<<

стр. 88
(всего 253)

СОДЕРЖАНИЕ

>>

вероятно с мнением более безопасным. 4) Пробабилизм: менее безопасному
мнению можно следовать даже и тогда, когда оно менее вероятно.
Значительную роль в казуистической обработке морали играет различение
трудных и легких для исполнения законов, трудных и легких обязанностей,
больших и малых преступлений, смертных и простительных грехов. При
односторонне-формальном логическом направлении мышления, казуисты легко
впадают в искушение заняться возможно ловким сочетанием посылок для
получения из них неожиданно ловкого вывода и, подкрепляемые и
вдохновляемые логикой и приемами римского права, ударяются в бесплодные
тонкости. В XVI и XVII в. К. усердно разрабатывали и протестантские
богословы (Вильгельм Амезиус, Балдуин, Буддей), но они не так вдавались
в подробности, как католики, не делали такого механического различия
между смертными и простительными грехами, как католические казуисты,
пробабилизм допускали только отчасти, а так назыв. внешнее правдоподобие
(probabilitas extrinseca) и вовсе не допускали. Ср. Нirscher, "Ueber das
Verhaltniss des Evangeliums zu der theologischen Scholastik" (1823);
Dollinger und Reusch, "Geschichte der Moralstreitigkeiten in der rom.
kathol Kirche" (Нердл., 1889); Н.Суворов, "К. и пробабилизм" ("Юридич.
Вестн." 1889 №11).
А.Я.
Каин (с евр. "приобретение") - имя старшего сына Адама и Евы. Как
первый плод чадорождения в греховном состоянии, Каин был угрюм и злобен
и из зависти убил своего кроткого брата Авеля. За это убийство он
проклят был Богом и, удалившись от общества других людей, поселился с
своей женой в земле Нод, к В от Месопотамии (по предположению некоторых
- в Китае). Там у него родился сын, которого он назвал Енохом. К. весь
отдался тяжелому труду для обеспечения своего существования и был
основателем первого города, названного им в честь сына - Енохом. Под
"городом" конечно, нельзя разуметь здесь в собственном смысле города, а
просто ограду, возведенную для защиты находившегося среди ее жилища
(Быт. IV гл.). Характер К. перешел и к его потомкам, каинитам, которые в
течение всей допотопной эпохи представляли особую ветвь человечества,
прославившуюся культурой, но вместе с тем и нечестием, которое и
навлекло на людей страшную кару в виде всемирного потопа.
А.Д.
Каир (по-арабски Маср-ель-Каиро - победоносный Египет) - гл. г.
Египта, на прав. берегу Нила, 12 км. выше разделения его на рукава
Розетту и Дамиетту. В древности в 26 км. выше, на левом берегу, стоял
Мемфис (почти исчезнувший); на правом берегу римляне основали крепость
Вавилон, в VII в. переименованный в Фостат (ныне старый К.) и ставший
столицей Египта; в Х в. Фатымиды основали К.; Саладин укрепил его и
провел воду. С 1869 г. К. быстро утрачивает вост. характер,
сохраняющийся только в арабском квартале. 374838 жит.; 21000
чужестранцев, остальные турки, копты, феллахи. Резиденция хедива;
международный суд; высшее, самое значительное магометанское учебное
заведение, арабские школы, европейские учебные заведения, биржа, театры,
разные общества. Измаилия - совсем европейская часть города, с огромным
садом Есбекиже. 523 мечети; из них замечатедьны: Ашмед-ибос-Тулун, VIII
в., по плану Каабы; Гаким XI в., Газинин XIV в., самая красивая; Асар Х
в., с 400 колоннами, при ней духовная школа, с 216 учащих и 12000
учащихся. При мечетях значительные библиотеки. Из новых мечетей
замечательна крепостная. Гробы мамелюков, почти в пустыне; очень
красивая группа маленьких развалившихся мечетей; гробница халифа
Ес-Сале-Еюб; базары, ворота Баб-ен-Наср, через которые проходят караваны
богомольцев в Мекку, садовые дворцы вице-короля около старого К.,
окаменелый лес в Мокатамских горах. На Ю - купанья Гелуан. Для
этнографов и для изучающих вост. зодчество, К. - несомненно самый
интересный город Востока. В 2 км., на Ниле - гавань Булак.
Каисса - мифическая покровительница шахматной игры.
Какаду (Cacatuidae s. Plissolophinae) - семейство попугаев. Голова с
хохлом из удлиненных перьев, который может подниматься; крепкий сжатый с
боков клюв с выемкой позади кончика верхней челюсти, обыкновенно почти
такой же в длину, как в вышину; длинные, острые крылья достигают по
крайней мере до половины короткого, широкого, обыкновенно прямого, редко
закругленного хвоста. Водятся в Австралии, Вандименовой земле, Новой
Гвинее и о-вах Индийского архипелага. Настоящий К. (Plissolophus s.
Cacatua) отличается сильным клювом с большой выемкой позади конца,
спинка которого закруглена и снабжена желобком, прямым хвостом, равным
приблизительно 1/2 крыла и преобладанием белого цвета в оперении. 16
видов на о-вах юго-вост. Азии, о-вах к С от Австралии и на материке
Австралии; встречаются большими стаями, которые могут приносить
значительный вред полям. Некоторые выучиваются произносить слова (притом
до известной степени кстати); слово К., которое многие из них
произносяит в неволе - заученное малайское. Моллукский К. (PL
molluccensis Gm.) длиною 55 см, хвост 20 см, клюв и ноги черные, перья
белые с бледно-розовым налетом, самые длинные перья хохла красные.
Моллукские о-ва. К.-Инка (Pl. leadbeateri Vig. дл. 37 см, хвост 15, клюв
светлый, перья хохла заострены и загнуты на концах кверху, цвет белый,
нижняя сторона тела и бока годовы желтовато-розовые; южн. и зап.
Австралия. Желтоголовый К. (PL cristatus s. gаlеritus) дл. 37, хвост
11,5 см; клюв и ноги черные, перья хохла заострены и загнуты вверх,
хохол и пятна по бокам годовы серо-желтого, остальное оперение белого
цвета. З. часть Австро-Малазийской подобласти. Вороновые К.
(Calyptorhynchns) - клюв больше в вышину, чем в длину, закругленный
хвост длиннее 1/2 крыла, преобладающий цвет черный. 7 видов в
Австралийской подобласти. Банксов К. (С. banksii) дл. 70 см, хвост 30
см; цвет черный с зеленоватым отливом и желтыми пятнышками, на хвосте у
самца красная полоса, у самки нижняя сторона и хвост с желтыми
полосками; Австралия. Арара-К. или черные К. (Microglossus), с
единственным видом М. aterrimus Wagl.; отличается очень большим клювом и
голыми щеками; цвет шиферно-черный с черным клювом и ногами, голые щеки
мясного цвета, длина 60 - 80 см, хвоста 20 - 27.
Н.Кн.
Кактусы (Cactaceae. Из них только один род Peireskia снабжен стеблем,
черешковыми листьями, с цветками, собранными в метельчатые соцветия, и
походит на обыкновенное двудольное растение, у других же родов внешний
облик весьма своеобразен. Корни К. не представляют особенностей, только
у некоторых (Opuntia filipendula и Ор. macrorhiza) они вздуваются в
клубни. У видов Cereus, Rhipsalis, Phyllocactus развиваются еще желтые
или белые, иногда ветвистые воздушные корни. Стебли кактусов обычно
мясистые, сочные, либо вытянутые в длину цилиндрические, членистые,
более или менее дихотомически разветвленные (у видов Rhipsalis и у
Phyllocactus, живущих эпифитами на деревьях), либо призматические,
бороздчатые и крылатые, колонновидные, с редкими канделяброобразно
растопыренными ветвями (у р. Cereus), либо сплюснутые, вообще -
разнообразные. Листья у К. вообще мало развитые, только у р. Peireskia
они пластинчатые (до 10 см ширины и до 27 см длины); у р. Opuntia листья
в виде небольших цилиндрических палочек, рано опадающих; у р. Cereus
листья тоже рано опадают и имеют вид небольших чешуек, у других же родов
(у Echinocactus, Mammillaria и др.) листья заметны только в самую раннюю
пору развития, впоследствии же их вовсе не бывает. В противоположность
листьям, у всех кактусов развиты иглы, у некоторых они сплошь покрывают
всю поверхность стебля (у Echinocactus). История развития игл
показывает, что они суть видоизмененные листья; у Peireskia после
срезания верхушки ветвей, вместо игл развиваются даже обыкновенные
пластинчатые листья. Поэтому в тех местах стебля кактуса, где должны бы
находиться листья, возникают бугорки или сосочки с пучками игл; у одних
родов (у Mammillaria) бугорки или сосочки так и остаются обособленными,
у других же родов они срастаются в ребра, или в крылья (у Cereus,
Echinocactus, Melocactus). Кроме игл у К. вырастают еще волоски, иногда
очень длинные, напр. у Pilocereus, сплошь покрывающие стебель густым
седым войлоком, а у р. Opuntia развиваются еще мелкие, острые, зубчатые,
ломкие щетинки, так наз. glochidae; щетинки и волоски кактусов
эпидермического происхождения. Иглы у одних К. мелкие, у других крупные,
жесткие (до 0,3 м длины), у одних они прямые, у других изогнутые; иглы
бывают желтые, белые, черноватые, бурые и красные. К. цветут в разное
время: весною, детом, осенью, зимою. Только у Peireskia цветки собраны в
метельчатые соцветия, у большинства же цветки одиночные, появляющиеся
или из середины бугорка, или из его пазухи, или из ребра. У некоторых
видов завязь бывает глубоко погружена в стебель; в этих случаях стебель
разрастается более или менее высоко вокруг завязи и производит
пластинчатые листья, не появляющиеся в другом месте этого стебля. У
некоторых видов цветки появляются на особых образованиях, представляющих
сильно разросшиеся бугорки или сосочки, на так назыв. cephalia. Цветки
различной величины, иногда довольно крупные до 15 - 25 см (у Cereus
grandiflorus, так наз. царицы ночи). Цветут кактусы ночью, утром или
вечером. Время цветения длится у одних видов несколько минут, у других
несколько часов и даже несколько суток. Окраска цветков разнообразна,
иногда очень яркая и красивая; лучше цветки развиваются у Cereus
(grandiflorus, speciosissimus, setaceus). У некоторых видов цветки
пахнут ванилью. Цветок обоеполый, с двойным многолистным (редко 8 - 10
листным) околоцветником, нерезко разграниченным на чашечку и венчик, так
как переход от зеленых чашелистиков к окрашенным лепесткам
нечувствительный. Околоцветник большею частью правильный. Листки
околоцветника, располагающиеся правильною спиралью, у большинства
кактусов снизу срастаются в более или менее короткую трубку (у Cereus,
Epiphyllum, Mammillaria и у друг.), Тычинок много; они прикрепляются или
к стенке трубки околоцветника или к завязи, иногда внизу взаимно
срастаются в трубочку; пыльники прикреплены к нити, у своего конца или
посредине они обращены внутрь цветка и лопаются продольною трещиною. У
видов Echinocactus, Mammillaria тычинки раздражимы: при прикосновении к
их основанию, они моментально прикладываются к столбику и выпускают свою
пыльцу. Пыльца мелкая, шарообразная, гладкая или мелко-бородавчатая,
желтого цвета. Опыление происходит, вероятно, при посредстве насекомых;
самоопыления же не бывает, так как у большинства К. тычинки развиваются
раньше нежели пестик; а именно: в то время, когда тычинки высыпают
пыльцу, лопасти рыльца еще не развиты. Пестик один, состоящий из
нескольких сросшихся плодолистиков, число которых можно определить по
числу лопастей рыльца; столбик более или менее длинный, простой и полый.
Завязь нижняя, одногнездая, с несколькими стенными семяносцами, только в
очень редких случаях вдающихся в полость завязи до взаимного
соприкосновения (тогда завязь кажется многогнездою); семяпочки
многочисленные. Плод обыкновенно мясистая ягода, только у Echinocactus
плод сухой; ее "мясо" состоит или из околоплодника (у Peireskia, Opuntia
и др.), или из разросшихся семяножек (у Cereus, Mammillaria и у др.).
Ягоды у многих видов сладкие, вкусные и съедобные. Семена плоские,
округлые, изогнутые, гладкие или мелкобугорчатые, с черною блестящею
кожурою, только у Opuntia и у Nopalea кожура бледная или бурая. Белок у
одних видов развит, у других его почти нет. Зародыш у одних видов (у
Opuntia) имеет развитые семядоли, у других (у Mammillaria) они едва
заметны. Раздутая мясистая форма стебля появляется, при прорастании
семени, весьма рано, у некоторых видов вздувается уже подсемянодольное
колено. Живут кактусы очень долго и некоторые из них достигают
колоссальных размеров; напр., стволы Cereus giganteus бывают до 20 - 60
фт. высоты, и до 1 - 2 фт. в поперечнике; В 1846 г. в Кью был доставлен
экземпляр Echinocactus, имевший до 9 фт. высоты и до 91/2 фт. в
поперечнике. Эта громада весила около 2000 фн., и содержала около 800
литров воды. До последнего времени полагали, что кактусы составляют
исключительную принадлежность Америки, но недавно был найден один вид
кактуса (Rhipsalis Cassyta) в лесах вост. Африки, на островах св.
Маврикия, Мадагаскаре, Цейлоне. Rhipsalis Cassyta - эпифитное растение,
ни своею внешностью, ни своими невзрачными цветками не представляющее
ничего привлекательного, так что нет никаких оснований полагать, чтобы
этот вид был занесен из Америки и впоследствии одичал. Это последнее
несомненно относительно другого кактуса (Opuntia), встречающегося теперь
в одичавшем состоянии в Старом Свете (в Европе, Африке и Азии). Opuntia
missurensis доходит до 59° сев. шир., Opuntia vulgaris встречается под
Нью-Йopком; отсюда область распространения кактусов простирается через
сев., среднюю в южн. Америку, до 49 южн. шир.; Гумбольт и Дарвин
находили кактусы на Ю Патагонии. На этом громадном пространстве в одних
местностях их мало, в других они составляют преобладающий элемент
местной флоры, как в некоторых областях Мексики, некоторых из
Вест-индских о-вов, сухих пустынях Бразилии. Встречаясь во множестве,
кактусы придают весьма своеобразный, но в то же время тоскливый вид
ландшафту. Одни из них (Peireskia), напр., растут по опушкам лесов;
другие (Phyllocactus, Rhipsalis) поселяются эпифитами на ветвях
деревьев; громадное же большинство кактусов живет на сухой, песчаной или
каменистой почве в таких местностях, где в продолжение долгого времени
года не выпадает ни капли дождя, где не бывает ни малейшей росы; почва
становится в это время совершенно сухою и накаляется до 40 - 50(R;
растительная и всякая животная жизнь на это время замирают, и одни
только кактусы, с своими зелеными мясистыми стеблями, свидетельствуют о
том, что жизнь здесь еще не окончательно угасла. Способностью переносить
полнейшую засуху и обходиться более или менее долгое время без притока
воды извне, кактусы обязаны своей своеобразной форме и строению своих
вегетативных органов. Действительно, мясистые раздутые стебли кактусов
состоят главным образом из тонкостенной паренхиматической ткани (коры),
клеточки которой содержат особый сок, с жадностью поглощающий воду и
долго удерживающий ее. В дождливое время года кактусы своими корнями
жадно поглощают воду и скопляют ее в паренхиматической ткани. Испарение
у кактусов весьма слабое, так как листовая поверхность у них вполне не
развита; кроме того, стеблевая поверхность покрыта плотною кожурою, а
иглы и волоски, покрывая стебель иногда сплошь, образуют броню,
предохраняющую стебель от сильного нагревания, и способствующую
образованию вокруг стебля особой атмосферы, где циркуляция воздуха
затрудняется, а через это испарение еще более ослабевает. Во время
засухи, когда высыхают ручьи и колодцы, кактусы являются даже
единственными источниками воды, откуда и животные, и люди утоляют жажду.
Лошади, прежде чем съесть К., обивают копытами все его иглы. Из
вышесказанного понятно, какое значение имеет для кактуса раздутая
мясистая форма его стеблей, отсутствие листьев, обилие острых, плотных
игл. Листьев у К. нет, и усвоение углерода сосредоточивается у них в
стеблевой коре (стебли почти у всех кактусов зеленые). Ради увеличения
этой усвояющей поверхности и появляются всевозможные выросты, ребра,
сосочки и пр.; ради того же увеличения поверхности стебли у других
кактусов сплюснутые, пластинчатые (у Opuntia, Phyllocactus). Кактусы
приносят человеку весьма разнообразную пользу. Многие виды доставляют
съедобные и некоторые - даже довольно вкусные плоды. Под тропиками ягоды
Cereus triangularis, имеющие величину кулака, предпочитаются даже всяким
другим фруктам, поэтому это растение часто возделывается. Также славятся
своими весьма сладкими ягодами Cereus giganteus и Cereus Thurberi,
растущие в Мексике, Техасе и Аризоне. В некоторых местностях Мексики
обильно разводят Cereus pruinosus. Почти каждая хижина в этих местах
окружена зарослями этого кактуса, называемого также Cereus edulis. В
южной Европе (в Италии, Испании, Португалии) и в особенности в Сицилии
плоды Opuntia Ficus Indica - индийской смоковницы - составляют главную
пищу бедных классов народа. Сок этих плодов (индийской фиги) имеет
свойство окрашивать мочу в красный цвет, не причиняя, однако, никакого
вреда для здоровья; только неумеренное употребление этих плодов вызывает
холеровидные заболевания. В Мексике сладко-кислые и ароматичные стебли
некоторых видов Echinocactus употребляются как компот. Мясистые, богатые
водою ветви Opuntia даются в Техасе и Мексике скоту для утоления жажды,
для этой же цели служат стебли Echinocactus, в особенности в сухое время
года. Некоторые виды Opuntia и Cereus идут на живые изгороди; в Мексике,
напр., старые пяти-шести гранные стебли Cereus, покрытые острыми иглами
и достигающие 2 - 3 м. высоты, представляют непроницаемые изгороди. В
Перу и Чили древовидные стебли Cereus и Opuntia доставляют строительный
материал и дрова; кроме того смолистые стебли употребляются при ночных
поездках как факелы (отсюда название этих кактусов: "факельный
чертополох"). Слизистый сок Cereus употребляется бразильскими индийцами
как лечебное против лихорадки средство, а мякоть многих других видов как
- размягчающее средство при нарывах. На о-ве Сан-Доминго из шарообразных
стеблей некоторых кактусов, после вымачивания и удаления мягких тканей,
делаются шляпы. Длинные иглы (до 0,3 м.) видов Cereus употребляются в
Перу как вышивальные и вязальные иглы. Культивируются или ради
причудливой формы, или ради роскошных цветков (Cereus grandiflorus -
царица ночи, Phyllocactus и др.). Культура кактусов не трудна: они
требуют сухой, легкой почвы, богатой известью и умеренной поливки;
кактусы легко размножаются отводками и черенками. Наконец, в недавнее
еще время, до удешевления анилиновых красок, разводились во множестве
некоторые виды Opuntia (vulgaris, coccinilifera и др.) ради насекомого
(Coccus cacti), высушенные самки которого представляют кошениль, идущую
для приготовления красок, между прочим кармина. Громадные плантации
Opuntia встречаются в Мексике; там культура этого растения велась
издавна; во времена Кортеса она даже была более распространена, чем
теперь. Opuntia, разводимая ради кошенили, называется обыкновенно Nopal
(от мексиканского названия опунции - nopalnochotzli), в отличие от
других видов, называемых Tuna. Теперь плантации Opuntia наиболее развиты
в штате Оахака. Бескрылых самок Coccus cacti появляется на стеблях
опунции так много, что стебли кажутся покрытыми как бы снегом. Кроме
Мексики опунция, ради кошенили, разводится еще на Канарских о-вах и в
южной Европе (около Малаги и по берегу Гранады), а также на о-ве Яве и в
других местах; теперь, впрочем, после появления дешевых анилиновых
красок (в особенности фуксина) этот промысел стал значительно падать.
Всех видов К. насчитывается около 1000; надо заметить, впрочем, что в
систематическом отношении это семейство не вполне изучено, так как, с
одной стороны, кактусы растут в таких местностях, которые мало доступны
для ученых путешественников, а с другой - кактусы представляют
непреодолимые затруднения для коллектирования: приготовлять их для
гербария решительно невозможно. Семейство делится на три подсемейства а
именно:
1 подсемейство Cereoideae. Мясисто-сочные растения, с чешуйчатыми
листьями, у большинства видов заметными только в самую раннюю пору
развития; семяпочки на длинных прижатых ножках к micropyle; ломких
щетинок (glochidae) нет.
2 подсемейство Opuntioideae. Мясисто-сочные кактусы с пластинчатыми,
плоскими, листовидными, членистыми стеблями. Листья рано опадают, они
появляются на молодых побегах в виде цилиндрических палочек. Развиты
ломкие щетинки (glochidae). Цветки колесовидные. Семяпочки на коротких
ножках, впоследствии сильно разрастающихся.
3 подсемейство Peireskioideae. Растения с обликом обыкновенного
двудольного деревянистого растения, с плоскими листьями, с метельчатыми
соцветиями; щетинок нет. Семяпочки на коротких ножках.

Литература: Pfeiffer, "Enumeratio diagnostica cactearum" (Берл.,
1837); Schleiden, "Beitr. zur Anat. der Cact." (СПб. 1839); Lemaire,
"Iconographie descriptive des cactees" (Пар., 1841); SalmReifferscheid
Dyck, "Ueber die Familie der К." (Берл., 1840); Forster и Rumpler,
"Handbuch der Kakteenkunde" (Лпц., 1886); Ваillon, "Histoire des
plantes" (IX); Schuman, "Cactaceae" (Engleru. Prantl's die nat.
Pflanzenfamilien, III, 6a. p. 156, Лпц., 1894).
С.Ростовцев.
Каланхоэ телесная (Calanchoae carnea), - многолетнее комнатное
растение (до 8 - 10 в. высоты), с душистыми тёмно-розовыми
воскообразными цветками, собранными щитком. Цветет уже в первый год,
начиная с половины декабря до февраля; в зимние месяцы необходимо
держать при температуре 8 - 10° P., в светлом месте и сухом воздухе.
Калахари, Калахара или Карри-карри (т.е. мучительная) - пустыня в
южн. Африке, простирается, от 16(ю. ш., между страной Бечуанов на В и
странами Дамара и Большая Намаква на З до Оранжевой р. на Ю; 1780 км. в
длину, 740 в ширину; как бы продолжение бесплодной страны Бушменов между
Оранжевой рекой и горами Карри. Сев. часть К. представляет более
разнообразный характер (преобладают густые кустарники, сменяющиеся
открытыми равнинами и перерезанные на В сухими низменностями); в ней
живут семейства Бушменов. Южн. часть ненаселённая, песчаная, особенно на
З почти безводная область, прорезанная почти, всегда сухими руслами рек,
местами она покрыта лесом. Самое полезное из растений здесь кенгве или
дикая водяная дыня, освежающий сок которой один только делает
проходимыми некоторые части К.
Калевала - финская поэма, составленная ученым Элиасом Лённротом и
изданная им сначала в более кратком виде в 1835 г., затем с большим
количеством песен в 1849 г. Название К., данное поэме Лённротом, есть
эпическое имя страны, в которой живут и действуют финские народные
герои. Суффикс lа означает место жительства, так что Kalevala есть место
жительства Калева, мифологическ. родоначальника финских богатырей -
Вэйнэмейнена, Ильмаринена, Лемминкэйнена, называемых иногда его сынами.
Материалом для сложения обширной поэмы, из 50 песен, послужили Леннроту
отдельные народные песни (руны), частью эпического, частью лирического,
частью магического характера, записанные со слов финских крестьян самим
Леннротом и предшествовавшими ему собирателями. Всего лучше помнят
старинные руны в русской Карелии, в Архангельской (приход Вуоккиньеми) и
Олонецкой губ. (в Peпoле и Химоле), а также в некоторых местах
финляндской Карелии и на западных берегах Ладожского озера, до Ингрии. В
недавнее время (1883 г.) руны были записаны в значительном количестве на
западе от Петербурга и в Эстляндии (К. Кроном). Древним германским
(готским) словом руна (runо) финны называют в настоящее время песню
вообще; но в древности, в период язычества, особенным значением
пользовались магические руны или руны заговоры (loitsu runo), как
продукт шаманских верований, господствовавших никогда среди финнов, как
и у их родичей - лопарей, вогулов, зырян в других угро-финских народов.
Под влиянием столкновения с более развитыми народами - германцами и
славянами - финны, особенно в период скандинавских викингов (VIII - XI
вв.), пошли в своем духовном развитии дальше других народов шаманистов,
обогатили свои религиозные представления образами стихийных и
нравственных божеств, создали типы идеальных героев и вместе с тем
достигли определенной формы и значительного искусства в своих
поэтических произведениях, которые, однако, не переставали быть
всенародными и не замкнулись, как и у скандинавов, в среде
профессиональных певцов. Отличительная внешняя форма руны - короткий,
восьмисложный стих, не рифмованный, но богатый аллитерацией. Особенность
склада - почти постоянное сопоставление синонимов в двух рядом стоящих
стихах, так что каждый следующий стих является парафразою предыдущего.
Последнее свойство объясняется способом народного пения в Финляндии:
певец, условившись с товарищем о сюжете песни, садится против него,
берет его за руки, и они начинают петь, покачиваясь взад и вперед. При
последнем такте каждой строфы наступает очередь помощника, и он всю
строфу перепевает один, а между тем запевала на досуге обдумывает
следующую. Хорошие певцы знают множество рун, иногда хранят в памяти
несколько тысяч стихов, но поют либо отдельные руны, либо своды из
нескольких рун, связывая их по своему усмотрению, не имея никакого
представления о существовании цельной эпопеи, которую находят в рунах
некоторые ученые. Действительно, в К. нет основного сюжета, который
связывал бы между собой все руны (как, напр., в Илиаде или Одиссее).
Содержание ее чрезвычайно разнообразно. Открывается она сказанием о
сотворении земли, неба, светил и рождении дочерью воздуха главного героя
финнов, Вэйнэмейнена, который устраивает землю и сеет ячмень. Далее
рассказывается о разных приключениях героя, встречающего, между прочим,
прекрасную деву Севера: она соглашается стать его невестой, если он
чудесным образом создаст лодку из осколков ее веретена. Приступив к
работе, герой ранит себя топором, не может унять кровотечения и идет к
старику знахарю, которому рассказывает предание о происхождении железа.
Возвратившись домой, Вэйнэмейнен поднимает заклинаниями ветер и
переносит кузнеца Ильмаринена в страну Севера, Похьолу, где тот,
согласно обещанию, данному Вэйнэмейненом, сковывает для хозяйки Севера
таинственный предмет, дающий богатство и счастье - Сампо (руны I
- XI). Следующие руны (XI - XV) содержат эпизод о похождениях героя
Лемминкайнена, опасного соблазнителя женщин и вместе с тем воинственного
чародея. Далее рассказ возвращается к Вэйнэмейнену; описывается
нисхождение его в преисподнюю, пребывание в утробе великана Випунена,
добытие им от последнего трех слов, необходимых для создания чудесной
лодки, отплытие героя в Похьолу с целью получить руку северной девы;
однако, последняя предпочла ему кузнеца Ильмаринена, за которого выходит
замуж, при чем подробно описывается свадьба и приводятся свадебные
песни, излагающие обязанности жены и мужа (XVI - XXV). Дальнейшие руны
(XXVl - XXXI) заняты снова похождениями Лемминкэйнена в Похьоле. Эпизод
о печальной судьбе богатыря Куллерво, соблазнившего, по неведению,
родную сестру, вследствие чего оба, брат и сестра, кончают жизнь
самоубийством (руны XXXI - XXXVI), принадлежит, по глубине чувства,
достигающего иногда истинного пафоса, к лучшим частям всей поэмы.
Дальнейшие руны содержат пространный рассказ об общем предприятии трех
финских героев - добывании сокровища Сампо из Похьолы, об изготовлении
Вэйнэмейненом кантелы (гуслей), игрой на которой он очаровывает всю
природу и усыпляет население Похьолы, об увозе Сампо героями, о
преследовании их колдуньей хозяйкой Севера, о падении Сампо в море, о
благодеяниях, оказанных Вэйнэмейненом родной стране посредством осколков
Сампо, о борьбе его с разными бедствиями и чудищами, насланными хозяйкой
Похьолы на К., о дивной игре героя на новой кантеле, созданной им, когда
первая упала в море, и о возвращении им солнца и луны, скрытых хозяйкой
Похьолы (XXXVI - XLIX). Последняя руна содержит народно-апокрифическую
легенду о рождении чудесного ребенка девой Марьяттой (рождение
Спасителя). Вэйнэмейнен дает совет его убить, так как ему суждено
превзойти могуществом финского героя, но двухнедельный младенец осыпает
Вэйнэмейнена упреками в несправедливости и пристыженный герой, спев в
последний раз дивную песнь, уезжает на веки в челноке из Финляндии,
уступая место младенцу Марьятты, признанному властителю Карелии. Трудно
указать общую нить, которая связывала бы разнообразные эпизоды К. в одно
художественное целое. Э. Аспелин полагал, что основная идея ее -
воспевание смены лета и зимы на С. Сам Леннрот, отрицая единство и
органическую связь в рунах К., допускал, однако, что песни эпоса
направлены к доказательству и выяснению того, каким образом герои страны
Калева осиливают население Похьолы и покоряют последнюю. Юлий Крон
утверждает, что К. проникнута одной идеей - о создании Сампо и добывании
его в собственность финского народа, - но признает, что единство плана и
идеи не всегда замечаются с одинаковой ясностью. Немецкий ученый
фон-Петтау делит К. на 12 циклов, совершенно друг от друга независимых.
Итальянский ученый Компаретти, в обширном труде о К., приходит к выводу,
что предполагать единство в рунах нет возможности, что комбинация рун,
сделанная Леннротом, является нередко произвольной и все-таки придает
рунам только призрачное единство; наконец, что из тех же материалов
возможно сделать другие комбинации, соответственно какому-нибудь другому
плану. Леннрот не открыл поэму, которая была, в сокрытом состоянии, в
рунах (как полагал Штейнталь) - не открыл потому, что такой поэмы у
народа не существовало. Руны в устной передаче, хотя бы и связывались
певцами по несколько (напр., несколько похождений Вэйнэмейнена или
Лемминкэйнена), так же мало представляют цельную эпопею, как русские
былины или сербские юнацкие песни. Сам Леннрот признавал, что, при
соединении им рун в эпопею, некоторый произвол являлся неизбежным.
Действительно, как показала проверка работы Леннрота вариантами,
записанными им самим и другими собирателями рун, Леннрот выбирал такие
пересказы, которые наиболее подходили к начертанному им плану, сплачивал
руны из частиц других рун, делал добавления, для большей связности
рассказа присочинял отдельные стихи, а последняя руна (50) может быть
даже названа его сочинением, хотя и основанным на народных легендах. Для
своей поэмы он искусно утилизировал все богатство финских песен, вводя,
на ряду с повествовательными рунами, песни обрядовые, заговорные,
семейные, и этим придал К. капитальный интерес, как средству изучения
мировоззрения, понятый, быта и поэтического творчества финского
простонародья. Характерным для финского эпоса является полное отсутствие
исторической основы: похождения богатырей отличаются чисто сказочным
характером; никаких отголосков исторических столкновений финнов с
другими народами не сохранилось в рунах. В К. нет государства, народа,
общества: она знает только семью, и ее богатыри совершают подвиги не во
имя своего народа, но для достижения личных целей, как герои чудесных
сказок. Типы богатырей находятся в связи с древними языческими
воззрениями финнов: они совершают подвиги не столько при помощи
физической силы, столько посредством заговоров, как шаманы. Они могут
принимать разный вид, оборачивать других людей в животных, переноситься
чудесным образом с места на место, вызывать атмосферические явления -
морозы, туманы и проч. Близость богатырей к божествам языческого периода
чувствуется еще весьма живо. Замечательно также высокое значение,
придаваемое финнами словам песни и музыке. Вещий человек, знающий руны
заговоры, может творить чудеса, а звуки, извлекаемые дивным музыкантом
Вэйнэмейненом из кантелы, покоряют ему всю природу. Помимо
этнографического, К. представляет и высокий художественный интерес. К
достоинствам ее относятся: простота и яркость изображений, глубокое и
живое чувство природы, высокие лирические порывы, особенно в изображении
людской скорби (напр., тоски матери по сыне, детей по родителям),
здоровый юмор, проникающий некоторые эпизоды, удачная характеристика
действующих лиц. Если смотреть на К. как на цельную эпопею (взгляд
Крона), то в ней окажется немало недостатков, которые, однако,
свойственны более или менее всем устным народным эпическим
произведениям: противоречия, повторения тех же самых фактов, слишком
значительные размеры некоторых частностей по отношению к целому.
Подробности какого-нибудь готовящегося действия нередко излагаются
чрезвычайно обстоятельно, а само действие рассказывается в нескольких
незначительных стихах. Такого рода несоразмерность зависит от свойства
памяти того или другого певца и встречается нередко, напр., и в наших
былинах.

Литература. Немецкие перев. К. - Шифнера (Гельсингфорс, 1852) и Пауля
(Гельсингфорс, 1884 - 86); французский - Leouzon Le Duc (1867); англ. -
I.M. Crawford (Нью Йорк, 1889); небольшие отрывки в русском переводе
даны Я.К. Гротом ("Современник", 1840); несколько рун в русск. переводе
изданы г. Гельгреном ("Куллерво" - М., 1880; "Айно" - Гельсингфорс,
1880; руны 1 - 3 - (Гельсингфорс, 1885); полный русский перевод, Л.П.
Бельского: "Калевала - финская народная эпопея" (СПб., 1889). Из
многочисленных исследований о К. (не считая финских и шведских) главные:
Jacob Grimm, "Ueber das finnische Epos" ("Kleine Schriften" II);. Мориц
Эман, "Главные черты из древней эпопеи Калевалы" (Гельсингфорс, 1847);
v. Tettau, "Ueber die epischen Dichtungen definnischen Volker, besonders
d. Kalewala" (Epфурт, 1873); Steinthal, "Das Epos" (в "Zeitschrift fur
Volkerpsychologie" V, 1867); Jul. Krohn, "Die Entstehung der
einheitlichen Epen im allgemeinen" (в "Zeitschrift fur
Volkerpsychologie", XVIII, 1888); его же, "Kalewala Studien" (в немецком
переводе со шведского, там же); Eliel Aspelin, "Le Folklore en Finlande"
("Melusine", 1884, № 3); Andrew Lang, "Custom and Myth" (pp. 156 - 179);
Radloff, в предисловии к 5-му тому "Proben der Volkslitteratur der
nordlichen Turk-Stamme" (СПб., 1885, p. XXII). О замечательной финской
книге Ю. Крона, "История финской литературы. Ч. I. Калевала", вышедшей в
Гельсингфорсе (1883 г.), см. статью г. Майнова: "Новая книга о финском
народном эпосе" (в "Ж. М. Н. Пр." 1884, май). Самостоятельную
переработку обширных материалов, собранных Ю. Кроном и другими финскими
учеными для критики "Калевалы", представляет основательный труд
известного итальянского учёного Domenico Comparetti, вышедший и в
немецком переводе: "Der Kalewala oder die traditionelle Poesie der
Finnen" (Галле, 1892).
Вс. Миллер.
Каледония - древнее название сев. части о-ва Великобритания, за
заливом Фортским; отожествляется с нынешней Шотландией. К. лес на сев.
границе римской Британии впервые упоминается в "Естественной истории"
Плиния. Затем слово К. встречается у Тацита, в рассказе о походах
Агриколы. В 54 г. по Р. Хр. вождь племен, К. Галгак, был разбит наголову
Агриколой и потерял 10000 убитыми. При Антонине успешно бился с
каледонцами Лоллий Урбик, построивший так называемый Антонинов вал.
Попытка императора Севера в 208 г. окончательно покорить К. потерпела
полную неудачу, вследствие недоступности гор. Позже Каледония исчезает
из известий писателей; на сцену выступают пикты (с конца III по Р. Хр.)
и скоты, аттакоты и саксы (с 367 г.). Этимология слова К. не ясна; его
сближают с кимрским Celydd - "лесистая ограда", с ирландским caill -
"дрова" и с Gael, английским названием кельтов и кельтского языка.
Калейдоскоп - оптический прибор, состоящий из двух маленьких
продолговатых зеркал, касающихся длинными ребрами и составляющими угол
между собой обыкновенно в 60°. Зеркала помещены в цилиндрическом футляре
с двойным стеклянным дном с одного конца; между двух донышек насыпаются
кусочки цветных стекол или какиелибо иные цветные мелкие предметы. Если
глядеть в К. со стороны, противоположной двойному дну, то представляется
шестисторонняя звездообразная фигура, состоящая из 6 повторений цветных
кусочков, помещающихся в угле между продолжением зеркал. С
поворачиванием K. фигуры переменяются. Их красивость была причиной, что
К. думали пользоваться для составления узоров, однако, он в этом
отношении мало полезен и служит более красивой игрушкой. К. придуман
Брюстером.
Ф. П.
Калибр - внутренний диаметр канала огнестрельного оружия; если оно
нарезное, то К. представляет собой диаметр канала по полям нарезов. К. в
настоящее время выражается в линейных единицах. В период существования
гладкостенной артиллерии К. выражались весом ядер (сферических сплошных
снарядов) каменных, а впоследствии чугунных, соответствующих диаметру
канала. Такое обозначение К. применялось некоторое время и для нарезных
орудий, стрелявших продолговатыми снарядами. Например, 4-х фунтовая
пушка - обозначает, что калибр орудия таков (3,42 дм.), что вес
сферического чугунного ядра того же диаметра равен 4 фн.; действительный
же вес снаряда, которым стреляло орудие, 14 фн.
Калибр - номенклатура ружей, определяемая или по числу круглых
свинцовых пуль, входящих в дуло ружья без всякого зазора (без просвета),
идущих на один фунт, или же по диаметру ствола в миллиметрах, а также
линиях и точках. Для охотничьих ружей принимается, преимущественно,
первая система, не смотря на ее неточность, зависящую от того, что фунты
разных государств не вполне совпадают в весе. По этой системе, К.
стволов обозначается четными номерами от 4 до 32. Наиболее
употребительны для гладкоствольных (дробовых) ружей четыре К. от 10 до
16; диаметр стволов их в миллиметрах выражается в следующих цифрах:
№ калибра Диаметр ствола
По франц. шкале По англ. шкале 10 19,4 20,4 12 18,8 19,2 14 18,2 18,2
16 17,6 17,4

К. дробовых ружей имеет огромное влияние на ружейный бой, так как в
ружьях крупных К. на заряд идет большее количество дроби, а
следовательно - увеличивается поражаемая площадь. Величина же К. в
известной степени обуславливает длину стволов, так как для кучности и
дальности боя означенная длина должна равняться приблизительно 44
диаметрам ствола. При соблюдении этого условия, обыкновенное
двуствольное ружье, заряжающееся с казны, 12-го К. весит ок. 8 фн. Для
стрельбы пулей крупных животных употребляют штуцера (широкоствольные
нарезные ружья) 12 - 16 К., а также штуцера-экспрессы (мелкокалиберные
нарезные ружья) К. (в линиях и точках) 360, 400, 450, 500 и 577. На
охоте за мелким пушным зверем и крупными птицами употребляются винтовки
К. 220 - 380 (в линиях и точках). К. дробовых ружей у дула, для пригонки
соответствующего заряда, измеряется специальным прибором - калибромером,
представляющим конический стержень с делениями, показывающими номер К. и
диаметр канала в миллиметрах.
С. Б.
Калидаса - величайший драматический писатель Индии. Время и
обстоятельства его жизни в точности неизвестны. Существует индийское
стихотворное изречение, помещающее К. при дворе царя Викрамы или
Викрамадитьи, вместе с прочими "девятью перлами" его двора. Более новые
памятники индийской литературы считают этим Викрамой царя Бходжу,
владетеля Малавы, правившего в Дхаре и Удджаини, около 1040 - 1090 г. по
Р. Хр. Существует даже апокрифическое (позднее) произведение индийской
литературы, в котором изображается жизнь Калидасы при названном дворе.
Драмы и другие произведения Калидасы не содержат в себе никаких прямых
указаний на время их сочинения. Упоминание о греческих невольницах
свидетельствует о сравнительно позднем времени, а формы пракрита в речах
некоторых действующих лиц указывают на большое хронологическое
расстояние, отделяющее их от языка надписей царя Ашоки или Пиядаси.
Сомнительно, однако, чтобы К. жил в XI в., так как произведения других
писателей этого века явно свидетельствуют о литературном упадке, тогда
как драмы К. представляют собой кульминационный пункт индийской поэзии.
С другой стороны невозможно помещать К. в I в. до Р. Хр., как это делали
прежде, ибо тогда мы вправе были бы ожидать большой разницы, в культурно
историческом отношении, между его драмами и произведениями другого
индийского драматурга - Бхавабхути, принадлежность которого к VIII в. по
Р. Хр. установлена довольно прочно. Между тем, содержание тех и других
указывает на их сравнительную близость, по времени возникновения.
Голландский санскритист Керн, основываясь на астрологических данных,
имеющихся в сочинениях предполагаемого современника К. - астронома
Варагамигиры, относит последнего к первой половине VI в. по Р. Хр. В
применении к К. это предположение хорошо гармонирует с указанным уже
фактом близости К. и Бхавабхути. Южные буддисты также категорически
относят К. к VI в. К VI в. относит К. и Фергюсон, известный своими
работами в области индийской хронологии; но в последнее время
соображения Фергюсона относительно эры царя Викрамы сильно поколеблены.
Якоби, основываясь на астрологических данных, в поэмах, приписываемых
К., приходит к заключению, что их автор не мог жить раньше 350 г. по Р.
Хр. К. приписывается много произведений иногда совсем различного
характера и достоинства. Это обстоятельство находится, очевидно, в связи
с существованием нескольких писателей этого имени, и теперь
употребительного среди индусов. Из всех этих произведений европейская
научная критика признает несомненно принадлежащими К. только три драмы:
Шакунтала, Викраморваши, Малавика и Агнимитра, и три больших поэмы: две
эпические, Рагхуванша и Кумарасамбхава, и одна лирическая - Мегхадута.
К. драматург выше К. эпика и лирика. Во главе их стоит "Узнанная
Шакунтада" или просто Шакунтала (Сakuntala), образчик натаки или высшей
драмы. Это история взаимной любви царя Душьянты и Шакунталы, дочери
нимфы Менака и мудреца Вишвамитры. Влюбленная Шакунтала, погруженная в
свои мечты, не замечает приближения святого анахорета Дурвасы и тем
навлекает на себя его гнев. Дурваса налагает на нее проклятие: царь
Душьянта забудет ее и только тогда вспомнит, когда увидит на ней кольцо,
подаренное им. Это проклятие, остающееся сокрытым для Шакунталы, и
составляет драматическую завязку пьесы. Царь отталкивает от себя свою
милую, и только после ряда различных перипетий и трогательных сцен, ему
попадается на глаза его кольцо; он вспоминает прошлое и, встретив в небе
Индры Шакунталу, успевшую тем временем родить сына, соединяется с ней
уже на веки. Драма имеется в двух списках, названных по шрифту, которым
они писаны, деванагари и бенгальский. Первый короче второго. На списке
деванагари основаны издания: Бётлингка (с прозаич. нем. переводом, Бонн
1842); Monier Williams'a, c англ. перев. (Hertford, 1853, 2 изд. 1876);
Буркхарда (Бреславль 1872); Дживананда Видьясагара (Кальк., 1880).
Литературные переводы с этого списка: англ. Monier Williains'a (Hertford
1855, роскошное изд.), франц. A. Bergaigne и P. Lehugeur (П. 1884), нем.
Э. Мейера (Гильдбурггаузен 1867), Лобеданца (7 изд. Лпц. 1884), Рюкерта
(1885). Бенгальский список издал Пишель (Киль 2 изд. 1886); с него
сделан англ. перевод Джонса (Л. 1789), нем. Фрице (Хемниц 1877) и др.
Лучшие, по точности, переводы Бетлингкa и Фрице. Русский перевод издан
А. Путятой (М. 1879), датский перев. Martin Hammerich (Копенгаген,
1879). Следующая драма К., Викраморваши, имеет предметом миф о взаимной
любви нимфы Урвашии и царя Пуруравы, встречаемый уже в ведах. Третья
драма К., Малавика и Агнимитра (Malavikagnimitra), имеет сюжетом легкую
любовную интригу между царем Агнимитрой и Малавикой, служанкой его жены,
королевы Дхарини. Ревнивая королева скрывает свою красивую служанку от
глаз супруга, который, однако, успевает открыться ей и получить ее
взаимность, не смотря на всевозможные хитрости и интриги Дхарини и
другой королевы Иравати. В конце пьесы открывается царственное
происхождение Малавики, так что главное препятствие к соединению обоих
любовников устраняется, и все кончается к общему благополучию.
Принадлежность этой пьесы К. долго оспаривалась, но теперь может быть
признана доказанной. Издания: О. Tullberg (Бонн 1840), Shankar Pandit
(Бомб. 1869, 2 изд. 1889), Taranatha Tarkavacaspati (Кальк. 1870),
Bollensen (СПб. 1879). Переводы: англ. С. Н. Tawney (Кальк. 1875), Gopal
Raghunatha Nandargikar (Пуна, 1879); немец. А. Вебера (Б. 1856) и Л.
Фрице (Лпц. 1882); франц. Р.Е. Foucaux (II. 1877). Итальянский перевод
всех трех драм: A. Marozzi, "Teatro di Calidasa" (Милан 1871). Менее
вероятна принадлежность К. описательной поэмы Ртусанхара; совсем мало
вероятно авторство К. для поэмы Налодая (ib. 87), принадлежащей
несомненно к более позднему периоду индийской литературы. То же надо
сказать и о Шрутабодхе, трактат по санскритской метрике (см.
"Sroutabodna, traite de prosodie sanscrite", в "Journ Asiat." IV, 1854,
отд. отт. П. 1855).

Литература. Хронология: Weber, "Ueber das Jyotirvidabharanam"
("Zeitschr. d. D. Morgenl. Ges.", XXII 713 - 726); Jacobi. "Beitrage zur
indischen Chronologie" (ibid. XXX, 1876, 302 - 307). Общие
характеристики: Lassen, "Indische Alterthumskunde" (т. II, 2 изд.,
1160); Klein, "Geschichte des Dramas" (т. IV, 228). Moнографии: о
принадлежности Кумарасамбхавы и Рагхуванша К. см. Pandit (т. I) и A.
Weber, "Zeitschr. d. D. Morgenl. Gesell." (XXVII, 174); его же, "Die
Recensionen des Cakuntala" (Лпц. 1876,); С. Burkhard, "Lectiones codicis
Сakuntali Bikanirensis" (B. 1882); Haag, "Zar Texteskritik und Erklarung
von Kalidasa's Malavikagnimitra" (1872); С. Cappeller, "Observationes ad
Kalidasae Maliavikagnim" (Regim. 1880); Ch. Harris, "Investigation of
some of Kalidasa's views" (Лпц. 1884); Jacobi, "Die Epen Kalidasa's" (Б.
1882); Neve, "Calidasa on la poesie sanscrite dans les raffinements de
sa culture" (II. 1864); G. Huth, "Die Zeit des Kalidasa" (Б. 1890);
Summer, "Les heroines de K. et les heroines de Shakspeare" (II. 1878);
Dr. Bhao Daji, "On the Sanscrit Poet Kalidasa" ("Journ. of the Bombay
Branch of the Royal As. Soc.", окт. 1860). Полный франц. перевод всех
сочинений К.: Fauche, "Kalidasa. Oeuvres completes" (II, 1860). Он же
изд. его "Oeuvres choisies" (П. 1865: Шакунтала, Рагхуванша, Мегхадута).
С. Булич.
Калиевые соли (тех.). - К. соли, потребляемые в больших количествах
для промышленных и сельскохозяйственных целей, суть следующая: хлористый
калий, углекалиевая (поташ), азотнокалиевая (селитра), сернокалиевая,
двухромовокалиевая (хромпик), хлорноватокалиевая (бертолетова соль),
желтое синильное кали, К. квасцы. Прежде главным источником для
получения этих солей служила зола растений, древесных и травянистых;
ныне первостепенное значение в этом отношении имеют залежи естественных
солей, при чем наибольшее количество последних получают из Стассфуртских
соляных залежей. Кроме естественных залежей и золы растении для
получения солей служат также: маточные рассолы, остающиеся при
извлечении поваренной соли из морской воды, так наз. мелассная или
паточная барда и овечий пот. Здесь будет описано только получение
хлористого калия, главного современного исходного материала для
приготовления других солей К. Почти все количество хлористого калия
добывается из верхнего слоя стассфуртских соляных залежей (из так
называемой Abraumsalz), главную составную часть которого представляет
карналлит, KCl·MgCl2·6H2O. Сырой карналлит, доставляемый для переработки
на заводы, обыкновенно содержит чистого карналлита 55 - 60%, поваренной
соли 25 - 30%, кизерита, MgSO4·H2O, 12 - 15%, и до 8% песка и глины.
Содержание КСl в 16% в сыром карналлите считается нормальным, и оценка
сырого материала на заводах производится, исходя из этой нормы. При
переработке сырого карналлита получают следующие продукты: 1) хлористый
калий с содержанием 70 - 80%, КCl и 2) кизерит с содержанием не менее
55% MgSO4. Разделение солей, заключающихся в сыром карналлите, основано
на различной растворимости их в воде, чистой и содержащей хлористый
магний. Карналлит значительно легче растворим как в холодной, так и в
горячей воде, нежели кизерит и поваренная соль. Хотя кизерит быстрее
переходит в легко растворимый MgSО.7H2O при действии горячей воды,
нежели холодной, но это превращение весьма замедляется в присутствии
хлористого магния. Карналлит разлагается при действии нагретой воды на
хлористый калий и хлористый магний, так что из раствора, получаемого при
обработке горячей водой сырого карналлита, при кристаллизации сначала
выделяется хлористый калий, потом хлористый натрий вместе с небольшим
количеством хлористого магния. Если к раствору хлористого калия или
карналлита прибавить значительный избыток хлористого магния, то при
кристаллизации (когда отношение MgCl2:КCl>3:1) выделяется не хлористый
калий, но искусственный карналлит. Переработка сырого карналлита для
получения хлористого калия состоит из следующих операций: 1) растворения
сырого карналлита, 2) кристаллизации полученного раствора, 3) сгущения и
кристаллизации маточного раствора, 4) растворении полученного при
последней операции искусственного карналлита и кристаллизации его
раствора и 5) очищения хлористого калия. - Для растворения сырого
карналлита, вместо чистой воды, употребляют промывные воды от разных
операций производства, содержащие небольшое количество хлористого
магния. - Сырой карналлит, доставляемый на заводы, прежде всего
подвергается измельчению сначала в камнедробильных машинах, а затем в
мельнице с коническим бегуном. Для растворения употребляют
цилиндрические железные котлы, снабженные крышкой и деревянной
обкладкой, вмещающие от 30 до 60 куб. м. раствора, при заряде соли в 3 -
5 тонн. Котлы снабжены также продырявленным дном, расположенным на
некотором расстоянии от глухого дна, для того, чтобы облегчить отделение
раствора от твердого остатка. Нагревание раствора в котле производится
паром, упругостью до 4 атмосфер. Некоторые заводы имеют котлы с
механическими мешалками. Растворение обыкновенно производят в следующем
порядке. Сначала наливают в котел воду в количестве около 3/4 веса
заряда соли, нагревают ее до кипения, потом прибавляют соль,
перемешивают и когда жидкость нагреется до 118 - 119°Ц, прекращают
приток пара, жидкости дают отстояться в котле 1/2 - 1 час; жидкость,
имеющую уд. вес 32 - 33° Б., спускают сначала в резервуары для
окончательного осветления, а затем в кристаллизаторы. Остаток от
растворения составляет 26 - 30 проц. взятого сырого карналлита и
содержит хлористый натрий, кизерит, гипс, стассфуртит, глину и небольшое
количество карналлита, этот остаток еще раз кипятят с водой; получаемый
при этом раствор, для обогащения хлористым калием, повторительно
употребляют для той же цели, затем выкристаллизовывают из него хлористый
калий, а маточный раствор от последнего употребляют для растворения
сырого карналлита. Растворы, получаемые из сырого карналлита, остаются в
кристаллизаторах (железных 4-угольных ящиках) 2 - 3 дня. По окончании
кристаллизации спускают из ящиков маточный раствор; выделившийся
хлористый калий выгребают продырявленным черпаком и складывают, для
отделения от маточного раствора, в коробки с сетчатым дном,
расположенный над кристаллизаторами, причем сначала накладывают в такую
коробку соль со дна кристаллизатора (содержащую 50 - 60% КСl), а затем
соль со стенок кристаллизатора (с 60 - 70% КСl). Для очищения,
полученный хлористый калий промывают водой, реже насыщенным раствором
хлористого калия. Для этого хлористый калий нагружают в деревянные чаны
с ложным дном (диаметр и высота в 2 м.) или в железные ящики (3 м. в
стороне) и наливают столько воды, чтобы уровень ее был на 5 - 10 стм.
выше поверхности соляной массы; соль оставляют в прикосновении с водой 1
- 2 часа и повторяют операцию еще раз, после чего дают окончательно
стечь жидкости. Один раз промытый продукт содержит 80 - 85% КСl, два
раза промытый 85 - 90% КСl. Промывные воды употребляются для растворения
сырого карналлита. Маточные растворы (в 31,5°В), получаемые при
кристаллизации хлористого калия из сырых щелоков, подвергают выпариванию
до 35 - 36°В. в сковородах различной формы с возможно большей
поверхностью нагрева, для чего или прокладывают в них дымогарные трубы,
или придают их дну кривую поверхность, устраивая в последнем случае
несколько дымовых ходов под самой сковородой. Как и во многих других
случаях, сгущение раствора производят при постоянном добавлении. Во
время испарения раствора выделяется осадок, состоящий преимущественно из
поваренной соли (Buhnensalz) с примесью хлористого магния, хлористого
калия и сернокислых солей магния и калия; эта смесь солей употребляется
для удобрения. Сгущенный до указанной концентрации раствор сначала
сливают сифоном в резервуары для отстаивания, а затем в кристаллизаторы.
Кристаллизация оканчивается в три дня, выделяется искусственный
карналлит, а в маточном растворе остается лишь ничтожное количество
хлористого калия. Искусственный карналлит далее перерабатывают на
хлористый калий. Для этого полученный карналлит растворяют в отдельном
котле в так назыв. втором маточном растворе (см. ниже), разбавленном 3
частями воды, затем раствор подвергают кристаллизации, выделяется
хлористый калий, который подвергают такому же очищению, как продукт из
сырого карналлита, так что получают соль с содержанием до 96% КСl.
Маточный раствор от хлористого калия из искусственного карналлита носит
название "второго маточного раствора" (также Raffinat-Mutterlauge) и
служит для вышеуказанного применения. Из получаемого в обеих фазах
производства влажного хлористого калия или отделяют воду лишь настолько,
насколько она может быть удалена просто при стекании, или соляную массу
обрабатывают в центрифуге (остается около 5% воды), или высушивают на
сушильных столах, нагреваемых мятым паром (остается до 2% воды), или,
наконец, прокаливают. Прокаливание хлористого калия производится в
пламенных печах такого же устройства, как печи для кальцинирования соды.
Прокаливание отдельными зарядами в 350 кг. продолжается час, после чего
соль измельчают и просеивают. Вместо печей для кальцинирования применяют
также плиты, нагреваемые паром и на которых перемешивание наложенной
соляной массы производится механическими мешалками. При описанной
переработке сырого карналлита из 16% заключающегося в нем, в среднем,
хлористого калия извлекают 10 - l2%, остальное составляет потерю с
побочными продуктами и в отбросах производства; или для получения 100
кг. хлористого калия в среднем нужно переработать 800 кг. сырого
карналлита. Хлористый калий для продажи упаковывают в джутовые мешки по
90 кг. в каждый; оценка продукта производится, исходя из нормального
содержания в 80% КСl. Хлористый калий применяется главным образом для
получения других К. Солей, преимущественно для приготовления калиевой
селитры и поташа; относительно небольшое количество его потребляется для
сельскохозяйственных целей.
В. Руднев.
Калина (Viburnum L.) - род кустарников из сем. жимолостных,
Caprifoliceae. Листья супротивные простые, цельнокрайные, зубчатые или
лопастные; цветки собраны в мутовчатые соцветия, с правильным
колесовидным венчиком, 5 тычинками и трехгнездой завязью, два гнезда
которой никогда не развиваются, а из третьего происходит плод-костянка
(drupa) с одним сплющенным семенем (косточкой), окруженным
хрящевато-мясистой оболочкой, разной формы. Известно до 80 видов, широко
распространенных в умеренном поясе сев. полушария и в Андах, немного на
Вест-индских островах и на Мадагаскаре. Наша обыкновенная К., V. Opulus
L. - гладкий кустарник с угловато-лопастными зубчатыми листьями на
железчатых черешках. Цветы белые, причем наружные в соцветии по большей
части бесплодные, но венчик их вчетверо или впятеро крупнее срединных,
плодущих; костянка красная, эллиптическая, сплющенная. Плоды ее, после
того как подвергнутся действию мороза, съедобны; цветы и кора
употребляются народной медициной в виде чаев, отваров, настоев.
Древесина тверда и идет иногда на мелкие токарные изделия. Растет во
всей России, на С реже, по опушкам лесов и на открытых местах. Садовые
разновидности: с красноватыми ветками и пестрыми листьями, карликовая,
махровая с розоватыми цветками, и "снежный ком" (boule de neige,
Schneeball), у которой все цветки крупные, бесплодные, собраны
шаровидно. Черная калина или гордовина, V. Lantana L. - попадается дико
в южн. половине России, особенно на Кавказе, а чаще разводится и дичает.
Ее листья овальные, морщинистые, снизу мягкопушистые, как и черешки и
молодые ветви. Все цветки мелкие, плодущие; плод черный овальный. Прямые
молодые стволы (длиной до 12 фт.), с твердой древесиной, широкой
сердцевиной и плотно прижатой полупробковой корой, идут на приготовление
чубуков, палок и т.п., а иногда (напр. на Кавказе) - на плетение корзин,
обручи и проч.; из коры корней вываривают (там же) так назыв. птичий
клей, а листья употребляются для окрашивания в соломенно-желтый цвет. В
садоводстве известны, кроме того, следующие важнейшие зимующие виды, все
североамериканские. Кленолистная К., V. acerifolium, с трехлопастными
сердцевидными листьями. Зубчатая, V. dentatum L. - гладкий куст до 15
фт. выс.; кора серая, листья широкоовальные, складчатые, крупнозубчатые;
плоды мелкие, круглые, синие. Съедобная, V. edule Pursch., похожа на
нашу V. Opulus, но зубцы листьев и лопасти более заострены; плоды
съедобны; у нас страдает от морозов. Грушелистная, V. pyrifolium Poir.,
довольно нежное деревце с блестящими овальными слабо зубчатыми листьями.
Из оранжерейных вечнозеленых видов примечательнее других: крупноголовая,
V. macrocephalum Fort., из Китая; листья овальные, заостренные, цветки
собраны в крупные букетоподобные пучки; ароматная, V. odoratissimum
Ker., тоже китайская, листья кожистые широко-эллиптические, зубчатые,
цветы белые, пахучие, плод круглый, красный, потом чернеющий; листья
этого куста китайцы иногда подмешивают в чай. V. Tinus L. (=V.
lauriforme Lmk.), листья ланцетовидно-овальные, цельнокрайные,
блестящие; цветы белые или розоватые в зонтикообразных букетах;
известна, в трех мало различающихся разновидностях. Европейские виды
размножаются семенами, американские и вообще внеевропейские - трудно
семенами, чаще корневыми отпрысками и черенками, но медленно.
Калка - река, на которой произошло первое столкновение русских с
монголами. В 1223 г. полководцы Чингисхана проникли в Половецкую землю и
нанесли половцам жестокое поражение. Половецкие князья бежали в Русскую
землю и обратились за помощью к русским князьям, подкрепляя просьбы
подарками. Южнорусские князья, на совете в Киеве, решили встретить татар
на чужой земле и в апреле выступили в поход. Татары присылали послов с
мирными предложениями, но русские перебили послов. На Днепре соединились
ополчения киевское, черниговское, смоленское, курское, трубчевское и
путивльское, а также волынцы и галичане: последние прибыли на судах по
Черному морю. К русским присоединились и половцы. Князья перешли Днепр и
вступили в степь. В первой стычке русские одолели монголов. Через 8 дней
русские дошли до р. К. (ныне р. Калец, впадающая, вместе с р.
Кальмиусом, в Азовское море), снова встретили передовые татарские отряды
и разбили их. Мстислав Мстиславович Удалой перешел реку, не предупредив
других князей, из желания одному стяжать славу победителя. Не смотря на
храбрость русских князей, особенно Даниила Романовича, битва была
проиграна, вследствие бегства половцев, которые смяли русских (31 мая).
Татары преследовали бегущие русские полки до р. Днепра. Шестеро князей и
множество воинов погибло во время бегства. Жители городов, лежавших на
пути татар, отворяли им ворота и выходили на встречу с крестами, но
татары всех их перебили. Киевское ополчение, под начальством Мстислава
Романовича, укрепилось на горе над р. К. и 3 дня отбивалось от татар.
Союзники татар, бродники, предложили Мстиславу и бывшим с ним князьям
сдаться, обещая, что татары отпустят их за выкуп. Князья поверили и
сдались, но татары умертвили их. После Калкской победы татары
возвратились на Восток. В битве на К. участвовали лишь южане, так как
посланный вел. кн. Юрием Суздальским Василько Ростовский успел дойти со
своими войском только до Чернигова и, узнав о поражении русских,
возвратился назад (рассказ о Калкской битве в летоп. Ипат., стр. 495 -
497; Лавр., 477 - 488. О годе Калкской битвы см. "Исследование" Куника,
в "Уч. Зап. Акд. Н." По I и III отд., т. II, 1854).
Е. А. К.
Калло (Жак Callot) - франц. гравер и живописец (1594 - 1635),
первоначально учился во Флоренции, у живописца Ремиджио Канта-Галлины, а
затем в Риме, у Джулио Париджи и гравера Филиппа Томассена. Получив
место при дворе флорентийского герцога, К. гравировал с картин Андреа
дель-Сарто, Перина дельВага и др. Затем, перейдя на службу к герц.
Генриху Лотарингскому и поселившись в своем родном городе, Нанси, К.
выгравировал мартирологий, заключающий в себе 392 изображения святых, и
много других листов, доставивших ему почетную известность. По
приглашению правительницы Нидерландов, эрцгерцогини КларыЕвгении, он
посетил Брюссель, где им была нарисована и выгравирована "Осада Бреды",
а в 1628 г. король Людовик XIII французский поручил ему воспроизвести
осаду крепости Ла-Рошель и острова Ре. Из масляных картин К. укажем на
"Новый мост в Париже", "Ярмарку" (наход. в акад. в Венеции) и на
"Несение креста" (в музее Нанси). Гравюры его, которых насчитывается до
1800, отличаются оригинальностью, верным и правдивым рисунком,
поэтическим настроением, а подчас и юмором; он трактует сцены из
библейской истории и обыденной жизни, праздники, осады, битвы и т.п. Из
них наибольшей славой пользуются: "Бедствия войны", "Искушение св.
Антония", "Св. Николай проповедует в лесу", "Supplicium sceleri frenum",
"Чудо св. Мансвета", "Фейерверк на р. Арно" и мн. др. Портрет К.
находится среди изображений знаменитых художников в галерее Уффици, во
Флоренции.
А. А. С.
Калуга - губ. г., под 54°30' с. ш. и 6°(Пулк.) в. д., на крутой
излучине р. Оки, на лев. берегу ее, при впадении рч. Яченки; абсолютная
высота 475 фт., над р. Окой 77 фт. Площадь города более 7 кв. в. Всего
городской земли 4528 дес. Положение города весьма благоприятное:
судоходная большая р. Ока, с целым рядом соседних промышленных городов,
железная дорога, шоссе; залежи руд и каменного угля, обширные леса;
недальнее расстояние от Москвы (172 в.); существующее издавна развитие
фабрик и заводов. Развивается К., однако, весьма медленно. Жителей в
1892 г. 50525 (мужч. 28592 и женщ. 21933), в том числе войска 4583 ч.
Улиц 105, 4 площади; два собора; правосл. црк. 36, католических костелов
2, раскольничьих молелен 2, один м-рь. Домов 3928, оцененных в 1496 тыс.
руб.; из них каменных 541, полукаменных 149. Магазинов 66, лавок 114,
аптек 4, типографий 4, литографий 1, библиотек 3, театр; склад
земледельческих орудий, контора транспортирования кладей, 19 агентств
страховых компаний, оптовых складов вина и спирта 5, ренсковых погребов
43, трактиров 51, портерных и пивных 11, винных лавок 4, буфетов 9.
Привозится преимущественно хлеб, вывозятся заводские продукты: пенька,
кожа и лес. В 1892 г. фабрик и заводов было 62, с производством на
498526 р., при 1337 рабочих: 7 кожевенных зав. на 47912 р., 2 меховых
зав. на 17100 р., 1 щетинное завед. на 39000 р., 1 канатное и веревочное
завед. на 16583 р., 1 мыловаренный зав. на 24600 р., 2 маслобойных зав.
на 4090 р., 8 рогожных зав. на 65077 р., 2 шерстобитных зав. на 2564 р.,
3 воскобойных и воско-свечных зав. на 187866 р., 1 медогонное завед. на
3700 р., 2 лесопильных зав. на 12125 р., 2 пиво медоваренные зав. на
55000 р., 1 зав. сельскохозяйственных машин на 6380 р., 11 кирпичных
зав. на 9150 р., 2 кафельных на 2886 р., 1 гончарный на 500 р., 1
чугунно-литейный на 4000 р. Ремесленных заведений было 343, с выработкой
на 86 тыс. р. Рабочих 1529 мжч., 85 жнщ. и 150 детей. В отхожие промыслы
уходило около 500 мжч. и 100 жнщ. Ярмарок две, с оборотом по привозу
17900 р. и по продаже 4700 р. Доходы г. К. (за 1892 г.) 313858 р., в том
числе 40936 руб. с принадлежащих городу недвижимых имуществ, 13548 р.
оценочного сбора с недвижимых имуществ, 5806 р. с торговых документов,
26238 р. с трактирных заведений, чрезв. доходов более 187 т. р. Расходы
- 312839 р., в том числе содержание городского управления 18045 р.,
уплата сумм городских займов 54044 р., содержание учебных заведений
22453 р., отправление воинского постоя 101868 р., содержание городской
полиции 14280 р., содержание медицинского персонала 4098 р., содержание
пожарной команды 15343 р. Неприкосновенный капитал города составлял
(1892) 124634 р. Средний годовой доход К. по пятилетиям:

1849-53 г. 1858-64 г. 1870-74 г. 1875-79 г. 1880-84 г.
Доход 42500 р. 42900 р. 61800 р. 119730 р. 159263 р.
Расход - - 60732 р. 119567 р. 161173 р.

Торговлю у калужан отбивает соседний город Тульской губ. Алексин
(леж. в 50 в. ниже по Оке), сосредоточивший в себе обширную вывозную
торговлю на своей окской пристани, а по Сызрано-Вяземской ж. д. отбивает
большую часть товаров Мятлевская станция, лежащая на пересечении ж. д. с
Рославльским шоссе. Отделения банков государственного, дворянского и
крестьянского, городской бр. Малютиных банк, калужское общество
взаимного кредита, калужское ремесленное ссудо-сберегательное
товарищество, калужская общественная касса Коровина. Мужская гимназия -
349 учен., женская гимназия - 353, реальное училище - 166, духовная
семинария - 377, железнодорожное техническое училище - 77, духовное
учил. - 326, епархиальное женское учил. - 256, земский сиротский дом,
дворянский пансион, дом трудолюбия, два детских приюта, Пестриковское
убежище для детей, городское трехклассное учил., уездное учил. (271
уч.), одиннадцать народных учил. (470 мал., 394 дев.), образцовая школа
при духовной семинарии, 4 церковно-приходские школы (136 мал., 64 дев.),
6 школ грамотности (121 мал., 62 дев.). Всего 37 училищ, пансионов и
приютов различных наименований; в них училось (1892) всего 3817 чел. об.
п. Пять богаделен, из которых две земские; всего призревалось 347 чел.,
содержание которых обошлось по 60 р. 26 к. на человека. Больница с 225
кроватями, при ней аптека; больных в 1892 г. пользовалось 2563 и 25445
приходящих. Кроме 7 больничн. врачей и 14 больничн. фельдшеров, 9
врачей, 2 ветеринара, 1 ветеринарн. фельдшер, 25 повивальных бабок.
Женское благотворительное общество (расход 12573 руб.) основанное в 1841
г.; губернское попечительство детских приютов (расх. 4062 р.).
основанное в 1847 г.; общество сельских хозяев, основанное в 1849 г.;
при нем склад сельскохозяйственных машин и семян. Общество калужских
врачей учреждено в 1862 г.; отделения общества Красного Креста (при нем
курсы для подготовки сестер милосердия) и общества спасения на водах;
церковное братство св. Иоанна Богослова (1879); музыкальное общество;
общество пособия нуждающимся ученикам средних учебных заведений;
общество вспомоществования нуждающимся девицам. Братств для пособия
бедным и нищим было 4; всего израсходовано ими за год 3674 руб.
Калужское городское общество взаимного страхования; вольное пожарное
общество. Благодаря своему сравнительно возвышенному положению над рекой
Окой, К. отличается слабым распространением заразных болезней. Герб г.
К. утвержден в 1777 г.: "на голубом поле горизонтально извитый
серебряный переклад, означающий р. Оку, протекающую под городом; в
верхней части щита императорская золотая корона".
Н. Кудрявцев.

К. (история). Время основания К. неизвестно. Упоминается она впервые
в 1389 г., в завещании Димитрия Донского, который отдал ее в удел сыну
своему Андрею. Есть мнение, что она построена Симеоном Гордым, с целью
охраны против литовцев. Судя по сохранившимся трем городищам, К.
переносилась с места на место до 3 раз. От Андрея Дмитриевича К. перешла
к двум его сыновьям - Ивану и Михаилу, при которых в 1445 г. напали на
нее литовцы и взяли окуп; при Иоанне III она отошла к московскому
княжеству. В 1505 г. К. является особым княжеством, отданным Симеону; по
смерти последнего (1518) она опять присоединена к Москве. В смутное
время в К. утверждались Болотников и Тушинский вор; в 1619 г. ею овладел
гетман Сагайдачный. Значительная часть её в 1622 г. была истреблена
пожаром. По описи 1626 г., в ней было 20 церквей, 391 двор и 341 лавка.
В 1654 г. К, постигло моровое поветрие, истребившее почти половину
жителей (1386 чел.), вследствие чего к ней было приписано село Спасское.
По описи 1685 г., в К. была деревянная крепость о 12 деревянных башнях,
имевшая в окружности 7341/2 саж.; внутри крепости 3 церкви и на посаде -
24; лавок и амбаров - 429. В 1719 г. К. - провинциальный г. В 1734 г.
жителей считалось около 14000. Это число не многим увеличилось и к концу
столетия, вследствие частых и опустошительных пожаров и голодовок. В
1777 г. К. - наместнический город; в 1820 г. в ней считалось 25000 жит.,
в 1841 - 35290, в 1862 - 37918. Ср. "Историческая записка о г. К.", М.
Щ. С. (в "Калуж. Губ. Ведом." за 1854 г., №№ 42 - 48).
В. Рудаков.

Калужский уезд - в вост. части губернии, на границе Тульской губ., по
обоим берегам р. Оки. Наибольшее протяжение в длину 50 в., в шир. 68 в.
Уровень р. Оки лежит здесь на высоте от 59 до 54 саж. Среднее возвышение
К. у. над уровнем р. Оки около 42 - 43 саж. Площадь к. у. - 1845 кв. в.
или 192161 дес. (суши 176276 дес.). Средняя высота у. 732 фт.; высшая
точка с. Михайловка 854 фт. (122 саж.); на сев.-зап. границе полотно ж.
дор. у Вертебы 713 фт.; на вост. границе у Кривцовой 714 фт. и южнее р.
Оки около Будакова 698 фт. Кроме р. Оки, течение которой в у. имеет
длину 75 в., у. прорезается еще следующими реками: Угрой на зап.
границе, до 27 в. длины; Ячейкой около самого города; Калужкой -
несколько восточнее; Суходревом - в сев. зап. углу у. и Таруссой - в
сев.-вост. углу его.
Вся площадь уезда занята только каменноугольными образованиями: вдоль
низин pp. Оки и Угры проходит угленосный ярус, сложенный из черных глин
и песков. Около Угры восточные выступают еще известняки, покрывающие
глины нижнего горизонта яруса Productus giganteus. К Ю от Оки средний
ярус известняков того же Productus giganteus, на остальном пространстве
верхний ярус характеризуется раков. Productus giganteus и Productus
striatus. Почвы ясно очерчены на прилагаемой к описанию губернии карте.
Уезд делят на две части. Северо-вост. угол, в бассейне верховьев р.
Таруссы, имеет суглинистую почву - это местность наиболее возвышенная;
подпочва здесь преимущественно глинистая. Характер почвы этого участка,
по мере перехода к Ю и З, постепенно изменяется на супесчаную почву.
Вдоль Оки преобладают песчаные и хрящеватые почвы. На всем остальном
пространстве преобладают тощие супеси и пески. Во владении сельских
обществ числится 82971 дес., во владении частных лиц - 92341 дес.
Казенные земли составляют около 0,2% всей площади у. Селений 356,
крестьянских дворов 9898. Жителей (без города) 72953 (35557 мжч., 37396
жнщ.), в том числе крестьян 66795 (33264 мжч., 33531 жнщ.); на 1 кв. в.
около 40 жит. Пахотной земли 37,3%, лесной площади 38,3%, лугов и
выгонов 17,2%, неудобных земель 7,2. Крестьянами снимается в аренду
около 11 т. дес., в том числе лугов 9 т. дес. Всей пахотной земли у
крестьян 49 т. дес., у частных владельцев 18 т. дес. Лесной площади у
крестьян 12 т., у владельцев - 57 т. дес. По наблюдениям за 10 лет, в К.
уезде собственного хлеба не хватает на продовольствие населения, так
как, за вычетом на посев, остаток всех зерновых хлебов (включая и овес)
и гороха составляет всего 7,8 пуда на душу. Взрослых рабочих 16292 чел.;
хлебопашеством занято из них 15152 чел. Годовой прирост, не считая
города, 1,1%. В 1892 г. общий оборот всех фабрик и заводов доходил до 5
милл. руб.; главные производства - пеньковое, хлопчатобумажное,
винокуренное. Мелкими промыслами занимались крестьяне, в числе 1352
чел.; на промыслы уходило 8239 чел. Торговых предприятий 286. Земских
доходов на 1894 г. предвиделось 89956 р., в том числе с недвижимых
имуществ 70629 р., а расходов - 93207 р. (разница пополняется свободным
остатком), в том числе на народное образование 7298 р., на врачебную
часть 6710 р. Начальных школ (1892) было 61, обучалось в них 1147 мальч.
и 370 девоч. Врачей 2, фельдшеров 3, 3 повивальн. бабки; обращалось за
врачебной помощью 7816 чел.
Н. Кудрявцев.
Калым - слово это у всех русских инородцев монгольского и тюркского
происхождения означает плату за невесту, выкуп, платимый женихом. Корни
этого обычая кроются в особенностях древнего общественного быта, и факт
установки его в ту или иную эпоху может быть установлен для всех
народов, не исключая и славян. По мере того, как другие формы заключения
брака вытесняли у того или другого народа покупку невест, выкуп сводился
к одному лишь символическому обряду. Так в малорусской свадьбе
символический обряд выкупа невесты играет едва ли не первостепенную
роль. В вост. губ. сохранился и сам обычай уплаты К. под именем кладки,
запроса, настола, столовых денег, поневестных; но деньги эти обыкновенно
идут на приданное и на свадьбу. Первоначально К. обращался в
исключительную пользу родителей или родственников невесты, затем он стал
делиться между ними и самой невестой и, наконец, поступать в полную
собственность последней. У различных русских инородцев существуют все
эти три формы. Так, у бурят К. поступает всецело в пользу родителей
невесты. У башкир часть К. принадлежит невесте, которая может
вытребовать его судом, но обыкновенно принято его оставлять отцу. У
казанских татар К. всецело обращается на приданное невесте; тоже у
ахалцихских армян, у которых К. называется хаасен. Обычай продажи
невесты распространен среди горских племен Кавказа, где плата за невесту
называется у черкесов К., у осетин - ирад, у ингилойцев - мелче, у
аварских горцев - магори, у татар - кебин. Вопрос о размерах К. имеет
здесь большое значение, так как при чрезмерной высоте его многие
вынуждены прибегать к тайному и насильственному увозу женщин, а это при
господстве обычая кровавой мести, частью влечет за собой кровавые
столкновения между целыми родами. Поэтому общественные власти стремятся
установить минимальный размер К. Так, в 1866 г. собрались во
Владикавказе представители трёх сословий сев. Осетии и установили норму
К. в 200 р.; в 1879 г. депутаты ингушей общественным приговором
назначили максимальную норму К. в 105 р., а равно определили размеры
свадебных угощений и постановили подвергать штрафам тех родителей
невесты, принявших по уплате К., какие бы то ни было подарки. В Осетии
таугарцы платят родителям невесты только 100 р., а другие 100 р.
родители, согласно постановлению шариата, записывают в пользу невесты в
накях (брачный контракт), чтобы, в случае развода, она могла получить
эти деньги в свою полную собственность. Другие осетины-мусульмане
записывают в накях только 50 р., у осетин же христиан родители до сих
пор берут весь выкуп в свою пользу. У дагестанских горцев, лезгин,
салатавцев, андийцев, койсобулинцев, дидойцев и др. К. или совершенно
пал, будучи заменён кебинхакком, т.е. брачным договором, в котором жених
обеспечивает невесту на случай своей смерти или развода, или же дошёл до
минимальной цифры (20 фн. пшеницы, 1 р. денег и т.п.), при которой акт
платежа К. имеет уже скорее характер символического обряда. См. Малинин,
"О свадебных платежах у кавказских горцев" ("Этнографич. Обозр.", 1890
г., № 3) Кальдера (по исп. значит котел) - так часто называют
внутренность кратера.
Кальдерон де ла Барка (Don-Pedro Calderon de la Barca Henao у Niano)
- знаменитый исп. драматург, род. 17 января 1600 г. в Мадрите.
Первоначальное образование он получил в иезуитской школе, сообщившей ему
религиозное направление. Здесь, тринадцати лет от роду, он написал свое
первое драматическое произведение: "Небесная Колесница". В саламанкском
унив. К. изучал каноническое право, богословие и схоластическую
философию. В 1622 г. он принимал участие в поэтическом состязании в
честь канонизации св. Исидора и получил первую премию. По словам самого
К., это заставило его окончательно бросить право и обратиться к поэзии.
Поступив в военную службу, он участвовал в походах, не переставая в тоже
время заниматься литературой. К периоду его военной службы относятся
некоторые из его лучших пьес, напр. "Врач своей чести" и "Жизнь есть
сон". В 1635 г., по смерти Лопе де Веги, он был назначен придворным
драматургом и пользовался исключительным вниманием Филиппа IV. В 1651 г.
он принял духовный сан и вступил в члены религиозного братства, в 1653
г. получил место священника в Толедо, а в 1663 г. был назначен
капелланом при особе короля; эту должность он занимал до самой смерти, в
1681 г. Духовный сан нисколько не мешал К., как и Лопе де Веге; он писал
для театра и даже присутствовал при представлении своих пьес; только с
1651 г. он писал не для народной сцены, а для придворных спектаклей и
религиозных торжеств. В виду того, что книгопродавцы спекулировали
именем К. и приписывали ему пьесы других авторов, герц. Верагунский
обратился в 1680 г. к К. с просьбой перечислить все им написанное. В
своем ответе К. признал своими 73 духовных и 108 светских пьес. В
духовных драмах К., которые он ценил выше всех остальных своих
произведений, весьма удачно схвачены вся поэтическая сторона и все
суеверие католицизма; особенно характеристична одна из популярнейших
драм К.
- "Поклонение Кресту", в которой проводится мысль, что вера в силу
св. Креста достаточна для спасения человека, какие бы злодейства он ни
совершил. Сюжет другой знаменитой духовной драмы К. : "Чудный
чародей"(Еl Magico Prodigioso) заимствован из легенды о св. Киприане, в
основе которой лежит древнее восточное сказание о договоре человека с
дьяволом. На этом основании многие критики называют героя пьесы
испанским Фаустом и даже пытаются сравнивать его с "Фаустом" Гете. На
самом деле сравнение это интересно не по сходству, а разве по
противоположности обоих типов. Испанский Фауст томится жаждой любви, а
не жаждой постигнуть тайны природы; глубоко религиозный, он стремится
создать свое собственное представление о божестве, которое есть уже шаг
к христианству. Светские пьесы К. можно разделить на три класса:
трагедии, драмы философского содержания и комедии. В основе трагедий К.
лежать три чувства, одушевлявшие всякого испанца этой эпохи: честь,
ревность и любовь, причем верховным чувством является первая. Ни у
одного народа чувство чести не достигло такой экзальтации и не требовало
таких ужасных жертв, как в Испании. Честь играет в испанской драме почти
туже роль, как судьба в древней трагедии. Подобно античному фатуму, она
распоряжается судьбой людей и заставляет их, в угоду условным правилам,
подавлять в себе человеческие чувства и совершать ужасные преступления.
В драме "Врач своей чести" муж, заподозрив жену в измене, велит врачу
открыть ей жилу и оставляет ее истечь кровью. Король одобряет этот
возмутительный самосуд, под условием, чтоб Дон Гутьерре женился на своей
прежней невесте, Леоноре, что он и обещает, в виду неостывшего еще трупа
жены. В пьесе "За тайное оскорбление, тайное мщение" ревнивый муж
убивает свою жену, зажигает свой дом и объявляет королю, что жена
задохлась от дыма. Король понимает в чем дело, но вполне одобряет такой
способ мщения за оскорбленную честь. В пьесе "Живописец собственного
позора" муж убивает изменившую ему жену и ее любовника - и родные их не
только одобряют это убийство, но выражают готовность защищать убийцу.
Чувство любви является преобладающим в трагедиях: "Любовь после смерти",
"Нет чудовища ужаснее ревности". Символических или философских драм у К.
весьма немного, но одна из них, "Жизнь есть сон", приобрела всемирную
известность. Что наша земная жизнь не более как мечта или сон, в
сравнении с реальностью вечной жизни - об этом неоднократно твердили как
христианские, так и языческие моралисты; но К. сумел облечь эту мысль в
драму, богатую поэтическими достоинствами. Едва ли не самый обширный
отдел произведений К. составляют так называемые "комедии плаща и шпаги",
т.е. пьесы с любовной интригой, в которых действуют лица высшего
общества, кавалеры и дамы. Самые выдающиеся из них - "Хуже чем было",
"Лучше чем было", "Дама Волшебница", "Дом с двумя выходами". Есть у К. и
драмы исторические ("Стойкий принц"), драмы мифологического содержания
("Персей и Андромеда"), пьесы, заимствованные из народной жизни
("Саломейский Алькад" и др.). Комедии в нашем смысле слова у него нет,
но эпизодические сцены, где действуют шуты, показывают, что он обладал и
комическим талантом. Для К., как и для Лопе де Веги, основным принципом
творчества и главным мотивом деятельности было желание нравиться. Для
этой цели он готов был нарушить законы вероятности, перемешать века и
события, пренебречь заветами "Поэтики" Аристотеля и "De Arte Poetica"
Горация. Воспользовавшись всем, что было сделано его предшественником в
области драматической композиции, К. довел до совершенства форму драмы,
но оставил неприкосновенной ее сущность. Уступая Лопе в трагической
силе, энергии стиля и обрисовки характеров, К. превосходит его в
сложности плана, обилии идей и тонкой разработке деталей. Стих его
звучен, изложение сияет восточной роскошью красок. По искусству
завязывать интригу, держать в постоянном возбуждении любопытство зрителя
и поражать его эффектными сценами и неожиданной развязкой, он не имеет
соперников. Хотя драмы Лопе де Вега и К. одинаково национальны, но К.
принимал в соображение не вкусы публики вообще, а вкусы придворного
кружка и высшего общества. Этим, главным образом, объясняется
однообразие и утонченность его дикции. В противоположность Шекспиру,
который прежде всего старается заинтересовать зрителя характером своего
героя, а потом уже его судьбой, К. в большинстве случаев мало
интересуется этим психологическим процессом. У него найдется немного
характеров, у которых, как у героев Шекспира, общее и типическое
гармонически сливалось бы с индивидуальным. Все его характеры можно
свести к нескольким типам: любовника, ревнивого мужа, брата и т.д.; все
они действуют в известных положениях совершенно одинаково и даже говорят
одинаково блестящим поэтическим языком. К. постоянно стремится перенести
зрителя в другой, более роскошный мир, где все освещено ослепительным
блеском поэзии, где страсти грандиознее, чем в действительности. Не
смотря на преувеличения и анахронизмы, основные черты испанского
народного характера ярко отражаются в пьесах К.; он жил и чувствовал в
полнейшем созвучии со своим народом. Эта сильная национальная окраска
препятствует пьесам К. занять такое же положение на европейской сцене,
какое занимают, например, драмы Шекспира. Испанский религиозный фанатизм
и мистическая восторженность, испанское обоготворение короля, испанский
взгляд на честь и ее удовлетворение - все эти мотивы слишком условны,
слишком местны. Одно из преимуществ Шекспира сравнительно с К. Гете
видел в том, что Шекспир, в качестве протестанта, был свободен от того
религиозного фанатизма, который затемнял суждения К. Хронология пьес К.
до сих пор не определена с точностью. Первое издание его произведений
(1685) сделано его другом, Вера Тассисом, предпославшим тексту биографию
или, скорее, восторженный панегирик К. Лучшее издание - Гарценбуша, в
"Biblioteca de Autores Espanoles" (Мадрид, 1848 - 60). Сюда, впрочем, не
вошли духовные драмы ("Autos Sacramentales"), изданные раньше (Мадрид,
1754 - 1760). См. Тикнор, "История испанской литературы" (т. II); Lewes,
"The Spanish Drama: Lope de Vega and Calderon" (Лон., 1846); Schack,
"Geschichte der dramatisclien Litteratur und Kunst in Spanien" (т. III);
Lasso de la Vega, "C. de la Barca. Etudios de las obreis etc." (Мадрид,
1881); Viel Castel, "Essai sur ie theatre Espagnol" (Пар., 1882);
Trench, "An Essay on the Life and Genius of Calderon" (Лондон, 1880);
Morel Fatio, "Calderon. Revue critique des travaux, publies en Espagne a
l'occasion du second centenaire de la mort du poete" (Пар., 1882);
Fastenrath, "Calderon in Spanien" (Лпц., 1882); Gunther, "Calderon und
seine Werke" (Фрейбург, 1887-88). Переводы К. на русский яз.: Костарев,
"Врач своей чести" и "Жизнь есть сон" (М., 1861); Чуйко, "Поклонение
Кресту", "Час от часу не легче" и "Алькад в Садамее" ("Библиотека
европейских классиков", СПб., 1884); Юрьев, "За тайное оскорбление
тайное мщение" ("Беседы в Обществе Любителей Росс. Слов.", III, М.,
1871); "Сам у себя под стражей" ("Артист", 1891); Арбенин, "Дон
Фернандо", "Стойкий принц" ("Артист", 1891); Буренин, отрывок из драмы
"Дочь Воздуха" ("Вест. Европы" 1872, март); неизвестный, "Дама
волшебница" ("Артист", 1894).
Н. Стороженко.
Калькутта (Calcutta) - столица британской Индии и провинции Бенгала,
на вост. берегу р. Гугли, рукава Ганга, напротив г. Говра, с которым
соединяется плавучим мостом; центр многих железнодорожных линий и
каналов; ведет огромную торговлю, как морскую, так и речную, служа
естественным рынком для продуктов долин Ганга и Брахмапутры. Делится на
черный город или туземный квартал, с жалкими хижинами, и европейский или
белый квартал, с великолепными резиденциями англичан, доставившими К.
прозвание "города дворцов". У входа в реку форт Вильям, построенный в
1689 г. среди тростниковых болот и топей. Плотины, гати и отличная
система осушения превратили К. из самого нездорового города в Азии в
наиболее удовлетворяющий санитарным требованиям. Академия художеств,
университет, медицинская школа, 3 правительственных и 5 миссионерских
коллегий, ботанический сад. Из ученых обществ особенно замечательно
азиатское (Asiatical Society of Bengal), много сделавшее по разным
отраслям знания, в особенности по изучению языков Индии. В его трудах
принимают немалое участие и туземцы, особенно из касты брахманов. В К.
же возникло общество Брамы Сомай, задавшееся целью возвратиться к
чистоте древней религии Индии и отказавшееся от каст. Крупные фабрики
джутовых изделий; множество ткачей и других ремесленников, производящих
большое количество изделий для туземцев. Важнейшие предметы ввоза:
хлопчатобумажные ткани, полотна, шелковые материи, железные изделия,
серебро в монетах и слитках, вино, водка и соль. Вывозная торговля
значительнее ввозной; главнейшие предметы её: джут и джутовые изделия,
опиум, индиго, рис, кожи, хлопок, чай, шелк-сырец, селитра, циновки,
тростниковые мешки и маты. Оживленная внутренняя торговля рисом,
сахаром, горшечными изделиями, бамбуком, лесом, съестными припасами и
т.д. Жителей 978370 (1893), из них 657347 индусов, 283837 магометан,
христиан 32367, друг. 4819. В это число входят пригороды и Гoвpa.
Решительно преобладают бенгальцы, говорящие на арийском языке бенгали.
К. основана в 1689 г., заложением форта Вильяма, и была сначала
факторией английской ост-индской компании, во владениях набоба
бенгальского; столица, президентства с 1707 г.
Кальмар (Loligo) - животное из класса головоногих моллюсков
(Cephalopoda), отряда двужaбepныx Dibranchiata), подотряда десятиногих
(Decapoda), из сем. Myopsidae. Род Loligo характеризуется удлиненным,
кзади заостренным телом, с парой трехугольных плавников по бокам заднего
конца тела. Хватательные руки с четырьмя, остальные с двумя рядами
присосок; хватательные руки вполне втягиваются. Воронка с клапаном.
Рудимент раковины тянется в виде узкой роговой подкожной пластинки вдоль
всей спины. Виды этого рода, которых известно более 20, водятся во всех
открытых морях; в ископаемом состоянии встречаются, начиная с юры. Ведут
пелагический образ жизни, легко и проворно плавая; питаются моллюсками и
мелкими ракообразными. Сносят яйца в длинных цилиндрических яйцевых
шнурах, где 30 - 40 яиц заключены в одну общую студенистую оболочку:
шнуры эти соединены концами в пучки. К. обыкновенный (L. vulgaris Lam.),
итальянский calamaro, водится в Средиземном море и Атлантическом океане.
Просвечивающее тело его бледно-мясистого или бледно-желтоватого цвета, с
частыми мелким краснобурыми пятнышками; широкие плавники сзади сходятся;
третья пара рук самая длинная. Длина 40 - 60 стм.; хватательные руки
такой же длины. Живет обществами. Употребляется в пищу.
В. Ф.
Кальций (хим.) - металл, содержащийся в извести, означается Са, вес
атома Са = 40. Сильно распространен в природе повсюду. В коренных
каменистых породах содержится в Виде кремнеземистых минералов, подобных
пироксенам, амфиболам и т.п., в осадочных преимущественно в виде
известняков, мрамора, доломита, известкового шпата, мергелей и т.п., где
содержится углеизвестковая соль СаСО3 служащая для добывания извести СаО
или окиси К.; в осадочных же породах К. часто входит в виде гипса или
водной серно-известковой соли СаSO42Н2O. Известь содержится также во
всех обычных почвах, где составляет необходимую составную часть,
поглощаемую растениями; без известковых соединений они произрастать не
могут. Из почвы известь извлекается водой в виде раствора, в избытке
воды содержащей углекислоту. Если взять раствор извести (известковую
воду) и пропускать в нее углекислый газ, то сперва образуется осадок
углеизвестковой соли СаСО3, почти нерастворимой в воде, а потом (при
дальнейшем пропускании углекислоты) осадок вновь весь растворяется.
Такие воды образуются очень часто в природе и относятся к числу жестких
вод, иногда же являются воды, насыщенные углекислотой и если они
протекают под землей через известняки, то насыщают известковой солью и
тогда, выступив на земную поверхность, осаждают ноздреватый известняк. В
обычных водах рек всегда содержится более или менее такой растворенной
известковой соли, а потому в морях и океанах скопляется много
известковых солей. Часть их осаждается на дно в осадочные породы, часть
поступает в число морских растений, а особенно животных и после их
смерти отлагается также на дно океана. Особенно много углеизвестковой
соли поглощается слизняками, имеющими раковины, потому что раковины
почти нацело состоят из углеизвестковой соли, а потому некоторые из
осажденных в море известковых пород представляют ни что иное, как
собрание раковин. Таков, напр., известняк, на котором стоит г. Одесса.
Но и в теле высших животных, особенно в их костях, содержится много
извести, преимущественно в виде фосфорной соли Са3P2О8. Поэтому и кровь
содержит между зольными своими частями всегда известь. Словом К., в виде
солей извести, весьма широко распространен в природе и играет в ней
важную роль. В этом отношении к нему приближается сходный с ним магний.
Оба они, судя по спектральным исследованиям, находятся на солнце и
звездах. Главные спектральные линии, свойственные К., имеют длину (в
миллионных долях миллиметра) волны: 646, 642, 612, 559, 445, 442, 423,
397 и 393; общий цвет светящих паров К. красновато-желтый, но далеко не
столь ярко-красный как у стронция и не столь желтый как у натрия. По
своему химическому характеру К. относится к числу двуэквивалентных
щелочноземельных металлов, образует соли состава СаХ2 (где X = ОН, Сl,
1/2 O и т.п.) и основную окись СаО; металлоорганических же соединений не
дает и относится по периодической системе, к второй группе из числа
элементов 4го ряда, где следует вслед за калием; К = 39. Ближайшими
аналогами К. должно считать магний, стронций и барий. Общие признаки
группы этих металлов позволяют ограничить изложение лишь указанием
некоторых соединений К.
Металлический К. получен Деви, подобно натрию, действием
гальванического тока. Уголь в жару печей и даже в жару, развиваемом
гремучим газом, не восстанавливает извести в металл, но в жару
электрической печи (2500° - 3500°) известь плавится и восстанавливается
углем (Муассан), образуя при этом углеродистый К. С2Са, который отвечает
ацетилену С2Н2. При действии тока на сплавленный СаСl2 или при
накаливании йодистого К. (получается действием йодистого водорода на
известь) с натрием легко происходит металлический К., в виде
желтоватого, блестящего металла, имеющего уд. вес 1,58, плавящегося в
красно-калильном жару и затем отчасти улетучивающегося. На воздухе при
обыкн. температуре К. окисляется мало, но воду разлагает при обыкн.
температуре; накаленный же горит ярким пламенем, кислоты разлагает очень
легко, выделяя водород, с галоидами также соединяется как натрий. При
накаливании извести с магнием в струе водорода, Винклер заметил не
только восстановление К., но и образование его соединения с водородом.
Водородистый К. СаН выдерживает сильное накаливание, но на воздухе
очень легко окисляется. В момент выделения К. соединяется также с
газообразным азотом, образуя азотистый К. Сa3N2, который с водой и
кислотами дает аммиак, а с окисью углерода - синеродистый К.
Са2N2 + 2СО = = Са(CN)2 + 2СаO.
Окись К. СаO или известь образуется при горении металлического К. и
при разложении накаливанием многих известковых солей, например
азотнокислой Са(NO3)2, щавелевой С2СаO4, угольной СаСO3 и т.п. Свойства,
уд. вес 3,15. С водой дает гидрат (гашеная известь) Са(ОН)2, уд. вес
2,07: он при высушивании до 100° представляет указанный состав, а при
накаливании до 530° теряет всю воду, образуя вновь безводную известь.
Одна часть СаO для растворения при обыкн. температуре требует 800 ч.
воды, при 100(- 1500 ч. (а потому известковая вода при нагревании
мутится). Раствор щелочной; как щелочь известь действует разъедающим
образом на многие органич. вещества, кислоты же насыщает, образуя соли
типа СаХ2. С перекисью водорода образует мелкие кристаллы водной
перекиси К., CaO28Н2О. Многие соли извести или нерастворимы или мало
растворимы в воде, особенно же фосфорная Са3Р2О8, борная, щавелевая,
угольная, сернокислая и др. Из растворимых солей чаще всего применяются
хлористый К. СаСl2, азотнокислая СаN2О6 и уксуснокислая Са(С2Н3O2)2
соли. От магнезиальных солей, очень сходных с известковыми, явное
отличие состоит в том, что в присутствии нашатыря соли Са осаждаются из
растворов содой, образуя СаСО3 тогда как соли Mg остаются в растворе,
что зависит от того, что известь не образует таких двойных
аммониакальных солей, какие столь легко образуются магнезией. Из солей
К. опишем для примера хлористый кальций CaCl2. Он получается во многих
случаях как побочный продукт других химических превращений, напр. при
разложении нашатыря известью для получения аммиака: 2NH4Cl + Ca(HO)2 =
2NH3 + 2Н2O + CaCl2. Белильная известь CaCl2 + Ca(ClO)2, выделяя
кислород (когда действует окислительно), также оставляет CaCl2. Известь
с соляной кислотой дает тот же продукт СаО+2НСl = СаСl2 + Н2О. После
выпаривания растворов СаСl2 обыкновенно при охлаждении выделяются хорошо
образованный 6-ти водный кристаллогидрат: СаСl26Н2O (уд. вес 1,69,
безвод. соли CaCI2 - 2,2), плавящийся при 29°. Если на 100 ч. воды в
растворе будет 120 ч. СаСl2, то при охлаждении образуются пластинки
непостоянного кристаллогидрата CaCl2.4H2O((Розебом), которые при темп.
выше 38° дают СаСl2.2Н2О, а при температурах ниже 18° переходят (даже
при простом трении) в изомерное более прочное видоизменение СаСl2.4Н2Оa.
Растворимость указанных гидратов (все по данным Розебома, 1889) при
30(для 6-ти водной соли (на 100 ч. воды) 100 CaCl2, а для 4-х водной
(101, для (114 СаС2. Кристаллы 2-х водной соли могут быть получены из
растворов при обыкн. темп., если будет избыток соляной кислоты. При 165°
для этого кристаллогидрата упругость паров равна атмосферной. Около 175°
этот кристаллогидрат дает СаСl2.Н2O, а выше 265° и этот теряет воду,
образуя безводный СаСl2. Охлаждая ненасыщенные растворы СаСl2 (как для
всяких солей), получают лед, при температурах ниже 0°, а раствор состава
СаСl2.14Н2О застывает вполне как криогидрат при - 55°. Вследствие
существования различных кристаллогидратов могут легко происходить
пересыщенные растворы: напр., при 25° все растворы, содержащие более 83
ч. СаСl2 на 100 ч. воды, будут пересыщенными в отношении к 6-ти водной
соли и выделяет ее от прикосновения с кристаллом этой соли. Раствор,
содержащий 50% СаСl2, кипит при 130°, 70% при 158°. Удельный вес
растворов. содержащих р процентов по весу СаСl2 при 15° (в пустоте и по
отношению к воде при 4°), выражается довольно точно параболой: S =

<<

стр. 88
(всего 253)

СОДЕРЖАНИЕ

>>