<<

стр. 57
(всего 253)

СОДЕРЖАНИЕ

>>

у.). Древесина его напоминает грабовую, но особого технического
применения в местностях, где растет это дерево, не имеет.
В. С.
Гравий, или хрящ - так наз. в геологии крупный песок, отдельные более
или менее округленные зерна которого имеют в поперечнике от 3 до 10 мм.,
не превышая, таким образом, величины горошины.
Градоначальство - административная единица, состоящая из города и
прилегающих к нему земель и вверенная управлению градоначальника.
Гражданский процесс - юридическое отношение, которое истец завязывает
с ответчиком в гражданском суде, чтобы получить от суда, как
авторитетной власти, приказ в защиту своего гражданского права; приказ
этот выражается в судебном решении, а защита осуществляется исполнением
решения. Поводом для возникновения Г. процесса служит обыкновенно спор о
Г. праве, но также и вообще стремление лица изменить свое фактическое
отношение к известному имуществу или к другим лицам, так что Г. процесс
возможен не только, когда ответчик оспаривает право истца, но и когда он
совсем не спорит, а лишь фактически не исполняет его требования (не
платит ему денег, удерживает его ребенка и т. п.). Г. процесс возникает,
движется, изменяется и, наконец, прекращается в Г. суде; деятельность
суда относительно Г. процесса и отношения между судом и тяжущимися
определяются правилами Г. судопроизводства . Аналогичное Г. процессу
отношение частных лиц, также вызванное спором о праве или стремлением
изменить фактически отношения, но только совершающее свой цикл вне суда,
без участия его органов, составляет область самоуправства . Самоуправный
Г. процесс предшествует, исторически, судебному, но постепенно, по мере
роста общественной организации, вытесняется им; древнейший же судебный
Г. процесс возникает в силу договорного или добро вольного подчинения
сторон (т. е. истца и ответчика) суду . В современном Г. суде Г. процесс
может возникнуть лишь при наличности известных условий. Необходимо, во
1-х, чтобы суд был компетентен для разрешения того столкновения
материальных прав, которое вынудило граждан стать в положение тяжущихся;
так, напр., Г. процесс не может возникнуть, если административное
учреждение обложило гражданина неправильно высоким . Если суд
компетентен, то необходимо еще, чтобы по законам о подсудности он был
уполномочен на разрешение данного конкретного столкновения; так, напр.,
Г. процесс не может возникнуть в мировом суде, если лицу нужно
установить законность своего рождения. Необходимо, во 2-х , чтобы лицо
было по законам способно искать и отвечать на суде (persona legitima
standi in judicio); эта способность определяется правилами данного
материального права о дееспособности . Оттого в странах, где женщина
ограничена в праве распоряжения своим имуществом, она вправе выступать
на суде только или вместе с пособником, или в лице представителя. У нас,
в XVI и XVII вв., вследствие полного отсутствия определенных норм о
дееспособности, могли самостоятельно выступать на суде и малолетние.
Ограничение права крепостных искать и отвечать на суде никогда не было
проведено у нас безусловно; другие ограничения (для духовных лиц, для
политически умерших) сложились в XVIII веке. Теперь безусловно не имеют
у нас права судебной защиты лишенные всех прав состояния; чрез законных
представителей должны искать лица, состояния под опекою, кроме
расточителей, которые связаны только известными ограничениями;
ограничены в праве судебной защиты и несостоятельные должники.
Юридически лица должны иметь особого поверенного. Неспособность лица
искать и отвечать на суде есть такой порок Г. процесса, который делает
его совершенно ничтожным, и потому на суде лежит обязанность по
собственной инициативе (ex officio) проверять эту способность сторон .
При наличности процессуальной дееспособности всякий вправе начать гражд.
процесс - даже тот, у кого нет вовсе никакого материального права; в
результате это окажется для него самого убыточным; но право являться
истцом, по со временным понятиям, неотъемлемо даже у профессиональных
"ябедников, крамольников и составщиков", которые не допускались на суд у
нас в эпоху Судебников. Но для того, чтобы раз начатый Г. процесс мог
завершиться своим нормальным концом, т. е. решением, необходима еще
легитимация лица, или право его на данный иск или на ответ по данному
иску (напр., оспаривать завещание может только наследник по закону;
отвечать за убытки, причиненные истцу на железной дороге, должен
собственник дороги, а не собственник вагонов и паровоза). В отличие от
процессуальной способности, легитимация есть такое условие, наличность
которого проверяется судом только по инициативе самих тяжущихся . В
своем простейшем виде Г. процесс есть отношение двух лиц - истца и
ответчика; но отношение это осложняется или тем, что с самого начала к
суду обращаются несколько истцов или вызываются несколько ответчиков,
или тем, что в начатый Г. процесс вступают или привлекаются новые или
так наз. третьи лица. Такое осложнение Г. процесса не вносит в него
беспорядка лишь при значительном техническом совершенстве Г.
судопроизводства. У нас, до Судебных Уставов 1864 г., привлечение
третьих лиц не было вовсе предусмотрено законом, и хотя в законе
упоминался случай вступления третьего лица с самостоятельными
требованиями, но правил для этого не существовало. Юридическое отношение
тяжущихся может переходить на других лиц путем преемства; наконец,
участники Г. процесса могут иметь заместителей.
При состязательном судопроизводстве Г. процесс не может возникнуть
без предъявления иска: действие это исходит от истца и только в
исключительных случаях зависит не от его инициативы, а служит ответом на
обращенный к нему вызов (напр., у нас при требованиях по сохранным
распискам с наследников). Форма предъявления иска крайне разнообразна в
истории судопроизводства и с современных законодательствах . Момент, к
которому относится завязка гражданского процесса, не совпадает с
моментом предъявления иска: в продолжение известного времени истец может
еще взять просьбу назад, так что возникновение процесса находится под
сомнением. В истории Г. процесса замечается постепенное сближение этих
двух моментов; напр., с древнеримском судопроизводстве завязка Г.
процесса наступала лишь после продолжительной процедуры пред претором
(litiscontestatio); у нас для дел, производимых в общем порядке, началом
процесса считается явка ответчика; но вообще в современных
законодательствах Г. процесс признается начатым, когда ответчик получил
извещение о вызове на суд. Только с этой минуты может начаться судебная
(а не только распорядительная) деятельность суда. Содействие ответчика и
его личное участие в современном судопроизводстве не требуется, потому
что подчинение его суду основано теперь не на договоре его с истцом, а
определяется государственными законами. В истории судопроизводства
медленно (на Западе - только под влиянием канонического права)
вырабатываются правила для заочного разбирательства; у нас они
отсутствовали до реформы 1864 г. Отсутствие таких правил вызывало развит
поручительства в явке на суд и штрафов за неявку, приравнение неявки к
ослушанию королевскому или судейскому приказу и присуждение истцу всех
его требований без доказательств.
Раз Г. процесс начат, у его участников являются взаимные права и
обязанности; возникают также и обязанности их пред судом. Одною из
юридических обязанностей тяжущихся, в истории судопроизводства
(римского, древнегерманского, канонического), было говорить всю правду,
под страхом проигрыша дела, уплаты штрафов и т. д.; в каноническом
судопроизводстве, напр., стороны давали особую присягу в том, что они
спорят по чистой совести. Но требование говорить всю правду
неосуществимо на практике, потому что предполагает в тяжущихся более чем
обычный уровень добродетели; если бы оно было осуществимо, не нужно было
бы создавать сложной системы доказательств. Современные законодательства
усматривают нравственную гарантию правдивости тяжущихся в гласности и
устности производства; справедливые интересы противника достаточно
ограждаются обязанностью возместить суд. издержки, а в исключительных
случаях - предварительным их обеспечением (напр., у нас со стороны
иностранцев). Обязанность возмещения издержек теперь зависит не от вины
проигравшей стороны, а только от факта проигрыша . Юридические
обязанности сторон в современном Г. процессе заключаются в
индивидуализировании своих требований и возражений. Это значит, что
стороны должны в точности ознакомить суд с тем конкретным материальным
отношением, которое привело их на суд: нельзя сказать - я хочу получить
от А 100 руб., а необходимо точно обозначить основание требования
(напр., долг, убыток, дар); иначе процесс рисковал бы превратиться в
театральное представление, а суд - в арену для безнравственных дел.
Положение каждой из сторон имеет свои выгоды и невыгоды. Ответчик
выходит победителем из Г. процесса, если истец не докажет своего дела,
хотя это далеко не всегда значит, что ответчик прав; зато истца нельзя
ни к чему присудить (кроме уплаты судебных издержек), ему можно только
отказать в иске. Иногда законодательство наперед определяет, на которой
из сторон должно лежать бремя представления доказательств. Право
требовать, чтобы противник индивидуализировал свои заявления и чтобы он
доказал то, что обязан доказать по закону - вот права стороны в Г.
процессе. В частности эти права осуществляются тем, что сторона должна
быть осведомлена о всех заявлениях своего противника и иметь возможность
проверять и опровергать как эти заявления, так и их доказательства.
Гарантируются эти права правилами судопроизводства. Г. процесс
подвигается вперед с помощью действий, исходящих от сторон (требования,
утверждения, ссылки на доказательства), и с помощью действий, исходящих
от суда (распоряжения, определения и, наконец, решение). Решением
гражданский процесс оканчивается. Юридическое отношение, возникшее в
силу предъявления иска, прекращается, как прекратилось то материальное
отношение, которое существовало до обращения в суд. Напр., до суда был
владелец имущества А, который застраховал его в обществе Б, и между
обоими существовало материальное отношение: право А получить и
обязанность Б уплатить, в случае пожара, 1000 руб. Когда А обратился в
суд, между ним и Б установилось процессуальное отношение, в силу
которого он стал обязан доказать и факт пожара, и размер условленного
вознаграждения, и размер своего убытка, а Б приобрел право опровергать
все эти заявления. Началась между А и Б процессуальная борьба,
направляемая и сдерживаемая судом и нашедшая себе завершение в судебном
решении. Прежнее материальное отношение сменилось новым: если А отказано
в иске, возникло новое отношение - обязанность А возместить Б судебные
издержки; если иск А удовлетворен, возникло также новое материальное
отношение - А сделался бесспорным кредитором Б в сумме, определенной
судом. Это новое материальное отношение может прекратиться миролюбиво
тотчас же, если о добровольно отдаст А эту сумму; но оно может привести
к завязке нового процессуального отношения - по поводу исполнения
решения, - где будут взыскатель и должник, с новыми правами и
обязанностями . Г. процесс (в современном праве) изменяет материальное
отношение, существовавшее между сторонами, только когда он завершается
решением, притом вступившим в законную силу . Нередко, однако,
гражданский процесс может не получить завершения в решении: так, если в
течение трех лет (у нас и по французскому праву) сторонами не
предпринято никаких действий, начатый процесс уничтожается сам собою, не
оказав никакого влияния на материальное отношение. Кроме того, Г.
процесс может окончиться и мировою сделкою, и отказом истца от иска
(последнее, впрочем; только с согласия ответчика). Ср. О. Bulow, "Die
Lebre von den Processeinreden nod die Pro cessvoraussetzungen" (1868);
J. Kohler, "Der Process als Rechtsverhaitniss" (1888); Wach: "Handbuch
des deutschen Civilprocessrechts" (I, 1885); А. Гольмстен, "Принцип
тождества в Г. процессе" (1874); Н. Дерюжинский, "Отводы и возражения по
русскому Г. процессу" (1889).
М. Брун.
Гражданское общество - в особом смысле, употребляемом некоторыми
юристами, обозначает совокупность всех лиц, которые в данное время и на
данной территории участвуют в образовании Г. права. Члены Г. общества
выступают или в качестве субъектов Г. прав, или в качестве власти
(законодательства в суда), которая, по призыву субъектов, защищает их
права.
Гракхи - два брата, знаменитые римские политические деятели.
Происходили хотя и из плебейского, но уже выдвинувшегося в ряды новой
оптиматской аристократии рода Семпрониев. Их отец, Тиберий Г., был два
раза консулом и раз - цензором.. По матери (Корнелии - дочери Сципиона
Африканского) они примыкали к знатному и просвещенному кружку Сципионов,
центру греческих идей и образованности, в котором обсуждались вопросы
политического, экономического и социального характера в применении к
существующему строю Римской республики. Женитьба обоих братьев на
аристократках еще более скрепила их связи с влиятельной в политическом
мире средой. Воспитанием своим и высокими стремлениями Г. обязаны в
особенности матери, женщине благородной и просвещенной.
1) Тиберий Г. (163 - 133 до Р. X.) впервые отличился во время 3-й
пунической войны; его храбрость была признана строгим Сципионом
Эмилианом. Отправленный квестором в Испанию, он сделал по дороге много
поучительных наблюдений над состоянием римских земель; особенно в
Этрурии он был поражен пустынностью страны и исчезновением крестьян
землевладельцев. В нем сложилось убеждение, что преобладание крупного
землевладения и страшное обеднение среднего класса - сущетвеннейший
недостаток римского экономического и социального строя и источник всех
бедствий республики. Возвратясь в Рим, он добился избрания в трибуны
(134) и предложил закон (lex agraria), по которому определялась высшая
норма владения общественной землей (ager publicus) - именно 500 югеров
на человека (югер = ? десятины), а если у владельца есть сыновья, то на
долю каждого еще по 250 югеров
- впрочем, в общем не более 1000 югеров на семью. Образовавшиеся
вследствие этого правила отрезки от существовавших до того времени
крупных владений должны были поступить в казну, для раздачи участками по
30 югер. безземельным гражданам, на условиях наследственной аренды.
Участки должны были считаться неотчуждаемыми (отличие от Лициниевых
закон.); получавшие их обязаны были возделывать их и платить в казну
умеренный оброк. Этот закон, наносивший удар крупному аристократическому
землевладению, находил деятельную поддержку только в тесном кругу друзей
и родственников Тиберия Г. и вызвал ожесточенное противодействие со
стороны большинства сенатской аристократии. Мягкий по природе, Тиберий
Г. поневоле должен был прибегнуть к революционному способу действий.
Борьба началась с того, что один из товарищей Тиберия Г. по трибунату,
Октавий, наложил свое veto на закон. Тогда Т. Гр. нарушил
неприкосновенность трибунской власти, задав народу вопрос: "может ли
оставаться трибуном тот, кто идет против интересов народа?" Голосование
решило вопрос против Октавия, и он силой был сведен со скамьи трибунов.
Теперь закон прошел, и назначена была комиссия для его осуществления: в
комиссию вошли сам Тиберий Г., его брат Кай и тесть Аппий Клавдий.
Опасаясь мщения со стороны врагов, Т. Г. стал ходить по улицам в
сопровождении многочисленной вооруженной толпы телохранителей. Особенно
он боялся наступления нового года, когда кончится его трибунат, а вместе
с тем и гарантия неприкосновенности. Поэтому он, вопреки закону (нельзя
было два года под ряд занимать одну и ту же должность), выставил свою
кандидатуру на выборах в трибуны 133 г. На случай, если бы аристократия
стала противодействовать его избранию, в день выборов им была
приготовлена вооруженная сила. В сенате, собравшемся по соседству с
местом народного собрания, стали раздаваться голоса, требовавшие
немедленной казни бунтовщика и нарушителя вековых установлений. В то же
время в народном собрании послышался треск от случайно сломавшихся
скамей. Сенаторы приняли этот треск за начало возмущения и, схватив в
руки первые попавшиеся тяжелые предметы, выбежали на площадь. Народ
расступился; толпа сенаторов прямо направилась к трибуну. Среди
происшедшего шума Г. не мог говорить и рукой показал на свою голову, в
знак того, что ему угрожает опасность. Этот жест тотчас же объяснили,
как требование царской диадемы, и народ (не сельское население, а
городской пролетариат, не заинтересованный в судьбе Гракхова закона,
совершенно отступился от трибуна. Тиберий Г. пытался бежать, но
оступился и был убит. В тот же день убито 300 приверженцев Тиберия, а
затем начались уголовные преследования, хотя аграрный закон отменен не
был и комиссия продолжала действовать; место убитого в ней занял тесть
Кая Г., Публий Красс Муциан, а по смерти последнего и Аппия Клавдия их
заменили Марк Фульвий Флакк и Гай Папирий Карбон. Комиссия работала
успешно и в течение 5 лет довела количество крестьян землевладельцев с
300000 до 400000. Судьба Тиберия Г. обнаружила косность римской
аристократии и неспособность ее к своевременному удовлетворению
нарождающихся потребностей. Друзья народного дела и сторонники коренных
реформ убедились, что для успеха их начинаний необходимо прежде всего
ослабить в политическом строе преобладание аристократии. Горячим
деятелем в этом направлении явился младший брат Тиберия Г., -
2) Кай Г. (153 - 121 г. до P. X.). Это был человек иного
темперамента, чем старший его брат: пылкий, решительный, смело, без
оглядки вступавший на революционный путь, хотя, как и брат, противник
вооруженного бунта. Он превосходил брата разносторонностью талантов,
широтой и глубиной взглядов и неотразимым красноречием; ему легче было
занять положение решительного вождя толпы. В 123 г. он был выбран в
трибуны. Важнейшие законы Кая Г., клонившиеся к тому, чтобы соединить
против аристократии все остальные классы населения, были следующие: 1)
хлебный закон (lex fru mentaria), о дешевой продаже хлеба бедным
гражданам, жившим в Риме; 2) дорожный закон (lex viaria), о проведении
по Италии новых дорог для облегчения сношений мелких землевладельцев,
появившихся благодаря аграрному закону Тиберия Г.; 3) судебный закон
(lex judiciaria), по которому в списки судей, в которые прежде
заносились только сенаторы, включены были также и всадники, в равном с
сенаторами числе. В связи с этим законом стоит закон товарища Г. по
трибунату, Ацилия Глабриона, по которому в делах о злоупотреблениях
провинциальных правителей, о вымогательстве (lex repetundarum), судьями
могли быть только всадники, а не сенаторы. Далее 4) военным законом (lex
militaris) облегчались беднякам трудности военной службы. Наконец, 5)
предложено было основание новых земледельческих колоний на юге Италии
(lex de coloniis deducendis). Все эти законы должны были доставить Г.
прочное большинство в народном собрании и деятельную защиту и помощь со
стороны городского пролетариата, сельского населения и всаднического
сословия. Еще двумя законами (lex de provin ciis consularibus и lex de
prov. Asia a censo ribus locanda) прямо ограничивался произвол сената в
раздаче для управления провинций. И тем не менее все римское гражданство
отшатнулось от своего трибуна, когда он приступил к главной и самой
дорогой для него реформе, при помощи которой он хотел коренным образом
обновить обветшавший состав римского гражданства. Это был закон о
даровании прав римского гражданства союзникам (lex de civitate sociis
danda). При основании новых колонии Г. всегда от водил место в числе
колонистов, кроме римских граждан, и латинянам, а одну колонию он
предложил вывести на место разоренного Карфагена, что шло в разрез с
национальным чувством римлян. Чтобы ослабить влияние Г. на народное
собрание, аристократы выдвинули против него его товарища, трибуна Ливия
Друза, с еще более привлекательными предложениями: 1) отменить оброк с
тех участков земли, которые были розданы по аграрному закону Тиб. Г.; 2)
признать эти участки отчуждаемыми, и 3) вместо предложенных Г. З-х или
4-х колоний, со включением латинян, основать 12 новых колоний, но только
для граждан. Предложения Ливия Друза были приняты с восторгом, и
популярность Г. подорвана; во 2-й год трибуната Г. (в 131 г. Папирий
Карбон провел закон о вторичном избрании трибунов) ему не удалось
провести закона о союзниках, а на 3й раз его даже не выбрали в трибуны и
оставили за ним только заведование устройством карфагенской колонии.
Именно вопрос об этой колонии послужил поводом к катастрофе, в которой
погиб Г. На месте, отведенном для этой колонии, произошли
неблагоприятные предзнаменования, чем воспользовался сенат и предложил
отменить закон о ней. Друзья уговорили Г. воспротивиться сенатскому
предложению. Неохотно последовал он за своими вооруженными сторонниками
на Авентин. Во время жертвоприношения, которое совершал консул Опимий,
когда по обычаю хотели очистить толпу от дурных граждан, одному из
окружавших Г. показалось, что служитель хочет удалить самого Г.; он
выхватил меч и убил служителя. Поднялся шум и крик, во время которого Г.
хотел успокоить толпу; удержать ее от дальнейшего насилия, но не заметил
среди общего смятения, что прервал речь трибуна. Сенат тотчас же
потребовал к ответу нарушителя трибунской прерогативы. Друзья уговорили
Г. не повиноваться; тогда Авентин был взят штурмом. Г. бежал за Тибр; на
следующий день нашли в лесу его труп рядом с трупом одного из рабов его.
Есть предположение, что сам Г., отчаявшись в своей судьбе, приказал рабу
убить его. Приверженцы Г. были перебиты, имущество их конфисковано; на
деньги, вырученные этим путем, построен новый храм Конкордии, и началась
аристократическая реакция. Биографии обоих Гракхов есть у Плутарха.
Хорошее изложение их деятельности у Моммсена и Ине. Ср. Nitzsch, "Die
Gracchen und ihre Vorganger"; Neumann, "Geschichte Roms wah rend des
Verfalls der Republik". На русском языке есть популярный, сжатый очерк
деятельности Г. в ст. П. М. Леонтьева: "О судьбе земледельческих классов
в древнем Риме" ("Отчет моск. унив. " за 1861 г.).
Грамматика - воображение или описание строения известного языка во
всех (или только главнейших) его особенностях. Таким образом Г. дает
лишь одну половину знания языка - знакомство с принципами его строения;
знание же лексического (словесного) запаса получается при помощи
словаря. Изображение строения известного языка может преследовать: 1)
чисто практическую цель - научить родному или чужому языку, 2) научную -
представить точно и всесторонне строение языка. В первом случай мы имеем
практическую или школьную Г., заботящуюся не столько о точном и верном
объяснении особенностей языка, сколько о наглядности и легкости почти
механического его усвоения; во втором - научную грамматику, стремящуюся
установить известную законную связь между всеми (по возможности)
типическими фактами описываемого языка и дать им объяснение, принимающее
во внимание все факторы, так или иначе влиявшие и влияющие на развитие
языка. Каждая полная научная Г. представляет следующие отделы: 1)
фонетику, или учение о звуковой системе данного языка, заключающее в
себе точное описание звуков и представление их взаимных отношений
(переход одних звуков в другие, чередование их друг с другом,
исчезновение одних звуков и развитие новых, слияние двух или нескольких
звуков в один, перестановка и т. д.); 2) морфологию, или учение о
внешней форме языка, распадающееся на две части: а) словообразование (из
корней, суффиксов и префиксов) и б) словоизменение или флексия
(склонение, спряжение); 3) синтаксис или учение о сочетании слов в
предложении и о сочетании предложений между собою. С большим развитием
языкознания в научную Г. должен будет войти, как четвертый отдел,
семасиология, или учение о значении слова и его изменениях. В
современных научных Г. встречаются большею частью только первые два
отдела: фонетика и морфология (обыкновенно - одно словоизменение):
синтаксис, в современной науке менее, чем эти два отдела, разработанный,
довольно часто отсутствует. Школьная Г. фонетику (урезанную до
minimum'а) и словоизменение помещает в один общий отдел - "этимологию".
Если Г. освещает факты языка сравнением их с более древними формами того
же самого языка, то она называется историческою; если для объяснения
привлекаются другие родственные (и даже не родственные) языки, то -
сравнительною, если употреблен и тот и другой метод -
сравнительно-историческою. Всеобщая или философская Г. стремится
дедуктивно, из самой природы человеческого языка, вывести все
необходимое и возможное в нем. Подобные Г. были в большой моде в 20 -
40-х гг. этого столетия, но, несмотря на всю законность их целей,
преданы справедливому забвению), ибо исходили из весьма незначительного
запаса фактического знания. Время для такой всеобщей Г. не пришло еще и
теперь; пока научная Г. имеет обыкновенно строго эмпирический и
индуктивный характер. С большим развитием языкознания в научную Г.
должен будет войти, как четвертый отдел, семасиология, или учение о
значении слова и его изменениях. В современных научных Г. встречаются
большею частью только первые два отдела: фонетика и морфология
(обыкновенно - одно словоизменение): синтаксис, в современной науке
менее, чем эти два отдела, разработанный, довольно часто отсутствует.
С. Булич.
Гранатник, гранатное дерево (Punica Granatum L.) - единственный вид
рода, относимый то к особому семейству Granateae - гранатовых, то
присоединяемый к семейству прибережниковых (Lythrarieae) из
раздельнолепестных двудольных. Не большое ветвистое дерево с
супротивными продолговатыми листьями. Цветки крупные, пунцовые
(своеобразного "гранатового" цвета), одиночно или по 2 - 3 в углах
листьев. Чашечка срослась с завязью, остается приплоде и оканчивается 5
- 7 долями черепичато расположенными; венчик из 5 - 7 овальных лепестков
до 5 см. длины. Из много гнездной нижней завязи происходит крупный
шарообразный плод - гранат. Это собственно ягода (bacca), но с толстой
кожурой, обернутой еще несколькими пленчатыми оболочками; внутри плода
гнезда расположены в 2 этажа, в нижнем 3, а в верхнем 5 - 9,
подразделены перепончатыми перегородками; в каждом множество плотно
лежащих семян с сочными водянистыми оболочками (съедобная часть). Г.
родом из сев.-зап. Индии; распространен далее на З. по Персии, Малой
Азии, Туркестану и Закавказью, где обильно растет (в особенности возле
Елизаветполя и в Арешском уезде) небольшим деревцом или кустарником, 10
- 15 фт. высоты, и разводится не выше 3 тыс. фт. Легко разводится как
семенами, так отводками и черенками, на разных почвах, но не любит
излишней влаги. Кроме употребления плодов, отличающихся прохлаждающим
свойством, в пищу, Г. служит еще лекарством (настой цветов и кожура
плода в порошке); кожура плодов, богатая дубильным веществом, может идти
на чернила и служит для окраски сафьяна в черный цвет; лепестки дают
красную краску; плотная древесина идет на мелкие поделки.
А. А.
Гранды. В Кастильском королевстве с XIII в. т. наз. класс высшей
знати, который, кроме родственников королевского дома, обнимал еще всех
выдающихся предками и богатством людей, называвшихся Ricos hornbres, в
противоположность низшей знати
- гидальго. К гидальго обращались с титулом "Usted" (Vuestra merced -
ваша милость), к Ricos hombres с тит. "Don". Слово "rico", обозначало не
столько богатство, сколько влияние, могущество, т. е. соответствовало
"grande". Среди Ricos hombres древнейшая знать - по крови (de sangre);
другие стали знатны по богатству (de estado), третьи - по должности, по
пожалованию (de (dignidad). Уже в "Siete Partidas", законодательном
памятнике Альфонса X, Ricos hombres называются иногда Г. и
сопоставляются с "графами и баронами" других государств. Символы их
власти - знамя (символ права набирать войско на службу короля) и котелок
(символ права содержать его войско). Обладая королевскими ленами, они
были обязаны нести королю военную службу. В общем их достоинство было
наследственное. Они были свободны от податей; без особого приказания
короля их нельзя было привлекать к суду; в качестве советников они
ограничивали власть короля, а в известных случаях могли перейти, с
своими вассалами, на службу к другому государю и даже помогать ему
против своего прежнего сюзерена. Кроме преимущества занимать высшие
должности в государстве, они пользовались еще правом покрывать голову в
присутствии короля и в собраниях кортесов сидели непосредственно позади
прелатов. Если среди Г. встречается титул "князя" (principe), то только
по вне - испанским владениям (в Сицилии в Неаполе). С XIV и особенно с
XV в. появляются жалованные титулы графов, маркизов, герцогов, Vizconde
и Baron попадаются только местами. Среди Г. выдаются еще Almirante
Кастилии и Condestable Кастилии. Первоначально жалованные титулы не
переходили по наследству, но большинство их стало наследственными, когда
сословие Г. утратило свое существенное значение. При Изабелле и
Фердинанде Католике власть этой высшей знати была сломлена Хименесом, а
Карл V превратил ее в зависимую от короля придворную знать. С этих пор
Г. разделились на три класса. Г. первого класса король приказывал надеть
шляпу прежде; чем они начинали говорить с ним; Г. второго класса
получали такое приказание уже после того, как они заговорят, и
выслушивали ответ короля с покрытой головой; Г. третьего класса могли
покрыть голову только уже выслушав ответ короля. Во время
кратковременного господства Иосифа Бонапарта достоинство Г. было
отменено, после реставрации Бурбонов восстановлено, но уже без
существенных преимуществ. По конституции 1834 г. Г. было отдано первое
место в верхней палате. В эпоху республики снова уничтожены все права и
титулы Г., но восстановлены королем Альфонсом.
Е. Щ.
Гранильное мастерство имеет несколько отраслей: собственно гранильщик
(иеlapidaire, the lapidary, d. Steinschleifer) обрабатывает драгоценные
и полудрагоц. камни и их подделки помощью шлифования. Гранильщики,
занимающиеся резьбою камей и печатей на камнях и на стекле, а также
украшением стеклянной посуды гранями и резьбою, называются "граверами"
или "резчиками" "по камню" или "по стеклу", а обрабатывающие мрамор и
другие камни помощью обтески, за которой следует шлифовка и полировка,
носят название "мраморщиков" и "скульпторов".
Шлифовать орудия из кремня и других твердых камней умел уже
доисторический человек. Судя по приемам этой работы у современных нам
диких народов, можно предполагать, что камни шлифовались тогда просто
трением о поверхность песчаника с острыми, не слишком прочно связанными
зернами, какой и теперь употребляется для точил. Благодаря слабой связи
между частицами, поверхность такого камня постоянно возобновляется во
время работы; зерна, притупившиеся с одной стороны, скоро отделяются и,
катаясь между камнем и шлифуемым предметом, только способствуют работе.
Отверстия в каменных орудиях протирались оконечностью деревянной
палочки, смоченной водою с острым песком. Палочку нажимали и вращали
взад вперед просто рукою или же помощью шнурка и смычка, как при
добывали огня трением. Зерна песку вдавливаясь в дерево палочки и,
принимая участие в ее вращении, не очень сильно ее стирают; поэтому
камень поддается, хотя и очень медленно: надо целые годы работы, чтобы
просверлить таким приемом один твердый камень. И в наше время
гранильщики пользуются подобными же средствами, только техника дела так
усовершенствовалась, что работа идет скорее и правильнее. Главным
средством для шлифовки служит толченый"наждак", обладающий твердостью
корунда (9 по шкале твердости) а главным инструментом - "гранильный
станок". Это прочный стол, под доскою которого вращается горизонтальное
маховое колесо помощью ручки, насажанной на верхний конец его
вертикальной оси, выдающейся над поверхностью стола. Посредством ремня и
шкива вращение передается "шлифовальному колесу", насажанному посредине
вертикального "веретена", укрепленного на другом конце стола, так что
колесо приходится немного выше его поверхности. Колесо делается
обыкновенно из свинца и намазывается наждаком с водою, камень держат
прямо рукою или наклеивают его сургучом на палочку, "китшток". Нажимают
камень слегка, чтобы зерна наждака могли кататься между его поверхностью
и колесом, отчего шлифуемая поверхность становится матовой. Если же Г.
прижмет камень покрепче, катающиеся зерна из под него скоро все
выдавятся и снятый с колеса камень покажет почти полированную блестящую
поверхность, потому что на нее действовали только плотно засевшие в
свинец частицы наждака, производящие неглубокие, параллельные черты, а
не рябинки. Для окончательной полировки употребляют обыкновенно
оловянное колесо с трепелом, крокусом или оловянною окисью, смотря по
роду камня. Этими порошками предварительно "натравляют" колесо, т. е.
плотно притирают их гладким камнем к его "надробленой", снабженной
мелкими насечками, поверхности. Мягкие камни, как малахит, селенит и др.
полируются "на кукле", т. е. на суконной кромке, свернутой на подобие
самодельной куклы, точнее - так, как продажные свертки тесемок.
Такими способами "огранивают" большую часть драгоценных камней
средней твердости. Непрозрачные и полупрозрачные камни ограниваются
обыкновенно в виде"тафельштейна": на плоском камне вышлифовывается одна,
возможно большая фацетка, "тафель", а вокруг ее один или два ряда
"граней", наклонных фацеток в виде трапеций. Нижняя сторона оставляется
плоскою, а вокруг ее вышлифовывается узкий, непрерывный поясок,
"рундист", за который камень закрепляется в оправе. Прозрачные камни
получают тем лучший блеск, чем они толще: обыкновенно на их лицевой
стороне делают "тафель" параллельно "рундисту", а по другую его сторону
оставляют вдвое большую толщину камня, отделывая ее гранями или округло,
"кабошоном", в форме капли застывшего сала. Иногда и лицевую сторону
отшлифовывают, как кабошон. Самая сложная форма огранки "алмазная"
или"брильянт", грань с трапецеидальными фацетками называется"лесенкой",
с трех угольными: "россыпью" и"розою", когда нижняя сторона плоская. Для
огранки камень наклеивается сургучом на палочку, "китшток", которую
держат сначала перпендикулярно к колесу, чтобы образовать"тафель", затем
отшлифовывают вокруг ее непрерывные пояски (конические поверхности), из
которых уже выделывают грани, от руки или вставляя "китшток" в
особый"квадрант" или "куку", чтобы держать его всегда под постоянным
наклоном к плоскости колеса во все время шлифовки и полировки каждой
грани. Самые твердые камни, - рубины, сапфиры и другие виды корунда, -
гранят алмазным порошком на колесе из железа, с оливковым маслом или
керосином. Алмазного порошка тратится очень мало: он так сильно
въедается в железо, когда колесо "натравляют", что его достает на целые
часы работы. Край тонкого железного кружка, натравленный алмазом и
быстро вращающийся на подобие круговой пилы, употребляется для
разрезания всех твердых камней; для более мягких и дешевых алмазный
порошок заменяют наждаком, а железный кружок - медным. Для сверления бус
употребляется быстро вращающийся цилиндр из железа с алмазным порошком
или медный с наждаком. Иногда пользуются сверлом из алмазного осколка,
зажатого в конце медной трубочки. Алмазы гранят тоже алмазным порошком
на колесах из мягкой стали, но в этом случае стирание камня идет так
медленно, что поверхность выходит сразу полированная. Обрабатываемый
камень прикрепляется оловянным припоем на латунный китшток, который
вставляется в квадрант и сильно нагружается; колеса такой "алмазной
мельницы" приводятся во вращением двигателя день и ночь, чтобы ускорить
чрезвычайно медленный процесс, продолжающийся целые месяцы и годы.
Работой этой занимаются в Амстердаме, Париже и немного в Лондоне. По
данным К. Э. Клуге ("Edelsteinkunde", 1860), в Амстердаме гранение
алмазов дает заработки приблизительно 10000 евреям. На 5 гранильнях -
640 мельниц поглощают работу паровых машин в 141 силу и занимают 1145
рабочих. При обработке более дешевых и больших предметов из разных видов
кварца, яшмы, агата, сердолика, порфира и т. п. материалов употребляют
железные и свинцовые колеса побольше, вращающиеся около горизонтального
веретена помощью махового колеса и ремня, приводимых в движение рабочим,
"вертелом" - как их называют на Урале. Колеса погружаются своею нижнею
частью в корыто с наждаком и водою, который частью разбрызгивается
кругом, высыхая, обращается в пыли. и делает работу не только
неопрятной, но и вредной для легких. В Германии в кн. Биркенфельд на
Верхнем Рейне, около городов Оберштейн и Идар, существует до 180
мельниц, на которых гранят кварц и агат на больших жерновах из плотного
песчаника, быстро вращающихся около горизонтальной оси помощью водяных
Колес. Рабочий, лежа на животе на низкой скамеечке и упираясь ногами,
сильно прижимает свою работу руками к цилиндрической поверхности
жернова, подвергаясь при этом смертельной опасности от осколков жернова,
который нередко разлетается на куски под влиянием центробежной силы. Во
время шлифования на жернове, кварцевые породы сильно фосфоресцируют
красноватым светом и даже сыплют искрами. В России Г. мастерством
занимаются кустари на Урале. По сведениям, собранным екатеринбургским
статистическим комитетом в книге П. Н. Зверева: "Гранильный промысел на
Урале" (1887 г.), в Екатеринбурге гранят драгоценные камни, приготовляют
и режут печати, делают пресс-папье, украшенные плодами листьями из
разноцветных камней, рельефные картины и горки, украшенные кристаллами,
а также вещи, оклеенные малахитом. Всего там было 129 рабочих,
производивших в год на 21000 р. В Березовском, Нижнеисетском и
Верхнеисетском заводах почти исключительно гранят и "проходят", т. е.
просверливают бусы. Здесь 217 человек производят на 11500 руб. в год. На
Мраморском заводе делают вещи из местного мрамора, серпентина и
селенита; работают 164 человека и производят на 27000 р. в год. Изделия
из мрамора и шокшинского порфира изготовляют также кустари в
Петрозаводске.

Литература Г. мастерства: С. Holtzapfel, "Turning and mechanical
manipulations" (т. III, 1850). Этот же том дословно перепечатан в
Америке под загл.: О. Byrne, "Hand Book for the Artisan Mechanic and
Engineer"; Th. Chriten, "L'art du Lapidaire" (1868). Приведенные выше
книги Kluge и Зерева содержат только поверхностные технически указания.
В. Лермантов.
Гранит - общее название для наиболее богатых кремнекислотою
кристаллическизернистых интрузивных горных пород, существенными
составными частями которых являются ортоклаз, кварц и один или несколько
железисто-магнезиальных силикатов
- слюда, роговая обманка, авгит. Впервые этот термин появляется вт,
науке в 1596 г. в соч. Цезальпинуса: "De metallicis". Первоначально
названием Г. обозначали всякую зернистую горную породу. После работ Г.
Розе и мн. др. Г. теперь подразделяются на: 1) собственно Г. (ортоклаз,
кварц, биотит и мусковит), 2) гранитит (ортоклаз, кварц, биотит), 3)
пегматит или мусковитовый Г. (ортоклаз. кварц, мусковит), 4)
роговообманковый Г. (ортоклаз, кварц, роговая обманка) и 5) пироксеновый
Г. (ортоклаз кварц, авгит; мало распространенная разность). Кроме
переименованных главных составных частей, во многих Г. встречаются в
большем или меньшем количестве, почти всегда: микроклин, альбит (если
его много или он вытесняет ортоклаз, то Г. называется альбитовым или
натровым" в противоположность обыкновенным калийным Г.), плагиоклаз
(преимущ. олигоклаз); реже и в качестве второстепенных составных частей:
турмалин (турмалиновый Г.), эпидот, литионные слюды, тальк (протогиновый
Г. Альп) графит, железная слюдка и пр. и разные продукты изменения
первичных составных частей. Структура Г. обыкновенно типичная
кристаллически-зернистая, как иногда говорят - сахаровидная; если между
отдельными кристаллическими зернами остаются промежутки, мелкие пустоты,
Г. называют миаролитовым; если он заключает более значительные полости,
часто заполненные минералами; его называют ячеистым или друзовым. Часто
Г., оставаясь полнокристаллическим, обнаруживает порфировидное строение;
это гранитовый порфир (или порфировидный гранит), представляющий в
известной степени переход к кварцевому порфиру. Сюда относится,
например, известный"раппакиви" (гнилой камень) окрестностей Выборга.
Если листочки слюды стремятся принять параллельное положение, получается
гнейсо-гранит, переходный к гнейсу. Во многих случаях кварц правильно
прорастает полевой шпат, образуя на нем как бы еврейские письмена; эти
красивые разности Г. носят название письменного Г., или еврейского
камня, иногда пегматита; наконец, известны и шаровые Г., с шаровою
структурою (напр. в Швеции, Slatmossa). Нормальный Г. заключает ок. 30%
- 35% кварца; но часто его меньше, так что получаются разности,
переходные к Зениту; с другой стороны, возрастание количества
плагиоклаза ведет к разностям переходным к кварцевому диориту; с этими
двумя породами Г. часто тесно связаны и постепенными переходами, и
совместным нахождением. Химический состав Г. представляет некоторые
колебания в зависимости от минералогического состава; для нормальных
гранитов типичен средний состав, вычисленный Ротом для Г., состоящего из
30% кварца, 50% ортоклаза, 10% олигоклаза и 10% битита; 72,26%
SiО2;13,53% Аl2O3; 2,74% Fe2O3; 0,49% MgO; 0,42% CaO; 0,98% Na2O; 9,34%
K2O. Г. главным образом принадлежит к наиболее древним геологическим
образованиям, образующим ядра или центральные массивы горных хребтов и,
вместе с гнейсами, подстилающим все осадочные отложения, не исключая
древнейших; главное распространение Г. поэтому в архейских образованиях
вместе с гнейсами и их спутниками. Но известны также Г. и более молодые,
даже мезозойские и третичные. Как породы интрузивные, Г. залегают в виде
массивов, штоков, и гнезд; часто они и в виде жил проходят в гнейсах и
других Г.; архейские Г., в виде пластов или неправильных штоков
переслаиваются с гнейсами. Некоторые Г., как напр. в Корнваллисе,
содержат оловянный камень и залежи этой руды вообще приурочены к Г.
Процессы выветривания и разрушения Г. довольно разнообразны; особенно
интересно и важно в техническом отношении превращение в каолин (напр.
Карлсбад, Шнеберг в Саксонии, Китай, в России - Глуховской у.
Черниговской губ. и т. д.). Происхождение Г. и до сих пор еще несколько
загадочно. Мнения ученых еще до сих пор разделяются между осадочным,
метаморфическим и изверженным происхождением. Одни считают граниты, как
и гнейсы, за осадки из первичного перегретого под большим давлением
первичной атмосферы и пересыщенного растворенными веществами моря;
другие видят в Г. породы, происшедшие метаморфическим путем из глинистых
сланцев, или из известняков, или из конгломератов, даже из вулканических
пород. Но большинство геологов теперь уже не сомневается в том, что Г.
представляют результат кристаллизации огненножидкой расплавленной массы.
В пользу такого убеждения говорят условия залегания Г., их контактные
действия, переход в жилах в настоящие порфиры, включения посторонних
пород, дислокации, произведенные Г., однообразие состава на значительных
протяжениях, микроскопическое строение и аналогия с другими изверженными
породами. Порядок кристаллизации составных частей Г. говорил как будто
против чисто пирогенного его происхождения, так как не соответствовал
степени их плавкости. Новейшие наблюдения и опыты помогли объяснить
кажущееся противоречие. Жидкие включения в составных частях Г.,
присутствие не переносящих плавления минералов привели к принятию
участия воды и давлении в происхождении Г. огненно жидким, пирогенным,
путем. Присутствие многих сложных или редких минералов, соединений
иттрия. тербия, церия и т. д. указывает на некоторую роль газообразных
эманаций, так наз. "agents minera lisateurs" франц. петриграфов. В
результате приходится признать, что Г. - настоящие интрузивные,
плутонические горные породы, образовавшиеся внутри земной коры в
присутствии водяных и многих других паров и под значительным давлением.
Эти же представления применимы к генезису сиенитов, диоритов, габбро,
перидотитов, вообще всех плутонических пород . Распространение Г.,
имеющих большое значение как прекрасный строительный материал,
чрезвычайно велико. В Европ. России Г. представляют три области
распространения: они пользуются значительным распространением в
Финляндии, Олонецкой и Архангельской губ.; на юге они развиты в
Волынской, Киевской, Херсонской, Полтавской губ., в побережье Азовского
моря; наконец Урал, особенно южная его часть, отличается значительным
развитием и некоторым разнообразием Г.; особенно красив письменный Г. с
Мурзинки. Из финляндских Г. в качестве строительного материала
пользуются широкой известностью следующие три разности: 1) раппакиви -
красный крупнозернистый порфировидный гранит с крупными шаровидными
выделениями красного ортоклаза, окруженного зеленым кольцом олигоклаза -
из Питерлакса у Выборга; 2) гангеудский Г. - из Гангеуда в Финляндии,
розовый среднезернистый, с гранатом; 3) сердобольский Г. - серый
среднезернистый гнейсо-Г. из Сердоболя, на сев. берегу Ладожского озера.
Г. известны также на Кавказе, а в Сибири они пользуются широким
распространением на Алтае, в Саянском хребте, у Байкала и т. д. В
большинстве случаев Г. в массивах разбит трещинами на крупные
полиэдрические глыбы, отдельности; разрушенный гранит часто легко
распадается в дресву, как, напр., некоторые разности раппакиви (= гнилой
камень). Ф. Левинсон Дессит.
Гранит представляет собою весьма важный строительный материал, в виду
его значительной твердости, способности правильно обтесываться и
принимать полировку, причем красивый красный или серый цвет Г. еще более
выигрывает. Следующие числовые данные характеризуют размеры временного
сопротивления Г.:

Г. сердобольский.....................:::282 пд. на 1 кв. дм.,
выборгский среднего зерна..............510 пд. на 1 кв. дм.,
гангеудский..................................::.554 пд. на 1 кв. дм.,

некоторые американские Г. от 262 до 770 пд. на 1 кв. дм. Замечено,
что эти величины находятся в связи с внутренним строением Г. : так,
оказывается, что мелкозернистые Г. крепче Г. крупнозернистых, Г. с
большим содержанием кварца крепче тех Г., которые больше содержат слюды.
Атмосферный влияния мало действуют на Г., находящийся в постройках, но
полезно обратить внимание на некоторые исключительные явления в этом
отношении: таковы случаи разрушения колонн Исаакиевского собора в СПб.,
и другие аналогичные. Явления такого рода, находятся в связи со
способностью гранита раскалываться с большею легкостью по определенным
направлениям; естественно, что при выламывании больших масс Г. для этих
колонн строители пользовались этими направлениями, так что ось, а
следовательно и нагрузка колонн, совпадала с ними, вследствие чего
возникли трещины, которые с течением времени увеличивались от замерзания
в них атмосферной влаги. От действия сильного нагревания и быстрого
затем охлаждения Г. растрескивается. Г. идет для крупных и вековых
сооружений, каковы: фундаменты, нижние этажи огромных, многоэтажных
американских зданий, общественные здания, монументы, мосты, гавани и
пр.; кроме того, из Г. приготовляются бруски для мощения улиц, мелкие
валуны Г. идут для той же цели, а гранитный щебень идет на шоссировку
дорог. Из мелкозернистого Г. однородного строения есть возможность
делать статуи (кариатиды здания Эрмитажа из сердобольского Г.) и другие
украшения для домов. Для практических целей Г. добывается как из
коренных месторождений, так и из валунных залеганий. Очевидно, первый
способ добывания сопряжен с большими затруднениями, но зато здесь мы
имеем материал определенных качеств, из которого могут быть получены
куски каких угодно размеров; валуны Г. бывают самых разнообразных
размеров и качеств: в одном залегании могут находиться валуны
мелкозернистого и крупнозернистого Г., свежие и в состоянии разложения
от действия внешних влияний.
С. Ф. Глинка.
Граница - черта, разделяющая два смежных владения. Границами смежных
государств определяются пределы территориального верховенства каждого из
них; поэтому они должны быть точно определены, в видах предупреждения
столкновений и недоразумений. Различают границы физические (моря, реки,
горные хребты) и договорные или условные. Одного только существования
физических границ еще недостаточно: они должны быть признаны таковыми. В
громадном большинстве случаев Г. определяются договорами,
устанавливающими известные пограничные знаки (traites de limi tes,
демаркационные акты, трактаты); при отсутствии договора вопрос решается
фактическим состоянием незапамятного владения. Пограничные договоры
имеют своим предметом не только разграничено территорий договаривающихся
государств, но и другие пограничные отношения (прогон скота, судоходство
и рыболовство в пограничных реках и т. п.). Если Г. служит река, то, при
отсутствии специальных договоров, за Г. принимается русло реки (фарватер
- на судоходных реках), или математическая линия, проводимая на равном
расстоянии от берегов; к судоходству по таким рекам применяются начала,
действующие по отношению к международным рекам. В случае сомнения о
принадлежности пограничного участка тому или другому государству, он
обыкновенно делится пополам. До выяснения вопроса пограничная область
может быть признана нейтральной. Для урегулирования Г. назначаются
пограничные комиссии из представителей (комиссаров) смежных государств.
В новейшее время в такие комиссии неоднократно входили представители
третьих держав, особенно при установлении Г. для государств, выделенных
из Турции. По Берлинскому трактату Г. вновь образованных государств
установлены европейской комиссией из представителей держав,
участвовавших в Берлинском конгрессе. К этому же средству прибегли
Германия, Австрия, Франция, Англия, Греция, Италия, Россия и Турция в
своем соглашении от 27/15 ноября 1881 г. об установлении греко-турецкой
Г. По Парижскому трактату 1856 г. определение Г. между Россией и Турцией
предоставлено было смешанной комиссии, в состав которой входили по два
представителя от России и Турции и по одному представителю от Франции и
Англии. Так как установленные Г., под влиянием естественных причин,
могут подвергнуться изменениям, то государства иногда договариваются о
периодической поверке своей границы. Так, в силу декларации, заключенной
между Швецией, Норвегией и Россией в С.-Петербурге 20 мая (1 июня) 1847
г., через каждые 25 лет Г. России с Норвегией имеет быть поверяема,
причем должны быть произведены демаркационные работы, каких потребуют
обстоятельства. Под дипломатическим термином ректификации Г. скрывается
иногда изменение территории (ректификация русской Г. в Бесарабии по
Парижскому трактату 1856 г.). Различные вопросы, относящиеся к Г.,
регулируются в законодательством данного государства - у нас, напр.,
законодательством таможенными и паспортным; последнее имеет в виду
облегчить передвижения пограничных жителей и тех поземельных
собственников, владения которых пересекаются Г. Пограничные договоры,
заключенные Россией, напечатаны в 3-м томе "Сборника действующих
трактатов, конвенций и соглашений, заключенных Россией с другими
государствами, изд. по распоряжению министра иностранных дел" (СПб.,
1891).
В эпоху Венского конгресса Бональд выставил теорию естественных
границ государства, которая нашла защитников и в дипломатии, и в науке,
особенно во Франции и Италии. По этой теории государство, достигшее
своих естественных Г. (напр., Франция - Рейна), теряет всякий интерес к
завоеваниям. Поэтому, теория эта рекомендовалась, как наиболее разумная
и умиротворяющая система разграничения государств. Но на самом деле
естественные Г. - понятие условное, исторически изменяющееся: одни
государства идут к расширению Г., другие - к съуживанию их. Понятие о
естественных Г. отличается и крайней субъективностью: писатели одной
эпохи и одного и того же народа различно понимали "естественные" Г., а
писатели различных народов взаимно вторгались своими "естественными" Г.
в чужие территории; французы и в частности Наполеон III естественной Г.
Франции считали Рейн, немцы выдвигали Г. Германии за Рейн, к Вогезам
(der Rhein - Deutschlands Strom, nicht Deutsch lands Grenze).
Грановский (Тимофей Николаевич) - знаменитый профессор, род. в Орле 9
марта 1813 г., в помещичьей семье среднего достатка. Выдвинулась эта
семья благодаря деду Г., который пришел в Орел неизвестно откуда с
пятнадцатью копейками в кармане и нажил состояние, как искусный
поверенный по делам. Мать Г., происходившая из богатой малороссийской
семьи, имела благотворное влияние на сына. Домашнее воспитание Г. было
направлено, главным образом, к изучению языков (французского и
английского). В связи с этим стояло беспорядочное чтение путешествий,
романов, исторических книг. 13 лет Г. был отдан в московский пансион
Кистера, но пробыл там всего два года, а затем до 18 лет оставался дома,
без всякого правильного руководства и дела. В это время он подружился с.
воспитательницей своих сестер, француженкой Герито, которая много
содействовала развитию в юноше вкуса к литературным занятиям и желания
быть полезным. В 1831 г. Г. поступил на службу в Петербурге, в
департамент министерства иностранных дел. Чиновничья работа имела для
него мало привлекательного, и он в несколько месяцев приготовился к
поступлению в университет. Поступил Г. на юридически факультет) потому
что недостаточно знал древние языки, чтобы пойти на словесный. В
сущности он продолжал заниматься самостоятельно, притом не юридическими
предметами, а литературой, историей, отчасти философией. В это время
одним из любимых писателей его стал Пушкин; стихотворные переводы с
французского и английского и собственные попытки в стихотворстве
содействовали выработке русского слога, которым впоследствии был так
известен Г. В течение всего университетского курса Г. бедствовал в
материальном отношении, благодаря, главным образом, беспечности отца,
который по целым месяцам не высылал ему обещанного содержания. В 1835 г.
Г. окончил курс и поступил на службу секретарем гидрографического
департамента морского министерства. Уже в университете литературное
дарование Г. обратило на него внимание знатоков (между прочим Плетнева).
По окончании курса он стал понемногу втягиваться в журнальную работу. В.
К. Ржевский, служивший при графе С. Г. Строгонове, сделался посредником
между своим начальником и Г. Благодаря этому знакомству, последний
получил предложение отправиться за границу для приготовления к
профессуре по всеобщей истории.
Большую часть двухлетней командировки (с 1837 г.) Г. пробыл в Берлине
и только на короткое время ездил в Дрезден, Прагу и Вену. Первый год
прошел в усердном посещении лекций и практических занятий и в связанных
с ними работах. Наибольшее значение для начинающего историка имели
лекции Ранке, Раттера, Савиньи и Вердера. У Ранке он знакомился с
исторической критикой, удивлялся мастерству характеристик, верному
пониманию событий. Риттер положил начало изучению географических
определений в истории, которые с тех пор всегда оставались для Г. одним
из важнейших факторов в развитии человечества. Влияние школы Савиньи
сказалось на занятиях первой половиной средних веков, которой Г. часто
посвящал впоследствии свои курсы: могучая сила исторической
преемственности и органическое развитие учреждений были признаны Г.,
хотя он научился у французов противополагать им сознательное стремление
к улучшению. Вердер излагал и объяснял философию Гегеля. Более, впрочем,
чем какие либо университетские лекции содействовало ознакомлению Г. с
философией общение с Н. В. Станкевичем, который стал другом его еще в
России, а в 1837 г. провел с ним часть зимы в Берлине. Выше всех
специальных знаний стала для него идея общей философской связи явлений.
При живом понимании отдельных эпох, лиц и событий это философское
объединение не могло выродиться в отвлеченную схему, наложенную на
явления со стороны и потому искажающую их смысл. Изучение Гегеля во
всяком случае много содействовало постоянному стремлению Г.
рассматривать культурную историю, как целое, и намечать в ней
прогрессивное развитие.
Осенью 1839 г. Г. приехал в Москву и начал читать лекции филологам и
юристам. В это время составлена им для "Библ. для чтения" статья:
"Судьбы еврейского народа" (сочин. 1, 149).
Скоро он приобрел внимание и симпатии студентов; с каждой лекцией его
успех возрастал и упрочивался. У него, как лектора, были некоторые
недостатки - тихий голос, пришепётывание; но эти недоборы с избытком
уравновешивались поэтической силой и сердечной теплотой изложения;
говорил он свободно и его импровизация увлекала непосредственным и
полным соответствием между содержанием и формой. Слушатели находились
под обаянием благородной, изящной личности мыслителя и художника. Можно
смело сказать, что ни один русский профессор не производил на аудиторию
такого неотразимого и глубокого впечатления. В самом содержали его
лекций особенно привлекала способность лектора к художественному синтезу
явлений: наблюдения над различными сторонами исторической жизни
складывались у него всегда в единую картину, передававшую характер
целого. Кроме университетских курсов, Г. прославили публичные лекции,
которые собирали все, что было лучшего в тогдашнем московском обществе.
Читал он их три раза: в 1843 - 44 г. курс по истории средних веков; в
1845 - 46 г. - сравнительную ист. Англии и Франции; в 1851 - четыре
характеристики (Тамерлан, Александр Великий, Людовик IX, Бекон).
Последние изданы в "Собрании Сочинений"; кроме того профессор Бабст
напеч. в журн. "Время" за 1862 г. несколько лекции из университетских
курсов (введение в историю средних веков; характеристики нескольких
римских императоров); его текст, однако, не может считаться точным
воспроизведением слов Г. Затем сохранились неизданными собственно ручные
конспекты средневекового курса (вероятно 1839 г.) и несколько записей
слушателей, кот. отличаются обычными в таких случаях пробелами и
недоразумениями. Этот материал во всяком случае показывает, что Г. никак
нельзя было упрекнуть в заискивании перед аудиторией: он строго держался
научных требований, избегал всяких намеков на современные ему порядки,
не боялся говорить об отдаленных эпохах и трудных исторических вопросах.
Писал он неохотно и уже потому не имел возможности оставить потомству
столько же, сколько дал современникам. В 1845 году вышла магистерская
его диссертация (Волин, Иомсбург и Винета), в которой автор критикует
предание о блестящей столице вендского Поморья - Винете. В 1849 г.
исследование об аббате Сугерии осветило с точки зрения, установленной О.
Тьерри и Гизо, историю образования государства во Франции; при этом
выдвинулась церковь, как сила, наиболее содействовавшая этому
образованию. В 1852 г. была произнесена Г. замечательная актовая речь "О
современном состоянии и значении всеобщей истории": она резюмирует
взгляды историка на его науку в период полной умственной зрелости.
Влияние Гегеля уже значительно ослабело; автор отмечает односторонность
и произвольность его построений, указывает на могущественное воздействие
со стороны естественных наук и пытается определить, в какой мере история
имеет право на самостоятельный метод. В 1865 г. в Архиве Калачева
появилась статья "О родовом быте у древних германцев", которая
показывала влияние и вырождение германской родовой общины и косвенно
содействовала формулированию теории родового быта, выставленной
Соловьевым и Кавелиным против Беляева. Помимо этих главных работ,
появился ряд статей, вызванных новостями заграничной и русской
литературы, за которыми Г. всегда внимательно следил. Наиболее
замечательны: начало биографии Нибура, составленное по поводу его
переписки; отчеты о лекциях Нибура по древней истории; о книге Нича
(Гракхи); о культурном движении времен Римской империи (по поводу сочин.
Шмидта); о "Судьбах Италии" Кудрявцева, о "Латинской империи"
Медовикова, о "Проклятых племенах" Мишеля. Несоразмерность между тем,
что. напечатал Г., и тем, что он мог бы сделать, становится особенно
чувствительной, если обратить внимание на разнообразные планы работ,
которые он составлял и для которых подготовлялся в течение своей жизни.
Еще за границей его занимала мысль написать монографию о городе в
древней, средневековой и новой истории. В связи с географическими и
этнографическими интересами явился план сочинения о галлах, которое
показало бы роль племенного фактора. В последние годы жизни Г. стал с
особенной охотой заниматься "переходными" эпохами, отыскивая в них
выражение той смены руководящих идей, которая особенно знаменательна в
культурной истории. Наконец, помимо чисто ученых работ, он предпринял
трудную и капитальную работу по составлению учебника всеобщей истории,
но успел составить только первые главы, которые дают прекрасные
характеристики и на родов эпох и намечают обще историческую связь
развития.
Не одни личные свойства мешали Г. достигнуть всех тех результатов, на
которые он мог бы рассчитывать по своему таланту и знаниям. Многое
объясняется условиями времени и особенностями положения Г. В известном
смысле это было положение исключительное и завидное. Семейные отношения
сложились счастливо: в 1841 г. Г. женился на Елизавете Богдановне
Мюльгаузен, которая стала для него товарищем, способным понять, оценить,
поддержать нравственно. Г. был окружен многочисленными и искренними
друзьями, был одним из главных деятелей в том духовном движении, которое
ознаменовало "сороковые годы". Но эта жизнь в постоянном обмене мыслей и
мнений с лучшими представителями русского общества поглощала время и
энергию; участвуя в плодотворной коллективной работе московских кружков,
Г. терял возможность уединиться и сосредоточиться для своей личной
работы. С самого прибытия из заграницы он занял выдающееся положение
среди молодых профессоров "западников" московского университета. Никто
более его не выражал самостоятельного авторитета науки и культуры, в
противоположность "казенному" духу и самомнению полуобразованного
общества. Ему пришлось сразу выступить и против некоторых направлений в
передовой среде: пришлось бороться с преклонением перед
действительностью, за ее успех и силу, которому на некоторое время
подпал Белинский и гегелианская правая; пришлось спорить и против
идеализации древне-народной культуры, которую проводили славянофилы.
Убежденный поклонник Петра Великого, Грановский не считал его дело
законченным, хотя бы в главных чертах, и вполне сочувствовал либеральным
идеям, которые охватили зап. Европу в тридцатых и сороковых годах. При
историческом складе его мысли, он не рассчитывал на быструю победу и
предостерегал против не обдуманных порывов: мало помалу обозначились его
разноглася в этом отношении с одним из самых близких ему людей - с
Герценом. Личная дружба сохранилась до смерти Г.; но еще в середине
сороковых годов один из них, более резкий и односторонний, примкнул к
антирелигиозному материализму, другой отстаивал право на существование
"романтических" идеалов, без которых личная и народная жизнь казались
ему неполной. Заграничной деятельности Герцена Г. не сочувствовал, хотя
крайне тяготился условиями тогдашней русской жизни. Своею благородною,
истинно просветительною деятельностью Г. не только завоевал себе
совершенно исключительное положение в университете и своих личных
поклонников делал представителями гуманности в обществе, не только
внушил уважение своим принципиальным противникам, но даже сумел
приобрести авторитет в глазах правительства, хотя оно в конце 40-х и
начале 50-х годов весьма недружелюбно относилось ко всякому проявлению
либеральных взглядов. Г. избег личных неприятностей по службе; но его
духовное состояние во время реакции, последовавшей за 1848 г., было
тяжкое. Он не находил более удовлетворения в профессорстве и не имел ни
склонности, ни возможности уйти в чисто научную работу; издавна его
преследовали приливы меланхолии и апатии; в эпоху Крымской войны это
настроение становилось невыносимым и Г. все чаще искал развлечения в
азартной и всегда почти неудачной карточной игре. Организм Г. никогда не
отличался крепостью и не мог долго выносить тяжелой жизненной борьбы. 4
октября 1855 г. Г. скончался, 42 лет от роду, после кратковременной
болезни. Помимо славы блестящего профессора, Г. оставил своими печатными
работами и лекциями постоянный вклад в духовное достояние русского
общества. Никто не сделал более него для проведения в сознание общества
идеи всеобщей истории, как прогрессивного движения к гуманности.

Печатные работы Г. собраны в 2 томах (3-е изд., М., 1892). Прекрасная
биография А. В. Станкевича живо рисует личность Г. Кроме того, см.
Анненков, "Замечательное десятилетие" (в "Воспоминаниях и очерках", т.
III); П. Кудрявцев, "Детство и юность Грановского" (в "Русском Вестнике"
за 1858 г.); Григорьев, "Т. Н. Грановский до его профессорства в Москве"
(в "Русской Беседе" за 1856 г.); П. Виноградов, "Т. Н. Грановский" (в
"Русской Мысли" за 1893 г.).
П. Виноградов.
Граф (немецк. Graf; старинный формы - garafio, grafio, gerefa, greve;
франц. cornte) от лат. comes; англ. earl) - в настоящее время титул,
первоначально название должностного лица во Франкском государстве и в
Англии. - Этимология слова graf очень неясна. Наряду с наиболее
распространенными производствами от германских корней встречаются
объяснения из кельтского языка и даже из греческого. - Относительно
происхождения во Франкском государстве должности графа, встречающейся
уже в Салическом законе, взгляды ученых существенно расходятся.
Германисты, напр. Вайц, считают институт Г. исконным германским и видят
в назначаемых королем графах начальников так наз. Gaue, где Г., с
развитием королевской власти, стали на место прежних выборных "народных
князей" (тацитовских principes), а на галло-римской территории, после
перехода ее под власть франков - на место прежних представителей римской
администрации, причем римские учреждения не остались без влияния на
характер германского института. Романисты видят, на оборот, в институте
Г. римское учреждение, развившееся и распространившееся во Франкском
государстве. По мнению, напр., Фюстель-деКуланжа, в эпоху вторжения
варваров в Римской империи производилась административная реформа,
состоявшая в назначении императором особых начальников для каждого
городского округа (civitas); эти начальники назывались comites; реформа,
начатая империей, была окончена франкскими королями; по всему
государству распространились comites, к которым стало иногда применяться
и германское название графа. - В Салическом законе Г. является
преимущественно с полицейскими функциями: к нему обращаются для
приведения в исполнение приговора (народного суда сотни), которому не
подчиняются добровольно. С развитием королевской власти Меровингов этот
назначаемый королем чиновник скоро становится и председателем областного
суда, вытесняя оттуда прежнего председателя - избираемого народом тунги
на или сотника (thunginus aut centenarius). Кроме того, на Г. в
Меровингскую эпоху лежал сбор королевских доходов, забота о беззащитных
сиротах и вдовах, охранение мира и спокойствия, приведение народа к
присяге на верность королю, наконец - сбор войска в округе и
предводительство над этим войском. Привилегированное положение Г.
характеризуется тем, что за убийство его платится втрое более, чем за
убийство простого свободного человека. Он часто бывает при дворе и
является обычным участником придворной жизни. Вознаграждением за службу
Г. являются: 1) известная часть судебных штрафов и 2) земли из
королевских поместий. Назначал и сменял Г. король, по своему произволу.
Со стороны франкской знати было, однако, стремление стеснить этот
произвол; в 614 г. королем Клотарем II было постановлено, что Г. должен
происходить из той области, управление которой на него возложено, "чтобы
была возможность, в случае какой-нибудь провинности, возместить ущерб из
его имущества". Такое постановление (вместе с награждением графов
землей) способствовало осуществлению стремления к соединению имущества
частного землевладельца с властью представителя короля и к
наследственной передаче этой власти, - стремления, которое вообще
замечалось в Меровингском государстве и особенно резко проявилось в
смутную эпоху последних королей этой династии, когда Г. нередко являлись
полновластными господами своих областей. Первые Каролинги старались
ограничить власть Г., в особенности Карл Великий, при котором институт
Г. распространился по всей его громадной монархии; но попытки эти не
привели к прочным результатам, и стремление передавать по наследству.
как должность Г., так и связанные с нею земельные владения (получившие,
с течением времени, характер бенефиций) нашло себе завершение в
постановлениях Карла Лысого (Киерсийский капитулярий 877 г.), которыми
была утверждена наследственная передача графской должности и земель. С
развитием феодализма и с постепенным переходом верховных прав от
государей к их вассалам, институт Г. мало помалу утратил в государствах,
образовавшихся из монархии Карла Великого, характер должности. Г. стал
феодальным владельцем земель, так или иначе перешедших к нему и в
совокупности своей называвшихся графством (причем такое графство имело
уже мало общего с Gau, Comitalus Меровингской или Каролингской эпохи). В
связи с таким изменением в положении Г. это название с течением времени
стали получать, как почетный титул, некоторые феодальные владельцы,
никогда не бывшие агентами государственной власти, и даже такие лица,
которые не имели положения феодальных владетелей помещиков. Имя Г.
стало, мало помалу, почетным титулом, существующим теперь почти во всех
европейских государствах. Учреждение, в значительной мере аналогичное
франкскому институту Г., развивалось и в Англии, под именем shire gerefa
или шерифа. Что касается английского титула earl, то это название,
близкое к англосаксонскому eorl (человек высшего класса) и к слову jarl,
обозначавшему у датских норманов одну из высших должностей, сменило в
Англии, под датским влиянием, более старое название альдермана.
Обозначая первоначально высшее должностное лицо в областном управлении,
титул earl со времен норманского завоевания получил несколько иное
значение. Сохраняя это звание за некоторыми из прежних англосаксонских
носителей его и раздавая его норманским пришельцам, носившим на
континенте титул графа, норманские короли оставляли за earl'ями те
почести и материальные выгоды, которые и ранее соединялись с этим
званием, но старались отстранить их от выполнения функций местной
администрации. Таким образом название earl стало очень рано почетным
титулом. В настоящее время Г. составляют в Англии третий, по
достоинству, разряд светских пэров; выше их стоят герцоги и маркизы,
ниже - виконты и бароны.
В России графский титул введен Петром Великим. Первым русским графом
был Борис Петрович Шереметев, возведенный в это достоинство в 1706 г.,
за усмирение астраханского бунта. Затем Петром было пожаловано еще шесть
графских достоинств. Первоначально, по возведении кого-либо в графское
Российской империи достоинство, непременно требовалось признание
возводимого и германским императором в таком же достоинстве Св. Римской
Империи. Впоследствии последнее перестало быть обязательным. В настоящее
время графское достоинство является выражением особой милости императора
к возводимому в это достоинство лицу. Оно достигается: 1) возведением в
Г. достоинство верховною властью; 2) признанием в России графского
иностранного достоинства, и 3) присоединением, с разрешения верховной
власти, фамилии, титула и фамилии родственного графского рода, не
имеющего прямого потомства мужеского пола. Пожалование графским
достоинством является наследственным. Лишь в некоторых исключительных
случаях оно может быть личным (так в 1843 г. каменец-подольский губерн.
предводитель дворянства К. М. Пршедзецский возведен в личное графское
достоинство). Графские роды пользуются титулом "сиятельства" и вносятся
в V-ю часть дворянской родословной книги. До настоящего времени (1893)
всего считается 181 русский графский род (в том числе и угасшие). Кроме
русских графских родов, в императорском росс. подданстве состоит 150 (в
1893 г.) родов иностранных Г., внесенных в разные части родословной
книги (в том числе Римской импорт - 37 родов, Кор. и Царства Польского -
20, Вед. Кн. Финляндского - 11).
Графит (хим.) - вещество серого цвета с металлическим блеском, или
кристаллического, или волокнистого сложения, жирное на ощупь, удельного
веса от 1,9 до 2,6. Вследствие мягкости и легкости, с которой Г. чертит
бумагу и т. п., он был известен и употреблялся давно, но прежде его
смешивали со свинцом, на что указывает его древнее названо plumbago
(plumbum - свинец), до сих пор сохранившееся во французском языке -
plombagine. Как отдельный минерал, Г. впервые отличен Gesner'ом в 1565
г. Имя Г. дано ему Вернером. Шееле в 1779 г. показал, что Г. есть род
минерального угля, тем, что, окисляя его азотной кислотой, получил
углекислоту. Природный Г. не представляет собою чистого углерода, но
есть смесь собственно Г., окисей железа, хрома и титана, кремнезема,
глинозема и извести. Эти последи вещества и составляют золу, получаемую
при сжигании Г. Прокаливанием в пламени паяльной трубки Г. можно сжечь,
но часто это труднее сделать, чем ст. алмазом. При нагревании со смесью
двухромокалиевой соли и серной кислоты Г. растворяется, окисляясь. Для
получения совершенно чистого Г. минерала сначала перемалывают и
промывают, для удаления землистых примесей, и затем, по способу Броди,
смешивая с 1/12 частью его веса бертолетовой соли, обливают двойным по
весу количеством крепкой серной кислоты и нагревают до окончания
выделения пахучих газов; по охлаждении смесь бросают в воду и промывают;
затем Г. просушивают и прокаливают до краснокалильного жара; Г. при этом
увеличивается в объеме, превращается в чрезвычайно мелкий порошок,
который промывают и просушивают. Совершенно чистый Г. отличается
стойкостью по отношению к жару и действию химических реактивов. Лишь
такое сильное окислительное средство, как повторная обработка горячей
(60°) смесь азотной кислоты с бертолетовой солью, дало возможность Броди
окислить Г. При этом получилось вещество состава С11H4О6 - графитовая
кислота, в чистом состоянии представляющая ярко желтые, блестящие
листочки, малорастворимые в воде, при накаливании разлагающиеся с
выделением газов, причем остается мелкий, объемистый угольный порошок.
При встряхивании с баритовой водой графитовая кислота дает соль
Ba(С11H3О6)2, которая при нагревании сильно взрывает. Сернистые аммоний
и калий обращают графитовую кислоту в графитоподобное тело. Г. может
быть получен искусственно, что служит наилучшим доказательством, что Г.
есть одно из видоизменений, в которых является элемент углерод.
Электрический ток от сильной (600 эд. Бунзена) батареи, накаливая в
безвоздушном пространстве угольную палочку, заставляет часть ее вещества
улетучиваться и осаждаться в форме Г. Добрэ получил Г. действием
металлического железа на сероуглерод при высокой температуре. С.
Клер-Де-Вилль получил Г., пропуская пары четыреххлористого углерода
через накаленный железные трубки. При медленном охлаждении
расплавленного чугуна часть угля, находящегося в растворенном состоянии
в чугуне, выделяется в виде Г. В заключение заметим, что Г. находится
часто в метеоритах.
В. А. Яковлев.

Графит. - Кристаллическая система одноклиномерная, по наружному виду
кристаллы Г. напоминают шестиугольные пластинки формы гексагональной
системы, к которой его еще сравнительно недавно и причисляли. Г. не
плавок, сгорает труднее, нежели алмаз. Спайность ясно выражена
параллельно основному пинакоиду. Цвет Г. свинцово-серый или черный с
металлическим отблеском. В природе Г. встречается или в виде отдельных
кристаллов, включенных в горной породе, или в виде сплошных масс
скрытокристаллического сложения. Лучшие кристаллы Г. в России
встречаются в кристаллических известняках острова Паргаса (в Ботническом
заливе); сплошными массами ой залегает у нас в Тункинских горах
(Иркутской губ.), на Нижней Тунгузке (Енисейской губ.) и в других местах
Европейской и Азиатской России; два месторождения, выше названные;
характеризуются особенною чистотою Г. первое из них было разрабатываемо
Алибером, второе - Сидоровым. Г. употребляется для выделки
огнепостоянных тиглей и карандашей.
Грации - (Gratiae) - римское, теперь общеупотребительное название
греч. богинь харит (cariteV), с именем которых древние греки связывали
все привлекательное, прекрасное и радостное в природе и человеческой
жизни. Их происхождение, имена и число по разным авторам различны: то
они дочери Зевса и Геры, или Зевса и океаниды Эвриномы, то дочери Гелия
и Айглы, то Бахуса и Афродиты. Гомер не называет их по именам и не
приводит их числа; в Илиаде говорится о Пазифее, как "одной из младших
харит". По Гесиоду, их было три: Аглая (блеск), Талия (цветущее счастье)
и Эвфрозина (радостное настроение, веселье). Служение харитам было, по
преданию, введено в Беотии царем Этеоклом; отсюда оно перешло на Геликон
и в другие страны Греции. По Павзанию, в некоторых местностях Греции
были только две Г.: Пиндар говорит о трех Г. и называет их так же, как
Гесиод. Как богини прелести и красоты, Г. принадлежат к свите Афродиты;
они сопровождают и Пейфо богиню убеждения, и Гермеса, ибо без них
последние не могли бы ни действовать, ни пленять. Распространяемое Г.
веселье относится не к области чувственной жизни, но духовной;
наслаждения музыкой, танцами, поэзией, красноречием приобретают,
благодаря Г., особую прелесть и красоту, так что поэты говорили, что не
желали бы видеть Афродиту или муз без Г. Произведения пластического
искусства также находятся под покровительством Г. и еще у Гомера одна из
харит называется женой Гефеста. Храмы Г. находились почти во всех
значительных городах. В честь их устраивались и праздники, например в
Орхомене, где состязались певцы и поэты. Первоначально, в глубокой
древности, статуями Г., как и других божеств, были лишь голые камни;
так, находившиеся в орхоменском храме и упавшие, по преданию, с неба
камни были посвящены Г. Искусство изображало их сначала в одежде; такова
золотая статуя Г. в Смирне, в храме Эвменид, и стоявший при входе в
Акрополь мраморный рельеф, копии с которого находятся в Ватикане, Афинах
и др. По мере развития искусства, одеяние их делалось все более легким,
пока, наконец, при Праксителе оно совсем не было снято. Позднейшее
греческое искусство изображало Г. в виде группы трех стройных, цветущих,
девственных женщин, с миловидными чертами лица, нежно обнимающих друг
друга. Эта группировка, приданная и Кановой своему знамен, произведению,
стала для Г. характерной. Определенных атрибутов у Г. не было; то им
давались цветы: лилия (символ лита), миртовая ветвь (символ любви), чаще
всего роза (символ красоты), - то музыкальные инструменты или игральные
кости. В Риме Г. никогда не были предметом религиозного культа; только
вследствие подражания греческому искусству и поэзии их стали почитать
художники и поэты. Ср. Краузе, "Die Musen, Grazien und Horen" (1871);
Роберт, "De Gratiis atticis" (в "Commentationes in honorem Mommsenb
1877).
И. К.
Грейг Самуил Карлович - русский адмирал (1736 - 88); в 1764 г. принят
на русскую службу капитаном 1-го ранга и вскоре ему поручено
командование фрегатом "Св. Сергий" и кораблем "Трех Иepapхов". Особенно
отличился 26 июня 1770 г., при сожжении турецкого флота в Чесменском
заливе. В 1773 г. командовал эскадрой в Архипелаге, в 1788 г. победил
шведский флот при Гохланде. Погребен в Ревеле, в вышгородской
лютеранской церкви, где Екатерина II воздвигла ему гробницу из белого
мрамора.
Гремучая змея (Crotalus) - род ядовитых змей из подотряда
трубчатозубых (Solenoglypha), семейства ямкоголовых (Сгоtalidae). Сюда
принадлежат 6 видов американских змей, отличающихся особой гремушкой или
трещоткой на конце хвоста, состоящей из ряда вложенных друг в друга
роговых конусов и сидящей на 6 - 8 последних хвостовых позвонках,
расширенных и спаянных между собою. Трещотка представляет видоизменение
хвостовых чешуй; достоверно происхождение ее неизвестно; но во всяком
случае составляющие ее конусы не образуются при линянии и число их не
соответствует числу линяний. Все чрезвычайно ядовиты; от их укуса не
может защитить ни одежда, ни обувь. Наиболее известна обыкновенная Г.
змея (Crotalus durissimus), достигающая 1,6 м. (говорят, даже - 2 м.)
длины; сверху серо бурого цвета с неправильными черными подосками. снизу
желтовато-белого с мелкими черными точками. Живет в Северной Америке от
Мексиканского залива до 46° с. ш. (в западной части Соединенных Штатов,
в восточной - не распространена так далеко на север), преимущественно в
ненаселенных, сухих и каменистых местностях, где недалеко есть вода;
селится) главным образом, в норах грызунов и береговых ласточек,
расширяя их в случае надобности, а также под камнями; ведет ночной образ
жизни, хотя часто греется на солнце; питается мелкими млекопитающими,
птицами и земноводными. Г. змея ленива и неподвижна, хотя может быстро
ползать, преследуя добычу. На человека сама не нападает; при приближении
его свертывается кольцом, поднимает голову и хвост и сильно двигает
гремушкой, издавая характерный шорох, который часто слышится и во время
ползания. Совокупление происходит весною, при чем Г. змей часто
собираются в большие клубки, подобно нашим гадюкам; в августе самка
кладет яйца, из которых уже через несколько минут выходят молодые змеи.
По мере расширения площади обработанной земли количество Г. змей сильно
уменьшается, благодаря истреблению их людьми (вероятно и свиньями).
Некоторые индейские племена не только не истребляют Г. змей, но даже
чтят их за хитрость (сиуксы). Средством против укуса считается алкоголь.
Алмазная змея (Cr. adamanteus), зеленовато бурого или золотисто-бурого
цвета с темными пятнами, окаймленными золотистым цветом длиною до 2,3
м., водится в южной части Соединенных Штатов и в Средней Америке. В
Южной Америке водится лишь каскавелла (Cr. horridus), по цвету похожая
на алмазную, но с более крупными и светлыми внутри пятнами, по величине
равная обыкновенной, от которой не отличается и по образу жизни. Область
распространения ее обнимает большую часть Южной Америки (от Гвианы до
штатов Ла-Платы).
Н. Кн.
Гренадеры (Grenadiers). - Название это первоначально присвоено было
храбрейшим пехотным солдатам, назначенным для бросания ручных гранат
(grenades). У каждого Г. было по 3 или 4 ручных гранаты, в особой суме
(гренадьере); кроме того, он имел и прочее вооружение пехотного солдата;
головным его убором служила гренадерка, потому что носимые в то время
солдатами трех угольные шляпы мешали бросанию гранат. Впоследствии Г.
сохранились лишь как части, составленные из отборных людей. У нас Г.
появились при Петре Великом, сильными ротами в пехотных полках и в виде
целых гренадерских частей, отдельные гренадерские роты сохранялись у нас
до 1856 г.; в егерских полках они назывались карабинерными. В 1763 г. в
России было уже 4 армейских гренадерских полка. Это число постепенно
увеличивалось переименованиями из мушкетерских полков и сформированием
новых. В 1811 г. гренадерские полки соединены в особые дивизии, а в 1814
г. - в корпус. Теперь название гренадерских присвоено: во 2 гвардейской
пех. дивизии - л.-гв. гренадерскому полку, в 3-ей - полкам
кексгольмскому императора австрийского и с. петербургскому короля
прусского Фридриха Вильгельма III; в армии - четырем дивизиям, из
которых 3 образуют гренадерский корпус, а 1 входит в состав 1-го
кавказского арм. корпуса. - Артиллерийские бригады, соответствующие по
номеру гренадерским дивизиям, также именуются гренадерскими. - В коннице
Г. появились при Людовике XIV, учредившем в 1676 г. роту "grenadiers а
cheval", которая снабжена была шанцевым инструментом для исправления
пути следования короля. В Пруссии и Австрии конно-Г. были упразднены в
XVIII в. У нас, в 1833 г., прежнему л.-гвардии драгунскому полку велено
именоваться л.-гв. конно-гренадерским. - В 1827 г. учреждена у нас рота
дворцовых Г. Офицеры этой роты имеют гвард. чины, фельдфебель - чин
подпоручика, а прочие унтер-офицеры - чин прапорщика армии; Г. имеют
звание унтер-офицера. Рота пополняется отличнейшими нижними чинами -
отставными или прослужившими определенное число лет на сверхсрочной
службе и бывшими в походах против неприятеля. См. "Ежегодник русской
армии", ч. 1.
Гретри (Andre Ernest Modeste Gretry) - известный французский
композитор, родом бельгиец (1741 - 1818), развивший французскую
оперетту. Первая его опера, "Les manages samnites", успеха не имела; но
после появления оперы "Huron" репутация Г. среди парижан установилась.
Популярность его еще более увеличилась после оперы "Richard Соепт ае
Lion" (1785). В этой опере Г. начал проводить тематизм, который в
настоящее время играет столь важную роль в планировке оперы. Из других
его опер известны: "La caravane de Cair", на текст графа Прованского,
(впоследствии Людовика XVIII), данная 506 раз "Zemire et Azor" и др. В
техническом отношении оперы написаны слабо, но отличаются мелодичностью.
В 1789 г. Г. издал в Париже "Memoires ou Essais snr la musique", в
которых в особенности интересны рассуждения о музыкальной декламации.
Ср. Бретон, "Notice sur la vie et les ouvrages d'A. G." (П., 1814);
"Gretry en famille" (Париж, 1815); ван Гульст, "Gretry" (Льеж, 1842).
Н. С.
Греция Древняя. За все время независимого существования Г. в истории
ее наблюдается действие двух сил - центробежной и центростремительной, с
преобладанием первой из них, так что Г. никогда не была единым
государством и различные части эллинской расы никогда не составляли
одного народа. В историческое время занятая эллинами территория
дробилась тысячи на две мелких государств, обыкновенно состоявших из
одного города, с примыкающими к нему полями или деревенскими
поселениями. Каждое такое государство-город пользовалось полною
политическою независимостью, наподобие нынешней обширной монархии или
республики, или неуклонно стремилось к такой независимости. Только эта
маленькая область и была отечеством для эллина; все прочие эллины были
чужие, иноземцы, и взаимный отношения между государствами были отношения
международные. На пространстве, например, одной Казанской губ. могло бы
вместиться около 30 таких республик, как знаменитая афинская.
Объединявшая несколько поселков, система учреждений обеспечивала каждому
гражданину сознательное, деятельное участие во всех делах общины и
разностороннее личное развитие путем частого совместного обсуждения и
окончательного решения разнообразнейших вопросов внутреннего управления
и внешней политики. Этим же дроблением эллинской расы на мелкие
автономные общины, со всеми правами верховенства, воспитаны были те
чувства привязанности к родине и ее политическим учреждениям, которые
находили себе многократное выражение в подвигах самоотверженной
храбрости и благодаря которым из всех древних народов Европы один
эллинский удержал за собою до настоящего времени главную часть своей
территории, с прежним именем, и способное к дальнейшему развитию
политическое устройство. Однако, неизбежным спутником дробления эллинов
была политическая рознь между общинами, в основе которой лежало, помимо
жажды независимости, различие в степени гражданского и умственного
развития, в общественных учреждениях, нравах, привычках, во всем складе
жизни. Бытовая и умственная рознь в среде эллинов не ослабевала с
течением времени, а скорее усиливалась, по мере того как республики
преуспевающие все дальше уходили вперед от состояния поселений,
остававшихся верными архаическим условиям жизни. Могло ли быть
достигнуто в III веке до Р. Х. прочное единение между Афинами или
Коринфом, с одной стороны, и какой-нибудь общиною этолян, локров или
акарнанов с другой, когда первые были промышленными и просвещенными
городскими республиками, а последние пребывали на уровне бедных
деревенских поселений? Тем не менее многочисленным разветвлениям
эллинской расы присуще было с древнейших времен чувство кровного
родства, внешним образом выражавшееся в едином имени (сначала ахеян, или
данаев, или аргивян, потом эллинов), в единстве языка, в общности
религиозных верований и некоторых преданий, наконец, в обособлении себя
от прочих народов, не-эллинов, обозначаемых термином "варвары".
Выражением того же чувства служили издревле некоторые положения обычного
международного права, охрана которых принадлежала самим богам,
признаваемые всеми эллинами празднества, союзы племен, наконец
общенародные предприятия, каким была, напр., Троянская война. Эллинам не
чуждо было и понимание выгод, какие могло доставить им объединение
разрозненных общин в борьбе с варварами, от времени до времени
угрожавшими свободе всей Эллады, были ли эти варвары мидяне, македоняне
или римляне. В сочинении Геродота слышится голос эллина, болеющего душою
за всю Элладу, которой не достает единодушия даже в моменты великих
опасностей. Предание приписывает Периклу попытку примирить между собою
все эллинские государства. Исократ и Демосфен много раз взывали к
единению эллинов для отражения персов и македонян. По убеждению
Аристотеля, владычество эллинов над прочими народами было бы
несокрушимо, если бы они находились под единым управлением. По словам
Полибия, проницательнейшие из эллинов предрекали покорение Г. римскими
легионами, если эллины не прекратят домашних распрей и не встанут на
врага общими силами. Однако, все эти стимулы оказывались недостаточными
чтобы осилить существовавшие между отдельными общинами различия и распри
и создать политическую организацию, которая обнимала бы собою всю
Элладу. Объединение осуществлялось только частями, в пределах большей
или меньшей территории, в разное время, в различной, форме, для
достижения различных целей. Поселения сколько-нибудь значительной
территории слились в единую политическую общину только в Аттике (около
40 кв. м.); в других местах складывались весьма небольшие политии из
поселений, близко расположенных одно к другому. Усилия Фив, в
историческое время, образовать из Беотии подобие афинской республики, с
одним городом (в эллинском смысле) на целую область, потерпели полную
неудачу. Попытки сплотиться в одну общину в IV в. до Р. Хр. сделаны были
Коринфом и Аргосом, городами Аркадии с Мегалополем во главе, городами
Халкидики - по почину Олинфа, и все они не удались, благодаря, больше
всего, противодействию внешних врагов. Обычною формою единения эллинов
на значительной территории были союзы самостоятельных общин. Несколько
союзов племен, а не государств - амфиктионий - образовались еще в
доисторический период, и обширнейшему из них, дельфийско-фермопильской
амфиктионии, выпала выдающаяся роль в последние времена независимой Г.
Политический союз афинян V в. со многими эллинскими общинами, имевший
союзную казну на Делосе, примыкал некоторым образом к исконной делийской
амфиктионии. Точно также святыня онхестской амфиктионии, храм Посейдона,
служила впоследствии центральным святилищем беотийского союза. Начало
амфиктоний - федеративное, соблюдающее равноправность всех членов союза
племен. Не менее древни были союзные организации отдельных племен в
пределах небольших территорий, занимаемых одним и тем же племенем.
Таковы бывали союзы фокидян, локров, эпиротов, фессалийцев, этолян,
аркадян, мессенян, ахейцев и др., ставшие особенно заметными в период
македонских завоеваний. На этих же примитивных основах племенного
родства возникали в малоазиатских колониях союзы городов ионийских или
дорийских. Из всех родовых или племенных союзов только два, этолийский и
ахейский, расширились в политические организации с разноплеменным
составом. Обе федерации были демократические, причем в истории их не
наблюдается той смены форм правления, - царство, аристократия,
олигархия, тирания, демократия, - которая со времен еще древних
мыслителей возводится в общий закон политического развития Г.
Федерациями этолян и ахейцев завершается история независимой Г. в борьбе
с римлянами. Промежуточный, наиболее блестящий период существования
эллинов, отмечен образованием гегемоний спартанской, афинской и фивской
и борьбою между ними; борьба эта обессилила Г. в ее главных частях и
подготовила херонейскую катастрофу. Впрочем, неудачи объединительной
политики Лакедемона, Афин, Фив обусловлены были не столько
неприязненными действиями извне против того или другого союза, сколько
раздорами в среде самих союзников, невозможностью примирить притязания
гегемона на главенство с непреоборимым желанием отдельных общин
сохранить за собою автономию в полной неприкосновенности. Значительную
часть греческой истории наполняют различные способы объединения
разрозненных сил эллинов, временные успехи этих опытов и окончательное
их крушение. Объединению элементов, если не на практике и не в
политических отношениях, то в сфере понятий и настроения, иного
содействовали плоды афинской образованности, содержащей в себе в
изобилие элементы общечеловеческого значения и интереса.
Другую, не менее важную часть содержания древнегреческой истории
необходимо приурочивать к тем последовательным изменениям, через которые
в своем внутреннем устройстве и существовании проходили отдельные
общины, начиная от их образования на основе родовых отношений и кончая
высшим развитием общественных учреждений в городской республике и
разложением последней от междоусобиц и нападении внешних врагов. В
тесной связи с этой стороной истории находятся главные успехи
древнегреческой образованности: художественной литературы, пластических
искусств, философии, красноречия, точных наук. Борьба партий или
классов, которою сопровождались смена учреждений или внешние события,
выдвигала на передний план знаменитых политических деятелей и
полководцев и находила себе выражение в литературе. Внутренние перемены
в недрах отдельных общин сильно влияли и на международные отношения
эллинов. Городская община, демократическая или аристократическая,
самоуправляющаяся и самодовлеющая, весьма ограниченная в своей
территории и обладающая всеми правами суверенитета, составляла
господствующую форму политического устройства эллинов, как в метрополии,
так и в колониях. Наряду с этой, господствующей формой существовала
другая, более примитивная: деревня, поселок, послужившая основою
городской общины и вошедшая в состав ее путем собирания нескольких
поселков в один город. Такие области, как Аркадия, Мессения, Этолия,
Акарнания и нек. др., удерживали до самого позднего времени способ жизни
деревнями. И в тех местностях, однако, где близлежащим поселениям
удалось сплотиться теснее в единую городскую общину, с общим
политическим центром и общими органами управления, деревенская община не
была окончательно поглощена в более развитой и сложной организации.
Составные части городской общины сохраняли за собой полную автономию в

<<

стр. 57
(всего 253)

СОДЕРЖАНИЕ

>>