<<

стр. 4
(всего 7)

СОДЕРЖАНИЕ

>>

чувствую, что придется заняться плотной сверкой примечаний с
моим списком, так как выходные данные цитируемых работ раз-
бросаны у Монтано по всем страницам. Многие имена и библио-
графические описания попадались и раньше. Начинаю понимать,
что не обойдусь без классических историй эстетики, таких, как
Босанке, Сентсбери, Джилберт и Кун. Вижу также, что для зна-
комства с испанской культурой барокко в моем распоряжении гро-
мадная «История эстетических учений в Испании» Марселино Ме-
нендеса-и-Пелайо.
На всякий случай выписываю имена итальянских литераторов,
комментировавших «Поэтику» Аристотеля в шестнадцатом веке:
Робортелло, Кастельветро, Скалигер, Сеньи, Кавальканти, Маджи,
Варки, Веттори, Сперони, Минтурно, Пикюломини, Джиральди
Чинцио и другие. Смотрю и вижу, что некоторые из их коммента-
риев опубликованы выдержками у того же Монтано, другие —
у Делла Вольпе, а также в антологии издательства «Латерца».
Снова меня отослали к периоду маньеризма. Неотвратимо на-
зревает знакомство с работами Морпурго-Тальябуэ и с «Идеей»
Панофского. Еще я задаюсь вопросом, не следует ли вдобавок
изучить трактатистов маньеризма, Серлио, Дольче, Дзуккари,

114
Ломаццо, Вазари. Но ведь они утянут меня в изобразительное
искусство и в архитектуру. А я должен ограничиваться историко-
литературным аспектом вопроса, следовательно — читать книги
Вельфлина, Панофского, Шлоссера, наконец, недавно изданную
монографию Баттисти.
Отмечаю на карточках отсылки к другим литературам: Сидни,
Шекспир, Сервантес...
Вижу, что основные цитируемые работы принадлежат Курци-
усу, Шлоссеру, Хаузеру, из итальянцев наиболее часто приводят-
ся труды Калькатерры, Джетто, Анчески, Праца, Уливи, Марцо-
та, Раймонди. Круг замыкается. Вот имена, которые повторяются
постоянно.

Чтобы перевести дух, иду в алфавитный каталог. Вижу, что
знаменитая книга Курциуса об европейской литературе и латино-
язычном средневековье на немецком языке отсутствует, но есть
во французском переводе. «Художественная литература» Шлос-
сера, как мы уже видели, есть. Пока я ищу «Социальную историю
искусства» Арнольда Хаузера (ее нет: удивительно, но факт, хотя
книга до того известная, что выходила даже в карманной серии),
я обнаруживаю, под разделителем того же Хаузера, в итальян-
ском переводе монументальное сочинение «Маньеризм», а также
нахожу шифр «Идеи» Панофского и выписываю его.
Вижу работу Делла Вольпе «Поэтика шестнадцатого века».
Выписываю «Стиль семнадцатого века в критике» Сантанджело
и статью «Возрождение, аристотелизм и барокко» Дзонты. Нахо-
жу под именем Хельмута Хатцфельда данные о сборнике, очень
важном со многих точек зрения: «Стилистическая критика и ли-
тературное барокко», доклады на II Международном конгрессе
по итальянистике, Флоренция, 1957.
Увы, отсутствуют работы, по отзывам меня интересующие:
книга Кармине Яннако, том «Семнадцатое столетие» из серии
истории литературы издательства «Валларди», книги Праца, ис-
следования Руссе и Тапье, уже цитировавшийся том «Риторика и
барокко» со статьей Морпурго-Тальябуэ, произведения Эухенио

115
Д'Орса, Менендеса-и-Пелайо. Короче говоря, библиотека Алес-
сандрии — это не Александрийская библиотека. И не библиотека
Конгресса в Вашингтоне и даже не миланская университетская,
но все же тридцать пять названий мне уже обеспечены, а для на-
чала этого вполне достаточно.
И поиск этим не исчерпывается.
Иногда одна, только одна удачная находка может решить ряд
проблем. Проведя свою сверку в алфавитном каталоге, я пришел
к выводу, что не вредно бы полистать (поскольку ссылки на эту
работу встречаются очень часто, там может быть много ценней-
ших сведений) статью «Полемика о барокко» Джованни Джетто,
в сборнике «Итальянская литература — направления», том 1, Ми-
лан, Мардзорати, 1956. Беру в руки и вижу, что в исследовании не
менее ста страниц и что оно имеет огромное значение. В нем опи-
сан ход дискуссии о барокко от самых тех (барочных) времен и
до наших дней. Я вижу также, что по поводу стиля барокко выска-
зались все на свете, то есть Гравина, Муратори, Тирабоски, Бетти-
нелли, Баретти, Альфиери, Чезаротти, Канту, Джоберти, Де Санк-
тис, Мандзони, Мадзини, Леопарди, Кардуччи, вплоть до Курцио
Малапарте и до тех критиков, которые уже занесены в мой спи-
сок. Переходя от одного к другому, Джованни Джетто включает в
свой текст большие отрывки, по которым нетрудно восстановить
взгляды различных авторов.
Была бы темой моего диплома история полемики о стиле ба-
рокко, не обойтись без чтения всех этих сочинений. Но если я
работаю только над текстами той эпохи, или только над отзывами
современников, никто не требует от меня сворачивания подобной
горы работы — которая, кстати, была уже сворочена, и весьма
успешно. Если только я не замышляю исследование высочайше-
го научного полета, не придумываю себе научный подвиг на мно-
го лет, с единственною целью — показать, что у Джетто чего-то
не хватает и проблемы им поставлены неверно... но обычно для
подобных амбиций требуется более солидная подготовка.
Следовательно, мне надо лишь взять из обзорной работы Джет-
то как можно больше информации обо всем, что, не являясь не-

116
посредственным предметом моего разбора, хоть как-то должно
отразиться в нем. Такого рода источники, как статья Джетто, обыч-
но дают материал для целого множества карточек-конспектов.
Я сделаю конспект на Муратори, конспект на Чезаротти, конспект
на Леопарди и далее в подобном духе, тщательно отмечая, где и
что они сказали о барокко, и выписывая на карточки те суждения,
которыми сопровождает цитаты Джованни Джетто (естественно,
не забывая брать в кавычки и указывать, откуда что взято). Когда
я стану вписывать эти фразы в текст диплома, то, учитывая, что
речь идет о вторичном источнике, буду указывать в примечаниях
«цитируется по Джетто», и не только из правдолюбия, но и из
расчета: если какая-то цитата неверна, грех падет не на меня. Я-то
предупреждаю, что взял ее у ученого-предшественника. Я не при-
кидываюсь, будто прочитал три сотни книг, так что совесть моя
спокойна.
Идеальный вариант — взяв идею цитаты из предшественни-
ка, проверять по первоисточникам каждый текстовой кусок, ко-
торый вы приводите в своем дипломе. Но не забудем: мы здесь
моделируем исследование, не потребовавшее слишком много вре-
мени и средств.

Есть, однако, категория книг, которые цитировать не напря-
мую нельзя. Это те самые сочинения, по которым пишется дип-
лом. Значит, надо мне искать трактаты барокко. Как уже говори-
лось в разделе III.2.2., каждая тема имеет свой основной первоис-
точник. Я не могу писать диплом по трактатам, не прочитав эти
трактаты. Я могу не читать маньеристов пятнадцатого века, заня-
тых изобразительным искусством, могу изучить их по переска-
зам, они не в фокусе моего разбора, но Тезауро я обязан прочи-
тать в оригинале.
А тем временем, сознавая, что мне предстоит так или иначе
познакомиться с Аристотелем («Риторика» и «Поэтика»), загля-
дываю в это место каталога. И прихожу в изумление, видя не менее
пятнадцати старинных (с 1515 по 1837 гг.) изданий «Риторики»:
издание с комментарием Эрмолао Барбаро, издание в переводе

117
Бернардо Сеньи, с парафразами Аверроэса и Пикколомини. Тут
же английское издание «Лоэб» с параллельным греческим тек-
стом. Нет итальянского издания «Латерца». Что до «Поэтики», то
и она имеется в разных изданиях, с комментариями Кастельветро
и Робортелли, есть издание «Лоэб» с греческим текстом и два со-
временных издания на итальянском, одно в переводе Ростаньи,
другое в переводе Вальджимильи. Вот это выбор. Впору задумать-
ся: не сделать ли диплом по возрожденческим комментариям «По-
этики»... Однако эксперимент требует последовательности.
Из перелистанных мною текстов я уловил: есть несколько бароч-
ных литераторов, в высшей степени подходящих для параллелей. Это
Милициа, Муратори, Фракасторо. Проверяю каталог моей город-
ской библиотеки. Все они есть, и даже в старопечатных изданиях.
Пора уже брать быка за рога. Как обстоят дела с трактатами
эпохи барокко? Прежде всего, есть антология издательства «Рич-
чарди» «Трактатисты и прозаики семнадцатого века», составлен-
ная Эцио Раймонди, где сто страниц из «Подзорной трубы Арис-
тотеля», шестьдесят страниц Перегрини и шестьдесят — Сфорца
Паллавичино. Если бы мне был нужен не диплом, а курсовая, этих
кусков было бы довольно за глаза.
Но в данном случае мне интересны полные публикации тек-
стов, а среди текстов особенно: Эмануэле Тезауро — «Подзорная
труба Аристотеля»; Никола Перегрини — «Об остротах» и «Ис-
точники Гения, сведенные искусно»; кардинал Сфорца Паллави-
чино, «О Благе» и «Трактат о стиле и диалоге».

Алфавитный каталог, старая половина: вижу две «Подзорные
трубы», 1670 и 1685 годов. Очень жаль, что нет первого издания,
1654. Я ведь успел где-то прочесть, что каждое издание содержа-
ло какие-то добавки. Сфорца Паллавичино: есть полное собра-
ние сочинений прошлого века. Перегрини нет вообще, и это не-
удача. Но утешаю себя мыслями, что довольно большой кусок
его можно прочесть в антологии Раймонди.
Существует еще Агостино Маскарди. Как-то мельком о нем и
о его трактате «Историческое искусство» (1636) я встречал упо-

118
минания в научной литературе. В трактате, похоже, много идей,
хотя он не включается в рекомендуемые списки главных тракта-
тов эпохи барокко. В нашей городской библиотеке имеется пять
его изданий: три датированы семнадцатым, два — девятнадца-
тым веком. Может, заняться Маскарди как основным автором?
Вопрос совершенно серьезный. Кто не может далеко уезжать, дол-
жен брать тему, материал по которой у него под боком.
Один преподаватель философии мне сказал, что написал кни-
гу о некоем немецком философе только потому, что на его кафед-
ру закупили новенькое полное академическое собрание сочине-
ний этого самого. А вообще ему хотелось заняться совсем дру-
гим философом. Вот проявление если не самой пылкой научной
страсти, то хотя бы — серьезного подхода к науке.

Ну, подведем итоги. Чего я достиг в Алессандрии? Составил
библиографию, которая, прикинем на глазок, включила в себя
около трех сотен единиц: все найденные мной отсылки и данные.
Потом я сверил ее по каталогу и из трехсот позиций нашел поряд-
ка тридцати, и плюс к тому издания первоисточников двоих из
интересующих меня авторов: Тезауро и Сфорца Паллавичино. Не-
дурно для провинциального городишки. Но достаточно ли этого
для университетской комиссии?
Ответ простой. Для того чтобы сделать весь диплом за три
месяца, то есть цитируя лишь по вторичным источникам, — най-
денных книг достаточно. Те книги, которые не найдены, будут
процитированы по имеющимся. Если умело слепить, стыки в гла-
за не бросятся. Получится пусть не оригинально, но вполне кор-
ректно. Беда начнется, когда дойдет до библиографии. Ведь если
в нее ставить только то, что действительно было прочитано за
три месяца, оппонент обязательно помянет какой-нибудь осново-
полагающий труд, в дипломе не оприходованный. А блефовать,
как я уже выше предупреждал вас, и неэтично и небезопасно.
Но все же хоть одно можно заявить с уверенностью: в этой
библиотеке есть шанс спокойно прозаниматься первые три меся-
ца, сидя в читальном зале, а что-то унося на дом. Вам, конечно,
известно, что справочники и редкие издания на дом не выдаются,

119
и не выдаются журналы (но в журналах нужны, как правило, ста-
тьи, а статьи можно ксерокопировать).
Запланируем два-три интенсивных налета на хорошую уни-
верситетскую библиотеку, то есть две-три недельных поездки. Но
сначала, с сентября по декабрь, спокойно поработаем на месте,
бомбя по квадратам. Прочтем целиком трактаты Тезауро и Сфор-
ца. Более того, подумаем, не стоит ли сузить поле до кого-то од-
ного из этой пары, а к прочим пунктам библиографии отнестись
исключительно как к декорациям фона. Книги, которые хотя бы
раз увидеть надо, будут просмотрены наездом в Турин или в Ге-
ную. Если повезет — управимся довольно быстро. Хорошо, что
материал темы — итальянский: можно не терзаться, что не дое-
хали, скажем, до Великобритании или до Парижа.
В любом случае, окончательный выбор мучителен. Самое луч-
шее, наверно, — это, собрав всю библиографию, нанести визит
профессору и показать ему свой ящик. Пусть профессор посове-
тует, как лучше ограничить поле деятельности, и укажет, какие из
этих книг являются самыми существенными. И тогда уж, если
этих самых существенных не окажется в Алессандрии, пошлем
запрос в другие библиотеки. За один день в университетском цен-
тре можно проверить по каталогу все, что надо, и заполнить тре-
бования. Что до статей из периодики, закажем ксероксы...
Теоретически не исключено и иное решение. Под рукой у меня
тексты двух самых главных авторов и достаточное число литера-
туры о них. Достаточное для изучения этих двух, но недостаточ-
ное, чтоб заявить нечто новое в историческом или филологичес-
ком плане (вот будь тут первоиздание Тезауро, можно было бы
сделать диплом по трем прижизненным публикациям произведе-
ния). Значит, придется купить домой несколько (четыре-пять, не
больше) книг по современной теории метафоры. Лично я бы по-
советовал: «Очерки по общей лингвистике» Якобсона, «Общую
риторику» льежской Группы Мю, «Метонимию и метафору» Аль-
бера Анри. По ним вполне можно представить себе структурали-
стскую теорию метафоры. И все эти книги есть в свободной про-
даже, стоят недорого (в бумажных переплетах), переведены на
большинство языков.

120
Взять и сопоставить современную теорию метафоры с бароч-
ной. Для подобной работы, имея Аристотеля, Тезауро и штук три-
дцать работ по Тезауро, три книги по современной лингвистике,
вы имеете полную возможность написать диплом изящный, с эле-
ментами оригинальности, хотя без всякой претензии на филоло-
гические открытия (но с претензией на точность в том, что каса-
ется барокко). И все это не отрываясь от своей Алессандрии, раз-
ве что с недельным выездом в Турин или в Геную за двумя-тремя
важнейшими книгами, которых в Алессандрии не было.

Разумеется, может случиться всякое. А вдруг вы так войдете
во вкус, что пожелаете посвятить не один, а целых три года изуче-
нию барокко, пойдете в аспирантуру, займетесь этим в полное
удовольствие? Надеюсь, вы не ждете от меня советов ни что вам
писать в дипломе, ни как вам строить вашу жизнь.

Мне лишь хотелось показать вам, как можно пойти в провин-
циальную библиотеку безо всякого понятия о теме, проработать
три неполных дня и в конце работы иметь достаточно ясное пред-
ставление о том, что делать дальше. Так что не надо жаловаться:
«Я живу в глуши, книг купить не на что, не знаю, с чего начать, и
никто мне не помогает».
Разумеется, темы надо подбирать с таким расчетом, чтоб по-
добные замыслы удавались. Допустим, пришло бы вам в голову
писать диплом по логике вероятных миров у Крипке и Хинтикки.
Чтобы проиграть этот сценарий, достаточно двух часов на экспе-
римент. В предметном каталоге на «Логику» стояло пятнадцать
известнейших трудов по формальной логике (Тарский, Лукасе-
вич, Куайн, учебники, монографии Казари, Витгенштейн, Стросон
и прочие). Но, как и следовало ожидать, не было ничего по ново-
модным течениям — модальной логике. Материал такого рода рас-
сеян по сверхспециализированным изданиям и часто даже библио-
теки кафедр философии им недостаточно укомплектованы.
Но, с другой стороны, подобную тему никто и не берет на
последнем году учебы, не зная ничего о предмете и не имея в

121
собственном пользовании основные тексты. Я не говорю, что по-
добная тема по плечу только студентам из обеспеченной прослой-
ки. Один студент крайне скромного достатка писал диплом по
подобному вопросу, живя на хлебах в монастырском пансионе и
почти не покупая книг. Конечно, даже и это не все могли бы себе
позволить. Не каждому доступен такой выбор: не работать, не
приносить денег в семью, жить хотя и скромно, но посвящая все
свое время занятиям.
Вообще я думаю, что не бывает специфических «тем для бо-
гатых». Я уверен, что даже на тему «Некоторые тенденции изме-
нения фасона купальных костюмов на пляжах Канарских и Бале-
арских островов в золотой сезон за последние годы» умеючи мож-
но отыскать спонсора, который даст вам грант и финансирует вашу
командировку для сбора экспериментальных данных. Но это уме-
ючи. Большинство же студентов действует в реальных непростых
условиях, вот я и показываю, как можно сварить неплохой супчик
ну не совсем из топора, но все же и без лангустов и артишоков.

III.2.5. А книги-то все-таки надо читать? И в каком
порядке?
Глава о каталожных разысканиях и образец исследования ab
o??, который я воспроизвел выше, могут создать впечатление, что
работа над дипломом состоит из подбора огромной кучи книг.
Но ведь диплом создается не только о книгах и из книг? Ну да,
мы с вами видели выше, что пишутся дипломы и об опытах, и по
опросным данным, и по наблюдениям, ну предположим, в течение
полутора лет за перемещениями пары мышей в одном лабиринте.
Относительно дипломов подобного характера я не могу вам дать
очень точных советов, потому что подход зависит от специфики
дисциплины, и тот, кто занимается подобными вещами, уже состо-
ит при какой-то лаборатории и встречается с коллегами и не нуж-
дается в моих подсказках. Единственное, что мне ясно, и что я уже
говорил, это что любой эксперимент должен быть введен в кон-
текст проблем, обсуждающихся в научной литературе, а значит, и
при экспериментальном исследовании от книг вам никуда не уйти.

122
Это распространяется и на дипломы по социологии, черпаю-
щие материал из реальной жизни. Книги и для них нужны, как
минимум чтоб иметь представление, как делались аналогичные
исследования. Есть дипломы по газетным, по неформальным, по
коллекционным материалам, но и они невозможны в отрыве от
научной литературы.
И наконец, есть дипломы, в которых книги и только книги.
Таковы работы по словесности, философии, истории науки, по
религиеведению или формальной логике. Этих дипломов, особен-
но на гуманитарных факультетах, преобладающее большинство.
Особенно в Европе. У американцев, скажем, антропологов куль-
туры, индейцы прямо под боком, или какой-нибудь фонд готов их
заслать куда-нибудь в Конго, а европейский студент должен уте-
шаться разборами теорий Франца Боаса.
Разумеется, и в Европе есть приличные работы по этнологии
на материале быта и культуры собственных стран, но и тут, как
вы уже догадываетесь, библиотека имеет базовое значение: как
продвигаться, не обращаясь к классическим собраниям и спра-
вочникам по фольклору?
В данном пособии по вполне естественным причинам внима-
ние сосредоточено на том громадном большинстве дипломов, для
которых предметом выступают книги и орудием — тоже книги.
То есть книги, как вы сами понимаете, подразделяются на два
разряда. Во-первых, книги, о которых пишут, и во вторых, книги,
с помощью которых пишут. Другими словами: предмет работы и
литература по предмету, то есть в нашем примере — трактаты
барокко и книги о трактатах барокко, или еще другими словами —
тексты и критическая литература.
Поэтому главный вопрос этого раздела следует переформу-
лировать более конкретно. К чему обратиться первым делом —
к текстам? Или к критической литературе? Вопрос может пока-
заться вам досужим: а) потому что каждый случай непохож на
остальные; некоторые студенты прекрасно знают свои тексты и
как раз потому решают писать по ним дипломы, а другие, наобо-
рот, желают таким путем приобщиться к пониманию какого-то

123
трудночитаемого, пугающего текста; б) потому что вы в пороч-
ном круге, так как трудночитаемый текст непроходим без крити-
ческого объяснения, и в то же время критическая литература для
тех, кто не знает особенностей текста, оказывается непонятной.
Но вопрос все-таки не вполне бессмыслен, потому что сту-
денты действительно не знают, что им делать, и мы им все же
скажем. Например, тому гипотетическому дипломнику, который
будет работать над барочными трактатами: сперва он должен чи-
тать Тезауро или пусть прежде накачает филологические муску-
лы, проработав Джетто, Анчески, Раймонди и компанию?
Самый разумный подход, с моей точки зрения, следующий. Надо
взять сперва два-три наиболее общих исследования, просто чтоб
получить представление, на каком фоне все разворачивается. Потом
читать непосредственно исследуемого автора, с попыткой понять,
о чем он там толкует. Потом — опять за критику. И снова перечи-
тывайте главный текст, теперь уже с учетом накопленного знания.
Совет, я сознаю, весьма абстрактный. Ведь есть еще и волны
интереса, и ритмы подспудных тяг и желаний, и не доказано, что
беспорядочное питание так уж нездорово. Можете прыгать хоть
вправо, хоть влево, ставить себе целью одно, а получать в резуль-
тате другое. Пусть только частая сетка ваших выписок, по воз-
можности сделанных на конспект-карточках, увяжет следы этих
метаний в стройную систему. Надо учитывать, в частности, и пси-
хологию. Есть ученые одностаночные и многостаночные. Одно-
станочные работают нормально только если им позволяют занять-
ся чем-то, начать и кончить. Они не могут читать, когда играет
музыка, не могут бросить одну книжку и начать читать следую-
щую, они бывают не в состоянии ответить на простой вопрос,
если в это время бреются или красят ресницы.
Многостаночные работают нормально только если занимают-
ся всем сразу, а если надо делать вещи по одной, от скуки заболе-
вают. Одностаночные методичнее, но бывают занудны. Много-
станочные гениальнее, но часто суматошны и непостоянны. По-
смотрите биографии великих людей. Процент одно станочников
и многостаночников: фифти-фифти.

124
IV. ПЛАН РАБОТЫ, РАЗМЕТКА
И КОНСПЕКТИРОВАНИЕ

IV.1. Содержание, оно же рабочая гипотеза
Почти что в первую очередь, начиная дипломную работу, вы
должны написать: 1) заглавие, 2) введение и 3) содержание, зна-
чит — первый и последний листы, то есть те самые, которые со-
чинители всегда оставляют под конец. Сей совет звучит парадок-
сально. Как, начинать с последнего листа? Но кто сказал, что со-
держание обязательно надо писать под занавес! Есть книги, где
содержание в начале, так что читатель сразу получает представ-
ление о том, что его ожидает. Другими словами, разработать со-
держание-гипотезу полезно, чтобы с самого начала ограничить
поле деятельности.
На это возразят, что по мере того, как работа продвигается,
гипотеза-содержание будет изменяться по многу раз, и может быть,
приобретет совсем иную конфигурацию. Несомненно! Но вы ус-
пешнее ее отработаете, если вам будет что перерабатывать.
Вообразите, что вы собрались пропутешествовать на машине
тысячу километров и времени у вас на то неделя. Даже если вы в
отпуске, не станете же вы отправляться из дому в любую произ-
вольную сторону. Вы наметите приблизительный план. Допустим,
по скоростному шоссе Милан - Неаполь («Автострада Солнца»)
вы поедете на юг с ночевками во Флоренции, Сиене, Ареццо, бо-
лее длительным привалом в Риме и заездом в Монтекассино. Ко-
нечно, может получиться, что когда вы попадете в Ареццо, вам
заблагорассудится свернуть на Урбино, Перуджу, Асизи, Губбио.
Это будет означать, что по каким-то серьезным соображениям вы
изменили маршрут на полупути. Но чтоб изменить, вам нужно
было иметь что менять, то есть иметь маршрут.

125
То же самое — ваша дипломная работа. Наметьте себе рабочий
план. Этому плану надо придать форму справочного указателя.
Самое лучшее, если указатель будет по своему существу содер-
жанием, то есть под названием каждой главы будет написано ко-
роткое резюме.
Двигаясь этой дорогой, вы легче и лучше проясните для себя,
что же намерены делать. Вдобавок выстроится членораздельный
проспект для показа научному руководителю. И к тому же вы сами
поймете, насколько ясны ваши идеи. Некоторые идеи кажутся
убедительными, пока они в голове, но как только начнешь пи-
сать, всё расползается под руками. Можно иметь ясное представ-
ление о том, с чего начать и на чем закончить, и тем не менее
оказывается, что неизвестно, как прийти от этого начала к этому
концу и что должно стоять посередине. Дипломная работа, как
шахматная партия, состоит из множества ходов, однако вы долж-
ны предвидеть главные ходы и комбинации, ведущие к шаху и
мату, иначе шах и мат будут объявлены не вами, а вам.
Грубо говоря, рабочий план состоит из заглавия, введения и
содержания. Удачное заглавие содержит в себе всю концепцию.
Речь идет вовсе не о том заглавии, которое депонируется в дека-
нат за много месяцев до защиты и которое почти всегда так общо,
что оставляет бесконечный простор для переделок. Я имею в виду
то «истинное» заглавие диплома, которое обычно оказывается в
подзаголовке. У диплома может быть «общее» название «Поку-
шение на Пальмиро Тольятти в отражении радиохроники», но
истинная тема (и соответственно подзаголовок) будут читаться
так: «Сравнительно-содержательный анализ радиопрограмм, на-
целенный на выявление скрытой тенденции при освещении сред-
ствами радиовещания победы Джино Бартали в велогонке «Тур
де Франс» в целях отвлечения общественного мнения от крупно-
го политического события». Это значит, что обрисовав сферу ин-
тереса, в ней выделили некий конкретный сектор. В нем и сосре-
доточена проблема работы, то есть: как освещали радиостанции
победу велогонщика Джино Бартали, поминутно стараясь отвлечь
внимание публики от покушения на Тольятти ? И как можно выя-

126
вить это подспудное намерение, исследуя содержание радиопе-
редач? Так заголовок укрупняется до проблемы и формирует со-
бою стержень рабочего плана.
После того как будет сформулирована проблема, распланиру-
ем работу по этапам. Каждому этапу будет соответствовать глава.
Например:

1. Обзор литературы по вопросу
2. Хроника исторических фактов
3. Дайджест радиопередач
4. Сравнение количественных данных по радио сводкам и график их вы-
хода в эфир
5. Сравнение содержания радиосводок
6. Выводы

Конечно, план работы может строиться и по-другому:

1. Хроника событий по различным источникам информации
2. Дайджест радиосводок с момента покушения до момента победы Бар-
тали
3. Дайджест радиосводок с момента победы Бартали и в три следующих
дня
4. Сравнение количественных данных двух групп сводок
5. Сравнение содержания двух групп сводок
6. Социополитическая оценка

Крайне желательно, чтобы ваш проспект, как я уже советовал
выше, был гораздо подробнее краткой схемки. Если хотите, раз-
линуйте чернилами двойной лист тетради и вписывайте туда ка-
рандашом сколько угодно подпунктов, стирайте резинкой и пи-
шите новые, меняйте пункты и подпункты в соответствии с раз-
витием вашей мысли.
Другая форма указателя-гипотезы — разветвляющийся план.

1. Описание событий
С покушения до победы Бартали
/
2. Радиосводки
\ От победы Бартали и позже
3. И так далее

Разветвлять такую структуру вы можете сколько угодно.

127
В сущности, указатель — проблемный план должен строиться
по такому рецепту:

1. Постановка проблемы
2. Опыт предшественников
3. Наша гипотеза
4. Данные, которыми мы располагаем
5. Анализ этих данных
6. Доказательство гипотезы
7. Выводы. Перспективы продолжения данного исследования

Третьей фазой работы над дипломом является предисловие.
Предисловие — это, в сущности, развитие пунктов содержания.
«В данной работе мы намереваемся доказать такую-то гипотезу.
Предыдущие исследователи оставили нерешенными такие-то и
такие проблемы, и собранные факты на данный момент не пред-
ставляются достаточными. В первой главе попытаемся ответить
на такой-то вопрос; во второй — достичь такого-то результата.
В заключении подчеркнем, что нами обнаружено то-то и се-то.
Следует оговорить, что наше исследование проводится в таких-
то четко очерченных рамках, а именно оттуда и досюда, оттоле и
доселе. В означенных пределах будет применяться методология,
которая заключается вот в чем...»
Функция этого псевдопредисловия («псевдо» по понятной при-
чине: оно будет тысячу раз переделано, прежде чем завершится
ваш диплом) состоит в том, что оно помогает выстроить рабочие
идеи в цепочку, и цепочка эта уже меняться не может, а если будет
меняться, то лишь ценой сознательной перетасовки пунктов пла-
на. Это поможет вам сдерживать тягу к отступлениям и укрощать
случайные импульсы.
Предисловие нужно, в частности, и чтоб донести до научного
руководителя, что же вы собираетесь делать.
Главная же функция предисловия — проверить, в состоянии
ли вы излагать идеи. Учение в школе, выпускные школьные и
вступительные университетские экзамены обычно проходят на
фоне бесконечного писания сочинений. После этого за четыре,

128
пять, шесть лет учебы, когда, как водится, от студента ровно ни-
чего писать не требовалось1, атрофируются все приобретенные в
школе навыки, и к моменту диплома выпускник подходит совер-
шенно растренированным. Обнаружить это — довольно сильный
шок. Лучше не дотягивайте до крайности. Начинайте писать как
можно раньше, то есть пробуйте внятно сформулировать собствен-
ные научные гипотезы.

Внимательно отнеситесь к этому этапу, потому что пока вы не
сочинили содержание и введение, вы не можете быть уверены,
что это и есть ваш диплом. Если введение никак не получается,
значит, нет у вас четкого понимания, с чего следует начинать. А ес-
ли вы знаете, как начать, значит, вы хоть приблизительно предпо-
лагаете, чем закончить. Из этого предположительного материала
вам и предстоит выстроить свое предисловие, которое будет чем-
то вроде рецензии на воображаемую работу. Не бойтесь загады-
вать наперед. У вас будет время отступить.
Понятно, что и введение и содержание будут неоднократно
переписаны. Это заложено в программу. Окончательное введение
и окончательное содержание (те, которые войдут в переплетен-
ный текст диплома) не могут и не должны быть тождественны
вашим первым наброскам. Будь они тождественны, это бы озна-
чало, что за время работы у вас не родилось ни единой новой
идеи. Вы завидно цельная личность, но работа над исследовани-
ем оказалась бесполезной.
Чем будет отличаться первая редакция введения от окончатель-
ной? Тем, что в окончательной вы будете обещать гораздо меньше,
нежели в первой. Назначение окончательного введения — помочь

1
Не везде одинаково. В США, например, вместо устного экзамена по окон-
чании любого курса по любой дисциплине студент предоставляет десяти-двад-
цатистраничную «курсовую» — papers. Устно-начетническая форма экзамена от-
нюдь не является оптимальной и единственно верной, и во многих университет-
ских системах преподаватели сами решают, как оценивать уровень усвоения сту-
дентами знаний.

129
читающему вникнуть в ваш диплом. Ни в коем случае не сулите
того, чего в дипломе не окажется. Назначение высококачествен-
ного окончательного введения — сообщить оппоненту столько,
чтобы он удовлетворился и не стал читать сам диплом... Но оста-
вим шутки. Конечно, грамотное введение в опубликованной кни-
ге должно содержать достаточно материала для рецензента, что-
бы он отозвался о книге именно так, как это желательно автору.
Но с дипломом дело иное. Вообразите, если оппонент (или кто
там за него) все-таки прочитает полный текст работы и обнару-
жит, что в ней не содержится тех результатов, которые вы наобе-
щали во введении. Нет, необходима максимальная осторожность.
Пусть во введении провозвещается ровно столько, сколько ваш
диплом действительно в состоянии предложить.
Введение нужно еще и для того, чтобы было ясно, что поме-
щается в фокусе вашего диплома и что — на периферии. Разгра-
ничивать эти вещи крайне важно, и не только для чистоты мето-
да. С вас строже спросится за все то, что вы сами обозначили как
суть, и гораздо менее строго — за второстепенности. Если ваш
предмет — «Наполеон в России. Роль партизанских формирова-
ний в поражении французской армии», вам простят какие-то ла-
куны в знании Тильзита и Аустерлица, но уж Бородино, извини-
те, с вас потребуют во всех подробностях, а что касается парти-
занских вожаков, извольте помнить о каждом — имя, фамилию,
кличку и год рождения.

Чтобы решить, где же центр (фокус) вашей работы, вы долж-
ны как-то понять, каким материалом располагаете. Вот почему
«подлинное» наименование вкупе с псевдопредисловием и с ги-
потетическим содержанием должны создаваться почти что в пер-
вую очередь, но все-таки не в первую очередь.
В первую очередь проводится библиографическая разведка (как
мы видим из раздела II.2.4., с ней можно справиться за неделю и не
выезжая из маленького города). Возвращаясь к примеру с библио-
текой Алессандрии: за три дня работы было собрано материала
достаточно, чтобы набросать вполне пристойное содержание.

130
Какой логикой руководствоваться, составляя содержание-ги-
потезу? Характер логики зависит от характера диплома. В исто-
рических работах имеет смысл основываться или на хронологии
(например: «История преследований вальденцев в Италии»), или
на причинно-следственных связях («Корни арабо-израильского
конфликта»); или можно организовывать материал по простран-
ственному принципу («Распространение метода прямых продаж
в книготорговле провинции Канавезе»), а также по сравнитель-
но-сопоставительному («Национализм и популизм в итальянской
культуре периода Первой мировой войны»).
Делая диплом на основании экспериментов, применяйте ин-
дукцию: от описания опыта к выведению теории. В работе по
математической логике, напротив, потребуется дедукция: снача-
ла предлагается теория, потом она рассматривается в примене-
нии к конкретным случаям. Я склонен думать, что удовлетвори-
тельную рабочую программу можно построить, переняв для себя
методику одной из критических работ по данному вопросу, вхо-
дящей в вашу библиографию. Внимательно проанализируйте свою
научную литературу и решите, какая структура исследования луч-
ше соответствует специфике проблемы, заявленной в качестве
«подлинного» сюжета вашего исследования.
В содержании ваша работа должна логически подразделяться
на главы и параграфы, пункты и подпункты. Подробнее о технике
членения см. VI.2.4 и VI.4. Старый добрый метод попарного сопо-
ставления позволит вам дописывать подпункты, не нарушая форму
плана. Например, костяк плана может иметь такую форму:

1. Центральная тема
1.1. Первостепенная подтема
1.2. Второстепенная подтема
2. Распространение центральной темы
2.1. Развитие первого аспекта
2.2. Развитие второго аспекта
и т.д.,

131
IV. План работы, разметка и конспектирование

или разветвляться по модели дерева:




Когда будет готов этот ваш план-указатель-рабочая гипотеза,
любое ваше чтение и любой подбор документов будут соотно-
ситься с конкретным пунктом плана. Буквенные шифры, вписан-
ные во все клетки, послужат для пометок на конспект-картах (под-
робнее см. раздел IV.2.1). Разумеется, рядом с буквенной или вме-
сто буквенной вы можете применять цифровую или цветовую
индикацию.
Это вам облегчит и внутритекстовые отсылки. Что такое внут-
ритекстовые связи, вы можете видеть на примере данного посо-
бия. Часто речь идет о предметах, которые уже описывались в
предыдущих разделах или будут описаны в последующих. Давая
ссылку на разделы и параграфы, удастся избегать ненужных по-
вторений.
Еще важнее, что при этом создается картина общей цельности
работы. Внутритекстовые отсылки полезны, когда единое явле-
ние рассматривается в двух разных аспектах; когда единый при-
мер подтверждает два разных соображения; когда общее рассуж-
дение применимо к какому-то конкретному факту; а также во мно-
гих других ситуациях.
Хорошо организованный диплом должен пестрить внутритек-
стовыми отсылками. Если этих отсылок нет, это, видимо, значит,

132
что каждая глава толкует о своем, отдельном, как будто сказанное
в предыдущих главах не играет большой роли. Разумеется, суще-
ствуют и такие дипломные работы (скажем, собрания докумен-
тов). Но по крайней мере на стадии выводов и заключений внут-
ритекстовые отсылки все-таки должны появиться. Грамотно
сделанный гипотетический указатель предложит вам сетку номер-
ков, которые вы будете проставлять повсюду, не имея ни малей-
шей надобности перелистывать страницы и искать место, где го-
ворилось о том же самом (описанный метод широко применен в
читаемой вами книге).
Для отражения логической структуры диплома (центральное
поле исследования; периферия поля; основная тема; первостепен-
ная и второстепенная подтемы...) в содержании должны быть пе-
ренумерованы все главы, разделы и подразделы. Предлагаю вам
для примера «Содержание» данной книги. В нем немало разделов
и подразделов, а также встречаются такие дробные подпункты, что
они и в «Содержание» не вошли (см., скажем, в разделе III.2.3).
Аналитическая структура максимально удобна для логичес-
кого уяснения концепции. Содержание должно быть абсолютно
логично: раздел I.3.4 может быть лишь частным случаем тезиса
I.3. и ничем иным; это должно ясно выглядеть на бумаге.

ОБРАЗЕЦ СОДЕРЖАНИЯ
I. МНОГОСТУПЕННАЯ РУБРИКАЦИЯ В СОДЕРЖАНИИ
I.1. Рубрики. Система нумерации рубрик
I.1.1 .Сквозная (от первой до последней рубрики данной
ступени)
I.1.2. Параллельная (от первой до последней рубрики
только внутри раздела)
I.1.3.Индексационная (с цифровыми номерами, содержа-
щими во всех ступенях, кроме первой, номер как своей
рубрики, так и рубрик, которым она подчинена).
I.2. Соподчиненностъ номеров, литер, названий рубрик
I.2.1. Рекомендуемая соподчиненность номеров и литер
I.2.2. Рекомендуемая соподчиненность родовых названий
(обозначений)

133
II. ГРАФИЧЕСКОЕ ОФОРМЛЕНИЕ СОДЕРЖАНИЯ
II. 1. Виды набора заглавий рубрик
II. 1.1. Прописные литеры
II.1.2. Курсивы (в машинописи — подчеркивания)
II. 1.3. Разрядка
II.2. Бесспусковая и спусковая системы рубрикации
II.3. Знаки препинания в рубриках

Из этого примера очевидно, что не всегда рубрикации глав
должны симметрично повторяться. Какую-то главу, чтоб растол-
ковать, приходится дробить на пункты и подпункты, а, может,
другой главе лучше подойдет одно только заглавие самого обще-
го вида. Есть главы, для которых не требуется подробный индек-
сатор смысла, он даже мешает главной мысли (скажем, в дипло-
ме по реконструкции чьей-то биографии).
Однако в большинстве случаев мелкое членение на пункты по-
могает организовывать материал и восстанавливать логические
связи. Когда я вижу, что какое-то рассуждение имеет номер I.2.2.,
я сразу понимаю, что это — частный момент крупной темы I, по
своей важности примерно сопоставимый с рассуждением I.2.1 и с
ним образующий некое единство, противополагаемое параллель-
ным темам, которые имеют нумерацию типа I.1,1.3 и т.д.
Последнее предупреждение. Лишь при наличии надежнейше-
го указателя можно себе позволить начинать не с начала. Так бы-
вает нередко: сперва прописываешь во всех деталях именно те
пункты и рубрики, по которым материал подобран и идеи крис-
тально ясны. Но все написанное должно укладываться в ячейки
вашей сетки, называемой содержанием, — выражаясь иными сло-
вами, рабочей гипотезы.

IV.2. Карточки и конспекты

IV.2.1. Разные виды карточек: для чего они применяются
Постепенно, пока библиография разрастается, начинайте чи-
тать материал. Только в теории можно предполагать, что сначала

134
будет собрана отличная библиография, а потом она будет по по-
рядку прочитана. В жизни бывает иначе. Как только готов перво-
начальный список книг, вы накидываетесь на первые, которые
удается получить в руки. Часто бывает даже, что все начинается с
чтения книги, а из нее выползает библиография. По мере того как
вы будете читать книги и публикации, отсылок будет накапливаться
все больше, и библиографическая картотека будет расти.
В идеале хорошо бы иметь все книги дома, под рукой, как со-
временные, так и старые (и вообще иметь отличную собствен-
ную библиотеку, а также помещение для работы, просторное и
удобное, с несколькими столами, на которых можно расположить
в нужном порядке, в логически подобранных стопочках, книги,
которые вы будете использовать). Но подобные идеальные усло-
вия удается создать редко не только студенту, но и ученому-про-
фессионалу.
Ладно, предположим для простоты, что вы сумели найти и
приобрести абсолютно все нужные вам источники. В этом случае
вам вообще не понадобятся конспекты, из всех видов карточек
нужны только те, что описаны в разделе III.2.2. Вы разработали
указатель (то есть содержание, то есть программу исследования,
рабочую гипотезу — см. раздел IV. 1.).
В указателе названы все разделы и подразделы, все перенуме-
ровано, так что, постепенно читая ваши книги, вам остается только
подчеркивать нужные места и выписывать на поля книг номера
подразделов, к которым подчеркнутые места относятся. Одновре-
менно с этим в план, напротив соответствующих параграфов, вы
впишете значочки-ссылки на источники и на номера страниц.
Благодаря такой системе создается возможность быстро отыски-
вать, сидя и сочиняя свой текст, нужные мысли и нужные цитаты.
Предположим, ваш диплом имеет тему «Мотив возможных
миров в научной фантастике США» и что параграф IV.5.6. ваше-
го плана называется «Складки времени как возможность проник-
новения из одного возможного мира в другой». Читая «Обмен ра-
зумов» («Mindswap») Роберта Шекли, вы видите в главе XXI, что
Макс, дядюшка героини, которую зовут Мервин, играя в гольф,

135
спотыкается о складку времени на газоне Фэрхевен Клуб Кантри
в Стэнхопе и падает, а поднимается с травы на планете Клезиус.
На странице напротив этого места вы напишете карандашиком

Д. (IV.5.6.) складка времени,

и вы будете знать, что пометка относится к диплому (та же самая
книга может вам понадобиться для научной работы и через де-
сять и через двадцать лет; так что имеет смысл указывать, к какой
работе отсылает каждый конкретный значок), и сразу увидите но-
мер подпункта, с которым эта пометка связана. Одновременно с
этим в вашем плане работы вы напишете напротив пункта IV.5.6.:

Sheckley, Mindswap, XXI

Потом к тому же пункту IV.5.6 вы припишете отсылки к «Ма-
шине времени» Брауна и к «Двери в лето» Хайнлайна.

Подобная техника работы, однако, возможна лишь при следу-
ющих условиях: а) книга ваша собственная и стоит у вас дома; б)
вы можете черкать ее как угодно; в) план работы составлен и имеет
окончательный вид. Предположим вместо этого, что книги у вас
лично нет, а есть она в библиотеке; что вы ее взяли почитать и
поэтому разрисовывать не можете (или что книга хоть и ваша, но
старинная и ценная); предположим, наконец, что указатель про-
должает вами переделываться. Как видим, налицо серьезные за-
труднения.
Особенно вероятно последнее из перечисленных осложнений.
По мере вашей работы план, безусловно, будет обогащаться. Из-
менится его структура, изменится и нумерация подпунктов, и не
сможете же вы безостановочно переправлять пометки на страни-
цах ваших источников. Значит ли это, что единственный разум-
ный вид пометки, это «возможные миры!»? И как бороться с по-
добной расплывчатостью?
А бороться можно, скажем, с помощью картотеки идей. Пи-
шите на каждой карточке гриф типа «Складки времени», «Парал-
лелизм возможных миров», «Противоречивость», «Изменения

136
структуры» и так далее. Одна из карточек первой группы будет
посвящена детальному пересказу Шекли. Каждую карточку, от-
носящуюся к складкам времени, вы будете предназначать для ис-
пользования в конкретном месте в соответствии с окончательным
вариантом дипломной работы. Вы сможете как угодно перетасо-
вывать эти конспект-карточки и группировать их в нужном по-
рядке.

Эту вашу первую картотеку назовем тематической. Она оп-
тимальна для дипломной работы, скажем, по истории идей. Если
ваш диплом посвящается возможным мирам в американской на-
учной фантастике, и в нем будут проанализированы различные
варианты подхода к логико-космологическим проблемам у раз-
ных авторов, иметь тематическую картотеку просто идеально.
Но предположим, что вы собираетесь выстроить диплом со-
всем иначе, то есть по принципу «медальонов»: вводная глава плюс
по главе на каждого из основных писателей-фантастов (Шекли,
Хайнлайн, Азимов, Браун и т.д.), или даже по принципу серии
глав, каждая из которых посвящается какому-то роману-модели.
Тогда вам лучше делать не тематическую картотеку, а именную.
Гриф «Шекли» вы нанесете на все те карточки, которые будут
указывать, в каких книгах и где именно у Шекли говорится о воз-
можных мирах. И, скажем, под тем же самым грифом «Шекли»
потом вы припишете дополнительные грифы «Складки времени»,
«Параллелизмы», «Противоречия» и так далее.
Предположим, наконец, что в вашем дипломе проблема по-
ставлена на более теоретическом уровне, и научная фантастика
служит только отправной точкой для рассуждения о логике воз-
можных миров. В таком дипломе отсылки к научной фантастике
могут быть куда более произвольными, поскольку служат в ос-
новном для вкрапления разных забавных примеров. В этом слу-
чае вам необходима картотека примеров. Там под грифом «Склад-
ки времени» у вас будет содержаться подходящая цитата из Шек-
ли; под гриф «Параллелизмы» вы отправите выписку из Брауна
о двух мирах, абсолютно идентичных, единственное различие

137
между которыми — это форма узла, которым главный герой завя-
зывает шнурки ботинок.
Но теперь предположим, что книга Шекли вашей собственно-
стью не является. Допустим, вы читаете ее в гостях у товарища, в
другом городе, и задолго до того, как выработали детальный план
дипломной работы, куда будут внесены параграфы о складках
времени и о параллелизмах. Значит, вы должны составить себе
впрок карточку на книгу, описав «Обмен разумов» как можно
более подробно: выходные данные, резюме содержания, пометки
относительно степени важности как источника, ряд примеров из
текста, показавшихся вам при чтении наиболее характерными.
Бывают еще рабочие карточки, которые могут быть разного
типа: карточки, связывающие между собой идеи и подпункты
плана, проблемные карточки (как подходить к какой-либо про-
блеме?), карточки-подсказки (куда заносятся идеи, заимствован-
ные у кого-то, с добавлением подсказок о направлении возмож-
ного развития), и так далее, и так далее. Хорошо, если каждая
категория карточек пишется на картоне своего цвета. В правом
верхнем ушу следует ставить шифр, который отсылает к карточ-
кам другого цвета, а также к указателю — генеральному плану
всего диплома.
Скажите теперь, что это не мощная система!

В предыдущем разделе мы вели разговор о библиографичес-
кой картотеке, где собраны маленькие карточки с выходными дан-
ными всех тех книг, которые будут использоваться при работе.
Теперь же организуется целое множество разнообразных групп
карточек:
а) карточки на содержание книг/статей;
б) карточки тематические;
в) карточки именные;
г) карточки на примеры (цитаты);
д) карточки рабочие.

Что же, действительно необходимо заполнять всю эту кучу
карточек?

138
Разумеется, нет. Вы можете обойтись небольшой картотекой
содержания источников, а все остальное держать в тетрадях. Вы
можете иметь только картотеку примеров, в случае, скажем, если
ваша работа (на тему «Женские образы в женской литературе со-
роковых годов») началась с супердетального плана, критической
литературы по теме немного, а требуется в основном разнообра-
зие цитат и примеров из текста. Как видите, решение насчет ко-
личества и характера картотек принимается в функции от специ-
фики диплома.
Единственное, что мне кажется очень важным, — это чтобы
та картотека, которую вы все-таки делаете, была унифицирован-
ной и полной. Предположим, таким образом, что по вашей теме
дома у вас имеются книги Смита, Росси, Брауна и Де Гомера. В биб-
лиотеке же вы проработали книги Дюпона, Лупеску и Нагасаки.
Если вы имеете конспекты/карточки только на трех последних, а
в отношении первых четырех полагаетесь на память (и на ощу-
щение, что они всегда под рукой), что получится на фазе написа-
ния текста? А если вам придется изменить структуру рабочего
плана — как вы будете действовать? Перемешивать книги, тетра-
ди, карточки и отдельные листочки? Нет, вам имеет смысл закон-
спектировать подробно и со многими выдержками Дюпона, Лу-
песку и Нагасаки, но при этом создать подробные карточки и на
Смита, Росси, Брауна и Де Гомера; из них можно не переписы-
вать длинные цитаты, а ограничиться указанием на страницы, где
эти цитаты напечатаны. Тогда вы будете работать с однородным
материалом, который легко систематизировать и упорядочивать.
К тому же при этом вполне обозримо все то, что вы уже подгото-
вили и что вам остается еще добавить.
Бывают случаи, когда удобно и полезно расписывать на кар-
точки буквально все: скажем, делая диплом по литературе, цель
которого — подыскать и прокомментировать много характерных
цитат из разных авторов на одну и ту же тему. Предположим, ваша
тема «Концепция жизни как искусства у романтиков и у декаден-
тов». На таблице № 5 приведены четыре примера типовых карто-
чек при подготовке подобной работы.

139
Таблица № 5
КАРТОЧКИ НА ЦИТАТЫ
Как видите, на карточках вверху пишется ЦИТ (чтоб расстав-
лять их по категориям). Шифруется и тема «ЖИЗНЬ как ИСКУС-
СТВО». Почему необходимо указывать тему? Ведь тема вам пре-
красно известна? Да потому что дипломная работа может перера-
сти в диссертационную или в какую-то другую, в которой «ЖИЗНЬ
как ИСКУССТВО» будет только одною из подтем. Потому что
эта база данных может послужить вам и в будущем, влиться в
более обширную и разнообразную картотеку. Потому что через
двадцать лет вы наткнетесь на эти карточки и станете пытать себя,
что же на них записано, черт их побери!
В третью очередь, мы выписываем автора цитаты. Вполне хва-
тит одной фамилии, так как предполагается, что на всех этих ав-
торов у вас заведены библиографические карточки. Цитатная же
карточка содержит только выписку, короткую или длинную (от
одной до тридцати строк), и, разумеется, отсылку к конкретному
месту источника.
Посмотрим цитату из Уистлера. Она выписана в переводе, за-
тем стоит вопросительный знак. Это значит, что первая встреча с
этим примером состоялась в тексте чьей-то книги, но не понятно,
ни откуда пример взят, ни точен ли он, ни, наконец, как он выгля-
дит по-английски. Позднее мы отыскали ту же цитату на языке ори-
гинала. И записали на ту же карточку, сопроводив библиографи-
ческой пометой. Теперь карточка годна для точного цитирования.
Карточка на Вилье де Лиль-Адана. Цитата дана в переводе,
откуда она — известно, но данные на нее неполны. Это карточка,
нуждающаяся в дополнении. Точно так же недоработана и кар-
точка на Готье.
Та, что относится к Уайльду, вполне удовлетворительна, но
при условии, что характер работы позволяет цитировать по пере-
водам. Если диплом защищается по эстетике, такое цитирование
допустимо. Если диплом будет проходить по кафедре английской
литературы или компаративистики, следует дополнить карточку
текстом на языке оригинала.
Вообще-то эта книга Уайльда есть у вас дома на полке. Но
очень неблагоразумно, поддавшись лени, не сделать на нее кар-

142
точку. В последний момент, когда вы будете писать диплом, цита-
та вылетит у вас из головы. Плохо, если на карточке будет сказано
только «см. стр. 16», а сама фраза не будет выписана, потому что
когда настает момент делать монтаж цитат, их надо видеть в пол-
ном состоянии прямо перед глазами. Скажем так: чем больше вы
просидите над карточкой, тем меньше вам придется сидеть над
текстом.
Другой тип карточек — рабочие. На таблице № 6 вы видите
пример карточки-связки для того диплома, что описан в разделе
III.2.4. (диплом, посвященный метафоре в итальянских эстети-
ческих трактатах семнадцатого века). На карточке имеется гриф
ОТСЫЛКА и указана тема, к которой отсылка направляет («Пе-
реход от тактильности к визуальности»). Нам пока что неизвест-
но, составит ли эта тема целую главу или небольшой параграф,
или простое подстраничное примечание, или (почему бы и нет?)
центральную проблему всей работы. На карточку выписаны идеи,
найденные у конкретного автора, указаны книги по этому вопро-
су и возможное направление разработки идей.

Таблица № 6

КАРТОЧКА НА ОТСЫЛКУ




143
Когда подготовка диплома будет близиться к окончанию, ко-
паясь в рабочей картотеке, мы можем обнаружить, что потеряли
важную проблему, и принять соответствующие решения.
— Либо мы вставим эту проблему в готовый текст.
— Либо мы решим, что она того не стоит.
— Либо внесем ее в подстрочное примечание, чтобы показать,
что в принципе проблема нам знакома, но мы не считаем нуж-
ным заниматься ею в данном контексте.
— Мы даже можем, свалив наконец с себя диплом, посвятить этой
проблеме, и именно ей, будущие свои научные исследования.
Будем помнить, повторяю, что картотека — это капиталовло-
жение. Оно должно обслужить первоначальную цель, но в буду-
щем, если дальнейшие занятия не будут нами оставлены, должно
работать и на более глобальную стратегию. И в последующие годы,
и в последующие десятилетия.

Но мы не можем бесконечно рассуждать о разных подвидах
карточек. Добавим еще рассуждение о разметке первостепенных
источников и о конспектировании второстепенных и на этом ос-
тановимся.
IV.2.2. Разметка первостепенных источников
Второстепенные источники, как правило, конспектируются.
К первичным источникам я предлагаю подходить иным образом.
Если вы пишете диплом о Петрарке, следует конспектировать все
книги и статьи о Петрарке, которые попадают в ваше поле зре-
ния; но нелепо было бы конспектировать «Канцоньере». То же
самое касается тех, кто пишет диплом по Уголовному кодексу или
по истории математики, по Эрлангенской программе Клейна.
Лучше всего иметь первоисточники в своем распоряжении. Это
вполне реально при занятиях классической литературой (академи-
ческие издания) и литературой современной (текущие публикации
и выходящие книги). Затраты на их покупку считайте неизбежным
накладным расходом. Такой том или такие тома, будучи вашей
собственностью, могут украшаться подчеркиваниями и пометка-
ми, и даже не только простым, но и цветными карандашами.

144
Подчеркивания обогащают книгу. Они являются знаками ва-
шей заинтересованности. Они позволяют вернуться к книге даже
много времени спустя и мигом отыскать то место, которое вас
заинтересовало. Но подчеркивать надо разумно. Некоторые под-
черкивают все. Это значит не подчеркнуть ничего.
Бывает, что на одной странице сосуществуют сведения разно-
го порядка. Подчеркивайте их по-разному.
Пользуйтесь разными цветами. Возьмите тонкие фломас-
теры. Пусть ваш цвет совпадает с цветным значком на соответ-
ствующей карточке и в соответствующем пункте рабочего плана.
Цветные знаки пригодятся на последней стадии работы, когда по
красному цвету вы легко опознаете материал для первой главы,
по зеленому — для второй.
Сочетайте буквенные шифры с цветовыми. Можно, конеч-
но, пользоваться только буквенными. Возвратимся к нашему не-
давнему примеру из научной фантастики: на всех карточках и на
полях страниц пусть будет обозначение СВ («складки времени»);
P («различие») будет значить «различие между альтернативными
мирами». Если выделенные места касаются какого-то конкретно-
го автора, обязательно буковкой обозначьте каждую такую персо-
налию.
Отмечайте степень важности информации. Вертикальный
штрих по правому краю с надписью ОЧ ВАЖН позволит вам не
тратить время на подчеркивание всего абзаца. ПРОЦИТ будет зна-
чить, что надо процитировать весь кусок целиком. ПРОЦИТ.СВ —
указание, в каком месте диплома должна появиться эта цитата.
Помечайте все места, к которым собираетесь вернуться.
При первом чтении некоторые пассажи могут вам показаться ту-
манными. Их пока оставьте в покое и напишите на полях ПЕРЕ-
ЧИТ. Разберетесь с ними, когда чтение остальных текстов помо-
жет прояснить идеи.
В каких случаях не подчеркивают? Когда книга не ваша.
Или когда она редкая, хорошо иллюстрированная и ценная. В этих
случаях, видимо, выход из положения — ксерокопировать соот-
ветствующие страницы и разрисовать их. Или выписать в тетрадку

145
самые яркие пассажи с соответствующими комментариями. Или
законспектировать первостепенный источник, но это огромный
труд. Хорошо, если диплом посвящен «Маленькому принцу», но
что делать, если отправным текстом служит «Тысяча и одна ночь»?
Или, возвращаясь к нашему опыту библиотеки Алессандрии, как
вам разметить «Подзорную трубу» Аристотеля, которая не пере-
издавалась с семнадцатого века? Выход один — создать рукопис-
ный сильно сокращенный аналог в тетрадке, и тетрадку-то эту
разметить всеми цветами радуги.
Наряду с подчеркиванием и раскрашиванием применяй-
те систему закладок, и пусть они высовываются с того края, где
на полях цифровые и цветовые метки.
Боритесь с синдромом ксерокопирования. Без ксерокопий
дипломы не пишутся. Но нередко ксерокопии становятся своеоб-
разным алиби. Люди накапливают у себя горы ксероксов, и того
общения с книгой, что происходило в процессе копирования, им
хватает для иллюзии, будто они овладели материалом. Владение
ксерокопией как будто освобождает от обязанности читать. Это
какой-то экстаз обладания, эйфория неокапитализма. Обезврежи-
вайте ваши ксерокопии: по мере принесения их в квартиру немед-
ленно читайте, обрабатывайте, конспектируйте. Если спешка у вас
не самая дикая, вообще не делайте новых копий до того, пока не
будете действительно владеть материалом предыдущих. Многие
тексты остались для меня неизученными из-за того, что мне уда-
лось их ксерокопировать. Я и живу себе спокойно, как будто все
это прочитал.
Если книга ваша личная и она не антикварная, размечайте
без колебаний. Не верьте тем, кто требует уважительного отно-
шения к книге. Уважительное отношение к книге выражается в
черкании на ней. Если вы потом захотите перепродать ее букини-
сту, все равно он даст такую жалкую цену, что нет смысла утаи-
вать следы вашего с ней обращения.
Продумайте и взвесьте эти аспекты до того, как тема будет
депонирована. Если тема связана с какими-то недоступными из-
даниями, с тысячами страниц, которые не разрешат ксерокопиро-

146
вать, а у вас нет времени списывать текст в тетрадку — значит,
эта тема не для вас.

IV.2.3. Конспектирование второстепенных источников
Среди всех видов карточек самые распространенные, они же
самые необходимые — это карточки-конспекты. В них заносится
короткая аннотация, выписываются ключевые места для цитиро-
вания, резюмируется ваше мнение о книге и возникшие у вас па-
раллельные идеи и идеи возможного сопоставления этого мате-
риала с материалом других источников.
Таким образом, конспект-карточка сильно отличается от биб-
лиографической карточки, описанной в разделе III.2.2. Библио-
графическая дает лишь сведения для разыскания источника, а
конспект-карта являет собой концентрированное знание об источ-
нике и, следовательно, должна быть гораздо более крупнофор-
матной. Используйте большие картонки, приблизительно в блок-
нотную страницу или в полмашинописного листа. Хорошо, если
это будет именно картон, во всяком случае плотные листы, кото-
рые можно вставлять в коробку или складывать в стопку, перетя-
гивая резинкой. Лист должен поддаваться фломастеру, шарико-
вой и перьевой ручке, впитывать чернила без того, чтоб они раз-
мазывались и расплывались. Примерные конспект-карты разных
типов представлены на таблицах № 7-14.
Не запрещается и даже рекомендуется на важные книги пи-
сать по нескольку конспектов, нумеруя их по порядку и воспроиз-
водя на всех индексацию (шифр, выдуманный вами).
Видов конспектирования много. Выбор схемы зависит и от
типа памяти. Кому-то надо писать все, а другому хватит полуна-
мека. Взятая в общих чертах, типовая схема такова:
а) выходные данные;
б) сведения об авторе (если он не известная персона);
в) резюме текста;
г) обширные выдержки, обязательно оформленные кавычка-
ми, из тех мест, которые могут понадобиться для цитирования, с
четким указанием, с какой они взяты страницы. Внимание! Чет-
кое разграничение между цитатами и парафразами (см. V.3.2);

147
д) ваши наблюдения: в начале, в середине, в конце чтения. Чтоб
обезопасить себя от возможной путаницы ваших высказываний с
авторскими, берите свой текст в квадратные скобки, желательно
цветные;
е) индекс, шифр, цветовая метка, отсылающая к соответству-
ющему месту указателя-содержания. Если ваш конспект приме-
ним к нескольким пунктам плана, нанесите на карточку несколь-
ко меток. Если он имеет отношение ко всему диплому целиком,
проштемпелюйте его особым «глобальным» индексом.

Чтоб избежать голого теоретизирования, предложу вам не-
сколько примерных карточек. Для таблиц № 7-14, не желая изоб-
ретать изобретенное, я раскопал конспект-карточки своей соб-
ственной дипломной работы «Эстетическая концепция св. Фомы
Аквинского». Возможно, мой стиль конспектирования и не самый
лучший на свете. В этих карточках немало погрешностей против
собственных моих поучений. Не хватает отдельных данных, дру-
гие хоть и есть, но они туманны. Многому я научился уже после
диплома. Конечно, это не значит, что вам нужно повторять мои
ошибки... Я не стал корректировать стиль и вносить дополнения
в конспекты. Воспримите примеры ориентировочно. Заметьте, что
я привожу только короткие конспекты, поскольку не беру те рабо-
ты, которые имели определяющее значение для моего исследова-
ния (на те пошло по десять картонок на каждую).
Эти конспект-карточки неоднотипны. Рассмотрим их по оче-
реди.
Кроче: речь идет о небольшой рецензии, существенной лишь в
свете громкого имени автора. Рецензируемая книга к тому времени
уже у меня была. Я выписал лишь одно, важное место. Обратим
внимание на квадратную скобку в конце выписки: впоследствии,
через два года, я вернулся к этому материалу и развил свою идею.
Бьондолилло: конспект составлен полемически, чувствуется
запал неофита, который возмущен недооценкой своей любимой
темы. Этот конспект позволил мне ввести в работу маленькую
полемическую сноску.

148
Глунц: толстая книга, с которой я ознакомился бегло с помо-
щью друга-германиста, дабы понять, о чем там идет речь. Работа
не имела значения для моего исследования, но я решил сослаться
на нее в каком-нибудь примечании.
Маритен: автор, с одним фундаментальным трудом которого
(«Искусство и схоластика») я был хорошо знаком и к которому
относился недоверчиво. Перед началом выписки я предостерег
сам себя, чтобы не принимать на веру цитаты Маритена без до-
полнительной проверки.
Шену: мелкая работа серьезного ученого на тему, существен-
ную для моей концепции. Я выжал из заметки Шену все возмож-
ное. Заметьте, это яркий пример использования источников из вто-
рых рук. Есть указание, где можно проверить цитаты по первоис-
точникам. Карточка ближе к расширенной библиографической,
нежели к типовой конспект-карточке.
Курциус: серьезнейшая монография, в которой лично мне был
нужен только один абзац. Из-за нехватки времени все остальное я
лишь пролистал. Прочел эту книгу я после диплома, для совер-
шенно другой работы.
Марк: интересная статья, я обрисовал общий смысл.
Сегонд: просто для порядка. Резюме, гласящее, что книга мне
не понадобится.
В правом верхнем углу всех этих карт проставлены шифры.
Рядом имелись цветовые пометки. Не имеет значения, какой кон-
кретный смысл придавался каждому цвету. В данный момент важ-
но только видеть, что использовалась и буквенная и цифровая
маркировка.
Таблица № 7

Кроче , Бенедетто
Croce, Benedetto Teop ОБЩ (красн.)

Рецензия на книгу Нельсона Селлы «Эстетика музыки
у св.Ф.А.» (см. библ. )
К р и т и к а . I93I, С. 71

Похв. т щ а т е л ь н о с т и и актуальности.
Но по поводу Фомы Кроче пишет:
______________________________________________________
«...в сущности, его представления о красоте и об
искусстве не то чтобы превратны, но чрезвычайно
общи, и потому могут быть восприняты и переняты
всеми. Такова т е о р и я , согласно к о т о р о й pulchritudine
или красоте свойственны целостность или совершенство
или согласованность, а также ясность, то есть чисто-
та цветов. Такова и теория о том, что прекрасное
затрагивает сферу познавательной в о з м о ж н о с т и ; и даже
теория, что красота творения есть подобие божествен-
ной красоты, рассредоточенной в вещах.
Необходимо иметь в виду, что вопросы эстетики не
составляли собой предмет настоящего интереса ни для
средневековья вообще, ни в частности для святого
Фомы, размышления к о т о р о г о сводились к иному: откуда
вообще берется чувство удовлетворенности. Поэтому
работы по э с т е т и к е Фомы и других средневековых
философов мало плодотворны и вызывают неприятие, за
исключением редких случаев (крайне, крайне р е д к и х ! ) ,
когда тема разбирается с такой осторожностью и такой
тщательностью, какие мы находим в работе господина
Селлы».
[Полемика с э т и м положением годится для зачина.
Последняя фраза — вызов.]
Таблица № 8
Бьондолилло, Франческо
Biondolillo, Francesco СФА. ОБЩ (красн.)

«Эстетика и вкус в средневековье», глава II книги
Краткая история вкуса и эстетической мысли. Мессина,
______________________________________________________
Принчипато, 1924, С. 29

Бьондолилло или близорукое джентилианство.
Неинтересное предисловие — пересказ для школьников
общих мест Джентиле.
Глава о средневековье. Со СФА автор разделывается за
18 строчек. «В эпоху средних веков, в условиях
засилья представлений о философии как о служанке
богословия... проблематика искусства утрачивала ту
значительность, которой она достигла прежде всего
благодаря Аристотелю и Плотину». [Бескультурье или
нарочно? Вина его или его школы?] Несколько дальше:
«Этим были сформированы взгляды зрелого Данте,
который в Пире (1,2) присваивал искусству целых
четыре смысла [Это насчет теории четырех чувств. Se
знает, что она повторялась уже у Беды. Ну и невеже-
ство]. Четырехуровневая значимость, как верилось
Данте и иным, присуща Божественной комедии, в то
время как ее художественная ценность проявляется
исключительно постольку, поскольку она дает чистое,
бескорыстное отображение внутреннего мира и посколь-
ку Данте самозабвенно отдается своему видению».
[Бедная Италия, несчастный Данте! Положить всю жизнь
на поиски высшего смысла, чтоб теперь этот господин
писал «Данте верилось...». Привести как пример
историографической монструозности.]
Таблица № 9

Глунц, Х.Х
Glunz, H.H. Teop. ОБЩ. лит (краcн., кор.)

Эстетика в текстах европейского средневековья
Die Iiiterarasthetik des europaischen Mittelalters
____________________________________________________
Bochum-Langendreer, Poppinghaus, 1937, CC. 608

Эстетический подход в средневековье существовал, и в
этом свете рассмотрена средневековая поэзия. В
центре исследования — представления поэтов того
времени о собственном творчестве.
Прослежена эволюция средневекового вкуса:
VII—VIII вв. — опустелые формы классики наполняются
христианским содержанием;
IX—X вв. — античные басни приспосабливаются под
христианскую этику;
с XI в. — зарождение христианской этической литера-
туры в собственном смысле: литургические тексты,
житийная словесность, пересказы Библии, преобладание
потусторонних тем;
XII в. — гуманизация мировоззрения, связанная с
неоплатонизмом: всякая вещь отображает Господа на
свой лад (любовь, профессиональная деятельность,
природа). Развитие аллегорического подхода (Алкуин,
Сен-Викторская школа и далее);
XIV в. — по-прежнему направленная на угождение
Господу, поэзия из моральной преобразуется в этичес-
кую. Как Бог выражает себя через творение, так поэт
выражает себя: мысли и чувства (Англия, Данте и
проч.).

Книга рецензировалась Де Брюном (Be Bruyne) в
Re.neosc.de phil., 1938: по его мнению, делить
эволюцию на периоды неправомерно, потому что во все
эпохи сосуществуют все течения [отсутствие истори-
ческого чутья — он слишком верует в Philosophia
Perennis!] В его представлении средневековая художе-
ственная цивилизация полифонична.




152
Глунц — 2 Теор. ОБЩ. лит (краcн., кор.)

___________________________________________________
Эстетика в текстах европейского средневековья

Де Брюн критикует Глунца за то, что он не учитывает
наслаждения формами поэзии, в то время как людьми
средневековья этот аспект ощущался довольно живо, о
чем свидетельствуют поэтики. К тому же литературная
эстетика являлась частью эстетики общей, которую
Глунц недооценил: речь идет об эстетике, которая
вмещала в себя пифагорейскую теорию пропорций,
качественную эстетику Августина (modus, species,
ordo) и эстетику Дионисия (claritas, lux). Все
скреплялось психологией Сен-Викторской школы и
христианским мировоззрением.
Таблица № 10

Маритен, Жак
Maritain, Jacques Теор. СИМВ (зел.)

«Знак и символ»
«Signe et symbole»
____________________________________________________
Revue Thomiste, апрель 1938, С. 299

Подчеркивая перспективность монографического иссле-
дования данной темы (от срдвк до наших дней), пред-
лагается уделить особое внимание:
Философской теории знака и размышлениям о магическом
знаке.
[Как всегда, невыносим. Антиисторичен, нефилологи—
чен: в данном случае, к примеру, разбирает не СФА, а
____________________________________________________
Иоанна Св. Фомы].
Развивает теорию Иоанна (см. мою карточку): «Signum
est id quod repraesentat alma a se potentiae cogno-
scenti» (Log. II, P, 2 , )
II.
«(Signum) essentialiter consistit in ordine ad
signatum».
Но знак не всегда образ и образ не всегда знак (Сын —
образ, а не знак Отца, вопль — знак, а не образ
боли). Иоанн прибавляет:
«Ratio ergo imaginis consistit in hoc quod procedat
аb alio ut a principio, et in similitudinem ejus, ut
docet S.Thomas, I, 35, e XCXIII» (???)
Маритен добавляет, что символ — это знак-образ;
«quelque chose de sensible signifiant un objet en
raison d une relation presupposee d analogie» (303).

Надо проверить СФА, De ver., VIII, 5 и C.G.. III, 49
Маритен потом развивает идеи о знаке формальном,
творительном, практическом и т.д. и о знаке как
магическом действии (великолепно документировано).
Лишь в малой степени занимается искусством [но уже
здесь находятся намеки на неосознанные и глубинные
корни искусства, которые потом мы найдем в Creative

<<

стр. 4
(всего 7)

СОДЕРЖАНИЕ

>>