<<

стр. 94
(всего 253)

СОДЕРЖАНИЕ

>>

DC., среднеазиатский вид, часто разводимый у нас в парках. Успешнее
всего произрастает в умеренном климате на свежей, рыхлой, плодородной и
глубокой почве. Размножается семенами, почти ежегодно получаемыми в
изобилии и даёт отпрыски, но может быть разводим черенками и отводками.
Древесина его белая, мягкая, пористая; семена по составу и питательности
схожи с хлебными зёрнами, но богаче содержанием воды (49%), сильно,
впрочем, уменьшающимся при высыхании (до 19%). Вследствие горьковяжущего
вкуса они сначала неохотно съедаются рогатым скотом, потом к ним
привыкающим; лучше всего давать их в виде муки, которою посыпать корм,
приготовленный парением или самонагреванием; хорошо также скармливать с
корнеплодами. Иногда в парках разводят и американские виды желудника:
красноцветный (A. rubicunda DC. и А. carnea Guimp.) и жёлтый (A. flava
Ait., А. lutea Wangenh., Pavia flava Munch., P. lutea Poir., P. neglecta
Loud.). II. а) К. настоящий, благородный или съедобный (Castanea vesca
Gaertn., С. vulgaris Lam., C. sativa Mill., Fagus castanea L.). Он
образует обширные насаждения в средней и южной Франции, Испании и Италии
(на горе Этне известен К., имеющий около 4 саж. в поперечнике) и
разводится у нас в Крыму и Туркестане, но дико произрастает и в
Закавказье (Имеретии, Мингрелии, Рача, Абхазии, Гурии, Черноморском
округе, Батумской области, Кахетии, Карабахе а Талыше) - нижней и
средней горных полосах, изредка поднимаясь до 5 - 6000 фт. в.
Встречается преимущественно в смеси с грабом, буком и дубом и, отличаясь
быстрым ростом в молодости, достигает в Закавказье в 200 - 300-летнем
возрасте до 100 фт. высоты и 5 - 7 фт. толщины, но доживает до 500 и
более лет. Влажность воздуха и почвы главные условия для успешного его
произрастания; хотя К. предпочитает плодородные почвы, но произрастает
на каменистых и даже песчаных средней добротности; страдает не столько
от зимних морозов, сколько от весенних и осенних утренников. Засуха,
вследствие сильного развития корней вглубь, менее вредна; переносит
умеренное отенение и, сравнительно, мало и редко повреждается
насекомыми. Плодоношение начинается у деревьев, растущих на свободе, с
25 - 30 лет, а в насаждении - 40 - 60 л. Разводится посевом в питомниках
(1/2 - 1 гектолитр на ар), откуда 1 - 2 летние растения высаживаются на
культируемую площадь (иногда пеньками), на значительном расстоянии друг
от друга. При срубке получается обильная поросль от пня и отпрыски от
корней, а потому К. особенно пригоден для низкоствольников (с 15 - 25
летним оборотом рубки), в которых необходимы ранние проходные рубки.
Древесина К. тверда, не тяжела (средний удельный вес 0,60), легко и
гладко колется, хорошо полируется и отличается большою прочностью,
особенно в сырых местах, отчего она употребляется как строевой, бочарный
(в Италии предпочтительно перед дубом) и столярный лес, а молодые
стволики идут на обручи и виноградные тычины, молодая же кора служит
прекрасным дублом. Весьма значительный доход получается от плодов К.,
отличающихся мучнистостью. В культуре известно несколько разновидностей,
из которых многие отличаются крупными и особенно сладкими плодами, как
напр. разные сорта Marron (de Lyon), franc de Limon и др. Размножаются
эти сорта преимущественно прививкой на настоящем К. Ср. Kaysing, "Der
Kaslanienniederwald" (1884); von Pannewitz, "Der Anbaa der Larche,
Kastanie and Akazie", (1855). б) К. американский (С. americana Rafin.)
произрастает в лесах Сев. Америки, лучше всего на зап. склоне
Аллеганских гор, где достигает до 30 м. высоты и 1 - 4м. толщины, и
превосходит съедобный К. своей выносливостью: он на С распространяется
также далеко как дуб. Отличаясь быстрым ростом до 60 - 70 лет, этот вид
К., чаще всего встречающийся в виде низкоствольника, требует ранней
срубки - не позже 80 лет. В. Собичевский.
Квадрат - четырехугольник, все стороны которого равны, а все углы
прямые. К. служит мерою площадей плоских фигур и криволинейных
поверхностей, поэтому найти какую-нибудь площадь, значит вычислить,
сколько раз заключается в ней площадь К., принимаемого за единицу.
Квадратом или квадратным числом называется произведение двух равных
множителей, напр.
9 = 3?3; a2 = a?a; a2 + 2аb + b2 = (a + b) (а + b) и т. п. Квадратным
корнем из какого-нибудь числа называется величина, которая, будучи
умножена сама на себя дала бы данное: так 3 есть квадратный корень из 9
и пр. В. В. В.
Квадратура круга. - Так называется знаменитая задача: построить
квадрат, равновеликий по площади кругу данного радиуса. Эта задача была
предметом непрерывного ряда усиленных изысканий греческих математиков и
значительно повлияла на поразительные успехи геометрии в древности. Уже
давно явилась догадка, что задача К. круга не может быть решена при
помощи линейки и циркуля, хотя и не было точных доказательств этого
предположения. В виду достаточного развития элементарной геометрии
парижская акд. наук в 1775 г., а прочие академии несколько позднее
объявили, что они не будут принимать на рассмотрение новые попытки
решения К. круга, так как, не принося существенной пользы для науки,
подобные изыскания стали бесцельно отнимать время и силы исследователей;
в настоящее время ни одно учёное учреждение не станет рассматривать
претенциозных статей с решением задачи о К. круга, а также задач об
удвоении куба и трисекции угла и задачи о вечном движении После работ
Эрмита и Линдемана можно считать доказанной абсолютную невозможность
решения К. круга при помощи линейки и циркуля. Ныне этой задачей
занимаются только люди, не пошедшие дальше элементарного курса
математических наук и которые не вполне ясно понимают, чего собственно
они добиваются. В большинстве случаев такие люди не знают истории
сделанных до сих пор в этой области изысканий и результатов работ
выдающихся ученых. Хотя, к сожалению, и теперь ещё в книжные магазины
поступают брошюры, в которых авторы пытаются решить нерешимую задачу,
однако большинство, хотя и смутно, сознаёт полную невозможность такого
решения и слова: "ищет К. круга" являются уже давно синонимом бесплодной
траты времени.
Площадь круга равна произведению p?R2 где (- отношение длины
окружности к диаметру (или длина окружности при R = 1, от perijereia-
окружность), а R - радиус круга. Очевидно, что существует квадрат,
площадь которого равновелика. площади круга заданного радиуса; сторона
такого квадрата должна равняться. Можно придумать множество
геометрических приёмов для нахождения стороны этого квадрата, но, при
нужных к тому построениях, придётся, кроме прямой линии и круга,
употреблять некоторые другие кривые линии и строить особые механические
приборы для их вычерчивания. Если говорится, что задача не решается
линейкою и циркулем, то это никак не означает её невозможность, а то,
что задача не может быть решена следующими двумя операциями (или
известным числом повторений этих операций): 1) провести прямую через две
заданные точки и продолжить эту прямую сколь угодно далеко в обе стороны
(эта операция совершается при помощи линейки), и 2) вычертить круг, если
указана некоторая точка, которую должно принять за центр и, если радиус
круга указан так или иначе сделанными раньше построениями или, если этот
радиус, по условию построения, можно взять произвольным. Эта операция
совершается циркулем. В элементарной геометрии под решением задачи
построением разумеется определение точки или линии при помощи
последовательного ряда повторений указанных двух операций. Некоторые
задачи могут быть решены и одною линейкою, как напр. построение
касательной к кругу из данной внешней точки; без сомнения нелепо будет
предположение, что и все задачи должны решаться одной линейкой. Точно
также нелепо предположение, что все задачи должны решаться только
линейкой и циркулем. Математические рассуждения, которые привели к
полному и строгому доказательству невозможности решения некоторых задач
при помощи только линейки и циркуля, основываются на следующих
соображениях. Свойства прямой линии и круга, как показывается в
аналитической геометрии, состоят в том, что какое бы ни было задано
построение прямых и кругов, все точки пересечений таких линий дают
отрезки, длины которых вычисляются из ряда уравнений первой степени или
квадратных, так что подобные построения могут дать лишь такие отрезки,
для вычисления длины которых нет надобности выходить из области
уравнений первой и второй степеней. Задача К. круга потому невозможна
при помощи только линейки и циркуля, что в этом случае приходится
строить число ; что же касается числа p, следовательно, и квадратного
корня из него, то это число, как показывают безусловно верные, а в
последнее время даже очень просто доказанные теоремы, есть
трансцендентное число, т. е. такое, которое не может удовлетворять
никакому алгебраическому уравнению какой бы то ни было степени с целыми
коэффициентами, т. е. уравнению вида:
A0xn + A1xn-1 + A2xn-2 + ... + An-1x + An = 0, где все коэффициенты
A0, A1... числа целые.
Если бы задача К. круга решалась линейкою и циркулем, то число ,
следовательно, и само (строились бы при помощи последовательного и
конечного ряда прямых и кругов, а потому число (можно было бы вычислить
при помощи ряда уравнений первой степени и квадратных. Из алгебры
известно, по какой бы ни был задан ряд уравнений первой и второй
степеней и таких, что коэффициенты каждого следующего уравнения зависят
от корней предыдущих, всегда можно этот ряд уравнений заменить одним,
более высокой степени с целыми коэффициентами, а потому число p было бы
корнем алгебраического уравнения, что невозможно. Из рассмотрения
формулы . R ясно, что К. круга была бы найдена, если и помимо чисто
геометрического построения удалось бы точно выразить длину окружности
круга в частях радиуса или просто найти число, точно выражающее величину
p. Соответственно этим разным постановкам вопроса, в истории изысканий
К. круга встречаются - то чисто геометрические приёмы построений, то
попытки вычисления величины p. Уже у египетских математиков находятся
первые решения задачи, как построить квадрат, равновеликий данному
кругу, или определить соотношение между окружностью и её диаметром. В
британском музее хранится папирус Ринда, написанный Ахмесом за 2000 лет
до Р. Хр., в котором автор называет своё решение сводом правил,
известных ещё гораздо раньше. По Ахмесу, сторона квадрата, равновеликого
площади круга, равна восьми девятым диаметра (так что p = 3,16). - У
древних вавилонян и евреев принималось, что окружность ровно втрое
больше диаметра и следовательно, p=3. - У греков, по словам Платона, К.
круга занимался уже Анаксагор, во время своего пребывания в изгнании (V
в. до Р. Хр.). Первая попытка указать "пределы" для числа p была сделана
Бризоном, который справедливо говорит, что окружность круга должна быть
меньше периметра многоугольника, описанного около неё и больше периметра
вписанного в нее многоугольника. Гиппократ старался определить площадь
круга при помощи так наз. "луночек". Динострат спрямил окружность при
помощи построения особой кривой "квадратриссы". Замечательно, что
знаменитый Евклид в своих "Элементах" геометрии совершенно не упоминает
о К. круга и рассматривает только отношение площадей кругов разных
радиусов. Совершенно самостоятельно и независимо от предшественников
взглянул на эту задачу Архимед. Он вычислил периметры вписанных и
описанных 96-ти угольников и показал, что величина p заключается между
пределами 31/7 и 310/71; число 31/7= 22/7 и до сих пор во многих
практических вопросах считается весьма удобным и достаточным
приближением для p. Достойно удивления, что свои сложные и
продолжительные вычисления Архимед производил во времена, когда не
употреблялась ещё арабская система счисления. Птолемей дал для p число
317/120, более точное, чем 31/7, но оно не вошло в употребление, будучи
найдено позднее более простого числа Архимеда. В Кулвазутрасе, весьма
древнем математическом сочинении индусов, находится решение задачи,
обратной К. круга: построить круг, равновеликий данному квадрату; по
этому решению радиус искомого круга равен половине стороны квадрата,
увеличенной на треть разности между половиной диагонали и половиной
стороны данного квадрата. Ариабхатта (500 л. по Р. Хр.) вычислил p =
3,1416; это число точнее, чем приближения Архимеда и даже Птолемея, так
как вычислитель, следуя методу Архимеда, дошёл до 384-х угольника.
Другой индийский математик Браматупта (VII в.) нашёл, что ; это число,
как связанное с десятичной системой счисления, долгое время считалось
лучшим приближением и неизменно употреблялось потом всеми арабскими
математиками. В китайских книгах найдена величина p = 37/50, которая
менее точна, чем число Архимеда. В Европе изыскания К. круга начались
лишь с XV в. Кардинал Николай Куза нашёл следующее решение: по данному
кругу должно построить другой, диаметр которого равен радиусу данного
круга плюс сторона вписанного в него квадрата. Тогда периметр вписанного
во второй круг равностороннего треугольника равен окружности данного
круга. Легко рассчитать, что это приближение хуже приближения Архимеда.
Симон Ван-Эйк в конце XVI в. обнародовал сложное построение, которое
даёт для p величину, более точную, чем приближение Архимеда. Чтобы
доказать неверность этого построения, другой голландский математик
Адриан Мециус занялся изысканием для p величины более точной чем 22/7.
Таким образом ошибочное построение Ван-Эйка было поводом к открытию
знаменитой и легко запоминаемой дроби 355/113, которая представляет
отношение окружности к диаметру с точностью до 0,000001. Не лишнее
заметить, что ныне, при помощи теории непрерывных дробей доказано, что
при употреблении только трехзначных чисел, никакие два другие числа не
могут представить величину p точнее, чем отношение 355:113, найденное
Мециусом. Неутомимый вычислитель Романус, применяя способ Архимеда,
дошёл до многоугольников о 1073741824 сторонах, т. е. числа сторон,
равного 230. Но Лудольф Ван-Цейлен превзошёл его и для p дал число с
35-ю десятичными знаками. Это число, названное "лудольфовым", равно:
3,14159265358979323846264338327960288.
Снеллиус и Гюйгенс в XVII в. указали новые пути, дающие возможность,
рассматривая многоугольники с меньшим числом сторон, находить
приближения для p гораздо скорее и с большим числом десятичных знаков.
Однако, вычислительные приёмы сделались ещё проще с тех пор, как для
величины p начали открывать формулы, составленные из бесконечного
повторения операций над известными числами. Первая мысль отыскать такие
формулы принадлежит Виету; он дал ряд

по которому и вычислил сам величину p до 4-х десятичных знаков.
Валлис дал другое замечательное произведение, а Грегори, и, независимо
от него Лейбниц открыли ряд:

Оригинальный ряд, откуда получается предыдущий как частный случай,
есть arctg где а есть тангенс центрального угла в круге, которого радиус
равен единице. На основании этого ряда легко составить и такой:

где а, b, с.... суть тангенсы углов, которых сумма равна 45°. Выбрав
а, b, с.... малыми, лёгкими для обработки и удовлетворяющими
поставленному условию углами, получаются вообще весьма удобные для
вычисления ряды. По этому способу лондонский проф. Мехин в 1706 г.
вычислил p с 100 десятичными знаками. Он положил
и , т. е. употребил ряд:

До сих пор это лучшая и удобнейшая формула для приближенного
вычисления p. Тем не менее открывают и новые ряды, так лорд Брункер
представил p в виде непрерывной дроби:

Много строк, бесконечных произведений и непрерывных дробей, дающих p,
открыты знаменитым Эйлером, например:

По разным подобным формулам современные математики вычисляют величину
p с гораздо большей степенью приближения, чем прежние. Дазе нашёл 200
цифр, Рихтер 500, а Шанкс даже 700. Однако, такое точное вычисление не
имеет ни теоретического интереса ни практического значения. Вообразим
шар, которого радиус равен расстоянию Сиpиуca от земли (около 134
биллионов километров) и наполненный микробами так тесно, что в каждом
кубическом миллиметре их помещается целый биллион (1012). Вообразим
далее, что все эти микробы выровнены на прямой, и расстояние между
каждыми двумя соседними равно расстоянию Сириуса от земли. Примем теперь
эту прямую за диаметр круга и вычислим длину окружности этого круга при
помощи (с 100 десятичными знаками. Полученное число даст длину этой
окружности с ошибкою против истины лишь в одну миллионную миллиметра.
Упомянем ещё об одном любопытном приёме для приближённого определения p,
основанном на совершенно иных началах. Если начертить на полу систему
равноотстоящих параллельных и взаимно перпендикулярных прямых,
образующих равные квадратики, и бросать на пол иглу, длина которой равна
стороне каждого квадратика, то, считая случаи, когда упавшая игла
поместится внутри какогонибудь квадратика, не пересекая его сторон,
получим, что вероятность этого числа, т. е. отношение числа таких
попаданий к общему числу бросаний, равна p-3. Проф. Вольф в Цюрихе,
предложивший этот способ, бросал иглу 10000 раз и получил p с тремя
верными десятичными знаками. В заключение перечислим учёных, которым
наука обязана объяснением невозможности К. круга. Ламберт в 1761 г.
доказал, что p не есть рациональное число и не есть корень из
рационального числа, т. е. что ни p, ни p2 не могут быть представлены
простыми дробями, как бы ни были велики их числители и знаменатели.
Лежандр первый высказал мысль, что p должно быть число трансцендентное,
но только Эрмит, в сочинении "Sur la Fonction Exponentielle" ("Comptes
Rendus", т. 77, 1873) показал, что основание Неперовых логарифмов, т. е.
число е, есть трансцендентное, а Линдеман в 1882 г. ("Mathematische
Annalen", т. XX), на основании соображений, подобных соображениям
Эрмита, показал, что и p есть число трансцендентное. Теорема Линдемана
заключается в том, что если х есть корень алгебраического уравнения,
которого коэффициенты действительные или мнимые числа, то еx не может
быть числом алгебраическим; а так как, то следовательно , а потому и p
не может быть числом алгебраическим.

Литература. Montucla, "Histoire des recherches sur la quadrature du
cercle" (Пар., 1754); Rudio, "Vier Abhandlungen ueber die Kreismessung"
(Лпц., 1892); Hurwitz, "Beweis der Transcendenz der Zahle e und p". На
русском языке: Марков, "Доказательство трансцендентности чисел е и p"
(СПб., 1883) и перевод статьи Вейерштрасса о невозможности К. круга, в
"Известиях Физ. Мат. Общества при казанском унив." (1894, № 3).
В. Витковский.
Quasi (как бы, почти) - слово, приставляемое к музыкальному термину,
которому хотят дать приблизительное сходство с другим термином; напр.
andante quasi allegretto обозначает, что andante должно иметь движение
почти одинаковое с allegretto. Quasi una fantasia - сочинение,
написанное под влиянием формы фантазии или почти как фантазия.
Quasiaccorde - фиктивные, кажущиеся аккорды или случайные гармонии,
образуемые проходящими, вспомогательными нотами. Quasisynkope - нота на
слабом времени с акцентом и её повторение на сильном, но без соединяющей
лиги.
Квакеры (англ. quackers, quakers, т. е. "дрыгуны") - секта, возникшая
в Англии в XVII ст. Название это было дано им в насмешку, в виду
судорожных движений и припадков, в которые они впадали, когда "нисходил
на них Дух Божий". Сами последователи этой секты называли себя
"христианским обществом друзей" (на основании слов, употреблённых апост.
Иоанном, Послан. III, 15). Основателем её был Георг Фокс, родившийся в
1624 г. Углубившись в чтение Священного Писания, он, после
непродолжительного периода искания и сомнения, достиг положительного
убеждения, что истина находится не в науке, не в католицизме или
англиканстве и других сектах, а в каждом человеческом сердце. Он
называет её внутренним светом, гласом Божиим. Этот голос не возвещает
новых истин веры - они уже высказаны в Св. Писании, - но служит
свидетельством вечного присутствия Христа в человеке; он указывает
добро, отдаляет от греха и никогда не противоречит ясному смыслу Св.
Писания и разуму. Фокс немедленно принялся распространять это учение,
впадая в мистические восторги и предоставляя другим логическое развитие
учения из высказанного им начала. Его били, бросали в него камнями,
сажали в тюрьму, но, не смотря на все преследования, число его
последователей быстро увеличивалось. Когда Кромвель распустил парламент
(1653) и рассеялась надежда "святых" на скорое осуществление их мечты о
царстве Божием на земле, горячие индепенденты приняли учение о новых,
непрерывных откровениях Божиих; благодаря этому, квакерство быстро
распространилось по всей Англии; ревностные сторонники "внутреннего
света" отправлялись, для проповеди, даже в отдалённые страны. Фокс сам
посетил Америку и указал на неё своим последователям; Вильям Пенн,
которому принадлежат большие заслуги во внутренней организации
квакерских общин, купил у английского правительства земли на Делаваре и
основал там квакерскую колонию. В наше время общины К. особенно
распространены в Англии и Сев. Американских Соед. Шт.; кроме того, они
существуют в Голландии, Германии (близ Пирмонта) и в торговых городах
Норвегии. Так как К. ни в каком случае не приносят присяги и упорно
отказываются от обязанностей военной службы, то везде, где они
существуют, их слово признается равносильным присяге, а вместо военной
службы они платят известные подати. Систематическую разработку учению К.
дал Роберт Барклэ, в своих сочинениях: "Саtechismus et fidel confessio"
(179) и "Theologiae vere christianae apologia". Не мало сделал для этого
и Пенн. Признавая великое значение "внутреннего голоса" и его согласие с
Св. Писаниям, К. не отрицают и земной мудрости, "ибо Христос пришёл не
угасить, а очистить языческое знание"; в Пифагоре, Платоне, Плотине
горел "внутренний свет". Всякое гонение за веру преступно. Проповедь
должна быть свободным выражением вдохновения, которое может нисходить на
каждого верующего; "друзья" отрицают, поэтому, необходимость духовенства
и осуждают сбор десятины и вообще всякое вознаграждение за толкование и
распространение Св. Писания. В местах, где К. собираются для совещаний и
общей молитвы (meetinghouses), нет ни алтарей, ни образов; пение и
музыка изгнаны. Хотя проповедовать может каждый член общины, не исключая
и женщин, но на самом деле правом этим пользуются только люди,
заслужившие общее уважение и доверие. В прежних собраниях вздохи, шедшие
crescendo, стоны и кривляния были обыкновенным явлением; теперь в
собраниях царствует глубокая тишина, прерываемая только голосом
проповедников; иногда, если ни на кого из присутствующих не сходит
вдохновение, проповеди не бывает. К. не допускают никаких обрядов и не
признают таинств. Они не отрицают совершенно крещения водою, но считают
его излишним. Браки совершаются через простое обещание сожития и
верности, в присутствии старшин. Погребение происходит без всяких
церемоний, причём родственники умершего не надевают траура. Вместо
памятников и эпитафий, в назидание следующим поколениям составляются и
печатаются биографии тех людей, добродетели которых заслужили общее
признание. Устройство квакерских общин основано на чисто демократических
началах. Важные частные и общественные дела решаются избранными
представителями. Подчиняясь законам государств, к которым они
принадлежат по рождению, К. не участвуют, однако, в народных торжествах
по случаю побед, осуждают торговлю оружием и порохом, агитируют против
смертной казни и против дуэли. Во время войны Северо-Америк. Штатов за
освобождение многие К. взялись за оружие и образовали отдельную общину
"свободных и воинственных (free and fighting) друзей". Признавая
совершенное равенство и братство между людьми, К. в своих сношениях с
властями и знатными лицами не употребляют выражений, принятых обычаем, а
означают только должность или сан, всех называя: ты. Они верят в
постоянное улучшение и развитие духовной природы человека. С XVIII века
К. начинают употреблять все усилия для уничтожения торговли неграми и
рабства. В 1754 г. "друзья" решили исключить из своей среды всех,
имевших рабов. Между К. нет нищих: каждый здоровый член должен работать;
для больных и дряхлых существуют больницы и странноприимные дома. От
членов, совершивших бесчестный поступок, община отрекается. Брачные
обязанности соблюдаются строго. В ребёнке родители уже уважают будущего
человека и основывают на этом свою систему воспитания. До конца XVIII в.
частная жизнь К. была очень однообразна и бедна наслаждениями, потому
что из неё изгонялись искусства. Теперь молодые К. участвуют в
общественных увеселениях, занимаются изящными искусствами, литературой и
т. п.; зато число членов, выходящих совсем из общины или образующих
новые подразделения секты, увеличивается.

Литература. Кларксон, "A portraiture of Quakerism" (Лондон, 1806);
Эрнст Бунзен, "William Реnn" (Лпц., 1854); Лодс, "Etude historique et
critique sur ie Quakerisme" (Страсбург, 1857); Вейнгартен, "Die
Revolutionskirchen Englands" (Лпц., 1868); Грановский, "Квакеры"
("Сочинения", т. 1).
М. В.
В Россию К. явились впервые в конце XVII в. в лице Квирина Кульмана,
сожженного в Москве. В 1743 г., а затем синодским указом 9 дек. 1756 г.
"квакерскою ересью" названа секта хлыстов, хотя происхождение последних
едва ли имеет какую-либо связь с историей К.; поводом к этому, вероятно,
послужило некоторое сходство основного учения К. об озарении от Духа с
учением наших хлыстов о воплощениях и вдохновении, вызываемых, как и у
К., посредством различных телодвижений. Ср. Сырцов, "Сибирские К. в
XVIII в." (106. 1882 - оттиск из "Тобольск. Епарх. Ведом."); Гурьев,
"Расстриги девки-квакереи" ("Русск. Вестн." 1881, № 8). Петру I К.
представлялись дважды во время пребывания его в Лондоне; государь
отнёсся к ним весьма внимательно и, будучи заграницей, не упускал случая
побывать на квакерском богослужении. Менее случайный характер имели
сношения с К. Александра I, в мистическом настроении которого квакерские
идеи находили много отголосков. Александр I познакомился с К. в Лондоне
в 1814 г. В 1818 г. К. Грелье и Аллен приезжали в Петербург и были
приняты государем, который с ними молился. В 1822 г. импер. Александр
имел в Вене новое свидание с Вильямом Алленом, этим неутомимым борцом
против невольничества, который с помощью русского императора надеялся
достигнуть своей заветной цели - объявления негроторговли равносильною
пиратству. В 1824 г. прибыл в Петербург К. Томас Шиллите, который дважды
молился с государем. Ср. Пыпин, "Император Александр I и К." ("Вестн.
Европы" 1869, № 10); "Записки К. (Грелье) о пребывании в России"
("Русская Старина", 1874, № 1).
Квалификация (ново-лат.) - вообще обозначение признаками. В уголовном
праве под К. разумеют выделение, по особым, вину отягощающим признакам,
некоторых видов из целого рода преступлений, так, убийство, кража,
родовые преступления, отцеубийство, убийство беременной женщины, кража
со взломом - видовые квалифицированные преступления. В законодательстве
нашем признаки К. именуются обстоятельствами особо увеличивающими вину.
От общих обстоятельств, увеличивающих вину, особо увеличивающие вину
обстоятельства отличаются тем, что 1) входят в состав законных признаков
(квалифицированного) преступления и изменяют его свойства и 2)
определяются не в общей, а в особенной части Уложения, в статьях о том
преступлении, к которому относятся. О признаках К., при постановке
вопросов о виновности, должно быть или упомянуто в главном вопросе, или
же поставлены отдельные частные вопросы. Уложение о наказ. по отношению
к каждому почти преступлению устанавливает квалифицированные его виды.
Основанием К. служат самые различные моменты. Так, при убийстве, система
К. которого отличается особою сложностью, такими моментами служат:
свойства объекта, способ совершения преступления, руководящие
преступником побуждения, обстоятельства повторения и соучастия. Телесное
повреждение квалифицируется или по последствиям его, или по объекту;
кража - или по субъекту, или по предмету, или по обстановке её (место,
время и способ совершения). В эпоху процветания смертной казни, более
тяжкие преступления влекли за собою и квалифицированную смертную казнь:
она или была особо мучительная, по самому способу лишения жизни, или же
соединена была с какими-либо дополнениями, обрядовыми или мучительными.
А. Я.
Кваренги (Джакомо Quarenghi или Guаrenghi) - известный архитектор и
живописец (1744 - 1817), сын и внук живописца, род. в Бергамо, сперва
учился живописи в Риме под руководством Рафаэля Менгса, затем изучал
архитектуру. Будучи 35 лет от роду, приехал в СПб. искать счастья при
дворе Екатерины II. Ещё до своего отъезда из Италии построил манеж в
Монако и столовую залу в доме эрцгерцогини Моденской, в Вене. По
поручению Екатерины II, К. построил в СПб. здание государственного
банка, эрмитажный театр и арку, соединяющую этот театр с зданием Старого
Эрмитажа. Павел I назначил К. архитектором Высочайшего двора и поручил
ему построить дом на Дворцовой Набережной, в приданое Анне Петровне
Лопухиной. В Царском Селе К. построил Александровский дворец,
представляющий в плане два квадрата, связанные параллелограммом, с
крыльцами в середине здания, украшенными колоннами, и здание театра в
саду близ Большого дворца. При Александре I он построил здание Смольного
института, соединив новую постройку с монастырём, сооружённым граф.
Растрелли. По проекту К. (1803) построена спб. Мариинская больница для
бедных. Из последних работ К. выдаются: английский дворец в Петергофе,
манеж К. - гв. конного полка (в СПб.) и триумфальные ворота за Нарвской
заставой, воздвигнутые по случаю вступления в СПб. гвардии после взятия
Парижа. Работы К. исполнены в духе новой итальянской школы, с её
изящным, благородным, но холодным и сухим стилем, совершенно непригодным
для северных стран, где колонны, столь любимые К.. отнимают много света,
и без того скупо отпускаемого природой Севера; зато в строениях К.
всегда заметен вкус и гармоничность пропорций. Состоял почётным вольным
общником имп. акд. художеств. Ум. в СПб., 18 февраля 1817 г. В Милане, в
1821 г., его сыном изданы его планы и пр. "Fabbriche е Disegni di
Giacomo Guarenghi". Ср. "Зодчий" (1872, № 5). Ум.
Квартет (quartetto - ит., quatuor - фр., Quartett - нем.) -
музыкальное сочинение для четырёх голосов (мужской К. - 1-й тенор. 2-й
тенор, 1-й бас, 2-й бас; женский К. - 1-е сопрано, 2-е сопрано, 1-й
альт, 2-й альт: смешанный К. - сопрано, альт, тенор, бас) или
инструментов. Вокальный К. менее обширен по объёму и пишется в
простейших формах; инструментальный, в особенности струнный (1-я
скрипка, 2-я скрипка, альт, виолончель) состоит из нескольких частей:
1-я в скором темпе, в сонатной форме, 2-я - в медленном темпе, в
простейшей форме рондо, З-я - менуэт или скерцо, в форме песни, с трио,
4-я - в скором темпе, в форме рондо или сонатной форме. Начиная с Гайдна
квартетная музыка получила художественное развитие. Моцарт, Бетховен
обогатили квартетную литературу гениальными произведениями. К. писали
также Шпор, Онслов, Мендельсон, Шуман, Глинка, Рубинштейн, Чайковский,
Бородин и др. Н. С.
Квебек (Quebec) - третий по населению город во всей Канаде, столица
провинции того же имени, при впадении р. Чарльз в р. св. Лаврентия.
Средняя зимняя температура - 12° Ц, летняя 20° Ц., средняя годовая 4,5°
Ц. К. красиво раскинулся на возвышенном нагорье, составляющем сев. берег
р. св. Лаврентия; город делится на верхний и нижний, верхний сильно
укреплён. Нижний город - коммерческий и деловой. По обоим берегам реки
пристани, склады и магазины. Улицы К. вообще узки и неправильны, дома
каменные, старинные - с отвесными черепичными крышами, новые - красивой
архитектуры. Памятники англ. ген. Вульфу и франц. ген. Монкальму, павшим
при взятии К. в 1759 г. Из общественных зданий лучшие - парламент,
римско-католический и англик. соборы, шотл. црк. св. Иоанна. Всего 19
церквей, из которых 7 католических. Катол. унив. Лаваля; м-рь урсулинок
и ещё несколько других женских обителей; несколько академий; канадский
институт механиков; несколько учёных и литературных обществ; 6 газет, из
них 3 на франц. языке. Несколько богоугодных заведений, 5 банков.
Главная отрасль промышленности
- кораблестроение; фабрики чугунных, железных, гуттаперчевых и
кожевенных изделий. Главный предмет вывоза - строевой лес, доставляемый
на плотах по р. Оттава и св. Лаврентия; на берегу последней много
лесопильных заводов. Жит. 63090. В 1535 г., когда К. посетил француз Жак
Картье, он был ещё небольшой индейской деревушкой. В 1608 г. Шамплен
основал здесь город, который сделался столицей Канады в 1669 г. В 1690
г. англичане тщетно пытались вновь овладеть К., но в 1759 г. это удалось
ген. Вульфу. В след. году маркиз Водрель пытался взять К. обратно, но
должен был снять осаду. Во время войны за независимость Сев.-Ам. Шт., в
конце 1775 г., К. был осаждён американцами но, после неудачного штурма,
осада заменена блокадой, которая в мае 1776 г. была снята.
Квинта (Quinte) - интервал, расстояние двух звуков на 31/2 тона, а
также пятая ступень или доминанта в восходящей диатонической гамме,
считая снизу. К., заключающая в себе 31/2 тона, называется чистою.
Уменьшенная К. на 1/2 тона меньше чистой, увеличенная - на 1/2 тона
больше чистой. В гармонии К. называется третья нота не обращённого
терцеобразно построенного аккорда. К., находящаяся в верхнем голосе
аккорда, даёт ему положение К. Находясь в нижнем голосе, К. служит
основанием следующих обращённых аккордов: кварт-секст-аккорда (46,
второе обращение трезвучия), терц-кварт-аккорда (34, второе обращение
септаккорда), кварт-квинт-аккорда (45, второе обращение нон-аккорда).
Квинт-секст-аккордом (56) называется первое обращение септаккорда, в
котором септима отстоит от основания на квинту. К. параллельные
образуются при прямом движении голосов, постоянно отстоящих на этом
интервале, например:

1-й голос do re mi 2-й голос fa sol la

Движение голосов чистыми параллельными К. запрещается. К. скрытые
образуются при прямом движении голосов, при переходе их из какого-нибудь
интервала в чистую К. Такие К. допускаются при сродстве аккордов и
плавном движении верхнего из голосов, образующих скрытые К. Квинтовый
круг есть сопоставление гамм, из которых каждая со своими соседними
находится в доминантовом отношении и отстоит от них на К. Двигаясь по
квинтам вправо от лада do, мы получаем гаммы с постепенно нарастающим
числом диезов. Двигаясь по К. влево от лада do, получаем гаммы с
постепенно нарастающим числом бемолей. К. называется также первая струна
скрипки. Н. С.
Квинтет (Quintett - нем., quintetto - ит., quintuor - франц.) -
музыкальное сочинение для пяти голосов или пяти инструментов. Форма и
размеры те же, что в квартете. В струнном К. пишут или две партии для
альтов, или две партии для виолончелей. К. писали Моцарт, Шуберт,
Онслов, Боккерини и пр. И. С.
Квинтэссенция (Quinta essentia или Quintum corpus, pempton svma,
пятая сущность или пятое тело) - так у римских и у средневековых
философов назывался эфир, который в пифагорейской школе был присоединён,
в качестве пятой стихии (или пятого простого тела), к четырём стихиям
Эмпедокла. В разговорном яз. Квинтэссенция употребляется для обозначения
самой тонкой и чистой сущности чего бы то ни было.
Квитка (Григорий Федорович; псевд. - Основьяненко) - известный
малорусский писатель, род. в 1778 г. в с. Основе, под Харьковом, и почти
всю свою жизнь провёл в Харькове. С малых лет был болезнен и до 5 лет
слеп. Образование получил домашнее, довольно скудное. Недолго числился
на военной службе. Очень религиозно настроенный, он поступил на 23 году
в подгородный Куряжский м-рь и пробыл здесь около 4 лет; по оставлении
монастыря, вёл в своей Основе полумонашескую жизнь, пока не увлёкся
общественной деятельностью и театром. Открытие харьковского унив. в 1805
г. внесло большое оживление в жизнь местного общества. В 1812 г. возник
в Харькове постоянный театр, и К. принял в нём самое широкое и
разностороннее участие, в качестве актера, драматурга и потом историка
этого театра. В том же году, по инициативе Квитки, возникло
благотворительное общество; самым крупным его делом было учреждение
всесословного женского учебного заведения, вскоре преобразованного в
институт благородных девиц. К. жертвовал на это дело свой труд и
денежные средства. С 1816 по 1821 г. в Харькове выходил "Украинский
Вестник" - первый харьковский журнал, под редакцией К., Филомафитского и
Генорского. Тогда же К. помещает в "Украинском Вестнике" и в "Вестнике
Европы" небольшие рассказы и стихи; но всё написанное им в это время
слабо и впоследствии не переиздавалось. Несомненное литературное
дарование К. проявил лишь в начале 30-х годов, преимущественно в
повестях на малорусском языке: "Марусе", "Солдатском патрете",
"Сердешной Оксане", "Мертвецком Велыкдне", "От тоби и скарб",
"Козир-дивка", "Добре робы - добре и буде" и затем в оперетке "Сватанье
на Гончаривци". доныне одной из самых репертуарных пьес малорусской
сцены. Кроме того, К. написал ряд повестей и исторических рассказов на
русском языке, из которых наиболее крупный - историко-бытовой роман "Пан
Халявский". К. обнаружил большое знание быта, нравов, обычаев, поверий -
вообще близкое знакомство со всем строем дворянской и крестьянской
жизни. Малорусские повести его написаны превосходным языком, чистым,
простым и ясным, и проникнуты гуманным отношением к крестьянам. Квитка
имел благотворное влияние на читателей, в смысле развития в них
гуманного чувства. Литературная деятельность К. развивалась в
значительной степени под влиянием его умной жены, Анны Григорьевны, из
классных дам института благородных девиц. В конце жизни К. очень
огорчили порицательные отзывы петербургской критики о его русских
повестях, сравнительно с малорусскими довольно слабых. К. умер в 1843 г.
О К. существует довольно обширная литература; она указана кратко в
"Справоч. Словаре" Геннади (II, 125 - 126) и в "Российск. Библиография"
(1881, кн. 1), гораздо подробнее в "Покажчике" г. Комарова, в 1 т.
сборника "Рада" (417 - 421). После издания этих указателей о К. ещё
напечатано много крупных статей; главные: Н. И. Петров. "Очерки истории
украинской литературы XIX ст."; Н. П. Дашкевич - академическая рецензия
на предыдущее сочинение; Огоновский (в "Ист. русск, литер.", III); Н. Ф.
Сумцов, "К. как этнограф" ("Киев. Старина" 1893, VIII); Д. И. Багалей,
"К. как историк" (там же); В. П. Науменко, "Обзор критик на сочин. К."
(там же). "Письма" К. изд. в "Рус. Стар." (1893) и "Киев. Стар." (1893,
XI - XII). Из старых биографий наиболее подробная и ценная - Г. П.
Данилевского (в "Украинской Старине"). Собрание сочинений К. издано в
1887 г., в Харькове; драматические произведения в состав его не вошли,
Н. Сумцов.
Quorum - необходимое для законности решения число членов какого-либо
собрания, особенно в парламенте.
Квота (Quote, Sechstel - Land der Hofsfeldarbeiter) - название той
части мызной (помещичьей) земли в Лифляндской губ. (Sechstel - в
Эстляндской губ.), которая облагается податями, между тем как остальная
мызная земля от них свободна. К. назначена для обеспечения батраков
(Hofsfeldarbeiter, Knechte, Lostreiber). С XIV ст. в Прибалтийском крае
все земли делились на "мызную" (Hofesland) и "крестьянскую" (Bauerland).
Деление это вытекало не из юридических, а из бытовых оснований, так как
юридически когда-то вся земля принадлежала помещику, ордену или церкви.
Тем не менее крестьянская земля, по обычаю, была даже наследственною.
Она, в отличие от "мызной", называлась и называется "повинностною", так
как поземельного налога крестьяне платили и платят в 5 - 6 раз больше
помещиков, а земские повинности целиком лежали и лежат на крестьянах. В
1840 г. было издано первое "Крестьянское положение" для Лифляндской
губ., установившее неприкосновенность крестьянской земли, нарушенную
было положением 1819 г., которое предоставляло помещикам неограниченное
право распоряжаться всею поместною землёю. "Положением" 1849 г.
восстановлены права крестьян на все земли, находившиеся в их пользовании
по вакенбухам 1804 г., с предоставлением помещику права присоединения из
крестьянской земли к мызной 36 лофштелей (1 лофштель=11/3 дес.) пашни,
лугов и выгона на каждый гак, для наделения батраков. Эту-то землю и
называют К. или податною мызною землёю. Относительно её было
постановлено, что ближайший ландтаг имеет установить правила, сообразно
с которыми владелец должен распоряжаться означенными участками, для
обеспечения благосостояния рабочих (батраков). В 1860 г. государственный
совет был вынужден установить для приведения в исполнение этого
постановления новый, пятилетний срок. Несмотря на все это, в "Положение
19 февраля 1866 г. о волостном общественном управлении в Остзейских
губ." включено примечание (к 1), по которому участки повинностной
крестьянской земли (в том числе и прирезанные от податной земли к
мызной) могут быть арендуемы и даже покупаемы лицами, не принадлежащими
к крестьянскому сословию. Вследствие этого многие крестьянские участки в
частных имениях перешли к дворянам. В 1886 - 7 г. в Лифляндской губ.
всей мызной земли было около 2114000 дес., крестьянской - около 1490000
дес., "квотной" - около 234000 дес., в Эстляндской губ. - мызной 1039000
дес., крестьянской около 676000 дес. и "батрацкой" около 104000 дес. К.
Вр.
Кеведо (Francisco de-Quevedo у Villegas) - знаменитый испанский
сатирик (1580 - 1645) Отец его был секретарём четвёртой жены Филиппа II,
Анны Австрийской. В алькальском унив. К. научился греческому и
латинскому языкам, а позже овладел языками арабским, еврейским,
французским и итальянским; он имел также обширные сведения по
юриспруденции, математике, астрономии, политике, философии. К. искусно
владел оружием, был очень склонен к донжуанству и отличался страстной
любовью к чтению. В ранней молодости он сделался героем следующего
приключения: в церкви неизвестный ему мужчина оскорбил неизвестную ему
даму; он заступился за последнюю, вызвал на дуэль оскорбителя и убил его
на месте. Противником К. оказалось высокопоставленное лицо, вследствие
чего ему пришлось бежать. Он нашёл убежище и должность секретаря в
Сицилии, у герцога де-Оссуна, который, будучи затем назначен
вице-королем Неаполя, поручил К. заведование финансами. Когда, в 1620
г., покровитель его впал в немилость, К. попал в тюрьму и изгнание.
Возвратясь в Мадрид, он жил в крайней бедности. В 1634 г. он женился, но
жена его вскоре умерла. В 1641 г. ему приписали сатиру против короля,
арестовали его, лишили имущества и заключили в сырую и зловонную тюрьму
м-ря Сан-Марко де-Леон, где он томился четыре года. Только после падения
любимца короля Филиппа II, герцога де-Оливарес, его освободили, так как
узнали, что автором сатиры был вовсе не он. Вскоре после того он умер.
К. оставил значительное количество литературных произведений, самых
разнообразных родов, хотя при его арестах пропали многие из его бумаг, а
незадолго до его смерти инквизиция овладела всеми его сочинениями, из
которых вычеркнуты были все места, противные её понятиям о приличии и
скромности; многие же из его произведений остались неизданными. Всего
напечатано 11 болыпих томов, 8 - прозы и 3 - стихотворений. К. - и поэт
и сатирик, и критик, и моралист, и политик, и философ. Преобладающая
форма его поэзии - сатира; но он писал также эпиграммы, сонеты, романсы,
редондильи, канцоны, оды, элегии и идиллии. Вследствие долгого
пребывания в Италии, у него заметен легкий оттенок подражания
итальянцам. Из стихотворений его пользуются особенной известностью "Las
necedades у locuras de Orlando el enamorado", "A una nariz", "Apolo
siguiendo a Dafne" и др. Восставая против школы Гонгоры, он издал, в
виде образчика более правильного слога, сборник прекрасных
стихотворений: "Poesias del Bachiller Francisco de la Torre" (1631).
Главным образом слава К. основана на его прозаических сатирах, в которых
он бичует пороки и нравы общества, создаёт типы и выказывает себя
истинным знатоком человеческого сердца. Из них особенно замечательна:
"Vida у aventuras del gran Тасаnа Раblо de Segovia" ("Жизнь и
приключения великого шута Пабло де-Сеговиа"), впервые появившаяся в
Сарагосе в 1626 г. Она принадлежит к так называемым "novella picaresca"
и отличается сжатостью рассказа, живостью описаний, правдивостью
характеров и картин нравов. Тут много язвительного юмора, острот,
таланта и ума, но много также и шаржа, грубости, резкости и
непристойностей. Хотя К. и сражался с культизмом (школой Гонгоры), но и
сам грешит в этом смысле, будучи самым блестящим представителем школы
"Conceptistas" (главой её был Алонзо де-Медесма, написавший в 1600 г.
свои "Сопceplos spirituales"); он несвободен от экстравагантности, от
страсти к утончённости, аффектации и метафоре. В "El libro de todas las
cosas у otras nuchas mas" ("Книга о всех вещах и многих других") он
сильно нападает на педантизм, псевдо-учёность и ханжество, в "El cuento
de cuentas" ("Сказка сказок") осмеивает злоупотребление пословицами, в
"La Culta Latiniparla" смеётся над школой Гонгоры. Целый ряд выдающихся
сатир К. соединён под именем "Suenos" ("Сны"), 1635 г. В одной из них:
"El mundo por de dentro" ("Mир на изнанку") К. старается доказать, что
человек - воплощенная ложь, и бичует стремление казаться не тем, что
есть на самом деле. "Alguacil alguazilado" - злая сатира на низших
блюстителей порядка и правосудия. Вступление в "Sueno de las Calaveras"
или "Juicio final" ("Видение черепов" или "Страшный суд") может
считаться лучшим образцом смелых и оригинальных приёмов К.
- смешения высокого с комическим. Очень известна так же сатира:
"Discurso de todos los diablos", рисующая нравственный и политический
строй тогдашней Испании. В "La hora de todos у la fortuna con seso"
("Час счастья для всех и Фортуна") Юпитер зовёт Фортуну и велит ей, для
исправления её несправедливостей, хоть на один час предоставить всякому
смертному то, что он действительно заслуживает. Это даёт повод автору
отнестись глубоко-критически к современному ему обществу. В "Polilica de
Dios у gobierno de Christo" он излагает целую систему благородного и
искусного правления, которую дополняет двумя другими политическими
трактатами: "Marco Bruto" и "Romulo". В дидактическом жанре написаны:
"Discursos politicos, asceticos у filosoficus", "Mundo caduco у desvario
de la edad", "Lince de Italia" и др. Слабая сторона К. - недостаток
такта и меры; у него нет тонкого и верного комического чутья Сервантеса.
М. Ватсон.
Кегли (нем. Kegelspiel, франц. jeu de quilles, англ. game at
ninepins) - весьма распространённая, полезная подвижная игра. в Россию
перешедшая из её родины, Германии. К. бывает 9 (в Сев. Америке 10, в
Силезии часто 15 - 17). В центре ставится более крупная К. - король.
Помост, по которому катится шар к площадке с К. называется кегельбаном.
Наиболее в верхненемецких землях распространена так наз. немецкая
партия, где каждый игрок ведёт счет очков отдельно от других. В
гамбургской партии игроки делятся на две группы, с общей записью для
каждой партии. Точат К. из твёрдой древесины. В комнатах К. можно катать
без помоста, а на открытом воздухе, на земле, шары не катают, а бросают.
Ср. Rothe, "Das К., kulturhistorische etc. Studien" (Галле, 1879).
Кегль (типогр.) - размеры литеры в толщину.
Кедр. - Под этим именем известно несколько различных растений, а
именно: 1) К. сибирский (Pinus Cembra L.) - хвойное дерево из сем.
еловых (Abietaceae), от 10 до 20м. высотою, дико растущее в средней
Европе на Альпах (до 1300 - 2000 м. над у. м.), в Карпатах (до 1300 -
1600 м.), на С Европейской России, по всей северной Сибири и на
Алтайских горах (до 1300 - 2100 м.). В Европ. России область сплошного
распространения сибирского К. начинается от 65° с. ш., простирается
сперва по Малой Ковже, между Уральским и Тиманским хребтами и, спускаясь
несколько к ЮВ, подходит к берегам Ижмы; зап. предельная линия этой
области проходит мимо источников Вычегды, по верхнему течению этой реки
и по её притоку, Северной Кельтме; далее по pp. Косе, Лопану, Каме и
Чусовой к Уральскому хребту, который эта линия пересекает под 56°60' с.
ш. К З и к Ю от этой линии замечается лишь островное распространение
сибирского К.; самым западным пунктом его нахождения следует считать
сев. часть Сольвычегодского у., а самым южным - возвышенности Уральского
хребта, на границе Пермской и Уфимской губ. Молодые экземпляры
сибирского К. имеют остро пирамидальную форму, старые же экземпляры - с
более раскидистой кроной. Кора на молодых экземплярах гладкая,
серо-зелёная; позже она становится бурою и бородавчатою; на старых
деревьях развита бурая, морщинистая, толстая корка. Хвои трехгранные, по
рёбрам мелкозубчатые, тупые, от 5 до 8 см. длиной, собранные по 5 шт. в
пучке. Шишки на коротких ножках, яйцевидные, от 6 до 8 см. длиной и до 5
см. толщиной; сначала они зеленовато-малиновые, позже становятся
светло-бурыми; чешуи широкоромбические, толстые, деревянистые,
тёмно-бурого цвета; киль более светлый. Под каждой чешуёй развивается по
два (изредка по одному) орешковому семени. Семя обратнояйцевидное или
тупотрёхгранное, до 12 мм. длиной. Созревают семена через 11/2 года
после цветения. Семена, так наз. "кедровые орешки", съедобны. Собирание
их на С России и в Сибири, где сибирский К. образует целые рощи, теперь,
к сожалению, во многих местах значительно поредевшие, вследствии
беспощадного истребления К. главным образом ради шишек, составляет очень
важный промысел туземного населения. "Урожай орехов (говорит г. Латкин)
- гибель для кедровых лесов. Здесь (т. е. на берегах Березовки, близ
Чусового оз.), как и по Вычегде, тот же невежественный обычай: шишек не
снимают каким-нибудь орудием, а рубят дерево. Сколько истребляется этих
деревьев в одно лето, видно из того, что для пуда орехов нужно от 800 до
1000 шишек и что орехов в иной год добывают тысячи пудов" ("Дневник
путешествия на Печору", стр. 75 - 76). 2) Кедровый сланик или сланец
(Pinus Cembra L., var. pumilla Pall.) - разновидность предыдущего вида,
встречается в сев.-вост. Сибири на границе древесной растительности, по
тундрам о-ва Сахалина и, как подлесок болотных лесов, на р. Амуре. Это -
низкоросль (2 - 4 м. высотою), со стелющимися по земле или
приподнимающимися ветвями. Семена и шишки мельче, чем у сибирского К.
Семена - съедобны. 3) К. итальянский (Pinus Pinea L., пиния) - смолистое
хвойное дерево, от 15 до 25 м. высотою, с широко распростёртым шатром;
кора серо-бурая, растрескавшаяся, древесина белая. Хвои ломкие,
полуцилиндрические, очень длинные (13 - 20 см.) и тонкие (11/2 - 2 мм.),
собранные по 2 в пучке. Крупные (11 - 13 см. длиной и 7 - 10 см.
толщиной) округло-яйцевидные шишки развиваются по одиночке или по две на
ветви; большей частью они бывают покрыты белой смолой. Чешуи у них
толстые, почти пирамидальные, блестящие, тёмно-коричневого цвета. Киль
широкий, четырехугольный. Орешковые семена крупны (18 - 20 мм. длины и 7
- 11мм. толщины) созревают на третий год; они съедобны и известны в
торговле под именем "итальянских кедровых орешков" ("Pignoli").
Итальянский К. распространён по всему Средиземноморскому побережью; он
растёт на о-ве Мадере, Канарских, в сев. Африке, Малой Азии, нa Kpите, в
Македонии. На берегу Адриатического моря у г. Равенны находится
громадный лес из итальянского К., тянущийся на 40 английских миль;
жители собирают здесь громадное количество семян. Ради семян и древесины
итальянский кедр разводится в южном Тироле. Семена в Греции составляют
один из главных предметов вывоза. В Poccии итальянский кедр растет в
Закавказье и на южном берегу Крыма. В древности итальянский кедр был
посвящён Вакху. 4) Кедр мексиканский (Pinus cembroides Zucc.) -
небольшое деревцо (8 - 10 м. высотой), с широко раскидистым шатром, хвои
короткие, ярко-зелёные, по 2 - 3 в пучке. Шишки яйцевидно-конические, 3
- 5 см. в длину. Орешковидные семена почти такие же, как и у Р. Cembra;
они съедобны и известны у мексиканцев под именем: "Pifion". Мексиканский
К. дико растёт по сухим, жарким склонам Санта Каталина (в Аризоне) и в
северной Мексике, поднимаясь до 1000 м. над у. м. 5) К. сахарный (pinus
Lambertiane Dougl.) 6) R. гималайский (Cedrus Deodara Loud.) -
вечнозелёное хвойное дерево из сем. еловых (Abietaceae), достигающее
громадных размеров: до 50 м. высоты и до 3 мтр. в поперечнике. Ствол
прямой, покрытый тёмно-бурой корой. У молодых экземпляров ветви
свисающие, у старых - горизонтальные и приподнятые. Шатёр пирамидальный,
хвои светло- или сизо-серые, блестящие, четырёхгранные, 31/2 - 5 см.
длиной, собраны по несколько на укороченных побегах. Шишки (8 - 12 см.
длиной и 6 см. толщиной) сидят на коротких ветвях по одиночке или по
две; они прямостоящие, яйцевидные, на верхушке не углублённые. Чешуй
много; они почти деревянистые, с узко-клиновидным основанием;
располагаются черепичато и плотно прижаты друг к другу. Семена овальные
(16 - 17 мм. длиной и 6 - 7 мм. толщиной), с широким светло-бурым
крылом, не съедобны. Древесина очень душистая, легко колется и высоко
ценится. Гималайский К. дико растёт на Гималайских горах (до 3200 м. над
у. м.), в Афганистане и в Белуджистане. В Европу он был ввезён в 1822 г.
7) К. ливанский (Cedrus Libani Barr.), вечнозелёное хвойное дерево, от
25 до 40 м. высотой и до 11 м. в окружности. Подобно предыдущему,
ливанский кедр достигает возраста 2000
- 3000 лет. Ствол покрыт тёмно-серой растрескавшейся корой. Шатёр у
молодых деревьев широкопирамидальный, у старых раскидистый. Ветви
развивают многочисленные короткие веточки, густо покрытые листьями и
расположенные почти в горизонтальной плоскости. Хвои пучками, в 30 - 40
штук, на укороченных ветвях; они короткие (13 - 35 мм. дл.), тонкие (1
мм.), изогнутые или прямые, острые, тупо-четырёхгранные, тёмно-зелёные.
Шишки яйцевидные, на верхушке углублённые от 8 до 10 см. длиной и от 5
до 7 см. толщиной. Чешуи почти деревянистые, четырёхугольные, покрытые
на спинке шелковистыми волосками; они покрывают друг друга черепичато.
Семена сплющенные, треугольные, с длинным (до 21/2 см.) пленчатым бурым
крылом, не съедобны. Ливанский К. дико растёт в горах Анатолии, на Тавре
и Антитавре и изредка на Ливанских горах, на о-ве Кипре и в Алжире,
именно в Атласе, где он представляет лёгкую разновидность и считался ещё
недавно особым видом (Pinus atlantica Monetti). - 8) К. китайский и 9)
R. японский (Cryptomeria jaроniса Don.) - вечнозелёное хвойное растение
из сем. Taxodiaceae. Это - громадное дерево, до 40 м. высотой и до 2 м.
в поперечнике. Ствол прямой, покрытый красно-бурой корой. Многочисленные
густые ветви - приподнимающиеся или горизонтальные. Хвои сизо-зелёные,
короткие (12 - 25 мм. длиной) трёх- или четырёхгранные; располагаются
они спирально по одиночке, нижней частью срастаются с ветвью. Шишки
мелки (величиной с вишню), почти шарообразные; чешуи щитковидные,
многочисленные; под каждой развивается 4 - 5 удлинённых, сплющенных
семян, снабжённых узким крылом. Китайский К. в южной Японии образует
целые леса, в Китае он встречается в провинции Тце-Кианг. В Европу он
был ввезён в 1842 г.; переносит зиму в Англии, зап. и южн. Германии,
китайский К. доставляет ценную древесину. 10) К. красный (Juniperus
Охуcedrus L.) - хвойное вечнозелёное растение из сем. кипарисовых
(Cupressaceae), дико растущее по холмам и скалистым склонам
Средиземноморского побережья, на Востоке и в сев. Африке. Это -
кустарник или небольшое деревцо; кора у него гладкая, серо-бурая; хвои
короткие, игольчатые, мутовчатые по 3 в каждой мутовке. Цветки
однополые, растение двудомное. Ягоды - шишки мелкие, ярко-красные, в
каждой 3 - 2 семени; эти ягоды употребляются как ягоды можжевельника;
древесина идёт на резные работы. 11) К. финикийский (Callitris
quadrivalvis Vent.) - вечнозеленое хвойное растение из сем. кипарисовых
(Cupressaceae). Дерево или кустарник, до 6 м. высотой, с пирамидальной
короной. Кора бурая; древесина тёмно-коричневая. Ветви редкие,
оттопыренные, круглые, вильчато, перисто или двояко-перисто
разветвлённые. Листья накрест супротивные, мелкие, чешуйчатые, плотно
прижатые к ветви, с которой они срастаются нижней своей частью,
вытянутою во все междоузлие; на спинной стороне листа развита жёлтая
желёзка. Цветки однополые, растение однодомное. Шишки почти круглые,
состоящие из 4 толстых деревянистых чешуй, со многими семенами. Семена
удлинённые; зародыш о 4 семядолях. Финикийский кедр дико растёт в горах
сев.-зап. Африки, в особенности на Атласе. Он доставляет сандараковую
смолу (Resina sandaraca), идущую для приготовления лаков и на курение;
древние египтяне употребляли эту смолу для бальзамирования трупов. Очень
красивая древесина финикийского К. идёт на разные поделки и на мебель.
С. Ростовцев.
В лесоводственном отношении имеют значение К. ливанский и К.
сибирский. А) К. ливанский, произрастая в горах, отличается в первой
молодости очень медленным ростом в высоту, но потом, особенно, при
разведении его в парках, на равнине, растёт быстрее; встречаются деревья
600 и более лет, 110 - 140 фут. высоты (В Европе первые деревья посажены
в Лондоне 1683 г. и гораздо позже в Париже - Бернардом Жюлье 1734 г.
Ливанский К. успешно растёт в Крыму (Никитский сад).) при толщине у
комля 30 - 36 фт. по окружности. Почву предпочитает глубокую хрящеватую,
скорее сухую, чем влажную, в молодости требует защиты от морозов, но
впоследствии переносит довольно суровые зимы. Разводится, как и другие
хвойные, успешнее всего посадкой. Семена начинает давать с 50 - 60 л.
Древесина его (удельный вес 0,77) отличается прочностью (библейские
указания на её употребление), но мало пригодна для топлива; смола (К.
resina et manna cedri, manna cedrina) употреблялась в древности при
бальзамировании трупов. Б) К. сибирский, кедрина. Лучшие "кедровники" -
лесонасаждения с господством К., встречаются у нас за Уралом, начиная с
Верхотурского у. Пермской губ., на глубокой, хрящеватой плодородной,
сырой почве (но не на болотах), при произрастании деревьев на свободе, в
Европейской же России, даже возле р. Печоры, К. попадается только
группами, или единично, в насаждениях других хвойных пород. Плодоношение
начинается с 50 л. (у посадок даже с 25 л.) и урожай в кедровниках
бывает каждые 3 - 4 года, при тёплой весне, и не засушливое лето, но
отдельно растущие на полях и возле усадьб деревья дают обильно более
крупные семена ежегодно. Шишки требуют для своего созревания два лета
(не созревшие ещё шишки сибиряки называют зимою "озимью"), или 18
месяцев, после чего, не раскрываясь, они опадают, много их истребляется
белками, медведями, мышами и птицей кедровкой (ранжей или пуйжей -
Nacifraga caryacutactes). Масло из семян К. не уступает по вкусу
прованскому, но стоит в 3 - 4 раза дешевле; по М. Вагнеру масла из
кедровых орешков получается 36,5%, по Леману 56%. Семена К. сохраняют
всхожесть до весны; при весеннем посеве всходы появляются через 2 - 3
недели; в первые 10 л. рост идёт медленно, но затем усиливается и К.
деревья достигают до 120 фт. высоты, при 3 - 4 фт. толщины; живут 400 и
более лет. Верхушка К., вначале пирамидальная, под старость делается
закругленной, причём, в сомкнутых насаждениях, ствол снизу очищается от
сучьев. Эта древесная порода почти не имеет врагов между животными и
паразитами-грибками - только на К. искусственно разведённых встречается
Aecidium (Peridermium) pini. Древесина К. отличается белизной,
лёгкостью, сравнительно с другими хвойными (уд. вес 0,448) плотностью,
большой прочностью, расколимостью, малой сучковатостью, сильным
смолистым запахом и особенной пригодностью к обработке, отчего высоко
ценится как столярный, строевой и поделочный лес: из досок делают полы,
стенные обшивки, сундуки (Приготовление кедровых сундуков, обитых
снаружи жестью, особенно развито на Тагильских и Heвянском заводах в
Верхотурском у.),комоды, шкафы и т. п., в которых никогда не заводится
моль; из древесины - тонкие резные изделия (Швейцария и Тироль),
молочную посуду и проч. Перегонкой молодых неодеревеневших побегов
получался прежде карпатский бальзам или терпентин (Balsamum carpathicum,
Terebintha carpathica), употреблявшийся в медицине. В. С.
Кекуле (Фридрих-Август) - химик, род. в 1829 г. С 1856 г. состоял
доцентом химии в Гейдельберге, в 1858 г. получил приглашение на
профессуру в Гент и с 1865 г. состоял профессором в Бонне, где принял на
себя также и управление химическим институтом. Работы К. принадлежат к
области органической химии. Ученик и затем ассистент знаменитого
Бунзена, К. уже с конца пятидесятых годов является одним из тех учёных,
которые восприняли новые в то время взгляды на строение химических
соединений. С 57 года он употребляет новые атомные веса и частичные
формулы химических соединений; вместе с тем он развивает теорию типов,
обязанную своим происхождением Гергардту и Дюма. Но если последние
вводят понятие о типе для выражения аналогии между химическими
соединениями, то К. приходит к теории типов, рассматривая природу
элементов, их различную способность к соединению друг с другом, короче
говоря - К. исходит из понятия об атомности элементов. В 1858 г. К.
впервые высказывает мысль о четырёхатомности углерода и о целеобразном
соединении атомов углерода с потерей части их атомности. Вслед за
высказанной идеей, которая сделалась основной для современной теории
химического строения, К. не развивал тотчас же основных положений этой
теории. Честь установления этой теории принадлежит А. М. Бутлерову,
который воспринял и разработал идею К. Однако, К. лишь временно
устранился от развития теории строения: ему она обязана не только
опытными исследованиями, но и теорией непредельных органических
соединений. В 1865 г. вышла классическая статья К. о производных
бензола, которая считается венцом теории строения. Здесь окончательно
выясняются те основные положения, которым следует теория строения до
настоящего времени Из сочинений К. известен его "Lehrbuch der
organischen Chemie" (1861 - 1862, 3 т.) и "Chemie der Benzolderivaten"
(1867); кроме того, многочисленные статьи, помещённые главным образом в
"Zeitschrifft fur Chemie" и в "Annalen der Chemie und der Pharmacie".
Таковы: исследование молочной кислоты (1859) исследование соединения
кислот фумаровой и малеиновой и других с водородом, бромоводородом,
бромом и пр. В. К.
Кельн (Coln или Koln, Cologne, Colonia Agrippina) - значительнейший
город Рейнской провинции в Пруссии, на Рейне, через который сооружён
мост (412 м.), украшенный башнями и статуями. В 1817 г. в К. считалось
49145 жит., в 1880 г. - 144772, в 1890 г. - 281681 жит., большей частью
католиков. Из них на Альт- и Нейштадт (т. е. старый и новый город)
приходится 190719 ж., остальные в городах и местечках, слившихся с
Кельном в 1888 г., именно на расположенные на лев. берегу Рейна
Байенталь, Линденталь, Эренфельд и Ниппес - 69905 ж., а на расположенные
на прав. бер. Рейна: Дейц и Поль - 21057 ж. После перестройки с 1872г.
укреплений город расширяется и принимает более современный вид. Древняя
церковь св. Гереона, а также церкви св. Марии, Апостолов, св. Мартина -
романского стиля, но претерпели много изменений во время переходной
эпохи. Готического стиля - знаменитый собор и церкви св. Северина и
миноритов; подражание готическому - иезуитская црк. Старые церкви вполне
реставрированы. Остатки римской городской стены; так наз. римская башня
- строение меровингской эпохи. Великолепное светское готическое здание
Гюрцених (XV в.): огромная парадная зала с деревянными резными колоннами
и стенной живописью. Ратуша, с великолепной ганзейской залой. Музей
Вальраф-Рихарц; с древностями и картинами; богатейший городской архив,
библиотека, музей архиепископа с церковными древностями; зоологический
сад и оранжереи. Консерватория, много музыкальных и певческих обществ;
знаменит мужской хор. Торговля и промышленность процветают. Производство
сахара, табака, ковров, одеколона, мебели, машин. Много банков и
страховых обществ. В К. выходят 5 политических газет, в том числе
Кельнская газета (Kolnische Zeitung; трижды в день; начало её восходит к
1762 г.) - орган национал-либералов и Кельнская народная газета
(Kolnische Volkszeitung und Handelsblatt, дважды в день, основ. в 1860
г.) - орган центра. Городские доходы по мере 1893 - 94 г. составляют
24,014 милл. марок, расходы - 25,271; городск. имуществ на 26,890 милл.
мар., долгов 22,241 милл. мар. В 1872 г. К. возведён на степень
первоклассной крепости. На лев. бер. Рейна воздвигнуты 8 сильных фортов.
История города и архиепископства. К., Соlonia, возник как римское
военное поселение. В 38 г. до Р. Хр. Марк Агриппа перевёл убиев с
правого берега Рейна на левый и затем двум римским легионам назначено
было постоянное местопребывание близ Ara Ubiorum. Агриппина, супруга
имп. Клавдия, родилась в этом лагере и в 50 г. по Р. Хр. основала там
колонию ветеранов; с этого времени новый рим. город назывался Colonia
Agrippina или просто Agrippina и вскоре достиг широкого развития. В IV
в. он достался франкам и сделался местопребыванием рипуарских королей, в
511 г. перешёл к Австразии, а в 923 г. вошёл в состав Германии. Хотя
христианство рано утвердилось в К., но кельнская црк. получила более
важное значение лишь после того как Карл Великий, в конце VIII в.,
учредил там архиепископство. Рядом с возвышением кафедры, благодаря
личным качествам многих архиепископов (Бруно I, Анно и др.), шло и
развитие города. Выгодное положение на Рейне, важнейшей торговой артерии
государства, позволило городу притянуть к себе большую часть прибыльной
торговли с Англией. Суровость архиепископа Анно вызвала первое восстание
города против своего владыки. Начавшееся вскоре самоуправление граждан
повело к продолжительным распрям. Они достигли крайней степени при
архиеп. Конраде I (1238 - 61), начавшем постройку собора, а окончились
при архиепископе Зигфриде, победою города (битва при Воррингене, 1288
г.). К. стал фактически имперским вольным городом и сохранял это
положение как во внутренней, так и во внешней политике. В продолжение
многократных войн архиепископов в XV стол. город старался держаться по
возможности нейтрально, но тем не менее сильно пострадал. Особенно
тяжелое финансовое положение пришлось испытать и городу, и
архиепископству во время Зестской распри расточительного архиепископа
Дитриха II (1414 - 63) и бургундской войны, вызванной его преемником,
пфальцграфом Рудольфом. Дело дошло до серьезных беспорядков, но в 1463
г. состоялось соглашение с сословиями, определявшее их права и
ограничивавшее верховную власть архиепископа.
Эпоха реформации принесла с собою новые потрясения. Когда Герман V
фон-Вид (1515 - 1546) в 1543 г. поручил Буцеру и Меланхтону разработать
основания "реформации" для архиепископства, он был смещён. Та же участь
постигла архиепископа Гебгарда (1577 - 84). После того архиепископский
престол долго занимали баварские герцоги; одному из них, Максимилиану
Генриху, дан был, по французским проискам, в качестве коадъютора
противник империи, Вильгельм Фюрстенберг, который после смерти курфюрста
был избран в архиепископы подкупленными членами соборного капитула, но
должен был уступить место баварскому принцу Иосифу-Клименту.
Максимилиан-Фридрих (1761 - 84) основал боннский университет.
Макс-Франц-Ксаверий, сын императора Франца I, в 1794 г. был изгнан
французами. Преемник его Антон-Виктор, брат императора Франца II, не мог
воспользоваться своим назначением, так как в 1801 г. архиепископство
было секуляризовано и подверглось распадению. По венскому конгрессу
город и страна отошли к Прусси, после чего в 1824 г. восстановлено и
архиепископство. Первым архиепископом был граф Шпигель, за которым
последовал, в 1835 г., Климент-Август Дросте, удалённый из епархии
вследствие известного спора о смешанных браках. В 1876 г. арх. Павел
Мельхерс, на основании майских законов, был удалён с кафедры. С XVI в.
начался постепенный упадок города. Университет, основанный в 1388 г.,
понемногу замирал, так что его упразднение в 1801 г. было едва замечено.
В городском управлении в XVII и XVIII ст. много раз обнаруживались самые
вопиющие злоупотребления. Благосостояние К. вновь начинает подниматься
лишь со времени перехода его под власть Пруссии.

Литература. Kreuter, "Wanderungen durch das mittelalterliche Koln";
MehringReischert, "Zur Geschichte der Stadt Koln" (Кельн 18381840);
Mathieax, "Geschichte der Stadt Koln" (Кельн 1845); Ennen, "Frankreich
und der Niederrhein" (Кельн 1855 - 56); его же, "Zeitbilder aus der
neueren Geschichte der Stadt Koln" (Кельн 1857); его же, "Geschichte der
Stadt Koln" (Кельн и Нейсс, 1863 - 80); его же, "Geschichte der Stadt
Koln" (нар. изд., Дюссельд. 1880); "Quellen zur Geschichte der Stadt
Koln" (Кельн 1860 - 79); "Antiquarius der Stadt Koln", в "Denkwьrdiger
und nьtzlicher rhein. Antiquarius" (Кобл., 1863); Walter, "Das alte
Erzstift und die Reichsstadt Koln" (Бонн, 1866); "Die Chroniken der
deutschen Stadte vom XIV bis XVI Jahrh." (т. 12 - 14, Лпц., 1875 - 77);
Maurenbrecher, "Die preuss. Kirchenpolitik und der Kolner Kirchenstreit"
(Штуттг., 1881); Lossen, "Der kolnische Krieg" (Гота 1882);
"Mittheilungen aus dem Stadtarchiv von Koln" (Кельн, 1882 - 93); Korth,
Koln im Mittelalter" (Кельн 1890); Binterim und Mooren, "Die Erzdiocese
K. bis zur franz. Staatsumwalzung" (Дюсс., 1891 - 93); Stein, "Acten zur
Geschichte der Verfassung und Verwaltung von Koln im XIV und XV
Jahrhundert" (Бонн, 1893).
Кельты (Keltoi, Keltai, Celtae) - племя индоевропейского
происхождения, раньше других арийцев явилось в Западную Европу, куда
оно, по-видимому, проникло иным путем, чем греки и латины. К. обогнули
Чёрное море, затем повернули на СЗ, к Балтийскому морю, и, следуя вдоль
берегов Балтийского и Немецкого морей, вступили с С в нынешнюю Францию,
откуда переселялись и в др. страны. Выражение К., впервые встречающееся
у Гекатея (половина VI стол. до Р. Хр.), у самих К. первоначально
означало только одну ветвь племени, жившую между Гаронною, Сеною и
Марною и прежде всех других сделавшуюся известною грекам, которые
утвердились по соседству - в Массилии (Марсель). Позже это название было
распространено на все ветви кельтского племени, хотя у самих К. и были
особые имена для отдельных ветвей племени. Соответственно этому
классические авторы называют Кельтикой (Keltich, Keltia, Celtica) все
земли на З и С Европы, занятые кельтскими племенами (в более тесном
смысле название это давалось только Gallia comata). В историческое время
имели место три великих переселения К. В начале VI или в V ст. они
вторглись в Пиренейский полуо-в, где часть их смешалась с иберийцами,
получив название кельтиберов, другая же часть сохранила чистоту своей
расы. В начале IV ст. до Р. Хр. К. заняли сев. Италию; которая в то
время населена была этрусками. К 284 - 278 гг. до Р. Хр. относится
передвижение К. на Балканский полуо-в, которое, после разбойнических
набегов, достигавших Греции, закончилось водворением их в Малой Азии,
под именем галатов. Переселение К. в Германию, о котором сообщает Тит
Ливий, представляется чрезвычайно спорным. В древности К. распадались на
4 главные группы: 1) галлы или К. в тесном смысле этого слова, так как
они, по словам Цезаря, на своём собственном языке назвали себя кельтами,
они жили в Галлии к В от Гаронны и Ю от Сены; к ним же должны быть
причислены кельтск. племена Испании, сев. Италии, нынешней южной
Германии и Австро-Венгрии; 2) белги, которые занимали земли к В от Сены,
сначала до нижнего течения Эльбы, с 1 ст. до Р. Хр. - только до Рейна, а
также жили в южной Британии; 3) бритты, населявшие остальную Англию и
Валлис; 4) гаеллы, обитавшие в Ирландии и Шотландии. В Германии
поселения К., как об этом свидетельствуют сохранившиеся названия
местностей, доходили на В до Эльбы: в сев. Германии жили белги (Belgae),
в средней и южной - волки (Volcae). В течение второй половины первого
тысячелетия до Р. Хр. К., отчасти добровольно, отчасти вытесняемые
наступавшими с востока германцами, очистили правый берег Рейна. Только
немногие остатки их остались здесь и подверглись германизации. Более
значительна примесь кельтской крови у южногерманск. племён. Бойи в 1 ст.
до Р. Хр. были вытеснены из Богемии маркоманами. Ариовист утвердил
господство германцев в южной Германии к С от Дуная и собирался отнять у
К. земли в нынешнем Эльзасе и Франшконте, но был побеждён Цезарем, в 58
г. до Р. Хр., и отброшен за Рейн. В 283 - 191 гг. до Р. Хр. римляне
покорили К. сев. Италии (решительное сражение при Кластидиуме, 222 г.),
а около конца II ст. до Р. X. - К., населявших область Роны и земли к Ю
от Севеннов (Gallia Narbonensis). Несколько раньше римляне стали
господствовать над К. в Испании. В 58 - 51 гг. до Р. Хр. Юлий Цезарь,
после упорной борьбы, покорил нынешнюю Францию (Gallia transalpina),
которая с 27 г. до Р. Хр. образовала римскую провинцию. Император Август
подчинил себе К., обитавших в Реции, Винделикии, Норикуме, Паннонии и
Мизии. Значительнейшая часть Британии была занята римлянами в 43 - 85
гг. по Р. Хр.; здесь К., сплавившись с германск. народом англосаксов в
одну твердую массу, положили начало английскому народу. На континент
Европы К., жившие по Рейну и к Ю от Дуная, растворились в германских
племенах, раньше подвергшись романизации. Последняя всего сильнее
проявилась среди К. нынешней Франции. В чистом своём виде кельтская раса
сохранилась в Бретани (где кельтское население было в V и VII ст. по Р.
Хр. подновлено массовыми переселениями из Корнваллиса), Валлисе,
Ирландии и Шотландии Общее число говорящих ныне на кельтских языках
достигает 31/2 милл.
Представляя собою авангард арийцев в их движении на З, К. не были,
однако, первоначальными обитателями Западной Европы. Они повсюду
находили здесь племена неарийского происхождения, которые в одних местах
принадлежали к иберийской, в других - к лигурийской расе. Отношения К. к
этим, равно как и к другим доисторическим расам (пещерный человек) ещё
не выяснены. Несомненно лишь одно, что неарийские элементы,
подчинившиеся К., смешались с ними в физиологическом отношении. Отсюда
те различия в современном населении стран, некогда населённых К.,
которые послужили основой для теории Амедея Тьерри о двойственности
кельтской расы. В тех малорослых, черноволосых брахикефалах, которых
Мильн Эдвардс и др. считали подлинными К., на самом деле всего более
неарийской крови. Древний кельтский тип, как он описывается
классическими писателями, представляет противоречивые черты, которые
могут быть объяснены лишь слиянием рас, а в некоторых местностях, где
такое слияние ещё не завершилось - сосуществованием на одной почве рас,
писателями не различаемых. Кельтам приписывались крайнее непостоянство -
и твердая, героическая преданность своим вождям; необыкновенная жадность
к золоту - и щедрое посвящение его богам; тяжелая неподвижность ума - и
страсть к красноречию; грубая, наивная простота - и способность
придумывать всяческие хитрости на войне; умственная косность - и
способность к изобретениям. Какие из этих черт должны быть отнесены на
счет К. и какие приписаны аборигенам Европы неарийской крови - это все
вопросы, представляющие широкое поле для различных комбинаций. Моммзен
национальными свойствами К. объясняет тот исторический факт, что эти
хорошие солдаты и плохие граждане поколебали все государства, но сами не
основали ни одного. При появлении своём в Европе К. стояли уже на
довольно высокой ступени цивилизации. Они познакомили аборигенов Европы
с употреблением металлов, а сами, быть может, заимствовали у них
друидизм. Всегда готовые странствовать и предпринимать походы, занимаясь
войной, как организованным разбоем, или даже как ремеслом за плату, К.
не отличались преданностью родимой почве, которая свойственна италийцам
и германцам. Они любили селиться большими группами, по городам и
местечкам, которые разрослись и приобрели у них значение, кажется,
ранее, чем в Италии. Прочностью и силой отличалось их родовое чувство.
Кельтские роды или кланы долго сохраняли первобытную независимость,
хищнический образ жизни и преданность наследственному главе. Для полной
характеристики внутреннего быта К. наука не располагает ещё достаточными
данными. Сведения, сообщаемые о К. Цезарем и др. классическими
писателями, почти не касаются этой стороны вопроса. Памятникам,
сохранившимся в Бретани и Валлисе, учёные до последнего времени не
подавали значения, так как эти кельтские страны подвергались сильному
влиянию романизации и др. чуждых воздействий. Положение вопроса
значительно изменилось в последнее время, когда приступлено к изданию
памятников древнеирландского права. Ирландия никогда не была подвластна
ни римлянам, ни англосаксам; датчане проникли в неё лишь в конце VIII
стол. Когда лингвисты окончательно разъяснят древнеирландские тексты,
тогда, быть может, историки-юристы в состоянии будут проследить
бесспорнокельтские элементы в памятниках Валлиса и Бретани и выяснить,
существовало ли единое кельтское право.
Самобытное национальное право, действовавшее в Ирландии с древнейших
времен, было в начале XVII в. отменено англ. правительством и обречено
на забвение, как всё, что могло напомнить ирландцам об их прежнем
национальном существовании. Но в 1852 г. англ. правительство поручило
ирландским учёным отыскать и издать памятники древнеирландского права.
Издание, до сих пор ещё не законченное ("Ancient laws of Ireland", т. 1
- 4, 1865 - 79), пока содержит в себе два памятника, снабжённых англ.
переводом: Senchus Мor, т. е. Великую книгу древнего закона, и книгу
Аицилля. Полагают, что правовые нормы, содержащиеся в Великой книге
древнего закона, сложились, под влиянием брегонов, приблизительно в 1-м
столетии нашей эры, а юридические трактаты, служащие основой сборника и
предметом позднейшей глоссы, составлены в эпоху введения в Ирландии
христианства, т. е. в половине V ст., затем несколько веков были
сохраняемы устным преданием, а к VIII в. были записаны. Древнейшая
дошедшая до нас рукопись относится к XIV в. Всё в этом кодексе - и
форма, и содержание - носит на себе печать глубокой древности.
Архаичность формы проявляется в полном отсутствии метода или системы;
вследствие нарушения размера, стихи всюду переходят в прозу, но не
трудно угадать и восстановить их. Для изучения исходных основ и эволюции
первобытного индоевропейского права нет другого источника - за
исключением разве законов Ману, - который превосходил бы своей важностью
старинные ирланд. законы. Сенхус-Мор состоит из 5 книг, из которых
первые две трактуют о судопроизводстве, последние три - о воспитании
детей, о различных формах аренды и об отношениях разных лиц между собой,
а также к церкви. Материалом для книги Аицилля послужили два
произведения, из которых одно принадлежит королю Кормаку (около 250 г.
по Р. Хр.), а другое - Ценнфеладсу, жившему четырьмя столетиями позднее;
рукописи её не старше XV века, но сама книга составлена гораздо раньше,
а описываемые в ней учреждения относятся к отдаленнейшей древности.
Дополнением к этим двум главным источникам могут служить другие
памятники древнеирландской литературы, в особенности же церковные тексты
- исповедь св. Патрика, Collatio canonum hibernica и др. Все эти
памятники застают народ в состоянии родового быта, высшим проявлением
которого был клан. Наряду с родовыми отношениями, а иногда и помимо них,
устанавливалась, путём аренды земли, зависимость, аналогичная вассальным
отношениям феодального строя. В основе аренды, которая, впрочем, могла
быть и свободной, т. е. не устанавливать зависимости в отношениях между
съёмщиком и хозяином, лежала собственно отдача в пользование не земли, а
скота (так назыв. шетел, cheptel, от кельтс. chatal или chetal - скот),
этого главного богатства К. Собственник по имени был в действительности
только управляющим общего родового имения, обременённого повинностями в
пользу семьи. Брак заключался посредством покупки жён и до введения
христианства, по-видимому, мог быть совершаем на один год. Выкуп за дочь
шёл в пользу отца, но при последующих браках известная часть его,
которая с каждым новым браком постепенно увеличивалась (закон
предусматривает 21-кратный выход замуж), обращалась в пользу дочери.
Когда отца заменял брат, он получал половину того, что причиталось отцу.
Когда супруги были равны как по общественному положению, так и по
вкладам, внесённым ими для составления общего имущественного фонда, то
жена пользовалась одинаковыми правами с мужем, и один без другого не мог
вступать в сделки; в случае неравного брака преимущественное значение в
домашних делах принадлежит тому из супругов, кто делал вклад. Наряду с
этими случаями СенхусМор предусматривает ещё 7 форм брачных отношений,
напоминающие собою неправильные брачные соединения, о которых говорится
в законах Ману. При разлучении супругов, каждый берёт свой вклад
целиком, благоприобретённые же имущества распределяются между ними на
основании особых правил, предусматривающих мельчайшие детали.
Существовала весьма сложная система родственных отношений, применявшаяся
не только к распределению наследственных имуществ, но и к раскладке
денежных штрафов, занявших место кровной мести: к платежу и получению
этих штрафов родственники призывались в том же порядке, как и к
наследованию (характерной особенностью ирландск. права является
институт, указывающий на высокое уважение, которым пользовалась
неприкосновенность домашнего очага: посягательство, совершённое над
кем-либo в пределах чужого двора, влекло за собою особый штраф в пользу
владельца этого двора.). Вознаграждение за убийство свободного человека
(цена крови, eric) определялось в 7 рабынь (рабыня - обычная единица
ценности у К.) или 21 дойную корову. Кроме того, существовала ещё цена
чести (enechlann), размер которой зависел от состояния и общественного
положения жертвы. От родственников преступника зависело или уплатить за
него, или же отказаться от него и обречь его на изгнание. Случайное
убийство не освобождало от платежа вознаграждения; убийство тайное или
из засады влекло за собой двойной штраф. Существовал тариф штрафов за
поранения и побои. Размер вознаграждения за убытки находился в прямом
отношении к званию потерпевшего и в обратном к званию нанёсшего вред.
Начальной стадией процесса служил арест, который налагался истцом на
имущество (скот) ответчика и вместе с тем служил обеспечением иска. Если
у ответчика не было никакого имущества, то он подвергался личному
задержанию и отводился к истцу с оковами на ногах и цепью на шее; истец
обязан был давать ему только чашку мясного отвара в день. Если истец и
ответчик принадлежали к разным племенам, и арест имущества последнего
был неудобоисполним, то истец мог задержать всякое лицо из племени
ответчика. Заложник платил за своего соплеменника и имел к нему право
обратного требования. Если путём ареста имущества нельзя было побудить
ответчика явиться на суд, то дело оканчивалось поединком, условия
которого установлены были обычаем и который во всяком случае происходил
при свидетелях. Суд принадлежал главе клана или народному собранию, но
вообще имел характер третейский. При постановлении решения он
руководствовался мнением брегонов (собственно brithem, затем brehon -
судья), которые в языческую эпоху принадлежали к числу филе (file
- ясновидящий, пророк) - разряду жрецов, непосредственно следовавших
за друидами; в средние века они сделались наследственной корпорацией.
Брегоны - это вещатели права, хранители формул и довольно сложных
обрядов процесса, отличавшегося обычным в древности формализмом; в своих
заключениях они не создают право, а только раскрывают и формулируют те
правовые нормы, которые кроются в правовом сознании народа. Весьма рано
началась среди них и теоретическая, научная разработка права. Этим
только и может быть объяснена сложная казуистика Сенхус-Мора, которою он
может соперничать с юридической мудростью брахманов и талмудистов.
Брегоны были также поэтами и стояли во главе школ, в которых путём
устной передачи изучалось право, вместе с правилами поэтического
творчества. В языческую эпоху принадлежность брегонов к числу жрецов
сообщала заключениям их религиозный авторитет, тем более, что филе
приписывалось сверхъестественное могущество, способность низвести на
непокорного всяческие беды. Тогда во главе сословия филе стоял так
назыв. олав (ollaw), соответствующий по своему положению верховному
друиду галлов. И после введения христианства заключения брегонов не
лишились мистического оттенка: на суде совершались разные магические
действия брегона, которые должны были вызвать сверхъестественные
откровения. Затем доказательствами служили судебный поединок, присяга,
ордалии, поддержка соприсяжников.

Литература. Кроме сочин., приведённых в ст. Галлы (VII, 945) и
Кельтские языки: Brandes, "Das ethnogr. VerhaItniss der Kelten und
Germanen" (Лпц. 1857); Desjardins, "Geogiaphie historique et
administrative de la Gaule romaine" (Пар., 1876 - 1885); Cuno,
"Vorgeschichte Roms. Bd. 1: Die Kelten" (Лпц., 1878); Rhys, "Celtic
Britain" (Лонд., 2 изд. 1885); Czoernig, "Die alten Volker Oberitaliens"
(B., 1885); Meyer, "Die noch lebenden Kelt. Volkerschaften, Sprachen und
Litteraturen" (Б. 1863); "Ancient laws and institutes of Wales" (Л.,
1841); O'Gurry, "Manners and Customs of the ancien Irish" (Лонд., 1873,
с предисловием О'Сюлливана); Мэн, "Древнейшая история учреждений" (СПб.,
1876), D'Arbois de Jubainville, "Etudes sur le droit celtique. Le
Senchns Моr" (1881); Дарест, "Исследования по истории права" (СПб.
1894); Wasserschleben, "Die irische Canonensammlung" (Л., 1885).
Кембридж (Cambridge, древн. Granta, по-лат. Cantabrigia) - г. в
английском графстве того же имени, на бер. р. Кам, в обширной равнине,
окаймлённой высокими деревьями. Улицы К. узкие, неправильные, со
старинными домами, среди которых резко отличаются величественные здания
университета. К. очень древний город; в книге Думсдей он носит название
Грентебридж; в 871 и 1010 гг. был сожжён датчанами; играл важную роль во
времена Кромвеля. От древнего замка, построенного Вильгельмом
Завоевателем на месте римской станции, остались одни ворота. Заводы
веревочные, кирпичные, черепичные, лесопильные и мукомольные; деятельная
торговля лесом, зерном и коровьим маслом. Жит. 36983.
Кембрийская система и период - один из самых древних отделов
геологических образований, которым начинается палеозойская группа и эра.
Первоначально под этим именем Сэджвик, в 1835 г., описал группу слоёв
сланцев и песчаников, развитых в Англии (от имени древних обитателей
которой заимствовано название системы) и подстилающих там самые древние
слои с остатками организмов. Впоследствии верхняя группа этих слоёв была
отнесена Мурчисоном к силурийской системе, нижняя выделена в особую
гуронскую систему, а в средней части, к которой и применяется теперь
название К. образований, обнаружена была довольно богатая и своеобразная
фауна трилобитов и плеченогих. Около того же времени Барранд описал
такую же фауну, которую он назвал примордиальной, из отложений Богемии,
а впоследствии аналогичные образования были найдены и детально изучены в
Скандинавии, Сев. Америке и у нас, в Прибалтийском крае и
С.-Петербургской губернии. Хотя, таким образом, только за частью слоёв
Сэджвика сохранилось это название, но и остающаяся толща имеет до 3000
м. мощности, заключает своеобразную фауну, несогласно пластуется по
большей части с нижележащими гуронскими и налегающими силурийскими
образованиями, почему большинство учёных выделяет её в самостоятельную
систему, хотя некоторые, по общему сходству фауны, рассматривают её как
нижний отдел силурийской системы. Наиболее распространёнными породами К.
системы являются глинистые сланцы, песчаники и конгломераты, которым, в
некоторых местностях, подчинены кристаллические известняки. Пласты пород
почти всюду выведены из горизонтального положения, собраны в складки, а
сами породы приобрели кристаллическое строение. Остатки флоры этого
периода очень немногочисленны и принадлежат к самым низшим по
организации группам растительного царства - морским фукусовым
водорослям. В составе фауны преобладают слепые трилобиты и плеченогие с
роговой раковиной. Из трилобитов, которых в этой системе описано до 300
видов, наиболее характерны роды: Agnostus, Paradoxides, Olenellus,
Ellipsocephalus и друг. К. трилобиты отличаются от более высоко
организованных силурийских отсутствием глаз и способности свёртываться;
из плеченогих наиболее распространены роды: Obolus, Lingula и нек.
другие. Встречаются также губки, медузы, граптолиты, черви и в небольшом
количестве крылоногие, брюхоногие и головоногие моллюски. Вообще фауна
имеет глубоководный характер, хотя в числе осадков К. системы имеются
конгломераты - несомненно прибрежные образования. Отложения К. системы
распадаются на три отдела. Нижний - со следами червей, отпечатками
медуз, мелкими плеченогими и трилобитами из рода Olenellus. Средний -
характеризуется трилобитами Paradoxides и Ellipsocephalus и верхний
Olenus и Dikellocephalus; не во всех областях развития К. системы это
деление резко выражено. К. образования известны в настоящее время в
Шотландии, Валлисе, Скандинавии, в Германии (Фихтельгебирге,
Франкенвальд, Тюрингии и Рудные горы), Богемии, сев. Франции и Бельгии,
Сев. Америке и Китае, где мощная толща известняков, относящихся к К.
образованиям, описана Рихтгофеном, под именем синийской системы. В
России главная область развития К. образований тянется вдоль южн. берега
Финского залива в губерниях Эстляндской и Петербургской, выступая у
подножия берегового обрыва, известного под именем глинта, из-под более
новых силурийских образований. К. породы, в отличие от других областей
их развития, здесь очень мало изменены, рыхлы, как будто они
сравнительно недавно отложились из воды. Непосредственно на гнейсе,
составляющем твердый фундамент осадочных пород этой местности, залегает
грубозернистый песчаник без окаменелостей, прикрытый толщей синей глины
до 250 м. мощностью, с прослойками песчаника, отпечатками водорослей,
остатками корненожек, зубами кольчатых червей, мелкими плеченогими и
трилобитами из рода Olenellus в верхних горизонтах. Эта глина пользуется
широким горизонтальным распространением и встречена во всех артезианских
колодцах г. С.Петербурга, где непосредственно на ней отложились наносы
Невской долины. Синяя глина прикрывается белым или красноватым рыхлым
унгулитовым песчаником, переполненным местами остатками раковин
плеченогого Obolus Apollinis (Ungulites); на песчанике, в свою очередь,
залегает чёрный смолистый или квасцовый диктионемовый сланец, иногда
неправильно называемый горючим, почти лишённый других окаменелостей,
кроме граптолита Dictyonema flabelliformis, от которого он и получил
своё название. В последнее время К. отложения открыты академиком
Карпинским в Псковской и Минской губ.; известны они также в
КелецкоСандомирском кряже, так что площадь подземного развития их в
России очень значительна, хотя на поверхность они выступают лишь в
немногих пунктах. Б. П.
Кенгуру (в тесном смысле) - сумчатые животные из семейства
длинноногих (Macropodidae), принадлежащие к роду Macropus (часто
разделяемому на несколько родов: Macropus, Petrogale, Lagorchestes и
др.). Верхних клыков нет или они слабо развиты, из верхних резцов 3-й
отличается шириной и 1 - 2 желобками, ложнокоренные часто выпадают, уши
длинные и заострённые. Непропорциональность между передней и задней
половиной тела достигает здесь наибольшей степени. Передняя развита
очень слабо, передние конечности коротки и слабы. пятипалые и вооружены
острыми когтями; они довольно подвижны и служат, главным образом, для
хватания. Задняя половина тела, задние ноги и хвост развиты чрезвычайно
сильно; бедра очень сильные, голени и плюсны очень длинны, ноги
4-х-палые и вооружены большими когтями, особенно 4-й. Соответственно
этому К. движутся обыкновенно прыжками и сидят, опираясь на задние ноги
и хвост; обыкновенная величина прыжков у крупных видов метра в 3, но они
могут достигать 6 - 10 м. в длину при высоте в 2 - 3 м. Из чувств
наиболее развито зрение. Умственные способности ничтожны. К.
обнаруживают черезвычайную боязливость, но доведённые до крайности
сильно защищаются, главным образом, ударами задних ног, а также когтями
передних и зубами. Задние ноги крупных видов с сильным копытообразным
когтём на 4-м пальце представляют опасное оружие: ударом их К. может,
напр., распороть брюхо собаки. К. живут по большей части на травянистых
равнинах, некоторые виды в скалистых местностях или в лесах, держатся
обыкновенно небольшими стадами, но в благоприятных местностях собираются
по 50, 100 и более; мелкие виды чаще держатся поодиночке, парами или
маленькими группами. Пасутся они утром и вечером, питаются травой,
листьями, корнями, корой, почками. Размножение их слабо; большие виды
редко рождают более одного детёныша. Беременность поразительно коротка:
у громадного исполинского К. она продолжается лишь 39 дней; детёныш
рождается в высшей степени недоразвитым (у исполинского К. он через 12
часов после рождения длиною лишь 3 ст.) и первое время висит на соске,
но даже не сосёт, а молоко выделяется ему в рот действием особого
мускула. У исполинского К. он проводит исключительно в сумке почти 8
месяцев, а позднее прячется в неё в случай опасности. Многочисленные
виды К. водятся в Австралии, на Вандименовой Земле, в Новой Гвинее и на
некоторых мелких островах между Австралией и Азией. Они служат предметом
ревностной охоты как туземцев, так и белых - ради мяса, шкуры, а также и
ради спорта; к стадам подкрадываются и окружают их или бьют из ружей,
загоняют на цепь стрелков, травят собаками, ловят в петли и т. д. Многие
виды сохранились лишь в менее насёленных местностях. В 80-х годах была
сделана попытка развести Беннетов К. (Macropus benneti) в лесах
Германии; оказалось, что животные эти могут жить здесь, размножаться и
выносить даже довольно суровую зиму. Исполинский К. (Macropus
giganteus), с густой мягкой и гладкой шерстью, цвет которой сверху смесь
бурого с серым, по бокам и на горле светлее, на передних конечностях,
голенях и плюснах беловатый; утолщённый при основании хвост на конце
бурый, конец морды покрыт волосами, клыков нет. Это самое крупное из
австралийск. животных, вся длина его достигает 3 м., из которых на хвост
приходится 90 см.; вес 100 - 150 кг.; самка на 1/3 меньше. Водится в
Новом Южн. Валлисе и на Вандименовой Земле; сильно истреблён.
Зайцевидный К. (М. или Lagoichestes leporoides) такого же цвета, как
заяц, с умеренными, заострёнными ушами, волосатым концом морды, с
клыками, утолщённым при основании хвостом и сравнительно менее развитыми
задними конечностями, длиной 60 см., хвост 35 см. Водится в южн.
Австралии, и по образу жизни и привычкам напоминает несколько зайца. К
настоящим К. примыкают древесные К. или древолазы (Dendrolagus) с более
укороченными задними конечностями, живущие на деревьях, и кенгуровидные
крысы или потору (Hypsiprymnus).

<<

стр. 94
(всего 253)

СОДЕРЖАНИЕ

>>