<<

стр. 83
(всего 253)

СОДЕРЖАНИЕ

>>

для колоритного опыта; такое же значение имела его "Олимпия". Однако,
Мане написал позднее несколько картин, имевших именно достоинство
натурального освещения (plain-air) и притом с весьма гармоническими
тонами, не имевшими ничего условного, подобного коричневым тонам
множества прежних художников. Его колоритная гармония не походила на
гармонию прежних мастеров, и в этом отношении он был полезным новатором.
Замечательно, что началом известности Мане обязан другому новатору -
Эмилю Зола, написавшему об нем красноречивые страницы ("Mes baines",
1878). Полную характерность имеют те его произведения, которые написаны
им после 1870 г. Он писал отдельные фигуры и целые сцены из парижской
элегантной жизни. Главной заслугой Мане было открытое им новое
разнообразие и богатство тонов, хотя нельзя не сказать, что у Гальса,
Веласкеса и даже у итальянских фресковых живописцев XV ст. замечались
такие же стремления. До нашего времени дошло от них даже правило:
художник во время работы должен сидеть в закрытом дворе с крышею, а его
модель должна находиться вне этого помещения, под открытым небом. Многие
из современников Мане продолжали его дело, образовалась целая школа
импрессионистов, и успехи многих из них имели влияние на живопись вне
пределов Франции (напр. в Бельгии). Но если некоторые из них держались в
пределах благоразумия, то другие до того отдались стремлению выражать
первые непосредственные и, так сказать, неосмысленные впечатления от
цветов и форм, что их произведения стали получать характер странности и
расстроенного воображены. Желание не походить на прежних художников
довело мало по малу до оригинальности в концепции, которая часто
граничить с бессмыслицей. Так, одна из картин Дега (Degas), современника
Мане, написанная на часто повторяемую им тему сцен из балета, имеет
характер моментальной фотографии, в которую вошли две целые фигуры
балерин в странных позах, и то голова одной обрезана рамой, и множество
пар ног, владетельницы которых большею частью невидны. Ренуар писал
человеческие фигуры, выражая влияние на тона тела всех рефлексов, какие
встречались до тех пор лишь в пейзажной живописи. Но он имел и
внутренние достоинства, умея выражать переходящие выражения лиц, что
требует особой психической, а не одной красочной наблюдательности.
Некоторые захотели распространить новое течение и на пейзаж, который уже
и ранее их, в тридцатых годах, вышел во Франции на настоящую дорогу,
освободившись от прежней классической вычурности. Вдобавок игра света и
plain air давно уже составляли непременную принадлежность изображений
природы в живописи; достаточно указать на Кюйпа, из старых голландцев,
на Клода Лоррена из французов, и на более близкого к нашему времени
англичанина Тернера (Turner). Если два последних отличаются
сочинительством, так мало терпимым в наше время, то и в отношении
верности и изящной простоты форм давно уже живопись пейзажа делает свое
дело. Наконец и цельность впечатления, достигаемая, между прочим,
упрощением состава картин, давно уже далась истинным талантам. Влияние
же света и воздуха на формы и тона предметов составляло и до
импрессионистов одно из основных требований, предъявленных к
картине-пейзажу. Импрессионисты лишь усилили требования простоты и
единства картины, откидывая всякие подробности форм и оставляя, можно
сказать, в некоторых случаях, одни краски или топа. Пока исполнение
этого требования не превосходило известных пределов, размеры которых
конечно не легко установить, получались иногда, при талантливости
художника, замечательные результаты и в пейзажной живописи. В других
случаях вместо станковой живописи получалась декоративная; картина
получала смысл, будучи рассматриваема лишь с такого большого расстояния,
при котором в размеры холста получались оптически малыми. Иногда это
выкупалось богатством тонов, открывавшихся с расстояния, но чаще - ничем
таким, что уже не было достигаемо и прежде обыкновенными средствами.
Многие импрессионисты задавались чрезвычайно странными задачами:
воспроизвести впечатление от мгновенного взгляда на пейзаж, при
особенной игре света, в момент, когда формы еще не поняты, и только еще
начинается процесс усвоены мозгом того, что видит глаз. Такое
впечатление иногда подобно тому, какое ощущает только что проснувшийся
человек, видящий свет цвета, но не успевший еще сообразить, где он и что
перед ним находится (словесное описание одного импрессионистского
пейзажа, сделанное Крамским). Эти моменты психологически интересны, но
живописи с ними нечего делать. В выгодном еще случае художник обращается
весь в зрение, при малой соответственной мозговой работе. Пейзажист Клод
Моне (Monet) написал серию в 15 картин, изображающих одно и тоже - копны
хлеба на хлебном поле в разные времена года и разные часы дня. Как ряд
этюдов - это полезно для художников, но как окончательная цель работ
подобные серии не заслуживают подражания. Цель этого художника (Моне) -
показать наибольшее количество световых эффектов и только световых. Он
много путешествовал, много видел различных местностей, но везде искал
одного в того же; он скорее похож на одностороннего ученого наблюдателя
тонов, но ни его воображение, ни воображение зрителя не затронуты. От
этой односторонности до нелепости, конечно, далеко, но многие
импрессионисты в своих всегдашних поисках за новым оканчивали
нелепостями. Отсюда народился и символизм, также новое направление в
современной живописи. Аллегория показалась уже недостаточной, слишком
легкой для понимания; в символизме уже почти ничего не понятно без
длинного объяснения, которое необходимо выслушать или прочитать, чтобы
понять цель живописца. Многие из этих произведений, по-видимому,
исключают даже всякую предварительную художественную подготовку. Итак
И., народившийся из желания расширить техническую сторону живописи,
блестяще напомнивший забываемое или забытое правило о способе
изображения предметов природы, принес свою долю пользы, но как
направление он перешел все крайности, и содержание его исчерпано. По
свидетельству нашего известного художника Репина, "импрессионисты
заметно вырождаются, устарели, уменьшились в числе. Сделав свое дело, -
освежив искусство от рутинного, академического направления, с его
тяжелым, коричневым колоритом в условными композициями, они сама впали в
рутину лиловых, голубых и оранжевых рефлексов. Свежесть непосредственных
впечатлений сошла у них на эксцентричность положений, на кричащие
эффекты".
Первое впечатление не всегда есть лучшее или надежнейшее. Когда
странность будет различаема от оригинальности, тогда большая часть
произведений И. должна потерять свою цену или самое большое - будет
отнесена к курьёзам.
Ф. Петрушевский. Импровизаторы - в Италии наз. так стихотворцы,
которые на любую заданную им тему декламируют или поют, Под
аккомпанемент какого-либо инструмента, стихотворение сложенное им тут
же, безо всякой подготовки (дат. ex improviso - неожиданно), не делая а
не имея перед собою никаких письменных заметок. Начиная с эпохи
возрождения, поэтические импровизации всегда возбуждали живейший интерес
в Италии, при дворах герцогов Урбино, Феррары, Мантуи, Милана и Неаполя.
На искусстве импровизации покоилась и Commedia dell'arte. В конце XV и в
начале XVI ст. славились в качестве И. Кристофоро из Флоренции,
прозванный Альтиссимо, и Бернарде Аккодьти, прозванный Унико и на
приобретенные этим искусством деньги купивший герцогство Непи. Папа Лев
Х очень любил И. и среди живших при его дворе ученых и поэтов отличался
Андр. Мароне (1474 - 1527), импровизировавший по латыни. Большой славы
достиг Сильвио Антониано (род. в 1540 г.); сатиры С. Розы считаются
плодом импровизаций; одним из знаменитейпиих И. был Бернардино Перфетти
из Сиены (1680 - 1747), импровизации которого напеч. в 1748 г. (2 т.).
Метастазио также выказывад с ранней юности редкий дар импровизации.
Бертинацци, в качестве И. со сцены, был до того неистощим, что мог
безостановочно играть пятиактные пьесы. Другие знаменитые итал. И.:
Дзукко (Zucсо, умер 1764), оставивший достойного преемника в лице своего
ученика аббата Лоренци; адвокат Бернарш в Риме; Люд. Cepиo и Люд. Росси,
оба павшие в 1799 г. жертвой неаполитанских переворотов; Франческо
Гианни; Томассо Сгриччи (1798 - 1836), И. драматических и лирических
стихотворений; Киччони (Cicconi), который в 1829 г. импровизировал в
Риме целую эпопею и был известен и в Германии. Большой успех в качестве
И. имели еще в Германии Биндоччи из Сиены, а в России - Джустиниани (X,
562). Из женщин, одаренных талантом импровизации, славились Маддалена
Моралли Фернандец из Пистойи (умер 1800), которая в аркадской академии
носила имя Кориллы Олимпийской. Наряду с нею должны быть упомянуты
Тереза Бандеттини (1763
- 1837), Фортуната Сульгер Фантастики из Ливорно, Роза Таддеи из
Рима, особенно же Маццев. рожденная Ланти, а в новейшее время Беатриче
ди Шандегли Онтани, а также Милла, уроженка Сицилии. Замечательно, что
большинство И. были уроженцами Тосканы или Венеции, особенно Сиены и
Вероны и в этих местностях дар импровизации процветает поныне. В других
же европейских странах он встречается весьма редко; некоторое исключение
может быть сделано для Штирии в Тироля. В Германии публично выступали в
качестве И.: Д. Шёнеман (ок. 1720 г.), О. Л. В. Вольф (умер 1851 г.,
проф. в Йене), М. Лангеншварц, К. Рихтер, Каролина ЛеонгардтъЛизер, Эд.
Беерманн из Оснабрюкка, а в последние годы австрийский учитель гимназии
Рих. Неубаур. В Голландии известен в качестве И. Вильгельм де Клерк
(род. в 1793 г.), а во Франции - Евгений де Прадель (с 1824), которому
особенно удавались небольшие импровизации, именно так назыв. bouts
rimes. Импровизация играет первенствующую роль в процессе народного
песенного творчества. Народная песня создается путем постепенного
наслоения отдельных импровизации. Такой процесс песенного творчества
приходилось прямо наблюдать у негров, у которых, как и у других народов
с живой фантазией, напр., арабов, дар импровизации особенно пробуждается
музыкой. Только здесь предметом импровизации служит не случайная, извне
пришедшая тема, а какое-либо явление, произведшее особое впечатление на
народное воображение. В этих пределах дар импровизации должен быть
признан за всеми народами. Такими И. являются наши "вопленницы"; в
Смоленской губ. исследователи встретили крестьянку, которая
импровизировала по поводу поражавших ее явлений. Ср. Добровольский
"Смол. этнографический сборник" (ч. 1, 1891, стр. 45 - 68).
В музыкальном творчестве большинство импровизаторов является среди
инструменталистов. И. входит в программу каждого церковного органиста.
Среди пианистов импровизаторов особенно известны были; Моцарт, Бетховен,
Гуммель. Из импровизаторов последнего времени можно указать на А. Г.
Рубинштейна и Ф. Ф. Штейна. Последний, как замечательный импровизатор
виртуоз, выступал в СПб. и на венской Всемирной выставке.
Импульс нервный - выражение, употребляемое в физиологии для
обозначения процесса нервного возбуждения, пробегающего или в
центробежном направлении - от мозга по центробежным нервам и различным
рабочим аппаратам тела - мышцам, железам и т.д., или в
центростремительном направлении от чувствующих поверхностей тела и
органов чувств по центростремительным нервам к мозгу. Согласно с этим И.
бывают центробежные и центростремительные и они могут оказывать двоякого
рода действие на рабочие органы тела: или возбуждающее, т.е. приводить
их в деятельность, или угнетающее, т.е. задерживать или ослаблять их
отправления. По своему происхождению И. бывают: 1) волевые, возникающие
в нервных центрах вол и распространяющиеся в центробежном направлении по
спинному мозгу и двигательным нервам до рабочих органов тела в
преимущественно до поперечно полосатых мышц скелета, которыми и
управляют; 2) аутоматические, возникающие тоже в центрах, в особенности
продолговатого мозга, напр., в дыхательных центрах, сосудодвигательных и
т.д. под влиянием внутренних раздражителей, как, напр., крови,
непосредственно возбуждающей эти центры, помимо всякого влияния на
чувствующие нервы. Эти аутоматические И. могут возникать и в
периферических центрах, расположенных в сердце, кишечных стенках и т.д.,
и обусловливать аутоматические, периодические сокращения этих органов и,
наконец, 3) рефлекторные или отраженные импульсы, возникающие в нервных
центрах как центральной, так и периферической нервной системы, под
влиянием прилива к ним центростремительных возбуждений, направляющихся к
ним по чувствующим нервам со всевозможных чувствующих точек тела,
включая сюда и органы чувств. Примером действия для волевых И. могут
служить, напр., произвольные действия нормальных животных; для
аутоматических И. - дыхательные движения, сердечные биения и т.д., а для
рефлекторных И. - отраженные движения обезглавленных животных,
реагирующих на раздражения, напр., кожи. Возникновение нервных И. в
нервных центрах, так же как и проведете этих И., или, другими словами,
акта нервного возбуждения, по длине нервных волокон не сопровождается
никакими морфологическими изменениями ни центров, ни волокон, и,
следовательно, процесс как возникновения, так и пробегания нервного И. в
сфере нервных элементов относится к ряду процессов молекулярных. Внешним
выражением возникновения и пробегания нервного И. по нервным элементам
являются электродвигательные изменения их, сказывающиеся тем, что точки,
где возникает И. и где он пробегает, принимают электроотрицательное
напряжение, сравнительно с точками, находящимися в покой и
представляющими электроположительное напряжение. Отсюда понятно
возникновение электрических токов действия при пробегании по нервам и
мозгу нервных И. Нервный И. двигается по нервам со скоростью от 30 до 55
метров в секунду (Гельмгольц), по нервным же центрам со скоростью
гораздо меньшей, так как центры представляют места с несравненно большим
сопротивлением для движения нервного возбуждения, нежели нервные
волокна. И.Тарханов.
Импульс в физике - Импульсом какой-либо постоянной силы (т.е. силы,
имеющей постоянную величину и неизменное направление) за какой-либо
промежуток времени называется в механике произведение из величины ее на
величину промежутка времени. Если сила имеет неизменное направление, но
величина ее P изменяется с течением времени, то И. ее за промежуток
времени от момента t до момента T есть интеграл:
В тех случаях, когда сила изменяет с течением времени и величину, и
направление, составляют И. проекций ее X, У, Z на оси прямоугольных
прямолинейных координат, то есть интегралы: которые рассматриваются как
проекции И. на оси координат; величина И. будет равна в направление его
составляет с осями координат углы, косинусы которых равны
соответственно:
Д. Б.
Имущество - юрид. понятие, отличаемое теорией права от понятия вещи и
совокупности вещей или благ, хотя в русских законах оба они и
смешиваются. Под И. юристы разумеют всю совокупность юридических
отношений личности (субъекта прав), могущую быть оцененной на деньги,
или известный комплекс этих отношений. Поэтому, в состав И. входят: а)
вещи и связанных с ними юрид. отношения, увеличивающие или уменьшающие
их ценность; б) обязательства, в смысле как требования, так и
обязанностей; в) все остальные права и обязанности (имущественные)
личности (авторские права, право участия, концессии и т.д.). Для понятия
И. не важно, превышается ли актив его, пассив или наоборот. В виде
чистого остатка после ликвидации гражд. правовой деятельности лица от И.
его может получиться минус, но до нее и этот минус будет с юрид. точки
зрения И. - Важность этого технического понятия заключается, во-первых,
в том, что с юрид. точки зрения возможен переход всей совокупности
юридических отношений личности (универсальная сукцессия) или их части
(сингулярная сукцессия) от этой личности к другим без изменения или
нового установления каждого из старых отношений в отдельности с новыми
обладателями. Таким образом, посредством одного акта переходит, как
целое, наследство к наследникам, при чем наследник совершенно заменяет
собой наследователя, передаются путем одного договора обязательства
(права в долги), так что новый кредитор совершенно заступает место
старого, передаются вещи с связанными с ними обязательствами посредством
одной сделки и т.д., так что новый владелец заменяет старого не только в
праве собственности, но и в отношении к нанимателям, кредиторам и другим
лицам, стоящим в том или ином отношении к вещи, хотя бы с этими
последними не было заключено новых специальных соглашений. Отвлекаясь,
таким образом, от определенных лиц, многие имущественные отношения сами
объективируются в виде самостоятельного объекта права, получающего
рыночную и вообще меновую ценность. Наиболее типичны в этом отношении
ценные бумаги или бумаги на предъявителя, которые, будучи по своему
происхождению обязательствами, вращаются, однако, в обороте в качестве
вещей и не теряют своей ценности (не погашаются), даже поступив обратно
к лицу, их выпустившему (следовательно к тому же должнику по ним).
Другое значение этого понятия состоит в том, что в современном
гражданском праве, в противоположность римскому, ему предстоит
объединить разделяемые последним "объекты права": вещи и действия (а
следовательно вещные права и обязательственный) в одном понятии).
Благодаря тому, что способы установления современных вещных прав и
обязательственных ("вещный договор" или "передача") и способы их защиты
(ограничение или полное исчезновение виндикации как на недвижимости, так
и на движимости) очень тесно сближаются, техническое различие этих
объектов, основанное на естественных свойствах самих объектов, делается
излишним, а с ним и различение вещного и обязательственного права,
сливающихся в одном понятии имущественного права. Так как русское право
смешивает понятие И. с понятием вещей, то благодаря этому у нас и
деление вещей (divisio rerum) приурочено к И., и поскольку в русском
праве объединение вещного в обязательственного права в смысле права
имущественного совершилось, постольку это деление имеет свою цену (так
можно говорить об И. движимых, но не о недвижимых, так как обязательства
и движимые вещи - одинаково движимое И., но недвижимыми И. являются у
нас только недвижимые вещи, о благоприобретенных, но не родовых, ибо
только недвижимости могут быть родовыми, тленными и нетленными могут
быть только вещи, а не обязательства, точно также раздельными и
нераздельными и т.д.). Теоретическое понятие об И. в русском праве
выражено в делении его на наличное и долговое, соответствующее понятию
актива и пассива, хотя в общем русское право далеко еще от одного
проведения этого понятия в систему всего права; поэтому и к нему деление
вещей и действий, вещного и обязательственного права, еще имеет полное
приложение. Б.И.
Инвалидность - лица, сделавшиеся по каким-либо причинам неспособными
к труду. При этом различают: полуинвалидов, т. е. таких, которые могут
исполнять некоторые работы и не требуют постороннего за собою ухода, и
полных И., ни к каким работам неспособных и немогущих обходиться без
посторонней помощи. Военными И., в частности, именуются военнослужащие
(преимущественно нижние чины), сделавшиеся неспособными к службе за
ранами, увечьями, болезнью или дряхлостью. Еще в древности государством
принимались разнообразные меры для призрения военных И. Особенно широкое
развитие этой меры получили с эпохи учреждения постоянных армий. При
продолжительных сроках службы, а тем более при службе на всю жизнь,
бессрочной. когда поступавший на службу порывал всякие связи с семьей и
с своим сословием, вопрос о призрении неспособных оставаться в рядах
армии имел огромное значение. Но с переходом к комплектованию на началах
всеобщей воинской повинности это значение его само собою утратилось.
Сроки службы ныне коротки; связь с семьей, с сословием, с общиной каждый
отбывающий воинскую повинность сохраняет и фактически, вследствие
краткости срока службы, и юридически. Из служащих по обязанности никто
ныне в состояние дряхлости на службе не приходит. На обязанности
государства может лежать ныне призрение только тех военнослужащих,
которые потеряли способность к труду на войне или хотя в мирное время,
но при исполнении обязанностей военной службы, вследствие ран, увечья и
лишь иногда вследствие расстройства здоровья.
В древней Греции военные И. вместе с семействами содержались на счет
республик. Римляне давали И. земельные участки и назначали в их пользу
часть добычи, а впоследствии денежное содержание. В средние века
обязанность призрения военных И. была возложена на монастыри (во Франции
и в Англии). В Испании, а затем в Англии и Голландии, еще в средние века
начали назначать раненым и увечным военными. пенсии и единовременные
вспомоществования. С XVI ст. во Франции м-рям определены за призрение И.
особые от казны пособия. Но после учреждения инвалидного дома в Париже
(Hotel des invalides) выдача пособий монастырям была прекращена, и все
пособия обращены на содержание инвалидов в этом доме. Особую
заботливость об И. проявил Наполеон 1: своих ветеранов он поставил в
почетное положение и в армии, и в обществе и делу призрения дал вообще
прочную организацию, после наполеоновских войн во Франции, а по ее
примеру и в других европейских государствах, появились особые инвалидные
роты, т. е. команды, в которые назначались сделавшиеся неспособными к
строевой службе нижние чины. Роты эти размещены были по разным городам и
служили, отчасти, местами призрения раненых, увечных, дряхлых и больных
нижних чинив, а отчасти воинскими частями, исполнявшими разнообразные
обязанности внутренней службы. В настоящее время инвалидных рот во
Франции вовсе не существует. В Пруссии в 1887 г. оставалось еще 6
инвалидных рот, на 100 - 120 человек каждая, и одна дворцовая
гвардейская инвалидная рота. В России указом 3 мая 1720 года Петр
повелел всех офицеров и нижних чинов, которые, по удостоверению военной
коллегии, окажутся неспособными в службе за ранами, увечьями или
старостью, определять на жительство в м-ри и богадельни, и выдавать им
пожизненно содержание по гарнизонным окладам. Через 2 года, однако,
вследствие многочисленности И., указом 12 апреля 1722 г. содержание им
было уменьшено, причем право на получение его сохранено было лишь за
действительно поселившимися в м-рях и богадельнях. Но еще через два
года, указом 6 февраля 1724 г., из этого ограничения были изъяты женатые
И., так как они не могли поступать в монастыри. Екатерина II, в 1764
году, одновременно с изданием штатов для монастырей и с обращением
большинства монастырских имений в казну, определила впредь И. в м-ри не
высылать, а водворять на жительство в особо указанные города.
Водворенные на жительство в эти города И. получали жалованье по особым
окладам, на что ассигновывалось ежегодно по 80 т. руб., и в первое время
по водворении квартиры по отводу с натуре - офицеры в течете первых 3
лет, а нижние чины в течение 6 лет. Затем, в самом конце XVIII ст., при
гарнизонных батальонах образованы были инвалидные роты. Инвалидные роты
и команды получили определенную организацию в 1811 г. Все И. были
разделены на три разряда: подвижных, служащих и неслужащих, или
неспособных. И. каждого разряда образовывали особые команды,
находившиеся в подчинения командирам батальонов внутренней стражи.
Команды служащих и неслужащих И. (последние в 1823 г. были
расформированы) находились во всех уездных городах. Команды И. первого
разряда, или подвижные инвалидные роты, вначале предназначены были для
службы при госпиталях, но впоследствии стали учреждаться также в
ведомствах дворцовом, провиантском, комиссариатском, горном и др., в
крепостях и при округах военных поселений. К концу царствования Николая
1 всего инвалидных команд было: гвардейских инвалидных рот - 15,
подвижных инвалидных рот разных ведомств и наименований - 1041/4 (в том
числе 5 соляных), уездных инвалидных команд - 564 и этапных - 296. В
1862 г. И. были переименованы в неспособные, а в 1864 г., с упразднением
корпуса внутренней стражи, упразднены были и инвалидные команды. Взамен
их образованы были уездные, этапные, госпитальные и других наименований
команды, которые уже отнюдь не имеют характера места призрения.
Наименование "инвалидные" сохранили только особые команды, состоявшие до
начала 80-х годов при каждой гвардейской части. С упразднением
инвалидных команд, неспособных положено было направлять в особые сборные
команды при некоторых губернских батальонах. Сборные команды в 1874 г.
тоже были упразднены. С тех пор неспособные к строевой службы
оставляются при своих частях, но назначаются на нестроевые должности.
Сделавшиеся же вовсе к службе негодными - увольняются. Из них, согласно
уст. о воин. повин. 1874 г., правом на призрение пользуются лишь такие
нижние чины, которые сделались неспособными во время состояния на
действительной службе, или хотя после увольнения в запас, но вследствие
ран, увечий или болезней, понесенных во время действительной службы, или
получившие увечья во время учебных сборов (ст. 33 уст. о воин. пов.).
Неспособные к личному труду, в случае неимения собственных средств к
жизни, а равно родственников, желающих принять их на свое иждивение,
получают от казны по 3 р. в месяц. Требующие же постороннего ухода
размещаются по богадельням и благотворительным заведениям, а в случае
неимения в них свободных мест, поручаются попечению благонадежных лиц, с
платою от казны стоимости содержания призреваемого, но не свыше 6 р. в
месяц. Право на пособия в том же размере сохраняют также до настоящего
времени пришедшие в дряхлость отставные нижние чины, служившие по
прежнему рекрутскому уставу и получившие отставку не позднее 1868 г.
К.-К.
Инвариант - особое обозначение в математике. Если над целым
однородным алгебраическим выражением с двумя переменными х1, и х2
совершено линейное преобразование, т. е. если вместо х1, поставлено
a1х1+ a2х2, а вместо х2 поставлено b1х1 + b2х2, то получается новое
выражение, которое останется однородным. Оба выражения назыв.
алгебраическими формами и второе есть форма преобразованная относительно
первого. Выражение, однородное относительно коэффициентов основной,
формы, называется И. в том случае, если при замене коэффициентов
основной формы соответствующими коэффициентами формы преобразованной,
выражение изменится лишь на множитель, который равен какойнибудь степени
модуля преобразования a1b1-a2b1. Учение об И., вследствие частого
приложения к различным математическим исследованиям, получило большое
развитие и в настоящее время составляет самостоятельную отрасль чистой
математики. Первоначально теория И. имела приложение только при
исследовании свойств чисел, но по мере своего развития эта теория
получила большое значение в новейшей геометрии и представляет важное
орудие также при исследовании теории уравнений. Теория И. создана
трудами, главным образом, английских математиков Келэ и Сильвестра; из
математиков континента ею занимались Аронгольд, Клебш, Эрмит и др. -
Символическое обозначение И, введено Клебшем. Если имеется квадратичная
форма a0х12 + 2a1х1х2 + a2х22, то И. ее будет a12 - a0a2 и означается
через (ab)2.
В.В.В.
Ингаляция, ингаляционный способ лечения (лат. Inhalare - вдыхать) -
способ вдыхания лекарств в виде газа, пара или дыма. И. можно произвести
так, чтобы лекарственное вещество смешалось с воздухом помещения, в
котором находится больной, либо так, чтобы вещество это проводилось
непосредственно к дыхательным органам посредством особых аппаратов. В
первом случае употребляют газы, либо вещества, который улетучиваются уже
при обыкновенной t°, либо такие, которые нагреваются или сжигаются в
открытых сосудах; сюда относятся: И. газов, как напр. углекислоты,
сероводорода (в особых, для этой цели устроенных залах при минеральных
источниках), И. эфирных масел, бальзамов, смол, уксуса, брома, пиридина,
а равно паров селитряной бумаги, белладонны, листьев дурмана, нашатыря.
Во втором случае те же либо др. лекарственные вещества вводятся
посредством водяного пара или распыления, посредством различных
аппаратов. Газы, получаемые искусственным путем (наприм. закись азота),
точно также и смеси их с атмосферным воздухом, собирают в мехи, в
каучуковые мешки или в металлические приемники (газометры), и вдыхание
совершается посредством каучуковой трубки, снабженной мундштуком. Легко
улетучивающиеся жидкие вещества (углеводороды, эфир, хлороформ)
наливаются на полотняную тряпку или на вату, находящуюся в бумажной
воронке, или, чтобы облегчить испарение, на полотно, натянутое на
металлическую рамку (маска для хлороформа), и эти несложные аппараты
подносят к носу или рту больного. Можно также наполнять смоченными
компрессами из ваты стеклянные трубочки или гусиные перья и "курить" их
на подобие папирос. Твердые, легко улетучивающиеся вещества (камфара,
камфарные папиросы - cigarettes camphrees) вдыхают таким же образом.
Твердые вещества, вернее газы, получающиеся при сжигании твердых
веществ, вдыхаются на подобие табачного дыма (папиросы и трубки,
наполняемые табаком, красавкой, индийской коноплей, опием, дурманом).
Другие твердые лекарственные вещества разогреваются в закрытых сосудах,
а пары их вдыхаются посредством трубки и мундштука (каломель, киноварь,
мышьяк). Для пользования водяными парами летучих веществ употребляют
сосуд с кипятком, который покрывают воронкою и из трубки последней
вдыхают пары. Для местного лечения слизистой оболочки дыхательного
аппарата чаще всего употребляют с большим успехом И. жидкостей,
распыленных пульверизатором. Для И. употребляют антисептические
вещества, вяжущие, щелочные соли, специфически действующие средства
(сулема, Йодистый калий); реже наркотические вещества, ароматические
настои. Эти лекарства употребляются для И. в водном, реже в слабом
спиртном растворе, но не в форме эмульсии; наркотические же и
сильнодействующие средства преимущественно употребляются в очень
разведенных растворах.
Ингредиент (Ingrediens) - составная часть какой-либо смеси; термин
всего чаще употребляемый относительно лекарств.
Инд (санскрит. Sindb, Sindhn, т.е. река) - главная река на З Индии,
начало берет в Тибете под 32° сев. шир. и 81°30' вост. долг. (от
Гринвича), на высоте 6500 м., на сев. склоне горы Гаринг-боче, близ сев.
оконечности оз. Манассаровар, к 3 от которого находятся истоки Сетледжа,
а к В - Брамапутры. Верхнее течение И. направляется на СЗ, после 252 км.
течения он принимает слева р. Гарток или Гаттанг-чу, которая стекает с
зап. склона Гаринг-боче, после чего И., под именем Сингхка-баб
(Singh-ka-bab - Львиные ворота), прорезывает плоскогорье, а у прохода
Ла-Ганс-Киель вторгается в узкую долину, отделяющую Куэнлунь от
Гималайских гор, протекает чрез Ладак, ниже столицы его, города Лех,
принимает на высоте 3753 м. стремительный Занскар, затем приток Драс и
вступает в Балтистан, где в него справа впадает Шайск. спускающийся с
гор Каракорума, и где И. получает название Аба-Синд, т. е. отец рек.
Несколько выше Искардо или Скардо, столицы Балтистана, И. принимает
справа Шигар, а затем и ряд других горных притоков. От Скардо И., на
протяжении 135 км., течет на ССЗ, под 74°50' вост. долг. поворачивает на
ЮЗ и вслед затем принимает справа Гильгит. Несколько ниже И.
устремляется в ущелье Гималайских гор, глубиною в 3000 л, где прежде
полагали "истоки Инда", хотя река находится в этом месте на расстоянии
слишком 1300 км. от своего действительного начала. По выходе из гор, И.
разливается сначала в широком русле, среди обширной равнины, бывшей
некогда озером, и соединяется с р. Кабул, значительнейшим из своих прав.
притоков; здесь ширина И. 250 м., глубина же: в половодье 20 - 25 м., а
в мелководье 10 - 12 м. Несколько ниже И. ударяется о скалы, от которых
город, защищающий переход через реку, получил имя Атток (задержка).
Отсюда река на протяжении 185 км. снова должна пробираться длинным рядом
ущелий между крутыми каменными стенами, пока, наконец, по выходе из
ущелья Кал(р)абахского или Черного Сада, И. окончательно покидает
область гор и длинными извилинами змеится по равнине, окаймленной
боковыми потоками или рукавами и ложными реками, указывающими прежние
русла главной реки. Здесь И., не получая значительных притоков,
постепенно уменьшается от испарения до Митхан-кота, близ которого
принимает снова Панджнад(д), образовавшийся из слияния Джилама, Чинаба,
Рава и Сетледжа, верхнее течение которых вместе с И. образует знаменитый
Пенджаб (Пятиречье); при слиянии с И. Панджнад имеет в ширину 1700 м.,
тогда как ширина самого И., при равной глубине(4 - 5 м.), не превышает
600 м. Выше г. Рори, в области Синд, где И. поворачивает на Ю. от него
отделяется рукав Нарра (Восточная Нарра), который течет по пустыне на
ЮВ, но моря достигает лишь в половодье; некогда Нарра, по-видимому,
служил главным руслом И. Другие ложбины, широкие и глубокие,
свидетельствуют о беспрестанных блужданиях реки, искавшей наиболее
удобного пути к морю. Изучение этой местности приводить к заключению,
что И. постоянно подвигался все далее и далее от В к 3 или в силу
качательного движения почвы в этом направлении, или вследствие вращения
земного шара, заставляющего реки сев. полушария уклоняться вправо от
нормального направления. Это постепенное перемещение И. к 3 приводить к
тому, что соседние, лежащие на В от него, местности все более и более
иссушаются, и многие пресноводные потоки, отделяясь от главной реки,
превращаются в соляные озера. У Хайдарабада, в 150 км. от моря,
начинается дельта И., образующая треугольник в 8000 кв. км., основание
которого тянется на пространстве 250 км. вдоль берега Аравийского моря.
Число устий И. невозможно определить с точностью, так как с каждым
половодьем оно изменяется. В течение этого столетия и главное русло
много раз переменяло место. В настоящее время истинным руслом реки
сделался Гаджамро, ветвь дельты, где еще около средины нынешнего
столетия могли пробираться только маленькие челноки; он впадает в море
под 24°6' сев. шир. и 67°22' вост. долг. Длина И. - 3180 км., бассейн
его занимает 960800 кв. км.
По обилию своих вод, И. одна из значительных рек Азии, хотя и
уступает в этом отношении другим южноазиатск. большим рекам:
Янтсекиангу, Меконгу, Иравадди, Брамапутре и Гангу; в секунду И. катит:
в период половодья 17500 куб. м., в период мелководья 1156 куб. м.,
средним числом 5500 куб. м. Это одна из самых мутных рек в мире. Вода ее
содержит каменных обломков и землистых частиц, илу и песку в половодье в
количестве 1/229 ее веса или 1/410 объема, а в мелководье в количестве
1/588, и 1/1034. В течение года И. вносит в море 124 мил. куб. м.
твердых частиц, количество, достаточное для образования острова в 180
кв. м. и в 1 м. высоты. Тем не менее дельта И. мало выступает за
нормальную линию берега, что должно быть приписано береговому морскому
течению: приливная водна, гонимая юго-зап. муссоном, направляется на С к
Карачи, захватывает приносимые И. землистые вещества и разбрасывает их
вдоль морского берега. Наклон И. составляет от истоков до Аттока 6 - 7
м., а отсюда до устья лишь 0, 33 и. на каждые 1, 5 км. течения.
Половодье наступает дважды в год: медленно и равномерно в марте от
таяния снегов, стремительно и неравномерно в период летних дождей. И.
судоходен с Аттока до устьев на протяжении 1515,5 км., но ни одно из его
устьев недоступно для морских судов, вследствие чего пароходство на И.,
которое началось в 1835 г., не имеет особого значения. Вообще, торговля
на И. незначительна; нет на нем и крупных торговых центров, а те
торговые города его дельты, которые стоять на том или другом из
временных рукавов, должны были переноситься, сообразно блужданиям
главного русла. Так, Шах-Бундар (царский порт), некогда служивший
стоянкою для военных флотов, остался далеко внутри материка, к В от
нынешнего течения; точно также покинуты были рекою города Гора-Бари или
Виккар и Кети, который дважды переносился. Ныне гаванью И. считается
Карачи, к которому проведена, параллельно реке, железная дорога,
разветвляющаяся по всему Пенджабу, что еще более ослабляет значениe И.,
как торгового пути. Стратегическое значение имеют железнодорожные мосты
при Аттоке и Саккар; первый соединяет с Индией Пешавар, второй - проход
Болан и Квету.
Индейки (Meleagris) - род птиц из отряда куриных семейства гокко
(Cracidae). Голова и передняя часть шеи голые, бородавчатые с мясистыми
лопастями у основания верхней половинки клюва и на горле; некоторые
перья передней части груди щетинистые; 3-е маховое длиннее всех, хвост
18-ти-перый, широкий и может подниматься, плюсна длиннее среднего пальца
с короткой, тупой шпорою. 2 вида крупных птиц, водящихся в лесах Америки
от центральных и восточных штатов Сев. Америки на Ю до Гватемалы.
Североамериканская И. (М. gallopavo) считается родоначальником домашней,
другие считают последнюю потомком мексиканской И. (М. mexicana). Верхняя
сторона сев. американской И. буровато-желтая с металлическим блеском,
перья с черными каемками, нижняя часть спины и кроющие перья хвоста
бурые с зелеными и черными полосками; нижняя сторона от желтовато-бурого
до буровато-серого цвета; маховые перья черно-бурые с более светлыми
полосками; хвост бурый с черными волнистыми полосками; голова и передняя
часть шеи голубые, бородавки красные, ноги красные или фиолетовые; на
груди пучок щетинистых перьев, похожих на конский волос. Самка бледнее
окрашена и меньше. Длина самца 100 - 110 см, самки 85 см. Водится в
лесах Сев. Америки, питается орехами, зернами и различными плодами, а
также насекомыми. Гнездятся на земле; в апреле самка кладет от 10 до 15
и даже 20 яиц и самоотверженно охраняет их. Дома индюки нередко
соединяются с домашними самками, птенцы получаются при этом лучшего
качества, чем от домашних индюков. Дикая индейка служит предметом
ревностной охоты, как ружейной (к самцам подкрадываются на току), так и
ловушками. Последняя облегчается крайней глупостью птицы. В Европу
первые И. были привезены в 1524 г. (в Англию). В средней Америке живет
несколько меньший вид, отличающийся великолепным цветом перьев -
павлиновая И. (М. ocellata). Шея, верхняя часть спины и нижняя сторона
зеленые; нижняя часть спины и надхвостье голубые с зеленым блеском; все
перья с золотисто-зеленой каймой; верхние кроющие перья хвоста с
великолепными зелено-голубыми глазчатыми пятнами; маховые перья с белыми
полосками, рулевые красновато-серые; голова и шея голубые с красными
бородавками. Павлиновая И. составляет, подобно обоим остальным видам,
предмет деятельной охоты.

Индейка и индюк - один из распространенных видов домашних птиц.
Привезены во Францию и Англию в 1524 г. и немного раньше в Испанию
(отсюда название:"испанские куры").Встречаются в диком состоянии в
американских лесах по берегам Миссури и Миссисиппи, где отличается
значительной величиною (самцы весят до 60 фн.). Драхва или дрофа,
водящаяся у нас в степной полосе, тоже дикая И. курица. В хозяйствах
разводят несколько разновидностей при чем главным образом обращается
внимание на величину; оперение и окраска перьев имеют второстепенное
значение.1)Черные норфолькские И. куры, у которых на хвосте и спине
перья оттеняют в темно бурый цвет, цыплята же - "индюшата" - имеют около
головы белые пятна; ноги у них черные, рост средний, вес 35 - 40 фн.,(у
обыкновенных - 18 - 22 фн.). 2)Американские бронзовые, прекрасного
сложения с бурым оперением, отливающим бронзовым, фиолетовым и пурпурным
оттенками; вес 26 - 40 фн. 3)Кембриджские или голландские - оперение
черное с голубоватым, весьма блестящим, отливом; у цыплят буровато-серые
пятна. Разновидности: медного цвета, красновато-бурые, серые и белые,
иногда с черными концами перьев на хвосте; белые разводятся
предпочтительней перед другими во Франции, в следствие замечательной
нежности и приятного вкуса мяса) и 4) хохлатые английские с перистым
стоячем на голове у самок и висящим у самцов холмом, длиною до 15 - 18
см. И. куры вообще, и в особенности молодые, весьма чувствительны к
холоду сырости и потому разведение их идет успешно только в теплом и
умеренном, более сухом, климате, где они зимой могут содержаться в
хорошо проконопаченных, хотя и не отопляемых, курятниках, защищенных от
северных ветров. Корм их состоит из зерен гречихи, овса и ячменя,
размоченного в воде черного хлеба, вареного картофеля и разной зелени.
И. куры охотно едят сырое и вареное мясо и, находясь в поле, на
пастбище, много истребляют червей, гусениц, жуков, куколок насекомых и
даже полевых мышей и лягушек, чем могут быть полезны садам (где нет
ягодных кустов) и огородам. Если вблизи пастбища нет леса, где бы И.
куры могли бы укрыться от непогоды, то устраивают особый для того навес;
нельзя допускать пастись И. кур там, где растет ятрышник (Orchis) и
наперсточник (Digitalis purpurea). Дворик возле курятника должен быть
возможно просторнее; так как И. куры отличаются неуживчивым характером,
то в каждом отделении курятника следует помещать не более 30 - 35 И.
кур, с 3 - 4 самцами (на индюка считают 8 - 12 И. кур). Индейка старше 5
лет и индюк 4 лет не пригодны на племя. Носка яиц, весною и осенью,
ежедневно до полудня, или через день, всего 12 - 25 штук; они
темновато-сливочного цвета и весят, каждое, в среднем, ок. 33 зол. Яйца
осенней кладки редко употребляются для высиживания, потому что поздно
выведенных индюшат весьма трудно вырастить. По окончании носки яиц
подкладывают под каждую И. 12 - 17 яиц. Это одна из лучших наседок между
домашними птицами, отличающаяся замечательным терпением. Страстью И. кур
к насиживанию часто пользуются хозяева (особенно французские), заставляя
ее 2 - 3 раза в год высиживать как из своих, так и из куриных или утиных
яиц, которых подкладывают по 20 и более штук. Через 28 - 30 дней
начинают вылупляться из яиц индюшата; их сажают в мягкоустланный внутри
ящик и переносят в теплое место (не меньше +15 Р.). Кормить их начинают
со второго дня мелко изрубленными, круто сваренными яицами, затем
сваренным рисом или белым хлебом, размоченным в молоке, с помесью мелко
изрубленной молодой крапивы, обваренной кипятком и т. п., пить же воду
дают только с пятого дня. Чем разнообразнее корм, тем лучше растут и
развиваются индюшата. С трехнедельного возраста переходят на более
грубый корм зерном (лучше всего просом), с небольшим количеством
конопляного семени и муравьиных яиц; в это же время можно начать
выпускать их на двор для непродолжительной прогулки, но следует
опасаться как сильного летнего жара, так и в особенности дождливой и
сырой погоды, потому что индюшата тогда сильно подвержены простуде,
отчего часто умирают целыми выводками. Около двухмесячного возраста они
оперяются и у них образуется характерная голая, бородавчатая кожа на
голове и шее; затем они становятся много выносливее и сильнее и могут
уже выгоняться в поле для пастьбы вместе со взрослой птицей. В
6-шестимесячном возрасте индюшата достигают полного развития в росте.
Осенью происходит сортировка их: одни остаются на племя, другие
поступают на откармливание естественным и искусственным или
насильственным способом. При первом, помещают их в особом курятнике и
кормят питательным и нежным, возможно разнообразным кормом до самого дня
убоя, вареным, тертым картофелем, смешанным с овсяною, гречишною или
ячменную мукою, зернами пшеницы. Для откармливания по второму способу
сажают И. кур в особые ящики с решетчатым дном в задней части и с начала
кормят некоторое время как обыкновенно, потом же насильственно. С
последней целью приготовляют из пшеничного или ячменного теста
продолговатые катышки, величиною с большой палец руки, которые смачивают
теплой водой, или снятым молоком, и три раза в день, по 5 - 6 штук,
пропихивают пальцем в горло И. кур. Чтобы придать особый специальный
вкус мясу откармливаемых И. кур, к обыкновенной их пище прибавляют
растертые желуди, или каштаны, смешанные с мукой, или кормят их грецкими
орехами, постепенно увеличивая число их до 12 шт., после чего количество
даваемых орехов в том же порядке начинают уменьшать. При насильственном
откармливании И. кур можно пользоваться и особыми, предложенными для
этой цели, аппаратами, непременно соблюдая общее правило: а)
постепенность в порциях корма - сперва увеличение их и затем такое же
уменьшение и б) убивание тех птиц, у которых обнаружится затруднительное
от ожирения дыхание. Откармливание продолжается 21 - 40 дней; убой
производится в ноябре, при чем И. куры, предназначенный к дальней
перевозке, замораживаются. Помет И. (до 27 фн. ежегодно) служит хорошим
удобрением. Ср. "Наставление к разведению и содержанию И. " (изд.
редакции "Трудов Имп. Вольн. Экон. Общ. ", 1856); В. Гамм, "Индейския
куры, их разведение, содержание и откармливание" (перев. Вл. Левинского,
1875); Г. Воронов, "Наставление к разведению индеек" (2-е изд., 1892) и
др.
Дикие И. бывают ростом до 31/2 фт. и весят 30 до 60 фн. Мясо И. хотя
не столь нежно как куриное, но питательнее. Самка вкуснее самца и потому
выбирают первую чтобы начинять ее каштанами и трюфелями. Старые И. годны
только для выварки из них супов и бульонов. Дикие И. питаются желудями,
ягодами и плодами; мясо их вкуснее домашних. Мясо И., снятое с костей,
приготовляют en danbe и для сего свертывают мясо в рулет и душат его или
готовят И., начиненную фаршем, фисташками и пр. Д. К.
Индекс (лат.) - список, реестр, указатель, в частности указатель
книг, запрещенных католическою церковью (index librorum prohibitorum).
Уже в первые века христианства явилась мысль о составлении списка
канонических книг, а в конце V века папа Геласий опубликовал от имени
римского собора декрет, в котором перечислены те патристические
сочинения, которые принимает церковь, а затем приведен список апокрифов
и сочинений еретических; об авторах этих сочинений (среди которых
встречаются сочин. Тертуллиана, Климента Александрийского, Лактанция,
церковная история Евсевия Памфила, соч. Оригена) и последователях их в
декрете сказано, что они подвергнуты на вечные времена анафеме и
осуждены, но общего запрещения читать эти сочинения не высказано. В
средние века подвергались осуждению некоторые отдельные сочинения (книга
Иоанна Скотта: "De divisione naturae", соч. Абеляра, Эккарта),
констанцский собор 1415 г. определил воспретить чтение сочинений Виклефа
и Гусса, а самые книги предать огню. С изобретением книгопечатания и
возникновением реформационного движения католическая церковь
устанавливает предварительную цензуру и все чаще прибегает к запрещению
книг. Вормский эдикт 1521 г. запрещает продавать, покупать, списывать,
печатать или защищать все сочинения Лютера на каком бы то ни было языке.
Аналогичные распоряжения относительно сочинений известных авторов изданы
были в Нидерландах Карлом V, в 1524 - 40 годах, а в Англии Генрихом VIII
и английскими епископами в 1626 - 55 гг. Первый же каталог книг,
приближающийся по своему характеру, объему и распорядку к И. в
собственном смысле, издан был, по повелению Карла V, лувенским
богословским факультетом в 1546 г.; в 1550 и 1558 гг. появились новые
каталоги того же факультета. В 1542 г. парижская Сорбонна выхлопотала
себе у парламента право составлять список книг, которые она находит
полезным запретить; такие списки Сорбонна и опубликовала в 1544, 1647,
1551 и 1656 гг. В Испании генерал-инквизитор Фернандо Вальдес в 1551 г.
обнародовал лувенский каталог 1550 г., а в 1554 г. издал каталог, им
самим составленный и замечательный тем, что это был первый
экспургационный И., так как им приказывалось некоторые книги (различные
издания Библии) отбирать у владельцев, а потом по исправлении
(expurgatio) снова возвратить их последним. В Италии каталоги
запрещенных книг издавались местными властями, напр. в Лукке (1545), в
Венеции (1549) и Милане (1554). Первый же И., обнародованный под этим
названием (index autorum et librorum) от имени папы, появился в Риме в
1559 г. и был изготовлен инквизицией по поручению папы Павла IV. И.
изложен в алфавитном порядке и разделен на три класса: к первому
отнесены авторы, все сочинения которых, как уже ими написанные, так и
имеющие появиться в будущем, запрещены, хотя бы в произведениях их о
вере и религии совсем не было речи; ко второму классу отнесены авторы, у
которых лишь некоторые сочинения запрещены, а к третьему классу -
анонимные сочинения, содержащие вредные лжеучения. Некоторые книги в
этом И. запрещены не безусловно, а с оговоркою: donee corrigatur (пока
не будет исправлено) или другой какой-либо в этом роде; это значит, что
употребление этих книг дозволено под условием, чтобы известные места в
них были в существующих экземплярах изглажены ("экспургированы") или
поправлены пером, а в новых изданиях - опущены или изменены. Наконец, И.
Павла IV насчитывает 61 типографа, все издания которых, кто бы ни был их
автор, запрещены ввиду того, что "типографы эти доселе занимались
печатанием еретических книг". И. Павла IV подвергнут был пересмотру в
особой комиссии при Тридентском соборе, при чем многие книги были
исключены из И. Тридентский И. (Index Tridentinus) послужил основой для
всех последующих папских И., заключавших в себе все новые добавления:
Климента VIII (1596), Александра VII (1664), Бенедикта XIV (1758);
новейшее издание папского И. вышло в 1892 г. Независимо от римской
курии, испанская инквизиция издала в XVII и XVIII вв. ряд И. Наряду с
церковью и светское правительство издавало аналогичные И. Таковы
австрийские "Catalogi librorum prohibitorum", публиковавшиеся с 1754 г.
(последнее нем. издание 1816 г.) и баварский "Catalogus", 1770 г.
Составлением и пополнением папского И. заведует инквизиция совместно
с состоящею при римск. курии особою И. конгрегацией (соngregatio
indicis), учрежденной папою Пием V в 1571 г. Конгрегация имеет в своем
распоряжении известное число доносчиков (delatores) и консультантов,
среди которых должны быть и богословы, и юристы, и лица, сведущие в
светских науках. В действительности постоянно раздавались жалобы на
невежество папских цензоров. В 1882 г. И. конгрегация состояла из 36
кардиналов, 39 консультантов и 5 доносчиков. Кроме того 25 консультантов
состояло при инквизиции. И. требует, чтобы книгу, подвергшуюся
запрещению, ни один католик не читал, не держал у себя, не
перепечатывал, под опасением отлучения. Впрочем, со времени Пия IX эта
столь суровая кара грозит лишь тем ослушникам И., которые оказываются
виновными в чтении книг, написанных в защиту ереси или запрещенных
особыми повелениями папы. Католик, у которого находится книга, внесенная
в И.; обязан доставить ее местному епископу или инквизиции, - последняя
должна такие книги сжигать. Разрешение читать запрещенные книги в
прежние столетия давались папой с величайшим трудом и то только ученым,
которые поставили себе задачей опровергать изложенные в них лжеучения;
даже высшие сановники церкви, как напр. генерал ордена Иезуитов, могли
читать внесенные в И. книги лишь с особого разрешения папы. В настоящее
время епископы, в качестве уполномоченных папы, могут дозволить чтение
запрещенных книг священникам, которые выказывают особенную заботливость
о спасении душ своей паствы; миряне, желающие добиться того же права,
должны обращаться за разрешением к папскому престолу. Запрещенные книги
эти лица обязаны держать под замком. Впрочем, практическое значение И.
имел лишь в тех странах, где была инквизиция. Во Франции запрещения
книг, исходившие от инквизиции и от И. конгрегации, не признавались
обязательными. Практическое значение И. ослабляется еще тем, что
знакомство с содержащимися в нем запретами даже среди образованных
католиков далеко не распространено в той мере, как это требуется
папскими постановлениями. Даже высшее католическое духовенство иногда
обнаруживает недостаточное знакомство с И. Наконец, и по внутреннему
своему содержанию И. оказывается несостоятельным, ибо характерная черта
И. это - случайность и непоследовательность в запретах: одно здесь
запрещено, другое нет, ничтожное подвергнуто каре, о важнейшем умолчано.
В истории И. можно отметить два главных периода: в первом периоде,
обнимающем эпоху до конца XVI в., борьба римской церкви направлена
против реформации, во втором же периоде рим. церковь, при помощи И.,
ведет борьбу, главным образом, против различных неугодных церкви
направлений в самом католичестве. Из трудов католических писателей всего
чаще подвергались запрещению церковно-исторические сочинения, даже
такие, как труды Барония, Александра Наталиса, Мембурга, Дюпеня, Флери,
Мабильона, а в новейшее время Пихлера, не говоря уже о Геттэ. Даже
некоторые тома Acta sanctorum балландистов попали в И. Запрещались и
сочинения таких католических писателей, как Фенелон (соч. его о
"Мистицизме", оспоренное Боссюэтом). Согласно общим воззрениям католич.
церкви, заносились в И. и переводы Библии на народные языки. На И.
отражались различные перемены в воззрениях католической церкви. Так в
XVII в. И. запрещал сочинения, защищавшие учение о беспорочном зачатии
Девы Марии, а с 1854 г., когда папа Пий IX возвел это учение в догмат, в
И. стали заноситься книги, его оспаривающие. Из богословских трудов
православных писателей в И. занесено весьма немногое: история
флорентийского собора Сильвестра Сиропула, опровержение власти папы в
церкви, Иepycaлимского патриарха Нектария, письма константинопольского
патриарха Кирилла Лукариса, а из новейших - сочинение гр. Д.А.Толстого:
"Римский католицизм в России", появившееся на французском языке в 1864
г., а в И. занесенное в 1866 г. с редкой аттестацией: opus praedamnatum
- аттестация, которая выдается в И. лишь сочинениям самых страшных
еретиков. Из протестантских богословов XVIII и XIX в. упоминается в
И.Мосгейм, "Жизнь Иисуса" Штрауса, но нет главы тюбингенской школы
Баура. Впрочем, относительно протестантских авторов (по католической
терминологии еретических) второе правило Тридентского И. содержит общее
запрещение всех их сочинений, относящихся к религии. Но особенно
непоследовательность запретов И. проявляется по отношению к наукам
небогословским. На философскую литературу И. обращал достаточно внимания
лишь в прежнее время. Из сочинений Декарта запрещены не все и то с
оговоркою: doneс corrigautur; Малебранш запрещен безусловно; Кант
запрещен в переводе, а об оригинале И. умалчивает; о Лейбнице, Вольфе и
Гегеле не упомянуто; Конт запрещен, Литтре - нет. Много внимания уделено
историч. литературе, но опятьтаки безо всякой системы. Из новейших
франц. исторических сочинений попали в И. не только труды Ренана, но и
исследования Обэ о гонениях христиан при рим. императорах, хотя одно из
них могло на русском языке появиться в одном из наших духовных журналов.
Из естественных наук наибольшим нападкам подвергалась астрономия. Лишь в
1823 г. инквизиция формально объявила - в противоречие с прежними
воззрениями католической церкви, - что в Риме дозволено печатание книг,
в которых изложены суждения о движении земли и неподвижности солнца,
после чего, при издании И. 1835 г., из него исключены были имена
Коперника, Кеплера и Галлилея. В И. приводится зоономия Эразма Дарвина,
а сочинения знаменитого внука его Чарльза Дарвина не упомянуты. Из
политических писателей запрещен Маккиавели. Из поэтических произведений
запрещены, с оговоркой doneс corrigatur: "Декамерон" Боккаччио,
"Неистовый Орланд" Ариосто, "Божественная комедия" Данте. Из новейших
поэтов и беллетристов в И. занесены: Гейне, оба Дюма, Э.Сю, Жорж Санд,
Бальзак, Флобер; нет Зола и др. представителей реалистической школы. Ср.
Fessler, "Das kirchliche Bucherverbot" (Вена, 1858); Reusch, "De Index
der verbotenen Bucher"; его же, "Die Indices librorum prohibitorum des
16 Jahrh. gesammelt und herausgegeben". В древнерусской письменности
существовала статья о книгах истинных и ложных, которой в нашей ученой
литературе часто дается название И. А.Я.
Индивидуализм: 1) теоретический (метафизический) - признание
самостоятельного и пребывающего существования индивидуальных психических
единиц, не поглощаемых и не упраздняемых общим мировым единством в той
или другой его форме. Типичным представителем такого воззрения в
философии следует считать Лейбница, с его монадолоrиeй. 2) И.
практический - вообще утверждение и отстаивание человеческой
индивидуальности против различных естественных и исторических групп и
учреждений, могущих ее подавлять. В более тесном смысле практический И.
означает сознательное стремление (возводимое в более или менее
последовательную доктрину) к тому, чтобы единичные человеческие существа
стали безусловными господами своей жизни, с освобождением их от всяких
принудительных общественных связей. В этом смысле И. противополагается с
одной стороны традиционному строю церковному, государств. и
национальному, а с другой стороны - тем коммунистическим учениям,
которые хотят заменить этот традиционный строй иным, более рациональным,
но столь же (а в иных сферах и еще более) принудительным. Относительно
же первого И. имеет относительное, историческое оправдание именно в тех
случаях, когда данная часть человечества духовно переросла налагаемые на
нее извне принудительные связи. Но в принципе отрицательный И. основан
на недоразумении. Общественность есть неотъемлемое свойство человека,
как такого; люди никогда не существовали и не могут существовать в виде
отдельных изолированных единиц, а с другой стороны прогресс человечества
состоит в том, что первоначальные инстинктивные связи (в диком или
естественном состоянии), превратившись сперва в принудительные
учреждения (внешняя цивилизация), затем все более и более приближаются к
идеалу внутреннего единства по нормам правды и добра (царство
нравственного порядка). Таким образом, нет никакого основания
противополагать, в принципе, индивидуальный элемент общественному, как
два враждебные и исключающие друг друга начала. Единичное лицо имеет, в
меру своего собственного внутреннего содержания, высшее право против
общественной неправды, но не против общества как такого, без которого
само это лицо не могло бы существовать и всякое его право лишено было бы
смысла. В нормальном состоянии человечества, к которому идет история,
индивидуальный и общественные элементы совмещаются в сознательной
нравственной солидарности, не ограничивая, а восполняя друг друга. Вл.С.
Индивидуальность, в самом широком смысле - отличительная особенность
какого-либо существа или предмета, свойственная ему одному между всеми и
делающая его тем, чем он есть; в более тесном смысле термин относится к
одним одушевленным существам, а в теснейшем - только к единичным людям.
И. есть нечто положительное и неисчерпываемое никакими отвлеченными
определениями. Разум может указывать только на значение этой стороны
бытия в общем ходе космического и исторического процесса. Всякое
развитие есть выделение индивидуальных образований из первоначальной
слитности и безразличия. Новейшая наука (особенно со времен Канта и
Лапласа) все более и более стремится представить историю мира, как
процесса такого развития или постепенной индивидуализации бытия. В
истории человечества И. становится сознательною и самосознательною.
Вл.С.
Индий (хим.) - подобно галлию и некотор. друг. металлам, открыт
(1863) с помощью спектрального анализа Рейхом и Рихтером во Фрейберге,
при исследовании встречающейся там цинковой обманки. И. в свободном виде
никогда не встречается, а в виде, вероятно, сернистого соединения,
сопровождая цинк, и именно в обманках; он найден в обманке Шёнфельда
близ Шлаггенвальда в Богемии (Кахлер), в черной обманке Брейтербрунна в
Саксонии, в так назыв. христофите (К. Винклер) и в цинке, полученном из
этих обманок. Цинковая пыль - первый продукт перегонки, содержащая
кадмий, почти не содержит И. по той причине, что последний менее летуч,
чем кадмий и цинк, но цинк того же происхождения содержит И. до 0,1%.
Такой цинк и употребляют для получения описываемого металла, ради чего
прежде всего растворяют в соляной кислоте, количество которой таково,
чтобы некоторая часть цинка не растворилась; после 24 - 36 часового
кипячения весь И. оказывается в осадке (вместе с свинцом, медью,
кадмием, оловом, мышьяком, железом, цинком); прибавляют небольшое
количество разведенной серной кислоты, чтобы растворить основной
хлористый цинк, промывают горячей водой и обрабатывают азотной кислотой,
а затем выпаривают с избытком серной кислоты, пока удалится вся азотная
кислота, и фильтруют; прибавляя к раствору аммиак в водном растворе,
получают в осадке окись И. с небольшим количеством железа (а также
свинца, меди, кадмия и цинка); после промывания растворяют в соляной
кислоте, прибавляют избыток кислого сернистокислого натрия и кипятят,
пока выделяется сернистый газ; при этом получают в осадке сернистокислый
И., который еще раз растворяют в сернистой кислоте и вновь осаждают
кипячением. При прокаливании сернистокислого И. получается окись его,
которая при нагревании с металлическим натрием под слоем поваренной соли
дает металлический И. Это - белый, по виду похожий на платину, металл;
тягуч и мягче свинца, сильно марает бумагу. Удельный вес при 16,8° ок.
7, 362 - 7, 420; темп. плавления 176°.
На воздухе и даже в кипящей воде И. сохраняет свой блеск; цинк и даже
кадмий выделяют его из растворов. С соляной и разведенной серной
кислотами И. выделяет водород, а с крепкой серной при нагревании -
сернистый газ, с азотной - окись азота. Так как И. встречается вместе с
цинком и кадмием и походит на них в некоторых отношениях, то сначала его
относили к одной семье с ними. Но теплоемкость его (0,057 по Бунзену и
0,055 по Менделееву) такова, что атомный вес должен быть близок к 113
(атомная теплоемкость в среднем = 0,056Ч113 = 6,328), а потому это -
металл третьей группы, двиалюминий, между тем как позже открытый галлий,
встречающийся также в цинковой обманке, есть экаалюминий. Окись И.
In2O3, образующаяся при накаливании металла на воздухе, представляет
светложелтый порошок, медленно растворяющийся в холодной соляной
кислоте, быстро - в горячей. В струе водорода при 300° она
восстанавливается (К.Винклер) в закись InO, обладающую пирофорными
свойствами. Соли И. отвечают окиси; из растворов их аммиак осаждает
гидрат окиси In2(ОН)6, легко переходящий в окись при нагревании; этот
гидрат растворим в едких кали и натре, как и алюминиевый, но при
кипячении осаждается. В струе хлора при темно-красном калении И.
загорается, превращаясь в InCl3 - хлористый И., который легко образуется
а при нагревании окиси с углем в струе хлора; это - бесцветные, мятое
листочки, расплывающиеся на воздухе; в воде растворяется с шипением
вследствие сильного разогревания, которое при этом происходит, и при
выпаривании раствора выделяется в виде основной соли. С InCl3, сходны
InBr3, и lnJ3; последний желтого цвета. In2(SO3)3Ч4H2О (сернокислая
соль)
- кристаллический мелкий порошок, растворяющийся в водном растворе
сернистого газа, при кипячении вновь осаждающийся. In2(SO4)3, получается
при выпаривании содержащего избыток Н2SО4 раствора. Двойная соль (NH4)2
In2(SO4)4Ч24H2O (аммонийные квасцы) плавится при 36°; при 16°
растворяется в половинном весе воды. In2(NO3)6.3H2O (азотнокислая соль)
- расплывчатые кристаллы. In2S3 (сернистый И.) - бурая, неплавкая масса,
образующаяся с воспламенением при нагревании смеси И. и серы; из не
слишком кислого раствора сероводород осаждает желтый осадок In2SЗ.
По характеру соединений и по физическим свойствам, как и по атомному
весу, И. занимает среднее место между кадмием и оловом; по форме
соединений он является членом ряда: алюминий, галлий, атомный вес
которых меньше, и таллий, атомный вес которого больше. Основная форма
его соединений, как и металлов 3 группы - RX3, ; но в последние годы,
кроме вышеупомянутого трихлорида InCl получены еще (Л.Ф.Нильсон и
О.Петерсон): дихлорид InCI2, и монохлорид InCI. Все эти соединения
способны обращаться в пар, и в парообразном состоянии частицы их
являются мономерными - для InCl3, при 600 - 850°, для InCI2, при 1200 -
1400°, для InCI при 1100 - 1400°. Дихлорид получается при нагревании
металла в токе хлористоводородного газа в виде янтарно-желтой жидкости,
застывающей в белую кристаллическую массу; при действии воды он
распадается на трихлорид и металлический И.; с другой стороны с
металлическим И. дихлорид дает монохлорид, кровяно-красную жидкость,
застывающую при охлаждении в кристаллическую массу. Монохлорид, подобно
дихлориду, при действии воды распадается на InCl3 и In). Подобные
превращения открыты и для галлия (теми же авторами). При нагревании в
струе HCl в этом случае получается трихлорид GaCl3, который в парах, при
440 - 600°, обладает мономерной частицей, с металлическим галлием
трихлорид образует дихлорид GaCI2 - жидкость в нагретом состоянии и
твердое тело на холоде, в парах, при 1000 - 1100°, частица дихлорида
мономерна. При получении обоих хлоридов замечены следы желто-бурого
вещества, вероятно, монохлорида. Таким образом, в ряде алюминий, галлий,
И. замечается способность давать несколько соединений с хлором,
возрастающие с атомным весом: для Al - известна только одна степень
AlCl3 (собственно Al2Cl6 ниже 400° и AlCl3 выше 800° - по Нильсону и
Петерсону), для Ga установлены две: GaCl3 u GaCI2, а для In три: InCl3,
InCI2, InCI.
Атомный вес И., после открывших его Рейха и Рихтера, определен был
Бунзеном (In = 113,76) и Винклером (In = 113,58) путем растворения
отвешенного количества металла в азотной кислоте и взвешивания
полученной окиси после выпаривания или осаждения аммиаком и
прокаливания. Лотер Мейер и Зейберт дают In = 113,4. Соединения И.
(иногда после смачивания соляной кислотой) окрашивают бесцветное пламя
газовой лампы в красивый синий, с фиолетовым оттенком, цвет, что и
послужило причиной названия металла. Спектр пламени характеризуется
интенсивной индигово-синей к более слабой фиолетовой линиями.
С.С.Колотов D.
Индифферентизм - постоянное равнодушие или безразличие в отношении к
чемунибудь. Принципиальное значение имеет И. в области высших вопросов
жизни и знания - И. религиозная и философская. Противоположная И.
крайность есть фанатизм, коего не чужда и философия (autoV eja - сам
сказал - пифагорейцев, jurare in verba magistri). Обе крайности
обусловлены психологически различием темпераментов, но помимо этого И.
всегда искала себе теоретического оправдания, переходя таким образом в
скептицизм. Кроме скептических соображений философского характера, И.
находит себе общедоступную опору в фактическом существовании множества
отрицающих друг друга систем и учений. Для ума, вышедшего из состояния
непосредственной уверенности, но не имеющего возможности или охоты к
самостоятельному исследованию высших начал, И. представляется самым
естественным исходом. Не следует, однако, думать, что эта точка зрения
непременно совпадает с широким отношением к чужим убеждениям и
верованиям, т.е. с веротерпимостью. Признавая все учения теоретически
ложными, или по крайней мере недостоверными, можно некоторые из них
считать практически вредными и беспощадно преследовать (как
преследовались, напр., христиане неверующими римскими чиновниками или
китайскими мандаринами). Таким образом, веротерпимость, несовместимая с
темным фанатизмом, не всегда совмещается и с его противоположностью -
полупросвещенной И.; она может быть действительно обеспечена лишь во имя
безусловного начала справедливости, при вере в превосходство
нравственной силы над физическою. Вл.Соловьев.
Индокитай или Загангский полуостров (англ. Indo-China, Forther-India,
франц. Indo-Chine, нем. Indo-China) - обширная часть Азиатского
материка, занимающая три южных полуо-ва и соседнюю часть материка.
Составное название этой обширной страны произошло не столько от сходства
природы ее с природою Индии и Китая, сколько от того, что европейцы
находили большое сходство в религии и учреждениях части страны (Бирма,
Сиам) с Индией, другой - с Китаем (Тонкин, Аннам). Слишком на 2/3 своих
границ И. Китай ограничен морем, сев. же сухопутные границы. гораздо
менее резки, чем границы Индии. Гималайский хребет простирается на В
немного далее пост. границы Индии; далее на В хотя тоже много высоких
гор, но они имеют направление скорее с С к Ю, и резкой границы не
составляют. Тоже можно заметить о сев. вост. границе И. Китая с
собственно Китаем (т. е. Тонкина с китайской пров. Гуань-си и зап.
частью Юннаня). Если еще принять в расчет, что сев. часть И. Китая и
соседних с ниц китайских владений (кроме Гуань-си) - страны очень мало
исследованные, то понятно, что и пространство Индокитая не может быть
точно определено. И.-Китай занимает на Азиатском материке то же
положение, что Балканский полуо-в на Европейском; это сходство
значительно больше, чем между Италией и Индией. Балканский полуо-в тоже
расширяется на С и не имеет в этом направления резких границ. Далее южн.
часть И. Китая составляет полуо-в, с остальной частью полуо-ва
соединенный лишь узким перешейком Кра, о прорытии которого давно уже
думают. К Малаккскому поло-ву прилегает большой архипелаг гористых
о-вов, как и к Морее. Сев. вост. часть И. Китая имеет более суровую
зиму, под влиянием холодных ветров, чем сев. зап. под теми же широтами.
но далее на В зимы опять теплее - Филиппинские о-ва и Формоза с одной
стороны, юго-зап. Закавказья с другой. С причислением к И.-Китаю всех
упомянутых в ст. Индия владений Великобритании к В от раздельной черты
между Индией и И. Китаем, затем разных небольших стран, близ Бирмы и
Ассама, находящихся под влиянием Великобритании, королевств Сиам и стран
от него зависящих, и на востоке области владений протектората Франции;
пространство И. определяется, приблизительно, в 2200 тыс. кв. км. Сев.
граница около 27°, южн. ок. 11/2° с.ш. С 3 на В страна простирается от
92° до 109° в. д. Полуо-в гораздо уже, чем Индия, и гораздо более
расчленен, особенно южная часть (Мадаккский полуо-в). Кроме того и
Сиамский залив глубоко вдался внутрь страны. По всему полуо-ву, в сев. и
средней части несколько к 3, на юге несколько к В от 100° в.д., проходит
один из больших водоразделов земного шара, именно между Южно-Китайским
морем и Бенгальским заливом, иначе сказать, между Тихим и Индийским
океанами. Целый ряд горных цепей прорезывает полуо-в, разделяя его на
обособленные части, с довольно трудными путями сообщения между ними.
Горы вообще выше на севере, чем на Ю, а на 3 -, чем на В. Отсутствие
сколько-нибудь значительных равнин на С и на Малаккском полуострове
отчасти объясняет малую плотность населения полуострова. Все равнины
сосредоточены в недалеком расстоянии от моря и каждая из них сделалась
центром довольно значительного населения, а именно с 3 на В: равнины по
среднему течению Иравадди - Нижняя Бирма, уже давно принадлежащая
Англии, и верхняя Бирма, завоеванная ею лишь 15 лет назад. Далее на В
равнина нижнего Менама (Сиам) и нижнего Меконга - (Кохинхина). Местность
между этими двумя речными бассейнами довольно ровна, очень плодородна;
здесь находится большое озеро, богатое рыбой. Эта страна между двумя
большими реками, ныне разделенная между Францией и Сиамом
- единственная имевшая древнюю цивилизацию, несомненно индийского
происхождения, Здесь находятся знаменитые развалины Ангхорвата и др.
сооружений, которым теперь присвоено имя Хмер. Наконец, на самом СВ
страны находится равнина реки Сонгкой (Тонкина), которая, вероятно
вследствие близости к Китаю, является самой населенной частью полуо-ва.
Горы имеют вообще направлениe с С на Ю, начиная приблизительно с 26°
с.ш. Цепь гор Аракан-Иома отделяет береговую полосу Аракан от области
Иравадди. Они достигают высоты 2000 м. и круто падают к морю у мыса
Неграи под 16° с. ш. На В. от равнины Иравадди идут горы Пун-Лун,
отделяющие И. Китай от р. Салуэн, довольно значительной, но меньшей чем
вышепоименованные реки. Менее высокие горы отделяют области Салуэна и
Менама. Обширная горная страна разделяет средние части области Менама и
Меконга, они отчасти идут в направлении СЗ - ЮВ. Горы подходят очень
близко к вост. берегу полуо-ва, между равнинами Кохинхины и Тонкина,
оставляя к В лишь узкую береговую полосу (Аннам). Северная часть этого
хребта отделяет Тонкин от области среднего Меконга. Горы Малаккского
полуо-ва (Ромбпунские) отделены от гор более сев. части полуострова
низиной у перешейка Кра между 8° - 11° с. ш.; 4 главные реки И. Китая:
Иравадди, Менам, Меконг и Сонгкой судоходны в низовьях, первая и
последняя также и в среднем течении; отсюда надежды англичан, что для
них Иравадди, а французов, что Сонгкой послужат торговыми путями в
Китай. Весь полуо-в находится под влиянием муссонов, летнего юго-зап. и
зимнего сев. вост. Так как лишь крайний север И. Китая заходить за
тропик, и то очень немного, и горы вообще не более 2500 м., то климать
вообще теплый, тропический. Лишь на крайнем СВ, под влиянием холодных
ветров из Китая, зима холоднее, чем обыкновенно бывает у тропиков.
Следующая таблица дает понятие о температуре.

Ши-роты Год Самые теплые месяцы Самые холод-ные меся-цы 171/2° Рангун
нижн. Бир-ма 26,1 28,9 Апр. 23,9 Янв.
22° Мандалай верхн. " 25,8 32,2 Апр. 20,0 Янв.
101/2° Сайгон, Кохин-хина 27,0 29,8 Июнь 25,4 Янв.
21° Ганой, Тонкин 23,5 31,4 Июнь 14,3 Янв.
Дождя везде выпадает много, особенно на З от цепи Аракан-Иома, до
400, даже 500 см. и более, поэтому растительность роскошна. К С от 11°
с.ш., т.е. от пол. Малакки и за исключением Аннама и Тонкина, дожди
падают, главным образом, во время юго-зап. муссона (май - сент.): на З
дожди начинаются и кончаются позднее. От Аннама и Тонкина юго-зап. ветер
является нисходящим, береговым, и не приносить обильных осадков. Их
всего более выпадает в октябре и ноябре, при начале сев. вост. муссона.
Зимой бывают туманы, частые и продолжительные, но не обильные дожди.
Вследствие более сухой погоды летом, в Тонкине в это время жарче; чем
где-либо в И.-Китае, и так как зима здесь еще прохладнее, то уже климат
имеет характер более континентальный. Совершенно обратно на Ю
Малаккского полуо-ва, где самый теплый и самый холодный месяцы разнятся
всего на. 1° И дожди здесь распределены довольно равномерно, это -
переход от индийского к австралийскому муссону. Благодаря теплому
климату и обильным дождям, растительность И. Китая роскошная, сходная на
СЗ с растительностью Ассама и нижнего Бенгала, на Ю уже переход к флоре
зап. части Малайского архипелага, на СВ - к южному Китаю. За исключением
более густо населенных, сравнительно небольших пространств в низовьях
рек, почти весь полуо-в покрыт роскошными лесами. Такими лесами заросли
развалины древних столиц в Камбодже. Нигде бамбук не достигает такого
развития, как в И. Китае. Животное царство также сходно с тем, что
встречается е восточной, наиболее влажной части Индии. Нигде не
сохранилось такого количества диких слонов, как в лесах Бирмы и Сиама. В
политическом отношении полуо-в разделен так, что на З (Бирма, Менам) и Ю
(Малаккский полуо-в) господствует Великобритания, на В (Кохинхина,
Тонкин, Камбоджа, Аннам) - Франция. Благодаря их соперничеству, Сиам
сохраняет независимость. По недавнему трактату Франции с Сиамом, первая
приобрела обширную территорию на правом берегу Меконга. Так как эта
страна мало известна, то пока пространство и население владений Франции
и Сиама не может быть определено с точностью. Весьма неточно определены
и пространство, и население Сиама, стран Малаккского полуо-ва не
принадлежащих Великобритании, Аннама, туземных небольших государств на С
полуо-ва и даже Тонкина.
Сравнительно густо населенные равнины производят в изобилии рис,
которого много вывозится в Европу. Рангун в Бирме, Бангкок в Сиаме и
Сайгон в Кохинхине, вместе с Калькуттой - важнейшие порты, вывозящие
рис. Из других продуктов, составляющих предметы вывоза, важны: нефть и
рубины Бирмы, олово и пряности Малаккского полуо-ва.
А.В.
Индостан (Hindostan) по-персидски: "страна р. Инда" - так называют
персидские авторы всю Индию, европейцы же именуют так иногда всю Индию,
но чаще только страну к С от гор Виндия, т. е. материковую часть страны.
Индукция или наведение - способ умозаключения от частного к общему.
Термин И. впервые встречается у Сократа (Epagwgh). Но И. Сократа имеет
мало общего с современной И. Сократ под И. подразумевает нахождение
общего определения понятия путем сравнения частных случаев и исключения
ложных, слишком узких определений. Аристотель указал на особенности И.
(Анадит. 1, кн. 2 23, Анад. II, кн. 1 23; кн. 2 19 etc.). Он определяет
И. как восхождение от частного к общему. Он отличал полную И. от
неполной, указал на роль И. при образовании первых принципов, но не
вытеснил основы неполной И. и ее права и рассматривал ее как вид
силлогизма, то как способ умозаключения, противоположный силлогизму.
Силлогизм, по мнению Аристотеля, указывает, посредством среднего
понятия, на принадлежность высшего понятия третьему, а И. третьим
понятием показывает принадлежность высшего среднему. В эпоху Возрождения
началась борьба против Аристотеля и силлогистического метода, и вместе с
тем начади рекомендовать индуктивный метод как единственно плодотворный
в естествознании и противоположный силлогистическому. В Бэконе
обыкновенно видят родоначальника современной И., хотя справедливость
требует упомянут и о его предшественниках, например Леонардо да Винчи и
др. Восхваляя И.; Бэкон отрицает значение силлогизма ("силлогизм состоит
из предложений, предложения состоят из слов, слова сут знаки понятий;
если, поэтому, понятия, которые составляют основание дела, неотчетливы и
поспешно отвлечены от вещей, то и построенное на них не может иметь
никакой прочности"). Это отрицание не вытекало из теории И. Бэконовская
И. не только не противоречит силлогизму, но даже требует его. Сущность
учения Бэкона сводится к тому, что при постепенном обобщении нужно
придерживаться известных правил, т. е. нужно сделать три обзора всех
известных случаев проявления известного свойства у разных предметов:
обзор положительных случаев, обзор отрицательных (т. е. обзор предметов
сходных с первыми, в которых, однако, исследуемое свойство отсутствует)
и обзор случаев, в которых исследуемое свойство проявляется в различных
степенях, и отсюда делать уже обобщение ("Nov. Org." LI, aph.13). По
методу Бэкона, нельзя сделать нового заключения, не подводя исследуемый
предмет под общие суждения, т. е. не прибегая к силлогизму. Итак Бэкону
не удалось установление И., как особого метода, противоположного
дедуктивному. Дальнейший шаг сделан Дж. Ст. Миллем. Всякий силлогизм, по
мнению Милля, заключает в себе petitio principii; всякое
силлогистическое заключение идет, в действительности, от частного к
частному, а не от общего к частному. Эта критика Милля несправедлива,
ибо от частного к частному мы не можем заключать, не введя добавочного
общего положения о сходстве частных случаев между собой. Рассматривая
И., Милль во первых задается вопросом об основании или праве на
индуктивное заключение и видит это право в идее однообразного порядка
явлений, и, во-вторых сводит все способы умозаключения в И. к четырем
основным: метод согласия (если два или более случая исследуемого явления
сходятся в одном только обстоятельстве, то это обстоятельство и есть
причина или часть причины исследуемого явления; метод различия (если
случай, в котором встречается исследуемое явление, и случай, в котором
оно не встречается, совершенно сходны во всех подробностях за
исключением исследуемой, то обстоятельство, встречающееся в первом
случае и отсутствующее во втором, и есть причина или часть причины
исследуемого явления); метода остатков (если в исследуемом явлении часть
обстоятельств может быть объяснена определенными причинами; то
оставшаяся часть явления объясняется из оставшихся предшествующих
фактов), и метод соответствующих изменений (если вслед за изменением
одного явления замечается изменение другого, то мы можем заключить о
причинной связи между ними). Характерно, что эти методы при ближайшем
рассмотрении оказываются дедуктивными способами; напр., метод остатков
не представляет собою ничего иного, как определение путем исключения.
Аристотель, Бэкон и Милль представляют собою главные моменты развития
учения об И.; только ради детальной разработки некоторых вопросов
приходится обращать внимание на Клода Бернара ("Введение в
экспериментальную медицину"), на Эстерлена ("Medicinische Logik"),
Гершеля, Либиха, Вэвеля. Апельта и др.

Индуктивный метод. Различают двоякую И.: полную (inductio completa) и
неполную (ипductHo incompleta или per enumerationern simplicern). В
первой мы заключаем от полного перечисления видов известного рода ко
всему роду; очевидно, что при подобном способе умозаключения мы получаем
вполне достоверное заключение, которое, в тоже время, в известном
отношении расширяет наше познание; этот способ умозаключения не может
вызвать никаких сомнений. Отожествив предмет логической группы с
предметами частных суждений, мы получим право перенести определение на
всю группу. Напротив, неполная, И., идущая от частного к общему (способ
умозаключения, запрещенный формальной логикой), должна вызвать вопрос о
праве. Неполная И. по построению напоминает третью фигуру силлогизма,
отличаясь от ее, однако, тем, что И. стремится к общим заключениям, в то
время как третья фигура дозволяет лишь частные. Умозаключение по
неполной И. (per enumerationem simplicern, ubi non reperitur instantia
contradictoria) основывается, повидимому, на привычке и дает право лишь
на вероятное заключение во всей той части утверждения, которая идет
далее числа случаев уже исследованных. Милль, в разъяснении логического
права на заключение по неполной И., указал на идею однообразного порядка
в природе, в силу которой наша вера в индуктивное заключение должна
возрастать, но идея однообразного порядка вещей сама является
результатом неполной индукции и следовательно основой И. служить не
может. В действительности основание неполной И. тоже, что и полной, а
также третьей фигуры силлогизма, т. е. тожество частных суждений о
предмете со всей группой предметов. "В неполной И. мы заключаем на
основании реального тожества не просто некоторых предметов с некоторыми
членами группы, но таких предметов, появление которых перед нашим
сознанием зависит от логических особенностей группы, и которые являются
перед нами с полномочиями представителей группы". Задача логики состоит
в том, чтобы указать границы, за пределами которых индуктивный вывод
перестает быть правомерным, а также вспомогательные приемы, которыми
пользуется исследователь при образования эмпирических обобщений и
законов. Несомненно, что опыт (в смысле эксперимента) и наблюдение
служат могущественными орудиями при исследовании фактов, доставляя
материал, благодаря которому исследователь может сделать гипотетическое
предположение, долженствующее объяснить факты. Таким же орудием служит и
всякое сравнение и аналогия, указывающие на общие черты в явлениях,
общность же явлений заставляет предположить, что мы имеем дедо и с
общими причинами; таким образом сосуществованиe явлений, на которое
указывает аналогия, само по себе еще не заключает в себе объяснения
явления, но доставляет указание, где следует искать объяснения. Главное
отношение явлений, которое имеет в виду И. - отношение причинной связи,
которая, подобно самому индуктивному выводу, покоится на тожестве, ибо
сумма условий, называемая причиной, если она дана в полноте, и есть
ничто иное, как вызванное причиной следствие, Правомерность индуктивного
заключения не подлежит сомнению; однако логика должна строго установить
условия, при которых индуктивное заключение может считаться правильным;
отсутствие отрицательных инстанций еще не доказывает правильности
заключения. Необходимо, чтобы индуктивное заключение основывалось на
возможно большем количестве случаев, чтобы эти случаи были по
возможности разнообразны, чтобы они служили типическими представителями
всей группы явлений, которых касается заключение и т. д. При всем том
индуктивные заключения легко ведут к ошибкам, из которых самые обычные
проистекают от множественности причин и от смешения временного порядка с
причинным. В индуктивном исследовании мы всегда имеем дело со
следствиями к которым должно подыскать причины; находка их называется
объяснением явления, но известное следствие может быть вызвано целым
рядом различных причин; талантливость индуктивного исследователя в том и
заключается, что он постепенно из множества логических возможностей
выбирает лишь ту, которая реально возможна. Для человеческого
ограниченного познания, конечно, различные причины могут произвести одно
и тоже явление; но полное адекватное познание в этом явлении умеет
усмотреть признаки, указывающие на происхождение его лишь от одной
возможной причины. Временное чередование явлений служит всегда указанием
на возможную причинную связь, но не всякое чередование явлений, хотя бы
и правильно повторяющееся, непременно должно быть понято как причинная
связь. Весьма часто мы заключаем post hoc - ergo propter hoc, таким
путем возникли все суеверия, но здесь же и правильное указание для
индуктивного вывода. Ср. Милль, "Логика"; Каринский, "Классификация
выводов"; Apelt, "Theorie der Induction"; Lachelier, "Theorie de
l'induction". Э.Радлов.
Индульгенция ближайшим образом означает разрешение от наложенной
церковью эпитимии. Первоначально церковные наказания состояли в
публичном, по большей части годичном покаянии, посредством которого
согрешивший и исключенный из общины должен был доказать искренность и
твердость раскаяния. Уже на Никейском соборе (325) епископы получили
право сокращать время, назначенное для покаяния, тем отлученным, которых
чистосердечное раскаяние было доказано. Доказательством раскаяния могли
служить добрые дела, пост, молитва, милостыня, путешествия к св. местам
и т. д., совершенные добровольно или возложенные раньше за маловажные
проступки, открытые в тайной исповеди священнику. Этим "добрым делам"
приписывалось очень большое значение, в ущерб учению о божией благодати.
Оставалось сделать один шаг, чтобы признать "добрые деда"
удовлетворением за совершенный грех; это и случилось в западной церкви,
под влиянием германских правовых понятий. По языческо-германским
понятиям можно было причиненное комулибо зло, даже убийство, искупить
возмездием (Busse), т.е. добровольным деянием, которое было бы
эквивалентно достоинству потерпевшего или важности преступления.
Пострадавшая сторона получала, таким образом, удовлетворение и
отказывалась от принадлежащего ей права мести. Этот гражданский правовой
обычай, перенесенный на религиозные отношения, вызвал представление об
удовлетворении Бога, как пострадавшей стороны. Древнегерманские
законодательства, оставаясь верными своему гражданско-правовому
характеру, дозволяли не только перенесение наказания на другое лицо, но
даже замену его денежною вирою (Wergeld), по определенному тарифу.
Церковь, сама страдавшая внешним формализмом и неспособная изменять
грубое народное воззрение, нашла в нем опору для того, чтобы добиться по
крайней мере внешнего признания своей дисциплинарной власти. Варварская
жестокость обычных в Англии и других странах церковных наказаний
наглядно показывали необходимость их смягчения посредством какой-нибудь
замены. В конце VII в. из Англии пошли в обращение так называемые
исповедные книги, которые рекомендовались священникам, как руководство
при исповеди. Они заключали в себе таблицу облегчений или замен
церковных наказаний; напр., поста - пением псалмов или милостынею, а
также денежным пожертвованием в пользу церкви и клириков. Появилась и
замена лиц при покаянии; богатый мог семилетний срок покаяния окончить в
три дня, наняв соответствующее число людей, которые бы за него
постились. Против такого нововведения поднялся крик негодования во всей
западной церкви: взгляд, что прощение грехов можно купить за деньги,
казался еще в IX в. настолько богохульным, что многие провинциальные
соборы предписывали сжечь исповедные книги. Но усиливающийся церковный
формализм и позже все возраставшее корыстолюбие духовенства обратили
злоупотребление в господствующий обычай. Пожертвования церквам и
монастырям, ради искупления грехов, стали обычным явлением. Епископские
и папские грамоты щедро наделяли привилегиями церкви, который всякого
жертвовавшего на их учреждение или поддержку освобождали от третьей или
четвертой части наказания, иногда даже давали полное очищение от всех
грехов.
В XI в., при папе Александре II, впервые появляется название
indulgentia. Чтобы поощрить участие в крестовых походах, на Клермонском
соборе (1095 - 1096) было объявлено крестоносцам и лицам, поддерживавшим
крестовый поход денежною помощью, полное или частичное прощение
канонического и даже божьего наказания, как для них лично, так и для их
близких родственников, живых и умерших. Такой способ поощрения пережил
крестовые походы. Явилась привычка легкого отношения к прощению грехов:
его стали давать, напр., за посещение известной церкви в известные дни,
за слушание проповеди; дошло даже до того, что за известное
благочестивое дело можно было получить прощение будущих грехов и
помилование для грешников, страдающих в чистилище. Частью вопиющие
злоупотребления в распоряжении индульгенциями, частью иерархические
интересы побудили папу Иннокентия III (1215) ограничить епископов в
праве отпущения грехов, и полное прощение (indulgentiae plenariae)
перешло, мало по малу, в руки одного папы. Но за то тем беззастенчивее
практиковал сам Рим такой способ отпущения грехов, так что мало по малу
он обратился в налог на христиан; так, напр., на Нюрнбергском сейме
(1466) было предложено отпущение грехов, чтобы добыть денег для войны с
турками. Схоластическая философия поспешила теоретически обосновать
право церкви на И. Утверждали, что огромные заслуги Христа, Богородицы и
святых перед Богом образовали неисчерпаемую сокровищницу добрых дел
(opera superrogationis), которая предоставлена в распоряжение церкви,
для раздачи из ее благодати достойным. Климент VI, в половине XIV стол.,
утвердил это учение, причем признал апостола Петра и его наместников,
римских епископов, хранителями накопленного сокровища. Таким путем
злоупотребление получило еще более широкое распространение. Бесстыдство,
с которым Лев Х в 1514 и 1516 гг., под предлогом ведения войны с
турками, на самом же деле для постройки храма св. Петра в Риме в для
покрытия издержек своего двора, отдал на откуп И. и наложил контрибуцию
почти на всю Европу, было одним из главных поводов к германской и
швейцарской реформации. В споре Лютера против торговли И.,
производившейся преимущественно доминиканцами, схоластическая теория
подверглась всестороннему обсуждению. Знаменитые тезисы, прибитые
Лютером 31 октября 1517 г. к дверям дворцовой церкви в Виттенберге, были
направлены не против И., а против злоупотребления ими, т.е. против того,
что Лютер считал тогда только злоупотреблением. Папские И. утверждал он,
не могут простить грехи или избавить от божьей кары, но могут только
освободить от церковного наказания, наложенного по каноническому праву,
и то только относительно живых, так как И. не в состоянии освободить от
чистилища. Еще далее пошел Лютер в изданной вскоре "Речи об отпущении и
благодати", где отвергал схоластическое учение о сатисфакции, как
третьей части таинства покаяния, или о необходимости искупления грехов
"добрыми делами", чем подыскал теоретическое основание И. Доминиканцы
Конрад Вимпина и Сильвестр Приериас постарались, напротив, дать
теоретическое оправдание практическому пользованию И. По существу, их
учение то же самое, которое было выработано Александром Галесом (+1245)
и Фомою Аквинским (+ 1274). Учение это, отвергнутое реформацией, было
утверждено буллою папы Льва Х (9 ноября 1518 г.) и сохранено без
изменений Тридентским собором. По его постановлениям, таинство покаяния
должно состоять из трех частей: раскаяния, исповеди и удовлетворения
(contritio cordis, confessio oris, satisfactio operis). Ha исповеди
разрешением священника прощается грех и дается избавление от вечных мук
ада, но для освобождения от временного наказания согрешивший должен дать
удовлетворение, которое определяется церковью. Под именем временных
наказаний разумеется не только церковное покаяние, наложенное по
каноническому праву, но также и божья кара, частью на земле, частью в
чистилище, для тех душ, которые, будучи спасены от ада, подлежат, после
смерти, очищению. Власть церкви прощать церковные и божьи наказания
основана на неисчислимых заслугах Христа и святых и собравшейся таким
путем сокровищнице добрых дел, которой располагает церковь. Из этой
сокровищницы, через посредство И. церковь может раздавать блага тем, кто
в них нуждается. Но прощение простирается каждый раз на столько, на
сколько его отпускает И.; согрешивший получает его не безвозмездно,
потому что это было бы противно божьей справедливости; от него требуется
или какой-нибудь благочестивый подвиг, который церковь могла бы считать
эквивалентным прощению, хотя бы он сам по себе был очень ничтожен. Так
как характер и размер подвига не принимается в расчет, то на ряду с
участием в братствах, путешествиями к святым местам, посещением церквей,
поклонением мощам и т.п. могут стоять денежные пожертвования на
благочестивые дела. Внесение небольшой суммы доказывает, по меньшей
мере, что согрешивший с верою идет на встречу благодатному действию
церкви. Если при этом отпущение дается под условием участия в
благочестивом предприятии, то жертвователь, по размеру своего дара,
участвует в заслуге доброго деяния и в награде за него, заслуга же эта,
при помощи И., может устранить на земле возложенное наказание. Церковь
имеет также власть освобождать от наказания в чистилище, если живущие на
земле получают И. для умершего. На том же основании, по которому
заупокойные обедни считаются действительными для уменьшения мучения
христиан в чистилище, должны иметь силу и И.; хотя умерший не может сам
простирать "просящую руку", ее заменяют заслуги святых, находящиеся в
распоряжении церкви, и добрые дела оставшихся на земле. И., которые
церковь дает живым в силу принадлежащей ей власти (per modum
absolutionis), находящимся в чистилище могут быть даны только как
могучее ходатайство (per modum suffragii), что не составляет разницы в
результате, так как церковь никогда не просит понапрасну. В новейшее
время возник спор о том, действительны ли папские И. только для
церковных наказаний или их влияние простирается и на чистилище;
последнее воззрение, которое поддерживается традицией и естественно
вытекает из общего смысла учения об И., одержало верх и было
подтверждено папою Пием VI. Вопрос об И. рассматривается с строго
католической точки зрения в сочинении Grone: "Der Ablass" (Регенсб.,
1863).
И. восточных патриархов, известные под именем разрешительных грамот,
были распространены в Малороссии и на Руси XVII в. Они продавались за
деньги и, по словам Крижанича, "разрешали от всех грехов, не поминая ни
слова об исповеди или покаянии". Вост. патриархи привозили их с собою, а
иногда печатали в Москве. Так, в 1655 г. патриарху Гавриилу отпечатано
было 1000 грамот, в 1668 г. патриарху Макарию - 2000. Ср. Н.Лихачев, "О
разрешительных грамотах вост. патриархов" (М., 1893).
Индустриальное, Индустриальная система - экономическое учение, начало
которому положено было Ад. Смитом. По-русски иногда называется
промышленной системой. Но так как ни иностранное слово индустрия
(industrie), ни соответствующее ему русское - промышленность - не имеют
сами по себе строго определенного содержания, то очевидно, и под И.
можно разуметь разные экономические школы, учения или программы
экономической политики. Промышленность, в широком смысле, обнимает собою

<<

стр. 83
(всего 253)

СОДЕРЖАНИЕ

>>