<<

стр. 32
(всего 41)

СОДЕРЖАНИЕ

>>

можно показать "дележ власти между правящими классами и группами".

По сравнению с первой редакцией, в окончательном тексте П. В. Булгаков смягчил
или устранил некоторые моменты, которые могли вызвать цензурные нападки (что,
впрочем, либретто не спасло). Линия царевича Алексея (1690-1718) сначала была
дана с несколько большим сочувствием. Да и в окончательном тексте этот образ
трактовался скорее в духе романа Дмитрия Мережковского (1886-1941) "Петр и
Алексей" (1895). Из окончательного текста ушло определение Алексеем Петра "аки
зверь, лютый зверь", зато появилась сцена с самострелом царевича. Алексей не
выучился черчению и прострелил себе руку, чтобы не чертить чертежи. Ушла целая
сцена, в которой царский посланник Петр Андреевич Толстой (1645-1729)
выманивал Алексея из Неаполя, а также сцена, когда Петр получает сообщение о
смертном приговоре и смерти сына, явно убитого по его приказу.

В последней редакции царевич малодушно лжет в лицо отцу, отрицая обвинения в
заговоре. В первой редакции после доноса своей любовницы Ефросиньи Алексей,
понимая собственную обреченность, бесстрашно бросает царю в лицо правду и
проклинает Толстого, обещавшего ему прощение: "О, царь, ты правды добивался?
Все правда, что она сказала. Да, смерти я твоей желал и бунта ждал затем, чтобы
тебя убили! И все, что сделал ты, я б уничтожил! Ты жаждал правды? Вот она!
(Толстому) А ты, Иуда... будь ты проклят и в жизни сей, и в жизни вечной".

Как и в окончательном тексте, здесь уже отразился мотив покоя и вечной любви,
которых ищут Алексей с Ефросиньей у австрийского императора (цесаря):
"АЛЕКСЕЙ. Там, в чужих странах, мы сыщим покой. Там нас укроет могучий и
ласковый цесарь. Там мы грозу переждем!
ЕФРОСИНЬЯ. Там, в чужих странах, стану твоею женою, верной подругой я буду
твоей!..
АЛЕКСЕЙ ... верной и вечной...
ЕФРОСИНЬЯ ... вечной и верной!
АЛЕКСЕЙ. В края чужие, но не на век! Доверься мне, мы жизнь свою спасем... Там
сгинут горести, пройдут печали, там ждет нас счастье и покой!.."

В последней редакции Булгаков только заменил "цесаря" (это было нормой в
петровские времена) на евангельского "кесаря", сделав слова Алексея более
созвучными словам первосвященника Иосифа Каифы в "Мастере и Маргарите" в
ответ на угрозы прокуратора Понтия Пилата: "Знает народ иудейский, что ты
ненавидишь его лютою ненавистью и много мучений ты ему причинишь, но вовсе ты
его не погубишь! Защитит его бог! Услышит нас, услышит всемогущий кесарь,
укроет нас от губителя Пилата!" (Алексей уподоблялся Каифе, а Петр - прокуратору
Иудеи, что также было достаточно двусмысленно). Но ведущим мотивом для
опального царевича оставался мотив покоя, счастья и вечной любви, роднящий его
и Ефросинью с Мастером и Маргаритой, обретающими покой и вечную любовь в
дарованном Воландом последнем приюте. Разница здесь только та, что покой и
счастье в чужих краях Алексей, в отличие от Мастера, стремится обрести не навек,
и монастырскую келью он рассматривает только как временное убежище перед
грядущим обретением царской власти. Это, в конечном счете, вместе с
предательством Ефросиньи, становится причиной его гибели.

В первой редакции гетман Иван Степанович Мазепа (1629-1709) в бессилии
проклинал Петра: "Дракон московский, ты непобедим!" В окончательном тексте эта
фраза исчезла, как и слова мазепинских запорожцев: "Всех москали нас заберут и
замордуют" (осталось только "заберут") - намек на незавидную судьбу запорожцев и
другого украинского населения, закрепощенного и притеснявшегося при Петре и его
преемниках. Но и в последней редакции либретто остался мотив Петра-антихриста.
Так называл царя Протопоп в беседе с Алексеем и монахами. Царевич же обещал
восстановить на Руси православную веру: "И увидим опять в блеске дивных огней
нашу церковь соборную радостной, разольется по всей по родимой Руси звон
великий и мерный, и сладостный! Я верну благочиние, благолепие станет чудесное!
И услышим опять по церквам на Руси православное пенье небесное! Не могу
выносить я порядков отца! Омерзело мне все! Ненавижу его! Умирай! Умирай!"

Устраиваемый Петром маскарадный праздник по случаю мира со Швецией
сопровождается глумлением над христианской верой - появлением маскарадных
монашек с пьяной игуменьей, сатиров, медведей, Бахуса и др. - и напоминает
Великий бал у сатаны. А следующая за маскарадом смерть Петра воспринимается
как Божья кара за это глумление. Главное же, в финале умерший император
провозглашается новым божеством:
"ГВАРДИЯ. Он умер, но в гвардии не умрет любовь к Петру, земному богу!"

Кстати, именно как земной бог выступает антихрист в "Трех разговорах" (1900)
известного религиозного философа Владимира Сергеевича Соловьева (1853-1900).
Но Петра I при жизни, да и после смерти никто не славил как земного бога. Зато в
этом качестве пропаганда прославляла современного Булгакову правителя - И. В.
Сталина. В 30-е годы, начиная с писавшегося тогда романа Алексея Николаевича
Толстого (1882/83-1945) "Петр Первый" (1929-1945), подспудное отождествление
деяний Петра и Сталина стало частью советского исторического мифа. Поэтому
сходство Петра с антихристом в П. В. могло вызывать опасные ассоциации.
Возможно, в этих ассоциациях и заключался секрет прохладного отношения
Керженцева к булгаковскому либретто. Прямо сформулировать такие догадки в
отзыве он, разумеется, не мог, поэтому посредством выдвижения ряда трудно
исполнимых требований председатель Комитета по делам искусств стремился
похоронить П. В., что ему в конечном счете и удалось.

В либретто Булгаков запечатлел время с финала Полтавской битвы до смерти
Петра, т. е. ту эпоху, которую Асафьев считал периодом ослабления военной
опасности (после Полтавы существованию России Швеция уже не угрожала), "когда
наступала эра будто бы утех, право государства на отдых после борьбы за оборону,
и отсюда ненадолго шло легкое раскрепощение личного сознания от
государственного тягла". Драматург доказал на примере Алексея справедливость
мнения композитора, что подобные эпохи в русской истории - всего лишь мираж.
Особенно явственно это выступало в первой редакции, где прямо сообщалось о
гибели царевича, ставшего жертвой Петровского самовластья и подчеркивалось
стремление царя к усилению военной мощи державы.

На прекращение работы над П. В. повлияло и сообщение о появлении
конкурирующего либретто. 5 января 1938 г. в "Вечерней Москве" была опубликована
заметка "Петр Первый", где говорилось: "Композитор Иван Шишов приступил к
работе над большой исторической оперой "Петр Первый"... Либретто, автором
которого является Вл. Латов, строится на историческом документальном материале.
В контрасте с прогрессивным образом Петра - строителя государства будет дан
Алексей - представитель и опора консервативной знати, орудие темных и
невежественных сил России, борющихся с Петром". Такая примитивная трактовка в
духе простой оппозиции положительного и отрицательного культурных героев
власть устроила бы гораздо больше, чем сложные, многомерные образы П. В. пера
Булгакова.

Наверх




© 2000-2004 Bulgakov.ru
Сделано в студии FutureSite
От редакции
:: А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н П Р С Т Ф Х Ч Ш Ю Я :: А-Я ::
5.06.2004
Новая редакция
Булгаковской
Энциклопедии »»» "Рашель"
Архив публикаций
Энциклопедия
" ашель" - либретто оперы. При жизни
Биография (1891-1940)
Булгакова не ставилось и не публиковалось.
Персонажи
Впервые: Музыкальная жизнь, М., 1988 г., NoNo
Произведения
10, 11. Сокращенная редакция либретто в
Демонология
обработке поэтессы Маргариты Алигер,
Великий бал у Сатаны
сделанной уже после смерти Булгакова,
Булгаковская Москва опубликована: Новый журнал, Нью-Йорк, 1972,
Театр Булгакова No108.
Родные и близкие
Р. написана по мотивам рассказа французского
Философы
писателя Ги де Мопассана (1840-1893)
Булгаков и мы "Мадемуазель Фифи" (1882). Работу над Р.
Булгаковедение Булгаков начал в сентябре 1938 г. Его третья жена Е. С. Булгакова в дневниковой
записи 22 сентября 1938 г. зафиксировала звонок их друга, заместителя директора
Рукописи
Большого театра, Якова Леонтьевича Леонтьева (1899-1964) и свой разговор с ним:
Фотогалереи
"-Где М. А.?
Сообщество Мастера
- Ушел в филиал.
Клуб Мастера
- У меня к нему дело есть, интересное. Хороший разговор.
Новый форум Потом оказалось, что Большой театр предлагает М. А. делать либретто по "М-elle
Старый форум Фифи" с Дунаевским-композитором.
Самосуд (дирижер и художественный руководитель Большого театра, друг
Гостевая книга
Булгакова, Самуил Абрамович Самосуд (1884-1964) подчеркивал:
СМИ о Булгакове
- Главное - интересная фабула!
СМИ о БЭ
Часть материалов раздобыли тут же - на обратном пути домой.
Лист рассылки
А сейчас, ночью, М. А. рассказал мне содержание всех пяти картин".
Партнеры сайта
Старая редакция сайта
Новелла Мопассана из эпохи франко-прусской войны 1870-1871 гг. носила ярко
Библиотека выраженный антигерманский характер. В тот момент это обстоятельство вполне
соответствовало советской политической конъюнктуре. В сентябре 1938 г. наступил
Собачье сердце
Судетский кризис, вызванный германскими требованиями к Чехословакии о
(иллюстрированное)
передаче Рейху территории Судетской области. Как раз в середине этого месяца
Остальные произведения
чехословацкое правительство запросило советскую сторону, готов ли СССР
Книжный интернет-
выполнить свои обязательства в соответствии с чехословацко-советским пактом
магазин
1935 г. и придти на помощь Чехословакии в случае, если такая помощь, как
Лавка Мастера
предусматривалось соответствующими соглашениями, будет оказана и со стороны
Франции. Вырисовывалась перспектива антигерманского союза СССР, Франции и
Чехословакии против Германии Адольфа Гитлера (1889-1945). С этим и было
связано стремление руководителей Большого Театра поскорее поставить оперу по
"Мадемуазель Фифи". Они даже могли получить из ЦК ВКП(б) прямое указание о
подготовке антигерманской постановки.

23 сентября 1938 г. Е. С. Булгакова отметила чтение мужем Мопассана, а в
последующие три дня - ежевечернюю работу над текстом, как она называла,
"Фифи", так что к исходу 26 сентября Булгаков уже читал жене первую картину.
Замысел явно захватил драматурга. 28 сентября 1938 г. Е. С. Булгакова с тревогой
записала: "Включила радио: войска идут через Берлин в полной готовности. Гитлер
объявил Чехии ультиматум. Значит, действительно война! Боже". Однако Франция и
Великобритания возможной войне предпочли Мюнхенское соглашение с Германией
и Италией, передающее Судеты Гитлеру в обмен на гарантии германского
ненападения на Чехословакию. Соглашение было заключено ночью 30 сентября. 29
сентября британский премьер министр Невиль Чемберлен (1869-1940) прибыл в
Мюнхен, поэтому 30 сентября 1938 г., еще не зная о Мюнхенском соглашении, Е. С.
Булгакова очень точно предсказала в дневнике: "Видимо, Чехословакию поделят
без вмешательства военной силы". После Мюнхена начинается скрытая
переориентация советской внешней политики на временное сближение с
Германией. Однако эта тенденция проводилась тайно, сделавшись явной только с
заключением советско-германского пакта о ненападении 23 августа 1939 г. Тема Р.
теряла свою актуальность, но ни Булгаков, ни С. А. Самосуд, ни Я. Л. Леонтьев о
такой перемене обстоятельств, естественно, еще не знали.

3 сентября 1938 г., согласно записи Е. С. Булгаковой, "М. А. рассказывал Самосуду
в театре содержание "Рашели" ("Фифи"). Тому понравилось, но он сейчас же, по
своему обыкновению, стал делать предложения каких-то изменений. М. А. грустен,
но ничего поделать нельзя. Приходится работать и подчиняться указаниям, делать
исправления. Выхода никакого нет".

7 октября произошла первая встреча Булгакова с композитором Исааком
Осиповичем Дунаевским (1900-1955). Е. С. Булгакова описала ее в дневнике: "Вчера
вечером - очаровательно. Приехал Яков (Леонтьев) с Дунаевским и еще с одним
каким-то приятелем Дунаевского (в позднейшей редакции приятель назван
Туллером, сексотом из "Адама и Евы"). Либретто "Рашели" чрезвычайно
понравилось. Дунаевский зажегся, играл, импровизируя, веселые вещи, польку, взяв
за основу Мишины первые такты, которые тот в шутку выдумал, сочиняя слова
польки. Ужинали весело. Но уже есть какая-то ерунда на горизонте. Яков сказал
мне, что Самосуд заявил: Булгаков поднял вещь до трагедии, ему нужен другой
композитор, а не Дунаевский. Что это за безобразие? Сам же Самосуд пригласил
Дунаевского, а теперь такое вероломство!" В позднейшей редакции этой записи
третья жена Булгакова выразилась еще резче: "Ну и предатель этот Самосуд.
Продаст человека ни за грош. Это ему нипочем".

8 октября Самосуд уже предлагал заменить Дунаевского на Д. Б. Кабалевского. По
утверждению Е. С. Булгаковой, "Миша говорил ему - как же теперь дирекция,
интересно знать, будет смотреть в глаза Дунаевскому?" 14 октября 1938 г. Булгаков
рассказал содержание Р. дирижеру Большого Театра А. Ш. Мелик-Пашаеву (1905-
1964), которому либретто понравилось. Правда, по свидетельству Е. С. Булгаковой,
сразу возник вопрос, можно ли показывать на сцене кюре в качестве
положительного героя, не вызовет ли это цензурных возражений (жена драматурга
указала на полную нехудожественность любой замены этого героя). 27 октября
Булгаков прочел первую картину Р. художнику П. В. Вильямсу (1902-1947) с
супругой, а 28 октября принялся за вторую картину. Затем работа прервалась
примерно на месяц и возобновилась 25 ноября.

1 декабря Булгаков послал письмо Дунаевскому,
тревожась, что композитор не подает весточки о себе:
"Я отделываю "Рашель" и надеюсь, что на днях она
будет готова. Очень хочется с Вами повидаться. Как
только будете в Москве, прошу Вас: позвонить мне. И
"Рашель", и я соскучились по Вас". В ответном письме 4
декабря 1938 г. Дунаевский просил: "Не сердитесь на
меня и не обращайте никакого внимания на кажущееся
мое безразличие. Я и днем и ночью думаю о нашей
чудесной "Рашели". 22 декабря Булгаков прочел
композитору первую картину Р. и часть второй. В этот
день Е. С. Булгакова записала: "Вообще - (боюсь ужасно
ошибиться!) Дунаевский производит на меня
впечатление человека художественной складки,
темпераментного, загорающегося и принципиального - а
это много значит! Он хотел, чтобы Миша просто отдал бы ему "Рашель", не
связываясь с Большим. Но Миша не может, он должен, по своему контракту с
Большим, сдать либретто в театр. Решили, что Дунаевский будет говорить с
Самосудом и твердо заявит, что делать "Рашель" будет он".

8 января 1939 г. драматург отослал композитору первую картину Р. Дунаевский
оценил ее очень высоко и в письме Булгакову от 18 января высказался вполне
панегирически: "Считаю первый акт нашей оперы с текстуальной и
драматургической стороны шедевром. Надо и мне теперь подтягиваться к вам. Я
получил письмо Якова Леонтьевича (Леонтьева) - очень хорошее и правильное
письмо. Я умоляю Вас не обращать никакого внимания на мою кажущуюся
незаинтересованность. Пусть отсутствие музыки не мешает вашему прекрасному
вдохновению. Дело в том, что я всегда долго собираюсь в творческий путь. К тому
же первый акт ставит неразрешимые для дальнейших картин задачи. Очень легко
сбиться в нем на веселых немецких студентов. Вот тут-то и заковыка... Начнем с б…
ей мадам Телье. Друг мой дорогой! Ни секунды не думайте обо мне иначе, как о
человеке, беспредельно любящем свое будущее детище. Я уже Вам говорил, что
мне шутить в мои 39 лет поздновато. Скидок себе не допускаю, а потому товар хочу
показать высокого класса. Имею я право на длительную подготовку "станка"? Мне
кажется, что да. Засим я прошу передать мой самый сердечный и низкий поклон
Елене Сергеевне, симпатии которой я никогда не посмею нарушить творческим
хамством в отношении Вас. Крепко жму Вашу руку и желаю действовать и дальше,
как в первой картине. Я ее много раз читал среди друзей. Фурор! Знай наших!"

После письма Я. Л. Леонтьева Дунаевский уже не сомневался: именно ему
предложено написать музыку Р. Но приниматься за дело не спешил, не желая
тратить время на вещь, перспективы постановки которой оставались
неопределенными. Линия советской внешней политики уже не отличалась
антинемецкой направленностью. Булгаков, тем не менее, словам Дунаевского,
призванным замаскировать неготовность форсировать работу, поверил и 22 января
1939 г. сразу по окончании отправил композитору вместе с письмом вторую картину,
а 26 января - третью, призывая Дунаевского "ковать, ковать железо, пока горячо". Но
тот не отвечал, и пыл Булгакова охладел.

26 марта 1939 г., закончив работу над Р., он лишь 7 апреля отослал Дунаевскому
последние картины с крайне лаконичной запиской: "Дорогой Исаак Осипович!
Посылаю при этом 4 и 5 картины "Рашели". Привет! М. Булгаков". Гораздо больше
по объему оказалось добавленное Е. С. Булгаковой страстное обращение: "Дорогой
Исаак Осипович, Миша мне поручил отправить Вам письмо, и я пользуюсь случаем,
чтобы вложить мою записку. Неужели и "Рашель" будет лишней рукописью,
погребенной в красной шифоньерке? Неужели и Вы будете очередной фигурой,
исчезнувшей, как тень, из нашей жизни? У нас было уже много таких случаев. Но
почему-то в Вас я поверила. Я ошиблась?"

К несчастью, жена драматурга и здесь оказалась пророчицей: на сцене Р. Булгаков
так и не увидел. В марте 1939 г. последовал новый кризис в международных
отношениях, вызванный германской оккупацией Чехословакии. До его разрешения
невозможно было точно сказать, на чьей стороне окажется СССР - Германии или
англо-французского блока, а от этого впрямую зависела возможность постановки Р.
После заключения советско-германского пакта о ненападении 23 августа 1939 г.
ситуация прояснилась.

Но еще раньше Дунаевский был настроен пессимистически. 25 февраля он приехал
к Булгакову и, согласно записи Елены Сергеевны, "Миша был хмур, печален, потом
говорит, что не может работать над "Рашелью", если Дунаевский не отвечает на
телеграмму и если он ведет разговоры по поводу оперы в том роде, что "Франция
ведет себя плохо", значит, не пойдет! Дунаевский играл до 4-х часов на рояле, кое-
какие наметки "Рашели". А потом мы с Николаем Робертовичем (Эрдманом (1900-
1970), драматургом, другом Булгакова) пилили Мишу, - что он своей мрачностью и
сухостью отпугнул Дунаевского".

На следующий день, по свидетельству Е. С. Булгаковой, композитор и драматург
впервые вместе трудились над Р.: "Только что уехал Дунаевский. Наконец-то
плодотворно и организованно поработал он с Мишей над тремя картинами
"Рашели". Играл наметку канкана. Но пока еще ничего не писал. Миша охотно
принимает те поправки, которые предлагает Дунаевский, чтобы не стеснять
музыкальную сторону. Но одну вещь Дунаевский предлагал совершенно неверно -
любовную сатирическую песенку по адресу пирующих пруссаков вместо песенки по
Беранже".

20 апреля 1939 г. от композитора пришло письмо, где он обещал вскоре написать
музыку к первым картинам Р. 7 июня 1939 г. в интервью "Вечерней Москве"
Дунаевский уверял, что с увлечением работает над Р., в связи с чем Е. С. Булгакова
скептически заметила в дневнике: "Убеждена, что ни одной ноты не написал, так как
пишет оперетту и музыку к киносценарию". И снова оказалась права. Вся работа
Дунаевского по Р. ограничилась двумя набросками увертюры к опере. Позднее, в
одном из предвоенных писем к своей хорошей знакомой ленинградке Раисе
Павловне Рыськиной композитор признался: "Из-за пакта "Рашель" пришлось
похоронить в младенческом возрасте".

Попытку реанимировать Р. Дунаевский предпринял в начале 1940 г., направив 4
января письмо заведующему творческой мастерской Большого театра В. К.
Владимирову: "Что касается оперы, то у меня были попытки подытожить свои
творческие поиски в каком-нибудь крупном вокально-музыкальном произведении.
Вам, вероятно, известно, что Самуил Абрамович Самосуд год тому назад
предложил мне написать оперу на сюжет "Мамзель Фифи" Мопассана. Было много
планов для осуществления этого предложения. Так, в частности, М. А. Булгаков уже
давно закончил либретто будущей оперы, которая называлась бы "Рашель".
Правда, это либретто скорей представляет собой пьесу, так как либретто надо было
бы только делать на основе этой пьесы. Но это, по сути, дела не меняет. Возможно,
в руках опытного мастера (того же Булгакова, если его здоровье сейчас позволяет
ему работать) либретто может превратиться в нужное и, главным образом, не
тенденциозно направленное произведение. Это меня очень устроило бы, так как все
же жаль не столько затраченной энергии, сколько мобилизации силы творческого
духа, которая зря пропадает. При этом образ Рашели столь интересен, что я
совершенно искренне считаю, что после "Кармен" можно было бы повторить такую
женскую роль в "Рашель".

Владимиров ответил только через месяц, 4 февраля 1940 г.: "М. А. Булгаков,
почувствовавший себя лучше в период 10-15 января, после этого опять серьезно
занемог. Мне удалось побеседовать с ним лишь по телефону в самые последние
дни. Он не считает возможной ту серьезную реконструкцию "Рашели", которая сняла
бы все то, что делает саму тему неприемлемой в данный момент".

Умирающему Булгакову было уже явно не до кардинальной переделки Р. Да и
устранить из либретто антигерманскую тенденцию было практически невозможно.
Между тем, как раз в последние недели жизни драматурга в советской политике
наметились перемены, которые в случае реализации открыли бы Р. "зеленую
улицу". С февраля 1940 г. по указанию Сталина началась разработка планов
советского нападения на Германию в момент начала ее активных боевых действий
во Франции, а с марта, после окончания войны с Финляндией, - переброска к
западным границам основной части войск. Только быстрый крах французского
сопротивления в мае 1940 г. сорвал эти планы. Не исключено, что Дунаевский,
пытаясь возродить интерес Большого Театра к Р., опирался на какие-то слухи о
грядущем изменении генеральной линии в отношениях с Германией.

Час Р. пробил после начала Великой Отечественной войны 22 июня 1941 г.
Поэтесса М. И. Алигер в 1943 г. переработала либретто для композитора Р. М.
Глиэра (1874/75-1956). Она взяла только две последние картины, связанные с
историей спасения Рашели священником Шантавуаном. Переработка свелась
главным образом к исключению фигуры возлюбленного Рашели Люсьена, более
тесно связанного с первыми картинами. Глиэр написал одноактную оперу, тогда же,
в 1943 г., исполненную по московскому радио. 19 апреля 1947 г. Р. прозвучала в
Концертном зале им. П. И. Чайковского в Москве в исполнении артистов Оперно-
драматической студии им. К. С. Станиславского.

Р. - лучшее оперное либретто, написанное Булгаковым. В его архиве сохранились
два черновых варианта Р., от которых окончательный машинописный отличается
лишь стилистической правкой, поскольку изначально сложившийся замысел почти
не подвергался коррективам. Драматург достаточно далеко отошел от новеллы
Мопассана. Заведение госпожи Телье он взял из одноименного мопассановского
рассказа (1881). Оттуда же он ввел и песенку "Бабушка" Пьера Жана Беранже (1780-
1857) в собственном вольном переводе. По сравнению с Мопассаном, у Булгакова
образ Рашели более возвышенный, резче обозначена патриотическая идея - даже
мадам Телье на слова пьяного гостя: "... Вы - патриотка! Вы правы! Дайте рюмку
водки!" с достоинством отвечает: "Прошу вас, сударь, не шутить над тем, что дорого
и свято!" Проститутка Рашель оказывается единственной, кто нашел силы
вступиться за поруганную честь своей страны, покарать захватчика, глумящегося
над побежденными.

В отношениях Люсьена и Рашели многое напоминает любовь главных героев
"Мастера и Маргариты" и любовь самого Булгакова и Елены Сергеевны. Имя
Люсьен - это производное от "Люси" - домашнего имени третьей жены драматурга.
Персонажа по имени Люсьен у Мопассана нет. Этот образ развился из
заключительных строк новеллы: "Несколько времени спустя ее взял оттуда один
патриот, чуждый предрассудков, полюбивший ее за этот прекрасный поступок,
затем, позднее, полюбив ее уже ради нее самой, он женился на ней и сделал из нее
даму не хуже многих других".

Кюре Шантавуан - персонаж, только упоминающийся в "Мадемуазель Фифи", у
Булгакова превратился в один из основных образов. С ним связан ответ на вопрос,
поставленный И. Кантом, - о праве человека на ложь из человеколюбия. Булгаков
расходится с великим немецким философом, считавшим, что человек всегда
должен говорить правду, независимо от последствий. Автор Р. утверждает, что
правду непозволительно говорить тогда, когда она может оказаться предательством
другого человека. Шантавуан сначала отказывается спрятать Рашель от германской
погони, когда слышит, что она проститутка из Руана, убившая во время пира в замке
немецкого офицера. Но когда Рашель рассказала, что убитый утверждал, что "мы
теперь - рабы пруссаков, что женщины французские теперь продажные рабыни, что
все французы - трусы! Когда ж я крикнула ему, что он - палач, что он клевещет, он
грязною рукой меня ударил по лицу! И я ему вонзила в горло нож! Теперь он
плавает в крови!", священник решает укрыть ее и обманывает пруссаков, рискуя
своей жизнью и жизнями прихожан.

Первоначально положительный образ кюре Шантавуана вызывал цензурные
опасения (официальный атеизм не допускал положительного изображения
священнослужителей), но в момент подготовки новой редакции Р. в 1943 г. именно
он стал центральным. Это было время, когда коммунистическая власть
декларировала, особенно для внешнего мира, свою веротерпимость, так что
булгаковский образ оказался, по иронии судьбы, очень кстати.

Наверх




© 2000-2004 Bulgakov.ru
Сделано в студии FutureSite
От редакции
:: А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н П Р С Т Ф Х Ч Ш Ю Я :: А-Я ::
5.06.2004
Новая редакция
Булгаковской
Энциклопедии »»» "Путешествие по Крыму"
Архив публикаций
Энциклопедия
" утешествие по Крыму" - очерк. Опубликован: Красная газета (вечерний
Биография (1891-1940)
выпуск), Л., 1925, 27 июля; 3, 10, 22, 24, 31 авг.
Персонажи
Произведения
В П. по К. Булгаков иронизирует по поводу путеводителя "Крым" (1925),
Демонология выпущенного под редакцией М. И. Саркизова-Серазини (1887-1964). Там
Великий бал у Сатаны старательно перечислялись все недостатки Коктебельского курорта, куда
направлялся писатель со второй женой Л. Е. Белозерской по приглашению поэта
Булгаковская Москва
Максимилиана Александровича Волошина (Кириенко-Волошина) (1877-1932).
Театр Булгакова
Родные и близкие
Волошин положительно отозвался о романе "Белая гвардия", и между ним и
Философы
Булгаковым завязались дружеские отношения. Упоминаемый в П. по К. приятель,
Булгаков и мы приславший автору приглашение в Коктебель, - это Волошин. Он передал через
Булгаковедение директора издательства "Недра" Н. С. Ангарского (Клестова) (1873-1941)
приглашение Булгакову остановиться летом 1925 г. у него на даче.
Рукописи
Фотогалереи
10 мая 1925 г. Булгаков, поблагодарив в письме за приглашение, спрашивал: "…
Сообщество Мастера Могу ли я с женой у Вас на даче получить отдельную комнату в июле - августе?". 28
Клуб Мастера мая Волошин ответил утвердительно и просил "привезти с собою все вами
написанное (напечатанное и ненапечатанное)".
Новый форум
Старый форум
Согласно записи в "Домовой книге" Волошиных, Булгаковы прибыли в Коктебель 12
Гостевая книга
июня, а уехали 7 июля, как сообщала в письме мужу отдыхавшая вместе с ними
СМИ о Булгакове
пианистка М. А. Пазухина. 18 июня она рассказала о том, как Булгаков читал
СМИ о БЭ
повесть "Собачье сердце" всем обитателям волошинского "Дома поэта" (писателю
Лист рассылки
Леониду Леонову (1899-1995) с женой, супругам А. Г. и Н. А. Габричевским,
Партнеры сайта
искусствоведу и художнице, поэту Г. А. Шенгели и др.): "Третьего дня один писатель
Старая редакция сайта
читал свою прекрасную вещь про собаку" (фамилии писателя и точного названия
повести М. А. Пазухина предусмотрительно не упомянула).
Библиотека
Собачье сердце
Ее младший сын, полуторагодовалый Вадим ("Дым"), был любимцем всех
(иллюстрированное)
отдыхающих в "Доме поэта", в том числе и Булгаковых, о чем М. А. Пазухина
Остальные произведения
сообщала мужу 19 июня: "Как я выяснила с женой Булгакова... Дым даже вдохновил
Книжный интернет-
их иметь своего, - только если бы она знала, что мальчик... Сам Булгаков с ним у
магазин
моря ходит на голове, кувыркается, и Дым ему во всем подражает. И никогда он не
Лавка Мастера
пройдет мимо него, не поговорив и не пошалив с ним".

В связи с Дымом между Булгаковым и М. А. Пазухиной произошел перед самым
отъездом следующий характерный разговор, зафиксированный в ее письме 7 июля
1925 г. Пазухина заявила писателю: "А я скажу Вам вот что, - у Вас большая
потребность иметь собственного сына, и Вы будете очень хорошим отцом".
Булгаковскую реакцию она передала в следующих словах: "Он сначала сказал так
задумчиво: "Да, - а потом говорит, - вы это сказали наверное по поводу Дымка. Нет,
я и так хотел бы иметь, если бы знал, что он будет здоровый и умный, а не идиот, -
тогда я хотел бы иметь, а так как я знаю, что он здоровым не может быть (он сам
болезненный и нервный), то и не хочу. Ну, а Дымулю вашего я в частности страшно
люблю. Это удивительный мальчик, с такой лукавой улыбкой - иногда даже кажется,
что он обдумывает диссертацию, и страшно занятный мальчик, и страшно
симпатичный..." Много говорил, я уж не запомнила... Он прямо с поразительной
нежностью к нему относится, с каким-то... богатством чувств..."

Очевидно, Булгаков еще тогда опасался наследственного нефросклероза,
сгубившего его отца, и негативного влияния на потомство собственной неврастении.

В булгаковском архиве сохранился путеводитель "Крым", где писатель, в частности,
выделил следующие слова: "Крымское сирокко доводит нервных больных до
исступления. Люди умственного труда чувствуют ухудшение... Неудобство комнат,
полное отсутствие медицинской помощи... И не могут люди с больными нервами
долго по ночам гулять... Как только мраком окутывается долина, идут они в свои
комнатки и спят, тревожимые страшными сновидениями". И в Коктебеле Булгаков
убедился в справедливости сказанного в путеводителе. Больше он туда не
приезжал, хотя Волошин звал его в гости и на следующий год, прося также в письме
от 26 апреля 1926 г. привезти окончание "Белой гвардии" и продолжение "Роковых
яиц" (очевидно, имелось в виду "Собачье сердце").

По воспоминаниям Л. Е. Белозерской, Булгаков "не очень-то любил дальние
прогулки. Кроме Карадага мы все больше ходили по бережку, изредка, по мере
надобности, купаясь... М. А. оставался непоколебимо стойким в своем
нерасположении к Крыму. Передо мной его письмо, написанное спустя пять лет, где
он пишет: "Крым, как всегда, противненький..." И все-таки за восемь с лишним лет
совместной жизни мы три раза ездили в Крым: в Коктебель, в Мисхор, в Судак, а
попутно заглядывали в Алупку, Феодосию, Ялту, Севастополь... Дни летели, и надо
было уезжать".

Однако в П. по К. писатель, полемизируя с путеводителем, говорил и о приятной
стороне отдыха: "Заключенный в трубу, бежит холоднейший ключ. Пили из него
жадно, лежали, как ящерицы на солнце. Зелени - океан; уступы, скалы... Не в
шарфах и автомобилях нужно проходить этот путь, а пешком. Тогда только можно
оценить красу Южного берега".

Наверх




© 2000-2004 Bulgakov.ru
Сделано в студии FutureSite
От редакции
:: А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н П Р С Т Ф Х Ч Ш Ю Я :: А-Я ::
5.06.2004
Новая редакция
Булгаковской
Энциклопедии »»» ˜ Александр Рюхин ˜
Архив публикаций
Энциклопедия
лександр Рюхин - персонаж романа "Мастер и Маргарита", поэт, член
Биография (1891-1940)
МАССОЛИТа. Прототипом А. Р. послужил поэт Владимир Маяковский (1893 - 1930).
Персонажи
С ним Булгаков нередко играл в бильярд. Об этом сохранились воспоминания друга
Произведения
Булгакова, драматурга С. А. Ермолинского (1900 - 1984): "Если в бильярдной
Демонология
находился в это время Маяковский и Булгаков направлялся туда, за ними
Великий бал у Сатаны
устремлялись любопытные. Ещё бы - Булгаков и Маяковский! Того гляди разразится
Булгаковская Москва
скандал.
Театр Булгакова
Играли сосредоточенно и деловито, каждый старался блеснуть ударом.
Родные и близкие
Маяковский, насколько помню, играл лучше.
Философы - От двух бортов в середину, - говорил Булгаков.
Промах.
Булгаков и мы
- Бывает, - сочувствовал Маяковский, похаживая вокруг стола и выбираю удобную
Булгаковедение
позицию. - Разбогатеете окончательно на своих тётях манях и дядях ванях,
Рукописи
выстроите загородный дом, и огромный собственный бильярд. Непременно навещу
Фотогалереи
и потренирую.
Сообщество Мастера - Благодарствую. Какой уж там дом!
- А почему бы?
Клуб Мастера
- О, Владимир Владимирович, но и вам клопомор не поможет, смею уверить.
Новый форум
Загородный дом с собственным бильярдом выстроит на наших с вами костях ваш
Старый форум
Присыпкин.
Гостевая книга
Маяковский выкатил лошадиный глаз и, зажав папиросу в углу рта, мотнул головой:
СМИ о Булгакове
- Абсолютно согласен.
СМИ о БЭ
Независимо от результата игры прощались дружески. И все расходились
Лист рассылки разочарованные".
Партнеры сайта
Те же бильярдные сражения в "Кружке" - Клубе работников искусств в
Старая редакция сайта
Старопименовском переулке, только гораздо менее идиллически, описала вторая
Библиотека
жена Булгакова Л. Е. Белозерская, объяснившая, почему Булгаков играл с
Собачье сердце
Маяковским "с таким каменным замкнутым лицом". Автор пьесы "Клоп" (1928) отнёс
(иллюстрированное)
Булгакова в "Словарь умерших слов" фантастического коммунистического
Остальные произведения
будущего, призывал к обструкции булгаковских "Дни Турбиных" и утверждал в
Книжный интернет-
стихотворении "Лицо классового врага. "Буржуй-Нуво" (1928), что нэпманский
магазин
"буржуй-нуво"
Лавка Мастера …На ложу
в окно
театральных касс
тыкая
ногтём лаковым
он
даёт
социальный заказ
На "Дни Турбиных" -
Булгаковым.

Впервые Булгаков отобразил Маяковского в образе развязно-фамильярного поэта
Владимира Баргузина в неоконченной повести 1929 г. "Тайному другу", где Баргузин
свысока критикует роман автобиографического героя повести. Революционное
творчество Маяковского здесь ассоциируется с ураганным ветром - баргузином.

В "Мастере и Маргарите" ссора А. Р. с Иваном Бездомным пародирует
действительные взаимоотношения Маяковского с поэтом Александром
Безыменским, послужившим одним из прототипов Бездомного. Уничижительный
отзыв о Безыменском есть в стихотворении Маяковского "Юбилейное" (1927): "Ну, а
что вот Безыменский?!// Так…// Ничего…// морковный кофе". В эпиграмме 1930 г.
характеристика Безыменского была не менее резкой: "Уберите от меня// этого//
бородатого комсомольца!"

Стихотворение А. Р., посвящённое Первомаю, на которое нападает Бездомный, это,
скорее всего, лозунговое стихотворение Маяковского к 1 мая 1924 г. Рассуждения А.
Р. на счёт Пушкина (Булгаков пародийно наделил героя именем великого поэта):
"Вот пример настоящей удачливости… - тут Рюхин встал во весь рост на платформе
грузовика и руку поднял, нападая зачем-то на никого не трогающего чугунного
человека, - какой бы шаг он ни сделал в жизни, что бы ни случилось с ним, всё шло
ему на пользу, всё обращалось к его славе! Но что он сделал? Я не постигаю… Что-
нибудь особенное есть в этих словах. "Буря мглою…"? Не понимаю!.. Повезло,
повезло! - вдруг ядовито заключил Рюхин и почувствовал, что грузовик под ним
шевельнулся, - стрелял, стрелял в него этот белогвардеец Дантес и раздробил
бедро и обеспечил бессмертие..." - это отзвук посвященного Пушкину стихотворения
Маяковского "Юбилейное" (1924).

У Булгакова спародировано стремление автора стихотворения фамильярно
поздороваться с Пушкиным: "Александр Сергеевич, //разрешите представиться. //
Маяковский. //Дайте руку! //Вот грудная клетка. //Слушайте, //уже не стук, а стон". А.
Р. тоже поднимает руку, встав во весь рост и обращаясь к памятнику Пушкина на
Тверском бульваре, только рука у него поднята скорее не для рукопожатия, а в
бессильной злобе, рожденной завистью, как бы для удара.

Автор "Мастера и Маргариты" издевается над следующими словами Маяковского:
"На Тверском бульваре //Очень к вам привыкли. //Ну, давайте, //подсажу на
пьедестал. //Мне бы //памятник при жизни //полагается по чину. //Заложил бы //
динамиту // - ну-ка, //дрызнь!". Слова же о "белогвардейце Дантесе" навеяны другим
пассажем Маяковского: "Сукин сын Дантес! //Великосветский шкода. //Мы б его
спросили: // - А ваши кто родители? //Чем вы занимались //до 17-го года? //Только
этого Дантеса бы и видели".

В варианте 1929-1930 гг. Булгаков иронически давал понять, что Рюхин именно
"левый поэт", как и Маяковский: "Иванушка шел плача и пытался укусить за руку то
правого Пантелея, то левого поэта Рюхина..."

Наверх




© 2000-2004 Bulgakov.ru
Сделано в студии FutureSite
От редакции
:: А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н П Р С Т Ф Х Ч Ш Ю Я :: А-Я ::
5.06.2004
Новая редакция
Булгаковской
Энциклопедии »»» "Самоцветный быт"
Архив публикаций
Энциклопедия
" амоцветный быт" - фельетон, имеющий подзаголовок "Из моей коллекции".
Биография (1891-1940)
Опубликован: Накануне, Берлин - М., 1923, 15 июля. Литературное приложение.
Персонажи
Вошел в сборник: М. Булгаков. Рассказы библиотеки "Смехач. М., 1926,
Произведения
Юмористическая иллюстрированная библиотека журнала "Смехач", No15 (в этой
Демонология
публикации остались только две из восьми миниатюр, составляющих С. б.:
Великий бал у Сатаны
"Средство от застенчивости" и "Сколько Брокгауза может вынести организм").
Булгаковская Москва
По крайней мере, ряд миниатюр, присутствовавших в С. б. в публикации "Накануне",
Театр Булгакова
не вошли в сборник по цензурным причинам. Неприемлемыми оказались, в
Родные и близкие
частности, "Работа среди женщин" и "Р. У. Р.", где пародировались советские
Философы
лозунги.
Булгаков и мы
В первой из них провинциальный работник своеобразно понимает вопрос
Булгаковедение
ответственного товарища из центра и отвечает, что с работой среди женщин в их
Рукописи
просветительском учреждении все нормально: "Я с третьей бабой живу". Во второй
Фотогалереи
осмеянию подвергается лозунг "Мы вам не Рур", выдвинутый в связи с оккупацией
Сообщество Мастера
французскими войсками Рура в 1923 г. Булгаков расшифровывает "Р. У. Р." устами
Клуб Мастера знакомой дамы как "Российское управление Романовых".
Новый форум
Вообще основная часть миниатюр С. б. - это вариации московских анекдотов начала
Старый форум
20-х годов. Исключение составляет миниатюра "Сколько Брокгауза может вынести
Гостевая книга
организм", где высмеивается бездумное чтение энциклопедии, без осмысления
СМИ о Булгакове
прочитанного, причем полученная информация для малообразованного читателя
СМИ о БЭ
оказывается абсолютно бесполезна. Именно к механическому поглощению знаний
Лист рассылки
сводилась проводимая советским правительством кампания по ликвидации
Партнеры сайта
неграмотности.
Старая редакция сайта
Крах героя миниатюры происходит на чтении пятой книги Энциклопедического
Библиотека
словаря Ф. А. Брокгауза и И. А. Эфрона, но названия статей намеренно искажены,
Собачье сердце
чтобы дать представление об истинном образовательном уровне персонажа -
(иллюстрированное)
"Бранецкие" вместо "Баранецких", "Баньюмас" вместо "Баньювангис" и др.
Остальные произведения
Книжный интернет- Статьи Брокгауза и Эфрона были широко использованы Булгаковым при создании
магазин романа "Мастер и Маргарита" (см. также: Понтий Пилат, Великий бал у сатаны,
Лавка Мастера Гелла, Коровьев-Фагот, Демонология, Христианство). В булгаковском архиве
сохранились многочисленные выписки из этого энциклопедического словаря.

Наверх




© 2000-2004 Bulgakov.ru
Сделано в студии FutureSite
От редакции
:: А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н П Р С Т Ф Х Ч Ш Ю Я :: А-Я ::
5.06.2004
Новая редакция
Булгаковской
Энциклопедии »»» ˜ Аркадий Аполлонович Семплеяров ˜
Архив публикаций
Энциклопедия
ркадий Аполлонович Семплеяров - персонаж романа "Мастер и Маргарита",
Биография (1891-1940)
председатель "акустической комиссии московских театров".
Персонажи
Произведения
Фамилия "Семплеяров" произведена от фамилии хорошего знакомого Булгакова,
Демонология
композитора и дирижера Александра Афанасьевича Спендиарова(1871 - 1928).
Великий бал у Сатаны
Вторая жена писателя Л. Е. Белозерская вспоминает о знакомстве со
Булгаковская Москва
Спендиаровым и его семейством в начале 1927 г. и приводит дневниковый рассказ
Театр Булгакова его дочери Марины (1903 - 1984): "Мы с папой были у Булгаковых. Любовь
Родные и близкие Евгеньевна спросила заранее, какое любимое папино блюдо. Я сказала: "Рябчики с
красной капустой". С утра я искала папу, чтобы сообщить ему адрес Булгаковых...
Философы
Помню его голос в телефоне: "Это ты, Марюшка? Ну, что ты? Ну, говори адрес...
Булгаков и мы
Хорошо, я приду, детка". Когда я пришла, Михаил Афанасьевич, Любовь Евгеньевна
Булгаковедение
и папа сидели вокруг стола. Папа сидел спиной к свету на фоне рождественской
Рукописи
елки. Меня поразило то, что он такой грустный, поникший. Он весь в себе был, в
Фотогалереи своих мрачных мыслях и, не выходя из своего мрачного в то время мирка, говорил,
глядя в тарелку, о накопившихся у него неприятностях. Потом, как-то неожиданно
Сообщество Мастера
для нас всех, перешел на восхваление Армении. Чувствовалось, что в сутолочной
Клуб Мастера
Москве он соскучился по ней".
Новый форум
Старый форум
Сама Л. Е. Белозерская отозвалась о прототипе А. А. С. так: "Мне Александр
Гостевая книга Афанасьевич понравился, но показался необычайно озабоченным, а поэтому каким-
СМИ о Булгакове то отсутствующим". Именно таким выглядит А. А. С. после скандала в Театре
СМИ о БЭ Варьете, где были разоблачены Коровьевым-Фаготом его любовные похождения.
Лист рассылки Тогда супруга А. А. С. на телефонный звонок "ответила мрачно, что Аркадий
Аполлонович нездоров, лег почивать и подойти к аппарату не может".
Партнеры сайта
Старая редакция сайта
Главным же прототипом А. А. С., которого в какой-то мере маскировала фигура
Библиотека
армянина А. А. Спендиарова, был грузин Авель Софронович Енукидзе (1877 - 1937),
Собачье сердце являвшийся в 1922 - 1935 гг. секретарем Президиума ЦИК и председателем
(иллюстрированное) Правительственной комиссии по руководству Большим и Художественным
Остальные произведения театрами. Для собственно театрального искусства эта комиссия была столь же
бесполезна, как и акустическая комиссия А. А. С., однако представляла собой
Книжный интернет-
дополнительный барьер для появления "идеологически вредных" спектаклей.
магазин
Енукидзе также был членом коллегии Наркомпроса и Государственной комиссии по
Лавка Мастера
просвещению, располагавшихся на Чистых прудах в доме No6. На Чистых прудах
находилась и акустическая комиссия А. А. С.

Енукидзе был неравнодушен к прекрасному полу, особенно к актрисам
подведомственных театров, что и послужило поводом для его падения в рамках
очередной "чистки" в высшем эшелоне власти. 7 июня 1935 г. Пленум ЦК ВКП(б)
принял резолюцию, один из пунктов которой звучал так: "За политическое и бытовое
разложение бывшего секретаря ЦИК СССР т. А. Енукидзе вывести его из состава
ЦК ВКП(б)". 16 декабря 1937 г. А. С. Енукидзе в компании с рядом других
подсудимых, в том числе Б. С. Штейгером, прототипом Барона Майгеля, был
осужден Военной коллегией Верховного суда СССР по обвинению "в измене
Родине, террористической деятельности и систематическом шпионаже в пользу
одного из иностранных государств" и расстрелян (в фантастичности этих обвинений
вряд ли сомневались мыслящие современники).

А. А. С. фигурировал еще в 1931 г. в списке персонажей будущего романа. Тогда его
звали Пафнутий Аркадьевич Семплеяров. В сцене сеанса черной магии в Театре
Варьете А. А. С. впервые появился в варианте конца 1934 г. Cатирическое
изображение в этом образе А. С. Енукидзе было вызвано тем, что именно ему
Булгаков в конце апреля 1934 г. направил прошение о двухмесячной поездке за
границу, а секретарь ВЦИК, как зафиксировала в дневнике 4 мая 1934 г. третья жена
писателя Е. С. Булгакова, не рискнул единолично решить вопрос о выезде и
наложил на прошении резолюцию: "Направить в ЦК". В результате поездка была
сорвана. Отказ последовал в унизительной для писателя и его жены форме (см.
"Был май").

"Разоблачение" А. А. С. на сеансе черной магии стало своеобразной местью
Булгакова А. С. Енукидзе, причем еще задолго до падения Авеля Софроновича. Но
в эпилоге, написанном уже после казни незадачливого секретаря ВЦИК и
председателя комиссии по двум главнейшим театрам страны, автор "Мастера и
Маргариты" существенно смягчил участь героя по сравнению с прототипом: А. А. С.
всего лишь отправляют заведовать грибозаготовочным пунктом в Брянске,
поскольку "не клеились у Аркадия Аполлоновича дела с акустикой, и сколько ни
старался он улучшить ее, она какая была, такая и осталась". Здесь - косвенный
намек на бесплодность запретительно-разрешительной деятельности А. С.
Енукидзе в качестве правительственного руководителя делами Большого Театра и
МХАТа.

Имя и отчество А. А. С. - Аркадий Аполлонович, можно перевести как "пастух
Аполлона", поскольку "Аркадий" означает пастух - иронический намек на служение
А. А. С. богу - покровителю искусств (имя персонажа в черновике 1931 г. - Пафнутий
- переводится с древнеегипетского как "принадлежащий Богу").

А. А. С. генетически связан с упоминаемым персонажем пьесы 1931 г. "Адам и Ева" -
всесильным покровителем литератора-конъюнктурщика Пончика-Непобеды
Аполлоном Акимовичем, который требует его "к священной жертве" совсем как бог
Аполлон. Эту же функцию выполняет в "Мастере и Маргарите" А. А. С.

У А. А. С. был еще один неожиданный прототип. В письме своему другу С. А.
Ермолинскому 14 июня 1936 г. сразу по прибытию в Москву после киевских
гастролей МХАТа, Булгаков, среди прочего, сообщал: "Когда поезд отошел и я, быть
может, в последний раз глянул на Днепр, вошел в купе книгоноша, продал Люсе
"Театр и драматургию" No4. Вижу, что она бледнеет, читая. На каждом шагу про
меня. Но что пишут! Особенную гнусность отмочил Мейерхольд. Этот человек
беспринципен настолько, что чудится, будто на нем нет штанов. Он ходит по белу
свету в подштанниках".

Данный эпизод отражен и в дневниковой, записи Е. С. Булгаковой 12 июня 1936 г.:
"Когда ехали обратно, купили номер журнала "Театр и драматургия" в поезде. В
передовой "Мольер" назван "низкопробной фальшивкой". Потом - еще несколько
мерзостей, в том числе очень некрасивая выходка Мейерхольда в адрес М. А. А как
Мейерхольд просил у М. А. пьесу - каждую, которую М. А. писал".

Номер "Театра и драматургии", который купили Булгаковы, был посвящен дискуссии
на собрании театральных работников Москвы 26 марта 1936 г. вокруг нескольких
статей "Правды" по вопросам искусства, в том числе и статьи "Внешний блеск и
фальшивое содержание", из-за которой сняли во МХАТе "Кабалу
святош" ("Мольера").

Всеволод Эмильевич Мейерхольд (1874-1940) утверждал: "Театральная
общественность ждет, чтобы я в своем выступлении от критики других театров
перешел к развернутой самокритике... Есть такой Театр сатиры, хороший по
существу театр... В этом театре смех превращается в зубоскальство. Этот театр
начинает искать таких авторов, которые, с моей точки зрения, ни в какой мере не
должны быть в него допущены. Сюда, например, пролез Булгаков".

Возможно, эти слова Мейерхольда как-то повлияли на снятие доведенного до
генеральной репетиции "Ивана Васильевича" в Театре сатиры. Творец "нового
искусства" здесь не столько мстил Булгакову за нелестный отзыв в "Роковых
яйцах" ("Театр имени покойного Всеволода Мейерхольда, погибшего, как известно, в
1927 году при постановке пушкинского "Бориса Годунова", когда обрушились
трапеции с голыми боярами"), - ведь и после этого он просил у опального
драматурга пьесы для постановки, сколько стремился продемонстрировать
солидарность с партийным печатным органом в безнадежной попытке спасти свой
театр. Не спас. В декабре 1937 г. театр Мейерхольда был закрыт, и, судя по записям
Е. С. Булгаковой, Булгаков никакого сожаления по этому поводу не выразил.

Зато в монологе А. А. С. появилась явная пародия на выступление В. Э.
Мейерхольда. В варианте 1934 г. речь А. А. С. звучала следующим образом: " - Все-
таки нам было бы приятно, гражданин артист... если бы вы разоблачили нам технику
массового гипноза, в частности денежные бумажки...

- Пардон, - отозвался клетчатый, - это не гипноз, я извиняюсь. И в частности,
разоблачать тут нечего...
- Виноват, - сказал Аркадий Аполлонович, - все же это крайне желательно.
Зрительская масса..."

В окончательном же тексте А. А. С. выражался почти так же, как Мейерхольд на
дискуссии в марте 1936 г.: "Зрительская масса требует объяснения". На
Мейерхольда теперь было ориентировано и описание окружения А. А. С. в Театре
Варьете: "Аркадий Аполлонович помещался в ложе с двумя дамами: пожилой,
дорого и модно одетой, и другой - молоденькой и хорошенькой, одетой попроще.
Первая из них, как вскоре выяснилось при составлении протокола, была супругой
Аркадия Аполлоновича, а вторая - дальней родственницей его, начинающей и
подающей надежды актрисой, приехавшей из Саратова и проживающей в квартире
Аркадия Аполлоновича и его супруги". В. Э. Мейерхольд происходил из немцев
Поволжья и поддерживал с Саратовом тесные связи, пригласив оттуда на
постоянную работу в Театр Революции известного впоследствии режиссера А. М.
Роома (1894-1976).

Булгаков спародировал слова Мейерхольда о том, что от него требуют самокритики,
которая в мейерхольдовском выступлении была заменена критикой других. А. А. С.
публично уличают в любовных похождениях и, пусть не прямо, как жертв
французской моды, но фигурально выставляют на всеобщее обозрение в одних
подштанниках. Вторая жена Мейерхольда, актриса его театра Зинаида Николаевна
Райх (1894-1939), была на двадцать лет младше мужа, как и мнимая родственница
из Саратова по отношению к А. А. С.

Имя и отчество Аркадий Аполлонович в "Мастере и Маргарите" и Аполлон Акимович
в "Адаме и Еве" могли быть подсказаны Булгакову одним домашним
обстоятельством: по воспоминаниям второй жены писателя Л. Е. Белозерской, ее
инструктора по верховой езде звали Константин Аполлонович.

Наверх




© 2000-2004 Bulgakov.ru
Сделано в студии FutureSite
От редакции
:: А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н П Р С Т Ф Х Ч Ш Ю Я :: А-Я ::
5.06.2004
Новая редакция
Булгаковской
Энциклопедии »»» "Сорок сороков"
Архив публикаций
Энциклопедия
" орок сороков" - фельетон. Опубликован: Накануне, Берлин-М., 1923, 15 апр.
Биография (1891-1940)
Персонажи
Эпиграф: "Решительно скажу: едва/ Другая сыщется столица как Москва" - это
Произведения
искажённая реплика Фамусова из комедии Александра Грибоедова (1795-1829)
Демонология "Горе от ума". Правильно должно было бы быть: "А, батюшка, признайтесь, что
Великий бал у Сатаны едва/ Где сыщется столица как Москва".
Булгаковская Москва
Грибоедовская Москва побудила автора "Мастера и Маргариты" сделать в романе
Театр Булгакова
символом московского мира Дом Грибоедова. В С. с. Булгаков даёт как бы четыре
Родные и близкие
панорамы Москвы 1921-1923 гг., уподобляя фельетон киносценарию (тот же
Философы
принцип применён в "Дьяволиаде"). Наблюдает автор С. с. Москву с крыши дома Э.
Булгаков и мы
К. Нирензее (Б. Гнездниковский пер., 10 - в этом доме помещалась редакция газеты
Булгаковедение
"Накануне"). Отсюда же бросается на московскую мостовую главный герой
Рукописи "Дьяволиады" Коротков.
Фотогалереи
В С. с. зафиксировано постепенное улучшение столичного быта с развитием нэпа от
Сообщество Мастера
момента прибытия Булгакова в Москву "в конце сентября 1921 года" (судя по записи
Клуб Мастера
в дневнике "Под пятой", сделанной 30 сентября 1923 года, это случилось 30-го
Новый форум
числа) и до времени создания фельетона. Писатель заканчивает повествование на
Старый форум
оптимистической ноте: "И, сидя у себя в пятом этаже, в комнате, заваленной
Гостевая книга букинистическими книгами, я мечтаю, как летом взлезу на Воробъёвы, туда, откуда
СМИ о Булгакове глядел Наполеон, и посмотрю, как горят сорок сороков на семи холмах, как дышит,
блестит Москва. Москва - мать".
СМИ о БЭ
Лист рассылки
Однако надежды на будущую цивилизованную жизнь не оправдались, и в
Партнеры сайта
позднейшем романе "Мастер и Маргарита" тот же московский пейзаж нарисован уже
Старая редакция сайта
не столь радужно. А незадолго до смерти Булгаков признавался сестре Наде в
Библиотека своей нелюбви к Москве, оказавшейся для него скорее не матерью, а мачехой.
Собачье сердце
(иллюстрированное) Наверх
Остальные произведения
Книжный интернет-
магазин
Лавка Мастера


© 2000-2004 Bulgakov.ru
Сделано в студии FutureSite
От редакции
:: А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н П Р С Т Ф Х Ч Ш Ю Я :: А-Я ::
5.06.2004
Новая редакция
Булгаковской
Энциклопедии »»» "Спиритический сеанс"
Архив публикаций
Энциклопедия
" пиритический сеанс" - рассказ. Опубликован: Рупор, М., 1922, No4.
Биография (1891-1940)
Персонажи
В качестве эпиграфа С. с. имеет речитатив Мефистофеля из оперы Шарля Гуно
Произведения
(1818-1893) "Фауст" (1859): "Не стоит вызывать его!"
Демонология
Прототипами героев рассказа послужили московские знакомые Булгакова Иван
Великий бал у Сатаны
Павлович и Вера Федоровна Крешковы. По воспоминаниям первой жены писателя
Булгаковская Москва
Т. Н. Лаппа, в их квартире (М. Бронная, 32, кв.24) по предложению Булгакова
Театр Булгакова
действительно был устроен спиритический сеанс: "Давай - соберемся, столик
Родные и близкие
покрутим". Там мы с ним были, Крешковы были - Иван Павлович и Вера, может
Философы
быть, Лямины были (булгаковский друг Н. Н. Лямин с женой Н. А. Ляминой-Ушаковой
Булгаков и мы (1899-1990) жили в той же квартире, что и Крешковы). Он их надул, конечно. "Я, -
Булгаковедение говорит, - буду тебя толкать ногой, а ты делай, как я говорю". Какие-то звуки я там
должна была издавать. Но так, все хорошо получилось, весело было. Я почему-то
Рукописи
раньше пришла, а потом Михаил приходит. А домработница Крешковых говорит
Фотогалереи
Вере: "Иди, там к тебе мужик пришел". А Иван Павлович услышал, говорит: "Что это
Сообщество Мастера
такое?" Вообще, он ревновал Верку к Булгакову, потому что Михаил немного за ней
Клуб Мастера
ухаживал. "Давай возьмем бутылку вина, купим пирожных, позови Веру, посидим,
Новый форум потом я ее провожу". "Хорошо", - говорю. И когда Михаил напечатал "Спиритический
Старый форум сеанс", все это описал там, так Иван Павлович чуть не избил его. Его удержали,
сказали: "Ты что, не понимаешь, это же шутка!" Вообще, Булгакова многие не
Гостевая книга
любили".
СМИ о Булгакове
СМИ о БЭ
Создавая С. с., и до этого организуя сам сеанс у Крешковых, Булгаков вспомнил
Лист рассылки
фантазию "Спиритический сеанс", поставленную 5 июля 1909 г. в Буче, где
Партнеры сайта
располагалась булгаковская дача. Тогда будущий автор С. с., еще гимназист, был
Старая редакция сайта
не только постановщиком этого, по определению его сестры Н. А. Булгаковой,
Библиотека "балета в стихах", но и исполнял роль спирита, вызывавшего духов.
Собачье сердце
Однако спектакль в квартире Крешковых ее хозяином был воспринят совсем не
(иллюстрированное)
шуточно. Ивана Павловича явно шокировал эпизод, когда "дура Ксюшка доложила: -
Остальные произведения
Там к тебе мужик пришел...", воспроизводящий диалог домработницы и В. Ф.
Книжный интернет-
Крешковой по поводу прихода Булгакова.
магазин
Лавка Мастера Главное же, рассуждения героя С. с. Павла Петровича о коммунизме, иронически
пересыпанные по воле Булгакова сентенциями насчет пайковых папирос, звучат
крайне двусмысленно и осведомленными читателями рассказа вполне могли быть
отнесены к И. П. Крешкову с теми же, что и в С. с. последствиями ("Бобрицкий сидел
неделю, квартирант и Ксаверий Антонович - 13 дней, а Павел Петрович - полтора
месяца").

Вот эти пикантные рассуждения: " - Да-а... - немедленно начал волынку Павел
Петрович, - "мужик" ... хе-хе! Ди-ка-ри! Форменные дикари. Я вот думаю: свобода
там... Коммунизм. Помилуйте! Как можно мечтать о коммунизме, когда кругом такие
Ксюшки! Мужик... Хе-хе! Вы уж извините, ради бога! Муж...
"А дурак!" - подумала madame Лузина и перебила:
- Да что ж мы в передней?.. Пожалуйте в столовую...
- Я и говорю, - продолжал Павел Петрович, обнимая за талию гостя, - коммунизм...
Спору нет: Ленин человек гениальный, но... да, вот не угодно ли пайковую... хе-хе!
Сегодня получил... Но коммунизм - это такая вещь, что она, так сказать, по своему
существу... Ах, разорванная? Возьмите другую, вот с краю... По своей сути требует
известного развития... Ах, подмоченная? Ну и папиросы! Вот, пожалуйста, эту... По
своему содержанию... Погодите, разгорится... Ну и спички! Тоже пайковые...
Известного сознания..."

Здесь присутствует пропагандистский штамп о ленинской гениальности, но
произносит эту фразу тот из героев, которого окружающие считают, и не без
основания, дураком. Слова Павла Петровича о необходимости для создания
коммунизма определенного уровня развития и сознания пародируют марксистский
постулат о достижении высокого уровня материального производства и
общественного сознания для построения коммунистического общества. А
вдумчивые читатели наверняка поняли намек о "подмоченности" и "разорванности"
коммунистической идеи, которую символизируют подмоченные пайковые папиросы.
Ведь паек - один из атрибутов общества, где отменены деньги.

Булгаков, заставив в С. с. дух императора Наполеона (1769-1821) (подразумевается
и фигурирует в доносе Николай II (1868-1918) отвечать на вопрос героини, "стоит ли
мне переходить из Главхима в Желеском", ясно показал отсутствие монархических
симпатий. Тут можно вспомнить и характерную запись в дневнике "Под пятой": "Черт
бы взял всех Романовых! Их не хватало", сделанную 15 апреля 1924 г.

Злой сатирой были и фигура бравого революционного матроса в штанах-колоколах,
выступающего в роли вдохновенного доносчика, и явление духа зла в виде
сотрудника ВЧК: "...Дух предстал перед снежно-бледными спиритами. Он был
кожаный. Весь кожаный, начиная с фуражки и кончая портфелем. Мало того, он был
не один. Целая вереница подвластных духов виднелась в передней.
Мелькнула бронзовая грудь, граненый ствол, серая шинель, еще шинель...
Дух окинул глазами хаос спиритической комнаты и, зловеще ухмыльнувшись,
сказал:
- Ваши документы, товарищи..."

Позднее в "Мастере и Маргарите" сатана Воланд и подчиненные ему демоны во
многом направляют действия сотрудников сменившего ВЧК ОГПУ против неугодных
им лиц.

В С. с. радость ряда присутствующих по поводу предсказания духа императора
Наполеона, что большевики пробудут у власти три месяца наряду с признанием: "я
их так ненавижу!" могли быть истолкованы компетентными органами очень
неблагоприятно для прототипов.

Это обстоятельство и вызвало столь резкую реакцию И. П. Крешкова. Его брат,
Александр Павлович, в дальнейшем стал вторым мужем Т. Н. Лаппа и однажды
уничтожил ее переписку с Булгаковым.

Наверх




© 2000-2004 Bulgakov.ru
Сделано в студии FutureSite
От редакции
:: А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н П Р С Т Ф Х Ч Ш Ю Я :: А-Я ::
5.06.2004
Новая редакция
Булгаковской
Энциклопедии »»» ˜ Лиходеев Степан Богданович ˜
Архив публикаций
Энциклопедия
тепан Богданович Лиходеев - персонаж романа "Мастер и Маргарита",
Биография (1891-1940)
директор Театра Варьете.
Персонажи
Произведения
В редакции 1929 г. С. Б. Л. именовался Гарусей Педулаевым и имел своим
Демонология
прототипом владикавказского знакомого Булгакова кумыка Туаджина Пейзулаева,
Великий бал у Сатаны
соавтора по пьесе "Сыновья муллы", история работы над которой изложена в
Булгаковская Москва
"Записках на манжетах" и "Богеме".
Театр Булгакова
Родные и близкие В первой редакции "Мастера и Маргариты" Воланд выбрасывал Гарасю Педулаева
Философы во Владикавказ. Тогда этот герой пролетал над крышей дома 302-бис на Садовой и
тут же видел большой и очень красивый сад, а за ним "громоздящуюся высоко на
Булгаков и мы
небе тяжелую гору с плоской как стол вершиной" (знаменитую Столовую гору, у
Булгаковедение
подножья которой расположен Владикавказ).
Рукописи
Фотогалереи Перед взором Гараси возник "проспект, по которому весело позванивал маленький
трамвай. Тогда, оборотясь назад, в смутной надежде увидеть там свой дом на
Сообщество Мастера
Садовой, Гарася убедился, что сделать этого он никак не может: не было не только
Клуб Мастера
дома - не было и самой Садовой сзади... Гарася залился детскими слезами и сел на
Новый форум
уличную тумбу, и слышал вокруг ровный шум сада. Карлик в черном... пиджаке и в
Старый форум
пыльном цилиндре вышел из этого сада. Его бабье безволосое лицо удивленно
Гостевая книга
сморщилось при виде плачущего мужчины.
СМИ о Булгакове - Вы чего, гражданин? - спросил он у Гараси, дико глядя на него. Директор карлику
СМИ о БЭ не удивился.
- Какой это сад? - спросил он только.
Лист рассылки
- Трэк, - удивленно ответил карлик.
Партнеры сайта
- А вы кто?
Старая редакция сайта
- Я - Пульз, - пропищал тот.
Библиотека
- А какая это гора? - полюбопытствовал Гарася.
Собачье сердце - Столовая Гора.
(иллюстрированное)
- В каком городе я?
Остальные произведения Злоба выразилась на крохотном личике уродца.
Книжный интернет- - Вы что, гражданин, смеетесь? Я думал, вы серьезно спрашиваете!.."
магазин
Лилипут уходит от Гараси, возмущенный, и тогда тот кричит: " - Маленький
Лавка Мастера
человек!.. Остановись, сжалься!.. Я... все забыл, ничего не помню, скажи, где я,
какой город.
- Владикавказ, - ответил карлик. Тут Гарася поник главой, сполз с тумбы и,
ударившись головой оземь, затих, раскинув руки. Маленький человечек сорвал с
головы цилиндр, замахал им вдаль и тоненько закричал: - Милиционер,
милиционер!"

Здесь отразились булгаковские впечатления от гастролировавшей во Владикавказе
труппы лилипутов. В последующих редакциях С. Б. Л. назывался Степой
Бомбеевым или Лиходеевым, но вплоть до 1937 г. его выбрасывали из Нехорошей
квартиры во Владикавказ. В 1936 г. Т. Пейзулаев скончался в Москве. Возможно,
узнав о смерти прототипа, Булгаков решил убрать детали, связывающие с ним С. Б.
Л. В последней редакции романа незадачливого директора Театра Варьете
Азазелло по приказу Воланда отправлял уже не во Владикавказ, а в Ялту.

Тут становится очевидной связь С. Б. Л. с героем рассказа Михаила Зощенко (1895-
1958) "Землетрясение" (1929) Снопковым, который "через всю Ялту... прошел в
своих кальсонах. Хотя, впрочем, никто не удивился по случаю землетрясения. Да,
впрочем, и так никто бы не поразился". В отличие от героя "Землетрясения", С. Б. Л.
своим появлением в непотребном виде производит в Ялте смятение. Впрочем, он
тоже выступает как жертва стихии, только не землетрясения, а потусторонних сил.

В происшествиях, случившихся со Снопковым и С. Б. Л., совпадают многие мелкие
детали. Герой Булгакова наказан, среди прочего, и за пьянство: перед
вынужденным путешествием в исподнем и без сапог в Ялту он выпил чересчур
много водки и портвейна (его приключения во многом предвосхищают сюжет
известного фильма Эльдара Рязанова "Ирония судьбы, или с легким паром", где
вместо Ялты фигурирует Ленинград).

Точно так же герой Зощенко накануне землетрясения (речь идет о Большом
Крымском землетрясении 11 сентября 1927 г. в районе Ялты) "выкушал полторы
бутылки русской горькой", затем заснул, был ограблен и раздет до подштанников.
Очнувшись и пройдя несколько верст от города, "он присел на камушек и
загорюнился. Местности он не узнает, и мыслей он никаких подвести не может. И
душа и тело у него холодеют. И жрать чрезвычайно хочется.
Только под утро Иван Яковлевич Снопков узнал как и чего. Он у прохожего спросил.
Прохожий ему говорит:
- А ты чего тут, для примеру, в кальсонах ходишь?
Снопков говорит:
- Прямо и сам не понимаю. Скажите, будьте любезны, где я нахожусь?
Ну, разговорились. Прохожий говорит:
- Так что до Ялты верст, может, тридцать будет. Эва куда ты зашел".

Сходным образом в окончательном тексте Булгаков описывает пребывание С. Б. Л.
в Ялте: "Открыв слегка глаза, он увидел себя сидящим на чем-то каменном. Вокруг
него что-то шумело. Когда он открыл как следует, глаза, он увидел, что шумит
море... и что, короче говоря, он сидит на самом конце мола, и что под ним голубое
сверкающее море, а сзади - красивый город на горах.
Не зная, как поступают в таких случаях, Степа поднялся на трясущиеся ноги и
пошел по молу к берегу.
На молу стоял какой-то человек, курил, плевал в море. На Степу он поглядел
дикими глазами. Тогда Степа отколол такую штуку: стал на колени перед
неизвестным курильщиком и произнес:
- Умоляю, скажите, какой это город?
- Однако! - сказал бездушный курильщик.
- Я не пьян, - хрипло ответил Степа, - я болен, со мной что-то случилось, я болен...
Где я? Какой это город?..
- Ну, Ялта...
Степа тихо вздохнул, покатился на бок, головою стукнулся о нагретый камень
мола".

Просторечный стиль рассказчика совпадает в обоих случаях. А вот реакция героев
на происходящее оказывается прямо противоположной. Само слово "Ялта"
успокаивает Снопкова, узнающего, что он не так уж далеко от дома забрался в
своих странствиях. Наоборот, С. Б. Л. оно повергает в ужас. Директор Театра
Варьете не в состоянии понять, как он за одно мгновение очутился в сотнях
километров от Москвы.

Различие здесь и в объектах осмеяния. У Зощенко рассказ юмористический,
бичующий пьянство. Его герой - простой сапожник. "Землетрясение" - это как бы
иллюстрация к известной поговорке "пьян как сапожник". У Булгакова же образ С. Б.
Л. - образ сатирический. Пьянство - не единственный и далеко не главный порок
директора Театра Варьете. Он наказан прежде всего за то, что занимает не свое
место.

В ранних редакциях С. Б. Л. был прямо назван "красным директором". Так
официально именовались назначенцы из числа партийных работников, которых
ставили во главе театральных коллективов с целью осуществления
административных функций и контроля, причем "красные директора", как правило,
никакого отношения к театральному искусству не имели. В эпилоге "Мастера и
Маргариты" С. Б. Л. получает более подходящее при его страсти к выпивке и закуске
назначение - директором большого гастронома в Ростове.

В образе С. Б. Л. отразился и материал фельетона "Чаша жизни". Известное
замечание Воланда: "Я чувствую, что после водки вы пили портвейн! Помилуйте, да
разве это можно делать!" выросло из сентенции одного из героев этого фельетона:
"Портвейн московский знаете? Человек от него не пьянеет, а так, лишается всякого
понятия".

С. Б. Л., пробудившись, припоминает только, как целовал какую-то даму и как ехал
на таксомоторе со скетчистом Хустовым. В "Чаше жизни" один из героев, Пал
Васильич, обнимает и целует неизвестную даму, а потом рассказчик помнит только,
как они ехали на такси. Очнувшись же дома, он, как и директор Театра Варьете,
оказывается не в состоянии подняться.

С. Б. Л. связан также с булгаковским фельетоном "День нашей жизни". Его герой
возвращается домой после попойки и заплетающимся языком произносит
последний монолог перед тем, как забыться: "Что, бишь, я хотел сделать? да лечь...
Это правильно. Я ложусь... но только умоляю разбудить меня, разбудить меня,
непременно, чтоб меня черт взял в десять минут пятого... нет, пять десятого... Я
начинаю новую жизнь... Завтра". С. Б. Л. якобы назначает свидание Воланду на
десять часов, а затем директора действительно "черт взял" и кинул из Москвы в
Ялту. В эпилоге С. Б. Л. начинает "новую жизнь": отказывается от портвейна и пьет
только водку, настоянную на смородиновых почках, буквально следуя совету
Воланда, "стал молчалив и сторонится женщин".

Ирония заключена в отчестве С. Б. Л. - Богданович, поскольку скорее не Бог, а черт
принес Степу в Театр Варьете, где от него стонут подчиненные, так что на
предположение администратора Варенухи, не попал ли С. Б. Л., как и Михаил
Александрович Берлиоз, под трамвай, финдиректор Римский отвечает: " А хорошо
бы было..."

Сомнительный разговор с Берлиозом "на какую-то ненужную тему", происходивший,
"как помнится, двадцать четвертого апреля", который директор Театра Варьете
связывает с печатью на двери Берлиоза и возможным арестом председателя
МАССОЛИТа, восходит к переписке Булгакова с одним старым знакомым.

19 апреля 1929 г. ему написал из Рязани актер Николай Васильевич Безекирский.
Он знал Булгакова осенью 1921 г., во время работы в Лито (Литературном отделе)
Главполитпросвета. Безекирский сообщал: "Вы вероятно очень будете удивлены,
что малознакомый к Вам пишет, но я вспомня наше короткое с Вами знакомство в
трудное время и зная, что Вы некоторое время сами были в скверном
материальном положении, а, следовательно скорее поймете мое теперешнее
ужасное положение: я административно выслан на 3 года минус 6 губерний.
Причина для меня до сих пор довольно туманная - следователь ГПУ обвинял меня в
контрреволюционном разговоре в одном доме, где я часто бывал, ну и в результате
я в Рязани, лишился службы в Москве, не член уже стал союза и пр., и здесь я не
могу нигде найти работы и я сейчас в таком положении, что хоть где-нибудь
зацепись за крюк!"

Судя по тому, что второе и последнее из известных писем Безекирского Булгакову с
благодарностью за помощь датировано 26 апреля 1929 г. на открытке "для ответа" и
поступило к Булгакову, как можно заключить по почтовому штемпелю, 28 апреля, то
не дошедшее до нас письмо Булгакова Безекирскому было написано и отослано 24
апреля 1929 г., как раз в тот день, когда произошел разговор С. Б. Л. с Берлиозом.

Дата 24 апреля - это также одно из косвенных доказательств, что действие
"Мастера и Маргариты" в московской части происходит не позднее начала мая,
иначе бы С. Б. Л. вряд ли мог бы вспомнить точно день "сомнительного разговора".
Поскольку события романа приурочены именно к 1929 г., Булгаков, очевидно,
сознательно использовал дату своего письма Безекирскому в эпизоде с разговором
С. Б. Л. и председателя МАССОЛИТа.

Происшествие с сосланным в Рязань актером было использовано в образе Мастера
в одной из редакций романа, где упоминались "рязанские страдания" героя.

Наверх




© 2000-2004 Bulgakov.ru
Сделано в студии FutureSite
От редакции
:: А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н П Р С Т Ф Х Ч Ш Ю Я :: А-Я ::
5.06.2004
Новая редакция
Булгаковской
Энциклопедии »»» "Торговый ренессанс"
Архив публикаций
Энциклопедия
" орговый ренессанс" - фельетон, имеющий подзаголовок "(Москва в начале
Биография (1891-1940)
1922-го года)".
Персонажи
Произведения
При жизни Булгакова не публиковался. Впервые: Социологические исследования,
Демонология М., 1988, No 1.
Великий бал у Сатаны
Т. р. написан 13 января 1922 г. (в рукописи датирован следующим, 14-м числом) и в
Булгаковская Москва
тот же день отправлен сестре Наде в Киев. В сопроводительном письме Булгаков
Театр Булгакова
просил: "...Посылаю тебе корреспонденцию "Торговый ренессанс". Я надеюсь, что
Родные и близкие
ты не откажешь (взамен и я постараюсь быть полезным тебе в Москве) отправиться
Философы
в любую из киевских газет по твоему вкусу (предпочтительно большую ежедневную)
Булгаков и мы и предложить ее срочно".
Булгаковедение
Писатель рассчитывал, если Т. р. и его автором заинтересуются редакции, стать
Рукописи
постоянным корреспондентом киевских газет в Москве и тем самым на какое-то
Фотогалереи
время добыть себе средства к существованию.
Сообщество Мастера
Срочность с публикацией Т. р. диктовалась тем обстоятельством, что московская
Клуб Мастера
газета "Торгово-Промышленный Вестник", где работал Булгаков, обанкротилась, о
Новый форум
чем он с тревогой сообщал сестре в том же письме.
Старый форум
Гостевая книга
Т. р. напечатан не был, поскольку в Киеве газеты находились в столь же
СМИ о Булгакове
бедственном положении, как и в Москве, а имя автора фельетона еще не было
СМИ о БЭ известно в журналистских кругах.
Лист рассылки
Т. р. - первое произведение, созданное Булгаковым в Москве. В нем отразились
Партнеры сайта
ростки нэпа в московской жизни. Характерно, что здесь писатель единственный раз
Старая редакция сайта
употребил первоначально принятое сокращение "НЭПо" (новая экономическая
Библиотека политика), вскоре замененное привычным для нас словом "нэп".
Собачье сердце
В Т. р. Булгаков приветствовал постепенное возрождение свободной торговли,
(иллюстрированное)
подавленной при военном коммунизме: "До поздней ночи шевелится, покупает и
Остальные произведения
продает, ест и пьет за столиками народ, живущий в невиданном еще никогда
Книжный интернет-
торгово-красном Китай-городе", хотя и сетовал на дороговизну.
магазин
Лавка Мастера
Наверх




© 2000-2004 Bulgakov.ru

<<

стр. 32
(всего 41)

СОДЕРЖАНИЕ

>>