<<

стр. 76
(всего 253)

СОДЕРЖАНИЕ

>>

как и у южных, не было особого класса Ж., как не было и развитого
общественного богослужения. Даже в таких городах, как Новгород и Киев,
не было храмов, хотя и были деревянные идолы. В каждом роде старейшина
был вместе и Ж.: он приносил жертвы, гадал о будущем. Общественные
жертвоприношения совершались старейшинами в естественных капищах -
рощах, а также у воды, при чем жертва имела характер трапезы,
поставляемой богам и душам умерших. Были у восточных славян и
кудесники-волхвы, но они не имели значения Ж., посредников между богами
и людьми; они могли вступать в сношения только со злыми духами. У
балтийских славян строились храмы, в связи с этим развилось и
могущественное сословие Ж. Жрецы балтийских славян носили особое белое
одеяние, имели наблюдение за священными конями, содержавшимися при
храмах, назначали дни праздников, закалывали жертву, вопрошали богов и
предвещали народу будущее, возглашали молитвы, подавали присутствовавшим
во храме советы и поучения. Прочная и довольно сложная жреческая
организация существовала. у древних литовцев. Духовным главой литовцев
был верховный Ж. Криве или Криву-Кривайтис (Криве-Кривейто), имевший
пребывание в Ромове; за ним следовали второстепенные Ж называвшиеся
вайделотами, а затем низшие степени Ж., носивших различные наименования.
Полагают, что власть Криве распространялась не только на народы
литовские, но и на некоторые чудские племена (эсты, дивы) и на кривичей,
предков нынешних белорусов. Костомаров, сопоставляя слова Криве и
Кривичи, приходит к тому заключению, что уже в конце Х и начале XI века
жреческое сословие било вполне организовано. В противоположность
установившимся воззрениям, проф. А. О. Мержинский оспаривает мысль о
широком распространении власти Криве и думает, что Криве - собственное
имя последнего Ж. огня в Ромове. Из современных русских инородцев,
пребывающих еще в язычестве, но вышедших уже из периода шаманства,
особую жреческую организацию имеют вотяки. Верховный Ж., в каждой
большой деревне (иногда - один для нескольких деревень), называется
туно. Обыкновенно звание и знания туно переходят от отца в сыну, но и
всякий изучивший искусство туно может занять эту должность. Туно
пользуется громадным авторитетом; он объявляет народу волю богов, но
жертвоприношений сам не совершает, избирая для этого особых Ж. Для
служения каждому божеству избираются два Ж.; кроме того существуют и др.
Ж. второстепенного значения, занимающиеся изготовлением жертвенных яств
и исполняющие другие подготовительные к жертвоприношениям работы.
Жужелицы (Carabidae) - весьма многочисленное (более 8500 видов)
семейство жуков, водящееся во всех частях света, преимущественно в
умеренных странах, особенно в палеарктической области. Усики нитевидные
11-членистые, верхние челюсти сильно развитые с одним зубцом при
основании; глаза небольшие, иногда их вовсе нет; надкрылья по большей
части покрывают все брюшко, иногда срастаются; крылья иногда сильно
развиты, могут и вовсе отсутствовать; брюшко из 6 - 7 колец. Ноги
бегательные с 5-члениковыми лапками; у самца 3 - 4 членика часто
расширены. Около заднего прохода открываются две снабженный резервуарами
гроздевидные железы, выделяющие едкую вонючую жидкость, которую Ж. могут
выбрасывать в своих врагов. Личинки удлиненные, 6-ногие, часто черные
блестящие, с маленькой головой и сильными челюстями, подвижны, обжорливы
и по большей части хищны. Окукляются под корою, мохом и т. п.; осенью
выходят молодые жуки, которые и зимуют. Проворные, по большей части
хищные жуки, полезные истреблением вредных насекомых, немногие вредят
растениям. Наиболее обыкновенен род жужелица (Саrabus). Крупные или
средней величины жуки с 2 шипами на конце голени, яйцевидным брюшком;
перепончатые крылья малы или отсутствуют. Многочисленные виды - часто
ярких металлических цветов. Часто попадаются на дорогах, полях, садах и
т. д.; на добычу выходят преимущественно ночью. Напр. С. hortensis -
садовая Ж. - темно-бронзового цвета с рядами точек и золотистых ямочек
на элитрах; дл. 21 - 25 мм. Род красотел (Calosoma) похож на предыдущий,
брюшко сверху продолговато четырехугольное, крылья есть, элитры
выступают в бок, ноги длинные. Жуки и личинки могут лазать по деревьям.
С. sycophanta, длиною 24 - 30 мм., голубовато-зеленого цвета, элитры с
многими рядами точек; водится преимущественно в хвойных лесах и весьма
полезен истреблением вредных гусениц, напр. монашенки, походного
шелкопряда и др. С. inquisitor - темно-бронзового цвета с слабым
зеленоватым оттенком; элитры с точками и 3 рядами золотистозеленых
ямочек; дл. 15 - 18 мм. Водится в северной и средней Европе,
преимущественно в молодых лиственных лесах и охотится за гусеницами
пядениц и др. Весьма интересную особенность представляют бомбардиры
(Brachinus), небольшие жуки с притупленными надкрылиями, при
преследовании с треском выбрасывающие едкое выделение задних желез,
которое образует на воздухе небольшое облачко. Этим способом жуки
защищаются от врагов. Br. crepitans - ржавчинно-красный с черными
редковолосистыми надкрылиями, дл. 6 - 8 мм. Водится в Средней Европе,
под камнями. В родах Amara, Zabrus и Нагpalus встречаются частью или
исключительно растительноядные жуки, приносящие вред, выедая зерна
хлебных растений.
И. Кн.
Жуковский (Василий Андреевич) - знаменитый поэт. Родился 29 янв. 1783
г., в селе Мишенском, в 3 вер, от гор. Белева, Тульской губ. Отцом его
был старик-помещик этой деревни, Аф. Ив. Бунин, а матерью - пленная
турецкая девушка. От восприемника своего, бедного дворянина Андрея
Григорьевича Жуковского, друга Буниных, новорожденный получил свое
отчество и фамилию. Как раз перед рождением будущего поэта семью Бунина
постигло страшное горе: из одиннадцати человек детей в короткое время
умерло шестеро, и между ними единственный сын, студент лейпцигского
университета. Убитая горем Мария Григорьевна Бунина, в память об умершем
сыне, решила взять в свою семью новорожденного ребенка и воспитать его
как родного сына. Мальчик вскоре сделался любимцем всей семьи.
Первоначальное ученье мальчика шло очень туго; 11-ти лет его исключили
из тульского народн. училища, "за неспособность", после этого мальчик
поселяется в Туле, в семьи своей крестной матери Юшковой, одной из
дочерей Бунина. Общество маленького Ж. теперь составили исключительно
девочки, что не могло не иметь влияния на еще большее развитие природной
мягкости его характера. Дом Юшковой был центром всей умственной жизни
города. Вокруг образованной и любезной хозяйки был целый кружок лиц,
всецело преданных литературным и музыкальным интересам. 14 лет Ж.
поступил в московский благородный университетский пансион и учился в нем
четыре года. Обширных познаний пансион не давал, но ученики, под
руководством преподавателей, нередко собирались читать свои литературные
опыты. Лучшие из этих опытов немедленно печатались в современных
периодических изданиях. На втором году пребывания Ж. в пансионе среди
товарищей его, в числе которых были Блудов, Дашков, Уваров, Александр и
Андрей Тургеневы, возникает даже особое литературное общество -
"Собрание", с официально утвержденным уставом. Первым председателем был
Ж. В печати Ж. дебютирует "Мыслями при гробнице" (1797), написанными под
впечатлением известия о смерти В. А. Юшковой. "Живо почувствовал я -
говорит 14летний автор - ничтожность всего подлунного; вселенная
представилась мне гробом... Смерть! лютая смерть! когда утомится рука
твоя, когда притупится лезвие страшной косы твоей?"... С 1797 по 1801
г., в продолжение четырехлетней пансионской жизни, Ж. напечатаны:
"Майское утро" (1797), "Добродетель (1798), "Мир" (1800), "К Тибуллу"
(1800), "К человеку" (1801) и мн. др. Во всем этом преобладает
меланхолическая нота. Юношу-поэта поражает непрочность жизни,
быстротечность всего земного; жизнь кажется ему бездной слез и
страданий. "Счастлив - говорит он - тот, кто достигнув мирного брега,
вечным спит сном..." Меланхолическое настроение поэта зависело, прежде
всего, от литературных вкусов времени. Первые произведения Ж. явились в
то время, когда русских читателей приводила в восторг Бедная Лиза (1792)
Карамзина и ее бесчисленные подражания. Но модой объяснялось не все.
Обстоятельства, сопровождавшие рождение Ж., не были забыты ни им самим,
ни другими. "Положение его в свете, - говорит один из друзей поэта - и
отношения к семейству Буниных тяжело ложились на его душу... Его мать,
как ни была любима в семье, все же должна была стоя выслушивать
приказания". Детство и первые годы юности поэта далеко не были так
счастливы, как казалось. В 24 года поэт с грустью вспоминает о
прошедшем: "К младенчеству ль душа прискорбная летит", говорит он в
Послании к Филалету (1807),
Считаю ль радости минувшего - как мало!
Нет! счастье к бытию меня не приучало;
Мой юношеский цвет без запаха отцвел!..
Несколько позднее (1810) Ж. пишет А. И. Тургеневу: "не думай, чтобы
моя мысль о действии любви была общею мыслью (общим местом), а не моею;
нет, она справедлива и неоспорима, но только тогда, когда будешь
предполагать некоторые особые обстоятельства; она справедлива в
отношении ко мне. Надобно сообразить мои обстоятельства: воспитание,
семейственные связи и двух тех (отца и мать), которые так много и так
мало на меня действовали". В своей матери ему тяжело было видеть что-то
среднее между госпожою и служанкой. Отца своего Ж. почти совсем не знал
и никогда не говорил о нем.
Ко времени пребывания Ж. в пансионе относится и первый перевод его -
романа Коцебу: "Мальчик у ручья" (М. 1801). По окончании курса в
пансионе Ж. начал было служить, но вскоре бросил службу и поселился на
житье в Мишенском, с целью продолжать свое образование. Уезжая из
Москвы, он захватил с собою целую библиотеку - кроме большой французское
энциклопедии, множество французских, немецких и английских исторических
сочинений, переводы греческих в латинских классиков, полные издания
Шиллера, Гердера, Лессинга и др. Повесть "Вадим Новгородский",
написанная и напечатанная в 1803 г., показывает, что около этого же
времени поэт занимается изучением древнерусской истории. За все время
своей деревенской жизни (1802 - 1808) он печатает очень мало. В 1802 г.,
в "Вестнике Евр.", было помещено им "Сельское кладбище" - перевод или
скорее переделка из Грея. Стихотворение обратило на себя всеобщее
внимание. Простота и естественность его были новым откровением в эпоху
еще непоколебленного высокопарного псевдоклассицизма. Около этого же
времени Жуковский, в подражание "Бедной Лизе" пишет повесть: "Марьина
Роща". В 1806 г. Ж. отозвался на. патриотич. настроение общества
известной Песнью барда над гробом славянпобедителей. В 1808 г. явилась
"Людмила" Ж., переделка "Леноры" Бюргера. С этой балладой в русскую
литературу входило новое, совершенно особое содержание - романтизм.
Жуковского захватила та сторона романтизма, где он является стремлением
в даль средних веков, в давно исчезнувший пир средневековых сказаний и
преданий. Успех "Людмилы" воодушевил Ж. Переводы и переделки непрерывно
следуют с этого времени одни за другими. Преимущественно он переводит
немецких поэтов; лучшие переводы сделаны им из Шиллера. Из оригинальных
поэтических произведений Ж. к этому времени относится "Громобой", первая
часть большой поэмы: "Двенадцать спящих дев", а также несколько
прозаических статей, напр. "Кто истинно добрый и счастливый человек?",
"Три сестры", "Писатель в обществе". К этому же времени относится
редактирование Ж. журнала "Вестник Европы", заставившее его переехать в
Москву. Редакторство продолжалось два года - 1809 и 1810, сначала
единолично, потом вместе с проф. Каченовским, к которому журнал и
перешел окончательно. Затем Ж. вернулся в деревню и здесь пережил
тяжелую сердечную драму. Уже за несколько лет до того начались
педагогические занятия Ж. с его племянницами, двумя дочерьми Екатерины
Афанасьевны Протасовой (младшей дочери Аф. Ив. Бунина), незадолго перед
тем овдовевшей и поселившейся в Белеве. Поэт страстно полюбил свою
старшую ученицу, Марию Протасову. Мечты о взаимной любви и счастии
семейной жизни становятся любимыми мотивами его поэзии; но чувству поэта
суждено было вскоре принять меланхолический оттенок. "Тесные связи
родства усиливали чувство всею близостью родственной привязанности - в
то же время эти самые связи делали любовь невозможною, в глазах людей,
от которых зависело решение вопроса". Поэту приходилось скрывать свою
любовь; она находила себе выход только в поэтических излияниях, не
мешая, впрочем, научным его занятиям. От 1810 г. до нас дошло письмо Ж.
к А. И. Тургеневу, показывающее, что поэт продолжал серьезно работать
над своим самообразованием. С особенным усердием он занимается теперь
изучением истории, всеобщей и русской, и приобретает в них знания
серьезные и основательные. В 1812 г. Ж. решился просить у Е. А.
Протасовой руки старшей дочери, но получил решительный отказ,
мотивированный родственными отношениями. Вскоре после того Ж. уехал в
Москву и поступил в ополчение. В лагере под Тарутиным, увлеченный
всеобщим патриотическим воодушевлением, Ж. написал своего знаменитого
"Певца во стане русских воинов". Новое произведение сразу доставило
поэту несравненно большую известность, чем вся предшествовавшая его
поэтическая деятельность. В тысячах списков оно разошлось по армии и
России. К 1812 г. относится и знаменитая баллада "Светлана", - несмотря
на свое чисто русское вступление, тоже разрабатывающая основные мотивы
Бюргеровской "Леноры".
Военная жизнь Ж. продолжалась недолго. В конце 1812 г. он заболел
тифом и в январе 1813 г. вышел в отставку. По возвращении в деревню он
еще раз пытался смягчить сердце Е. А. Протасовой, но напрасно. Между
тем, Мария Протасова, повидимому, разделяла чувства Ж. Суровые отказы
матери сильно на нее действовали и отражались на ее здоровье, и без того
довольно слабом. Еще больнее страдал Ж. Его дневник этого времени
отчасти открывает пред нами его душевные муки. Скоро, однако, его любовь
начинает принимать характер какого-то мистического поклонения. Позднее,
в борьбе с препятствиями, которых поэт не мог, да и не желал разрушить
насильственно, любовь его становится все более и более платоническою.
"Разве мы с Машей - пишет он в 1814 г. - не на одной земле?.. Разве не
можем друг для друга жить и иметь всегда в виду друг друга? Один дом -
один свет; одна кровля - одно небо. Не все ли равно?.."
"Послание императору Александру", написанное Ж. в 1814 г., навсегда
решило его судьбу. Императрица Мария Федоровна выразила желание, чтобы
поэт приехал в Петербург. Перед своим отъездом, Ж., по-видимому, вполне
уже примирившийся с своею судьбою (незадолго до того он еще раз говорил
с Протасовой, и также неуспешно), писал своему "другу Маше": "Я никогда
не забуду, что всем тем счастием, какое имею в жизни, - обязан тебе, что
ты давала лучшие намерения, что все лучшее во мне было соединено с
привязанностью к тебе, - что наконец тебе же я обязан самым прекрасным
движением сердца, - которое решилось на пожертвование тобой... В мыслях
и чувствах постараюсь быть тебя достойным! Все в жизни - к прекрасному
средство!.". В 1817 г. Мария Протасова вышла за профессора Майера. Мечты
любви - грустной, меланхолической - и позже продолжают звучать в поэзии
Ж. С любовью Ж. совершилось отчасти тоже, что некогда произошло и с
любовью Данта: подобно тому, как Беатриче из флорентийской девушки
мало-помалу превратилась в высокое и дивное творение католической
теологии, предмет любви Ж. сделался для него символом всего высокого.
идеального. После смерти Марии (1823) Ж. пишет ее матери: "Ее могила -
наш алтарь веры... Мысль о ней - религия... Теперь знаю, что такое
смерть, но бессмертие стало понятнее. Жизнь не для счастия; жизнь - для
души, и следственно Маша не потеряна. Кто возьмет ее у души? Ее здешнею
можно было увидеть глазами, можно было слышать, - но ее тамошнею можно
видеть душой, ее достойною".
"Скорбь о неизвестном, стремленье вдаль, любви тоска, томление
разлуки" остались существенными нотами поэзии Ж. Характер ее почти
исключительно зависел от идеально мистического настроения поэта,
вызванного неосуществившимися мечтами о счастливой любви. Обстоятельства
времени, сантиментально-меланхолические литерат. вкусы, развившиеся в
нашем обществе к этому времени, - как нельзя лучше пришлись к
субъективному, личному чувству Ж. Внесением романтического содержания в
свою поэзию Ж. значительно расширил утвердившийся до него сантиментализм
нашей литературы; но, развивая романтические мотивы, Ж. опять следовал
больше всего указаниям того же чувства. Из содержания средневекового
романтизма он брал только то, что отвечало его собственным
идеально-мистическим стремлениям и мечтам. Значение Ж. состояло в том,
что поэзия его, будучи субъективною, в то же время служила общим
интересам нашего умственного развития. Субъективизм Ж. был важным шагом
вперед по пути отрешения русской литературы от холода псевдоклассицизма.
Она внесла в русскую литературу малоизвестный ей дотоле мир внутренней
жизни; она развивала идеи человечности и своим неподдельным, задушевным
чувством возвышала нравственные требования и идеалы.
Общий характер поэзии Ж. вполне выразился в первый период поэтической
деятельности его, к 1815 - 16 гг. : позднее его оригинальное творчество
почти иссякает и воздействие его на русскую литературу выражается почти
исключительно в переводах, принадлежащих к крупнейшим фактам истории
нашей литературы. Помимо высокого совершенства формы, мягкого, плавного
и изящного стиха, они важны тем, что ознакомили русского читателя с
лучшими явлениями европейского литературного творчества. "Благодаря
Жуковскому", говорил Белинский, "немецкая поэзия - нам родная". По тому
времени это была высокая задача, открывавшая русскому читателю
совершенно новые и широкие горизонты. Годы 1817 - 41 обнимают собою
период придворной жизни Ж., сначала в качестве преподавателя русск.
языка вел. княгинь Александры Федоровны и Елены Павловны, а с 1825 г. -
в качестве воспитателя наследника престола, Александра Николаевича. К
этому периоду относятся нередкие поездки Ж. заграницу, отчасти
вследствие его служебных обязанностей, отчасти для леченья. Поэтические
произведения его появляются теперь как бы случайно. Так, отправившись
осенью 1820 г. в Германию и Швейцарию, Ж. в Берлине принимается за
перевод "Орлеанской Девы" Шиллера, который и оканчивает к концу 1821 г.;
под живым впечатлением осмотра Шильонского заика в Швейцарии он
переводит "Шильонского узника" (1822), Байрона. К тому же времени
относятся переводы из Мура "Пери и Ангел" и некоторых других пьес.
Тяжелые утраты, понесенные поэтом в 1828 - 29 гг. - смерть императрицы
Марии Федоровны и близкого друга, А. О. Воейкова, - вызывают перевод
баллад Шиллера: "Поликратов перстень" и "Жалоба Цереры". Под влиянием
Пушкина Ж. пишет "Спящую царевну", "Войну мышей и лягушек", и "Сказку о
царе Берендее" (1831). Зиму 1832 - 3 г. Ж. проводить на берегах
Женевского озера. К этому времени относится целый ряд переводов из
Уланда, Шиллера, Гердера, отрывков "Илиады", а также продолжение
перевода "Ундины" Ламотт-Фуке, начатого еще в 1817 г. и вполне
оконченного лишь в 1836 г. В 1837 г. Ж. объездил с наследником
цесаревичем Россию и часть Сибири, годы 1838
- 1839 Ж. проводит с ним в путешествии по Западной Европе. В Риме он
особенно сближается с Гоголем; обстоятельство это не осталось,
по-видимому, без влияния на развитие мистического настроения в последнем
периоде жизни Ж.
Весной 1841 г. окончились занятия Ж. с наследником. Влияние, которое
он оказал на него, было благотворное. Еще в 1817 г., приветствуя в
послании к импер. Александре Федоровне рождение своего будущего питомца,
Ж. выражал желание:
Да на чреде высокой не забудет
Святейшего из звания: человек.
В этом истинно-гуманном направлении Жуковский и вел воспитание
наследника. 21 апреля 1841 г., в Дюссельдорфе, состоялось бракосочетание
58-летнего поэта с 18летней дочерью его давнишнего приятеля, живописца
Рейтерна. Последние 12 лет жизни Ж. провел в Германии, в кругу своих
новых родных - сначала в Дюссельдорфе, позднее во Франкфурте на Майне -
чуть не ежегодно собираясь побывать в России, но, по болезненному
состоянию своей жены, так и не успев осуществить этого желания. К
первому году брачной жизни Ж. относятся сказки: "Об Иване царевиче и
сером волке", "Кот в сапогах" и "Тюльпанное дерево". В начале 1842 г. он
оканчивает перевод поэмы "Наль и Дамаянти", начатой еще в предыдущем
году по немецким переводам Рюккерта и Боппа, и приступает к переводу
"Одиссеи". В печати первый том "Одиссеи" вышел в 1848 г., второй - в
1849 г. Почти одновременно был окончен Ж. и другой обширный труд -
перев. "Рустема и Зораба" (1848). Уже давно начата была Ж. поэма, к
созданию которой он подготовлял себя продолжительным и усердным чтением.
Она называлась "Странствующий Жид". Первая мысль о ней относилась еще к
1831 г.; в конце 40-х годов Ж. написал первые 30 стихов и снова принялся
за поэму лишь за год до своей смерти, но окончить поэму почти совершенно
ослепшему поэту не пришлось. Он умер в Баден-Бадене 7-го апреля 1852 г.,
оставив жену, сына и дочь. Тело его было перевезено в Петербург и с
большими почестями предано земле в Александро-Невской лавре, подле
Карамзина. В 1883 г. повсеместно в России праздновался столетий юбилей
его рождения, а в 1887 г. в Александровском саду, на средства спб. думы,
поставлен небольшой памятник-бюст из бронзы.
А. Архангельский.
Не считая отдельных произведений и переводов, соч. Ж. выдержали 8
изданий (1815, 1818, 1824, 1835 - 44, 1849 - 57, 1869, 1879, 1885;
последние два - под ред. П. А. Ефремова). Ж. любил рисовать виды, о чем
свидетельствуют его швейцарские виды и "Шесть видов г. Павловска" (СПб.,
1824, скопированы в книжке Шторха: "Путеводитель по саду и по городу
Павловску"). "Письма" Ж. к имп. Александре Федоровне (1874), к вел. кн.
Константину Николаевичу (1867) и имп. Александру Николаевичу, к А. И.
Тургеневу, И. Козлову, А. О. Смирновой и др. и письма к нему вел. кн.
Александры Николаевны, Карамзина, Гоголя, И. И. Дмитриева, К. Н.
Батюшкова, Е. А. Баратынского, П. А. Плетнева, А. С. Пушкина и др.
помещены в "Русск. Арх. " разных годов (см. в указат. "Русск. Арх.",
1884 г., отдел "Русские писатели"). О Ж. сведения разбросаны в
воспоминаниях и записках Ф. Вигеля, С. Глинки, Жихарева, "Мелочах" М.
Дмитриева и др. Ср. также свящ. И. Базарова, "Последние дни жизни Ж. "
(СПб., 1852, из. "Ж. М. Н. Пр.", перепеч. в "Русск. Арх. 1869 г. № 1);
И. Давыдова, "Памяти Ж. от II-го отд. акд. наук" ("Изв. Акд. Н.", т. I);
"Очерк жизни и поэзии Ж." (речь Я. К. Грота на акад. собр. 30-го янв.
1883 г., по случаю празднования столетия рождения Ж.); П. Загарин, "Ж. и
его Произведения" (М., 1883); ценнейшая биография Жуковского принадлежит
другу его доктору К. К. Зейдлицу (первоначально по-немецки, Митава,
1870; по-русски СПб., 1883); Лучшая критическая оценка Ж. сделана
Белинским. Ср. также "О стихотворениях Ж.", П. Плетнева (СПб., 1852);
"Ж. и романтизм", М. Достоевского ("Пантеон" 1852, № 6); А. Никитенко,
"Ж. со стороны его поэтического характера и деятельности" (СПб., 1863);
С. Шевырева, "О значении Ж. в русской жизни и поэзии" ("Москвитянин" № 1
и в "Акте моск. унив. 1853"); Пономарева, "Странствующий жид.
Предсмертное произведение Ж." (СПб., 1885); И. А. Бычков: "Бумаги Ж.,
поступившие в Импер. публ. библиотеку в 1884 г. (СПб., 1887) и в
"Русском Вестнике" (1888, № 5) - "Из неизданных сочинений Ж.".
Жуковский (Николай Егорович) - проф. моск. унив. и Имп. технического
училища, род. в 1847 т.. Воспитывался в 5-й моск. гимназии, а затем
получил высшее образование в моск. унив. Окончив курс в 1868 г. со
степенью кандидата по математическому разряду, поступил в Имп.
техническое училище, от которого был командирован за границу. В 1876 г.
Ж. защищал на степень магистра прикладной математики диссертацию:
"Кинематика жидкого тела", напечатанную в VIII т. "Математического
Сборника", издаваемого московским математическим обществом. Уже и эта
первая работа по своей обширности, законченности и по самостоятельности
представляет собою ценный вклад в гидромеханику. После этого Ж. написал
несколько статей по различным отделам механики. В конце 1879 г. на VI
съезде естествоиспытателей в СПб. Ж. сообщил результаты своего
исследования "О прочности движения", а в 1882 г. напечатал в ученых
"Записках" московского университета полный интереса трактат о прочности
движения; это сочинение он защищал в том же году, как диссертацию, в
степень доктора прикладной математики. До 1886 г. Ж. был проф. Имп.
технического училища и только в этом (1886) году утвержден проф.
университета. Из работ Ж. называем следующие: "Кинематика жидкого тела";
"Случай движения жидкой площади по инерции" ("Мат. Сб. " т. VШ); "Sur la
percussion des corps" и "Sur un cas particulier de mouvement d'un point
materiel" (в журнале Лиувилля, 3-e Serie, т. IV); "К вопросу о
наибольшем ударе"; "Связь между вопросами о движении матерьяльной точки
и о равновесии гибкой нити" ("Мат. Сб.", т. IX, 1878); "К вопросу о
движении матерьяльной точки под притяжением одного и двух центров"
("Зап." Имп. моск. общ. ест. пр., 1881), "О реакции втекающей и
вытекающей жидкости" ("Журн. русск. физ.-хим. общ." т. XIV, 1882); "О
прочности движения" ("Универс. Известия", 1882); "О влиянии колебаний
штатива на время качания маятника" ("Зап. моск. общ. исп. прир., 1882);
"О характеристических функциях Якоби и Гамильтона" (1882); "Приложение
теории центров ускорения высших порядков к направляющему механизму
Чебышева" ("Журн. рус. физ.-хим. общ.", т. XV, 1883); "Упрощенное
изложение Гауссова способа определения планетных орбит" ("Мат. Сб." т.
XI, 1883); "Об ударе двух шаров, из которых один плавает в жидкости" и
"О графическом решении основного уравнения при вычислении планетных
орбит" ("Записки" Новороссийского общества естествоиспытателей);
"Геометрическое разъяснение некоторых вопросов теории уравнений с
частными производными"; "О начале наименьшего действия" ("Математ.
Сборн." т. IX, 1879); "Sur une demonstration nouvelle du theoreme de
Lambert" ("Зап. моск. общ. исп. прир.", 1884, "Sur lа construction des
courbes syndynamiques et synchroniques (в "Annales de 1'Observ. de
Moscou"); "Решение одной задачи из теории комет" ("Зап. моск. общ. исп.
прир,", 1884); "Вывод основных формул теории упругости ("Мат. Сб.", т.
XI); "Об ударе абсолютно твердых тел" (две статьи в "Журн. русск.
физ.-хим. общ.", 1884, XVI и 1885 XVII); "О движении твердого тела,
имеющего полости, наполненные однородною капельною жидкостью" ("Журн.
русск. физ.-хим. общ.", 1885, т. XVII); "О реакции втекающей b
вытекающей жидкости" (2-я статья, "Мат. Сб.", т. XII, 1885); "О
гидродинамической теории трения хорошо смазанных тел" ("Журн. русск.
физ.-хим. общ.", 1888, т. XVIII); "Решение одной задачи гидростатики"
("Bull. d. 1. Soc. Imper. des naturalistes de Moscou", 1886); "О
движении вязкой жидкости, заключенной между двумя вращающимися
эксцентрическими цилиндрическими поверхностями" ("Сообщения харьк.
математич. общ.", 1887); "Теоретическое исследование о движении
подпочвенных вод" ("Журн. русск. физ.-хим. общ.", 1889, т. XXI), "О
влиянии давления на насыщенные водою пески" ("Труды отделения физ. наук
общ. люб. естествознания", т. III, 1890); "О форме судов" ("Труды О. Ф.
Н. О. Л. Е", т. III); "Об артиллерийских снарядах Шапеля" (там же);
"Ueber den Mittelwerth des kinetischen Potentials" ("Записки матем.
общества новороссийского унив.", т. VIII); "К теории летания" ("Журн.
русск. физ.-хим. общ.", т, XXII, 1890); "Определение силовой функции по
данному семейству траекторий" ("Труды О. Ф. Н. О. Л Е.", т. III";
"Видоизменение метода Кирхгоффа для определения движения жидкости в двух
измерениях при постоянной скорости, данной на неизвестной линии тока"
("Мат. Сб.", т. XV, 1890); "О парадоксе Дюбуа" и "Прибор для определения
коэффициента вязкости масл" ("Труды О. Ф. Н. О. Л. Е.", т. IV): "О
парении птиц" (там же); "Sur un appareil nouveau pour la determination
des moments de l'inertie des corps"; "Определение движения жидкости при
каком-нибудь условии, данном на линии тока" ("Журн. русск. физ.хим.
общ." т. XXIII); "Условия конечности интегралов одного уравнения" ("Мат.
Сб.", т. XVI); "Локсодромический маятник Гесса" ("Труды О. Ф. Н. О. Л.
Е.", т. V); "О гироскопическом шаре Д. К. Бобылева" (там же, т. VI). К
этому нужно еще присоединить лекции по гидродинамике, напечатанные в
"Университетских Известиях" за 1886 год, и труды ,биографического
характера. Как видно из этого списка, работы проф. Ж. довольно
многочисленны и весьма разнообразны; он принимал живое участие в
разработке всех вопросов механики, возникавших в течение последних 15ти
лет; особенно замечательны труды по гидромеханике. Соч. "О движении
твердого тела, имеющего полости, наполненные однородною капельною
жидкостью" увенчано премиею проф. Брашмана. "Видоизменение метода
Кирхгофа" имеет особенное значение
- в нем решены весьма многие вопросы о давления текущей жидкости на
стенки различного вида.
Журавли (Gruidae) - семейство болотных птиц (Grallae). Клюв длинный,
суженный в области ноздрей, верхняя и нижняя половинки его с плоской
бороздкой, доходящей до середины, носовые ямки спереди уплощены, лоб
сужен и уплощен, шея очень длинна, длиннее плюсны, крылья длинны с
удлиненными ручными маховыми и кроющими перьями, хвост прямой и
короткий, плюсна очень длинна, из коротких передних пальцев средний
соединен при основании с наружным, задний мал и прикреплен выше
передних, когти малы. Большие птицы с стройным сложением, живут на
влажных низменностях и питаются преимущественно растительной пищей,
особенно зернами, а также почками, кончиками листьев и пр.; едят также
насекомых, мелких земноводных и других позвоночных. Поедая хлебные
зерна, Ж. приносят иногда значительный вред, особенно в Индии во время
зимовок; очень любят горох. Ж. ходят обыкновенно размеренным шагом,
выражают возбуждение пляской и прыжками, летают быстро и выносливо,
совершая необыкновенно быстро далекие перелеты. Очень общительные птицы,
но в период размножения разбиваются на пары; гнездятся на болотах,
кладут 2 яйца, которые высиживаются обоими родителями. В
противоположность остальным болотным, Ж. - птенцовые птицы. Ж. очень
осторожны и потому охота за ними трудна; они легко приручаются и
обнаруживают сравнительно высокое развитие умственных способностей; так
они часто приучаются пасти скот. Перелетные птицы, 3 рода с 16 видами
(1883), живущими преимущественно в Старом Свете, особенно в Азии. Род
Gras, с 12 видами, населяет всю палеарктическую область, а также
остальную Азию, Австралию и часть Америки. Голова частью голая, клюв
длиннее головы, З и 4-е маховые перья самые длинные, плюсна очень длинна
с поперечными щитками, задний палец очень короток, кроющие перья крыла
удлинены и курчавы. Ж. серый (G. cinerea) - пепельно-серого цвета),
голова с щетинистыми перьями и голым, у самца красным, теменем; клюв у
корня красноватый, на конце чернозеленый, ноги черноватые. Длина 140
см., вышина до 120 см. Населяет весь север Старого Света, зимою
перелетает до Сиама, Индии, Средней и Западной Африки; во время перелета
стадо держится в виде острого неравностороннего угла, гнездится по
большей части на Севере. В Петербургскую губ. прилетает в половине
апреля, яйца откладываются уже в конце апр. Белый Ж. (G. leucogeranus),
белого цвета с черными маховыми перьями и красным клювом и ногами; дл.
120 см. Азия. Род Anthopoides похож на предыдущий, голова вся покрыта
перьями, на задней части головы с каждой стороны по пучку перьев, клюв
длиною с голову. Малый Ж. (A. virgo) - пепельно-cерого цвета, пучки
перьев на затылке белого цвета, передняя часть шеи и ноги черные,
маховые перья серо-черные; клюв зелено-бурый с красным концом, дл. 85
см. ЮВ. Европа и Средняя Азия, редко залетает в Среднюю Европу, у нас
при устьях Волги, по прибрежьям Каспийского моря и в Туркестане. Род
Balearica отличается коротким бархатистым пучком перьев на темени и
стоячим хохлом из выгнутых, щетинистых перьев на затылке; клюв короче
головы, щеки голые, основание клюва и горло покрыты бородавками, шея и
передняя часть груди с удлиненными перьями, 3 маховое длиннее всех. 2
вида в Эфиопской области, кроме Мадагаскара. Венценосный или павлиний Ж.
(В. pavonina) - черного цвета с сероватым налетом, хохол окрашен смесью
золотисто-желтого и черного цвета, кроющие перья крыльев белые, часть
маховых - от золотисто-желтого до ржавобурого, клюв черный, ноги
черно-серые, дл. 1 м. Средняя Африка, на север до 17° с. ш.
Н. Кн.
Стреляют Ж или крупною дробью или картечью. По закону 8 февраля 1892
г., охота на Ж. в Европейской России запрещается с 1 марта по 29 июня.
С. Б.
Завет. Союз Бога с человеком, вообще обозначаемый именем религии
христианская церковь в частности определяет как завет, т. е. договор.
Бог, по христианскому учению, дает человеку откровение, а также
содействие благодати; человек сознательно в свободно, в силу внутреннего
влечения и потребности в истине, усвояет Богооткровенное учение верою и
посильным разумением в осуществляет его в своей жизни, при помощи
Божественной благодати. Этот З. Бога с человеком получил начало еще в
раю (Быт. II, 16 - 18), затем яснее формулирован во времена последующих
праотцев рода человеческого и патриархов еврейского народа (Лев. XXVI,
42; Исх. II, 24), а особенно во времена Моисея, в Синайском
законодательстве (Гал. IV, 24); но до времени И. Христа З. Бога с
человеком не содержал в себе полного откровения Божества человечеству.
Так называемый Ветхий Завет (2 Кор. III, 14) был тенью и прообразом
Богооткровения, данного в З. Новом (Лук. XXII, 20; 1 Кор. XI. 25, Евр.
VIII, 7 - 8; IX, 4; XII, 24 и др.). Сообразно с этим древние еврейские
священные книги назыв. Ветхим Заветом, а книги церкви христианской,
излагающие Богооткровениe в лице и учении И. Христа, получили название
Нового Завета.
Загадка - метафорическое выражение, в котором один предмет
изображается через посредство другого, имеющего с ним какое-нибудь, хотя
бы отдаленное сходство; на основании последнего вопрошаемый и должен
отгадать задуманный предмет. В древнейших З. отражалась первобытная
мифическая символизация; поэтический образ служил здесь отчасти для
описания, отчасти для объяснения явлений природы и окружающей
обстановки. С течением времени это значение З. утратилось; осталась лишь
ее иносказательная, аллегорическая форма, уцелел ее сильный, образный
язык, и народ стал смотреть на З., как на простое упражнение ума. В
древности З. приписывалось особое таинственное значение: в народном
эпосе она является одним из видов так назыв. "Божьего суда": отгадывание
З. ведет к исполнению желаний, освобождает от опасности (напр., при
встрече с русалками). Загадывание и отгадывание З., состязание в З.
составляет весьма распространенный мотив народного эпоса и создавшейся
под его влиянием книжной литературы. Эта специальная литература
"вопросов и ответов" обнимает массу произведений всех веков и народов и
в индийской поэзии, и в Эде, в Калевале встречаются повторения одного и
того же мотива. Русские и другие славянские песни с З. в общем примыкают
к циклу сказаний о "мудрой девице" и клонятся к доказательству того, что
невеста не глупее жениха (ср. А. Потебня, "Объяснение малорусских и
сродных народных песен", т. II, XLVIII и L, 1887). Несравненно меньше
известно сказок с З.; некоторые недавно записаны Манжурой ("Сборник
харьковского историкофилологического общества", т. III, 1890). Есть и З.
в чисто сказочной форме; этих еще меньше (у Афанасьева № 185). По своей
форме народные З. примыкают к пословицам: та же мерная, складная речь,
то же частое употребление рифмы и созвучия слов. Иногда только
вопросительная форма делает из пословицы, присловья или поговорки
загадку; пример: "Сидит на овчине, а бьет соболей" (промышленник). В
более позднее, христианское время, под влиянием чтения книг священного
писания, где З. местами также играют видную роль (Самсон, царица
Савская), появилось множество произведений, содержанием которых служат
"мудрые вопросы" о предметах библейских или о происхождении всего
существующего. Из герм. поэзии сюда относится Вартбургская война (V,
550) и стихотворение XIV в. Trougemund, в котором повторяется весьма
распространенный мотив о состязании в З. между многостранствовавшим
путником и хозяином; на русской почве - стих о Голубиной книге (IX,
116), Беседа трех святителей (III, 627), Пчела, Даниил Заточник.
У греков З. в древнейшее время находились в связи с изречениями
оракулов и большею частью излагались гекзаметрами. Семь мудрецов
прибегали к З. в дидактических целях; особенно много З. оставил Клеобул.
Поэты также охотно вплетали в свои произведения изречения в форме З.
(ср. Ohlert, "Ratsel und Gesellschafts Spiele der alten Griechen", Б.,
1886). Римляне были менее склонны к подобным упражнениям ума; однако и
Виргилий, и Цицерон забавлялись, в часы досуга, сочинением З. В ХVII в.
вновь возникла мода на З. Во Франции их сочиняли Фенелон, Буало, Жан-Жак
Руссо и др. В Германии Шиллер оставил несколько истинно поэтических З.
Не столько поэтичностью формы, сколько юмором и остроумием отличаются З.
Гебеля и Шлейермахера, затем Гауффа, Шмидлина, Брентано. и др. нем.
поэтов. У нас В. Левшин издал в 1773 г. "Загадки, служащие для невинного
разделения праздного времени" (Москва). Превосходная поэтическая З.
составлена В. А. Жуковским ("На пажити необозримой, не убавляясь
никогда, скитаются неисчислимы сереброрунные стада" и т. д.), в основу
ее положена одна из наиболее характерных народных З., с мифологическим
содержанием - малорусская: "Поле немиряне, вивци нещитани, пастух
рогатый", или великорусская: "поле полянское, стадо лебедянское, пастух
вышинский" (т. е. месяц, пасущий звездное стадо). Научное собирание
народных З. началось с Сахарова (в его "Сказаниях русск. народа", 1837);
затем появились сборники сначала малорусских, а вскоре и великорусских
З.: Г. Илькевич, "Галицкие приповедки и загадки" (В., 1841); А.
Сементовский, "Малороссийские и галицкие З. " (Киев, 1851 и СПб., 1872);
Худяков, "Великорусские З." (М., 1861); В. Даль, "Пословицы русского
народа. Сборник пословиц, поговорок,.. З., поверий и проч." (М., 1862 и
СПб., 1879); Евлентьев, "Сборник З." ("Псковские Губ. Ведом.", 1864, №
35 - 39, 44 и 45 и 1865, № 2 - 5; преимущественно книжные З.); Номис (M.
Т. Симонов), "Украiиньскi присказки, прислiвья и таке инше" (СПб., 1864
- до 500 З.); "Труды этнографическо-статистической экспедиции в зап.
русский край. Материалы, собранные Чубинским" (т. I, СПб., 1872); Д.
Садовников, "З. русск. народа" (СПб., 1875, 2504 З.); Романов,
"Белорусский сборник" (т. I, Киев, 1886); М. Комаров, "Нова збирка
народних малоруських прыказок, прысливъив, помовок, загадок и замовлянь"
(Од., 1890); П. Шейн, "Материалы для изучения быта и языка русск.
населения Сев.-Зап. края" (т. II, СПб., 1893). З., относящиеся до
малорусской хаты, сообщены П. И(вановым) в "Харьковском сборнике" (вып.
3, 1889). В Зап. Европе первый нем. сборник З. вышел в Страсбурге в 1505
г. (новое издание его Brutsch'a, там же 1875). Во Франции аббат Cotin
изд. "Recueil des enigmes de се temps" (1646), a Menetrier составил
"Traite des enigmes" (1694). Старинные нем. З. издал Simrock, "Deutsches
Ratselbuch" (3 изд., 1874). Из новейших сборн.: Ohnesorg, "Sphinx" (Б.,
1833 - 35) и Hoffmann, "Grosser deutscher Ratselschatz" (Штутг., 1874).
З. встречаются у всех народов, на какой бы ступени развития они не
стояли; см., напр., якутские З. в "Верхоянском сборнике" Худякова (Ирк.,
1890). Ср. Friedreich, cGescbichte des Ratsels" (Дрезд., 1860).
Заем (mutuum, le pret, Darlehn) - договор, по которому одна сторона
предоставляет другой в собственность вещи известного рода и количества
или известную сумму денег, с обязанностью получателя, по истечении
определенного времени, возвратить столько же вещей того же рода и
качества или такую же сумму денег. От имущественного найма З. отличается
тем, что предметом последнего может быть только движимое имущество,
поступающее, притом, в собственность заемщика (mutuum - ex meo tuum);
отдавать же в заем можно всякое имущество, как движимое, так и
недвижимое, но исключительно в пользование, за определенную наемную
плату. От договора ссуды З. отличается тем, что с ссудою соединено лишь
право пользоваться вещью; получатель обязан возвратить ту же самую,
индивидуально определенную вещь(ст. 2064 и 2067 гр. зак.). Юридическое
значение такого различия проявляется в вопросе о риске сторон. При
случайном уничтожении вещи (напр., во время пожара), если она
предоставлена по ссуде, убыток несет хозяин вещи, а если она
предоставлена по З. - заемщик (ст. 2068). Ссуда по существу своему
безмездна; З. может быть и безвозмездный, но, вообще, возмездность его
предполагается, так как пользование деньгами всегда имеет известную
рыночную ценность, выражаемую процентом. В Св. Зак. и в позднейших
узаконениях слово: ссуда часто, впрочем, употребляется в смысле займа.
Вместо передачи вещи или денежной суммы от заимодавца должнику,
допускается, при заключении З., обмен или зачет ценности, образовавшейся
из прежних отношений (ст. 568, 2017 и 2045 зак. гр.).
Личная способность вступать в договор З. подвергалась и подвергается
ограничениям. Еще около 70 г. по Р. Хр. вышел римский закон (sc.
Macedonianum) о безусловной недействительности З., которые совершались
лицами, состоящими под отеческою властью. В древнем русск. праве первые
постановлены о договоре З. встречаются в пространной "Русск. Правде".
Предметом З. могут быть деньги, медь, жито, при чем дозволяется условие
о платеже роста. З. совершался без всякого письменного акта, но, по
общему правилу, в присутствии свидетелей. Ко времени Иоанна IV при
совершении договора займа стали входить в употребление письменные акты.
Рассрочка платежа долга делалась князьями посредством грамот,
называвшихся полетными. Купец, который, взявши деньги или товар в долг
для торговли, пропил или другим безумием погубил свой товар, выдавался
истцу (заимодавцу) головою. Псковская судная грамота требовала, чтобы
заем был обеспечен закладом и утвержден записью; по наступлении срока
заимодавец должен явить запись правительству; он может требовать данных
в ссуду денег и до наступления срока; точно также должник может
возвратить долг до срока. По законам Иоанна IV давать заемные
обязательства (кабалы) могли только лица, которым исполнилось 15 лет от
роду. В Уложении царя Алексея Михайловича говорится о З. денег, хлеба и
других тому подобных вещей. Условие о платеже процентов, в случае
денежного З., совершенно запрещено, как противное правилам св. апостол и
св. отец. Без письменного акта о З. нельзя производить иска. В случае
неплатежа в срок производится в установленном порядке взыскание. Заемную
кабалу на деньги можно передавать другому лицу. Законы, изданные после
Уложения, говорят только о денежном З., не упоминая о З. хлеба и других
вещей. Запрещалось брать деньги в З.: несовершеннолетним, неотделенным
детям и крестьянам (государственным, помещичьим, дворцовым, синодальным,
архиерейским и монастырским), без дозволения родителей, опекунов,
управителей, помещиков и мест, в ведомстве которых крестьяне состоят.
Это запрещение распространено было в 1796 г. на нижних воинских чинов. В
1754 г. разрешено было условливаться при З. о платеже процентов, но не
свыше 6 на сто в год. З. определено считать ничтожным, если по суду
найдено будет, что он безденежный, что он учинен подложно во вред
конкурса, что он произошел по игре или произведен для игры, с ведома о
том заимодавца. Постановления действующего русского законодательства о
З. заимствованы из Банкротского устава 1800 г. З. разумеется в качестве
преимущественно денежной сделки, но предметом З. могут быть вообще
всякие заменимые вещи (прим. к ст. 2013, 2045; кас. 1626 - 73 г.). Для
совершения З. необходима право- и дееспособность кредитора и должника.
Недействителен, поэтому, З. заключенный, напр., несовершеннолетним,
безумным , сумасшедшим, а также должностным лицом, производящим
следствие, у лица, прикосновенного к делу (ст. 222, 376, 2025 зак. гр.).
Недействительность З. исключает лишь юридические последствия договора,
но взявший, без законного основания, имущество или деньги обязан
возвратить их собственнику (ст. 674 и 609, кас. 820 - 74 г.). Законом 6
марта 1879 г. размер роста предоставлен взаимному соглашению сторон; при
отсутствии такого соглашения рост полагается по 6 %. Если условленный
рост превышает 6 %, то должник имеет право во всякое время, спустя 6
месяцев по заключении З., возвратить занятый капитал, с тем, однако,
чтобы заимодавец был письменно предупрежден об этом не менее, как за 3
месяца. По закону 24 мая 1893 г. о ростовщичестве рост, не превышающий
12 %, в год, ни в каком случае не почитается чрезмерным. Договор З.
считается заключенным с момента передачи или зачета ценности кредитором
должнику. Без этой передачи или зачета З. является беспредметным,
называется безденежным и признается ничтожным (ст. 2014). Безденежность
долгового акта, не совершенного и не засвидетельствованного
установленным порядком, может быть доказываема свидетельскими
показаниями (кас. 1951 - 70 г., 704 - 72 г., 181 - 76 г. и мн. др.). Не
считаются безденежными заемные письма, выданные вместо наличного платежа
за работу, услуги, товары и изделия, а также в удовлетворение взысканий,
проистекающих из договоров, или вследствие дара, предшествовавшего
совершению заемного письма (ст. 568, 2017; кас. 130 - 78 г., 697 - 74
г., 473 - 75 г.). Заемное обязательство может быть выдано на имя и в
пользу третьих лиц, хотя бы в самом договоре и не упоминалось о мотивах
выдачи такого обязательства; оно не признается безденежным, разве бы
безденежность его была доказана другими фактами (кас. 262 - 78 г.).
Прямым доказательством З. служит обыкновенно письменное обязательство,
называемое заемным письмом. Уже в Банкротском уставе содержатся по этому
предмету те же правила, которые вошли в действующее законодательство, с
незначительными лишь дополнениями в изменениями. Законными формами для
заемных обязательств признаются: а) крепостное заемное письмо (с
введением Нотариального пол. едва ли остается место для совершения
крепостн. заемного письма); б) домовое заемное письмо, которое дозволено
писать на дому, на установленной гербовой бумаге, и которое
представляется к явке у нотариуса заемщиком или его поверенным и в)
подписанный должником счет за работу и услуги, забранные изделия или
товары и т. п. Счет не должен превышать 150 р. и в течение 6 месяцев
должен быть представлен ко взысканию или превращен в заемное
обязательство (ст. 2031, 2033 - 2036, 2045 и 2046). Написание заемного
письма не в тех именно выражениях, какие употреблены в приведенных в
законе образцах для крепостных и домовых заемных писем (прил. к ст. 2034
и 2036), не влечет за собою недействительности акта (кас. 108 - 72 г.,
416 - 75 г.). Долг за работы, услуги, забранные изделия или товары может
быть доказываем не только счетом, но и другими доказательствами (кас. 6
- 91 и мн. друг.). Несоблюдение установленных для З. форм, а также
подписание счета свыше 150 руб. имеют существенное значение в том
случае, когда должник впал в несостоятельность; тогда домовое заемное
письмо, явленное установленным порядком, пользуется преимуществом перед
неявленным заемным письмом и перед счетом, "продержанным в безгласности"
долее 6 месячного срока. Кроме того, по неявленному заемному
обязательству кредитор не имеет права на законную неустойку (ст. 2039 и
2047). Действительность самого обязательства не обусловливается явкою
его к засвидетельствованию или написанием его на гербовой бумаге (кас.
113 - 75 г., 510 - 76 г. и др.). Всякая форма заемного обязательства,
лишь бы она была письменная, может служить доказательством существования
договора З. (кас. 118 - 71 г., 221 - 75 г.).
З. делается обыкновенно на срок, означенный в самом договоре; но
может быть и бессрочный З." впредь до востребования. В первом случае
просрочка начинается с истечением срока, в последнем случае - со времени
предъявления требования. Когда условие о процентах прямо не выговорено,
проценты полагаются только со дня просрочки, а по бессрочным
обязательствам - со времени требования (процент умедления). При
неопределении в заемном акте, заключенном на несколько лет, сроков
платежа процентов, они должны быть уплачиваемы ежегодно по истечении
года (кас. 32 - 82 г.). Срок З. может быть, по соглашению сторон,
продолжен, для чего составления нового акта не требуется. О такой
отсрочке заимодавец делает надпись на самом обязательстве, или подает о
том прошение в присутственное место, где акт находится, или же выдает
должнику особую расписку. С отсрочкою платежа капитала отсрочивается и
платеж процентов. Отсрочка может быть дана и отдельным договором, не в
виде заемного письма (ст. 2040 - 2044; кас. 29, 429 - 68 г., 1172 - 73
г.). Закон допускает одностороннюю передачу или уступку требования по З.
(cessio). О такой передаче заимодавец (цедент) делает надпись
(передаточную) на заемном письме, с обозначением, кому и когда оно
передается (передача может быть выражена и в особом акте: кас. 1001 - 71
г.). Цессионарий (лицо, которому передано право) вступает во все права
цедента по отношению к должнику, при чем, в случае неисправности или
несостоятельности последнего, цедент не подлежит никакой ответственности
("без оборота на заимодавца"). Но если переданное заемное обязательство
окажется по существу недействительным, или кредитор, до передачи,
получил уже удовлетворение, то цедент обязан возвратить все им незаконно
полученное цессионарию (ст. 2058 - 2060 и 2063; кас. 840 - 71 г., 414
- 72 г., 361 - 75 г., 246 - 76 г., 101 - 88 г.). Таковы, в существе,
и постановления прав римского и франц. По прусскому и австрийскому
законодательству, передатчик отвечает перед цессионарием в том, что во
время передачи уступаемое заемное обязательство имело ту самую ценность,
какая в нем значилась или за какую оно было уступлено. По иностранным
кодексам действие передачи для должника начинается с того момента, когда
она стала ему известна посредством заявления со стороны приобретателя;
до тех пор действительна произведенная им добросовестно уплата цеденту.
Исполнение по договору З. заключается главным образом в удовлетворении
(solutio), т. е. в возвращении должником кредитору, на указанных в
договоре условиях имущества такого же качества и количества, какое было
занято. Кроме того, З. прекращается и другими способами, свойственными
всем договорам, напр. отречением кредитора от своих прав, зачетом,
давностью и т. п. Платеж производится кредитору, его законному преемнику
или представителю. Платеж долга не заимодавцу, а кредитору его не
соответствует понятию о З. и не считается погашением долга (кас. 242 -
76 г.). Платеж производится лично должником, его преемником или
представителем. За должника может заплатить третье, постороннее лицо,
заинтересованное в платеже, вследствие особенного юридического отношения
к должнику по этому обязательству (напр., поручитель или совокупный
должник); в этом случае плателыцик сам становится на место кредитора
(subrogatio, paiement avec subrogation, nothwendige Cession). Платеж
может быть также произведен сторонним лицом, прямо не заинтересованным в
деле, без уполномочия должника. Если он произведен с дарственным
намерением, тогда плательщик не имеет права на возмездие; где не видно
дарственной цели, платеж является добровольною деятельностью в чужом
интересе (negotiorum gestio). Платеж долга производится в определенном
договором З. месте. Если место исполнения не указано, то, в силу общих
начал права и по смыслу ст. 2055, Х т. 1 ч., должник обязан произвесть
платеж в месте нахождения заимодавца, а в случае отсутствия его или же
невозможности произвести платеж самому заимодавцу или его поверенному,
платеж может быть представлен в судебное место (ibid.). Закон различает
платеж всего долга от уплаты части его. Доказательством платежа по З.
признается платежная надпись заимодавца па самом акте З., хотя бы он
оставался в руках у заимодавца (ст. 2050 - 2052). Наддранное заемное
письмо само no себе не служит еще доказательством платежа, но создает
только предположение в пользу должника, когда акт З. находится в руках
его. Такое предположение должно иметь место и в случае нахождения у
должника заемного акта, хотя бы и не наддраннаго. Нахождение наддранного
акта в руках кредитора само по себе не служит доказательством платежа)
но может быть принято судом в соображение, в связи с другими
обстоятельствами, указывающими на погашение долга (кас. 1665, 1882-70
г., 111 - 76 г., 119 - 84 г.). Доказательством погашения долга служит
также отдельная платежная расписка за подписью заимодавца, если в ней
ясно означено, по какому обязательству платеж произведен; при сомнении
она должна быть подтверждена другими документами (ст. 2054 зак. гражд.;
ст. 280 Уст. суд. торг.; кас. 557 - 75 г., 159 - 76 г.). К числу актов,
свидетельствующих об уплате, относятся также официальные бумаги
присутственных мест и должностных лиц, производивших взыскание по
заемному обязательству (кас. 667 - 73 г.). Наконец, доказательством
прекращения долга по заемному письму может быть признан и зачет
обязательства.

Литература. Змирлов, "Договор найма по нашим законам" ("Журн. гражд.
и угол. права", 1882 г., кн. 5); Муллов, "Заемное письмо и вексель"
("Журн.. Мин. Юстиции" 1863 г. № 4, стр. 3 - 18); Пахман, "История
кодификации гражд. права" (т. II, стр. 280 - 235); Беляев, "Лекции по
истории русского законодательства" (стр. 417 - 429).
Г. Вербловский.
Заем денег у нижних воинских чинов со стороны офицеров и
унтер-офицеров составляет, по военно-уголовным законам (ст. 125 Воинск.
уст. о нак.), уголовнонаказуемое правонарушение. Для ответственности
офицеров безразлично, существовали ли между занявшим и нижним чином, у
которого им заняты деньги, отношения подчиненности. Унтер-офицеры могут
подлежать ответственности лишь в случае займа денег у подчиненных им
нижних чинов. Нормальным наказанием в законе положено дисциплинарное
взыскание; в случае безуспешности этих взысканий, офицеры подвергаются
отставлению от службы, нижние чины - заключению в военной тюрьме до 4
месяцев.
К.-К.
Заикание чаще всего бывает нервного и притом наследственного
происхождения; объяснять З. перенесенной в детстве английской болезнью,
худосочием и ослабленным питанием едва ли верно, так как множество
людей, при перечисленных условиях, говорят совершенно плавно. Напротив
того, испуг и пример заикающегося товарища, слабая воля и страх того,
что известные слова не могут быть свободно произнесены, играют в
происхождении З. значительную роль. - В наследственности этого
недостатка нельзя указать никакой законности: не все члены данного
семейства одинаково страдают З., некоторые из них совсем не заикаются
или очень рано освобождаются от него, без всякого лечения, между тем как
другие продолжают заикаться всю жизнь, хотя в стараются всеми известными
способами освободиться от своего недостатка. При этом, разумеется,
нельзя упускать из виду, что у некоторых членов семьи З. появляется в
силу подражания, почему и освобождение от него относительно легко
достигается. При надлежащем воспитании воли и духа, З. встречается все
реже и реже в тех семействах, в которых этот недостаток наследствен. З
чаще наблюдается у мужчин, нежели у женщин. Куссмауль объясняет это тем,
что женщины вообще лучше умеют болтать, нежели мужчины, раньше развивают
в себе способность речи и поэтому легче справляются с З. Такое
объяснение этого авторитетного врача едва ли можно признать
удовлетворительным, так как оно не согласуется с тем, что нам известно
об анатомо-физиологической основе заикания (см. ниже). Вероятнее будет
принять, что женщины вообще более находчивы и легче могут скрывать свои
недостатки, а З. тем удобнее, что они реже, нежели мужчины, являются
общественными деятелями. Руф и Рейнман пытались объяснить более частое
З. у мужчин следующим образом: существует связь между центром речи
(левая третья лобная извилина мозга) и двигательным центром для руки. У
мужчин, которые большей частью работают правой рукой, левый корковый
центр весьма тонко развит и поэтому резко реагирует на изменение состава
крови. У женщин, напротив того, в силу их занятий, обе руки большей
частью равномерно развиваются, поэтому у них двигательный центр для
правой руки менее тонко организован и реагирует только на грубые
изменения в составе крови. Такое объяснено было бы весьма научно и
удобно, если признать, что З. происходит от изменения состава крови,
обмывающей центр речи; но мы знаем, что оно происходит, во всяком
случае, от расстройства дыхания и от слабости мышц аппарата речи, с
устранением чего проходит и З. Звучная речь происходит от того, что
воздух, выходящий из грудной клетки, приводит в сотрясение голосовые
связки в гортани. Следовательно необходимо, чтобы выдыхание было
достаточно сильное, ток воздуха был правильно распределен и затем
вокализован. Стало быть требуется, чтобы мышцы, заведующие дыханием и
мышцы гортани, зева и полости рта исполняли свое физиологическое
назначение, и функции их находилась бы в соответственном согласовании.
При нарушении в чем-либо перечисленных условий для выражения мыслей
путем речи и возникают разнообразный формы З. Заика может обладать
прекрасно развитым центром речи, мог бы быть весьма красноречивым, если
бы не препятствие в аппарате производства звучной речи. Другими словами
- З. есть лишь затрудненная речь, вследствие судорог аппаратов
артикуляции. Заикающийся принужден или внезапно прервать до того успешно
веденную речь, или при попытке выговорить известное слово должен
преодолеть свою судорожную речь. Спазмы проявляются различно - от почти
незаметных подергиваний мышц лица и губ до весьма сильных подергиваний
языка, гортанных и дыхательных мышц и даже судорог верхних и нижних
конечностей. В сильно выраженных случаях у заикающихся появляются
припадки удушья и предсердечная тоска. Перед каждой попыткой говорить
заикающийся испытывает своего рода (страх артистов перед зажженными
лампами - Lampenfieber) "сценическую лихорадку"; он вечно находится в
страхе, что сейчас споткнется в речи своей и, как это ни странно, редко
подавляет в себе желание говорить, что объясняется, вероятно, желанием
еще и еще раз попытать себя. При этом некоторые хорошо знают свои
недостатки, знают какие именно слова им не удаются и умеют избегать их.
Характерно то, что по утрам они заикаются сильнее, нежели в остальное
время дня. Руф и Рейнман, на основании своей теории происхождения З.,
объясняют это тем, что во время сна нормальное наполнение коркового слоя
кровью уменьшается, и вследствие этого после пробуждения необходимо
известное время, пока не будет достигнуть нормальный уровень. Куссмауль
объясняет это явление тем, что восприимчивость человека к неприятным
впечатлениям бывает будто бы по утрам сильнее. Но дело в том, что
всякого рода спазматические и вообще невропатические состояния вообще
бывают упорнее утром, нежели вечером. В отношении З. важно еще то, что
приобретенный в течение дня навык управления известными мышцами во время
покоя ночи изглаживается, и утром следующего дня заике приходится начать
сызнова борьбу со своим недостатком. Известно, что при душевных
волнениях всякого характера З. усиливается, а во время душевного
спокойствия совсем пропадает. Всякие легко возбуждающие средства, как
то: чай, кофе, спиртные напитки в небольшом количестве ослабляют З.,
потому что усиливают иннервацию соответственных мышц. Точно также З.
иногда прекращается при лихорадочных состояниях. Обыкновенно думают, что
при пении З. прекращается; но это верно только для громкого и сильного
пения, а не для пения в средних нотах. В последнем случае оно только
ослабевает, как и при разговоре шепотом. Утверждают, что, оставаясь
наедине, каждый заика в состоянии говорить свободно. Также и темнота
ослабляет З., так что в потемках заикающийся может, не стесняясь
присутствием посторонних; говорить плавно. Все эти и тому подобные факты
говорят о психическом влиянии страха препятствию свободной речи.
В России, по вычислениям проф. Сикорского, на 10000 жит. приходится
по 12 заик. У французов З. встречается, будто бы, реже, нежели у немцев.
У китайцев, говорят, заик совсем не встречается, что, вероятно,
объясняется слоговым ритмом китайской речи. Коломба сообщает, что один
француз, родившийся в Кохинхине от туземки, заикался только тогда, когда
говорил по-французски и никогда - на своем отечественном языке. Для
устранения З. крайне важно своевременное внимание к этому недостатку у
детей. Ошибочно думать, что с годами З. у детей само пройдет и на это не
стоит обращать внимания. Хотя это иногда и бывает так, но еще чаще
наблюдается с годами усиление З. Укрепление организма, хорошие
гигиенические условия, правильное воспитание воли и духа, устранение
вредных примеров, декламация, пение - суть общие средства при лечении З.
В сильно выраженных случаях уместно водолечение, электричество и
методическое обучение у специалистов, владеющих достаточным опытом в
индивидуализации известных приемов для устранения З. См. кн. проф. И. А.
Сикорского, "О заикании" (СПб., 1889).
Б. А. Окс.
Зайцы (Leporidae) - семейство млекопитающих из отряда грызунов
(Glires). Главный отличительный признак семейства заключается в том, что
в межчелюстных костях позади обыкновенных резцов находятся два маленьких
дополнительных; зубная формула р , кл. %, кор.; коренные зубы состоят
каждый из двух эмалевых пластинок; коренные нижние челюсти лежат
несколько кнутри от верхнечелюстных, почему жевание требует боковых
движений челюсти. Сюда принадлежат пугливые, быстро бегающие грызуны с
густой шерстью по большей части длинными ушами, сильно развитыми задними
конечностями и коротким или даже незаметным снаружи хвостом. Короткие
передние конечности 5-палые, более длинные задние с 4 пальцами; пальцы
покрыты шерстью и на подошве. Ключицы по большей части недоразвиты,
кости лица и особенно неба слаборазвиты. Сюда принадлежат собственно З.
и пищухи
Род З. (Lepus) отличается длинными ушами, коротким поднятым хвостом,
недоразвитыми ключицами, длинными задними ногами (благодаря чему
движется прыжками); коренных зубов . Около 40 видов распространены по
всем частям света, кроме Австралии (в последнюю завезены). Мясо вкусно,
шкуры дают мех, из шерсти изготовляется войлок. Русак (Lepus vulgaris s.
timidus) длиною 65 см., ухо длиннее головы, с черным кончиком; цвет
переменчивый, то более серый или голубоватый, то более бурый или
рыжеватый, снизу белый; хвост длиною почти с голову, сверху черный,
снизу белый. Вес обыкновенно около 5 - 6 кг., старые самцы достигают 7 -
8 и даже 9 кг. Водится во всей средней Европе и западной Азии, достигает
на С Шотландии, южн. Швеции в сев. России, на Ю - южн. Франции и сев.
Италии; на Альпах восходит до 1500 м., на Кавказе до 2000 м. Держится
преимущественно на равнинах, днем лежит в неглубокой ямке, служащей
логовищем, утром и вечером выходит за пищей. Питается различными
растительными веществами: травою, хлебными растениями, овощами,
древесной корою и может приносить значительный вред; особенно любит
петрушку, капусту, репу и т. п. Зрение З. слабо, обоняние хорошо, слух
превосходен; беззащитность по отношению к многочисленным врагам
(человек, хищные млекопитающие и птицы, вороны и т. д.) делает его
крайне боязливым; тем не менее, убедившись в своей безопасности, З.
становятся иногда крайне дерзкими. Размножение очень сильно, уже на 1-м
году З. становится способным к размножению; между самцами происходят в
период размножения ожесточенные драки; самка рождает 8 - 4, в редких
случаях даже 5 раз в год, от 1 до 5 детенышей (по большей части первый и
четвертый помет состоит из 1 - 2 детенышей, второй и третий из 3 - 4);
беременность длится около 30 дней. Детеныши рождаются довольно развитыми
и зрячими, мать остается при них 5 - 6 дней, а затем лишь иногда
прибегает к ним, благодаря этому много зайчат гибнет от врагов.
Завезенные в Австралию и новую Зеландию русаки сильно размножились. З.
беляки (L. variabilis) длиною около 60 см., ухо короче головы, с черным
кончиком, хвост длиною в 1/2, головы, сверху белый или лишь с примесью
бурых волос, цвет шерсти летом буровато-серый, зимою белый. Водящиеся на
крайнем С остаются белыми круглый год и некоторыми отделяются в особый
вид (L. glacialis). Вес беляка до 6 килограммов, как исключение до 7,5.
Водится на Альпах, Карпатах, Пиренеях, Баварских горах и Кавказе (на
Альпах в поясе 1600 - 2600 м., встречается и выше до 3600 м. и неохотно
спускается даже в самое суровое время года ниже 1000 м.), на С Европы и
Азии к С от 55° широты и на С Америки. По образу жизни сходен в общем с
русаком, рождает 2 - З раза по 2 - 5 детенышей. Кролик (Lepus
cuniculus), длиною около 40 см, вес старого самца до 2 - З кг., ухо
короче головы, конец его буро-серый; цвет диких кроликов желто-серый с
примесью черного, снизу беловатый; хвост около 3/4 длины головы, сверху
черный, снизу белый. Родина кроликов Испания. В настоящее время они
распространены по всей средней и южн. Европе; живут в норах, общительны;
размножение их очень сильно, так как самка рождает много раз в год (на
свободе в Европе обыкновенно 4, в неволе до 8) по 4 - 12, обыкновенно 5
- 7 детенышей; беременность длится около 30 дней и уже через несколько
дней совершается новое оплодотворение, так что роды могут повторяться
через 5 недель и даже чаще; в теплых странах детеныши становятся
способными к размножению уже на 5-м месяце, в холодных - на 8-м, хотя
полного роста животное достигает в год. Кролики приносят большой вред,
обгрызая кору молодых деревьев, а также опустошая поля. Завезенные в
Австралию и Новую Зеландию, они размножились в ужасающей степени и стали
бедствием для страны, так как совершенно истребляют растительность на
пастбищах. В последнее десятилетие правительство Нового Южн. Валлиса
израсходовало на борьбу с ними около 15 миллион. марок и назначило
громадную премию за отыскание надежного средства для борьбы с ними; в
больших размерах производятся опыты истребления кроликов путем заражения
бактериями куриной холеры. Цвет домашних кроликов очень разнообразный.
Во Франции и Бельгии разведение кроликов для мяса производится местами в
больших размерах. Различают несколько разновидностей домашнего кролика,
из них ангорский отличается длинным шелковистым мехом. Шерсть этой
разновидности высоко ценится, шерсть обыкновенного дикого кролика идет
на приготовлено войлока, шкурок домашнего в торговлю поступает ежегодно
около 5 миллион. штук, из них, как и из заячьих шкурок, приготовляют,
окрашивая их различным образом, дешевые меха. Кролики дают с зайцами
плодовитую помесь - это так называемые лепориды или зайцекролики
(leporides, lievres-lapins), которых разводят для мяса во Франции.
Любопытному изменению подверглись кролики, высаженные в 1419 г. на
остров Порто Санто, около Мадейры; благодаря отсутствию хищников, они
чрезвычайно размножились там, принеся сильный вред жителям, и постепенно
изменились до такой степени, что представляют целый ряд отличий (по
величине, цвету, форме тела, образу жизни) и не скрещиваются с
обыкновенным кроликом. Этот новый вид назван Геккелем L. Huxleyi.
Н. Книпович.
Зайцы (охота) - занимают первое место между всеми четвероногими
животными, на которых производится охота (в смысле спорта). Это
происходит, как от чрезвычайно широкого географического распространения
русаков и беляков, так и вследствие особенной плодливости их *).
Независимо от этого, большинство условий, которые ведут к уменьшению
всякой другой дичи, напр. вырубка вековых лесов, осушка болот, распашка
нови и т. п., влияют только на размножение З., преимущественно русака,
количество которого даже прямо пропорционально интенсивности хозяйства.
Разведение З., в подходящих местах, не сопряжено с какими-либо
затруднениями, так как вся забота при этом заключается лишь в
истреблении хищников (особенно лисиц) и, иногда, в выставлении корма
(снопов соломы, осиновых прутьев и пр.). Этим объясняется, что на
некоторых охотничьих угодиях, под Петербургом, напр., в одну охоту, на
10 - 15 ружей, убивается иногда до 200 штук З. Наиболее распространенный
способ охоты на З. составляют облавы, на которых загонщики, подвигаясь
вперед, криком и шумом трещоток, вспугивают З. и выставляют их под
выстрелы на линию охотников. Кроме обыкновенных обдав, в Польше часто
практикуется, заимствованный из Германии, особый вид облавы котлом,
заключающийся в том, что охотники, чередуясь с загонщиками, окружают
какоенибудь поле и, затем, начинают суживать образуемое ими кольцо
(котел), нагоняя друг на друга З. Всего больше добывается З. на ружейной
охоте с гончими и на псовой охоте, при чем у зайцев, добытых на этих
двух охотах, всегда "отпазанчивают" задние лапки и бросают пазанки, т.
е. части ног между коленкою и лапами, собакам. Позднею осенью, но еще до
снега, беляков, которые к тому времени выцветают (переменяют серую
шерсть на белую), стреляют "в узерк", т. е. подкрадываясь к белеющим
издали животным. Зимою, пользуясь порошею (снегом, шедшим ночью и
переставшим к утру), З. тропят, т. е. выслеживают их по малику,
оставленному ими следу, и затем стреляют в них. Зимою же бьют З. из
засады, ночью, на приваде, которая, обыкновенно, состоит из
невымолоченных снопиков овса. Кроме того, за З. охотятся с беркутом и
другими крупными ловчими птицами. К неохотничьим и, вместе с тем, к
наиболее истребительным способам добывания З. относятся стрельба их
весною, во время токования, на манку (подражая голосу самки) и
избивание, целыми массами, во время полноводия, когда З. спасаются на
незатопленных островках. Промышляют З. почти исключительно из-за их
меха, составляющего предмет торговли, так как мясо их крестьяне едят
только в редких случаях; в Европейской России З. ловят, преимущественно,
петлями из медной проволоки и капканами, настораживаемыми в лесу между
деревьями; в Сибири же их, кроме того, добывают в кляпцы, кулемы, пасти
и елопцы, а также рожнями - заостренными, вбитыми в землю, палочками, на
которые З. напарываются на всем скаку. Стреляют З. крупною дробью (№№ 4
- 0). В Европейской России, за исключением Таврической губ., охота на З.
воспрещается с 1 февраля по 1 сентября, в Таврической же губ.,
вследствие вреда, причиняемого З. лесной поросли, садам и огородам,
охота на них дозволяется во всякое время года и всеми возможными
способами, подобно тому, как это определено для хищных зверей. Ср. С. Т.
Аксаков, "Записки ружейного охотника Оренбургской губернии"; М. П.
Вавилов "Охота в России во всех ее видах" (Москва, 1873); А. Черкасов,
"Записки охотника Восточной Сибири" (СПб., 1884); М. Ф. Кривошапкин,
"Енисейский округ и его жизнь" (СПб., 1865); Л. Н. Сабанеев, "Охотничий
календарь" (Москва, 1892).
С. Б.
Заказник: - 2) Заповедный пруд и т. п. 3) Заказная роща, заказной
лес, заказное место, заказ - названия, впервые введенные
законоположениями Петра Великого и Екатерины I для лесных пространств,
лежащих на заповедных расстояниях ("заказных верстах") от известных рек.
Указами Екатерины II повелено в лесах, приписанных к заводам и фабрикам,
а также принадлежащих селениям ведомства директоров домоводства,
отделить, окопать рвами и беречь на государственное кораблестроение
пятые части высокоствольных лесов (дуба, бука, граба, грабыльника,
карагача, сосны, ели, пихты, лиственницы, сибирского кедра), выбирая,
преимущественно, "лучшие участки". Эти "пятые части" названы "заказными
рощами" и поступили в ведение лесного начальства. Отпуск из них дерев
дозволялся не иначе, как по сенатским или именным указам. 12-го марта
1798 г. началось выделение их из всех лесов казенных, обывательских,
удельных, заводских, старостинских, арендных и др. В 1803 году "для
отдела пятых частей" в губ. С. Петербургской, Олонецкой и Казанской были
командированы, для опыта, лесные комиссии. Им поручено было отделить
пятые части, преимущественно из строевых пород, под З. рощи, в
государственную собственность, для вспомоществования в нужных случаях
самим крестьянам. С. 1832 г. начали выделять З. рощи площадью в 1/3
часть всех угодий казенных селений. Вскоре после того, вместо ежегодного
отпуска крестьянам лесных материалов, стали выделять им лесные участки,
которые, по мере истощения их, обращалась в З. рощи, а крестьянам взамен
их наделялись новые, из казенных лесных дач, отчего число заказных рощ
стало быстро возрастать. Этот характер удержан за заказными рощами и
министерством государственных имуществ до конца 1850-х гг. С передачею
крестьянских лесов в полное распоряжение обществ (в конце 1860-х гг.),
заказные рощи перестали существовать в этих лесах. Несколько раньше
уничтожены заказы в казенных и удельных лесных дачах. 4) Часть леса, в
которой запрещена на известное время пастьба скота. Это,
преимущественно, молодые еще насаждения, в которых деревья не выросли
из-под морды скота, отчего легко могут быть потравляемы последним.
Продолжительность срока, в течение которого должен существовать заказ,
зависит от древесной породы, характера местности, качеств почвы, способа
образования насаждений и т. п.
В. Собичевский.
Закон Божий - в общем смысле слова, всякое религиозное учение,
преподающее своим последователям обязательные нравственные правила жизни
и деятельности; в смысле более специальном - один из главных учебных
предметов начальных и средних учебных заведений, имеющий целью обучение
истинам религии и правилам нравственности, на религиозном учении
основанным, а также сообщение сведений о богослужении и истории данной
религии, ее учреждениях и установлениях. Религиозное обучение на Западе
расширялось в той мере, в какой получали преобладание в обществе идеи
педагогов богословствующих (напр. Шпенер, Франке) и, наоборот, упадало и
сокращалось в той мере, в какой приобретали значение теории педагогов
философствующих (напр. Базедов, Кампе, Фихте, Песталоцци). В настоящее
время в Европе нет страны, которая не признавала бы либо свободы
обучения а след. и права на преподавание З. Божия, либо безусловной
необходимости этого учебного предмета. Состав З. Божия, как предмета
преподавания в низших учебных заведениях, слагается из катехизиса,
церковных молитв, священной истории, объяснения богослужения; в средних
учебных заведениях к этому присоединяется история христианской церкви.
Особенно прочно поставлено преподавание З. Божия в протестантских
странах, где еще со времени Лютера изучение катехизиса составляет
необходимое условие для конфирмации. В России законоучительство в школах
признается делом, специально относящимся к деятельности церкви, которая,
по силе 64 правила VI всел. собора, допускает к преподаванию З. Божия
лишь священнослужителей (священников и диаконов), из неимеющих же
священного сана, по силе указа 1871 г., лишь принадлежащих к дух.
ведомству лиц, окончивших полный курс по меньшей мере дух. семинарии.
Епархиальные архиереи назначают из среды духовенства особых наблюдателей
за преподаванием З. Божия, дающих отчет в своих наблюдениях
непосредственно архиерею. Разработка дидактики и методики З. Божия
принадлежит, глав. обр., нем. литературе (Schmid, "Paedag.
Encyclopadie"; Zezschwitz, "System der christlich. Katechetik"; Palmer,
"Evangelische Paedagogie" и др.). Несколько соч. этого рода в последние
25 лет появилось и в нашей литературе (прот. К. Ветвеницкого, Страхова,
А. Соколова, Тихомирова, С. А. Соллертинского, С. Ширского); лучшие из
них - прот. Д. П. Соколова: "Исторический очерк преподавания З. Божия"
(в "Руководстве к преподаванию общеобразовательных предметов", СПб.,
1874) и "О преподавании З. Божия в средних учебных заведениях" (в журн.
"Воспитание и Обучение", 1888 г. № 4). Законоучитель обязан руководить
молитвой детей, домашней, школьной и церковной, внеклассным чтением ими
Св. Писания и религиозных книг, исполнением ими христианского долга
исповеди и причащения, соблюдением церковных правил и благочестивых
христианских обычаев и т. д.
Состав школьного курса З. Божия в различных странах и в различное
время был неодинаков. В Германии, где со времен Лютера обучение З. Божию
было впервые правильно организовано, сначала предметом изучения был один
катехизис, и именно "малый катехизис", составленный самим Лютером. В
1714 г. гамбургский пастор Гюбнер издал сочин.: "Сто четыре священные
истории", которое было переведено на все языки Европы, в том числе на
русский, и мало-помалу сделалось повсеместно предметом изучения в
школах. Официально свящ. история вошла в программы низших и средних школ
Германии в последней четверти XVIII в., после издания Фридрихом II в
1763 г. "училищного устава". Россия в этом отношении со времен Петра I
следовала по стопам Германии. Первый у нас школьный учебник по З. Божию,
составленный Феофаном Прокоповичем, содержал в себе, кроме азбуки и
главных молитв лишь краткий катехизис, излагавший "главнейшие догматы
веры и заповеди десятословия", которые и предписывалось Духовным
регламентом изучать "детям всех званий". Указом сената 20 апр. 1743 г.,
согласно определению синода, предписывалось дворянам и разного чина
людям обучать детей своих букварю и катехизису. В уставе губернских
учреждений Екатерины II предписывалось "детей греко-российского
исповедания в народных школах обучать катехизису, для познания оснований
православной веры, и толкованию десяти заповедей, для вкоренения
нравоучения всеобщего". Лишь по уставу народных училищ 1786 г. положено
обучать в них и священной истории. В сенатском указе 1805 г. упоминается
только о катехизисе, но с 1828 г. в программу З. Божия снова входит
священная история. В XVIII в. в преподавании З. Божия нравоучение
преобладало у нас над учением догматическим: догматы веры изучались лишь
настолько, насколько это считалось нужным для нравоучительных выводов;
изложение фактов св. истории приурочивалось к указанию образцов
нравственности. Законоучительство, таким образом, и у нас не осталось
свободным от влияния германской философии. В 1756 г. священнику
инженерной школы предписано было преподавать особо "правила строгой
нравственности". По уставу сухопутного корпуса, составленному в 1766 г.
Бецким, определено было в младшем классе учить детей З. Божию, во втором
возрасте преподавать "учтивство и долг благопристойности", а в третьем -
"упражнение истинного христианина и честного человека". С 1766 г.
появляются катехизисы иером., а потом митроп. Платона, из которых два -
малый и большой, были учебниками в низших и средних школах; нравоучение
было в них господствующим элементом. На ряду с ними в школах появилась в
1786 г. "Книга о должностях человека и гражданина", если не
составленная, то редактированная самою императрицей Екатериной II. Эта
книга, иногда только дополнявшая, а иногда заменявшая в школах
катехизис, была плодом философского настроения времени, хотя свои
положена основывала отчасти на библейских изречениях и примерах.
Философский характер века сказался и в том, что в нескольких других
учебниках по З. Божию, изданных комиссиею об учреждении народных училищ,
истины веры доказывались не текстами только Св. Писания, но и доводами
разума. В 1819 г., под влиянием новых веяний, министерство народного
просвещения изъяло из употребления "Книгу о должностях"; в курс З. Божия
введены были избранные "чтения из св. Писания", в нескольких редакциях,
из которых старейшая по времени составлена была Филаретом, впоследствии
митроп. московским. Религиознонравственное направление вполне вытеснило
направление философско-нравственное. В 1823 г. появились катехизисы
митрополита Филарета (взамен прежних катехизисов митр. Платона):
"Начатки христианского учения" (краткая св. история и краткий катехизис)
и "Пространный христианский катехизис". Оба были до начала восьмидесятых
годов единственными учебниками по катехизису. Известное сочинение
немецкого педагога Цечвица высоко ценит "пространный катехизис" Филарета
с дидактической и методической точек зрения, но со стороны отечественных
законоучителей-педагогов много слышалось упреков ему и при самом его
появлении, и в последнее время. С 30-х годов является, как особый
предмет по классу З. Божия, "христианское нравоучение", по которому
руководства были составлены прот. Воскресенским, Мансветовым, Кочетовым,
Маловым и Бажановым. Оригинальностью метода особенно выдавались курсы З.
Божия прот. И. Наумова и Г. П. Павского. Наумов не допускал деления
курса З. Божия на особые отделы. а учение веры, нравоучение и
богослужение излагал совместно. Учебника он не оставил, но общая схема
его преподавания изложена в брошюре: "Мысли при взгляде на десять
заповедей З. Божия". План и метод Г. П. Павского, изложенные в записке
на имя В. А. Жуковского (Павский был законоучителем наследника
цесаревича Александра Николаевича) и в двух программах - самое
замечательное из всего, что существует в русской литературе по дидактике
и методике З. Божия. Состав и способ преподавания З. Божия Павский
приводит в связь с постепенным развитием умственных и нравственных сил
учащихся. Детство - возраст чувства; сообразно с этим в ребенке
развивается религиозное чувство, с помощью молитв (не только
общецерковных, но и особых, импровизируемых учеником, под руководством
учителя, на каждый выдающийся случай жизни личной и общественной),
жизнеописаний святых, указания руки Божией в природе и в общежитии и,
наконец, живого изображения обрядов церкви. Второй момент религиозного
обучения - изложение религиозных идей в формах рассудка и воображения и
в правилах, т. е. изучение догматов, обрядов и правил нравственности.
Записка и программы Павского, а также образцы составленных им молитв и
очерков явлений природы в первый раз изданы Н. И. Барсовым в 1880 г., в
"Сборн. Имп. русского истор. общ." и в составленной им биографии
Павского ("Русская Старина", 1880 г.). Жуковский с восторгом
приветствовал законоучительское новаторство Павского, но его метод и все
сделанное им для дидактики и методики законоучительства остались без
влияния на общий ход этого дела в России, вследствие разлада между
Павским и митроп. Филаретом.
Реакция против стремлений библейского общества имела последствием
новые направления в постановке З. Божия: сначала догматико-полемическое
(1837 - 1850), потом церковно-догматическое (1850 - 1878). Учение об
обязанностях христианина обращается в учение об обязанностях сына
православной церкви. В той мере, в какой сокращалось в курсах З. Божия
нравоучение, выдвигалась на первый план православная церковность -
молитвы, праздники, богослужение. В этом направлении подвергся
переработке и самый катехизис митроп. Филарета. Из учебников этого
периода замечательно упрощенное изложение катехизиса Филарета, сделанное
прот. И. В. Рождественским, а также "изложение символа веры", А. Н.
Муравьева. В 1851 г., по новой программе З. Божия, усилено было в
составе курса З. Божия изучение молитв и богослужения православной
церкви и исключено учение о христ. обязанностях. С 1860 г., с
увеличением заботы о народном образовании, началась усиленная работа по
составлению новых программ З. Божия (из них лучшая - А. Кочетова). В
учебных планах министерства 1872 г. введено чтение новозаветной истории
по библейскому тексту и сообщение сведений по священной географии.
Отмена монополии учебников по предметам З. Божия вызвала большое
оживление в духовно-педагогической литературе. В это время появились
руководства М. И. Богословского ("Священная история Ветхого и Нового
Завета"), Грегулевича ("Подробный сравнительный обзор
четвероевангелия"), Д. П. Соколова, В. Я. Михайловского, П. А. Смирнова,
А. А. Желобовского. Л. П. Петрова, А. Лаврова, Базарова, К. И.
Ветвеницкого, М. И. Соколова, И. Романова, А. П. Рудакова, Беллюстина
("О Богослужении"), Г. Чельцова, П. А. Лебедева, С. В. Миловского и др.
Из опытов изложения вероучения и нравоучения христианского, взамен
катехизиса Филарета (эта замена разрешена в 1872 г.), заслуживают
внимания сочинения: Г. Титова ("Уроки по правосл. катехизису"), П. А.
Смирнова ("Изложение христ. прав. веры"), Лаврова ("Записки по предмету
З. Божия"), И. Заркевича ("Очерк учения христ. веры"), Владиславлева
("Записки по классу З. Божия"). Главными предметами дидактич. и методич.
рассуждений в области З. Б. были в последнее время следующие вопросы: о
значении ветхозаветной истории в общем составе курса З. Божия, о языке
(русск. или церковнославянск.), на котором должно быть предлагаемо
учащимся чтение Св. Писания, о форме изложения катехизиса, о
необходимости буквального его заучиванья, о концентрации в один
компактный курс всех предметов курса З. Божия, обыкновенно преподаваемых
отдельно в последовательном порядке. Защитниками последней, по примеру
прот. Наумова, являются в настоящее время прот. Д. П. Соколов и К. И.
Ветвеницкий. Большинством ваших законоучителей практикуется, однако,
прежний метод последовательного изучения свящ. истории, молитв,
катехизиса, учения и богослужения, истории церкви вселенской и русской,
при чем объем изложения каждого предмета соображается с общим учебным
планом школы, низшей или средней, и с программами, издаваемыми
министерством народного просвещения и св. синодом.
Н. Барсов.
Закопане - одна из известнейших долин в Татрах; она лежит на южной их
стороне на высоте 3166 фт. н. ур. м. и состоит из двух частей: одной
узкой и всего в 1/4 мили длины, другой в 1/5 мили шир. и в целую милю
длины. В первой из них находятся величественные истоки Белого Дунайца.
Это же имя носит и лежащее здесь селение З. Оно служит сборным местом
для туристов.
Ир. П.
Залив - часть океана или моря, вдавшаяся в берег, но не отделенная от
них узким и мелкам проливом. Таким образом, правильно названы З.:
Ботнический, Финский, Рижский - Балтийского моря; Одесский - Черного;
Гвинейский и Бискайский - Атлантического океана; Калифорнский - Тихого;
Бенгальский - индийского; заливами следовало бы назвать также моря:
Немецкое, Аравийское (сев.-зап. часть Индийского океана),
Восточно-китайское.
А. В.
Залог (hypotheca, hypotheque, Pfandrecht) - обеспечение обязательства
или требования определенным имуществом должника, и притом так, что, в
случае неисполнения, кредитор имеет право на удовлетворение из
заложенного имущества, в чьих бы руках оно ни находилось. В тесном
смысле слова З. означает обеспечение недвижимым имением; обеспечение
движимости называется закладом. Существенный признак залогового права
есть вотчинный или вещный его характер (Dingliches Recht, droit reel):
право З. имеет силу не только по отношению к должникувладельцу
заложенного имущества, но и в отношении ко всем сторонним лицам. Тяготея
непосредственно над имением, залоговое право разделяет его судьбу и
переходит на всякого его приобретателя (droit de suite). З. есть самый
надежный из всех способов обеспечения требования: поручительство
основано главным образом на доверии, задаток и неустойка являются только
побудительными средствами к исполнению обязательства, а З. есть
обеспечение, заключающееся в самом имуществе должника и притом
гарантирующее всю ценность обязательства.
В историческом процессе развития института З. можно различать три
формы: а) первая и самая древняя заключалась в отчуждении должником
кредитору имущества, предназначенного служить обеспечением долга. В
древнеримском праве кредитор, в таких случаях, публично обязывался
возвратить имущество должнику по уплате долга, или вознаградить за вред
и убытки в случае нарушения этой обязанности (pactum fiduciae); б)
имущество, обеспечивавшее долг, передавалось не в собственность
кредитора, а лишь во владение его и пользование, вместо процентов, и с
обязанностью возвратить это имущество по получении удовлетворения.
Особый вид этой формы З. (pignus) составляла так наз. antichresis,
состоявшая в том. что должник передавал кредитору плодоприносящее
имущество, с правом пользоваться его плодами в счет капитала или
ежегодных процентов; в) третья, наиболее совершенная форма З., известна
в римск. праве под именем hypotheca и перешла в новейшие
западноевропейские законодательства. В древнем русском праве главным
средством для удовлетворения взысканий было обращение их не на имущество
должника, а на личность его, т. е. правеж. Около XV ст. встречаются
заемные акты, в которых должник означает все состоящее за ним имущество
или часть его, как ответственное в верной уплате долга. В XVI ст.
появляются первые указы о З. и юридических его последствиях. С
установлением З. кредитору передавалось владение заложенным имуществом.
Пока еще не сознавалось различие между владением и собственностью, З.
носит характер отчуждения; закладная и купчая считаются актами весьма
близкими между собою. С владением переходило к кредитору и пользование
З.; кредитор мог даже отчуждать заложенное имущество; уплата должником
долга и получение обратно заложенного имущества имели значение выкупа. В
случае неосуществления должником права выкупа, закладная превращалась,
по общему правилу, в купчую. Такой: характер древнего русского З.
сближает его с римскою fiducia. По закону 1737 г. закладные не
обращаются в купчие; заложенное имущество, по просрочке долга, продается
с публичного торга. В 1744 г. восстановлена старая система З.,
действовавшая в эпоху Уложения. Эта система отменена окончательно
банкротским уставом 1800 г., существенные постановления которого,
касающиеся залогового права, вошли в состав ныне действующего
законодательства. С установлением З. должник сохраняет право
собственности на заложенное имение и право владеть им и пользоваться его
выгодами, а кредитор получает право, в случае неисполнения должником его
обязательства, требовать удовлетворения из заложенного имения. Лицо,
приобретающее право З., называется залогопринимателем или
залогодержателем, а лицо, отдающее имущество в З. - залогодателем или
закладчиком.
Предметом З. может быть только имущество, принадлежащее должнику;
поэтому недействителен З. имущества, в пожизненном владении состоящего,
если пожизненному владельцу не предоставлено такого права (ст. 1629 Х т.
1 ч.). Нахождение имения во владении третьего лица не служит
препятствием для З. этого имения собственником, но при этом должны
оставаться неприкосновенными права третьего лица. До 1862 г. действовало
безусловное правило о недействительности З. имущества, состоящего под
запрещением; если имение было заложено разным лицам, то оставался в силе
ранее установленный З. (ст. 1630). Законом 12 февраля 1862 г. имения,
заложенные в государственных кредитных установлениях, дозволено
отдавать, с ведома последних, в З. частным учреждениям и лицам. Изъятие
это было распространено и на имения, заложенные в частных банках (ст.
16301 и Уст. город. кред. общ.). Кассационная практика пошла еще
дальние, признав, что имение, состоящее в З. у частного лица, хотя бы
под З. его и не было выдано ссуды из кредитного установления, может быть
заложено в другие руки по второй, третьей и т. д. закладным, под
условием предоставления старшим по времени залогодержателям права
преимущественного удовлетворения из заложенного имения (№ 88 - 89; см.
также ст. 1215 Уст. гр. суд.). С З. может быть соединяемо условие о
вотчинной очистке, на случай, если заложенное имение будет впоследствии
отчуждено другому лицу; на этом основании может быть заложено и спорное
имение (ст. 1631). Не могут быть предметом З. имения заповедные и
состоящие на праве майоратов в Зап. губерниях (ст. 1641). Предметом З.
может быть только специально определенное имущество; нет З., если в
договоре сказано, что обязательство обеспечивается всем имуществом
должника.
В древнем русском праве З. связывался с договором займа. По природе и
цели своей З. может, однако, обеспечивать не только кредитные сделки в
тесном смысле, но и весьма разнообразные правоотношения. Так смотрело на
З. римское право (res hypothecae dari possunt pro quacunque
obligatione), так смотрят на него и новейшие законодательства.
Банкротский устав 1800 г. не указывает других случаев З., кроме
проистекающих из договора займа. В действующем законодательстве
встречаются отдельные постановления, касающиеся установления З. и по
другим, кроме займа, договорам; сюда относятся договоры с казною по
содержанию казенных оброчных статей, по содержанию казенных имений.
Значение З., как средства обеспечения и других, кроме займа, договоров,
категорически признано кассационною практикою (№ 4 - 89 г.). По проекту
вотчинного устава, З. может быть установлен договором в обеспечение
всякого денежного требования, проистекающего как из займа, так и из
купли-продажи, подряда, найма, причинения убытков и т. д. Как в ст. 185
Нотар. пол., так и в правилах 24 янв. 1884 г. о приеме в З. имений в
обеспечение ссуды под соло-векселя, предусмотрены случаи установления
так наз. кредитного З. (Rantionshypothek, Kredithypothek), т. е.
обеспечения залогом требований хотя и существующих уже во время его
установления, но неопределенных по сумме, а также требований, могущих
возникнуть в будущем. Кредитный З. известен всем иностранным
законодательствам. Действующее русское законодательство не дает прямых
указаний относительно так наз. завещательного З., допускаемого как
римским правом, так и большинством западноевропейских законодательств
(австрийское, баварское, бельгийское, прусское и др., а также законы
Прибалт. губ.). И по нашему праву нет никакого препятствия распорядиться
в духовном завещании, чтобы известное имущество завещателя служило для
кого-либо обеспечением в качестве З. По проекту вотчинного устава З.
может быть установлен завещанием только в обеспечение платежа
назначенных по завещанию денежных сумм. В иностранных законодательствах
допускается обеспечение одного и того же требования З. нескольких
имений, рассматриваемых как один неделимый или совокупный З. (Simultan-,
Solidar-, Korreal-, Gesammt-, Verband-Hypothek). Наше действующее
законодательство воспрещает установление совокупного 3. (ст. 1644 зак.
гр.), но он допускается проектом вотчинного устава. Собственник может
предоставить принадлежащее ему имение под З. не только своего, но и
чужого обязательства; в последнем случай З. носит название
поручительного залога (Burgschaftshypothek). По действующему
законодательству этот вид залога допускается исключительно в обеспечение
договоров подряда и поставки с казною. Проект вотчинного устава
допускает поручительный З. и по договорам между частными лицами. Нашему
действующему праву неизвестны случаи установления З. на основании
судебного решения или распоряжения правительственного установления (так
наз. судебный или принудительный З., pignus judiciale, Judicial
hypothek). Принудительный З. существует в большинстве
западно-европейских законодательств, в Царстве Польском и в
Прибалтийских губ., а также принят в проекте нашего вотчинного устава.
Форма З. Акт на З. недвижимого имущества между частными лицами
совершается у нотариуса и утверждается старшим нотариусом (где не
введено Нотариальное полож.

<<

стр. 76
(всего 253)

СОДЕРЖАНИЕ

>>