<<

стр. 82
(всего 253)

СОДЕРЖАНИЕ

>>

житейском быту (напр., печати) с священными изображениями; вывозимые из
за границы подобные вещи конфискуются, а владельцы их подвергаются
штрафу; запрещается выставлять на показ восковые фигуры Иисуса Христа,
Богоматери, а также фигуры оскорбительные для священного сана.
Нехристиане хотя и допускаются до наследования И., но не иначе; как с
обязательством по истечении шести месяцев передавать их со всеми
украшениями людям православным или в храмы. Изображение креста,
сделанное кем-либо на земле или песке, на дороге, должно "разметать".
И., особенно чествуемые, позволяется из храма переносить в дома
обывателей, но не иначе, как на руках или в карете и без пения. И.,
оглашаемые в народе чудотворными, отбираются в ризницы кафедральных
соборов, впредь до удостоверения в указанном порядке их чудотворности,
после чего поставляются для общего чествования в храмах или часовнях. В
деревнях священники обязаны наблюдать, чтобы И. в домах сохранялись в
чистоте.

Литература христианской иконографии весьма обширна. Кроме старых соч.
Чиампи "Vetera monumenta" (Рим, 1690), Мамахия "Orig. et antiquitates
christ. " (Рим, 1751), известны издания Даженкура, "Storia dell arte"
(1826); Дидрона, "Иконография Бога"; Рауля-Рошета, "Premier memoires sur
les antiquit. chretiens
- peintures des catacombes" (П., 1836); Росси, "Roma
subterranea";архим. Христофора, "Древнехристиан. иконография"
("Православное обозрение", 1886); "Иконография гробниц"(т. же 1875);
Кондакова, "История Византийского искусства и иконографии" (1876; перев.
на франц. яз.); В. Маркова, "Древнее иконописание в России" ("Нрав.
Обозр. ", 1885); Мансветова, "О стенописи московского и владимирского
Успенских соборов" ("Приб. к творениям св. отцов", 1883); Покровского,
"Древнеязыч. и христиан. искусство"; "Добрый пастырь в древнехрист.
символике" (три статьи в "Хр. Чтении" 1878); "Евангелие в памятниках
иконографии" (СПб., 1892); "Памятники визант. иконографии и искусства"
("Хр. Чтение", 1893 - 1894); еп. Порфирия Успенского, "О древних
византийских подлинниках" (в "Трудах Киев. дух. акад."); Григорова,
"Древнерусский иконописный подлинник" ("Зап. Имп. Арх. Общ. ", 1884);
"Об иконописании", "О христ. живописи" ("Прав. Собеседник", 1865 -
1366), Бердникова, "О символич. изображениях на христ. археологич.
памятниках" (т. же, 1869); Пономарева, "К вопросу об иконописании" ("Хр.
Чтение", 1880); митроп. Филарета, "О древних иконах и о древнем
подлиннике" ("Душепол. Чтение", 1868); свящ. В. Владимирского, "Об
иконописании" (статьи в "Душеп. Чтении". 1866 - 1869).
Н. Барсов.
Иконоборство - движение против почитания икон, возникшее и Византии в
первой половине VIII века и продолжавшееся почти до середины IX века. В
VIII веке каноническая формулировка иконопочитания еще не была
установлена, и самое иконопочитание часто принимало преувеличенный,
грубый характер; как рассказывает один источник начала IX в. (см. ст. Ф.
И. Успенского в "Ж. М. Н. Пр." 1891 г. январь, стр. 141 и сл.), многие
церковные люди и миряне не только воздавали иконам такое же поклонение,
как честному и животворящему кресту, но и "возлагали на эти иконы
полотенца и делали из икон восприемников своих детей при святом
крещении. Желая принять монашеский сан, многие предпочитали отдавать
свои волосы не духовным лицам, а складывать их при иконах. Некоторые из
священников и клириков скоблили краски с икон, смешивали их с причастием
и давали эту смесь желающим вместо причащения. Другие возлагали тело
Христово на образа и отсюда причащались святых таин. Некоторые, презрев
храмы Божии, устраивали в частных домах алтари из икон и на них
совершали священные таинства". Такие преувеличения, навлекавшие на
христиан упреки в идолопоклонстве, особенно со стороны магометан,
которые в это время не только энергично распространяли свою враждебную
всякому иконопочитанию религию, но и требовали от подвластных себе
христиан прекращения поклонения иконам (ср. "Theophanis Chronographia",
ed. Bonn., v. I, p. 617 - 618) вызвали противодействие со стороны имп.
Льва III Исаврийского (717 - 741); - замечательного полководца,
администратора и законодателя, стремившегося - вместе с военной борьбой
против арабов - и о распространении христианства среди магометан (и
евреев) и не стеснявшегося властно вмешиваться в вопросы церковной
жизни. С 726 г. он выступил против иконопочитания, приказывал снимать,
выламывать и закрашивать иконы (приводимые обыкновенно известия о
содержании "постановлений" Льва III от 726 и от 728 г. требуют поправок
- см. В. Г. Васильевский, "Русско-византийские отрывки", в "Журн. Мин.
Нар. Пр." 1877 г., Июнь, стр. 296 сл.). Эти распоряжения вызвали среди
иконопочитателей (иконодулов, иконолатров, идололатров -
иконопоклонников, идолопоклонников, как их называли противники), к
которым принадлежали, главным образом, духовенство и особенно монахи,
массы простого народа и женщины всех классов общества, большое
раздражение; при уничтожении икон происходили схватки и побоища.
Население собственной Греции (Эллады) и Цикладских островов,
провозгласив нового императора, подняло восстание, окончившееся,
впрочем, полной победой энергичного Льва III; немало жителей внутренних
частей империи, не желая мириться с ересью, бежали на окраины
государства; значительная часть итальянских владений Византии с г.
Равенной отдалась под власть Лангобардов; папа Григорий II отказался
подчиняться требованиям императора в объявил И. ересью (такой же
политики держался и его преемник Григорий III); константинопольский
патриарх Герман смело обличал Льва в ереси, на настоянии императора
подписать эдикт против икон ответил отказом вводить что-нибудь новое в
делах веры без вселенского собора и, наконец, сложил с себя патриаршую
власть; на Востоке самым сильным противником И. явился в эту эпоху
знаменитый Иоанн Дамаскин. Несмотря на такую сильную оппозицию, Лев,
опираясь на войско и придворную аристократию, составлявших главный оплот
партии иконоборцев (икономахов, иконокластов, иконокаустов -
сокрушителей, сожигателей икон, как их называли противники), а также
находивший себе поддержку и в некоторой части духовенства, до конца
царствования поддерживал И. Сын и преемник его Константин V Копроним
(841 - 775) еще с большей энергией выступил против иконопочитания, не
смотря на трудную борьбу (в начале царствования) с православной партией,
выставившей против него нового императора, его зятя Артавазда, который в
течение почти 2 1/2 лет (741 - 743) владел Константинополем. Желая более
определенно провести иконоборческие идеи, и подготовив к этому умы путем
"народных собраний" (- ср. В. Г. Васильевский, в "Журн. Мин. Нар.
Просв." 1877, июнь, стр. 286 - 287, 310), Константин в 754 г. созвал во
дворце Иерии, на азиатском берегу Босфора, между Халкидоном и Хрисополем
(Скутари) большой собор, на котором было более 300 епископов (но,
однако, не присутствовало ни одного представителя патриарших кафедр).
Здесь было определено, что "восстановлять образы святых посредством
материальных красок и цветов есть дело бесполезное, праздное и даже
богопротивное и диавольское", но что, "вместо того следует заботиться о
подражании на деле святым", добродетели которых "должны служить как бы
одушевленными иконами", молитве и предстательства которых следует
испрашивать согласно с церковным преданием (ср. Васильевский, ibid.,
стр. 312 - 313). Между тем стремления Константина вели его к
покровительству приверженным павликианству "сириянам и армянам", которые
переселялись в европейскую часть империи, усиливая здесь восточный
элемент (вообще влиятельный при иконоборческих императорах), и к
раздражению против монашества. Константин не только стал подвергать
(вероятно, не ранее 761 г.) открытому гонению и мучениям отдельных
представителей монашества (св. Стефана Нового), но преследовал,
по-видимому, и самый институт монашества; благодаря этому, усиливалась
эмиграция греческого монашества, бежавшего, главным образом, в южн.
Италию и на сев. берега Черного моря. Не смотря на усиление оппозиции (в
которой встречались уже и высокопоставленные светские лица), И.
держалось не только до смерти Константина, но и в царствование его сына,
более умеренного Льва IV Хазара (775 - 780). Только в регентство жены
его Ирины (за малолетством его сына, императора Константина VI (780 -
790) партия иконопочитателей, находившая сочувствие в императрице (как и
вообще в большинстве знатных женщин), одержала верх. После возведения в
константинопольские патриархи Тарасия (784 г.) было решено созвать
вселенский собор для восстановления иконопочитания. В августе 786 г. был
открыт собор в Константинополе, но войско, оплот иконоборцев, выказало
такое сопротивление деятельности собора, что участвовавшие в нем должны
были разойтись. Под благовидным предлогом переместив столичное войско в
провинции и отпустив ветеранов на родину, составив новое войско и
поставив над ними преданных себе начальников, Ирина, в сентябре 787 г.,
созвала в Никее VII вселенский собор, отвергнувший постановления собора
754 г., подвергшие анафеме иконоборцев и установивший иконопочитание: не
должно было оказывать иконам преклонения, приличествующего только Богу,
но их подобало чтить совершенно так же, как и святой, животворящий крест
(почитание которого не отвергалось иконоборцами), подобало
прикладываться к ним, преклонять пред ними колена, воскурять фимиам,
возжигать свечи; обращаться к ним с молитвой. Иконоборцы, однако, не
терпели, по-видимому, преследований в смутную эпоху правления
Константина VI и Ирины (до 802 г.), а тем менее в царствование Никифора
(802 - 811), возбуждавшего недовольство православной партии и особенно
монахов не только своими финансовыми играми, но и терпимостью к
павликианам; и лишь в короткое царствование имп. Михаила I (811 - 813),
находившегося под сильным влиянием духовенства, иконоборцы (также и
павликиане) стали подвергаться гонениям. Плохой администратор и
неудачный полководец, Михаил, был низвергнут солдатами, которые возвели
на его место энергичного и популярного полководца Льва V Армянина (813 -
820). Этот восточный по происхождению император снова стал на сторону И.
Сломив деятельную оппозицию духовенства (константинопольского патриарха
Никифора, созвавшего поместный собор для защиты иконопочитания, и
особенно св. Феодора Студита, деятельно поддерживавшего православных и
смело порицавшего императора), Лев созвал в 815 г. собор, отменивший
постановления VII вселенского собора и восстановивший определения собора
754 г.; тогда возобновилось уничтожение икон, преследование монахов,
эмиграция на Восток и в Италию. Преемник Льва, Михаил II Косноязычный
(Аморейский) попытался держаться довольно своеобразной политики
терпимости относительно иконопочитателей: он дал амнистию всем,
потерпевшим за иконопочитание (между прочим, Феодору Студиту), и издал
постановление, требовавшее, чтобы "никто не смел приводить в движение
язык свой ни против икон, ни за иконы", "чтобы молчание было правилом во
всем, что напоминает иконы". Однако, и в это царствование произошло
восстание самозванца Фомы, поднятое, вероятно, во имя православия.
Постановление Михаила II оставалось в силе, а при его преемнике, имп.
Феофиле (829 - 842), который, однако, снова стал энергично преследовать
иконопочитателей. Лишь по смерти Феофила в регентство (за малолетством
имп. Михаила III) его жены Феодоры и других лиц (между ними Мануила,
дяди императрицы), византийское духовенство, при посредстве Мануила,
действовавшего, вероятно, из политических соображений (см. Ф. И.
Успенский, в "Ж. М. Н. Пр.", 1891, янв., стр. 130 - 131), убедило
императрицу, давно расположенную к иконопочитанию, восстановить
последнее. Был свергнут приверженец ереси, патриарх Иоанн VII, и на его
место возведен защитник иконопочитания, Мефодий, подвергшийся
преследованию при Феофиле. Под его председательством (ср. Ф. И.
Успенский, ibid., стр. 109 - 110) состоялся в 842 г. собор, утвердивший
и одобривший все определения VII вселенского собора и подвергший снова
отлучению иконоборцев (исключение было сделано для Феофила); тогда же
был установлен и впервые совершен (19 февр. 842 г.) чин провозглашения
вечной памяти ревнителям православия и анафематствования еретикам,
совершаемый в православной црк. и до нашего времени в неделю
православия. В Италии И. постоянно находило себе резкий отпор в папах,
при чем частые обращения борющихся партий к их посредству способствовали
усилению их притязаний, а еретичество императоров, которым папы
отказывались повиноваться, усилению независимости последних. Но во
Франкском государстве, в так называемом Libri Carolini, на франкфуртском
соборе 794 г. и на парижском 825 г. был выражен взгляд, объявлявший
всякое церковное служение перед иконами за идолопоклонство, но не
отрицавший их значения, как украшения церкви и средства поддержания
благоговения.

Главными источниками по истории И. служат, кроме летописей Феофана
(еd. Bonn., ex rec. I. Classeni, 1889 - 41, vv. 2; во 2-м т. помещен
латинский перев. Феофана, так назыв. "Anastasii bibliothec. historia
tripertita", ex rec. J. Bekkeri; нов. изд. de Boor, Лпц., 1883 - 85, vv.
2; есть русский перев. Оболенского и Терновского, помещ. в "Чт. в. Общ.
Ист. и Др. Росс., 1886 - 87 гг. и отдельно), продолжатели Феофана
("Theoph. continuat"., ed. J. Bekker, Bonn, 1838), патр. Никифора (ed.
Bonn., ex rec. J. Bekkeri, 1837, вместе с Пав. Силенциарием и Георг.
Писидой); ed. de Boor, Лпц., 1880), Георгия Амартола ed. (Muralt,
Petropol., 1859), Migne: "Patrologiae cursus completus ser. Graeca", t.
110, 1863), Генезия (ed. Bonn., ex rec. C. Lachmanni, 1834; Migne, "P.
c. c., s. G.", т. 109, 1863) и др., общим недостатком которых является
резко враждебная И., затемняющая ход событий и характер движения точка
зрения, акты VII вселенского собора (Labbe, "Sacrosancta Concilia", VII
и русский пер. "Деяния вселенских соборов", т. VII, Каз., 1873);
сведения, заключающиеся в церковных анналах Барония (для И. см. тт. XII,
XIII, XIV) и жития святых, из которых некоторые разработаны в
исследованиях академии; В. Г. Васильевского, "Руссковизантийские
отрывки". Литература по истории И. бедна. Кроме устаревших общих
изложений Лебо, Гиббона, Финлея, Гфререра и мало опередившего их
Герцберга ("Geschichte d. Byzantiner und d. Osmanischen Reiches", Берл.,
1883, в коллекции Онкена), не менее устаревшей "Geschichte der
bildersturmenden Kaiser" Шлоссера (Франкф. на Майне, 1812), церковных
историй Газелера, Неандера и пр. (а также "Истории последних 4
вселенских соборов" А. Лебедева), нужно указать на имеющие выдающееся
значение и проливающие часто совершенно новый свет на вопрос
многочисленные работы академика В. Г. Василевского о Византии, а также
работу Ф. И. Успенского ("Константинопольский собор 842 г. и утверждение
православия", "Ж. М. Н. Пр.", 1891, янв." переп. в сочин. "Философское и
богословское движение в Византии", СПб., 1892). При недостаточной
разработанности истории И., как относительно происхождения этого
движения, так и относительно его характера и значения, существуют
значительные разногласия: одни видят в нем широкое прогрессивное
движение, целую социальную, политическую и религиозную революцию,
опиравшуюся на античный эллинские начала, сохранившиеся на востоке
империи, откуда шла реформа и были родом императоры иконоборцы (Лев III,
Константин V, Лев IV, Лев V, Феофил); другие, не отрицая значения
восточных элементов в И., склонны видеть, наоборот, в восстановлении
православия победу европейских, более культурных элементов. Вопрос об
отношении И. в магометанству и к различным христианским ересям также
мало выяснен.
Ф Смирнов.
Иконография (греч.) - описание древних или новейших изображений,
преимущественно портретных или представляющих те или другие определенные
образы, в живописи, скульптуре, гравюре, мозаике в т. д.; напр., И.
Петра Великого - описание портретов этого государя; И. Геркулеса -
описание его изображений в памятниках искусства.
Иконописание, или иконопись - на Руси и православном Востоке,
мастерство писать религиозные изображения, образы, предназначенные быть
чествуемыми в храмах и в домах благочестивых людей. Составляя особую
отрасль живописи, И., тем не менее, существенно отличается от этого
искусства в общепринятом смысле слова. Живопись
- каково бы ни было ее направление, реалистическое, или
идеализирующее - основывается на непосредственном наблюдении природы,
берет из ее формы и краски и, предоставляя, в большей или меньшее
степени, простор творчеству художника, невольно отражает в себе его
индивидуальность; напротив того, И., не обращаясь за справками к натуре,
стремится лишь неуклонно держаться принципов, освященных преданием,
повторяет давно установленные, получившие, так сказать, догматическое
значение типы изображений и даже, в отношении технических приемов,
остается верным заветам старины; исполнитель таких произведений,
иконописец (изограф), является совершенно безличным работником, шаблонно
воспроизводящим композиции и формы, однажды навсегда указанная ему и его
собратам и, если имеет возможность выказать в чем-либо свое мастерство,
то единственно в тщательности и тонкости работы. Такой характер И.
получило в Византии в зависимости от установления православием
непоколебимых догматов веры в неизменных церковных обрядов; отсюда
перешло оно в Италию, где пользовалось уважением и отпечатлевалось на
местном искусстве до наступления эпохи Возрождения: будучи перенесено из
Греции, вместе с христианством, в наше отечество, оно прочно привилось в
нем и до сего времени занимает у нас множество рук и пользуется в
народной массе предпочтением пред религиозною живописью в духе
зап.-европ. художественных школ. Оставляя в стороне собственно
византийское И., бросим беглый взгляд на историю этого искусства в
России. Известно, что равноапостольный вел. кн. Владимир принял св.
крещение в Херсонесе, привез оттуда в Киев церковные книги, сосуды и
иконы. Вслед затем, образа греческого письма стали то и дело привозиться
на Русь, как необходимые для удовлетворения религиозной потребности
новообращенных и для украшения созидаемых храмов. С другой стороны,
великие князья, заботясь о благолепии этих последних, вызывали из Греции
мастеров, искусных в писании ликов на досках и в выкладке их мозаикою на
стенах. Эти пришлые художники, разумеется, нашли себе многих учеников
среди русских. Однако, из древнейших наших иконописцев известен только
один - киево-печерский монах препод. Алимпий, преставившийся в начале ХП
в. Каково было его искусство - судить невозможно, так как достоверных
его произведений не сохранилось. Равным образом, трудно составить себе
точное понятие о том, каково было наше И. до нашествия татар. С
несомненностью можно только заключить, что русские уже успели в эту пору
перенять у греков их технические приемы, что, хотя не все они имели
случай учиться у византийских художников, однако неуклонно подражали
греческим образцам. Во времена татарского владычества И. нашло себе
приют в монастырях, которым поработители русской земли не только не
делали никаких насилий, но и оказывали покровительство; в особенности
это искусство было поддерживаемо иерархами нашей церкви, из которых
некоторые занимались им сами, каковы напр. митрополиты Петр и Киприан.
Прототип его оставался византийский, но к нему уже в это время начали
примешиваться, особенно в Новгородской, Псковской и
Суздальско-Владимирской областях, некоторые черты западного влияния. По
слиянии русских княжеств в единодержавное государство, его жизнь,
сосредоточенная в Москве и проникнутая живым чувством благочестия,
благоприятствовала успехам И., которое с конца XV в. видоизменяется еще
более, позволяя себе заметные отступления от древнего стиля. Причиною
тому были, с одной стороны, постоянно усиливавшийся наплыв иностранных
(немецких и итальянских или фряжских) художников, а с другой - то
обстоятельство, что сношения России с Грецией, утратившей и свою
независимость, и свое богатство, сократились, а греческое искусство
упало до такой степени, что уже не могло доставлять образцов для русских
иконников. Греческие духовные сановники, вместо того, чтобы дарить, как
бывало пред тем, нашим царям драгоценные иконы, стали сами просить о
присылке им образов русского письма. В XVI в XVII стол. уже образовалось
у нас несколько иконописных стилей, или "пошибов", из которых главными
следует признать Новгородский, Строгановский и Московский. Некоторые
знатоки и собиратели старинных образов прибавляют к этим пошибам еще
Юрьевский, устюжский, суздальский и Фряжский (отрасль моск.); наконец
различают еще школу Сибирскую. Объяснение особенностей, отличающих один
пошиб от другого, одну школу от другой, повело бы нас слишком далеко. Не
вдаваясь в него, заметим только, что эти особенности заключаются вообще
в более или менее тонкой отделке иконы, в резкости или плавности
рисунка, в большей или меньшей живости красок, в предпочтительном
употреблении известных колеров, в различной пропорциональности
изображенных фигур и т. п. Однако эти отличия не настолько значительны,
чтобы ими нарушалась близкая родственность школ, которые все, в
отношении композиции ("перевода" по выражению иконописцев), строго
придерживаются форм византийской иконографии, равно как и в отношении
техническом пользуются способами, практиковавшимися в греческой и вообще
средневековой живописи. Для этого у наших иконников постоянно имеются
под рукою, как необходимые пособия, особые руководства, так наз.
подлинники, "лицевые", т. е. сборники образцовых рисунков, и "толковые",
содержащие в себе технические наставления. Существуя в различных
редакциях, они, тем не менее, все преподают те же правила, которые мы
находим в старинных трактатах, главным образом, в сочинении монаха
Дионисия (найденном в 1839 г. на Афоне французским археологом Дидроном и
относимом некоторыми к XVII и даже к XVIII в., но излагающем более
древние греческие правила). Правда, в некоторых мастерских есть свои
приемы. обыкновенно содержимые в секрете; однако, они касаются только
мелочей и в сущности не представляют никаких новых изобретений. В общих
чертах работа иконописца состоит в следующем. Принимаясь писать образ,
он берет доску, преимущественно липовую, несколько раз проклеивает ее
мездринным клеем и, затем, покрывает ее "левкасом" - грунтом, состоящим
из алебастра, разведенного на довольно жидком клее. Иногда левкас
накладывается не прямо на доску, а на так наз. "поволоку" (кусок
холстины, вымоченный в жидком клее). Когда левкас высох и выглажен,
приступают к переводу на него рисунка; для этого существует несколько
способов, из которых самый легкий и скорый состоит в "припорошке", т. е.
в накладке на грунт листа бумаги с рисунком, в котором по контурам
пробиты ряды дырочек и в набивании чрез эти дырочки порошка какой-либо
(обыкновенно красной) краски; намеченные таким образом линии проходятся
потом карандашом и, что еще чаще) кисточкой с жидкою тушью. По
установлении на доске рисунка, мастер золотит листовым червонным золотом
венцы, фон и все что требуется, и затем приступает к работе красками.
Последние растираются на хлебном квасе или просто на воде, с прибавкою
небольшого количества яичного желтка, они разводятся в горшочках,
раковинах, черепках и даже на ногтях иконописца, нередко заменяющих ему
палитру. Прежде всего пишется "доличное", т. е. ризы, палаты, деревья,
скалы и другие принадлежности образного пейзажа, а потом телесные части
фигур и лики. Указания подлинников до такой степени строги и подробны,
что не допускают произвола в выборе иконописцем даже цвета одежд, в
которые он облекает изображаемого святого, но требуют, чтобы каждый из
них был представлен в ризах определенных, присвоенных ему колеров.
Освещенные места и блики как в одеждах, так и в других принадлежностях
доличного, иногда "пробеливаются", т. е. обозначаются золотыми штрихами,
для чего употребляется так наз. "твореное" золото, т. е. порошок
растертого листового золота, разведенный на камеди. Им же исполняются,
когда это надо, узоры на одеждах. Что касается до ликов, относительно
которых иконописец также руководствуется в точности указаниями
подлинника, то они сперва загрунтовываются темною краскою (санкиром) и
затем постепенно оживляются более светлыми красками и, наконец,
желтовато-белыми бликами в выдающихся частях; но вообще их колорит
остается темный, мертвенный, коричневатый или оливковый. Вместе с ликами
исполняются волосы и бороды, пушистость которых обозначается мельчайшими
черточками и завитками. Когда живопись иконы вполне окончена, и на ней
сделаны (киноварью или другою краскою и накладным золотом) надлежащие
подписи, она покрывается олифою - особым родом масляного лака,
сообщающим ее поверхности блеск и большую прочность. Особенное развитие
И. получило во второй половине XVII ст., в Москве, когда, для
удовлетворения потребностей государева двора, возник при оружейном
приказе целый институт "царских" иконописцев, "жалованных" и "кормовых",
которые не только писали образа, но и расписывали церкви, дворцовые
покои, знамена, древка к ним и т. п. Жалованные иконописцы получали
постоянное содержание деньгами и хлебом и, сверх того, суточное
довольствие во время работы; кормовые числились при приказе, без
жалованья и пользовались содержанием только тогда, когда возлагалось на
них какое либо дело. Из всех царских иконописцев особенно прославился
Симон Ушаков (род. в 1626 г.), участвовавший почти во всех важнейших
работах означенного времени и образовавший многих даровитых учеников.
Кроме царских иконописцев, существовали свои мастера при патриаршем
дворе, и в случае какого-либо обширного и спешного предприятия,
набирались в Москву иконники из других городов. Все это способствовало к
тому, что различия отдельных школ сглаживались мало-помалу и И.
принимало однообразный характер. В это же время стало в сильной степени
проникать в него иностранное влияние, благодаря появлению при царском
дворе зап.-европ. живописцев и распространению печатных религиозных
картинок, проникавших к нам из их краев чрез Польшу. Это уклонение
нашего И. от византийского направления вызывало протесты поборников
старины; но, тем не менее, т. наз. "фряжское" письмо, составляющее
переход от иконописи к настоящей живописи, в конце XVII ст. уже было
распространено повсеместно. Реформа Петра Великого произвела еще более
радикальный раздел между И. и живописью. Тогда как последняя, в XVIII
ст., стала входить все в больший и больший почет в высших сферах
русского общества, заживших на европейский лад, и наполнять наши храмы
образами, исполненными в характере итальянской или французской живописи,
первая сохранила за собою любовь в народной массе, но, не встречая себе
поддержки свыше, начала падать и, наконец, опустилась до степени
простого ремесла. В настоящее время, во многих пунктах Московской,
Владимирской и отчасти других губерний, существуют целые фабрики,
производящие ежегодно несчетное количество дешевых икон, которые
расходятся по нашим селам и провинциальным городам. Распределение труда
на этих фабриках доведено до совершенства. Изготовляемая икона проходит
в них чрез десятки рук: особый мастер приготовляет для ее доску; один
наводит на нее левкас, другой переводит на нее рисунок, третий пишет
доличное, и притом только известные его части и известными красками;
четвертый работает над ликами и т. д. Никто из участвующих в такой
коллективной работе, конечно, не имеет ни малейшего художественного
образования, а научается своему специальному делу с детства на тех же
фабриках или у мастеров-одиночек; самая работа исполняется по неизменным
образцам, без всякого отступления от них, лишь с большею или меньшею
внимательностью, смотря по цене, какая должна быть назначена иконе в
продаже. Впрочем, при некоторых монастырях (напр., при
Троицко-Сергиевской лавре) заведены иконописные мастерские, заботящиеся
о художественном достоинстве своих произведений и старающиеся возродить
искусство старинных русских мастеров. Ср. Д. Ровинского, "История русск.
школ И." ("Записки Имп. Археол. Общ.", т. VIII); И. Забелина, "Материалы
для истории И."; Сахарова, "Исследование о русском И." (СПб., 1849);
Дионисия Фурнаграфиота, "Ерминия, или наставление в живописном
искусстве" (перев. с греч. еп. Порфирия, "Труды Киевск. Дух. Акд. ",
1868); Ф. И. Буслаева, "Литература русских иконописных подлинников"
("Историч. очерк. русск. народ. поэзии и искусства", т. II); П. Я.
Аггеева, "Старинные руководства по технике живописи" ("Вестн. Изящ.
Иск.", т. V) и пр.
А. С - в.
Иконостас (греч.) - более или менее сплошная, от сев. стены храма до
южн., стена, которою отеляется алтарь от средней части в првсл. храме, и
на которой устанавливаются в определенном порядки иконы. В этой стене
три двери ведут в алтарь: посредине иконостаса, прямо пред престолом -
"врата царския"; влево от них северные врата или двери, вправо - южные
врата, прежде называвшийся также дьяконскими. Средние двери называются
святыми, и не имеющим священного сана вход чрез них недозволен. И.
бывает уставлен иконами, обыкновенно в несколько рядов. В нижнем ряду:
на царских вратах находятся обыкновенно иконы Благовещения Пресвятой
Деве архангелом Гавриилом, а также четырех евангелистов; направо от
царских врат - икона Спасителя, по левую их сторону - икона Божьей
Матери с младенцем на руках; на сев. дверях - чаще архангелы Гавриил и
Михаил, иногда - пророки, св. диаконы или святители. Затем вправо от
южн. дверей и влево от дверей сев. ставятся иконы наиболее чтимых
святых, например святого, которому посвящен храм, или других, по
усмотрению храмоздателей. Над первым нижним рядом икон в И. помещаются:
непосредственно над царскими вратами - икона тайной вечери И. Христа, и
по ту или другую сторону ее иконы главных праздников - событий из жизни
И. Христа и Пресвятой Девы. В третьем ряду И. ставятся: над иконою
тайной вечери - икона И. Христа в царском или архиерейском облачении, с
предстоящими в молитве пред ним Богоматерию и Иоанном Предтечей (она
называется деисусом); по ту и другую сторону этой иконы - иконы св.
апостолов. В четвертом ряду И. ставятся иконы ветхозаветных праведников
- пророков, с усвоенными каждому из них эмблемами. Верх И. увеличивается
изображением распятия И. Христа. Впрочем, такое устройство И. не всегда
имеется в церквах. В древней Руси в церквах этот тип И. был
господствующим, но по нужде число ярусов или рядов И. может быть
уменьшено до одного ряда с необходимым изображением Тайной Вечери над
Царскими вратами. Устройство И. в виде сплошной стены - относительно
позднего происхождения; в первые века церкви алтарь был весь видим
присутствующим в храме и от средины церкви алтарь отделялся лишь
решеткой. Да и ныне, чтобы возгласы священника в алтаре были слышны по
возможности во всем храме, Царские врата часто устраиваются решетчатыми,
а весь И. редко доходит до потолка; обыкновенно сверху И. в приходских
церквах большого размера оставляется более или менее открытое
пространство.
Н. Б.
Икра (Kaviar). - Под именем икры известны сырые или приготовленный в
прок яйца рыб. Женские экземпляры рыб, из которых в добывается икра,
называются икряными в отличие от мужских, которые местами у рыбаков
называются "яловыми". В торговле известно два сорта икры (caviar):
наиболее распространенная черная, составляющая гастрономическое
лакомство, добываемая исключительно из осетровых пород рыб (сем.
Acipenseridae), и красная, употребляемая преимущественно в Турции и
Румынии; эта последняя известна в продаже под названием тарамы и
добывается преимущественно из воблы (Leuciscus rutilus), отчасти леща
(Abramis brama) и др. частиковой рыбы. "Ястычной" икрой зовут икру
судака (Lucioperca Sandra), которая солится в форме цельных яичников
(ястык); наконец в южно-европейских странах употребляется в пищу икра
кефали (Mugil capito), известная в форме засушенных спрессованных
цельных яичников этой рыбы под именем путарчи (la pouta gue французов).
Наибольшее значение в промышленности имеет черная икра из осетровых
пород, составляющая предмет обширного промысла в России, отчасти в
Германии и Сев. Америке. За границей икра осетровых пород безразлично
известна под общим именем "кавиар". В России различают по сортам рыбы,
из которой она добывается, осетровую и белужью; первая имеет зерно
значительно мельче и обычно под этим именем сходит одинаково икра
осетров (Acipenser Guldenstaedtii), шипов (Acipenser Schypa) и севрюг
(Acipenser stellatus); вторая имеет более крупное зерно и получается
исключительно из белуг (Acipenser Huso). По способу приготовления
различается икра зернистая, приготовляемая лишь посредством посола
вынутой из рыбы икры обыкновенной мелкой солью; паюсная, которая солится
в тузлуке и затем прессуется в кульках или мешках. Зернистая пакуется
преимущественно в липовых бочатах (уральская), или дубовых (до 1 п.
весом), и в жестянках от 1 до 10 ф. В Сев. Америке практикуется
герметическая укупорка икры, но, вследствие применяемого при этом
нагревания, икра получается сухая и невкусная. Паюсная идет в продажу в
больших бочках пудов на 15 - 20. Общее количество добываемой в России
икры осетровых пород исчисляется в 100 - 120 тыс. пудов; цена икры в
России колеблется от 60 коп. до 4-х руб. за фунт. В Париже хорошая икра
стоит 20 - 25 фр. фун. Вывоз икры за границу в 1891 г. равнялся 29000
пд. В Германии добывается в общем не более 1000 пд. так назыв. Elba
caviar, из осетров р. Эльбы по преимуществу; во Франции не умеют ее
приготовлять и бросают в воду как отбрось (р. Гаронна близ Бордо). То же
делали до последнего времени в Сев. Америке; лишь 25 лет тому назад, по
указаниям немцев, принялись утилизировать этот драгоценный продукт и
сбывать его, главным образом, в Германии, под именем русской икры. Но и
теперь большая часть икры ловимых в глуши и С-З. Америки осетров
пропадает по неумению приготовлять ее впрок. Общая добыча икры в Соед.
Шт. Сев. Америки равняется 10000 пд. (1888). Красной икры и ястычной
добывается в России до 200000 пд. и почти вся она вывозится за границу.
Добывание ее с каждым годом увеличивается. Цена колеблется от 10 до 20
руб. за пуд. Путарча готовится почти исключительно в Мартигах (близ
Марселя) и в Корфу. Ценятся весьма высоко (2 фр. 50 сант. до 3 фр. за
пару, в которой весу не более 1/4 ф.).
И. Б - н.
Икра (съедобная), в противоположность живой икре, представляет собою
неоплодотворенные рыбные зародыши. Она добывается больше всего весною,
когда так называемая "красная рыба" (осетр, белуга, севрюга, стерлядь и
др.) из Каспийского в Азовского морей идет в реки для метания икры, и
отчасти осенью, когда рыба опять идет в реки для отдыха. По Гримму,
количество икры в рыбе доходит до 1/9 - 1/6 ее веса. Лучшею икрою
считается белужья, как самая крупнозернистая, приготовляемая поэтому
всегда отдельно, другие же сорта - осетровая, севрюжья и шиповая почти
всегда смешиваются вместе. Стерляжья И., как мелкозернистая, в продажу
не поступает и употребляется только в домашнем обиходе. Сорта И.,
встречаемые в продаже, отличаются друг от друга по способам
приготовления и отчасти по употребляющимся материалам. Для получения
зернистой икры яичники рыб (ястыки) кладут на особое сито (грохотка),
помещенное на чане (обрез), и слегка растирают руками, отчего цельные
зерна падают в чан, а перепонки остаются на грохотке. В чане же икру
солят мелкой солью (1 - 5 ф. на пуд И.), размешивая ее руками; затем ее
откидывают на решето, чтобы стекла жидкость; после этого И. укладывают в
липовые бочонки, вмещающие по 3 - 5 пудов. В хорошо приготовленной
зернистой И. зерна цельные, не мятые и легко отделяются друг от друга,
чем менее такая И. солона, тем она ценится выше. Готовится этот сорт И.
обыкновенно только из одной белужьей И. и у икрянопромышленников он
известен под именем икры варшавского передела, так как большая часть ее
идет из Астрахани прямо в Варшаву, а оттуда за границу. СПб. и Москва
получают незначительную часть этой И. Паюсная (промысловая, конторская)
И. добывается также из совершенно свежей рыбы в прохладное время года
(весною и осенью). Икряные зерна, отделенные от перепонок, минуть на 5 -
10 погружаются в тузлук (насыщенный раствор поваренной соли), тщательно
здесь мешалками размешиваются и переносятся на решето; когда тузлук
стечет, И. укладывается в рогожные кульки (на 2 - 3 пд. каждый),
прессуется в них и затем укладывается в дубовые бочонки (на. 3 - 5 пд.),
выстланные внутри салфеточным полотном, отчего иногда назыв. салфеточною
икрою. При укладке в бочонки такая И. уминается руками и деревянными
толкачами, а на Сальянских промыслах, где И. укладывается в 30-ти
пудовые бочки,
- даже ногами. Жаркая икра готовится в июле и августе; на нее идет
отчасти попортившийся материал. Окрепшие в тузлуке ястыки кладут на
решето. Такая икра не прессуется, а прямо укладывается в липовые бочонки
на 3 - 5 пуд. Ястычная икра готовится летом из загнившей уже икры.
Ястыки также укрепляются в тузлуке и укладываются в бочонки, где И.
снова посыпается солью. Сюда относится лопаница, зерна которой (из
перезрелой И.) лопаются в тузлуке.
Егоров ("Химический состав и усвояемость Астраханской и Сальянской
паюсной И.", СПб., 1890) приводит несколько устарелые сведения о
количестве ежегодно добываемой в России паюсной и зернистой И. (всего
207 т. пд" в 1860-х гг.). Более всего И. дает Каспийское море и его
притоки (особенно Астраханские промыслы - устье Волги, Чеченские и
Эмбинские воды, Сальянский промысел - тоже Божий промысел), затем
Азовское море и его притоки и, наконец Черное море. По исследованиям
Егорова, под влиянием И. усвояемость азота хлеба значительно повышается.
Лучшие сорта И. превосходно усваиваются. По исследованиям Gobley'a, И.
сазанов содержит (в процентах): воды - 64,08, вителлина - 14,08,
оболочек - 14,53, маргарина и элаина - 2,57, холестерина - 0,27,
лецитина - 3,04, церебрина
- 0,20, алкогольной вытяжки - 0,39, красящего вещества - 0,03, солей
- 0,82, хлористого калия и натрия - 0,49, хлористого аммония - 0,04,
фосф. кисл. и сернокислого калия - 0,04, фосф. кисл. извести и магнезии
- 0,29 и следы железа. Процентный состав И., по Atvater'y, и икряного
сыра (прессованная и высушенная на воздухе И. некоторых рыб
Дарданеллов), по Kletzinsk'ому:
В сухом веществе
Вода Азоти-стое вещество Жир Без-азоти-стый эк-стракт веще-ства
Зола Безазо-тистое вещест-во Жир Икра 73.19 21.34 3.89 - 1.58 79.59
14.50 Икряной сыр 19.38 34.81 28.87 6.33 10.61 43.18 35.81 Таким образом
И. представляет богатое пищевыми началами (азотистыми и жиром) пищевое
вещество, не имеющее, однако, большого значения, вследствие своей
дорогой цены. Употребляется И. большею частью в виде закусок для
возбуждения аппетита, для чего идут почти исключительно зернистая и
паюсная И. - наиболее дорогие сорта.
Иктин - (Ictinus) - знам. греч. зодчий времен Перикла, построивший, в
сотрудничестве с Калликратом, главное афинское святилище, Парфенон,
постройка которого продолжалась 16 лет в была окончена в 438 г. до Р.
Хр.; вместе с Карпионом он написал сочинение об этом храме. Им выстроены
также храм Деметры в Элевзисе, где совершались известные таинства, и
храм Аполлона Эпикурейского в Бассах, близ Фигалии, в Аркадии (около 430
г. до Р. Хр.).
А. С - в.
Иларион - митроп. киевский. Сведения о нем скудны. Известно только,
что он был родом русский, одно время был священником в княжеском селе
Берестове, рано отдал себя иноческим подвигам. По своему образованию и
подвижнической жизни, И. скоро приобрел известность, его полюбил великий
князь и, по желанно последнего, в 1051 г., собором русских епископов И.
был поставлен русским митрополитом. Это был первый случай поставления
митрополита из природных русских и в России. С именем И. связано
составление церковного устава (номоканона) кв. Ярослава, относящееся к
последним годам княжения этого князя. По-видимому, И. недолго оставался
митрополитом: уже под 1055 г. в летописях упоминается другой митрополит,
Ерем. Время кончины И. также неизвестно. Митроп. И. один из
знаменитейших писателей нашей начальной литературы. Из соч. И. до нас
дошли: "Слово о законе и благодати", написанное еще до поставления И. в
митрополиты, "исповедание веры", произнесенное, предполагают, по случаю
поставления; "Поучение о пользе душевней ко всем христианам" (некоторыми
исследователями приписываемое, впрочем, Илариону Великому) и "Слово к
брату-столпнику", встреченное в одном сербском сборнике XIV
- XV в. Содержание первого из названных сочинений видно из его
заглавия: "О законе Моисеем данном и о благодати и истине Иисус Христом
бывшим, и како закон отъиде, благодать же и истинна всю землю исполни, и
вера в вся языки простреся, и до нашего языка русского, и похвала кагану
нашему Владимиру, от него же крещении быхом, и молитва в Богу от всея
земля нашея". Слово является свидетельством быстро проникавшего в
киевскую Русь византийского образования. Представителем этого, нового на
Руси, элемента является не только сам автор, но уже целый кружок лиц, к
которым он обращает свое "слово" и которых он называет "преизлиха
насыщьшимися сладости книжные", кружок лиц, которым хорошо "ведомы
книги". Замечательно в авторе его воодушевление; вся первая половина
слова - как бы сплошной восторженный крик древнерусского язычника,
сознавшего бедность старой веры, сравнительно с новыми идеями и
понятиями, принесенными христианством. Чрезвычайно любопытно в
новопросвещенном христианском митрополите и чувство национальной
гордости, с которой он вспоминает о "старом Игоре" и "славном
Святославе", - "не в худе бо и не в неведоме земли владычетвоваша", с
гордостью заявляет писатель, - но в "Русской, яже ведома и слышиша есть
всеми конци земля". "Исповедание веры" - содержания догматического,
отличается богословской точностью и ясностью изложения. "Поучение о
пользе душевней" и "Слово к брату-столпнику" - кратки и довольно общи по
содержанию. Едва ли названными произведениями исчерпывалась вполне
литературная деятельность митроп. И. "Невозможно допустить, справедливо
замечает один из исследователей, чтобы человек, мало упражнявшийся в
сочинениях, мог вдруг написать такое художественное слово, как "Слово о
законе и благодати" И., и выражаться с такой богословской точностью,
какою отличается его "Исповедание веры". Отрывок из слова митроп. И. "О
законе и благодати" приводится уже у Карамзина. ("Ист. Госуд. Рос. " (I,
примеч. 284), который почему-то называет его "Житием Владимира", В 1844
г. памятник, по рукописи XVI в., был издан проф. Горским, в "Приб. к
твор. св. отец" (т. II, 204 - 299), вместе с двумя еще другими, вновь
открытыми Горским, сочинениями И.: "Исповеданием веры" и "Поучением о
пользе душевней ко всем христианам". В 1848 г. "Слово о законе" было
переиздано Ундольским по более древнему списку XIV - XV в. ("Чтения
Моск. Общ. Ист. и Др. Российск.", 1848, № 7, стр. 21 - 41, и отдельно:
"Славяно-русские рукописи в пергаменном сборнике Царскаго", М. 1848).
Несколько позднее Куприяновым переиздано было и "Поучение о пользе
душевней", встреченное им в несколько иной редакции, и в более раннем
списке, XII - XIII в. (в "известиях И. Ак. Наук", V, 222 - 224; здесь же
приведены варианты по другой рукописи, XIV в.). "Слово И., митроп.
киевского в брату-столпнику" найдено было проф. Петровским в одном
сербском сборнике XIV - XV в. и издано им в "Известиях Каз.
Университета" (1865, 1, 47 - 84). Издатель делает предположение, что
"митроп. И. мог быть если не составителем, то, по крайней мере,
переписчиком существовавшего уже поучения (переводного, греческого)".
Срезневский считает это слово принадлежащим киевскому митроп. И.
("Древн. Пам."; 19).
А. Архангельский.
Илион (to Ilion и h IlioV) - знаменитый по гомеровским поэмам город с
Малой Азии. Слава И. уже в древности заставляла не только отдельных лиц,
но и целые народы (персы, римляне) относиться с почти религиозным
благоговением в тому месту, где он, по преданию, находился. В новейшее
время отдельные ученые и научные общества предпринимали изыскания по
топографии в истории троянской равнины. В виду сомнительности добытых до
сих пор результатов приходится различать: 1) гомеровский (мифический)
И.; 2) исторический И., называемый также новым И. и 3) попытки
приурочения И. к современным местностям. 1. Мифический И., реже
называющийся Троею (h Troih), находился в местности, потом получившей
название Троады, но у Гомера, именующейся как и город - Троя, недалеко
от берега Геллеспонта. И. расположен на "илийской равнине" (XXI, 558),
но называется высоколежащим, aipeinh (II. 419, 686), так как, очевидно,
"равнина" находилась на склоне или вершине горы (ср. II. XX, 216). Вся
местность обтекалась двумя реками, потоком "быстроводным,
глубокопучинным Ксанфом от богов нареченным, от смертных - Скамандром"
(II., XX, 74) и "струями Симоиса" (II., VI, 4). Обе реки окружают почти
всю равнину и сливают свои воды недалеко от моря (II., V, 774}. На пути
от моря к городу несколько раз приходилось переходить через Скамандр. В
городе находился своего рода кремль, Пергам, господствовавший как над
всем, окруженным хорошими стенами, городом (Ilion euteicon), так и над
равниною (II., IV, 508 и др. места). В окрестностях И. гомеровский эпос
называет ряд славных мест, каковы: высокая могила старца Эсиета (II. II,
792), курган Ила, по пути из города к лагерю (II., XI, 166, 371),
Фимбра, небольшой городок к С от И. с храмом Аполлона (II. X, 430 etc.),
прекрасный холм Калликолона у берегов Симоиса (II. XX, 63, 161) и др. На
зап. стороне города находились так называемые скэйские ворота, от
которых до берега моря на протяжении нескольких стадий вела дорога, мимо
большого прекрасного "бука" или дуба (jhgoV, II. XXI, 549; V, 693). В
самом "великом" городе находилось святилище Афины Паллады Палладий -
статуя, по преданию, упавшая с неба; была и другая священная статуя,
изображавшая Афину в сидячем виде. на колена которой возлагались дары
(II. VI, 92 в др.). Происхождение и история жителей И., троянцев или
дарданцев, окружены разнообразными мифами. Родоначальником царского рода
называется Тевкр, сын Скамандра (река) и Иды (горы); ему наследовали
Дардан, Эрихфоний, Трос, Ил, Лаомедонт и Приам. Тевкр первым поселился
там, где потом возник И.; по имени Дардана, зятя его, назывались
дарданцы. Эрихфоний управлял мирно и введением горного дела
способствовал увеличению благосостояния жителей; Трос и Ил прославляются
как основатели столицы; Лаомедонт построил стены И. и Пергам, но кончил
несчастно и погиб вместе со всем своим семейством от мести Геракла. При
Приаме И. украсился новыми постройками, но при нем же и погиб, и, по
преданию, вождь греков, Агамемнон, изрек проклятие на всякого, кто
попытается восстановить И. на прежнем месте. Еще в древности мы
встречаемся с мнением, что гомеровский И. погиб совершенно и "не
осталось и следа его" (слова Димитрия из Скепсиды около 60 до Р. Хр. у
Страбона, XIII, р. 592). Еще раньше тоже сказал оратор Ликург: "Кто не
знает, что И. некогда был разрушен греками и с тех пор никогда не
возобновлялся?" (Strab. ib.). Это мнение, однако, далеко не было
господствующим. 2. Возобновленный И. древние видели в так называемом
новом И. Как видно, однако, уже из сравнения описания обоих городов у
Гомера, Геродота и Страбона, исторический И. имел мало общего с
гомеровским. Греческий И. построен, вероятно, около 700 г. до Р. Хр., по
словам Страбона, "во время владычества лидян", чем можно объяснить
найденные при раскопках в Гиссарлике следы лидийской культуры. Убеждение
в тожестве обоих И. было общее. Когда Ксеркс посетил равнину Трои, он
обратил внимание на "замок Приама" и принес жертву Илийской Афине
(Herod. VII, 43). В IV в. И. назван в числе городов, покорившихся
Деркиллиду в 399 г. до Р. Хр.; в 359 г. его взял Харидем. Когда
Александр Великий высадился в так называемой ахейской гавани у
Ретийского мыса, он недалеко от берега встретил городок с храмом
Паллады. Здесь жрецы показали ему якобы сохранившиеся со времени
троянской войны доспехи и т. п.; Александр сделал щедрые дары храму и
решил украсить и увеличить город, считая его древним И., хотя, на самом
деле, нет данных считать его тожественным и с И., посещенным Ксерксом.
Битва при Ипсе присоединила СЗ Малой Азии к владениям Лисимаха,
построившего в новом И. великолепный храм Афины и окружившего город
стенами. В III в. И. стоял во главе федерации греческих свободных
городов, начиная с Лампсака на Геллеспонте до Гаргары на Арамитском
заливе. В 278 г. И. был разграблен галлами из орды Лутария. Эти грабежи
несколько раз повторялись и к началу II в. И. был в сильном упадке. Храм
Паллады тем не менее все еще привлекал посетителей. В 192 г. Антиох
Великий посетил его перед отправлением на помощь этолийцам. В 190 г.,
незадолго до битвы при Магнезии, римляне посещением И. оказали долг
благоговения предполагаемым родоначальникам основателя Рима. Во время
Суллы И. подвергся разграблению Фимбриею (87 г. до Р. Хр.), но диктатор
втрое вознаградил город за причиненные ему убытки; впоследствии жители
И. были объявлены свободными от налогов. Каракалла посетил И. и, подобно
Александру Великому, принес жертву на кургане Ахилла. Самые поздние из
монет, найденных на развалинах нового И., в Гиссарлике, относятся ко
времени Констанция II (340 - 360). В IV в. жители И. еще вели прибыльную
торговлю якобы троянскими древностями; позже город И. не упоминается,
хотя при Константине Багрянородном был епископ в Илионской Троаде. 3) В
новейшее время сделано было много попыток доказать тожество мифического
города с одною из современных местностей северо-западного берега Малой
Азии, обыкновенно в долине р. Мендере (Скамандра). Первые из европейских
путешественников или повторяли ошибку древности или делали еще большую,
смешивая И. с Александрийскою Троадою, построенною Антигоном. Таковы,
напр., известия в "Observations de plusieurs singularites et choses
remarqu. trouvees en Grece. Asie etc. par P. Belon" (П., 1588), "Les
fameux voyages de P. della Valle" (П. 1670). В XVIII в. несколько
исследователей посетили равнину И.; особенного внимания из них
заслуживает англичанин Покок, в 1739 г. определивший место соединения
Скамандра с Симоисом и еще несколько важных пунктов. Наибольшее внимание
привлекла в себе книга Лешевалье: "Voyage dans le Troade dans les annees
1783 - 1786". Франц. путешественник предположил, что И. находился около
нынешн. Бурнабаши, на вершине Бали-Даг. Не смотря на излишний пафос его
книги и большую неопределенность, мнение Лешевалье долгое время
господствовало среди европ. ученых; лишь англичанин Иаков Брайант
доказывал, что никогда не бывало ни города Трои во Фригии, ни похода
туда со стороны греков. Бали-Даг представляет из себя холм в 400 фт.
вышиною, с крутыми склонами на Ю и ЮЗ к долине Мендере (Скамандра); по
отзывам многих и после Лешевалье бывших в Троаде, это место более всего
подходит под описание Гомера. Таково, напр., мнение Лика (Leake), в его
"Journal of a Tour in Asia minor" (Л., 1824), Эрнста Курциуса, д'Эйхталя
("La site de Troie etc.", П., 1875), Форхгаммера ("Erklarung der Ilias",
1884, с лучш. картою И.). Таково также мнение и проф. Джебба "Homeric
Troy", в "Fortnightly Review" и ст. "Troad", в "Encyclop. Britan. "
(ХХIII, 1888). Не раз предпринимавшиеся на вершине Бали-Дага раскопки (в
незначительных размерах) привели к открытию древних стен и некоторых
гончарных изделий, которые могут быть отнесены к 900 г. до Р. Хр. К
долине Дюмбрек приурочивал Илион Е. Brentano, "Alt-Ilion im
Dumbreck-Thale" (Гейлбр. 1877); "Zur Losung der troischen Frage" (ib.,
1881); "Troja und Neu-Ilion" (1882). В последнее время больше всего
слышно голосов за Гиссарлик, т. е. высказывается предположение, что
новый (исторический) И. был построен на месте гомеровского. За Гиссарлик
стоят: G. Eckenbrecher ("Die Lage der homerischen Troja", Дюссельд.,
1875), Steitz ("Neue Jahrb. fur Philos. u. Padag. ", III, 1875, 225
sq.), Ed. Meyer ("Geschichte der Troas", Лпц., 1877), Virchow ("Beitrage
zur Landeskunde d. Troas", в "Abhandl. Berl. Ak. ", 1879). Основа
последнего мнения - знаменитые раскопки Г. Шлимана, опубликованные в
его: "Trojan. Alterthumer" (1874), "Ilios" (1881), "Troja" (1883). Под
новейшими наслоениями и развалинами историч. Илиона Шлиману удалось
обнаружить "сгоревший город", по его убеждению, тожественный с
гомеровским И. Низшие слои находок в Гиссарлике содержат предметы,
относящиеся к началу бронзовой эпохи, гораздо более ранней, чем
найденные микенские древности, в свою очередь более древние, чем
гомеровский период. Ср. Fr. Lenormant, "Les Antiquites de Troade" (П.,
1876). Чуждая увлечений оценка находок Шлимана W. Christ: "Sitzungsber.
des bayer. Akademie", 1874, Phil. Hist. Cl. p. 185 sq. Эти находки лишь
точнее определили местоположение нового И. и доказали, что под ним
находятся развалины древнейшего, некогда погибшего от пожара, города.
Весьма возможно, что здесь было местопребывание какого-либо племенного
старшины или святилище местного божества, вроде фригийской Аты или
великой матери богов. Ср. Keller, "Die Entdekung Ilions in Hissarlik"
(Фрейбург, в Бр., 1875); Bursian, "Litt. Centralbl. " (1874, p. 814). А.
Ловягин.
Иллюстрация - рисунок, помещенный в печатной книге, преимущественно
такой, который оттиснут вместе с ее текстом при помощи формы вырезанной
на дереве (ксилографического или политипажного клише). Украшение книг
такими рисунками, или, как говорится, их иллюстрирование, ведет свое
начало от сделанных от руки рисунков (так назыв. миниатюр), помещавшихся
в рукописях с первых веков христианства. Когда в половине XV ст.
изобретение книгопечатания дало возможность распространять одну и ту же
книгу в большом числе экземпляров, снабжать каждый из них подобными
рисунками стало затруднительным, и на смену этих последних явились
гравюры на дереве. Должно, однако, заметить, что изобретение И.
предшествовало открытию книгопечатания, и что до нас дошло несколько
рукописей с рисунками, оттиснутыми помощью деревянных форм. Переход от
таких И. к настоящим составляют рисунки изданного неизвестным
печатальщиком "Зерцала человеческого спасения" (Speculum humanae
salvationis), первая половина которого занята ксилографическими
картинками, а вторая - относящимся к ним текстом, отпечатанным
посредством типографских досок. Как на древнейшие иллюстрированные
книги, печатанный типографическим набором, можно указать на "Жалобу на
смерть", "Библию бедных", "Благородный камень" Бонера и "Четыре
истории", изданные в Бамберге, в 1461 - 62 г., Ад. Пфистером,
воспользовавшимся для них тем же шрифтом, которым была напечатана так
назыв. 36-ти строчная Библия. И. этого времени, еще очень грубые,
свидетельствуют о крайней наивности как издателей книг, так и читателей.
Для примера можно указать на "Саксонскую хронику", изданную в 1492 г. П.
Шеффером; в ней помещено довольно много видов городов и портретов разных
лиц, но для всех этих картинок употреблено весьма ограниченное число
гравированных досок: одною и тою же доскою оттиснуты изображения Рима,
Зальцведеля и Гослара, другою доскою - Гальбершадта и Мюнстера, третьей
- Гамбурга и Гильдесгейма, при чем город от города не отличается ничем
иным, как сопровождающим его печатным наименованием; точно такой же
произвол издатель позволил себе и относительно портретов. "Предсказания
Мерлина", напечатанные около того же времени во Франции, равным образом,
содержат в себе лишь три политипажа, повторенные по несколько раз под
разными названиями. Явление, исключительное в рассматриваемом отношении,
представляет "Путешествие живописца Ревиха в Обетованную землю", И.
которого воспроизводят рисунки, сделанные с натуры. Сравнительная
деликатность политипажей в книгах парижского издателя Пигуше и
братьев-венецианцев Джов. и Грег. да-Грегориис заставляет предполагать,
что они резаны на буксовом дереве, которое, по свидетельству лионского
типографщика Трехслера, уже начинало тогда входить в употребление для
подобной цели. Сверх вышеупомянутых печатальщиков, иллюстрированием книг
отличались в XV ст. Г. Цайнер, И. Бемер и Г. Шенспергер, в Аугсбурге, Г.
Квентель, в Кельне, А. Кобергер, в Нюрнберге (основавший здесь школу
ксилографов, во главе которой стояли учитель А. Дюрера - М. Волгемут, и
В. Плейденвурст), И. Цайнер, Л. Гогенванг и Л. Голь, в Ульме, Б. Готау,
в Любеке, М. Шот, в Страсбурге, А. Верар и С. Вотр, в Париже. На ряду с
гравюрами на дереве, в эту пору употреблялись, иногда в значении И.,
также гравюры на меди: Свейнгейм гравировал таблицы к творениям
Птолемея, оконченные по смерти этого мастера А. Букингом; "Monte Santo
di Dio" Николая де Лоренцо (Флоренция, 1477), иллюстрировано также
рисунками, резанными вглубь на меди. XVI в. был цветущею эпохою И. В
Германии посвящать ей свои труды не считали для себя унизительным
знаменитые живописцы А. Дюрер, Л. Кранах и Г. Гольбейн; кроме них,
славились иллюстраторы: нюрнбержец Иероним, И. Амман, Г. Шёуфелин, И.
Динекер, Г. Бургмайер, Д. Гопфер, Б. Иобин, Я. Луциус, Н. Нерлих, М.
Шеве и В. Сомн. Франция произвела в этом веке замечательного
иллюстратора Жофруа Тори, между тем как Италия сделала, по части
гравирования на дереве, даже шаг назад. Подобный упадок этого искусства
наступил в следовавшие затем столетия и в других странах Европы:
ксилография была совсем заброшена, приняла ремесленный, грубый характер
и если находила для себя употребление, то исключительно при
иллюстрировании календарей и дешевых изданий, назначаемых для
простонародья; издания же более дорогие и изящные вошло в обычае
снабжать не политипажными И., а картинками и виньетками, гравированными
на меди. Только во второй половине XVIII ст. ксилография, благодаря
англичанину Т. Бевику, получила снова художественное значение, но
всетаки продолжала иметь лишь ограниченное применение к иллюстрированию
книг до 80х гг. текущего столетия, когда возникли первые
иллюстрированные журналы: "Penny Magazine", в Англии (1832), "Pfenning
Magazin", в Германии (1833), "Magazin pittoresque", во Франции" (1833) и
"Живописное обозрение" А. Семена, в России (1835). Эти издания, имевшие
целью наглядно знакомить читающую публику с событиями дня, выдающимися
современными деятелями на разных поприщах и со всякими предметами,
интересными в данную минуту, пользовались огромным успехом и
распространили любовь к И. Последние стали наполнять не только подобные,
появлявшиеся одно за другим, периодические издания, но и книги самого
разнообразного содержания - беллетристические, ученые, детские и вообще
такие, в которых картинки могут служить пояснением и дополнением текста.
Этому распространению в значительной степени способствовали, с одной
стороны, быстрое усовершенствование техники гравирования на дереве, а с
другой - изобретение гальванопластики, давшей возможность получать в
каком угодно числе точные металлические копии гравированных деревянных
досок. В настоящее время повсюду выходит в свет несчетное количество
иллюстрированных изданий, при чем они нередко, благодаря
гальванопластическим клише, заимствуют гравюры друг от друга. Обменом и
продажею таких клише специально занимается нисколько торговых фирм в
разных местах Европы. К сожалению, дальнейшему процветанию
ксилографической И. грозит явившаяся недавно соперница этого искусства -
фотоцинкография, более сподручная для издателей по автоматичности своего
изготовления и по дешевизне, но за то менее удовлетворительная в
художественном отношении.
А. С - в.
Ильм или илим (Ulmus L.) - род растений из колена вязовых или
ильмовых сем. крапивных (Urticaceae). Деревья без колючек и шипов по
большей части высокоствольные. Листья несимметричные, разносторонние,
двурядно-очередные, цельные, опадающие; прилистники сухощавые, рано
отваливающиеся. Цветы однополовые или разносоставные. Собраны пучками,
состоящими то почти исключительно из двуполовых цветов, то с примесью
мужских или женских. У некоторых цветы одиночные. Появляются нередко
даже раньше листьев. Мелкие цветочки снабжены простым колокольчатым
околоцветником, 5-раздельным, реже 4 - 8-раздельным. Тычинок 5, реже 4 -
8. Завязь одногнездая, сплющенная, переходит в столбик, разделенный на
две ветви, представляющие собою 2 рыльца. Плод (крылатка) сухой, с
тонким бумажистым околоплодником, сплющенный и снабженный 2 широкими
крылышками. Семя одно без питательной ткани (белка), висячее, плоское.
Сюда относится до 16 видов, широко распространенных в сев. полушарии; в
Азии доходят до тропических гор. В России произрастают следующие виды,
называемые в разных местах то вязом, то илимом, реже берестом, еще реже
- карагачом. U. campestris L. - крылатка обратно-яйцевидная, с выемкою,
доходящею почти до середины и почти до семени, помещенного повыше
середины: тычинок 4 - 5. U. montana With. - крылатка эллиптическая с
неглубокою выемкою; семя в середине или пониже; тычинок 5 - 6. U.
pedunculata Bong. - крылатка висячая, эллиптическая, на краю
длинно-реснитчатая, мохнатая, выемка глубокая: тычинок 6 - 8.
Географическое распространение этих видов в России плохо установлено,
вследствие смешения видов, довольно близких между собою. Дальше всех на
С идут, повидимому, U. pedunculata и U. montana. В Финляндии они доходят
до 61° с. ш., а местами и посевернее. На Востоке сев. предел их
понижается незначительно и при том только за Шенкурском. U. pedunculata
за Урал не переходит. Остальные 2 распространены и в Сибири. U.
campestris держится южнее, особенно разновидность U. campestris
suberosa, у которого на ветвях образуются продольные крыловидные наросты
из пробки. Эта разновидность остается по большей части в виде
кустарника.
А. Бекетов.

Ильм полевой (Ulmus campestris L.), дерево первой величины. Сев.
граница распространения его в Европ. России определена неточно, на юге
же растет в Крыму и на Кавказе (до высоты 5000 - 6500 фт.), где
встречаются чистые, густые, его насаждения. Мало требователен к
влажности почвы и содержанию в ней перегноя, успешно произрастая даже на
сухой известковой и каменистой почвах. Относительно развития корневой
системы, хода роста деревьев, способов возобновления и возращения, И.
схож с вязом. Точно также и враги у yих одни и те же; так из насекомых
повреждают: корни - Melolontha vulgaris, М. hippocastani и Gryllotalpa
vulgaris; луб и заболонь - Scolytus destructor и S. multistriatus;
древесину - Xyleborus monographus, Cossus ligniperda и Zeuzera pyrina;
почки - Gastropacha neustria и Hibernia defoliaria, молодые побеги -
Oberea linearis в Schizoneura lanuginosa, листья - Anomala Frischii,
Galleruca calmariensis, Gastropacha neustria, Porthesia chrysorrhoea, P.
auriflua, Hibernia defoliaria; Schizoneura lanuginosa, S. ulmi,
Tetraneura ulmi и Т. alba; из грибов - Nectria cinnebarina F.
В. Собичевский.
Имам (араб. предстоятель): - 1) у мусульман духовное лицо, которое
заведует мечетью, совершает требы и "предстоит" во время общественной
молитвы (т. е. читает). В Турции И. выбирают прихожане, а власти
утверждают; избираются лица, получившие богословское образование
(впрочем, большой учёности для И. не требуется: он тогда может занять
более выгодную должность кадия или мофтия). Отличие в одежде И. - белый
тюрбан и белые рукава. В Персии И. назыв. моджтехидами; в утверждении
они не нуждаются. - 2) Духовный глава вообще. Поэтому И. назыв. и
основатели четырех суннитских толков, и сам пророк. Халифы также носили
это наименование. Но убеждению суннитов, имамат, т. е. духовная и
светская власть, какую имел пророк, должна доставаться лучшему из членов
мусульманской церкви, по всеобщему избрании (иджма). Главные противники
этого мнения - шииты, которые признают лишь наследственный переход
власти. На этом основании Абу-Бекр, Омар и Осман, в глазах шиитов,
узурпаторы, и законные наследники Мохаммеда - Алий и его потомки. Вопрос
об имамате был одним из наиболее живых в первые вв. гижры. Постепенно он
у суннитов отошел на второй план, но у шиитов продолжал играть очень
важную роль и не раз был причиной политических переворотов. Могилы 12
И.-Алидов ("имам-заде") считаются святынями.
А. Е. К.
Имманентность, - ныи - означ. пребывание в чем-нибудь, внутреннюю
связь в противоположность внешней. Для религиозной философии важен
вопрос об И. божества меру. Она решительно отвергается деизмом и
безусловно признается чистым пантеизмом (спинозического типа); другие
точки зрения признают ее с различными ограничениями и в различных
смыслах. - К иному значению этого слова относится поднятый Кантом вопрос
об имманентном и трансцендентном употреблении нашего разума, т.е. об
употреблении его в пределах, данного в опыте, мира явлений, или же вне
пределов его и безотносительно к опыту. Только первое (имманентное)
употребление признается законным.
Вл. С.
Иммиграция, т.е. вселение в культурную страну (это ее отличия от
колонизации) совершается или отдельными лицами или семьями, или целыми
группами, массами (так называемая массовая И.; таковою было, наприм.,
переселение гугенотов в Пруссию и др.). И. бывает временною, когда
иммигранты являются в страну лишь на известный срок, напр., с целью
заработать некоторую сумму денег, после чего возвращаются на родину;
такой характер имела И. китайцев в Соед. Штаты, в настоящее время
таковою оказывается в значительной степени И. в ту же страну итальянцев,
а также французов из Канады (о временной И. в Соед. Шт. Русск. подданных
из зап. губ. России). В большинстве случаев, однако, И. ведет за собою
окончательный переход иммигрантов в новую страну, где они
натурализуются. В прежние времена И. совершалась нередко насильственно;
так завоеватели массами вселяли в свою страну жителей завоеванной
страны; в сравнительно недавнее время еще происходило насильственное
переселение негров в Америку. Фактически и теперь некоторое число негров
ежегодно принудительно ввозится в мусульманские страны Азии. Легально в
настоящее время принудительная И. существует только для преступников.
Страны малонаселенные, обладающие обширными пространствами
некультивированной плодородной земли, с слабым развитием
производительности, могут извлечь для себя значительные выгоды от И., и
правительства таких стран нередко издают узаконения, направленные к
поощрению И. При иных условиях И. может быть признана нежелательною, и
страна оказывается вынужденною прибегнут к ограничительным по отношению
к И. мерам. Право иммиграции не признается в настоящее время
неограниченным правом каждого. Из признания суверенитета государства
вытекает право послед него высылать иностранцев из своих пределов,
допускать пребывание их лишь на известных условиях или наконец,
воспретить им самое вступление на государственную территорию. Правом
этим правительства разных государств более или менее широко
пользовались, особенно для того, чтобы избавить себя от элементов
нежелательных в политическом или в полицейском отношении. В новейшее
время появляются и законодательные меры, направленные к ограничению И.,
вызванные тем, что неограниченная свобода И. нарушала интересы коренного
населения. Такие черты носит новейшее законодательство об И. во Франции
и в Соед. Штат. Америки. Нынешние иммиграционные страны могут быть
разделены на две большие группы: одну, в кот. И. идет преимущественно из
Англии, Германии, Скандинавских государств и России; другую, в которую
И. совершается главным образом из Италии, Франции и Пиренейского
полуострова; к первой группе могут быть отнесены: Канада, Сев. Америк.
Соедин. Штаты и Австралия; ко второй - Южная Америка. Высадка
иммигрантов происходить, главным образом, в небольшом числе пунктов, где
совершается регистрация иммигрантов и где правительство и частные
благотворительные общества оказывают первую помощь ново прибывшим.
Такими пунктами являются: Нью Йорк - для Соед. Штатов, Галифакс - для
Канады, Рио де Жанейро - для Бразили, Монтевидео и Буэнос Айрес - для
Уругвая и Аргентины, Сидней - для Австралии.
Преобладающая масса иммигрантов падает на Сев. Амер. Соедин. Штаты.
Из 18 миллионов чалов., покинувших Европу с 1820 по 1887 г., в Соед. Шт.
иммигрировало
- 12, 5 милл., в Британские владения в Сев. Америке - 2 милл., в
Австралию - 1/2; остальные направились в Бразилию, Аргентину и Сев.
Африку. Главный контингент прибывающих в С. Шт. иммигрантов составляют
европейцы; в числе 12979620 чел., иммигрировавших в С. Шт. с 1821 - 1884
г., было: из Европы - 11290740; из Америки (главным образом из Канады) -
1135898; из Океании - 15306; из Африки - 987; неизвестного происхождения
246351. Годовое количество прибывающих в С. Шт. иммигрантов значительно
колеблется; в общем, однако, сильно растет. В двадцатых годах их
прибывало 10 - 12 тыс. в год; в 1872 г. цифра иммигрантов уже превышает
400 тыс.; в настоящее время в Соединенные Штаты прибывает ежегодно, в
среднем, более 3 милл. иммигрантов. Быстрый рост иммиграции в
Соединенные Штаты виден из след. таблицы.
1821 - 30 151824 1861 - 70 2491451 1831 - 40 599125 1871 - 80 2812191
1841 - 50 1713251 1881 - 90 5246613 1851 - 60 2598214 1821 - 90 15612669
В начале столетия иммигрантами в Соединенные Штаты являлись почти
исключительно выходцы из Великобритании (преимущественно ирландцы) и из
Германии. В последнее время в иммиграции начали принимать участие и
другие народности; особенно стало возрастать в последние годы число
иммигрантов из Швеции и Норвегии. из Италии и из России (преимущественно
евреи). Из 590666 иммигрантов, прибывших в Соединенные Штаты в 1891 г.,
оказалось (по Hasse):

Из Германии 123401 или 20,9% Из Великобритании 120722 или 20,4 % Из
Австро-Венгрии (кроме поляков) 70711 или 12,0% Поляков 31285 или 5,3% Из
России(кр.поляков). 73177 или 12,4% Из Италии 68481 или 11,5% Из Швеции
и Норвегии 52262 или 8,8% Из Дании 10466 или 1,8% Из Голандии 5364 или
0,9% Из Швейцарии 6928 или 1,2% Из Франции 6527 или 1,1% Из проч. стран
21342 или 3,7%
590666 100%

Большинство иммигрантов состоит из мужчин (обыкновенно 60%).
Иммигранты тех стран, из коих И. совершается уже с давних пор, чаще
привозят с собою свои семьи. Иммигрантами являются главным об разом лица
в так назыв. производительном возрасте, от 15 до 40 лет (около 70%).
Наибольшая часть иммигрантов принадлежит к представителям так назыв.
неквалифицированного труда (чернорабочих).
Из общей суммы иммигрантов, прибывших в Америку в последние годы,
оказалось квалифицированных рабочих всего - 10, 8%, неквалифицированных
- 39, 6%, (остальные 49, 6% составляли нерабочие элементы). Постоянный
приток в Соед. Штаты значительного числа людей, принадлежавших
преимущественно к рабочему классу, не мог не оказать существенного
влияния на экономическую жизнь страны. Поразительно быстрым развитием
своей промышленности Соединенные Штаты обязаны И. В настоящее время,
однако, значение И. в Соед. Шт. существенно изменяется. Государство уже
не имеет, как прежде, в своем распоряжении огромных пространств
свободных земель, которые можно было бы предоставлять иммигрантам;
последним приходится искать заработка, преимущественно продавая на
рабочем рынке свой труд. Между тем коренное население уже возросло
настолько, что естественного прироста населения достаточно для
удовлетворения потребности в рабочих руках. Вот почему ежегодная И.
массы рабочих только понижает заработную плату в стране; известное число
рабочих вовсе не находить себе занятии обращается в нищих, бродяг или
преступников, содержание коих ложится тяжелым бременем на общество.
Кроме того, с тех пор как, благодаря усовершенствованию средств
передвижения, почти совершенно исчезли трудности, опасность и
дороговизна путешествия, среди иммигрантов чаще начинают появляться,
вместо прежних энергичных и сильных переселенцев, слабые, больные и
вообще нежизнеспособные элементы европ. общества, которые часто бывают
принуждены с первого же дня прибытия обращаться к общественной
благотворительности. Так, напр., один штат Нью Йорк, в котором оседает
большая масса иммигрантов, принужден ежегодно расходовать на призрение
бедных около 40 милл. руб., т. е. почти столько же, сколько тратят на
этот предмет все государства германской империи, взятые вместе.
Стремление оградить страну от наплыва упомянутых нежелательных элементов
побудило правительство Соед. Штатов принять соответствующие меры,
направленные к известному ограничению И. В 1682 г. издан был закон, в
силу которого запрещалась И. преступников (неполитических), идиотов и
лиц, не могущих содержать себя на собственные средства. На основании
этого закона и позднейших к нему дополнений из Соед. Штатов было
отослано обратно из числа прибывших в Нью Йорк иммигрантов: в 1883 г. -
1350 чел.; в 1884 - 1144; в 1885 - 1172; 1886 - 997; 1887 - 289; 1888 -
502. В настоящее время действует закон 1891 г., по которому запрещение
И. распространено еще на всех лиц, старше 16 лет, которые окажутся:
калеками, слепыми, не умеющими читать и писать, - а равно на лиц,
страдающих такими физическими недостатками, которые могут заставить этих
лиц прибегнуть к общественному призрению; наконец И. запрещена всем
членам сообществ, направленных против жизни и собственности.
Другим злом, с которым Соед. Штатам пришлось бороться, была так наз.
"И. по контракту", в случае надобности, американские предприниматели
законтрактовывали, обыкновенно за весьма низкую заработную плату, в
Китае или на европейском континенте, рабочих, которых на свой счет
привозили в Америку. К такому средству предприниматели особенно охотно
прибегали во время стачек рабочих. Искусственное усиление И. в Соедин.
Штаты, в ущерб интересам коренного рабочего населения, происходило еще
благодаря деятельности в этом направлении пароходных компаний. Последние
заводили целые армии агентов, снабженных удешевленными провозными
билетами в Америку. Агенты в самых привлекательных красках описывали
своим клиентам из беднейшего населения прелести условий жизни в Америке
и обещали им доставить немедленно по прибыли туда выгодную работу;
заплатив за билет последние гроши, легковерные бедняки попадали по
приезде в Соединен. Штаты в самые ужасные условия, становясь жертвами
наглого обмана и беспощадной эксплуатации; не имея никаких средств,
нередко в долгу за сам переезд, эти несчастные иммигранты оказываются
вынужденными работать при самой невозможной обстановке и за самое
ничтожное вознаграждение. Вследствие этого американским рабочим
приходится или оставаться без занятий или, в свою очередь, соглашаться
работать за более низкую плату, что влечет за собою общее понижение
благосостояния (standart of life) амер. рабочего высоким уровнем
которого справедливо гордятся, американцы. Особенно вредною для америк.
рабочих оказывается И. итальянцев, поляков, венгерцев и французов из
Канады, так как эти иммигранты, при весьма низком уровне потребностей,
довольствуются ничтожною заработною платою. Экономические последствия И.
вызвали среди рабочих движение (агитация "рыцарей труда"), направленное
к требованы ее ограничения. С другой стороны, против И. стали
раздаваться жалобы на вредное влияние иммигрантов для страны и в
политическом отношения: находили опасным для правильного развития
американской демократы постоянное увеличение в Соед. Шт. контингента
людей, не способных или не желающих ассимилироваться с коренным
населением. Массы китайцев (в последнее время то же можно сказать и об
итальянцах и др.) являлись в Америку только с тем, чтобы, заработав
известную сумму денег, вернуться обратно на родину; эти люди годами жили
в Соед. Штатах, не проявляя ни малейшего интереса к ее социальной и
политической жизни. Ограничительный меры против китайских иммигрантов
начались в Калифорнии, куда направилась первая волна китайской И., а в
1882 г. последовало общее для всей американской республики запрещение
китайской И. впредь на 10 лет. В настоящее время И. китайцев в Соед.
Штаты совершенно запрещена. Нельзя, однако, отрицать, что китайская И.
много сделала для развит богатства Америк. Штатов; без помощи китайцев
нельзя было обойтись при постройке Тихоокеанской жел. дор., так как
белых рабочих на это не хватало; трудами их рук были сделаны годными для
культуры большие пространства болот, на которых не могли работать
бедные, страдая от малярии; многие отрасли промышленности не могли бы
вовсе возникнут в Америке, если бы не было дешевых рабочих рук в липе
китайских иммигрантов; китайцы поставляли тот необходимый контингент
чернорабочих, в котором нуждается каждое производство.
За исключением закона о китайцах, меры против И. не имели должного
действия частью вследствие того, что их удавалось обходить
(преимущественно путем И. через Канаду), частью в виду трудности
установить надлежащий контроль над иммигрантами. На ряду с
вышеуказанными мерами, направленными против И., в южн. шт. Сев. Амер.
Союза происходить противоположное движение; образовавшееся там Общество
Южной И. (Southern Immigration Asociation) имеет целью поощрить И. в
Южн. Штаты, в особенности в Техас.
По данным последнего ценза (1890 г.) в Соед.Штатах оказалось (по
Keltie).

Род. в Великобритании 3122911 Род. в Германии 2784894 Род. в Канаде и
Ньюфаундленде 980938 Род. в Швеции и Норвегии 800706 Род. в
Австро-Венгрии 303812 Род. в России 182580 Поляков 147440 Род. в Дании
132543 Род. в во Франйии 113174 Китайцев 106688 Род. в Швейцарии 104069
Род. в Голандии 81828 Род. в Мексике 77853 Род. в Кубе и Вест-Индии
23256 Род. в Бельгии 22639 Род. в Испании и Португалии 22181 Род. в
Южной Америке 5006 Род. в прочих странах 54385
Всего. 9249547

Общее число лиц, родившихся вне союза (при населении Соед. Штат. в
62622250 ч.) составляло таким образом 14,6%.
Ограничительное по отношению к И. законодательство имеет в настоящее
время еще Франция. Количество иммигрантов в эту страну с 1851 г.
утроилось; число иностранцев во Франции доходит в настоящее время до 3%
всего населения; иммигрантами сюда являются преимущественно итальянцы,
которые, работая за более низкое вознаграждение, нежели французское
рабочие, понижают заработную плату; с целью ограничить этот наплыв, в
1888 г. был издан закон, затрудняющий для иностранцев пребывание во
Франции. По отношению к своим колониям, Франция, озабочиваясь
обеспечением в них надлежащего количества рабочих, напротив того,
всячески поощряет И., в том числе китайцев и рабочих из британской
Индии. Поощряют И. также британские колонии в Америки, Австралия,
Бразилия, Аргентина, Мексика и Чили. Поощрение И. со стороны
правительств британских колонии в Америке и Австралии до недавнего
времени состояло, между прочим, в доставки иммигрантов прямо на счет
правительства; в 1870 г. британские колоти в Америке израсходовали на
этот предмет 97281 доллар; число привезенных таким образом в Южн. Валлис
иммигрантов в 1883 г. было 8369 (Smith). Подобным же образом действовало
и правительство Бразилии; оно заключало договоры с разными лицами и
товариществами о поставке известного числа рабочих; сделки этого рода,
весьма выгодные для посредников, крайне вредно отражались как на
иммигрантах, так и на интересах страны, в которую совершалась И. на
таких основаниях, так как предприниматели агенты, стремясь набрать
возможно большее число людей по возможно низкой плате, привозят всякий
сброд, образующий подонки городов и фабричных центров. Поощрительные
меры по отношению к И., принимаемые правительствами Чили, Мексики и
Аргентины, состоят преимущественно в распространении сведений о
естественных богатствах страны и в отводе иммигрантам земельных
участков. В новейшее время, впрочем, замечается некоторое ослабление
поощрительной иммиграционной политике в этих странах.
Второе место после Сев. Амер. Соед. Шт. по размерам И. занимает в
настоящее время Аргентина. С 1881 - 1888 г. сюда иммигрировало всего
1404000 чел. Первоначальными иммигрантами в Аргентину были швейцарцы; в
настоящее время среди иммигрантов приблизительно одинаковое количество
швейцарцев, итальянцев, немцев в французов. С начала 1890-х гг.
началась, на средства барона Гирша, И. в Аргентину русских евреев, но
она еще не приняла значительных размеров. В незначительных размерах, по
сравнению с заатлантическою, И. совершается и в пределы отдельных
европейских государств. Лиц иностранного происхождения насчитывается
(Mulhall): в Соединенном королевстве - 155 тыс.; во Франции - 1115 тыс.;
в Германии - 276 тыс.; в Австрии - 127 тыс.; в Италии - 60 тыс.; в
Испании
- 37 тыс.; в Швеции и Норвегии - 26 тыс.; в Дании - 61 тыс.; в
Голландии - 69 тыс.; в Бельгии - 143 тыс.; в Швейцарии - 211 тыс.; в
Румынии - 89 тыс.; в Греции - 20 тыс. Известную (для Швейцарии,
вероятно, довольно значительную) долю этих, пребывающих в чужих странах,
лиц составляют путешественники; однако приведенные цифры свидетельствуют
и о совершающейся в названных страх И., носящей, впрочем,
преимущественно временный характер. В России замечается постоянно
возрастающий избыток числа приезжающих иностранцев над числом
выезжающих. Избыток этот равнялся:

за период с 1857-1877 г. 47463 человек за период с 1878-1885 " 82134
человек за период с 1886-1888 " 104987 человек

По отдельным национальностям избыток этот распределялся следующим
образом (по Янсону:

Подданные: 1857-1877 1878-1885 1886-1888 Германские 28290 33346 81108
Австрийские 13793 37085 24948 Великобритан-ские 533 120 679 Французские
637 653 427 Швейцарские 147 107 23 Итальянские 195 115 179 Румынские
1435 834 3070 Бельгийские 65 64 47 Голландские 34 16 3 Шведск.-Норвеж.
16 170 48 Датские 26 74 21 Турецкие 1811 2990 126 Сербские 40 37 14
Друг. государств 441 6827 574

О передвижениях, совершающихся в пределах одного политического
целого, т. е. из одной части какого либо государства в другую часть того
же государства.

Литература: Richmond Mayo Smith, "Emigration and Immigration" (Лонд.,
1890, в конце книги обстоятельная библиография); Herzog, "Was fliesst d.
Ver. Staaten durch die Einwanderung zu, etc. " ("Schmoller's
Jahrbucher", IX, 1885); Philippovitsch, "Die Verein. Staaten und die
europaische Einwanderung" "Braun's Archiv", VI, 1893); "Reports of the
Commissioners or Emigration of the State of NewYork" (ежегодные отчеты).
Об И. китайцев: (G. F. Seward, "Chinese Immigration" (Нью Йорк, 1881);
J. A. Whitney, "The Chinese and the Chinese Question" (Ныо Йорк, 1888).
Интересные бытовые черты, относятся к И. в Чили, Аргентину и пр.,
русский читатель может найти в соч. Ионина: "По Южной Америке" (СПб.,
1892 - 93). В 1891 г. департамент труда английского министерства
торговля (Board of Trade) командировал двух лид - Бернетта а Шлосса для
всестороннего исследования вопроса о влиянии. на Соед. Штаты; отчет
названных лиц, доложенный парламенту, только что опубликован.
Н. Рейтлингер Иммунитет (immunitas) - изъятие от податей и
повинностей, даруемое отдельным лицам и сословиям, как в целым общинам.
В древней Греции И. носил название ateleia. У римлян И. даровался во
время больших несчастий общинам, в виде привилегий иногда навсегда;
особенно часты стали И. во времена империи. С начала средних веков И.
часто применялся как по отношению к владениям короля и др.
привилегированных лиц, так в особенности по отношению к (Immunitas
ecclesiastika). Имп. Гонорий положил начало соединению И. с
освобождением духовенства от общей юрисдикции. В феодальных владениях
были многочисленные И. в смысле изъятия известной территории из обшей
администрации. До последнего времени сохранились среди средневековых И.
среди так наз. медиатизированных.
Империал - золотая русская монета весом в 2 391. 69, 36 долей (12,
9039 грам.) из золота 900/1000 пробы = 40 франкам. И. чеканились с 1755
- 1817 г., а за тем в небольшом количестве ежегодно с 1886 г. (по мон.
уст. 1886 г.). Диаметр монеты 96 точек. Допуск в весе: для единичной
монеты=0, 4 доли, для 1000 штук - до 1 зол. Империализм - политическая
система, будто бы представляющая собою сочетание принципа народовластия
учреждениями единичного правления. Первый образец подобной системы
установлен был Юлием Цезарем, вследствие чего ей дается еще название
цезаризма. Цезарь был главой демократической партии, благодаря ей он
достиг власти и прямо никогда не отрекался от демократических основ
своей власти; будучи уже неограниченным государем он заботился об
улучшении положения беднейших классов и оставлял, по-видимому,
неприкосновенными как суверенитет народа, так и прежние республиканские
учреждения. Его всемогущество покоилось, главным образом, на том, что он
исполнительную власть сделал независимою от сената, значительно ее
расширил и усилил и в своих руках сосредоточил все высшие должности
республиканского устройства. Новостью явилась лишь должность императора,
которая отчасти соответствует понятию главы исполнительной власти, так
как основной чертою римского imperium'a было полномочие издавать
распоряжения под угрозою уголовной репрессии за несоблюдение их. Ко
всему этому присоединилось, наконец, право назначать себе преемника во
всех своих должностях и полномочиях. На ряду с этой властью, основанной
на сосредоточении всех должностей в одних руках, народное собранье
официально продолжало считаться носителем суверенитета, а плебисцит -
выражение верховной государственной воли; созывавшиеся императором
комиции рассматривались как органы законодательной власти и
устанавливали основы государственного строя. Фактически эти народные
собрания были послушным орудием в руках цезаря, а законодательная власть
их парализовалась тем основным принципом римского государственного
права, по которому административный распоряжения до тех пор сохраняли
безусловно обязательную свою силу, пока издавшее их должностное лицо
оставалось в должности. Цезарь же, сосредоточив в своих руках все высшие
должности, которые были предоставлены ему пожизненно, фактически
превратил свои полномочия издавать административные распоряжения в
неограниченную законодательную власть. Детище демократии, Цезарь должен
был, конечно, вступить в борьбу с аристократическими элементами
республики: он низвел сенат на степень совещательного учреждения,
пытался удалить из него членов консервативного и аристократического
образа мыслей и наводнил его своими креатурами. В связи с этим
находилось стремление создать новый патрициат, который затмил и вытеснил
бы древнюю знать. Все эти начала и приемы, пущенные в ход Цезарем с
большим искусством и легшие в основу государственного устройства Римской
империи за первое время ее существования, служили образцом для всех
узурпаторов, которые, пользуясь демократическими движениями, захватывали
в свои руки верховную власть. В наиболее широких размерах осуществил
систему И. Наполеон I, а его племянник Наполеон III в своей прокламации
к франц. народу от 14 января 1852 г. возвел ее на степень теоретической
доктрины. В этой прокламации Наполеон III основным принципом
государственного устройства признает начало народного самодержавия,
которое он понимает в том смысле, что все власти, существующие в
государстве, и прежде всего глава государства, сут ничто иное как
делегаты народа, от него заимствующие свои полномочия. Делегат народа,
глава государства должен быть и ответствен перед народом. Но где
ответственность, там должна быть и власть; поэтому главе государства
должна быть предоставлена полная свобода действий. Министры сут простые
исполнители распоряжений ответственного главы государства, действуют по
его указаниям я потому никакой ответственности перед представительными
собраньями не несут. Глава же государства. получая свои полномочия от
всего народа, перед ним одним несет и ответственность. Этот принцип
получил свое выражение в конституции 1851 г., которая гласила, что
президент республики ответствен перед народом, к которому он должен
всегда апеллировать. Всенародное голосование (плебисцит) должно
подтверждать или отвергать все важные политические меры, которые бы
задумал провести глава государства. Таким образом существенная черта И.
заключается в номинальной ответственности главы государства и в
безответственности министров. В связи с этим народному представительству
отводится в системе И. совершенно ничтожная роль. При Наполеоне III
законодательный корпус не имел законодательной инициативы, не имел права
предлагать поправок к предложенному ему законопроекту, не мог делать
запросов министерству, а бюджет должен был вотировать без права вносить
изменения в отдельные статьи. Наконец, Наполеоны изобрели новое
учреждение, так назыв. сенат. Как по конституции 1799 г., так и по
конституции 1852 г. сенат призван был охранять конституцию и развивать
ее далее. Эта вторая функция сената, служившего послушным орудием в
руках Наполеонов, давала им возможность облекать всякое произвольное
расширение своей власти формой законности. Таким образом, И. по
справедливости назван был "призрачным конституционализмом". Империя
(Imperium) - у римлян высшая государственная власть, вместе с maiestas,
принадлежала одному народу, проявлявшему эту власть при выборах, в
законодательстве, верховном суде, решении войны и мира Отражением этой
власти является И. как высшее полномочие магистратов, сначала царей,
потом - в республиканское время, так называемых старших магистратов
(mag. maiores), T. е. консулов, преторов, диктаторов, проконсулов,
пропреторов, префекта городского и преторианского и цензоров; младшие
магистраты И. не имели. И. давалась народом посредством выборов или
особым законом в куриатских комциах (lex curiata de imperio). И.
магистрата давала полномочия: 1) военные, вместе с правом жизни и смерти
по отношению к подчиненным, но лишь за пределами города; 2) гражданские:
право юрисдикции, наложении наказаний (штрафов, multae, заключения в
тюрьму, даже телесного наказания). Если И. ограничивалась одними
уголовными правами, она называлась "простою", imper. merum и была
тожественна с jus или potestas gladii, которую имели наместники
провинций. Так как лица, которые давалась И., не имели одинаковых прав,
напр. консул подчал военную И., претор лишь гражданскую, то рано уже
отличали И. большую от И. меньшей (Imp. maius, minus); высшая степень
И., называвшаяся summum I., в республике давалась диктатору. В виде
исключения народ мог облекать И. и лиц не занимавших магистратских
должностей, напр., по закону, проведенному Рубрием в 43 г., часть
верховных прав дарована была муниципальным властям в Галлии. По мнению
Моммзена, магистраты cum imperio имели право и передавать И. и др. права
другим гражданам. В теории И. народа продолжала существовать еще после
падения республики, но и она вместе с прочими республиканскими властями
всецело перешла к императорам. Впоследствии, когда прежний
республиканский характер императорской власти исчез, И. (именно summum
I) стала даваться императору сразу по вступлении на престол одним
законом (так наз. lex de imperio), предоставлявшим не только верховную
военную И. пожизненно и на всю территорию Римской И., но еще и много
других значительных полномочий, из которых некоторые уже в последнем
веке республики были соединены с чрезвычайной И., дававшейся некоторым
полководцам. И. сопровождалась рядом внешних отличий, к которым
принадлежали, главным образом, ликторы. С течением времени понятие И.
переменило значение и стало обозначать территорию, на которую
простиралась обозначаемая ею власть: отсюда название И. Римской,
Византийской и иных.
Импотенция - мужское бессилие. Различают И. coeundi и И. generandi,
мужское бесплодие, т. е. отсутствие оплодотворяющей способности. И.
очень часто представляет частное проявление общих, в особенности
истощающих болезней и тяжких поражений центральной нервной системы, как,
напр., при сахарном мочеизнурении, Байтовой болезни, в позднейших
стадиях спинной сухотки, при морфинизме. В подобных случаях встречаемся
со стойким и безусловным мужским бессилием. Рядом с этим приходится
нередко наблюдать временное бессилие, известное под названием
психической И.. которой одержимо много вполне здоровых субъектов. Она
часто находится в теснейшей связи с испытываемым впервые возбуждением,
робостью и пр. Лечение И. находится в тесной связи с причинами, ее
обусловливающими. Психические формы ее с успехом лечатся психическими
средствами.
Импресарио - в Италии директор труппы артистов, который обыкновенно
является и предпринимателем дела на свой риск. Пока процветала так
назыв. Commedia dell'arte, И. обыкновенно составлял и сценарий, который
исполняли артисты. Ныне И. называется предприниматель, устраивающий
оперные представления и концерты.
Импрессионизм и Импрессионисты. - Этим именем называется новейшее
направление в живописи, следуя которому художники изображают картиною
исключительно впечатление от виденного ими в природе явления. Собственно
говоря, это во множестве случаев должно быть и было задачей всякого
художника, но название импрессионистов присвоено лишь особой группе их,
как бы исключительно занимающихся передачей впечатлений и притом, как на
деле оказывается, часто таких, которые можно назвать чисто оптическими.
Название И. пошло в ход с 1860 г., когда некоторые французские художники
стали подчеркивать слово impression (впечатление) в названиях своих
картин (Impression d'un chat qui se promene, impression de mun pot an
feu); родоначальником же этого движения в живописи считают Эдуарда Мане
(Manet, 1832 - 83), талантливого художника, который после тщательного
изучения прежних мастеров, найдя, что только немногие из них изображали
людей, как они бывают освещены на открытом воздухе, и что другие - в
сценах, происходивших при атмосферном освещении, изображали фигуры
людей, как они представляются при комнатном освещении. Мане стал писать
фигуры часто совсем без теней, в тонах дневного рассеянного света. Его
картины имели иногда странное содержание: напр., женщина нагая, а другая
- в рубашке и элегантно одетые мужчины в пейзаже; фигуры ему были нужны

<<

стр. 82
(всего 253)

СОДЕРЖАНИЕ

>>