<<

стр. 8
(всего 253)

СОДЕРЖАНИЕ

>>

Алтая - т. наз. гранитные Нарымские Альпы и Кучумские Альпы. К востоку
тянется до горы Куйтуна неприступная, покрытая вечным снегом цепь
Большого Алтая, поросшего на северном склоне соснами и лиственницами. От
него отделяется к юго-востоку у Куйтуна Ектаг-Алтай, перерезывающий от
озера Ике-Арал Черный Иртыш. Собственный Алтай называемый также
Колыванскими горами, известный по своим минеральным богатствам, образует
не более 1/4 всей системы и идет от змеиногорских горных заводов 1404 м.
высоты, к северо-востоку от Семипалатинска и соединения Убы с Иртышем,
до Телецкого озера (520 м. над уровнем моря) и вытекающего из него
источника Оби реки Бии, впадающей в Катунью. В этих границах он
занимает, по Гумбольдту, поверхность около 136000 кв. км., т. е. он
втрое более Швейцарии. Этот русский Алтай не есть собственно горная
окраина, а могучая передовая горная группа, вдающаяся от Алтайской
системы в Барабинскую и Киргизскую степи; кроме востока, он со всех
сторон окружен равнинами, принадлежащими с севера и с запада к
низменности, а с юга не превышающими 585 м. На севере цепи сильно
разветвленных Альп имеют направление с запада на восток, но вообще их
можно считать расположенными в виде веера вокруг их высшей точки.
Чихачев, по направлению осей и расположению, различает восточный и
западный А., которые разделены реками Катунью и Обью; первый
направляется к северо-западу, второй - к северо-востоку. Самая высокая
точка - гора Белуха, на месте, где обе оси скрещиваются; это -
величественный, недоступный горный великан, имеющий 3350 м. высоты и
покрытый обширными снеговыми полосами; на южном склоне находится ледник,
источник Катуни, протекающий сквозь две турмалиновые скалы; соседние
горные хребты имеют 2430 - 2730 м. высоты.
Среднюю высоту Алтая считают вообще в 1600 м. снеговую линию - в 2150
м.; его остроконечия, разбросанные конусы и пирамиды достигают 3000 м. и
больние; разнообразные цвета и формы скал, необыкновенно многочисленные
горные потоки придают горному ландшафту большое разнообразие. Но эти
красоты природы более свойственны южному, чем северному, орошенному
Бией, А., который, благодаря своим темным хвойным лесам, называется
также Черным А. и состоит из громадных, тесно сплоченных масс земли.
Между горными цепями тянутся повсюду или пространные, покрытые снегом
или болотами, кое-где прерываемые низкими рядами скал или одиночными
скалами плоскогорья, на крутых обрывах которых растут только лишаи и
маленькие березки, между тем как почва доставляет обильную пищу лосям и
северным оленям. Степная растительность не встречается выше 325 м.;
лесная встречается между 325-1300 м. высоты; альпийская достигает от
1300 до 2050 на северной стороне, на южной - до 2370 м. высоты; еще выше
лежат вечные снега. Подножия гор покрыты тополями, терном, травою;
обрывы одеты хвойными лесами, состоящими из лиственниц, сосен, елей,
сибирских кедров, перемешанных с березами. Береза растет до 1460 м.
высоты; лиственницы и другие деревья, хотя и в изуродованном состоянии,
доходят еще выше. На самых высоких плоскогорьях находятся только
маленькие сосны. К северу от прекрасного Телецкого озера, имеющая
слишком 1600 м. высоты цепь Кузнецкого А. захватывает верхи Том с его
восточной стороны. Главная цепь идет почти по направлению меридиана к
северу до Кузнецка, к востоку от которого она разделяется; восточная,
покрытая лесами, богатая золотом ветвь идет под названием Кузнецкого
Алатая, Белогорской или Албанской цепи до одной широты с Ачинском и
Красноярском и оканчивается имеющим 1666 м. высоты Таскюлем; другая
ветвь направляется к северо-западу, к Томску; расположенная к
северозападу от Кузнецка Салаирская цепь, между Обью и Томом, ниже двух
первых известна по своему богатству серебром, а ее восточный отрог - и
по богатству золотом. - Танну-Ольские горы, восточное продолжение
собственного Алтая, образуют высокую, слишком в 3550 м., суровую и дикую
цепь, поросшую деревьями только в долинах и не покрытую кустарниками
даже на южных склонах; это покрытое снегами древнее обиталище Сойотов
составляет раздельную линию между турецким племенем к югу и киргизами к
северу. К востоку от Уллиусутая Малаха-Ольские горы идут с запада на
восток у источников Джабгана; затем они поворачивают под названием
Кукудабанских гор к юго-востоку и окружают с северо-востока в виде дуги
Орхон. Южная оконечность цепи и Орхона называется Шангай-ола и образует
дикие гранитные скалы, покрытые также вечными снегами; у их южного
подножия находится место древнего Каракорума (кит. Голин) - некогда
столица Чингисхана. К западной оконечности Танну-Ольских гор примыкает с
восточной стороны А., покрытая снегами Саянская цепь, в которой есть
проходы на высоте 1886 м. С юга в них проникает верхний Енисей; к западу
от этого места цепь называется Шабинаола. К востоку от этой поперечной
долины они возвышаются к северу широкою дугою к покрытым вечными снегами
вершинам Белогорья и наконец, у окруженного с запада Шангайскими, а с
востока более низкими Булунайскими горами озера Коссогола, примыкают к
Танну-ольским горам и образуют таким образом громадную котловину
Верхнеенисейскую, совершенно аналогичную с котловиною Байкальского
озера. На северной стороне Коссогола Саянские горы достигают наибольшей
высоты в имеющем 3474 м. узле Мунко-Сардык, (т. е. вечный снег). Самый
высокий проход КхамарДабан находится на высоте 2200 м.

Народонаселение А. - весьма немногочисленно. Между тем как русские
колонисты, в качестве крестьян и горных рабочих, заселяют северные и
северо-западные горные округа, а южная граница строго оберегается рядом
небольших укреплений, внутри и на юго-востоке живут горские калмыки,
которые, при своем чисто-кочевом образе жизни, разбивают свои юрты летом
на богатых пастбищами горных террасах и открытых равнинах, а зимою в
лесных пещерах. В восточном А., около Телецкого или Телеутского озера,
живут телеуты, называемые также белыми кумыками и принадлежащие к
турецкому племени, но имеющие монгольские черты лица и причисляемые
русскими к татарам. Они занимаются скотоводством, охотою, пчеловодством
и собиранием кедровых орехов. На Бие живут в небольших домиках
кумандинцы, занимающиеся скотоводством и земледелием и не имеющие
монгольского типа. Все эти три поколения - язычники шаманского
исповедания. К первобытному населению причисляются также, так наз.,
Каменщики, хотя они по происхождению, языку и религии и принадлежат к
русским. Они происходят частью от русских крестьян, освободившихся
посредством бегства с горных заводов от крепостной зависимости.
Ср. Котта, "Der Altai, sein geologischer Bau, und seine
Erzlagerstatten". (Лейпциг, 1871).
Алтарь (лат. alta ага - зн. высокий жертвенник) - называется
жертвенное место, или жертвенный очаг. Первоначально А. были из земли
или дерна, впоследствии, когда начали воздвигать храмы, их делали более
искусно из камня, или металлов. Они стояли на восточной стороне храма,
перед изображением божества. В Риме А. были воздвигаемы не только
отдельным богам, но и героям, а впоследствии даже императорам. Их место
нахождения не ограничивалось у греков и римлян храмами, а они были также
воздвигаемы на улицах, площадях. в священных рощах и у священных ручьев.
И у евреев, не смотря на Моисеев закон, дозволявший жертвоприношение
только во храме, удержался до времен Вавилонского плена древний обычай
воздвигать А. на возвышениях. так много посещаемыми местами
жертвоприношений были: Рама, Галгал, Вефиль и Мицпа. У евреев алтари
различались между собою по форме и архитектуре, смотря по особым целям,
для которых они служили. Были А. для сожигания жертвенных животных, А.,
на который только возжигались фимиамы и хлебные - А., на которые
возлагались бескровные жертвы. Весьма отличны от этих древних А.
христианской церкви; здесь А. был первоначально столом, на котором
справлялась вечеря любви; до конца II-го в. А. и оставался поставленным
в церкви столом, на котором распределялось Причастие и совершались
другие церковные службы. В виде построенных уже - А. появились у
христиан, по всей вероятности, только во времена Константина Великого.
Предписание обращать их всегда к востоку, происходит, говорят, еще от
Папы Сикста II (ум. в 258 г.); в VI в. вошло в обычай украшать их
крестом, со времен же Григория VI сделалось в римской церкви обычаем
ставить по несколько А. Самый главный из них, высокий алтарь, сохранил
свое место на возвышении, в романских церквах часто украшенном
балдахином и снабженном ступенями; другие ставились у колонн, на
восточной стороне приделов, у боковых стен, в капеллах и криптах.
Обыкновенная форма готического А. - крылообразна (Flugelaltar), внутри с
пластическими, снаружи с рисованными украшениями; но часто встречаются
А., украшенные и внутри живописью. Архитектурная форма А. различается по
стилям. Алтарный стол покрывается скатертью различных цветов, смотря по
различным церковным праздникам; на А. находятся: крест, цветы и свечи.
Для исполнения церковных треб, в дороге, в походе и т. п. употребляется
переносный алтарь, стоящий на деревянном постаменте. Во время реформации
число алтарей в каждой церкви ограничено до одного; из швейцарских
церквей они даже совсем удалены. Поэтому и теперь в лютеранских церквах
находится только один алтарь, в кальвинистских только простой,
снабженный крестом, стол.
В православной церкви алтарем называется часть храма, предназначенная
для священнослужителей и отделенная от средней части храма высоким
иконостасом. В нем находится престол (Jusiasthrion - алтарь, по
терминологии западной) в виде равностороннего прямоугольника, с
положенными на нем антиминсом, крестом, Евангелием. Под престолом или в
антиминсе полагается часть св. мощей, в воспоминание древнехристианского
обычая совершать литургию на гробницах мучеников в катакомбах. Престол
покрывается свящ. одеждами (срачица, индития, илитон). В алтаре
находится также, обыкновенно, жертвенник или особый стол для совершения
проскомидии. В каждом храме может быть несколько алтарей и престолов. На
одном престоле дозволяется в день служить литургию только один раз.
Алтын - старинный русский монетный счет, название которого получилось
от татарского слова алты (шесть). До Петра I алтыны у нас не чеканились,
но велся только счет на алтыны: по курсу в алтыне считалось от трех до
шести денег. При Петре I были выпущены первоначально в 1704 г. алтыны из
хорошего серебра, потом в 1711 и 1712 гг. выпущены алтынники из серебра
70 пробы, а в 1718 выпущены нечеканенные, а тисненные алтынники, против
пробы девка - из золотника 5, алтын (указ 24 января 1718, №3148), затем
было разъяснено, что алтынники и копейки должны быть делаемы из серебра
38 пробы, тогда как рублевики, полтинники и гривенники делались из
серебра 70 пробы (№3164). Но алтынники ходили недолго. Императрица
Екатерина I, хотя и повелела 26 мая 1725 вновь выпустить серебряные
алтынники низшей пробы (1/2), но уже 15 июня от этой монеты отказалась,
дав указ: "новую монету из той пробы, из которой прежде указом повелено
было делать алтынники, ныне делать гривенники, а алтынников не делать"
(№4909).
Так как алтын постоянно оставался монетным счетом (и теперь еще
имеется пятиалтынный, 15 к.), то в переносном смысле алтынником стали
прозывать человека особенно любившего алтыны, вообще стремившегося
правдами и неправдами нажить деньги. Отсюда образовался и глагол
алтынничать - стремиться к наживе путем обмана, обсчитывания, взяток.
Алупка - татарская деревня на южн. берегу Крыма, в 15 км. к
юго-западу от Ялты; славится великолепным дворцом кн. Воронцова,
построенным в живописнейшей местности, в готическо-мавританском стиле из
крымского гранита и зеленого камня (по плану английск. архитектора
Блора), и окруженным роскошнейшею тропическою растительностью. В
виноградниках его насчитывают до 104 т. виноградных лоз лучших
иностранных пород. Выше дворца расположен сад с гротами, естественными
пещерами; кратером потухшего вулкана и огромными, необыкновенно
причудливой формы, скалами, между которыми разбиты прелестные аллеи.
Отсюда открывается чудный вид на море и на высокий Ай-Петри (1234 м.).
На близлежащих высоких скалах видны хорошо сохранившиеся фундаменты и
толстые стены древнего укрепления. В окрестностях А. выламывается
мрамор.
Алфавит является последним явлением в истории письма. Этим названием
обозначается ряд письменных знаков, расположенных в известном постоянном
порядке и передающих приблизительно полно и точно все отдельные звуковые
элементы, из которых составлен данный язык. Алфавит в первый раз
является у финикиян, когда они заняли дельту Нила и познакомились с
египетским письмом. Это могло случиться за 2000 лет до Р. Хр.; но самый
древний финикийский писанный памятник относится ко времени ок. 1000 лет
до Р. Хр., когда царствовал сидонский царь Ашманозар; другие же
древнейшим памятником считают надпись моабитского царя Мении. От
финикиян переняли алфавит греки: они оставили без резких перемен форму
финикийских букв, сохранили: их звуковое значение, даже их названия и
порядок, в котором следуют одни за другими. Притом некоторые знаки
оказались излишними и напротив некоторые звуки греческой речи не могли
быть передаваемы финикийскими знаками. Должно было создать несколько
новых знаков, которые в различных местах имели разнообразную форму и
выражали не везде один и тот же звук; когда и кем были изобретены эти
знаки - неизвестно; древние традиции, касающийся этого вопроса, не
заслуживают доверия. По этим оттенкам греческие алфавиты, (которых
название по первым буквам alja, beta стало общим для всех звуковых
систем), разделяются на нисколько систем, сходных одна с другою в
отношении порядка и формы букв, но различных по их количеству и
звуковому их значению; ср. Киргхоф, "Studien zur Geschichte des
griechischea Alphabeten".
От греческих взяли начало италийские алфавиты, а именно: этрусский,
умбрийский, осский, латинский, фалискийский. Сначала они почти ничем не
различались от греческих, но со временем стали больше приноровляться к
местным требованиям языка и вместе с тем по форме и значению букв
удаляться от греческого первообраза; потом же все пропали, кроме
латинского. С другой стороны греческий алфавит дал начало еще
албанскому, обоим церковнославянским и готскому Ульфилы, занявшему
притом часть форм у рун . Позднейшее так называемое готическое письмо,
которым писались и печатались западноевропейские (и западнославянские)
книги в средние века, происходит не из древнего готского Ульфилы, прямо
из латинского.
Латинский алфавит с течением времени распространился по всем частям
света. Из него произошла, как мы уже сказали, немецкая готическая, так
называемая "швабака", где только форма букв осталась перемененною. В
остальных случаях форма букв осталась без резких перемен, но изменяется
только в частностях с целью пополнить требования разных многочисленных
языков, которые письменно этими буквами выражаются. Теперь даже все
больше и больше входит в употребление транскрипция разных всевозможных
алфавитов латинскими буквами, и на основании латинского письма некоторые
ученые стремятся сложить всеобщий алфавит, которым можно бы выразить
всевозможные оттенки человеческой речи. Вообще, отношение письма к языку
представляется не совсем правильным и точным; идеал алфавита таков,
чтобы он мог отлично служить каждому без исключения языку. Но так как
оттенков звука в многочисленных языках чрезмерное количество, то
требуется тоже и чрезмерное количество отдельных знаков. Даже в одном
языке один и тот же знак выражает несколько различных, хотя и близких
звуковых оттенков: так напр. русское о или е не всегда одинаково
выговариваются. В виду этого неудивительно, что у различных народов,
которые приняли латинскую систему, явилась потребность известных перемен
в алфавите, вызванных уже слишком убедительными требованиями языка, но
вместе с тем у этих народов латинский алфавит не отвечает в такой
степени местным нуждам, как такие богатые специальные алфавиты в роде
напр. санскритского или зендского. Тем не менее, количество основных
знаков латинского алфавита осталось везде почтя неизмененное, но за то
люди прибегли к другим способам: второстепенным надстрочным или
подстрочным значкам и группировке отдельных знаков.
Из славянских народов латинский алфавит употребляют все западные; а
из южных - также хорваты и словенцы; вообще латинский алфавит
распространился везде с католицизмом. В этих странах конечно тоже
употребляются оба способа увеличения числа знаков, о которых мы
говорили. В чешском алфавите однако имеют перевес диакритические знаки,
в польском же - господствует группировка, т. е. соединение двух или
нескольких букв. Так напр. чешские знаки: с, z, s, е, выражаются в
польском языке посредством: cz. z, sz, ie; в русском же посредством
самостоятельных знаков: ч, ж, ш, е. В древних и новых (писанных
латинским шрифтом) литовских. книгах употребляются в общем знаки по
польской системе. Систему знаков в польском алф. хотели сделать более
рациональною некоторые ученые, как Паркош XV в. или новые, напр. Фр.
Малиновский и Э. Богуславский, но эти попытки не прививаются.
Есть еще несколько алфавитов темных по происхождению, как:
санскритские, зендский, клинообразный, турецкий, арабский, армянский,
рунические и т. д. Много алфавитов приведено в сочинении Бадгорна:
"Alphabete der orientalischen undoccidentalisehen Sprachen" (12 изд.,
Нюренберг, 1880).
Алхимия (араб. Al-kimia - производится или от слова kemi, туземного
(коптского) названия Египта, или от греческого cumoV - жидкость, сок) -
так называлась нынешняя химия в средние века, вплоть до XVII столетия.
Но с тех пор, как эта последняя получила научную обоснованность и
облеклась в формы точного знания, прежним, старинным термином стали
обозначать мнимое искусство превращать неблагородные металлы в золото и:
серебро, во что собственно и замыкалась задача химии до XVI столетия.
Таким образом, алхимия относится к современной химии так, как астрология
к астрономии. Задачею средневековых алхимиков было приготовление двух
таинственных веществ, с помощью которых можно было бы достигнуть столь
желанного облагораживания (усовершенствования) металлов. Наиболее важный
из этих двух препаратов, который должен был обладать свойством
превращать в золото не только серебро, но и неблагородные
(несовершенные) металлы, как напр. свинец, ртуть и т. д. " носил
название философского камня, красного льва, великого эликсира или
магистериума, а также именовался красной тинктурой, панацеей: жизни и
жизненным эликсиром". Этому средству приписывалась могучая сила: оно
должно было не только облагораживать металлы, но и служит универсальным
лекарством; раствор его, в известной степени разведенный, так называемый
золотой напиток (аurum. potabile), принятый внутрь в малых дозах, должен
был исцелять все болезни, молодить старое тело и делать жизнь более
продолжительной. Другое таинственное средство, уже второстепенное по
своим свойствам, носившее название белого льва, белой тинктуры, или:
малого магистериума, ограничивалось способностью превращать в серебро
все неблагородные металлы. Находивших философский камень звали адептами.
Родиной алхимии является древний Египет; римский император Диоклетан
повелел в 296 г. после Р. X. предавать сожжению все египетские рукописи,
касающиеся искусства делать золото. Последующие алхимики ведут начало
своей науки от Гермеса Трисмегиста, почему искусство делать золото
называлось также герметическим. В IV веке нашей эры задача превращения
металлов в золото ревностно преследовалась ученой александрийской
школой. Писатель, выступающий под псевдонимом Демокрита, очевидно
принадлежавший к семье александрийских ученых, с своим сочинением
"Physica et mystica" положил начало длинному ряду чисто алхимических
произведений. Такого рода труды появлялись по большей части под именами
известных философов, (каковы Платон. Пифагор и т. д.) с тем, чтобы
обратить на себя внимание и обеспечить себе успех, но, вследствие обилия
метафор и странной номенклатуры, они мало доступны пониманию. Греки были
учителями арабов, с любовью взлелеявших алхимию и давших ей вместе с
именем тот вид, который она в существенных чертах сохранила и
впоследствии. В этом последнем отношении труды араба Абу-Музы
Джафара-аль-Софи, называемого обыкновенно Гебером, составляют целую
эпоху. Он жил в Севилье, в конце VIII-го и в начале IХ-го столетия, и
был вероятно грек, обращенный в ислам. Наиболее замечательная из его
работ: "Summa perfectionHs magisterii in sua natura", переведенная на
латинский яз. (Рим, между 1490 - 1520; Данц., 1682; франц. в
"Bibliotheque des philosophes chimiques" Салмона, 2 тома, Пар., 1672 -
78). Из этого сочинения видно, что во времена Гебера в основе химии
лежала гипотеза о сложности, или, другими словами, металлы считались
телами меняющейся природы. Следуя Геберу, все они как бы состоят из
меркурия (ртути) и серы, а потому к ним можно придать то, что у них
недостает и отнять то, что находится в избытке.
Запад воспринял алхимию от арабов в Х-м или ХI-м столетии; от них
заимствованы были как формы, так и элементы знания. Так как в те времена
каждый выдающийся ученый обладал всей суммой знаний своего времени, то
нередко в истории алхимии встречаем мы имена славных философов и
богословов. Знаменитые схоластики Альберт Великий и Рожер Бакон были
также и знаменитейшими алхимиками своего времени. Арпольдо деВилланова,
выдающийся врач, умерший в 1314 г., издал более 20 алхимических трудов.
Раймунд Луллус , известнейший алхимик XIII и XIV столетий, был, как
говорят, автором 500 сочинений главным образом алхимического содержания.
Оракулом алхимиков XV столетия и последующего времени является
бенедиктинец Василий Валентин (около 1415), который может считаться
наиболее выдающимся в те времена и вообще последним ученым с чисто
алхимическим направлением. Уже Парацельса нельзя причислить к типическим
алхимикам, так как он ясно говорит, что истинная цель науки не
отыскивание способов делать золото, а приготовление лекарств. С XVI века
между алхимиками замечается рознь в преследуемых целях и от ученых, еще
нe вполне разставшихся с несбыточными алхимическими мечтаниями,
отделяется многочисленный класс, по большей части странствующих
авантюристов, злоупотребляющих всеобщей верой в возможность делать
золото и представляющих ложные доказательства своего искусства. Знать и
владетельные князья были главным образом жертвою их обмана. В XV, XVI и
XVII столетиях многие коронованные особы ревностно занимались алхимией.
Так напр., многие английские короли, а в особенности Генрих VI, в
правление которого, благодаря стараниям целой шайки делателей золота,
страна была наводнена фальшивым золотом и фальшивой монетой. Металл,
игравший в этом случай роль золота, был по всей вероятности медной
амальгамою. Подобным же образом около этого времени действовал и Карл
VII во Франции, в сообществе с известным Жаком ле-Кёр (Jacques ie
Соeur). Даже женщины, как напр. императрица Варвара, вдова императора
Сигизмунда, стоит в списках адептов. Император Рудольф II (1576 - 1612)
был меценатом странствующих алхимиков и его резиденция представляла
центральный пункт алхимической науки того времени. Любимцы императора
называли его германским Гермесом Трисмегистом и его пример нашел
подражание главным образом при соседнем саксонском дворе. Курфюрст
Август Саксонский и его супруга Анна Датская производили опыты - первый
в своем дрезденском "Зодотом дворце" (Goldhaus), а супруга его - в своей
роскошно устроенной лаборатории на своей даче (Fasanengarten) в
Аннабурге. Дрезден долго оставался столицею государей,
покровительствующих алхимии, и эта последняя в особенности служила
предметом ревностного изучения в то время, когда соперничество за
польскую корону требовало значительных денежных расходов. Берлинский
двор при курфюрсте Иоанне Георге также служил ареной для шарлатана
Леонарда Турнгейсера, который однако должен был бежать из Берлина. Более
чем 100 лет спустя появился в Дрездене Иоанн Фридрих Беттхер, который
хотя и не добыл золота, но зато получил впервые в 1704 г., во время
своего ареста, коричневый яшмовый фарфор, а в 1709 г. и белый фарфор.
Алхимия в Польше не имела никогда многих и славных адептов: первый
алхимик появился здесь в XV в. по имени Винкентий Ковский, в XVI
столетии жил другой с немецкой фамилией Зухтен. Самым славным из них был
живший в XVII в. Михаил Сендзивой, который однако не сделал никаких
самостоятельных открытий. Он род. 1566 г. в Сонче, а в 1604 г. является
уже в Саксонию, где освобождает из тюрьмы шотландского алхимика Сетона и
привозить его в Краков. Благодарный Сетон, хотя не открыл ему своих
тайн, но дал небольшое количество чудесного порошка; Сендзивой женился
на его вдове и получил весь порошок; оставшийся после Сетона. С помощью
этого средства он обращал разные металлы в золото при дворе Сигизмунда
III в Кракове, о чем существуют исторические свидетельства, и был
приглашен в Прагу, где император Рудольф, получив от него немножко
порошку, сам совершил чудесную перемену, в память чего велел поместить
на стене таблицу с надписью: "Faciat hoc quispiam alius, quod fecHt "
SendUvogius polonus". ("Пускай попробует кто либо сделать то, что сделал
поляк Сендзивой"). В Вюртемберге князь Фридрих принимал его с высшими
почестями, но завидовавший ему алхимик Мюленфельс тайно захватил его,
посадил в темницу и отнял порошок. Когда это было открыто, Мюленфельс в
наказание был повешен, но Сендзивой не получил обратно порошка, которого
сам сделать не умел, поэтому попал в нищету и сделался простым
шарлатаном. Одним из последних адептов того времени является Каэтан,
называемый графом Руджиеро, родом неаполитанец, сын крестьянина; он
подвизался при мюнхенском, венском и берлинском дворах, пока не окончил
своих дней в 1709 г. в Берлине на виселице, украшенной мишурным золотом.
За ним следовал еще один английский врач Джемс Прайс, заявивший перед
королевским обществом наук, что ему удалось получить красный и белый
порошок, посредством которого можно превращать ртуть, по желанию, в
золото и серебро. Когда же от него стали настойчиво требовать
доказательств его искусства, он отравился в 1783 г. С его смертью
алхимия однако не прекратила своего существования. Еще в начале XIX
столетия в Германии было алхимическое общество, (называвшееся
"герметическим обществом"), основанной Кортумом в Бохуме (автором
Иобсиады), публиковавшее труды свои в "Deutschen ReuchsanzeUger". При
нынешнем состоянии научной химии, когда металлы рассматриваются, как
элементы, т. е. как химически простые тела, - получать золото возможно
только из тел, содержащих золото. Если бы даже и оказалось, что металлы
можно разложить, то и в таком случай с уверенностью можно сказать, что
пути для этого должны быть совершенно отличны от тех, которым следовали
алхимики. До сих пор еще ни разу не удалось получить золото из
неблагородных металлов, хотя этому твердо верили в средние века, столь
отличавшиеся верой в чудесное. Но как бы ни была химерична преследуемая
алхимиками цель, своими опытами, которые они необходимо должны были
производить массами, алхимики принесли химии существеннейшую пользу, а
именно положили начало этой науке. Ср. Вертело (Berthelot), "Les
origHnes de l'alchimie". (Нарижь, 1885); того же автора: "Introduction a
i'etude de la chimie des anciens ct de moyen age" (Париж, 1889); Копп
(Н. Корр), "Sagen und Ansichten Uber die Ursprung und fruhe Kenntniss d.
Alchenue" (Браунтвейг, 1867); тогоже автора: "Alchernue in aiterer und
neuerer Zeht" (2 т., Гейдельберг, 1886); 6. Н. Савченков, "история
химии".
Альба (Фердинанд Альварец деТоледо, гердог) - испанский
государственный человек и военоначальник, род. 1508, потомок одного из
знатнейших кастильских родов. Его отец был убит в войне с маврами и
молодой Альба воспитывался у своего деда, герцога Толедского. Благодаря
своему характеру, в котором железная жестокость соединялась с горячею
привязанностью набожного кастильца к своему королю и монархии, он скоро
сделался самым страшным и знаменитым военоначальником в Европе. Еще
16-летним юношею сражался против франпузов и потом участвовал во всех
походах императора Карла V во Франции, Италии, Африке, Венгрии и
Германии. В истории Германии его имя тесно связано с битвой при
Мюльберге (1547). Решительная атака, произведенная им с конницею на
дрогнувших в бою саксонцев, склонила победу на сторону испанского
войска. Менее счастлив он был в войне за Мец в 1552 г., но опять с
успехом командовал войсками в 1557 г. против армии папы Павла IV, и
своею победою над нею в Абруццах принудил его отказаться от французской
дружбы и стать снова на сторону испанской политики.
Неизгладимое, но вместе и самое кровавое, воспоминание о себе Альба
оставил своим наместничеством в Нидерландах (1567 - 73). Когда он с
небольшим, но отборным войском явился из Испании в эту страну для
укрепления в ней католической религии и монархии короля Филиппа II,
революция, начавшаяся в Нидерландах в 1566 г., уже близилась к концу.
Тирания Альбы снова раздула ее, стоила Испании целых потоков золота и
крови и все-таки кончилась потерей двух богатейших испанских провинций.
Альба приехал с инструкцией Филиппа, которая повелевала, захватив
почетнейших граждан страны, предать их смертной казни, конфисковать в
казну их имущество и поддерживать католическую веру во всей строгости,
Смерть принца Оранского, Эгмонта, Горна и других была заранее решена. Но
из трех вождей Альбе удалось завлечь в свои сети только Эгмонта и Горна
и 9 сент. 1567 арестовать их. Судилище, на которое возложена была забота
о сохранении испанского образа правления, именовалось "советом о
беспорядках", а от народа получило название "совета крови" и под
цинически грубым руководством Варгаса ужасающим образом оправдывало это
прозвище. В продолжение трех месяцев Альба послал на эшафот до 1800
человек; кого привлекали к следствию, тот был уже осужден; малейшего
подозрения, даже клеветы со стороны врага было для этого достаточно; а
более снисходительного приговора, чем смертная казнь и конфискация
имущества, суд не постановлял. Оранские принцы Вильгельм и Людвиг также
были приглашены явиться на суд, но не явились. Напротив, весною 1568 они
начали из Германии войну. Сначала, конечно, они только ухудшили ужасное
положение своей страны. Победа, одержанная Людвигом в апреле 1568,
побудила Альбу казнить Эгмонта, Горна и других знатных лиц (в июне), и
он отплатил за победу Людвига двумя над ним победами и весьма искусными
операциями против Вильгельма, которого с незначительными потерями
совершенно вытеснил из страны (в окт. 1568). Затем в Нидерландах опять
началась кровавая расправа; число казней вскоре достигло нескольких
тысяч, имущества конфисковано было на 30 мил. талер., торговля и
промышленные дела остановились, сотни тысяч народа спасались бегством
заграницу. После того начались притеснения с помощью новых налогов: в
марте 1569 государственные чины в Брюсселе должны были дать свое
согласие на три декрета, которыми установлен сбор 1 процента со всех
движимых и недвижимых имуществ, 5 проц. со всякой продажи земельной
собственности и 10 проц. со всякого проданного товара. Этими декретами
уничтожилось всякое промышленное движение, и катастрофа делалась
неизбежною. Ее не могло предотвратить нечто в роде амнистии,
обнародованной 4 июля 1570, причем однако все эдикты остались в своей
силе: когда 31 июля 1571 действительно была сделана попытка произвести
сбор налогов в 20 и 10 пфеннигов, все лавки закрылись; не было ни купли,
ни продажи, прекратились всякая работа и всякое промышленное движение.
Катастрофа разразилась 1 апр. 1572. Зееданд и Голландия отпали от
Испании, в стране снова явились Людвиг и Вильгельм. Альба по-прежнему
оставался победителем в сражениях, но по прошествии целого года кровавых
расправ и бесплодных побед и он лишился надежды достигнуть своих целей;
он просил об увольнении (18 дек. 1573) и возвратился в Испанию. Здесь он
оказал своему королю еще одну важную услугу завоеванием Португалии
(1580). Впрочем в последние годы он уже не пользовался доверием своего
государя. И это неудивительно, потому что Альба не был беспрекословным
рабом этого деспота; напротив; в сношениях с Филиппом он держал себя как
аристократ, заявляющий свои права на власть и почет. Когда однажды, еще
до этого времени, его спросили, в присутствии короля, о возможности
завоевать Португалию, то он бросил дерзкое слово: "А где же тогда наши
дети будут спасаться бегством от короля?" У него, по замечанию Ранке,
была аристократическая наклонность помогать деспотизму, лишь бы он не
касался его самого. Он не долго пережил свой последний триумф: 12 янв.
1582 он умер в Томаре. Ср. Ранке, "Die Osmanen und die span. Monarchie
im 16 und 17 Jahrh." ("GesammelteWerke", том 35 и 36, Лейпц. 1877).
Альбатрос (Diomedea exulans) - плавающая птица из семейства
буревестников или трубкоклювных, характеризуется боковым носовым
отверстием у основания клюва и полным отсутствием заднего пальца. А.
принадлежат к самым большим из известных морских птиц, очень неуклюжи на
вид, но в полете очень ловки. Они улетают поэтому от берега на сотни
часов, быстро плавают, питаются морскими животными, которых они хватают
на поверхности, не ныряя. Они водятся в южных морях, в Тихом океане и
доходят даже на север до Камчатки. Обыкновенный альбатрос встречается
очень часто в морях близ мыса Горна и мыса Доброй Надежды и поэтому он
известен с давних времен (Mouton du cap, Cape sheep). Он гонится, плывя
за кораблем и попадается на брошенную оттуда удочку. Птица эта имеет
мясо, отдающее ворванью и негодное для пищи, белые перья, черные,
острые, необыкновенно длинные крылья, красные ноги и желтый клюв; она
устраивает незатейливое гнездо на пустынных утесах и кладет одно только
белое, вкусное яйцо, которое самец и самка насиживают поочередно.
Альберт, граф фон Больштедт, обыкновенно называемый Albertus Magnus -
один из самых ученых и самых богатых познаниями людей средних веков,
род. в 1193 г." в Лауингене в Швабии. Будучи по слабому телосложению
неспособен к военной службе, он был предназначен к духовному званию.
Окончив курс учения в Падуе, поступил в незадолго перед тем основанный
орден Доминиканцев, начальство которого послало его в Германию, где он
был преподавателем в различных монастырях - в Кёльне, Гильдесгейме,
Фрейбурге, Регенсбурге и Страсбурге. Большую часть своей жизни он провел
в Кёльне, где образовал много превосходных учеников, прежде всего Фому
Аквинского. Некоторое время он занимал доминиканскую кафедру богословия
в парижском университете и, по преданию, читал свои лекции, вследствие
громадного стечения слушателей, под открытым небом. С 1254 он
действовал, как провинциал своего ордена, в Германии. Когда, нисколько
лет спустя, в Парижском университете вспыхнула сильнейшая ненависть
против Доминиканцев, так что делегаты обеих сторон обратились в Рим, А.
одержал при помощи своего красноречия победу для ордена и был затем
назначен преподавателем богословия при папской курии (Magister Palatii).
Папа Александр IV возвел его в 1260 г. в сан регенсбургского епископа,
но А. уже в 1262 выхлопотал себе у наследника Урбана IV дозволение
низложить епископский посох. Он возвратился в качестве лектора назад в
Кёльн и посвятил себя всецело науке. Как друг и советник архиепископа
Конрада фонГохштеден, он несомненно принимал деятельное участие в
составлении плана для постройки кёльнского собора. Он умер в Кёльне, в
1280 г., сделавшись уже несколько лет перед тем слабоумным. Он обладал
самым всесторонним образованием из всех ученых ХIII века, вследствие
чего и получил от современников и потомства название Великого, или
"Doctor universalis". Но от остальных схоластиков отличается не столько
большею энергией самостоятельного философского мышления, сколько большим
изобилием весьма прилежно обработанного материала. Он широко
воспользовался сделавшимися в начале ХШ века известными как подлинниками
сочинений Аристотеля, так и византийскими, арабскими и еврейскими
комментариями и подавляющею силою этого материала дал схоластическому
мышлению аристотелелево направление. Таким образом А. сделался главным
учителем аристотелевой философии и виновником того, что она взяла
решительный перевес, хотя он сам и не был вполне самостоятелен в ее
понимании и стоял в полной зависимости от своих источников. Более
самостоятельности и значения имел он в области естествознания, где он
расширил и пополнил аристотелевы исследования своими собственными. В
особенности он отличился в ботанике подробными исследованиями. Его
необыкновенные для того времени знания в физике, химии и механике были
причиною заподозрения его в колдовстве и в этом отношении с его именем
связаны многочисленные легенды. Его сочинения, собранные, (но не во всей
полной) Ямми (21 т., Лион, 1651), состоят частью из комментариев к
философским сочинениям Аристотеля, частью из исследований физического,
алхимического и естественноисторического содержания. Критическое издание
части этих последних предприняли Эрнст Мейер и Карл Ессен (Берл., 1867),
под заглавием: "Alberti Magni de vegetabilious libri VII, historiae
naturalis pars XVIII". Его богословские сочинения состоят главным
образом из изъяснения книг Священного Писания и из трудов догматического
содержания. К последним принадлежит (изданное в первый раз в Нюрнберге,
в 1473 г.) "Compendium theologicae veritatis", которое, как и многие
другие сочинения А., распространено в бесчисленных изданиях XV в. и
первой половины XVI в.
Альберти, (Леоне-Баттисто) - многосторонний итальянский художник и
ученый, род. 18 февр. 1404 г. в Генуе. Изучал сначала правоведение и
преуспел на столько в древних языках, что приписываемая ему комедия
"Philodoxios" была принята за произведение Римской древности. Он писал
также сочинения нравственно философского содержания на латинском и
итальянском языках; был превосходным органистом, а в живописи изобрел
воздушную перспективу. Его сочинение "De pictura" (Базель, 1540)
выдержало несколько изданий. Но его настоящим призванием была
архитектура; он стремился к возобновлению классического стиля.
Примечательнейшее из построенных им зданий: во Флоренции - дворец
Ручеллаи, дворец на улице делла-Скала и воздвигнутые в виде ротонды хор
и трибуна в церкви делль-Аннунциата. В Мантуе он построил церковь св.
Андрея, в Римини - церковь св. Франциска. Он умер в Риме в апр. 1472 г.
Немаловажно его теоретическое сочинение "De re aedificatoria"
(Флоренция, 1485; Страсбург, 1541; Beнеция, 1646). Ему принадлежит также
прекрасное в стилистическом отношении "Del governo della famiglia".
Бонуччи издал: "Ореге volgari di А." (5 т., Флоренция, 1843 - 49). Ср.
Никколини, "Elogio di А." (Флоренция, 1844); Пассерини, "Gli A, di
Firenze" (2 т., Фдоренцш, 1869 - 70).
Альбигойцы - заимствованное от города Альби в Тарнском департаменте
название одной распространенной в южной Франции церковной секты,
усвоившей религиозные принципы каеаров и их позднейших
последователей-вадьденцев. Сторонники этого направления явились еще в
начале XI-го столетия и вообще считались преемниками манихеев. Они
Проповедывали апостольское христианство и вели простую, строго
нравственную и уединенную жизнь. Поэтому их называли сначала "добрыми
людьми" (Les bons hommes), но "людьми темными" (hommes obscurs), а после
первого отлучения их от церкви; произнесенного на соборе в Тулузе,
созванном папою Каликстом II (1119), стали звать "тулузскими еретиками".
Это отлучение было в 1139 г. подтверждено Иннокением II. На соборе,
созванном лодевским епископом в Ломбе близ Альбы в 1176 г., они открыто
высказывались насчет своего учения. Несмотря на то, они впоследствии
подверглись сильному подозрению, именно в дуализме, отвержении учения о
Пресвятой Троице, таинств причащения брака, отрицании смерти и
воскресения Иисуса Христа и т. п. Наконец, папа Иннокентий III в 1209 г.
возбудил крестовый поход против них, ближайшим поводом к которому
послужило умерщвление во владениях графа Раймунда VI Тулузского папского
легата и инквизитора Петра Кастельно, на которого воздожено было
поручение истребить еретиков. Действительною же причиною было желание
отнять земли графа Тулузского, ненавидимого за его терпимость к
еретикам. Никакой пользы не принесло позорное наказание и бичевание,
претерпленное графом от легата Мило, и полученная им от папы ценою
больших жертв абсолюция. Легаты - Арнольд, аббат Сито и Мило взяли
приступом главный город его племянника Рожера - Безьер, и приказали
умертвить 20000 его жителей без различия вероисповедания. "Убивайте их
всех!" воскликнул Арнольд, "Господь отличит Своих и защитит!". Не лучше
обошелся Симон Монфорт, граф Лейчестерский, предводительствовавший
крестоносцами под руководством легатов, с другими местами во владениях
Раймунда и его союзников, из которых Рожер безьерский погиб в темнице, а
король Петр арагонский убит в сражении при Мюре в 1213 г. Завоеванные
земли папа подарил графу Монфорту, в награду за его услуги, но Симон,
при переменном военном счастии, никогда не мог спокойно владеть этим
подарком. При осаде Тулузы (1218), он был убит брошенным из пращи
камнем, а его сына Раймунд VI и, по смерти последнего в 1222, сын его
Раймунд VII принудили возвратить завоеванную землю. Но папская абсолюция
снова привлекла разный сброд со всех концов Франции и война
продолжалась. С большим мужеством защищал Раймунд VII отцовское наследие
против легатов и французского короля Людовика VIII, который умер в
походе против еретиков в 1226 г, после завоевания Авиньона. Когда с
обеих сторон пали сотни тысяч народа и были опустошены прекраснейие
местности Прованса и Верхнего Лангедока, в 1229 г. был заключен мир, по
которому Раймунд только за большое денежное вознаграждение освободился
от церковного отлучения, уступил Людовику IX Нарбонну вместе с многими
владениями и назначил своего зятя, брата Людовика, наследником всех
остальных своих земель. Папа присудил эти провинции королю французскому,
чтобы усилить его преданность папскому престолу и сделать его тем
податливее к приему папских инквизиторов, которые, по большей части
доминиканцы, возводили упорствовавших в своих верованиях альбигойцев на
костерь, или возвращали в лоно католической церкви посредством самых
тяжких эпитимий. Друге альбигойцы бежали на Восток и поселились в
Боснии. Но еще в начаде XIV столет. инквизиция усердно работала в этих
местах, в чем можно убедиться из сочинения инквизитора Бернарда Гвидона
(1321), "Practica contra infectos lаbе heretice pravitatis". Ср.
Фауриэля, "Croisade contre les Albigeois" (Пар., 1838); Фабера, cinquiry
intothe history ana theology of the ancient Vallenses and Albigenses"
(Лонд., 1838); Гана, "Geschichteder Ketzer im Mittellalter" (Штутг.,
1845); Нейра, "Histoire des Albigeois" (3 т., Пар., 1870 - 72). В
поэтической форме отчаянная борьба альбигойцев воспроизведена Николаем
Ленау в его эпосе "Die А." (Штутг., 1842).
Альбиносами - называют людей, у которых в коже, в волосах и в глазах
не достает темного красящего вещества (пигмента). При нормальном
состоянии, под верхней кожицей, в волосах, в радужной и в сосудистой
оболочке глаза (Choroidea) отлагается красящее вещество, обусловливающее
цвет этих частей тела. тогда же не происходит образования этого
красящего вещества вследствие прирожденного организму недостатка, то
кожа является блудного, а волосы белыми, зрачок кажется красным, потому
что в него попадает слишком много света чрез топкие, неокрашенные
покровы глаза, и богатые сосудами, и кажущаяся вследствие этого красною,
сосудистая оболочка освещается рассеянным светом. В тоже время и тонкая
радужная оболочка принимает красноватый оттенок. Так как черный пигмент,
покрывающий choroide'ю и заднюю поверхность радужной оболочки, поглощает
свет, попадающий в глаз, то альбиносы, у которых это красящее вещество
отсутствует, не выносят дневного света. По этой же причине они щурятся
при ярком освещении (светобоязнь, фотофобия) и в сумерках, в полумраке
видят сравнительно лучше, нежели при ярком свете. Альбиносов (называемых
иначе какерлаками, Pintos, Dondos, Blafards, Leucotici) считали прежде
особой породою людей; но подобные субъекты встречаются во всех племенах
человеческого рода; окраска их покровов принимает тот или другой
оттенок, смотря по цвету кожи, свойственному тому племени, к которому
они принадлежат; явление это бросается особенно резко в глаза у негров
(белые негры). Болезненное состояние, вызывающее подобное отсутствие
пигмента, называется альбинизмом (Leacopathia) и встречается также у
млекопитающих (напр. у лошадей, кроляков, крыс, мышей), у птиц и вообще
у всех позвоночных животных, а может быть и во всем животном царстве.
Это болезненное состояние - наследственно (при смешении альбиносов между
собою) и при переходе из рода в род, в целом ряде поколений, оно
принимает иногда характер разновидности, как это замечается напр. у
хорька и у трубастого голубя. Переходною ступенью к этому постоянному
отсутствию пигмента можно считать ту способность приспособления,
посредством которой животные (альпийские зайцы, куропатки и т. п.)
изменяют свой цвет зимою и становятся белыми. Бывает также особый вид
местного альбинизма, когда на коже появляются отдельные белые пятна или
когда только некоторые места кожи бывают покрыты белыми волосами; это
явление выражается особенно резко у так называемых пегих негров.
Подобные случаи местного альбинизма, (называемого в таком случае
Vitiligo), бывают иногда при болезнях, напр. от нарывов, когда известные
местности утрачивают свой пигмент и становятся белыми. Ср. Мансфельд,
"Ueber des Wesen der Lenkopathie oder des Albinoismus" (Брауншвейг, 1823
г.).
Прежде этому недугу давали название пинтос (Mal de los pintos) и
причисляли его к аномалиям пигментирования; но новейшими исследованиями
доказано, что эта эндемическая, заразительная болезнь, встречающаяся в
Мексике, Центральной Америке и северных частях Южной Америки,
происходить от растительных паразитов. От настоящего, всегда природного
альбинизма, который бывает или всеобщий, или (в более редких случаях)
только ограниченный некоторыми местами кожи и волос (Albinismus
partialis), необходимо строго отличать пигментатрофию, которая является
не при рождении, а обнаруживается только в продолжение последующей
жизни. Важнейшая форма пигментатрофии есть болезнь, известная под
названием витилиго: при которой на всем теле выступают мелкие белые
пятна, который постепенно увеличиваются и в исключительных случаях ведут
почти к полному или даже в совершенно полному обесцвечению всей
поверхности тела. Эта болезнь никогда не поражает сосудистой плевы и
радужной оболочки глаза.
Альгамбра (от арабск. Kelatalhamrah, красный замок) - название
прежней цитадели Гранады, поднимающейся с юго-восточной стороны города
на скале, которая отделяет Дарро от Иениля. Эта старинная крепость
мавританских государей еще доныне служит замечательнейшим памятником
мавританской архитектуры. В последнее время испанское правительство
предприняло реставрацию отчасти уже разрушенных построек под
руководством опытного архитектора Контреры. Грандиозное здание имеет
около 3,5 км. в окружности и окружено еще своей первоначальной оградой,
снабженной многими башнями. Кроме знаменитого мавританского дворца,
внутри этой ограды находятся еще церковь, прежний монастырь, теперь
обращенный в казарму, множество жилых помещений и оставшийся
недоконченным величественный еще в развалинах дворец Карла V,
построенный на месте зимнего дворца мавританских халифов. Часть
старинных башен и строений раньше служили помещением для каторжников и
государственных преступников. Великолепный парк отделяет А. от Torres
Bermejas, другой крепости, как предполагают, заложенной еще финикиянами.
С северной стороны ограды ещё и теперь поражает своим великолепием
старинный мавританский дворец, построенный в 1213 - 1338 г. Чрез простые
ворота в западной части дворца входишь теперь раньше всего в галерею на
колоннах, окружающую самый большой прямоугольный двор. Patio de la
Alberca, еще чаще называемый Patio de los Arrayanes (Миртовый двор). На
северной узкой стороне этого прямоугольника через переднюю входишь в
залу Посланников, квадратное помещение с куполом, высотою почти в 20 м.,
в котором маврит. искусство развертывается во всем своем блеске и
великолепии. К востоку от Patio de la Alberca находится Львиный двор с
фонтаном, опирающимся на 12 львов. К этому двору примыкают зала двух
Сестер, обязанная своим именем двум широким и совершенно равной величины
мраморным плитам, Судебная зала и зала Абенсеррагов. В последней еще до
сих пор показывают кровавые пятна, оставшиеся после той ужасной резни,
которую последний султан Боабдил, по наговору Цегри, смертельных врагов
Абенсеррагов, устроил между последними и которая значительно
содействовала ослаблению и падению мавританскаго государства. Повсюду
вокруг этих дворов группируются изящные портики, дышащие прохладой
покои, садики с бьющими фонтанами и выходящие наружу балконы с
великолепными видами. Стены покоев покрыты роскошной мозаикой, своды
своими украшениями напоминают ячейки улья и называются у испанцев Media
паranja
- полуапельсином, вследствие своего сходства с клеточками
разрезанного апельсина. Наружный же вид А. представляется строгим и мало
симметричным и скорее походит на крепость. Как про особенную редкость в
таком чисто мусульманском памятнике следует упомянуть про фрески, по
всей вероятности, работы какого-нибудь христианского художника XIV или
XV в., представляющая сцены охоты и сражений. К северо-востоку от А., на
Cuesta de los Molinos, отделенный от мавританского дворца глубоким
оврагом, заросшим высокими деревьями, возвышается летний дворец
Генералиф. Вашингтон Ирвинг воспользовался своим пребыванием в Испании в
качестве американского посланника; чтобы дать нам превосходное описание
А., снабженное мавританскими легендами. Вообще, как совершеннейший
памятник мавр. искусства, А. неоднократно служила предметом изучения с
точки зрения истории искусства. Наилучшие сочинения об А. : Мурфи, "The
Arabian antiquities of Spain" (Донд., 1816); Жиро де Пранже, "Souvenirs
de Grenade et de ГА." и Monuments arabes et moresques d'Espagne" (Пар.,
1838); Овен Джонс, "Plans, elevations, sections and details of the A."
(2 т., Лонд., 1642 - 45); Биссон, "Choix d'ornements arabes de I'A."
(Пар., 1855): "Monumentos arquitectonicos de Espana" (Мадр., 1859 г.).
Подражание наиболее характерным частям А. представляет AlhambraCourt.
стеклянного дворца в Сиденгаме, возведенного под руководством Овена
Джонса.
Альдины - так называются издания, вышедшие из печатных станков
венецианской типографской фамилии Мануция, в особенности, Адьда
Манунция, и отличаются как внутренними достоинствами, так и внешним
изяществом. Многие из них представляют первые издания (editiones
principes) греч. и римс. классиков, другие содержат критически
проверенный по рукописям текст новейших классических писателей, напр.
Данте, Петрарки, Боккаччо и т. д. Все они отличаются необыкновенной
чистотой печати, хотя греческие издания несколько уступают латинским и
итальянским. В особенности издания Альда-отца образуют во многих
отношениях эпоху в истории типографского искусства, именно, по красоте
шрифтов. Для своих греческих изданий, которых до него никто не печатал в
таком количестве и так изящно, он мало помалу изготовил 9, а для
латинских 14 разных шрифтов. Он же или, вернее, резчик штемпелей
Франческо из Болоньи, должен быть признан отцом итальянского курсива,
которым он пользовался для своих изданий древних и новых классиков in
octavo. Далее для еврейских книг у него было три разных шрифта. К
политипажам он очень редко прибегал, единственное исключение составляет
"Нурпеrotomachia Poliphili" (1499). Его издания на пергаменте
неподражаемы. Он же первый ввел обычай печатать по нескольку экземпляров
на лучшей, более тонкой, или более толстой бумаге; первый опыт сделан им
при издании "epistolae graecae" (1499). Кроме того, начиная с 1501, при
издании Филострата, он выпустил несколько экземпляров на веленевой
бумаге, а в 1514 впервые напечатал книгу на синей бумаге. После его
смерти (1515) заведование типографией перешло к его тестю Андрею
Азулану. Сын Альда, Павел, выказал такой же энтузиазм к римским
классикам, как отец его к греческим. Но при внуке Альда, умершем в Риме
1597, типография утратила первенство между другими итальянскими фирмами
и прекратила свою деятельность, выпустив в течении своего 100-летнего
существования 908 изданий. Знаком фирмы служил якорь, с извивающимся
вокруг него дельфином, иногда с припиской: sudavit et alsit. Так как
спрос на издания этой типографии в особенности на древних классиков,
всегда был очень велик. то с 1502 в продаже стали появляться плохие
подделки их, выпущенные лионскими типографщиками и флорентийскими
Джиунти. Еще в начале XIX столетия собирались коллекции этих альдин, но
теперь пристрастие к ним заметно ослабило. К особенным редкостям
пренадлежат: "Horae . Mariae virginis" от 1497, Виргилий от 1501 и
"Rhetores graeci"; еще большею редкостью считаются издания 1494 - 1497.
См. Ренуар, "Annales de l'imprjmerie des Aides" (3 изд. Пар. 1834);
Фирмен Дидо, "Aide Manuce et l'Hellenisme a Venise" (Пар. 1875); E.
Фроман, "Anfsatze zur Geschichte des Bnchhandels im 16 Jahrh." (Выпуск
2, Иена 1681). Перечень всех подлинных А. приведен также Эбертом в его
"Bibliogr. Lexikon" (том 1, Лейпц. 1821).
Альморавиды и Альмогады - название двух мавро-испанских династий. В
северозападной части Африки, среди свирепых кочующих племен, прославился
некий араб, по имени Абдаллах Бен-Язин, который начал проповедовать
Ислам и возбуждать к войне и завоеваниям. - Этих новых ополченцев за
Ислам назвал он Морабитами или Альморавидами (арабск. - аi murabithtn)
т. е. людьми, обрекшими себя на служение Богу, по другим-де источникам -
трудолюбивыми, отлучившимися от мира, исповедующими Ислам. Абдаллах дал
им в вожди Абу-Бекра, который продолжал завоевания и в 1062 году основал
Марокко. - Преемник Абу-Бекра, Юзуф-бен-Ташзин, князь деятельный, еще
более расширивший могущество Альморавидов, был призван на помощь
Севильским арабским королем. Явившись, он разбил христианское войско в
большом сражении при Цалакке (Sacralias) в 1086 г. Но вскоре сделался до
такой степени властолюбивым, что вероломством и насилием подчинил себе
всю арабскую Испанию. Однако могущество Альморавидов также быстро пало,
как и возросло. Муагедины или Альмогады, секта, проникнутая фанатизмом,
прекратили их владение в Африке, завладев Марокко в 1146 г. под
предводительством Абу-ул-Мумена. Немного времени спустя победители
прошли в Испанию и здесь тоже удалось им распространить свое могущество.
- В 1195 году князь их Яков Альманзор одержал над кастильцами
блистательную победу при Аляркосе. В 1210 г. преемник Якова, Мохаммед, с
целью достижения еще больших результатов, явился в Испанию с полчищем в
500000 воинов. Но короли, Кастильский, Арагонский и Наваррский - Альфонс
VIII, Петр II и Санхо VII, соединив свои силы, одержали в 1212 г.
решительную победу при Эбене Толозской, по ту сторону Сиерры Морены.
Говорят, что на поле битвы пало около 200000 арабов и весьма малое
количество их возвратилось в Африку. Ближайшим следствием этого
сражения, могущего считаться главной причиной падения могущества арабов
в Испании, было прекращение владычества династии Альмогадов в Испании.
Безпрерывные победы Фердинанда III и сына его Альфонса Х заставили
короля Гранады еще раз обратиться за помощью к Альмогадам в Африку.
Вождь их тогдашний, Абу-Юзуф, пришел ему на помощь с большим войском и
христианское войско дважды было разбито. Не взирая на эти счастливые
результаты, Санхо, второй сын Альфонса X, вскоре заставил Абу-Юзуфа
отступить в Африку, покорил столицу Марокко и в 1273 г. искоренил
окончательно владычество Альмогадов. В. Ашбах, "Geschichte Spaniens and
Portagals zur Zeit der Herrschaft der Almoraviden und Almohaden" (2 т.,
Франкф., 1833 - 37); Дози, "History of the Almohades" (Лейд., 1848); его
же, "Histoire des Musnimans d'Espagne". (4 т., Лейд., 1861, нем. перевод
2 т. Лейпц., 1874).
Альпака или Пако (Аuchenia Расо) - один из видов американской ламы;
три отдельных вида суть: гуанако (А, Нuаnасо), лама (A. Lama) и вигонь
(А. Vicunia). Альпака встречается только в прирученном состоянии; она
меньше ламы и по строению тела более всего походит на овцу, от которой
отличается более длинной шеей и изящной головой. Руно у неё очень
длинное и чрезвычайно мягкое; по бокам туловища шерсть достигает длины
12 - 15 см. Масть обыкновенно или совершенно белая или черная, но
встречаются также особи бурые и пестрые. Отечество пако - в Перу и Чили
- Кордильеры на высоте не менее 2500 м., а в Патагонии также и равнины;
их держать в больших стадах, пасущихся круглый год на возвышенных
плоскогорьях и только для стрижки пригоняют к хижинам. Единственное
достоинство этого животного - это его руно. А. нельзя употреблять, как
ламу, для перевозки тяжести или иных работ, так как она по своему
упрямству значительно превосходит всех остальных членов семейства. Если
отделить одну из них от стада, то она ложится и тогда уже нет никакой
возможности, ни лаской, ни побоями; заставить ее подняться. Поэтому
удалить отдельную особь из стада можно лишь присоединив ее к стаду лам
или овец. Шерсть альпаки длиннее, хотя не так тонка, как у вигони и
отличается шелковистым блеском; она не курчава, а лишь волниста довольно
гладка и доставляет весьма ценную гребенную пряжу. Толщина волоса от 0,
020 - 0, 034 мм. Рассматривая белый волос альпаки под микроскопом, можно
видеть прерывающуюся местами сердцевину, что является характерным
отличительным признаком шерсти альпаки от овечьей. Руно, весящее от 3 -
4 килом. и требующее, по причине своей неравномерности, чрезвычайно
тщательной сортировки, служит основой при производстве материи,
известной под названием "тибет". Не представлявшая до начала ХIХ
столетия никакой ценности для Европы, шерсть эта является теперь одним
из главных предметов экспорта Перу и Чили. Для переработки ее существуют
большие фабрики со многими тысячами рабочих в Англии близ Брадфорда, где
некий Тит Сальт изобрел для этого специальный род прядильного и ткацкого
искусства. Все попытки акклиматизации этого животного в Европе и сев.
Африке, производившийся до сих пор англичанами и французами,
оканчивались неудачей, так как упустили из виду, что А., как и серна,
есть животное не равнин, а высочайших гор и нуждается в больших,
просторных пастбищах.
Альт (итал. alto или contralto, франц. hautecontre) происходит от
латинского altus, что означает высокий; первоначально назывался голос,
который был выше тенора, (исполнявшего главную мелодию: cantus formus),
иначе наз. фальцетто . В настоящее время А. обозначает низкий голос у
женщин и мальчиков. Он считается вторым из четырех главных родов
человеческого голоса: сопрано, альт, тенор и бас, и подобно трем
остальным является в различных степенях. Поэтому различают низкий и
более высокий альт. Объем первого простирается приблизительно от f в
малой октаве до f или g во второй октаве, тогда как границы второго
определяются одним или двумя тонами выше (от а в малой октаве до а во
второй октаве). По своему объему высокий альт совпадает с меццо-сопрано
и оба голоса часто смешиваются друг с другом, тогда как, по
естественному строению этих голосов и соотношению регистров, они легко
отличимы. Женский А. состоит из двух регистров, пределы которых доходят
до h в первой октаве, у детских же мужских альтов несколькими ступенями
ниже. В учении о гармонии, преимущественно в четырехголосных сочинениях,
альтом называется второй верхний голос. Альтовым ключом или знаком, в
котором пишется партия альта, называется обще употребительный ключ С,
пишущийся на третьей линии нотной системы.
Альтернатива (лат.) - такое положение, когда необходимо из двух
обстоятельств непременно выбрать одно.
Альтернативное обязательство - такое, при котором может быть
избираема одна из двух или нескольких, определенных в договоре,
обязанностей: "illud ant ilind" stichum aut decern dabis?" Существенный
вопрос в том - кому, которой из сторон принадлежит право выбора? Если
нет относительно этого точного определения в договоре, то право выбора
(jus variandi) принадлежит должнику. Если же в договоре право выбора
предоставлено кредитору, то в договоре могут быть определены и точные
границы права выбора: или может быть определено, что кредитор, выбрав
одну из обязанностей должника, уже не может потом изменять выбора
("illud, aut illud, quod voluero"), или ему может быть предоставлено
изменять избранное до самого момента уплаты ("quod volam"). Если
сторона, имеющая право выбора, кредитор-ли или должник, умрет до
учинения им выбора, то право выбора переходит к его наследникам.
Не должно смешивать А. обязательства с так называемым факультативным
обязательством, или jus alternativum; под этим разумеется такое условие,
когда из двух или нескольких требований должнику может быть предъявлено
только одно, потому что он обязан удовлетворить только одно; он же сам
может вместо предъявленного ему требования выполнить не это, ему
предъявленное, а одно из помещенных в обязательстве требований, потому
что каждое из таковых находится in facnitate solvendi, in sojatione.
Эти понятия римского права об А. обязательстве весьма различно
принимаются в современных правах.
Альфа (Alpha) - первая буква греческого алфавита, обозначающая
краткий и долгий звук а; её название взято из финикийского языка, где
называется aleph; ее форма происходит от первоначально иероглифического
египетского образа бычачьей головы; в церковнославянских азбуках
соответствующий звук носит славянское название аз что значит "я". Альфа,
как символ, означает начало чего-нибудь, особенно часто употребляется в
выражении "альфа и омега", т. е. начало и конец, означая вечность Бога
Творца мира. Аlpha privativum в греческом языке называется такое a,
которое произошло из первоначального n, стоит в первой части сложного
слова перед согласными (перед гласными произносится an), соответствует
латинскому in, немецкому un этимологически и по значению, а
церковнославянскому не или вези - по одному только значению и служит для
отрицания того понятия, которое заключается во второй части сложного
слова. Alpha copulativum употребляется также в сложных греч. словах,
происходить от sm-, соответствует по значению латинскому сum- или con-,
немецкому mit, церковнославянскому съ или со и значит совместность.
Примеры для alpha privativum: acejaloV, amorjoV; для alpha copulativum:
alocoV, adeljoV и т. д.
Альфиери (граф Витторио) - знаменитый итальянкий драматург, род. 17
янв. 1749 г. в Асти, в Пьемонте, сын графа Антонио А. и графини Моники
Мейльяр из Турнона. Рано оставшись сиротой, А. получил, с девятого года
жизни, крайне недостаточное воспитание в дворянской академии в Турине.
Затем изъездил с 1767 - 73 г. почти всю Европу и, как богатый юноша, вел
беззаботную жизнь. После своего возвращения в Турин, он предался
ревностно литературным занятиям. Успех, который нашли его первые
драматические опыты, привел его к заключению посвятить себя этой отрасли
литературы. Он постарался поэтому наверстать потерянное время и
отправился в Тоскану, чтобы здесь начать основательное изучение
итальянского языка, Здесь он познакомился с графиней Альбани, с которой
связала его истинная любовь. Чтобы быть вполне независимым, он передал
все состояние своей сестре за известную годовую ренту. Попеременно жил
затем во Флоренции и в Риме, а впоследствии, вместе с графиней, в
Эльзасе и Париже, где он непрерывно занимался поэзией, поправками и
изданиями своих произведений. Будучи при начале французской революции в
Англии, он возвратился в Париж, но уже 2 авг. 1792 г. не без некоторой
опасности постарался оттуда уехать и затем поселился вместе со своей
подругой во Флоренции, Здесь умер он 8 окт. 1803 г. Над останками его в
церкви С.-Кросе поставлен прекрасный памятник работы Кановы. В его
родном городе Асти была также воздвигнута его статуя в 1682 г. А.
написал двадцать одну трагедию, 6 комедий и одну так наз. трамелогедию.
Самое существенное оставил он именно в трагедиях. Между его
произведениями особенно замечательны "Виргиния", "Агамемнон", "Тимолен",
"Орест", "Антигона", "Мария Стюарт", "Заговор Пацци" и "Абель". Самым
удачным можно назвать "Абель", которое он наименовал трамелогедией
Трагедии А. все доказывают присутствие в нем высокого, мужественного
духа, но им недостает грации и прелести поэзии. Он хотел здесь
действовать самыми простыми средствами, избегая всяких прикрас, одной
лишь мужественной серьезностью. Его произведения поэтому холодны и
неоживленны, а в изложении - просты до бедности. Стих его тверд и
неприятен, а речь, хотя и выразительна, но лишена всякой образности. Тем
не менее, он стоит много выше других итальянских драматургов и составил
себе имя. А. хотел в театре видеть общеобразовательное учреждение и при
его помощи действовать на народ, делая его "свободным, сильным и
благородным". Комедии его, произведения его старости, лишенные
индивидуальности и занимательной завязки, не произвели впечатдения.
Кроме этих драматических произведений, А. написал также много од и
сонет, в которых, в полном силы и возвышенном стихе воспевал свою любовь
и дружбу. Политические и дидактические сочинения "Delia Tirannide", "Del
Principe e delle Lettere" представляют плод замечательно серьезного,
свободного и пытливого ума. Остальные его поэтичесния веции и переводы с
греческого и латинского содержат те же преимущества и недостатки его
больших произведений. После его смерти уже появился "Misogalo", как
памятник его ненависти к французам. Тогда же были изданы его "Ореге" (22
т. Пиза, 1805 - 15; 37 т. Падуа, 1809 - 11), автобиография "Vita di
Vittorio A. da Asti, scritta da esso", оригинальнейшее произведение в
этом роде, которое должно было представить Италию после Бенвенуто
Челлини (2 т., Лонд., 1804; нем. пер. Гайна, 2 т., Лейпц., 1812), и
"Lettere inedite" (Флор., 1864). Собрания его трагедий были изданы
многократно (6 т. Париж, 1788 - 89; 6 т., Флор., 1820); пересмотренное
Миланези по оригинальной рукописи (2 т., Флор., 1855). Ср. Чентофанти,
"iragedie e vHta di А." (Флор., 1842); Теза, "Vita, giornali, lettere di
А." (Флор.,1861); Тедески, "Stadii salle tragedie di A."(Мил., 1869).
Альянс (франц. Alliance) - называют всякий союз между двумя или
несколькими государствами. А. подразделяются вообще на наступательные и
оборонительные. А. называется коалициею, если несколько государств
соединяются для борьбы против одного, угрожающего по перевесу сил
самостоятельности других государств. Так неоднократные коалиции
заключались против Людовика XIV и Наполеона I, и наконец оба эти
государя были ими побеждены. Точно также против английского владычества
на море образовались европейские коалиции в 1780 и 1800 г. А. может
состоять в совместном действии союзных войск (обыкновенно по прежде
условленным планам), или в том, что одна сторона доставляет войско, а
другая деньги (субсидиальный договор). По числу соединяющихся в союз
государств, их называют двойными, тройными, четверными и т. д. А. не
необходимо заключается в видах ведения войны, а может иметь при
известных обстоятельствах исключительно дипломатический и политический
характер. Известнейшим тройным А. был союз между Англиею, Швецию и
Голландиею, заключенный 23 янв. 1668 г., Вилльямом Темплом, д-ром Виттом
и графом Дона и приостановивший без войны исполнение планов Людовика XIV
Самый известный четвертной А. из новейшего времени, устроенный главным
образом Пальмерстоном и Тайлераном союз между Англией, Францией,
Испанией и Португалией, заключенный в Лондоне 22 апр. 1834 г. и
пополненный 10 авг. того же года добавочною нотою. Его ближайшею целью
было окончательное изгнание дон-Мигуэля и дон-Карлоса, более отдаленною
- поддержка конституционного принципа против абсолютизма трех северных
государств. Недоразумения 1840 г. по восточному вопросу и испанская
брачная интрига Людовика Филиппа расстроили этот А.; однако, уже по
достижении его главной цели - обеспечения конституционной монархии в
Италии. Из новейших А. особенно замечательны: франко-итальянский 1859 г.
против Австрии, прусско-итальянский 1866 г. против ее же и
прусско-южно-немецкий того же года для защиты германского единства.
Алюминий или глиний (хим. обозначение - Al, атомный вес 27, 04) -
металл, ненайденный до сих пор в природе в свободном состоянии; зато в
виде соединений, а именно силикатов, элемент этот повсеместно и широко
распространен; он входит в состав массы горных пород. В форме
глиноземного силиката алюминий находится в глинах, мергелях, в любой
частице земли, а глиноземно-калийный силикат образует полевой шпат,
существенную составную часть многих горных пород. В свободном состоянии,
в виде серого порошка, алюминий впервые был получен Вёлером, в 1827 г.,
а позднее им же (в 1846 г.), в виде небольших блестящих металлических
шариков, причем были описаны и все его свойства. Технический способ
получения существенно усовершенствован и разработан Сен-Клер Девиллем (в
1854 г.). При добывании алюминия по последнему способу поступают
следующим образом: 400 вес. ч. двойной соли хлористого натрия и
хлористого алюминия - NaAlCl4 200 ч. поваренной соли и 200 ч.
плавикового шпата или криолита тщательно высушивают (каждое соединение в
отдельности), измельчают и смешивают с 75 - 80 ч. металлического Na,
разрезанного на мелкие куски; смесь вносят в объемистый глиняный тигель
и нагревают вначале слабо, причем наступает сильная реакция,
сопровождающаяся раскаливанием массы; вслед затем начинают греть
сильнее, почти до температуры плавления серебра, чтобы сплавить
алюминий, выделяющийся сначала в виде порошка и при этом время от
времени помешивают массу глиняным шпателем. Из всех взятых веществ в
реакцию вступают только металлический натрий и хлористый алюминий,
заключающийся в соединении с хлористым натрием (NaAlCI4), причем
образуется хлористый натрий и металлический алюминий; прочие же вещества
частью играют роль шлаков, предохраняющих реагирующую массу от доступа
кислорода воздуха, а отчасти, как плавни, способствуют сплавлению
отдельных зерен алюминия между собою. Если операция получения ведена
правильно, то по окончании плавления сперва сливают жидкие шлаки, а
затем собравшийся на дне металл выливают в формы. В существенных чертах
такой же способ практикуется на заводах Руссо и Морэна, только там
плавка производится не в тиглях, а в пламенной печи, в полу которой,
ближе к середине, сделано углубление, имеющее отверстие для стока
металла и шлаков. Смесь необходимых веществ вносится лопатками в
пламенную печь, нагретую предварительно до слабо красного каления; по
окончании сплавления сначала стекает расплавленный металл, затем
содержащие металл шлаки и, наконец, чистые шлаки. Шлаки, содержапце
металл, после ручной отборки более крупных металлических зерен, вновь
идут в дело при дальнейшей работе. Так как получение соединения
хлористого натрия с хлористым алюминием представляет значительные
затруднения, то в иных случаях пользуются соответствующим фтористым
соединением, которое в виде минерала криолита найдено в значительных
массах в Гренландии; способы обработки криолита по существу одни и те
же, что и при работе с хлористым соединением. Ныне производство
металлического алюминия ведется в особенно значительных размерах в
Англии (во Франции его издавна фабрикуют в Salindres, около Alais).
Кроме вышеупомянутого, предложено много других методов получения,
имеющих целью обойти применение ценного металлического натрия, (главным
образом при промощи гальванического тока), но до сих пор наивыгоднейшим
способом остается тот, который дан Девиллем.
Продажный алюминий не представляет химически чистого вещества: он
содержит от 2% до 12% посторонних тел, главным образом железа и кремния,
что зависит уже прямо от фабрикации. По блеску и цвету алюминий стоит
посредине между серебром и платиной; он в высшей степени тягуч и при
повторном слабом нагревании может быть вытянут в тонкую проволоку или
плющится в тончайшие листки; по твердости он близок к цинку, но после
холодной проковки значительно превосходит его в этом отношении. Удельный
вес алюмиия 2,56, но при обработке, проковке и т. п. он возвышается до
2,67, так что алюминий втрое легче меди и вчетверо легче серебра.
Плавится он приблизительно около 700° C.; обладает весьма слабыми
магнитными свойствами; хороший проводник теплоты и электричества; при
ударе издает превосходный, ясный звук. На воздухе алюминий не утрачивает
своего блеска и цвета и противостоит действию влажности. Серная и
азотная кислота на него не действуют, в соляной же и во многих других
слабых кислотах, даже сильно разбавленных водой, он легко растворяется;
точно также легко растворяют его, с выделением водорода, водные растворы
щелочей. От действия сероводорода он не изменяется; при сплавлении, даже
при доступе воздуха, не окисляется. Прессованием, проковкой,
вальцеванием, плавлением можно придать ему любую форму, а поделки из
этого металла можно шлифовать и украшать разнообразнейшими способами,
посредством гильошировки и местного золочения или серебрения. Но не
смотря на все эти преимущества, алюминий имеет сравнительно небольшое
применение: до сих пор он служит преимущественно для выделки недорогих
предметов роскоши, затем для устройства тех научных приборов, которые
должны иметь по возможности незначительный вес, каковы, например:
коромысла точных весов, трубы больших телескопов и т. д. Ежегодная
добыча металла равняется приблизительно 2500 килогр.
В периодической системе элементов проф. Менделеева алюминий
помещается в III группе, в 3-м ряду, чем и определяется большая часть
его свойств, а также и его соединений. Алюминий способен соединяться с
тремя атомами галоидов; но частица галоидных соединений алюминия
является простою, напр. в виде АlСl3, только при температурах очень
возвышенных, однако и при этих последних значительная часть вещества
остается в полимеризованном состоянии, в виде удвоенной частицы Al2Cl6.
Это становится легко понятным, если принять во внимание, что так
называемые предельные формы соединений некоторых элементов способны
давать еще дальнейшие соединения с другими частицами, чему пример мы
видим в способности многих тел образовать кристаллические соединения с
аммиаком, кристаллизационною водою и т. д. Так и в предельной форме
соединения алюминия АlХ3 сильно развита способность давать такого рода
соединения; а раз имеется способность соединяться с другими частицами,
то становится возможным допускать и соединение тождественных частиц
самих с собою, что мы имеем для А12Сl6=АlСl3+АlСl3.
Наиболее важные соединения алюминия следующие:
Хлористый алюминий Al2Cl6 получается при накаливании в струе хлора
смеси чистого глинозема (окиси алюминия) и угля; такую смесь сначала
замешивают в тестообразную массу с маслом, сахарным сиропом или дегтем,
формуют из ее шарики и прокаливают их в закрытом тигле до тех пор, пока
не перестанут выделяться горючие пары; по охлаждении вносят эти шарики в
фарфоровую трубку или глиняную реторту и накаливают в струе хлора,
причем образующийся хлористый алюминий улетучивается и сгущается в
приемнике в белую кристаллическую, сильно гигроскопическую массу, легко
растворимую в воде, алкоголе и эфире. В последнее время хлористый
алюминий, а также АlВr3, и AlJ3 имеют огромное значение при синтезах
многих сложных органических соединений, в особенности ароматического
ряда (см. соч. Г. Г. Густавсона, "Органические соединения в их
отношениях к галоидным солям алюминия", 1883 г.).
Соединение хлористого натрия с хлористым алюминием NaCI + AlCl3 =
NaAlCl, исходный материал для получения алюминия. Образуется подобным же
путем, как и хлористый алюминий, с той разницей, что к смеси глинозема с
углем прибавляют еще соответственное количество хлористого натрия.
Кристаллическая, бесцветная, улетучивающаяся при краснокалильном жаре,
масса, легко растворимая в воде, но менее гигроскопическая, чем
хлористый алюминий.
Соединение фтористого алюминия с фтористым натрием NaF + AlF3 =
NaAlF4 образует минерал криолит.
Окись алюминия Аl2О4 (глинозем)встречается в природе в
кристаллическом состоянии в виде различных минералов: окрашенная в
красный цвет представляет рубин, в желтый или коричневый - корунд и
восточный топаз, в синий - сапфир, в пурпурово-красный - восточный
аметист ; мелкозернистая кристаллическая масса, с примесью кремнекислоты
и соединений железа, называется шмиргелем или наждаком. Все эти
кристаллические минералы немного уступают по твердости алмазу и не
изменяются даже от действия крепких кислот. В аморфном виде глинозем
получается при сильном прокаливании некоторых глиноземных солей или при
умеренном нагревании гидрата окиси алюминия, в виде рыхлого белого,
порошка, растворяющегося в слабых кислотах и щелочах, если только он не
был предварительно нагрет слишком сильно.
Гидрат окиси алюминия, гидрат глинозема Al2(OH6). Кроме нормального
глиноземного гидрата, с составом, указанным формулою, встречающегося в
природе в виде минерала гидраргиллита (гиббсита), есть еще два других
гидрата, а именно Al2O2(OH)2 - минерал диаспор и Al2O(OH)2 - боксит.
Гидрат глинозема образуется в виде белого студенистого осадка при
смешении растворимых глиноземных солей с водным аммиаком. В технике его
получают сплавлением мелко измельченного боксита с содой, или при
прокаливании криолита с известью; в обоих случаях образующийся алюминат
натрия извлекают водою и из раствора осаждают глиноземный гидрат в виде
плотного осадка пропусканием углекислоты, причем углекислый натрий
переходит в раствор. При выслушивании глиноземный гидрат образует
плотные, твердые куски, или легкий, белый порошок, отдающий при
прокаливании свою воду и переходящий в аморфный глинозем. Гидрат,
полученный искусственным путем, легко растворяется в щелочах и кислотах,
а гидраты, встречающиеся в природе, растворяются в кислотах только после
слабого прокаливания. Гидрат окиси алюминия может быть также получен в
растворимом состоянии, в форме коллоидального глинозема. По Грэму, такое
видоизменение - гидрозоль глинозема - получается, если подвергнуть
диализу насыщенный глиноземом водный раствор хлористого алюминия; при
этом соляная кислота диффундирует в наружную воду, а растворимый гидрат
остается в диализаторе; он необычайно легко переходит в нерастворимое
состояние, напр. от следов солей, так что достаточно уже подбавить
обыкновенной ключевой воды, чтобы из такого раствора осел обыкновенный
гидрат глинозема. От гидрата окиси алюминия можно, с одной стороны,
перейти к алюминатам, замещая водородные атомы гидроксильных групп
металлами, а с другой - к глиноземным солям, при замещении водородных
атомов в гидроксильных группах кислотными радикалами.
Соли окиси алюминия(глиноземные соли) образуются при обработке
аморфного водного глинозема соответственными кислотами, или при обменном
разложении солей окиси алюминия с другими солями. Азотно-глиноземная
соль образуется, напр., при растворении гидрата окиси алюминия в азотной
вислой, а уксуснокислая соль - при смешении сернокислого глинозема с
уксусно-свинцовою солью. Средние соли производятся от нормального
гидрата Аl2(ОН)6, при чем 6 водородных атомов гидроксильных групп
замещаются столькими же одноэквивалентными или тремя двуэквивалентными
кислотными радикалами, напр. Al2O6(NO2)6 - азотно-глиноземная соль,
Al2O6(SO2)3 или Аl2(SO4)3 - серно-глиноземная соль. Водные растворы этих
средних солей имеют кислую реакцию: сюда относятся сернокислая,
азотнокислая и уксуснокислая соли, из которых сернокислая имеет свойство
образовать с другими сернокислыми солями двойные соли, так называемые
квасцы. Кроме средних солей имеются еще основные соли, которые
производятся подобным же образом от двух остальных гидратов глинозема.
Сернистый алюминий Al2S3, образуется, если бросать серу на
раскаленный до красна алюминий; при температурах ниже красного каления
взаимодействия не происходит. Полученный таким образом сернистый
алюминий представляет черную слившуюся массу, очень нестойкую,
распадающуюся под влиянием воды или просто влажного воздуха на
сероводород и водную окись алюминия. Подобного соединения алюминия с
серой нельзя получить мокрым путем.
Алябьев (Александр Николаевич) - известный русский музыкант, автор
знаменитой песни "Соловей..." и многих, очень любимых в свое время,
песен и романсов, род. в 1802 г. в семействе родовых дворян. Он состоял
на военной службе, занимаясь музыкою, как любитель, по природному
влечению к искусству. В двадцатых годах А. познакомился с известным
композитором А. Н. Верстовским, в сотрудничестве с которым написал
музыку к водевилю Хмельницкого "Новая шалость или театральное сражение".
Пьеса и музыка имели успех. После этого первого успеха на сцене, А.
сотрудничал во многих других водевилях Верстовского, А. Маурера и графа
М. Ю. Виельгорского. Поселившись в Москве, он продолжал ревностно
заниматься любимым искусством. А. сочинил также музыку к оперетте
Загоскина "Деревенский философ". Громадный успех оперы "Аскольдова
могила" Верстовского побудил А. написать большую четырехтактную оперу
"Лунная ночь", которую постигла, однако, полная неудача. Он также
написал, но не окончил, оперу "Аммалат-Бек", на сюжет повести
Марлинского. За одно несчастное происшествие А. был сослан на время в
Тобольск, где не покидал музыкальных занятий и написал много сочинений
духовной и полковой музыки. Наибольшею известностью А. обязан двум -
трем из своих многочисленных романсов, написанных в мелодическом стиле.
Хотя мелодии А. имеют достоинство непринужденности и часто отзываются
чем-то близким к русской народной музыке, но с более строгой критической
точки зрения, вся композиторская деятельность А. немногим поднимается
выше уровня дилетантизма. Для своей эпохи романсы А. были довольно
значительны, при совершенной тогда еще невозделанности поля русского
композиторства; в настоящее же время эти мелодии, иногда довольно
счастливые, уже отжили свой век. Из романсов А. всего более известен его
"Соловей", достигший редкой популярности, неоднократно исполнявшийся
знаменитыми певицами: Виардо-Гарсиа и Аделиной Патти (в сцене вокального
урока в оп. "Севильский цирюльник" Россини и в концертах) и блистательно
переложенный в виде фортепианной пьески Фр. Листом. Очень любимы были
также в свое время романсы: "Вечерком румяну зорю" и "Вечерний звон". В
собрании романсов, изданных у Грессера в Москве, в 1859 г. (с портретом
автора), помещено 70 вокальных пьес, в том числе все романсы А.,
доставившие ему известность. Но, вероятно, многие из его мелких
произведений не вошли в это собрание, также как никогда не были
напечатаны его труды в области драматической, военной и церковной
музыки.
Амазонская река или Мараньон (Rio das Amazonas, Maranon) - длиннейшая
после Нила река в свете, берет свое начало в Перу под 10°30' южной
широты, в 230 км. к северо-востоку от Лимы, из озера Лаврикоха на
плоской возвышенности Бомбон (4300 м.), расстилающейся между западными и
восточными Кордильерами; сперва протекает извилинами чрез узкую горную
долину, длиною в 220 км. образуя ряд водопадов и быстрин; только у Хэн
де Бракаморас уже после 700 км. протяжения становится судоходною; после
того дугою в 250 км. поворачивает на северо-восток и восток и
прорезывает Кордильеры 13 потоками или понго (ворота). Около Рентемы она
течет на высоте 378 м. и расширяется до 1600 м., потом, пробежав через
Анды пространство в 950 км., выходит в лесистую равнину под тропиками
южной Америки, где, уже не представляя препятствий для судоходства,
продолжает свой путь по низменности Перу и Бразилии на 3660 км. и
впадает под экватором в Атлантический океан. Общее протяжение ее
составляет 6000 км.
Устье А. состоит из трех главных рукавов, образующих острова Кавиана
и Мексиана и у острова Марайо имеет ширину в 250 км. От этого главного
устья, называемого Браганцским каналом или Рио-Макапу, на юг идет целый
ряд рукавов, из коих самый большой называется Тахапуру, соединяющихся с
Pиo-Гран-Пара, впадающею в океан на северо-востоке. Лежащий между двумя
главными устьями о. Марайо имеет площадь в 19270 кв. км. Несмотря на
массу смываемой с берегов земли, А. не образует дельт в своем устье,
напротив - она снесла с него несколько островков; в ней много отмелей, а
потому течение ее часто меняется. Верховья реки до Табатинга носят
название Тунгурагуа и Мараньон, до впадения же в нее Pиo-Негро она
называется Солимойс и далее до устья - Амазонас. Общее название "А. р."
произошло от сказания, по коему на берегах ее жило племя воинственных
женщин, или от слова Amassona, т. е. разрушителей лодок, каковым именем
индейцы в XVI столетии называли это племя.
А. имеет более 200 притоков, из коих 100 судоходных; в нее впадает 17
рек первой величины протяжением от 1500 - 3500 км.; все эти реки
образуют водную площадь в 737000, а за исключением Токавтина - в 6600000
кв. км. Восточный склон Анд от 3° сев. широты до 20° южной широты
доставляет свои воды А. р. Шесть ее притоков по длине и количеству воды
значительнее Рейна, но даже самые большие из них, Pиo-Негро и Мадейра,
при впадении в нее, не оказывают никакого влияния на ее течение; воды их
только сперва на узком пространстве около берегов имеют другой цвет,
потом же совершенно сливаются с ней. Почти все притоки образуют при
своем впадении дельты и часто от глав. реки выходят рукава, впадающие в
притоки, так что образуется непрерывная сеть рукавов и островов: можно
например в лодках плыть от Сантарема вверх к Обидосу, минуя главное
течение реки. Разветвлением одного из боковых рукавов Мадейры, вновь
соединяющегося с А. после 350 км. своего течения, образовался самый
большой его остров Игла-дос-Тумпинамбаранас пространством в 14300 кв.
км., на коем сохранились последние остатки когда-то могущественного на
рода Тумпинамбас. Главнейшие притоки А.: справа - Гуаллага, Укаяли,
Хавари, Хутаги, Хуруга, Теффе, Аофи, Пурус, Мадейра, Тапайос или
РиоПрето, Хингу и Токантин; слева - Сантиого, Маронья Настаца, Напо,
Путумайо, Япура, Pиo-Негро с Кассикиаре, Уатума и Тромбетас.
Вход в А. весьма опасен, так как при устьях много отмелей. Как река
тропическая, А. представляет противоположность Нилу, так как она не
проходит через разные поясы, но почти во всю длину течет в
экваториальном направлении и поэтому почти на всем своем пространстве
разливается до невероятных пределов от падающих дождей. Дождливое время
для А. и всех ее горных притоков бывает с января до марта и тогда вода,
поднявшись на 10 - 15 м., выступает из своих берегов на много миль.
Половодье продолжается около 120 дней. Тянущийся вдоль берегов
девственный лес и по растительности и миру животных представляет широкое
разнообразие тропических стран. Все пространство, орошаемое главным
течением и притоками Pиo-Негро и Мадейра, разделяется на 4 различный по
флоре и фауне области. Весьма богата фауна насекомых, в особенности
муравьиная; млекопитающихся, за исключением обезьян, мало. А. изобилует
водяными растениями и животными, кайманами, дельфинами, рыбами и весьма
вкусными черепахами; в большом количестве водится т. н. "Пира-руку" или
красная рыба, достигающая 2 - 2, 5 м. длины и 150 - 200 фунт. веса; ее
солят, сушат и целыми париями сбывают в Пара. В А. много ламантина
(Маnаtus - морская корова), род млекопитающихся, здесь значительно
распространенный.
А. образует целую сеть судоходных путей. От устья до Андских склонов
она тянется сплошною судоходною дорогой и около Табатинга достигает
глубины в 13 м., так что по ней могут ходить самые большие суда. Для
парусных кораблей она также довольно удобна, так как почти круглый год
дуют верховые пассатные ветры. Большая часть притоков судоходна на
протяжении нескольких соть километров. Общая длина всех водных путей, по
коим плавают бразильские пароходы, составляла в 1873 г. 9900 км. Устье
А. было открыто в 1500 г. Викенйем Пинзоном, а исток ее в 1537 г.
испанцами. Первый проехал по ней спутник Пизарро, Францис де-Орельяна
(1540 - 41), пустивший в ход cказание о стране Амазонок и о золотой
земле или Эльдорадо. Из путешественников, впоследствии занявшихся
исследованием этой реки, замечательны по своим изысканиям - Педро
Тексейра (1637 - 39), иезуитсий пастор Самуил Фриц ("апостол А. р."),
Кондамин (1743 - 44), Спикс и Марциус (1820), May (1826), Пёппиг (1831 -
32), прусский принц Адальберт (1842), граф Кастельно (1846); особенно
важны в этом отношении экспедиция Герндона и Гиббона (1850 - 53),
предпринятая по поручению североамериканского союза, и ученое
путешествие Агассиса по приглашению бразильского правительства.
Относительно цветущее состояние побережья А. р. и ее притоков,
возделанного испанцами и португальцами, стало падать с изгнанием
населявших его иезуитов и после отпадения Бразилии от португальского
владычества, восстановляясь лишь весьма медленно. Бразильское
правительство содержит восемь пароходов, совершающих ежемесячно рейсы
между Пара и Манаос, Пара и Обидос, Манаос и Табатинга. В Табатинга
находится перуанский пароход, который перевозить пассажиров вверх по А.
и Гуальяге до гавани Мойобамба, откуда ведет сухопутная дорога чрез
Кахамаркилла в Трухилло к южному морю (Вел. океану). Существует еще
несколько частных пароходных обществ, совершающих рейсы по А. и ее
притокам. С 1867 г. разрешено наконец свободное плавание (кроме
каботажного) по А. судов всех флагов, но пока иностранные суда не могут
еще соперничать с бразильскими пароходами, пользующимися большою
поддержкою правительства. Колонизация берегов А. подвигается медленно по
климатическим условиям и вследствие других затруднений; тем не менее они
и теперь уже изобилуют массою произведений, представляющих важное
значение для всемирной торговли и для блага просвещенного человечества.
Ср. Тексейра, "Nuevo descubrimiento del Gran Rio de las Amazonas".
(Мадрид, 1641; фр. пер. Париж, 1681); Мори, "The Amazon and the Atlantic
shores of SouthAmerica". (Вашингтон, 1853); Маркгэм, "Expedition into
the valley of the Amazonas", (Лондон, 1859); Аве-Лаллемань, "Reise durch
Nordbrasilien". (Лейпциг, 1860); Бэтс, "The naturalist on the River
Amazonas" (2 изд. Лондон, 1864; нем. пер. Лейпциг, 1866);
Келлер-Лейзингер, "Vom Amazonas and Madeira". (Штутгарт, 1874); Маркуа,
"Voyage a travers l'Amerique du Sud de l'Ocean Pacifiqne a l'Ocean
Atlantique". (Париж, 1869); Агассис, "Voyage au Bresil". (Пaриж, 1869);
Уэллэс, "Narrative of travels on the Amazon and Rio negro." (Лондон,
1870); Ортон, "The Andes and the Amazon" (Нью-йорк, 1876): Броун и
Лидстон, "Fifteen thousand miles on the Amazon and its tributaircs".
(Лондон, 1878); Матьюс, "Up the Amazon and Madeira rivers". (Лондон,
1879).
Амазонки - этим именем древнее сказание называет народ, состоявший
исключительно из женщин, не терпевших при себе мужей, выходивший в
походы под предводительством своей царицы и образовавший особое
воинственное государство. Для сохранения потомства А. вступали в связь с
соседними народами, отсылая им детей мужеского пола, девочек же
оставляли у себя, для приучения их к войне, и выжигали им правую грудь,
чтобы она не мешала натягиванию лука. Отсюда произошло название
"Амазонки", т. е. безгрудые. А. жили на побережье Черного моря, при р.
Фермодоне и близ р. Ирис, что ныне Иешил-Ирмак. Отсюда они предпринимали
свои походы в Азию. Ими, согласно преданию, построены Эфес, Смирна и др.
города. Уже Гомер упоминает о войнах Беллерофона и фригийцев с
Амазонками. Царица их Ипполита (по другим рассказам, Антиопа) была убита
Геркулесом, которому Еврисеей поручил отнять у ее пояс. Во время этого
похода Фезей расположил к себе Антиопу, вследствие чего А. вторгнулись в
Аттику. Кроме того они, под начальством своей царицы Пентезилеи,
выступили против греков, на помощь троянскому царю Приаму. В позднейших
сказаниях упоминается о царице А. Фалестре, посетившей Александра В.,
чтобы иметь от него детей. Миф об Амазонках вошел не только в эпическую
поэзию, но сделался предметов образовательного греческого искусства.
Самые замечательные греческие художники древности, напр. ваятели Фидий
Поликлет, живописец Микон и др. изобразили А. в статуях, рельефах и
картинах (битвы Амазонок, приключения Фезея с Амазонками и пр.).
Сохранились античные подражания статуям великих мастеров, рельефы из
Галикарнаса, изображения на вазах и пр. В этих снимках А. представлены в
идеально красивых формах женщин с обеими грудями, но с весьма развитыми
мускулами. Ср. Штейнер, "Ueber den Amazoneninythnsm der antiken Plastik"
(Лейпц., 1857); Мортман, "Die А." (Гановер, 1862); Дункер, "Geschichte
des Alterthums" (4 изд., Лейпц., 1874); Клугман, "Die A. in der
attischen Litteratur und Kunst" (Штутгарт, 1875). Даже в средние века не
вполне исчезает сказание об А. В период возрождения классицизма А. вновь
воскресают не только в поэзии, но и в убеждении, что этот народ
действительно существовал и притом в Африке и Америке; от них получила
свое название Амазонская река. Ср. Штрикер, "Die A. in Sage nnd
Geschicute" (Берл., 1873).
Амариллис (Amaryllis, имя прекрасной нимфы, воспетой Виргилием) - род
из семейства Амариллиевых. Это луковичные растения, цветущие почти
одновременно или даже до развития листьев (почему вместе с луговым
шафраном или осенним цветом их называют в народе "голыми девками").
Расположенные на конце длинного стебля, собранные вместе щитком, цветы
бывают обыкновенно велики, даже очень велики; великолепно окрашены и
характеризуются более или менее сросшимся у основания, почти правильным,
более или менее двугубым цветочным покровом и прикрепленными к нему
тычинками с качающимися пыльниками, раскрывающимися продольными щелями.
Многие из сюда относящихся видов, служат любимыми комнатными и
тепличными растениями, а некоторые, при хорошей защите, даже свободно
зимуют. Из последних видов следует отметить: Belladonna L. (мексиканская
лилия), растет в Капской земле и развивает свои пахучие, розово-красные,
свешивающиеся, воронковидноколокольчиковые цветы, собранные на верхушке
стебля по 8 - 12, значительно раньше листьев. A. sarniensis L, (Nerine
sarniensis Herb.) растет в Японии в Капской земле, а также на острове
Джерсее, в заглохшем виде. Его вишнево-красные цветы находятся уже в
полном развитии, когда листья только что пробиваются изпод земли. Он
культивируется в вазонах с песчаной степной землей, сначала в парниках,
затем в комнатах, причем в последних он может успешно произрастать
только тогда, когда у него уже готова цветоножка. Происходящий из южной
Америки А. vittaWilld. (Hippeastrnm vittatum Herb.) также культивируется
в комнатах; как вазонное растетение (на лесной земле с примесью
глинистой дерновой земли и песку). Листья развиваются раньше цветов.
Последние собраны группами по 2 - 6 на высокой цветоножке, достигающей
60 сент. Околоцветник внизу зелен и часто покрыт красными пятнами. Его
неравномерные, волнисто-зазубренные лепестки обладают каждый тремя
темно-красными полосками на белом или светло-розовом фоне. A.
formosissima L. (Sprekelia formosissima Heist. - лилия св. Якова) - тоже
южноамериканский вид. Отличается, обыкновенно, одиночными,
расположенными на конце стебля) двугубыми, бархатистыми,
темно-пурпуровыми цветами. И этот вид выводится в вазонах. Для того,
чтобы луковица была сильной и здоровой, в мае высаживают это растение в
разрыхленное открытое место на солнечный припёк. Осенью высаживают его

<<

стр. 8
(всего 253)

СОДЕРЖАНИЕ

>>