<<

стр. 10
(всего 19)

СОДЕРЖАНИЕ

>>

лось агонизирующее шипение, море вздули массивные воздушные пузыри, об-
разовавшиеся в результате взрыва паровых котлов - и все закончилось.
"Титаник" стал медленно опускаться на четырехкилометровую глубину.
Пароход "Карпатия", принявший SOS, на всех парах летел к месту ка-
тастрофы. Прибыл он с опозданием в один час, но успел подобрать людей,
которые спаслись на шлюпках. Таких счастливцев, как уже указывалось,
оказалось 705 человек.


Подводная могила

Семьдесят три года пролежал корабль в своей глубокой подводной могиле
как одно из бесчисленных свидетельств человеческой беспечности. Слово
"Титаник" стало синонимом обреченных на неудачу авантюр, героизма, тру-
сости, потрясений и приключений. Были созданы общества и ассоциации
спасшихся пассажиров. Предприниматели, занимающиеся подъемом затонувших
судов, мечтали поднять суперлайнер со всеми его бесчисленными богатства-
ми.
В 1968 году команда водолазов, возглавляемая американским океаногра-
фом доктором Робертом Баллардом, нашла его, и миру стало известно, что
под огромным давлением водной толщи гигантский корабль развалился на три
части.
Обломки "Титаника" были разбросаны на площади радиусом в 1600 метров.
Баллард нашел носовую часть корабля, глубоко проникшую в грунт под тя-
жестью собственного веса. В восьмистах метрах от нее лежала корма. Непо-
далеку находились развалины средней части корпуса.
Среди обломков корабля по всему дну валялись разнообразные предметы
материальной культуры того далекого времени: набор кухонных принадлеж-
ностей из меди, винные бутылки с пробками, кофейные чашки с эмблемой су-
доходной линии "Белая звезда", туалетные принадлежности, дверные ручки,
канделябры, кухонные плиты и керамические головки кукол, с которыми иг-
рали маленькие дети...
Одним из самых потрясающих подводных образов, который запечатлела ки-
нокамера доктора Балларда, стала сломанная шлюп-балка, безвольно свисаю-
щая с борта корабля - молчаливый свидетель трагической ночи, которая
навсегда останется в списке мировых катастроф.


ЧЕРНОЕ ЗОЛОТО КУВЕЙТА: Месть диктатора

Саддам Хусейн - диктатор с неуемной жаждой власти, вел себя как Гит-
лер перед своей кончиной. Когда его планы оккупировать Кувейт были сор-
ваны, Саддам отомстил миру, устроив невообразимую экологическую катаст-
рофу.

Оккупацию Кувейта Саддам Хусейн задумал как демонстрацию силы, как
стремление во что бы то ни стало добиться уважения мусульманского мира,
который смотрел бы на него как на своего признанного лидера. Эта авантю-
ра закончилась жалким поражением, унесшим жизни десятков тысяч сооте-
чественников. В результате американских бомбардировок страна оказалась
разрушенной и отброшенной назад на десятилетия, ее заводы и фабрики
превратились в горы оплавленного кирпича и искореженного металла. Неис-
числимые беды принесла иракскому народу экономическая блокада, последо-
вавшая за военным разгромом.
Оккупация маленького соседнего Кувейта иракскими войсками длилась ме-
нее шести месяцев. Затем последовала война на земле и в воздухе. Она не
добавила славы Саддаму Хусейну, не способствовала созданию привлека-
тельного образа сильного мусульманского деятеля, который желает мира и
процветания своему народу.
Почти год после войны не было солнца на иракском и кувейтском гори-
зонте - оно утонуло в зловонии и черном дыму от шестисот пылающих нефтя-
ных скважин.
Ученые полагали, что понадобится не менее двух лет, прежде чем пожар-
ным из разных стран мира удастся остановить огонь и выброс нефти, и что
к этому времени ущерб, нанесенный планете, может стать необратимым. К
счастью, с катастрофой удалось справиться раньше.
Экономический ущерб, нанесенный Кувейту иракской оккупацией, как
подсчитали кувейтские специалисты, составляет миллиарды долларов. Стои-
мость нефти, сгоревшей в пожарищах и потерянной в песках, выражается
числом с десятью нулями.
Ежедневно в самое лучшее телевизионное время люди всех стран мира
могли видеть преисподнюю, где в полдень огни пожаров заслоняют солнце, а
дети кашляют, потому что их легкие поражены отравленным воздухом.
Огненные шары ревут словно мифические драконы, черная сажа устилает
пески пустыни и все перекрашивает в траурный цвет. Черные липкие дожди
смешиваются с когда-то кристально чистыми, а теперь загрязненными водами
Персидского залива. Дымовые облака снижают температуру пустыни на 20
градусов в полдень и в зависимости от того, куда дует ветер, останавли-
вают движение во многих районах Кувейта в самые напряженные часы.


Горят скважины

Как только армия Саддама Хусейна в августе 1990 года вторглась в Ку-
вейт, перед саперными и инженерными частями была поставлена главная за-
дача - захватывать и заминировать нефтяные вышки Бургане, втором по вели-
чине месторождении нефти в мире, в Вафре, Сабрисе, Ум Гудаире, Ахмади и
других местах. Взрывчатка, заложенная в скважины, стала достаточно убе-
дительным подтверждением плана диктатора добиться своих целей с помощью
угрозы мировой экологической катастрофы.
Некоторые скважины были взорваны бомбами, сброшенными на позиции
иракской армии. Остальные же взорвали иракские саперы, когда передовые
бронированные подразделения коалиции с молниеносной скоростью уничтожили
оборону Саддама Хусейна.
Освобождение Кувейта происходило под черным небом и в загрязненном
воздухе, представляющем опасность для здоровья человека.
Пожары на скважинах усугублялись огромным давлением, создаваемым под-
земным нефтяным резервуаром, из-за чего нефть выталкивалась на поверх-
ность с огромной силой.
Из-за пожаров на скважинах в атмосферу ежедневно выбрасывалось
пятьсот тысяч тонн химических загрязняющих веществ - в десять раз
больше, чем выбрасывали все американские промышленные и энергопроизводя-
щие предприятия вместе взятые. Нефтяной дым содержал в себе отравляющие
вещества, включая двуокись серы, угарный газ и углеводород.


Угроза атомной зимы

Ученые опасались, что этот дым приведет в движение сценарий ужасной
экологической катастрофы - атомной зимы. Поднимаясь в атмосферу, он мо-
жет перекрыть путь солнечным лучам и воздуху. И тогда земля превратится
в зону вечной мерзлоты.
На уровне земной поверхности горящие скважины угрожали хрупкой эко-
системе пустыни. Хотя некоторым пустыня кажется безжизненной, на самом
деле это не так. Пустыня - это фактически родительский дом для несметно-
го числа насекомых, скорпионов и змей, а также и для таких крупных жи-
вотных, как верблюды и газели. Микроорганизмы формируют поверхностный
слой на пустынных пространствах почти таким же способом, как кораллы - в
глубинах моря. Этот слой улавливает семена кустарников, предотвращая та-
ким образом выдувание песка.
В результате войны свыше 300 квадратных миль пустыни оказались под
слоем нефти. В некоторых местах толщина этого слоя не превышала нес-
кольких дюймов, в других образовались огромные озера глубиной в шесть и
более футов. Их наполнили нефтяные фонтаны, которые не воспламенились,
когда отступающие иракские войска взрывали скважины.
Пройдут десятилетия, прежде чем будет оценен полный экономический и
экологический ущерб от этих нефтяных озер, но уже ясно, что в самом бли-
жайшем будущем они принесут нежной инфраструктуре пустыни много бед. Там
же, где поверхность пустыни не покрыта нефтью, она превратилась в "стек-
лянные поля", образовавшиеся в результате воздействия на песок огромных
температур.
Первыми жертвами дыма стали люди. Срочная медицинская помощь понадо-
билась больным с пораженными дыхательными органами не только в Кувейте,
но даже в Бахрейне, куда с ветром перемещался смог.
Но самую большую тревогу вызывает судьба будущих поколений. По мнению
врачей, из-за высокой плотности содержащихся в дыме возбудителей раковых
заболеваний могут рождаться дети-уроды, как это происходит в условиях
радиационного загрязнения от Чернобыльской АЭС.


Тушение пожаров

Это была огромная проблема, которую, к счастью, удалось решить срав-
нительно быстро. В борьбу с огнем вступили пожарные из Америки, Англии,
Бельгии, затем к ним присоединились коллеги из других стран. Мужествен-
ные люди упорно гасили одну горящую скважину за другой, используя техни-
ку, грубую силу и хитроумные приемы, позаимствованные из опыта тушения
пожаров на нефтяных месторождениях всего мира.
Прикрываясь от нестерпимой жары заградительными потоками воды и спе-
циально изготовленными жаростойкими щитами, с помощью подъемных кранов
они двигались к источнику огня - пылающей скважине. Чтобы сбить или по-
гасить пламя, использовались взрывные устройства. Затем на раскаленную
трубу устанавливали клапанный механизм. Этот механизм назывался "ново-
годняя елка". Одна ошибка - и пожарные вместе со своей "елкой" могли
взлететь на небеса.
Техасский пожарный Ред Эдейр, который смело вел своих людей в огнен-
ное пекло во время катастрофы на буровой в Северном море, унесшей более
ста жизней, был поражен зрелищем горящих кувейтских скважин. Он сказал:
"Каждая из них по-своему уже может считаться катастрофой. Но перед нами
сотни таких скважин, и мы должны с ними справиться. Мы должны рассчиты-
вать каждый шаг, отыскивая все новые и новые способы борьбы с огнем. Ра-
бота дьявольски тяжелая, и мы делаем ее семь дней в неделю".
Потребовалось около двух лет, прежде чем огонь был погашен и скважины
заглушены. Мир вздохнул с облегчением: угроза атомной зимы была отведе-
на.


Черное пятно

Экологическая катастрофа, подтвердившая готовность иракского диктато-
ра к любому виду терроризма во имя достижения своих целей, была устроена
Саддамом Хусейном и в Персидском заливе. Тысячи тонн нерафинированной
сырой нефти, спущенные в воды залива, служившего домом для всевозможных
видов рыб и морских птиц, превратили его в гигантское кладбище. Нефтью
были уничтожены креветочные колонии и навсегда потеряны места кормежки
редких морских обитателей. Этот ущерб подсчитать невозможно.
Многие месяцы спустя после завершения войны нефтяное пятно по-прежне-
му оставалось на месте. Исчезла рыба, погибло более двадцати тысяч чаек.
Горько, конечно, но их разбухшие тела, черные от нефти, вызывали у мил-
лионов телезрителей западных стран больше сочувствия, чем трупы погибших
иракцев, лежавшие в конце войны вдоль дороги на Басру.
Миллионы литров нефти удалось довольно быстро снять с вод залива, но
миллионы были выброшены на берег и под горячим солнцем сформировали пос-
тоянную гудроновую корку.
Персидский залив в качестве подкормочной базы на пути миграции из Аф-
рики и Аравии к местам их летних гнездований весной используют сорок
пять видов перелетных птиц. Многие из них умерли в вонючих отравленных
водах.
Климатолог доктор Хасан Насраллах предупреждает, что окончательные
последствия экологического бедствия в Кувейте невозможно определить в
ближайшие десятилетия. Он пишет; "Мы говорим о массированном выбросе ве-
ществ, который раньше никогда не наблюдался. Мир никогда не видел пожа-
ра, подобного тому, что произошел в Кувейте. Человек сотворил это зло и
человеку же придется пожинать его плоды и ликвидировать причиненный
ущерб".


"ГИНДЕНБУРГ"

Символ мощи и величия Гигантский дирижабль "Гинденбург" был построен
в тридцатые годы как символ новой гитлеровской Германии. Вопросам безо-
пасности его эксплуатации уделялось огромное внимание. И все же в мае
1937 года он взорвался. Почему?

Дирижабль "Гинденбург" был оборудован намного роскошнее, чем воздуш-
ные суда, когда-либо существовавшие до него. Это был настоящий летающий
дворец, где богатая клиентура могла наслаждаться комфортом во время пе-
релета из Европы в Америку.
Огромный и величавый, "Гинденбург" играл в авиации такую же роль, как
могучий "Титаник" в судоходстве. Но по жестокой иронии судьбы, "Гинден-
бург" тоже был обречен на гибель.
В мае 1937 года, достигнув военно-морской базы Лэйкхерст в Нью-Джерси,
огромный воздушный лайнер взорвался, превратившись в колоссальный огнен-
ный шар. Пламя уничтожило 198 тысяч кубических метров быстровоспламеняю-
щегося водорода, которым была заполнена внутренняя камера корабля. Через
тридцать две секунды после взрыва "Гинденбург", более чем в два раза
превышавший по длине футбольное поле, напоминал фантастический обуглен-
ный скелет из изогнутого металла. В смертельной агонии этот монстр унес
с собой тридцать шесть человеческих жизней.
Что же произошло? Случайность? Небрежность? Саботаж? Даже сегодня,
более полувека спустя, это остается загадкой.


Флагманский корабль Гитлера

Трагическое событие произошло спустя два года после завершения всех
работ по созданию "Гинденбурга" и менее чем через двенадцать месяцев
после первого испытательного полета. Символизируя возрождение "третьего
рейха", дирижабль рассматривался как национальное богатство, как самый
большой и самый дорогой летательный аппарат, построенный когда-либо ру-
ками человека. Гитлер рассматривал его как неопровержимое доказательство
превосходства арийской расы. Однако для создателей дирижабль означал
нечто большее, чем рекламный символ нацистской Германии. Это было наибо-
лее безопасное средство дня воздухоплавания, оснащенное самыми современ-
ными навигационными приборами и оборудованием.
Меры безопасности на дирижабле были намного строже, чем на других су-
дах. Команда надевала антистатическую верхнюю одежду и обувь на пенько-
вой подошве. Все на борту, включая пассажиров, перед посадкой были обя-
заны сдавать спички, зажигалки и электрические фонарики.
Механизмы, обеспечивающие безопасность дирижабля, хорошо сочетались с
великолепием многочисленных технических приспособлений, включая тихие и
удобные помещения. В баре подавали "изюминку" - охлажденный коктейль
"Гинденбург". Самые искусные повара Германии готовили еду и подавали ее
на голубом, покрытом позолотой фарфоре. Чтобы пассажиры не скучали, на
борту находилось специально сконструированное легкое пианино.
Однако большинство путешественников предпочитало проводить время в
куполе, оборудованном большими окнами, или в комнате для наблюдений,
расположенной в нижней части корабля.


Взрыв

Когда 6 мая 1937 года воздушный гигант проплыл над Манхэттеном, каза-
лось, что все идет как обычно. Из открытых окон обзорного помещения пас-
сажиры махали руками, приветствуя репортеров и фотографов, забравшихся
на верхнюю площадку самого высокого здания Нью-Йорка.
"Гинденбург" благополучно долетел до военно-морской базы Лэйкхерст и
начал снижаться, завершая одиннадцатый трансатлантический рейс. В это
время и произошла трагедия. Спустя несколько секунд после спуска при-
чальных концов над головами зевак, пришедших полюбоваться гигантским ко-
раблем, прогрохотал адский взрыв. Он был слышен на расстоянии пятнадцати
миль.
Известный журналист Герберт Моррисон, который вел на всю Америку ра-
диорепортаж о прибытии "Гинденбурга", дал самое точное описание катаст-
рофы.
Когда огромный дирижабль снизился, он начал: "Веревки уже спущены, и
их держат люди на поле. Задние моторы продолжают работать и сдерживают
корабль, чтобы... Господи, он вспыхнул! Это ужасно! Пламя поднялось в
небо на пятьсот футов..."
Затем, проглотив горький ком, Герберт Моррисон заставил себя продол-
жить: "Я никогда не видел ничего более страшного. Это самая ужасная ка-
тастрофа в мире! Все пассажиры погибли! Я не могу в это поверить!"
На глазах у репортеров и других объятых ужасом свидетелей "Гинден-
бург" быстро превращался в кромешный ад: огонь получал непрерывную под-
питку из огромных трюмов в брюхе корабля, заполненных водородом.
Пассажиры и члены команды в панике выпрыгивали вниз через окна и две-
ри, надеясь спастись от огня. Корабль кренился и дрожал. Тошнотворно за-
пахло горелым мясом, послышались жуткие крики умирающих...
Но даже в этих трагических обстоятельствах нашлись люди, которые не
потеряли присутствия духа. Несмотря на возникшее столпотворение, капитан
"Гинденбурга" Макс Прусс, опытнейший пилот, делал все, чтобы удержать
корабль, не дать ему камнем рухнуть на землю.
Благодаря мужеству и самообладанию капитана спаслись не только он сам
и команда, но и шестьдесят два пассажира.


Вопросы без ответов

Что привело самый, казалось бы, безопасный транспортный корабль в за-
падню смерти?
Пока репортер и заинтересованные граждане искали ответ на этот воп-
рос, была создана официальная комиссия для расследования катастрофы и
объяснения причины возникновения пожара.
Поначалу комиссия сосредоточила свои усилия на выявлении возможного
саботажа - статус "Гинденбурга" как рекламного символа ненавистного
"третьего рейха" допускал такую вероятность. Однако вскоре версия с са-
ботажем была полностью исключена.
Тогда комиссия изучила другие возможные многочисленные причины, вклю-
чая утечку газа через клапаны, статические разряды и искрение двигате-
лей. Но ни одна из этих версий не получила официального подтверждения.
В конце концов, несмотря на протесты общественности, дело о крушении
"Гинденбурга" было закрыто. Восемь долгих лет пролежало оно в архивах, и
только после окончания второй мировой войны выяснилось, что прикрыли
расследование сами нацисты.
Стало известно, что командующий военно-воздушными силами Герман Ге-
ринг, которого называли преемником Гитлера, приказал комиссии слишком не
углубляться в версию с саботажем.
Взрыв "Гинденбурга" и без того поколебал авторитет немецкой техники в
мире. Установи комиссия, что в катастрофе корабля повинен какой-то сабо-
тажник, арийская гордость не вынесла бы второго удара.
Примерно через тридцать пять лет снова всплыла версия преднамеренного
взрыва лайнера.
Майкл Макдональд Муни в своей книге о гибели гигантского дирижабля
заявил, что катастрофа произошла совсем не случайно. Она была запланиро-
вана и осуществлена молодым человеком - антифашистом. Исследователь наз-
вал Эриха Спеля, двадцатичетырехлетнего светловолосого голубоглазого
техника по сборке самолетов, который погиб в огне.
Он также предположил, что официальные органы Америки и Германии сог-
ласились прикрыть дело, так как не хотели разжигать "международный инци-
дент".
Хотя никто и никогда не мог доказать, что "Гинденбург" - жертва ди-
версии, одно можно сказать с уверенностью: трагедия дирижабля стала фи-
налом эры, когда роскошь оценивалась так же высоко, как и скорость.
Немедленно после катастрофы Германия приостановила все работы по
дальнейшему проектированию и строительству дирижаблей.
Исключение сделали только для близнеца "Гинденбурга", получившего
название "Граф Цеппелин II". Этот дирижабль был достроен, но стать рей-
совым кораблем ему так и не довелось. Его использовали для проведения
шпионских операций против Британии.
Интересно, что и взорвавшийся "Гинденбург" послужил военным целям
Германии. Останки корабля, которым когда-то гордилась нация, были собра-
ны и отправлены на родину, чтобы обрести вторую жизнь.
После этой катастрофы Гитлер больше в дирижабли не верил. Через неко-
торое время они были отданы на слом.


СЕВЕСО: Ядовитое облако

В июле 1976 года маленький итальянский городок Севесо стал жертвой
ужасной катастрофы, произошедшей на местном химическом заводе. В атмос-
феру вырвалось смертоносное облако ядовитого газа. Его разрушительные
последствия окажут воздействие на жизнь многих поколений горожан.

Многие годы после катастрофы Севесо был городом-призраком. Покинутый
людьми, он выглядел словно декорация к какому-то фантастическому фильму.
Как за Берлинской стеной, за щитами с надписями об экологическом
бедствии укрылись дома, магазины, рестораны, школы... "Зараженный район
- не въезжать!" - гласили надписи на пяти языках. Безвольно повисли те-
лефонные провода: ни туда, ни оттуда больше никто не звонил.
Некогда оживленный и красивый городок превратился в мертвую зону. Се-
весо стали называть итальянской Хиросимой.
Случилось это 10 июня 1976 года. Взрыв на принадлежащем Швейцарии хи-
мическом заводе выбросил в атмосферу облако диоксина - одного из самых
страшных ядов, известных человеку. Облако повисло над промышленным при-
городом, а затем яд стал оседать на дома и сады. У тысяч людей начались
приступы тошноты, ослабло зрение, развивалась болезнь глаз, при которой
очертания предметов казались расплывчатыми и зыбкими.
Как и при Чернобыльской катастрофе, которая произошла позже, челове-
ческая ошибка обернулась для ничего не подозревающих жителей Севесо
бедствием планетарного масштаба.
Диоксин - сопутствующий продукт при производстве трихлорфенола, кото-
рый используется для изготовления дезодорантов и мыла. Если развести в
воде всего лишь четыре унции (около 90 миллиграммов) этого вещества, то
этого будет достаточно, чтобы умертвить 8 миллионов человек. В тот чер-
ный летний день на свободу вырвался демон, способный убить 100 миллио-
нов. Нужны многие годы, чтобы оценить все последствия отравления почвы,
определить, сколько бед оно еще принесет будущим поколениям людей.


Первые симптомы

До катастрофы в Севесо было семнадцать тысяч жителей. Живописный го-
родок, лежащий у подножия зеленых холмов в долине реки По в окружении
зеленых полей и лесов, привлекал многочисленных туристов из Милана.
На химическом заводе, где работали многие местные жители, механик Ви-
ро Романи заканчивал обедать. Был субботний день, и завод практически не
работал. Сто пятьдесят человек отдыхали у себя дома, а десять ремонтни-
ков занимались профилактическим осмотром оборудования.
Здесь находилось вспомогательное производство одной из самых больших
в мире фармацевтических компаний Хоффман - Ля-Рош.
В этот день химический реактор завода был заглушен. Но Виро Романи и
его товарищи, сидевшие за чашкой кофе в столовой, вдруг услышали громкий
хлопок, за которым последовал жуткий пронзительный свист. Рабочие выбе-
жали наружу и увидели, как через предохранительные клапаны, установлен-
ные в верхней части аппарата, под огромным давлением вырывается смерто-
носный газ диоксин.
В течение нескольких минут с неба, словно снег, густо сыпались части-
цы химиката, а воздух наполнился едким запахом хлорина. Рабочие открыли
аварийные краны, и в реактор хлынула холодная вода. Но в это время уже
сформировавшееся облако медленно поплыло над сельской местностью, отп-
равляясь в свое зловещее путешествие. Людей, сидевших под навесами улич-
ных кафе или готовящихся к обеду дома, вдруг охватили приступы кашля. Из
глаз посыпались слезы. Позже, когда облако ушло, все стали жаловаться на
головные боли и тошноту. Тягучий и едкий запах висел в воздухе.


Почему это случилось?

Сразу же после взрыва представители администрации завода начали уста-
навливать причину аварии. Первый вывод: в предыдущие дни температура хи-
мической реакции была несколько завышена, а инструкция по режиму охлаж-
дения не выдерживалась.
Чтобы решить проблему безопасности, большинство компаний, пользуясь
типовыми предохранительными клапанами, такими же как и на заводе в Севе-
со, дублируют их на огромные запасные емкости. Эти емкости принимают при
авариях смертельный яд, не давая ему вырваться в атмосферу. Но в Севесо
таких запасных емкостей не было, а предохранительный клапан не только
отказал в критический момент, но вдобавок был установлен на вытяжной
трубе, ведущей на крышу. В результате всего этого и произошла утечка га-
за.


Скрытая информация

Трагические последствия случившегося начали проявляться уже через
три-четыре дня. К среде амбулатории Севесо переполнили заболевшие люди.
Среди них было много детей, страдающих от сыпи и гноящихся нарывов. Они
жаловались на боли в спине, слабость и тупые головные боли.
Пациенты рассказывали докторам, что животные и птицы в их дворах и
садах начали внезапно умирать. Один старик видел на своем газоне трех
погибших малиновок. Собаки и кошки, выйдя из домов на улицу, падали за-
мертво. Плантации помидоров и кукурузные поля как будто выгорели, расте-
ния высыхали и скручивались. На пастбищах пораженный скот мучился от
жидкости, вытекающей из ушей и глаз. Погибли тысячи кур, их трупы разла-
гались на летнем солнцепеке.
Врачи, не получившие никакой информации от владельцев завода, теря-
лись в догадках. Поверить во внезапную катастрофу было трудно. Никто не
слышал сильного взрыва, не видел бушующего огня. Словом, не было ничего
такого, что могло бы стать сигналом тревоги, о чем тут же сообщили бы по
радио или по телевидению. А поскольку молчала ни о чем не подозревающая
общественность, хранили молчание и боссы компании.
И только в пятницу, когда двухлетний ребенок был положен в больницу с
огромным количеством волдырей и нарывов, мэры Севесо и соседнего городка
Меда вынудили представителей завода ответить на некоторые вопросы.
Владельцы компании с неохотой сообщили, что по их просьбе образцы
почвы исследовали швейцарские ученые и предложили запретить употреблять
в пищу местную продукцию, а вокруг города расставить предупредительные
щиты.
На следующий день было госпитализировано еще восемнадцать детей, и
жителей Севесо охватила паника.
Теперь с неба мертвые птицы сыпались целыми стаями. Животные получали
смертельные дозы отравления гораздо быстрее, чем люди, потому что они
ели траву, пили дождевую воду и в целом были гораздо ближе к ядовитым
осадкам диоксина. А врачи, полагаясь на информацию компании, лечили сво-
их пациентов от отравления трихлорфенолом, который в миллион раз менее
токсичен, чем диоксин.


Журналистское расследование

Миланский репортер Бруно Амбрози, химик по образованию, установил,
что авария на заводе сопровождалась выбросом диоксина.
Таким образом, он с горечью открыл, что произошло на самом деле.
Миланская газета писала по этому поводу: "Это один из самых сильно-
действующих мелкомолекулярных токсинов, известных человеку. Мышьяк и
стрихнин по сравнению с ним ничто.
Диоксин поражает печень и почки, а также является "мутагенным", то
есть способным менять химический состав хромосомы, что ведет к заболева-
нию раком и вызывает дефекты у детей уже в утробе матери".
Амбрози разоблачил официальную версию. Да и швейцарские ученые подт-
вердили то, что он уже знал, - произошла массированная утечка диоксина,
который проник в почву и в атмосферу, вызвав катастрофические пос-
ледствия.


Чрезвычайное положение

Аварийный центр разместился в начальной школе, и для работы в нем бы-
ли мобилизованы все местные врачи, сестры и санитарки.
Через восемь дней после начала бедствия итальянское правительство
объявило чрезвычайное положение.
Министр здравоохранения провинции Ломбардия Виктория Риволта начала
сопоставлять данные на огромной карте, стараясь определить, где теперь
облако и сколько диоксина попало на землю и в атмосферу.
В субботу 24 июля началась полная эвакуация из "зоны А". В соот-
ветствии с картой Риволты в этом районе больше всего пострадали от забо-
леваний люди, здесь же наблюдался и самый сильный падеж скота.
Двести семей выехали из зоны, вокруг которой были расставлены поли-
цейские кордоны и заставы карабинеров. Территория в шесть квадратных
миль была огорожена колючей проволокой. Затем в зону вошли люди в защит-
ных комбинезонах, чтобы уничтожить оставшихся животных. Вдобавок к деся-
ти тысячам, отравленным диоксином, было убито еще свыше пятидесяти тысяч
животных.


Страх остается

Дерматолог Уолкер, которой уже доводилось лечить рабочих в случаях
заражения диоксином, сказала, что первые последствия трагедии проявятся
дней через двадцать. Людей охватили страх и неуверенность.
Тысячи и тысячи исследований, проводимых над заболевшими людьми, по-
могли определить степень отравления: высокую, среднюю и низкую категории
риска. Итальянское правительство, боясь появления на свет детей-уродов и
калек, разрешило в районе загрязнения аборты. За два года тысячи тонн
зараженной почвы были вывезены из зоны и захоронены в бетонных могильни-
ках, тысячи тонн растений и семьдесят тысяч трупов животных сожжены.
Беженцев переместили во временные поселения, компенсировали матери-
альные потери и пообещали выделить жилье, эквивалентное тому, которое
они оставили в зоне.
Большинство из эвакуированных 736 семей в итоге вернулись в свои до-
ма, но 256 жителям навсегда запретили появляться в "зоне А", где уровень
концентрации диоксина оказался наивысшим.
Три года спустя итальянский парламент подвел итоги расследования ка-
тастрофы. В докладе говорилось, что завод не был готов к выпуску трих-
лорфенола с точки зрения обеспечения безопасности, что представители
компании выжидали двадцать семь часов после выброса газа и не удосужи-
лись поставить в известность о нем муниципальные органы. Именно поэтому
не были своевременно предприняты меры по эвакуации людей.
В качестве компенсации за причиненный ущерб компания выплатила пост-
радавшим свыше 10 миллионов долларов.
Удивительно, но за два десятилетия, минувших после катастрофы, ни
один человек от ее последствий не умер. Несколько детей родились с отк-
лонениями, но не ясно, явились ли они жертвами диоксина. Из 187 поражен-
ных ядом детей не удалось спасти только двоих.


ЧЕРНОБЫЛЬ: Ядерный кошмар

Чернобыль - самая страшная катастрофа в ядерной энергетике. Дело даже
не в том, что в результате взрыва четвертого реактора радиоактивные
осадки выпали аж в Швеции. Страшнее оказались попытки Советского прави-
тельства замолчать, а потом преуменьшить масштабы катастрофы.

Первые признаки чего-то страшного, безнадежно непоправимого появились
в понедельник, в 9 часов утра 28 апреля 1986 года, когда специалисты
атомной электростанции в Форсмарке, что в 60 милях от Стокгольма, обра-
тили внимание на тревожные сигналы, возникшие на призрачно-зеленых экра-
нах.
Приборы показывали уровень радиации, и был он так необычайно высок,
что специалисты пришли в ужас. Первое предположение: утечка произошла из
реактора на их станции. Но тщательная проверка оборудования и контроли-
рующих его приборов ничего не выявила. И тем не менее сенсоры показыва-
ли, что уровень радиации в воздухе в четыре раза превышает предельно до-
пустимые нормы.
В срочном порядке были применены счетчики Гейгера для немедленной
проверки всех шестисот рабочих. Даже эти наспех полученные данные пока-
зали, что каждый рабочий получил дозу облучения выше допустимого уровня.
На территории, окружающей станцию, повторилось то же самое - образцы
почвы и растений содержали невероятно высокое количество радиоактивных
частиц. Швеция, как и многие другие страны Европы, подверглась нападению
молчаливого, невидимого, не обладающего ни цветом, ни запахом убийцы.
За много часов до описанных выше событий Леонид Телятников, начальник
пожарной части Чернобыльской атомной станции, отдыхал дома. У него нако-
пилось несколько отгулов, и Телятников радовался предстоящим свободным
дням.
26 апреля в 1.32 ночи внезапно зазвонил телефон, и бесстрастный голос
дежурного сообщил, что на атомной станции произошел "инцидент".
Светлой звездной ночью Телятников со своей командой, состоящей из 29
пожарных, помчался на станцию.
Вскоре на горизонте появилось яркое свечение оранжевого цвета. "Я аб-
солютно не представлял себе, что произошло и что нас ждет, - вспоминал
Телятников. - Но когда мы приехали на станцию, я увидел развалины, охва-
ченные вспышками огней, напоминающих бенгальские. Затем я заметил голу-
боватое свечение над развалинами четвертого реактора и пятна огня на ок-
ружающих зданиях. Эта тишина и мерцающие огни вызывали жуткие ощущения".
Защищенный только обычными сапогами да пожарной каской, Телятников со
своими товарищами противостоял самому страшному бедствию, происшедшему
за всю историю эксплуатации атомных станций. Позже за беспримерное му-
жество и отвагу он был удостоен звания Героя Советского Союза.


Континент жертв

Частично разрушившийся ядерный реактор стал причиной трагедии, кото-
рая до сих пор приносит смерть, страдания и нищету. Тысячи людей, чьих
имен мы не знаем, умерли от злокачественных опухолей и разрушения кро-
ветворной системы, вызванных ядерным взрывом. В результате воздействия
радиации на людей и домашних животных стали появляться кошмарные потомки
- деформированные мутанты. Так, все газеты мира обошел фотоснимок жере-
бенка, который родился с пятью ногами. Земля на долгие времена покрылась
незаживающими рубцами, и, может быть, впервые люди задумались - не пере-
весит ли еще одно такое бедствие всю пользу, получаемую от ядерной энер-
гии, даже если она служит мирным целям?
К тому времени, когда ученые Форсмарка обнаружили массированное при-
сутствие радиации в атмосфере, сильные ветры разнесли ее по всей Европе.
Легкий дождик, пролившийся на соленые болота Бретани, превратил молоко в
вымени коров в токсическое вещество. Обильные дожди, напоившие влагой
холмистую землю Уэльса, сделали нежную баранину отравленной. Токсичные
дожди прошли в Финляндии, Швеции и в Западной Германии.
Шведские ученые информировали свое правительство, что, по их расче-
там, источник ядерного заражения, извергающий в небо смертельные дозы
радиации, находится в Советском Союзе. Но коммунистические правители
хранили молчание.
И только когда молчать стало уже невозможно, Кремль наконец признал,
что произошел какой-то инцидент на Чернобыльской АЭС. Сжатое, уместивше-
еся в несколько строк заявление было зачитано в вечерних новостях из
Москвы. В нем говорилось: "На Чернобыльской атомной электростанции прои-
зошел несчастный случай. Один из реакторов получил повреждение. Принима-
ются меры с целью устранения последствий инцидента. Пострадавшим оказана
необходимая помощь. Создана правительственная комиссия для расследования
происшедшего". Затем диктор взял другой листок бумаги и начал читать ин-
формацию о Советском фонде мира. Разъяснить людям, какое страшное
бедствие обрушилось на огромные районы Украины, Белоруссии и России,
никто не потрудился.
Западные правительства начали оказывать мощное дипломатическое давле-
ние на Советский Союз, требуя детального объяснения того, что произошло.
Но слишком мало было в ту пору людей, кто, подобно Телятникову, уже в
эти первые часы осознал всю чудовищность катастрофы. "Как только я про-
шел через ворота, я сразу понял, что это - не обычный случай, - рассказы-
вал он. - Слышен был только шум работающих машин да треск огня. Пожарные
знали, что они должны делать, и сразу же приступили к выполнению своих
обязанностей. Стрелки приборов, отмечающие уровень радиации, замерли на
максимальной цифре - их зашкалило. В сознании вспыхнула мысль о семье,
но тут же унеслась прочь. Никто из нас даже не заикнулся об угрозе ради-
ации. Больше всего нас страшило то, что мы не сможем продержаться до
прибытия подкрепления. Спустя час после возникновения пожара с крыши,
расположенной в непосредственной близости от поврежденного реактора, бы-
ла снята группа пожарных с симптомами радиационного облучения. Когда я
подошел к пяти своим парням и попросил их разведать ситуацию, они
стремглав бросились на крышу. Сегодня никого из них нет в живых".
У самого Телятникова рвота началась уже тогда, когда он гасил пламя.
Потом, как и тысячи других, отважный пожарный долго и мужественно сра-
жался с тяжелой болезнью, и это сражение, к глубокому сожалению, проиг-
рал...
Раскаленная добела графитовая сердцевина реактора выбрасывала в ат-
мосферу миллионы кубических метров радиоактивных газов.
Через сорок восемь часов после того как радиоактивная тревога прозву-
чала в Форсмарке, на столе президента США Рональда Рейгана лежали сним-
ки, сделанные искусственным спутником ЦРУ с высоты четырехсот миль. На
них был изображен кромешный ад, о котором умалчивали поставленные в глу-
пое положение партийными запретами советские специалисты.
Научный советник шведского посольства в Москве, вооружившись информа-
цией из Форсмарка, в первые же часы после катастрофы вступил в контакт с
официальными лицами, ответственными за проведение советской ядерной
программы. Но получил краткий ответ, что они не располагают соответству-
ющей информацией.
Несколько дней спустя, поставив задачу скорректировать позицию прави-
тельства по отношению к чернобыльской катастрофе и успокоить мировую об-
щественность, сделал заявление набирающий очки советский политик Борис
Ельцин. Он сказал: "Все это очень серьезно. Причина, очевидно, заключа-
ется в ошибке человека. Мы принимаем все меры для того, чтобы подобное
не совершилось снова".
Из зоны радиусом в тридцать километров от взорвавшегося реактора была
произведена полная эвакуация. Проживание в ней запрещено. Скот, питьевая
вода и растительность объявлены вредными дня здоровья и непригодными к
употреблению.


В преисподней

Специалисты по ядерной физике начали теоретические дискуссии о том,
что случилось с чернобыльским реактором, и построили вероятный сценарий
катастрофы. В реакторе сгорают урановые топливные стержни и дают тепло-
ту, с помощью которой нагревается вода, превращаясь в пар. В свою оче-
редь пар подается на турбогенераторы, вырабатывающие электроэнергию. В
этой системе существенную роль играет охлажденная вода. Она предотвраща-
ет перегрев стержней, которые могут расплавиться или загореться, что ав-
томатически превратит ядро реактора в атомную бомбу.
Было похоже, что циркуляционная система водоснабжения, обеспечивающая
охлаждение реактора, дала сбой. В результате температура в реакторе рез-
ко поднялась. Урановые стержни начали плавиться и выделять радиоактивный
пар, который вступил в реакцию с циркониевой оболочкой стержней, выделяя
взрывоопасный водород.
Советские официальные лица явно не хотели обращаться за иностранной
помощью. Стараясь ввести в заблуждение мировое общественное мнение, они
утверждали, что ничего страшного не произошло. Но все же научный сотруд-
ник советского посольства в Бонне посетил министерство ядерной энергети-
ки Западной Германии и запросил информацию о борьбе с пожаром на графи-
товой сердцевине реактора. С аналогичным запросом в тот же день диплома-
ты обратились к шведским властям, а известный калифорнийский эксперт
доктор Роберт Гейл был приглашен в Советский Союз, чтобы оказать жертвам
Чернобыля медицинскую помощь.
Москва пыталась удержать пламя с помощью армии рабочих и солдат - се-
годня большинство из них в могиле, а живущие продолжают страдать от пос-
ледствий продолжительного массированного радиационного облучения.


Все еще впереди...

К концу недели пожар был ликвидирован, но в окружающий мир вырвалось
огромное, неисчислимое количество радиации, накрыв ядовитым одеялом Ев-
ропу и западную часть Советского Союза. В районах, прилегающих к стан-
ции, уже через некоторое время люда начали умирать от кровоизлияний и
апоплексических ударов. Их можно считать по-своему счастливыми - медлен-
ное, мучительное умирание, мертворожденные дети-мутанты, дети, болеющие
раком, - все еще было впереди.
Стремясь избавиться от радиоактивных осколков, возле АЭС выкопали ог-
ромный ров и заполнили его раздробленными остатками реактора, изогнутым
металлом, кусками бетонных стен и защитной одеждой рабочих, в которой
они устраняли последствия катастрофы. В течение последующих шести недель
на реактор, намертво запечатав его, и в тоннель под реактор были уложены
сотни тысяч кубометров бетона.
По мере того как проводились спасательные работы, президент Рейган
выражал все большее недовольство политикой Москвы. В своей субботней ре-
чи по национальному радио он сказал: "Советы должны дать миру полный от-
чет о том, что произошло в Чернобыле, что происходит теперь и что должно
ожидать мировое сообщество в ближайшем будущем".
Ученые-ядерщики объявили реакторы на других советских атомных элект-
ростанциях, устаревшими. Наиболее вопиющим фактом, констатировали экс-
перты, является то, что русские пренебрегли безопасностью и не построили
над реактором защитный бетонный колпак, который мог бы задержать пожар и
последующее распространение радиации.
После нескольких лет бюрократических проволочек началась публикация
статистических материалов. Она безрадостна и свидетельствует о возраста-
нии онкологических заболеваний и заболеваний крови не только в тридцати-
километровой зоне, но и за ее пределами.
Доктор Гейл, проводивший медицинскую экспертизу, предсказывал, что в
последующие десять лет лавина онкологических заболеваний, вызванных вы-
падением радиоактивных осадков Чернобыля, будет нарастать. Только в
Минске за пять лет после катастрофы количество больных лейкемией увели-
чилось в два раза.
Глубокий экономический кризис, поразивший Россию, Украину и Белорус-
сию после распада СССР, привел к тому, что лишь часть этих больных полу-
чит необходимое лечение.


Наследие

Самое стойкое наследие Чернобыля - не отравленные радионуклидами на
долгие годы поля и леса, заброшенные деревни, обездоленные люди, лишив-
шиеся родных очагов. Это - недоверие, которое испытали жители бывшего
Советского Союза к своим руководителям высшего ранга: никто из них так и
не был наказан за сокрытие от народа информации о катастрофе. И, конечно
же, это страх снова быть обманутыми.
За случившуюся трагедию, как обычно, расплатились "стрелочники".
"Козлами отпущения" стали бывший директор станции Виктор Брюханов и
главный инженер Анатолий Дятлов: когда отказала система охлаждения и ре-
актор взорвался, оба сладко спали в своих постелях.
Двое других руководителей рангом пониже получили по три года тюремно-
го заключения, а еще двое были осуждены условно.


Безумная экскурсия

В качестве ужасного послесловия к чернобыльской трагедии нынешние ки-
евские власти предлагают организовать для желающих туристические маршру-
ты на разрушенный атомный реактор. Местные руководители из туристических
бюро, испытывающие постоянный валютный голод, надеясь заманить туристов
из западных стран в мертвую зону, предлагают:
похолодеть от ужаса, пройдя по мертвым улицам города-призрака Припя-
ти, покинутого его жителями;
застыть в благоговейном молчании возле саркофага расплавленного реак-
тора;
испытать шок при виде сельскохозяйственных животных, родившихся с
ужасающими отклонениями в результате воздействия радиации на генетичес-
кий код.
Часть тура стоимостью до 200 фунтов стерлингов за один день включает
посещение деревень, в которые хозяева вернулись, несмотря на запрет
властей и реальную угрозу своей жизни и жизни своих детей.
Потеряв город энергетиков Припять, оказавшийся в эпицентре катастрофы
на Чернобыльской АЭС, власти Украины вынуждены были построить для сотен
рабочих и инженеров, обслуживающих два работающих блока, небольшой горо-
док Славутач. Городок удобный, зеленый, хорошо спланированный. Излюблен-
ная шутка жителей Славутича: "Жизнь прекрасна, но уж очень коротка!"
Горькая шутка...
Опасаясь повторения трагедии, люди во всем мире требуют закрыть рабо-
тающие блоки Чернобыльской АЭС. Но Украине, задыхающейся в тисках кризи-
са, трудно, а вернее, просто невозможно отказаться от миллиардов кило-
ватт дешевой электроэнергии. Чтобы остановить все реакторы Чернобыля,
чтобы навеки обезопасить человечество от возможности повторения катаст-
рофы в еще больших масштабах, Украине нужна помощь, и немалая, всего ми-
рового сообщества. Похоже, что развитые в экономическом отношении страны
готовы ее оказать. Но пока они не торопятся. Реакторы не заглушены.
Опасность апокалипсиса продолжает существовать. Отвратить ее - святой
долг нынешних поколений перед будущими, перед завтрашним днем челове-
чества.


ПАРОМ ЗЕБРЮГГЕ: Смерть в ночи.

Короткий переход по проливу, что-то вроде приятной морской прогулки,
превратился для команды и пассажиров парома "Геральд оф Фри Энтерпрайз"
в настоящий кошмар. В марте 1987 года, вскоре после выхода из порта, па-
ром затонул.

Пролив Ла-Манш - самый напряженный в мире морской путь. Каждый день
эту узкую полоску воды, отделяющую Британию от континентальной Европы,
пересекают тысячи судов, принадлежащих разным странам. Для отдыхающих
паромы, курсирующие между портами Британии, Франции, Бельгии и Голлан-
дии, выглядят как неуклюжие автобусы, совершающие регулярные рейсы. Лег-
кость и доступность путешествия заставляют забыть, что Ла-Манш - мо-
гильник бесчисленного множества кораблей, затонувших в его опасных и хо-
лодных водах.
Несомненно, что главную роль в гибели обреченных кораблей играла по-
года. Но не менее важное значение имели ошибки и просчеты экипажей. Ужа-
сающая цепь человеческих ошибок была зафиксирована и в случае с паромом
"Геральд оф Фри Энтерпрайз". Позже в официальном расследовании эта цепь
ошибок была определена как "болезнь разгильдяйства".
Люди, страдавшие "болезнью разгильдяйства", умудрились совершить, ка-
залось бы, невозможное: оставили открытыми носовые шлюзы на пароме, ког-
да он выходил ночью в море. Вода беспрепятственно поступала на автомо-
бильные палубы, пока крен корабля не достиг критической отметки.
Паром лег на борт и не затонул лишь потому, что находился в это время
над песчаной отмелью. Но в последующей суматохе и хаосе погибли 193 че-
ловека.
Страдания этой ночи так и не стали надлежащим уроком разгильдяям.
Семь лет спустя при схожих обстоятельствах произошла трагедия парома
"Эстония", на котором погибло свыше тысячи человек.


"Он определенно переворачивается!"

Длина парома "Геральд оф Фри Энтерпрай" составляла 132 метра, водоиз-
мещение - 7951 тонна. Он являлся составной частью флота, управляемого
компанией "Таунсенд". Паром пересекал пролив за рекордное время. Как вы-
яснилось позднее, время для боссов "Таунсенд" было решающим оперативным
фактором. В условиях высокой конкуренции на судоходных линиях Ла-Манша
именно количество рейсов судна и скорость хода в море либо приносили
прибыль компании, либо пожрали ее. О безопасности людей не думали. В
ночь, когда паром вышел из Зебрюгге, на капитанском мостике находился
капитан Дэвид Льюри. Опытный шкипер и один из старейших работников ком-
пании, он прекрасно знал маршрут и не ожидал от плавания никаких сюрпри-
зов.
На борту находились 436 пассажиров. Многие из них во время отплытия
были на палубе, любовались исчезающими вдали огнями Зебрюгге.
На грузовых палубах стояло около сорока грузовиков и свыше 80 легко-
вых автомобилей. Для корабля, который мог разместить с комфортом в своих
каютах 1000 пассажиров и 80 человек команды, загрузка составляла всего
лишь половину его грузоподъемности.
Спустя каких-то двадцать минут корабль резко накренился и лег на
борт, словно гигантский кит. В наполненных пассажирами барах, рестора-
нах, беспошлинном магазине, каютах и палубах началась паника.
Тех, кто находился у открытых иллюминаторов, просто выбросило в море.
Водитель грузовика из Ирландии Ларри О'Брайан в это время сидел в
ресторане. Внезапно со столов полетела посуда. "Через сорок пять секунд,
- рассказывал он, - корабль, наполовину залитый водой, лежал на боку. Лю-
дей высасывало через иллюминаторы, как при воздушных катастрофах, кото-
рые мы видели в кино. У них не было никаких шансов спастись. Когда меня
сняли с парома и я посмотрел на него, он выглядел как корабль времен
второй мировой войны, пораженный торпедой".
На пароме было много пассажиров, принявших приглашение популярной ан-
глийской газеты "Сан" совершить путешествие на материк и обратно всего
за один фунт стерлингов.
Один из них, тридцатилетний Эндрю Симмонс, житель городка Буши, вспо-
минал: "Мы попали в ловушку всего через двадцать или тридцать минут пос-
ле отплытия. В течение одной минуты корабль лег на бок, и вода хлынула
внутрь. Мой друг и я помогли девочке двух-трех лет и ее отцу выбраться
из воды. Только мы и спаслись..."


Герои

В эту ночь многие люди на терпевшем катастрофу судне проявили настоя-
щий героизм. Среди них нужно назвать жителя Лондона Эндрю Паркера. В
кромешной тьме, в водоворотах поднимавшейся черной холодной воды, кото-
рая несла с собой обломки мебели, пустые бутылки, брошенные спасательные
жилеты, этот храбрец превратил себя в живой мостик, перекрыв своим телом
пропасть над водой. По нему в безопасное место прошли 120 человек. Позже
Эндрю Паркера за проявленное мужество наградили медалью.
Ночной кошмар пережитого на пароме по сей день вспоминается ему, не
давая покоя.
Незаурядное мужество проявил водолаз военно-морского флота Бельгии
лейтенант Гвидо Кауэнберг.
Организовав спасательные работы, он вытащил из воды более сорока уто-
пающих. Водолаз получил медаль королевы за храбрость.
Кауэнберг и его коллеги прилетели на место бедствия на вертолетах во-
енно-морских сил. Шум их винтов слился с криками тонущих внизу, во мраке
ночи.
Началось беспримерное соревнование со временем...
В эту ночь, как и семьдесят пять лет назад во время катастрофы "Тита-
ника", море угрожало смертью от переохлаждения даже искусным пловцам.
Молодая девушка из Хертфордшира Никол Симпсон, после того как ее вы-
тащил из воды бельгийский ныряльщик Пит Лагаст, находилась в состоянии
клинической смерти. Температура ее тела была значительно ниже нор-
мальной. Девушку доставили в бельгийский госпиталь. Благодаря стараниям
врачей и медсестер, которые не отходили от нее всю ночь, Никол Симпсон
выжила.
Никол и шесть ее спутников оказались в западне, отделенные от выхода
толстым дверным стеклом. Лагаст разбил его своим ножом, сильно порезав
при этом руки. Он также получил медаль за храбрость.
Корпус поверженного корабля освещался светом дуговых натриевых ламп.
Слухи о происшествии тут же разнеслись по всем газетам и телекомпани-
ям мира. В порту отплытия разъяренные родственники осадили офис компании
"Таунсенд Торесен".
Сотрудников компании атаковали газетчики, которые слетелись сюда,
чтобы получить информацию о самой ужасной трагедии в истории британского
мореплавания за последние десятилетия.
Командование королевского военно-морского флота немедленно направило к
месту катастрофы с военно-морской базы в Калдроузе корабли "Глазго" и
"Диомед" в сопровождении вертолетов.
Позже пилот одного вертолета, кружившего над морем, в котором плавали
и живые, и мертвые, сказал: "Я видел застывшие на воде черные тела. Они
раскинули руки, подобно щупальцам медузы. Я знал, что они уже мертвы".


С открытыми шлюзами

Уже назавтра буксиры и мощные плавучие краны выпрямили неповоротливое
тело парома.
Он стоял на песчаной косе, и морская вода достигала всего лишь до се-
редины его бортов. В носовой части корабля виднелись открытые шлюзы, ве-
дущие на грузовые палубы, - явная причина катастрофы.
В конечном счете всю вину за нее взял на себя капитан Дэвид Льюри как
хозяин корабля.
Но последовавшее затем общественное расследование доказало, что в ги-
бели парома повинен не один человек, а вся команда и руководство компа-
нии.
Расследование выявило, что система управления графиком ежедневного
движения судов часто давала сбои, а команда небрежно выполняла свои обя-
занности.
В июле 1987 года, после нескольких месяцев расследования, глава ко-
миссии судья Шин заявил: "Корабль от киля до верхушки был пронизан "бо-
лезнью разгильдяйства".
Четыре человека, включая капитана Льюри, могли совершить фатальные
ошибки, которые привели к трагедии. Это старший механик Джон Керби, боц-
ман Марк Стэнли и старший помощник капитана Лесли Сэйбел.
Судья Шин точно указал на причину аварии: "Геральд" затонул потому,
что вышел в море с открытыми внешними и внутренними носовыми шлюзами.
Полное исследование обстоятельств трагедии неизбежно ведет к заключению,
что основная вина возлагается на компанию".
Известно, что Марк Стэнли, в обязанности которого входило закрывать
шлюзы перед выходом в море, в это время спал. Он проснулся лишь тогда,
когда корабль лег на бок и боцмана выбросило из кровати.
Лесли Сэйбела критиковали за то, что не проверил, закрыты ли шлюзы.
Оказалось, что многие капитаны уже выражали озабоченность практикой ком-
пании "Таунсенд", разрешавшей выход в море с открытыми носовыми шлюзами.
Существовало мнение, что капитанский мостик должен быть оборудован
сигнальными огнями, свидетельствующими о закрытых или открытых носовых
шлюзах. Комиссия заявила, что эта мысль заслуживала "самого серьезного
рассмотрения", но разумное предложение было проигнорировано.
Судья возложил тяжкое бремя ответственности за потерю корабля и чело-
веческие жертвы на капитана Льюри. Смягчающими вину обстоятельствами он
счел то, что шкипер работал в системе, которая существовала и на других
кораблях компании: приказов-инструкций закрывать носовые и кормовые шлю-
зы не было.
Судья подверг владельцев парома уничтожающей критике за "благодушие",
которое привело к "болезни разгильдяйства".
После изучения всех обстоятельств трагедии следствие вынесло решение,
что все погибшие пассажиры стали жертвами неумышленного убийства.
Позже такие же обвинения были предъявлены команде и управленцам, но
затем они были сняты. Судьи сочли, что воспоминания о трагедии, которую
можно было предотвратить, - достаточно серьезное наказание.


Горькие воспоминания

Катастрофа "Геральда" привела к кардинальному пересмотру оперативных
инструкций по вождению кораблей.
В соответствии с законом о мореплавании сейчас считается преступлени-
ем, если корабль выйдет в море с открытыми шлюзами.
Спасенные пассажиры до сих пор хранят горькие воспоминания о потерян-
ных близких и любимых людях.
Помнит о своей утонувшей матери и Никол Симпсон. Скорбит о своих две-
надцати погибших товарищах команда затонувшего корабля.
Капитан Льюри сразу же после катастрофы пытался покончить с собой.
Искореженный корпус корабля впоследствии был порезан на металлолом в
разделочном доке на Тайване.
Косвенная вина за трагедию возлагалась на небрежное управление паро-
мом.


ШКОЛА В АБЕРФАНЕ: Жертвы-дети.

Люди в угледобывающих районах привыкли к трагедиям. Но то, что случи-
лось в маленькой деревеньке Аберфан в Южном Уэльсе, потрясло даже самых
стойких и закаленных. Гигантский оползень из угольного шлака поглотил
школу вместе с детьми.

История Уэльса - это история человеческих трагедий. Покрытые угольной
пылью унылые долины населяли люди, обреченные на тяжкий труд, бедность,
из которой не могли вырваться целые поколения, на ежедневную опасность,
увечья и смерть.
Но несмотря на сложности жизни, шахтеры заботливо хранили доставшееся
от предков наследие: трудолюбие, мужество, верность в дружбе.
Спускаясь в забой, шахтеры были готовы и к внезапным обвалам, и к
взрывам метана, уносившим человеческие жизни. Но никто не был готов к
тому, что трагедия может случиться на поверхности земли. И когда в дере-
вушке Аберфан обвалилась гора и погребла под собой свыше ста детей, все
содрогнулись от ужаса. Гора была рукотворной, ее образовала порода, ко-
торую многие десятилетия шахтеры извлекали из-под земли, чтобы зарабо-
тать на жизнь.
В конечном итоге детей убили шахты, как до этого они убивали их от-
цов, дедов и прадедов...
Следы этой трагедии видны в Аберфане и по сей день. Теперь это уже не
та деревня, в которой люди чувствовали себя спокойно и уверенно.
Бедствие случилось, когда его никто не ждал.
Уже несколько недель шли проливные дожди. Водные потоки неустанно
размывали, подтачивали свалку №7 - так по терминологии Национального
угольного совета именовалась гора отработанной породы. Словно черная ра-
ковая опухоль, она прилепилась к склону горы Мертир, вершина которой не-
ясно вырисовывалась сквозь туманную сеть дождя.
Вода сделала свое дело: в 7 часов 30 минут утра черная раскисшая
грязь начала движение. Огромная гора - 100 тысяч тонн камней и земли -
внезапно начала безжалостное наступление на ничего не подозревающих лю-
дей.
Маленький Пол Дэйвис, один из юных жителей Аберфана, был в это утро в
начальной школе, расположенной у подножия горы. Рядом находились нес-
колько коттеджей и ферма. Пятилетний Пол любил рисовать и даже набросал
карандашом на листе бумаги, как тестообразная грязь, набирая скорость,
ползет с горы. На другом рисунке мальчик изобразил гору грязи, стекавшую
на его школу, и самолет с надписью "Национальный угольный совет", бро-
савший на гору бомбы.
А затем настоящая движущаяся гора накрыла начальную школу.
Позже, когда люди извлекли раздавленное тело маленького Пола из-под
рукотворного оползня, стрелки остановившихся школьных часов показывали 9
часов 35 минут.
Поток грязи обрушился на деревню, ломая и круша все на своем пути.
Выжившие вспоминают, что они слышали скрип перемещающегося гравия и
удары камней.
Гора словно предупреждала людей, что вот-вот обрушится на деревню.


Девятый вал

Священник Кеннет Хейс вспоминает короткие секунды катастрофы с ужа-
сающей отчетливостью, ее мельчайшие подробности будут жить в нем до кон-
ца дней. Он повернул за угол и увидел, как вал грязи поднимается по
тыльной стене школы, подталкиваемый сзади огромной массой оползня. Его
девятилетний сын Дайфиг в это время находился там, среди обреченных.
"Грязь у меня на глазах накрыла школу, - сказал он. - Я видел последних
живых, вынесенных наружу, и первых мертвых.
Я знал, что потерял своего мальчика, хотя его тело нашли только на-
завтра. Смертельная тяжесть оползня раздавила всех нас. Были уничтожены
целые семьи. В четверг я похоронил пять человек из одного дома".
Филипп Томас вспоминает, как он кричал, когда камни дробили его руки,
и безнадежно звал маму. Буквально за мгновение до того, как стена грязи
поглотила школьное здание, он вышел со своим другом на крыльцо.
Филипп говорил: "Меня сразу же накрыла грязь, и я закричал. Затем
пришел в себя уже тогда, когда люди выкапывали меня, а грязная вода все
лилась и лилась. Роберт, который вышел со мной, был найден мертвым через
два дня. Моя правая рука была сломана, и я потерял три пальца. Камни
повредили ногу, раздробили таз, содрали волосы. Я истекал кровью, и вра-
чи сказали, что я умер бы от потери крови, но грязь покрыла мое тело
коркой и заменила кожу. Грязь наступала с такой силой, что раздавила мне
селезенку, и ее должны удалить, оторвала одно ухо - надеюсь, что его
пришьют на место".
Восьмилетняя Сьюзен Мэйбанк сидела в классе. Учитель случайно глянул
в окно и увидел надвигающуюся черную гору, готовую поглотить школу. Он
закричал, чтобы дети скорее спрятались под партами.
Дети подумали, что учитель предложил им поиграть в какую-то новую ин-
тересную игру, и быстро опустились на пол. Через несколько секунд грязь
смяла стены, словно они были сделаны из бумаги. Учитель погиб мгновенно.
Сьюзен помнит, как ее накрыл холодный мрак.
Она не представляет, как долго пролежала погребенной под черной мас-
сой. Помнит только, что старалась пальцами проткнуть отверстие для воз-
духа и разгребала грязь в стороны.
Небольшая группа людей: пенсионеры, свободные от работы шахтеры, по-
лицейские, пожарные, строители, врачи, адвокаты, хлебопеки и повара -
все, кто мог, примчались на место бедствия и голыми руками начали отка-
пывать детей. Они-то и спасли Сьюзен, но многие ее подружки ушли навсег-
да.
Свидетели трагедии никогда не забудут мужчин, плачущих на раскопках.
Их руки кровоточили, но они продолжали работать, чтобы спасти всех, кого
еще можно было спасти.
Элизабет Джоунс находилась в западне несколько часов, прижатая к по-
гибшему мальчику. Она уцелела лишь потому, что за мгновение до трагедии
взяла из сумки деньги и вышла из класса, чтобы позавтракать.
"Я помню только, как меня завалило грязью, - вспоминает Элизабет, уже
взрослая женщина. - Меня поглотила грязь в школьном коридоре вместе с ма-
леньким мальчиком, который оказался подо мной. Когда меня освободили, я
держала в руке шиллинг. Я уверена, что это он спас меня, и теперь храню
его как талисман. Другой талисман - это гипсовая повязка, которую я нес-
колько месяцев носила на ноге. Воспоминания, к счастью, все меньше тер-
зают меня, они уходят, когда начинаешь думать о других делах. Но я полу-
чила серьезные внутренние повреждения, и в результате у меня никогда не
будет детей".
Отчаянная борьба за спасение детей не прекращалась ни днем ни ночью.
Но чем больше проходило времени, тем меньше оставалось надежды: спа-
сатели вынимали из моря черной грязи в основном уже трупы школьников.
Даже привыкшие ко всему журналисты не скрывали слез, когда тела по-
гибших детей были перенесены в часовню, для того чтобы их могли опознать
убитые горем родители.
В этот день в небо над Аберфаном поднимался один мучительный стон: "О
Боже, за что ты покарал нас?"
С наступлением ночи загудели генераторы, и электрические дуговые лам-
пы осветили развалины школы и соседних зданий. Оползень со свалки №7,
словно насытившись, остановился.
В то утро, когда произошла катастрофа, Брин Карпентер находился в
больнице. Туда его положили после обвала в шахте. Брин бросился к школе
и стал свидетелем зрелища более ужасного, чем все, что ему случалось ви-
деть под землей.
Он сказал: "Мы поняли, что наш сын, десятилетний Десмонд, похоронен
здесь. Но нам сказали, что в больницу отвезли неопознанного десятилетне-
го мальчика. Мы было обрадовались, но оказалось, что это не наш сын.
Позже, уже ночью, мы нашли тело Десмонда. Можете представить, как велико
и безутешно было наше горе. На нашей улице погибли 14 детей. Два дома
хоронили по два покойника сразу. Увы, время эти раны не лечит - стоит
лишь на мгновение задуматься, как боль обжигает снова".
Пат Льюис оказалась одной из счастливиц, которой удалось убежать от
оползня. Но ее старшая сестра Шарон погибла неделю спустя после своего
девятого дня рождения.
Сидя в классе, Шарон увидела, как за спиной учителя, производящего
утреннюю перекличку, раскалывается стена. Она закричала, и это позволило
учителю вывести часть детей из школы.
Испуг, пережитый маленькой Пат, был настолько велик, что, придя до-
мой, она извинилась перед мамой за оставленное в школе пальто.
Мать Пат, медсестра Шейла, вспоминала: "Мы с Пат побежали к уцелевшей
части школы. Через выбитое окно залезли в класс. Внутри я увидела около
двадцати школьников, их перетащило оползнем, когда он обрушился на зда-
ние школы. Все они нуждались в помощи. Правда, один мальчик самостоя-
тельно выбрался из руин. Казалось, что с ним все в порядке, но он вдруг
упал и умер.
Выживших я укладывала на одеяла в школьном дворе, а класс для самых
маленьких превратила в пункт первой помощи. Я работала целый день, но
после 11 часов утра из школы уже никто не вышел живым. Это был самый
страшный день в моей жизни. В такой ситуации человеческие чувства обост-
ряются до предела, и я все хорошо помню. Я знала, что не смогу пойти и
опознать тело Шарон. Это сделал мой бедный муж. В субботу около 5 часов
утра он пришел из часовни и сказал, что опознал ее. Она была найдена с
теми детьми, которые остались в классе. Я сидела на стуле возле огня,
прислонившись к стене, и громко плакала. Не знаю, как долго это длилось.
Мне показалось, что целую вечность".
Погибших детей переносили в часовню, отмывали от угольной грязи. Всю
ночь приходили родители, чтобы оплакать своих детей.
Аберфан застыл в глубоком трауре. Число жертв гигантского оползня бы-
ло огромно - 144 человека. Большинству из 116 погибших школьников еще не
исполнилось и десяти лет.
Потом, как это часто бывает, образовали правительственную комиссию
для проведения расследования. Оно длилось пять месяцев.
Чиновники заслушали свыше ста свидетелей. В конечном итоге по никому
не известным бюрократическим правилам подсчета правительство выплатило
семьям, потерявшим ребенка, по 500 фунтов стерлингов компенсации. По
5000 фунтов получила каждая семья дополнительно из специального фонда,
находящегося под патронажем королевы, принца Филиппа и принца Чарльза.


"Сводится к нулю..."

По этому делу вынесен единственный вердикт - трагедию можно было пре-
дотвратить.
Оказалось, что в стране нет национальной программы контроля и ликви-
дации таких свалок, как в Аберфане.
Когда выяснилось, что промышленные тузы игнорировали предупреждения
специалистов об опасном состоянии свалки в Аберфане уже более пяти лет,
ответственность за случившееся была официально возложена на угольный со-
вет.
Лорду Альфреду Робенсу, председателю угольного совета, после трагедии
в Аберфане пришлось пережить много горьких минут.
Конечно же, его переживания не идут ни в какое сравнение с тем, что
пережили люди, потерявшие детей, но и лорду пришлось задуматься над тем,
можно ли было избежать беды, постигшей небольшую деревушку.
В 1986 году, когда газеты мира отметили двадцатилетие трагедии, он
сказал: "В моем сознании постоянно вертится один вопрос: как можно было
предотвратить трагедию? В стране имеется несколько тысяч свалок, и все
они находятся под надзором местных властей. Глупо каждый раз проверять,
что правила безопасности строго соблюдаются всеми. Когда я думаю о том,
чем занимался, возглавляя угольный совет, то в свете трагедии в Аберфане
все сводится к нулю. Эта страшная мысль постоянно преследует меня".
На не защищенной от ветра стороне холма, возвышающегося над Аберфа-
ном, находится одно из самых печальных мест в Британии - кладбище детей,
чьи жизни оборвал чудовищный оползень


МП-5: Предатели и шпионы.

Сенсационный провал тайных советских агентов Берджесса и Маклина в
1951 году дал толчок к раскрытию шпионской сети СССР в Великобритании.
Десяток лет высокопоставленные англичане шпионили в пользу России.

Невероятно, но самая опасная группа шпионов двадцатого столетия сфор-
мировалась в среде Кембриджского университета.
Завязка этой истории приходится на тридцатые годы. Группа студентов
отправилась в путешествие по реке Кем. Долгие дискуссии, откровенные
разговоры приведи их к мысли, что именно коммунизм как общественная сис-
тема способен обеспечить лучшую жизнь простым людям, что только комму-
низм может остановить и разгромить фашизм.
Опытнейший резидент НКВД, действовавший под крылышком советского пос-
ла в Лондоне Максима Литвинова, сделал все, чтобы вовлечь юных романти-
ков в свои сети. Он понимал, что выпускникам престижного университета
суждено занять высокие места в британском обществе, что со временем све-
дениям, которые они станут поставлять советской разведке, не будет цены.
Итак, русская шпионская сеть была расставлена. Ее основой стали бес-
корыстие, идеализм и политическая незрелость молодых англичан, их страх
перед фашизмом и ненависть к нему.
Для их идеологической обработки потребовалось всего лишь несколько
лет. Ядро группы предателей составили Гай Берджесс, Дональд Маклин, Эн-
тони Блант и Ким Филби.
Именно Блант стал душой группы близкой ему по взглядам талантливой
молодежи в Тринити-колледже. Сын приходского священника, гомосексуалист,
человек блестящих способностей, Блант поступил в колледж в 1928 году.
Показав великолепные результаты в математике, языках и искусстве, он
после окончания стал членом совета колледжа и ведущим преподавателем.
В том же году поступил в колледж и Гарольд Филби, получивший прозвище
Ким. Год спустя Блант и Филби встретились у Гая Берджесса, чудака и экс-
центрика, демонстрировавшего необыкновенную стойкость к алкоголю и болт-
ливость. Дональд Маклин, сын министра либерального кабинета, поступил в
колледж в 1931 году.
Коммунистические идеи исповедовали многие студенты Тринити-колледжа.
Но для большинства из них приверженность марксистско-ленинскому учению
оказалась вроде детской болезни: повзрослели - и прошло. Для этой же
четверки служение коммунизму превратилось в цель жизни.
После университета Маклин получил распределение в министерство иност-
ранных дел. На собеседовании молодому человеку сказали: "Мы знаем, что
вы были преданы коммунистическим идеям во время учебы в университете.
Поддерживаете ли вы их сейчас?"
"Я решил вести себя нагло", - вспоминал Маклин. - "Да, - сказал я.
- У меня были такие взгляды, и я еще не до конца от них избавился".
Должно быть, им понравилась моя откровенность".
Гай Берджесс, закончив Тринити-колледж, удачно устроился помощником
члена парламента консерватора Джека Макнамары. К этому времени Берджесс
уже несколько раз побывал в Москве, где встречался с руководителями со-
ветских шпионских ведомств и получил непосредственно от них ряд заданий.
Гай Берджесс установил контакты с русским резидентом в Лондоне. С на-
чалом второй мировой войны он стал секретным курьером, доставляющим пра-
вительственную почту главам европейских государств. И вся эта сверхсек-
ретная информация поступала в распоряжение советской разведки. Одновре-
менно Гай "подкармливал" и британские спецслужбы. Эта дьявольски сложная
работа принесла ему солидные "дивиденды". В январе 1939 года МИ-6 пред-
ложил Берджессу штатную должность.
Ким Филби, закончив Кембридж, отправился в Вену. Там он помогал выз-
волять коммунистов из нацистских тюрем. В Лондоне Филби появился с женой
- советской шпионкой, и вскоре прослыл деятелем консервативной ориента-
ции. В 1937 году в качестве репортера "Тайме" Ким уехал в Испанию осве-
щать ход гражданской войны. Это было удобное прикрытие для передачи ин-
формации русским, которые поддерживали республиканцев.


В дни войны

В 1939 году Блант подал заявление на пятимесячные курсы военной раз-
ведки. Но марксистское прошлое зажгло перед ним красный свет, и Бланта
возвращают в свою часть с клеймом неблагонадежного.
Однако после первого поражения шпион не пал духом. Он вступил в кор-
пус армейской разведки, попал в Дюнкерк, смог эвакуироваться с отступаю-
щими английскими частями. А затем, использовав связи Берджесса, перешел
на службу в МИ-5.
Для Филби шанс пробраться в секретные службы Великобритании появятся
в июне 1940 года с неожиданным звонком из военного ведомства. Ему пред-
ложили работу в секции "Д", во вновь сформированном отделе МИ-6, которо-
му ставилась задача осуществлять подрывные акции в Европе. На новую ра-
боту сосватал его Гай Берджесс.
Работа в МИ-5 была направлена на обеспечение безопасности в стране.
МИ-6 нацеливалась на сбор разведданных за рубежом. К тому времени, когда
там появился Филби, Гай Берджесс уже в полную силу работал на своих
советских хозяев.
Шифровальщики советского посольства день и ночь кодировали огромное
количество материалов для передачи в Москву.
Филби начал шпионскую деятельность, послав в Москву списки агентов,
коды и параметры радиоволн, взятые из центральных архивов разведки.
Работая в разведке, Блант познакомился с русскими шпионами по атомным
разработкам - доктором Клаусом Фоксом и доктором Аланом Наин Мэй. Нес-
мотря на их очевидные симпатии к коммунизму, обоих не отстранили от ра-
боты над атомной бомбой. Блант заверил ученых в своей поддержке.
Примерно в это время Блант принял новое назначение - он стал инспек-
тором королевской картинной галереи. Это позволило ему войти в высший
свет Англии.
В 1944 году Маклин был назначен начальником канцелярии английского
посольства в Вашингтоне. Один из первых звонков он сделал в советское
консульство, чтобы установить контакты с новым руководителем. У Маклина
было много информации для русской разведки. На стол русских легла пере-
писка между Рузвельтом и Черчиллем, содержащая проекты военных планов и
послевоенной политики.
После войны Маклина назначили секретарем комитета, занимавшегося
классификацией информации по работе над атомной бомбой в США и Англии.
Тем временем Филби получил повышение: его назначили начальником "сек-
ции 9", контролирующей шпионскую деятельность против СССР. Отныне НКВД,
а затем КГБ знал о каждой планируемой англичанами шпионской акции.


Угроза разоблачения

Огромное количество информации, которой четверка обеспечивала советс-
кую разведку и контрразведку, неумолимо вело к появлению подозрений. И
действительно, первыми забеспокоились американцы: "Почему русские знают
обо всем, что мы собираемся делать?"
Впрочем, был один уникальный случай, угрожавший раскрыть Филби. В ав-
густе 1945 года английская разведка получила сообщение, что сотрудник
КГБ Константин Волков хочет перебежать в Англию. Он обещал сообщить име-
на трех британских шпионов, работающих на Советы в министерстве иност-
ранных дел и разведывательных службах. К счастью для Филби, это дело пе-
редали лично в его руки.
Когда Филби прибыл в Турцию, где планировалась встреча с русским пе-
ребежчиком, Волков там не появился. Вскоре его обнаружили в Москве - с
пулей в затылке. Много позже Филби цинично объяснил: "На карту была пос-
тавлена одна голова - Волкова или моя".
После войны Берджесс перешел в министерство иностранных дел и стал
личным помощником Гектора Мак-Нейла, заместителя министра иностранных
дел в лейбористском правительстве.
Но жизнь в постоянном напряжении сильно повлияла как на него, так и
на Маклина - они начали пить. Маклина послали в Каир, но и это не оста-
новило пьянок. После одного из ночных загулов Маклина отозвали назад в
Англию.
К 1950 году Берджесс оказался в ужасном состоянии. В докладной записке
о нем говорилось: "Чем быстрее мы избавимся от этого отвратительного че-
ловека, тем лучше будет для нас". Куда бы Берджесс ни поехал, везде он
напивался и затевал пьяные драки.
Любопытно, что Берджесс без устали яростно критиковал британскую по-
литику. Но, тем не менее, это не помешало ему в августе 1950 года полу-
чить назначение в Вашингтон на должность первого секретаря посольства.
Там он встретился с Филби, который стал офицером связи с ЦРУ.
Но петля на шее шпионской группы затягивалась. Филби уже предупредил
Берджесса о необходимости крайней осторожности. В Вашингтоне он взял Гая
под свою "крышу". Для Берджесса это был последний шанс уцелеть.


Побег на восток

К 1951 году Филби, благодаря своему высокому положению в разведке,
уже знал, что Маклина вот-вот раскроют. Но он не подозревал, что амери-
канцы также обложили и его, и Берджесса.
Маклина необходимо было предупредить, дать ему возможность бежать.
Если его возьмут, то, безусловно, заставят заговорить, поэтому Маклин
превратился в головную боль для всех. Филби назначил Берджесса связным,
но тот не мог вернуться в Британию без официальной причины. Тогда он за-
теял несколько серьезных скандалов, и разгневанный посол приказал отпра-
вить Берджесса домой.
Бланг, имевший контакты в МИ-5, сообщил Гаю точное время, когда "Поч-
товый голубь" - такова была кодовая кличка Маклина - будет взят под
стражу.
Берджесс предубедил Маклина. Объявив, что они уезжают в отпуск, оба в
тот же вечер сели на паром во Францию. С тех пор ни одного из них в Бри-
тании больше не видели. Следующее публичное появление Берджесса и Макли-
на произошло в 1956 году на параде в Москве, где их чествовали как геро-
ев борьбы за коммунизм.
До сих пор неизвестно, почему Берджесс убежал вместе с Маклином. Их
поспешное бегство прозвучало для двух оставшихся кембриджских шпионов
как погребальная музыка.


Под перекрестным огнем

Всего лишь несколько часов понадобилось властям, чтобы неожиданное
исчезновение Берджесса и Маклина связать с Филби. Глава МИ-6 тут же
отозвал его назад в Лондон. Филби повел себя нагло, ему удалось как-то
свалить всю вину на бежавшего Берджесса. Неразоблаченному тайному агенту
разрешили уйти в отставку. Прощальное рукопожатие скрепили тысячи фунтов
стерлингов - "за заслуги".
Увольнение Филби вызвало в рядах МИ-6 настоящий хаос. Десять сотруд-
ников службы были вынуждены уйти в отставку - не за то, что их подозре-
вали в тайном шпионаже, а за то, что они не смогли предотвратить шпио-
наж.
В 1955 году правительство наконец опубликовало долгожданный отчет,
посвященный исчезновению Берджесса и Маклина. Это была сплошная клоуна-
да. Один член парламента охарактеризовал отчет как "оскорбление разве-
дорганов страны".
Но для Филби самый страшный момент наступил тогда, когда член парла-
мента Маркус Липтон сделал парламентский запрос. Раздраженный дея-
тельностью МИ-5, он спросил премьера сэра Э1ггони Идена: "Вы решили
скрыть весь урон, нанесенный сомнительной деятельностью Гарольда Филби?"
В ответ на это министр иностранных дел Гарольд Макмиллан сообщил парла-
менту выводы расследования, проведенного службами министерства: "У меня
нет никаких оснований обвинять Филби в предательстве интересов своей
страны".
Филби торжествовал и в ознаменование победы провел пресс-конференцию.
"Я никогда не был коммунистом", - заявил он.
На основании этих высказываний МИ-6 снова начал использовать Филби в
качестве агента. В ту пору он работал репортером газеты "Обсервер" на
Ближнем Востоке снова начал подкармливать секретной информацией советс-
кие разведывательные службы.


Ловушка захлопывается

Но Филби не ушел от разоблачения. Отдел МИ-5 по-прежнему утверждал,
что Филби - "крот", и эти слова окончательно подтвердились, когда из
России в Англию внезапно перебежал сотрудник КГБ Анатолий Голицын. Он
без колебаний назвал Филби третьим человеком в "кембриджской четверке".
В январе 1963 года старый друг Филби разведчик Николас Эллиот летит
на Ближний Восток, чтобы разобраться в новых фактах, связанных с тайной
деятельностью маститого журналиста.
"Ты использовал меня много лет, сказал он Филби, - и теперь я узнаю от
тебя всю правду, даже если мне придется вытягивать ее из тебя.
Генеральный прокурор сэр Джон Гобсон согласился предоставить шпиону
определенные гарантии безопасности в обмен на полное и чистосердечное
признание.
Филби рассказал, как его завербовали и обучили, подробно описал свою
работу в качестве двойного агента. Но назвать связи и подписать письмен-
ное признание отказался.
Эллиот вернулся в Англию за дальнейшими инструкциями, а Филби сбежал
в СССР. Верховный Совет предоставил ему политическое убежище, Филби по-
лучил советское гражданство и работу в КГБ.


"Крот" в Бэкингемском дворце

После побега Филби в Англии остался только Энтони Блант. Он работал в
тесном контакте с Берджессом и теперь боялся, что тот, находясь в безо-
пасности в Москве.
К тому времени, когда Блант предстал перед следователем Уильямом
Скардоном, его уже допрашивали одиннадцать раз. После того как ему га-
рантировали определенные скидки по приговору во всем сознался.
Несмотря на признание в шпионской деятельности, Бланта оставили на
должности старшего инспектора королевской картинной галереи.
Четырнадцать лет спустя, когда правда о "кембриджской четверке" вышла
наружу, премьер-министр Маргарет Тэтчер вынуждена была заявить: "В апре-
ле 1964 года сэр Энтони Блант сообщил в органы безопасности, что он ре-
гулярно передавал информацию русским, работая в разведке..." Вскоре пос-
ле этого заявления представитель Бэкингемского дворца объявил, что Блант
лишен рыцарского звания.
Наконец-то "крот", окопавшийся в Бэкингемском дворце, был вытянут на
солнышко. Семь лет спустя он умер, обесчещенный и отвергнутый даже своим
постоянным партнером-гомосексуалистом.
Берджесс умер раньше, в 1963 году, разбитый болезнями и спившийся.
Маклин умер почти одновременно с Блантом. Филби до конца работал на КГБ.
Он шутил, что только две вещи не может простить Британии - шрамы, по-
лученные во время игры в крикет, и мармелад. Но в 1982 году на русском
грузовом судне, ставшем на якорь у побережья Суссжса на мостике была за-
мечена сутулая фигура с биноклем в руках. Это был Филби, решивший в пос-
ледами раз взглянуть на Родину.
Он умер в Москве в мае 1988 года и был похоронен со всеми воинскими
почестями на кладбище в Кунцево.


ТЕНЕРИФЕ: Трагедия на земле

1977 год. В один из туманных дней два огромных воздушных лайнера
столкнулись на единственной взлетно-посадочной полосе маленького аэро-
порта на Канарских островах. В результате погибли около шестисот чело-
век. Это была самая ужасная авиакатастрофа в истории авиации.

Пилот американской авиакомпании "Пан Ам" Виктор Грабс осторожно вел
свой "Боинг-747" вдоль взлетной полосы в аэропорту Лос-Родеос, ожидая
команды на взлет. Когда гигантский самолет приблизился к месту старта,
он едва поверил тому, что увидел из пилотской кабины. На расстоянии при-
мерно в 350 ярдов сверкнули огни другого "боинга", принадлежащего гол-
ландской компании КЛМ, внезапно вынырнувшего из тумана.
Сначала капитан Грабс и его экипаж сочли, что второй самолет просто
стоит на месте.
Но по мере того как огни сверкали все ярче, пилота пронзила ужасная
мысль, что голландский самолет со скоростью 160 миль в час направляется

<<

стр. 10
(всего 19)

СОДЕРЖАНИЕ

>>