<<

стр. 18
(всего 41)

СОДЕРЖАНИЕ

>>

Клуб Мастера
Рерюкович, будучи в свое время помещиком, издевался над мужиками в своем
Новый форум
подмосковном имении, а когда революция лишила его имения, он укрылся от грома
Старый форум
праведного гнева в Хумате..."
Гостевая книга
Придуманная Булгаковым статья очень напоминает те, что публиковались весной
СМИ о Булгакове
1928 г. в связи с кампанией против дворян и религиозных деятелей, укрывшихся в
СМИ о БЭ
Сергиевом Посаде. Она как бы подготовила первый арест Ф. и его товарищей. В
Лист рассылки
"Рабочей газете" от 12 мая 1928 г. некто А. Лясс писал: "В так называемой Троице-
Партнеры сайта
Сергиевой лавре свили себе гнездо всякого рода "бывшие", главным образом,
Старая редакция сайта
князья, фрейлины, попы и монахи. Постепенно Троице-Сергиева лавра
Библиотека превратилась в своеобразный черносотенный и религиозный центр, причем
Собачье сердце произошла любопытная перемена властей. Если раньше попы находились под
(иллюстрированное) защитой князей, то теперь князья находятся под защитой попов... Гнездо
черносотенцев должно быть разрушено".
Остальные произведения
Книжный интернет-
Неслучайно Фесю в статье называли потомком первого русского князя Рюрика. 17
магазин
мая 1928 г. корреспондент "Рабочей Москвы", укрывшийся под псевдонимом М. Ам-
Лавка Мастера
ий, в заметке "Под новой маркой" утверждал: "На западной стороне феодальной
стены появилась только вывеска: "Сергиевский государственный музей".
Прикрывшись таким спасительным паспортом, наиболее упрямые "мужи"
устроились здесь, взяв на себя роль двуногих крыс, растаскивающих древние
ценности, скрывающих грязь и распространяющих зловоние...
Некоторые "ученые" мужи под маркой государственного научного учреждения
выпускают религиозные книги для массового распространения. В большинстве
случаев это просто сборники "святых" икон, разных распятий и прочей дряни с
соответствующими текстами... Вот один из таких текстов. Его вы найдете на стр. 17
объемистого (на самом деле, совсем не объемистого) труда двух ученых
сотрудников музея - П. А. Флоренского и Ю. А. Олсуфьева, выпущенного в 1927 г. в
одном из государственных издательств под названием "Амвросий, троицкий резчик
XV века". Авторы этой книги, например, поясняют: "Из этих девяти темных
изображений (речь идет о гравюрах, приложенных в конце книги) восемь
действительно относятся к событиям из жизни Иисуса Христа, а девятое - к
усекновению головы Иоанна".
Надо быть действительно ловкими нахалами, чтобы под маркой "научной книги" на
десятом году революции давать такую чепуху читателю Советской страны, где даже
каждый пионер знает, что легенда о существовании Христа не что иное, как
поповское шарлатанство".

Ф. также был подвергнут критике за преподавание во Вхутемасе, где разрабатывал
курс по анализу пространственности. Его обвинили в создании "мистической и
идеалистической коалиции" с известным художником-графиком Владимиром
Андреевичем Фаворским (1886-1964), иллюстрировавшим книгу "Мнимости в
геометрии". Нападки на Ф. подсказали Булгакову образ статьи в "боевой газете",
направленной против Феси. Булгаковский герой тему диссертации имел прямо
противоположную той, что была у Ф. - "Категории причинности и каузальная
связь" (каузальность, в отличие от Ф., Феся явно понимает как простую причинность,
не отождествляя ее с промыслом Божьим).

Феся у Булгакова был приверженцем Возрождения, тогда как Ф. был глубоко
враждебен ренессансной культуре. Но оба, и герой и прототип, - романтики, сильно
обособленные от современной им жизни. Феся - романтик, связанный с культурной
традицией Возрождения. Таковы и темы его работ и лекций, которые он читает в
Хумате и других местах - "Гуманистический критицизм как таковой", "История как
агрегат биографии", "Секуляризация этики как науки", "Крестьянские войны в
Германии", "Респлинцитность формы и пропорциональность частей" (последний
курс, преподававшийся в вузе, название которого не сохранилось, напоминает курс
Ф. "Мнимости в геометрии" в Сергиевском педагогическом институте, а также лекции
по обратной перспективе во Вхутемасе).

Некоторые работы Ф. могут быть противопоставлены работам Феси, например,
"Наука как символическое описание" (1922) - "Истории как агрегату биографии",
"Вопросы религиозного самопознания" (1907) - "Секуляризации этики как науки",
"Антоний романа и Антоний предания" (1907) (в связи с романом Г. Флобера
"Искушение святого Антония") и "Несколько замечаний к собранию частушек
Костромской губернии Нерехтского уезда" (1909) - "Ронсару и Плеяде" (о
французской поэзии XVI в.). Темы работ Феси подчеркнуто светские, однако он
увлекается западноевропейской демонологией и мистикой и потому оказывается
вовлечен в контакт с нечистой силой. Ф., в отличие от Феси, по его собственному
признанию, - романтик русской православной средневековой традиции, где, как и в
работах Ф., сильно было мистическое начало.

Некоторые черты Ф., возможно, отразились и в позднейшем образе Мастера.
Философ, как он сам писал в автореферате биографии для Энциклопедического
словаря Гранат (1927), после 1917 г., "состоя сотрудником Музейного отдела...
разрабатывал методику эстетического анализа и описания предметов древнего
искусства, для чего привлек данные технологии и геометрии" и был хранителем
Ризницы Сергиевского музея. Булгаковский Мастер до того, как выиграл по
лотерейному билету 100 тыс. рублей и засел за роман, работал историком в музее.

В автореферате для Словаря Гранат Ф. определял свое мировоззрение
"соответствующим по складу стилю XIV-XV вв. русского средневековья", но
подчеркивал, что "предвидит и желает другие построения, соответствующие более
глубокому возврату к средневековью". Мастера в последнем полете Воланд
уподобляет писателю-романтику и философу XVIII в. Вдохновение же главный герой
последнего булгаковского романа черпает в еще более отдаленной эпохе Иешуа Га-
Ноцри и Понтия Пилата.

Архитектонику "Мастера и Маргариты", в частности, три основных мира романа:
древний ершалаимский, вечный потусторонний и современный московский, можно
поставить в контекст учения Ф. о троичности как первооснове бытия, развиваемого в
"Столпе и утверждении Истины". Философ говорил "о числе "три", как имманентном
Истине, как внутренне неотделимом от нее. Не может быть меньше трех, ибо только
три ипостаси извечно делают друг друга тем, что они извечно же суть. Только в
единстве Трёх каждая ипостась получает абсолютное утверждение,
устанавливающее ее, как таковую".

Ф. связывал троичность с Божественной Троицей и указывал, что ее невозможно
вывести "логически, ибо Бог - выше логики". По мнению Ф., "число три являет себя
всюду, как какая-то основная категория жизни и мышления". В качестве примеров Ф.
приводил трехмерность пространства, трехмерность времени: прошлое, настоящее
и будущее, наличие трех грамматических лиц практически во всех существующих
языках, минимальный размер полной семьи в три человека: отец, мать, ребенок
(точнее, воспринимаемой полной человеческим мышлением), философский закон
трех моментов диалектического развития: тезис, антитезис и синтез, а также
наличие трех координат человеческой психики, выражающихся в каждой личности:
разума, воли и чувства. Добавим сюда и известный закон лингвистики: во всех
языках мира первые три числительных - один, два, три - относятся к древнейшему
лексическому пласту и никогда не заимствуются.

Булгаков, не будучи мистиком и православным, вряд ли напрямую придавал
троичности "Мастера и Маргариты" какую-либо религиозную символику. Вместе с
тем, в отличие от большинства основных персонажей трех миров, формирующих
триады, два таких важных героя, как Мастер и Иешуа Га-Ноцри формируют только
пару, а не триаду. Другую пару Мастер образует со своей возлюбленной,
Маргаритой.

Проблема творческой личности и злой воли
Бегемот и Коровьев - провокаторы
Цветовая символика
Культура и советская уравниловка: кто кого?
Отрицание Коперника и возвращение к Птолемею
Физическое доказательство существования Рая
Обо всём этом читайте далее >>>

« Назад Наверх




© 2000-2004 Bulgakov.ru
Сделано в студии FutureSite
От редакции
:: А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н П Р С Т Ф Х Ч Ш Ю Я :: А-Я ::
5.06.2004
Новая редакция
Булгаковской
Энциклопедии »»» ˜ Флоренский П. А., часть 3 ˜
Архив публикаций
Страницы: 1 2 3 4
Энциклопедия
Биография (1891-1940)
Ф. В "Столпе и утверждении Истины" провозглашал: "Личность, сотворенная Богом,
Персонажи
- значит, святая и безусловно-ценная своею внутренней сердцевиной - личность
Произведения
имеет свободную творческую волю раскрывающуюся как система действий, т. е. Как
Демонология
эмпирический характер. Личность, в этом смысле слова есть характер.
Великий бал у Сатаны
Но тварь Божия - личность, и она должна быть спасена; злой же характер есть
Булгаковская Москва
именно то, что мешает личности быть спасенной. Психологически это значит, что
Театр Булгакова злая воля человека, выявляющая себя в похотях и в гордыне характера, отделяется
Родные и близкие от с а м о г о человека, получая самостоятельное, безсубстанциональное в бытии
положение и, вместе с тем, являясь "для другого"… абсолютным ничто".
Философы
Булгаков и мы
Булгаковский Мастер - свою свободную творческую волю реализует в романе о
Булгаковедение
Понтии Пилате. Для спасения творца гениального произведения Воланду
Рукописи действительно приходится развести личность и характер: сначала отравить
Фотогалереи Мастера и Маргариту с тем, чтобы, отделив их бессмертные, субстанциональные
сущности, поместить эти сущности в последний приют. Также члены свиты сатаны -
Сообщество Мастера
это как бы материализовавшиеся злые воли людей, и неслучайно они провоцируют
Клуб Мастера
современных персонажей романа на выявление дурных черт характера, мешающих
Новый форум
освобождению и спасению личности.
Старый форум
В "Мастере и Маргарите" отразилась и цветовая символика, принятая в
Гостевая книга
католической церкви и приведенная Ф. В "Столпе и утверждении Истины". Здесь
СМИ о Булгакове
белый цвет "знаменует невинность, радость и простоту", голубой - небесное
СМИ о БЭ
созерцание, красный "провозглашает любовь, страдание, могущество,
Лист рассылки
справедливость", кристаллически-прозрачный олицетворяет беспорочную чистоту,
Партнеры сайта
зеленый - надежду, нетленную юность, а также созерцательную жизнь, желтый
Старая редакция сайта
"означает испытание страданием", серый - смирение, золотой - небесную славу,
Библиотека черный - скорбь, смерть или покой, фиолетовый - молчание, а пурпурный
символизирует королевский или епископский сан.
Собачье сердце
(иллюстрированное)
Нетрудно убедиться, что у Булгакова цвета имеют сходные значения. Например,
Остальные произведения
Иешуа Га-Ноцри одет в голубой хитон, а на голове у него белая повязка. Такой
Книжный интернет-
наряд подчеркивает невинность и простодушие героя, равно как и его
магазин
сопричастность миру неба. Коровьев-Фагот в последнем полете превращается в
Лавка Мастера
молчаливого фиолетового рыцаря. Записанные Левием Матвеем слова Иешуа о
том, что "человечество будет смотреть на солнце сквозь прозрачный кристалл",
выражают идею беспорочной чистоты, а серый больничный халат Мастера
символизирует покорность героя судьбе. Золото ершалаимского храма
олицетворяет небесную славу.

Багряная мантия, в которую как бы наряжают Маргариту перед Великим балом у
сатаны, купая в крови, - это символ ее королевского сана на этом балу. Красный
цвет в "Мастере и Маргарите" напоминает о страдании и невинно пролитой крови,
как, например, кровавый подбой на плаще у Понтия Пилата. Черный цвет, особенно
обильный в сцене последнего полета, символизирует смерть героев и переход в
иной мир, где для них уготована награда покоем. Желтый цвет, особенно в
сочетании с черным, как правило, создает чрезвычайно тревожную атмосферу и
предвещает грядущие страдания. У тучи, накрывшей Ершалаим во время казни
Иешуа, "черное дымное брюхо отсвечивало желтым". Подобная же туча
обрушивается на Москву тогда, когда заканчивается земной путь Мастера и
Маргариты. Последующие несчастья словно предсказаны, когда при первой встрече
Мастер видит у Маргариты мимозы - "тревожные желтые цветы", которые "очень
отчетливо выделялись на черном ее весеннем пальто".

В булгаковском романе использован принцип, сформулированный Ф. В "Мнимостях
в геометрии": "Если смотришь на пространство через не слишком широкое
отверстие, сам будучи в стороне от него, то в поле зрения попадает и плоскость
стены; но глаз не может аккомодироваться одновременно и на виденном сквозь
стену пространстве и на плоскости отверстия. Поэтому, сосредоточиваясь
вниманием на освещенном пространстве, в отношении самого отверстия глаз
вместе и видит его и не видит… Вид через оконное стекло еще убедительнее
приводит к тому же раздвоению; наряду с самим пейзажем в сознании налично и
стекло, ранее пейзажа нами увиденное, но далее уже не видимое, хотя и
воспринимаемое осязательным зрением или даже просто осязанием, например,
когда мы касаемся его лбом… Ничто зрению, оно есть нечто осязанию; но это нечто
преобразовывается зрительным воспоминанием во что-то как бы зрительное.
Прозрачное - призрачно…"

Еще в своем дневнике "Под пятой" Булгаков, похоже, упомянул это явление в одной
из записей от 23 декабря 1924 г.: "…Вспомнил вагон в январе 20-го года и фляжку с
водкой на сером ремне, и даму, которая жалела меня за то, что я так страшно
дергаюсь. Я смотрел на лицо Р. О. И видел двойное видение. Ему говорил, а сам
вспоминал… Нет, не двойное, а тройное. Значит, видел Р. О., одновременно - вагон,
в котором я поехал не туда, куда нужно (возможно, намек на поездку в Пятигорск,
после которой, по воспоминаниям второй жены Булгакова Т. Н. Лаппа, писатель
заразился брюшным тифом и не смог отступить из Владикавказа вместе с белыми),
и одновременно же - картину моей контузии под дубом и полковника, раненого в
живот… Он умер в ноябре 19-го года во время похода за Шали-Аул…"

В булгаковском видении, как и у Ф., сочетаются сразу три пространственных и
временных пласта. Такие же три пространственно-временных мира мы видим в
"Мастере и Маргарите", причем их взаимодействие в читательском восприятии во
многом подобно оптическому явлению, разобранному Ф. Когда мы видим оживший
мир древней легенды, реальный до осязаемости, как потусторонний, так и
современный миры романа выглядят порой "полусуществующими". Угаданный
творческим воображением Мастера Ершалаим воспринимается как безусловная
реальность, а город, где живет автор романа, становится как бы призрачным,
населенным химерами человеческого сознания, порождающего Воланда и его
свиту.

Тот же оптический принцип действует в сцене перед Великим балом у сатаны, когда
Воланд демонстрирует работу демона войны Абадонны на своем волшебном
хрустальном глобусе: "Маргарита наклонилась к глобусу и увидела, что квадратик
земли расширился, многокрасочно расписался и превратился как бы в рельефную
карту. А затем она увидела и ленточку реки, и какое-то селение возле нее. Домик,
который был размером с горошину, разросся и стал как бы спичечная коробка.
Внезапно и беззвучно крыша этого дома взлетела наверх вместе с клубом черного
дыма, а стенки рухнули, так что от двухэтажной коробочки ничего не осталось,
кроме кучечки, от которой валил черный дым. Еще приблизив свой глаз, Маргарита
разглядела маленькую женскую фигурку, лежащую на земле, а возле нее в луже
крови разметавшего руки маленького ребенка". Здесь эффект многослойного
изображения в прозрачном глобусе усиливает тревогу героини, пораженной
ужасами войны.

В автореферате для словаря Гранат Ф. Основным законом мира называл "второй
принцип термодинамики - закон энтропии, взятый расширительно, как закон Хаоса
во всех областях мироздания. Миру противостоит Логос - начало эктропии (энтропия
- это процесс, ведущий к хаотизации и деградации, а эктропия - процесс,
противоположный энтропии и направленный к упорядочению и усложнению
строения чего-либо). Культура есть сознательная борьба с мировым уравниванием:
культура состоит в изоляции, как задержке уравнительного процесса вселенной, и в
повышении разности потенциалов во всех областях, как условии жизни, в
противоположность равенству - смерти". По убеждению Ф., "ренессансовая культура
Европы… закончила свое существование к началу XX в., и с первых же годов нового
столетия можно наблюдать по всем линиям культуры первые ростки культуры иного
типа".

В "Мастере и Маргарите" в момент создания романа о Понтии Пилате Мастер
сознательно изолируется от мира, где господствует примитивное уравнивание
личностей. Булгаков творил уже после культурной катастрофы 1917 г. в России, во
многом сознававшейся Ф. Как конец европейской культуры нового времени,
ведущей начало от эпохи Возрождения. Но Мастер принадлежит именно к этой,
отмирающей, по мнению Ф., культуре, в традициях которой он творит историю
Пилата и Иешуа, тем самым преодолевая обозначенный революцией разрыв
культурной традиции.

Здесь Булгаков противоположен Ф. Философ думал, что на смену ренессансной
культуре придет тип культуры, ориентированный на православное Средневековье.
Автор "Мастера и Маргариты" создал совершенно не православный вариант
евангельской легенды, и заставил главного героя, Мастера, в последнем полете
превратиться в западноевропейского романтика XVIII в., а не в православного
монаха XV в., столь близкого по типу мировосприятия Ф. Вместе с тем, Мастер
своим романом противостоит "мировому уравниванию", упорядочивает мир
Логосом, т.е. выполняет ту же функцию, какую приписывал культуре Ф.

В письме в Политотдел, содержавшем просьбу об издании книги "Мнимости в
геометрии" Ф. Утверждал: "Разрабатывая монистическое мировоззрение, идеологию
конкретного, трудового отношения к миру, я был и есть принципиально враждебен
спиритуализму, отвлеченному идеализму и такой же метафизике. Как всегда
полагал я, мировоззрение должно иметь прочные конкретно-жизненные корни и
завершаться жизненным же воплощением в технике, искусстве и проч. В частности,
я отстаиваю неэвклидовскую геометрию во имя технических применений в
электротехнике… Теория мнимости может иметь физическое и, следовательно,
техническое применение…"

Любопытно, что в экземпляре "Мнимостей в геометрии", сохранившемся в
булгаковском архиве, подчеркнуты слова Ф., будто специальный принцип
относительности утверждает, что "никаким физическим опытом убедиться в
предполагаемом движении Земли невозможно. Иначе говоря, Эйнштейн объявляет
систему Коперника чистой метафизикой, в самом порицательном смысле слова".

Привлекло внимание писателя и положение Ф. О том, что "Земля покоится в
пространстве - таково прямое следствие опыта Майкельсона. Косвенное следствие -
это надстройка, именно утверждение, что понятие о движении - прямолинейном и
равномерном - лишено какого-либо уловимого смысла. А раз так, то из-за чего же
было ломать перья и гореть энтузиазмом якобы постигнутого устройства
вселенной?"

Близкой Булгакову оказалась и следующая мысль философа-математика: "…нет и
принципиально не может быть доказательства вращения Земли, и в частности,
ничего не доказывает пресловутый опыт Фуко: при неподвижной Земле и
вращающемся вокруг нее, как одно твердое тело, небосводе, маятник так же менял
бы относительно Земли плоскость своих качаний, как и при обычном,
Коперниковском предположении о Земном вращении и неподвижности Неба.
Вообще, в Птолемеевой системе мира, с ее хрустальным небом, "твердью
небесною", все явления должны происходить так же, как и в системе Коперника, но с
преимуществом здравого смысла и верности земле, земному, подлинно
достоверному опыту, с соответствием философскому разуму и, наконец, с
удовлетворением геометрии".

Автор "Мастера и Маргариты" подчеркнул в работе Ф. И то место, где определялся
радиус "земного бытия" - примерно в 4 млрд. км - "область земных движений и
земных явлений, тогда как на этом предельном расстоянии и за ним начинается мир
качественно новый, область небесных движений и небесных явлений, - попросту
Небо".

Булгаков особо выделил мысль о том, что "мир земного - достаточно уютен", и
обратил внимание, что по Ф. "граница мира приходится как раз там, где ее и
признавали с глубочайшей древности", т. е. За орбитой Урана (к моменту
публикации "Мнимостей в геометрии" Плутон еще не был открыт). При этом "на
границе Земли и Неба длина всякого тела делается равной нулю, масса бесконечна,
а время его, со стороны наблюдаемое - бесконечным. Иначе говоря, тело
утрачивает свою протяженность, переходит в вечность и приобретает абсолютную
устойчивость. Разве это не есть пересказ в физических терминах - признаков идей,
по Платону - бестельных, непротяженных, неизменяемых, вечных сущностей? Разве
это не аристотелевские чистые формы? Или, наконец, разве это не воинство
небесное, - созерцаемое с Земли как звезды, но земным свойствам чуждое?"

Булгаков подчеркнул и одно из наиболее принципиальных утверждений Ф., что "за
границею предельных скоростей (эту границу автор "Мнимостей в геометрии"
считал пределом земного бытия) простирается царство целей. При этом длина и
масса тел делаются мнимыми".

Писатель также отметил заключительные строки книги Ф.: "Выражаясь образно, а
при конкретном понимании пространства - и не образно, можно сказать, что
пространство ломается при скоростях, больших скорости света, подобно тому, как
воздух ломается при движении тел, со скоростями, большими скорости звука; и
тогда наступают качественно новые условия существования пространства,
характеризуемые мнимыми параметрами. Но, как провал геометрической фигуры
означает вовсе не уничтожение ее, а лишь ее переход на другую сторону
поверхности и, следовательно, доступность существам, находящимся по ту сторону
поверхности, так и мнимость параметров тела должна пониматься не как признак
ирреальности его, но - лишь как свидетельство о его переходе в другую
действительность. Область мнимостей реальна, постижима и на языке Данта
называется Эмпиреем. Все пространство мы можем представить себе двойным,
составленным из действительных и из совпадающих с ними мнимых гауссовых
координатных поверхностей, но переход от поверхности действительной к
поверхности мнимой возможен только через разлом пространства и выворачивание
тела через самого себя. Пока, мы представляем себе средством к этому процессу
только увеличение скоростей, может быть скоростей каких-то частиц тела; но у нас
нет доказательств невозможности каких-либо иных средств. Так, разрывая время,
"Божественная Комедия" неожиданно оказывается не позади, а впереди нам
современной науки".

В завершении:
Финал романа мирит Коперника с Птолемеем
Сатана = Вселенная?
Предсказание открытия "черных дыр"
Творцу Булгакову нипочём научные догматы

« Назад Наверх




© 2000-2004 Bulgakov.ru
Сделано в студии FutureSite
От редакции
:: А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н П Р С Т Ф Х Ч Ш Ю Я :: А-Я ::
5.06.2004
Новая редакция
Булгаковской
Энциклопедии »»» ˜ Флоренский П. А., часть 4 ˜
Архив публикаций
Страницы: 1 2 3 4
Энциклопедия
Биография (1891-1940)
Ф. дал геометрическое истолкование перехода из времени в вечность, перехода,
Персонажи
занимавшего И. Канта в трактате "Конец всего сущего" (1794). Именно это
Произведения
истолкование привлекло внимание Булгакова в "Мнимостях в геометрии". Финал
Демонология
"Мастера и Маргариты" демонстрирует равноправие двух систем устройства
Великий бал у Сатаны
Вселенной: геоцентрической древнегреческого астронома Клавдия Птолемея (около
Булгаковская Москва
90 - около 160) и гелиоцентрической польского астронома Николая Коперника (1473-
Театр Булгакова
1543).
Родные и близкие
В сцене последнего полета главные герои вместе с Воландом и его свитой
Философы
покидают "туманы земли, ее болотца и реки". Мастер и Маргарита отдаются "с
Булгаков и мы
легким сердцем в руки смерти", ища успокоения. В полете Маргарита видит, "как
Булгаковедение
меняется облик всех летящих к своей цели" - ее возлюбленный превращается в
Рукописи
философа XVIII в., подобного Канту, Бегемот - в мальчика-пажа, Коровьев-Фагот - в
Фотогалереи
мрачного фиолетового рыцаря, Азазелло - в демона пустыни, а Воланд "летел тоже
Сообщество Мастера в своем настоящем обличье. Маргарита не могла бы сказать, из чего сделан повод
его коня, и думала, что, возможно, что это лунные цепочки и самый конь - только
Клуб Мастера
глыба мрака, и грива этого коня - туча, а шпоры всадника - белые пятна звезд".
Новый форум
Старый форум
Сатана у Булгакова на пути в царство целей превращается в гигантского всадника,
Гостевая книга
размерами сопоставимого со Вселенной. И местность, где летящие видят сидящего
СМИ о Булгакове
в кресле наказанного бессмертием Понтия Пилата, - это по сути уже не земная
СМИ о БЭ местность, поскольку перед этим "печальные леса утонули в земном мраке и
Лист рассылки увлекли за собою и тусклые лезвия рек". Воланд со спутниками скрывается в одном
из горных провалов, "в которые не проникал свет луны".
Партнеры сайта
Старая редакция сайта
Ф. фактически предсказал открытие так называемых "черных дыр" - звезд, в
Библиотека результате гравитационного коллапса превратившихся в космические тела, где
Собачье сердце радиус стремится к нулю, а плотность - к бесконечности, откуда невозможно никакое
(иллюстрированное) излучение и куда силой сверхмощного притяжения безвозвратно затягивается
Остальные произведения материя. Черный провал, где исчезает дьявол со своей свитой, может
рассматриваться как аналог такой "черной дыры" (хотя во времена Ф. и Булгакова
Книжный интернет-
этот термин еще не употреблялся).
магазин
Лавка Мастера
Последний приют Мастера и Маргариты уютен, как мир земного, но явно
принадлежит вечности, т.е. находится на границе Неба и Земли, в той плоскости,
где соприкасаются действительное и мнимое пространство.

Булгаков наделил существа "по ту сторону поверхности", вроде Коровьева-Фагота,
Бегемота и Азазелло, юмористическими, шутовскими чертами и, в отличие от Ф.,
вряд ли верил в их реальное бытие, пусть даже в мире мнимостей. Писатель был не
согласен с философской системой, изложенной в "Столпе и утверждении Истины" и
"Мнимостях в геометрии". В то же время, он обратил внимание на слова Ф. о
зависимости философии от человеческого мышления, о "философском разуме",
которому лучше всего соответствует Птолемеева система устройства Вселенной.

Ф. считал "межи" или "табу" для нашей мысли исходящими от Бога и потому
непреодолимыми. Булгаков был менее догматичен. В "Мастере и Маргарите"
писатель, доверившись творческой фантазии, оказывается, подобно Данте
Алигьери (1265-1321) в "Божественной комедии" (1307-1321), как бы "впереди нам
современной" философии.

Ф. не мог преодолеть многих ограничений, накладываемых на философию
особенностями мышления, такими как троичность или еще более фундаментальное
стремление рассматривать все явления как имеющие начало и конец. Если
бесконечность человеческий разум еще может воспринять, понимая ее как
постоянное увеличение какого-то ряда, то безначалие - проблема для мышления
гораздо более трудная, поскольку опыт человека говорит, что все вокруг, в том
числе и его собственная жизнь, имеет начало, хотя и не обязательно имеет конец.
Отсюда мечта о вечной жизни, воплощенная в бессмертии, дарованном божествам.
Но практически во всех существующих мифах богам свойственно рождаться. Не
только бесконечным, но и безначальным бытием обладает лишь один абсолютный
Бог (в некоторых философских системах понимаемый как Мировой Разум). Но даже
и этот Бог всегда представляется творцом Вселенной, которая, следовательно,
должна иметь свое начало, и разными учеными и философами рассматривается
либо как эллиптическая (конечная), либо как гиперболическая (бесконечная). Ф.
признавал мировое пространство имеющим начало и конец, за что подвергался
резкой критике со стороны марксистов.

А Булгаков в "Мастере и Маргарите" сумел отразить идею не только бесконечности,
но и безначальности. В бесконечное пространство уходят Иешуа, Мастер,
Маргарита, Воланд и подвластные ему демоны. В то же время, два таких
важнейших героя как Мастер и Га-Ноцри, да и сам Воланд, входят в роман
фактически без биографии. Этим они существенно отличаются от Понтия Пилата,
чье жизнеописание, пусть в зашифрованном виде, в романе присутствует. У
читателей остается впечатление, что не помнящий своих родителей бродяга из
Галилеи и творец истории прокуратора Иудеи существовали и будут существовать
всегда. В этом отношении они уподоблены Богу, чье бытие представляется вечным.

Как и бытие Божие, логично было бы представить Вселенную не только
бесконечной, но и безначальной, что, тем не менее, восстает против коренных
особенностей человеческого мышления и не находит поддержки в системах
философии, признающих первичным сознание. Несмотря на это, безначально-
бесконечная интерпретация мирового пространства присутствует в финале
последнего булгаковского романа.

« Назад Наверх




© 2000-2004 Bulgakov.ru
Сделано в студии FutureSite
От редакции
:: А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н П Р С Т Ф Х Ч Ш Ю Я :: А-Я ::
5.06.2004
Новая редакция
Булгаковской
Энциклопедии »»» ˜ Левий Матвей ˜
Архив публикаций
Энциклопедия
евий Матвей - персонаж романа "Мастер и Маргарита", бывший сборщик
Биография (1891-1940)
податей, единственный ученик Иешуа Га-Ноцри.
Персонажи
Произведения
Л. М. восходит к евангелисту Матфею, которому традиция приписывает авторство
Демонология
"логий" - древнейших заметок о жизни Иисуса Христа, которые легли в основу трех
Великий бал у Сатаны
Евангелий: Матфея, Луки и Марка, называемых синоптическими.
Булгаковская Москва
Булгаков в романе как бы реконструирует процесс создания Л. М. этих "логий" -
Театр Булгакова
первичного искажения истории Иешуа Га-Ноцри и Понтия Пилата, умноженного
Родные и близкие
затем в канонических Евангелиях. Сам Иешуа подчеркивает, что Л. М. "неверно
Философы
записывает за мной".
Булгаков и мы
Булгаковедение По утверждению Га-Ноцри: "...Ходит, ходит один с козлиным пергаментом и
Рукописи неправильно пишет. Но я однажды заглянул в этот пергамент и ужаснулся.
Решительно ничего из того, что там записано, я не говорил. Я его умолял: сожги ты
Фотогалереи
бога ради свой пергамент! Но он вырвал его у меня из рук и убежал".
Сообщество Мастера
Клуб Мастера Рукопись Л. М., как и рукопись Мастера, не горит, но она несет не истинное, а
Новый форум извращенное знание. Это первичное искажение идей Иешуа Л. М. ведет к
Старый форум кровопролитию, о чем ученик Га-Ноцри предупреждает Понтия Пилата, говоря, что
"крови еще будет".
Гостевая книга
СМИ о Булгакове
В первой редакции романа Л. М. записывал за Иешуа в записную книжку. В
СМИ о БЭ
подготовительных материалах к последней редакции "Мастера и Маргариты"
Лист рассылки
сохранились выписки из книги М. И. Щелкунова "Искусство книгопечатания в его
Партнеры сайта
историческом развитии" (1923), где отмечалось, что первые книги в Риме появились
Старая редакция сайта
лишь во второй половине I в., да и то они были сшиты из папируса, а не из бумаги,
Библиотека которая пришла в Европу еще позднее. Основными материалами для письма в
Римской империи времен Иисуса Христа здесь были названы пергамент и папирус.
Собачье сердце
В окончательном тексте романа Л. М. пишет на свитке пергамента, который, в
(иллюстрированное)
отличие от папируса - долговечного материала - не мог сохраниться в течение
Остальные произведения
столетий и отразиться в Евангелиях.
Книжный интернет-
магазин
Проклятия Л. М., адресованные Богу, обнаруживают совершенно неожиданный
Лавка Мастера
источник - роман Владимира Зазубрина (Зубцова) (1895-1937) "Два мира" (1921) о
гражданской войне в Сибири. Ученик Иешуа, бессильный прекратить страдания
Учителя на кресте, убедившись в бесполезности своих молитв, проклинает Бога и
как бы передает себя под покровительство дьявола: "Я ошибался! - кричал совсем
охрипший Левий, - ты бог зла! Или твои глаза совсем закрыл дым из курительниц
храма, а уши твои перестали что-либо слышать, кроме трубных звуков
священников? Ты не всемогущий бог. Ты черный бог. Проклинаю тебя, бог
разбойников, их покровитель и душа!"

Главный герой романа Зазубрина, подпоручик белой армии, наблюдая страдания и
гибель отступающих офицеров и беженцев, проклинает перед иконой Бога-отца: "Ты
видишь? Видишь наши муки, злой старик? Как глуп я был, когда верил в мудрость и
доброту твою. Страдания людей тебе отрада. Нет, не верю я в тебя. Ты бог лжи,
насилия, обмана. Ты бог инквизиторов, садистов, палачей, грабителей, убийц! Ты их
покровитель и защитник".

Обращение Л. М. к дьяволу оказывается эффективным: на Ершалаим с запада
надвигается гроза, которая вынуждает Понтия Пилата снять оцепление и добить
распятых: Иешуа Га-Ноцри и разбойников Гестаса и Дисмаса.

Когда Л. М. позднее приносит Воланду весть о судьбе Мастера и Маргариты, он
называет дьявола духом зла и повелителем теней, забыв о своем прошлом
обращении к его покровительству, чем и вызван ироничный вопрос сатаны: "Если ты
ко мне, то почему же ты не поздоровался со мной, бывший сборщик податей?"

Теперь Л. М. не желает, чтобы дьявол здравствовал, и в своей версии истории
Иешуа Га-Ноцри начисто отрицает участие в ней "князя тьмы", который на самом
деле "и на балконе был у Понтия Пилата, и в саду, когда он с Каифой разговаривал,
и на помосте", и во время казни, когда услышал проклятия Л. М. в адрес Бога и
откликнулся на них.

Наверх




© 2000-2004 Bulgakov.ru
Сделано в студии FutureSite
От редакции
:: А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н П Р С Т Ф Х Ч Ш Ю Я :: А-Я ::
5.06.2004
Новая редакция
Булгаковской
Энциклопедии »»» "В ночь на 3-е число"
Архив публикаций
Энциклопедия
" ночь на 3-е число" -
Биография (1891-1940)
рассказ, имеющий подзаголовок
Персонажи
"Из романа "Алый мах".
Произведения
Опубликован: Накануне, Берлин
Демонология
- М., 1922, 10 дек. Литературное
Великий бал у Сатаны
приложение.
Булгаковская Москва
Если "Алый мах" - не
Театр Булгакова
мистификация, то, скорее всего,
Родные и близкие
это первоначальное название романа "Белая гвардия". Текст рассказа чрезвычайно
Философы
близок к тексту того окончания "Белой гвардии", которое не было опубликовано из-
Булгаков и мы
за закрытия журнала "Россия".
Булгаковедение
Рассказ отличается от "Белой гвардии" прежде всего фамилиями героев. Доктор
Рукописи
Алексей Турбин здесь именуется доктором Михаилом Бакалейниковым, Николка
Фотогалереи
Турбин - Колькой Бакалейниковым, Леонид Юрьевич Шервинский - Юрием
Сообщество Мастера
Леонидовичем, Елена Тальберг - Варварой Афанасьевной, причем в тексте В н. на 3-
Клуб Мастера
е ч. она не сестра доктора Бакалейникова, а его жена. Из персонажей "Белой
Новый форум гвардии" в рассказе под тем же именем фигурирует инженер Василий Лисович.
Старый форум
Имена героев В. н. на 3-е ч. гораздо ближе к именам реальных прототипов. Для
Гостевая книга
Михаила Бакалейникова и Алексея Турбина прототипом послужил сам Михаил
СМИ о Булгакове
Булгаков, для Кольки Бакалейникова и Николки Турбина - его брат Николай, для
СМИ о БЭ
Варвары Афанасьевны и Елены Турбиной-Тальберг - сестра Варвара Афанасьевна
Лист рассылки
Булгакова (по мужу - Карум), для Юрия Леонидовича и Леонида Юрьевича
Партнеры сайта
Шервинского - друг Булгакова и двоюродный брат мужа Вари Булгаковой Леонида
Старая редакция сайта
Сергеевича Карума (1888-1968) Юрий Леонидович Гладыревский.
Библиотека
По свидетельству первой жены Булгакова Т. Н. Лаппа, описанный в В н. на З-е ч. и в
Собачье сердце
соответствующих главах "Белой гвардии" эпизод имел место в действительности,
(иллюстрированное)
когда в ночь со 2-го на 3-е февраля 1919 г., во время отступления петлюровских
Остальные произведения
войск из Киева, Булгаков был мобилизован как военный врач, видел страшное
Книжный интернет-
убийство еврея у Цепного моста, а затем смог отстать от петлюровцев и, рискуя
магазин
быть расстрелянным за дезертирство, добрался домой, запыхавшись от быстрого
Лавка Мастера
бега и испытав сильное нервное потрясение. Тогда Т. Н. Лаппа на самом деле
ждала мужа вместе с В. А. Булгаковой (Карум) и братьями Иваном и Николаем
Булгаковыми.

В рассказе запечатлено потрясшее автора убийство еврея: "Первое убийство в
своей жизни доктор Бакалейников увидал секунда в секунду на переломе ночи со 2-
го на 3-е число. В полночь, у входа на проклятый мост... Пан куренный не рассчитал
удара и молниеносно опустил шомпол на голову. Что-то кракнуло, черный
окровавленный не ответил уже "ух". Как-то странно, подвернув руку и мотнув
головой, с колен рухнул на бок и широко отмахнув другой рукой, откинул ее, словно
побольше хотел захватить для себя истоптанной, унавоженной белой земли.
Еще отчетливо Бакалейников видел, как крючковато согнулись пальцы и загребли
снег. Потом в темной луже несколько раз дернул нижней челюстью лежащий, как
будто давился, и разом стих.
Странно, словно каркнув, Бакалейников всхлипнул, пошел, пьяно шатаясь, вперед
и в сторону от моста к белому зданию".

Совпадение соответствующих глав "Белой гвардии" и В н. на 3-е ч. практически
полное, текстуальное, с очень небольшой редакционной правкой и вставками.
Между тем, в автобиографии, написанной в октябре 1924 г., Булгаков отмечал, что
недавно закончил роман "Белая гвардия", который писал в течение года. В свете
этого сообщения невероятно, чтобы "Белая гвардия", пусть даже в ранней редакции
под названием "Алый мах", была уже почти закончена к декабрю 1922 г. - времени
публикации В н. на 3-е ч.

На самом деле роман был начат с одной из последних глав, запечатлевшей
событие, в наибольшей мере потрясшее Булгакова - первую насильственную смерть
человека на его глазах и при полном бессилии что-нибудь изменить. До этого
писателю, по крайней мере, однажды приходилось видеть смерть - в 1915 г. в его
присутствии застрелился близкий друг Борис Богданов. Происшедшее тогда
потрясло Булгакова, но все же это было не убийство, а самоубийство.

Если в В н. на 3-е ч. будущая Елена Турбина выступает еще как жена будущего
Алексея Турбина, то в "Белой гвардии" она превратилась в сестру главного героя. В
рассказе Булгаков слил в один образ судьбы двух близких ему женщин,
дожидавшихся мужа и брата в ту роковую ночь.

К моменту завершения "Белой гвардии" писатель уже развелся с Т. Н. Лаппа, а
охлаждение между ними началось еще раньше. Это могло, наряду с начавшимся в
январе 1924 г. романом с Л. Е. Белозерской, побудить "превратить" Елену из жены в
сестру Алексея Турбина, хотя некоторые черты Т. Н. Лаппа здесь сохранились. В
частности, страстная молитва Елены за жизнь тяжело больного брата больше
напоминает молитву жены и в основе имеет болезнь самого Булгакова во
Владикавказе весной 1920 г., когда его, лежавшего в тифу, выходила Т. Н. Лаппа. Ей
первоначально и была посвящена "Белая гвардия".

Финал В н. на 3-е ч. в тексте "Белой гвардии" отсутствует, но концовка рассказа уже
в конденсированном виде содержит будущий финал романа: "Через час город спал.
Спал доктор Бакалейников. Молчали улицы, заколоченные подъезды, закрытые
ворота. И не было ни одного человека на улицах. И даль молчала. Из-за реки от
Слободки с желтыми потревоженными огнями, от моста с бледной цепью фонарей
не долетало ни звука. И сгинула черная лента, пересекшая город, в мраке на другой
стороне. Небо висело: бархатный полог с алмазными брызгами, чудом склеившаяся
Венера над Слободкой опять играла, чуть красноватая, и лежала белая перевязь -
путь серебряный, млечный".

Здесь то же примиряющее звездное небо - символ морального абсолюта, а
восходящая над городом звезда Венеры - символ богини любви, но звезда "чуть
красноватая" - от обильно пролитой на земле крови. В начале же "Белой гвардии"
над городом "особо высоко в небе стояли две звезды: звезда пастушеская Венера и
красный, дрожащий Марс", звезды богини любви и бога войны, символы
умиротворения и насилия.

Вероятно, мысль о таком вступлении и заключении романа была у Булгакова еще в
пору написания В н. на 3-е ч. В финале "Белой гвардии" говорится о грядущем
исчезновении войны - меча. В рассказе же с небосклона исчезает звезда бога войны
- Марс.

Если в момент гибели человека у моста доктор Бакалейников, как и доктор Турбин,
видит, что звезда Венеры чудесным образом сливается со вспышкой
артиллерийского разрыва, то в финале "Белой гвардии" Венера вновь обретает
свой обычный, играющий облик, склеившись опять после чудовищного взрыва. Это
олицетворяет грядущее восстановление быта и бытия.

Наверх




© 2000-2004 Bulgakov.ru
Сделано в студии FutureSite
От редакции
:: А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н П Р С Т Ф Х Ч Ш Ю Я :: А-Я ::
5.06.2004
Новая редакция
Булгаковской
Энциклопедии »»» "Был май"
Архив публикаций
Страницы: 1 2
Энциклопедия
Биография (1891-1940)
Персонажи
" ыл май" - рассказ. При жизни Булгакова не публиковался. Впервые: Аврора, Л,
Произведения
1978, No3. Название дано при публикации по первому предложению, в оригинале
Демонология
(машинописи) - без названия.
Великий бал у Сатаны
Булгаковская Москва
По свидетельству третьей жены писателя Е. С. Булгаковой, Б. м. написан
Театр Булгакова
Булгаковым 17 мая 1934 г., когда появились обнадеживающие известия о том, что
Родные и близкие ему будет разрешена поездка в Париж. Б. м. задумывался как первая глава в
Философы будущей книге рассказов или очерков путешествия по Европе. Однако поездка не
состоялась, и автор с горя порвал пополам листки машинописи рассказа - в таком
Булгаков и мы
виде они сохранились в булгаковском архиве до наших дней.
Булгаковедение
Рукописи Там же есть воспоминания Е. С. Булгаковой, приложенные к машинописи Б. м:
Фотогалереи "Написано М. А. Булгаковым (продиктовано Е. С. Булгаковой) 17 мая 1934 г. сразу
же после прихода домой в Нащокинский пер. из АОМСА (админ. отд. Моск. Сов.),
Сообщество Мастера
куда мы были вызваны для получения заграничных паспортов, после того как М. А.
Клуб Мастера
написал просьбу о них на имя А. С. Енукидзе. 17.V по телефону некий т. Борисполец
Новый форум
сказал М. А-чу, чтобы мы пришли, взяв с собой паспорта и фотокарточки для
Старый форум
получения паспортов. В АОМСЕ он встретил нас очень любезно, подтвердил
Гостевая книга сказанное, дал анкеты для заполнения, сказал, что мы получим валюту. Перед ним
СМИ о Булгакове на столе лежали два красных паспорта. Когда мы внизу заполняли анкеты, в
комнату вошли двое: мужчина и женщина. Меня очень смешил М. А. во время
СМИ о БЭ
заполнения анкеты, по своему обыкновению. Те пришедшие присматривались очень
Лист рассылки
внимательно, как мы сообразили потом. Паспортов нам Борисполец не выдал,
Партнеры сайта
"паспортистка ушла", - сказал. Перенес на 19-е. С 19-го на 20-е, и т. д. Через
Старая редакция сайта
несколько дней мы перестали ходить. А потом, в начале июня, кажется 7-го, во
Библиотека МХАТе от Ивана Серг. (курьера), который привез всем мхатовцам гору паспортов, -
Собачье сердце мы получили две маленькие бумажки - отказ. На улице М. А. стало плохо, я довела
(иллюстрированное) его до аптеки. Там его уложили, дали капли. На улице стоял Безыменский (один из
Остальные произведения наиболее непримиримых противников "Дней Турбиных", прототип Ивана Бездомного
Книжный интернет- в "Мастере и Маргарите") около своей машины. "Ни за что не попрошу", - подумала
магазин я. Подъехала свободная машина, и на ней я отвезла Мишу домой. Потом он долго
Лавка Мастера болел, у него появился страх пространства и смерти.
А эту главку он продиктовал мне 17 мая, - она должна была быть первой главой
будущей книги путешествия. "Я не узник больше! - говорил Миша счастливо, крепко
держа меня под руку на Цветном бульваре. - Придем домой, продиктую тебе первую
главу".

В письме своему соавтору по пьесе "Александр Пушкин" Викентию Вересаеву
(Смидовичу) (1867-1945) 11 июля 1934 г. Булгаков рассказал об этих же событиях: "...
Самые трезвые люди на свете - это наши мхатчики. Они ни в какие розы и дождики
не веруют. Вообразите, они уверовали в то, что Булгаков едет. Значит же, дело
серьезно! Настолько уверовали, что в список мхатчиков, которые должны были
получить паспорта (а в этом году как раз их едет очень много), включили и меня с
Еленой Сергеевной. Дали список курьеру - катись за паспортами.
Он покатился и прикатился. Физиономия мне его сразу настолько не понравилась,
что не успел он еще рта раскрыть, как я уже взялся за сердце.
Словом, он привез паспорта всем, а мне беленькую бумажку - М. А. Булгакову
отказано.
Об Елене Сергеевне даже и бумажки никакой не было. Очевидно, баба, Елизавета
Воробей! О ней нечего и разговаривать!
Впечатление? Оно было грандиозно, клянусь русской литературой! Пожалуй,
правильней всего все происшедшее сравнить с крушением курьерского поезда.
Правильно пущенный, хорошо снаряженный поезд, при открытом семафоре, вышел
на перегон - и под откос!
Выбрался я из под обломков в таком виде, что неприятно было глядеть на меня...
Перед отъездом (в Ленинград, на гастроли МХАТа) я написал генсеку письмо, в
котором изложил все происшедшее, сообщал, что за границей не останусь, а
вернусь в срок, и просил пересмотреть дело... Ответа нет. Впрочем, поручиться, что
мое письмо дошло по назначению, я не могу".

В дневнике Е. С. Булгакова 18 мая 1934 г. отметила сомнения мужа в связи с тем,
что 17-го они так и не получили паспортов: " - Слушай, а это не эти типы подвели?!
Может быть подслушивали? Решили, что мы радуемся, что уедем и не вернемся?
Да нет, не может быть. Давай лучше мечтать, как мы поедем в Париж!
И все повторял ликующе:
- Значит, я не узник! Значит, увижу свет!
Шли пешком, возбужденные. Жаркий день, яркое солнце. Трубный бульвар. М. А.
прижимает к себе мою руку, смеется, выдумывает первую главу будущей книги,
которую привезет из путешествия.
- Неужели не арестант?!
Это - вечная ночная тема: Я - арестант... Меня искусственно ослепили...
Дома продиктовал мне первую главу будущей книги".

Подозрения Булгаковых, окрепшие после отказа в получении загранпаспортов, что
их судьбу определили неизвестные мужчина и женщина, находившиеся вместе с
ними в комнате во время заполнения анкет, вряд ли основательны. Вопрос о выезде
Булгакова за границу, тем более после его разговора с И. В. Сталиным в апреле
1930 г., определенно решался на самом верху. Тем более, 1 июня 1934 г. Е. С.
Булгакова записала в дневнике, что Минервина, секретарша А. С. Енукидзе (1877-
1937), секретаря ЦИК СССР, говорила ее сестре О. С. Бокшанской (1891-1948) о
получении Булгаковыми паспортов как деле решенном. Скорее всего, в верхах по
вопросу о выезде драматурга шла борьба, как шла она в свое время по поводу
выпуска на сцену булгаковских пьес "Дни Турбиных" (1926) и "Бег" (1928). За время,
пока Булгаков с женой заполняли анкеты, чиновник Борисполец мог получить новые
указания, вследствие чего выдача заветных красных книжек так и не состоялась.

10 июля 1934 г. Булгаков написал письмо Сталину, где изложил всю историю с
паспортами. Как подчеркнул драматург, чиновники несколько раз повторили, что
"относительно вас есть распоряжение" паспорта выдать, как есть такое
распоряжение и насчет писателя Бориса Пильняка (Вогау) (1894-1938) (1 июня Е. С.
Булгакова отметила, что Пильняк с женой получили паспорта), а в секретариате
ЦИК представителей МХАТа заверили, что "дело Булгаковых устраивается".

Письмо заканчивалось так: "Обида, нанесенная мне в ИПО Мособлисполкома, тем
серьезнее, что моя четырехлетняя служба в МХАТ для нее никаких оснований не
дает, почему я и прошу Вас о заступничестве". Ответа не последовало, поэтому
можно предположить: Сталин был среди тех, кто возражал против выезда Булгакова
за границу, не будучи уверенным, что опальный драматург вернется на родину.

О реакции Булгакова на отказ в заграничной поездке сохранилось любопытное
донесение осведомителя НКВД. Этим осведомителем, по всей вероятности был
артист МХАТа Евгений Васильевич Калужский (1896-1966), муж О. С. Бокшанской
(см.: "Кабала святош"). В сводке от 23 мая 1935 г. он привел мнение Булгакова в
связи со всей этой историей: "Меня страшно обидел отказ в прошлом году в визе
заграницу. Меня определенно травят до сих пор. Я хотел начать снова работу в
литературе большой книгой заграничных очерков. Я просто боюсь выступать сейчас
с советским романом или повестью. Если это будет вещь не оптимистическая - меня
обвинят в том, что я держусь какой-то враждебной позиции. Если это будет вещь
бодрая - меня сейчас же обвинят в приспособленчестве и не поверят. Поэтому я
хотел начать с заграничной книги - она была бы тем мостом, по которому мне надо
шагать в литературу. Меня не пустили. В этом я вижу недоверие ко мне как к
мелкому мошеннику. У меня новая семья, которую я люблю. Я ехал с женой, а дети
оставались здесь. Неужели бы я остался или бы позволил себе какое-нибудь
бестактное выступление, чтобы испортить себе здесь жизнь окончательно. Я даже
не верю, что это ГПУ меня не пустило. Это просто сводят со мной литературные
счеты и стараются мне мелко пакостить".

Конечно, писатель выказывал наивность, когда полагал, что его книга о заграничном
путешествии устроила бы цензуру. Ведь советским канонам в изображении
"иностранной" жизни, как доказывает Б. м., Булгаков следовать не собирался. Слова
же из агентурной сводки о "мосте", возможно, отозвались в реакции власти на
создание пьесы "Батум". 16 августа 1939 г., как зафиксировала на следующий день
Е. С. Булгакова, режиссер МХАТа В. Г. Сахновский(1886-1945) сообщил, что
"наверху посмотрели на представление этой пьесы Булгаковым, как на желание
перебросить мост и наладить отношение к себе".

Данное сообщение потрясло драматурга, возможно, еще и потому, что он вспомнил
о собственных словах по поводу "заграничной книги", призванной стать "тем мостом,
по которому мне надо шагать в литературу". Оба раза попытки "наведения мостов"
окончились неудачей.

Читайте в завершении:
Отказ Булгакову в поездке похоронил его творческие надежды
Иуда наших дней погиб в чистке 37 года
Предложение Юрия Олеши
Виновник "домашнего ареста" Булгакова

Наверх




© 2000-2004 Bulgakov.ru
Сделано в студии FutureSite
От редакции
:: А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н П Р С Т Ф Х Ч Ш Ю Я :: А-Я ::
5.06.2004
Новая редакция
Булгаковской
Энциклопедии »»» "Был май", часть 2
Архив публикаций
Страницы: 1 2
Энциклопедия
Биография (1891-1940)
Отказ в заграничной поездке похоронил надежды развернуть Б. м. в большую книгу,
Персонажи
сродни "Письмам русского путешественника" (1791-1795) писателя и историка
Произведения
Николая Михайловича Карамзина (1766-1826). А план такой книги у Булгакова уже
Демонология
созрел, и он подробно изложил его в письме В. В. Вересаеву 11 июля 1934 г.: "...В
Великий бал у Сатаны
конце апреля сочинил заявление о том, что прошусь на два месяца во Францию и в
Булгаковская Москва
Рим с Еленой Сергеевной... Как один из мотивов указан мной был такой: хочу
Театр Булгакова написать книгу о путешествии по Западной Европе.
Родные и близкие Наступило состояние блаженства дома. Вы представляете себе: Париж! памятник
Мольеру... здравствуйте, господин Мольер, я о вас и книгу и пьесу сочинил; Рим! -
Философы
здравствуйте, Николай Васильевич, не сердитесь, я Ваши "Мертвые души" в пьесу
Булгаков и мы
превратил. Правда, она мало похожа на ту, которая идет в театре, и даже совсем не
Булгаковедение
похожа, но все-таки это я постарался... Средиземное море! Батюшки мои!..
Рукописи
Вы верите ли, я сел размечать главы книги!
Фотогалереи Сколько наших литераторов ездило в Европу - и кукиш с маслом привезли! Ничего!
Сережку нашего (пасынка Булгакова С. Е. Шиловского (1926-1975), если послать,
Сообщество Мастера
мне кажется, он бы интереснее мог рассказать об Европе. Может быть, и я не
Клуб Мастера
сумею? Простите, попробую!..
Новый форум
Мы покойны. Мечтания: Рим, балкон, как у Гоголя сказано - пинны, розы...
Старый форум
рукопись... диктую Елене Сергеевне... вечером идем, тишина, благоухание...
Гостевая книга
Словом, роман!
СМИ о Булгакове В сентябре начинает сосать под сердцем: Камергерский переулок
СМИ о БЭ (месторасположение МХАТа), там наверно, дождик идет, на сцене полумрак, чего
доброго, в мастерских "Мольера" готовят. И вот в этот самый дождик я являюсь. В
Лист рассылки
чемодане рукопись, крыть нечем!"
Партнеры сайта
Старая редакция сайта
Возможно, никогда больше планы Булгакова не были столь вдохновенны и
Библиотека конкретны по срокам. В сентябре 1934 г., в момент возвращения из путешествия, он
Собачье сердце рассчитывал иметь в чемодане готовую рукопись, которую даже называл романом.
(иллюстрированное) Судя по Б. м., это все же был бы не традиционный роман, а скорее род
беллетризованных записок путешественника, вроде карамзинского труда.
Остальные произведения
Книжный интернет-
В Б. м. запечатлены события, происходившие ровно за год до начала
магазин
предполагавшейся поездки по Западной Европе - в мае 1933 г. Вернувшийся из-за
Лавка Мастера
границы молодой человек Полиевкт Эдуардович, одетый по последней
западноевропейской моде - это драматург Владимир Михайлович Киршон (1902-
1938), один из идейных противников и конкурентов Булгакова. Позднее он погиб в
чистке 1937-1938 гг.

Киршон резко критиковал булгаковский "Бег", и как раз над этой пьесой автор Б. м.
работал весной 1933 г., внося изменения в текст по требованию МХАТа. В Б. м.
Полиевкт Эдуардович критикует пьесу автора. Что же касается собственного
сочинения человека в замшевой куртке и шоколадного цвета штанах до колен, то
здесь имеется в виду пьеса Киршона "Суд", в апреле - мае 1933 г. поставленная во
Втором МХАТе и в том же году опубликованная в журнале "Новый мир".

Булгаков издевается над драматургом, побывавшим за рубежом, но пьесу на
"заграничную" тему написавшим на основе сложившихся схем, без какого-либо
использования собственных впечатлений. Киршон, точно, принадлежал к числу тех,
кто привез из-за границы "кукиш с маслом". Автор Б. м. иронизирует над Полиевктом
Эдуардовичем. Человек в замше не замечает стоящих рядом с ним нищих, зато
заставляет страдать вымышленного "заграничного" Ганса, чья мать, послав
проклятье палачам, "была выгнана с квартиры и ночевала на бульваре под
дождем", простудилась и умерла.

Можно не сомневаться, что в булгаковской книге о заграничном путешествии не
было бы погибающих в полицейских застенках отважных Гансов или Пьеров, и вряд
ли Западная Европа была бы представлена страной нищих и пролетариев,
мечтающих свергнуть "капиталистическое рабство". Даже если бы поездка
Булгакова с женой в Париж и Рим состоялась, булгаковские "Письма русского
путешественника", с вымышленными персонажами на основе реальных прототипов,
в отличие от карамзинского сочинения, вряд ли увидели бы свет при жизни автора.
Но отказ в выезде за границу ограничил будущую книгу только коротким рассказом
Б. м.

В случившемся Булгаков винил А. С. Енукидзе. Может быть, даже подозревал, что
секретарь ЦИК специально издевался над ним, и потому сделал Авелия
Софроновича одним из прототипов Аркадия Аполлоновича Семплеярова в романе
"Мастер и Маргарита".

Полиевкт Эдуардович в Б. м. - "молодой человек ослепительной красоты, с
длинными ресницами, бодрыми глазами". Таким же красавцем изображен Иуда из
Кириафа в "Мастере и Маргарите": лицо убитого Иуды стало "каким-то
одухотворенно красивым". Сходство тут неслучайно, ибо о тесных связях В. М.
Киршона с ОГПУ и НКВД было широко известно. Опалу и последующую гибель
драматурга во многом предопределило устранение всесильного прежде шефа НКВД
Г. Г. Ягоды (1891-1938).

4 апреля 1937 г. Е. С. Булгакова записала в дневнике: "Киршона забаллотировали
на общемосковском собрании писателей при выборах президиума. И хотя ясно, что
это в связи с падением Ягоды, все же приятно, что есть Немезида и т. д." А 21
апреля 1937 г. она с явным удовлетворением констатировала: "Слухи о том, что с
Киршоном и Афиногеновым что-то неладно. Говорят, что арестован Авербах.
Неужели пришла судьба и для них?"

Предложение бывшего булгаковского товарища по работе в газете "Гудок" писателя
Юрия Олеши (1899-1960), зафиксированное Е. С. Булгаковой 27 апреля 1937 г.,
"пойти на собрание московских драматургов, которое открывается сегодня и на
котором будут расправляться с Киршоном", и "выступить и сказать, что Киршон был
главным организатором травли М. А.", Булгаков отверг. Как отметила в дневнике Е.
С. Булгакова, хотя слова Олеши о роли Киршона в травле его мужа и справедливы,
"М. А. и не подумает выступать с таким заявлением и вообще не пойдет. Ведь
раздирать на части Киршона будут главным образом те, кто еще несколько дней
назад подхалимствовали перед ним".

Автор Б. м. отомстил Киршону в своем романе "Мастер и Маргарита": там Понтий
Пилат организует убийство предателя Иуды, а Иешуа Га-Ноцри в беседе с
прокуратором предвидит, что с "юношей из Кириафа" "случится несчастье, и мне его
очень жаль". Героя Б. м. Полиевкта Эдуардовича и Иуду из Кириафа роднит
беспринципность, страсть к деньгам и жизненным удовольствиям.

Оба они подчеркнуто щегольски одеты. Преуспевающий драматург "стоял,
прислонившись к стене театра и заложив ногу за ногу. Ноги эти были обуты в
кроваво-рыжие (символ крови, которой немало попортил Булгакову и другим
драматургам преуспевавший до поры до времени прототип) туфли на пухлой
подошве, над туфлями были толстые шерстяные чулки, а над чулками -
шоколадного цвета пузырями штаны до колен. На нем не было пиджака. Вместо
пиджака на нем была странная куртка, сделанная из замши, из которой некогда
делали мужские кошельки. На груди - металлическая дорожка с пряжечкой, а на
голове - женский берет с коротким хвостиком". Предатель из Кириафа предстает
перед нами "в белом чистом кефи, ниспадавшем на плечи, в новом праздничном
голубом таллифе с кисточками внизу и в новеньких скрипящих сандалиях".

Еще в варианте 1934 г., Иешуа называл Иуду "очень красивым и любознательным
юношей" и предрекал скорое несчастье с ним. Сравнение куртки Полиевкта
Эдуардовича с мужским кошельком - это, возможно, намек на кошель с тридцатью
тетрадрахмами, который отняли у Иуды убийцы. Наделив героя Б. м. чертами Иуды
из Кириафа, Булгаков угадал печальную судьбу прототипа одного из героев Б. м. В
последней же редакции "Мастера и Маргариты", писавшейся уже после гибели
Киршона, костюм Иуды приобрел еще большее сходство с костюмом Полиевкта
Эдуардовича: новые сандалии, кисточки на таллифе, новые и яркие головной убор и
плащ.

« Назад Наверх




© 2000-2004 Bulgakov.ru
Сделано в студии FutureSite
От редакции
:: А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н П Р С Т Ф Х Ч Ш Ю Я :: А-Я ::
5.06.2004
Новая редакция
Булгаковской
Энциклопедии »»» ˜ Иуда из Кариафа ˜
Архив публикаций
Страницы: 1 2
Энциклопедия
Биография (1891-1940)
Персонажи
уда из Кириафа - персонаж романа "Мастер и Маргарита", восходящий к Иуде
Произведения
Искариоту Евангелий, предавшему за тридцать сребреников Иисуса Христа.
Демонология
Великий бал у Сатаны
Булгаков превратил Иуду Искариота в Иуду из Кириафа, следуя принципу
Булгаковская Москва
транскрипции евангельских имен, примененному в пьесе Сергея Чевкина "Иешуа
Театр Булгакова
Ганоцри. Беспристрастное открытие истины" (1922) (см.: Христианство). У Чевкина
Родные и близкие
был Иуда, сын Симона из Кериофа, а Булгаков сделал своего героя Иудой из
Философы
Кириафа. В архиве писателя сохранилась выписка этого имени из книги английского
историка епископа Фредерика В. Фаррара "Жизнь Иисуса Христа" (1873).
Булгаков и мы
Булгаковедение
Чевкин дал весьма нетрадиционную трактовку поведения Иуды, во многом
Рукописи
предвосхитив последующее развитие этого образа в литературе и искусстве XX в., в
Фотогалереи
частности, в известной рок-опере "Иисус Христос - суперзвезда" (1969) (либреттист
Сообщество Мастера Тим Райе). Автор "Иешуа Ганоцри" подчеркивал: "История учит, что если из какой-
либо заговорщицкой организации один из членов ее уходит на сторону врагов или
Клуб Мастера
просто покидает организацию, то здесь всегда или уязвленное самолюбие, или
Новый форум
разочарование в идеях, целях организации или личности вожака, или древняя
Старый форум
борьба за самку, или все это вместе в различных комбинациях. Иногда, правда,
Гостевая книга
примешивается, и корыстолюбие, но не как причина, а следствие". В пьесе Чевкина
СМИ о Булгакове
предательство Иуды вызывается сочетанием всех вышеназванных причин, причем
СМИ о БЭ
одним из основных мотивов измены здесь выступает ревность Иуды к Иешуа из-за
Лист рассылки сестры Лазаря Марии.
Партнеры сайта
У Булгакова И. из К., казалось бы, предает Иешуа Га-Ноцри из-за той страсти, о
Старая редакция сайта
которой начальник тайной стражи Афраний говорит Понтию Пилату: "У него есть
Библиотека
одна страсть, прокуратор... Страсть к деньгам". Однако и здесь корыстолюбие в
Собачье сердце
конечном счете только следствие. И. из К. любит Низу и наивно мечтает
(иллюстрированное)
разбогатеть, чтобы увести ее от опостылевшего мужа. Но его возлюбленная
Остальные произведения
оказывается агентом Афрания и сама предает того, кто ранее предал Иешуа.
Книжный интернет-
магазин Выписка названия города Кириаф со ссылкой на Фаррара в булгаковском архиве
Лавка Мастера восходит к тому месту "Жизни Иисуса Христа", где, используя в качестве источника
книгу Иисуса Навина, Фаррар отмечает: "Кириаф есть имя города на южной границе
Иудеи". Соответствующий отрывок в русском синодальном переводе Библии звучит
так: "...Города же их (были): Гаваон, Кефира, Беероф и Кириаф-Иарим" (Нав., IX,
17).

Чевкин и Булгаков восприняли сделанную Ф. В. Фарраром расшифровку прозвища
Искариот, но по-разному транскрибировали название города (первый, очевидно,
пользовался оригиналом, второй, судя по пагинации сохранившихся в архиве
выписок, - переводом М. П. Фивейского, изданном в 1904 г., где соответствующее
место читалось следующим образом: "Вот удел колена сынов Иудиных: в
смежностью с Идумеею на юге были: Гацор-Хадафа, Кириаф, Хецрон, иначе
Гацор").

Из книги Фаррара заимствованы и данные о сумме награды, полученной И. из К.:
тридцать тетрадрахм, как признается предатель убийцам перед смертью.
Английский историк указывал, что во времена Христа евангельских сиклей не было
в обращении, "но Иуде могли заплатить сирийскими или финикийскими
тетрадрахмами, которые были одинакового веса".

Булгаков стал автором оригинальной трактовки евангельского сюжета, введя в
роман эпизод убийства И. из К. по распоряжению прокуратора Иудеи. При описании
гибели И. из К. автор романа "Мастер и Маргарита" использовал целый ряд деталей
из очерка русского писателя Александра Митрофановича Федорова (1868-1949)
"Гефсимания", опубликованного в апреле 1911 г. в петербургском журнале "Новое
слово".

Здесь переданы впечатления от посещения Федоровым Гефсиманского сада в
лунную весеннюю ночь, причем упоминаются многие реалии, отразившиеся в
булгаковском романе; турецкие казармы на месте дворца Пилата (у Булгакова
рядом с дворцом расположены римские казармы); караваны арабов-паломников на
верблюдах, ничуть не изменившиеся со времен Христа; ворота и стены
Гефсиманского сада; переправа через Кедронский поток. В саду автора
"Гефсимании" подкарауливали двое разбойников, и лишь присутствие проводника
спасло его. От проводника же Федоров узнал, что недавно здесь был зарезан инок
Пафнутий. В очерке автор утверждает, что тут же повторил про себя всю историю
Иисуса, пришедшую ему на память в этот драматический момент.

Об Иуде Федоров отозвался следующим образом: "Нельзя измерить величие
божественной жертвы, но мучительная дрожь охватывает при мысли о том, что за
ней и перед ней - предательство. Оно издевается над ее бесплодностью, звоном
сребреников оно отвечает на молитву, четками которой служат кровавые капли
пота. Оно сторожит на каждом шагу подвиг и предательскими ударами ножа
подсекает его корни. Удавился Иуда, но за ним стояли первосвященники. Сила
предательства в них. И на смену одного сломавшегося клинка всегда явится другой,
чтобы поразить из темноты героя".

Не без влияния очерка Федорова Булгаков сделал местом убийства И. из К.
Гефсиманский сад. Но И. из К. в "Мастере и Маргарите", как и его прототип в
"Гефсимании" - только орудие в руках первосвященника Каифы. Понтий Пилат
убийством предателя не только не может искупить свой грех, но и не в состоянии
вырвать корни заговора, причем члены Синедриона в конце концов добиваются
отставки прокуратора (в "Мастере и Маргарите" Пилат предчувствует такой исход).

Внимание Булгакова привлекли также слова Федорова о том, что "в продолжение
двух тысячелетий на землю эту упали ливни крови: кости сваливались, как хворост,
и дикие бури-войны бушевали во имя Христа. Иерусалим разрушался и возникал
много раз, но в Гефсиманском саду растут те же сизые маслины, те же красные
цикламены качаются среди камней, как огненные бабочки. И люди остались те же".

У Булгакова первые капли крови, которые пролились в Гефсиманском саду после
гибели Иешуа Га-Ноцри, - это капли крови И. из К. Данному месту созвучны и слова
Левия Матвея Понтию Пилату о том, что "крови еще будет", и заключение Воланда
на сеансе черной магии в Театре Варьете о том, что со времен Иисуса люди мало
изменились.

И Булгаков, и Федоров ведут счет на два тысячелетия, хотя оба прекрасно
представляли себе, что реальный промежуток между временами Иисуса Христа и
современной им действительностью - девятнадцать, а не двадцать веков. Поэтому в
финале "Мастера и Маргариты" Воланд говорит о Пилате, что тот несет свое
наказание одиночеством и бессмертием "около двух тысяч лет".

Эпилог булгаковского романа созвучен воображаемому вознесению Христа из
очерка Федорова: "Туча и луна придают еще более очарования тому, что я вижу,
угадываю, почти постигаю. Шире раздалось серебристо-голубое пространство
между землею и тучами; бесконечно длинной полосой, изломанной со стороны неба
и земли, сияет оно и как бы течет, как светлая река. Слева, под этой рекой света,
еще более яркое пространство, которое все фосфорится и блещет, точно зеркало
луны, где она отражается из-за туч".

В эпилоге "Мастера и Маргариты" во сне Ивана Бездомного бывший поэт, ставший
профессором истории, видит вознесшегося Иешуа, мирно беседующего с Пилатом,
"тогда лунный путь вскипает, из него начинает хлестать лунная река и разливается
во все стороны. Луна властвует и играет, луна танцует и шалит. Тогда в потоке
складывается непомерной красоты женщина и выводит к Ивану за руку пугливо
озирающегося обросшего бородой человека" - Мастера. Эти двое утешают бывшего
поэта, после чего "луна начинает неистовствовать, она обрушивает потоки света
прямо на Ивана, она разбрызгивает свет во все стороны, в комнате начинается
лунное наводнение, свет качается, поднимается выше, затопляет постель. Вот
тогда и спит Иван Николаевич со счастливым лицом".

Гефсиманский сад из места вознесения Христа у Булгакова превратился в место
убийства И. из К. Автор "Мастера и Маргариты" контаминировал федоровские
рассуждения об Иуде и его же рассказ о двух разбойниках в Гефсиманском саду и
убийстве там инока Пафнутия.

В завершении вы узнаете:
Два предателя Рики-Тики и Иуда убиты одинаково искусно
Низа и Маргарита: любовь губительная и спасительная
Иуда был редким красавцем
Как арестовывали в древней Иудее

Наверх




© 2000-2004 Bulgakov.ru
Сделано в студии FutureSite
От редакции
:: А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н П Р С Т Ф Х Ч Ш Ю Я :: А-Я ::
5.06.2004
Новая редакция
Булгаковской
Энциклопедии »»» ˜ Иуда из Кариафа, часть 2 ˜
Архив публикаций
Страницы: 1 2
Энциклопедия
Биография (1891-1940)
Еще в 1924 г. в фельетоне "Багровый остров" дана сцена убийства арапского
Персонажи
полководца Рики-Тики, выступающего на стороне иностранных интервентов против
Произведения
родного острова. Она очень напоминает сцену убийства И. из К. в последнем
Демонология
булгаковском романе: "Арап во мгновение выхватил ножик и вдохновенно всадил
Великий бал у Сатаны
его Рики-Тики, чрезвычайно метко угадав между 5-м и 6-м ребром с левой стороны.
Булгаковская Москва
- Помо... - ахнул вождь, - гите, - закончил он уже на том свете - перед престолом
Театр Булгакова
всевышнего.
Родные и близкие - Ур-ра!!! - грянули эфиопы".
Философы
В "Мастере и Маргарите" "за спиной у Иуды взлетел нож, как молния, и ударил
Булгаков и мы
влюбленного под лопатку. Иуду швырнуло вперед, и руки со скрюченными пальцами
Булгаковедение
он выбросил в воздух. Передний человек поймал Иуду на свой нож и по рукоять
Рукописи
всадил его в сердце Иуды.
Фотогалереи - Ни... за... - не своим, высоким и чистым молодым голосом, а голосом низким и
укоризненным проговорил Иуда и больше не издал ни одного звука. Тело его так
Сообщество Мастера
сильно ударилось о землю, что она загудела".
Клуб Мастера
Новый форум
Когда Афраний докладывает Пилату об убийстве И. из К., то отмечает, что "убит он
Старый форум
с чрезвычайным искусством". На вопрос прокуратора: " - Так что он, конечно, не
Гостевая книга
встанет?", начальник тайной стражи философски отвечает: " - Нет, прокуратор, он
СМИ о Булгакове встанет... когда труба Мессии, которого они здесь ожидают, прозвучит над ним. Но
СМИ о БЭ ранее он не встанет!"
Лист рассылки
Эпизод убийства И. из К. решается как эпическое преображение пародийного
Партнеры сайта
описания убийства предателя Рики-Тики (арапы обвиняют полководца в том, что он
Старая редакция сайта
их "загнал под чемоданы", т. е. намеренно подставил под огонь тяжелых британских
Библиотека орудий). Обоих убивают искусным ударом ножа в сердце, громовое "ура" эфиопов
по случаю гибели Рики-Тики превращается в "Мастере и Маргарите" в гул, который
Собачье сердце
издает земля при падении И. из К. Одинаковым образом разбито на две части
(иллюстрированное)
последнее слово, которое произносят жертвы, причем Рики-Тики оканчивает его уже
Остальные произведения
на том свете перед престолом всевышнего. А И. из К. предстоит подняться, когда
Книжный интернет-
над ним протрубит труба Мессии.
магазин
Лавка Мастера
И. из К. в конечном счете губит любовь к Низе, чье имя он укоризненно произносит в
последние мгновения жизни. Нож убийцы взлетает над И. из К. "как молния",
напоминая о словах Мастера, которыми тот передает возникновение любви между
ним и Маргаритой: "Любовь выскочила перед нами, как из-под земли выскакивает
убийца в переулке, и поразила нас сразу обоих!
Так поражает молния, так поражает финский нож!"

Но если Низа предает своего возлюбленного, то Маргарита до конца остается
верной Мастеру и ради его спасения готова даже продать душу дьяволу.

И. из К. наделен внешностью благостного красавца: "...молодой, с аккуратно
подстриженной бородкой человек в белом чистом кефи, ниспадавшем на плечи, в
новом праздничном голубом таллифе с кисточками внизу и в новеньких скрипящих
сандалиях" - "горбоносый красавец". Здесь он обладает многими чертами Иисуса
Христа, отмеченными в книге Ф. В. Фаррара, в том числе деталями костюма: белым
"кефи" (наголовным платком), голубым плащом, "таллифом".

Английский историк полагал, что "мы можем с благоговейным убеждением веровать,
что в теле, заключавшем в себе превечное Божество и бесконечную святость, не
могло быть ничего низкого или отталкивающего, а напротив, было "нечто небесное",
как говорит блаженный Иероним. Всякая истинная красота есть только "таинство
доброты", и совесть столь непорочная, дух столь полный гармонии, жизнь столь
великая и благородная не могли не выражаться во внешности, не могли не
отражаться в лице Сына человеческого. На красоту Его внешности мы нигде не
находим ни малейшего указания... но с другой стороны, мы нигде не встречаем,
даже в речи его врагов, ни одного слова или намека, которые бы могли относиться к
неблагообразию Его внешности".

Фаррар в глубине души верил, что Христос "не мог быть в своей внешности без
личного величия пророка и первосвященника", хотя и отвергал позднейшие
апокрифические описания внешности Иисуса как слишком уж идеальные,
благостные и неземные: "Никифор, приводя описание, данное Иоанном
Дамаскиным в восьмом столетии, говорит, что Иисус похож был на Деву Марию, что
Он был красив и поразительно высок ростом, с светлыми и несколько вьющимися
волосами, которых никогда не касалась рука Его Матери, имел темные брови,
овальное лицо с бледным и смугловатым оттенком, светлые глаза, несколько
сутуловатый стан, и взгляд, в котором выражались терпение, благородство и
мудрость".

Еще менее достоверным выглядел портрет Христа в письме некоего
фантастического "председателя народа иерусалимского" Лентула римскому сенату:
"Он имеет волнистые волосы, скорее даже кудрявые, винного цвета, которые
лоснятся при спадении на плечи и разделяются посредине головы по обычаю
назореев. Чело Его чисто и ровно, а лицо Его без всяких пятен и морщин, но рдеет
нежным румянцем. Его нос и рот безукоризненной красоты. Он имеет окладистую
бороду того же самого орехового цвета, как и волосы, не длинную, но раздвоенную.
Глаза у Него голубые и очень светлые". Британский епископ надеялся, что эти
описания "заключают в себе хотя бы слабый отголосок предания, сохранившегося
от времен Иринея, Папия и апостола Иоанна".

Булгаков полностью отверг свидетельства о внешней, телесной красоте Иисуса. Ею
в романе наделен предатель - И. из К., что еще больше по контрасту оттеняет
безобразие души этого персонажа. Автор "Мастера и Маргариты" намеренно одел
Иуду в голубой таллиф и белый кефи. Согласно символике цветов, приводимой в
книге П. А. Флоренского "Столп и утверждение Истины", белый цвет "знаменует
невинность, радость или простоту", а голубой - "небесное созерцание". И. из К.
действительно простодушен и наивен, искренне радуется тридцати тетрадрахмам,
рассчитывая за них купить любовь Низы, но его простота, по поговорке, хуже
воровства.

Некоторые важные детали, связанные с сюжетной линией И. из К., Булгаков
почерпнул из труда французского историка Эрнеста Ренана (1823-1892) "Жизнь
Иисуса" (1863), против которого выступал Ф. В. Фаррар. Например, упоминание
Пилатом в диалоге с Иешуа, что И. из К. во время беседы с Га-Ноцри "светильники
зажег", связано с рассказом Э. Ренана о канонах иудейского судопроизводства:
"Когда кого-нибудь обвиняют в "соблазне", к нему подсылают двух свидетелей,
которых прячут за перегородкой, стараются зазвать подсудимого в смежную
комнату, откуда оба свидетеля могли бы расслышать его, не будучи им замечены.
Около него зажигают две свечи, чтобы точно установить, что свидетели его видят".

И. из К. при скрытых в своем доме свидетелях намеренно провоцирует Иешуа Га-
Ноцри на высказывания, которые могут быть расценены как нарушение закона об
оскорблении величества. Поэтому после слов о том, что "человек перейдет в
царство истины и справедливости, где вообще не будет надобна никакая власть",
уже содержащих состав преступления, Га-Ноцри тут же арестовывают прятавшиеся

<<

стр. 18
(всего 41)

СОДЕРЖАНИЕ

>>