусно. Второй вид этого рода, полосатый Г., Catoblepas taurina Н.
Sm., заметно крупнее первого: общая длина тела доходит до 3 м., выс. в
плечах 1, 6 м. Отличается также более покатой спиной и более длинной
гривой. Основной цвет темный пепельно-серный, с явственными черными
поперечными полосами; грива и хвост черные. Полосатый Г. живет также в
южной Африке, но идет далее на С, до области Верхнего Нила. Держится
преимущественно в травянистых равнинах. По образу жизни не отличается от
обыкновенного.
Г.
Гоббс (Фома Hobbes) - знаменитый английский философ, род. в 1688 г.
Отец его, английский священник, познакомил сына с древними писателями:
8-ми лет Г. перевел "Медею" Еврипида латинскими стихами; 15-ти лет
поступил в оксфордский университет, изучал схоластическую философию и
научался презирать Аристотеля. В качестве воспитателя молодого
Кавендиша, впоследствии гр. Девонширского, путешествовал по Франции и
Италии. По возвращении в Англию сблизился с Баковом, политические
взгляды которого, вероятно, имели влияние на Г. В 1628 г. Г. перевел
Фукидида, чтобы убедить своих сограждан в опасностях демократии.
Совершил еще два путешествия на материк, благодаря которым познакомился
со многими выдающимися лицами, напр., с Галилеем, Гассенди, Мерсенном.
Последний побудил Г. написать замечания о сочинениях Декарта, вызвавшие
весьма презрительное суждение Декарта о Г. Когда началась борьба между
Карлом I в парламентом, боязливый Г. вновь уехал в Париж в оставался
около 13-ти лет на материке. В 1642 г. Г. издал, в ограниченном числе
экземпляров, "Decive", вошедшую впоследствии в состав его "Elementa
philosophica". Эта книга понравилась сыну Карла I (впоследствии Карлу
II). Г. сделался его учителем математики и, по словам Бэрнета, имел
пагубное влияние на будущего короля. В 1650 г. Г. издал "Трактат о
человеческой природе", а в 1651 г. - "Левиафан". "Левиафан" повредил Г.
во многих отношениях. Роялисты усмотрели в "Левиафане" оправдание
узурпации Кромвеля; теологи негодовали на Г. за его отзывы о религии.
Возвратясь в Англию, Г. сблизился с Кромвелем, но политической роли не
играл; он жил в обществе Гарвея, Сельдена и др. и издал в 1665 г. "De
соrроrе", в 1668 г.
- "De homine". По смерти Кромвеля, опасаясь смут, Г. снова бежал в
Париж, но реставрация сделала возможным его возвращение. Карл II ничего
не сделал для своего учителя; в 1666 г. "Левиафан" был запрещен. Г.
имели многих поклонников, но и многих врагов, напр. Валлиса,
критиковавшего, как математические, так в политические учения Г.
Полемика с Валлисом в неприятности теологического характера заставили Г.
покинуть Лондон и поселиться в деревне. В 1668 г. он издал свои
сочинения; перед смертью он написал автобиографию латинскими стихами и
перевел Гомера. Ум. в 1679 г., на 91 году от роду, несмотря на то, что
появился на свет семимесячным ребенком и всю жизнь был весьма слабого
здоровья. Полное собрание его сочинений, английских и латинских, издано
в 1889 г. в Лондон ("Opera philosophica latina" и "English Works").
Философия Г. представляет собой весьма талантливо и последовательно
проведенное механическое мировоззрение, со всеми его крайностями и со
всей односторонностью. Философию Г. отождествляет с наукою вообще и
видит в ней познание следствий из причин и причин из следствий,
приобретенное путем умозаключений. Он делит ее на логику, на "первую
философию" (Г. удерживает старый Аристотелевский термин, разумея науку
об общих идеях, времени, пространстве причин etc.), на геометрию, физику
и астрономию и на гражданскую философию, трактующую о человеке и
государстве.
Единственный предмет философии (в науке) - тела, ибо только тела
существуют; всякое тело конечно и только конечное может быть познано.
Бог непознаваем и не составляет предмета науки, а есть объект теологии,
веры. Точно также не может быть предметом науки душа, ибо она не имеет
реальности. Орудием науки является мышление, состоящее в сравнении и
различении, в сложении в вычитании. Мышление, таким образом, сводится к
вычислению, логика - к математике. Такое ограничение для Г. возможно и
естественно, ибо всю реальность он свел к телам, а качества тел - к
движениям, рассмотрение которых вполне исчерпывается математическим
вычислением. Это основное воззрение Г. вытекает из сенсуалистических
посылок. Движения вызывают во внешних органах впечатления, впечатления
вызывают движения внутри вас, благодаря чему возникают идеи. Все наше
познание состоит из идей. Связь идей становится тем более прочной и
воспроизведение их тем более легким, чем чаще они воспроизводились
вместе. Основой ассоциации идеи служит физиологическая связь между
следами движений. Сравнение, соединение и разделение перерабатывает
первоначальные идеи в другие более сложные и отвлеченные, подобно тому,
как идеи последовательных чисел мы получаем из соединения идей отдельных
единиц. Соединять мы можем только те идеи, которые были получены
деятельностью внешних чувств; поэтому идей бестелесных предметов у нас
быть не может. Все наши идеи касаются лишь конечных предметов; идея же
бесконечности обозначает или нашу неспособность положить предел
увеличению количеств, или же просто неопределенность ограничения.
Сравнение, соединение и разделение суть только виды одной в той же
деятельности; простые идеи, воспринятые путем ощущений, не подвергаются
измерениям, а рассматриваются то рядом, то в слиянии, то раздельно.
Весьма вероятно, что это участие Г. в теории познания и дальнейшее
развитие его в учении о языке имело некоторое влияние на Локка и вообще
на всю ассоциационную психологию англичан, не исключая и Джона Стюарта
Милля, с которым, по-видимому, у Г. мало общего. Под опытом Г. разумеет
знание единичных фактов, прошедших и настоящих, дающее возможность
некоторого предвидения будущего. Воля, как и познание, возникает из
впечатлений, производимых внешним миром на человека. Эта впечатления
сопровождаются не только теоретическими состояниями, но и чувством
удовольствия и неудовольствия. Удовольствие человек стремится усилить,
неудовольствие - ослабить. Само по себе удовольствие есть ничто иное,
как движение. происходящее в сердце человека, как восприятие есть
движение, происходящее в голове человека. Стремление сохранить и усилить
удовольствие переходит в расположение, подобно тому как противоположное
стремление - в нерасположение. Вещи, вызывающие в нас удовольствие, мы
считаем добром, противоположные злом. Стремления, принявшие форму
расположения, переходят в действия; нерасположение влечет за собой
воздержание от действий. Действию предшествует обдумывание его;
намерением называются отдельные расположения; сочетание их называется
выбором; результат выбора называется волею, а вызываемое волею действие
- произвольным действием. Воля обозначает только последнюю ступень в
акте обдумывания. Свободным мы называем то тело, которое не встречает
внешних препятствий. Внутренние препятствия не имеют отношения к
свободе. Все произвольные действия Г. называет свободными, ибо они
проистекают из внутренних стимулов и совершаются без внешних
препятствий. Обычное учение о свободе воли несогласно, по мнению Г., и с
Священным Писанием, и с законом причинности. Рассматривая действия
человека, легко убедиться, что они все необходимы и, имея в Боге, как
первопричине, достаточное основание, предвидимы им, т. е. необходимы.
Итак, в произвольных действиях свобода и необходимость соединены в одно.
Выбор склоняется всегда в сторону сильного расположения, а объектом,
склоняющим наш выбор всегда является величайшее представляемое нами
благо. Абсолютного блага не существует; то что для нас есть благо,
является злом для наших врагов. Прекрасное и полезное по существу не
различаются от блага. "Предмет, поскольку его желают, называется
хорошим, приятным, ежели его желают самого по себе, - полезным, ежели
его "желают ради какого-либо иного предмета" ("De homine", XI, 5).
Рассматривая человека с этической в политической точек зрения, Гоббс
следует той же дедуктивной, математической методе, как и в физике. Этика
и политика тесно связаны, ибо все этические понятия начинаются лишь с
перехода людей из состояния природы в состояние государства. По природе
все люди равны между собой. Из этого естественного состояния равенства
всех людей должна возникнуть война всех против всех (bellum omnium
contra omnes). Люди не по природе общительны, как учил Аристотель, а
стремятся лишь к властвованию одного над другими, что и ведет к войне.
Но состояние войны есть состояние страха и опасности, из которого
необходимо выйти; поэтому мир есть первое требование естественного
закона, выражающего правило воздержания каждого отдельного лица от того,
что ему вредно. Для достижения мира необходимо каждому лицу отказаться
от неограниченного его права на все. Этот отказ может быть сделан или в
форме отречения, или же в форме перенесения прав одного лица на другое.
Вторым способом, т. е. перенесением прав всех на одно или несколько лиц,
и создается государство. Все права без исключения переданы государству,
которое является неограниченным. Подчинение государственной власти -
безусловное, ибо неповиновение государственной власти повело бы вновь к
войне всех против всех. Перечислив права государства (охрана мира,
цензура учений, установление законов, суд, объявление войны,
установление администрации, награды), Г. приписывает их верховной
власти. Государства бывают трех родов: демократия, аристократия и
монархия. Из этих трех форм государства одна лишь монархия достигает
своей цеди
- безопасности граждан, и есть, таким образом, наилучшая. Обязанность
монарха - общественное благо (salus publica suprema lex). Для его охраны
верховная власть обладает всемогуществом, поскольку оно доступно
человеку, а отдельный гражданин по отношению к верховной власти является
вполне бесправным и ничтожным. Представитель верховной власти, как
источник законов, стоит выше их; он определяет понятие справедливого и
несправедливого, честного и бесчестного, моего и твоего. Он ответственен
только перед Богом. Лишь в том случае, когда верховная власть неспособна
охранять мир против внутренних или внешних врагов, граждане не обязаны
ей повиноваться. Верховная власть определяет и религиозные догматы, и
культ. Духовная и светская власть соединены в одном лице церковь и
государство составляют неразрывное целое.
Многое в политической истории Г. казалось и кажется несправедливым и
отталкивающим; но нельзя не признать последовательности проведения
выставленного Г. принципа, нельзя не видеть в его теории зародышей
многих важных мыслей, напр. отделение нравственности от теологии. О Г.
см. Бершадский, "Очерки истории философии права" (СПб., 1892, стр. 169 -
207); Чичерин, "История политических учений"; Серебренников, "Учение
Локка о прирожденных началах" (СПб., 1892, стр. 139 - 188); Aubrey, "Vie
de Thomas Hobbes"; Lyon, "La philosophie de Hobbes" (Пар., 1893);
Robertson, "Hobbes" (Эдинбург, 1886).
Э.P.
Гобелены (Gobelins) - тканые ковры ручной работы, на которых
разноцветною шерстью и отчасти шелком воспроизведены картины и нарочно
приготовленные картоны более или менее известных художников. Эти изящные
изделия, служащие для украшения стен и иногда для обивки роскошной
мягкой мебели, ведут свое начало от коврово-ткацкого мастерства Средних
веков и эпохи Возрождения, процветавшего сперва в Аррасе, во Фландрии
(appaccкие ковры, аррацци), производившегося потом, в XVI ст.,
преимущественно в Брюсселе и, наконец, доведенного до высокой степени
совершенства во Франции. Свое название Г. получили от семейства, имя
которого перешло к принадлежавшей ему фабрике в местности, где она была
устроена, и к ее изделиям. Родоначальник этого семейства, красильщик
Жилль Гоббелен, прибыв, в царствование франц. короля Франциска I из
Реймса в Париж, основал неподалеку от этого города, на ручье Бьевр
(Biеvre), красильню для шерсти. Его наследники в XVI ст. продолжали
содержать это заведение и прибавили в нему ковровую ткацкую в роде тех,
какими славилась тогда Фландрия. По представлению великого Кольбера,
Людовик XIV купил красильню и ткацкую в казну, наделил их статутом,
богатыми материальными средствами и новым зданием и создал, таким
образом, "Королевскую гобеленовскую мануфактуру", произведения которой,
вследствие своей дороговизны, шли почти исключительно на убранство
королевских дворцов и на подарки, и лишь в редких случаях поступали в
продажу. Несмотря на значительность расходов, требовавшихся на
содержание мануфактуры и не вознаграждавшихся никаким доходом, она
продолжала существовать при всех сменявшихся с тех пор правительствах
Франции и существует до настоящего времени, как художественное
учреждение, составляющее гордость этой страны. В механическом отношении,
техника гобеленовского производства очень проста, но требует от мастера
много терпения, опытности в художественных познаний: хорошим ткачом Г.
может быть только образованный артист, в своем роде живописец,
отличающийся от настоящего только тем, что средства его состоят не в
полотне, палитре с красками и кистях, а в нитяной основе, шпульках с
разноцветною шерстью и искусных пальцах; так как ему приходится
воспроизводить оригиналы, писанные масляными или фресковыми красками, и
притом почти всегда оригиналы первоклассные, то для того, чтобы
копировать их с достаточною точностью, он должен быть сведущ в рисунке,
колорите и светотени не меньше настоящего живописца, а сверх того,
обладать еще и полным знанием своих специальных средств. По способу
исполнения, Г. бывают двоякого рода: одни ткутся на станке, в котором
основа натянута в отвесном положении; это более дорогой, трудный, но
вместе с тем и совершеннейший сорт ковров, называемый haute-lisse;
другие ковры, при ткании которых основа имеет горизонтальное положение,
чрез что труд работающего значительно облегчается, носят название
basse-lisse. Парижская национальная мануфактура с 1826 г. занимается
изготовлением исключительно ковров первого рода. По переводе контуров
оригинала, при помощи кальки и угля, на основу, ткач ковра haute-lisse
помещается с задней стороны своего будущего произведения и начинает
работать маленькими шпульками, на которые намотана шерсть всех
разнообразных цветов и оттенков, встречающихся в колорите оригинала.
Пропуская шпульку с шерстью какого-либо цвета чрез основу и опутывая ею
последнюю, он повторяет эту операцию потребное число раз, а затем
бросает прежнюю шпульку и принимается за другую с шерстью другого
нюанса, с тем, чтобы возвратиться к первой шпульке, когда потребуется
снова. Работа идет медленно, на маленьком пространстве, при чем мастеру
приходится то и дело поворачиваться назад, дабы справляться с помещенным
позади него оригиналом, или вставать с своего места, чтобы взглянуть на
результат работы, получившийся с лицевой стороны основы. Опытный
гобеленщик может исполнить, средним числом, не более 28 кв. см. в день,
или 4/5 кв. метра в год (если считать в году 300 рабочих дней), и
правительство за одно лишь тканье каждого вв. метра платит 2000
- 2100 фр.; целый ковер большого размера обходится в 50000, 75000 фр.
То обстоятельство, что один мастер может работать только над небольшим
кусочком ковра, позволяет нескольким лицам, иногда 5 - 6 человекам,
участвовать в исполнении одного и того же Г. одновременно. Гобеленовская
мануфактура сама приготовляет для себя художников и содержит для них
особое училище, в котором, сверх ткацкого дела, преподаются рисование и
живопись. В 1826 г. к ней присоединена фбр. тканых ковров Савоннери,
основанная в 1604 г. и получившая свое название от помещения, где
некогда находился мыловаренный завод. Фабрика эта специально занимается
выделыванием так назыв. бархатных ковров для пола и для мебели.
Фабрикация ковров basse-lisse, по прекращении ее в гобеленовской
мануфактуре, производится теперь во Франции исключительно в Бове и
Обюссоне. См. Lacordaire, "Notice historique sur les manifactures
impеriales de tapisserie des Gobelins et de tapis de la Savonnerie"
(Пар., 1868) и E. Muntz, "La Tapisserie" (один из томов "Bibliotheque de
l'enseignement des beauxarts").
А. C-в.
Гоби. - Довольно неопределенное название, применяемое к пустыням в
обширной области Центральной (нагорной) Азии, от Памира и верховий
Иртыша на западе, до границ собственного Китая на Ю; но однако чаще
применяется к пустыням вост. части этой области, т.е. вост. Монголии.
Арх. Иоакинф (Бичурин) пишет, что Г. по-монгольски обозначает не только
песчаную пустыню, но вообще пустыни, местности без воды и пастбищ.
Китайцы употребляют слово Г. в том же значении, как китайское Ша-мо
(песчаная пустыня). Они отличают большие пространства песков (Та-Гоби) и
малые (просто Г.). Кроме того, отдельные участки пустынь носят особые
названия (Галбын - Г. и т. д.). Неверно распространять название Г. на
обширные пространства всей восточной Монголии, где более степей, чем
пустынь. Благодаря неверному понятию, что вся восточная Монголия
принадлежит к области Г., получилось неверное понятие и о климате
страны, о полном отсутствии дождя и снега и т.д. По замечанию Г. Н.
Потанина, во всей Центральной (нагорной) Азии пески распределены иначе,
чем в степях Туркестана: в первых они занимают сравнительно высокие
места, в последних, главным образом, самые низкие. Барон Рихтгофен
("China", ч. 1, стр. 22 и сл.) предлагает для всех невысоких нагорий
Центральной Азии название Хан-хай (Hanhai), т.е. осушенного средиземного
мора Центральной Азии.
Гобой (Oboe - ит., Hantbois - фр., Hoboe - нем.) - деревянный духовой
муз. инструмент, принадлежит к группе тех духовых инструментов, мундштук
которых снабжен язычком (Г., фаготы, кларнеты, саксофоны). Корпус Г.
состоит из конической трубки с дырочками и клапанами. Мундштук, в
который играющий дует, состоит из двух язычков. Г. - происхождения
восточного; первообраз его до сих пор встречается на Востоке под
названиями: замр, зурна, карная и др. Г. был известен в Европе уже в XV
в. Объем диапазона Г. в настоящее время от си бемоль в малой октаве до
ля в 3-й октаве, но обыкновенно строй его пишется от си в малой октаве
до фа в З-й октаве.
Г. дает на всем протяжении хроматическую гамму. Ноты его звучат, как
пишутся. Общий характер звука - пасторальный; чем выше звуки, тем они
тоньше; чем ниже, тем полновеснее. Г. больших размеров и более низкого
строя называется английским рожком (согао inglese - итал., cor anglais -
франц., englisches Horn - нем.). Английский рожок - усовершенствованный
старинный лесной или охотничий Г. (oboe dicaccia) и звучит квинтою ниже
писанных нот его партии. Тембр у этого инструмента менее резкий, чем у
Г., более туманный. Английский рожок весьма употребителен в современных
оркестрах. Г. соответствует голосу высокого сопрано, англ. рожок -
контральто. Есть еще Г. d'amour, соответствующий меццо-сопрано; звучит
малою терцией ниже писанных нот. Этот инструмент часто встречается в
сочинениях Баха. Тембр его нежный. В настоящее время применяется редко,
только в Бельгии.
Н. С.
Говор - так называется язык известной части какого-нибудь народа,
представляющий, на ряду с общими характерными признаками данного языка,
также и известные отличия, хотя и столь незначительные, что они не
затрудняют устных сношений с другими представителями этого же народа
(особенно близко живущими). В логическом отношении понятие Г. может быть
сравнено с понятием разновидности в естественных науках. Причины,
вызывающие образование те же, что лежат в основе изменений языка вообще.
Каждый представитель известного народа имеет, строго говоря, свой
собственный индивидуальный Г., в известной степени отличный от Г.
каждого другого своего соплеменника. Но в силу условий общественной
жизни, вызывающих постоянное взаимное влияние таких индивидуальных Г.
друг на друга, индивидуальные разницы звуковые, лексические, формальные
и синтаксические сглаживаются настолько, что их смело можно
выговаривать. Условием для образования однородной (в смысле языковом)
группы населения является возможность непосредственного сношения между
отдельными ее представителями. Если бы взаимное сношение было одинаково
сильно во всех частях пространства, занимаемого известным народом, то не
было бы и Г., а одни только, очень похожие друг на друга индивидуальные
языки. Но так как непосредственное взаимное сношение возможно лишь
внутри известной небольшой группы населения. то это и делает ее язык
несколько разнящимся от языка другой такой же небольшой группы.
Вследствие этого же между Г. двух подобных соседних групп населения
разница обыкновенно меньше, чем между Г. двух групп, разделенных друг от
друга дальностью расстояния или известными, сильно затрудняющими
сношения, причинами физического или общественного свойства. Поэтому в
странах равнинных, с хорошими природными путями сообщения, едиными в
смысле политическом, напр., в России, разницы между говорами не так
велики, как в странах, раздробленных в политическом отношении (прежняя
Германия, где только с 70-х гг. особенно сильно стал распространяться
письменный общий язык, в силу политического объединения), или гористых
(Греция, Тироль, Швейцария), на морских о-вах и т. д. Изучение народных
Г. (так наз. диалектология) весьма важно в научном отношении и на Запад
стоит уже очень высоко. Нельзя, к сожалении, сказать того же об изучении
наших русских Г., которое едва лишь начато. О говорах вообще см. Paul,
"Prinzipien der Sprachgeschichte" (8 изд., Halle, 1886, гл. II);
Lundell, "Sur l'etude des patois" ("Techmer, Internationale Zeitschr. f.
allgem. Sprachwissenschaft", 1884), Phil. Wegener,"Die Bearbeitung d.
lebenden Mundarten" (в "Paul. Grundriss der german. Philologie", т. 1, V
Abschnitt). Понятие Г. нередко смешивается с более широким понятием
наречия; при этом, однако, чаще последние термин употребляется вместо
первого, но не наоборот. Так говорят о наречиях русского языка (Даль и
др.) в смысле "говоров", но едва ли кто назовет малорусское и
белорусское наречие "говорами".
С. Булич.
Гог и Магог: - 1) в Ветхом Завете имена князя и народа, которые, по
пророчеству Иезекииля, в отдаленном будущем придут с севера в Святую
землю для истребления Израиля, но погибнут на горах Израилевых от
Господа. В Апокалипсисе Г. и Магог означают все земные царства, который
в последние дни мира восстанут, по обольщению дьявола, против царства
Христова, но погибнут, вместе с обольстителем, в озере огненном и
серном. 2) Два народа в арабских летописях, по мнению ученых -
массагетяне. 3) Две древние колоссальные каменные фигуры в Гильдгалле в
Лондоне. Они, по легенде, олицетворяют победу саксонского великана над
корнваллийским.
Гойя-и-Луциентес (Франциско Goya у Lucienles) знаменитый испанский
живописец и гравер (род. 1746, умер 1828); еще в детстве он обнаружил
необычайные художественный способности; учился у живописца X.
де-Луцара-Мартинеса, в Сарагоссе; провел юность, полную тревожных
приключений, и в 1765 году попал в Рим, где занимался не столько
живописными работами и копированием итальянских мастеров, сколько
наглядным изучением их средств и манеры. По возвращении своем в Испанию
в 1774 г., он вскоре вошел в славу у соотечественников, благодаря
множеству своих исторических и жанровых картин, рисунков и картонов
(сочиненных для ковровой фабрики св. Варвары), выказавших неисчерпаемое
богатство его фантазии, замечательных по оригинальности замысла и
композиции, пленяющих нежностью, серебристостью, теплотою и
гармоничностью колорита. С большим мастерством писал он также и фрески,
преимущественно религиозного содержания, в которых, однако, заметен у
него недостаток веры и воодушевления. Редкий дар наблюдательности делал
его особенно способным к портретным работам, превосходные образцы
которых можно видеть теперь в мадридском музее дель-Прадо. Большинство и
других произведений этого в высшей степени самобытного и национального
художника находится в Испании. За пределами этой страны он известен
преимущественно своими полными ума, патриотизма, иронии и желчи
офортами, составляющими отдельные серии, под заглавием: "Капризы" (1793
- 1798, 80 лист., с композициями, осмеивающими или бичующими пороки
аристократии, инквизиции, монашества и вообще испанских нравов),
"Тореадорство со времен Сида" (около 1801 г., 80 лист.), "Пословицы" (18
лист., служащих продолжением "Капризов") и "Бедствия войны" (1810 -
1815, 80 лист., со сценами из ужасов франц. нашествия на Испанию при
Наполеоне I). Кроме этих серий, Г. выгравировал крепкой водкою немало
других рисунков собственного сочинения, а также эстампов с картин горячо
любимого им Веласкеса. Не смотря на свой независимый образ мыслей и
саркастическое отношение к высшим сферам общества, талантливый художник
был в милости у королевского двора и пользовался всеобщим почетом; в
1780 г. мадридская академия св. Фернанда избрала его в свои члены, в
1786 г. он получил титул королевского живописца, и хотя в 1793 г. был.
удален из Мадрида за принадлежность свою к партии герцогини Альбы, но
вскоре возвратился из изгнания; в 1795 г. завял пост президента
вышеупомянутой академии, а в 1799 году удостоен звания первого
придворного живописца. Последние годы своей жизни с 1823 года он провел
в Бордо. См. Ch. Yriarte, "Biographie de G." (Париж, 1867); P. Lefort,
"Francisco G., etude biographique et critique" (Париж, 1877) и
монографию М. В. Ватсон: "Франциско Г." (в "Вестнике изящн. искусств.",
т. II).
А. С - в.
Голавль (Squalius cephalus L.) - рыба из семейства карповых
(Cyprinidae), отряда отверстопузырных костистых рыб. Г. отличается от
сродных с ним рыб толстой. широколобой головой, почти цилиндрическим
туловищем и крупной чешуей. Глоточные зубы, по семи с каждой стороны,
расположены в два ряда: два в одном, пять в другом. Спина темно-зеленая,
бока серебристые, края чешуек с черными точками, грудные плавники
оранжевые, брюшные и заднепроходный с красноватым оттенком, спинной и
хвостовой - темно-синие; глаза желтые с буровато-зеленым пятном сверху.
Длина от 30 - 60 стм.; достигают до 10 фн. весу. Различают несколько
разновидностей голавля, напр. немецкий Г. (Sq. dobula) и др., которые
некоторыми учеными признаются за самостоятельные виды; к этому же роду
принадлежат и елец (Sq. leuciscus L.). Водится в Средней Европе (в
Италии и Великобритании не встречается) в России: в Сибири, вероятно,
также в реках бассейна Белого моря и Ледовитого океана его нет. В России
Г. всего многочисленнее в средней полосе, т. к. в низовьях рек вообще
редок, а в устьях почти не встречается. В нижнем течении Волги и Дона он
попадается случайно, а в море никогда не заходят. Обыкновенен в
кавказских реках в горных речках Крымского полуострова. Живет Г. только
в реках, преимущественно в небольших, быстрых речках с чистой и холодной
водой; встречается также в некоторых чистых и холодных северо-западных
озерах (напр., в Ильмене). По своему образу жизни это пугливая,
осторожная, бойкая и сильная рыба; Г. средней величины питается
исключительно мелкими рыбками; но более крупные пожирают и лягушек и
даже водяных крыс, чему способствует широкая пасть этой рыбы. В южной
России Г. нерестятся в начале или в первой половине апреля, в средних
губерниях - в конце апреля и даже в первой половине мая. Для этого они
собираются густыми стаями и входят в небольшие, быстро текущие речки;
мечут икру обыкновенно на песчаных косах; икра Г. оранжевого цвета в
очень мелка; в яичнике полуторафунтовой самки насчитывается до 100000
икринок. Молодые Г. первоначально живут в небольших в мелких речках и
только на втором году переходят в более значительные реки. Они растут
очень быстро и всегда уже через год достигают одного фунта. Ловится Г.,
благодаря его хитрости и осторожности, в незначительном количестве; на
удочку попадается довольно редко, но попавшись, мечется, как бешеный, и
нередко срывается. Лучше всего он берется на раковые шейки или на
цельного рака, во время его линьки. Мясо Г. довольно вкусно, но
костляво. Ср. Сабанеев, "Рыбы России" (М. 1875).
В. Ф.
Голгофа - гора, на который был распят Христос. Она находилась тогда
вне Иepycaлима, к СЗ от него, но ныне Г. в самом городе и вся обстроена
священными зданиями. Еще в IV в. Здесь был построен храм св. Еленой
матерью импер. Константина. Ныне на этом месте находится храм Гроба
Господня. Г., от древнеевр. Gilgeiles-Golal, означает череп, лобное
место, и служила у евреев обыкновенным местом казни преступников. По
преданию, на Г. погребен Адам.
Голиаф - знаменитый филистимлянский исполин, имя которого увековечено
в библейском рассказе о его единоборстве с Давидом (1 Цар. гл. XVII).
Родом из Гефа, он принадлежал к остаткам древнего исполинского племени
рефаимов. Во время войны филистимлян с израильтянами, в царствование
Саула, он наводил ужас на израильское войско. Только у случайно
явившегося в стан Давида достало мужества выступить против этого
страшного противника, которого он и поразил камнем из своей пастушеской
пращи. По библейскому свидетельству, Г. был ростом "шести локтей и
пяди", т. е. 4 арш. и 14 врш. или 11 фт. 4,5 дм. У древних писателей
(напр. Плиния) упоминается о людях почти такого же исполинского роста.
Вооружено Г. подробно описывается в Библии. Он с головы до ног был
закован в военные доспехи: на голове у него был медный шлем, а туловище
было одето в чешуйчатую броню, так что вес брони его составлял 5000
сиклей меди, т. е. 81 кгр. и 850 гр., и один наконечник его железного
копья весил 600 сиклей, т. е. 9 кгр. 822 гр. Меч Г. впоследствии
хранился при скинии, как историческая достопримечательность.
А. Л.
Голицын Борис Борисович (князь) - приват-доцент московского унив.,
род. в СПб. 1862 г., кончил курс в морском кадетском корпусе в 1880 г.,
затем слушал лекции в морской акад. в течение 1884 - 86 г. По выходе в
отставку в 1887 г., кн. Г. отправился заграницу и занимался физикой в
Страсбурге. С 1892 г. читает лекции в московск. университете. Печатные
труды кн. Г.: "О газообразном и жидком состоянии тел"; "Ueber das
Dalton'sche Gesetz"; "Ueber den Einfluss der Krummung der Oberflache
einer Flussigkeit auf die Spannkraft ihres gesattigten Dampfes"; "Ueber
die Wirkungsweite der Molekularkrafte", "О критической температуре";
"Ueber strahlende Energie"; "Eine Methode z. Bestimmung der Digtigkeit
der gesattigten Dampfe and der Ausdehnung von Flussigkeiten bei hoheren
Temperaturen"; "Об абсолютных размерах молекул"; "Общее свойство
диэлектриков с точки зрения механической теории теплоты".
Голицын Василий Васильевич (князь), род. в 1643 г.; молодые годы свои
провел в придворном кругу ц. Алексея Михайловича в званиях стольника,
чашника, государева возницы в главного стольника. В 1676 г., уже в
звании боярина, Г. отправлен был в Малороссию принять меры для охранения
Украины от набегов крымцев и турок и участвовал в знаменитых Чигирянских
походах. Непосредственное знакомство с военным делом поставило Г. лицом
к лицу с недостатками тогдашней организации русского войска. Он
убедился, что корень зла лежит в местничестве, и, вернувшись в Москву,
сумел провести его уничтожение. Майский переворот 1682 г. поставил Г. во
главе посольского приказа. Ролью первого государственного человека в
течении семилетнего правления царевны Софьи (1682 - 1689) Г., помимо
личных дарований, обязан был еще близостью своею к правительнице,
которая страстно его любила. В звании наместника новгородского и
ближнего боярина, Г., кроме сношений с иностранными державами, заведовал
приказами рейтарским, владимирским судным, пушкарским, малороссийским,
смоленским, новгородским, устюжским и галицкой четвертью; в 1683 г.
пожалован "Царственные большие печати и государственных великих
посольских дел оберегателем" - титулом, который до него носили лишь
Ордин-Нащокин и Матвеев. Яркого следа во внутреннем управления России Г.
по себе не оставил. Зато внешняя политика его ознаменована заключением,
21 апреля 1686 г., вечного мира с Польшею. По этому миру Киев, которым
Россия владела доселе лишь фактически, переходил к ней и de jure.
Обязательство польского правительства не притеснять своих православных
подданных создало основание для последующего вмешательства России во
внутренние дела Польши. Обусловленный договором с Польшей поход (так
наз. первый крымской) 1687 г., под начальством Г., был неудачен.
Награжденный Софиею как победитель, Г. предпринял в 1689 г. второй
поход, столь же безрезультатный: войско доходило лишь до Перекопа.
Только с большим трудом удалось Софии уговорить Петра назначить Г. и его
товарищам награды за эту кампанию. Падение Софьи повлекло за собою и
опалу Г. Обвиненный в нерадении во время последнего крымского похода и в
излишнем повышении царевны Софьи, в ущерб чести обоих государей, Г.,
указом 9 сентября, лишался боярства, всего имущества и ссылался вместе с
семьею в Каргополь, откуда переведен в Яренск (в ту пору - глухая
зырянская деревня). Извет Шакловитого, будто бы Г. принимал активное
участие в заговоре стрельцов в ночь на 8 августа 1689 г., подкрепленный
новым изветом о сношениях Г. с Софьею уже после ссылки, еще более
отягчил его судьбу. Был отдан приказ везти Г. с семьею в Пустозерский
острог, на низовья Печоры. Непогода на море помешала ехать далее Мезени
(1691). Трудность пути и челобитные Голицына оказали свое действие:
опальной семье дозволили остаться в Мезени. Последний этапный пункт
ссылки Г. - Волоко-Пинежская волость (Арх. губ.), где (в селе Кологорах)
он и умер, 21 апреля 1714 г. По смерти Г. семья его была возвращена из
ссылки.
Г. был несомненно выдающимся и передовым человеком своего времени.
Получив прекрасное домашнее образование, знакомый с языками немецким,
греческим и латинским, он владел последним с таким совершенством, что
свободно вел на нем устную речь. Г. ясно понял основную задачу века -
более тесное сближение с Западом. Как приверженец Софьи, он долгое время
в глазах потомства нес вместе с нею незаслуженно-низкую оценку. Видя Г.
в числе врагов Петра, большинство привыкло смотреть на него, как на
противника преобразовательного движения и ретрограда. На самом деле Г.
был западник и сторонником реформ в европейском духе. Он
покровительствовал иностранцам, сочувствовал образованию русского
юношества, хотел освободить крестьян от крепостной зависимости,
отправить дворян за границу в военные школы, завести постоянные
посольства при европейских дворах, даровать религиозную свободу и пр.
(Невилль). Отличие Г. от Петра - в сочувствии западно-католич. культуре,
тогда как Петр был сторонником протестантской Европы. Литература:
"Розыскные дела о Федоре Шакловитом" (4 т.,); Матвеев, Желябужский и
Крекшин, в "Записках русских людей": Голиков, "Деяния Петра Вел." (т. I,
XI. ХIII, .2-е изд.); Gordon, "Tagebuch des Gen. Gordon"; De la
Neuville, "Relation curieuse et nouvelle de Moscovie" [Пар. 1698.
Русский перевод с английского перевода в "Русск. Вестн." 1841, №9 и 10
(не полон и не точен) и "Русск. Стар." 1891, №№ 9 и 11 (лучше)]; "Архив
кн. Куракина" (и); "Сборник выписок из архива, бумаг о Петре Вел."
(имущество); "Древн. Росс. Вивлиофика" (2-е изд., т. XI, XVI и особенно
XVII (род Г-х, служебная деятельность); "Временник Общ. Ист. Древн.
Росс-х": IV, 65 - 66; V, II: VI, 3648; VII, 69 - 76: VIII, 51-54; X, 29
- 56; XII, 33-54; XIII, 25 - 36 (переписка); V, 110 (награды); "Чтения
того же Общества" (1874, I, 9 - 11 (жалов. грамота); "Москвитянин"
(1851, XIX и XX, 533-535 (донесите об иконе); "Допол.Акт.Историч."[ХII,
317-319 (награды); XI, 7477, 228 - 9, 238-240, 244, 266; XII, 62,
197-202, 218-219, 239 - 241, 307-308 (переписка)]; "Отчет Румянцевского
Музея" (за 1873 - 75 гг., стр. 17, переписка); "Русск. Старина" (1888, №
3; 1889, № 7, письма 1677); Мурзакевич, "Русская монета 1686 г. с
латинскою надписью" ("Запис. Одесск. Общ. Истор." VII); Труворов, "Алам"
("Русск. Стар." 1887, № 4); Викторов, "Описание Записи, книг и бумаг
старинных дворцов, приказов" (и, 50, 60, 223 - 224; II, 393 - 394, 472,
опись имущества); Савваитов, "Описание старинных царских утварей" (102
104, царские подарки); "Современные отзывы о Г. и Крымских походах", у
Брикнера, "Материалы для источников истории Петра Вел." ("Жур. Мин. Нар.
Пр." 1879, № 8); Малиновский, "Биографич. сведения о Г." ("Труды и
летописи Общ. истор. дневн.", VII); Бант. Каменский, "Словарь достоп.
людей" (1836, ч. II); Терещенко, "Опыт обозр. жизни сановников" (ч. 1);
Семевский, "Современные портреты Софии Алексеевны в Г." - ("Русское
Слово" 1859, № 12); Устрялов, "История царствования Петра Вел." (I -
III): Соловьев, "История России" (XIII и XIV); Погодин,"17 первых лет
Петра Вел."; он же, "Г."в "Складчине"); Bruckner, "Furst G." (в
"Beitrage zur Kullurgeschichte Russlands im XVII Jb.", Лпц. 1887, и
ранее в "Russische Revue", 1878, № 9);Семевский, "Крестьянский вопрос в
России" (т. 1); Белов, "Московские смуты в конце XVII века" ("Жур. Мин.
Нар. Пр." 1887, №№ 1 в 2); Петровский, "Кн. Г." ("Русск Стар." 1877, №
5); "Доклады в приговоры Правит. Сената" (т. IV, кн. II, 713): Опочинин,
"Дом боярина XVII столет." ("Русск. Вестник" 1886" №12); Востоков,
"Пребывание князей Г-х в Мезени" ("Историч. Веств." 1888, Я" 8); Е. С.,
"Историческая могила" (ibidem 1886, М 9, сравн. ibidem 1886, № 12,
заметку кн. Н. Голицына); "Могила Г. в Красногор. м-ре" ("Арханг. Губ.
Ведом." 1868, № 79); Суворов, "О ссылке Г-х в Яренск" ("Памятная книжка
Вологодск. губерн. на 1860 г." и "Вологод. Епарх. Ведом." 1874, № II);
Серчевский, "Записки о роде князей Г-х" (СПб. 1853); кн. Долгоруков,
"Российский Родослов. сборник" (кн. 111, 1841 и "Росс. родосл. кн.", 1,
1854); Кн. Н. Голицын, "Материалы для полного родословия кн. Г-х" (Киев
1880); он же, "Род князей Г-х" (т. 1. СПб. 1892).
Е. Шмурло.
Голицын Дмитрий Алексеевич (1734 - 1803) (князь) - дипломат и
писатель, с 1754 до 1768 г, состоял при русском посольстве в Париже, где
стал горячим приверженцем идей Вольтера и Дидро; вступил с ними, как в
со многими другими современными писателями, в дружеские отношения и
пользовался их содействием в собирании художественных редкостей и
антиков для Царскосельского музея. В 1768 г. назначен был чрезвычайным
посланником в Гаагу, где и ум. Г. напечатал "Lettre sur quelques objets
d'Electricite" (Гага 1778, на русск, яз., СПБ. 1778); "Defense de
Buffon" (Гага, 1793); "De l'esprit des economistes ou les economistes
justifies d'avoir pose par leurs principes les bases de la revolution
francaise" (Брауншв., 1796) и др.; издал посмертное соч. Гельвеция: "De
l'homme, de ses facultes intellectuelles et de son education" (Гаага,
1772), рукопись которого приобрел покупкою, а также соч. Keralio,
chistoire de la guerre entre la Russie et la Turquie, et
particulierement de la campagne de 1769" (Амстердам, 1773), с своими
примечаниями. Г. был членом СПб. Вольного экономического общества, в
"Трудах" которого напеч. несколько статей, и председателем иенского
минералогического общества, которому завещал свой богатый
минералогический кабинет.
Голконда - крепость и развалины города во владениях Гайдерабадского
низама, на р. Музе, близ города Гайдерабада; в прежние времена входила в
состав могущественного государства Декана. Над крепостью обширные
усыпальницы древних раджей; некоторые из гробниц стоили до 10000000 руб.
Ныне обширные здания Г. служат государственной тюрьмой и казначейством
низама. Алмазы Г., приобревшие всемирную известность, здесь только
шлифовались, добывались же они в Партиале, на юго-вост. границе
территории низама.
Голова, особо или в соединении с каким-либо определением - термин,
которым в Московском государстве пользовались для обозначены различного
рода начальствующих должностных лиц. Трудно было бы перечислить все
должности, в которые выбирались или назначались Г. или Г. с
целовальниками. Кроме голов городского, житничного, заставного,
засечного, кабацкого, казачьего, объезжего, осадного, письменного,
пушкарского, станичного, стоялого на поле и других, следует еще
упомянуть: голов, которые собирали пошлины с мытов и перевозов; соляных
голов, которые производили казенное добывание соли; выборных голов при
казенных виноградных и тутовых садах, при шелковых заводах, при казенном
промысле мареною. Термин Г. мог иметь и другое значение. Когда в
Московском государстве хотели про кого-либо сказать, что такой-то
зажиточен, то выражались так: животом прожиточен; если же хотели указать
на личную физическую силу, то говорили: головою своею добр: О головах
вообще см. Б. Н. Чичерин, "Областные учреждения России в ХVII в." (М.
1856).
В. Ст.
В нашей старинной военной терминологии титул Г. придавался также
разным начальным людям. Так был Г. Стрелецкий - начальник 500 стрельцов;
Г. у обоза - смотревший за обозами при войсках; Г. у снаряда или наряда
- начальник артиллерии (впоследствии называвшийся пушкарским Г.); Г. -
начальник десятка детей боярских, выбиравшийся из дворян или стольников;
Г. сотенный был начальником сотни ратников. В настоящее время выражение:
Г. колонны войск обозначает часть, стоящую впереди, колонны; Г. сапы, Г.
минной галерея - передние их части.
Головин (граф Федор Алексеевич) - замечательный деятель Петровской
эпохи (ум. 1706). При царевне Софье был послан на Амур (в Дауры) для
защиты Албазина от китайцев. В 1689 г. заключил Нерчинский договор, по
которому уступил китайцам р. Амур до притока Горбицы, вследствие
невозможности вести с Китаем серьезную войну. В Великом посольстве к
европейским дворам (1697) Г., "генерал и воинский комиссар, наместник
сибирский", был вторым, после Лефорта, полномочным послом. Вначале
деятельность его посвящена была главным образом флоту; за границей он
нанимал иностранцев в русскую службу, заготовлял все необходимое для
строения судов и, по возвращении в Россию, был назначен начальником
вновь образованного военного морского приказа. В 1699 г., после смерти
Лефорта, Г. был сделан генерал-адмиралом, первый награжден орденом
Александра Невского, получил в заведование иностранные дела и занял
первенствующее положение между правительственными лицами ("первый
министр", по отзывам иностранцев). В 1699 - 1706 г. Г. был главным
руководителем русск, иностранной политики: вел обширную дипломатическую
переписку с Паткулем, Мазепой и руководил действиями русских послов:
Долгорукого в Польше, Толстого в Турции, Голицына в Вене, Матвеева в
Гаге; последнему поручал "распалять злобу" англичан и голландцев против
врагов Петра, шведов. Г. особенно замечателен тем, что успешно
действовал в новом духе, когда другие сотрудники Петра только еще тому
учились. Государь очень ценил Г., называл его своим другом и, извещая в
письме о его смерти, подписался "печали исполненный Петр".
Головкин (граф Гавриил Иванович, 1660 - 1734) - государственный
канцлер, первый в России, родственник царицы Наталии Кирилловны; с 1677
г. состоял при царевиче Петре Алексеевиче сначала стольником, а
впоследствии верховным постельничим. При царевне Софии выказал особую
приверженность Петру и с тех пор пользовался постоянным его доверием.
Сопровождал царя в первом путешествии его в чужие края и вместе с ним
работал на верфях в Сардаме. В 1709 г. на Полтавском поле царь поздравил
Г., который уже с 1706 г. стоял во главе посольского приказа,
государственным канцлером. В этом звании, которое он сохранил до самой
смерти, Г. принимал ближайшее участие в сношениях с иностранными
державами и сопутствовал царю в его путешествиях и походах, между прочим
и в Прутском. По учреждении коллегий (1717) Г. был назначен президентом
коллегии иностранных дел. При Екатерине I, Г. был членом верховного
тайного совета. Императрица передала ему на сохранение свое духовное
завещание, которым назначила преемником престола Петра II, а его одним
из опекунов малолетнего императора. По кончине Петра II, Г. (1730)
предал огню этот государственный акт, которым, на случай бездетной
кончины юного императора, престол обеспечивался за дальнейшими потомками
Петра I, и высказался в пользу Анны Иоанновны. Личный враг кн.
Долгоруких, Г. был одним из главных виновников неудачи замыслов
верховников. При Анне Иоанновне был членом кабинета. Граф Римской
империи с 1707 г., Г. в 1710 г.получил графское достоинство российское.
Искусный царедворец, сумевший сохранить свое значение при четырех
царствованиях, Г. владел целым Каменным островом в Петербурге, многими
домами и поместьями, но был чрезвычайно скуп.
Головнин (Василий Михайлович) из стар. дворянской фамилии Рязанской
губ., род. в 1776 г. Отец и дед его провели службу в преображенском
полку, куда, согласно обычаю, на 6-м году от рождения был записан
сержантом и он. Потеряв родителей, Г. был определен в морской кадетский
корпус. Произведенный в гардемарины, участвовал, на корабле "Не тронь
меня", 23 и 24 мая и 22 июня 1790 г. в сражениях против шведов и был
награжден медалью. Окончив курс в корпусе в 1792 г., Г. был, по
малолетству, оставлен еще на один год, и воспользовался этим для
изучения словесности, истории и физики. В январе 1793 г. был произведен
в офицеры и с тех пор беспрерывно находился в походах и за границею. В
1799 г. участвовал в высадке десанта и бывших при том сражениях на
берегах Голландии. Время с 1801 по 1805 г. провел в Англии. куда был
послан для службы на судах английского флота и где находился под
начальством адмиралов: Корнвалиса, Нельсона и Колингвуда. В 1806 году,
Г. был назначен командиром шлюпа "Диана", отправлявшегося для
географических открытий и описей в северной части Великого океана. В это
время Г. составил кн. "Военные морские сигналы для дневного и ночного
времени", которой русский флот пользовался в течение 24 лет.
25 июня 1807 г. "Диана" отправилась в плавание. На мысе Доброй
Надежды она была задержана англичанами, но успешно вышла из бухты на
глазах нескольких англ. кораблей и благополучно прибыла в Камчатку.
Описание этого путешествия напечатано Г. в 1819 г. В 1811 г. на Г. было
возложено описать Курильские и Шантарские о-ва и Татарский берег;
результаты этих трудов он также напечатал в 1819 г. Здесь, во время
работ у о-ва Кунашира, Г. вероломно был захвачен японцами в плен вместе
с мичманом Мура, штурманом Хлебниковым и 4-мя матросами; плен
продолжался более 1,5 лет; описание его, изданное в 1816 г., переведено
на многие европейские языки. В 1817 - 1819 г. Г. совершил новое
кругосветное путешествие, описанное им в 1822 г. В 1821 г. был назначен
помощником директора морского корпуса; в 1828 г. назначен флота
ген.-интендантом, а в 1827 г. получил в свое ведение департаменты:
кораблестроительный, комиссариатский и артиллерийский. За время 8-ми
летнего управления Г. интендантскою частью на флоте (1823 - 31) было
построено 26 линейных кораблей, 21 фрегат, 2 шлюпа и много других мелких
судов. Ум. 1831 г. Именем Г. названы следующие места: залив Головнина в
Беринговом море, пролив Головнина - в Курильских о-вах, мыс Головнина -
близ мыса Лисбурна (в Америке) и гора Головнина - на Новой земле.
Н. М. Сергеев.
Гололедица - Так наз. такое метеорологическое явление, когда на
поверхности земли, на снеге, деревьях, строениях и др. предметах
образуется ледяная кора. Г. бывает зимою и осенью, когда, при смене
ветров, после холода наступает теплая, влажная погода. Бывает она также
вследствие дневного таяния снега и ночного смерзания (особенно в Южной
России, где суточные колебания температуры значительны). Иногда дождевые
капли бывают в переохлажденном состоянии; тогда они переходят в лед при
ударе о твердые предметы даже не очень охлажденные; в таких случаях
бывает особенно сильная Г., которая иногда продолжается несколько дней.
Хорошим примером может служить Г., бывшая в юго-западной Росии в
октябре 1892 г. (Труды приднепровской метеорологической сети. Снежный
покров в октябре 1892 г.). 20 и 21 октября, при N и NE ветрах, воздух и
поверхность почвы в Киевской губ. значительно охладились. Особенно низка
была температура в ночь с 21 на 22ое (в Киеве - 7° 3 в воздухе и - 11° 6
на поверхности почвы по минимумамтермометрам). К утру 22-го подул S
ветер и пошел снег, который переходил по временам то в обыкновенный, то
в ледяной дождь. Почва, строения, ветви и листья деревьев покрылись
ледяной корой, все более и более утолщавшейся в течение дня 22-го. С
каждого листа можно было снять прозрачную ледяную клеенку в несколько
мм. толщиною, на внутренней поверхности которой были отпечатаны все
неровности листа. Г. служит причиной выпревания озимых посевов и сильно
вредит деревьям, ветви и сучья которых, а иногда и самые стволы ломаются
под тяжестью нависшего льда.
П. Б.
Голос, в физиологическом смысле - тоны, произвольно или непроизвольно
издаваемые животными организмами при прохождении более или менее сильной
струи воздуха через гортань. Органом Г. является, след. гортань,
представляющая перепончатую язычковую трубу. Дыхательная трубка прикрыта
упругой перепонкой, снабженной посредине линейной, идущей сзади наперед
щелью, через которую проходит воздух при дыхании. Края этой щели,
представляемые истинными голосовыми связками, при более или менее
сильном проталкивании через них воздуха, приходят в колебания. Различным
натяжением этих связок, производимым игрой гортанных мышц, эти колебания
изменяются, как со стороны их амплитуды, так и числа их. Этим
достигаются разнообразные изменения Г. При обыкновенных условиях воздух,
приводящий в движение голосовые струны, доставляется к ним из легких
через бронхи, дыхательную трубку и нижний отдел гортани. Роль меха,
прогоняющего воздух, играет грудная клетка, сжимающаяся под влиянием
мышечных сил и выталкивающая из легких воздух. Над голосовыми связками
идут воздушные полости или каналы, данные верхним отрезком гортани,
зевом, полостью рта и носа, и представляющая то, что называется в
язычковых трубах надставными трубками. Эта надставная трубка, играющая
роль резонирующей полости, изменяет свою форму под влиянием игры
различных мышц и усиливает, смотря по своей форме, те или другие
обертоны, входящие в состав сложных гортанных звуков. Колебания
воздушного столба, возникающие в гортани, распространяются не только по
направлению к полости рта, зева в носа, но и обратно - по дыхательному
горлу в бронхи, передаются всему легкому, через него и грудной стенке, в
ощущаются в виде дрожания (pectoralfremitus); даже гортань при издавании
звуков представляет при ощупывании ее снаружи ощутимые вибрации
(laryngealfremitus). Из анатомии известно, что истинные голосовые связки
(Chordae vocales) являются ни чем иным, как складками или дупликатурами
слизистой оболочки гортани, содержащими очень много упругой ткани в
лишенным вовсе желез; между связками в внутренним краями черпаловидных
хрящей остается треугольная щель - glottis, служащая как для образования
Г. (фонации), так и для дыхания. Образование Г. происходить в передней
части, где лежат голосовые связки (голосовая щель, glottis vocalis).
Задняя же часть щели, лежащая между черпаловидными хрящами, служит для
дыхания - дыхательная щель (glottis respiratoria); передние 2/3 длины
всей щели выпадают на долю голосовой, а задняя 1/3, на долю дыхательной
щели. Впрочем, и голосовая щель участвует тоже в дыхании, и при
усиленном дыхании вся щель, т. е. и голосовая и дыхательная части ее
резко расширяются. При издавании голосовых звуков голосовая часть щели
суживается, дыхательная же часть щели остается открытой в форме
небольшого треугольника. При глотании же вся щель закрывается. Ложные
голосовые связки, сидящие тотчас же над истинными, содержат очень мало
упругих волокон и много желез и не участвуют в образовании Г. Щель,
оставляемая между ложными связками назыв. ложной голосовой щелью
(glottis spuria). Между верхней и нижней голосовыми связками каждой
стороны остается углубление или заворот слизистой оболочки, весьма
богатый железами, выделяющими сок для поддержания связок в постоянно
влажном состоянии. Явления, протекающие в гортани, на живом человеке
изучаются лучше всего посредством гортанного зеркала, что и составляет
область ларингоскопии.
Из анатомии известно, что положение связок и степень их натяжения
обусловливаются игрой гортанных мышц, приводящих в движение гортанные
хрящи. Мышцы гортани иннервируются блуждающими нервами, а именно двумя
ветками их: верхне- и нижнегортанным нервами; первый есть
преимущественно чувствующий нерв гортани, разветвляющийся в слизистой
оболочке гортани, но заключает в двигательные волокна для кольцевидно
щитовидной мышцы; второй же нерв - двигательный, управляющий всеми
остальными гортанными мышцами. Поэтому при параличе этого нерва
происходит полное расслабление мышц гортани, чрез это и голосовых
связок, а следовательно - отсутствие Г., т. е. афония. Для того, чтобы
гортань могла издавать тон, необходимы: во-первых, известный запас
воздуха в легких, который мог бы с силой быть вытолкнуть чрез голосовую
щель для приведения в колебание голосовых связок и, во 2-х, известная
установка и натяжение последних. Высота тона Г. зависит, во-первых, от
длины голосовых связок: дети и женщины имеют более высокий тон потому,
что голосовые связки их короче связок взрослого мужчины. До периода
половой зрелости оба пола обладают гортанью одинаковых размеров; затем
только у мужского пола размеры гортани увеличиваются почти вдвое, а у
женщин она остается в малом виде. Длина голосовой щели у детей и женщин
= 1,0 до 1,2 стм., тогда как у мужчин = 1,7 до 1,9 стм. У кастратов, т.
е. оскопленных, гортань приостанавливается в своем развитии и они
сохраняют на всю жизнь детский Г. Факт этот указывает на близкую связь
между половой сферой и голосовым аппаратом. Во-вторых высота тона
зависит и от натяжения связок и находится в прямом отношении к
последнему. В-третьих, сила воздушного тока, приводящего в движение
связки, находится, при равных остальных условиях, в прямом отношении к
высоте тона, т. е. чем сильнее продувание, тем выше бывает тон и это
вполне применимо ко всем перепончатым язычковым трубам. И в самом деле,
напряжение воздуха в дыхательных путях при средних тонах = 160 мм.
водяного столба, при высоких =200 мм., а при самом сильном выдувании =
950 мм. Каждый человек имеет свой голосовой оттенок, зависящий от формы
всех принадлежащих голосовому аппарату полостей, действующих в качестве
резонаторов. Обыкновенно, при звуках Г. приводится в колебание и воздух
полости рта и лишь в очень слабой степени воздух носовых полостей. Если
при недостатке захлопывания этих последних воздух в них приходит в
созвучные колебания, то получается носовой, гнусливый Г. Отличают также
грудной Г., богатый обертонами, сильный, резонирующий в воздушных
легочных путях и потому приводящий в сотрясение грудную клетку, и
головной Г. или фальцетный, очень высокий - бедный обертонами, не
резонирующий в грудной клетке и не дающий поэтому вибраций ее стенок.
Голосовые. связки в своей обыкновенной форме и длине не могут давать
таких высоких тонов, какие берутся фальцетом или фистулой, и поэтому
полагают, что связки эти колеблются лишь частично, или только внутренним
краем своим, или наконец, что связки по своей длине делятся узловыми
точками на многие отдельные части, представляющие каждая свои колебания.
У человека грудной Г. обнимает обыкновенно около двух октав. Самый
низкий тон баса дает около 40 колебаний в секунду, а самый высокий тон
сопрано около 1700 колебаний в секунду. Доброкачественность Г.
основывается преимущественно на нормальном состоянии и силе голосового
аппарата и выражается силой, ясностью и определенностью, чистотой,
легкостью, тягучестью, ровностью, звучностью и полнотой тонов. Малейшие
болезненные катаральные состояния слизистой оболочки голосового
аппарата, выражающиеся разбуханием, утолщением голосовых связок и т. д.,
делают Г. хриплым, грубым, неровным, сиплым и т. д. Дефекты мягкого
нёба, устраняющие возможность прикрывания задних носовых отверстий,
ведут к образованию гнусливого, носового Г. Звуки Г. складываются в
буквы гласные в согласные, из которых образуется членораздельная речь. К
физиологической литературе о Г. относятся: Merkel, "Anatomie a. Physiol.
d. menschlichen Stimme" (Лпц., 1857); Meyer, "Stimm und Sprachbildung"
(Б., 1870); Mandl, "Gesundheitslehre d. Stimme" (Брауншв., 1876);
Helmholz, "Lehre von den Tonempfindungen" (Браунш., 1877).
И. Тарханов.
Голосемянные (Gymnospermae). Отдел цветковых или семенных растений, к
которому относятся, между прочим, наши сосны, ели, можжевельники и пр.
Выражение Г., впервые введенное мною, указывает на главную отличительную
черту этих растений, а именно на то, что семяпочки, а затем и
происшедшие из них семена не имеют замкнутого вместилища, как то
замечается у всех скрытносемянных. Завязь здесь имеет вид простой чешуи,
на которой сидит одна или несколько семяпочек; иногда же эта чешуя не
развивается. Группа Г. заключает в себя семейства саговых,
соснообразных, тиссовых и хвойниковых. В настоящее время известно только
46 родов и 461 вид Г., а в прежние геологически древние периоды их было
гораздо больше.
А. Бекетов.
Голотурии - (Holotburioidea), класс типа иглокожих, отличаются от
других представителей того же типа червеобразным телом, кожистыми
наружными покровами, заключающими в себе известковые тельца, отсутствием
наружной мадреповой пластинки, венцом по большей части сократительных
щупалец вокруг рта и заднепроходным отверстием, лежащим на заднем конце
тела. По внешнему виду Г. приближаются к некоторым червям в представляют
резко выраженную двустороннюю симметрию. Кожистый покров их не образует
панциря, как у других иглокожих, а содержит лишь отдельные известковые
тельца весьма разнообразной формы. Под кожей лежит слой кольцевых мышц,
а под ним 5 продольных мышечных лент, прикрепляющихся спереди к кольцу
из 10 известковых кусков, окружающему пищевод или непосредственно, или
через посредство мускулов, отделяющихся от них. Рот лежит на переднем
конце тела и окружен венцом щупалец; трубкообразный кишечник тянется
сначала назад, потом образует петлю и оканчивается на заднем конце тела
клоакой, в которую у большинства Г. открываются так называемые водные
легкие (обыкновенно 2), разветвленные мешки, наполняющиеся водою через
клоаку и считаемые за органы дыхания. Сюда же у многих открываются и
органы Кювье, разветвленные мешки, которые животное может выбрасывать
наружу; их считают органами защиты. Вдоль кишечника тянутся спинной и
брюшной кровеносные сосуды, соединенные между собою многочисленными
веточками; а спереди кольцевым сосудистым сплетением. Пищевод окружен
кольцевым сосудом амбулякральной системы с одним или несколькими
Полиевыми пузырями и одним или несколькими каменистыми каналами, которые
по большей части не имеют прямого сообщения с окружающей средой.
Голосемянные живут исключительно в море. Одни из них питаются мелкими
животными, которые пристают к их щупальцам; другие наполняют кишечник
песком, илом, обломками раковин и т. п. и переваривают пишу, попадающую
в кишечник с этими веществами. Весьма любопытна особенность многих Г.
(Aspidoohireta) выбрасывать сильным сокращением стенок тела внутренности
через заднепроходное отверстие, если их вынуть из воды или иначе
потревожить: по-видимому, на месте выброшенных вырастают новые;
Stichopus обладает способностью в короткое время превращать наружный
слой тела в студенистую массу, если животное вынуть из воды; Synapta и
Chirodota, если им приходится голодать, отбрасывают куски тела. У
Stichopus и Holothuria в водных легких живут странные рыбки Fierasfer и
Cacbelynphis; часто их в одном животном до полудюжины; в легких
некоторых Г. поселяются также мелкие крабы Pinnotheres. В ископаемом
состоянии Г. мало известны: известковые тельца их попадаются, начиная с
юрской системы. Для человека имеют значение особенно виды родов
Holothuria, Stichopus и Bohadschia, которых ловят жители Моллукских,
Филиппинских о-вов, Новой Гвинеи и друг. о-вов Тихого Океана и, под
названием трепанга или трипанга, продают ежегодно в больших количествах
в Сингапуре, Батавии и Манилле. Трепанг составляет важный предмет ввоза
в Китай в Японию. Пойманных Г. варят, сушат на солнце, коптят, иногда
повторяя эти операции. Трепанг имеет различную цену, смотря по сорту,
которых китайцы различают до 80, именно от 0,7 до 2 франков за
килограмм. Трепанг употребляется в пишу как китайцами и японцами, так и
живущими там европейцами; его считают возбуждающим средством. Г. длятся
на три отряда: 1) Ножчатые Г. (Pedata), с более или менее цилиндрическим
телом, или же плоским на брюшной стороне, с ножками хорошо развитыми, по
крайней мере, на брюшной стороне (на спине они могут иметь вид
сосочков); легкие всегда есть. Их подразделяют на два главных семейства:
a) Dendrochirota с древовидно разветвленными щупальцами, втяжным
передним концом тела, двумя пучками половых органов и легкими без
сосудистой сети. Сюда принадлежит Сгcumaria doliolum; b) Aspidochirota,
с щитковидными щупальцами, невтяжной глоткой, левым легким, окруженным
сетью сосудов, и одним пучком половых органов. Сюда принадлежит
Ноlothuria tubulosa; сюда же принадлежат и формы, дающие трепанг. Род
Rhopalodina отличается бутылкообразным телом, на котором рот и
заднепроходное отверстие лежат на суженной верхушке, а ряды ножек
загибаются на широком конце тела так, что кажется, как будто бы их было
10, а не 5; особенность эта обусловлена укорочением спинной стороны. 2)
Глубоководные голотурии (Elasipoda), с двусторонне симметрическим телом,
приплющенно. брюшной стороною, ножками только на брюшной стороне и
притом обыкновенно лишь по бокам ее; легких, ампулл на щупальцах и
мускулов, втягивающих глотку, нет: известковое кольцо не вполне развито,
каменистый канал не висит свободно в полости тела. Водятся по большей
части на больших глубинах и отличаются часто крайне странной формой. 3)
Безногие Г. (Apoda), с удлиненным, на поперечном разрезе круглым телом,
без заметной брюшной стороны, без ножек, по большей части гермафродиты.
Некоторые имеют легкие и продольные амбулякральные сосуды (Molpadidae),
другие - Synaptidae - не имеют ни того, ни другого: к последним
относятся Synapta inhaerens и Chirodota.
П. Книпович.
Голубика (Vaccinium uliginosum), называемая также голубицею и
гонобобелем, пьяницею и пьяничником". Небольшой кустарник из сем.
брусничных. Ветви Г. круглые, листья обратно яйцевидные, опадающие на
зиму, венчики пятилепестных цветов яйцевидные, белой с розовым отливом
окраски, пыльники тычинок с двумя рожками назади: ягодообразные плоды
черные с голубым налетом, внутри зеленые. Растет на торфяных болотах,
способствуя образованию торфа, в холодных и умеренных странах;
попадается у нас еще на Новой Земле. Ягоды Г. можно употреблять в пищу,
но в большом количестве они производят головную боль. Приписываемое им
опьяняющее действие не верно.
А. Б.
Гольбах (Павел, барон Holbach, 1723 - 89) - философ материалист, род.
в Пфальце, воспитывался с раннего детства в Париже, где и остался жить;
получил разностороннее образование; имея большое состояние, занимался
естественными науками, поместил в энциклопедии целый ряд статей по
химии, фармации, физиологии и медицине; его салон принадлежал к числу
наиболее посещаемых в Париже. С 1767 по 1776 г. вышел ряд соч. Г., без
его имени: "Le christianisme devoile on examen des principes et des
effets de la religion chretienne"; "Le contagion sacree ou histoire
nalurelle de la superstition"; "Systeme de la nature on des lois du
monde physique et du monde moral", "Essai sur les prejuges"; "Le bon
sens ou idees naturelles opposees aux idees surnaturelles"; "Le systeme
social ou principes naturels de la morale et de la politique";
"L'ethocratie ou le gouvernement fonde sur la morale"; "La morale
universelle". Главное из них, "Systeme de la nature" (1770), вышло с
именем Мирабо, секретаря французской академии, умершего в 1760 г., и
сопровождалось его жизнеописанием. Долгое время не знали настоящего
автора приписывали книгу математику Лагранжу, Дидро, считали ее плодом
совместной работы целого кружка и только после издания переписки Гримма
узнали настоящего автора. В этой книге высказаны взгляды значительной
части европейского общества конца XVIII в., с такой прямотой и
последовательностью, что они возбудили возражения даже тех, кто принимал
участие в их развитии. "Система природы" состоит из двух частей: в
первой высказаны положительные взгляды, вторая содержит критику
религиозных понятий. Цель автора
- вернуть человека природе и рассеять мрак, скрывающий от него путь к
счастью. Все идеи, все знание человек получает через посредство органов
чувств; врожденных идей нет. Совокупность всего, действующего на наши
чувства, составляет материю. Материя вечна и не однородна, а
представляет бесконечное множество комбинаций простейших материй или
элементов (огонь, воздух, вода и земля), которые мы познаем только в
соединении, но никогда в простом виде. Сумму всех свойств и качеств
существа автор называет его эссенцией. Эссенция материи есть движение,
благодаря которому имеют место все явления вселенной. Движение не есть
нечто отдельное от материи; оно также вечно, как и материя. Цель его -
притягивать то, что благоприятно существу, и отталкивать то, что ему
вредно. Движение одного тела передается другому и т. далее. Наши чувства
указывают нам на два рода движений: движения масс, видимое нами, и
движение частиц материи, познаваемое нами только по его результатам. Те
и другие движения называются приобретенными, когда причина их вне тела,
и самопроизвольными, когда причина заключается в самом теле. Тела,
кажущиеся нам покоящимися, в действительности подвергаются постоянным
воздействиям, на поверхности или внутри, от тел их окружающих или от
своих составных частей. Целое, представляющее собою результат различных
соединений материи и различных движений, и есть природа в общем значении
этого слова, природа не каждого отдельного существа есть целое, как
результат соединений и движений в данном существе. Эти отдельные
природы, составляющие единую природу, подчинены ее общим законам; им

<<

стр. 54
(всего 253)

СОДЕРЖАНИЕ

>>