<<

стр. 20
(всего 41)

СОДЕРЖАНИЕ

>>

Сделано в студии FutureSite
От редакции
:: А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н П Р С Т Ф Х Ч Ш Ю Я :: А-Я ::
5.06.2004
Новая редакция
Булгаковской
Энциклопедии »»» "Бег", часть 3
Архив публикаций
Страницы: 1 2 3 4 5 6 7
Энциклопедия
Биография (1891-1940)
Кроме того, к 1933 г. Булгаков уже ознакомился с воспоминаниями П. Н. Врангеля,
Персонажи
вышедшими в 1928-1929 годах в берлинском альманахе "Белое дело". Там Я. А.
Произведения
Слащев характеризовался крайне негативно, с подчеркиванием болезненных
Демонология
элементов его сознания, хотя военный талант генерала не ставился под сомнение.
Великий бал у Сатаны
Врангель дал такой портрет Слащева, который, вероятно, повлиял на образ
Булгаковская Москва
Хлудова последних редакций Б.: "Слезы беспрерывно текли по щекам. Он вручил
Театр Булгакова мне рапорт, содержание которого не оставляло сомнения, что передо мной
Родные и близкие психически больной человек. Он упоминал о том, что "вследствие действий
генерала Коновалова, явилась последовательная работа по уничтожению 2-го
Философы
корпуса и приведение его к лево-социал-революционному знаменателю"... Рапорт
Булгаков и мы
заканчивался следующими словами: "как подчиненный ходатайствую, как офицер у
Булгаковедение
офицера прошу, а как русский у русского требую назначения следствия над
Рукописи
начальником штаба главнокомандующего, начальником штаба 2-го корпуса и надо
Фотогалереи мной..."
Сообщество Мастера
Не менее красочно описал Врангель свой визит к Слащеву: "В вагоне царил
Клуб Мастера
невероятный беспорядок. Стол, уставленный бутылками и закусками, на диванах -
Новый форум
разбросанная одежда, карты, оружие. Среди этого беспорядка Слащев, в
Старый форум
фантастическом белом ментике, расшитом желтыми шнурами и отороченном
Гостевая книга мехом, окруженный всевозможными птицами. Тут были и журавль, и ворон, и
СМИ о Булгакове ласточка, и скворец. Они прыгали по столу и диванам, вспархивали на плечи и на
голову своего хозяина (не исключено, что под влиянием именно этого сообщения
СМИ о БЭ
Врангеля Булгаков в "Мастере и Маргарите" переиначил на свой манер
Лист рассылки
водевильную песенку, которую Коровьев-Фагот заставляет "врезать" после
Партнеры сайта
скандального сеанса в Варьете: "Его превосходительство любил домашних птиц / И
Старая редакция сайта
брал под покровительство хорошеньких девиц".). Я настоял на том, чтобы генерал
Библиотека
Слащев дал осмотреть себя врачам. Последние определили сильнейшую форму
Собачье сердце неврастении, требующую самого серьезного лечения".
(иллюстрированное)
Болезнь Слащева была связана не с муками совести за бессудные казни, а с
Остальные произведения
перешедшими в манию подозрениями, что он будто бы окружен "социалистическими
Книжный интернет-
заговорщиками", в том числе и в штабе своего 2-го армейского корпуса. Теперь
магазин
задача свести возвращение Хлудова не к мукам совести, а к политическому
Лавка Мастера
осознанию правоты Советской власти, отпадала. Психическое расстройство
генерала приводило его к самоубийству, причем в некоторых вариантах финала он
еще, перед тем, как застрелиться, выпускал обойму своего револьвера в зрителей
тараканьих бегов.

"Сменовеховство", которое олицетворял Слащев (и Хлудов), к 30-м годам уже давно
было мертво, а Советской власти больше не требовалось добровольное и
осознанное признание со стороны интеллигенции как внутри страны, так и в
эмиграции. Ныне действовал принцип римского императора Калигулы (12-41):
"Пусть ненавидят, лишь бы боялись". Цензуру в новых условиях более
удовлетворяло самоубийство Хлудова и остающиеся в эмиграции Серафима с
Голубковым, причем подобный финал уже представлялся наиболее обоснованным
и самому драматургу. Аргумент И. Я. Судакова, обращенный к противникам Б. в
1929 г.: "Какой же вам еще победы надо, если вы одержали победу над Слащевым,
который работает у вас в академии", к 1933 г. окончательно потерял свою силу.

При всем этом, финал первой редакции Б., с возвращением Хлудова на родину, по
общему мнению окружающих, был гораздо сильнее в художественном отношении. В
этом были солидарны первая жена Булгакова Л. Е. Белозерская, его вторая жена Е.
С. Булгакова и близкий друг драматург Сергей Ермолинский (1900-1984). Осенью
1937 г., когда вновь встал вопрос о постановке Б., и автор работал над новыми
вариантами финала, Е. С. Булгакова 30 сентября записала в дневнике: "Вечером
доказывала Мише, что первый вариант - без самоубийства Хлудова - лучше. (Но М.
А. не согласен)".

Вариант с возвращением Хлудова предпочитал и драматург Александр Афиногенов
(1904-1941), согласно записи Е. С., сказавший 9 сентября 1933 г. Булгакову: "Читал
ваш "Бег", мне очень нравится, но первый финал был лучше. - Нет, второй финал
лучше" (с выстрелом Хлудова). Действительно, финал первой редакции Б., где муки
совести главного героя разрешались не традиционным самоубийством, а весьма
нетривиально: возвращением на родину - место былых преступлений, что
символизировало готовность принять любой приговор, был гораздо интереснее,
представлял собой художественную новацию.

В 1933 г. МХАТ продолжал всерьез готовиться к постановке Б. Художник В. В.
Дмитриев (1900-1948) работал над декорациями, a 11 октября 1933 г. даже
обсуждалось, в присутствии Булгакова, музыкально-шумовое оформление будущего
спектакля. Прошел еще год. 8 ноября 1934 г. Булгаков получил сведения, что Б. как
будто разрешен и начинается распределение ролей. 9 ноября он написал новый
вариант финала, с самоубийством Хлудова, расстрелявшего предварительно
тараканьи бега, и с возвращением в Россию Серафимы и Голубкова. Однако 21
ноября 1934 г. драматург узнал о новом запрете Б.

Последний раз Булгаков вернулся к тексту пьесы после того, как 26 сентября 1937 г.
узнал, что Комитет по делам искусств просит прислать экземпляр Б. 1 октября
переделка была завершена, и Б. отдан в Комитет искусств. Однако тем дело и
кончилось. 5 октября 1937г., не получив из МХАТа никаких известий насчет пьесы,
Булгаков, согласно записи в дневнике жены, пришел к абсолютно правильному, хотя
и печальному выводу: "Это означает, что "Бег" умер". Более попыток постановки
пьесы при жизни драматурга не предпринималось.

Осенью 1937 г. Булгаков написал два варианта финала Б., не указав, какой из них
предпочтительней. В одном из них, как и в редакции 1926-1928 гг., Хлудов, Голубков
и Серафима возвращались на родину. Другой вариант предусматривал
самоубийство Хлудова (с расстрелом "тараканьего царства"), но, в отличие от
варианта 1933 г. Голубков и Серафима возвращались в Россию, а не уезжали во
Францию, и не называли себя больше изгоями. Вероятно, Булгаков так и не
преодолел колебания между сознанием наибольшей художественной
убедительности финала с возвращением Хлудова и цензурным требованием,
подкрепленным собственными настроениями, самоубийства главного героя. Что же
касается судьбы Серафимы и Голубкова, то она, очевидно, уже потеряла в 1937 г.
свою актуальность с точки зрения цензуры, а сам Булгаков склонялся к тому, чтобы
все-таки вернуть их на родину.

Интересно, что уже после смерти Булгакова Комиссия по литературному наследству
писателя 4 мая 1940 г. приняла решение о публикации Б., выбрав вариант финала с
возвращением Хлудова. Тогда только что закончилась война с Финляндией и
приближалась война с Германией, советская власть и Сталин опять брали на
вооружение патриотическую идею, поэтому возвращение бывшего генерала,
объединение эмиграции вокруг коммунистической метрополии вновь стало
актуальным и цензурно предпочтительным.

Булгаков о "Беге"
Замысел пьесы
Стрельба по тараканам
Повешение на фонарях
И о превращении "Интеллигенции на Дону" в "Вечных Жидов"
Читайте далее>>>

« Назад Наверх




© 2000-2004 Bulgakov.ru
Сделано в студии FutureSite
От редакции
:: А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н П Р С Т Ф Х Ч Ш Ю Я :: А-Я ::
5.06.2004
Новая редакция
Булгаковской
Энциклопедии »»» "Бег", часть 4
Архив публикаций
Страницы: 1 2 3 4 5 6 7
Энциклопедия
Биография (1891-1940)
Вопреки широко распространенному убеждению современников и потомков, главная
Персонажи
проблема Б. - это не проблема крушения белого дела и судеб эмиграции. В
Произведения
упомянутом выше разговоре с А. Н. Афиногеновым 9 сентября 1933 г. Булгаков
Демонология
заявил: "Это вовсе пьеса не об эмигрантах...". Действительно, даже в 1926 г.,
Великий бал у Сатаны
которым Булгаков датировал начало работы над Б., проблемы идеологии и практики
Булгаковская Москва
канувшего в лету белого движения, и даже проблемы только что почившего
Театр Булгакова сменовеховства (в связи с закрытием в мае 1926 г. сменовеховского журнала
Родные и близкие "Россия" и высылки за границу его редактора И. Г. Лежнева (Альтшуллера) (1891-
1955) у Булгакова был произведен обыск) не могли быть актуальными.
Философы
Булгаков и мы
Замысел Б., вероятно, зародился у Булгакова еще в самом конце 1924 г. В
Булгаковедение
дневниковой записи в ночь с 23 на 24 декабря он вспомнил ночной бой за Шали-
Рукописи аулом в ноябре 1919 г. Булгаков запечатлел картину своей контузии под дубом и
Фотогалереи "полковника, раненого в живот.
Бессмертье - тихий светлый брег...
Сообщество Мастера
Наш путь - к нему стремленье.
Клуб Мастера
Покойся, кто свой кончил бег,
Новый форум
Вы, странники терпенья...
Старый форум
Чтобы не забыть и чтобы потомство не забыло, записываю, когда и как он умер. Он
Гостевая книга
умер в ноябре 19-го года во время похода за Шали-аул, и последнюю фразу сказал
СМИ о Булгакове
мне так: - Напрасно вы утешаете меня, я не мальчик. Меня уже контузили через
СМИ о БЭ
полчаса после него. Так вот, я видел тройную картину. Сперва - этот ночной
Лист рассылки
ноябрьский бой, сквозь него - вагон, когда уже об этом бое рассказывал, и этот,
Партнеры сайта
бессмертно-проклятый зал в "Гудке". "Блажен, кого постигнул бой". Меня он
Старая редакция сайта
постигнул мало, и я должен получить свою порцию".
Библиотека
Характерно, что далее в записи осуждаются организованные коммунистами
Собачье сердце
забастовки во Франции и деятельность там советского посольства, которую
(иллюстрированное)
писатель рассматривал как направленную на разжигание в стране революции и
Остальные произведения
гражданской войны. Симпатии Булгакова явно были на стороне белых - противников
Книжный интернет-
большевиков. Цитированные строки (без последней) из стихотворения Василия
магазин
Жуковского (1783-1852) "Певец во стане русских воинов" (1812) стали эпиграфом к
Лавка Мастера
Б. Булгаков стремился оценить все стороны гражданской войны объективно и, как
он писал в письме правительству 28 марта 1930 г., "СТАТЬ БЕССТРАСТНО НАД
КРАСНЫМИ И БЕЛЫМИ". Эпиграф символизировал окончание эпохи революции и
гражданской войны, Булгаков смотрел на нее уже из другого времени.

Образ безымянного полковника отразился не только в бесстрашном полковнике Най-
Турсе из романа "Белая гвардия" и наследовавшем ему полковнике Турбине из
пьесы "Дни Турбиных", но и в словах, которые в Б. произносит Хлудов: "Я в ведрах
плавать не стану, не таракан, не бегаю! Я помню снег, столбы, армии, бои! И все
фонарики, фонарики. Хлудов едет домой" (в позднейших вариантах: "Хлудов
пройдет под фонариками" - намек на широко применявшееся повешение на
фонарях).

Булгаков тоже вспоминал о прошлых боях как о чем-то гораздо более возвышенном,
чем суровая поденщина в "Гудке". Он вполне мог сказать как генерал Чарнота, у
которого, в отличие от Хлудова, не было на совести казней в тылу: "Я давно, брат,
тоскую! Мучает меня черторой, помню я лавру! Помню бои!"

В замысле Б. важную роль сыграла статья писателя Александра Дроздова (1895-
1963) "Интеллигенция на Дону", опубликованная в 1922 г. во втором томе
берлинского "Архива русской революции". Самого А. М. Дроздова, "сменившего
вехи", Булгаков в дневниковой записи 26 октября 1923 г. аттестовал "мерзавцем" за
готовность в эмиграции сначала предложить свои услуги черносотенным
монархистам вроде Н. Е. Маркова 2-го, а затем столь же охотно вступить в
просоветскую редакцию "Накануне".

В "Интеллигенции на Дону" Булгакова привлек рассказ о крахе армии генерала А. И.
Деникина (1872-1947) и последующей судьбе той части интеллигенции, которая
была связана с белым движением на Юге России: "Но грянул час - и ни пушинки не
осталось от новой молодой России, так чудесно и свято поднявшей трехцветный
патриотический флаг. Все, что могло бежать, кинулось к Черному морю, в давке,
среди стонов умирающих от тифа, среди крика раненых, оставшихся в городе для
того, чтобы получить удар штыка озверелого красноармейца. Ах, есть минуты,
которых не простит самое любящее сердце, которых не благословит самая кроткая
рука! Поля лежали сырые и холодные, сумрачные, почуя близкую кровь, и шла
лавина бегущих, упорная, озлобленная, стенающая, навстречу новой оскаленной
безвестности, навстречу новым судьбам, скрывшим в темноте грядущего свое
таинственное лицо. И мелким шагом шла на новые места интеллигенция, неся на
плечах гробишко своей идеологии, переломленной пополам вместе со шпагой
генерала Деникина. Распались дружеские путы, связавшие ее в моменты общего
стремления к Белокаменной - и вот пошли бродить по блестящей, опьяненной
победою Европе толпы Вечных Жидов, озлобленных друг на друга, разноязыких,
многодушных, растерянных, многое похоронивших назади, ничего не унесших с
собой, кроме тоски по России, бесславной и горючей".

В финале Б. схожими словами обращается к уезжающим в Россию Голубкову и
Серафиме генерал Чарнота: "Так едете? Ну, так нам не по дороге. Развела ты нас
судьба, кто в петлю, кто в Питер, а я, как Вечный Жид, отныне... Голландец я!
Прощайте!" Для "потомка запорожцев" бег из Крыма в Константинополь, из
Константинополя в Париж и обратно продолжается; для Голубкова, Серафимы и
Хлудова он окончен.

Предшественником Хлудова в булгаковском творчестве был безымянный белый
генерал из рассказа "Красная корона" (1922). К нему по ночам приходит призрак
повешенного в Бердянске рабочего (возможно, этого казненного Булгакову довелось
видеть самому). Трудно сказать, насколько в образе генерала из "Красной короны"
мог отразиться прототип Хлудова Я. А. Слащев. Он к тому времени не успел еще
выпустить мемуары "Крым в 1920 г.", но уже вернулся в Советскую Россию, чему в
1921 г. газеты уделили немало внимания, и ранее в Константинополе издал книгу
"Требую суда общества и гласности" о своей деятельности в Крыму. С этой книгой
автор Б. вполне мог быть знаком. Грозные слащевские приказы из этого труда могли
повлиять на образ генерала-вешателя из "Красной короны".

Предшественник Понтия Пилата
Цена крови
Тайна смерти прокуратора Иудеи
Даже Булгаков испытывал муки совести
Голубков - это двойной Булгаков: писатель и философ-идеалист
Читайте продолжение>>>

« Назад Наверх




© 2000-2004 Bulgakov.ru
Сделано в студии FutureSite
От редакции
:: А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н П Р С Т Ф Х Ч Ш Ю Я :: А-Я ::
5.06.2004
Новая редакция
Булгаковской
Энциклопедии »»» "Бег", часть 5
Архив публикаций
Страницы: 1 2 3 4 5 6 7
Энциклопедия
Биография (1891-1940)
В Б. Хлудов выступает непосредственным предшественником Понтия Пилата в
Персонажи
"Мастере и Маргарите". Этот роман был начат Булгаковым в 1929 г., сразу по
Произведения
окончании первой редакций пьесы, а задуман параллельно с ней - в 1928 г. В Б., в
Демонология
отличие от "Белой гвардии" и "Дней Турбиных", главным стало не обдумывание
Великий бал у Сатаны
уроков гражданской войны самих по себе, а философское осмысление цены крови
Булгаковская Москва
вообще, казни невинных во имя идеи - и морального наказания (в виде мук совести)
Театр Булгакова
за это преступление.
Родные и близкие
По цензурным соображениям в Б. речь идет о белой идее и именно как ее носителя
Философы
Чарнота обвиняет Хлудова в своей незавидной эмигрантской судьбе. Однако с тем
Булгаков и мы
же успехом образ Хлудова можно спроецировать на любую другую идею,
Булгаковедение
коммунистическую или даже христианскую, во имя которых в истории было пролито
Рукописи
еще больше невинной крови (о христианской идее и пролитой за нее крови позднее
Фотогалереи в "Мастере и Маргарите" будут говорить Левий Матвей и Понтий Пилат).
Сообщество Мастера
Финал с самоубийством Хлудова смотрится в свете этого достаточно искусственно.
Клуб Мастера
Ведь в тексте остались слова главного героя о том, что он решился вернуться в
Новый форум
Россию, пройти под "фонариками", причем в результате "тает мое бремя", и
Старый форум
генерала отпускает призрак повешенного Крапилина. Раскаяние и готовность
Гостевая книга
ответить за преступление перед людьми, даже ценой возможной казни, по
СМИ о Булгакове Булгакову приносит искупление и прощение.
СМИ о БЭ
Понтий Пилат лишен возможности предстать перед иным судом, кроме суда своей
Лист рассылки
совести, за казненного Иешуа Га-Ноцри, который может осудить своих палачей
Партнеры сайта
лишь на страдания нечистой совести, но не на земное наказание. Поэтому в финале
Старая редакция сайта
"Мастера и Маргариты" не вполне ясно, совершил ли прокуратор Иудеи
Библиотека самоубийство, бросившись в горную пропасть, или просто обречен после смерти в
Собачье сердце месте своей ссылки на муки за трусость, приведшую к казни невинного. При этом
(иллюстрированное) Понтию Пилату Булгаков все же дарует прощение устами Мастера. Не исключено,
Остальные произведения что именно в связи с развитием образа Пилата в 1937 г. писатель так и не выбрал
между двумя вариантами финала Б. - с самоубийством или с возвращением
Книжный интернет-
Хлудова, который уже рассматривался как некий двойник прокуратора Иудеи.
магазин
Лавка Мастера
В первой редакции Б. Хлудов перед знаменитой своей сентенцией: "Нужна любовь.
Любовь. А без любви ничего не сделаешь на войне", цитировал известный приказ Л.
Д. Троцкого: "Победа катится по рельсам...", угрожая повесить начальника станции,
если тот не сумеет отправить вовремя бронепоезд. Здесь - дальнейшее развитие
мысли полковника Алексея Турбина ("Народ не с нами. Он против нас"), что всякая
идея может стать действенной, только обретя поддержку масс, здесь и
"оборачиваемость" красной и белой идей: Хлудов, как и Слащев, как и мало
отличавшийся в этом отношении от хлудовского прототипа Врангель, спокойной
жестокостью и военно-организационным талантом подобен Председателю
Реввоенсовета и главе Красной Армии Л. Д. Троцкому (разве что жестокость
Врангеля и Троцкого более расчетлива, чем у Слащева).

Не исключено, что Булгаков наградил Хлудова и собственными переживаниями,
только не из-за убийства невинного, а в связи с тем, что не смог предотвратить
гибель человека. В "Красной короне", где главный герой становится двойником
генерала, мучаясь после смерти брата, в рассказах "Я убил" и "В ночь на 3-е число",
в романе "Белая гвардия" персонажи, имеющие очевидные автобиографические
корни, испытывают сходные муки совести. Когда и как могла произойти такая
трагедия в жизни драматурга, вряд ли удастся достоверно установить. Возможно,
что переживания были связаны с гибелью безымянного полковника, которому врач
Булгаков был бессилен помочь под Шали-аулом. Воспоминания об этом событии
послужили, вне всякого сомнения, важным толчком к созданию Б.

Автобиографические мотивы в пьесе связаны также с образами Голубкова и
Серафимы. Голубков - это анаграмма фамилии Булгаков. Этот персонаж отразил
раздумья автора Б. о возможности эмиграции, не покидавшие его вплоть до начала
30-х годов. Серафима Корзухина наделена некоторыми переживаниями Л. Е.
Белозерской в эмигрантскую пору ее жизни.

Однако есть и другие прототипы. Приват-доцент, сын профессора-идеалиста Сергей
Голубков заставляет вспомнить о выдающемся философе-идеалисте и богослове С.
Н. Булгакове, как и отец писателя, имевшем профессорское звание. Голубков в
первой редакции Б. вспоминает о своей жизни в Киеве: "Очевидно, пещеры, как в
Киеве. Вы бывали когда-нибудь в Киеве, Серафима Владимировна?" А в Киеве жил
не только автор пьесы, но и С. Н. Булгаков. Последний, как и булгаковский герой, в
конце гражданской войны оказался в Крыму и в декабре 1922 г. был выслан из
Севастополя в Константинополь. Голубков вспоминает и Петербург, где философу
С. Н. Булгакову тоже довелось преподавать.

Приват-доцент в Б. несет функцию философского осмысления проблемы
"интеллигенция и революция", которую его знаменитый прототип пытался решить в
статьях, опубликованных в сборниках "Вехи" (1909) и "Из глубины" (1921). Только
Голубков - сниженное подобие великого мыслителя, и проблему решает достаточно
конформистски, возвращаясь в Россию и мирясь с большевиками.

Прототипы Серафимы Корзухиной и ее подлого мужа
Если рябчики дорожают, из страны пора уезжать
Вилла Маты Хари и химера Нотр-Дама
"Куда ни приедешь, в харю наплюют"
Читайте далее>>>

« Назад Наверх




© 2000-2004 Bulgakov.ru
Сделано в студии FutureSite
От редакции
:: А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н П Р С Т Ф Х Ч Ш Ю Я :: А-Я ::
5.06.2004
Новая редакция
Булгаковской
Энциклопедии »»» "Бег", часть 6
Архив публикаций
Страницы: 1 2 3 4 5 6 7
Энциклопедия
Биография (1891-1940)
Прототипом Серафимы Корзухиной, возможно, послужила хозяйка литературного
Персонажи
объединения "Никитинские субботники" Евдоксия Федоровна Никитина (1895-1973),
Произведения
муж которой, А. М. Никитин (1876 - после 1920), был министром Временного
Демонология
правительства, а в 1920 г. вместе с деникинской армией отступал к морю. С
Великий бал у Сатаны
Никитиной посещавший литературные вечера "Никитинских субботников" Булгаков
Булгаковская Москва
был хорошо знаком.
Театр Булгакова
Но основным прототипом мужа Серафимы Парамона Ильича Корзухина, по
Родные и близкие
свидетельству Л. Е. Белозерской, послужил другой человек. Это был ее хороший
Философы
знакомый петербургский литератор и предприниматель-миллионер Владимир
Булгаков и мы
Пименович Крымов (1878-1968), происходивший из сибирских купцов-
Булгаковедение
старообрядцев. В своих мемуарах "О, мед воспоминаний" Л. Е. Белозерская
Рукописи сообщала о нем: "Из России уехал, как только запахло революцией, "когда рябчик в
Фотогалереи ресторане стал стоить вместо сорока копеек - шестьдесят, что свидетельствовало о
том, что в стране неблагополучно", - его собственные слова. Будучи богатым
Сообщество Мастера
человеком, почти в каждом европейском государстве приобретал недвижимую
Клуб Мастера
собственность, вплоть до Гонолулу...
Новый форум
Старый форум Сцена в Париже у Корзухина написана под влиянием моего рассказа о том, как я
села играть в девятку с Владимиром Пименовичем и его компанией (в первый раз в
Гостевая книга
жизни!) и всех обыграла". Не исключено, что сама фамилия прототипа подсказала
СМИ о Булгакове
Булгакову поместить восходящего к нему Парамона Ильича Корзухина в Крым.
СМИ о БЭ
Лист рассылки
До революции Крымов окончил Петровско-Разумовскую сельскохозяйственную
Партнеры сайта
академию, издавал "великосветский" журнал "Столица и усадьба", написал
Старая редакция сайта
интересную книгу о своем кругосветном путешествии, совершенном после
Библиотека Февральской революции в России, "Богомолы в коробочке", в эмиграции создал
тетралогию "За миллионами" (1933-1935), пользовавшуюся большим успехом у
Собачье сердце
читателей. Он писал также авантюрные романы и детективы, переводившиеся на
(иллюстрированное)
английский и другие иностранные языки. Будучи человеком очень богатым,
Остальные произведения
оказывал материальную помощь нуждавшимся эмигрантам. После прихода к власти
Книжный интернет-
нацистов в 1933 г. эмигрировал из Германии во Францию, где в Шату под Парижем
магазин
приобрел виллу, ранее принадлежавшую знаменитой шпионке Мата Хари
Лавка Мастера
(подлинная фамилия голландской танцовщицы Маты Хари (1876-1917),
расстрелянной французскими властями за шпионаж в пользу Германии - Маргарита
Целле).

Как можно убедиться, прототип булгаковского Корзухина был совсем не плохой
человек, отнюдь не зациклившийся на процессе делания денег и не лишенный
литературных способностей. Но герой Б. превратился в символ стяжателя.
Неслучайно, только сцена из пьесы, содержащая его "балладу о долларе" (в
несохранившемся черновом варианте "Рыцарь Серафимы" ей противопоставлялась
"баллада о маузере", которую, вероятно, произносил буденновец Баев), увидела
свет при жизни Булгакова в 1932 г., не встретив цензурных препятствий. Париж
озаряется в балладе золотым лучом доллара рядом с химерой собора Нотр-Дам.
Открытка с изображением этой химеры, привезенная Л. Е. Белозерской, была в
архиве Булгакова.

В "Мастере и Маргарите" в позе химеры Нотр-Дам сидит Воланд на крыше Пашкова
дома, так что в "балладе о долларе" химера символизирует дьявола, которому
продал за золото душу Корзухин. Неизвестный солдат, погибший за доллар - это
олицетворение мефистофелевского "люди гибнут за металл". Крымов никакими
инфернальными чертами, разумеется, не обладал, характеристика, которую дает
Корзухину Голубков: "вы самый омерзительный, самый бездушный человек,
которого я когда-либо видел", к нему вряд ли применима.

Интересно, что имя и отчество прототипа - Владимир Пименович
трансформировались в имя и отчество персонажа через... имя и отчество вождя
мирового пролетариата. Редкое старообрядческое имя Парамон заменило такое же
редкое отчество Пименович, а имени Владимир у Корзухина соответствует
пресловутый Ильич. В. И. Ленин предлагал в статье "О значении золота теперь и
после полной победы социализма" (1921) в будущем коммунистическом обществе
сделать из золота сортиры, Корзухин в Б., напротив, делает из золотого доллара
вселенского кумира.

Вероятно, Булгаков чувствовал, что его самого в эмиграции ждала бы скорее судьба
не миллионера Крымова, а Голубкова, Хлудова или в лучшем случае Чарноты, если
бы выпал неожиданный выигрыш. Еще в "Днях Турбиных" Мышлаевский
предсказывал: "Куда ни приедешь, в харю наплюют: от Сингапура до Парижа.
Нужны мы там, за границей, как пушке третье колесо". Крымову, имевшему
недвижимость и в Париже, и в Сингапуре, и в Гонолулу, в рожу, конечно, никто не
плевал. Но писатель Булгаков понимал, что ему самому миллионером в эмиграции
точно не стать, и к богатым, ассоциировавшимися прежде всего с хамоватыми
советскими нэпманами, питал стойкую неприязнь, вылившуюся в карикатурный
образ Корзухина.

Чарнота - это Малюта Скуратов наоборот
По Парижу в подштанниках
Происхождение тараканьих бегов
"В доме появился покойник"
Читайте завершение>>>

« Назад Наверх




© 2000-2004 Bulgakov.ru
Сделано в студии FutureSite
От редакции
:: А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н П Р С Т Ф Х Ч Ш Ю Я :: А-Я ::
5.06.2004
Новая редакция
Булгаковской
Энциклопедии »»» "Бег", часть 7
Архив публикаций
Страницы: 1 2 3 4 5 6 7
Энциклопедия
Биография (1891-1940)
Автор Б. заставил Корзухина феноменально проиграть в карты гораздо более
Персонажи
симпатичному генералу Григорию Лукьяновичу Чарноте, чье имя, отчество и
Произведения
фамилия, правда, заставляют вспомнить о Малюте Скуратове - Григории
Демонология
Лукьяновиче Бельском (умер в 1573 г.), одном из самых свирепых соратников царя
Великий бал у Сатаны
Ивана Грозного (1530-1584). Но Чарнота, хоть по фамилии "черен", в отличие от
Булгаковская Москва
"белого" злодея Скуратова-Бельского, преступлениями свою совесть не запятнал, и,
Театр Булгакова несмотря на все разговоры защитников Б. о статичности этого образа, пользуется
Родные и близкие стойкой авторской и зрительской симпатией. Судьба ему дарует выигрыш у
заключившего сделку с желтым дьяволом Корзухина. Булгаков не осуждает своего
Философы
героя за то, что, в отличие от Хлудова, Чарнота остается за границей, не веря
Булгаков и мы
большевикам.
Булгаковедение
Рукописи "Потомок запорожцев" наделен и комическими чертами. Его поход по Парижу в
Фотогалереи подштанниках - реализация мысли Хлестакова из гоголевского "Ревизора" (1836) о
том, чтобы продать ради обеда штаны (с этим персонажем героя Б. роднит и
Сообщество Мастера
безудержная страсть к карточной игре). Константинопольское же предприятие
Клуб Мастера
Чарноты - изготовление и продажа резиновых чертей-комиссаров,
Новый форум
ликвидированное, в конце концов, за две с половиной турецкие лиры, восходит к
Старый форум
рассказу Романа Гуля (1896-1986) в книге "Жизнь на фукса" (1927), где описывался
Гостевая книга быт "русского Берлина". Там бывший российский военный министр генерал В. А.
СМИ о Булгакове Сухомлинов (1848-1926) "занимался тем, что делал мягкие куклы из кусков материи,
набитых ватой, с пришитыми рисованными головами. Выходили прекрасные Пьеро,
СМИ о БЭ
Арлекины, Коломбины. Радовался генерал, ибо дамы покупали их по 10 марок
Лист рассылки
штуку. И садились мертвые куклы длинными ногами возле фарфоровых ламп, в
Партнеры сайта
будуарах богатых немецких дам и кокоток. Иль лежали, как трупики, на кушетках
Старая редакция сайта
бледных девушек, любящих поэзию". Бизнес генерала Чарноты в Б. гораздо менее
Библиотека удачен, ибо его "красных комиссаров" турецкие дамы и любящие поэзию девушки не
Собачье сердце желают покупать даже за ничтожную сумму в 50 пиастров.
(иллюстрированное)
Прототипов имеют и второстепенные персонажи Б. По свидетельству Л. Е.
Остальные произведения
Белозерской, Крымов "не признавал женской прислуги. Дом обслуживал бывший
Книжный интернет-
военный - Клименко. В пьесе - лакей Антуан Грищенко". Не исключено, что
магазин
прототипом был Николай Константинович Клименко, писатель и драматург,
Лавка Мастера
оставивший, в частности, интересные воспоминания о другом писателе-эмигранте
Илье Сургучеве (1881-1956). Вероятно, В. П. Крымов, взяв к себе Н. К. Клименко,
таким образом оказывал ему вспомоществование. По иронии судьбы Булгаков
наградил Антуана Грищенко в Б. косноязычием и забавной смесью "французского с
нижегородским".

Буденновец Баев, командир полка, - это олицетворение упоминаемого Александром
Дроздовым в "Интеллигенции на Дону" красноармейского штыка, смерть от которого
грозила всем тем, кто прекращал стремительный бег к морю и дальше. В первой
редакции Баев прямо обещал монахам: "я вас всех до единого и с вашим седым
шайтаном вместе к стенке поставлю... Ну, будет сейчас у вас расстрел!", целиком
уподобляясь искреннему поклоннику казней среди белых полковнику маркизу де
Бризару, счастливо объявляющему: "Ну, не будь я краповый чёрт, если я на
радостях кого-нибудь в монастыре не повешу" (черта напоминает и буденновец).

Слово "шайтан" в лексике красного командира подчеркивало азиатское
происхождение Баева, намеком чему служит и его фамилия. При последующих
переделках Булгакову пришлось образ красного командира существенно смягчить и
облагородить, освободив от азиатских, варварских черт. Баев больше не обещал
устроить в монастыре расстрел, а укрывшемуся под попоной в облике беременной
Барабанчиновой Чарноте даже бросал сочувственно: "Нашла время, место рожать!"

Фантастические тараканьи бега позаимствованы Булгаковым из рассказов Аркадия
Аверченко (1881-1925) в сборниках "Записки простодушного" (1922) и
"Развороченный муравейник. Эмигрантские рассказы" (1927) (рассказ
"Константинопольский зверинец"), а также из повести Алексея Николаевича
Толстого (1882/83-1945) "Похождения Невзорова, или Ибикус" (1925).

По свидетельству Л. Е. Белозерской, на самом деле никаких тараканьих бегов в
Константинополе не было. В Б. вертушка тараканьих бегов с "тараканьем царем"
Артуром становится символом эмигрантского Константинополя - "тараканьего
царства", бессмысленности закончившегося эмиграцией бега. Из этого царства
вырываются те, кто не желает, уподобляясь тараканам в банке, вести безнадежную
борьбу за существование, а пытается обрести смысл жизни - Голубков, Серафима и
Хлудов.

В Б. Булгакову удалось мастерски слить воедино гротеск и трагедию, жанры
высокий и низкий. Трагический образ Хлудова совсем не снижается
фантасмагоричными тараканьими бегами или комической сценой карточной игры у
Корзухина. Чарнота в чем-то Хлестаков, но эпическое начало превалирует в образе
храброго кавалерийского генерала, "потомка запорожцев", помнящего азарт боев, в
сравнении с которыми тараканий тотализатор и эмигрантское прозябание - ничто.

Сугубо достоверные детали гражданской войны и эмигрантского быта, взятые из
надежных источников, не противоречат созданным авторским воображением
тараканьим бегам, демонстрирующим тщетность надежд убежать от родины и от
судьбы.

Прямых оценок Б. в булгаковских письмах не сохранилось, но близкие к драматургу
люди единодушно свидетельствуют, что он считал это произведение своей лучшей
пьесой. Л. Е. Белозерская в мемуарах отмечала: "Бег" - моя любимая пьеса, и я
считаю ее пьесой необыкновенной силы самой значительной и интересной из всех
драматургических произведений Булгакова". Хлудова должен был играть Н. П.
Хмелев (1901-1945) и, как утверждала вторая жена Булгакова: "Мы с М. А. заранее
предвкушали радость, представляя себе, что сделает из этой роли Хмелев со
своими неограниченными возможностями. Пьесу Московский Художественный театр
принял и уже начал репетировать... Ужасен был удар, когда ее запретили. Как будто
в доме объявился покойник..." Е. С. Булгакова также вспоминала, что "Бег" был для
меня большим волнением, потому что это была любимая пьеса Михаила
Афанасьевича. Он любил эту пьесу, как мать любит ребенка".

« Назад Наверх




© 2000-2004 Bulgakov.ru
Сделано в студии FutureSite
От редакции
:: А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н П Р С Т Ф Х Ч Ш Ю Я :: А-Я ::
5.06.2004
Новая редакция
Булгаковской
Энциклопедии »»» "Я убил"
Архив публикаций
Энциклопедия
" убил" - рассказ. Опубликован: Медицинский работник, М., 1926, No44, No45.
Биография (1891-1940)
Персонажи
Главное действующее лицо Я. у. - автобиографический доктор Яшвин. Рассказ
Произведения
примыкает к ранее опубликованному в том же журнале "Медицинский работник"
Демонология циклу "Записки юного врача" и появившемуся там же позднее рассказу (или повести)
Великий бал у Сатаны "Морфий".
Булгаковская Москва
В Я у., как и в рассказе "В ночь на 3-е число" (1922) и в романе "Белая
Театр Булгакова
гвардия" (1924) запечатлено потрясшее Булгакова в ночь со 2-го на 3-е февраля
Родные и близкие
1919 г. в Киеве у Цепного моста убийство. В Я у. глава петлюровцев полковник
Философы
Лещенко (в "Белой гвардии" и рассказе "В ночь на 3-е число" - полковник Мащенко)
Булгаков и мы
рукояткой пистолета убивает неизвестного дезертира на глазах доктора.
Булгаковедение
Я у. - единственный рассказ, где интеллигент, имеющий автобиографические черты,
Рукописи
действительно, а не только в воображении, как доктор Бакалейников из "В ночь на 3-
Фотогалереи
е число" и доктор Турбин из "Белой гвардии", карает палача-петлюровца.
Сообщество Мастера
Последней каплей, переполнившей чашу терпения доктора Яшвина, стали
Клуб Мастера
обвинения, брошенные ему в лицо женщиной, мужа которой расстреляли
Новый форум
петлюровцы: "Какой вы подлец... вы в университете обучались - и с этой рванью...
Старый форум
На их стороне и перевязочки делаете?! Он человека по лицу лупит и лупит. Пока с
Гостевая книга ума не свел... А вы ему перевязочку делаете?.."
СМИ о Булгакове
На убийство Яшвина провоцирует приказ Лещенко дать женщине 25 шомполов.
СМИ о БЭ
Вместо перевязки, доктор стреляет полковнику в голову из браунинга.
Лист рассылки
Бакалейникову и Турбину для этого требуются воображаемые большевики-матросы
Партнеры сайта
и они потом корят себя "интеллигентской мразью" за трусость и нерешительность.
Старая редакция сайта
Доктор же Яшвин в конце рассказа с удовлетворением констатирует: " - О, будьте
Библиотека покойны. Я убил. Поверьте моему хирургическому опыту".
Собачье сердце
Как и "Налет" (1923), Я у. представляет собой рассказ героя уже в мирной
(иллюстрированное)
обстановке о событиях гражданской войны. Я у. - последнее по времени создания
Остальные произведения
произведение, где перед интеллигентом встает дилемма, убивать или не убивать
Книжный интернет-
палача. Вероятно, к 1926 г. Булгаков пришел к убеждению, что в случае повторения
магазин
ситуации ночи со 2-го на 3-е февраля 1919 г. он бы теперь действовал решительно
Лавка Мастера
и беспощадно. Подобная перемена связана с общим изменением состояния
интеллигенции в послереволюционный период.

Еще в большом фельетоне "Столица в блокноте" (1922-1923) Булгаков отмечал с
грустью: "После революции народилась новая, железная интеллигенция". Доктор
Яшвин как раз и есть представитель этой "железной интеллигенции", которая "и
мебель может грузить, и дрова колоть, и рентгеном заниматься". Только он
перенесен со своим опытом и настроениями 20-х годов в февраль 1919 г., время
разгара гражданской войны, и в тех обстоятельствах действует как бы уже с новым
менталитетом. Сам Булгаков и родственные ему по мышлению интеллигенты тогда
на насилие еще не были способны.

Наверх




© 2000-2004 Bulgakov.ru
Сделано в студии FutureSite
От редакции
:: А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н П Р С Т Ф Х Ч Ш Ю Я :: А-Я ::
5.06.2004
Новая редакция
Булгаковской
Энциклопедии »»» "Налёт"
Архив публикаций
Энциклопедия
" алет" - рассказ, имеющий подзаголовок: "В волшебном фонаре". Опубликован:
Биография (1891-1940)
Гудок, М., 1923, 25 дек.
Персонажи
Произведения
В Н. впервые в булгаковском творчестве появляется сцена, ставшая позднее одной
Демонология из наиболее важных в пьесе "Бег" (1928). В рассказе красноармеец Стрельцов
Великий бал у Сатаны перед лицом неминуемой смерти обличает захвативших его в плен бандитов
Булгаковская Москва (возможно, петлюровцев, так как действие происходит на Украине) и гибнет, не
проявляя страха перед своими палачами. В "Беге" - гневные слова в лицо генералу-
Театр Булгакова
вешателю Хлудову бросает вестовой Крапилин, однако потом малодушно просит
Родные и близкие
пощады, что, впрочем, не спасает его от петли.
Философы
Булгаков и мы В Н., несомненно, отразились воспоминания Булгакова о происшедшем на его
Булгаковедение глазах убийстве еврея петлюровцами в Киеве у Цепного моста в ночь со 2-го на 3-е
февраля 1919 г., запечатленном в рассказе "В ночь на 3-е число" (1922) и романе
Рукописи
"Белая гвардия" (1922-1924).
Фотогалереи
Сообщество Мастера
Однако главный герой Н. еврей Абрам чудом остается жив после расстрела, а
Клуб Мастера
погибает только его русский товарищ Стрельцов. Сам расстрел происходит у
Новый форум
штабелей дров, как и потрясшее Булгакова убийство. В Н. дрова, много лет спустя
Старый форум привезенные в клуб, где работает Абрам, провоцируют его на воспоминания о
Гостевая книга происшедшей трагедии.
СМИ о Булгакове
Показательно, что и в Н., и в рассказе "Я убил", и в пьесе "Бег" герои решаются на
СМИ о БЭ
открытый протест против насилия с риском для жизни. Стрельцов, как и Крапилин, -
Лист рассылки
явно из народа, а не из интеллигенции, чем, вероятно, Булгаков и объясняет его
Партнеры сайта
смелость, тогда как более интеллигентный Абрам во все время налета испытывает
Старая редакция сайта
одно только чувство сильнейшего страха.
Библиотека
Собачье сердце Наверх
(иллюстрированное)
Остальные произведения
Книжный интернет-
магазин
Лавка Мастера


© 2000-2004 Bulgakov.ru
Сделано в студии FutureSite
От редакции
:: А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н П Р С Т Ф Х Ч Ш Ю Я :: А-Я ::
5.06.2004
Новая редакция
Булгаковской
Энциклопедии »»» "Столица в блокноте"
Архив публикаций
Энциклопедия
" толица в блокноте" - фельетон. Опубликован: Накануне, Берлин - М, 1922, 21
Биография (1891-1940)
декабря; 1923, 20 янв., 9 февр.; 1 марта.
Персонажи
Произведения
В С. в б. даны зарисовки столичной жизни в разгар нэпа, сделанные под лозунгом,
Демонология вылившимся в заключительные строки: "В порядке дайте нам точку опоры, и мы
Великий бал у Сатаны сдвинем шар земной".
Булгаковская Москва
Фельетон интересен еще отношением Булгакова к новому революционному
Театр Булгакова
искусству, выраженным в "Биомеханической главе" фельетона, где описана
Родные и близкие
постановка в театре ГИТИСа Всеволодом Эмильевичем Мейерхольдом (1874-1940)
Философы
пьесы бельгийского драматурга Фернана Кроммелинка (1888-1970) "Великодушный
Булгаков и мы рогоносец" (1921): "...В общипанном, ободранном, сквозняковом театре вместо
сцены - дыра (занавеса, конечно, нету и следа). В глубине - голая кирпичная стена с
Булгаковедение
двумя гробовыми окнами.
Рукописи
А перед стеной сооружение. По сравнению с ним проект Татлина (Владимир
Фотогалереи
Евграфович Татлин (1885-1953) - советский живописец, скульптор, архитектор и
Сообщество Мастера
график авангардистского направления) может считаться образцом ясности и
Клуб Мастера простоты. Какие-то клетки, наклонные плоскости, палки, дверки и колеса. И на
Новый форум колесах буквы кверху ногами "сч" и "те". Театральные плотники, как дома, ходят
взад и вперед, и долго нельзя понять; началось уже действие или еще нет.
Старый форум
Когда же оно начинается (узнаешь об этом потому, что все-таки вспыхивает откуда-
Гостевая книга
то сбоку свет на сцене), появляются синие люди (актеры и актрисы все в синем.
СМИ о Булгакове
Театральные критики называют это прозодеждой. Послал бы я их на завод, денька
СМИ о БЭ
хоть на два! Узнали бы они, что такое прозодежда!).
Лист рассылки
Действие: женщина, подобрав синюю юбку, съезжает с наклонной плоскости на
Партнеры сайта
том, на чем женщины и мужчины сидят. Женщина мужчине чистит зад платяной
Старая редакция сайта
щеткой. Женщина на плечах у мужчины ездит, прикрывая стыдливо ноги
Библиотека прозодеждной юбкой.
- Это биомеханика, - пояснил мне приятель. Биомеханика!! Беспомощность этих
Собачье сердце
биомехаников, в свое время учившихся произносить слащавые монологи, вне
(иллюстрированное)
конкуренции. И это, заметьте, в двух шагах от Никитинского цирка, где клоун
Остальные произведения
Лазаренко ошеломляет чудовищными salto!"
Книжный интернет-
магазин
Шаржированная картина мейерхольдовского спектакля выдает в авторе С. в б.
Лавка Мастера
поклонника реалистического искусства в его классический период - XIX-й, "золотой"
век. Булгаков утверждает:
"... Я - человек рабочий, каждый миллион дается мне путем ночных бессонниц и
дневной зверской беготни. Мои денежки как раз те самые, что носят название
кровных. Театр для меня - наслаждение, покой, развлечение, словом, все что
угодно, кроме средства нажить новую хорошую неврастению, тем более что в
Москве есть десятки возможностей нажить ее без затраты на театральные билеты".
Поэтому, хотя очень возможно, что Мейерхольд - гений, как уверяют футуристы, но
"не следует забывать, что гений одинок, а я - масса. Я - зритель. Театр для меня.
Желаю ходить в понятный театр".

Будь то в воле Булгакова - "пускай, пожалуйста, Мейерхольд умрет и воскреснет в
XXI веке. От этого выиграют все, и прежде всего он сам. Его поймут. Публика будет
довольна его колесами, он сам получит удовлетворение гения, а я буду в могиле,
мне не будут сниться деревянные вертушки".

Вольно или невольно, автор С. в б. предсказал расцвет модернистского и
постмодернистского искусства в конце XX в. Однако декларативная приверженность
Булгакова реалистическому, понятному всем и массовому искусству все-таки во
многом обманчива.

В С. в б. перед тем, как идти на "Великодушного рогоносца", автор посещает
классическую оперу "Гугеноты" (1835) германо-итальянского композитора Джакомо
Мейербера (1791-1864) и бессмертную "Риголетто" (1851) любимого Булгаковым
великого итальянца Джузеппе Верди (1813-1901). Тем не менее, очень скоро старые
добрые оперы перестают развлекать писателя, да и "тенор начинает петь такое, что
сразу мучительно хочется в буфет и:
- Гражданин услужающий, пива! ("Человеков" в Москве еще нет.)"

Для Булгакова опера в С. в б. означает только восстановление нормы
дореволюционного быта, но никак не произведение высокого искусства. В театре его
более всего поражает фрак одного из зрителей, опять-таки как символ
дореволюционной нормы. Если восстановление нормы и порядка в быту Булгаков
всячески приветствует, то в искусстве его отношение к этому понятию гораздо
более сложное. Свой идеал автор фельетона находит в эксцентрическом таланте
артиста оперетты Г. М. Ярона (1893-1963), равно как в столь же эксцентрическом
таланте сатирического клоуна В. Е. Лазаренко (1890-1939).

Реалистическую норму в искусстве требуется оплодотворить чем-то
нереалистическим, гротескным, модернистским, чтобы искусство стало
одновременно и великим, и доступным для широкой публики. Эту задачу Булгаков
окончательно решил в романе "Мастер и Маргарита", где реалистическая основа
органически соединена с достижениями немецких романтиков и русских
символистов, московская гнетущая действительность - со свободной инфернальной
фантазией, злободневная сатира - с неохристианской и экзистенциональной
философией, пространство обыденности - с мистическим пространством.

Одна из находок С. в б. была использована в "Мастере и Маргарите". В главке "Во
что обходится курение" нарушителей общественного порядка: бросающего в вагоне
окурок нэпмана и неизвестного с черной бородкой, курящего в театре, моментально
карают представители власти: "... Немедленно (черт его знает, откуда он взялся,
словно из стены вырос) появился некто с квитанционной книжкой в руках..." и "из
воздуха соткался милиционер, это было гофманское нечто".

В "Мастере и Маргарите" точно таким же образом, в стиле великого немецкого
романтика Эрнста Теодора Амадея Гофмана (1776-1822) соткался на Патриарших
прудах из воздуха черт Коровьев-Фагот, а Воланд и его свита очутились в
Нехорошей квартире перед Степаном Богдановичем Лиходеевым.

Инфернальные персонажи наводят в Москве свой порядок, карая тех, кто причиняет
зло другим и страдает разнообразными пороками. Этот мотив роднит "Мастера и
Маргариту" со С. в б.

Только в романе Булгаков уже отчаялся в возможности обустройства жизни в стране
силами существующей власти и пародийно вручает эту функцию сатане со
товарищи. Поэтому порядок получается мнимый, сохраняющийся только в
потустороннем мире.

Наверх




© 2000-2004 Bulgakov.ru
Сделано в студии FutureSite
От редакции
:: А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н П Р С Т Ф Х Ч Ш Ю Я :: А-Я ::
5.06.2004
Новая редакция
Булгаковской
Энциклопедии »»» "Красная корона"
Архив публикаций
Энциклопедия
" расная корона" - рассказ, имеющий латинский подзаголовок "Historia
Биография (1891-1940)
morbi" (История болезни - (лат.). Опубликован: Накануне, Берлин - М., 1922 г., 22
Персонажи
окт., Литературное приложение.
Произведения
Демонология К. к. имеет автобиографический характер. Погибшего брата сходящего с ума
Великий бал у Сатаны рассказчика зовут Коля, как и родного брата писателя. Не исключено, что идею
рассказа подсказали события, связанные с боями в Киеве в конце октября 1917 г. в
Булгаковская Москва
ходе столкновений юнкеров, среди которых был Н. А. Булгаков, и войск
Театр Булгакова
Центральной Рады.
Родные и близкие
Философы
События эти запечатлены в булгаковском рассказе "Дань восхищения" (1920) и в
Булгаков и мы письме его матери, В. М. Булгаковой, адресованном дочери Надежде 10 ноября
Булгаковедение 1917 г. Там дана картина обстрела Инженерного училища, где В. М. и Н. А.
Булгаковы оказались вечером и ночью 29 октября. Подводя итог, мать отмечала:
Рукописи
"Инженерное училище пострадало меньше других: четверо раненых, один сошел с
Фотогалереи
ума".
Сообщество Мастера
Клуб Мастера Булгаков наделил автобиографического героя сумасшествием безвестного юнкера.
В момент создания К. к. автор уже знал, что ушедшие с белой армией в эмиграцию
Новый форум
его братья Иван и Николай живы (это известие дошло до него не позднее марта
Старый форум
1922 г.) В рассказе отразились те тревоги, которые мучили семью до выяснения их
Гостевая книга
судьбы.
СМИ о Булгакове
СМИ о БЭ
Еще одним толчком к созданию К. к. могла послужить смерть В. М. Булгаковой 1
Лист рассылки
февраля 1922 г. В бреду главный герой вспоминает слова, которые говорила мать:
Партнеры сайта "Верни Колю. Верни. Ты старший". Квартира, которую он видит во сне, - это
Старая редакция сайта булгаковская квартира в Киеве на Андреевском спуске, 13, будущий "дом Турбиных"
в "Белой гвардии" и "Днях Турбиных".
Библиотека
Собачье сердце
Последняя фраза погибшего брата: "Я не могу оставить эскадрон", рефреном
(иллюстрированное)
повторяющаяся в больном сознании рассказчика, восходит, быть может, к
Остальные произведения
следующему свидетельству матери из уже цитировавшегося письма: "...
Книжный интернет-
Раздавалась команда офицеров: Коля стал в ряды, и я его больше не видела..."
магазин
Лавка Мастера Упоминаемого в К. к. рабочего, повешенного на фонаре в Бердянске (по мысли
главного героя К. к., он должен являться по ночам генералу-вешателю), Булгаков,
возможно, действительно видел в этом городе во время переезда по железной
дороге вместе с 3-м Терским полком из Киева на Северный Кавказ осенью 1919 г.

Мотив мук совести человека, к которому во сне или в состоянии безумия является
призрак его вольной или невольной жертвы, впервые встречающийся в К. к., был
развит Булгаковым в романе "Белая гвардия", рассказе "В ночь на 3-е число", пьесе
"Бег" и в романе "Мастер и Маргарита". Линию генерала-вешателя продолжили
такие герои как генерал Хлудов и прокуратор Иудеи Понтий Пилат, линию
автобиографического героя - врач Алексей Турбин и доктор Бакалейников.

В К. к. ощутимо влияние рассказа Антона Чехова (1864-1904) "Черный монах" и
"Записок сумасшедшего" (1835) Николая Гоголя (1809-1852), где также описаны
призраки, возникающие в безумном сознании.

В К. к., как и в других булгаковских произведениях, к помешательству героя
приводит малодушие, проявленное тогда, когда он не сумел воспротивиться
генералу-вешателю, не выступил против казни неизвестного в Бердянске, не забрал
брата немедленно с поля боя. По Булгакову протест против насилия - моральный
долг всякого интеллигентного человека.

Рассказчик К. к. обвиняет генерала: "Кто знает, не ходит ли к вам тот грязный, в
саже, с фонаря в Бердянске? Если так, по справедливости мы терпим. Помогать вам
повесить я послал Колю, вешали же вы. По словесному приказу без номера".
Невозможность искупить вину приводит к тому, что "не тает бремя", и призрак
всадника в красной короне (брата с разбитой головой) продолжает мучить
рассказчика. В "Беге" Хлудов, вешающий людей устными "безномерными"
приказами, раскаивается и возвращается держать ответ. В результате его
оставляет призрак повешенного и "тает бремя".

Возможно, прототипом генерала-вешателя в К. к. послужил генерал Я. А. Слащев.
Булгаков был знаком с его книгой "Требую суда общества и гласности" (1921), где
обильно цитировались слащевские "расстрельные" приказы, а название
константинопольской улицы Де Руни, на которой жил отставной генерал, сделал
фамилией одной из героинь повести "Дьяволиада" (1923).

Кроме того, Слащев командовал осенью 1919 г. войсками, действовавшими на юге
Украины, в том числе и в районе Бердянска, против отрядов Н. И. Махно (1889-
1934). Не исключено даже, что Булгаков и Слащев встретились тогда, хотя никаких
сведений об этом в нашем распоряжении нет.

Наверх




© 2000-2004 Bulgakov.ru
Сделано в студии FutureSite
От редакции
:: А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н П Р С Т Ф Х Ч Ш Ю Я :: А-Я ::
5.06.2004
Новая редакция
Булгаковской
Энциклопедии »»» "Дань восхищения"
Архив публикаций
Энциклопедия
" ань восхищения" - подзаголовок рассказа Булгакова, опубликованного в
Биография (1891-1940)
начале февраля 1920 г. в одной из кавказских газет.
Персонажи
Произведения
По предположениям некоторых исследователей, рассказ, который по
Демонология воспоминаниям сестры писателя Н. А. Булгаковой назывался "Юнкер", появился
Великий бал у Сатаны 5/18 февраля 1920 г. в "Кавказской газете" (Владикавказ). Три фрагмента Д. в.,
вырезанные из газеты, Булгаков приложил к письму, адресованному сестре Вере в
Булгаковская Москва
Киев и датированному 26 апреля 1921 г.: "...Посылаю три обрывочка из рассказа с
Театр Булгакова
подзаголовком "Дань восхищения". Хотя они и обрывочки, но мне почему-то
Родные и близкие
кажется, что они будут небезынтересны вам..."
Философы
Булгаков и мы Газета с полным текстом Д. в. до сих пор не найдена. Вот текст сохранившихся
отрывков: "В тот же вечер мать рассказывает мне о том, что было без меня,
Булгаковедение
рассказывает про сына: - Начались беспорядки... Коля ушел в училище три дня
Рукописи
назад и нет ни слуху..."; "... Вижу вдруг - что-то застучало по стене в разных местах и
Фотогалереи
полетела во все стороны штукатурка. - А Коля... Коленька... - Тут голос у матери
Сообщество Мастера
становится вдруг нежным и теплым, потом дрожит, и она всхлипывает. Потом
Клуб Мастера утирает глаза и продолжает: - А Коленька обнял меня и я чувствую, что он ... он
Новый форум закрывает меня... собой закрывает".
Старый форум
В своем комментарии к Д. в. Н. А. Булгакова следующим образом передала
Гостевая книга
содержание рассказа: "Сцена обстрела у белой стены. Герои - мать и сын. Мать
СМИ о Булгакове
навещает сына в училище, и на обратном пути он провожает ее. Они попадают под
СМИ о БЭ
обстрел, сын закрывает мать... Об этом они рассказывают вернувшемуся старшему
Лист рассылки
брату".
Партнеры сайта
По воспоминаниям сестры Булгакова, в Д. в. уже звучала песня, ставшая
Старая редакция сайта
популярной после премьеры "Дней Турбиных": "Здравствуйте, дачники,
Библиотека
здравствуйте, дачницы, съемки у нас уж давно начались!".
Собачье сердце
(иллюстрированное)
В рассказе описывались реальные события, происшедшие с В. М. и Н. А.
Остальные произведения
Булгаковыми в конце октября 1917 г. в Киеве. 10 ноября 1917 г. В. М. Булгакова
Книжный интернет- извещала о происшедшем дочь Надежду и ее мужа А. М. Земского (1892-1946), в то
магазин время находившихся в Царском Селе: "Что вы пережили немало треволнений, могу
Лавка Мастера понять, т. к. и у нас здесь пришлось пережить немало. Хуже всего было положение
бедного Николайчика как юнкера. Вынес он порядочно потрясений, а в ночь с 29-го
на 30-е я с ним вместе: мы были буквально на волосок от смерти. С 25-го октября на
Печерске начались военные приготовления, и он был отрезан от остального города.
Пока действовал телефон в Инженерном училище, с Колей разговаривали по
телефону; но потом прервали и телефонное сообщение... Мое беспокойство за
Колю росло, я решила добраться до него и 29-го после обеда добралась. Туда мне
удалось попасть; а оттуда, когда в 7 1/2 часов вечера мы с Колей сделали попытку
(он был отпущен на 15 минут проводить меня) выйти в город мимо
Константиновского училища - начался знаменитый обстрел этого училища. Мы
только что миновали каменную стену перед Константиновским училищем, когда
грянул первый выстрел. Мы бросились назад и укрылись за небольшой выступ
стены; но когда начался перекрестный огонь по училищу и обратно,- мы очутились в
сфере огня - пули шлепались о ту стену, где мы стояли. По счастью, среди
случайной публики (человек 6), пытавшейся здесь укрыться, был офицер: он
скомандовал нам лечь на землю, как можно ближе к стене. Мы пережили ужасный
час: трещали пулеметы и ружейные выстрелы, пули "искались" о стену, а потом
присоединилось уханье снарядов... Но, видно, наш смертный час еще не пришел, и
мы с Колей остались живые (одну женщину убило), но мы никогда не забудем этой
ночи... В короткий промежуток между выстрелами мы успели (по команде того же
офицера) перебежать обратно до Инженерного училища. Здесь уже были потушены
огни; вспыхивал только прожектор; юнкера строились в боевой порядок;
раздавалась команда офицеров: Коля стал в ряды, и я его больше не видела... Я
сидела на стуле в приемной, знала, что я должна буду там просидеть всю ночь, о
возвращении домой в эту страшную ночь нечего было и думать, нас было человек
восемь такой публики, застигнутой в Инженерном училище началом боевых
действий. Когда я пришла в себя после пережитого треволнения, когда успокоилось
ужасное сердцебиение (как мое сердце только вынесло перебежку по открытому
месту к Инженерному училищу) - уже снова начали свистать пули, - Коля обхватил
меня обеими руками, защищая от пуль и помогая бежать... Бедный мальчик, как он
волновался за меня, а я за него...
Минуты казались часами, я представляла себе, что делается дома, где меня ждут,
боялась, что Ванечка кинется меня искать и попадет под обстрел... И мое пассивное
состояние превратилось для меня в пытку... Понемногу публика выползла из
приемной в коридор, а потом к наружной двери... Здесь в это время стояли два
офицера и юнкер артиллерийского училища, тоже застигнутые в дороге, и вот один
из офицеров предложил желающим провести их через саперное поле к бойням на
Демиевке: этот район был вне обстрела... В числе пожелавших пуститься в этот
путь оказались 6 мужчин и две дамы (из них одна я). И мы пошли... Но какое это
было жуткое и фантастическое путешествие среди полной темноты, среди тумана,
по каким-то оврагам и буеракам, по непролазной липкой грязи, гуськом друг за
другом при полном молчании, у мужчин в руках револьверы. Около Инженерного
училища нас остановили патрули (офицер взял пропуск), и около самого оврага, в
который мы должны были спускаться, вырисовывалась в темноте фигура
Николайчика с винтовкой... Он узнал меня, схватил за плечи и шептал в самое ухо:
"Вернись, не делай безумия. Куда ты идешь? Тебя убьют!", но я молча его
перекрестила, крепко поцеловала, офицер схватил меня за руку, и мы стали
спускаться в овраг... Одним словом, в час ночи я была дома (благодетель офицер
проводил меня до самого дома). Воображаете, как меня ждали? Я так устала и
физически и морально, что опустилась на первый стул и разрыдалась. Но я была
дома, могла раздеться и лечь в постель, а бедный Николайчик, не спавший уже две
ночи, вынес еще два ужасных дня и ночи. И я была рада, что была с ним в ту
ужасную ночь... Теперь все кончено... Инженерное училище пострадало меньше
других: четверо ранено, один сошел с ума".

Тема Д. в. получила дальнейшее развитие в рассказе "Красная корона", где
гибнущий брат главного героя Коля рефреном повторяет, являясь в видениях: "Я не
могу оставить эскадрон". В "Белой гвардии" Николка Турбин, напевая "Съемки",
вспоминает бой у Инженерного училища в октябре 1917 г.

Наверх




© 2000-2004 Bulgakov.ru
Сделано в студии FutureSite
От редакции
:: А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н П Р С Т Ф Х Ч Ш Ю Я :: А-Я ::
5.06.2004
Новая редакция
Булгаковской
Энциклопедии »»» "Золотистый город"
Архив публикаций
Энциклопедия
" олотистый город" - очерк. Опубликован: Накануне, Берлин - М., 1923, 30 сент.,
Биография (1891-1940)
6, 12,14 окт.
Персонажи
Произведения
3. г. рассказывает об открывшейся в Москве на территории нынешнего
Демонология Центрального парка культуры и отдыха им. М. Горького Первой
Великий бал у Сатаны сельскохозяйственной выставке в СССР.
Булгаковская Москва
Об обстоятельствах, связанных с созданием очерка, сохранились интересные
Театр Булгакова
воспоминания писателя и журналиста Эмилия Львовича Миндлина (1900-1980),
Родные и близкие
вместе с Булгаковым сотрудничавшего в "Накануне": "Редакция "Накануне" заказала
Философы
ему обстоятельный очерк. Целую неделю Михаил Афанасьевич с редкостной
Булгаков и мы добросовестностью ездил на выставку и проводил на ней помногу часов.
Наконец изучение завершилось, и Булгаков принес в редакцию заказанный
Булгаковедение
материал. Это был мастерски сделанный, искрящийся остроумием, с превосходной
Рукописи
писательской наблюдательностью написанный очерк о сельскохозяйственной
Фотогалереи
выставке. Много внимания автор сосредоточил на павильонах - узбекском,
Сообщество Мастера
грузинском - и на всевозможных соблазнительных национальных напитках и блюдах
Клуб Мастера в открытых на выставке чайхане, духане, шашлычной, винном погребке и
Новый форум закусочных под флагами советских среднеазиатских и закавказских республик.
Никто не сомневался в успехе булгаковского очерка в Берлине. И даже то, что
Старый форум
особенно много места в этом очерке уделено аппетитному описанию восточных
Гостевая книга
блюд и напитков, признано было очень уместным и своевременным. Ведь
СМИ о Булгакове
эмигрантская печать злорадно писала о голоде в наших национальных республиках!
СМИ о БЭ
Наступил день выплаты гонорара. Великодушие Калменса (С. Н. Калменс -
Лист рассылки
заведующий финансовой частью московской редакции "Накануне") не имело границ:
Партнеры сайта
он сам предложил Булгакову возместить производственные расходы: трамвай,
Старая редакция сайта
билеты. Может быть, что-нибудь еще, Михаил Афанасьевич?
Библиотека Счет на производственные расходы у Михаила Афанасьевича был уже заготовлен.
Но что это был за счет! Расходы по ознакомлению с национальными блюдами и
Собачье сердце
напитками различных республик! Уж не помню, сколько там значилось обедов и
(иллюстрированное)
ужинов, сколько легких и нелегких закусок и дегустаций вин! Всего ошеломительней
Остальные произведения
было то, что весь этот гомерический счет на шашлыки, шурпу, люля-кебаб, на
Книжный интернет-
фрукты и вина был на двоих.
магазин
На Калменса страшно было смотреть. Он производил впечатление человека,
Лавка Мастера
которому остается мгновение до инфаркта. Белый, как снег, скаредный наш Семен
Николаевич Калменс, задыхаясь, спросил - почему же счет за недельное пирование
на двух лиц? Не съедал же Михаил Афанасьевич каждого блюда по две порции!
Булгаков невозмутимо ответил:
- А извольте-с видеть, Семен Николаевич. Во-первых, без дамы я в ресторан не
хожу. Во-вторых, у меня в фельетоне отмечено, какие блюда даме пришлись по
вкусу. Как вам угодно-с, а произведенные мною производственные расходы
покорнейше прошу возместить.
И возместил! Калменс от волнения едва не свалился, даже стал как-то
нечленораздельно похрипывать, посинел. И все-таки возместил. Булгакову не
посмел отказать".

В 3. г. в юмористической форме отражен проявившийся в экспонатах выставки культ
вождей. Так, описывается реакция публики на гигантский цветник, где "с
изумительной точностью выращен из разноцветных цветов и трав громадный Ленин,
до пояса": "Слов не слышно, но видна женская фигура. Несомненно, деревенская
баба в белом платочке. Последние ее слова покрывает не крик, а грохот толпы и
отзывается на него издалека затерявшийся под краем подковы - главного павильона
- оркестр. С трибуны исчезает белый платок, вместо него черный мужской силуэт.
- Дорогой! Ильич!!"

Булгаков иронизировал и над обилием изображений Л. Д. Троцкого в павильоне
кустарной промышленности, особенно среди изделий, предназначенных на экспорт
(на них латинскими буквами написано "Сибкустпром"): "И всюду Троцкий, Троцкий,
Троцкий. Черный бронзовый, белый гипсовый, костяной, всякий".

Наверх




© 2000-2004 Bulgakov.ru
Сделано в студии FutureSite
От редакции
:: А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н П Р С Т Ф Х Ч Ш Ю Я :: А-Я ::
5.06.2004
Новая редакция
Булгаковской
Энциклопедии »»» "Багровый остров", пьеса
Архив публикаций
Страницы: 1 2
Энциклопедия
Биография (1891-1940)
Персонажи
" агровый остров" - пьеса, имеющая подзаголовок "Генеральная репетиция
Произведения
пьесы гражданина Жюля Верна в театре Геннадия Панфиловича с музыкой,
Демонология
изывержением вулкана и английскими матросами".
Великий бал у Сатаны
Булгаковская Москва
Премьера пьесы в Камерном театре Александра Яковлевича Таирова (Корнблита)
Театр Булгакова
(1885-1950) состоялась 11 декабря 1928 года. Спектакль был снят со сцены в июне
Родные и близкие 1929 г. после более чем 60 представлений. При жизни Булгакова текст пьесы не
Философы печатался. Впервые: Новый журнал, Нью-Йорк, 1968, No 93. Впервые в СССР:
Дружба народов, 1987, No8.
Булгаков и мы
Булгаковедение
Договор на Б. о. был заключен Булгаковым 30 января 1926 г. По условиям договора,
Рукописи "в случае, если "Багровый остров" не сможет по каким-либо причинам быть
Фотогалереи принятым к постановке Дирекцией, то М. А. Булгаков обязуется вместо него, в счет
платы, произведенной за "Багровый остров", предоставить Дирекции новую пьесу на
Сообщество Мастера
сюжет повести "Роковые яйца"...
Клуб Мастера
Новый форум
Пьеса была создана по мотивам фельетона "Багровый остров", опубликованного в
Старый форум
1924 г. в "Накануне". Булгаков закончил первую редакцию пьесы к концу февраля
Гостевая книга 1927 г. и 4 марта отдал текст в театр. Постановка Б. о. была разрешена
СМИ о Булгакове Главреперткомом только 26 сентября 1928 г. Полуторагодичная задержка явилась
следствием острой критики произведений Булгакова в советской печати. В ходе
СМИ о БЭ
подготовки спектакля Булгаков сделал ряд цензурных изменений и дополнений, а
Лист рассылки
также купюр и вставок, вызванных режиссерскими требованиями А. Я. Таирова.
Партнеры сайта
Старая редакция сайта
Например, по цензурным соображениям была удалена реплика режиссера Геннадия
Библиотека Панфиловича, обращенная к драматургу Дымогацкому: "Имейте в виду, я в случае
чего, беспощадно вычеркивать буду, тут надо шкуру спасать. А то так можно
Собачье сердце
вляпаться, что лучше и нельзя! Репутацию можно потерять". Слова же игравшего
(иллюстрированное)
Сизи Бузи актера Анемподиста Сундучкова: "Говорил я Геннадию, не женись на
Остальные произведения
актрисах... и всегда будешь в таком положении..." сняли по соображениям
Книжный интернет-
внутритеатральным: Таиров был женат на актрисе Алисе Георгиевне Коонен (1889-
магазин
1974), которая занимала в его театре почти диктаторское положение.
Лавка Мастера

Стремясь обезопасить спектакль от неизбежной критики политического свойства,
Таиров накануне премьеры в No 49 журнала "Жизнь искусства" за 1928 г.
следующим образом разъяснял замысел постановки: "Это - театр в городе Н. со
всей его допотопной структурой, со всеми его заскорузлыми общетеатральными
сценическими и актерскими штампами, который, попав в бурное течение
революции, наскоро "приспособился" и стал с помощью все того же арсенала своих
изобразительных средств, ничтоже сумняшеся, ставить на своей сцене только
сугубо "идеологические" пьесы...
И директор театра Геннадий Панфилович, и драматург Дымогацкий (он же Жюль
Верн) - оба на курьерских, вперегонки "приспособляются" и оба полны почти
мистического трепета перед третьим - "Саввой Лукичем", ибо от него, от этого
"Саввы Лукича", зависит "разрешеньице" пьесы или "запрещеньице". Для получения
этого "разрешеньица" они готовы на все: как угодно перефасонивать пьесу, только
что раздав роли, тут же под суфлера устраивать генеральную репетицию в гриме и
костюмах, ибо "Савва Лукич" в Крым уезжает.
А "Савва Лукич", уродливо бюрократически восприняв важные общественные
функции, уверовав, как папа римский, в свою мудрость и непогрешимость, вершит
судьбы Геннадиев Панфиловичей и Дымогацких, перекраивает вместе с ними
наспех пьесы, в бюрократическом стремлении своем не ведая, что вместе с ними
насаждает отвратительное мещанское, беспринципное приспособленчество и
плодит уродливые штампы псевдореволюционных пьес, способных лишь
осквернить дело революции и сыграть обратную, антиобщественную роль, заменяя
подлинный пафос и силу революционной природы мещанским сладковатым
сиропом беспомощного и штампованного суррогата.
В нашу эпоху, эпоху подлинной культурной революции, является, на наш взгляд,
серьезной общественной задачей в порядке самокритики окончательно разоблачить
лживость подобных приемов, к сожалению, еще до конца не изжитых до настоящего
времени. Эту общественную и культурно важную цель преследует в нашем театре
"Багровый остров" - спектакль, задача которого является путем сатиры
ниспровергнуть готовые пустые штампы как общественного, так и театрального
порядка".

Режиссер стремился сделать Б. о. цензурно более приемлемым и направить сатиру
против "бюрократических извращений" святых революционных идей, против
бездарных "псевдореволюционных" штампов подцензурного искусства, свести дело
к личностям отдельных исполнителей, которые допускают произвол и самодурство.
От замысла Булгакова это было достаточно далеко.

Автор Б. о., в письме правительству 28 марта 1930 г., констатировавший свой
"глубокий скептицизм в отношении революционного процесса, происходящего в
моей отсталой стране, и противупоставление ему излюбленной и Великой
Эволюции", никоим образом не имел своей целью защиту дела революции от
осквернения. Подавление свободы слова Булгаков ставил в вину не отдельным
цензорам-исполнителям, а порожденной революцией системе партийно-
государственной власти. Даже обстоятельства, связанные с разрешением Б.о.,
наглядно доказывали, что дело отнюдь не в личностях.

Во время решающего просмотра спектакля осенью 1928 г. игравший Савву Лукича
актер Е. К. Вибер, внешне схожий с присутствовавшим на просмотре главой
театральной секции Главреперткома Владимиром Ивановичем Блюмом, был еще
более уподоблен прототипу с помощью грима. Блюм, от которого зависело
разрешение постановки, был одним из ревностных гонителей Булгакова. Он писал
критические статьи под псевдонимом "Садко". Оттого-то Савва Лукич, плывущий по
сцене на корабле под звуки революционной музыки, пародийно уподоблен
новгородскому гостю Садко из одноименной оперы (1896) Н. А. Римского-Корсакова
(1844-1908), с успехом шедшей в Большом театре. На этот раз цензор не рискнул
запрещать пьесу, в которой был столь явный его двойник. Б. о. был разрешен,
чтобы все равно оказаться под запретом спустя полгода.

Читайте в завершении:
Как цензура навязывала Булгакову идеологическую безвкусицу
Пародия на революцию
Обличение зловещей цензуры
Страшное обвинение в "призыве к свободной печати"
Прототип Дымогацкого-Жюля Верна

Наверх

<<

стр. 20
(всего 41)

СОДЕРЖАНИЕ

>>