<<

стр. 14
(всего 19)

СОДЕРЖАНИЕ

>>

дидатуру, Никсон опередил бывшего губернатора штата Мэриленд Спиро Агню
на полпроцента голосов выборщиков и стал хозяином Белого дома.
Так пятидесятишестилетний Никсон наконец достиг вершины власти. Нужно
признать, что именно он посеял семена того, из чего позже вырос "Уотер-
геит". Семена эти были брошены в благодатную почву благодаря созданной
Никсоном обстановке секретности и подозрительности к своим оппонентам.
Во время второго срока пребывания Никсона на посту президента, после
победы на выборах 1972 года, всплыли скандальные подробности двух круп-
ных событий - бомбардировки Камбоджи американскими ВВС и Уотергейтского
скандала.
В 1970 году, во время войны во Вьетнаме, Никсон заверил американский
народ, что США будут уважать нейтралитет Камбоджи. Однако выяснилось,
что в 1969-1970 годах ВВС США нанесли более трех с половиной тысяч бом-
бовых ударов по территории маленькой страны. Но даже эта ложь померкла
после того, как "Уотергеит" обнажил аморальную сущность президента и его
команды.


"Уолтергейт"

Правда о том, что делали пятеро взломщиков в штаб-квартире демократи-
ческой партии, пробивалась трудно: в стенах Белого дома началась широко-
масштабная операция по сокрытию следов преступления. Упорно насаждалась
версия о попытке банального ограбления. Однако благодаря упорным усилиям
журналистов Боба Вудворда и Карла Бернштеина мир наконец узнал правду.
Генеральный прокурор США Джон Митчелл еще в 1969 году заявлял, что в
окружении президента Никсона без санкции судебных органов прослушиваются
телефонные разговоры его политических соперников.
Другой сигнал прозвучал в июле 1970 года. Именно тогда Никсон одобрил
план секретных служб по проведению несанкционированных обысков и прос-
мотру корреспонденции у конгрессменов-демократов.
Обуреваемый жаждой власти, Никсон оказался замешанным во множестве
закулисных интриг. Из записей телефонных разговоров в Белом доме выясни-
лось, что по его заданию нанимались головорезы из мафиозных кланов для
разгона антивоенных демонстраций. "Есть парни, которые с удовольствием
размозжат головы этим пацифистам", - говорил президент - сам ярый паци-
фист в недалеком прошлом.
Перед очередным туром выборов Никсон затребовал сведения об уплате
налогов недостаточно лояльными государственными чиновниками.
Когда его помощники стали выяснять, как им получить эти сведения в
департаменте налогов, Никсон ответил: "Черт возьми! Прокрадитесь туда
ночью!"
Первое событие, связанное с "Уотергейтом", произошло после опублико-
вания секретных документов Пентагона в 1971 году.
Хотя эти документы, каким-то образом попавшие в "Нью-Йорк тайме", ка-
сались вьетнамской политики предыдущей администрации, Никсон был уверен,
что это заговор против него. Чтобы устранить в дальнейшем возможную
утечку информации, он создал специальную секретную службу.
В подразделение, известное под названием "водопроводчики", вошли его
ближайшие советники и помощники. Действовали они под видом сантехников и
все в дальнейшем оказались замешанными в Уотергейтском скандале.
Одной из главных задач Джона Эрлихмана, помощника Никсона, было сос-
тавление списка двадцати наиболее активных политических противников пре-
зидента. Первым в этом списке значился сенатор Эдвард Кеннеди. Секретная
служба обсуждала даже варианты убийства неугодных президенту людей, а
также операции по срыву митингов демократов.
После того как было установлено, что штаб-квартира Национального ко-
митета демократической партии напичкана подслушивающими устройствами,
газеты обнародовали неприглядные подробности скандала. Всем было ясно,
что это сделано по прямому поручению президента.
Слово "Уотергейт" стало символом коррупции и махинаций нечистоплотных
политиков.
Когда в 1974 году расследование приближалось к драматической развяз-
ке, оно вовлекло в свою орбиту многих высокопоставленных чиновников Бе-
лого дома и даже вице-президента Спиро Агню, которые злоупотребляли слу-
жебным положением и тайно получали взятки.


Импичмент

"Я не мошенник", - заявил Никсон в своем выступлении по телевидению.
Однако магнитофонные записи подслушанных разговоров и протоколы допросов
говорили совсем о другом.
Сенатом и палатой представителей были предприняты шаги по отстранению
президента от власти. Законодательная комиссия палаты представителей
одобрила импичмент.
Ее заключение прозвучало суровым обвинением в адрес не оправдавшего
надежд американского народа президента. В нем утверждалось, что Ричард
Никсон вел себя неподобающим президенту образом, подрывал основы консти-
туционного строя США и должен быть смещен с поста и предстать перед су-
дом.
Несмотря на столь грозные обвинения, Никсон отказывался уйти в отс-
тавку. "Я не намерен ни при каких обстоятельствах уходить с поста, на
который меня избрал американский народ", - сказал он.
Однако Уотергейтский скандал разрастался как снежная лавина.
Один из сотрудников аппарата Белого дома Александр Баттерфилд сооб-
щил, что с 1970 года Никсон тайно вел записи всех бесед и телефонных
разговоров в кабинетах Белого дома. Конгресс потребовал, чтобы ему были
переданы эти записи, но Никсон наотрез отказался это сделать, сославшись
на право "исполнительной власти". Однако, поняв, что у него нет выбора,
президент предложил конгрессу выдержки из записей. Назначенный для расс-
ледования дела государственный обвинитель Арчибальд Кокс не согласился
пойти на уступки.
Вне себя от гнева, Никсон отстранил Кокса и заменил его "прирученным"
генеральным прокурором Робертом Борком.
Становилось очевидным, что в этой схватке президенту не победить. В
конце концов все записи оказались в конгрессе. Они свидетельствовали,
что Никсон злоупотребил доверием своего народа.
К концу февраля 1973 года комиссия по расследованию "Уотергейтского
дела" получила все необходимые доказательства вины президента. Вдобавок
ко всему были обнаружены нарушения в уплате Никсоном налогов, а также
факт использования огромной суммы государственных денег на обустройство
особняков в штатах Флорида и Калифорния.
С июня 1974 года Никсон фактически стал узником Белого дома.
Джон Эрлихман и другие "водопроводчики" были обвинены в заговоре.
Верховный суд США единодушно вынес решение о том, что Никсон обязан вер-
нуть припрятанные им шестьдесят четыре магнитофонные записи.


Крах

9 августа 1974 года стал днем краха правления Никсона. Зная наверня-
ка, что конгресс объявит импичмент, он подал весьма эмоциональное проше-
ние об отставке. Обиженный и сломленный, Никсон вернулся в свой родной
штат.
Однако со временем плохое забывается и проходит.
Сегодня многие политологи считают, что Ричард Никсон был выдающимся
государственным деятелем. Его возрождение как политика началось уже че-
рез месяц после ухода из Белого дома, когда его приверженец и последова-
тель Джеральд Форд простил ему все прегрешения на посту президента.
В последующие годы Никсон пытался смягчить кошмар "Уотергеита". Он
продолжал утверждать, что ему следовало действовать более решительно и
он бы справился с создавшейся ситуацией. Он заявлял: "Вспоминая множест-
во запутанных дел и непреодолимых трудностей, поведение окружавших меня
людей, я теперь ясно осознаю, что совершил ошибку и действовал в те годы
нерешительно и опрометчиво... Я знаю, что многие честные люди считают
мои действия во время "Уотергейта" противозаконными. Теперь я понимаю,
что именно мои ошибки и заблуждения способствовали формированию таких
оценок".
Никсон, представший перед всем миром лжецом и мошенником, так и не
захотел признать своей вины.


ДЖИН ХАРРИС: Убить любя

Диета, предложенная врачом из Скарсдейла, вызвала сенсацию во всем
мире. Но эта сенсация была ничто по сравнению с историей самого врача -
Германа Тарновера.

Что же заставило скромную директрису школы, любовницу знаменитого ди-
етолога впоследствии превратиться в его убийцу?
Это дело - одно из самых сенсационных в истории современной Америки,
а исход судебного процесса по нему до сих пор вызывает недовольство и
сожаление. Отвергнутая любовница знаменитого врача-диетолога из Скарсдейла
настолько запуталась в своей страсти и ревности, что ни одному писателю
не удалось бы сочинить подобную историю. В этой ужасной драме смешалось
все - секс, интриги, очарование, причудливые забавы и даже убийство.
Какой бес вселился в благопристойную пятидесятилетнюю даму и заставил
ее в безумном порыве ревности убить человека, которого считали своим
спасителем миллионы людей с избыточным весом? Собиралась ли она убить не
его, а себя на его глазах, как уверяла присяжных во время суда? Заслу-
женно ли она до сих пор томится в тюрьме?
На судебном процессе было установлено, что убийство это преднамерен-
ное. Но, выстрелив в Тарновера, Джин Харрис на самом деле оборвала и
свою несчастную жизнь.


"Жердь"

Герман Тарновер родился 18 марта 1910 года в Бруклине, в Нью-Йорке, в
семье богатого промышленника, занимавшегося производством головных убо-
ров. В то время, когда в обнищавшем Бруклине многие влачили жалкое су-
ществование, семья Тарноверов ни в чем не нуждалась. Даже в годы кризиса
юный Герман с братьями и сестрами был обеспечен всем необходимым.
Не по годам серьезный подросток с упоением читал классическую литера-
туру и научные трактаты, в то время как его легкомысленные сверстники
развлекались в ресторанах.
К семнадцати годам он вытянулся до ста восьмидесяти сантиметров, и
приятели прозвали его "Жердь".
Обучение в колледже в Сиракузах было для Германа детской забавой, по
всем предметам он всегда получал самые высокие баллы. Затем талантливый
юноша поступил на медицинский факультет и в 1933 году закончил его, по-
лучив степень бакалавра медицины.
Был самый разгар глубокого экономического кризиса, и некоторые из
коллег его отца, попав под жернова судьбы, свели счеты с жизнью. Но юный
Тарновер знал, что врачи нужны всегда.
Работать Герман устроился в клинику Белвью в Нью-Йорке. Пичкая паци-
ентов разнообразными пилюлями, он все свободное время тратил на пополне-
ние своего образования. Медицина привлекала молодого Германа возмож-
ностью работать в исследовательских лабораториях.
В 1936 году он получил премию Боуэнса, которую потратил на двухлетнюю
практику в Англии и Голландии. Его особенно заинтересовала кардиология,
так как в последнее время появился ряд статей с указанием на прямую за-
висимость состояния организма от питания.
Затем он вернулся в Америку, но уже не в Нью-Йорк, а в небольшой го-
родок Скарсдейл, где поселился в престижном квартале.
Став кардиологом, он открыл новый подход к изучению сердечных болез-
ней.
Его доходы постоянно росли, вскоре он стал богатым и респектабельным
человеком.
Он был приятным собеседником, о котором писатель Джей Дэвис сказал:
"Это был, несомненно, человек с большими запросами. Он предпочитал все
самое лучшее - изысканную кухню, высокое искусство, высшее общество,
красивых и неприступных женщин".
Когда Америка вступила во вторую мировую воину, Тарновера направили в
армейский госпиталь. После атомной бомбардировки японских городов Хиро-
симы и Нагасаки его включили в состав группы медиков, работавших в этих
испепеленных городах.
После войны Тарновер вернулся в Скарсдейл. Этот тихий, весь в цветах
городок привлекал разных людей. Туда приехало много молодых пар со всех
концов США. Они хотели забыть о кошмарах войны и мечтали жить в мире и
спокойствии и растить своих детей.
В Скарсдейл съезжалось также множество "белых воротничков", чтобы
хоть на время избавиться от суеты больших городов, а порой и подлечить
начинающее барахлить сердце.
В 1975 году Тарновер сформулировал идею, которая впоследствии была
реализована в его диете, позволявшей тучным людям избавиться от лишнего
веса, не лишая себя своих излюбленных лакомств.


Подсудимая

Джин Харрис, урожденная Джин Струвен, выросла во времена экономичес-
кой депрессии, но родители сумели уберечь ее от лишений. Отец Джин был
военным, ее детство и отрочество прошли в Кливленде, где она окончила
лучшую женскую школу штата.
В годы войны Джин училась в университете, который окончила в 1945 го-
ду со степенью магистра экономики. Ее подруга вспоминает: "Она верхово-
дила во всем, была милой, очаровательной девочкой, прирожденным лиде-
ром".
В мае 1946 года Джин вышла замуж за Джеймса Харриса из семьи мичи-
ганских банкиров.
В 1950 году у нее родился сын, а через четыре года - второй. Дети
росли, муж преуспевал, но счастливой она себя не чувствовала и постоянно
испытывала какое-то смутное волнение.
В 1958 году Джин отважилась совершить путешествие в Москву, но верну-
лась еще более несчастной и уставшей.
После того как ей не удалось занять место завуча школы в пригороде
Детройта, у нее началась депрессия. В довершение всего в октябре 1964
года она развелась с мужем.
Тем не менее Джин продолжала учиться и наконец получила степень ма-
гистра педагогики и смогла стать директором частной женской школы в Фи-
ладельфии. Там она и познакомилась с Тарновером, который стал приглашать
ее в театры, рестораны и, наконец, - в постель.
Это продолжалось до 1972 года, пока Джин не переехала в Коннектикут,
где стала работать директором элитарной женской школы.


Убийство

Неудивительно, что два таких интеллигентных и одиноких человека,
как Герман - Тарновер и Джин Харрис, сблизились.
Но над их идиллическими отношениями висел дамоклов меч - Тарновер
был убежденным холостяком. Бедняжка Джинн думала, что ей удастся пере-
убедить его. Она страстно желала стать его женой, а он столь же страстно
- остаться по-прежнему холостяком.
Отношения Джин с Германом стали ухудшаться, когда тот начал ухаживать
за своей ассистенткой Лин Трайфорс.
Никто не сомневался в том, что именно Джин убила Тарновера - она соз-
налась в этом.
Десятого марта 1980 года она отправилась в особняк Тарновера в Скарс-
дейле. К десяти часам вечера, вооруженная пистолетом, Джин уже была там.
Позже Джин заявляла, что хотела покончить с собой, выстрелив в себя у
Тарновера на глазах.
В спальне Тарновера Джин увидела незнакомый женский пеньюар. Это
словно подтолкнуло ее - женщина выстрелила в своего любовника. Она не
стала убегать, скрываться... Просто вышла из дома и долго стояла под
проливным дождем с букетиком маргариток в руках...
И только через час подъехал полицейский патруль.
- Что здесь случилось? - спросил дежурный офицер.
- Убили доктора, - ответила она.
- Где он?
- Наверху.
- Кто это сделал?
- Я.
Ее арестовали.
Доктор Тарновер был еще жив. В предсмертной агонии он силился что-то
произнести, но так и не смог. Позже установили, что он получил четыре
пулевых ранения в голову.
Когда Тарновера проносили мимо, Джин закричала: "С кем ты был сегод-
ня? С кем ты спал?"
Герман Тарновер скончался по дороге в клинику.


Униженная и оскорбленная

Скромной, почти никому не известной до этого случая женщине было
предъявлено обвинение в убийстве, и мир узнал о силе ее всепоглощающей
страсти.
Джин не признавала своей вины. Она заявила на следствии, что приехала
к Герману в тот ужасный вечер с единственной целью - покончить с собой и
что он погиб совершенно случайно, пытаясь ей помешать.
В своих показаниях на суде она рассказывала о годах унижений и ос-
корблений, о том, как она продолжала ухаживать за домом, зная, что Тар-
новер стал приводить туда свою молодую ассистентку. Она говорила, что
"Жердь" - она тоже так называла Тарновера - на ее предложение пожениться
отвечал: "Я не нуждаюсь больше в твоей любви".
Пока он проводил время с Лин, Джин в одиночестве листала страницы его
книги "Диета из Скарсдейла", принесшей Герману славу.
Она рассказывала: "Когда его цинизм и бесстыдство в отношении к жен-
щинам переносились и на меня, мне становилось невыносимо больно и я пы-
талась бороться за свое достоинство. Что мне было делать? Молча уйти или
оставаться и терпеть?"
Вскоре в бульварной прессе Нью-Йорка стали появляться такие заголов-
ки: "Джин: убийца или трагическая жертва?"
Выяснилось, что Тарновер распорядился, чтобы его домохозяйка оборудо-
вала два шкафа - один для соблазнительных ночных нарядов Лин, а другой -
для вещей Джин.
Во время суда над Джин Харрис всплыло сенсационное "письмо из Скарс-
дейла": письмо, отправленное Джин своему любовнику в день убийства Тар-
новера. Оно было зачитано на суде и сильно наэлектризовало публику.
В письме говорилось: "Я пишу это в состоянии шока - сначала твой те-
лефонный звонок, сообщивший мне, что ты предпочитаешь общество этой рас-
путной психопатки, потом звонок от декана твоего факультета - из-за все-
го этого я не могу уснуть уже трое суток.
Мысли мои сбиваются, но я должна сказать тебе все, чтобы заглушить
эту невыносимую боль...
Получила копию твоего завещания, в котором ты в трех местах собствен-
норучно заменил мое имя именем Лин. Тем самым ты оставляешь ей четверть
миллиона долларов, а ее детям - по двадцать пять тысяч каждому. Я же с
моими мальчиками лишаюсь всего.
Я этого ожидала, так как хорошо раскусила Лин. Это не твое, а ее ре-
шение. Она научилась манипулировать тобой. Это крах всех моих надежд на
протяжении четырнадцати лет.
Но это на самом деле не так уж важно. Все, чего я прошу, - это быть
рядом с тобой, а если это невозможно, то хотя бы изредка видеть тебя.
Мне в жизни ничего не осталось.
Наверное, следует одолжить пять тысяч долларов и обратиться за по-
мощью к врачам, чтобы они вернули мне молодость и былую красоту. Может,
тогда я не буду ощущать себя выброшенной, ненужной вещью".
История с завещанием могла стать дополнительным мотивом к убийству.
Медицинское заключение свидетельствовало, что Джин Харрис последнее вре-
мя держалась на стимуляторах, все увеличивая дозы.
Большая часть свидетелей утверждала, что ее любовник был бессердечным
циником и получил по заслугам.


Приговор

Суд классифицировал убийство как бытовое преступление на почве рев-
ности. Но присяжные не были единодушны.
Адвокаты убедили Джин сделать признание в совершении непредумышленно-
го убийства, уверяя, что на суде она будет оправдана.
Однако 28 февраля 1981 года суд признал ее виновной и приговорил к
пятнадцати годам тюремного заключения.
Многие считают это решение судебной ошибкой.
В тюрьме Джин Харрис перенесла три инфаркта, ее близкие продолжают
подавать прошения о помиловании, беспокоясь о ее здоровье.
В конце восьмидесятых годов Джин написала книгу о трагической истории
своей жизни, о перенесенных в тюрьме унижениях и лишениях.
Эти мемуары всколыхнули мощную волну протеста с требованием пересмот-
ра дела Харрис.
Шейна Александер, написавшая книгу по следам этой трагедии, как-то
заявила в одном из интервью: "В глубине души я понимаю, что на вопрос,
поставленный перед присяжными - каковы были истинные намерения Джин в ту
ночь? - однозначно ответить нельзя. Ведь невозможно заглянуть в челове-
ческую душу и прочитать чужие мысли".

ЭДУАРД И ЛИЛИ: Скандал в королевском семействе

Чопорная мораль викторианской эпохи еще как-то мирилась с выходками
принца Уэльского, пока он не выходил за допустимые рамки. Но когда он
объявил красавицу Лили Лэнтри своей официальной любовницей и стал откры-
то появляться с ней в светском обществе, разразился грандиозный скандал.

Его называли Эдуардом любвеобильным. Это не самое почтенное прозвище
мало беспокоило самого монарха. Еще меньше короля волновало мнение близ-
ких, пытавшихся помешать его похождениям.
Эдуард VII был последним представителем "золотого монархического ве-
ка", окончившегося вместе с первой мировой войной, навсегда разрушившей
старые устои британского общества.
Об эре Эдуарда вспоминают как о временах крокета, шумных балов и
грандиозных охотничьих забав.
Люди в те годы стали более раскованными, поспешно избавлялись от вик-
торианской чопорности.
Скандально известный повеса, Эдуард был склонен к обжорству и изли-
шествам. Необузданные сексуальные влечения приводили его не только в бу-
дуары жен своих приятелей, но и в европейские бордели.
Писатель Генри Джеймс первым окрестил принца Эдуардом любвеобильным,
и Берти, как звали его друзья и близкие, не скрывал, а даже гордился
своими любовными победами.
Мать Эдуарда королева Виктория и отец принц Альберт превратили его
детские годы в сплошной кошмар. По мнению психологов, постоянные зануд-
ливые наставления о том, как должен себя вести член королевской фамилии,
вызывали в мальчике внутренний протест, который с годами переродился в
необузданную страсть к прекрасному полу.
Принц Уэльский - таким титулом Эдуард обладал до вступления на трон -
отверг пуританские принципы родителей. Он жил в свое удовольствие, попи-
рая все моральные устои.
Его жизнь протекала в увеселительных путешествиях по Европе, пышных
обедах, бесконечных карточных сражениях и в развлечениях на охоте. Он
увлекался парусным спортом, обожал театр и, как утверждают свидетели,
никогда не забывал о плотских утехах.
Он познал женщин в девятнадцатилетнем возрасте, во время военной
службы в Ирландии. Дружки-офицеры подложили ему в постель актрису Нелли
Клифден. С этого дня и началась веселая и беспутная жизнь Верти.
Азартные игры и женщины создавали будущему монарху массу проблем и
неприятностей.
Два раза страна была свидетелем его скандального поведения на суде -
пока только в роли свидетеля. В первый раз из-за ссоры за карточным сто-
лом, во второй - из-за леди Гарриет Мордаунт, которая заявила, что ее
сын, родившийся слепым, божья кара за ее измены мужу, в том числе и с
принцем Эдуардом.
Сам принц уверял, что никогда не был ее любовником, но и по сей день
все считают, что к многочисленным грехам он добавил тогда и лжесвиде-
тельство.


Лили с острова Джерси

Эдуарду исполнилось тридцать шесть лет, когда его судьба пересеклась
с судьбой женщины по имени Лили Лэнтри. Он познакомился с ней на ужине у
своего лондонского приятеля, холостяка сэра Аллана Янга, и вскоре моло-
дые люди стали неразлучны.
Британское общество было возмущено. Принцу, как и другим аристокра-
там, не возбранялось иметь любовницу, но было совершенно недопустимо по-
являться с этой дамой в высшем обществе. Обычно позволялось брать любов-
ниц лишь в частные клубы и на неофициальные обеды, чтобы не вызывать
кривотолков.
Выставив Лили напоказ, Эдуард бросил вызов британскому истеблишменту.
В течение десяти лет его связь с актрисой шокировала Европу и весь арис-
тократический мир.
Говорят, что в Виндзорском замке до сих пор ему не могут простить
столь безнравственного поступка.
Чтобы пресечь позорное поведение сына, родители настояли на его браке
с датской принцессой Александрой. Но даже после свадьбы принц продолжал
вести разгульную жизнь.
У Эдуарда не было государственных обязанностей - его мать не собира-
лась оставлять трон, - и он все чаще бросался в пучину наслаждений, нис-
колько не сдерживая себя.
Лили для лондонского высшего света была загадкой. Называя себя актри-
сой, единственная дочь Уильяма Корбе, занимавшего в Джерси довольно вы-
сокий духовный пост, сбежала из дому в надежде обрести свободу, счастье
и богатство.
Видимо, на характер Лили оказал большое влияние отец. Из-за несконча-
емых любовных похождений его прозвали на острове "порочным священником".
Забавно, но первым поклонником его дочери оказался внебрачный сын самого
Корбе.
Единственной мечтой Лили было стремление избавиться от унылой, безра-
достной жизни в родительском доме и попытаться использовать для этого
свою внешность.
А она действительно была неотразима. Строгий греческий профиль, ог-
ромные выразительные глаза цвета весенних фиалок, роскошные шелковистые
волосы как магнит привлекали взоры мужчин.
Чего стоила одна только сверхоригинальная прическа Лили, отвергавшая
все каноны моды того времени.
Один из писателей сказал о ней: "Лили никогда не носила корсетов. Мо-
жет, поэтому она была одновременно похожа на греческую богиню и на зем-
ную крестьянскую девушку и напоминала мраморную статуэтку".
Юная красавица вышла замуж за Эдуарда Лэнтри, сына преуспевающего су-
довладельца из Белфаста, приехавшего на Джерси, чтобы насладиться его
чудесной природой, а заодно и промотать отцовские деньги на местных
красоток. Его пленила красота Лили, и он предложил ей руку и сердце.
Она согласилась, и после венчания молодые уехали в Англию. Лили была
уверена, что там ее ждут успех, слава и богатство.
Она рассчитывала блеснуть перед высшим светом, появившись с мужем на
приеме у известной в Лондоне леди Себрайт. Но тогда Лили показалась всем
тусклой провинциальной звездочкой. Лишь один из гостей леди Себрайт,
Фрэнк Майлз, глядя на Лили, понял, что со временем она сможет многого
добиться благодаря своей красоте.
Не исключено, что молодая женщина вскоре попадет в ряды "профессио-
нальных красавиц".
"Профессиональными красавицами" в то время называли дам аристократи-
ческого происхождения, которые фотографировались в приличных, но до-
вольно соблазнительных позах. Эти фотографии продавались потом по всей
Британии для развлечения простого народа.
В тот вечер, когда Лили была представлена принцу, она уже входила в
число "профессиональных красавиц".


Знакомство

Во время светского ужина принц наклонился к Лили и прошептал, что в
жизни она намного привлекательнее, чем на открытках.
Большой ценитель женской красоты, он заметил, что ни одно из изобра-
жений не передает ее "небесные черты". Через неделю они стали любовника-
ми. Во время их первого свидания Эдуард уже был отцом троих детей. Принц
считал викторианские моральные запреты лицемерными, а лицемеров он не
выносил, хотя, как это часто случается, сам был ярким их представителем.
Эдуард слыл любящим и заботливым отцом и этим старался искупить свою
вину перед женой. Он не скрывал от Александры любовные интриги с другими
женщинами. Она же относилась к мужу снисходительно и смотрела на его по-
хождения как на шалости вздорного мальчишки.
Однако отношения принца с Лили вовсе не походили на обычные амуры с
другими аристократками. Эдуард стал настаивать на том, чтобы их приняло
общество и Лили стала его "официальной" любовницей. Он брал ее с собой
на публичные зрелища, на скачки. В Борнмуте он устроил любовное гнездыш-
ко, в котором одно время проводил каждый уик-энд. Однажды в знаменитом
парижском ресторане "Максим" он при всех поцеловал ее в губы. Если мис-
сис Лэнтри не упоминалась в приглашениях на балы и приемы, то Эдуард сам
вписывал в карточку ее имя и всегда брал с собой.
Он даже представил любовницу своей жене и королеве-матери в Бэкин-
гемском дворце, так как им ужасно захотелось увидеть особу, имевшую
столь большое влияние на принца.
Вместе с Лили Эдуард путешествовал по Европе и останавливался в рос-
кошнейших апартаментах лучших отелей Парижа и Монте-Карло.
Обманутый женой, Эдуард Лэнтри от унижения и обиды погряз в беспро-
будном пьянстве, залез в огромные долги.
Два года английское общество с любопытством ожидало, что же последует
за каждой новой выходкой принца. И дождалось. Однажды вечером, находясь
в лондонском особняке Эдуарда, Лили почувствовала недомогание. Принцесса
Александра пригласила врача, который после осмотра сообщил Эдуарду и его
жене, что Лили ждет ребенка.
До сих пор ходят слухи, что девочка, которую Лили тайно родила во
Франции и назвала Жанна-Мари, была дочерью Берти.
Однако существовала и другая версия, сейчас почти забытая. Лили,
вступив в связь с Эдуардом, якобы имела и другого любовника, юного прин-
ца Луи Баттенбергского.
В королевской семье считают, что целых полтора года обе любовные инт-
риги развивались одновременно.
Как бы то ни было, но Лили скрывала, что у нее есть дочь, и называла
девочку своей племянницей, утверждая, что это дочь ее брата, умершего в
Индии.


Из постели на сцену

Интерес публики к Лили после рождения ребенка стал угасать. В соот-
ветствии с нормами того времени, родами она очень разочаровала своих по-
читателей и была изгнана из общества "профессиональных красавиц", в ко-
тором долгое время занимала одно из главных мест.
Однако театральные критики этот восторг не разделяли. Один из извест-
нейших обозревателей того времени отмечал: "У нее мало таланта, не
больше чем у хорошего актера-любителя".
А сатирический журнал "Панч" написал о Лили так: "Ей, как новичку,
следует сначала подучиться и освоить основы актерского мастерства". Но
жестче всех об этом событии написала "Тайме": "Публика выбросила деньги
на ветер".
Однако принц продолжал покровительствовать Лили и встречаться с ней.
Но в конце концов и он отдалился от нее. Утверждают, что с его помощью
она вернулась на сцену, о которой всегда втайне мечтала.
Актерский дебют Лили состоялся 15 декабря 1881 года. Она сыграла роль
Кейт Хардкасл в пьесе "По ступеням власти".
Принц Уэльский, его супруга и представители высшего лондонского об-
щества, присутствовавшие на спектакле, бурно аплодировали Лили, вызывали
ее на "бис".
Несмотря на издевки и насмешки критиков, "Лили из Джерси" - так проз-
вала ее публика - продолжала свою театральную карьеру.
Смакуя подробности скандала в благородном королевском семействе, аме-
риканцы хлынули в Англию, став ярыми поклонниками актрисы. Во время ее
гастролей они штурмом брали театры.
За пять лет Лили стала самой знаменитой актрисой того времени. В 1882
году она с огромным успехом выступила в Нью-Йорке. Ее известность и бо-
гатство росли как снежный ком.
Гастроли по Европе, Америке, Британии не улучшили отношений Лили с
принцем, но он, похоже, был счастлив, что его бывшей любовнице удалось
прославиться на сцене. Эдуарда всегда восхищали богатство и красота, а
сочетание того и другого в Лили было просто неотразимым.
В 1975 году была опубликована королевская переписка. Весь мир узнал о
глубине и силе чувства, которое испытывал Эдуард к Лили, о том, что
принц всегда думал, как открыть ей путь к славе и богатству.
Во время визита королевской семьи в Швецию Эдуард писал ей из Сток-
гольма: "Я счастлив слышать о том, что Вы снова на вершине славы, и иск-
ренне желаю Вам дальнейших успехов на сцене, хотя и опасаюсь за Ваше
здоровье - ведь Ваш труд очень нелегкий. Мне было приятно ознакомиться с
географией Ваших гастролей. Будучи частым гостем шведского короля, я
рассказал ему о Ваших успехах, и он лично просил меня не забывать вас и
поддерживать. Он желает Вам успеха в актерской карьере".
С годами эта связь стала угасать. Но Лили сохранила дружеские отноше-
ния с принцем до конца своих дней.
У него появились новые любовницы, среди которых была и легендарная
французская актриса Сара Бернар.
Лили находила утешение в объятиях богатых аристократов. Даже
премьер-министр Глэдстоун был одним из ее страстных поклонников.
В 1897 году Лили Лэнтри вышла замуж за Хьюго де Бата, с которым поз-
накомилась несколько лет назад. В 1907 году ее муж получил титул барона,
и актриса стала баронессой - леди де Бат.
Она была современницей "золотого века монархов" и свидетелем первой
мировой войны, приведшей к огромным потерям и страданиям.
Лили говорила, что ее сердце обливается кровью, когда она видит, как
гибнут тысячи молодых людей.
После войны здоровье леди де Бат стало резко ухудшаться, и в 1929 го-
ду она умерла.
Ее похоронили рядом с отцом на церковном кладбище на острове Джерси.
Эдуард Лэнтри, первый муж Лили, закончил свою жизнь в психиатрической
клинике в Честере.
Он был лунатиком и однажды ночью забрел на железнодорожные пути, где
его нашли в бессознательном состоянии с тяжелыми травмами черепа.


ЮНИТИ МИТФОРД: Английская роза фюрера

В тридцатые годы нашего столетия, когда над миром нависла угроза вто-
рой мировой войны, английская аристократка увлеклась нацистскими идеями
и стала ярой поклонницей Адольфа Гитлера. Ее фанатизм завершился траге-
дией в мюнхенском парке.

Жизнь в окружении Адольфа Гитлера напоминала театр абсурда. Абсолютно
нормальные люди вдруг совершали безумства, спартанская сдержанность сме-
нялась изысканной роскошью. Люди, толпившиеся вокруг фюрера, словно в
крутом зеркале отражали безумие той эпохи.
Среди фанатичных приспешников Гитлера оказалась и одна английская
аристократка. Она организовала кружок поклонников фюрера. Даму звали
Юнити Валькирия Фримен-Митфорд. Она стала ярой сторонницей нацистов, хо-
тя ее страстные восхваления фюрера у соотечественников вызывали отвраще-
ние.
Трудно что-либо придумать абсурднее подобной ситуации: захвативший
власть безродный австрийский ефрейтор, одержимый национал-социалистской
идеей, и дочь всеми уважаемых аристократов, чьи семейные корни уходили в
глубину столетий. Казалось бы, что могло быть между ними общего? А оно
было. И называлось коротким и емким словом: антисемитизм.
Ослепленная ненавистью к евреям, загипнотизированная "великим" учени-
ем фюрера, который поклялся "быстро решить еврейскую проблему", Юниги
Фримен Митфорд призывала английский народ склонить голову перед немецким
вождем - новоявленным мессией, а не сражаться с ним.
"Я ни от кого не скрываю своей ненависти к евреям, - писала она в на-
цистской газете "Штурмер". - Англия - дня англичан. Евреи, убирайтесь
вон! Хайль Гитлер!"
За короткое время леди Юнити приобрела огромное влияние на германско-
го фюрера, вынашивавшего планы самой разрушительной и жестокой из войн в
истории человечества. Однако ее иллюзии развеялись так же быстро, как и
возникли. Вторжение гитлеровских войск в Польшу в 1939 году охладило пыл
одержимой проповедницы нацизма. Зловещая тень свастики нависла не только
над добропорядочными немцами, над обреченными на уничтожение евреями, но
и над чопорными англичанами.
Через несколько дней после начала второй мировой войны Юнити попыта-
лась застрелиться. Врачи спасли ее, но ранение было очень серьезным,
Юнити уже никогда не смогла оправиться от него, проведя в мучениях пос-
ледние восемь лет своей жизни. Ее жизненный путь от светской дамы из
высшего английского общества до фанатичной нацистки - одна из самых за-
гадочных историй того неспокойного времени.


Аристократы

Все началось в августе 1914 года, с началом первой мировой воины.
Семья Юнити была верна старым британским традициям, ее устои являли со-
бой странное смешение викторианской морали и ценностей эпохи Эдуарда.
Отец, лорд Ридсдейл, тщательно оберегал эти традиции. Он старался при-
вить Юнити, ее сестрам и брату уважение к многовековым британским цен-
ностям.
Девицы Митфорд были очень талантливы. Диана вышла замуж за фюрера
британских нацистов Освальда Мосли. Нэнси, как и Джессика, стала писа-
тельницей, автором множества книг, в том числе и популярного романа "Лю-
бовь на досуге". Только скандальная известность Юнити стала позором для
семьи. Однако никто из сестер не мог повлиять на нее, так как они не бы-
ли по-настоящему близки.
Юнити воспитывалась в основном дома, в графстве Оксфордшир. Ее обра-
зованием занимались мать и гувернантки. Подростком она любила шумные ве-
черинки и часто проказничала. Ее любимая шутка - вытащить на светском
балу своего кота из сумки и гладить его на глазах у шокированных гостей.
Она жила в мире, в котором не было ни забот, ни проблем. В то время
как многие страны охватил крупнейший в истории экономический кризис,
Юнити этого даже не заметила и продолжала жить обычной жизнью молодой
светской дамы. Однако в 1932 году, не без участия новоявленного
родственника Освальда Мосли, ее очаровали нацистские идеи, и это резко
изменило ее безмятежное существование.
Освальд Мосли вместе со своими чернорубашечниками олицетворял бри-
танский вариант фашизма, семена которого были посеяны в Италии, Герма-
нии, а затем в Испании. Многим, кто отвергал коммунизм, так же как и от-
жившие старые монархические режимы, фашизм казался более привлекательным
и жизнеспособным.


Приманка

Вместе со своей сестрой Дианой Юнити не задумываясь вступила в на-
цистскую партию. В августе 1933 года в качестве члена делегации Союза
британских фашистов она присутствовала на грандиозном шоу в Нюрнберге,
устроенном Гитлером в честь своего прихода к власти.
Глядя на ярко освещенный стадион, пылающие факелы в руках штурмови-
ков, огромные колонны марширующих, горланящих песни нацистов, Юнити ощу-
щала неописуемый восторг. Она стала верить в нацистские идеи как в хрис-
тианские заповеди.
На фотографиях тех лет ее можно увидеть рядом с лордом Уильямом Джой-
сом, известным в Англии подобострастным поклонником нацистов. Позже он
был расстрелян союзниками за измену. Она также фотографировалась со мно-
гими нацистскими лидерами. Но только один из них, сумевший загипнотизи-
ровать миллионы людей, стал ее кумиром и божеством. "Когда я впервые
увидела Адольфа Гитлера, я поняла, что во что бы то ни стало должна поз-
накомиться с ним", - говорила она.
Вернувшись в Англию, Юнити стала знаменитостью. Гитлер со своими уси-
ками щеточкой и асимметричной прической напоминал англичанам какого-то
шута. И когда молодая красивая англичанка с восторгом рассказывала, как
она очарована им, это служило поводом для бесконечных насмешек и спле-
тен. На одной из карикатур в газете "Ньюс кроникл" Юнити изобразили пря-
чущейся за спину фюрера. Подпись гласила: "Вам не удастся безнаказанно
критиковать Юнити. Если вы попытаетесь унизить ее, то ответите перед
Гитлером!"
Юнити было всего девятнадцать лет, и она с головой окунулась в нацио-
нал-социализм. Она уговорила отца послать ее заканчивать школу в Герма-
нию, чтобы получить возможность встретиться с самим фюрером.
Вооружившись английским переводом "Майн кампф", этим "новым заветом"
нацистов, Юнити прибыла в Мюнхен. В школе, руководимой баронессой Ларош,
юных воспитанниц готовили к блестящей светской жизни.
Но Юнити меньше всего интересовали занятия. "Для нее это был шанс по-
пасться на глаза Гитлеру, - отмечал подробно описавший ее жизнь писатель
Дэвид Прайс Джонс. - И Юнити старалась использовать его с упорством,
сравнимым разве что с фанатизмом обезумевших поклонниц, которые гоняются
за любимой поп-звездой".
По характеру Митфорды были людьми жестокими. Эта жестокость скрыва-
лась за светским лоском, но те, кому случалось испортить отношения с се-
мейкой, очень быстро ощущали ее на себе.
Они принадлежали к ветви старинной английской знати, идущей от герцо-
га Виндзорского, и неудивительно, что зародыш британского фашизма раз-
вился именно в их чреве.
В Мюнхене Юнити первым делом узнала, где любит бывать фюрер. Она дол-
го прикидывала, где лучше предстать перед великим гением, и наконец ос-
тановилась на ресторане "Восточная Бавария". Никто не имел представле-
ния, когда фюрер заявится в этот ресторан выпить рюмочку старого
рейнского вина или кружку пива, но Юнити умела ждать.


Судьбоносная встреча

Суббота 9 февраля 1935 года стала днем, когда фортуна улыбнулась Юни-
ти. Во время обеда в ресторане в сопровождении своей свиты Гитлер обра-
тил внимание на хрупкую блондинку, пожиравшую его глазами, и пригласил
ее за свой столик. Подруга Юнити Мери позже записала в своем дневнике:
"Гитлер пригласил Юнити за свой столик, и она обедала рядом с ним! Юнити
была на небесах от счастья!"
Юнити говорила Мери и другим школьным подругам, что отныне кавалеры
перестали ее интересовать.
Гитлер стал для нее идеалом политика, я возможно, как утверждали оче-
видцы, и мужчины.
Дочь нацистского фотографа фон Ширак вспоминала, как был увлечен Гит-
лер "дочерью английского лорда". Она рассказывала, что Юнити, несмотря
на плохое знание немецкого, удалось оказаться в окружении фюрера.
Это вызвало протест Рудольфа Гесса, опасавшегося, что девушка - анг-
лийская шпионка.
Однако Гитлер отказывался даже думать, что Юнити может заниматься
шпионажем. Он доверял своему интуитивному чутью на преданных людей и ис-
пользовал девушку для распространения нацистских идей в Британии.
Юнити переехала жить в студенческое общежитие Мюнхенского университе-
та. Она ежедневно покупала нацистский журнал "Штурмер" с карикатурами,
изображавшими евреев в виде свиней и крыс, и уставила свой туалетный
столик не фотографиями кинозвезд, а портретами нацистских лидеров. И еще
она с упоением углубилась в изучение трудов Альфреда Розенберга, одного
из главных фашистских идеологов.
Английские журналисты с удивлением узнали, какой яркий факел в честь
фюрера пылает в душе у Юнити. Корреспондент "Санди экспресс" взял у нее
интервью о жизни в Германии.
Он вспоминал: "Когда Юнити рассказывала о Гитлере, в ее глазах заго-
рался огонь неистовой веры и поклонения. Часы, проведенные в обществе
диктатора, она называла самыми счастливыми в ее жизни. Она искренне счи-
тала, что германской нации необыкновенно повезло на выдающегося вождя.
Когда я уходил из ее комнаты в студенческом общежитии, она вскинула
руку в нацистском приветствии и прокричала: "Хайль Гитлер!"


Окруженная презрением

Многие считали Юнити наивной молодой женщиной, которая, пытаясь иску-
пить вину аристократии перед народом, вырядилась в тогу национал-социа-
лизма. Утверждают, что Юнити ничего не знала о нюрнбергских законах, ли-
шивших евреев гражданских прав, о концлагерях, в которых уничтожались
политические противники нацистов.
Тем не менее существует мнение, что она была хорошо осведомлена о це-
лях и средствах нацистов и именно это привлекло ее в их движение.
Юнити стала известной личностью в окружении Гитлера.
Летом 1936 года она обратилась к огромной аудитории, собравшейся
вблизи Нюрнберга. В своем выступлении английская аристократка с пылом
убеждала публику принять идеи нацизма. Она заявила, что Дахау - самое
подходящее место для евреев и что только Гитлер способен подчинить "не-
полноценные расы" Востока своей воле.
В Англии Юнити очень скоро перестала вызывать любопытство. Вслед ей
посылались лишь насмешки и ругательства.
Когда Юнити выступала в Гайд-парке на фашистском митинге, ей пришлось
обратиться за помощью к полиции: возмущенная толпа зрителей угрожала
проповеднице нацизма расправой.
И в то же время нельзя сказать, что Юнити не была патриоткой своей
страны. Она горячо любила Англию и утверждала, что фашизм - единственная
политическая система, способная спасти раздробленную Европу. "Я в отчая-
нии от ухудшения отношений между моей страной и Германией", - с горечью
провозглашала она в Гайд-парке, разрываясь от любви к двум непохожим
флагам и несовместимым философиям.


Протеже Гитлера

В 1936 году Юнити снова вернулась в Германию. Гитлер пригласил ее на
один из крупнейших музыкальных фестивалей в Европе. Он хотел использо-
вать фестиваль в политических целях, превратив его в рекламное шоу "но-
вого германского искусства".
Однако после прихода фюрера к власти искусство в Германии приобрело
уродливые формы. Подлинных ценителей могла привлечь лишь музыка Вагнера,
но и ее нацисты стремились использовать для утверждения величия новой
Германии.
Один из ближайших соратников Гитлера Альберт Шпеер отмечал, что Юнити
была в восторге от фюрера, а тот - от нее. "Гитлер обожал ее, - говорил
Шпеер. Он был благородным рыцарем и мог позволить лишь взять ее руку в
свою. Она была единственной женщиной, к мнению которой он прислушивал-
ся...
В беседах за чаем она всегда отстаивала свои взгляды и пыталась убе-
дить Гитлера считаться с ее мнением. Он, в свою очередь, был сдержан и
внимателен к ее словам".
Гитлер поселил Юнити в прекрасном особняке и каждый день посылал за
ней автомобиль с эсэсовцами. За чаем с его любимыми заварными пирожными
он с удовольствием беседовал с очаровательной англичанкой.
Юнити даже удостоилась чести посетить "Орлиное гнездо" - небольшой
домик Гитлера высоко в горах. Общение с ней помогало ему быть в курсе
британской политики.
О чем Юнити говорила с фюрером во время частных бесед, можно только
догадываться. Однако к тому времени она уже была убежденной нацисткой и
во всем соглашалась со своим кумиром.
Историки считают, что хотя Юнити и мечтала оказаться в его объятиях,
Гитлер никогда не изменял своей любовнице Еве Браун и эти две женщины не
были знакомы. Как и Шпеер, исследователи деятельности Союза фашистов
Британии тоже уверены, что ее увлечение фюрером не переросло в любовную
связь. Ева знала о существовании Юнити и ужасно ревновала Гитлера к ней.
Однажды в порыве гнева она обозвала Юнити "проклятой английской
ведьмой".
Летом 1939 года в Европе стояла сильная жара. Юнити переехала в Мюн-
хен. Она жила в роскошном особняке на знаменитой Агнесштрассе, в центре
города. Личный секретарь Гитлера Мартин Борман получил от него приказ
устроить леди Митфорд как можно лучше и четко выполнил его.


Роковое решение

Юнити вернулась в Англию, чтобы приобрести для своего мюнхенского
гнездышка обстановку в английском стиле. В то время, когда она пересека-
ла Ла-Манш, у Гитлера уже был готов план захвата Польши.
Юнити не представляла, что война рядом. На ее глазах войска рейха по-
кончили с суверенитетом Австрии и Чехословакии. Она легко примирилась с
идеей "восстановления справедливости", но с прямой агрессией примириться
было сложнее.
За два дня до вторжения в Польшу немецких войск Юнити обратилась к
британскому послу в Берлине с просьбой дать немцам гарантии, что Вели-
кобритания не вступит в войну. Однако посол и слушать ее не захотел, и
Юнити впала в депрессию. Сама того не желая, она оказалась между двух
огней: преклонением перед фашизмом с его идеологией войны и порабощения
и любовью к родной стране, вступившей с фашизмом в вооруженную борьбу.
Необходимо было сделать выбор.
Когда Англия объявила войну Германии, Юнити отправилась к гауляйтеру
Мюнхена Адольфу Вагнеру и вручила ему коричневый конверт. Позже Вагнер
вспоминал: "Она рыдала и не могла говорить. В конверте был ее значок на-
цистской партии, фотография Гитлера и письмо фюреру, в котором она сооб-
щала о своем решении расстаться с жизнью". Захватив пистолет, она прие-
хала в парк в центре Мюнхена и в стиле романтических историй прошлого
века выстрелила себе в висок.
Служители парка нашли Юнити, чудом оставшуюся в живых, и доставили в
университетскую клинику, где лучшие хирурги Германии по приказу Гитлера
пытались спасти ее. Фюрер был рядом с ней целые сутки. Очевидцы утверж-
дают, что никогда не видели его таким подавленным.
Через германские секретные службы в Швейцарии он сообщил о случившем-
ся ее родителям в Англию.
8 ноября 1939 года Гитлер увидел Юнити в последний раз. На его глазах
появились слезы. Юнити попросила, чтобы ее отправили на родину. Гитлер
согласился, заметив, что это правильное решение, но посоветовал немного
подождать, чтобы набраться сил.


Дорога домой

После завершения оккупации Франции и соседних государств Гитлер при-
казал переоборудовать железнодорожный вагон в передвижной госпиталь. За-
тем отправил Юнити в сопровождении своих личных врачей в Цюрих, где их
уже ждал английский врач. Они пересекли Францию и морем добрались до по-
бережья Британии, где дочь встретил лорд Ридсдейл.
Юнити вернулась на родину, которая ее отвергла.
Так закончилась история удивительных отношений между английской леди
и Гитлером.
В отличие от всех, кто окружал фюрера, Юнити вела себя сравнительно
независимо и смело. Преклоняясь перед гением Гитлера, в своей душе она
хранила верность старым британским традициям. Юнити не смогла предуга-
дать, в какую кровавую пропасть Гитлер приведет мир.
Прибытие Юнити в Фолкстоун вызвало всеобщее негодование. Чтобы не
возникло эксцессов, ее встречал вооруженный караул. Из толпы раздавались
крики с требованием ее ареста. Но ей удалось избежать судебного пресле-
дования.
Тяжело больная, Юнити поселилась на шотландском острове, принадлежа-
щем их семье.
Говорят, что Гитлер еще долго вспоминал о своей английской поклоннице
и переживал из-за ее попытки самоубийства. Когда Мюнхен подвергся воз-
душному налету союзников, он приказал сделать все, чтобы сохранить ее
дом и вещи.
После кончины Юнити Митфорд многие полагали, что в конце жизни она
окончательно освободилась от чар этого злого гения.
Однако существует и другая версия. В период боевых действий против
Великобритании нацисты подвергли город Ковентри жесточайшей бомбардиров-
ке. Во время варварского налета был разрушен старинный собор, погибли
сотни мирных жителей. Как отреагировала на сообщение об этом акте ванда-
лизма прикованная к постели Юнити? Она с горечью воскликнула: "Какая
трагедия! Мы потеряли двадцать лучших бомбардировщиков!"
Вряд ли это похоже на раскаяние.


ГРЕШНИКИ В АДУ: Интимные откровения

Женские чары разрушили много семей и сломали не меньше карьер. Же-
нитьба на обольстительных красавицах часто приводила к трагической раз-
вязке. А когда интимные подробности становятся известны публике, то,
невзирая на заслуги, начинается настоящая травля бывших кумиров.

Что, казалось бы, общего между евангелистом Джимми Свагтартом с Биб-
лией в руке, могущественным магнатом Дональдом Трампом и мечтавшим ока-
заться в Белом доме Гарри Хартом?
Все они стали жертвами порочной страсти, болезни, поражающей еписко-
пов и боксеров, миллионеров и политиков. Она превращает нормальных людей
в сексуально озабоченных рабов. Они уже не думают о возможных пос-
ледствиях и, рискуя потерять все, бросаются в омут любовных приключений.
Из-за этой болезни Харт потерял шанс стать президентом. Актер Роб Ло-
уи испортил себе карьеру и репутацию. Дональд Трамп за удовольствие
развлечься с красоткой Марлой Маплз лишился почти двадцати пяти миллио-
нов долларов.


Отвергнутый политик

В 1987 году сенатор Гарри Харт, связавшись с очаровательной Донной
Раис, лишился возможности стать хозяином Белого дома. Сама Донна, в от-
личие от своих "соратниц", сумела остаться в тени, укрывшись в солидной
фирме по производству джинсов. Длинноногая эффектная блондинка сейчас
совершенствует свое актерское мастерство в небольшом местном театре, за-
нимается благотворительной деятельностью, помогая больным и инвалидам.
Донна смогла извлечь урок из случившегося, он явно пошел ей на
пользу. Строгий нрав и достойная жизнь вернули ей уважение друзей и зна-
комых.
К тому же, в отличие от некоторых, Донна не наживается на прошлых
грехах. Она скромно живет с семьей вблизи Вашингтона, помогая соседям по
хозяйству и тем зарабатывая себе на жизнь.
После случая с Донной Раис Харт тщательно скрывает подробности своей
личной жизни. Зажигательная блондинка была не первым увлечением бывшего
сенатора. Он даже не скрывает, что изменял жене во время отлучек из до-
ма.
Журналисты раскопали, что в свое время Харт был близок с домохозяйкой
Дианой Филлипс. Ее сменила Лин Картер - особа, известная в политических
кругах штата Айова. Во время президентской кампании один из журналов
упомянул о связи сенатора с "эффектной разведенной дамой", которую Харт
называл своим "духовным наставником". Внимание прессы привлекла и инди-
анка Мэрилин Янгберд. Она рассказала журналистам, что была с Хартом на
празднике индейцев племени команчи и они "лихо отплясывали в нарядах из
орлиных перьев... И это так возбуждало!"
Когда Харт понял, что репутация дамского угодника закроет ему путь в
Белый дом, он предпринял необычный шаг, потребовав от прессы перестать
поливать его грязью, провести объективное расследование и представить
его публике как серьезного и порядочного семьянина.
Газета "Майами геральд" откликнулась на предложение Харта и начала
журналистское расследование. Вот тогда-то и всплыла история его отноше-
ний с Донной Раис. Это ошеломило Америку. Все узнали, что кандидат в
президенты и его длинноногая подружка были любовниками уже четыре месяца
и что Харт даже плавал с нею на яхте по Карибскому морю.
Харт все упорно отрицал. Его жена выступила в поддержку мужа. Но дело
было сделано, и популярность сенатора резко упала. Избиратели отвергли
его, и его политической карьере пришел конец.


Кинозвезды в постели

Шестнадцатилетняя красотка Джен Парсон не собиралась заводить семью,
думать об этом ей было рановато. Но, как говорится, любви все возрасты
покорны. В 1989 году, когда в Атланте проходил съезд демократов, Джен с
подружкой решила заняться любовью втроем с актером Лоуи. Их пьяная оргия
была запечатлена на видеокассете. Лоуи решением судьи был наказан сутка-
ми общественных работ, Джен после случившегося скандала исчезла. Потом
устроилась в салон красоты, и о ее нынешних подвигах ничего не известно.
Девушку часто видели на сцене ночного клуба в Атланте, она связалась
с любителями извращенного секса и сатанинских ритуалов.
Что касается Лоуи, который к тому времени уже получил широкую извест-
ность, снявшись в нескольких фильмах, то после скандала с групповым сек-
сом его карьера рухнула.
Случай с Лоуи был не первым, когда голливудские звезды гасли после
встреч с роковыми обольстительницами. Но самым возмутительным был скан-
дал с суперзвездой Эрролом Флинном. Ему было всего тридцать три года,
когда семнадцатилетняя Бетти Хансен и шестнадцатилетняя Пегги Сатерли
заявили в полицию Голливуда, что Флинн их изнасиловал. Это полностью пе-
речеркнуло его блистательную актерскую карьеру.
"Меня обвинили в сексуальных преступлениях, - говорил Флинн после
осуждения за изнасилование. - Я знал, что останусь с этим клеймом навечно
и меня всегда будут вспоминать, когда речь зайдет о подобных преступле-
ниях".
Флинн был прав. Даже если бы ему удалось выиграть судебный процесс,
то все равно в глазах окружающих он остался бы виновным. Отчаявшийся
австралиец потерял опору в жизни и стал опускаться.
Сексуальные подвиги Флинна начались еще в юности. В семнадцать лет он
бросил школу. "Меня застукали с дочкой прачки", писал он в своем бестсел-
лере "Мои грехи".
Потом он отправился в Голливуд и очень скоро приобрел репутацию неот-
разимого жеребца с мужественным взглядом и ковбойской улыбкой. Флинн на-
зывал себя "ходячим символом плоти". "Он тасовал женщин как колоду карт,
и горничные в отелях едва успевали менять простыни", - рассказывала его
вторая жена Нора Эддингтон.
Драки, пьянство и женщины - вот вся жизнь Флинна в Голливуде. Даже
свою яхту он назвал "Цирроз на море", а его особняк превратился в заве-
дение для оргий с многочисленными зеркалами во всех комнатах.
Флинн позже напишет, что когда он во время суда смотрел на волосатые
ноги Бетти Хансен, то думал: " Я знаю, что невиновен. Пьяный или трез-
вый, одурманенный наркотиками или безумный, я никогда не стал бы их лас-
кать".
Флинн умер в возрасте сорока девяти лет - бурная жизнь доконала его.
Голливудский актер Кифер Сазерленд собирался жениться на очарова-
тельной Джулии Робертс. Но мечты актера развеялись как дым, когда газеты
обнародовали историю его связи с танцовщицей из ночного клуба Амандой
Райс.
Свадьба Сазерлевда и Робертc должна была стать грандиознейшим голли-
вудским праздником. Ее стоимость оценивали в миллион долларов.
Но за три дня до свадьбы Джулия и ее родители стали беспокоиться, что
намеченное торжество может не состояться, так как Сазерленд продолжает
встречаться с другими женщинами, в том числе и с Амандой.
Аманда даже сообщила журналистам, будто Сазерленд говорил ей, что
"спать с Джулией - это все равно что спать с трупом".


"Опасен для женщин!"

Короткая и бурная семейная жизнь доконала даже великого боксера Майка
Тайсона.
Хотя его жене Робин Гивенс от экс-чемпиона тоже досталось немало. Но
Робин сквиталась с ним. Она публично унизила Тайсона, выступив по теле-
видению и вылив на него ушат грязи. Она назвала жизнь с бывшим чемпионом
сплошным кошмаром.
Что Тайсон способен превратить чьюто жизнь в кошмар, подтвердил и суд
над ним за изнасилование восемнадцатилетней королевы красоты.
Робин Гивенс по-прежнему выступает в театре. После развода с Тайсоном
своего мнения о нем она не изменила.
"Майку следовало на груди носить табличку с надписью; "Опасен для
женщин!" - заявила Робин. - Он сущий дьявол. У него бешеный темперамент. Я
от него в ужасе". К тому же она сказала, что ее мать Рут Ропер попала
из-за зятя в клинику. "Он буквально разбил ей сердце".
Однако многие считают, что Гивенс согласилась выйти за бывшего чемпи-
она изза его денег и с самого начала имела намерение развестись с ним.
Это подтверждается и той спешкой, с которой она приобрела роскошный
особняк в Калифорнии.


"Жадная королева"

Крупный магнат и владелец отелей Гарри Хелмсли был опозорен благодаря
грязным делишкам его жены.
Леону Хелмсли даже с натяжкой нельзя назвать сексапильной. Она не мо-
лода и не очень красива. Но тем не менее Леона сломала жизнь своему му-
жу. И сделала это из-за своей жадности.
"Жадная королева" превратила Гарри Хелмсли в посмешище, выставила его
свихнувшимся старым идиотом, который больше не может править своей кор-
порацией.
Некоторые из компаньонов семидесятилетнего Хелмсли вспоминают, что до
женитьбы на Леоне он был тихим и замкнутым человеком.
Но позже жизнь одинокого "волка" резко изменилась. Начались бесконеч-
ные вечеринки и приемы.
Актер Клиф Робертсон вспоминает одну из вечеринок, устроенных Леоной:
"Леона показала нам свой бассейн, где нас сфотографировали. Эта де-
монстрация свалившегося на нее богатства раздражала меня, и мне стало
жаль Гарри. Он был очень милым человеком, и мне хотелось, чтобы все пос-
корей закончилось".
За многочисленные случаи уклонения от уплаты налогов Леону приговори-
ли к штрафу.
Некоторое время спустя ей уже грозило четыре года тюремного заключе-
ния. Она обратилась в апелляционный суд с прошением пересмотреть дело,
но ей было отказано.
Федеральный суд США оставил Гарри Хелмсли маленькую надежду. Дело в
том, что из тридцати трех проходивших по делу счетов в четырех были об-
наружены неточности.
Однако обвинение считало, что решение суда лишь изменит сумму штрафа,
но никак не повлияет на приговор.
В итоге судебные баталии Леоны стоили ее мужу около двадцати пяти
миллионов долларов.
Но это пустяки по сравнению с тем, во что обошлось бывшему телепропо-
веднику Джиму Баккеру его увлечение Джессикой Хан.


Грешники в аду

Баккера "заложила" служительница церкви Джессика Хан, которую тот, по
ее словам, накачивал наркотиками и насиловал в номере отеля во Флориде.
Помолившись об отпущении грехов заблудшей овце, Баккер снова появлялся
на телеэкране с проповедью благочестия и праведной жизни.
Разразившийся скандал привел к официальному расследованию источника
прибылей святого отца. В результате он получил приличный срок тюремного
заключения.
Сама же Хан продолжала заниматься делами подобного рода, но уже за
плату. Фотоснимок ее роскошного тела украсил журнал "Плейбой". Позже
Джессика подрабатывала стриптизом в Аризоне. Сейчас за пару долларов лю-
бой мужчина может узнать по ее телефону расценки на сексуальные услуги,
оказываемые бывшей послушницей.
Однако по телефону вы можете узнать кое-что и о самой Джессике. "Я
хочу, чтобы все знали, что я не эгоистка и могу быть полезной другим, -
объясняет она. Я хотела отдаваться только Богу и стать святой, но грешная
жизнь сделала меня секс-моделью".
Стала секс-моделью, но уже в совершенно непристойном "Пентхаузе", и
проститутка Дебра Мерфи, опозорившая телевизионного проповедника Джимми
Сваггарта.
Мерфи зарегистрирована как проститутка в двух штатах США. Сваггарт
платил ей немалые деньги за любовные игры в стареньком отеле, и она с
удовольствием воспроизводила для него откровенные позы из "Пентхауза".
Потом Мерфи неплохо заработала, рассказывая о своих любовных играх в
прессе. Мерфи поведала ошарашенным телезрителям, что Сваггарт, высмеива-
ющий с телеэкрана слабости Баккера, в конце концов сам попался на ее
крючок и посещал ее больше года.
Он не скупился на деньги, и она удовлетворяла все его фантазии. Но
когда он пожелал, чтобы зрителем этих спектаклей стала ее девятилетняя
дочь, Дебра пришла в ярость. И рассказала обо всем журналистам.
Вскоре Сваггарт появился на телеэкране и со слезами в глазах раскаял-
ся в свершении великого греха, заявив, что верующие видят его в послед-
ний раз.
Но через некоторое время на церковной ассамблее отцы церкви осудили
Сваггарта за отказ выступать на телевидении с проповедями. Это грозило
потерей дохода в сто сорок миллионов долларов в год. Святые отцы вынуди-
ли Сваггарта снова приступить к наставлению американцев.
Вернувшись на телевидение, Сваггарт объявил своей пастве, что Всевыш-
ний простил ему его грехи. "Кто прошлое помянет - тому глаз вон".


Сражение в доме моделей

Даже знаменитый дом Гуччи не избежал скандала. Известный модельер Па-
оло Гуччи и его жена, страстная поклонница оперы, сцепились в 1991 году
в смертельной схватке из-за грязных похождений первого и безмерной алч-
ности второй. Семейная жизнь дала трещину, когда Дженни Гуччи заявила,
что пятидесятилетний Паоло поселил в своем загородном старинном особняке
молодую соблазнительную девицу, годящуюся по возрасту ему во внучки.
Дженни поклялась, что это ему даром не пройдет.
Оскорбленная Дженни утверждает, что той женщиной была двадцатилетняя
Пенни Армстронг, работавшая у Гуччи. "Что их объединяло при такой дикой
разнице в возрасте? Уж наверняка не увлечение тяжелым роком!"
Король моды сделал опрометчивое заявление: "Дженни стала вульгарной и
циничной. Мои чувства к ней остыли".
Забавно, что судья из Манхэттена, который вел это разбирательство,
раньше был арбитром в деле Трампа, потерявшего в итоге почти двадцать
пять миллионов долларов. В этот раз на кон было поставлено еще большее
состояние - пятьдесят миллионов долларов. Поэтому Паоло и Дженни решили
сражаться до последнего вздоха.
"Моя жена совершила огромную глупость, - заявил Гуччи. - Она действует
как Саддам Хусейн. Не начни она войны, получила бы все, что пожелает. Я
ведь ей никогда ни в чем не отказывал, а она отплатила мне черной небла-
годарностью. Теперь она рискует потерять все".
Дженни, стройная белокурая англичанка, познакомилась с модельером в
Италии, где обучалась оперному искусству. Теперь она полна ненависти и
решимости и заявляет: "Я не Хусейн. Хусейн - это мой муж, а я Норман
Шварцкопф, и вы все прекрасно знаете, кто из них победитель!"


Матч любовниц

Вот неожиданный поворот в известной всем истории: королеву тенниса
Мартину Навратилову опозорила ее любовница, манекенщица из Техаса Джуди
Нельсон.
Нельсон потребовала от чемпионки через суд десять миллионов долларов,
приложив к своему иску пятиминутную видеозапись.
Джуди стала любовницей всемирно известной теннисистки по настоянию
мужа. Теперь Джуди заявляет, что они с Мартиной были партнерами не
только в постели. Ее адвокат Джерри Лофтин сказал: "Джуди очень расстро-
ена случившимся, но надежду на перемирие с Мартиной потеряла. Их конт-
ракт был снят на видео и дает ей право на равную долю прибыли".
В 1991 году Мартина прекратила отношения с Нельсон и нашла себе под-
ругу помоложе - Синди Нельсон, однофамилицу Джуди.
Джуди утверждает, что у нее есть запись интервью с Навратиловой, в
котором та заявляла, что Джуди была ее партнером "во всем".
Мартина утверждает, что в момент заключения контракта они не были "в
браке". Однако некоторые из авторитетов тенниса говорят, что эта пара
совершила своего рода "брачную церемонию" и даже обменялась кольцами.
Мартина считает, что судебный иск Джуди позорит ее славное имя побе-
дительницы ряда уимблдонских турниров.


ПЕРВОЕ СЕМЕЙСТВО АМЕРИКИ: Гордость или позор Америки?

Клан Кеннеди - богатейшее "первое семейство" США запуталось в сетях
порока. Там было все: незаконная торговля спиртным, сексуальные похожде-
ния, наркотики, связи с мафией. После разразившегося скандала политичес-
кая карьера членов клана рухнула как карточный домик.

Клан Кеннеди называли "королевской семьей" Америки. Похоже, что Аме-
рика, никогда не знавшая прелестей монархического строя, испытывает ге-
нетическую тоску по нему.
Странно, что вообще сохранилось такое чувство. Но еще более непости-
жимо и загадочно, что из всех достойных кандидатов в монархи выбраны та-
кие столпы общества, как Кеннеди. Их происхождение вряд ли позволяет
назвать членов семьи аристократами.
Деятельность мультимиллионеров Кеннеди основана на преступлениях.
Джозеф Кеннеди-старший - яркая личность, основатель клана, в двадцатые
годы вовсю торговал спиртным, невзирая на сухой закон. Дед Джозефа изго-
тавливал бочки под виски, а его отец держал питейное заведение. Поэтому
неудивительно, что внук тоже занялся торговлей спиртным. Однако в нару-
шении законов их никогда не обвиняли.
Как Кеннеди добились такого головокружительного успеха и богатства,
останется во многом неразгаданной тайной. Но своих прегрешений в трудные
двадцатые годы они не скрывали.
Как бы то ни было, Джозефу определенно везло в бизнесе. Даже и теперь
семья все еще черпает прибыль из заключенных пятьдесят лет назад сделок,
благодаря которым Джозеф Кеннеди получил исключительные права на ввоз
спиртного в страну.
В двадцать один год Джозеф занял у своих друзей денег и стал скупать
и додавать недвижимость и целые фирмы. На фондовой бирже ему сопутство-
вал успех за успехом. В двадцать пять лет он уже возглавлял банк, а в
тридцать пять стал мультимиллионером.
Богатство давало власть - Джозефа назначили послом США в Британии.
Однако ирландское происхождение и убежденный католицизм Кеннеди-старшего
вызывали открытое неприятие со стороны британцев.
Он выступил против вступления США во вторую мировую войну и в 1940
году сказал в интервью: "Демократия в Британии закончилась. Страна дви-
жется к социализму. Если США будут участвовать в войне вместе с Англией,
то вся ее тяжесть свалится на нас".
Это заявление вынудило Джозефа Кеннеди уйти с престижного дипломати-
ческого поста. Он был срочно отозван в Вашингтон.
Стремясь к власти, Джозеф женился на Розе Фитцджеральд, дочери перво-
го ирландца, ставшего мэром Бостона. Роза родилась в обеспеченной семье
и была не менее удачлива, чем Джозеф. Она родила девять детей. За отказ
от выпивок и сигарет до двадцати одного года Роза поощряла детей деньга-
ми. Она словно предчувствовала, что позже попойки и загулы не обойдут ее
сыновей. "Я убеждала сыновей упорно учиться, чтобы иметь возможность вы-
биться в президенты", - говорила она.
Роза не скрывала своей любви к Ирландии. Когда королевское семейство
Великобритании пригласило их с Джозефом на уик-энд в Виндзорский дворец,
то Роза посчитала это унижением их ирландской гордости.
Ей приходилось мириться не только с политическими убеждениями мужа,
но и с его любовными похождениями.
За пятьдесят пять лет супружеской жизни он изменил ей не один раз.
Самой известной любовной связью Джозефа Кеннеди было его увлечение
голливудской звездой Глорией Свенсон. Она поймала его на крючок в конце
двадцатых и не отпускала от себя целых два года. Джозеф полностью взял
на себя все ее деловые контакты и помогал делать карьеру в Голливуде.
Узнав об этой связи, в дело вмешалась католическая церковь, и Джозеф
вынужден был порвать с Глорией. В 1929 году ее пригласил на неофици-
альную беседу кардинал О'Коннел, архиепископ Бостона и друг семьи Кенне-
ди. Дело в том, что Джозеф просил у церкви разрешения на развод с женой
и благословения его брака с Глорией.
О'Коннел ему отказал и просил Глорию прекратить встречаться с Джозе-
фом Кеннеди, назвав их связь греховной.
Несмотря на усилия его преосвященства, свидания продолжались до 1930
года, когда произошли два события. Сначала муж Глории пригрозил ей раз-
водом. Потом на одном из приемов Глория обратилась к компаньону Джозефа
с предложением стать ее спонсором.
Джозеф был вне себя от ярости и улетел в Бостон, прекратив финансиро-
вание ее фильмов.


Проклятие семьи Кеннеди

Сыновья Джозефа унаследовали от отца симпатии к Ирландии. Джон как-то
сказал, что самым запомнившимся ему визитом в роли президента была по-
ездка в Ирландию, где ирландцы в шутку называли его своим парнем, а фа-
милию произносили на ирландский манер - О'Кеннеди. Для президента даже
изготовили личную печать с этим именем, но использовал он ее только один
раз - на письме к английской королеве.
Состояние Кеннеди оценивается сейчас почти в миллиард долларов.
Большая часть этого капитала вложена в различные концерны, фондовые бир-
жи и банки. Но богатство не спасло их от злого рока, преследовавшего
семью. В истории клана Кеннеди немало скандальных и трагических событии.
Третий ребенок Джозефа и Розы - дочь Розмари родилась умственно отс-
талой и почти всю жизнь провела в доме.
Страшное горе принес чете Кеннеди 1944 год - в возрасте двадцати де-
вяти лет погиб их старший сын Джо. Его самолет взорвался по неизвестной
причине над Ла-Маншем. Это было самым страшным потрясением для Джозефа.
Честолюбивый отец готовил старшего сына к славе и надеялся, что тот со
временем станет президентом США. Позже им стал его брат Джон.
Несчастья обрушивались одно за другим. Через четыре года после гибели
Джо жертвой авиакатастрофы стала Кэтлин Кеннеди.
Но мечты Джозефа-старшего о власти наконец сбылись. В 1960 году Джон
Кеннеди стал президентом Соединенных Штатов Америки. Его отец дожил до
этого счастливого дня и умер в 1969 году в возрасте восьмидесяти одного
года.
Но трагедии, связанные с семьей Кеннеди, не кончились. Сначала был
убит президент, а затем его брат Роберт.
Много лет спустя стали появляться книги, в которых порядочность Джона
и Роберта Кеннеди подвергалась сомнению.


Президентские амуры

В своей книге "Годы кризиса" историк Майкл Бечелос изобразил Джона
Кеннеди помешавшимся на сексе, готовым окунуться в романтические приклю-
чения даже в ущерб безопасности своей страны.
Шла вторая мировая война, Джону было двадцать четыре года, и он слу-
жил в военно-морском флоте США. Автор предполагает, что именно тогда бу-
дущий президент завел роман с датчанкой Ингой Арвид Фейос.
Стройная блондинка, бывшая "мисс Дания", будучи нацистской шпионкой,
находилась под неусыпным надзором ФБР. Из-за этой связи Джона хотели
уволить из ВМС, но помогло вмешательство его отца.
Следующая темная история произошла в 1963 году. Именно в это время
Джон Кеннеди начал встречаться с двадцатисемилетней Эллен Фиммель Ромеч,
подозреваемой в связях с несколькими коммунистическими организациями.
Когда его брат Роберт, в ту пору министр юстиции, узнал об этом, он рас-
порядился выдворить девушку из Америки.
Еще одним подтверждением сексуальных похождений президента было его
увлечение голливудскими звездами Мэрилин Монро, Энджи Дикинсон и Джейн
Менсфилд. Но не отказывался он и от менее знаменитых дам.
В книге "Жизнь Джона Кеннеди" Томас Ривз приводит такие факты. Ночь
перед инаугурацией президент провел со своей очередной пассией, а перед
знаменитыми теледебатами с Ричардом Никсоном его вдохновляла девушка по
вызову.
По свидетельству ЦРУ, в Белом доме Кеннеди часто видели пьяным. Иног-
да он даже баловался наркотиками - марихуаной, кокаином, гашишем и даже
ЛСД.
Президенту все сходило с рук. Во-первых, охрана всегда предупреждала
его о появлении жены в Белом доме, и Джон успевал скрыть следы любовных
утех. Во-вторых, он дружил с актером Питером Лоуфордом. Тот был мужем
Пат, сестры Жаклин Кеннеди, и жил в Санта-Монике в Калифорнии. В его до-
ме на берегу океана Джон с Робертом часто устраивали свидания с дамами.


Мэрилин: любовь, страсть, смерть

Здесь, в Санта-Монике, и познакомились братья с кинозвездой Мэрилин
Монро. Многие считают, что любовную связь с ней имели и Джон, и Роберт.
Ни о каком чувстве не было и речи. Они просто развлекались и в конце
концов бросили актрису как надоевшую игрушку.
Лоуфорд устроил немало свиданий Джона с Мэрилин. Когда Джон стал кан-
дидатом в президенты от демократической партии, то произнес в Лос-Андже-
лесе торжественную речь. Мэрилин была рядом и подбадривала его. Потом
она вместе с младшим Кеннеди отправилась на дружескую вечеринку к Лоу-
форду в Санта-Монику. Кеннеди внезапно решил остаться в Калифорнии еще на
день.
В мае 1962 года Джон Кеннеди отмечал свое сорокапятилетие. Вместе с
ним была и Мэрилин. В своем облегающем фигуру платье она взобралась на
сцену, но сумела пропеть лишь несколько строк из известной американской
поздравительной песни. Она была пьяна, но это заметил лишь Джон. Чтобы
не оказаться в неловком положении, он немедленно отправил Мэрилин домой.
Но вскоре после этого инцидента Мэрилин все же скомпрометировала его.
Она стала все чаще и чаще принимать наркотики. Кеннеди поняли, что нужно
что-то предпринимать. Мэрилин вела дневник и могла поведать многое о
тайных свиданиях с братьями в Калифорнии. Любимице американской публики,
конечно же, поверили бы. С актрисы взяли слово, что она не будет искать
встреч ни с Робертом, ни с Джоном.
Психика Мэрилин была очень ранимой, и случившееся поставило ее на
край пропасти.
Утром 5 августа 1962 года Мэрилин Монро нашли мертвой в ее особняке в
Брентвуде, под Лос-Анджелесом. Было ли это самоубийство, как утверждает
следствие, или с ней расправились, или это был несчастный случай - ска-
зать трудно.
Вскоре о связи Мэрилин с Джоном и Робертом Кеннеди стало известно
всему миру. Как утверждает один из ее ближайших друзей Роберт Слетцер, у
Мэрилин в тот роковой день были назначены две важные встречи. Одна -
пресс-конференция, другая - встреча с адвокатом.
На встрече с журналистами, говорил Слетцер, Мэрилин собиралась пове-
дать о своих любовных интрижках с президентом и его братом. Она считала,
что братья обошлись с ней жестоко.
Возможно, телефонный звонок или визит Роберта Кеннеди вечером 4 ав-
густа мог бы предотвратить трагедию.
В этот вечер в доме Питера Лоуфорда собирались устроить прием. Гово-
рили, что по настоянию Роберта. Но ни его самого, ни Мэрилин там не бы-
ло.
Как утверждал на следствии Лоуфорд, Мэрилин позвонила ему по телефону
и сказала, что очень устала и не сможет прийти.
Многие из очевидцев тех событий склоняются к тому, что Мэрилин Монро
заставили замолчать.
Существует даже такая версия, что она была убита агентами ЦРУ, чтобы
уберечь братьев Кеннеди от позорного разоблачения.
Говорят, что по просьбе Роберта Кеннеди ФБР установило в ее доме
прослушивающие устройства.
Незадолго до смерти Монро сделала аборт. Отцом ребенка, возможно, был
Роберт Кеннеди. Знакомые актрисы утверждали, что Мэрилин неоднократно
пыталась встретиться с ним, но сделать ей это не удавалось.


Любовница из мафии

После гибели Джона Кеннеди стали известны подробности любовных связей
президента с секретаршами, проститутками, дамами из высшего общества,
кинозвездами, журналистками и приятельницами Жаклин.
Но самым шокирующим был тайный двухлетний роман президента с темново-
лосой голубоглазой красоткой по имени Джудит Кэмпбелл Экснер.
Об этом стало известно в 1975 году, после того как сенатская комиссия
начала расследование причастности ЦРУ к попытке свержения кубинского
вождя Фиделя Кастро.
Расследование вывело на главаря чикагской мафии Сэма Джанкано и его
дружка Джонни Розелли.
В ходе расследования всплыло имя подружки Джанкано Джудит Экснер. Она
сообщила комиссии, что была любовницей не только главаря мафии, но и -
одновременно - Джона Кеннеди.
Джудит также заявила, что в 1960-1961 годах президент, Джанкано и
Розелли часто обменивались какими-то запечатанными пакетами.
В своей автобиографической книге "Моя жизнь" Экснер рассказала, что
ее познакомил с президентом популярный американский певец Фрэнк Синатра.
Это произошло в 1960 году на приеме в Лас-Вегасе.
Кеннеди тогда еще был сенатором от штата Массачусетс. Его связь с
Джудит началась именно в тот вечер.
Свидания происходили по всей стране - в Чикаго и Лос-Анджелесе, в
Палм-Бич и Вашингтоне.
Из признаний Экснер стало известно о множестве телефонных разговоров,
которые президент вел с директором ФБР Эдгаром Гувером.
Экснер, конечно, не могла знать о том, что Гувер постоянно предосте-
регал Кеннеди, что этот роман может сломать ему политическую карьеру.


Развлечения на острове

Младший брат президента, сенатор Эдвард Кеннеди лишился шансов стать
президентом после опрометчивого путешествия вечером в пятницу, 18 июля
1969 года, на островок Чаппаквидик, недалеко от побережья Кейп-Код.
После того как тридцатисемилетний Кеннеди был избран сенатором от
штата Массачусетс, все считали, что он сможет вернуть семье политическую
славу.
Но поездка на остров стала поворотным пунктом в его политической
карьере.
Эдвард Кеннеди провел день на яхте с друзьями. Затем отправился в
отель Харбор в Эдгартауне, чтобы посидеть за бокалом пива. Там к нему
присоединились два его приятеля.
Вечер близился к концу, и они втроем решили переправиться на пароме
на остров Чаппаквидик и продолжить веселье в уединенном коттедже.
В половине девятого вечера к ним присоединились еще трое мужчин и
шесть молодых женщин.
Среди приглашенных была двадцатидевятилетняя Мери Джо Копечне из ок-
ружения Роберта Кеннеди.
Вряд ли мы узнаем, что произошло в конце того вечера...
Эдвард Кеннеди сказал, что ушел с вечеринки незадолго до полуночи и
собирался вернуться в Эдгартаун. С ним была Мери Джо, которая останови-
лась в местном отеле на берегу.
Возвращаясь к переправе, Кеннеди должен был проехать по Мэйн-стрит.
Он отлично знал дорогу, но вместо того чтобы в полумиле от коттеджа по-
вернуть влево, почему-то поехал вправо - на Дайк-роуд, шоссе, ведущее к
пляжу.
Его черный автомобиль въехал на небольшой выгнутый деревянный мост,
но затем вдруг, сломав ограждение, сорвался в воду.
Через несколько секунд Кеннеди появился на поверхности, судорожно ло-
вя ртом воздух. В конце концов ему удалось выбраться на берег.
Позже он вспоминал, что несколько раз нырял, чтобы вытащить оставшую-
ся в машине Мери Джо.
Совсем обессилев, в состоянии нервного шока Кеннеди минут пятнадцать
пролежал на пляже, приходя в себя. Затем потащился обратно к коттеджу,
где вовсю продолжалось веселье.
Он так и не смог объяснить, почему не позвонил в ближайший дом, нахо-
дившийся всего в двухстах метрах от моста, и не попросил помощи.
Вместо этого сенатор, весь промокший, вызвал из коттеджа своих друзей
и сбивчиво рассказал им о случившемся.
Но и тут никто не помчался звонить в полицию или в спасательную служ-
бу. Трое приятелей поехали к мосту и стали нырять вокруг машины, пыта-
ясь открыл" дверцу и вытащить Мери.
Наконец, отчаявшись спасти девушку, они уехали.
Мери Джо осталась под водой. Скорее всего она погибла, хотя могла

<<

стр. 14
(всего 19)

СОДЕРЖАНИЕ

>>