<<

стр. 91
(всего 253)

СОДЕРЖАНИЕ

>>

содержанием и побуждает автора впадать иногда в шарж и утрировку. Его
главные действующие лица - Провалов, Кривосудов, Хватайко и друг.
- карикатурны; но К. метко попал в больное место современного ему
общества и этим вызвал в чиновном мире бурю негодования. Пьеса,
разрешенная имп. Павлом к постановке, была скоро снята с репертуара и
даже при Александре I не сразу получила права гражданства.
Бантыш-Каменский передаёт следующий эпизод, которому был сам свидетелем.
Когда в 3 действии Хватайко поёт: "Бери, большой тут нет науки; бери,
что только можно взять. На что ж привешены нам руки, как не на то, чтоб
брать?" - зрители начали рукоплескать, и многие, обратясь к одному из
присутствовавших в театре чиновников, громко называли его по имени и
восклицали: "это вы! это вы!" Популярность "Ябеды" в начале текущего
столетия была настолько велика, что некоторые выражения комедии
обратились в поговорки. Последующие переводные и подражательные
драматические произведения К. не имеют значения; одной из них: "Станорев
или мнимая неверность" сам автор посвятил следующую эпиграмму:
Никто не мог узнать из целого партера,
Кто в Станореве смел так осрамить Мольера;
Но общий и согласный свист
Всем показал, что то - К.
Из лирических стихотворений К., который в свое время пользовались
значительным успехом, лучшие: "В память береста" и "Обуховка", где автор
обнаруживает много истинного чувства и богатый запас красок. К. пытался,
несмотря на свою любовь к древним классикам, заменить гекзаметр, в
переводе греческих и римских авторов, размером простонародных русских
песен. Попытка эта не увенчалась успехом и не нашла себе подражателей.
Сочинения К. изданы в 1849 г. Смирдиным.
Б. Глинский.
Каподистрия (граф Иоанн) - русский и греческий государственный
деятель, род. в 1776 г. на о-ве Корфу, где отец его, Антон К., потомок
семьи, выселившейся в конце XIV в. из городка Капо д'Истрия, занимал
разные почетные должности на службе у венецианского правительства, Иоанн
К., окончив курс философии и медицины в падуанском университете,
поступил на дипломатическую службу на родине. В 1802 г. ему было
поручено объехать большую часть Тонических о-вов, ввести там русские
гарнизоны и устроить гражданское управление. В 1803 г. он был назначен
статс-секретарем республики Ионических о-вов по иностранным делам, в
1807 г. - начальником милиции. Тильзитский мир (1807), заменивший
русское управление французским, разбивал карьеру К. на родине; он
перешёл на русскую службу и был причислен к коллегии иностранных дел
(1809). Через два года он был определён секретарём русского посольства в
Вене, затем вёл дипломатическую переписку Чичагова; на него же было
возложено поручение выработать проект устройства Бесарабии, только что
присоединенной к России. В 1813 г. К. сопровождал имп. Александра I в
качестве начальника канцелярии, а затем был послан в Швейцарию, с
поручением привлечь её к союзу против Наполеона. Удачное исполнение
поручения, а также блестящие таланты, обнаруженные К. на венском
конгрессе, обеспечили ему быструю карьеру. В 1815 г. ему пожаловано
звание статс-секретаря; в 1816 г. он сделался русским министром иностр.
дел и занимал эту должность до 1822 г. Он работал для укрепления союза
между Францией и Россией и старался удерживать Александра от увлечения
идеями Священного Союза; между прочим, К. противился, но без большой
энергии, вмешательству в борьбу партий в Неаполе. В эту эпоху началось
греческое революционное движение. К., как грек, ему сочувствовал, но,
как дипломат и карьерист не решался действовать энергично, и остался на
службе, когда Россия, в виду движения, руководимого Ипсиланти, приняла
явно враждебное Греции положение. Скоро, однако, роль К. стала слишком
фальшива; Меттерних интриговал против К., и ему пришлось уехать в
Швейцарию, в бессрочный отпуск (отставку он получил в 1827 г.). Ещё
раньше дважды отвергнув предложение гетерии стать во главе её (хотя в
1814 г. он сам основал гетерию филомузов), К. и теперь оставался
зрителем борьбы, поддерживая инсургентов лишь деньгами и бессильным
заступничеством при европейских дворах. 11 апр. 1827 г. народным
собранием в Трезене гр. I. К. был избран на 7 лет cubernhthV'ом Греции
(это слово было переведено в рескрипте имп. Николая I гр. Гейдену словом
"председатель греческого правительства"; несмотря на неточность
перевода, название "президент" установилось за К.). Новый президент
переждал, однако, Наваринскую битву, обеспечившую свободу Греции, и лишь
18 янв. 1828 г. прибыл во вверенную ему страну. Когда между державами
начались переговоры о выборе короля для Греции, Каподистрия, в
официальных и частных письмах, настаивал на том, чтобы было спрошено
мнение народа, которое выражалось в подобных случаях устами членов
народных собраний, подобранных президентом; но честолюбивые замыслы К.
не увенчались успехом. Принц Леопольд Саксен-Кобургский (впоследствии
король бельгийский) отказался однако, не без влияния со стороны К., от
предложенной ему короны. В числе врагов К., созданных его политикой,
была семья Петробея (Мавромихали), посаженного им в тюрьму. Сын и брат
Петробея, Георгий и Константин Мавромихали жившие в Навплии под надзором
полиции, напали на К. 9 окт. 1831 г. и убили его. Константин Мавромихали
был на месте забит народом, а Георгий успел укрыться в доме французской
миссии, но был выдан и казнен. Кроме общих сочинений по истории Греции в
XIX в., см. Mendelsohn Bartholdy, "Graf J. К." (Берл., 1864); Betant,
"Correspondance du compte J. С." (Женева, 1839); qeotoco, "O I. К. en
Kejallhnia cai ai staseiV authV 1800 - 1802" (Корфу, 1889); Теплов, "Гр.
И. К." (СПб., 1893, и в "Историч. Вестнике", 1893, 8 - 9).
В. Водовозов.
Каприччио (capriccio - ит.) - каприз, музыкальное сочинение, в
котором автор не подчиняется установившимся формам, а слагает его по
своей фантазии. В К. темы оригинальные, резко выдающиеся,
контрастирующие. К. пишут для сольного инструмента, а также для
оркестра. В первом случае К. нередко имеет форму этюда, в которой
проводится один мотив с резким очертанием или в виде виртуозной пьесы
(Capriccio Мендельсона для фортепиано с оркестром, ор. 22); во втором
случае в К. встречаются несколько контрастирующих тем. Из русских
композиторов К. писали: Глинка (увертюра "Аррагонская хота", которую он
раньше назвал Capriccio brillante), Рубинштейн (Valse-caprice и пр.),
Чайковский (итальянское К.), Римский-Корсаков (испанское К.) и пр. В
начале прошлого столетия фугообразное произведение, свободное от
установленных правил фуги, называлось К.
И. С.
Каптерев (Петр Федорович) - изв. писатель по теоретической педагогике
и психологии, преподавал некоторое время философские предметы в
Александровском лицее, училище правоведения и на спб. женских
педагогических курсах, но вынужден был оставить преподавательскую
деятельность и поступил на службу в Собственную Его Величества
канцелярию по учреждениям Императрицы Марии. В настоящее время К.
Преподаёт педагогику в некоторых частных женских гимназиях и принимает
деятельное участие в редактировании "Воспитания и Обучения",
"Образования" и "Педаг. Листка" (при "Детском Чт."). В области
психологии он примыкает к англ. исследователям. Отдельно изданы:
"Педагогическая психология для народных учителей, воспитателей и
воспитательниц" (СПб. 1877, труд компилятивный, но во многих отношениях
полезный; 2-е совершенно переделанное издание начало выходить с 1883 г.,
но не пошло дальше 1-й части; многие отделы второй напечатаны в виде
журнальных статей); "Дидактические очерки" (СПб. 1885); "Из истории
души" (СПб. 1890). Из многочисленных статей К. более выдаются: "Этюды по
психологии народов" (мифология, как первоначальное религиозное и научное
мировоззрение человечества, "Знание", 1874, 10); "Как образовать стойкий
характер?" ("Семья и Шк.", 1874, 10); "О детских типах" ("Пед. Сбор.",
1885, 3); "Педагогика - наука или искусство?" (там же, 1885, 12);
"Детские годы С. Т. Аксакова" (психологопедагогический этюд, там же,
1890, 3); такой же этюд о детстве Обломова ("Жен. Обр." 1891, 3); "Новое
направление в педагогике" ("Пед. Сбор.", 1891, 3); "Об общественных
задачах образования" ("Рус. Шк." 1892, 1 и 2); "О национальном
образовании" ("Образов." 1892, 9); "О разнообразии и единстве
общеобразовательных курсов" ("Пед. Сбор." 1893, 1); "О подражательности
в политическом и педагогическом отношениях" ("Образ." 1893, 7 - 8);
"Школа и школьники XVII в." (там же, 1894, 2); "О характерных
психических свойствах женщин" (публичные лекции, там же, 1894, 4 - 10);
целый ряд статей по психологии ребенка в "Жен. Образ." (1891, 8),
"Образ." (1892, 2 и 3), "Воен. и Обуч." (1893, 2, 3, 6, 7, 10, 11, 12) и
"Рус. Шк." (1894, 1 и 2).
Я. К.
Капуцин (Tropaeolum L.), более известный в садоводстве под ложным
названием настурции - род красивых травянистых растений из семейства
журавельниковых, Geraniaceae, и их подсемейства пеларгониевых; впрочем,
некоторыми ботаниками род этот выделяется в самостоятельное семейство -
Tropaeolaceae с единственным родом Тr. Всего известно до 40 видов, все
из Америки. Это однолетние и многолетние травы, с сочными слабыми
стеблями, то стелющиеся и распростертые по земле, то лазящие (но не
вьющиеся в строгом смысле этого слова) и цепляющиеся за посторонние
предметы или за другие растения при помощи легко раздражимых, гибких и
сочных черешков своих листьев (но не стебля). Листья у большинства
щитовидные (т. е. черешок прикреплён около середины поверхности листовой
пластинки) с длинными черешками, по форме округлые или слабо угловатые,
у некоторых рассечённые различно. Цветки у большинства крупные,
расположены одиночно в углах листьев, на длинных ножках. Они
неправильные, двусимметричные (зигоморфные), имеют сходство с капюшоном
монахов капуцинов. Самой крупной и ярко окрашенной частью является
чашечка или самая наружная, внешняя часть, из пяти неодинаковых долей;
верхняя доля больше всех и вытянута внизу в длинный шпорец, на дне
которого есть медовые железки; прочие 4 чашелистика меньшей величины,
равны попарно, и с бахромками при основании; лепестков 5, мелких, а за
ними 8 тычинок (из 10 недоразвиты 2); из трехгнездой завязи образуется
трехраздельный плод, распадающийся на односемянные костянковидные
плодики; семена без белка, с толстыми семядолями прямого зародыша. Цветы
желтые, оранжевые и красные, от 2 до 7 стм. в поперечнике. Мед,
находящийся в шпорце, привлекает насекомых; пыльники тычинок
раскрываются ранее созревания рыльца завязи того же цветка (это так наз.
протерандрия), причём прежде других бывает готова тычинка прямо над
входом в шпорец; насекомое уносит на спине цветневую пыльцу и переносит
её на другие цветки, где она может пристать только к зрелому липкому
рыльцу, причём у таких цветков тычинки уже высыпали ранее свою пыльцу и
отогнулись вбок. Растения с острым соком (откуда, между прочим, и
название "испанский кресс", "капуцинский кресс"), ради которого
цветочные почки и молодые плоды Тr. majus употребляются как каперсы. К.
- одно из популярнейших грунтовых растении садоводства, разводимое в
огромном числе садовых помесей и разновидностей.
Из однолетних видов чаще встречается в садах обыкновенный крупный К.
- Тr. majus L., с большими красными или оранжевыми цветами разных
оттенков и цельнокрайними слабо угловатыми листьями, известный более чем
в 20 сортах или разновидностях (varietates); это кустистый вид с
развилистыми довольно толстыми стеблями; особенно красивы приземистые
формы (var. nana), между которыми выделяется "императрица Индии"
(Empress of India) с черновато-зелёной листвой и тёмно-красными,
чрезвычайно яркими цветами; из прочих сортов упомянем: пятнистый
- оранжевый с пурпуров. пятнами (Тг. majus var. variegatum hort.),
медно-красный или бронзово-красный (Tr. m. v. aeneum hort.), Регелевский
пурпурно-фиолетовый (Tr. m. у. Regelianum hort.), голубовато-розовый (v.
coeruleo-roseum hort.), золотистый низкорослый (v. aureum nanum hort.),
огненно-красный (v. fulgens hort.) и бледно-желтый (v. albidum hort.).
Ближайший к описанному дикий вид Тг. minus L., почти смешался с ним в
ряду своих помесей, но отличается более мелкими цветками, также и
листьями, несущими тонкие острия на концах жилок. Из прочих дикорастущих
американских видов образовано много помесей или гибридных форм как с
основным видом Tr. majus L., так и между собой. Таков особенно Tr.
Lobbianum Hook: из Колумбии - высоко вьющееся растение с округлыми
листьями и оранжевокрасными цветками, величиной около 2 стм. (3/4 дм.) в
поперечнике, нижние доли чашечки мелкие и зубчатые; его помеси с Tr.
majus, известные вообще под именем Tr. hybridum (Tr. Lobbianum hybr.)
или вьющихся настурций, дали много красивых вьющихся форм с окраской
цветов от беловато-палевого до огненно-красного (Hookeri, Geant des
batailles, Napoleon III, Kotschyanum multiflorum, Queen Victoria,
Triomphe d'Hyeres), очень употребительных для украшения стен, террас,
беседок и пр. Для той же цели очень часто разводится самостоятельный вид
- К. мексиканский, Tr. peregri num Jacq. (= Tr. Smithii DC), из Новой
Гренады, тоже вьющийся, но листья у него рассечены дланевидно на 5
лопастей; цветы на очень длинных ножках, чашечка карминово-оранжевая с
зелёным кончиком шпорца, лепестки желтые, бахромчатые, с красными
жилками. Замечателен по оригинальности цветов К. пальчатый Tr. digitatum
Karst. (=Tr. Gartnerianum), из Колумбии, тоже очень высоко вьющийся;
листья 5-пальчатые, жилки их, а также стебли в некоторых местах красны,
чашечка с 5 заострённо-овальными зелёными долями, шпорец киноварного
цвета, лепестки золотистые, бахромчатые, тычинки с зелёными пыльниками в
виде булавочных головок. Все вышеуказанные однолетние виды разводятся
всего лучше посевом семян в конце апреля в рыхлую питательную землю,
роскошно разрастаются и цветут обильно всё лето.
Многолетние виды снабжены корневыми клубнями, при помощи которых и
разводятся; это по большей части оранжерейные формы, очень прихотливые и
требующие внимательного ухода. Таков, напр., перуанский К. бледноцветный
Tr. albiflorum Nob., с сизыми нитевидными стеблями, чашечка сизо-зелёная
с жёлтым шпорцем, лепестки белые с красноватыми жилками, чилийский К.
трехцветный, Tr. tricolorum Sw., с очень мелкими 5-пальчатыми листьями,
имеет кубышчатую киноварную чашечку с изогнутым шпорцем и синими
кончиками её долей, лепестки золотистые короткие; на него похож К.
клубненосный, Tr. tuberosum Rz. et Pav., но у этого вида сами цветочные
ножки тоже ярко-красные. Наконец, у К. зонтичного, Tr. umbellatum Hook.,
красно-оранжевые цветы собраны на извилистых ножках в зонтичные пучки,
шпорец короткий, на конце зелёный.
А. А.
Капуцины (по лат. Capucini ordinis fratrum minorum) - ветвь
францисканцев; первоначально насмешливое прозвище, относившееся к
остроконечному капюшону, носимому членами этого ордена. Он основан в
1525 г. миноритом Басси в Урбино, утвержден в 1528 г. папой Климентом
VII и в 1529 г. получил чрезвычайно строгий устав. Когда генеральный
викарий ордена, Окино, перёшел в протестанство (1543), ордену грозило
упразднение; это заставило его всецело посвятить себя на службу папству.
Бедность часто соединяется у К. с недостатком образования; они
справедливо называются пролетариями между монахами. Особенно известны их
шутовские народные проповеди (капуцинады). Одежду их составляет бурого
цвета власяница, с пришитым к ней капюшоном, и веревочный пояс, с
висящей на нём верёвкой для бичевания; они носят длинные бороды и
сандалии на босых ногах. Распространившись с 1573 г. во Франции, с 1592
г. в Германии и Швейцарии, с 1606 г. в Испании, они в 1619 г. получили
отдельных генералов. В конце XVIII в. они почти исчезли, но в последнее
время снова увеличились в числе в католических странах. В 53 провинциях
у них считается 533 монастыря (12 - в миссионерских провинциях), 239
странноприимных домов, 50 заведений для послушников, свыше 3000 патеров
и более 2500 послушников. Ср. "Chronica provinciae helveticae ordinis
Capucinorum" (Золотурн, 1884 - 87).
Карабинеры (сагаbiniers), первоначально "карабены" - род войск,
прежде всего явившийся в Испании, потом во Франции, где К. имели
значение легкой пехоты и конницы. В имперских войсках, а затем в Австрии
К. существовали с XVI в.; в 1798 г. последние карабинерные полки
переименованы в кирасирские. В прусской армии название К. служило знаком
отличия, применяясь к 10 лучшим всадникам и стрелкам в каждом эскадроне.
В России К. появились при Екатерине II (1763), к концу царствования
которой их было 16 полков. Имп. Павел I переименовал 6 из этих полков в
драгунские, остальные - в кирасирские. При Александре I, в 1803 г.,
название К. дано отборным рядовым всей конницы, вооружённым сперва
штуцерами, а впоследствии карабинами, по 4 человека во взводе. В 1816 г.
переименованы в карабинерные все 7 гренадерских егерских полков, и с
того же времени стали учреждаться еще "учебные" карабинерные полки,
приготовлявшие для армии унтерофицеров, музыкантов, барабанщиков и
состоявшие в ведении особого инспектора. В настоящее время у нас К.
вовсе. нет. Из других европейских армий они сохранились, по названию,
только в итальянской, где корпус К. составляет полицию вообще и военную
в особенности (вроде наших жандармов).
Караваджо (da-Caravaggio) - прозвище двух итальянских живописцев: 1)
Полидоро Кальдара (Caldara, yм. в 1543). Явившись в Рим без всяких
средств к существованию, он сделался простым каменщиком, но, работая в
Ватикане и постоянно сталкиваясь в Рафаэлем и его учениками. начал сам
заниматься живописью. Вскоре настолько усовершенствовался в ней, что
мог, совместно со своим другом Матурино, украсить работами сграффитто
фасады многих из римских дворцов; эти, дошедшие до нас лишь в гравюрах,
фризы исторического или мифологического содержания отличаются
археологической точностью деталей, жизненностью рисунка и тонкостью
отделки. В 1527 г., он прибыл в Неаполь и не только нашел там работу, но
даже основал свою школу. К этому времени относится хранящаяся ныне в
Неаполитанском муз. его картина: "Несение креста", отмеченная здравым
реализмом, повлиявшим позднее на направление неаполитанской школы. Тот
же успех встретил художника и по переселении его в Мессину, где он
впоследствии погиб от руки убийцы. Картины его довольно редки. Одна из
них - "Гладиаторы" - в Имп. Эрмитаже (№1647). 2) Микель-Анджело Америги
(Amerighi), также Америджи и Меризи (1569 - 1609), сын каменщика, начал
свою карьеру отцовской профессией;. получив первоначальное
художественное образование в Милане, усердно подражал в Венеции
Джорджоне, был учеником Чезари в Риме, откуда, в 1606 г., пришлось ему
бежать, точно также как и из многих других мест, вследствие разных
столкновений, в которые попадал по причини своего необузданного нрава и
которые очень часто кончались смертью его противников. Получив от папы
помилование он умер на пути из Неаполя в Рим. В художественной
деятельности К. замечаются две эпохи. К первой принадлежит большинство
его бытовых картин: сцен народной жизни, изображений шинков с их
завсегдатаями, цыган, игроков в карты и кости, солдат, сильно походящих
на разбойников, и других сомнительных личностей, в кругу которых нередко
приходилось вращаться художнику. Сюда, между прочим, относятся:
"Предсказательница" (в Капитолийском музее), "Шулеры" (гал. Шьярра, в
Риме), "Девушка, играющая на лютне"(в Лихтенштейнск. гал., в Вене),
"Мандолинист" (№ 217, в Импер. Эрмитаже), а также "Отдых на пути в
Египет" (гал. Дория, в Риме). Произведения этой эпохи отличаются тонкой
наблюдательностью, живостью реализма и прекрасным, светлым, золотистым
колоритом, близким к колориту венецианцев. Со времени пребывания К. в
Риме замечается поворот в его манере ко второму стилю, поражающему
резкостью света и густотой теней; недостатки этой манеры несколько
искупаются энергией выражения и своеобразной силой колорита и светотени.
К этому периоду относится большинство его больших религиозных картин,
как напр. "Призвание ап. Матфея", "Мученическая смерть св. Матфея" (в
церкви С.-Луиджи, в Риме), "Обращение ап. Павла", "Распятие св. Петра"
(в С.-Мария-дель-Пополо, в Риме), "Успение Богородицы" (в Лувре),
"Христос в Еммаусе" (в Нац. гал., в Лондоне), "Положение во гроб" (в
Ватикане), "Венчание Христа тернием" (в Имп. Эрмитаже, № 215), "Мучение
ап. Петра" (там же, № 216). Портреты, вышедшие из под кисти К., при
обычных технических достоинствах, страдают недостаточно тонкой передачей
индивидуального характера изображенных лиц ("Мужской портрет", № 218, в
Имп. Эрмитаже). Значение К. в искусстве заключается, главным образом, в
его стремлении воспроизводить природу без прикрас, какова она есть, - в
натуралистической тенденции, которой он нанес удар манерности старых
итальянских мастеров его времени и объявил непримиримую войну
многочисленным последователям болонской академической школы.
А. Н - в.
Караван-сарай (караванный дом) - большие общественные строения на
Востоке, в городах, на дорогах и в ненаселённых местах, служащие кровом
и стоянками для путешественников. Иногда они роскошно построены, но без
утвари, вследствие чего путешественник должен привозить с собой постель
и ковры, равно как и жизненные припасы для себя и своих животных;
имеется лишь вода, иногда проведённая издалека, с большими издержками.
Обыкновенно К. - четырехугольный дом, с колодцем посредине. При
постройке часто принята в соображение возможность нападения разбойников.
Настоящие К. теперь находятся лишь в Персии; но они и там мало-помалу
исчезают, вследствие проведения лучших дорог. В вост. Малой Азии много
развалин К.
Карагандинские каменноугольные копи - Акмолинского у. и области, в 30
в. от Спасского медно-плавильного завода, к которому он причислен.
Ежегодная добыча угля простиралась, в среднем до 200 тыс. пуд. и вся она
расходовалась на упомян. заводе. К. уголь не отличается хорошим
качеством (мало смолист), а потому и разработка его не расширяется. Д.
В.
Карагеоргиевичи, правильнее Караджорджиевичи - сербская династия,
которая ведёт свой род от Георгия Петровича, прозванного Чёрным Георгием
(по-турецки - КараГеоргий) за убийство отца, совершённое им, когда отец
не хотел пристать к сербскому восстанию 1787 г. Г. П. род. близ
Крагуевца в 1760-х годах, участвовал в восстании 1787 г., дрался с
турками в 1783 - 1790 гг. под австрийскими знаменами, затем был гайдуком
и торговцем свиньями. В 1804 г. по всей стране началось восстание против
янычар и их начальников, дахиев, опустошавших страну. Г. П., соединявший
физическую силу, мужество, ловкость и находчивость с знанием местности,
своего народа и турок, хотя и совершенно невежественный, даже
неграмотный и вместе с тем необузданный (в припадке гнева он однажды
повесил своего брата), в числе первых пристал к движению, в качестве
начальника шайки гайдуков. Собранием в Семендрии он был избран в
"команданты србив"; в действительности, однако, его признавали вождём
только в одной области, Шумадии;. в других были другие вожди. Ряд побед,
одержанных сербами при помощи боснийского паши, отдал страну в их
власть. Султан Селим III, изъявив им свое благоволение за помощь в
борьбе с мятежными янычарами, приказал им выдать оружие. Тогда вспыхнуло
новое восстание (1806), уже непосредственно против турок. В июле 1806 г.
Г. П. одержал у Мишара (близ Щабаца) решительную и блестящую победу над
значительно превосходившим его, численностью и вооружением, врагом;
затем он взял Белград. Эти победы сделали его самым могущественным из
вождей, управлявших Сербией; не только военная, но и гражданская власть
была в его руках. Однако, более сильные господари не особенно охотно ему
повиновались; они противопоставили ему сенат из 12 сенаторов,
выбиравшихся сербскими округами под их давлением. К., в свою очередь,
опирался на скупштину - периодические съезды всех господарей и
второстепенных по богатству и значение воевод, а также на Россию,
признававшую его верховным вождем всех сербов. В 1811 г. К. удалось
преобразовать и подчинить себе сенат, вследствие чего он сделался
единодержавным властителем. Его единодержавие, однако, не прекратило
раздоров между воеводами. В 1813 г. турки вновь вторглись в Сербию и
стали одерживать победу за победой; гибель лучших вождей и отрядов,
всеобщее отчаяние, отсутствие средств удручающим образом подействовали
на К. и он, закопав свои богатства в землю, бежал за границу, бросив
сторонников на произвол судьбы. За ним бежали сенаторы, его сторонники.
В 1817 г. Г. П. тайно возвратился в Сербию. Милош Обренович, новый
"верховный князь сербского народа", дал знать об этом туркам и по их
приказанию послал убийц к своему сопернику. Голова Г. П. была Милошем
послана белградскому паше, а тот отослал её султану. Подвиги К. сделали
его наследников естественными претендентами на сербский престол; всякая
ошибка Милоша обращала на них взоры народа или, по крайней мере,
враждебных Милошу парий. В 1842 г., когда народное восстание низвергло,
вслед за Милошем, и его сына Михаила, на скупштине был избран князем
Сербии Александр К., сын предыдущего (род. в 1806 г.), который, впрочем,
сам ничего не делал, чтобы получить трон, получал пенсию от Милоша и был
его адъютантом. В 1843 г., по настоянию России, не признавшей
переворота, были произведены новые выборы, давшие тот же результат.
Турция, наоборот, признала новое положение дел, но уже вовсе не упоминая
о наследственности княжеской власти. Эпоха А. К. была эпохой кодификации
законов и выработки тех учреждений, которые, в изменённом виде,
действуют и поныне. Князю, за всё время его правления, приходилось
сообразоваться с желаниями Турции; политика его, дружественная Австрии,
возбуждала против него паритю русофилов. В 1858 г. ему пришлось
спасаться от народа, сперва у турок, в белградской цитадели, потом в
Австрии. Скупштина провозгласила его низложенным. В 1868 г. он был
приговорен сербским судом заочно к 20 годам тюремного заключения за
участие в убийстве князя Михаила III, совершённое его сторонниками, а
венгерским судом - к 8 годам. Умер в 1885 г. Петр К., сын его, род. в
1846 г. Живя по большей части в Швейцарии, богатый человек, он не
отказывается от притязаний на сербский трон, и в годы, когда династия
Обреновичей вызывает особенное недовольство в народе (как в 1894 г.),
число его приверженцев среди радикальной партии увеличивается. Тем не
менее его надежды на торжество весьма слабы. Обреновичи считаются
сторонниками Австрии, К. - сторонником России. В 1883 г. он браком с
Зоркой, дочерью Николая Негоша, породнился с черногорским княжеским
домом. Брат его, Арсений К., состоит на русской военной службе. По
газетным слухам П. К. отказался в сент. 1894 г. в его пользу от
притязаний на сербскую корону. См. Ranke, "Serbien u Turkei" (Лпц. 1879;
русский пер. с издания 1844 г.: "История Сербии", М. 1876).; Ненадовиh,
"Живот и дела Великой hopha Петровиh Караhорhа" (1883 - 84).
В. Водовозов.
Караджали (Caragiali) - современный румынский писатель (род. в 1852
г.). Ему принадлежат лучшие из написанных на румынском языке
драматических произведений. Его комедии "Nopte furtunosa", "Scrisorca
perduta", "Conul Leonida" и "De ale Carnavalului" написаны с большим
талантом и тонкой наблюдательностью; выведенные в них типы, несмотря на
известный шарж, правдивы и служат верным отражением дурных сторон
румынского национального характера и быта. Известна так же трехактная
драма К. "Napastea" и несколько новелл: "Faclia de pasci", "Pacat" и др.
Каракал или пустынная рысь (Lynx caracal) - вид рысей. К. одноцветен
и окрашен "цветом пустыни", сверху он чало-желтого до рыже-бурого цвета,
снизу беловатого, на верхней губе черное пятно; длина тела 65 - 75 стм.,
хвоста 25 стм, высота плеч 40 - 45 стм. От других рысей К. отличается
тонкостью тела, высокими ногами, узкими заостренными ушами с большими
кисточками и плотно прилегающей шерстью. Водится в пустынях и степях
Африки, зап. Азии и Индии, питается птицами и мелкими млекопитающими, а
также мелкими видами антилоп; в оазах он грабит иногда курятники.
Несмотря на дикий нрав, его ещё и теперь дрессируют в Индии для охоты на
зайцев, лисиц, мелких оленей и антилоп, павлинов и т. п.
Н. Кн.
Каракалла (Caracalla) - римский император с 211 по 217 г. по Р. Хр.,
сын имп. Люция Септимия Севера от второго брака с Юлией Домной, род. в
Лионе в 188 г. Первоначальное имя его - Бассиан - в 196 г., когда отец
провозгласил его Цезарем, изменено было в М. Aurelius Antoninus;
прозвище же К. или Каракалл (Caracallus) взято от введённой им галльской
одежды - длинного халата, ниспадавшего до щиколоток. В 197 г., во время
похода против парфян, он был провозглашен трибуном и Августом. В 202 г.
он был назначен консулом, а в следующем женился, по воле отца, на
Фульвии-Плавтилле, богатой дочери Плавциана; он, однако, ненавидел и
тестя, и жену и был причиной смерти первого, в 204 г. Уже до смерти
тестя в высшей степени распутный и своевольный, К. стал еще хуже, когда
освободился от него. Младший брат его Гета, в 198 г. провозглашенный
Цезарем, не уступал К. в испорченности. С детства между обоими братьями
господствовала непримиримая ненависть, раздувавшаяся царедворцами. Когда
пришло известие о восстании варваров в Британии, Север воспользовался
случаем для удаления сыновей из развратной атмосферы Рима и взял их с
собой на войну (209 г.). К. провожал отца до сев. Шотландии, в некоторых
случаях сам начальствовал над войском, но все мысли его были устремлены
лишь на подготовку для себя единодержавия. Он преследовал брата и
клеветал на него, хотел возбудить в войске мятеж против отца, сам
однажды поднял меч против него и, как говорили, ядом ускорил его смерть
(в феврале 211 г.). Не смотря на его убеждения, войска, помня желания
Севера, провозгласили императорами обоих братьев. К. тотчас заключил мир
с варварами, вывел армию из их страны, очистил заложенные Севером
крепости, отправился к брату и к матери и, наружно помирившись с Гетой,
отправился в Рим с прахом Севера. Уже на дороге несогласия возникли
снова; оба брата подозревали друг друга; в Риме каждый завёл свою
стражу; они думали разделить империи, но этому воспротивилась мать.
Планы К. освободиться от брата не удавались; наконец, он попросил мать
пригласить их обоих к себе в комнату для примирения, и здесь на руках у
матери, был убит Гета (212). После убийства он, как бы ища защиты, бежал
в лагерь к солдатам, дал им для разграбления собранные отцом сокровища и
был провозглашен единым императором. Солдаты и придворные Геты, числом
до 20000, были умерщвлены. В числе убитых был Папиниан, знаменитый
юрист, друг Севера. В 212 г. К. дал всем жителям Римской империи права
римского гражданства, с целями, впрочем, исключительно финансовыми.
Старые налоги он возвысил, вымогал деньги у кого только мог, особенно у
сенаторов, которые обязаны были всюду следовать за ним. В Галлии К. вёл
бесславную войну с алеманнами и ценнами, но тем не менее принял
прозвание Alemannicus и Germanicus; в Дакии он воевал с сарматами и
гетами, но скоро предоставил провинцию её участи и пошел во Фракию. С
этого времени он начал комически подражать Александру Великому,
предпринимая походы в отдаленные страны, но лишь для того, чтобы грабить
жителей. Из Фракии он перешел в Азию, в Пергаме прибегал за исцелением к
Эскулапу, в Илионе чтил Ахилла, зимовал в Никомедии (214 - 215),
изменнически захватил в плен Авгара, царя осроенов, и завладел его
царством. Царя Армении, с сыновьями, он пригласил к себе, намереваясь с
ним поступить точно так же, но наткнулся на вооруженное сопротивление;
отряд его, посланный в Армению, был разбит. Через Антиохию К. отправился
в Александрию, где, рассердясь на жителей за намёки на братоубийство и
связь с матерью (ее обозвали Иокастой), устроил кровавую резню, наложил
на жителей штрафы и велел разрушить общежития (sissitia) философов.
Воротившись в Антиохию, он потребовал от Артабана, царя Парфеи, дочь в
замужество; когда тот не согласился, К. опустошил его страну, взял город
Арбелу. где разрыл могилы парфянских царей и рассеял прах их. Артабан
согласился на мир и дружественно встретил императора; но во время пира,
К. велел напасть на варваров и убивать их, и царю лишь с немногими
приближенными удалось бежать. Опустошив и разграбив всю Парфею, K.
вернулся и принял титул Parthicus. Парфяне готовились к новой войне,
когда императорский префект преторианцев, Макрин, составил заговор
против К. и велел его убить, по дороге из Эдессы в Карры, 8 апреля 217
г. От царствования К. сохранились громадные развалины терм (Thermae
Antoninianae), с небывалым великолепием построенных К. к В от
Авентинского холма. Ревностный распространитель культа Изиды, К. гораздо
менее гнал христиан, чем его отец. К. не имел потомства. Его биографию
написал Спартиан; много сведений о нём у современника его, Диона Кассия,
и у Геродиана.
А. М. Л.
Каракас (Caracas) - глав. гор. соед. шт. респ. Венесуэлы, в 10 км. к
Ю от морской гавани Гваира, с которой соединён жел. дор., у юго-западн.
подножия Силла де К., в долине, засаженной кофейными и фруктовыми
деревьями. Климат умеренный; жителей (1891) 72429. Дома одноэтажные, из
необожжённого кирпича; прямые, пересекающиеся под прямым углом, улицы
вымощены; есть газовое освещение, 3 женских монастыря, неуклюжий собор,
выдержавший землетрясение, университет, дворец митрополита, памятники
Боливара, Гузмана Бланко, ген. Монага и Вашингтона, национальный музей,
высшая медицинская школа, духовная семинария, публичная библиотека,
военная школа, академия художеств, различные общественные и частные
школы, 2 театра, несколько обществ для содействия земледелию и
промышленности. Промышленность и мануфактуры незначительны. Значительная
вывозная торговля земледельческими продуктами, какао, кофе, табаком и т.
п., главным образом с Гамбургом, а также ввоз для внутренней части
страны. К. основан в 1567 г. В 1595 г. сожжён англичанами, в 1766 г.
Опустошён эпидемией, в 1644, 1770 и 1782 гг. терпел от сильных
землетрясений, в 1812 г. наполовину разрушен землетрясением, при котором
погибло 12000 чел. Прежняя провинция К. принадлежала с 1526 г., в
качестве лена, аугсбургскому семейству Вельзер, в 1546 г. была
возвращена Карлу V, до 1810 г. принадлежала Испании, с 1821 г. входила в
состав свободного государства Колумбия, а с 1831 г. входит в состав
Венесуэлы.
Каракатица (Sepia) - род животных из класса головоногих моллюсков
(Cephalopoda) отряда двужаберных (Dibranchiata), подотряда Десятиногих
(Decapoda), из сем. Myopsidae. От всех современных головоногих К.
отличаются присутствием своеобразной известковой внутренней раковины, в
виде широкой пластинки, занимающей почти всю спинную сторону туловища. У
К. тело овальное, окаймленное с обеих сторон плавником в виде узкой,
костистой оторочки, тянущейся вдоль всего туловища. Лишь на заднем конце
тела левый и правый плавники разделены. Хватательные руки длинные,
втягиваются целиком в особые мешковидные ямки; остальные руки короткие.
Воронка с клапаном. Четвертая левая рука у самцов гектокотилизирована у
основания (т. е. отличается по своему строению и служит для целей
оплодотворения). К роду Sepia принадлежит около 30 современных видов,
живущих по преимуществу в теплых морях, по близости берегов. Несколько
ископаемых видов известно из юры и из третичных отложений. К. могут
плавать, но обыкновенно держатся на дне, подкарауливая свою добычу,
состоящую из рыб и ракообразных. Обыкновенная К., Sepia officinalis L.,
в Атлантическом океане и Средиземном море, бывает длиной в 20 - 30 стм.,
причём такой же длины достигают хватательный руки. Руки с 4 рядами
присосок. Цвет весьма изменчивый. На спине обыкновенно буроватый с
светлыми пятнами и полосами, на брюхе светлее, на руках зеленоватый, на
плавниках фиолетовый. Употребляется в пищу. Раковина (т. наз. os sepiae,
кость К., или канареечная пенка) в старину употреблялась в медицине,
теперь служит лишь для полирования и вешается в клетку комнатным птицам
для чистки клюва. Из жидкости чернильного мешка приготовляется
коричневая краска (сения).
В. Ф.
Каракорум - хребет центральной (нагорной) Азии, один из высочайших на
земном шаре, находится на СВ от зап. цепи Гималая, между 341/2(и
361/2(с. ш. и 731/2° и 81° в. д. Зап. часть иногда называется Мустаг
(ледяной хребет), гораздо менее крута, чем вост. и составляет часть
огромного сплошного поднятия, от которого расходятся многие хребты Азии.
К С от К. находится вост. (Китайский) Туркестан, и через перевал К.
(5654 м.) между гг. Лех в Ладахе и Хотаном ведёт караванная дорога из
Индии в вост. Туркестан. Средняя высота гребня значительно превышает
6000 м., а главная вершина К. - Дапсанг - 8660 м., вторая на земном
шаре, уступая лишь Эвересту (Гауризанкару) в центральном Гималае (8845
м.). К. значительно выше зап. цепи Гималая в находящейся между ним и
Гималаем цепи Лех, поэтому влажный воздух с равнин Индии и соседних
морей имеет свободный доступ к нему, отсюда на южн. склоне обильные
снега, падающие с июня по сентябрь на более значительных высотах, а с
января по апрель и пониже. Благодаря этим снегам, К. имеет самые большие
ледники Азии и даже всех хребтов средних широт. Они доходят до 8000 м.
н. ур. моря, ледник Биафо спускается ещё немного ниже, а верхняя граница
лесов поднимается ещё на 500 м. выше. Значительное пространство склонов
хребта освобождается летом от снега и обильно орошается дождями, поэтому
растительность роскошная. Несмотря на то, что на одинаковой высоте
климат гораздо теплее на южн. склоне, чем на сев. снежная линия на
последнем выше (сев. склон 5920, южн. 4675 м.), так как там падает
сравнительно мало снега и испарение в сухом воздухе значительно.
А. В.
Кара-кум - именем этим у туземцев и в русской литературе обозначаются
более или менее обширные, частью степные, главным образом песчаные,
лишённые проточных вод, пустынные пространства в так называемой Средней
Азии, причём название это преимущественно носят две местности: 1) к С от
низовьев Сырдарьи, до степного озера Чалкар-денгиз, и в особенности 2)
огромные пространства в южной части Туркестана, в средней и частью в
скверной и южной полосах Закаспийской области. Эти последние пески
К.-кума, по своей громадной площади, образованию и значению для края,
представляют наибольший интерес. К.-кумы занимают почти всё пространство
(до 250000 кв. в.), ограниченное на С Хивой, СЗ Устюртом, на В течением
Амударьи, на Ю афганской границей и культурными оазисами Закаспийской
обл., а на З почти доходят до Каспийского моря. Несмотря на общее
название К.кумов (черные пески), далеко не вся поверхность указанной
местности покрыта песками; значительная часть её представляет особые
своеобразные формы земной поверхности, свойственные среднеазиатским
степям-пустыням и известные под названием такыров, шоров и т. п. Кроме
того и самые пески, по своему виду, свойствам, залеганию и т. п. весьма
разнообразны, вследствие чего К.-кумы, представляющие в общем пустынные,
безводные и однообразные желтовато-красноватые пространства, в
частности, смотря по местностям, имеют различный характер. Пески
К.-кумов, по своему происхождению, относятся к морским, речным и
материковым, а по степени подвижности бывают неподвижными,
малоподвижными и, наконец, летучими, причём между всеми этими
категориями встречаются переходы. Все разнообразные виды и типы песков
могут быть сведены в несколько основных типов: 1) барханные пески,
развитые преимущественно на В К.-умов, состоят из пространств, покрытых
рядами, группами и цепями барханов, реже отдельными барханами, из
сыпучего красновато-жёлтого песка, вышиной 15 - 35 фт. подковообразной
формы; выпуклой стороной с пологим склоном барханы обращены в сторону
господствующих ветров, а вогнутой с крутым склоном в сторону
подветренную; угол пологого ската 6° - 17°, а крутого 30° - 40°. Под
влиянием ветров барханы медленно передвигаются по направлению
господствующих ветров - к Ю и ЮВ. В котловинах между барханами залегает
тот же песок. Барханы обыкновенно голы и лишь кое-где на склонах их
встречается ковыль, в котловинах изредка растёт саксаул (Haloxylon
ammodendron), Calligonum, Halimodendron, Atraphaxis в др. кустарники
степей и пустынь; несколько богаче растительностью старые русла, местами
пересекающие площади барханных песков; 2) бугристые пески, развитые
главным образом в восточной и западной частях К.-кумов, состоят из
бугров, по размерам почти одинаковых с барханами, неправильной формы с
пологими скатами, расположенных группами, изредка грядами, и сложенных
из более плотного песка, с растительностью, которая здесь состоит из тех
же почти форм, с преобладанием саксаула, Calligonum, Sphaerococcus,
кое-где полыни, тамариска и т. п. Среди бугристых песков местами
встречаются сыпучие барханы и - наоборот; 3) песчаная степь,
представляющая равнину с песчаной почвой, местами слабо волнистую,
развита на огромном протяжении в юго-восточной части К.-кумов, а кое-где
и в других местностях. Поверхность её покрыта редкой травянистой и
кустарной растительностью, а ранней весной (с начала марта до половины
апреля) одевается зелёным ковром нежных трав, цветов и т. п. (тюльпаны,
Rheum, различные зонтичные и т. п.), которые, однако, под влиянием
палящих лучей солнца, быстро засыхают, после чего такие пески
превращаются в желтовато-серую пустыню. Все перечисленные типы песков -
речного и материкового происхождения. К пескам морского происхождения
относятся; 4) грядовые пески, развитые главным образом в центральной
части К.-кумов, представляются в виде длинных увалов или гряд,
параллельных друг другу и отделённых длинными котловинами, пересекаемыми
поперечными грядами; высота гряд 7 - 10 (редко 12 - 15) саж., расстояние
между ними 30 - 40 саж. Растительность грядовых песков сравнительно
довольно богата и состоит приблизительно из форм песчаной степи; саксаул
здесь достигает размеров небольшого деревца; 5) дюнные пески, развитые
по берегу Каспийского моря, близ Михайловского зал. и т. п., состоят из
высоких (5 - 12 с.) гряд, сложенных из сыпучих песков и почти лишённых
растительности. Среди песчаных пространств указанных типов встречаются
такыры и шоры. Такыр представляет более или менее значительное, округлое
или удлиненное, окруженное со всех сторон песками пространство с
глинистой, ровной, почти горизонтальной поверхностью, которая весной
покрывается водой) несколько позже представляет вязкую топь, а летом
покрывается множеством трещин и, за исключением немногих кустиков
солянок и полыни, почти совершенно лишена растительности. Шоры
(солончаки), являясь по форме и виду похожими на такыры, отличаются
почвой, состоящей из железистых песков с выцветами соли и кристаллами
гипса; они бывают сухие и тонкие и, за исключением немногих солонцовых
форм по окраинам, также лишены растительности и занимают наиболее низкие
места среди песков. Местами шоры группируются в виде рядов и цепей.
Особенностью К.-кумов являются также встречающиеся в них сухие русла,
представляющие остатки рукавов Амударьи и других рек, а также
значительные впадины, служившие некогда обширными водоёмами. Вода в
К.-кумах встречается только в колодцах и каках. Колодцы расположены
обыкновенно на такырах и почти все содержат более или менее солоноватую
воду, иногда непригодную для питья; среди К.-кумов расстояние между
колодцами 20 - 30 вер., нередко 150 - 170 верст. Как - представляет лужу
дождевой воды, сохраняющейся в более низких местах такыров довольно
продолжительное время, причём в местах кочевок или у дорог такие каки
иногда искусственно углублены или защищены глиняным возвышением. Вся
огромная площадь их населена крайне слабо в исключительно кочевниками
(киргизы, туркмены), стада которых, переходя с места на место, в течение
года находят здесь скудный корм для своего пропитания.
В. М.
Карандаш (crayon, pencil, Bleistift). Первое употребление К.
относится к последнему периоду классической древности, но, по-видимому,
приготовление таких К. было потом забыто. В XI столетии вместо К. стали
употреблять свинцовые палочки. Первое описание К. из графита,
обделанного в дерево находится, в трактате о минералах Конрада Геснера,
в 1565 г. Около этого же времени в Кумберланде открыто было
Боровдальское месторождение графита в сплошных кусках; их распиливали на
пластинки, шлифовали, затем распиливали на палочки и обделывали в дерево
или тростник. Этого рода К. давали хорошую черту, легко стирающуюся
резинкой, но были дороги и теперь стали редкостью, потому что
Боровдальское месторождение истощилось и сплошные куски графита
подходящего качества стали редки. Теперь К. приготовляются по способу
открытому Конте в Париже в 1795 г., из разных сортов богемского и
сибирского графита с прибавкой от 30 до 50% чистой глины для
обыкновенных К. Центр этой фабрикации Нюрнберг, где находится также
известная фабрика A. W. Faber, основанная еще в 1761 г., и где этим
делом занято более 5000 челов., производящих до 250 мил. К. в год, на
сумму около 4 милл. р. У нас в России значатся только 4 фабрики К.: в
Москве Никитина (основана в 1842 г.) и Карнаца, в Риге Глезера и в
Вильно Тараканова; все вместе они производят в год К. на 100 тысяч р.,
достаточно хороших для обыкновенных надобностей. Графит и глину
размалывают отдельно, глину подвергают процессу "отмучивания"; для
лучших сортов К. то же делают и с молотым графитом. Для определения
пропорций смеси, графит и глину взвешивают в сухом виде, потом долгое
время мелют с водой в особого рода чугунных мельницах, придуманных Конте
и состоящих из чугунного сосуда в виде опрокинутого усеченного конуса, в
котором вращается другой такой же более низкий, полый конус, открытый
сверху и продырявленный снизу. Графитовая масса накладывается внутрь
жернова, проходит, вследствие центробежной силы, кверху между трущимися
коническими поверхностями, и опять переливается назад. Для формовки,
хорошо перетёртое тесто (отжатое в мешках под гидравлическим прессом)
прожимается особым винтовым прессом, устроенным на подобие макаронной
машины, чрез дырочки в дне цилиндра. Дырки эти скоро изнашиваются,
поэтому дно делается из легкоплавкого металла, который удобно можно
переплавлять и вновь отливать в особую металлическую форму, снабженную
коническими стальными стерженьками для образования дырок. Для лучшей
переработки массы её пропускают через такую машину многократно.
Окончательно сформированные К. принимают на гладкую доску, дают им
слегка подсохнуть, потом перекладывают на доску с прямыми желобками,
закрывают другой доской и дают досохнуть под прессом, чтобы обеспечить
прямизну. Просушенные стерженьки прокаливают в закрытых глиняных
капсюлях, в горизонтальном или вертикальном положении, пересыпав
предварительно порошком угля. Степень черноты и твердости К. зависит от
пропорции графита, температуры и продолжительности прокаливания. Очень
мягкие номера пропитываются затем жиром, воском или стеарином. Оправы
простых К. делают из елового, соснового или ольхового дерева, а для
хороших берут кипарис (Cypressus thyoides) и американский кедр
(Juniperas virginiana). В старину выстругивали фальцубелем глубокие
желобки в дощечке, вкладывали туда К., заклеивали остающуюся часть
желобка тонкой реечкой и отделывали каждый К. от руки. Теперь всё это
делается машинами. Сначала доски режутся круговой пилой на части вдвое
длиннее К., затем строгаются на машине и приводятся к определенной
толщине. Тогда каждый желобок для графита прорезывается соответственной
круговой пилой, а рядом сидящая более тонкая круговая пила отделяет в то
же время брусочек от доски. Графитовая палочка укладывается в намазанный
клеем желобок, сверху наклеивается покровная дощечка и прессуется ручной
работой. Неотделанные К. квадратного сечения обрабатываются в особой
машинке, состоящей из трубок с прорезами; когда К. вставят концом в
такую трубку, его захватывают вальки и проводят между быстро
вращающимися шарожками, действующими в прорезах трубки и гладко
срезывающими всё лишнее. Потом дерево шлифуют фланелью с порошком пемзы
и покрывают шеллаковой политурой или краской. Цветные К. приготовляются
подобными же приёмами, исключая прокаливанье.
Графитовый К. ценится за своё свойство давать на бумаге черно-серую
черту, которую можно уничтожить легким, но продолжительным стиранием
резинкой, куском натурального или вулканизированного каучука. Но эта
стираемость условная: если черта была проведена так сильно, что
врезалась в бумагу, то графит ещё можно снять с её продолжительным,
легким стиранием мягкой резиной, но вдавленный след останется. Более же
сильное трение поведет только к стиранию и порче самой бумаги, или же к
пятнам от приставания окрашивающего вещества резины. Жесткая же резина,
содержащая порошок пемзы и т. п., стирает как К., так и чернила,
разрушая вместе саму бумагу и непоправимо портя ее поверхность.
Поэтому-то для рисования и черчения приготовляются К. разной степени
твердости и черноты; наибольшей славой пользуются К. с клеймами: A. W.
Faber, Johann Faber и HarmuthDoderlein, в Вене. Самые черные и мягкие К.
обозначаются ВВВВВВ, ВВВВ и ВВ с. №1; они употребляются для тушевки
рисунков; тверже и менее черны К. с НВ и №2, употребляющиеся для той же
цели. Для контуров рисунков, для чертежей остающихся в К. и для писания
идут довольно легко стираемые F, №3. Для чертежей, покрываемых тушью,
пользуются К., обозначаемыми от H до Н. Н. Н. Н. Н. Н; они дают тонкую,
слабую черту, но столь тверды, что мало изнашиваются и почти не
поддаются ножу: оттачивать их острие надо на мелком напилке или на
наждачной бумаге. Фотографы употребляют К. для ретушировки негативов:
чтобы заделать дырочки и разного рода недостатки лакированную
поверхность негатива зарисовывают К., но желаемую степень непрозрачности
достигают, главным образом, выбором соответственного № К. Кроме
графитовых К. приготовляются ещё разные цветные. Черный итальянский К.
для рисования делается из кусков особого рода сланца, но Конте
приготовляет их искусственно из графита с сажей такой черноты, какой не
могли К. сообщить иностранные фабриканты. К. других цветов
приготовляются частью из естественных горных пород, как, например, из
кровавика (sanguine), но большей частью из смеси глины, гипса или
талька, и непрозрачных красок, причём связующим веществом служит гумми,
раствор шеллака в спирте, воск с салом и т. п. Для надписей на стекле
делают особые мягкие К. из смеси воска, сала и землистой краски.
Чернильные, копировальные К. приготовляются тоже из глины с большой
примесью или анилиновой краски, или же экстракта кампешевого дерева с
средней азотнохромовой солью. Если бумагу увлажнить, то черты принимают
чернильный вид и дают отпечаток в копировальном прессе. Особый сорт
рыхлых цветных К. служит для так называемой пастельной живописи.
Угольный К. (Fusain) состоит из обугленных ветвей березы, крушины или
другого мягкого дерева.
В. Лермантов.
Карась (Carassius) - род рыб из семейства карповых, близкий к роду
карп и отличающийся главным образом отсутствием усиков и однорядными (4
в ряде) глоточными зубами. Если не считать за самостоятельный вид
золотую рыбку, то к этому роду относится лишь один вид - обыкновенный К.
(С. vulgaris). Спина его очень высокая, тело сильно сжато с боков и
закруглено на спине и брюхе, морда тупая, рот узкий, губы тонкие, лоб
очень широкий, хвостовой плавник со слабой вырезкой. На толстом костяном
луче в спинном и заднепроходном луче мелкие зубчики по заднему краю.
Длина обыкновенно не превышает 10 - 20 стм., редко достигает 50 стм.;
вес обыкновенно не превышает 2 - 3 фунтов, но в некоторых русских озёрах
он достигает гигантских размеров (в Чухломском озере Костромской
губернии и некоторых других - 10 - 12 фн., в Катасминском озере
Богословского округа - 14 - 15 фн.). Различают две главные разности:
более широкого озёрного К., у которого длина головы равна половине
высоты тела, цвет спины буро-зелёный, бока от буро-желтого до медного, с
золотистым блеском, брюхо желтовато-белое. У другого, прудового карася.
(С. gibelio), тело ниже и длина головы более 1/2 высоты тела, бока от
светло-желтого до серебристо-белого цвета. Грудные, брюшные и
заднепроходный плавник темно-красного или красного цвета. К. водится в
пресных водах и притом лежащих на низменностях, но иногда встречается и
в солёных озёрах (напр. в Барабе). Весьма неразборчив, живёт в озёрах,
прудах, даже в полуподземных водах, почти совершенно заросших трясиной
озёрах и т. п. с тинистым и иловым грунтом; питается растительными и
животными веществами. Область распространения его - Европа и Азия (у нас
на С до Архангельска и в Финляндии до 64 - 65(с. ш.; на В в Сибири,
кроме самой сев. и вост., в Туркестане найден лишь в арыках Амударьи); в
Испании К. разведён искусственно, во Франции его почти вовсе нет. К.
легко выживает и разводится в прудах, хотя он значительно менее плодовит
чем карп. Время метания икры май и июнь. Мясо вкусно.
Н. Кн.
Каратыгин (Василий Андреевич) - знаменитый русский трагик, сын Андрея
К. Род. 26 февраля 1802 г., умер 13 марта 1853 г. Учился в горном
корпусе и затем служил в департаменте внешней торговли. Домашние
спектакли в доме его отца, знакомство с Катениным и кн. Шаховским
привлекли его к театру. Кн. Шаховской старался создать из него артиста в
традициях господствовавшей тогда напыщенной манеры игры, что и оставило
в нём следы на всю жизнь. Более благодетельно для К. было влияние П. А.
Катенина, познакомившего его с греч. и латинскими классиками и с лучшими
произведениями франц. литературы. Дебюты К. на спб. Имп. сцене в 1820 г.
в ролях Фингала (траг. Озерова) Эдипа ("Эдип в Афинах", Грузинцева),
Танкреда и Пожарского (траг. Крюковского) были весьма удачны. Уже одна
величественная фигура К. и выразительное лицо его производили огромное
впечатление на зрителей. Белинский передаёт, что театр дрожал от
рукоплесканий, когда Велизария, увенчанного лаврами, везут в
триумфальной колеснице, а между тем К. не говорил при этом ни одного
слова. Сначала К. играл в классической трагедии; затем, с 1828 г.,
проникает на нашу сцену романтизм, и К. играет героев новой франц.
драмы; наконец, он переходит к Шекспиру, играет Гамлета, Лира, Отелло,
Кориолана. Роль Карла Моора ("Разбойники" Шиллера) вызвала переворот в
артистической деятельности К. Замечательно трудолюбивый, он исполнял
несколько десятков ролей самого разнообразного и серьёзного репертуара.
Дарование К. не природное, а выработано всесторонним и глубоким
изучением предмета; он с одинаковым успехом исполнял совершенно
противоположные по характеру роли. К. уступал знаменитому своему
современнику, Мочалову, в глубине чувства, но превосходил его
совершенством техники. Лучшими его ролями были Людовик XI и Лейчестер
("Мария Стюарт"). У Вольфа указаны 37 переводных комедий и драм К.,
шедших на императорской сцене, между прочим - несколько драм Дюма, "Лир"
и "Кориолан" Шекспира, "Мессинская невеста" Шиллера и др. Некоторые
переводы К. исполняются поныне ("Графиня Клара д'Обервиль"); немногие
изданы: "Двое за четверых" (в стих., СПб., 1827); "Женатый философ"
(тоже) и др. Ср. В. В. В., "Портретная галерея русских сценических
артистов" ("Репертуар", 1841, приложение, и 1843); "Воспоминания"
Булгарина ("Северная Пчела", 1853, №№ 61 и 64) и Н. Рамазанова
("Москвитянин", 1853, № 12); В. Стоюнин, "Первое сценическое образование
К." ("Музыкальный и Театр. Вестник", 1856, №№ 1 и 27); "Иллюстрированный
альманах журнала Мода" (СПб., 1857); К. Тагильский, "Воспоминание о К."
(СПб., 1858, из газ. "Золотое Руно"); Г. Максимов, "Свет и тени" (СПб.,
1878, гл. 1): "Записки" С. Жихарева, Ф. Вигеля, П. Каратыгина, Р.
Зотова, Ив. Панаева, Кс. Полевого; Белинский, "Сочинения" (I - III и
IX); "Письма К. к П. А. Катенину, 1825 и 1837" ("Русская Старина", 1880,
т. XXIX), также "СПб. Ведомости" (1871,. № 130) и в брошюре "Из бумаг
кн. В. Ф. Одоевского" (из "Русского Архива", 1864, №№ 7 и 8); "Первый
дебют В. А. К." и "Последние дни В. А. К." ("Русская Старина", 1889,
июль); "Русские бывшие деятели" (изд. Баумана, т. II); "Хроника спб.
театров" Вольфа (СПб., 1877, ч. 1); Бураковский, "Очерк истории русской
сцены" (СПб., 1877, стр. 39 - 53).
Ум.
Карачи (Karachee или Karrachee) - гл. приморский порт в Синде, в
Остиндии, на берегу Индийского океана; соединён жел. дорогой с
Гайдерабадом на р. Инде. Недавно ещё К. состоял по большей части из
жалких лачужек, разбросанных по низменному, песчаному берегу, но теперь
хорошо обстроился и торговое значение его растёт, благодаря тому, что
гавань его - единственная вдоль этого берега, в которую могут входить
большие суда. Гавань защищена мысом Мунора и мунорским волноломом;
главные предметы вывоза - пшеница и льняное семя. По оборотам вывозной
торговли, К. пятый порт Брит. Индии. В 1839 г. К. взят англичанами,
которые и сделали из него военный порт. Жит. 104250.
Карбид (Carbidkohle, carbone de recuit) - представляет собой
определённое химическое соединение железа с углеродом, соответствующее
формуле Fe3C4, встречается в хорошо отпущенной стали. С давних времён
было известно, что углерод в чугуне находится в двух различных видах: а)
в виде графита, выделяющегося при медленном остывании чугуна, и б) в
виде углерода, химически связанного с железом. Благодаря работам
Ринмана, Карстена, Карона, Оккермана и др., которые занимались
исследованием свойств закалённой и незакалённой стали, оказалось, что
соединенный углерод, в этих разных состояниях стали, находится в двух
видах. Один из них, находящийся в хорошо закаленной стали, при обработке
холодной и разбавленной серной или соляной кислотой, почти весь дает
углеводороды или растворяется; другой, находящийся в хорошо отпущенной
стали, оставляет, при подобной обработке, довольно значительный осадок
аморфного углерода, который исчезает только при продолжительном
кипячении. Первый из них назван закаливающим углеродом (Hartungskohle),
а второй - цементующим углеродом (Cementkohle). Карон утверждал, что
цементующий углерод представляет собою углерод свободный, который
вступает в соединение с железом, т. е. переходит в закаливающий углерод,
только под действием быстрого охлаждения или ударов молота. Профессор
Мюллер, подвергая сталь действию разбавленной серной кислоты в атмосфере
светильного газа, нашёл, что закаливающий углерод обратился в
углеводород, а остаток представлял особое твердое вещество, обладающее
магнитными свойствами и состоящее, главным образом, из железа и
углерода, кроме того от 1/2 до 1% воды и небольшое количество фосфора.
Содержание углерода в этих остатках колебалось от 6,6 - 7,7.
Одновременно с ним занимались этим вопросом английские ученые: Абель и
М. Деринг и пришли тоже к аналогическим результатам. При своих
исследованиях они употребляли раствор хромовой кислоты, состоящий из 90
гр. серной кислоты в смеси со 100 гр. двухромокалиевой соли. Они пришли
к следующему заключению: а) что в незакаленной или хорошо отпущенной
стали углерод распределяется равномерно по всей массе в виде
определенного химического соединения с железом, карбида, которого состав
Fe3C4; б) что в закалённой стали углерод находится в аморфном состоянии
и не представляет никакого определённого соединения с железом. Если
отпустить закалённую сталь, то углерод из аморфного состояния переходит
опять в соединение с железом в виде К. При медленном остывании куска
стали, нагретого до высокой температуры, образуется К. и распределяется
равномерно в остальной массе железа. При быстром же охлаждении стали -
это соединение не может образоваться. Наконец Осмонд и Верт, хотя другим
путем, пришли тоже к тому же результату. Выделяя из стали углеродистое
соединение по способу Вайльса, т. е. разлагая кусок стали при помощи
гальванического тока, они получили осадок, который состоял из маленьких
микроскопических блёсточек, притягиваемых магнитом и, как показал
анализ, состоял из железа, углерода и некоторого количества воды. Это
тоже самое соединение углерода с железом, которое Абель назвал К., Caron
- цементующим углеродом, Осмонд и Верт - углеродом отжига (Glьhkohle),
Ледебур - углеродом нормального углеродистого соединения (gewцhnliche
Carbidkohle); Сорби, в своих микроскопических исследованиях -
перламутровой составной частью (pearly constituent of iron), a Howe -
перлитом (Perlyte), наконец, Веддинг - кристаллическим железом
(Krystalleisen). Из своих микроскопических исследований Осмонд и Верт
пришли к убеждению, что К., распределяясь равномерно в стали, образует в
массе металла сплошную сетку, в промежутках которой помещается
металлическое железо. По их мнению, сталь образована из маленьких
многогранных гранул мягкого железа, окружённого углеродистым железом, т.
е. из отдельных ячеек, которых ядро составляет мягкое железо, а оболочку
К. Этот К. служит вместе с тем цементом, т. е. связующим веществом для
соседних ячеек. В закаленной стали блестки К. находятся в незначительном
количестве и в разъединённом состоянии, и уже в этом случае К. не играет
роли оболочки, а является равномерно распределённым во всей массе стали.
Как при большинстве химических явлений, так и здесь, при образовании К.
или перехода его в углерод закала, замечаем поглощение или выделение
тепла, что имеет место приблизительно около 700°. Таким образом К.
представляет определённое соединение, выделяющееся при медленном и
постепенном охлаждении стали (нагретой до светло-красного каления) между
700° и 600°; по мнению Осмонда, он распределяется в виде сетки,
окаймляющей зёрна мягкого железа, хотя, по Веддингу и Ледебуру,
наоборот, это углеродистое железо распределяется в массе стали в виде
зёрен.

Литература: "Comptes Rendus" (т. LVI, стр. 43 - 211); "Zeitschrift
des Vereins deutscher Ingenieure" (т. XXII, стр. 385); "Stahl und Eisen"
(1888, т. VIII, стр. 291); "Metallurgy of Steel"; М. Howe; "Stahl und
Eisen" (1885, т. V, стр. 489; 1886, стр. 379; 1887, стр. 448; 1888, стр.
369); "Горный Журнал" (1886, т. III, стр. 138; 1886, № 9; 1888, № 2 и
1889, № 1); Osmond, "Trasformation du Fer et du Carbonne dans les fers";
Osmond et Werth, "La theorie cellulaire des proprietйs de l'acier" (в
"Ann. des Mines", 1885, т. 8, стр. 5); F. Abel. "Carbon in Steel" (в
"Engineering", 1886, т. XXXIV, стр. 150).
А. Ржешотарский.
Карбонарии (от итальян. слова carbonari - угольщики) - тайное
политическое общество революционного оттенка, игравшее видную роль в
истории Италии и Франции в первые 3 десятилетия XIX в. Задачей этого
общества было уничтожение политического деспотизма во всех его видах и
установление свободных демократических учреждений. Одни возводят его ко
времени Франциска I, другие - к XI в., третьи - к эпохе борьбы гвельфов
и гибеллинов, когда первые скрывались от преследования последних в
лесах, в хижинах угольщиков, от которых будто бы и получили своё
название. К. могли получить это название и в ту пору, когда они
скрывались от преследования Мюрата в горах Калабрии и Абруццо, где
сильно был развит промысел угольщиков. Политическое значение К. получают
только в начале XIX в., со времени борьбы их против тирании Бурбонов, а
потом - против французского владычества в Неаполе. Неаполитанский король
Мюрат на первых порах относился к К. довольно благосклонно, признавая за
ними культурное значение. Благодаря этому К. быстро распространились в
Неаполитанском королевстве и пустили глубокие корни в народе. Узнав о
сношениях К. с Фердинандом I, находившимся тогда в Сицилии, где он играл
роль конституционного короля, и о замысле их низвергнуть франц.
владычество в Неаполе, Мюрат стал преследовать К. Под начальством своего
вождя, Капо-Бьянко, К. принуждены были удалиться в горы Абруццо и
Калабрии, организовались здесь и начали вести борьбу против Мюрата; но
Капо-Бьянко был арестован и казнён. Оправившись после этого удара, К.
помогли Фердинанду овладеть престолом. Скоро им пришлось разочароваться
в надеждах, возлагавшихся на этого короля: по возвращении к власти, он
обнаружил стремление к деспотизму. К. начинают составлять заговоры
против Бурбонов. Численность их в то же время быстро возрастает. В 1819
г. в Неаполит. королевстве на 25 чел. приходилось, по крайней мере, по
одному К. К 20-м годам К. получили широкое распространение по всей
Италии. В рядах их стояли главным образом представители средних классов
общества - офицеры, студенты, артисты и даже священники. Общая
численность К. достигала в ту пору до 700000 чел. Общей идеей,
воодушевлявшей их, было свержение чужеземного ига и уничтожение тирании.
Подобно масонам, с которыми у них было много общего, К. окружали свои
собрания большою таинственностью, создали целую систему мистических
обрядов, выработали особую фразеологию, выражения которой заимствованы
были частью из св. Писания, частью из ремесла угольщиков. Место собрания
К. называлось "baracca", или хижина; провинция, в которой происходило
заседание - "лесом", самое собрание К., или ложа - "vendita",
совокупность "хижин" - "республикой". "Очистить лес от волков"
- значило освободить отечество от тиранов. Символом тирании являлся
волк; величайшую жертву её видели в Христе, символом которого служил
агнец. Выражение: "мщение волку за угнетение агнца" сделалось лозунгом
общества. Каждый член его должен был клясться в том, что будет соблюдать
в тайне как самое существование общества, так и его уставы, символы и
терминологию; слепо и безусловно повиноваться всем приказаниям,
исходящим из верховной ложи, памятуя, что все они имеют в виду главную
цель - достижение всеобщего блага; жертвовать, наконец, собственностью и
жизнью для общего дела. Для сопротивления гнёту, для подания помощи
"братьям" каждый К. обязан был иметь при себе ружье с 50 патронами.
Нарушивший клятву наказывался смертною казнью. Все К. делились на 3
степени: учеников, магистров и великих избранников. Италия была
разделена на несколько К. провинций, центрами которых были Рим, Неаполь,
Венеция, Милан, Турин и Флоренция. Главное управление находилось в Риме;
в отдельных городах были трибуналы К., служившие посредниками между
центральным управлением и низшими членами общества, деятельностью
которых они руководили. Попытки дать К. строгую централизованную
организацию в Италии были, однако, большею частью неудачны. Как борцы за
свободу и национальную независимость Италии, К. были главными
виновниками неаполит. революции 1820 г., беспорядков в Папской области в
том же году и пьемонтской революции 1821 г. В Риме против К. Пием VII
организовано было общество санфедистов. К началу 30-х годов, вследствие
соединенных усилий реакционеров и австрийских войск, К., как
самостоятельное общество, перестали существовать. Многие из них преданы
были казни или погибли в австрийских тюрьмах. Остатки К. в 1830 и 1831
гг. слились с обществом "Молодая Италия". Из Италии К. проникли ок. 1820
г. во Францию. Предполагают, что основателем первой ложи К. во Франции
был масон Дюжье (Dugied), находившийся в личных сношениях с
неаполитанскими К. Друзья его, большей частью студенты, были тем ядром,
из которого выросло франц. карбонарское общество, получившее, благодаря
организаторскому таланту Базара, более прочное устройство, чем в Италии.
Французские К. преследовали широкие демократические задачи, не вполне,
впрочем, определенного характера. Главным их стремлением было избавить
Францию от навязанного ей извне правительства и дать народу возможность
создать самому желательную для него форму правления. Устав общества К.
был заимствован французами у итальянцев, но подвергнут значительным
изменениям. Доступ в общество не представлял здесь таких затруднений и
не был обставлен такою торжественностью, как в Италии. Благодаря этому,
число К. во Франции быстро возрастало, затем, в отличие от итальян. К.,
французские подчинены были более строгому единству и централизации;
между отдельными ложами карбонариев установлена была полная иерархия.
Все ложи делились на 4 степени: частные ложи ("ventes particuliйres"),
центральные ("v. centrales"), высшие ("hautes ventes") и верховная ("v.
supreme"), из которой исходили распоряжения, быстро передававшиеся от
высших лож к низшим, рассеянным по всей Франции. Сношения между 4
степенями лож организованы были таким образом, что легко можно было
скрыть следы их существования и деятельности от внимания полиции. Каждая
"частная ложа" состояла из 20 членов и выбирала по одному депутату;
депутаты 20 "частных лож" составляли 1 "центральную ложу" и в свою
очередь избирали одного депутата, который обязан был сноситься с "высшей
ложей"; последняя, наконец, также имела своего депутата, посредством
которого поддерживала сношения с "верховной ложей". Члены разных лож
оставались неизвестны друг другу; им было запрещено, под страхом
смертной казни, стараться узнать членов других лож. В случае опасности,
цепь, связывавшая различный ложи К., легко прерывалась, и жертвой
преследования полиции могло быть отдельное лицо или, в крайнем случае,
отдельная ложа, но не всё общество. Сношения между отдельными группами
производились исключительно через депутатов, путём устных переговоров;
всякие письменные сообщения были запрещены. При вступлении в общество
каждый член должен был принести присягу в соблюдении тайны относительно
существования общества и его актов, быть вооруженным ружьем с 25
патронами и оплатить право входа в общество 5 фр. Кроме того, каждый
член обязан был делать ежемесячные взносы в размере 1 фр. Аналогичная
организация существовала и в армии, где 4 степеням лож соответствовали
военные подразделения на "legions", "cohortes", "centuries" и
"manipules". Как и масонские ложи, каждая ложа К. имела свое особое
название. В Париже особенно знаменитыми были ложи "Washington",
"Victorieuse", "Belisaire", "Sinceres", "Amis de la verite" и др.
Политическая роль К. в эпоху реставрации не подлежит сомнению. Ложи
карбонариев были очагом оппозиции против Бурбонов. В их ряды стали такие
представители либеральной партии, как Лафайет, сделавшийся главою
общества, Корселль, Мерилу, Жак-Кёхлин, де Шуан, Арнольд Шеффер, Барт и
др. Число К. лож во Франции быстро возрастало и в короткое время
достигло 2000, с 40000 членов. Политич. значения К. не лишились и после
неудавшихся им революционных попыток в 1821 г. в Бельфоре, Ларошели,
Сомюре, стоивших им многих жертв. Июльская революция встретила со
стороны К. деятельную поддержку. После 1830 г. К. во Франции постепенно
приходят в упадок, так как программа их, носившая исключительно полит.
характер, не удовлетворяла новым общественным запросам. Кроме Италии и
Франции, карбонаризм существовал в Германии и Испании, но не получил там
значительного развития.

Литература: Alison, "History of Europe from the fr. revolution to the
restauration of the Bourbon" (т. II); P. Colletta, "Storia del reame di
Napoli, 1734 - 1825" (Флоренция, 1856, 3 изд., 1. IX); Louis Blanc,
"Hist. de dix ans"; B. Malon, "Hist. du socialisme"; De la Hodde,
"Histoire des societes secretes"; Duchamp, "Les societes secretes et la
societe"; Saint Edme, "Constitution et organisation des carbonari";
Heckethorn, "Secret societies"; Charles No, "Les carbonari" (1887).
В. П - ий.
Карбункул (от лат. carbunculus, уголёк, вследствие часто замечаемого
в К. чёрного окрашивания; немец. Karbunkel; франц. anthrax; англ.
carbuncle; латин. Anthrax) - скоротечно развивающийся узелок кожи
темно-красного. цвета, болящий, напряженный, обыкновенный исход которого
есть омертвение. Различают две формы: 1) К. возникает в виде маленького
плотного узелка, который лежит в коже и не обособлен резко от окружающих
частей; через некоторое время он увеличивается в объеме и может
достигнуть величины с гусиное яйцо и больше. Предоставленный самому
себе, он уже через несколько дней подвергается размягчению, причём
покрывающая его кожа истончается и истыкана множеством маленьких
отверстий, из которых, при надавливании, вытекает жидкий, кровянистый
гной. Иногда кожа разрушается на всем пространстве опухоли, превращаясь
в гнилостного цвета кашицу, или же вся омертвевшая масса ссыхается в
бурый или черный кожистый струп, по отпадении которого наступает
образование рубца. Иногда развитие К. сопровождается лихорадкой с
потрясающими ознобами, и мы имеем тогда перед собою картину гноекровия,
от которого больные умирают. Но смерть может произойти также от
постепенного изнурения сил, вследствие обильных потерь соков. Другие
опасные для жизни явления могут возникнуть вследствие положения К.
вблизи гортани или сывороточных оболочек, на которые и переходит
воспалительный процесс. Лечение должно состоять в своевременном
рассечении опухоли. Злокачественный карбункул развивается у человека от
прикосновения к больным сибирской язвой животным и начинается в виде
маленького красного пятна, очень быстро превращающегося в твердый
узелок, на верхушке которого возникает окруженный красным ободочком
пузырек. Последний лопается и ссыхается в струп, в окружности которого,
вместе с дальнейшим распространением красноты и затверделости, высыпает
венок новых пузырьков, тоже ссыхающихся и содействующих увеличению
первоначального струпа. Болезнь влечёт за собою обыкновенно сильные
расстройства общего состояния, обмороки, спячку, поносы, рвоту,
лихорадочное состояние, принимающее характер гнилостной лихорадки;
смерть наступает обыкновенно в конце 1-й недели после заражения. На
местах с весьма нежной кожей, как на веках, на шее, под мышками, вместо
плотного пузырька образуется рожистый отек.
Карбункул (ветерин.) - горячая, в высшей степени болезненная опухоль
в коже, распространяющаяся в ширь и глубь. Она состоит из целого ряда,
сидящих друг возле друга, фурункулов (чирьев), которые, в свою очередь,
представляют местное воспаление и нагноение с частичным омертвением
кожных желез и окружающих их тканей. Это довольно опасная болезнь,
ведущая иногда к смерти. Происхождение ее объясняют заражением микробом
(Staphylococcus aureusu St. albus). Впрочем, в описанном виде К.
встречается весьма редко у домашних животных, обыкновенно же им
сопровождается карбункулезная форма сибирской язвы и тогда К.
представляются быстро увеличивающимися, в начале твердыми, горячими и
болезненными, потом холодными и безболезненными опухолями кожи,
переходящими в омертвение. Кроме этих двух форм существует инфекционная
болезнь рогатого скота эмфизематозный К. (charbon symptomatique). Прежде
болезнь эту описывали как особую форму сибирской язвы под различными
названиями: шума, гангренозного шума, черной, летучей и холодной
гангрены, карбункуловой болезни, антраксной эмфиземы. В настоящее время,
благодаря целому ряду научных исследований и особенно новейшим
французских ученых Арлуена, Корневена и Тома, болезнь эта признается за
совершенно самостоятельную, ничего общего с сибирской язвой не имеющею.
Характерными признаками её считаются: высокая температура (до 42° Ц.),
прекращение приема корма, вялость и появление на различных частях тела -
бедрах, шее, лопатке, подгрудке, пояснице, редко на слизистых оболочках
полости рта и зева - характерных опухолей (К.). В начале эти небольшие и
чрезвычайно болезненные опухоли быстро, в несколько часов, достигают
громадных размеров и тогда становятся холодными; при надавливании
слышится треск (характерное явление). При разрезании опухоли, достигшей
больших размеров, животное не ощущает боли; из надрезов вытекает
темно-красная жидкость. Болезнь продолжается от 143 до 3 суток и почти
всегда смертельна. Ею заболевают только молодые животные от 1/2 до 4
лет. Появляется она в известных местностях Германии, Франции, Бельгии,
Верхней Италии, Алжире и др., у нас же в России её часто до сих пор
смешивают с сибирской язвой. Наибольшее развитие её в летние и весенние
месяцы. Заражаются животные преимущественно на пастбищах: заражение
животного от животного происходит только искусственным путем
(впрыскиванием заразы). Причины появления - колбообразной формы бациллы,
обладающие движением. Яд эмфизематозного К. чрезвычайно стоек:
высушенный, он действителен в продолжение двух лет; в трупах даже через
6 месяцев зараза не уничтожается; высокая температура (110° Ц.)
уничтожает заразу в сухом виде только через 10 часов, но в растворе
сулемы (1:1000) зараза погибает. Заражение происходит только через
глубокое повреждение кожи. Лечение безуспешно. Предохранительный меры -
невыпускание скота на пастбища, где были случаи заболевания этой
болезнью, и оздоровление таких пастбищ, равно строгие
ветеринарно-полицейские меры. В настоящее время с большим успехом
производятся предохранительные прививки ослабленным ядом, по способу
вышеупомянутых французских ученых через впрыскивание на конец хвоста.
Такая прививка совершенно безопасна и не вызывает заболевания; лучшее
время для неё - весна.
А. С.
Каргополь - уездный город Олонецкой губ., в 609 в. к В от губ. г., на
Петербургско-Архангельском почтовом тракте, на лев. берегу судоходной р.
Онеги, в 3 в. от истока её из оз. Лача. К. (в старинных актах Каргополе)
впервые упоминается в 1447 г., когда здесь нашёл убежище Димитрий
Шемяка, спасаясь от преследований вел. кн. Василия Васильевича Тёмного.
Нет сомнения, что Каргополь основан гораздо ранее XV ст.: берега р.
Онеги, одного из путей в Поморье, были заняты новгородскими колонистами
уже в XII ст., а в XIV ст. появились монастыри в Каргопольском крае. С
падением Новгорода (1478) земли по р. Онеге, до самого моря, составили
Каргопольский у., под управлением особого наместника. В XVI в. К. был
значительным торговым городом. Когда Иоанном Грозным К. был отнесён к
опричнине, в нём было 476 двор. одних тяглых людей. В 1612 г. К. отбил
приступы "польских и литовских людей и русских воров", а в 1614 г.
выдержал продолжительную осаду казацких шаек. В 1703 г. К. причислен к
Олонецкой верфи, в 1708 г. - к Ингерманландской губ., в 1776 г. -
назначен уездным городом Олонецкой пров. Новгородского наместничества, в
1784 г. - уез. городом Олонецкого наместничества, а с 1801г. состоит
уездным городом Олонецкой губ. Герб К. - баран в голубом поле, лежащий в
огне на дровах. Жит. 2712; из них дворян потомственных 130, личных 209,
духовного звания 110, почётных граждан 33, купцов 74, мещан 1570,
крестьян 370, военных служащих 113, отставных 31, запасных нижних чинов
48, иностранцев 1, разночинцев 11. Православных 2689, римско-католиков
14, лютеран 9. Церквей правосл. 17 (в том числе 15 каменных), часовен 3.
Земская больница на 45 кроватей, богадельня для 30 чел. и детский приют
с ремесленным классом, для обучения мальчиков переплетному и столярному
ремеслам. Духовное мужское училище с 51 уч., городское 3-х классное
училище с 100 уч., женское приходское с 73 уч. Домов каменных 11,
деревянных 331, магазинов для склада товаров 7, лавок 37; 1 винокуренный
зав., 1 водочный, 1 пивоваренный и 3 скорняжных. Производство их
достигает суммы 62000 руб. Купеческих свидетельств 2 гильдии выдано 30,
на мелочной торг 14, промысловых 16. Общественный банк; еженедельные
базары и 2 ярмарки; клуб; общество улучшения народного труда (в память
царя Освободителя Александра II), на средства которого открыт при
городском училище класс ручного труда; благотворительное общество и
свято-духовское приходское попечительство. Пристань на р. Онеге. 2
плавучих моста чрез р. Онегу. Городской доход 12361 руб. Городской земли
4648 дес. За городом 2 монастыря, основанные, по преданию, в XIV ст.:
женский Успенский и Спасский мужской. Главная промышленность - выделка
беличьих мехов, которые сбываются на Нижегородской ярмарке - постепенно
падает: в 70-х годах выделывалось белки до 2 миллионов штук, ныне не
более 150000. Хотя К. в настоящее время не имеет прежнего торгового
значения, всё же он остается лучшим городом в губернии после
Петрозаводска и Вытегры и один лишь носит отпечаток старинного русского
города.
Каргопольский у. занимает юго-вост. часть Олонецкой губ. Пространство
19791 кв. в., в том числе под озерами 584 кв. в. Площадь уезда
представляет невысокую плоскую возвышенность за исключением зап. части,
куда проникают ветви Олонецких гор. Почва уезда преимущественно
глинистая, иногда с значительной примесью перегноя, местами песчаная, а
также известковая и гипсовая, по производительности считается лучшею в
губернии. Орошение обильное. Озёр, кроме мелких, считается 37; из них
оз. Лаче занимает площадь в 330 кв. в., оз. Кенозеро (на границе
Пудожского у.) 90 кв. в., оз. Лекшмозеро 31 кв. в. Из оз. Лача вытекает
главная река уезда Онега, на берегах которой главным образом
сосредоточилось население; из притоков её наиболее значительные: с лев.
стороны р. Кена, с пр. р. Волошка и р. Моша. Болот очень много, особенно
в бассейне pp. Моши и Волошки. Лесами особенно богата малонаселённая
вост. часть уезда; кроме обычных в Олонецком крае хвойных пород (сосны и
ели) встречается также лиственница. Жит., не считая города, 77547, в том
числе дворян потомственных 15, личных 60, духовного звания 543,
монашествующих 125, почётных граждан 66, купцов 1, мещан 39, военных
(запасных нижних чинов и отставных) 2912, разночинцев 40, крестьян
73736. Православных 76564, единоверцев 569, раскольников 306,
римскокатоликов 5, лютеран 5, евреев 8. Уезд делится на 3 стана и 23
волости. Селений 845, двор. 12640. Монастыри, кроме двух подгородных -
Ошевенский-Александров и Челмозерская пустынь. Првсл. црк. приходских 80
(из них 19 кам.) и монастырских 8; 2 единоверческих црк.; часовен 259.
Училищ министерских 8, земских 45, церковноприходских 12, школ грамоты
7; учащихся 1952 мал. и 471 дев. Магазинов для склада товаров 64, лавок
140; зав. кожев. 12, дегтекурных 102, скорняжных 3. Лошадей 16195,
рогат. скота 28466 шт., овец 24295, свиней 4. Казённых земель числится:
оброчных статей 4992 дес. и лесных дач 994552 дес. Бывшим
государственным крестьянам (26053 рев. души) отведён надел в 950392
дес., в том числе удобной земли 573615 дес., неудобной 268539 десятин, и
лесного наделу 108237 дес. У бывших помещичьих крестьян (9 рев. душ)
выкуплено земли 55 дес. В руках сельского духовенства 2381 дес., земель
частных владельцев 394 дес. Бюджет земства - 105914 руб. (на 1894 г.), в
том числе на народное образование 24975 р., на медицинскую часть 23901
руб. К. у. сплошь заселён великоруссами, потомками новгородских
колонистов, но живо ещё предание о первоначальном населении этого края,
давно уже исчезнувшем - о заволоцкой чуди. Основное занятие жителей -
земледелие. Каргопольский у. считается житницей Олонецкой губ., так как
производит хлеба более, чем требуется для собственного продовольствия.
Излишек хлеба сбывается главным образом в Онежский у. Архангельской
губ.; идёт также на винокурение и пивоварение. Сеют рожь, овес, ячмень,
лён, горох, коноплю, отчасти яровую пшеницу. Огородничество
незначительно. Трехпольная система земледелия преобладает везде у
крестьян над переложной и подсечной; существование двух последних систем
обусловливается, главн. обр., недостатком удобрения, вследствие
малочисленности скота. Во многих местах крестьяне приговорами запрещают
устраивать подсеки в своих лесах. Средний урожай ржи и ячменя на лучших
землях сам 6 - 7, овса сам 5 - 6. В некоторых местах у крестьян
начинается травосеяние (тимофеевка). Другие средства к существованию -
охота, преимущественно на белку и рябчика, рыболовство, рубка и сплав
брёвен для лесопильных заводов в г. Онеге, дегтекурение (каргопольский
дёготь высоко ценится на рынке и употребляется при выделке лучших сортов
кожи), кожевенное производство, выделка мехов, выделка глиняной и
деревянной посуды, изготовление телег, колёс, корзин, предметов из
овечьей и коровьей шерсти, сбор рыжиков, известных в продаже под именем
каргопольских. Население занимается и отхожими промыслами - тягой судов
на Мариинской системе и работой на кирпичных заводах около СПб.
А. Воронов.
Кардинал (дат. Cardinalis, от cardo, дверной крюк). - К. называются
высшие духовные лица римско-католической церкви, принадлежащие ко всем
трём степеням священства и занимающие иерархически место непосредственно
за папой, выше всех архиепископов и епископов. Такое положение К.
приобрели постепенно. Уже при Феодосии В. слово Cardinalis встречается
как название чиновника. С V по XI ст. так назывались духовные лица,
занимавшие постоянные места при определённых приходских церквах (не в
сёлах), которые были прочно связаны с своими местами, "как дверь
соединена с крюком, на котором висит". В то время, как в других местах
титул К. падал и исчезал, в Риме он приобретал всё большее значение. Рим
делился на округа, из которых в каждом была своя главная церковь
(Titulus), и её настоятель назывался incardinatus, cardinalis. Эти
церкви были приходскими в собственном смысле; лишь в них преподавались
таинства. К. священники и К. диаконы Рима присутствовали в совете папы и
принимали значительное участие в его избрании, когда выбор зависел от
духовенства и народа, но считались ещё (как это можно видеть из соборных
актов) ниже всякого епископа. К.-епископов тогда ещё не было, но
епископы римской метрополии, конечно, принимали участие и в совете, и в
выборе папы. Лишь в XI в. эти подгородные епископы: Остии (ныне Остии и
Веллетри), Порто, Руфина (позже соедин. с Порто), Альбано, Сабинума,
Тускулума и Палестрины (Пренесте) были названы К. Важное значение в
истории развития сана К. имеет изданный на латеранском соборе декрета
папы Николая II (1059), в силу которого кардинальская коллегия получила
право выбора папы. Этот декрет сохраняет свою силу и в настоящее время:
папа может быть выбран лишь из числа К. При Иннокентии IV К. получили
место выше всех епископов и красную шапку, символически обозначающую,
что они до последней капли крови, не боясь смерти, будут действовать
"pro exaltatione sanctae fidei, pace et quiete populi christiani,
augmento et statu Sanctae Romanae Ecclesiae". Бонифаций VIII дал им
княжескую манитю, Павел II - право иметь белую лошадь с красным
покрывалом и золотыми поводьями. Пий V в 1567 г. запретил именоваться К.
тем, кто не получил этого сана от папы, а при Урбане VIII (1630) К.
получили титул "Eminentissimus", "Eminentia", который носили духовные
курфюрсты. Число К. бывало различно (в ХII в. редко более 30, нисходило
даже до 7) до 1586 г., когда, по декрету папы Сикста V, оно раз навсегда
было определено в 70 (по числу 70 старейшин израильских и 70 учеников
христовых): из них 6 К.-епископов, 50 К.-священников и 14 К.-диаконов.
Редко бывает, чтобы были заняты все 70 мест. К. священники и К. диаконы
носят титулы по именам римских церквей и капелл, при которых они
числятся. В своих и подчиненных им церквах К. имеют епископскую
юрисдикцию и кроме того много других привилегий. К. назначаются папой
сначала в тайном, потом в торжественном заседании консистории, с
соблюдением известных обрядов. Папа может назначить К., но некоторое
время не объявлять их имен, хранить их у себя в груди ("in petto"), при
чём счёт старшинства таких К. ведётся со дня заявления папы о
совершившемся назначении. Иностранцы, получившие сан К. по рекомендации
католических правительств и представлявшие при папских выборах своих
государей, назывались К. короны. В настоящее время этим правом
пользуются Франция и Австрия, а также Испания и Португалия (последние
назначают по одному К.). К., вместе с папой, образуют священную
коллегию, деканом которой считается старейший К. епископ. Образуя
папскую консисторию, они помогают ему в важнейших делах (causae
majores). Для заведования известным кругом дел из К. образуются
комиссии, называемые "конгрегациями". Далее, известные должности
папского управления занимаются К. Таковы: К. Camerlengo - заведует
финансами и от смерти одного до выбора другого папы занимает должность
блюстителя папского престола; К. викарий - заместитель папы в римской
епархии; К. вице-канцлер - председатель римской канцелярии; К.
статс-секретарь (министр иностранных дел), К. статссекретарь по
внутренним делам, К. главный пенитециарий, К. библиотекарь ватиканской
библиотеки и др. Главные наружные отличия кардинальского сана: красная
мантия, красная шапочка, красная (во время траура и поста - фиолетовая)
шапка с двумя шелковыми шнурами и с кистями на концах, которая
получается в Риме из рук папы (отсюда: "получить красную шапку" в смысле
"быть назначенным К."), кольцо, крытый красною или фиолетовою материей
зонтик, трон (в их собственной церкви) и герб. Полный список К. можно
найти в ежегодно выходящей в Риме "La ierarchia catolica e la famiglia
pontificia", заменившей прежнюю "Notizie per l'anno... ", называвшуюся
(по типографии) "Cracas".
Д. Каринский.
Кардуччи (Джозуэ Carducci) - самый значительный поэт современной
Италии. Род. 27 июля 1836 г. в Валь-ди-Кастелло, в провинции Пиза.
Происходит из древнего флорентийского рода. Отец его, врач, страстный
поклонник Манцони, сам учил сына латыни, и, по-видимому, обходился с ним
очень сурово. Так напр., мальчик воспитывал волчонка и сокола; узнав об
этом, строгий отец отдал кому-то волчонка, а соколу свернул шею.
Взбешенный ребенок с тех пор возненавидел не отца, а любимого его
писателя - Манцони. Нерасположение К. к последнему усилилось ещё больше
вследствие того, что, запирая шалуна-сына в комнату, отец заставлял его
читать скучную "Католическую мораль" Манцони. Ненависть К. к Манцони
дошла до того, что он в своих "Letture italiane scelte ed ordinate a uso
delle scuole secondarie superiori" систематически исключил самое имя
Манцони. Мать К., умная и образованная женщина, противница всякого
ханжества, внушила ему в ранние детские года горячий патриотизм и
ненависть к немцам, и по трагедиям Альфиери и патриотическим одам Верни
учила его азбуке. Писать стихи К. начал уже 10-ти лет от роду.
Гимназическое образование К. получил в Флоренции, университетское - в
Пизе; был преподавателем риторики в Сан-Миниато, профессором греческого
языка в пистойском лицее, потом проф. классической литературы в
университете Болоньи. Здесь К. оставался до последнего времени, когда
принял звание сенатора. Королева Маргарита очень дружна с бывшим
революционным поэтом, теперь написавшим оду "A la regina d'Italia" и
вообще несколько утихшим и успокоившимся. Первый сборник стихов К.,
вышедший в 1857 г. еще в Сан-Миниато: "Rime", прошёл почти незамеченным.
Известность К. приобрёл впервые в 1865 г., когда он, под псевдонимом
"Enotrio Romano", напечатал стихотворение: "A Satana". Оно наделало
много шуму в Италии, возбудив негодование консерваторов и клерикалов.
Литературным событием было также появление его "Odi Barbare" (1871), где
он явился новатором по отношению к стихотворной форме, сделав попытку
ввести в итальянское стихосложение классическую версификацию, с
ударениями. Некоторые критики восхваляют его за это до небес, другие
думают, наоборот, что нововведение К. не может упрочиться, так как оно
не соответствует духу итальянского языка. По совершенству формы и
сжатости, "Odi Barbare" - одно из лучших произведений К. Любовь к
отечеству, стремление к независимости его и единству - один из
преобладающих мотивов энергической и воинственной музы К. Он ратует
одновременно против светской власти папы, против тумана и преувеличений
догматики, против общественного неравенства. Большой силы и совершенства
достигает К. в сатире; многие того мнения, что именно как сатирик он
наиболее оригинален и могуществен. Страстный и увлекающийся, он слишком
склонен, однако, к личным нападкам, которые в глазах современников, быть
может, придают ещё больше едкости его сатирам, но едва ли упрочат их
славу. В сборниках стихотворении К. имеются и нежные элегии, весёлые
канцоны, изящные идиллии; в них много теплого чувства, много
задушевности. Беспощадный враг романтизма, К. - ревностный почитатель
древности; он старается оживить форму и дух классицизма (напр. в
"Primavere Elleniche"). В сущности у К., как у писателя, двойной идеал:
он поэт революционный и поэт-классик, хотя в Италии его считают главой
"веристов", т. е. реалистов. Во всяком случае К. поэт вполне
оригинальный; у него есть последователи, есть школа. Другие его
поэтические произведения (изд. в Болонье): "Juvenilia" (1880), "Levia
Gravia" (1881), "Giambi ed Epodi" (1882), "Nuove Poesie" (1879), "Nuove
Odi barbare" (1882), "Caira, Settembre 1799" (1883), "Rime Nuove" (Рим,
1887). И в прозе К. настоящий художник слова. В Италии высоко ставят его
статьи о развитии национальной литературы. С величайшим интересом
читаются его труды о Данте, Петрарке, Кальдероне, Бокаччио; метко и
тонко очертил он Джусти, Монти и др. писателей; у него есть целый том о
латинской поэзии Apiocto. Главнейшие историко-литературные и критические
работы К.: "Presso la tomba di Francesco Petrarca in Arqua, discorso"
(Ливорно, 1874), "Studii letterari" (Ливорно, 1874), "Bozetti critici e
discorsi letterari" (Ливорно, 1876), "Ai parentali di Giovanni Bocaccio
in Certaldo, discorso" (Болонья, 1876), "Delle Poesie latine edite ed
inedite di Ludovico Ariosto" (Болонья, 1879), "Delia Gioventu di
Ludovico Ariosto, Confessioul e battagli" (Рим, 1882, 1883), "Eterno
femminino regale" (Рим, 1882), "Garibaldi, versi e prose" (Болонья,
1882), "La poesia barbara nei secoli XV e XVI" (Болонья, 1883), "La
poesia barbara nei secoli XVII e XVlll. Jauffre Rudel. PoesHa antica e
moderna, Lettura" (Болонья, 1888), "Lo studio bolognese, discorso"
(Болонья, 1888), "L'Opera di Dante" (Болонья, 1888), "Poesie di Giuseppe
Giusti" (Флоренция, 1879), "Poesie di Leronzo di Medici" (Флоренция,
1859), "Satire, odi e lottere di Salvator Rosa" (Флоренция, 1860), "La
Secchia rapita ed altre poesie di Alessandro Tassoni" (Флоренция, 1861),
"Le poesie liriche di Vincenzo Monti" (Флоренция, 1862), "Canti e poemi
di V. Monti" (Флоренция, 1882), "Pensieri e giudizii di letteratura о di
critica estratti dalle letteri famigliari di Pietro Giordani" (Милан,
1863), "Le Stanze, L'orfeo e le Rime di Messer Angelo Ambrogini
Poliziano" (Флоренция, 1863), "Rime di Matteo di Dino Frescobaldi"
(Пистоя, 1866), "Poeti erotici del secolo XVIII" (Флоренция, I868),
"Cantilene с Ballate Strambotti e madrigali dei secoli XIII e XIV"
(Пиза, 1871), "Lirici del secolo XVIII" (Флоренция, 1871), "Satire, rime
e lettere, scelte di Benedetto Menzini" (Флоренция, 1874), "Rims di
Francesco Petrarca sopra argumenti storiei, morali e diversi" (Ливорно,
1876), "lntorno ad alcune rime dei secoli XIII e XIV" (Имола, 1876),
"Poesie di Gabriele Rosetti" (Флоренция, 1879), "Lettere di F. D.
Guerrazzi" (1880 и 1882). Стихотворения К. переведены на нем"
французский и др. европейские языки, некоторые и на русский (в "Отеч.
Записках", 1876, сентябрь: "Разговор с деревьями"; "Русская Мысль" 1893,
октябрь: "Перенесение останков Уго Фоскодо в Санта-Кроче", "На пятую
годовщину битвы при Ментоне").

Ср. статьи о К.: в "Заграничном Вестнике" (1882, январь); М. Ватсон,
в "Русской Мысли" (1893, октябрь); Giosue Carducci, "II primo passo,
note autobiografiche" (Болонья, 1882); М. del Lungo. "Le Veglie
letterarie" (Флоренция, 1862); Molnienti, "Impressioni letturarie"
(Милан, 1879); Gr. Trezza, "Studi critici" (Верона, 1878); G. Chiarini,
"La nuova metrica nella poesia italiana" ("Nuova Antologia", 1878,

<<

стр. 91
(всего 253)

СОДЕРЖАНИЕ

>>