<<

стр. 2
(всего 5)

СОДЕРЖАНИЕ

>>

Другие усилительные слова описывают грамматические формы значительно более широкого действия:
"Wir werden Ihrem Auftrag (in erhohtem Ma?e) unsere Sorgfalt zuwenden" = Мы посвятим Вашему поручению нашу заботу в повышенном объеме. Вместо этой весьма неуклюжей фразы следует сказать: "Wir werden Ihren Auftrag (noch) sorgfaltiger behandeln" = Мы будем заниматься Вашим поручением (еще) тщательнее.
Усиление причастий (Steigerung von Mittelworter).
При усилении причастий также следует быть осторожным. Если нечто разрушено, то его сердцевина (ядро) опустошена, не больше (и не меньше). Поэтому нельзя сказать, что один из городов разрушеннее, чем другой, хотя мы знаем, что имеются в виду размеры разрушения. Мы должны выразить мысль, даже если это окажется более громоздким, так: "diese Stadt ist starker getroffen, in weiterem Ausmass zerstort als jene" = В этот город больше попаданий - он разрушен в большем размере, чем тот.
Также неудачно употребление выражения "linkerstehende Parteien" (партии, стоящие левее). Здесь
68
имеются в виду партии, которые находятся дальше влево (если считать по сидениям парламента).
Ребенок может кричать громко или менее громко; тем не менее, мы не можем говорить о более или менее кричащих детях. Почему мы говорим и пишем о наиболее кричащих (schreiendesten) красках, которыми выкрашена комната?
АРТИКЛЬ. Das Geschlechtswort
До сих пор мы обсуждали глагол, существительное и прилагательное. Все остальные части речи дополняют, представляют или разъясняют эти три важнейших. Чтобы мы смогли ввести существительное в наш мир, который видим, воображаем и воспринимаем по-человечески, ему нужно дополнение, благодаря которому будет определен род существительного или оно будет распознано как не имеющее рода. Поэтому говорят о "спутнике" существительного.
Значение артикля. Der Sinn des Geschlechtswortes
Артикль, "спутник" существительного, разделяет явления мира на имеющие и не имеющие род. Мы обозначаем "Stuhl", "Tisch", "Wagen" как имена мужского рода, с ними у нас (обычно бессознательно) связано представление о мужском роде; так мы можем в шутку сказать о стуле "наш старый холостяк" -"unser alter Geselle", о вагоне - "добрый друг" "unser guter Freund" и т.д. Такие слова как "Blume", "Wand", "Ecke" и др. являются для нас понятиями женского рода, однако в таких словах как "das Pferd", "das Tier", "das Kind" (сущность которых, кажется, не имеющей пола) мы отказываемся от того, чтобы приписать их к определенному роду. Мы воспринимаем Солнце (die Sonne) как нечто материнское, Месяц (der Mond) как друга (римляне имели противоположные представле-
69
ния). Определение рода существительных, которое выражается артиклем, фактически является попыткой оратора упорядочить в своих человеческих категориях все, что он видит вокруг себя.
Существуют определенный и неопределенный артикль (der, die, das - ein, eine, ein); с их помощью мы уточняем или обобщаем наши высказывания. В нашем примере из Будденброков мы видим маленькую Антонию, предстающую перед нами как создание, очерченное твердой рукой, "in einem Kleidchen aus ganz leicht changierender Seide" (в /каком-то/ платьице из совсем легкого переливающегося шелка). Здесь даже это платьице характеризует ребенка (как всегда у Томаса Манна). Это одно из многих платьев, которые есть у нее.
Применение артикля. - Die Anwendung des Geschlechtswortes
Артикль всегда самым тесным образом связан со своим существительным, он не может жить без существительного (он его "сопровождает"). Поэтому он изменяем аналогично существительному; его можно склонять и так далее. В предложении артикль зависит от существительного точно в такой же степени как и существительное от артикля.
Покончим с отвращением перед артиклями!
Несмотря на все проблемы, с которыми мы сталкиваемся при использовании артикля, мы должны употреблять его везде, где только можно. Отвращение перед артиклями, которое свойственно нашему времени и питается телеграфным стилем и строчками газетных заголовков, не может быть перенесено ни в нашу речь, ни в наше письмо. Такие конструкции как "Notruf Kolner Arzte" целиком принадлежат телефонным книгам.
70
Отсутствие артикля (Wegfall des Artikels).
Определенный артикль (der, die, das) выражает определенность, неопределенный артикль (ein. eine) оставляет вопрос нерешенным' Der Hund bellt • ein Hund bellt. Поскольку неопределенный артикль произошел от числительного eins (один), он не может образовывать множественного числа (ein Vogel singt - Vogel singen); это значит, что во множественном числе артикль не употребляется, если он не может или не должен быть определен конкретнее.
Множественное число артикля всегда обозначает всю общность, к которой относится существительное; если имеются в виду только некоторые, иные, многие и так далее, артикль отпадает: "Arzte streiken" указывает на то, что в забастовке участвуют лишь некоторые врачи; "Die Arzte streiken" значит, что бастуют все медицинские работники (все врачи города, региона, страны). Если мы не подразумеваем ни чего-либо определенного, ни чего-то неопределенного, то артикль отсутствует: "Wir holen Atem" (мы задерживаем дыхание); "Er hielt mit uns Schritt" (Он шел с нами в ногу); "Sie litten Hunger" (Они страдали от голода).
Особенно часто мы отказываемся от артикля в названиях веществ и материалов: "Sie haben Brot gebacken" (Они испекли хлеб). Однако мы говорим: "das Korn geschnitten" (имея в виду зерно именно этого урожая, с этого поля и т.п.). Нечто подобное может происходить с некоторыми призывами: "Hand aufs Herz!" (/положи/ руку на сердце!). Могут быть конструкции, не требующие артикля, как, например, следующие: "Vater und Sohn", "Haus und Garten", "Feld und Flur", "Keller und Boden".
Дурной привычкой является использование неопределенных артиклей перед именами собственными: "Dort unten fliesst ein Rhein". Несколько иначе звучит, например, такая фраза: "Ein Lessing hatte nie die
71
'Iphigenie' geschrieben" (Лессинг никогда не написал бы "Ифигении").
В названиях стран, если они среднего рода, артикль всегда отсутствует (однако он употребляется, если название имеет мужской или женский род: der Iran, die Tuerkei, die Schweiz).
Артикль и предлог (Artikel und Prapositionen).
Хорошее правило предписывает во всех случаях, когда артикль не несет особого значения, соединять его с предлогом, стоящим за ним: "Bacharach liegt (an dem) am Rhein"; "Das Geschenk stammt (von dem) vom Onkel"; "Sie gingen (hinter das) hinters Haus"; "Eine Treppe fuhrte (zu dem) zum Ausgang"; "Wir wandern (zu der) zur Wendelhutte"; "Wir gehen moi-gen (in das) ins Theater". Однако: "an dem Gatter, das neben dem Wasserfall ist"; "ich bekam das Geld von dem guten Onkel"; "durch das Opernglas war die Scheune deutlich zu erkennen".
МЕСТОИМЕНИЕ. Das Furwort
Значение местоимения. Der Sinn des Furwortes
Местоимение (по латыни рrопотеп) используется для (латинское pro) замены имени существительного (по латыни потеп). Отсюда его многообразие: оно может обозначать оратора (или ораторов), партнера (партнеров), или одного или многих отсутствующих (ich, du, er, sie, es, wir, ihr, sie), может устанавливать отношения собственности любого из этих лиц к какому-либо предмету (mein, dein, sein, unser, euer, ihr). Оно может также указывать (dieser, jener, solcher, derselbe, derjenige) или отсылать к чему-либо уже названному (der, die, das, welcher, welche, welches); оно может также выражать вопрос, относящийся к чему-либо неизвестному (wer? welcher? wobei? womit? wonach? worauf? woraus? wovon? wozu?). Местоимение может также указывать на возврат к субъекту (sich).
72
Мы различаем местоимения личные, притяжательные, указательные, вопросительные и возвратные, и все они склоняются как существительные, вместо которых они используются.
Наряду с ними имеются также так называемые неопределенные местоимения, которые обозначают некоторые общности. Последние могут быть как определенными, так и неопределенными (alle, beide, einer, saemtliche, etwas, mehrere, solche). Неопределенные местоимения могут применяться в придаточном предложении только тогда, когда в главном предложении также стоит неопределенное местоимение ("Wo man damals drei Tage zur Reise brauchte, bedarf man heute nur weniger Stunden" - Там, где раньше для путешествия требовалось три дня, сегодня нужно всего несколько часов.) Если перед неопределенным местоимением стоит артикль, то это местоимение пишется с прописной буквы ("Er steht vor dem Nichts" - Он стоит перед Ничем. "Was ist das fuer ein Etwas?" - Что это за явление?)
При использовании вопросительных местоимений нужно быть внимательным. Они всегда должны находиться в начале предложения ("Womit habe ich das verdient?", но не "Das habe ich womit verdient?" Еще хуже: "Wo putzt man die Schuhe mit?") Вопросительное "Was?" всегда стоит перед предлогом и никогда после него (не "An was denkst du?", a "Woran denkst du?").
Неправильно было бы сказать "Was ist das fur ein Haus?" (Правильно: "Was fur ein Haus ist das?").
Местоимения существенно облегчают нам речь. Они дают нам возможность говорить более кратко и менее подробно без того, чтобы быть неточными: "Der Hund bi? einen Mann. Er lief dann weg; jener wurde verbunden." (Собака укусила мужчину. Потом она убежала; он был перевязан.) Вещи, которые в контексте всей нашей речи, возможно, вовсе не так важны,
73
чтобы посвящать им отдельное предложение, мы можем описать мимоходом в придаточном предложении ("Der Hund, der gebissen hat, lief weg.")
Применение местоимений. Die Anwendung des Furwortes
Местоимения помогают нам различать более и менее важные вещи. Знаток языка употребляет местоимения, чтобы быть точным, не становясь громоздким, и чтобы правильно распределять акценты между главным и придаточными предложениями.
Правильные связи (Richtige Verbindungen).
Мы обращаем внимание на то, чтобы местоимения правильно соотносились со словами, которые они представляют. Вполне допустимо сказать: "Wir verabredeten, uns zu treffen", но не "Er schlug mir vor, uns zu treffen". Более правильной здесь будет конъюнктивная конструкция: "Er schlug mir vor, da? wir uns trafen" (или еще лучше: "Er schlug mir ein Treffen vor").
Смысловая сочетаемость (Die Fugung nach dem Sinn).
Некоторые существительные имеют артикль, который не соответствует их смыслу. Например, такие субъекты как "das Madchen", "das Fraulein", "das Weib", вне всякого сомнения, относятся к женскому роду, однако в языке существуют в среднем роде. Для таких слов в некоторых случаях грамматической стороной жертвуют ради соблюдения смысла.
В одном из самых своих известных стихотворений Шиллер описывает, как девушка с чужбины ("schon und wunderbar") ежегодно посещает жителей долины; далее он продолжает: "Sie war nicht in dem Tal geboren". Таким образом, мы можем сказать или написать "Das Madchen hat ihm ihre (или: seine) Zuneigung oft genug bewiesen", выбирая таким образом
74
достаточно свободно между грамматической и смысловой формами.
Аналогично можно сказать: "Das Fraulein verlor auf der Stra?e ihren Schal" = Девушка потеряла на улице свою шаль.
Если при слове "Fraulein" стоит имя, а артикль отсутствует, то употребление артикля "по смыслу" даже требуется: "Fraulein Mueller verlor ihren Schal".
Указательные местоимения (Umstandliche Furworter).
По возможности следует избегать неуклюжего применения местоимений. Сюда относятся, в первую очередь derselbe, dieselbe, dasselbe: их использование допускается только в случае, когда вместо них можно сказать или написать "der (die, das) namliche" (тот, та, то именно). Итак, правильно будет: "Derselbe (der namliche) Mann, der gestern angefahren wurde, ist mir heute auf der Stra?e begegnet" = Тот (тот именно) мужчина, который приехал вчера, сегодня встретился мне на улице. Ни в коем случае не годится: "Otto fuhr auf Urlaub. Er verlebte (denselben) ihn im Schwarzwald" = OTTO поехал в отпуск. Он провел его в Шварцвальде. Здесь употребление слова в скобках совершенно необоснованно. Особенно неуклюже выглядят местоимения derjenige, welcher там, где вполне можно использовать простое wer: "(Derjenige, welcher) wer das Wenn und das Aber erdacht, hat sicher aus Hackerling Gold schon gemacht," = Тот, кто продумал все "если" и "но", наверное, уже добыл золото из соломы.
Замена "wo" (Ersatz fur das "wo").
Трудно использовать местоимение "wo" вместо конструкции "in dem". Неудачны обороты вроде такого: "Er suchte das Haus, (wo) in dem er seine Jugend verbracht hatte" = Он искал дом, в котором он провел свою юность. (По-русски
75
вполне приемлемо сказать "...где он провел свою юность" - прим. пер.). Правда, Гете в своей знаменитой песне Миньоны говорит о стране "wo die Zitronen bluhn", однако сегодня лучше было бы сказать: "...in dem die Zitronen bluhen". Напротив, мы рекомендуем применять "wo" вместе с неопределенными указаниями места, как, например, в лесу, на месте и т.п.: "Der Wald, wo wir so oft gegangen sind" = Лес, где мы так часто ходили. Или: "Der Ort, wo wir unsere Jugend erlebten" = Место, где мы прожили свою юность. В сомнительных случаях лучше использовать "in dem" вместо "wo".
ЧИСЛИТЕЛЬНОЕ. Das Zahlwort
Количество, определяемое (точно или неточно) числительным, устанавливает подобие свойству предмета. При этом числительное стоит при существительном так же, как и прилагательное, для того, чтобы точнее его определить. Количественная оценка, связанная с данным предметом, может быть выражена совершенно различными способами: как число (восемь лошадей), здесь мы используем основное значение числительного; как порядковое числительное (третий вагон) как количество повторений (в четырехкратном размере) или как общая (неопределенная) оценка (много людей). Большинство из них склоняется; только порядковые числительные в большинстве случаев не склоняются (исключения: eins - zwei -drei: "mit einem Pferd", "einer von zweien", "der letzte von dreien"). Дроби склоняются только в случае, когда за ними не следует наименования; при этом они пишутся с прописной буквы ("ein Achtel", но "ein achtel Pfund"; "die Halfte eines Achtels", но "die Halfte eines achtel Pfundes"). Числительные делают для нас обозримыми явления окружающего мира во всем их
76
многообразии: это происходит тогда, когда мы считаем, сколько предметов видим, на каком месте стоит определенный предмет среди других ему подобных, как часто нечто происходит или как "на первый взгляд" оценивается количество определенных предметов. Насколько важна для говорящего функция упорядочивания его картины мира, которую выполняют числительные, человек может почувствовать сам, если перейдет от нашей весьма развитой системы счисления к "примитивным" языкам, в которых все, что превосходит 3, или 6, или 10, описывается неопределенным словом "много".
ЧАСТИЦЫ. Die Partikeln
Глагол, существительное, прилагательное, местоимение и числительное - очень подвижные части речи. Они (или большинство из них) изменяемы уже потому, что могут быть поставлены в изменяющиеся отношения между собой; мы можем склонять или спрягать их. Эта подвижность отражает жизнь нашего мира в его многообразных формах и проявлениях, она следует за нашими мыслями на их запутанных путях.
Для того, чтобы по возможности точно и удовлетворительно отразить в нашей речи результаты этих действий, в нашем распоряжении имеются еще другие части речи, которые, в противоположность к упомянутым выше, не изменяются. Они обеспечивают все, чего не в состоянии делать другие части речи; они помогают нам соединять и уточнять наши высказывания. Они являются самыми малыми, внешне самыми незначительными из частей речи, что и отражается в их названии (Partikel по латыни "частичка").
77
ПРЕДЛОГ. Das Verhaltniswort
В нашей выдержке из "Будденброков" мы встречаем маленькую Антонию "in einem Kleidchen aus leichter Seide" (в платьице из легкого шелка), когда она заглядывает "в комнату своими серо-голубыми глазами" ("aus ihren graublauen Augen ins Zimmer hinein"), отвернув голову от дедушки ("vom Gro?vater"), читает член катехизиса точно по тексту издания ("getreu nach dem Katechismus"), выпущенного в свет с соизволения высокомудрого сената ("unter Genehmigung eines hohen Senates"). Эти маленькие слова (in, aus, von, nach, unter) указывают, как относится лицо или предмет к другим лицам или предметам. Мы обозначаем эти слова как предлоги (по-немецки "предлог" = das Verhaltniswort, то есть буквально "слово для /определения/ отношений"). Латинское название предлога (Praposition) происходит от слова "pra" (поставленный впереди). При помощи предлогов мы можем описывать отношения, связанные с местом (in, von, ab), или отношения времени, или разнообразные прочие отношения (aus, unter, nach). Эту способность к выражению различных отношений предлоги проявляют только в связи с существительными, именно в том случае, когда они так тесно связаны друг с другом, что существительные становятся зависимыми от предлогов; последние требуют от существительных вполне определенных форм склонения и т.д. Можно сказать, что предлоги управляют падежами. Итак, предлоги несколько склонны к отношениям господства и это делает их использование трудным. Однако труды, которых требует обращение с ними, вполне окупаются. Потому что они помогают нам установить и выразить как связи внутри окружающего нас мира, так и связи этого мира с нами.
78
Итак, предлоги имеют, подобно числительным, упорядочивающую функцию: они ставят предметы, которыми мы занимаемся, в связь с обстоятельствами места и времени.
Родительный (второй) падеж (Genetiv; Der zweite Fall).
Старые стихотворные правила, при помощи которых школьники в течение многих десятилетий запоминали правильное употребление предлогов, и до сих пор остаются полезными.
Unweit, mittels, kraft und wahrend,
laut, vermoge, ungeachtet,
oberhalb und unterhalb,
innerhalb und au?erhalb,
diesseits, jenseits, halber, wegen,
statt, ob, langs, zufolge, trotz
отвечают на вопрос "Wessen?" (Чей?)
Предлог "laut" в последнее время используется и с дательным (третьим) падежом ("laut Briefen" = согласно письмам /в русском языке такое управление является нормативным. Прим. пер./). Предлог zufolge требует третьего (дательного) падежа, если он стоит после управляемого слова ("seinem Pa? zufolge"). Однако если этот предлог стоит перед управляемым словом, то он требует родительного падежа ("zufolge seines Benehmens").
Предлоги halber, wegen, um ...willen в родительном падеже сливаются с местоимениями в одно слово (meinethalben -deinetwegen -um seinetwillen).
Предлог halb(er, en) всегда ставится после управляемого слова ("seiner Krankheit halber"); предлоги wegen, zufolge, ungeachtet могут стоять и перед и после управляемого существительного.
К этим "ненастоящим" предлогам ("ненастоящими" их называют потому, что на самом деле они по
79
происхождению являются наречиями) присоединяется еще несколько новейшего происхождения:
angesichts, inmitten, seitens,
unbeschadet, um... willen,
hinsichtlich, gelegentlich,
einschlie?lich, zusatzlich,
abzuglich, zuzuglich.
Предлогу einschliesslich соответствует его антоним ausschliesslich; эти предлоги весьма охотно используются в их иноязычном варианте (inklusive, exklusive).
Родительного падежа иногда требуют также предлоги rechts, links, seitab, sudlich, ostlich, nordlich, westlich, хотя чаще они связаны с конструкциями, включающими слово von ("rechts von der Stra?e").
Такие "ненастоящие" предлоги со временем увеличиваются в числе, поскольку они привлекают любовное внимание бюрократии. К ним, например, относятся:
bei Gelegenheit: это выражение заменяет более старое "gelegentlich". "(Bei Gelegenheit) >gelegentlich seiner Rede..." = По поводу его речи.
aus Anla?: короче и лучше применять слово "anla?lich":
"(Aus Anla?) anla?lich des Jubilaums" = По поводу юбилея.
in Anbetracht или, предпочтительнее, in Wurdigung: "In Anbetracht (Wurdigung) seines hohen Alters" = Принимая во внимание его преклонный возраст.
Особенно любимым является оборот "In Anbetracht des Umstandes..." (принимая во внимание обстоятельства) который большей частью вполне можно заменить простым и кратким "weil" (потому что):
"In Anbetracht des Umstandes, da? der Angeklagte bereits vorbestraft ist ..." (Принимая во внимание то, что обвиняемый предварительно уже наказан ...). Это
80
выражение вполне можно заменить на "Weil der Angeklagte..." (Потому что обвиняемый ...). Аналогично обстоит дело с предлогом "auf Grund" ("aufgrund"): "auf Grund seines Einspruchs" = на основе его протеста. Лучше звучит: "Weil er Einspruch erhoben hat." = Потому что он выразил протест.
Предлог namens допустим, но более ясно выглядит "im Namen": "Namens meiner Kollegen" > "Im Namen meiner Kollegen" = От имени моих коллег.
vorbehaltlich: лучше, чем "vorbehaltlich Ihres Einverstandnisses" (при условии Вашего согласия); тем не менее остается и вариант "Ihr Einverstandnis vorbehalten" =При условии Вашего согласия.
Предлог anfangs является фактически родительным падежом существительного Anfang: "anfangs seiner Rede" = в начале его речи. Много лучше звучит: "zu Beginn seiner Rede", что передает то же самое содержание. Его антонимом является слово ausgangs, которому соответствует такое же некрасивое слово eingangs.
Zwecks: "Am Mittwoch werde ich Sie zwecks neuer Auftrage besuchen": "Am Mittwoch werde ich Sie besuchen, um neue Auftrage zu holen" = В среду я навещу Вас, чтобы получить новые поручения.
mangels без прилагательного или артикля всегда звучит безобразно: "Er wurde (mangels Beweises) freigesprochen" "Er wurde mangels ausreichende Beweise freigesprochen" = Из-за недостатка убедительных доказательств он был объявлен свободным.
betreffs это совершенно нежизненная, педантичная и несостоятельная попытка экономить с негодными средствами: "(Betreffs meines Urlaubs)" "Was meinen Urlaub betrifft, glaube ich..." = (Касательно моего отпуска). Что касается моего отпуска, я верю...
81
Большинство из этих "ненастоящих" предлогов порождены, как уже говорилось, в бюрократических канцеляриях. К ним относятся также: hinsichtlich, behufs, bezuglich, unbeschadet, unerachtet, ungeachtet, vermittels, vermoge, anhand, zuzuglich. Все они издают запах канцелярской пыли, и их употребления легко избежать. Это относится также к таким словам, как: anla?lich, anstatt, anstelle, aufgrund, zu(un)gunsten, хотя эти предлоги и более приемлемы (можно сказать: менее неприемлемы) и, кроме того, уже приобрели права гражданства.
Дательный падеж (Dativ; Der dritte Fall).
Предлоги:
bei, von, nach, mit, samt, seit,
zuwider, nebst, entgegen, nachst,
aus, gegenuber, ausser, zu
требуют только дательного падежа.
Некоторые предлоги могут применяться как с родительным, так и с дательным падежом:
trotz deinem Versprechen - trotz deines Versprechens. Форма дательного падежа считается лучше, поскольку она более осмысленна. Потому что "trotz" первоначально являлось существительным "Trotz" (упорство), которое, естественно, может быть соединено только с дательным падежом.
entlang des Waldes - entlang dem Walde. Оба эти варианта уступают варианту с предлогом, стоящим после существительного (тогда предлог всегда требует винительного падежа): "den Wald entlang".
bei никогда не употребляется при ответе на вопрос "куда?": "Ich gehe (bei meinen Onkel)" "Ich gehe zu meinem Onkel" = Я иду к моему дяде.
Винительный падеж (Akkusativ; Der vierte Fall).
Предлоги, которые всегда требуют после себя винительного падежа:
82
durch, fur, ohne, um,
sonder, gegen, wider
Предлоги, которые могут употребляться как с дательным, так и с винительным падежом:
an, auf, hinter, neben, in,
uber, unter, vor, zwischen
Они требуют винительного падежа, если можно спросить "wohin?" (куда?) и дательного, если можно спросить, "wo?" (где?).
Сюда следует добавить еще um -herum, auf -zu (hinaus): "um das Haus herum"; "auf Bremen zu"; "auf Jahre hinaus"; возможно, что эти предлоги так любимы потому, что дают возможность ловко избегать определенных ответов.
Чего нельзя смешивать.
Предлоги zu и nach часто путают (меняют местами). Заметьте себе: предлог nach обозначает направление к определенному предмету (к вещи, месту, стране), предлог zu - к определенному лицу: "Wir fahren nach Italien"; "Geh nach Hause!"; "ich reise zu meinem Vater". Ho: "Wir gehen zu Tisch, zu Bett, wir ziehen zu Felde". Некоторые дополнительные возможности для путаницы: мы чувствуем Liebe zu jemandem, но Achtung vor jemandem. "Wir trauern um (но не uber!) jemanden!" "Wir sprechen von der bevorstehenden Hochzeit", но "...uber die politische Lage".
Предлог mit не может использоваться вместо предлога von, как это часто приходится слышать: "Erinnerst du dich an die Sache (mit) von Dora?" Предлог mit часто используют также вместо предлога an: "Ich verliere (mit) an ihm einen Freund" = Я потерял в нем друга.
Примечательно, что сегодня предлог gegen часто используется вместо других предлогов: "Urteile werden gegen (вместо uber) Verbrecher gefallt" = Выносятся приговоры преступникам. "Ein Angriff gegen (правильно auf) eine Stadt gerichtet" = Атака направле-
83
на на город. "Gesetze gegen (uber) Umweltschutzung" = Законы о защите окружающей среды. "Heilmittel gegen (fur) eine Krankheit verordnet" = Лекарство предназначено для (лечения) болезни.
Здесь, по-видимому, играет роль желание придать своему высказыванию оттенок решительности.
Новым оборотом речи, применяемым в литературных кругах, но от этого не ставшим более правильным, является оборот das Wissen um: "Aus diesem Roman spricht das Wissen um die Abgrunde des Seins" = Из этого романа говорит знание бездн бытия. Ошибка здесь в том, что субстантивируется глагол, который требует дополнения в винительном падеже: "Ich wei? etwas (но не um etwas)". Если же есть желание во что бы то ни стало сохранить субстантивированный инфинитив, то он должен быть употреблен с предлогами "von" или "uber": sein umfangreiches Wissen von den (или uber die) Vorgange in Griechenland /"его обширные знания о процессах в Греции"/.
Лучше избрать другое существительное, например, "Kenntnis":
"seine guten Kenntnisse der griechischen Verhaltnisse" /"его хорошие знания отношений в Греции"/.
Предлог durch указывает на причину, а не субъект действия: Durch meine Schwache war ich sehr behindert /"Мне очень мешала моя слабость."/ "Die Karten wurden < durch Ordner> von Ordnern gepruft". /"Карты были проверены банкометом."/ Существуют Retter aus Not /"спаситель поневоле"/; Bewerber um eine Stellung /"соискатель места"/; ein Eiferer gegen Atombewaffnung /"поборник ядерного разоружения"/; ein Arbeiter auf Wochenlohn /"работник на понедельной оплате"/; ein Fuhrer durch den Zoo /"экскурсовод по зоопарку"/; ein Umschlag um den Arm /"повязка на руке" - букв, "вокруг руки"/; ein Aufschlag auf die Preise
84
/"повышение цены", "наценка"/; ein Ubertritt uber die Grenze /"переход через границу"/, но не Wanderer uber den Berg /"путешественник по горам"/, не Eindringling in unsere Heimat /"вторгающийся" в пределы нашей Родины"/, не Spekulanten auf deine Dummheit /"спекулирующий на твоей глупости"/ - в этих случаях на помощь приходят придаточные предложения! А также не Beamter an Steuer /"служащий по налогам"/, a beim Finanzamt /"финансового управления"/.
При употреблении выражения Meines Erachtens /"по-моему , на мой взгляд"/ не используется никакого предлога. Итак, ни в коем случае нельзя говорить "meines Erachtens <nach>. ab не предлог и поэтому также никогда не должен употребляться подобным образом. Следовательно, мы не употребляем выражения типа: ab sofort, поскольку ab тут избыточен: "Die Veordnung tritt <ab> sofort in Kraft" /"предписание вступает в силу немедленно"/, ab Bahnhof - в данном случае ab чаще всего заменяется von: "Die Lieferung erfolgt <ab> vom Bahnhof" /"поставки осуществляются с вокзала"/, ab 1. April (причем возможно вариативное употребление дат. и винит, падежей: ab ersten/ersten April): и здесь возможна замена ab на von: "Die Preise gelten vom April (an)." /"Цены вступают в силу с апреля."/ Von der Mitte des Jahres an... /"С середины года".../
Никаких нагромождений! (Keine Haufungen!)
Не нагромождайте предлоги; это всегда неблагозвучно: "Er sah mich <mit uber> die Brille gerichteten Blicken an -die Blicke uber die Brille gerichtet. /Он бросил на меня взгляд сквозь очки"/. "<Zwischen nach> Berlin fahrenden Wagen eingekeilt - Eingekeilt zwischen Wagen, die nach Berlin fuhren" - /"Втиснувшись среди машин, которые следовали на Берлин"/. -"Ich halte es <fur im> hochsten Grade wunschenswert - Ich halte es fur sehr
85
(hochst) wunschenswert" - /"Я считаю это очень (в высшей степени) желательным"/.
Ложные предлоги (Unechte Verhaltnisworter).
О предлогах-"сорняках", которые в настоящее время буйно разрослись, мы уже говорили. По возможности мы заменяли их на более короткие и благозвучные: <"Еr floh unter Mitnahme von> - mit dem ganzen Schmuck" -/"Он сбежал, прихватив с собой все украшения"/; "Sie leistete die ihr aufgetragene Arbeit <unter Zuhilfenahme von> - (nur) mit Starkungsmitteln" -/"Она смогла выполнить порученную ей работу только с помощью стимулирующих препаратов"/. - Eine Leiter <in Hohe> von 3 Meter<n> fuhrte zum Boden." -/"Лестница 3 метра длиной вела на землю"/. - "An <Hand von> - mit Lichtbildern zeigte der Redner, da?..." -/"На слайдах оратор продемонстрировал, что..."/
НАРЕЧИЕ. Das Umstandswort
В нашем примере имеются слова, которые частично тоже устанавливают отношения времени или места - ein wenig, noch einmal, darauf, plotztlich, noch, soeben, но не ищут связи с существительным; они находятся при глаголе, однако не влияют на его способ образования, а предназначены для более точного описания или определения указываемого глаголом действия.
Эту часть речи по ее месту в предложении мы называем Adverb (мн. число: Adverbien; от лат. ad + verbum, т.е. "das zum Verb /Zeitwort / Gehorige" -"принадлежащий глаголу", лучшим является немецкое наименование "Umstandswort", поскольку уточняются особые обстоятельства, о которых глагол говорит нечто общее, причем речь идет отнюдь не об определении исключительно обстоятельства времени и места. Наречие сглаживает высказывание ("Ich bin nur eine halbe Stunde geblieben" - "Я оставался только полча-
86
ca"); но оно может придать ему и большее значение ("Ich bin sogar eine halbe Stunde geblieben" - "Я оставался целых полчаса"); или придать сообщению большую основательность ("Ich bin auch eine halbe Stunde geblieben" - "Я тоже оставался полчаса"); наречие может также привнести сообщению оттенок срочности, неотложности, усиления ("Ich bin noch eine halbe Stunde - оставался еще полчаса"). Однако оно всегда характеризует процесс или состояние, о котором в данном случае идет речь, причем точнее, чем это могут сделать только глагол и существительное. Поскольку происходящее большей частью описывается с точки зрения говорящего, наречие чаще всего придает индивидуальную окраску; оно оценивает происходящее и обстоятельства таким образом и способом, как их видит или желал бы видеть говорящий.
- Er hat immer die Wahrheit gesagt, niemals gelogen.
- Wirklich?
- Er hat nur einmal gelogen.
Почему nur ? Наречие явно должно повлиять на слушателя, он не должен воспринимать происходящее трагически. "Die Meinung war uberall zu horen" - не является ли утверждение преувеличенным? Но предложение "Meine Meinung ist vielleicht falsch" уже указывает на деликатность и тактичность.
Никаких высокопарных слов (Gro?tonende Worter).
Оттенки, которые привносит наречие в предложение, небезопасны; все, что хотят ими выразить, может быть чрезмерно усилено, или сглажено, или подано в ложном свете. Наречие - критерий внутренней подлинности. Оттого мы избегаем высокопарных слов, которые, в сущности, ничего не выражают.
schlechterdings и uberhaupt "Er hat schlechterdings nur zein Tage gearbeitet - /"Несомненно он работал только десять дней"/ - "Sie hat uberhaupt nicht gelogen" - /"Она
87
вообще никогда не лгала"/- Это дополнительные вспомогательные средства для большего акцентирования: они излишне выделяют значение сказанного, чтобы в него можно было поверить. В большинстве случаев точно также, воздействует и wirklich (это при том, что усиление уже достигнуто!): "Er hat wirklich nur zehn Tage gearbeitet" - /"Он действительно работал только десять дней"/ - "Sie hat wirklich nicht gelogen" - /"Она действительно не лгала"/
Там, где употребляется denkbar (мыслимый, возможный), в большинстве случаев на деле подразумевается undenkbar (невообразимый, немыслимый), это модное словечко вставляется бездумно. "Die Prufungsfragen waren denkbar schwierig!" Если бы они были таковыми в действительности, ни один экзаменуемый не мог бы пожаловаться: о таком он мог бы только мечтать! И в данном случае присутствует бездумное преувеличение, чаше всего без особой на то надобности. Там же, где усиление представляется неизбежным, могут использоваться выражения wirklich, in der Tat или подобные им.
naturgema? - не что иное, как "der Natur entsprechend" - /"соответствующий природе"/. Поэтому можно "naturgema? leben" - /естественно, сообразно с природой жить"/, но не "naturgema? (heune abend) ins Theater gehen" - "/натурально, сегодня вечером пойти в театр"/. В таком случае следует говорить naturlich.
Дурная манера (Schlechte Moden).
Несколько дурных модных словечек, появляющихся среди наречий, должны быть исключены из употребления:
hoch - не заменяет наречие "hinauf", "empor", "aufwarts", "in die Hohe", поскольку это прилагательное. Таким образом неверно говорить или писать: "Ich will einmal hoch gehen" -/"Я хочу однажды пойти на-
88
верх"/ - (hochgehen в значении "die Geduld verlieren" -/"потерять терпение"/ - нечто совершенно иное!). "Bringe das bitte einmal nach oben!" /"Снеси-ка это, пожалуйста, наверх"/. Превозносит один другого также не "hoch", a "in die Hohe".
fort и weg не могут употребляться одинаково; fort обозначает продолжение, weg - прекращение или отсутствие чего-либо. "Ich fahre fort" означает: "Я продолжаю прерванное", "преодолеваю остановку в чем-либо". "Er fuhr darauf seine Lekture fort" -"Затем он продолжил свое чтение"/. Но: "Morgen fahre ich weg" -/"Завтра я уезжаю"/ - т.е. прекращаю свое пребывание здесь. "Dieser Paragraph fallt am 1. April <fort> -weg" /"Этот параграф <отменяется> упраздняется с 1-го апреля"/. Но с другой стороны: "Sie lebt in meinem Herzen fort" - /"Она продолжает жить в моем сердце"/.
"ruckwarts" не равнозначно hinten, sondern - позади, отдельно от чего-либо. Требование городских транспортников к пассажирам, чтобы они садились в транспорт "ruckwarts" - "задом" - может быть воспринято как шутка: в жизни случаются веселые эпизоды, но также и непростые ситуации! В данном случае имелось в виду, что входить в транспорт следует через заднюю дверь.
her и hin часто употребляются, в особенности в Северной Германии, одинаково. Это неверно, поскольку оба взаимоисключают друг друга: her обозначает направление к говорящему, hin - от говорящего. "Ich ging <heraus> hinaus" - /"Я вышел"/. Но: "Er kam zu uns <hinein> - herein" -/"Он вошел к нам"/. Если некто ходит hin und her, то он двигается (относительно говорящего) несколько шагов в сторону и затем возвращается. Таким образом следует говорить, что "man (in der Prufung) hineingefallen" /"провалиться на экзамене"/, а не "hereingefallen" - /"попасть впросак на
89
экзамене "/; но в данном случае утвердилось (неправильное) северо-немецкое словоупотребление (также как говорят "Reinfall" - /"провал"/, а не "Neinfall"!). Иначе обстоит с колебанием цен: "gestern wurden sie hinaufgesetzt, heute herabgesetzt" (что означает, что вчера цены отклонились от привычного для покупателя уровня, а сегодня вновь приблизились к нему). "Wir fahren ins Grune hinaus" - /"Мы едем на лоно природы"/; но "sie setzen sich zu uns in den Garten heraus" - /"Они подсели к нам в сад"/. Падают по лестнице hinunter - /вниз/, но "mit der Tur ins Haus" herein - /". Образование "hierhin" неверно; всегда следует употреблять hierher: Sie kamen auch <hierhin> hierher -/"Они тоже пришли сюда"/. - "Stell die Vase her hin! Setze die Vase nieder!" /"Поставь вазу вот сюда! Опусти вазу!"/
bisher употребляется, когда подразумевается "bis jetzt", "bis zu diesem Zeitpunkt". - / "до сих пор", "до этого момента"/. Ни в коем случае не следует путать это наречие с seither, которое употребляется, если точно известен момент, после которого произошло описываемое событие. "Wir sind nur drei Tagen hier. Bisher hat es nicht geregnet". - "Мы здесь лишь три дня. До сих пор дождя не было."/ По сравнению с этим: Wir kamen vor drei Tagen an. Seither hat es nicht geregnet." - /"Мы прибыли сюда три дня назад. С тех пор дождей нет."/ Модным является первоначально старонемецкое диалектное bisland вместо bisher.
scheinbar и anscheinbar - см. правило на с. ...
В соответствии с правилами, которые мы разобрали относительно употребления предлогов, использование ohnedem некорректно, поскольку ohne требует винит, падежа. Верно только употребление ohnedies! Er hatte <ohnedem> ohnedies kein Geld - /"У него все равно нет денег"/.
90
Наречия - это не прилагательные!
Следовательно, нельзя сказать: die neuliche Antwort (следует говорить: die neulich eingetroffene Antwort, разве что в просторечии допускается: die Antwort von neulich), der zugegene Minister (правильно: der anwesende Minister), die zutiefste Beleidigung (правильно: die schwere - krankende - schmerzende Beleidigung).
Никаких повторов! (Die Doppelaussagen!)
При употреблении наречий говорящий (реже пишущий) склонен, если можно так сказать, к самоповтору - вероятно потому, что наречиям присуще нечто индивидуализированное и поэтому они легко раскрывают темперамент говорящего и его настойчивое желание убедить. Но тот, кто говорит bereits не должен добавлять schon, ausschliesslich не нуждается в добавлении nur. Соответственно этому: "er fing wieder (von neuem) an -/"он начал (снова) опять"/; "sie schreiben einander (gegenseitig) - /"они пишут друг другу (обоюдно)"/; "er schenkte ihm uberdies (noch) eine Uhr" - /"он подарил ему вдобавок (еще) одни часы"/; "(moglicherweise) konnen wir morgen fahren" - /"(возможно) завтра мы сможем поехать"/; "er hat (zuerst) damit angefangen" -/"он (сначала) начал с этого"/; "das ist (vielleicht) moglich" - /"это (вероятно) возможно"/.
Конфликт позиции в предложении (Stellungskonflikte).
Там, где сталкиваются наречие и предлог, часто возникают позиционные конфликты. Предлог занимает место как можно ближе к существительному! Это означает:
некорректно
корректно
Er hatte sich dem Ziel um nahezu zwei Meter genahert
...nahezu um zwei Meter
Sie ubte ihre Rolle seit etwa drei Wochen
...etwa seit drei Wochen
91
Ich gebe dir in fast allen Fallen recht
...fast in allen Fallen
Dieses Buch ist in nur noch drei Exemplaren vorratig
...nur (noch) in 3 Exemplaren
Ho:

Er wurde mit einer Mehrheit beinahe von 20 Stimmen gewahlt
...von beinahe 20 Stimmen (поскольку beinahe относится к цифровым данным)
СОЮЗ. Das Bindewort
Некоторые части речи столь малочисленны, диапазон их так узок, а современное словоупотребление их так отшлифовало, что они стали как бы неразличимы для слуха. К таким словам прежде всего относятся und, aber, dass и другие. Как неприметны бы они не были и все же: захоти мы определить их частотность, то und заняло бы третье место среди всего множества немецких слов, dass - шестнадцатое, a aber - тридцать второе место! Итак, эти союзные слова или Konjuktionen (от лат. - con - с, jungere - соединять) весьма важны; они являются тем, с по мощью чего мы соединяем наши высказывания или последовательно на одном уровне или же противопоставляя их друг другу (aber, jedoch, sondern); они образуются друг от друга (daher, darum) или смыкаются друг с другом (um-zu); они служат для обозначения того, хотим ли мы какой-либо связью и в каком ритме соединять наши предложения друг с другом. Союзы - то, что облегчает искусство построения предложений, они дают нам средство соединять наши мысли между собой в осмысленные отношения, сцеплять их друг с другом и встраивать одну мысль в другую.
92
Помните!
Существуют сочинительные и подчинительные союзы; одни (und auch - oder; sowohl - als auch; weder - noch; sondern - aber - doch - denn - also и т.д.) организуют главное предложение, другие (bis -bevor - weil - als ob - da? damit - wodurch и т.д.) - придаточные. Союзы в большинстве случаев не повторяются ("Ich kam <und> sah und siegte" /"Я пришел <и> увидел и победил/." - "Alles rettet <und> rennt <und> fluchtet" - /все спасается <и> бежит <и> скрывается"/. Повторы, однако, порой могут усиливать впечатление от высказывания ("Und es wallet und siedet und brauset und zischt" /"И кипит, и бурлит, и клокочет, и шипит"/.
Некоторые уязвимые места (Einige wunde Stellen).
Союзы - незаменимые сочленения языка подобно суставам в нашем скелете и требующие не меньшего внимания.
Союз um - zu всегда намерение. Мы вполне можем сказать или написать: "Er reiste nach Wien, um dort zu heiraten" - /"Он уехал в Вену, чтобы там жениться"/,но не: "Er reiste nach Wien, um dort zu verunglucken" -/"Он уехал в Вену, чтобы пострадать там от несчастного случая"/-
nachdem уточняет временное соотношение, но не причину. Таким образом, правильны предложения наподобие "Nachdem er zu Mittag gegessen hatte, fuhr er weg" - "После того как он пообедал, он уехал"/. Напротив, неправильно употребление: <Nachdem> - Da (weil) ich die Freude habe, Sie heute bei mir zu sehen..." -"Поскольку Вы сегодня доставите удовольствие видеть Вас у меня..."/
trotzdem первоначально был не союзом, а наречием: поэтому он может находиться только в главном предложении и ни в коем случае не заменяться на obgleich. "Es regnete. Trozdem gingen wir spazieren" - /"Шел
93
дождь. Несмотря на это мы пошли гулять"/. "Obwohl sie ihn verlassen hatte, blieb er seiner alten Liebe (trozdem) treu" - /"Хотя она его покинула, он остался (несмотря на это) верен своей старой любви"/. Но ни в коем случае: "Trotzdem sie ihn verlassen hatte..." B данном случае может быть употреблен исключительно союз "obgleich".
beziehungsweise - искаженное наречие "oder". "Drei <beziehungsweise > - oder vier Tage darauf sagte er mir..." /"Три (или) четыре дня спустя он сказал мне..."/. "Sag du ihm Bescheid, <beziehungsweise> - oder ich kann auch zu ihm gehen" - /"Извести его (или) или я тоже пойду к нему"/.
und равноценно сочленяет два предложения. При этом порядок слов во втором предложении не может быть иным, чем в первом. Следовательно, неверно после und использовать перестановку (инверсию). Нельзя писать "Wir danken Ihnen fur ihr Schreiben und antworten wir Ihnen hiermit hoflichst." Правильно: "Wir danken Ihnen fur Ihr Schreiben. Wir antworten Ihnen..." -/"благодарим Вас за Ваше письмо. Отвечаем Вам..."/. und не может также стоять там, где должен быть использован инфинитив с zu: "Sei so freundlich und gib mir das Buch." - /"Будь любезен и передай мне книгу"/. Подобные обороты можно прочесть и услышать сплошь и рядом, однако от частого употребления они не становятся правильнее. Дело в том, что говорящий или пишущий не выражает две (соединенные союзом und) просьбы, направленные собеседнику или читателю, а "расширяет" одну просьбу в две с псевдоподтекстом. Правильно: "Sei so freundlich, mir das Buch zu geben." - /" Будь так любезен, передай мне книгу."/ -"Haben Sie die Gute, am 20. bei mir vorzusprechen." -/"Будьте добры посетить меня 20-го числа."
94
МЕЖДОМЕТИЯ. Der Ausruf
Древнейшими нашими словами являются восклицания или междометия. Oh! - громкое выражение озадаченности, как аи! - выражение боли, Ei! - громкое проявление изумления или радости. Являются ли они словами? В основе husch husch, tick tack, piff paff, plumps, ratsch, pardauz лежит чистое звукоподражание. У ach, hallo, nanu, herrje и pfui восклицание уже более оформлено, уже ближе к слову; в основе furwahr, wahrhaftig и wahrlich вообще лежат настоящие слова. Во всех случаях междометия по своему происхождению менее поддаются человеческому контролю, чем остальные части речи. Но если использовать их осознанно, они, благодаря своей природной непосредственности, способны придать высказыванию дополнительную эмоциональную или убеждающую силу.
ГРУППЫ СЛОВ. DIE WORTGRUPPEN
Чтобы правильно говорить и писать и, значит, быть понятным слушателю или читателю - что и демонстрирует все вышеизложенное - следует прежде всего определить и оценить воздействие (функции) слов. Для этого мы должны осмыслить значение частей речи для возможностей нашего высказывания. Но одного этого недостаточно. Дело в том, что наряду со своей родовой функцией каждое слово обладает еще собственным содержанием, которое по прошествии времени - часто в течение многих столетий - расширяется. Это содержание слова является смыслом его существования, оно принадлежит только ему.
95
Родственные по смыслу слова (синонимы). Sinnverwandte Worter (Synonyme)
В принципе ни одно слово не заменимо. Даже если два слова на первый взгляд выражают одно и то же, можно легко заметить, что сферы их применения разные: с моим другом у меня может быть Streit, но не Krieg, Gefecht или Fende; это сразу обнаруживается, когда непогода характеризуется как frisch, kuhl, kalt или eisig; frisch /"свежий"/ но совсем не kalt /"холодный"/; kuhl - /"прохладный"/ уже ближе по значению, eisig - /"ледяной"/ - усиление значения. Furcht /"боязнь"/ скорее чувство подавленности, Angst /"страх"/ - реакция на неведомую, непостижимую угрозу. Zahl является математической величиной ("Sieben ist eine magische Zahl"), Anzahl, напротив, подразумевает некое (неопределенное) количество ("Im Saal war eine gro?e Anzahl von Taubenzuchtern versammelt") - /"В зале собралось множество голубеводов"/.
Подобные слова мы называем синонимами (от древнегреч. syn - с, совместно + onoma - имя); иначе, слова с одинаковым значением, одинаковые или близкие по смыслу слова - короче говоря: родственные по смыслу.
Слова с одинаковым значением (...mit gleicher Bedeutung)
Существуют слова с похожим и почти одинаковым значением. В последнем случае проще сделать выбор, какое из двух слов можно использовать. Часто это областные различия. Многие слова из диалектных поднялись на уровень литературного языка, другие вышли из профессиональных языков и, наконец, на одно немецкое слово приходится одно заимствованное из иностранных языков.
96
Возьмем несколько примеров: вместо Backpfeife /"пощечина"/ я могу сказать также и Maulschelle /"оплеуха"/; одно слово употребительно на северо-востоке, другое - на юге немецкого языкового ареала; Watsche /"пощечина"/ проявляет свое баварско-австрийское происхождение более, чем Dachtel /"пощечина"/, тоже там излюбленная (или, смотря как это воспринимать, неприятная вещь); более изысканная Ohrfeige - уже северо-немецкого производства, слово Moppe, собственно говоря, тоже северо-немецкой "выпечки" и поэтому по мощи своего воздействия скорее родственница Patsch /затрещина/, чем Watsch -/"пощечина"/; правда, различие это ощутимее для того, кто ее получает. Или: anfuhren /"обмануть"/ и bemogeln /"объегорить", "облапошить"/ - по смысловому содержанию малоразличимы, но первое является сегодня литературным и было таким всегда, другое же древнееврейского происхождения и пришло к нам через воровской, "блатной" жаргон. Оно сохранило свою фамильярную окраску; anfuhren же мы стараемся употребить, когда хотим выразиться более благопристойно.
Нередко заимствованное слово используется чаще родного (и наоборот): Installation наряду с Anlage, insolvent вместо zahlungsfahig, Camping наряду с Zelten, Chef наряду с Vorsetzer, Coupon наряду с Abschnitt, produktiv вместо schopferisch, Medikament и Arznei наряду Heilmittel и т.д. Но использование их требует осторожности. Очень часто заимствованное слово по сравнению с родным привносит новый тон, оттеночное значение: Meditation не простое Nachdenken, но Uberlegen религиозные и философские размышления.
97
Слова с близким значением (...mit ahnlicher Bedeutung)
В целом языки развивают свою синонимику в том направлении, в котором говорящий устремляет свое внимание. Воздух для нас и есть воздух, само собой разумеющаяся вещь, мало нас интересующая; и лишь когда его присутствие нам приятно или неприятно, мы отмечаем это в наших синонимах: Luftchen, Hauch, Luftzug, Sog, Wirbel. Вода - она и есть вода; но стоит нам захотеть конкретизировать ее, как мы образуем громоздкие сложные слова: Su?-, Salz-, Meer-, Flu?-, Leistung-, Regenwasser.
Правильный выбор слов из синонимического ряда (Richtige Wortwahl bei mehreren Synonymen).
Если синонимы употреблять без отбора, то стирается своеобразие высказывания. Следовательно, из синонимов нужно всегда выбирать то слово, которое наиболее точно подходит по данному контексту:
Er sprach auf der Sitzung das Schlu?wort "На заседании он сказал заключительное слово"/. Но: Er widmete dem scheidenden Direktor ein herzliches Abschiedswort /"Он посвятил увольняющемуся директору теплое слово прощания"/.
Er ist schlank aber keineswegs dunn /"Он стройный, но совсем не худой"/. Obwohl er schmal gebaut ist, wirkt er durchaus nicht schmachtig /"Несмотря на его худощавое сложение, он совсем не производит впечатление щуплого"/. Sein Vater war hager, wenn auch nicht durr /"Его отец был худой, если не сказать тощий".
Твердый предмет может быть steinhart, knochenhart или glashart /"твердым как камень, кость или стекло"/, но ни в коем случае не может быть жестким. Напротив, фрукт обладает festes /"жесткой"/, но не hartes /"твердой"/ мякотью.
98
Мой друг hilft /"помогает"/ мне в саду; он steht mir in allen Noten bei /"выводит меня из всех затруднений"/. Когда я недавно в магазине обнаружил, что у меня нет с собой денег, то sprang er sofort bei /"он тотчас выручил меня"/. Также когда умерла моя мать hat er mir treu zur Seite gestanden /"он морально поддержал меня"/. Он регулярно unterstutzt /"оказывает поддержку "/ своей сестре и fordert /"оказывает содействие"/ всем одаренным молодым людям.
Особенно широко развита синонимика процессов хождения. Я eile /"спешу"/ к постели моего больного друга, но я schlendere /"брожу"/ по саду. Я laufe /"бегу"/ к булочнику, bummle /"прогуливаюсь"/ мимо витрин магазинов, pilgere /"паломничаю"/к местам моего детства, marschiere /"марширую"/ в школу, schweife /"блуждаю"/ по лесам, stapfe /"шлепаю"/ по тине, spaziere /"прогуливаюсь"/ в парке, trotte /"плетусь"/ на службу, wandele /"влачу"/ свое существование, ziehe /"таскаюсь"/ из города в город и tapere /"ползу"/ усталый в постель. Удивительно, что в церковь я gehe /"иду"/, но к алтарю schreite /"ступаю, шествую"/.
Anla? /"повод"/ может свидетельствовать о некоей возможности /"Gelegenheit"/, но сам по себе ей еще не является: "Ich habe Anlass, bose zu sein" /"у меня есть повод сердиться"/, "das ist eine gute Gelegenheit, ihn zu sprechen" /"Это хороший повод поговорить с ним"/. "Den Anla? zu diesem Gesprach bildet mein Einspruch gegen seine Handlungsweise; die Gelegenheit dazu ergab sich bei einem zufalligen Zusammentreffen am Strand". /"Поводом к этому разговору послужило мое неприятие его поведения; удобный случай для него представился во время случайной встречи на пляже"/. Grund /"основание", "причина"/ имеет несколько иное значение, чем Ursache /"причина"/: в первом случае -
99
обоснование чего-либо, во втором - объяснение следствия того, что мы имеем в виду. Итак, "Die Sache hat ihren guten Grund /"У дела прочная основа"/. Но: Wir haben alle Ursache, dankbar zu sein. /"У нас есть все основания быть благодарными"/.
Ziffer и Zahl: мы считаем числа /"Zahlen"/, которые записываем Ziffern. 5627 - число /"Zahl"/, которое мы записываем цифрами /"Ziffern"/ 5-6-2-7. Сложные слова наподобие Dunkelziffer и Verlustziffer некорректны.
Совершенствование языка с помощью отслеживания слов (Sprachschulung durch Wortbeobachtung).
Множество синонимов ряда gehen выше частично были показаны в их многообразии:
между спокойным, торжественным Schreiten и семенящим, нервным Trippeln располагается так много ступеней, как между herumstreichen /"бродить, рыскать"/ и stromen /"бродяжничать"/. Означают ли spazieren (-gehen) /"гулять"/ и promenieren /"прогуливаться"/ одно и то же или первое не имеет целеустановки, а последнее обозначает движение вверх и вниз, вперед и назад? Не имеет значения, шагает ли некто вразвалку /"trottet"/, бежит ли вприпрыжку /"sich trollt"/ или несется рысью /"trabt"/, скользит ли /"schusselt"/ или переваливается как на ходулях /"stelzt"/, странствует /"pilgert"/ или путешествует /"reist"/, мчится /"rennt"/ или марширует /"marschiert"/. Здесь приведено обозначение более двадцати типов походки, вообще же их существует еще больше. Они показывают, какой расцвеченной может стать история с помощью использования синонимов, но и также как точно мы с их помощью можем установить положение вещей (процесс, впечатления жизни, мысли). Поразмыслите над тем, является ли
то, за что вы хотите сделать выговор, Fehler или
100
лишь Unrichtigkeit (первое более тяжелое, второе -простительней);
то, что вы вдруг обнаружили Betrug или это была лишь беспечная Unregelma?igkeit; дело, что вы собираетесь поручить другому, является leicht или все же unschwer ("unschwer" все же трудней, чем leicht");
ваше состояние можно определить как krank или только unwohl (в первом случае следует вызывать врача, во втором вам известно, что головная боль, тошнота или что-то еще вскоре прекратится сама;
то, что вас раздражает, для вашего партнера является лишь unzula?ig или же для него verboten;
звуки, которые вы изображаете, были отчетливо horbar или лишь неясно vernehmbar;
то, о чем Вы распорядились, является vordringlich или wichtig, иными словами, следует ли данному делу дать предпочтение перед другими или просто не выпускать его из поля зрения.
Лексико-семантическое поле слова teuer. (Das Wortfeld).
Каждое слово нашего языка имеет свое место на огромном семантическом поле, которое охватывает все близкие ему по значению слова. Только обозревая семантическое поле мы можем определить содержание отдельного слова. А потому тот, кто уважает свой язык, должен анализировать семантические поля; это способствует более точному словоупотреблению в речи и при письме. Возьмем семантические поле слова teuer.
Какой-то вид товара teuer - это означает, что он дороже, чем его истинная стоимость в соответствии с существующим в данный момент уровнем цен. Если мы вместо этого говорим, что он kostspielig, то высказывание содержит личностное отношение: расходы для меня, говорящего, играют роль, они для меня (лично) непозволительно высоки. Это вовсе не озна-
101
чает, что я, если все же приобрету данный товар, буду ubervorteilt; скорее, он будет оплачен сверх его стоимости; он будет не только uberbezahlt, но и к тому же продавец поступит unehrlich по отношению ко мне. Цена может оказаться (неоправданно) ubertrieben без того, чтобы она стала недоступной; эта констатация скорее касается уровня спроса, тогда как uberbezahlt указывает на недобросовестность продавца. Разумеется, слово kostbar не имеет ничего общего с kostspielig; дорогостоящий предмет может быть uberzahlbar, но точно также и wohlfeil; это чисто субъективная градация. При этом kostbar могут быть жизнь, время, стихотворение, но также и украшение, произведение искусства; это как бы не имеет цены.
Противоположная ситуация еще определенней. Дорогой вещи противопоставляется billige: ее цена ниже среднего уровня. Wohlfeil уже несколько дороже, значение уже находится в районе нижней ценовой границы. Выше расположены облюбованные ныне оценки preisgunstig и preiswurdig: они свидетельствуют, что качество предмета соответствует своей цене (при этом preiswurdig занимает более высокую ступень, чем preisgunstig, что еще более разграничивает понятие общедоступного!). Preiswert обозначает степень более дешевую, чем обе предыдущих. Если нам предлагают нечто halb geschenkt (или halb umsonst), мы становимся недоверчивыми: доступность вещи подчеркивается настолько грубо, что тут должен быть какой-то подвох (вероятно, товар вообще негоден!). Umsonst вообще отталкивает от покупки. Но fur ein Butterbrot иногда еще можно что-то приобрести - конечно, этот оборот речи все несколько преувеличивает, но делает это так наглядно, что ни говорящий, ни слушатель, ни продавец не воспринимают данное выражение всерьез: это
102
образ ("метафора"), с помощью которой должна стать очевидной необычайная доступность цены.
Слово в истории языка. - Das Wort in der Sprachgeschichte
Если семантическое поле позволяет окинуть взглядом сферу жизни во всех ее деталях и дать ей верную оценку, то история языка занимается толкованием того, как возникает смысловое содержание слова, изменяется ли оно или остается неизменным. Мы узнаем, что слова "собственно означают". Часто это говорит нам не очень много. То, что Gold взаимосвязано с gelb, laut относится к древнему корню, обозначающему horen, что Moor и Meer близко родственны между собой, для того, кто мыслит историческими категориями, может быть весьма интересным, но это не слишком облегчает нашу задачу современного употребления этих слов. И тем не менее исторический аспект слова часто дает подсказку.
Наука, занимающаяся историей словопроизводства, называется этимологией (от греч., букв. "учение об истине", о ядре слова).
Детективное расследование по истории слова. Wortgeschichtliche Detektivarbeit
В течение столетий звуки трансформировались. Зная, что гласный звук au в большинстве случаев развивался из долгого u, можно заключить, что Laune (ок. 1200 г. lune) взаимосвязано с лат. словом luna (=Mond). Это слово даже непосредственно происходит от него, и отсюда мы заключаем, что в те времена смену настроений связывали со сменой луны.
Внешне одинаковые, но не родственные слова (Au?erlich gleiche, aber nicht verwandte Worter).
При размышлении об истории слова следует иметь в виду:
103
многие слова выглядят похожими или даже одинаковыми и тем не менее не имеют ничего общего друг с другом.
Когда мы говорим о том, что меры и весы geeicht ("тарируются" - официально маркируются), то мы впадаем в заблуждение, вспоминая о нашем названии дерева Eiche, и напрасно: die Eiche - древнее, восходящее к индогерманскому, имя; das Eichen же происходит от латинского корня (aequare - "уравнивать"), т.е. это заимствование!
В повседневном общении мы допускаем просторечные выражения; у нас мало Kies и мы под этим подразумеваем, что у нас "неважно с наличностью" ("wir seien schlecht bei Kasse"). Kies опять-таки заимствованное слово, на этот раз из древнееврейского (kis -"сума"), и оно не имеет ничего общего с коренным словом Kies - галька, крупный песок.
Wahrzeichen совсем не "wahres" Zeichen /"истинный", "подлинный" знак/, а соотносится со словом wahren, первоначально означавшем "beachten", т.е. памятный или предупреждающий знак.
Существительное Golf в значении "Bucht" ("der Golf von Neapel") пришло к нам из итальянского через французский язык; в основе его лежит позднегреческая форма слова, обозначающая понятие "морской залив" (позднегреч. kolphos, новогреч. kolpos). Название игры на траве Golf позаимствовали четыре столетия спустя из английского; предположительно, оно происходит от шотландского глагола "ударять" (gowf).
Слова, которые имеют одинаковую звуковую и графическую оболочку, но не являются родственными и даже напротив, обладают разными значениями, мы называем омонимами. В истории языка можно проследить, что вследствие этого они часто устраняются, теряя одно из своих значений, так что остается лишь одно из них: так под существительным Schnur мы по-
104
нимаем только веревку, а не вдобавок и сноху, как прежде; Beute для нас означает добычу - силой захваченное добро, а также жертву насилия, но уже не улей, как это было еще недавно. Сокращение омонимов является, так сказать, саморегулирующим средством для достижения однозначности наших высказываний.
Внешне различные, но несмотря на это родственные слова (Au?erlich verschiedene, aber trotzdem verwandte Worter).
Иногда слова, развившиеся из одного корня, фонетически прошли такой разный путь, что даже и не заметно, что они родственники.
То, что Nelke - это собственно Nagelchen (нижненемецкое Negelke), при необходимости еще можно сообразить; это имя происходит от Gewurznelke (пряность), которая в действительности похожа на маленький ноготок; наименование еще в 15-м столетии было перенесено на садовую гвоздику. Также просматривается и то, что слова Staat и stattlich (кто "Staat macht", тот и выглядит stattlich!) тесно примыкают друг к другу, что taufen, tief и tauchen сближаются с горнорудным термином teufen - углублять и принадлежат к одному корню.
Для того, чтобы существительное Makler связать с machen, следует исходить из нижненемецкого maken (Makler - делец, коммерсант); тогда уже не сложно сделать следующий шаг к Makeln и Makeln (makeln -заключать сделки, вести торговлю; makeln - торговаться, препираться во время сделки).
Иногда орфография радеет о том, чтобы различать слова: у Stil и Stiel, ausmerzen и Marz (ausmerzen - выбраковывать в марте негодных для разведения овец); zehren и zerren, Beet и Bett написание, произношение и содержательное средство в своем развитии тесно взаимосвязаны.
105
Трудноопределимая приставка un- (Die schillernde Vorsilbe).
Приставка ("префикс") un - древняя. Она изначально является частицей отрицания, которая постепенно стала ставиться перед прилагательными, затем также и перед существительными: то, что не является "reif, именуется an -reif; тот, кто не заслуживает имени "Mensch" - Un-mensch. Это оценка, которая не терпит полутонов: то, что не "anstandig", является unstandig; если кто-то о чем-то не "einig", то это нечто остается uneinig. Это выведение за рамки промежуточных значений привело к тому, что существительные с un - воспринимаются как усиление: Un-zahl - это нечто, что уже не может быть подсчитано, иначе, что содержит бесконечное множество; то, что более не может приниматься как Tat, является Un-tat, нечто непостижимо ужасное, что уже не поддается преувеличению.
Так, ungemein становится усилительной вокабулой: что не является gemein (=allgemein, соразмерное Menge), может пониматься как un-gemein, уже без определения множества; тем самым ungemein используется наряду с sehr. Но там, где отрицание и усиление идут рядом и вперемежку, не исключены недоразумения: Un-tiefe - или недостаток глубины, мелководье (так это слово понимают моряки), или же бездонная глубина (так его понимают сухопутные крысы). И если Un-menge - нечто, что превосходит любое Menge, то тогда Un-kosten должны быть особенно большими Kosten, повышенные Kosten, которые люди не очень-то охотно берут на себя. Но коммерсант под этим понимает также расходы, не входящие в закупочную цену, которые, строго говоря, "расходами" и не являются.
106
Коренные слова. Urworter
В общем языковом составе этимологически мы различаем коренные, иноязычные (вместе с заимствованиями) и искусственно образованные слова. Коренные слова издревле принадлежат немецкому языку; мы можем проследить их из самых истоков германской или даже более того, индогерманской группы языков. Они помогают нам анализировать происхождение слов.
Звукоподражательные слова (Schallworter).
В доисторические времена часто пытались подражать звукам, которые слышали, и этим звуком обозначали предмет (одушевленное существо), издававшее соответствующий звук.
И сегодня они являются важным стилистическим средством, особенно в эмоционально-окрашенной и образной речи.
То, что Uhu и Kuckuck - звукоподражательные слова, слышно и сегодня; der Kiebitz назван так по издаваемым им крикам: "Kiewit! Kiewit!", die Wachtel по wak-wak-wak, der Pirol и die Rohrdommel по ее токованью; die Eule, чье название совпадает с глаголом heulen; die Krahe и die Mowe, чье имя связано с maunzen. Подобные звукоподражательные слова существуют с незапамятных времен; они все время возникают вновь (в позднейшие времена мы образовали Tamtam, Tingetangel, Kladderadatsch и подобные им).
Особенно бурно разрастаются звукоподражательные и слова-лепет в языке детей: Wau-wau, Kikeriki, Miau, Tick-Tack; из древнегерманских времен: Bube (первонач. bobo), Muhme (сестра матери [Mama], первонач. momo; die Memme - близкородственное слово), Kuchen (германское koko).
Много глаголов в немецком языке являются звукоподражательными; мы и сейчас еще ощущаем в них
107
нечто близкое к проявлениям действительности, породившим их, и поэтому они придают нашим предложениям эмоциональную окрашенность и силу: achzen (произнести Ах!) - bloken - fauchen - flutschen -gackern (произносить "gigag" как гусь) - grunzen -jauchzen - klappern - klatschern - knattern - knistern -krachzen (сюда же относятся krachen, krahen, Krahe, все "звукоподражания"; через французский пришло Krakeel [от франц. crac] - murmeln - niesen - piepen -platschern - zischen и пр.
Иноязычные слова. Fremdworter
Иностранные слова, как видно из названия, пришли к нам из других языков, поскольку для нас предмет (событие, явление) до момента перенятия слова был еще не известен: der Mais, пришедший к нам через испанский с Гаити, der Kakao, которое принес нам тоже в 16-м в. испанский язык из Мексики, (чуть позже тем же путем к нам прибыл die Schokolade), das Guttapercha, по малайскому названию древесной смолы, das Mahagoni, с которым в 18-м в. мы познакомились через английский на Ямайке или Business, которому мы научились в 20-м столетии у американцев.
Как распознать слово иностранного происхождения?
Многие иностранные слова полностью или в большей степени сохранили свой фонетический облик.
Например, их можно распознать по тому, что у них ударение падает не как у немецких коренных словах на первый слог или по меньшей мере на основу: мы говорим 'Batzen (с ударением на первый слог: коренное слово, родственное с backen) но Ba'sar (пришедшее в 16-м в. из персидского через французский); мы говорим 'Burge (от borgen), но Bu'ro (франц., 18-й в.: покрытый шерстяной [burel] тканью стол); мы говорим 'Kannegiesser (собственно, 'Zinngisser, потом, по имени главного персонажа часто
108
исполнявшейся когда-то датской комедии "Stammtischpolitiker"), но Kanni'balen (первоначально индейское имя, совпавшее с Kar(a)'iben на Малых Антилах; слово всплывает как обозначение людоедского племени еще в дневнике Колумба, а также в шекспировском "Калибане" [в "Буре"]. Тем не менее Be'schu? (от schie?en), ge'scheit (от scheiden), Ver'stand (от stehen) - исконные немецкие слова с ударением на основу!
Конечно же, не все иноязычные слова легко распознать: der Reis (мигрировал из индийского через персидский в позднелатинский [risus, -sum], укоренилось у нас с помощью монастырских поваров) выглядит как наше коренное слово Reis (Zweig), с которым оно не имеет ничего общего: die 'Barke (с ударением на первом слоге как истинно немецкое слово 'Base) пришло с Нила и является коптского, иначе египетского происхождения; das 'Saumtier германцы переняли у римских солдат (лат. sauma - Packsattel).
Другие иноязычные слова обращают на себя внимание своим "полным", звучным конечным слогом: Kolibri (из диалекта туземцев острова Кайенна, в 17 в. занесенное французами в Европу); 'Lama (l. - животное, из перуанских диалектов посредством испанского и английского, 2. - буддийский монах, из тибетского языка; фонетическое совпадение чисто случайно); 'Gnu (пришло из одного из кафрских диалектов через нидерландский); 'Hobby (из английского; дословно -излюбленный "конек") и многие другие.
Избыточность иноязычных слов.
Когда в немецкий язык вторгается особенно много иноязычных слов, сразу срабатывает защита от них. Иногда это отдельные люди, иногда целые общества, которые стараются противопоставить здоровые немецкие эквиваленты чужому влиянию. Избыточность вызывает целый ряд
109
идей, которые мы хотим рассмотреть в отдельной главе. На пути к хорошему стилю противоборство с иноязычными словами - важная веха.
Искусственно образованные слова. Kunstwort
Наряду с подлинными иноязычными словами существуют также и искусственно образованные. Они не перенесены к нам из иностранного языка, а - большей частью для обозначения новых понятий - образованы нами самими из иностранного языкового материала.
Искусственные слова из древних языков (Kunstworter aus alten Sprachen).
Искусственные слова охотнее всего составляются из латинских или древнегреческих корней, так называемых "древних языков", которыми владеют образованные люди всего мира и которые как бы напрашиваются, когда это необходимо, дать имя предмету, если это невозможно в пределах национального языка.
Во Франции братья Шапп в 1792 г. для своего "телетайпа" нашли слово telegraphe; это был оптический передатчик сигналов, название которого позднее было перенесено на электрический передатчик информации (греч. tele - вдаль, далеко, graphein - писатель); для переданной информации американец Смит из Рочестера шестьдесят лет спустя предложил термин телеграмма (греч. tele - далеко, gramma - буква). Французы вместо него сохранили свое слово depeche (букв. свидетельство, справка от лат. корня), которым они издавна называли срочные письма, во времена Наполеона - донесения военных аванпостов. Мы унаследовали эти названия, Depesche уже в 17 в. (тогда оно означало Eilbrief), a Telegraph только в эпоху Гете, Telegramm уже в середине прошлого столетия. Предлагали вместо последнего говорить Drahtnachricht; это слово, поскольку оно чрезмерной длины, не прижилось. Термин Fernschreiben, дословно соответствую-
110
щий Telegraph, с двадцатых годов нашего столетия используется для современных печатающих телеграфных аппаратов; но drahten в смысле telegraphieren оказался удачным, гибким и разумным германским вариантом, который прижился.
Искусственные слова из имен собственных (...aus Eigennamen).
Один боготворивший Наполеона ветеран, Ник. Шовин, попал в комедию братьев Бо-ниар, благодаря ей стал известным и тем самым дал имя гипертрофированной, фанатичной любви к родине (Chauvinismus). Впрочем, по иронии Chauvinismus в языковом отношении выглядит буквально почти как Kalvinismus: поначалу реформатора звали C<h>aulvin. От имен собственных таким же образом было образовано много искусственных слов: Ottomotor, Georgine, Galvanismus, Guillotine, lynchen, Morphium и многие другие.
Заимствованные слова. Lehnworter
В отличие от иноязычных слов с заимствованными словами у стилистов не возникает проблем. Эти слова уже давно в нашем обиходе; их иноязычное происхождение едва заметно. Это обусловлено тем, что заимствованные слова участвовали в фонетическом развитии и восприняли немецкое ударение на первый слог: так, из лат. fenestra получилось Fenster, из греч. kyriake получилось Kirche, из древнеирландского cloc через позднелатинское слово clocca произошло немецкое Glocke.
Калькирование (Lehnubersetzungen).
Немецкое слово Gewissen - дословный перевод латинского conscientia (ок. 1000). Einfalt столетие назад было образовано от лат. simplicitas; Heiland скопировано с лат. salvator.
Otto von Guericke назвал свое знаменитое изобретение, впервые позволившее создать безвоздушное
111
пространство, по-латински "antlia pneumatica" (1654). И только 65 лет спустя была образована калька Luftpumpe, которое с тех пор прочно вошла в немецкий язык.
Существительное der Leitartikel названо по английскому образцу (leading artide, 1848). О Kriegsschauplatz говорят по французскому образчику (theatre de la guerre, 17 столетие). Американцы в 19 в. немцев и ирландцев пренебрежительно называли "votting cattle", откуда и произошло Stimmvieh.
И до настоящего времени калькирование остается гибким средством для передачи различных иностранных (чужеземных) игр, соревнований и развлечений; особенно оно продуктивно в спорте, от Au?enseiter (англ, outsider, букв. "скаковая лошадь, на которую никто не ставит"; 1894) до Fussball, который, правда, на родине называется soccer (амер. Football - совершенно другая игра!) и который почти все свои термины скалькировал из английского. Также мы говорим: автомобиль, техническое устройство narrensicher; это от американцев (fool proof); немцы оценивают выступление, товар, подобно англичанам как erstklassig ("first class"); и Mache-es-selbst-Mode пришло из Америки - но и здесь немецкая калька не смогла взять верх над американским образцом (Do-it-yourself-Mode).
Сокращенные слова. Kurzworter
Плодотворным видом образования новых слов является сокращение. Здесь существуют три возможности. Можно принять за целое либо первый, либо последний слог; или же целую группу слов можно сократить так, что начальные буквы ее отдельных слов будут сведены в отдельное слово; или же средняя часть опускается, а начало и конец слова соединяются.
112
Сокращенные слова из начального слога (Kopfworter).
Если из слова отсекается только первый слог, то из греч.-лат. Sarophag возникает Sarg (конечный звук которого [g] подобен хитроумному маневру); англ, fashionable превращается в fesch, или мы говорим о Zoo, если мы имеем ввиду Zoologischen Garten. Первым сложносокращенным словом с "начальным слогом", ставшим привычным за последние десятилетия, стало Lok, которое особенно жизнеспособным оказалось в сложносоставных словах (Lokfuhrer, Diesellok, E-Lok). Целое слово 150 лет назад немцы взяли от английского lokomotive engine; там же оно возникло в начале века в качестве искусственного слова от лат. loko movere ("сдвигать с места"). Вместо многосложного слова die Fotografie немцы коротко и ясно говорят Foto, в место Oberkellner просто "Ober", das Automobil сократили до Auto, a das Rundfunkgerat просто der Rundfunk (или das Radio). Аналогично появилось Phono (обозначение проигрывателей, фонографов), Labor (вместо Laboratorium), Kilo (Kilogramm); Stellvertreter коротко называют Vize. Немецкие школьники - новаторы в создании некоторых "начально сокращенных" слов: Mathe вместо Mathematik, Franz - Franzosisch и т.д.; сокращения затрагивают и многие имена собственные (Fred от Frederic, Sam от Samuel, Inge от Ingeborg, Magda от Magdalene). Иногда из таких сокращенных слов образуются новые слова (Laster через Last от Lastwagen).
Сокращенные слова из последнего слога (Schwanzworter). Они прямая противоположность "начально сокращенным" словам: у них остаются только последний слог (слоги). Так уже давно утвердилось слово Bus (вместо длинного Omnibus"); еще раньше Eidechse, Falter от древневерхненемецкого Fifalter. Мы едва ли уже скажем Kraftwagen, имея вви-
113
ду свою машину, вряд ли Fahrrad, говоря о Rad. Der Schirm большей частью означает Regenschirm, der Laden - Kaufladen, die Zelle Fernsprechzelle, Kassenarzt - собственно Krankenkassenarzt, как и Leitungswasser означает Wasserleitungswasser.
Сложносокращенные слова из начальных букв ("аббревиатура" - "Initialworter).
Тот, кто сведущ в английской истории, знает о Kabalministerium - внешнеполитическом тайном комитете Карла И, в который входили министры Клиффорд, Арлингтон, Букингэм, Эшли и Лодердейл; они добивались более тесной связи английской политики с французской (1670 Г.: Договор Дава) и в 1673 г. парламентом были отправлены в отставку. Это самый первый пример для подобного способа словообразования, который с тех пор стал очень употребительным: поскольку эти министры увлекались Kabalen (интригами от древнеевр. dabbala -"тайное учение"), комитет остроумно прозвали по начальным буквам их имен.
Яркими примерами такого сокращенного словообразования являются Agfa (Aktien-Gesellschaft fur Anilinfabrikation, 1904), Flak (Flieger-Abwehr-Kanone; 1-я мировая война), DIN (Deutsche Industrie Norm, 1926), Asta (Allgemeiner Studenten-Ausschuss, 1919), Fiat (Fabrica Italiana Automobil Torino), Ufa (Universum-Film-Aktiengesellschaft, 1917), Laser (Light Amplifikation by Stimulated Emission of Radiation), Maser (Microwafe Amplifikation by Stimulated Emission of Radiation), Pop (Point of Purchase - место оптовых закупок; но Pop -современное искусство, сокращенное слово от начального слога американского popular - "народный") или Radar (Radio Detecting and ranging; американское новообразование времён 2-й мировой войны).
Целесообразность подобных сокращений зависит от того, насколько они удобны для произношения:
114
когда удается буквы соединить в единое слов (Radar, Laser, Maser, Ufa), то они не вызывают возражений; если же это не так, то следует избегать хаотического нагромождения звуков (по крайней мере, в устной речи), смысл которых понятен только посвященным и которые неудобны для зрительного восприятия и неблагозвучны для слуха. Сокращения наподобие Kfz (Kraftfahrzeug), PBG (Polizeibeamtengesetz) или VDMA (Verein deutscher Maschinenbauanstalten) способны в больших письменных предложениях сэкономить место, время и усилия; но для устной речи они неблагозвучны. И ни в коем случае не относятся к сокращенным словам.
Сокращенные слова из начального и конечного слогов. (Kurzworter aus Wortanfang und -ende).
Новые слова с недавнего времени образуются и с помощью усечения серединной части слова так, что начало и окончание его соединяются: Krad K(raft)rad; Motel -M(otorfahrerh)otel; Botel B(ootsch)otel. Подобные "портативные" или "складные" слова выглядят весьма забавно; эти практичные слова воспринимаются, поскольку прежде всего лишены этимологического подхода, как иноязычные, но стремительно укореняются в языке, если удачно "упакованы" наподобие Elt (Elektrizitat) или Autobus (Automobilomnibus).
Германизация иноязычных слов. Das Eindeutschen von Fremdwortern
Der Reis, die Schokolade, die Barke или das Lama нельзя назвать по-иному; немецких наименований этому нет. Подобные иноязычные слова ни у кого не вызывают протеста. Проблема иноязычных слов возникает, когда наряду с иностранным существует немецкое слово, имеющее то же или очень близкое значение. В большинстве случаев проницательным язы-
115
коведам удается подобрать гостю-чужаку точное немецкое соответствие.
Принципиальные положения относительно иноязычных слов.
Принцип должен заключаться в следующем: ни одного иноязычного слова для того, что может быть выражено коренным немецким словом!
Тут возникает языковая ответственность говорящего или пишущего. Rundfunk является счастливой германизацией Radio (итальянского слова, которое в "золотые двадцатые" пришло к нам через американский вариант). Никто сейчас уже и не собирается Perron (франц.; букв. Freitreppe) употреблять вместо Bahnsteig, Aeroplan вместо Flugzeug, Acteur вместо Schauspieler; точно так же Milieu уступило ассимиляции Umwelt (но Umweltschutz пролегло пропастью между двумя синонимами: уж точно оно не Milieuschutz"!) Fahrgast все больше вытесняет Passagier (франц.). Но вот Trubsinn не безоговорочно вытесняет Melancholie, также как и Schwermut: тот, кто schwermutig, нуждается во врачебном уходе; кто сегодня trubsinnig - завтра утром может снова придти в доброе расположение духа. Напротив, Melancholie не является ни болезнью, ни настроением, а свойством характера. Не каждая Animositat означает Feindseligkeit, ни в коем случае Geist и Esprit не заменяют друг друга; Passion слабее Leidenschaft, Zartgefuhl сильнее, чем Delikatesse; evakuiren означает выселение (насильственное) людей из какого-либо района, а не, как сегодня многие думают, временное освобождение квартиры. Не всегда слово Exkursion (большая учебно-познавательная экскурсия) может быть заменено на Ausflug.
Неверно для предметов, у которых давно существуют хорошие немецкие названия, вводить иноязычные слова, что-нибудь наподобие Air-Conditioning
116
вместо Klimaanlage или Dinner-room вместо E?zimmer, говорить on the rocks, когда имеется в виду mit Eis. Все это снобистское кривляние и звучит претенциозно. Следует также поразмыслить, любую ли вечеринку или общественное мероприятие можно назвать Party (ее отличительной чертой является непринужденность. При этом следует говорить об особом Partystil, который можно принимать или нет); Rally(e) звучит очень современно, но Sternfahr дает более живой толчок фантазии. Hubschrauber наряду Helikopter выполняют ту же функцию.
При использовании иноязычных слов важна следующая точка зрения. Наше время характеризуется двумя чертами: широкомасшабной технизацией мира, окружающего человека, и выходом его кругозора за пределы государственных границ и рамки собственно национального мышления. Естественно, из постоянного тесного взаимодействия с техникой рождаются понятия из этой сферы и-в большинстве это иноязычные слова - заново входят в разговорную речь; часто они обладают большой силой проникновения, поскольку в них нашел воплощение дух времени, стиль жизни; имеются в виду только такие слова, как Computer, Container, Kontakt, isolieren, Klischee, Optik, Phase, Prisma, Reflex и многие другие. Интернационализация политической, культурной, спортивной, деловой жизни, расширение единой цивилизации, ее всемирная значимость обусловливают, даже требуют применения слов, которые могут быть понятны везде. И тогда в язык проникают слова, которые более не могут восприниматься как "чужеродные", поскольку они уже принадлежат огромной, ультранациональной сфере: Montan-Union, Pact, Integration, Olympiade, Champion, Sputnik, Jazz, Beat, Satellit и другим. Нет никаких оснований заменять такие общепонятные и
117
крепко сколоченные слова, поскольку они прекрасно отвечают языковому чувству современного человека.
Оттачивание языкового чутья с помощью упражнений с иноязычными словами.
Наше чувство языка оттачивается, если мы всерьез воспринимаем иноязычные слова. Ниже в алфавитном порядке мы приводим около ста наиболее употребительных (но и опасных) иноязычных слов. Это дает возможность в каждом отдельном случае установить, следует ли употреблять иноязычное или соответствующие немецкое слово. Также будет показано, что часто иноязычное слово незаменимо. Разумеется, в такой ситуации не нужно бояться применить его.
Affekt (лат.): в большинстве случаев означает тоже самое, что и "Erregung": "eine Tat <im Affekt> in der Erregung begehen"; тогда это называется "Affekthandlung" - и из этого сложного слова иноязычное удалить нельзя.
agi'tieren (лат.): может употребляться как позитивно, так и негативно. В случаях, когда высказывание не имеет негативного оттенка, в большинстве случаев оно заменяется на немецкое слово: "er agitiert - wirbt -unablassig fur seine Ideen". Но обычно мы придаем этому понятию привкус замаскированности, чего-то тайного, недозволенного: "er agitiert (hinter meinem Rucken) gegen mich." Если за "agitieren" скрывается что-то от агента (шпионское), то все в порядке, слово на своем месте.
akklimati'sieren (от греч. klima): собственно означает "sich an das Klima gewohnen", но часто используется в переносном смысле и тогда заменяется: "Ich kann mich hier gar nicht <akklimatisiren> eingewohnen" (не чувствую себя здесь как дома).
aktivieren (лат.): в качестве термина незаменимо ("Kohle aktivieren", а также в коммерции: "Gelder
118
aktivieren"). При употреблении в переносном значении, напротив, чаще всего заменяется: "er <aktivierte> steigerte seine Krafte"; еще хуже: "er <entfaltete eine gro?e Aktivitat> war sehr rege" (живой, полный жажды деятельности).
aktu'ell (франц.): скорее всего может использоваться как "zeitgema?", то уже касается непосредственно нас: "das ist eine aktuelle Frage", вопрос, от которого мы не можем уйти. Но ein aktuelles Buch является не просто отвечающей духу времени книгой, и не просто лишь необходимой, а соответствующей моменту, книгой, которая настоятельно требует от нас уточнения нашей позиции.
ap'art (франц.): не только "eigenartig", но также и
"bemerkenswert" и наконец "ein wenig anziehend"; при этом появляется легкая критичность, правда, недвусмысленная: "Frau Muller hatte gestern ein sehr apartes Kleid an" ("я бы тоже не прочь такое иметь, но не в состоянии купить, впрочем, возможно, оно бы мне не подошло, ну да что там!")
Argu'ment (лат.): можно перевести словом Beweisgrund, но едва ли оно будет полностью воспроизведено этим неуклюжим словом. "Das ist kein Argument". "Er brachte die treffenden Argumente vor". Если контекст позволяет заменить на простой Beweis, то следует это сделать.
Atmos'phare (греч.): берет свое начало в науке; в ней означает воздушную оболочку, окружающую нашу землю, а также единицу давления. Но мы также говорим: "Es herrschte gestern abend eine gedruckte <Atmosphare> Stimmung". "Die Atmosphare war elektrisch geladen". Er fuhlte sich in der vergifteten <Atmosphare> Umgebung nicht wohl". Чем точнее образная передача соответствует прототипу, тем скорее иноязычное слово может быть сохранено.
119
A'tom (греч.): употребляется сегодня во всем мире; к тому же относится к словам, которые давно устарели, поскольку собственно оно обозначает далее неразложимые материальные частицы, мельчайшие частички элемента. Но мы знаем, что они делятся, и из них выделяется чудовищная энергия. Разумеется, в выражениях типа: "Atome spalten" или "Zerfall der Atome" оно незаменимо. Слово укоренилось во множестве сочетаний; мы говорим Atombomben, Atommeiler, Atomenergie, Atomforschung; наряду с этим, и сегодня все чаще, появляются сложные слова с Kern: Atom-Kernkraftwerk, Atom- Kemzerfall; Atommul, но употребительны как Кет-, так и Atomzertrummerung. С другой стороны обороты речи наподобие <kein Atom> становятся мало-помалу беспредметными и бессмысленными: "Davon bleibt <kein Atom> nichts ubrig".
Atten'tat (лат.) einen Attentat "begehen" или "veruben", также когда кто-то совершенно бескорыстно и без злого умысла подталкивает на что-то своего партнера, пытаясь чего-либо добиться, на что другой, возможно, соглашается с тяжелым сердцем. "Ich habe ein Attentat auf dich vor!" ("Я хотел бы попросить тебя об особом одолжении!").
Balance (франц.): слово следует сначала научиться произносить, прежде чем употреблять: оно двусложное и произносится с назальным конечным гласным [balass]. Кроме того, у слова какой-то балаганный оттенок; оно явно не годится для благопристойных бесед или даже деловых разговоров. Слово неупотребительно; существует вполне полнозначный его заменитель: "Er verlor <die Balance> das Gleichgewicht".
Bi'lanz (лат.) - слово более важное, чем Balance, в коммерческой же сфере - в качестве понятия и термина - незаменимо. Но и в частной жизни мы подво-
120
дим Bilanz лет, отрезка жизни, пережитого; мы также можем сказать: "die Ergebnisse festhalten"; но это звучит все же серьезнее и категоричнее. Иногда в подобном контексте предлагается употреблять слово die Summe - тоже иноязычное, но более нейтральное.
'Chance (франц.) мы неправильно произносим как двусложное, и нельзя пренебрегать назализацией [а]: [schass] (но не в коем случае Schankse; хотя, с другой стороны, наше слово Schanze того же происхождения!). Chance почти всегда можно заменить немецким эквивалентом: "die < Chance > (gunstige) Gelegenheit nutzen" - "jemandem eine <Chance> - Moglichkeit (zum Erfolg) geben" - gute <Chancen> Aussichten (auf Erfolg) haben". Часто немецкое слово соответствует контексту неполностью; в таком случае, вместо того, чтобы использовать пространное описание (например, Moglichkeit zum Erfolg), следует остаться при иноязычном слове, а в сложном слове Chancengleichheit оно просто незаменимо.
charakte'ristisch (греч.): почти адекватно может быть передано словом bezeichnend: "Das ist <charakteristisch> bezeichnend fur ihn"; немного иначе: "Seine <charakteristischen> die ihm eigenen Wendungen".
'chartern (англ.) произносится: [t]schartern): из языка моряков и оттуда перекочевало в речь летчиков: der Reeder chartert ein Schiff, der zeitbedrangte Fabrikdirektor ein Flugzeug. Это уже стало таким профессиональным жаргонизмом и так распространилось в сфере туризма, что уже не может быть вытеснено немецкими эквивалентами (mieten, anheuern).
'clever (франц.) - этакая смесь ума и пронырливости; der clevere Geschaftmann" не порицается за его эпитет; если кого-то назвали "allzu clever", то хотят указать, что с этим человеком следует держать ухо востро.
121
'Clique (франц.) - означает то же, что и немецкое слово Klungel: нежелательных личностей, объединившихся для какого-то деяния, которое имеет целью причинить и приносит ущерб их же ближним. "Die Clique um Chef ist mir unerfreulich". "Da hat sich schon wieder eine Clique gebildet"- констатация, в которой явно нет оптимизма. Говорят о 'Cliquenwirtschaft; вместо этого слова можно употребить немецкое "Klungelei". Но в большинстве случаев оно звучит устарело.
'Cockpit (англ.) - место рулевого в моторной лодке, на самолете - кабина пилотов. Корректно ли применять его в значении "кабина грузовика", пока еще не решено.
De'fekt (лат.) в большинстве случаев не что иное, как повреждение: "Der <Defekt> Schaden am Fernsehgerat war schnell behoben". Когда же говорят о каком-то духовном изъяне, желая иноязычным словом скрыть печальный факт от того, о ком речь, то говорят "nicht ganz normal". В просторечии сказали бы, что у него Dachschaden.
de'zent (лат.): такой может быть музыка в баре
("unaufdringlich"), милое платье ("unauffallig"), поведение человека ("zuruckhaltend"), запах мыла (едва, но все же ощутимый). Иноязычное слово не только короче, но и содержательнее, чем его немецкий эквивалент.
Direk'tive (лат.) - почти всегда соответствует немецкому слову "Richtlinie": Ich habe von ihm meine <Direktiven> Richtlinien erhalten".
disk'ret (лат.) - близкое к dezent; как и это слово, оно обозначает нечто тихое, держащееся на расстоянии; сюда примыкает еще и скрытность. "Eine Angelegenheit diskret behandeln" означает так "обстряпать дельце", что о нем никто не узнает; ein
122
diskreter Mensch - человек, заслуживающий доверия, потому что он не болтлив; eine diskretere Frage задают только с глазу на глаз.
dispo'nieren (лат.): это слово мы используем в том же значении, что и коммерсанты слово "verfugen": "Uber den 5. Januar habe ich bereits <disponiert> verfugt" ("дополнительные" добавления к высказыванию излишни; отказ недвусмыслен!) Но мы также и говорим, что мы "heute schlecht (oder gut) <disponiert> aufgelegt" или что мы "zu etwas (einem Vorhaben, aber auch einer Krankheit <disponiert> angelegt" seien. К этому слову примыкает существительное Disposition, обозначающий Anlage, а также часто Anlage, Gliederung письменной работы; прежде чем писать сочинение, составляют его Disposition.
'drastisch (греч.) длительное время было любимым словом немцев. "Der Artz verordnet drastische Mittel" (сильнодействующие). "Die Behorde greift zu drastischen Ma?nahmen" (прибегают к действенным мерам). "Einer gibt eine drastische Schilderung von dem Ungluck" (очень наглядное, реалистичное описание). "Jemand liebt drastische Redensarten" (грубые, как можно более неприличные). Немецкие эквиваленты равноценны.
E'poche (греч.) - почти всегда может заменяться эквивалентами Zeit, Zeitalter или Zeitabschnitt. "Wir leben in einer < Epoche > Zeit der Umwalzungen auf allen Gebieten". "Die < Epoche > Zeit der Klassik hat die deutsche Sprache sehr bereichert". А также можно Epoche machen, например с помощью значительного открытия или изобретения (и тогда немецкие эквиваленты не подходят).
'Faktor (лат.) в математике означает число, перемножаемое на другое. В типографиях Faktor - начальник цеха, в коммерции - представитель фирмы за границей. Но мы, используя это слово в обыденной
123
речи, редко подразумеваем данные значения: "Das ist ein wichtiger <Faktor> Umstand in seinem Leben". Утверждение "einen Faktor in Rechnung zu stellen" звучит напыщенно; в данном случае это не что иное как "einem Umstand beachten".
Fi'asko (итал.): первоначально "eine Flasche"; итальянцы говорят 'far fiasko" - "eine Flasche machen" ("опустошить бутылку"). Естественно, в некоторых контекстах это может означать несчастье, невзгоду, во всяком случае это значение вышло оттуда (как мы с недавних пор того, кто нам кажется безрассудным, глупым, называем "eine Flasche", "einen Versager"). Например, мы можем сказать, что предприятие "ein klagliches Fiasko gehabt, gemacht" (или даже "erlitten"). Более экспрессивный оттенок у Pech или Reinfall, поскольку иноязычное слово деликатнее: "Der Versuch hat mit einem (volligen, glatten) Fiasko geendet" /Опыт окончился (полным, абсолютным) фиаско (провалом), он потерпел неудачу.
Formali'tat (лат.) обычно заменяется словом Formsache. Но все это чересчур пространно: отчего бы не удовлетвориться просто "Form"? "Das ist reine <Formalitat> Form". "Diese ewigen <Formalitaten>! Dieser ewige Formkram!"
harmo'nieren (греч.): вошло так прочно в обиход потому, что образно отражало отношения с музыкой. "Wir harmonieren gut miteinander", o той же самой ситуации можно сказать и "Wir stimmen gut zueinander". Аналогично обстоит и с прилагательным "harmonisch": "Das ist ein harmonisches Haus", т.е. дом, обитатели которого хорошо уживаются друг с другом.
Illu'sion (лат.) - в соответствии с первоначальным значением уберегает что-либо от мошеннических проделок, розыгрыша. Gib dich keinen <illusionen> Selbsttauschungen hin"! /"Не предавайся <иллюзиям>
124
самообману!"/ "Ich muss dich aus deinen <illusionen> Selbsttauschungen rei?en!"
Initia'tive (лат.): Initiativen можно "ergreifen" или "entwickeln"; это весьма странно, потому что ein Beginn, ein Anfang (что первоначально означало слово "Initiative") можно "machen", но никак не "anfassen" /"браться"/, ни "entfalten" /"развернуть"/. Отчего бы здесь не использовать немецкий глагол? "Er <ergriff die Initiative> fing an". Иные отношения в языке коммерции, в которой мы инициативу только приветствуем. Здесь может быть использован субстантивированный инфинитив "Vorgehen". Можно также "нечто" <"aus eigener Initiative> ohne fremde Anregung tun".
interessant (франц.): это чрезвычайно употребительное прилагательное может быть замещено многочисленными немецкими близкими по смыслу словами: как раз благодаря своему весьма широкому полю рассеивания это прилагательное часто и охотно употребляется. "Das ist <interessant> fesselnd". "Ein <interessantes> packendes Buch". "Eine <interessante> geistreiche Frau". "Eine <interessante> erwagenswerte Frage".
"Der will sich <interessant machen> Aufsehen erregen". Чем больше находится эквивалентов, тем явственней чувствуется, насколько заштамповано это общепринятое иноязычное слово, и насколько язык выигрывает, когда избегаешь его употребления.
in'tim (лат.): широкое распространение получило некорректное выражение "mit jemandem intim sein (stehen)". Более соответствующими, поскольку они разноуровневые и богаче возможностями, являются немецкие слова, близкие по смыслу. "Ich bin <sehr intim> gut befreundet mit ihm." "Ich stehe mit ihm recht gut." "Wir sind Freunde". "Wir vertrauen uns gegenseiting (sind untereinander vertraut)". Ho ein <intimes> Gesprach
125
не является дружеским, скорее это "ein vertrauliches Gesprach", и если даже он <zu intim>, то тогда скорее zudringlich или plumpvertraulich. Отсюда возникло и понятие die intimen Lokale; это или заведение с сомнительной репутацией, или же они вызывают у посетителя ощущение уюта (поскольку они такие тихие, малолюдные, мило обставленные). От "Intimgesprache" иноязычное слово просто неотторжимо.
Kompe'tenz (лат.): она есть или ее нет (опасно, когда ее превышают). Слово Kompetenz вполне эквивалентно немецкому Zustandigkeit или Befugnis. В соответствии с сочетаемостью используют с глаголами: "Sie uberschreiten Ihre Kompetenzen> sind hierfur nicht zustandig!" "Das <fallt in meine Kompetenzen> dafur bin ich zustandig." Но избегайте страшное слово "Zustandichkeitsbereich" - оно слишком длинно и уродливо своей неуклюжестью: die Zustandichkeit как раз и есть Bereich, в котором я тружусь!
Kompro'mi? (лат.): einen Kompromi? по возможности не следует schliessen, в особенности, если он "faul". Использованием выражения ein Zugestandnis machen" вещи называют своими именами (может быть, оттого-то и отдают предпочтение иностранному слову?) "Ein < fauler Kompromi? > - это eine schlechte (unsichere, unausgewogene) Vereinbarung; во многих сочетаниях может звучать слишком беззубо.
Kon'flikt (лат.): спор или столкновение, путаница. "< Bring mich in keine Konflikte> verwirre mich nicht!" "Aus <diesem Konflikt> dieser Verwirrung sehe ich keinen Ausweg." "Du wirst noch mit dem Gesetz <in Konflikt geraten> zusammenstossen!"
kon'kret (лат.) вошло в наш обиход в качестве грамматического термина; мы делаем различия между "konkreten" ("предметно осязаемыми") и "abstrakten" ("воображаемыми") вещами. В последнее время заго-
126
ворили о понятии "Konkreten Kunst", которое в сущности целиком и полностью является абстрактным искусством: оно изображает предметы, у которых не признает естественных прототипов. Уже здесь словоупотребление переворачивается. В разговорной речи "konkret" считается излишним, в особенности, когда речь идет о "konkrete Tatsachen": каждый факт /Tatsache/ уже сам по себе конкретен /"konkret"/; был бы он абстрактным /"abstrakt"/, то не был бы фактом /Tat-Sache/. Также и конкретные установления /konkrete Feststellungen/, которые принимаются, оказываются не более как именно Fest- Stellungen. Если нечто принимает konkrete Form, то оно становится осязаемым /"greifbar"/.
Kon'nex (лат.): связь, отношения /"Beziehung"/, соединение /"Verbindung"/. "Ich bekomme <keinen Konnex> keine Beziehung zu ihm." /"Мне не удалось наладить с ним <контакт>, у меня нет с ним связи"/.
konse'quent (лат.): "Du musst <konsequent> folgerichtig (unnachgiebig) bleiben!" / 'Ты должен оставаться <последовательным> логичным (неуступчивым)!/.
Kon'zept (лат.): может заменяться на немецкий эквивалент "Entwurf" или "Plan". "Er hat mir <mein ganzes Konzept verdorben> all meine Plane durchkreuzt"/ "Он испортил мне <все мое дело>, перечеркнул все мои планы"/. "Das passt mir gar nicht <ins Konzept> in meine Plane" /"Это <мне не подходит> не соответствует моим планам"/. "Er sprach nicht frei , sondern las <aus seinem Konzept ab> aus dem Manuskript." /"Он не говорил свободно, а читал из <своего конспекта> по рукописи"/. При этом также можно и "aus dem Konzept kommen" (т.е. потерять нить мысли, сбиться).
Konzession (лат.) означает, попросту говоря, уступку, снисхождение /Zugestandnis/. "Ich werde ihm keine
127
weiteren Konzessionen> Zugestandnisse machen!" /"Я больше не пойду ему ни на какие уступки!"/. В коммерции, правда, это слово используется для обозначения будущих привилегий, льгот: правительственные разрешения на занятия производством: "Er hat nun endlich die Konzession erhalten." /"Наконец-то он получил концессию"/. После войны при оккупационном режиме подобное значение имело слово "Lizenz."
la'bil (лат.): в педагогической специальной и литературе по психологии применяется давно; также вошло в разговорный язык. "Ein labiler Charakter" означает легко поддающийся влиянию как людей, так и окружающей среды; он легко "schwankt" /"колеблется"/, но не является по природе "плохим" или "ненадежным", просто поддается настроениям. Для определения состояния здоровья также хорошо или даже лучше подходит слово "schwanken": "seine Gesundheit ist doch noch <recht labil> schwankt noch sehr." /"Его здоровье все-таки еще <довольно слабое> состояние еще очень неустойчивое"/.
Ma'nie (греч.): в словоупотреблении нередко путают с Ma'nier (франц.). Manie с медицинской точки зрения - бредовое представление, бредовая идея; таким образом, сильно сказано, когда своеобразие характера какого-либо человека определяется как "Manie" ("Zwangsvorstellung") /"навязчивая идея"/. Напротив, Manier - просто "образ действий", "поведение" ("gute Manieren haben" /"иметь хорошие манеры"/ или своеобразие художника ("er hat etwas gesuchte <Manier> Eigenart") /"у него несколько вычурная <манера> стиль письма"/.
mysteri'os / 'mystisch / 'mythisch (греч.) очень часто путают друг с другом. Mysterios и mystisch - обоим словам присуща некоторая тайна, причем к Mysteriose мы относимся с недоверием, а вот к Mystische - нет.
128
Вероятно, это взаимосвязано с тем, что мистерии в древние времена, как и в средневековье являлись культовыми обрядами, когда человек выдумывал себе божество как некую тайну, в то время как под Mystik понимается уже как конечная, непосредственная, полная тайн связь между человеком и Богом. Так охотно говорят о mystischen (undurchsichtigen /"непроницаемой"/) Halbdunkel /"тьме"/, однако напротив о mysteriosen (как о неясном, но, предположительно вызванном с недобрым намерением происшествии. При этом Mythisch ни то, ни другое, поскольку Mythos является первопричиной божественного. Таким образом можно сказать, что Аденауэр уже при жизни стал мифической (сказочно привлекательной, овеянной легендами) личностью.
Niveau (франц., произн. ni'wo): сначала горизонтальный уровень воды, потом ранг, уровень, занимаемый чем или кем-либо. Sein Niveau halten означает соблюдать, выдерживать (в работе, но также и в поведении) соответствующий качественный уровень. Часто за иноязычным словом скрывают более сильное высказывание. "< Halte doch Niveau> Benimm dich doch nicht so schlecht"! "<Будь на уровне> Не веди себя так плохо!" Тот, кто <uber dem Niveau> steht - находится выше уровня другого (а также своего класса, окружения), превосходит кого-л. Можно также взяться повышать <sittliche Niveau heben> какого-нибудь слоя населения: кто высказывается подобным образом, подразумевает моральный уровень, но выражает это весьма высокомерно.
no'torisch (лат.): слово-подтверждение, усиление, которое делает высказывание четче и ярче. "Er ist ein <notorischer> allgemein bekannter Betruger." /"Он < завзятый > всем известный обманщик"/. "Das steht <notorisch> wirklich fest." /"Это общеизвестно"/.
129
obliga'torisch (лат.): "verbindlich". Часто говорят об "obligatorischem Unterricht /"обязательных учебных предметах"/ вместо Pflichtfachern.
pene'trant (лат.): собственно durchdringend; мы употребляем это слово в значении zuaufdringlich /"назойливый", навязчивый"/. Но навязчивость эта особого свойства. От ein penetranter Bursche, ein penetranter Gestank /"назойливого парня", "навязчивого смрада"/ не просто отделаться, прогнать.
per'fekt (лат.): излюбленное словечко нашего времени, победоносно захватившее место немецкого эквивалента vollkommen. Perfekt уже более невозможно превзойти, это высшая степень; ein perfekter Koch-высшей категории, он может готовить даже утонченные блюда. Тот, кто eine Sprache perfekt beherrscht /"великолепно владеет языком"/, может говорить на нем "хоть во сне". В этом слове есть налет рекламы: собственно то, чем владеешь, ты способен делать и "во сне", автоматически. Поэтому часто приходится отказываться от этого прилагательного, чтобы тем самым не умалить все высказывание. Но: unser Vertrag ist <perfekt geworden> abgeschlossen." /"Наш договор <оформлен окончательно>заключен"/.
pladieren (франц.) - из юридической сферы: прокурор выступает перед судом с обвинительной речью, адвокат с защитой своего клиента. Ich pladiere auf Freispruch /"Я высказываюсь за оправдательный приговор"/. А вот в этом контексте юридический термин использован в общеупотребительном стиле: "Alle <pladierten> sprachen sich fur die Wiederwahl des Vorsitzenden aus." /"Все <выступили> высказались за переизбрание председательствующего"/.
Po'lemik (греч.) - спор, ведущийся о каких-либо общественно-политических, научных явлениях. Полемика может вестись письменно, в виде сочинений
130
(как например в научной дискуссии); она может быть с оппонентом. "Ich will mich hier in keine <Polemik> Auseinandersetzung einlassen" /"Я не желаю быть втянутым ни в какую <полемику> дискуссию"/.
Prin'zip (лат.): это основное положение, но как нам кажется, весьма твердое и неукоснительно выполняемое положение. Ein Mann von Prinzipien не изменяет своим убеждениям; тот, кто что-то делает aus Prinzipien, от этого уже никогда не отказывается. Однако никакой Prinzip (Grundsatz) не следует "доводить до крайностей": потому что тогда он будет выглядеть нелепым и комичным. На следующем примере легко показать, что употребление иноязычного слова вместо немецкого часто придает определенный оттенок, некоторый нюанс. Великий немецкий писатель Теодор Фонтане позволяет своей Эффи Брист сказать о ее женихе, что он "nicht nur ein Mann von Prinzipien, sondern von Grundsatzen". Откуда со всей очевидностью следует, что Prinzipien представляют собой нечто закостенелое, негармоничное, в то время как Grundsatze - следствие высоких человеческих качеств. Говорим же Prinzipienreiter /"буквоед", "педант"/, но "Grundsatzreiter" не можем себе и вообразить. Прилагательное prinzipiell и его парафраз im Prinzip часто имеют двойной смысл (это относится и к grundsatzlich): "Ich rauche prinzipiell (grundsatzlich) nicht", т.е. не курю ни при каких обстоятельствах: "Ich bin zwar prinzipiell (grundsatzlich, eigentlich) liberal, aber in diesem Falle denke ich konservativ" - т.е. моя принципиальность не настолько непоколебима, чтобы я порой не допускал отступления.
Prog'nose (греч.): первоначально прогнозы делали астрологи, по звездам читавшие будущее. Сегодня мы разрешаем делать прогнозы врачам, политикам или метеорологам. У дилетанта от этого должны бы опус-
131
титься руки: "Wenn ich <eine Prognose stellen darf> in die Zukunft sehen soll..."
Re'gie (франц.) пришло из театра, а также из административных сфер. Итак, мы можем что-то делать in eigener Regie (самостоятельно, за свой счет), но также можем пожелать "einem Fest eine gute <Regie> Leitung" /"хорошую <режиссуру> руководство для праздника"/. "Er fuhrte auf der Sitzung eine <straffe Regie> leitete die Sitzung straff." /"Он <четко вел> четко руководил заседанием." "Hast du diese Sache <in deiner Regie> bearbeitest du sie?" /"Эта вещь <в твоей режиссуре> она в твоей обработке?"/.
Sensa'tion (лат.) дословно (сильное) впечатление: философ противопоставляет сенсацию рефлексии, медицина обозначает этим словом болезненное нервное возбуждение. В нашем обыденном словоупотреблении сенсация означает какую-то большую неожиданность, сюрприз, нечто, от чего у нас голова идет кругом. Сенсацией может быть книга, но так мы называем и какое-то будоражащее событие, явление; эстрада преподносит сенсации; некоторые газеты живут сенсационными сообщениями. Прилагательное sensationell применяется бездумно и часто заменяется: "die Angelegenheit nahm einen <sensationellen> unerwarteten (erregenden) Verlauf /"дело приняло <сенсационный> неожиданный (волнующий) оборот"/. Die Entwicklung <erfuhr eine sensationelle Wendung> anderte sich uberraschend" /"Развитие <получило сенсационный поворот> изменилось поразительно"/. "Seine Rede <wirkte sensationell> verbluffte." /Речь его <произвела сенсацию> была ошеломляющей"./
seri'os (франц.): "vertrauenswurdig" /"достойный доверия, первоначально слово было связано с купечеством: сегодня serios может выглядеть и костюм: nicht
132
gefallig genug, zu streng /"Недостаточно привлекательный, слишком строгий"/; мы говорим о <serioser> ernster (klassischer) Musik.
Situa'tion (лат.): одно из излюбленных словечек нашего времени. Уже хотя бы потому, что мы часто используем это слово, следует быть внимательным с его употреблением. Нередко его можно заменить простым немецким словом "Lage": "Ich bin einer unangenehmen <Situation> Lage" /"Я в неприятной <ситуации> положении"/. "Sie war der <Situation> (schwierigen) Lage ganz gewachsen." /"Она владела <ситуацией> (тяжелое положение ей оказалось по плечу)"/. Правильно поступают, когда добавляют прилагательное, которое делает более понятным контекст.
spe'zifisch/spezie'll (лат.): оба прилагательных одного происхождения от существительного "Spezie": арифметические правила, о которых мы знаем еще со школьной скамьи. Оба прилагательных выражают свойства образа действий: "speziell" в большинстве особые, а "spezifisch" характерные свойства. "Er hatte heute ein <spezielles> besonderes Anliegen an dich." /"У него сегодня было <отдельное> особое дело к тебе"/. "Er sang einige <spezifisch> afrikanische Lieder." /"Он спел несколько <специфически> африканских песен"/.
Symp'tom (греч.): первоначально означало "der Zufall" /"случайность", "случай"/, во врачебной лексике означает признак болезни. Затем слово перекочевало в нашу обыденную речь: "Das ist ein schlechtes <Symptom> Anzeichen fur die allgemeine Lage." /"это плохой <симптом> примета общей ситуации"/. "Seine Arbeit liess schon seit langem <Symptome> Merkmale seiner Bedrangnis ahnen" /"Его работа уже давно показывала <симптомы> признаки подавленного состояния."/
133
Ten'denz (лат.) слово известно главным образом из языка биржевиков: "Tendenz lustlos" /"вялая тенденция"/ - (слабое предрасположение к коммерческим сделкам). Часто мы используем существительное в таком контексте: "Die <Tendenz> Neigung der Regierung zu radikalen Ma?nahmen..." /"<Тенденция> склонность правительства к радикальным мерам..."/. "Die Preise haben eine steigende Tendenz"/" Цены имеют возрастающую тенденцию"/ - т.е. медленно повышаются. Несколько иное значение вкладывают в существительное, когда говорят, что "jemand eine (ganz) bestimme <Tendenz> Absicht verfolgt." /" Кто-то преследует вполне определенную <цель> умысел"/.
Thema (греч.): это слово создает нам немало трудностей: следует ли проявить свою образованность и использовать древнегреческое мн. число "Themata" или предпочесть укороченную немецкую форму "Themen", прочно вошедшую в обиход? В музыке мы тоже говорим о Themen, подразумевая при этом музыкальные идеи, положенные в основу композиции. Тема речи (доклада) является предметом, вопросом, рассматриваемым в них. "Wir wollen <dieses Thema> diesen Gegenstand (unseres Gesprachs) nun verlassen!" /"Теперь мы хотим уйти от <этой темы> этого предмета (нашей беседы)!/ С недавних пор охотно говорят о "Thematik" доклада, картины, заседания, тем самым не внося, однако, чего-либо нового по сравнению с коренным словом "Thema" (или "Themastellung" -"постановка темы").
Тур (греч.): устойчивый образец с определенными признаками. Мы строим новые типы самолетов и в то же время говорим о ком-нибудь, что он является типом (типичным) служащего. "Das ist mein Typ" ("человек, как я его себе представляю"). Словечко "Тур" также является излюбленным в качестве обра-
134
щения среди подростков ("Twens", "Teenager"): "Hallo, Typ!"- иронично-ласково обращаются к приятелю. Кроме того, "Туре" - это отлитая буква, типографская литера: "die Typen dieser Zeitschrift sind mir unangenehm." /"шрифт этого журнала мне неприятен"/. Применительно к человеку слово приобретает комический подтекст: "Du bist vielleicht <eine Type> ein komischer Kerl!" /"Ну, ты видно и <тип> забавный парень!"/
Итак, как мы видим, иноязычное и заимствованное слово - не всегда одно и то же: бывают слова незаменимые или избыточные, нейтральные или вычурные - но во всех случаях мы должны помнить, что в результате нашего неряшливого или неправильного употребления они могут оказаться в ложном контексте!
Модные словечки. Modeworter
Некоторые модные языковые тенденции опасны, ибо они и извне, и изнутри искушают на бездумную речь, ведут к штампам в мышлении, небрежности в языке. Однако при этом модные словечки, по каким-либо причинам ставшие общеупотребительными, следует отличать от манеры речи, которая вдруг сделалась нормативной. По другую сторону от них, некоторое время своей словесной шелухой способных влиять или даже направлять языковое манерничание, находится собственно речь. В данном же случае нас интересуют отдельные модные словечки, которые встречаются нам на каждом шагу.
Незаменимые модные словечки. Unentbehrliche Modeworter
О том, что слово "Teenager" (молодые девушки от 13 до 19 лет, от англ. 13 - "thirteen", 19 - "ninteen"; "age" - возраст) никогда не может быть и не будет пе-
135
репутано с "Backfisch" /"девочка-подросток"/, свидетельствует не только их возникновение, но и возрастной диапазон, подразумеваемый в данном слове как единство. "Vierzehn Jahr und sieben Wochen / ist Backfisch ausgekrochen", говаривали раньше, диапазон же "тинэйджера" начинается раньше и кончается позже. Модное слово? Нет, скорее явление времени. Также и слово "Twen", молодой человек (а иногда и юная девушка) около двадцати лет (англ. twenty - 20), которого индустрия ширпотреба ловко отодвинула от Teenager, может войти в разговорную практику: вот тогда действительно можно будет больше не вспоминать о Junglinge, Bursche или junge Leute. И "Allroundmann" ("allrounder") едва ли заменимо: он ("Allroundmann") гораздо солиднее, чем "Allerweltskerl" /"тертый калач", "крутой"/ и более деловой, чем тот, кто только лишь "versiert" /"опытный" в своем деле"/: такого можно поставить на любое место, не опасаясь, что он с порученным делом не справится. Слово "Aquaplaning", неуправляемое скольжение скоростных автомобилей в гололед, власти ввели в наш обиход, нисколько не обременив себя поиском немецкого эквивалента; к тому же это затруднило международное взаимопонимание в автотранспортной сфере (сейчас время от времени предпринимаются попытки введения терминов "Wasserfilm" или "Wasserglatte"). "Basisgruppen" дали небольшим сообществам как основе политической деятельности широко употребительное, легко понимаемое название. "City" в качестве обозначения делового центра города с его торговыми улицами стал устойчивым понятием в нашей повседневной речи. "Cocktail" и "Collage", "Countdown" и "Essay", "Evergreen" и "Fan", "Flirt" и "Fondue", "Foul" и "Gammler", "Hot" и "Infrastruktur", "Jeans" и "Jass", "Jeep" и "Jet", "Jot" и "Jury", "Kombi" и "Container",
136
"Mensa" и "Moderator", Napalm" и "Orgasmus", "Parcoues" и "Pipeline", "Pop" и "Poster", "Shorts" и "Tabu", "topfit" и "Toupet" забронировали себе (до поры до времени?) прочное место в нашей повседневной речи; большинство из них потому, что дали наименование новым явлениям или предметам, для которых не существовало немецких эквивалентов. Времена меняются и требуют новых названий. Итак, подобные слова могут рассматриваться как иноязычные, а не модные; что же, пока не родились соответствующие немецкие эквиваленты, можно удовольствоваться и этими.
Опасные модные словечки. Gefohrliche Modeworter
В первые три десятилетия этого столетия венский невропатолог и университетский профессор Фрейд написал сочинения, в которых он описал современную психологию подсознательного ("психоанализ"). Он произвел сенсацию; книги его читались многими, даже не медиками, а главное - его учение распространялось в популярных статьях и докладах более или менее верно и понятно. Так, множество специальных слов, которым он частично придал совершенно новый смысл, пришло к людям, и даже те, кто не имел никакого представления о психоанализе Фрейда, принялись с жаром рассуждать о "Hemmungen" /"торможение"/ и "Komplexe" /"комплексах"/, с недавних пор - о "Frustrationen" (американский перевод термина Фрейда "Versagung").
Модные словечки часто становятся популярными в результате какого-либо политического или культурного события; однако точно также часто причина любви к модному словечку остается невыясненной. С помощью современных средств информации - прессы,
137
кино, радио и телевидения - они большей частью становятся известными в очень короткое время. Но точно также быстро стирается привлекательность их новизны, и они выхолащиваются; а поскольку употребляются эти слова слишком часто, ими обозначают и некоторые вещи, для которых уже существуют более точные и соответствующие им выражения.
"Deine Abneigung gegen Meta ist geradezu ein Komplex! /"Твоя антипатия к Мете - просто комплекс!"/ "Deine Abneigung gegen Meta ist nicht mehr zu begreifen" - "Твоя антипатия к Мете уже просто непонятна", -хочет сказать говорящий; "sie ist nicht mehr normal, ist geradezu krankhaft" /"она совсем ненормальна, просто болезненна"/. Этот упрек хорошо передает смысл слова "Komplex", делая его даже злым: "Deine Abneigung gegen Meta ist so unbegreiflich, da? man dich eigentlich zum Nervenarzt schicken musste" /"Твоя антипатия к Мете настолько непостижима, что тебе, собственно, следовало бы сходить к невропатологу"/. Все это не высказано вслух, однако недвусмысленно подразумевается в этом слове из сферы психоанализа.
Если "Komplex" является дискредитацией, то "Hemmung" уже как бы старается сентиментально оправдаться: это понятие, если можно так выразиться, переохлаждает действительность. "Ich habe" - могло бы звучать такое предложение, - "eine Scheu davor, dorthin zu gehen." /"Я опасаюсь пойти туда"/. Такое признание явилось бы для меня, говорящего, психологическим барьером. Но я этого не желаю. За боязнь я был бы ответственен: "die Hemmung" явится (это знает каждый, кто хотя бы немного слышал о Фрейде) моей корректировкой скрытого процесса или развития в моем внутреннем состоянии. "Er war gestern sehr gehemmt /"Вчера он был сильно заторможен"/ - раньше бы беднягу назвали робким, нерешительным, не-
138
уклюжим или как-нибудь еще. Теперь на место свойства характера становится признак болезни. Большинство говорящих (или пишущих) сегодня едва ли задумывается о том, как сильно видоизменяет их мышление модное слово. Но одно ощущают все: тот, кто рассуждает о Komplexen или Hemmungen, надевает на себя маску образованности (в данном случае: знание трудов Фрейда или его теории), с помощью которой он хотел бы поднять себя в глазах окружающих.
С давних пор социология в сфере распространения терминов составляет психоанализу конкуренцию: Мы обязаны ей за "Alibifikation", "Bewu?tseinsbildung", "Lernproze?", "sensibilisieren" и "Denkansto?", даже когда называем их наобум. Психологи тоже изрядно по могли внедрению модных словечек в народ; от них пошли "Lustgewinn", Erfolgserlebnis", "Motivation" и "Stre?". Каждое из этих понятий усердно обсуждалось; правда, не все из них оказали на развитие нашего познания влияние, достойное упоминания.
Прилагательное "tiefschurfend" пришло из горного дела: оттуда его принесли в язык науки и теперь говорят о "tiefschurfenden Untersuchungen" /"глубинных исследованиях"/. В нем ощущается нечто об усилиях, затрачиваемых при научных изысканиях, о серьезности, с которой пытаются проникнуть в неисследованные области, о смелости научной мысли. Однако, если приветственная речь на праздновании какого-нибудь Ферейна будет названа "tiefschurfend", то образное значение слова будет утрачено, а оратор будет выглядеть смешным. Подобно тому и слово "Einstellung", частотности которого мы обязаны радио, к нашей беде, утратило свою исконную сферу употребления: сегодня у каждого есть своя позиция, установка /"Einstellung zu"/ ко всем мыслимым и немыс-
139
лимым отношениям и процессам окружающего мира, к кино, моде на шляпы и к коллеге Майеру - часто это звучит так, словно мы все без исключения превратились в репродукторы: "Das ist <meine Einstellung> zum Film" /"Это <моя установка> по этому фильму"/-т.е. я так думаю о фильме. "Seine <Einstellung> zum Sport ist bekannt" - "Seine Ansicht uber den Sport kennen wir" /"Его точка зрения на спорт известна"/. "Wir mussen zur Hutmode des Herbstes folgende <Einstellung> beziehen" /". В осенней моде на шляпы мы должны придерживаться следующей установки"/ - "Ich empfehle die Hutmode des Herbstes wie folgt zu behandeln..." /"Я рекомендую рассмотреть осеннюю моду на шляпы следующим образом..."/. "Dem Kollegen Meyer gegenuber habe ich meine <Einstellung> nicht geandert"/ "В отношении моего коллеги Майера моя <установка> не изменилась"/. "Uber den Kollegen Meyer urteile ich heute nicht anders als fruher" /". О моем коллеге Майере сегодня я сужу также, как и прежде"/. Выражение "neue Welle" (искусство) тоже пришло через радио и телевидение; говоря о "Fress-" или "Saufwelle" (здесь: "на ветрах экономического чуда") никто, конечно, не имеет в виду бушующих под усиливающимся ветром волн прибоя. Понятие "grune Welle" /"зеленая волна"/ пришло от автомобилистов, которые подарили нам также выражение "grunes Licht geben" /"дать зеленый свет"/.
Наряду с такими твердыми орешками другие модные слова выглядят почти безобидно: сегодня, например, заполучив что-либо без особого труда, не смущаясь употребят глагол "jemanden sich anlachen" /"подцепить кого-либо"/; правда, это выражение попахивает улицей (оно и пришло от проституток). Для характеристики строптивца могут по примеру "Шпигеля" использовать швейцарское прилагатель-
140
ное "aufmupfig"; так звучит даже красочнее. Употребление модных выражений, в конце концов, дело вкуса: единственное, что можно посоветовать - не следует их вплетать в свою речь сплошь и рядом без разбору.
Моду на собственный язык информационно-политический журнал "Der Spiegel" обосновывает тем, что он по американскому образцу смешивает нормативные слова с просторечными и тут и там рассыпает собственные неологизмы. Этому журналу мы обязаны, например, наряду с пристрастием выбрасывать артикли или перевирать имена собственные всего лишь через раз, еще и такими образованиями как "Urlauben" или "genervt" ("gereizt"), цель которых заключается только в том, чтобы своим необычным звуковым обликом оказываться на слуху.
Изо всего этого мы видим, что модные словечки скрывают личную позицию говорящего, его собственную оценку, прячут ее за каменной стеной, которая на первый взгляд производит впечатление капитальной, а на самом деле оказывается трухлявой. Слов этих следует избегать: они сомнительны и характеризуют того, кто ими пользуется, как человека малообразованного и в мышлении, и в своей речи.
Но, с другой стороны, следует избегать употребления устаревших или устаревающих слов, которые делают нашу речь и письмо чопорными! Совсем недавно в речевой оборот вернулось давно исчезнувшее слово "ansonsten", в результате чего простое "sonst" приобрело вес, которого оно вовсе не заслуживает. Ведь больше не говорят "alldieweilen", "allwo" или "allda". В целом наша речь утратила торжественность; мы охотнее скажем Blume вместо Blute и Gewurze вместо Spezereien. Устаревшими словами можно развеселить; главное, чтобы они были на своем месте.
141
Поэтому будьте осторожны при их употреблении! Это относится и к словам, которые еще недавно пользовались большой популярностью. В результате их постоянного употребления в официальном языке, а также церковью выхолостили их значимость, а нас сделали весьма к ним чувствительными. Keuschheit, Demut, Tugend, а также и Ehre, Ehrfticht и Fortschritt настолько важные и незаменимые ценности, что нам следует остерегаться упоминать их всуе.
Скрытые описания ("эвфемизмы") Verhullende Umschreibungen ("Euphemismen")
С давних времен существует необходимость описательно маскировать табу, накладываемые обществом. До сих пор в основном это были сферы отправления естественных надобностей, пола и смерти, которые старались обойти таким образом: каждый знал, что приличнее сказать Badezimmer или Toilette, чем Abort, что Gesass - более функциональное, a Sitzfleisch -шутливое наименование; vier Buchstaben вальяжно описывают ту часть человеческого тела, которая в приличном обществе называется продолжением спины: что Prostituierte или Callgirl образуют тот пристойный предел, которого можно достичь в разговоре о Huren (еще приличнее, разумеется, сказать die Gespielin, die Freundin, das Gspusi); что, в конце концов, благопристойнее говорить о Heimgang, Ableben или Hinscheiden умершего, и den ewigen Schlaf или das Erloschen предпочесть dem Tode. В этой области развита богатая синонимия. Сегодня люди без стеснения называют деньги своим истинным именем (вульгарно же их именуют Piepen, Mausen или Zaster, чуть изящнее Moneten или die Marie, вполне пристойно notiges Kleingeld, а также Kies или Moos). И конечно же, стараются держать под замком языковую сферу наркоти-
142
ков в особенности те, кто этим занимается: говорят о Charley (кокаин), Hasch, Gras, Kiff, Koks, Mary Jane, Pot или Schnee и образуют от большинства этих замаскированных существительных подходящие глаголы для сокрытия опасного ремесла. Этот расцвет, понятный как по-человечески, так и по существу, оставляет странное впечатление, поскольку ныне мы переживаем времена, в которые как раз снимаются все табу.
Эвфемизмы с языковой точки зрения не вызывают опасений, только в случае их излишне широкого применения. Когда наши бабушки были еще маленькими девочками, в "приличном" обществе ни в коем случае не полагалось говорить о "Hosen", а следовало скрывающие ноги штанины называть "Unaussprechliche". Сегодня у нас это вызывает улыбку. Но и нам не следует слишком усердствовать: в последнее время повсеместно распространилось стремление "называть вещи своими именами". И здесь вкус диктует нам меру дозволенного.
ГОТОВЫЕ БЛОКИ СЛОВ GEFORMTE WORTBLOCKE
Идеальный сочинитель или оратор обязан был создавать каждое предложение радикально заново. Именно с этой целью. Но с течением времени появились сочетания слов, более или менее устоявшиеся в сознании тех, кто имел дело с языком. Так когда-то однажды появились формулировки, обладавшие прелестью новизны, возможно поэтичностью и даже гениальностью, но с течением времени ставшими избитыми и невыразительными. Следует все время заново проверять, можно ли остановиться на этих "готовых
143
словах-блоках" или избегать их. Конечно, мы не можем обходиться совершенно без них, разве каждый из нас - талант в языкотворчестве? Но нам следует критически подходить во всем сформированным до нас языковым кирпичикам.
ОБОРОТЫ РЕЧИ. Redensarten
"Meine Herren, wir wollen mit offenen Karten spielen!" /"Господа, давайте раскроем карты!"/. Ни один участник переговоров, услышав это от делового партнера, не примет сказанное за чистую монету, никто не решит, что серьезный разговор следует немного оживить партией в скат. Здесь использовано устойчивое выражение, которое известно любому и которое поймет каждый: "мы будем говорить открыто" - ничего более предложение не содержит. Возможно, выражение "offen miteinander sprechen", недвусмысленная формулировка рекомендации, могла бы породить мысль, а не полагает ли говорящий, что его собеседник лжет, или он сам опасается упрека, что до сих пор был неискренен? Или у него это устойчивое выражение просто "сорвалось с языка" без особого смысла, этакая разменная монета, завалявшаяся в кармане?
Происхождение и значение. Ursprung und Bedeutung
В нашем языке существуют тысячи устойчивых выражений. Мы спрашиваем: "Was mag er wohl im Schilde fuhren?" /"Что он замышляет?"/ и в большинстве случаев уже не знаем, что имеется в виду герб, на котором 700 лет назад можно было прочесть имя и родословную закованного в латы рыцаря, как сегодня на именной табличке участника конференции. Мы объявляем, что не намерены выносить "обвинительный приговор" нашему соседу /"uber
144
unserem Nachbarn den Stab brechen"/: кто из нас еще помнит, что когда-то судья, в последний раз зачитывая осужденному смертный приговор через повешение, ломал над его головой маленький прут как символ лишения жизни, а затем бросал обломки в лицо преступнику?
Большинство выражений таят в себе много интересного: когда их исследуешь, открывается картина давно ушедших отношений, и устойчивые отношения оказываются богаче и занимательней. Но в этом заключается и угроза, потому что фразеологизмы должны сказать то, что должны, а не буквально: они описывают, они скрывают, они усиливают или затушевывают подразумеваемое; их воздействие неопределенно и по возможности они не должны быть конкретными. Устойчивые выражения отбрасывают полутени, что может развеселить или разозлить.
Или же фразеологизмы вызывают восстановление контекста, возникающее интуитивно у партнера, так, узнаем, что некто балансирует на острие ножа /"auf des Messers Schneide steht"/; Нас охватывает напряжение, словно мы сопереживаем акробатическому трюку: удастся ли удержать рискованное равновесие или последует несчастье?
Советы по применению. Ratschlage fur die Anwendung
Устойчивое выражение завораживает, оно стремится поразить воображение. Одной из причин, по которой мы попадаем в смешное положение является то, что мы стремимся расцветить устойчивые выражения и смешиваем их, от этого они теряют свою разноцветность. И тогда следует быть предельно внимательным: лучше меньше да лучше, и ни в коем случае не соединять несоединимое!
145
Опасайтесь истертых фразеологизмов! ("abgegriffene Redensarten").
Мы можем постичь смысл выражения, когда оно способно воздействовать. Многие же настолько затерты, что утратили свои краски; они воспринимаются бесцветными и непривлекательными. Чем чаще используется какое-то устойчивое выражение, тем внимательнее нам следует быть, поскольку то, что у каждого на языке, уже никого не удивляет. Тогда устойчивое выражение становиться нарочитым и кричащим.
Когда мы говорим о каком-нибудь своем знакомом, что он "liege uns im Magen" /"Мы его не перевариваем"/, то это сильное, резкое высказывание, обладающего своей весомостью; оно не звучит изящно, гиперболизирует ситуацию, но не позволяет пропустить его мимо ушей: она вынуждает слушателя представить себе нечто, что привлекает к себе внимание.
Если мы, к тому же собираемся посчитаться, свести счеты с нашим другом /"mit unserem Freund ein Huhnchen zu rupfen"/, большинство слушателей не поймет, что мы, собственно говоря, замышляем: "Huhnchen rupfen" является расхожим оборотом для "sich auseinandersetzen" /"спорить"/, в котором так тесно переплетены предостережение и в то же время смягчение, что для образа, который этот устойчивый оборот хотел бы породить в нас, уже нет места. При этом его стилистическая ценность утрачена в результате светотени, в результате осознанного преувеличения или стремления поразить.
Будьте тактичными! (Takt bewahren!)
Устойчивые обороты предполагают не только необходимость языкового, но и человеческого такта. Именно благодаря своей пестроте они стремятся к яркости, и потому то, что звучит резко, не всегда выглядит красиво.
146
Постигайте смысл! (Den Sinn erfassen!)
Наш язык в течение столетий накопил множество устойчивых речевых оборотов, которые мы в большинстве случаев используем как украшение речи, не имея представления об их происхождении и основном значении. Когда осознаешь это, то они придают языку историческую наполненность. Существуют сотни подобных оборотов: они способны, когда их бережно вплетают в контекст, сделать нашу устную и письменную речь расцвеченной и разнообразной:
выражение "Achillesferse" /"Ахиллесова пята"/ для многих еще понятно: древнегреческий герой имел единственное уязвимое место на своем теле, а именно пятку, ставшую причиной его смерти. "Das ist deine Achillesferse!" /"Это твоя ахиллесова пята!"/ можно сказать, указывая на слабое место собеседника. Античные легенды, особенно популярные у нас в изложении (с 1838г.) Густава Швабса, обогатили нашу сокровищницу устойчивых выражений такими, как: "Adonis", "Argusaugen" /" недреманное [аргусово] око"/, "Ariadnefaden" /"нити Ариадны"/, "Augiasstall" /"авгиевы конюшни"/, "Damoklesschwert" /"дамоклов меч"/, "Danaidenfass" /"бочка Данаид"/, "Ganymed, gordischer Knoten" /"гордиев узел"/, "Kassandraruf /"зловещее прорицание"/, "(wahren) Krosus" /"Крез", "богач"/, "Sisyp-husarbeit" /"сизифов труд"/, "Stentorstimme" /"гром кий голос"/, "Tantalqualen" /"танталовы муки"/, в новейшие времена также "Jupiterlampe" /"юпитер" [лампа]/ и "Odipuskomplex" /эдипов комплекс"/. Однако выражение "Pyrrussieg" /"пиррова победа"/ опирается на историческое лицо, повелителя Эпира, подразумевает огромные потери (битва при Аускулуме, в 276 г. до Р.Х.), и Xanthippe и Lukullus, которые так часто у нас на устах, также являются историческими лицами, первая - вовсе не та-
147
кая уж сварливая жена Сократа, как о ней утверждали (469-399 до Р.Х.), Лукулл, римский полководец (117-57 до Р.Х.), который так обогатился на взимании налогов, что обеспечил себе беззаботную старость.
Выражение "Angsthase" /"трус"/ не поддается объяснению; но, полагаю, при упоминании "Amtschimmel" /"бюрократическая волокита"/ никто уже не вспоминает о клячах гонцов позднего средневековья: этих гонцов высокий городской совет обеспечивал отнюдь не арабскими скакунами (хотя некоторые исследователи ведут это слово от латинского корня).
Вот еще несколько устойчивых выражений с исторической подоплекой: кто-то бушует как "Berserker" (древнескандинавский воин в медвежьей шкуре); другой же находится "in Orpheus Armen" /"в объятиях Морфея"/, (спит как сын древнеримского бога сна, навевавшего грезы); другой же "ist arm wie Lazarus" /"беден как Лазарь, Еванг. от Луки, XVI, 20, 21/.
Не оступитесь!
Устойчивые обороты постоянно провоцируют говорящего и пишущего к утрированию (zur Ubertreibung reizen). К ним настолько легко привыкнуть, что трудно удержаться от их использования; и тогда часто люди вводятся в заблуждение.
Можно говорить о zundenden Worten /"пламенных словах"/; можно также сказать, что слова оратора нашли отклик /"die Worte des Redners Widerhall gefunden haben"/. Но нельзя связывать одно с другим и заявить, что "zundende Worte hatten Widerhall gefunden".
Допускается говорить о "Mantel der Liebe" (любезности и т. д.); можно покрыть им то или се, но ни в коем случае нельзя "Mit Mantel versussen".
Кто благоволит к кому-либо, временами "legt eine Lanze fur ihn ein" /"заступается за него"/, как рыцарь на турнире (т.е. говорит об этом человеке теплые слова); но никто и не за кого не может "eine warme Lanze einlegen".
148
Некто когда-то что-то натворил: на его прошлом "ein dunkler Fleck" /"темное пятно"/ но не "der dunkle Fleck" тяготеет над этим человеком, а "прошлое"!
Можно "den Kern (но не Grundlinien!) einer Angelegenheit herausschalen" /"извлечь ядро вопроса"/; вопрос может быть исчерпанным /"eine Frage erschopfen"/, но ни при каких обстоятельствах вопрос не может быть "горящим"! /"eine brennende Frage"/.
Некто может быть искренне или даже страстно привязан к спорту /"dem Sport innig oder leidenschaftlich verbunden sein"/, но он, ради всех святых, не может в нем пустить корни /"wurzeln"/, как и дом не может зацепиться за твердый грунт /"auf dem festen Grund verankern"/. И вообще, ох уж все эти "Verwurzelungen" и "Verankerungen" в наших речевых оборотах! Если обойтись без них совсем невмоготу, старайтесь ограничиться каким-нибудь одним - употребление обоих выражений одновременно будет уж слишком ("in seinem Geiste stand fest verwurzelt und verankert das Bild der Heimat").
Не рекомендуется использовать заштампованные устойчивые речевые обороты. По возможности сначала обдумайте, с какой целью Вы собираетесь и можете их применить и чего этим хотите добиться от партнера, будь он слушатель или читатель! Когда кто-то говорит, что это устойчивое выражение тривиально /"die Wendung ist abgedroschen"/, ясно, что имеется в виду: слишком часто используемое, слишком часто слышанное выражение становиться наподобие соломенной трухи: оно обесценено.
Пословицы. Sprichworter
Пословицы отличаются от устойчивых выражений двумя своими особенностями: речь идет не о простых, как в первом случае, оборотах, включаемых в другие предложения, а о самостоятельных (пусть часто и со-
149
крашенных) предложениях, которые передают законченную мысль. По содержанию пословицы не являются как устойчивые выражения занятным калейдоскопом, но имеют целью назидание.
Пословицы и устойчивые выражения. Sprichwort und Redensart
"Ich lasse mich nicht so leicht aufs Glatteis fuhren" /"Я не позволю так просто подвести себя под монастырь"/ скажет кто-нибудь, своевременно заметив, что его пытаются надуть: это устойчивый оборот. Но когда речь идет о несчастье, которое коснулось третьего лица, замечают: "Gluck und Glas, wie bald bricht das!" /" Что имеем - не храним, потерявши плачем!"/, то это уже пословица. "Jung gewohnt, alt getan", /"чему учился, на то и пригодился"/, или: "Es ist nicht alles Gold, was glanzt" /"не все золото, что блестит"/, или: "Narrenhande beschmieren Tisch und Wande" /"дураки повсюду оставляют свои следы"/, или "Allzu scharf macht schartig" /"остро точишь - выщербишь"/ - все это пословицы. А вот когда говорят, что некто "nicht auf Rosen gebettet" /" ему живется нелегко"/, или что у него "grosse Rosinen im Sack" /"он метит высоко"/, или что он "aus der Schule geschwatzt" /"выболтать тайну, секрет"/ употребляют устойчивые обороты.
Устойчивый оборот непосредственней, чем пословица. Он вставляется в предложение; он добивается не точности, а расцвеченности. Устойчивое выражение кокетничает, оно падко до сенсаций и крикливо обозначает предмет, о котором идет речь. Оно полнокровно и находится "внутри". Пословица, напротив, всегда держится в стороне: она не воссоздает процесс, событие, а воспроизводит общее наблюдение над ними: один спешит, спотыкается и падает; другой на это говорит: "Eile mit Weile!" или "Langsam kommt auch zum
150
Ziel!" или "Schnelle Sprunge geraten selten" /"тише едешь - дальше будешь", "поспешишь - людей насмешишь"/. Но даже самая прекрасная пословица никого не поднимет с земли.
Пословица является репликой, в большинстве случаев назидательной. Она - кивок головой этакого всезнайки ("Siehst du, ich hab's immer gesagt: Aussen hui, ihnen pfui!" /"Вот видишь, я же тебе говорил: сверху ясно, внизу грязно!"/; это как бы грозящий палец воспитателя ("Gut kauen ist halb verdauen!" /"Когда я ем, я глух и нем"/; она - сторонний наблюдатель происходящего ("Keine Regel ohne Ausnahme" /"Нет правил без исключений"), этический комментарий ("Sich regen bringt Segen" /"труд приносит счастье"/. Пословицы не развертывают сообщения, повествования или изображения, они не придают сообщаемому, рассказываемому или изображаемому событию или процессу новое освещение. Они скорее являются поучительными замечаниями и выделяют эти замечания (уже самой часто рифмованной или на особенный манер ритмической формой) так настойчиво, что не могут быть пропущены мимо ушей. Они привязчивы и не позволяют просто отделаться от себя.
Ограниченные возможности применения - Begrenzte Anwendungsmoglichkeiten
Ценность пословиц ограниченна: они никак не годятся на все случаи жизни. Но они стремятся подать себя как универсальные - в этом их недостаток. Большинство пословиц провозвещают азбучные истины, которые вдобавок ко всему еще и спорны. Если попробовать вывести мораль пословицы, то их назидательность будет похожа на глупое мещанское лицо вечного всезнайки.
151
Иногда пословицы могут быть использованы в письменной и устной речи. Но обращаться с ними следует еще более осторожно, чем с устойчивыми оборотами. Очень часто они содержат полуправду (а значит, и полуложь), и раздражают собеседника или читателя своей навязчивостью. Или наоборот, и тогда это худшее, что может быть: к пословице уже не прислушиваются, когда она примелькалась, как когда-то очень любимое, вышитое на салфетке изречение где-нибудь на кухне или в комнате, на котором глаз уже не задерживается, поскольку оно висит там целую вечность и стало просто частью утвари.
Лучше всего оставлять в покое прописные сентенции. В каком-нибудь выступлении можно (но к месту!), если пословица точно подходит к конкретному случаю, с большим успехом использовать ее. В любом случае следует три раза подумать, что стоит за этой пословицей, прежде чем ее записать или высказать, чтобы быть уверенным в ее действенности.
Формализованные речевые обороты - Formelhafte Redewendungen
Наряду с устойчивыми выражениями и пословицами существует еще одна обширная группа устойчиво сформулированных речевых оборотов - клише (выражения-штампы). В случае с устойчивыми оборотами и пословицами мы предостерегали от опасности: они в нашей памяти находятся в готовом состоянии; нам остается только извлечь их; они удобны, возможно, слишком удобны для безошибочного или беспечного использования. В этом смысле с выражениями-штампами намного меньше проблем, звучат они приятно и позволяют использовать себя в качестве отделки речи.
152
Клише как речевые украшения - Formeln als Redeschmuck
Против выражений-штампов в качестве украшений речи нечего возразить; но они весьма удручающе воздействуют на слушателя, если говорящий или оратор постоянно используют одни и те же формулировки.
Клише часто рифмуются: dann und wann, mit Ach und Krach, in Hulle und Fulle, mit Sack und Pack, Stein und Bein. Или же у них похожий начальный слог: Gluck und Glas, mit Mann und Maus, mit Haut und Haar, Ro? und Reiter, Kind und Kegel (т.е. законные и незаконные дети), in Samt und Seide, gang und gabe, nicht wanken und nicht weichen.
Другие ютише так прочно связывают противоположные понятия, что образуют яркое единое целое: bei Tag und Nacht, mit Leib und Seele; in Krieg und Frieden, mit Handen und Fu?en, wie Wasser und Feuer (Hund und Katze).
И, наконец, существуют парные клише, у которых второй компонент служит только для описания, распространения, расширения первого: auf Feld und Flur, weder gehauen noch gestochen, an Ort und Stelle, kurz und bundig, mit Hacke und Schaufel.
Когда клише используются бережно, они в качестве украшения речи выглядят привлекательно, делая высказывание ярче и наглядней:
"Ich habe mit meiner ganzen Habe geflohen: mit Sack und Pack".
"Er half ihm getreu: stand ihm mit Rat und Tat bei."
"Er begleitete mich immer: folgte mir auf Schritt und Tritt."
"Das hast du ma?ig gemacht: schlecht und recht."
"Er bewegte sich nicht: sa? starr und stumm."
"Das Bild sieht ihm sehr ahnlich: das ist er, wie er leibt und lebt".
153
"Als ich schon gehen wollte, fragte er mich noch: zwischen Tur und Angel".
Клише, которых следует избегать. - Formeln, die man vermeiden soll
Язык желает быть услышанным. Для этого мы должны удалить из него то, что в результате небрежного употребления стало "неслышным", поскольку мы слышим и говорим это изо дня в день. И в этом случае клише представляют опасность для нашего правильного обращения с языком.
Застывшие клише. (Erstarrte Formeln).
Существуют шаблонные сочетания, застывшие клише, которые мы используем машинально. Они так укоренились, что у большинства ораторов стоит одному слову выскочить из головы, как на его место встает другое. Будьте внимательны:
- например, с фактами: мы хотим сказать, что считаемся с фактами и уже заявляем, что "uns auf den Boden der Tatsachen zu stellen" (причем факты, таким образом, изображаются как своего рода мостовая, что в высшей степени странно, или же мы заявляем, что желаем говорить или слышать только "nackte Tatsachen" (и это - образ, не имеющий ничего общего с реальностью);
- или же "der Lebenswandel", который, оказывается, как это не странно, следует "fuhren" (vorbildlich - образцово, makellos - безупречно, locker - беспутно, легкомысленно, это смотря кому как удается), причем никому неизвестно, куда он должен привести;
- "der Standpunkt", точка зрения, которую einnehmen (слов, но это - вражеская крепость) или vertreten (будто это товар);
- "der Rechtsweg", на который нужно beschreiten "вступить" (в то время как обычно ходят, ездят, ка-
154
таются), это клише заключает в себе и Eingabe machen /"подать заявление"/, Anklage erheben /"выдвинуть обвинение"/ и много чего еще, что совершенно не связано с процессами хождения;
- die Schritte, которые не "tun" или "gehen", а "ergreifen", чтобы утвердить свою непреклонную волю (при этом очевидные Ma?nahmen, которые, если мы хотим выразиться корректнее, могут быть в крайнем случае unternehmen, перепутывают значения друг друга);
- die Erregung, возбуждение, которое всегда "begreiflich" (и тем самым мы лишаем слушателя или читателя его собственного суждения и навязываем ему свое).
Устоявшиеся сравнения.
Особенно широко шаблонные сочетания распространены в сравнениях, которыми мы обильно уснащаем нашу речь и письмо. Они достаточно опасны, потому что склоняют оратора к употреблению стереотипов. Вот несколько примеров: когда хотят разъяснить, насколько некто негибкий, чопорный человек, то под рукой оказывается выражение "wie ein Besenstiel stehen", другой - проворный "wie eine Gazelle", жадный "wie ein Hamster", влюбленный "wie ein Kater" и щетинистый "wie ein Igel".
Спят "wie ein Murmeltier", чувствительны "wie eine Mimose" или толстокожи "wie ein Elefant", краснеют "wie ein Puter", начеку "wie ein Schiesshund", дрожат (от холода или желания высказаться) "wie eine Ente", сопят "wie ein Gaul" и радуются "wie ein Schneekonig" ("Zaunkonig").
Можно быть скромным (или также голубым, лазурным) "wie ein Veilchen", свободным (или легким) "wie ein Vogel" (или "wie der Vogel in der Luft"), быстрым "wie ein Windhund", голодным "wie ein Wolf и непорочным "wie eine Lilie".
155
Устоявшиеся сравнения часто становятся настолько избитыми, что язык к ним относится с долей иронии: такие псевдообразы как утверждения, что некто может быть "kalt wie eine Hundeschnautze" или что нечто "klar wie Klo?bruhe" уже не воспринимаются всерьез; лихорадочное увлечение сравнениями делает их смешными. Изношенный языковой материал также некрасив, как и старое, полинялое платье. Даже термин Карла Краузе "tierischer Ernst" в наши дни стал избитым.
Сравнительные эпитеты.
Существуют сравнительные прилагательные, которые так часто используются вместе с существительными, что производят впечатления слитных. Кто сейчас различает на слух словосочетания наподобие "hochgradiges Interesse" и "entschiedenes Bekenntnis?" Но язык должно слышать. Поэтому нам следует устранять из него все то, что вследствие частого употребления стало неразличимым на слух. Вот примеры этого:
- eine brennende Frage /животрепещущий вопрос/,
- die vollendeten Tatsachen /свершившийся факт/,
- die nackte Wahrheit /"голая" правда/,
- eine dunkle Ahnung /смутное предчувствие/,
- himmlische Geduld /ангельское терпение/, а когда речь идет о болезни - gro?e Geduld,
- schroffer Widerspruch /резкое противоречие/,
- konstante Bosheit /тупое упрямство/ - в большинстве случаев начальствующих над нами людей.
Кто-то оказывает глубокое воздействие /ubt eine eine tiefgehende Wirkung aus/,
- играет значительную роль /spielt eine bedeutende Rolle/,
- ощущает настоятельную потребность сказать или что-то сделать /spurt das dringende Bedurfnis/,
156
- и в результате этого "одерживает грандиозный успех" /ein durchschlagender Erfolg/.
Смерть почти всегда внезапна, неожиданна и непостижима /Der Tod ist plotzlich, unerwartet und unfa?bar/.
Человек придерживается goldene Mitte /золотой середины/, обращается к der gesundene Menschenverstand /холодному рассудку/ и обсуждает heikle Probleme /щекотливые проблемы/; выражает aufrichtiges Beileid /искреннее сочувствие/ и stille Trauer /глубокую скорбь/ - если она еще глубже, можно сказать stille Wehmut.
Der springende Punkt /основной вопрос/, на который ссылается,
der eiserne Besen /железная метла/, которой следует вымести,
die kalte Schulter jemandem zeigen /повернуться к кому-нибудь спиной, отнестись холодно, с пренебрежением;
der rote Faden /красная нить/, делающая беседу осмысленной - все это достаточно бесцветно и безвкусно!
Адвербиальные усиления прилагательных.
То, что нечто является geradezu lacherlich /прямо-таки смешным/, glatt verruckt /совершенно безумным/, vollig sinnlos /абсолютно бессмысленным/ или reichlich langweilig /довольно унылым/; то, что кто-то einfach sprachlos /просто онемел/ мы слышим так часто, что уже не замечаем, насколько это глупо: словно одно слово принуждает другое, словно как бы существует некий выключатель, нажав на который в одном месте, мы неизбежно включаем лампочки в других местах! Мы под пятой пустых фраз. Кто не освободится от них, никогда не пробьется к собственному стилю, оригинальному мышлению.
157
Смысловой повтор иноязычных слов и немецких эквивалентов.
Использование устоявшихся штампов становится бессмысленным, когда оба члена выражают одно и то же или почти то же, иными словами, когда возникает смысловой повтор ("тавтология"). Мы уже видели, что не существует полных синонимов, скорее иногда удивительным образом происходит столкновение параллельно существующих иноязычного и коренного слов, при котором стыкуются два совершенно или почти идентичных слова. Можно использовать одно или другое, но никогда оба вместе!
Нельзя говорить о eine <defensive> Abwehr, поскольку любая Abwehr неизбежно является defensiv; глупо обозначать процесс как <treibendes> Agens, поскольку Agens и есть обозначение движения (лат. agere = treiben).
Глупо также говорить, что eine Schauspielerin hat (feiert) <erstes> Debut, поскольку нелепо предполагать, что может быть второй и третий дебют (франц. de'but когда-то означал первый выстрел по мишени "le but").
Что помещение нельзя <neu> renovieren известно всем (лат. renovare = erneuern); об <Grund>prinzip тоже часто приходится слышать или читать (хотя лат. principium и по-немецки и означает Grund).
Выражение die <Volks>demokratie, идя на поводу употребления в странах Восточной Европы, частотно несмотря на всю языковую нелепость (древнегреч. demokratia = "власть народа").
Нередко можно прочесть или услышать, что некий коммерсант или ресторатор предлагают <besondere> Spezialitaten (при всем том, что лат. speciale - "das Besondere").
Тот, кто свое искусство или свою ограниченность <ostentativ> zur Schau stellt, доказывает лишь свое невежество (лат. ostentare - демонстрировать, показы-
158
вать). Это все равно, как если бы кто-то отважился <voraus> zu prophezeien, хотя "prophezeien" как раз и подразумевает "voraus".
Иные опасные смысловые повторы.
Порой смысловые повторы (тавтология) встречаются также и там, где никакое иноязычное слово не может извинить невежество говорящего или слушающего. Например:
Eine Erinnerung /"воспоминание"/ уже само по себе всегда eine <Ruck>erinnerung; таким образом просто алогично этому слову предпосылать, как это нередко случается в словоупотреблении, приставку "Ruck-".
Любое присутствие подразумевает, что оно "personlich"; именно в этом заключается его особенность. Поэтому нелепо сообщать, что "ein Fest habe unter der <personlichen> Anwesenheit des Ministers stattgefunden" /празднование состоялось при <личном> присутствии министра"/ или что der Minister sei <personlich> anwesend gewesen /"министр <лично> присутствовал. Точно также: <Herab>minderung, <Fortentwicklung, <Ruck>ersatz (или <Ruckerstattung); <Ruck>antwort и любое Rucksicht (внимание) "наоборот": разве корректно говорить о <gegenseitige> Rucksicht<nahme>?
Иногда смысловые повторы могут быть более скрытыми. Когда кому-то морочат голову, факты при этом подтасовываются, даже фальсифицируются; тогда в этом случае можно говорить о "die Vorspiegelung von Tatsachen", но не о "Vorspiegelung <falscher> Tatsachen" - ибо факты никоим образом не могут быть ложными!
Если событие должно случиться, это значит, что что-то должно произойти предположительно. Разумеется, в высказывание закладывается тавтология, когда утверждают, что "Ereignis solle <angeblich> geschehen sein. Еще несколько примеров на эту тему, которые
159
сами напрашиваются: Er ist imstande, das <tun zu konnen> вместо просто --> zu tun. <Vielleicht> ist es moglich, da? Sie heute abend zu uns kommen? Ihnen durfte <vermutlich> bekannt sein, da?... Sie mu?en <unbedingt> diesen Film sehen!
Одним из самых укоренившихся и неприглядных примеров смысловой тавтологии является выражение "letzten Endes". Как будто конец чего-либо может быть и не "последним". Очевидно, просто хотели сказать "letztlich" или "schlie?lich", которые даже при всем нашем желании не могут стать тавтологией.
А вершиной всего этого является нелепое наречие "schlu?endlich": кто не в силах поверить счастью, что оратор все-таки добрался до завершения выступления, тому уже ничто не поможет!
Устаревшие речевые штампы.
Есть штампы, содержание которых совершенно утрачено, поскольку они возникли во время иных условий жизни, нежели нынешние. Они тяжеловесны и чужды нам. Множество речевых штампов, недавно еще употреблявшихся, представляются ныне безнадежно устаревшими.
Мы уже не ходим auf Brautschau /"на смотрины"/, не требуем, чтобы наши сыновья нам Buckling machen /"кланялись в пояс"/, уже не ходим на Schaferstundchen /"любовное рандеву"/; мы воспринимаем как манерность, претенциозность и даже просто глупость, когда кто-нибудь всерьез говорит, что он "die Braut zum Altar fuhrt" /"ведет невесту к алтарю"/. Другие выражения потеряли свое первоначальное значение: "uber einen Kamm scheren" /"стричь под одну гребенку"/ - в прошлые столетия цирюльник стриг всех своих клиентов одним и тем же гребнем; der Knuppel - когда-то крестьяне привязывали к задним лапам своих дворовых псов дубинку, чтобы те не убежали, отсюда выражение einen Knuppel am Bein haben
160
/"быть связанным по рукам и ногам"/; такие устаревшие обороты режут слух; их можно использовать, если ситуация близка неспешному, патриархальному речевому стилю или обусловлена им. Но в нормальном повседневном общении не следует утомлять ими слух своего собеседника. Вот несколько подобных примеров:
устарелое выражение:
современное употребление:

etwas ahnden
heimzahlen, vergelten
мстить, платить
der Vergessenheit anheimfallen
vergessen werden
быть забытым
ein bemoostes Haupt
ein alter Kerl
вечный студент
an den Bettelstab
zum Bettler
разорить
bringen
machen
кого-либо
keinen Deut wert sein
nichts taugen
не годиться
ehrsam
ordentlich,
порядочный

anstandig
приличный
entbrennen
hingerissen sein
быть увлеченным, захваченным
entfachen
anstecken, anzunden
поджигать, зажигать
entflammt sein
begeistert sein
быть вдохновленным
Maulaffen feilhalten
die Zeit verschwenden
глазеть, убивать время
der Flugelschlag einer neuen Zeit
die Zukunft, neue Zeit
будущее, новое время
auf Freiersfu?en gehen,
heiraten wollen
свататься,
auf die Freite gehen

намереваться


жениться
am Gangelband fuhren
bevormunden
опекать
161
Иные старые выражения уже настолько стерлись, что иногда даже приводят к недоразумениям. Так, чтобы обозначить особую степень разгильдяйства, мы охотно говорим, что нечто сделано "unter aller Kanone" /"ниже всякой критики"/. Выражение это совсем не связано с артиллерией, а происходит от слова "Kanon" - шаблон, образец: нет такой меры, чтобы определить всю глубину недоброкачественно выполненного дела. Когда Лютер переводил Библейское выражение, что легче верблюду пролезть сквозь игольное ушко /"Nadelohr"/, чем богатею в рай, понятие "игольное ушко" мысленно ассоциировалось у него с узким проходом для горожан в крепостных воротах. Это сооружение и наименование его уже давно исчезли.
Модные речевые штампы.
Они также режут слух как и устарелые (в большинстве своем просторечные) модные речевые штампы, когда их не к месту вставляют в свою речь. Здесь мы имеем дело с тем же случаем, что и с модными словечками. Но в то время как модные слова не могут быть заменены, нет ни одного штампа, который не мог бы быть заменен на другое выражение.
Самое неприятное в модных штампах то, что они принадлежат к самому низшему слою просторечия и часто грамматически неверны. Кроме того, модные штампы весьма охотно используются молодыми людьми; они выражают их восприятие жизни. Но, по меньшей мере, невежливо использовать подобные выражения в разговоре со старшими, поскольку те либо их совсем не понимают, либо - что еще хуже - понимают неверно.
В письменной речи подобных штампов следует вообще избегать, даже если они и привлекают своей краткостью и игрой многозначности. Правда, некоторые из них уже прочно вошли в речевой обиход; так,
162
Вустманн еще в 1891г. бичевал употребление слов ruckstandig, anpassungsfahig, erhellen, bedingen и Tragweite, которые сегодня уже никого не шокируют. Опасность представляют те, что обозначают различные процессы с помощью одних и тех же усеченных выражений. Они - покровители умственной лени. Итак,
некорректно:
корректно:
Mehr ist nicht drin
(очень странное, но . весьма распространенное выражение)
Mehr kann man nicht herausholen /"из этого больше ничего не выжмешь"/; Das ist alles, was sich damit anfangen la?t /"это все, что можно сделать"/. Anderes lasst sich nicht herauslesen /"из этого ничего другого не выудишь"/.
Er ist nicht ausgelastet
Er ist nicht voll in Anspruch genommen /"он не полностью занят"/; sein Amt fullt ihn nicht aus /"его служба не забирает его целиком"/.
Ich stehe auf Madeleine
(совершенно бессмысленная, но тем не менее весьма модная конструкция).
Ich habe Madelein gern, ich lasse nicht von ihr /я очень люблю Маделяйн, я от нее не отступлюсь"/ -здесь явный оттенок легкомысленности, даже скабрёзности выражен не столь явно.
Das kommt gut an -так говорят о театральных спектаклях или рекламной кампании
Das trifft auf Anerkennung, Beifall /"встречено признанием, аплодисментами"/; das wird gut aufgenommen /"это хорошо принято"/; das trifft ins Schwarze/" это попало в самую точку, в яблочко"/.
163
kommt nicht in Frage
(а также in Kniff)
Das kommt nicht in Betracht /"это не принимается во внимание"/; la?t sich nicht durchfuhren /"невыполнимо"/; das geht auf keinen Fall /"ни в коем случае"/.
Три группы опасных речевых штампов
Некоторые речевые обороты устойчиво вошли в словоупотребление, хотя и не могут использоваться в любой среде. Одни из них неблагозвучны, утрированны, несут в себе оттенок дерзости и фривольности; они не то что неуместны в устах благопристойной дамы, но и не всегда могут быть употреблены в просто нейтральной ситуации. Другие настолько грубы и непричесаны, что мы можем (если можем вообще) употреблять их только в кругу близких друзей или родственников и никогда, ни под каким видом в письменной речи. Третьи же - просто вульгарны; мы избегаем их употребления - разве только хотим с их помощью придать своему высказыванию определенную стилистическую окрашенность. Мы делим эти штампы с сомнительной репутацией на три группы и оставляем четвертую без внимания, использование которой вообще должно быть сокращено.
Группа I: в фривольном разговоре.
В нем можно упомянуть о некоторых вещах, не принятых в благопристойном обществе. Приведенные ниже выражения настраивают разговор на развязанную, слегка легкомысленную тональность. Тот, кто намерен достичь подобного настроения другими средствами, должен держаться на расстоянии от этих мало оригинальных штампов.
Er erschien auf der Bildflache /"он появился (на экране) "/: как герой фильма. Чаще всего мало подходит для той языковой ситуации, в которой употреблен.
164
Das ist ein eingefleischer Junggeselle / "это закоренелый холостяк"/: при этом эпитет "eingefleischt" нам несколько режет слух, ибо это уже устарелое и недостаточно пластичное понятие. Вместо этого мы скорее склоняемся к слову "Einwachsen" ("постепенно во что-то вросший", "сжившийся" с чем-то); при этом речь идет о кальке с лат. incarnatus, слове, германизированном Лютером.
Sie entpuppte sich als reizende Erzahlerin: /"она оказалась чудесной рассказчицей"/ sich entpuppen - вылупляться как бабочка из куколки. Глагол в данном контексте нам не очень нравится, потому что создает образ слишком сильный, чтобы быть воспринятым адекватно.
Das hast du schnell herausgebracht (точнее было бы: gefunden): "быстро же ты это откопал" - составные слова с приставкой "heraus-" близнецы слов с приставкой "durch-"; они излишне агрессивны. Чтобы произвести благоприятное впечатление употребляйте глаголы: herausbeissen - herausplatzen herausrei?en -herausrucken - herausrutschen (говорить опрометчиво) -herausstellen (представлять) - herausschlagen (заработать, сорвать куш) - herausstreichen (расхваливать). И совсем некорректно употребление глаголы herauswerfen или herausschmei?en, - некорректно, поскольку происходит путаница значений глаголов с приставками her- и hin-. Контрпримером к словам с heraus- могут быть глаголы с приставкой herein-: hereinfallen (грубее: hereinfliegen), hereinfunken ("storen") sich hereinknien ("sich ernsthaft beschaftigen") - hereinlegen - hereinplatzen - hereinlaufen - hereinsegeln ("hereinfallen") -herabwurdigen ("tadeln"). Вообще-то во всех этих случаях глаголы должны употребляться с частицей "hinein-". Но это уже просто предел мечтаний.
165
"Er rutschte aus und schlug (lang) hin" /"он поскользнулся и растянулся"/ грубовато характеризует силу падения; употребление допускается там, где это стилистически может быть целесообразным.
Теперь на очереди der Knalleffekt /"шумный, оглушительный эффект"/: выражение ведет свое происхождение от деревенского фейерверка. Сейчас мы уже не воспринимаем das Knallen /"трескотню"/ как нечто сверхэффектное.
"Das ist selbstredend falsch!" "Selbstredend" в качестве эрзаца прилагательного "naturlich" просто глупо; то, что обозначается неверно, говорит само за себя, что оно ошибочно.
Группа II: при скинутых пиджаках и расстегнутых жилетах.
Приводимые ниже обороты в приличном обществе и среди культурных людей вообще считаются не совсем пристойными; но когда человек "среди своих" - употребление их допустимо.
"Er hat ziemlich viel abgekriegt" /"он слишком много хапнул"/: "приличный" человек скажет не "kriegen", а "bekommen", глагол "kriegen" из языка уличных мальчишек.
"Ich habe mir die Beine abgerannt" / "я оттопал себе все ноги"/: неправда, если доверяешь глазам своим.
"Er hat ihn abgewimmelt" / "он спровадил его"/: немного напоминает насекомых-паразитов - wimmeln буквально означает "кишеть" насекомыми.
"Das ist ein (reines) Affentheater."/ "это (чистый) балаган! /. Возможно, не очень нам нравится потому, что времена маленьких ярмарочных представлений прошли, а потому выражение оставляет в нас чувство некоторой нарочитости, искусственности.
"Das ist ein ganz ausgekochter Junge!" /"продувной малый"/. Весьма неаппетитно для всех, кто допускает, что человеческое мясо даже в отварном виде отнюдь
166
не деликатес, ("ausgekocht" говаривали в старину женщины о готовом мясе).
"Er hat ihn breitgeschlagen" /"он уломал его"/ (хочется сказать: "er hat ihn mit Muhe uberredet" - "он с трудом уговорил его"): как будто речь идет о гибком металле.
"Das konnen wir leicht deichseln": /"это мы можем легко обтяпать"/: слишком просторечное, деревенское выражение, чтобы быть общеупотребительным.
"Sie hat wieder einmal ihren Willen durchgedruckt" /"она еще раз настояла на своем "/: как будто ее воля то же самое, что и ее колени, а она - рекрут! (Параллель с армейской командой: "Knie durchdrucken!" - "ноги в коленях не сгибать!"). Подобный казарменный оттенок имеют и многие другие сложносоставные слова с durch-: durchfliegen (durchfallen) - durchdrehen (Fassung verlieren) - sich durchfressen - jemanden durchhecheln, durchkauen (eingehend besprechen) - viel (Boes) durchwachen (mittelma?ig) jemanden durchwalken и т.д.
"Hier gibt's keine Extrawurste!" / "держи карман шире", "как бы не так!"/ - слишком уж отдает колбасной лавкой.
"Sie hat's faustdick hinter den Ohren " /"она сама себе на уме"/ - уж очень неэстетична эта куча грязи за ушами!
"Wir konnen nicht dauernd fortwursteln" /" мы не можем все время работать спустя рукава"/ - опять тот же колбасный дух, что и в выражениях с Extrawurst! Однако, если слово все же хочется использовать, дух этот следует сохранить: высокий "штиль" в данном случае вовсе не обязателен!
"Ich war gestern hundemude!" /"вчера я устал как собака"/ - усталость не самое характерное свойство собаки, скорее это ассоциация с тяжело дышащей, насквозь промокшей на охоте собакой. Но в этом смыс-
167
ле устойчивое выражение недостаточно выразительное. Существительное "der Hund" охотно используется в качестве усилительного элемента: hundeelend означает высшую степень утомленности; Hundekalte вызывает ощущение принизывающего до костей мороза.
"Er antwortete ihr ganz kaltschnauzig" / "он холодно ответил ей"/ - соединяет бранное слово ("Schnauze fur Mund") с характеристикой холодности, присущей этому разговору - двойственный образ! Или, быть может, выражение следует ассоциировать с "kalte Hundeschnauze"?
"Ich bin kaltgestellt worden" /"меня отстранили от дел"/ как еда в холодильнике - выставили на холод. Не только неприятно, но и (при пылком воображении) неаппетитно.
"Er ist eine Kanone" / "он важная шишка"/. Но Kanone ("пушкой") на жаргоне также называют и личное огнестрельное оружие.
"Das ist schon lange kaputt (gegangen) /"это уже давно испорчено"/ - в данном случае не совсем понятно, почему коренное слово entzwei в немецком языке нашли менее прозрачным, менее непосредственным, чем иноязычное (от франц. capot - проиграть). Но такова реальность.
"Karl ist doch ein recht alter Knacker / "и все-таки Карл старая перечница"/ - можно вообразить разное, что способно трещать и хрустеть у Карла (der Knacker - щипцы для колки орехов), но оно связано со словом Knicker и первоначально означало скупердяя. В общем, данное выражение предоставляет фантазии неоправданно много пространства.
"Ich habe mich mit Muh und Not losgeeist /"я с грехом пополам выкарабкался"/ - словно корабль из ледового плена. А, может, первоначально подразумевали освобождение зверя из капкана? В любом случае, фразео-
168
логизм не очень-то лестно отзывается о людях, в компании которых ты был.
"Na, dann leg mal los!" / Ну, давай, выкладывай!"/ -возможно в воображении первоначально возникал пес, которого спускали с цепи (Lass deinen Hund mal frei [jagen]!). Подобно этому: losschiessen / "ринуться, броситься бежать/. Два снижающих по значению выражения из охотничьей лексики.
"Ich habe einen guter Riecher fur solche Sachen" /"у меня нюх на подобные вещи"/ "Riechei" /"нос", "нюхалка") неадекватно "Nase", как "Puste"неравноценно "Atem".
"Ich habe gestern einen Ruffel bezogen" /"вчера мне устроили (премилую) головомойку", "распушили"/: der Ruffel - гребень для льна; jemanden ruffeln собственно означает чесать кого-либо, словно он лен. Более нейтральное beziehen мало смягчает неприглядность ситуации.
"Er (fr)isst wie ein Scheunendrescher"/ "он (жрет) ест за троих"/ - Scheunendrescher были бродячими батраками, которые из-за лишений и тяжелого труда были все время голодными.
"Ich lasse mit mir nicht Schindluder treiben"/"я не позволю издеваться над собой"/ - справедливое желание, поскольку das Luder прежде означал труп животного, a der Schinder - палач, который в средневековье по совместительству был и живодером. Милый фразеологизм!
"Welch eine Schnapsidee!"/ "что за бредовая идея!"/. Не очень-то вежливо изображать предложение своего собеседника как пьяный бред.
"Er hat sich verdruckt" /"он смылся"/ - вообразить себе как некто так "размазался" /verdruckt/ по стене, что стал даже невидимым, не очень-то приятно. Со сложными словами с приставкой ver- та же история, что и с durch-: часто слову они придают негативный
169
оттенок: sich verhauen /"дать маху"/ означает danebengreifen; jemanden verknacken /"осудить", "приговорить", фам., воровской жаргон, из древнееврейского/ означает "ihn (gerichtlich) bestrafen"; "sich den Fu? verknacksen /"вывихнуть себе ногу"/; "sich in ein Madchen verknallen /"втюриться в девушку"/ означает "verlieben" (усиление выражения: verschossen sein" -быть сраженным стрелами Амура. Но кто при этом слышал "knallen"?), "einen anderen verkohlen" /"подколоть" другого, подтрунить, тоже воровской жаргон из древнееврейского/ означает "verspotten", etwas verkorksen /"(ис)портить"/ - букв.: не суметь вынуть пробку из бутылки; несколько "неуместна" здесь буква "s", словно прицепившаяся к "Kork"; sich mit jemandem verkrachen - так спорить, что разругаться с кем-либо вдрызг (правда, благовоспитанные люди обходятся при этом без мордобития!); Geld verplempern /"сорить деньгами"/ означает vergeuden (Plempel когда-то называлась кружка пива, которой в пивных размахивали влево и вправо; к нему можно отнести и глагол verpulvern /"транжирить"/ - букв.: использовать порошки для экспериментов или лекарств; jemanden verreissen /"раскритиковать кого-л. в пух и прах"/; versacken означает verschuttgegangen - так сказать, против своей воли оказаться вовлеченным в основательный загул ("gestern bin ich glatt versackt, verschuttgegangen"), даже verkommen /"опустившийся"/ - то есть тот, кто уже давно в загуле; глагол ведет свое происхождение из профессионального языка моряков и первоначально означал тонущий корабль.
"Er zeige eine sehr bemerkenswerte Wurs(ch)tigkeit /"он проявляет удивительно наплевательское отношение"/ "Gelassenheit", даже "Gleichgultigkeit". Штамп этот в известной мере был запущен в оборот Бисмарком, который в 1853 г. в Парламенте заявил (причем на
170
латинском), что ему все обвинения, выдвигаемые против него в парламенте, все равно что "Wurst". Правда, в данном случае это было конкретное однократное ехидство, да к тому же сделанное в комической латинской форме.
Группа III: Когда расслабляются!
По большому счету допустимо только в своем узком кругу. Соответственно, редко возможно употребление перечисленных ниже речевых штампов и подобных им. К этой группе примыкают также бранные слова, наподобие: Dussel (в лингвистическом отношении от "dosen"), Holzkopf, Lummel (родственное с lahm), Lulatsch (букв. "простофиля"), а также все "крепкие выражения" наподобие "Dreck", "Fresse", "Kotzen", "die Sauarbeit" или "das Sauwetter" (и даже уничижительный приговор "sauma?ig"!). В сущности все понятно и само по себе. Факт не изменяется от того, что при усилиях убрать все табу, накладываемые обществом, те слова, что еще недавно в лучшем случае можно было услышать в тесной мужской компании, теперь кем-нибудь объявляются "самыми частотными словами" немецкого языка и считаются допустимыми для употребления в приличном обществе. Это уже слишком; тем не менее странно, как часто ныне эти слова можно услышать в качестве восклицания при нестандартной для говорящего ситуации (и даже из "нежных" уст).
Приведенные ниже примеры такого рода определяют круг устойчивых речевых оборотов, употреблять которые можно разве только, что называется, отпустив все поводья.
Den will ich morgen anhauen - ansprechen - домогаться, просить о помощи, стрельнуть денег / "er hat mich um funf Mark angehauen/: несколько грубовато о просителе.
171
Das muss ich (mir) noch beschnarchen /"обмозговать"/: усиление глагола beschlafen /"откладывать до утра какое-либо решение", "тщательно взвешивать"/.
"Das ist erstunken" - такая отвратительная ложь, что даже воздух от нее отравлен: явное утрирование!
"Dein Plan ist hirnverbrannt - план выглядит так, словно это плод воспаленного сознания. Не совсем удачный образ: "расплавившиеся" мозги - не очень эстетичный образ!
"Er ist ein Jammerlappen" - бестолковый, неумелый, трусливый парень, "ein Waschlappen" /"тряпка"/, "ein Schlappschwanz" /"шляпа"/.
"Das war gestern ein Klamauk" - такой шум, словно всю посуду вдребезги перебили: берлинское бранное словечко; а также означает "ein rauschendes, lustiges Fest" /шумный, веселый праздник/, однако выражение это отдает захолустной пивной.
"Ich lasse mich nicht lumpen" - я не позволю делу зайти так далеко, чтобы вы называли меня "тряпкой".
"Hier ist's gemutlich wie im Puff" - уютно, как в борделе: язвительная оценка какого-то беспорядка.
"Karl hat kein Sitzfleisch" - беспокойный, вертлявый, "ein Quirl" - непоседа, что-то в этом роде: часть тела, которую он редко использует для сидения, также редко упоминается в приличном обществе.
"Er hat gestern (gewaltigen) Stunk gemacht" означает "aufbegehrt" /"взбунтовавшийся"/, человек, затеявший склоку, поднявший "хай": выражение слишком уж режет слух.
"Rede keinen Stu?" - "не говори глупостей": еще одно древнееврейское слово ("stuth" - "глупость", "сумасбродство"), которое влезло в наш язык в 18-м веке, улизнув из тюремных камер и ночлежек.
172
Образы. Das Bild
Самым выразительным, но и опасным средством, придающим языку особый блеск и пластику, является образ (метафора). Мы можем использовать слово для обозначения какого-либо явления, предмета или процесса, которое на первый взгляд со всем этим не имеет ничего общего, но с которыми его роднит некая аналогия, похожесть, которая бросается нам в глаза. При этом мы либо сравниваем оба предмета (процесса, явления) друг с другом ("diese Arbeit lastet wie ein Berg auf mir) /"эта работа навалилась на меня как гора"/, либо сравнение помещаем на место сравниваемого ("ein Berg voll Arbeit ist zu bewaltigen") /"свернуть гору работы"/: высота горы равна высоте осиленной кучи дел; "er versank in einem Meer des Vergessens" /"он погрузился в пучину забвения"/. Итак, мы различаем в немецком языке образные сравнения (Bildvergleiche), расположенные между сравниваемыми явлениями ( ...wie ein...) и образы-символы (Bildworte), олицетворяющие явление (Berg von Arbeit).
Образные сравнения. Bildvergleichen
Образные сравнения характеризуются тем, что они являются поясняющими, яркими дополнениями. Мы уже видели, насколько частотны устойчивые сравнения "wie Espenlaub zittern" - дрожать как осиновый лист"; "wie eine Schnecke kriechen - ползти как черепаха. Er ist glatt wie ein Aal, вряд ли перед нашим взором возникает скользкая рыба, которая, извиваясь ускользает из наших рук; wie ein Aal - сравнение-штамп, за которое мы хватаемся без раздумий, когда нам не хватает слов, чтобы обрисовать низменную изворотливость человека, о котором только что говорили.
173
Устойчивые сравнения популярны оттого, что нередко выводят нас из затруднений в языковых ситуациях, расширяют рамки наших выразительных возможностей. Но именно потому мы и должны относится к ним с настороженностью: сравнение негласно помогает нам преодолеть затруднения, если мы хотим сделать нашу речь самобытной.
Поэтическое поприще.
Образы наших великих поэтов в сущности не отличаются от тех, которые используем и мы. Образные сравнения будят фантазию наших слушателей или читателей, и как раз в таком месте, где обычное слово было бы слишком невыразительно, бледно, чтобы вызвать яркую картину. Поэтому они не просто средства украшения, а особо ценные выразительные средства: они не украшают наши предложения, а направляют внимание собеседника на детали, которые полностью раскрываются только после нашего указания. Чем необычнее и самобытнее образное сравнение, тем сильнее оно захватывает воображение слушателя или читателя, и тем большая возникает необходимость следовать указующему "wie".
"Du bist wie eine Blume", - писал Гейне в одном стихотворении, раскрывая далее, что в возлюбленной напоминает ему цветок: "So schon, so rein, so hold." Ни одно из перечисленных качеств не характерно для цветов, если не все вообще; у поэта, по-видимому, вполне определенное представление, и на него должна ориентироваться фантазия того, кто читает стихотворение: он должен думать о цветке, который просто красив, само совершенство, это образ, от которого исходит сияние, который олицетворяет женственность, законченность, этакий бутон, скромная маргаритка, нежная незабудка. Такой образ напрашивается
174
сам собой; остальные более далеки, а потому более драгоценны.
В одном из любовных стихотворений Гёльдерлина звучит: "Trennen wollten wir uns, wahnten es gut und klug. Da wirs taten, warum schreckt uns wie Mord die Tat?" Сравнительный образ производит эффект громового раската в полной тишине, это строки, полные трагизма. Расставание для влюбленных оказывается, как поначалу хотела бы сказать первая строка, не просто "безрассудством" и "бедой", а преступлением, самым ужасным из всех, известных им. Оно кощунственно лишает жизни влюбленных; то, что кажется разумным, на поверку становится чудовищным злодеянием. "Смерти" подлежит намерение, замыслы, тайна; все это подобно страшной вспышке возникает перед влюбленными и ужасает читателя.
Одно знаменитое образное сравнение принадлежит герцогу Ларошфуко: "Разлука для любви подобна ветру для огня. Слабый она задувает, большой - раздувает". Этот образ вбирает суть проблемы. "Огонь" - излюбленное сравнение в любви; герцог пересекает его с новым образом - "ветром" для "расставания". Это пересечение образов является тем очарованием, тем чудом, которое пленяет читателя, захватывает его и уже больше не отпускает от себя. Правда, подобная фраза - изысканное искусство, игра образов тонкого мастера языка.
Образные сравнения в обыденной речи.
Абстрактные слова (выражения внимания, благодарности, терпения, страдания) с их расплывчатыми контурами не очень пригодны для создания образов. Чем конкретнее объект сравнения, тем живописнее рождающийся образ. Образное сравнение стремится к завершенности. И чем лучше это удается, тем сильнее сравнение очаровывает слушателя и читателя. Но и в этом слу-
175
чае лаконичность гораздо выразительнее развернутого сравнения, утомляющего своей детализированностью.
"Im letzen Sommer hab'ich gelebt wie der Herrgott in Frankreich' / прошлое лето я прожил как Господь Бог во Франции "как у Христа за пазухой"/ (выражение родилось после Французской революции 1793 г., когда Бог был "низвергнут", он там остался как бы "не у дел") - невозможно придумать более высокую степень ощущения полноты жизни.
"Er hangte sich an ihn wie eine Klette" / "он пристал к нему как репей"/ - собеседник или читатель почти физически ощущают неприятную привязчивость этого человека.
"Sein Geld zerschmolz wie Butter in der Sonne" /"деньги у него растаяли как масло на солнце"/ - в нескольких словах выпукло нарисован процесс, с которым каждый из нас хорошо знаком и который по крайней мере хотя бы раз в жизни воспринимали как неприятную реальность - эта мысль будит в нас понимание и сочувствие к транжире.
"Du machts heute ein Gesicht wie zehn Tage Regenwetter" /"y тебя сегодня кислая физиономия"/ - с этим высказыванием на нас надвигается мрачная туча, и тот, кому адресовано замечание, должен постараться рассеять это впечатление.
"Wie Sonnen leuchteten ihre Augen"; еще лучше: "Wie zwei Sonnen strahlten ihre Augen" /"как два солнца лучились ее глаза"/ - глагол strahlen больше соответствует образу солнца, чем leuchten; он усиливает образность.
"Er stand wie eine Saule vor der Versammlung"; еще лучше: "Er ragte fest wie eine Saule"/"oн остолбенел"/ -столпы античных сооружений как бы "выдавались" в окружающий ландшафт; они "намертво" /"fest"/ подпирали своды храмов.
176
"Wie eine Meute waren Verfolger hinter ihm her"; а еще лучше "Wie eine wilde Meute jagten Verfolger auf seiner Spur" /"словно дикая свора собак неслись преследователи по его следу"/ - к охотничьему термину "Mekute" в данном контексте так и просится эпитет "wilde".
Слово-образ
Более частотно, чем образное сравнение - слово-символ, сквозное сравнение, которое, опуская союз "wie", идентифицирует сравниваемый объект с образом. Наш язык изобилует подобными словами-символами; они так фонтанируют из него, что порой кажется, изначально каждое слово было образом. Совершенно определенно, что на письме и в речи мы склонны понятия заменять представлениями о них.
"Unser Garten ist eine Oase in der Stadt" /"наш сад -оазис в городе"/ -т.е. спокойное и тихое место для отдыха; оно для нас, когда усталые (как погонщики верблюдов) мы возвращаемся домой, также дорого, как и для кочевника зелень и прохлада оазиса. Само слово содержит в себе этот образ. К тому же отсутствие сравнительного союза "wie" только усиливает образное воздействие: сад не "как" оазис, он - и есть оазис.
Образное сравнение или слово-символ? Выше мы говорили о метафоре "Verfolger" - "Meute". Когда мы, низводя сравнение до действительности, говорим о "Meute der Verfolger" /"сговоре преследователей"/, мы получаем совсем иной эффект, чем когда включаем между ними "wie". "Die Meute der Verfolger war hinter ihm her": сами преследователи уподобляются шелудивым псам. Но когда "die Verfolger hetzen ihn wie eine Meute" - тогда образное сравнение дает характеристику неумолимости, упорству и кровожадности преследователей. Таким образом, мы должны четко себе представлять, какой цели добиваемся: хотим ли мы,
177
чтобы образное сравнение заставило слушателя задуматься или чтобы слово-символ поставило его перед свершившимся фактом. Сопоставим:
образное сравнение
слово-образ:
Du bennimst dich wie ein Milchmadchen - du rechnest mit unbekannten Gro?en!
/ ты ведешь себя опрометчиво /
Du machst eine Milchmadchenrechnung auf
/ ты питаешь необоснованные надежды/
Er war storrisch wie ein Esel.
/он упрям как осел/
Er ist wirklich ein Esel.
/он настоящий осел/
Das passt wie die Faust aufs Auge
/это идет как корове седло/.
Die Faust des Diktators lastete schwer auf dem Lande
/ страна стонала под пятой диктатора/
Sie qualmte gestern wirklich wie ein Schornstein
/вчера она дымила просто как паровоз/.
Diese Schuld schreib ich in den Schornstein
/этот долг я получу после дождичка в четверг/.
Во всех этих случаях используются образы; но одни с помощью акцента сравнения образуют дистанцию между собой и слушателем, другие убеждают собеседника в том, что они идентифицируют (внешне!) сравнение с действительностью прямо в ядре самого образа. Так образное сравнение более поэтично и возвышенно, слово-символ более обнажено и приземлено; первое чувствует себя на месте там, где стремятся к осознанному воздействию с помощью осознанного формирования стиля (в речи, в тщательно обдуманных письмах); стихия второго в разговорной речи и
178
других близких ей языковой и письменной средах. Оба активно проникают во все сферы нашего языка.
Опасность избитых средств выражения.
Слова-символы являются аккумулятором языка (подобно устойчивым выражениям, границы которых не всегда возможно очертить строго). В этом заключается некоторая опасность. Прежние слова-образы стали настолько расхожими, что мы уже не задумываемся над их первоначальным смыслом, а чаще всего даже не подозреваем его. "Ach, wieder die alte Leier!" /"опять старая песня"/ - думаем, говорим или пишем, когда слышим что-нибудь, уже набившее оскомину. Почему именно alte Leier /шарманка/? Шарманки, которые все еще изготовляют в нескольких местах в Германии, за время долгой эксплуатации теряли чистоту своего звука; он становился хриплым и визгливым. Die alte Leier режет наш слух. Но мы уже вряд ли помним об этом, также, как и, поколотив мальчишку, мы говорим "verdreschen" "ihm seine Dresche verabreichen" и нам не приходят на память тяжелые удары молотильного цепа (der Dreschflegel), ну кто из нас жил в те времена? - или когда мы говорим о jungen Dachsen ("молокосос", "юнец"), чья непочтительность огорчает нас, то перед нашим мысленным взором вряд ли возникает образ забавного проныры-барсучонка, которого и видел-то далеко не каждый из нас.
Образное расширение и образное пересечение.
Прежде чем использовать слова-образы в предложении, следует взять за правило анализировать их. Назвать полную даму einen Kasten /"комод"/ - не очень изящно, но, в общем, весьма впечатляюще и образно. Но вот нам захотелось усилить выразительность и мы прибегаем к помощи яркого прилагательного, добавляя kugelrund: Emma ist wirklich ein kugelrunder Kasten. Смех, который был наградой оратору, заслуга не Dame
179
Emma, а его меткое словцо: ведь в обычном мире вещей не существует kugelrunde Kasten.
Распространения устойчивых слов символов опасны! Нужно следить за тем чтобы распространение соответствовало сути. Предположим, мы хотим сказать, что некто, за кем гонятся, (много, хитро) петлял / einen Haken geschlagen hat/, но никогда этот крюк / Haken/ не может быть kreisrund или bogenformig, поскольку подобных "петель" не существует! Тот, кто так говорит, слабо представляет себе ситуацию, вытекающую из сущности образа; главная же задача слова-образа - сделать ситуацию прозрачной.
Цитата. Das Zitat
В прежние времена цитаты использовались чаще, нежели теперь. Они служили критерием образованности: кто знал своего национального поэта Гете (Шекспира, Шиллера, Гейне и т.д.), должен был демонстрировать это устно и письменно, а собеседнику вменялось в обязанность моментально доказать, что ему прекрасно известен источник цитирования - своего рода игра-соревнование в обществе, в которой выявлялся наиболее находчивый и начитанный.
Смысл и воздействие цитат
Прежнее общественное значение цитаты ныне утрачено. Она сохранила иное воздействие, которое стилистически ставит ее в один ряд с пословицей. Цитата подкрепляет (как и пословица) высказывание говорящего или пишущего; бьет поговорку авторитетом опыта, одалживая его у прославленных имен.
Научная цитата (das wissenschaftliche Zitat).
Существуют случаи, когда цитировать необходимо: в научных дискуссиях или обсуждениях, при которых работают с результатами исследований других ученых, о которых нельзя замалчивать. Научная цитата - важное подспорье
180
в работе, экономящее время и усилия: используя чужое идейное богатство, можно быстрее и уверенней достичь собственных целей. Конечно, собственные высказывания впоследствии следует подтверждать дословным подтверждением источника и в любом случае указывать название работы и имя автора. Но это свойственно лишь этике научных публикаций и дискуссий и речей парламентариев, а потому о таком цитировании в данной книге будет сказано лишь вскользь.
Неуместное цитирование.
В повседневной жизни цитирование, как правило, излишне; некоторых известных способов применения же следует даже остерегаться. "Указующий перст", который раздражал в пословицах, при цитировании может нас еще более ожесточить. Этого нельзя допускать.
Партнер (и при этом для него часто не имеет никакого значения, будут или нет к нему прислушиваться или читать) может, например, настырно "вклеить" свою "образованность" в цитату, он может сказать: "Schon Vei-gil hat erklart, da? der Geist die Materie bewege" /"еще Вергилий утверждал, что материей движет дух"/; и это еще сравнительно скромно, от тона цитирования в таких случаях зависит ее одобрительное или отрицательное восприятие. Но собеседник может оказаться и нескромным: "Der Geist bewegt die Materie, sagt schon Vergil". Звучит будто бы одинаково. Но упоминание авторского имени в постпозиции производит неблагоприятное впечатление. Вершина же нахальства - когда добавляется словечко "bekanntlich" /"как известно"/: "Bekanntlich hat schon Vergil gesagt, da? der Geist die Materie bewegt". Говорящему или пишущему прекрасно известно, что собеседнику или читателю незнакома его блестящая цитата; он наслаждается над его посрамлением.
181
"Bekanntlich war es ein Grundsatz Napoleons, da? nur die Hartnackigen die Schlacht gewinnen! Wu?ten Sie das?" /"Как известно, заповедью Наполеона было то, что битвы выигрывает упорный человек! Знаете ли Вы это?"/. Вполне возможно, что школьный учитель не рассказывал вам этого; только в немногих исторических трудах встречается данное высказывание, подтверждения истинности которого к тому же весьма немногочисленны. И незнание его еще не свидетельство "необразованности". Но в данном случае человек, с которым Вы разговаривали или чье письмо только что прочли, использованием словечка "bekanntlich" заклеймил Вас как невежду и дурака. Это бестактное словечко, и у него, к сожалению, есть родственники: "Wie Sie wissen, bemerkt Seneca in seinen Briefen, mancher habe fruher zu leben aufgehort als angefangen" /"как Вы знаете, Сенека в своих письмах заметил, что некоторые умирают прежде, чем начинают жить"/. "Ich erinnere Sie daran, da? schon Caser im 3. Buch seines Gallischen Krieges die Erkenntnis niedergelegt hat, die Menschen glaubten im allgemeinen gern, was sie wunschen" /"напомню Вам, что еще Цезарь в 3-й книге своих "Записок о галльской войне" пришел к выводу, что люди в целом охотно верят в то, во что желают поверить"/. Подобная бесцеремонная манера льстит самолюбию говорящего или пишущего, но допустимо ли при этом наслаждаться унижением своего собеседника?
Привлекательные цитаты.
Как мы должны сторониться бесконтактного цитирования, то точно также и менторского тона, который роднит цитату с пословицей. Однако наряду с чопорной манерностью у цитаты существуют и отрадные моменты; она привлекательна, если используется в подходящий момент. Аура мудрости и изящества, витающая над содержанием и
182
формой цитаты (в большинстве случаев) может передаваться слушателю, если только говорящий своим тщеславием не разрушит их. Чем бережней обращаются с цитатами, тем ярче они могут засиять.
Когда убеленный сединами человек вступает в разговор юных людей / со словами! "Auch ich war ein Jungling mit lockigem Haar, an Mut und an Hoffnungen reich" /"И я был когда-то юн, с вьющимися волосами, полный надежд и отваги", и. Лорцинг"/, то подобное вступление не только освобождает его от излишнего детального предисловия, но наградой ему к тому же станет та тихая, сочувственная улыбка, которую и поныне у наших слушателей вызывает эта ария.
Хозяйка дома, приглашая гостей гомеровским изречением к "роскошной трапезе", цитатой хочет поднять у всех настроение, что, однако, возможно, подвигнет какого-нибудь гостя и к игривым высказываниям иного рода. Отвечая на вальяжные благоглупости собеседника фразой Натана "Kein Mensch mu? mussen", можно разрядить обстановку и дать возможность своему визави сохранить лицо.
Два основных правила для любителей цитат
Не существует никаких особых норм относительно того, где и когда можно вставлять цитаты. Главное -стараться избегать претензий на всезнайство, умничанье и не оказаться в шутовской роли этакого начетчика. Цитаты - в противоположность словам-символам, без которых наш язык не может существовать - не обязательны, но использование их допустимо и даже полезно, когда вы с помощью их отшлифованного лаконизма делаете более кратким ваше выступление. При этом нужно следовать двум правилам:
Цитируйте в соответствующем месте!
Нет ни необходимости, ни особого смысла, не возникает особое изящество, когда сочинения, речи или доклады начи-
183
наются или оканчиваются цитатами. Существуют ораторы и сочинители, живущие с навязчивой идеей, будто цитата - самое подходящее вступление или естественное завершение любого сочинения или работы, что неверно. Цитата тогда раскрывает всю свою притягательную силу, когда она естественно вплетена в ткань устной или письменной речи. Тогда ее можно сместить на более подходящее место, возможно, как-то обыграть ее (даже и перевернуть, чтобы продемонстрировать, что из этого вытекает), развернуть в разных направлениях, чтобы сделать цитату более прозрачной или выявить ее подлинную значительность. Если цитата находится в начале или конце, она возвышается словно скала и обнажает свои неприглядные стороны; пафосность, претенциозность, псевдоинтеллектуальность. Но при ее смысловой связанности цитата может высветиться по-новому, радуя слух слушателей и читателей и углубляя контекст. Правда, для этого требуется не только рассудительность, но и бойкое перо. Цитированию учатся, но к нему нужно и иметь склонность.
Цитируйте верно!
Цитирование должно быть "правильным" т.е. дословным. Удивительно, насколько живучи искаженные цитаты.
Некоторые полагают, что точность необязательна, так сказал или иначе - дело второе; главное, чтобы изречение соответствовало контексту и било в самую точку. Допустим! Но точность заложена в сути "цитаты", "цитирования" (лат. citare - "вызывать", "подзывать"), в воспроизведении в первоначальном виде. Выход из этого - не цитировать. Кто не в состоянии правильно, текстуально цитировать, пусть лучше попытается то, что он хотел бы высказать или подкрепить цитатой, выразить собственными словами.
184
Так он скорее убедит своего читателя или слушателя, чем перевранной, искаженной цитатой.
Когда опасность у дверей, обыкновенно - часто в шутку - говорят; "Hannibal ante portas" ("Ганнибал у ворот"). Цицерон же в своей 1-й Филиппике восклицал: "Hannibal ad portas" ("Ганнибал приближается к нашим воротам!"). А это уже совсем другое.
ПРЕДЛОЖЕНИЕ
Одно древнее изречение о том, кто мог хорошо, быстро и точно говорить или писать, гласило, что он умеет "хорошо располагать свои слова". До сих пор мы говорили о том, как "располагают слова", и куда их располагать - речи пока не было.
Местом, в котором наши слова обретают полную осмысленность, является предложение. Мы уже видели (см. с.), что предложение - это языковая сущность мысли, мы думаем предложениями. Оно - хранилище нашего высказывания, точнее говоря: оно связывает наши восприятие и мышление (существительное) с движением времени (глагол).
Простое и сложное предложение
Возможности строить предложения развиты в нашем языке широко. В предложение мы можем оформить наше высказывание, восклицание, требование и вопрос!
Der Hund bei?t.
Ah, der Hund bei?t.!
Bei?, Karo!
Bei?t, der Hund?
Это исключительно простые предложения; они состоят лишь из воспринимаемого нечто с артиклем (der Hund) и его проецированного во время поведения
185
(beisst). Мы можем на разный лад расширить эти предложения:
Der Hund bi? den Brieftrager - собака укусила почтальона.
Der Hund bi? den alten Brieftrager ins Bein - собака укусила старого почтальона за ногу.
Der Hund hat gestern den alten Brieftrager tief ins Bein gebissen - собака вчера сильно покусала старого почтальона за ногу.
Мы можем также связать между собой несколько подобных предложений, которые могут быть так соединены соединительными противительными, разделительными или пояснительными союзами, что одно обосновывает другое, эту структуру предложения мы сочинением:
Der Hund bi?, und ich scho? - собака укусила, и я выстрелил.
Der Hund bi?, aber ich rief ihn zuruck - собака укусила, но я отозвал ее назад.
Verlassen Sie mein Haus, oder ich hetze meinen Hund auf Sie! - покиньте мой дом, или я натравлю на Вас свою собаку!
Der Hund biss den Dieb, deshalb lief dieser schnell aus unserem Garten. - собака укусила вора, поэтому он стремглав убежал из нашего сада.
Наконец, мы можем нашему высказыванию ("главному предложению") подчинить распространение в отдельном предложении ("придаточное предложение") , которое затем должно быть приведено в четкое соотношение с главным предложением. Так возникает сложноподчиненное предложение!
Der Hund bi? zu, als der Mann sich mir naherte - собака вцепилась, как только человек ко мне приблизился.
186
Der Hund bi?, obwohl ich ihn zuruckgerufen hatte -собака укусила, хотя я и подзывал ее к себе.
Der Hund bi? zu, weil der Mann, der schon recht alt war, sich mir naherte - собака вцепилась, поскольку человек, уже в возрасте, приближался ко мне.
Восемь основных правил построения предложений
Сложноподчиненное предложение способно тесно сплетать друг с другом свои отдельные части. На примере восьми основных правил мы хотим показать предпосылки для построения хорошо сформированного, разумно составленного и доступного для понимания предложения.
Правило первое: используйте возможности построения второстепенного предложения!
В одном отчете федеральной статистической службы за 1959 г. можно прочесть: Bei diesen Gemusearten konne durch verspatete Anbauvertrage mit der Konservenindustrie noch grossere Anderungen eintreten" /"но этим сортам овощей в результате запоздалого заключения контракта с консервной промышленностью относительно их выращивания могут произойти серьезные изменения"/. Предложение неправильно, а именно потому, что в нем слишком много всего. Кроме того, мы не говорим и не пишем, что "Anderungen eintreten" а то, что здесь подразумевается - "verandert wird" или "sich andert". Так что же изменяется? "Gemusearten", и конкретно "durch verspatete Anbauvertrage mit der Konservenindustrie". Прямо-таки ботанический феномен! Конечно же, статистическая служба имеет в виду, поскольку некоторые договоры заключены слишком поздно, известный объем (разумеется, не сами сорта овощей) производства
187
овощных консервов может быть изменен. Так почему же об этом не было сказано? Поскольку считается, что экономится время и площадь, когда в одно предложение втискивается как можно больше, что неправильно, скорее чиновник, написавший это предложение, тем самым заслоняет ядро своего высказывания. Предложение должно звучать следующим образом: "Weil sich manche Anbauvertrage mit der Konservenindustrie verspaten, konnen sich die Mengen der verarbeiteten Gemuse noch andern" /"Поскольку некоторые договоры с консервной промышленностью запоздали, объемы обрабатываемых овощей могут быть пересмотрены"/.
Еще несколько примеров!
некорректно:
корректно:
(1) Die Planschwiese (2) war (3) in einem (4) von Mauer umgebenen (5) terrassenartigen Teil des Parks angelegt
(1) Die Planschwiese (2) befand sich (3) in einem Teil des Parks, der (4) von einer Mauer umgeben war und (5) terrassenformig abfiel
/"лужайка была разбита в окруженной каменной оградой спускавшейся уступами части парка"/ - (5 единиц высказываний!).
/"лужайка находилась в той части парка, что была окружена каменной оградой и спускалась уступами"/.
188
(1) Dieses (2) von seiner Mutter erbte(3) gesteigerte Minderwertigkeitsgefuhl(4) "machte ihn(5) sein ganzes Leben lang unsicher
(1) Das Minderwertigkeitsgefuhl, (2) das er von seiner Mutter geerbt hatte, (3) das ihn aber noch starker qualte, (4) machte ihn unsicher, (5) solange er lebte


/"это унаследованное от матери нарастающее чувство неполноценности всю жизнь делало его неуверенным в себе"/ - (5 единиц высказываний!)
/"Чувство неполноценности, унаследованное им от матери и которое мучило его еще сильнее, делало его неуверенным в себе на протяжении всей жизни/.


(l)Unter seinen Buchern (2) befand sich auch (3) die kostbare, (4) vierzigbandige, (5) in Leder gebundene und (6) mit einem Register (7) versehene Goetheausgabe
(1) Er besass auch die (2) vierzigbandige (3) Goetheausgabe (4) in Leder (5), die sehr kostbar war, (6) zumal sie ein Register hatte
/"среди его книг имелось также дорогое, сорокатомное, переплетенное в кожу и снабженное алфавитным указателем издание Гете (7 единиц высказываний!)
/"он владел также сорокатомным изданием Гете в коже, которое было очень ценным, тем более, что оно было снабжено алфавитным указателем"/ - экономия в одно псевдовысказывание!) .
Обратите внимание: не пытайтесь вставить как можно больше в главное предложение! Не забывайте, что можете составить придаточное предложение, чтобы дополнить его! Сложноподчиненное предложение четче и вразумительнее одного перегруженного! Кроме того, как показывает третий пример, часто последовательное расширение предложений способствует
189
их более осмысленным соотношениям между собой, чем их простое нанизывание друг за другом.
Помните: придаточные предложения могут быть выражены и инфинитивом или причастием ("Partizip"); "ich habe keine Zeit, mude zu sein!" /"у меня нет времени, чтобы уставать!"/ "Straff gespannt, zerbricht der Bogen" /"лук сломается, если туго натянуть тетиву"/. Часто придаточное предложение выполняет также задачу поясняющего приложения! "Der Blinde ging, von seinem Hunde begleitet, uber die Stra?e" /"слепой, сопровождаемый своей собакой, перешел улицу"/ -("аппозиция"). Аппозиция всегда стоит в том же падеже, что и подлежащее, которое она поясняет ("Du kennst ihn, den grossen Maler?" /"знаешь ты его, великого художника*"/). Подобные усеченные второстепенные предложения способствуют гибкости наших предложений.
Правило второе: правильно соединяйте друг с другом члены предложений!
В одной крупной ежедневной газете пишут; "Auch seine Partnerin wurde nicht zu Unrecht von den Scheinwerfern verfolgt und stark applaudiert". Комическая реакция, которую помимо желания вызывает это предложение, обусловлена многочисленными ошибками, некоторые из которых мы уже анализировали. Если бы автор учел, что "applaudieren" относится к глаголам, которые можно употреблять только в безличном значении в Passiv (страдательный залог; то не допустил бы такого ляпсуса; он тогда бы знал, что ему необходимо построить сложносочиненное предложение; "Auch seine Partnerin wurde nicht zu Unrecht von Scheinwerfern verfolgt, und man applaudierte ihr stark" /"за его партнершей прожектора следовали тоже не без оснований, и аплодировали ей сильно"/. Другой ошибкой является смещенный образ (ср. с.) скользя-
190
щих прожекторов, который вызывает нашу улыбку: у нас непроизвольно создается впечатление, будто прожектора бегают вслед за танцовщицей. Следовало бы лучше сказать, что лучи прожекторов /"Scheinwerferkegel"/ следуют за ее танцем. И, наконец, главная ошибка в том, что отдельные члены этого предложения связаны недостаточно логично и недвусмысленно друг с другом. Так, возникает ощущение, что не зрители, а прожектора ("не без оснований"), следуя за танцовщицей, аплодируют ей. Просто автор сих строк хотел сказать следующее! Auch seine Partnerin, die zu Recht immer im) vollen Scheinwerferlicht stand, erhielt starken Beifall". /"Партнерша его, по праву вся в свете прожекторов, тоже заслужила громкие аплодисменты"/. А вот еще парочка примеров
некорректно
корректно
Mullers Chef leitete die Sitzung, die durch seine Nervositat sehr gestort wurde
Muller storte die Sitzung, die sein Chef leitete, sehr durch seine Nervositat
/"шеф Мюллера вел заседание, которому сильно мешала его нервозность"/.
/"Мюллер сильно мешал заседанию которое проводил его шеф, своей нервозностью"/.


In der Anlage finden Sie
Ich fuge einen Durchschlag
einen Durchschlag des Briefes, den ich an den
des Briefes bei, den ich an den Minister geschrieben
Minister geschrieben hatte.
habe. Noch ehe ihre Aussage
Ehe sie die Aussage proto-
protokoliert werden konnte,
kolieren konnte, war die
verschwand die Zeugin
Zeugin bereits verschwunden

/"в приложении Вы найдете копию письма,
/"я прилагаю копию письма, которое написала министру.
191
которое я написала министру. Едва она успела запротоколировать показание, свидетельница исчезла"/.
Только успели запротоколировать ее показание, как свидетельница исчезла"/.


Sie hatte ihre Mutter noch
Die Mutter reiste ab, noch
nicht getroffen, als sie schon
bevor ihre Tochter sie hatte
wieder anreiste
sprechen konnen
/"она даже не успела повидаться с матерью, как та снова уехала"/.
/"мать уехала прежде, чем ее дочь
успела с ней поговорить"/.


An dem Garten wurden
Der Garten wurde nicht nur
nicht nur geringfugige Ver-
in Kleinigkeiten umgeformt,
anderungen, sondern eine
sondern ganz neu gestaltet
vollige Umgestaltung durchgefuhrt

/"в саду были про ведены не только незначительные переделки, но полная перестройка" /.
/"сад не просто был переделан по мелочам, а заново перестроен"/.
Примечание: обращайте внимание на то, чтобы члены предложения были согласованы друг с другом!
Правило третье: избегайте слишком длинных предложений!
Одним из подарков латинского языка, который мы особенно бережем и пестуем, является длиннющее предложение, ставшее у нас излюбленным потому, что не одно поколение немцев считало стиль Цицерона образцовым и для родного языка. Но то что для латинского языка хорошо и закономерно - поскольку его особенностью является предложение с последовательно расположенными периодами, выстроенное с
192
почти математической четкостью - едва ли подходит для нашего языка.
Искусство составления предложений великими поэтами).
Сказанного в начале недостаточно без рассмотрения того, как изысканно владели словом такие выдающиеся мастера как Клейст, Штифтер и многие другие.
Клейст: "Unwissend wohin sie sich wenden sollte, wankte sie, gestutzt am Gelander, den Felsenpfad hinab, um sich wenigstens fur die einbrechende Nacht ein Unterkommen zu verschaffen, doch ehe sie noch den Eingang des Dorfchens, das verstreut im Tale lag, erreicht hatte, sank sie schon, ihrer Krafte beraubt, auf den Fu?boden nieder... Ein Knabe, der am Felsenabhang spielte, hatte sie daselbst bemerkt und in dem Hause seiner Eltern von einer so sonderbaren und auffallenden Erscheinung Bericht abgestattet, worauf diese, die von Littegarden mancherlei Wohltaten empfangen hatten, au?erst besturzt, sie in einer so trostlosen Lage zu wissen, sogleich aufbrachen, um ihr mit Hilfe, so gut es in ihren Kraften stand, beizuspringen."
Штифтер: "Nun begannen die Manner in der unteren Moldau und im Ratschlag und im Reutschlage und an dem) schwarzen Bach und auf der Murgauer Heide und in Frieborg und in der Friedau und in der Steinleithe und weiter hinan aus Eschen oder Ahornen oder anderem zahen Holze Lanzenschafte und Keulen zu machen, Lanzenspitzen und Schwerter zu schmieden, Riemzeug zu schneiden, Bogen und Armbruste, Pfeile und Bolzen zurecht zu machen, aus Filz und aus Wolltuch Hauben und Gewander zu nahen, und auf Pferden, wo sie vorhanden waren, zu reiten."
Тот, кто прочтет эти предложения не спеша и вслух, получит истинное наслаждение. Это хорошо сочлененные предложения, части которых гармони-
193
руют, точно соответствуют друг другу. И более того: эти фразы, кажется, поют, потому что они во всех своих мельчайших компонентах ритмически соотнесены друг с другом с таким необычайным тактом, словно фигуры мелодии, которая берет за душу. Но это поэзия, и условия ее - художественное восприятие и мастерское владение словом. Этому не научишься, и если даже и попытаться это сделать, наша повседневная речь и письма отторгнут ее. Ибо у кого, будь то оратор или слушатель, сочинитель или читатель, найдется столько времени для такой бережной и тщательной отделки языка?
Длинные предложения в повседневном общении.
Итак, для домашнего употребления поэтический язык не подходит. И кто не способен сам писать с таким искусством и не может предполагать наличие достаточного времени ни у себя, ни у своих слушателей и читателей, тот воздерживается от использования слишком длинных предложений. На нескольких примерах мы хотим пояснить опасность длиннот предложений и как избежать ее.
некорректно:
корректно:
1 главное предложение (1),
3 разорванных придаточных (a, b с):
1 главное предложение (1),
1 придаточное внутри главного (а):


(1) Es ist bekannt, (a) da?
(1) Die Eltern jedes
die Eltern eines Schulers, (b)
Schulers, (a) der in
der in mehreren Fachern, (c)
mehreren Fachern den An-
die Muhe machen, (b)
spruchen seiner Lehrer nicht
schlecht steht, (a) ein
genugt, (1) werden
Vierteljahr vor der
bekanntlich ein Vierteljahr
Versetzung schriftlich auf die
vor der Versetzung schriftlich
gefahrdete Situation
uber die Situation
194
hingewiesen werden
unterrichtet /"родители лю-
/"общеизвестно, что роди-
бого ученика, который по
тели ученика, который по
многим предметам не
многим предметам, кото-
удовлетворяет требовани-
рые у него вызывают
ям своего учителя, (1) как
трудности, не успевает, за
известно, письменно из-
яетверть до перехода его в
вещаются о ситуации за
следующий класс пись-
четверть до перевода в
менно уведомляются о создавшемся угрожающем положении"/.
следующий класс "/.


1 главное предложение (1),
2 главных предложения (1,
в него и в друг в друга
11), каждое из которых с
вставленных придаточных предложений (а, и, с, d, e):
одним придаточным внутри ( a, b ):


(a) Indem wir Ihre Leistun-
(1) Sie haben beim Aufbau
gen, (b) die Sie beim Aufbau
unseres Betriebes, (a) den
unseres Betriebes, (c) den
Sie eine Zeitlang geleitet
Sie zeitweilig selbststandig
haben, (I)
geleitet haben, (b) bewiesen
Anerkennenswertes geleistet.
haben, (a) ausdrucklich aner-
(11) Ihre Umsicht in der
kennen, (1) betonen wir die
Behandlung von
Umsicht, (d) mit der Sie in
Personalfragen, (B) die
allen Personalfragen, (e)
Ihnen besonders anvertraut
denen Sie sich besonders
waren, (11) muss
gewidmet haben, (d) erfolg-
ausdrucklich geruhmt werden
reich waren /"вследствие
/"при строительстве на-
того, что мы Ваши успехи,
шего предприятия, кото-
которые при строительстве
рым Вы некоторое время
нашего предприятия, кото-
руководили, Вы добились
рым Вы время от времени
успехов, достойных при-
самостоятельно руководи-
знания. Ваша осмотри-
ли, признали безоговороч-
тельность, которую Вы
195
но, мы подчеркиваем осмотрительность, с которой Вы все кадровые вопросы, которым Вы уделяли особое внимание, удачно решали"/.
особенно проявили в работе с кадрами, выше всех похвал"/

некорректно:
корректно:
1 главное предложение (1)
2 главных (1, 11), каждое с
и 5 в него и друг в друга
одним придаточным (а, b);
вставленных придаточных
только одно придаточное в
(а, b, с, d, e):
середине главного!
(I) Der Polizist, (A) der an
(1) Der Polizist, (a) der an
der Ecke, (B) die abends
der Ecke mit dem starktsten
den starksten Verkehr
abendlichen Verkehr Dienst
aufweist, (a) Dienst tat, (I)
tat, (I) notierte gerade einen
ergriff, (c) als er den
falsch parkenden
/Unfall, (d) der ihm
Wagen, (b) Als er aber den
zunachst, (e) weil er einen
Unfall bemerkte, (11)
falsch parkenden Wagen
veranla?te er sofort alles
notierte, (d) entgangen war,
Erforderliche
(c) bemerkte, (I) sofort alle
/"полицейский, который
notigen Ma?nahmen
нес службу на перекрестке
/"полицейский, который на
с напряженным вечерним
углу, где было сильное ве-
движением, как раз реги-
чернее движение, нес служ-
стрировал неправильно
бу, предпринял, когда он
припаркованную машину.
аварию, которую он пона-
Но когда он заметил ава-
чалу, поскольку регистри-
рию, то тотчас предпринял
ровал машину, нарушив-
все необходимые меры"/.
шую парковку, проворонил,

заметил, сразу все необхо-

димые меры"/.

196
Выносите глагол вперед!
Хорошее практическое правило гласит, что при длинных предложениях глагол, чаще всего сдвинутый в конец, следует по возможности "вытаскивать":
некорректно:
корректно:
(I) Er war (a), als er den Tod seiner Mutter, (b) der ihm telefonisch durchgesagt wurde, (a) erfuhr, (1) gerade auf einer Geschaftsreise
(a) Als er den Tod seiner Mutter telefonisch erfuhr, (I) war er gerade, auf einer Geschaftsreise
/"он был, когда он узнал о смерти своей матери, о которой ему сообщили по телефону, как раз в деловой поездке"/. Два придаточных предложения внутри главного разрывают его и тем самым расчленяют главное высказывание (содержащееся в глаголе главного предложения).
/"когда по телефону он узнал о смер-ти своей матери, он был как раз в деловой поездке"/. Сложноподчиненное предложение ограничено стоящим на первом месте придаточным и следующим за ним главным; таким образом удалось избегнуть разрывов предложений. Придаточное можно поставить после главного предложения, как в следующем примере:


2 придаточных (а, b) внутри главного как его наполнители:
Главное предложение (1) и одно придаточное после главного (b); глагол впереди:


(1) Er war, (a) als seine Eltern, (b) die telefonisch herbeigerufen waren, (a) eintrafen, (I) schon tot,
(1) Er war schon tot, (b) als seine telefonisch herbeigerufenen Eltern eintrafen
/"он был, когда его родители, которых вызвали по
/"он был уже мертв, когда прибыли вы-
197
телефону, прибыли, уже мертв"/.
званные по телефону родители"/.
Два предшествующих однородных придаточных (a1, a2), главное со сказуемым - замыкает:
Главное (I) впереди, оба
придаточных (a1, a2) сле-
дуют за ним:
(a1) Nach dem die Maschine aufgestellt und (a2) erprobt worden war, wurde sie in Betrieb genommen
(1) die Maschine wurde sofort in den Arbeitsgang einbezogen, (a1) nachdem sie aufgestellt und (a2) erprobt worden war
/"после того, как механизм смонтировали и опробовали, его немедленно запустили "/•
/"механизм немедленно запустили, как только он был смонтирован и опробован"/.
Примечание: обращайте внимание на то, чтобы все ваши предложения были хорошо понятными для слушателя, для читателя - обозримыми!
Практическое правило: по возможности располагайте глагол в конце только в придаточных предложениях!
Правило четвертое: не увлекайтесь "рубленным стилем"!
Многие из тех, кто уже ознакомился с вышеизложенными правилами, осмыслил и учитывает их, теперь могут впасть в противоположную крайность. А именно: они начинают избегать длинных предложений со сложными периодами, стараются составлять как можно более короткие главные и следят за смысловыми соотношениями между членами предложения, но при этом они начинают злоупотреблять рубленным стилем, при котором много коротких главных предложений, зачастую не связанных между собой, расположенных параллельно. Вот как это может вы-
198
глядеть! "Der Morgen war schon, ich stand fruh auf. Wir fruhstuckten gemeinsam. Kate ging anschliessend zum Markt.' Ich setze mich an meinem Schreibtisch. Wir trafen uns spater in der Stadt."
Здесь шесть предложений, каждое из которых от 3 до 7 слов; они составлены без связи между собой. Это неожиданное параллельное существование небольших и совсем крохотных единиц высказываний своим грохотаньем не только производит неблагоприятное впечатление, но на деле вводит в заблуждение, поскольку факты и явления, имеющие для слушателя неравноценное значение, выдаются за равнозначные. Только правильной организацией отдельных высказываний добиваются желаемой расстановки акцентов. От пишущего или говорящего зависит выделение или затушевывание соответствующего высказывания; слушатель или читатель имеет право узнать от него четкие факты. Наш текст может выглядеть следующим образом:
"Da der Morgen schon war, stand ich fruh auf. Nach unserem gemeinsamen Fruhstuck ging Kate zum Markt, wahrend ich mich an den Schreibtisch setzte. Spater trafen wir uns in der Stadt."
Но акценты можно расставить и по-другому:
"Schon fruh, als ich aufstand, war der Morgen schon. Wir fruhstuckten, weil Kate auf den Markt gehen wollte, noch gemeinsam und trafen uns spater, nachdem ich etwas am Schreibtisch gearbeitet hatte, in der Stadt."
Несмотря на то, что компоненты высказывания остались теми же, в результате того, что они в контексте скомпонованы по-иному, возникают два различных высказывания. Рубленый стиль своим стремлением во что бы то ни стало построить более короткие фразы вместо длинных, необозримых структур нарушает внутренние связи развертывающегося действия.
199
Еще парочка примеров!
некорректно:
корректно:
Es wurde dunkel. Tropfen klopften ans Fenster. Es regnete. Auf der Stra?e eilten die Spazierganger. Sie wollten so schnell wie moglich ihre Hauser erreichen.
Plotzlich wurde es dunkel. An den Regentropfen, die ans Fenster klopften, merkten wir, da? es regnete. Auf der Strasse sahen wir die
Spazierganger eilen, die so schnell wie moglich nach Hause wollten


/"Стемнело. Капли застучали в окно. Пошел дождь. По улице спешили прохожие. Они старались как можно быстрее добраться до дому"/.
/"Внезапно стемнело. По каплям, забарабанившим в окно, мы поняли, что пошел дождь. На улице мы видели спешивших прохожих, торопившихся как можно скорее попасть домой"/.
Es wurde still. Der Redner stand auf. Er ging ans Pult. Er schaltete die Leselampe ein. Dann begann er seinen Vortrag.
Als es still geworden war, stand der Redner auf und ging ans Pult. Nachdem er die Leselampe eingeschaltet hatte, begann er seinen Vortrag.
/"Стало тихо. Оратор поднялся. Он направился к трибуне. Включил лампу. Затем начал свой доклад"/.
/"Когда стихло, поднялся оратор и пошел на трибуну. Включив лампу, он начал свой доклад"/.
Am Abend kam Karl. Er sah mude aus. Er setzte sich auf die Bank. Lange schwieg er. Dann erzalte er. Wieviel hatte er tagsuber erlebt!
Am Abend kam Karl mude aussehend, und setzte sich auf die Bank. Erst nach langem Schweigen begann er zu erzahlen, was alles er erlebt hatte.
/"Вечером пришел Карл. Он выглядел усталым. Сел
/"Вечером пришел Карл, усталый, и
200
на скамью. Долго молчал. Потом рассказал. Как много он пережил за день!
сел на скамью. Только после долгого молчания он принялся рассказывать, что ему довелось пережить за день"/.
Примечание: преобразовывайте разрозненные компоненты вашего высказывания в компактные осмысленные единицы речи!
Правило пятое: самое важное вкладывайте в главное предложение!
При расположении внутри или при последовательном расположении главного и придаточного предложения нередко случается, что высказывание, важное для говорящего или пишущего, неожиданно перетекает в придаточное, а в главном предложении вместо него остается нечто относительно несущественное. И тогда возникают уродства вроде следующих:
(a) Obwohl wir unbesorgt waren, (I) lie?en wir den Arzt kommen, (b) der jedoch zu unserer Besturzung erklarte, (c) "da? unser Kranker noch am selben Tag operiert werden musse." Ядром высказывания является неожиданное сообщение врача. Оно вкладывается в главное предложение. А, может быть, корреспондент желает отодвинуть свое замешательство и своих близких на задний план? Высказывание должно быть оформлено более корректно, иначе:
(la) Wir waren zwar ohne Sorge (Ib), holten aber doch einen Arzt. (II) Dieser verlangte die Operation noch am selben Tag. (III) Man denke sich, wie besturzt wir waren! (Таким образом здесь три кульминационных точки: беспечность - диагноз - замешательство, и поэтому образованы три главных предложения). Другой вариант:
(a) Obwohl wir die Sache (b) nicht ernst nahmen, (I) holten wir einen Arzt. (II) Wie besturzt waren wir, als
201
dieser die Operation noch am selben Tage verlangte! (Здесь выделяются два кульминационных пункта; вызов врача - ошеломление от результатов его обследования).
Главное - в главном предложении.
Это основополагающее правило проиллюстрируем несколькими примерами:
некорректно:
корректно:
Der Redner, der in seinem Vortrag einen sehr wichtigen Beitrag zur Frage der Gewerkschaftsdisziplin lieferte, nahm das Wort
Der Redner sagte in seinem Vortrag wichtige Dinge zur Frage der Gewerkschaftsdiziplin
/"оратор, который в своем докладе делал весьма важный вклад в вопрос по профсоюзной дисциплине, взял слово"/.
/"оратор в своем докладе говорил важные вещи по вопросу о профсоюзной дисциплине"/. (То, что он "взял слово" настолько само собой разумеется, что не должно указываться отдельно. Важна тема доклада).
Unsere Freunde, die uns am Sonntag in ihrem schonen neuen Wagen besuchten, wurden seinetwegen von uns sehr bewundert
Wir bewunderten den neuen Wagen unserer Freunde, die uns am Sonntag besuchten
/"наши друзья, навестившие нас в воскресенье в своей красивой новой машине, тем самым поразили нас"/.
/"мы восхищались новой машиной наших друзей, которые навестили нас в воскресенье"/, (новая машина является поражающим эффектом визита. Он не может быть оттеснен в придаточное предложение).
202
Второстепенное - в придаточном предложении.
Упомянутое основное правило - главное помещать в главном предложении - включает в себя также и то условие, что второстепенное должно находиться в придаточном предложении (там, где оно выходит за рамки распространения предложения). Выше мы уже приводили примеры в случаях с "рубленными" фразами. Вот еще несколько для напоминания:
Weil das Fruhjahr na? und
In Paris, wohin er vor der
kalt war, fuhr er nach Paris,
Kalte und Nasse geflohen
wo er seine Frau
war, lernte er seine Frau
kennenlernte -
kennen
/"так как весна была дождливой и холодной, он уехал в Париж, где познакомился со своей женой"/.
/"в Париже, куда он сбежал от весенней сырости и холода, он познакомился с своей женой"/. Ядром высказывания является случайная встреча со спутницей жизни в Париже, а не путешествие само по себе!)
Die Birke, die ich so liebte
Die Birke, vor meinem
und die Eva einst gepflantzt
Fenster liebte ich so, weil
hatte, wuchs vor meinem
Eva sie einst gepflanzt hatte
Fenster

/береза, которую я так любил и которую когда-то посадила Ева, росла под моим окном"/.
/"я любил березу под моим окном, потому что ее когда-то посадила Ева"/.
(Местоположение дерева важно мне не столько, сколько моя любовь к нему и причина ее).
203
некорректно:
корректно:
Die Frau ging uber die
Die Frau wurde uberfahren,
Stra?e und wurde dabei
als sie uber die Stra?e ging
uberfahren
(или! Die Frau wurde beim

Uberschreiten der Stra?e uberfahren
/"женщина переходила через улицу и ее при этом переехало"/.
/"женщину сбило машиной при переходе улицы"/.
Der Wechsel, war fallig und
Der Wechsel, der fallig war,
wurde dem Schuldner
wurde dem Schuldner
prasentiert
prasentiert
/"вексель подлежал оплате и был предъявлен должнику"/.
/"вексель, который подлежал оплате, был предъявлен должнику"/.
Der Giebel war gesetzt, und
Als der Giebel gesetzt war,
das Richtfest konnte gefeiert
konnte das Richtfest gefeiert
werden
werden
/"фронтон был водружен, и праздник мог начинаться"/.
/"после того, как был водружен фронтон, праздник мог начинаться"/.
Примечание: главное - в главном предложении, второстепенное - в придаточном!
Правило шестое: соблюдайте согласование времен в придаточном предложении.
Придаточное предложение "зависимо" от главного в своих временных соотношениях. Это не вызывает никаких осложнений, когда главное и придаточное предложения находятся в одном временном пространстве:
"Da ich so denke, kann ich nicht anders handeln" /"поскольку я думаю именно так, то не могу поступать иначе" - наст, время/. "Weil sie krank war, konnte sie nicht reisen" /"так как она была больна, то не могла
204
ехать" - прош. время/. "Wenn ich gesund bin, fahre ich" /"когда я выздоровею, я поеду" - будущ. время, которое часто выражается настоящим временем/.
Если же содержание главного предложения находится в другом временном пространстве, нежели придаточного, то следует быть внимательным. "Weil Inge artig gemesen war, durfte sie ins Theater" /"так как Инга вела себя хорошо, ее взяли в театр"/. Придаточное предложение указывает на причину поощрения Инги, поэтому действие в главном естественно происходит раньше ("предшествование").
Придаточное предложение в Plusquamperfekt.
Если действие главного предложения совершается в прошедшем времени, при предшествовании действие придаточного должно выражаться давно прошедшим (сказуемое должно стоять в "Plusquamperfekt"). Пример: "Als ich mein Geld ausgegeben hatte, mu?te ich die Reise abbrechen" /"когда у меня кончились деньги, мне пришлось прервать путешествие"/. "Er kam zu uns, nachdem er seine Gaste verabschiedet hatte" /"он пришел к нам после того, как проводил своих гостей"/. "Da sie bereits zweimal vergeblich bei ihm angerufen hatte, nahm sie an, da? er abgefahren sei" /"так как она уже дважды безуспешно пыталась дозвониться до него, она предположила, что он уехал"/. После союза "nachdem" сказуемое всегда стоит в "Plusquamperfekt".
Придаточное в Perfekt.
Если действие в главном происходит в настоящем времени, то при предшествовании сказуемое придаточного должно выражаться законченным прошлым (стоять в Perfekt). Например: "Da du mir den Schlussl nicht gegeben hast, kann ich die Haustur nicht offnen" /"так как ты не дал мне ключ, я не могу отпереть дверь дома"/. "Sie schreibt den Brief heute abend, weil sie ihn gestern zu schreiben vergessen hat" /"она пишет письмо сегодня вечером, потому что
205
забыла написать его вчера"/. "Wir gehen heute so rustig, weil wir uns gestern grundlich ausgeruht haben" /"сегодня мы идем так бодро оттого, что вчера основательно отдохнули"/.
Правило седьмое: не путайте реальность и возможность!
Зависимость придаточных предложений проявляется не только в соотношении времен; она становится также ощутимой, когда главное и придаточное предложения находятся в разных плоскостях высказывания. В предложении Ich wei?, da? es regnet" знание говорящего и дождь в одинаковой степени реальны (можно также сказать "ich wei?: es regnet"). Если же я представляю дождь лишь как возможность (или говоря иначе; мое "знание" сокращается до догадки, предположения, предчувствия) Фактической стороне впечатления противостоит лишь вероятность. Для выражения этого язык создал собственное сослагательное наклонение, "der Konjunktiv"; "Mir ist so, als ob es regnete" /"мне кажется, будто идет дождь"/.
Усечение конъюнктива.
Вышеприведенное предложение построено правильно; оно четко выделяет различие в реальных плоскостях с помощью конъюнктива в придаточном предложении. Тем не менее, нам удобнее сказать, написать или услышать; "Mir ist so, als ob es regnet." Постепенно мы утратили способность правильно и умело пользоваться конъюнктивом.
Необходимость конъюнктива.
Конъюнктив, несмотря на свою тенденцию к ослаблению выразительности, пока еще незаменим. Посмотрим следующие предложения "Er tat so, als ob nichts vorgefallen ware" /"он держится так, словно ничего не произошло"/. "Sie glaubt so an ihn, als ware er unfehlbar" /"она так верит в него, словно он непогрешим"/. "Wenn du flei?iger warest, konntest du mehr leisten" /"если бы ты
206
был прилежнее, то мог бы делать больше"/. "Wenn du mir nicht geholfen hattest, ware ich verloren gewesen" /"если бы ты мне не помог, я бы проиграл"/. Во всех этих предложениях изъявительное наклонение, Indikativ, неприменим. Конъюнктив обозначает высказывание как нереальное, в приведенных случаях эта желание говорящего или пишущего. В других случаях мы смещаем реальность тем, что избегаем употребления конъюнктива, что не делает наш стиль ни прозрачнее, ни красивее
"Ich ahnte, was zu geschehen hatte" /"я догадывался, что произошло"/ вместо "geschehen hatte" или "geschehen musste": я действительно об этом догадывался, но само произошедшее настолько под вопросом, насколько это мне представляется необходимым.
"Sie arbeitete von fruh bis spat, damit die Kinder gut erzogen wurden" /"она работала с утра до поздней ночи, лишь бы дети были хорошо воспитаны"/ вместо: "erzogen wurden". Только работа - реальность; ее желанной целью было хорошее воспитание детей. Но она (пока еще) не реальность.
"Ich hatte ihm befohlen, da? er zu dir ging" /"я приказал ему, чтобы он пошел к тебе"/ вместо "ginge" или "zu dir zu gehen." Приказ отдан реально. Исполнение его лежит не на мне. Может быть, он не выполнен?
Использование конъюнктива для избежания двусмысленностей.
Иногда наше высказывание может оказаться двусмысленным, если мы не будем тщательно разделять друг от друга их уровни реальности. Когда мы говорим; "Der Saal war (1) so gro?, da? alle Gaste in ihm Platz gefunden hatten (2)" /"зал был настолько большим, что места хватило всем гостям"/ (1,2 - действительность), то подтверждается, что, действительно, никто не отсутствовал на празднике из-за того, что ему не хватило места. Но совсем иное, если мы ска-
207
жем: "Der Saal war (1) so gro?, da? alle Gaste in ihm Platz gefunden hatten (2)" /"зал был насколько большим, что места хватило бы всем гостям"/ - (1 - реальность, 2 - возможность), что означает, что зал не был использован, хотя он и достаточных размеров.
Sein Plan wurde (1) abgelehnt, weil er undurchfuhrbar ist (2) или sei (3) /"его план был отклонен, потому что он невыполним"/ - (1,2- реальность: план плохой; 3
- предположительность: план в глазах экспертов плохой, но, возможно, они заблуждаются?
Ich habe (1) gehort, da? er in Bremen wohnt (2) или wohne (3) - (1,2 - реальность: он действительно живет в Бремене; 3 - вероятность: он должен жить в Бремене, но так ли это?)
Er zeigte (1a), suchte zu zeigen (1b), da? seine Rechnung richtig war (2), или sei (3) - (1a, 2 - реальность: счет верен; 1b - реальность; 3 - предположение; попытка подтверждения ему не удалась; его счет был неправильным).
Сослагательное наклонение в косвенной речи (Die Moglichkeitsform bei abhangiger Rede).
Итак, мы не рекомендуем пренебрегать конъюнктивом. Особенно это важно для косвенной речи, "зависимой" от глаголов говорения и мышления: Er sage, er sei in Berlin gewesen.
- Er meinte, sie schlage nach ihrem Vater.
Только в высказываниях от 1-го лица ед. и мн. числа настоящего времени в косвенной речи мы используем изъявительное наклонение:
Wir behaupten, da? diese Aussage falsch ist; но: Er behauptet, da? diese Aussage falsch sei.
Ich denke, da? alles in Ordnung ist; но: Er dachte, da? alles in Ordnung sei.
Wir hoffen, da? es ihm gut geht; но: Sie hofften, da? es ihm gut gehe.
208
Ich meine, da? dies Buch lesenswert ist; но: Sie meint, da? dieses Buch lesenswert sei.
Согласование времен в конъюнктиве (Die Zeitenfolge beim Konjunktiv). Если мы вводим формы конъюнктива в придаточное предложение, чтобы отделить друг от друга уровни реальности наших высказываний, то мы обязаны обратить внимание на правильность временных форм. При этом возникают затруднения, поскольку формы конъюнктива настоящего времени не всегда четко различимы, так как они, например, могут совпадать с формами изъявительного наклонения или инфинитивом. В таком случае используется прошедшее время конъюнктива. Например: Ich ahnte nicht, da? sie <kommen> kamen. Er fragte an, ob sie noch heute <abreisen> abreisten. Ho:
Sie dachte, ich sei krank (а не "bin" или еще хуже "ware krank").
Der Fahrdienstleiter erklarte, er wisse (но не "wu?te", "wu?te" или "wei?") nichts von dem Vorfall.
Die Funker ahnten nicht, wie schwer ihre Ausbildung sei (но ни в коем случае не "ware", а также "sein wurde").
Правило восьмое: избегайте высокопарности при употреблении конъюнктива! - (Achte Regel: Vermeide gespreizte Konjunktive)
Часто конъюнктив для нашего слуха звучит слишком манерно или даже претенциозно, поскольку он употребляется редко или оттого, что мы реальное высказывание в изъявительном предпочитаем сослагательному наклонению. Часто мы опасаемся употреблять конъюнктив, так как кому хочется прослыть старомодным или манерным! Отклонения в этом случае допустимы и часто неизбежны. Оттого мы говорим: Er
209
wollte, da? sie nach Italien <fuhre> fahrt /"он хотел, чтобы она поехала в Италию"/. Er schrieb mir, da? sie mir die Bucher <zusande> sendet /"он написал мне, что она выслала мне книги"/. Er wunschte, da? sie ihn um Verzeihung <bate> bittet /"он хочет, чтобы она попросила у меня прощения"/. Gib acht, da? nichts verloren <gehe> geht!" /"смотри, чтобы ничего не потерялось!"/.
Индикатив вместо конъюнктива (Indikativ statt Konjunktiv).
Мы используем конъюнктив тогда (и только тогда), когда без него не в состоянии достаточно четко различить состояние реальности и предположительности.
"Er verlangte von Ihr, da? sie den Koffer <truge> trug" /"он потребовал, чтобы она несла чемодан"/: стала ли она нести чемодан в действительности, можно узнать только из продолжения сообщения. Выбор претенциозного конъюнктива в этом случае ничего не разъясняет. Однако мы можем избежать осложнений и сказать: "Er verlangte von ihr, den Koffer zu tragen".
"Sein Vater wollte nicht, da? der Wald hinter ihrem Haus verkauft <wurde> wurde" /"его отец не хотел, чтобы лес за их домом был бы продан"/: здесь только продолжение повествования уточнит, что же произошло в действительности. В этом смысле индикатив подчеркивает лишь реальность желания отца. Иными словами: "Sein Vater wunschte den Verkauf des Waldes nicht, der hinter ihrem Haus lag" /"его отец не желал продажи леса, стоявшего за их домом"/.
"Ich bin entschlossen, den Plan auszufuhren, unbekummert um alles, was auch immer <geschehe> geschieht" /"я решил выполнить этот план несмотря ни на что"/. Конъюнктив придает высказыванию пафос, который, вполне возможно, желателен говорящему или пишущему; тогда он может его сохранить. Если
210
же нет, то оратор может выбрать третью, вполне безобидную, возможность: "Ich bin entschlossen, den Plan unter allen Umstanden durchzufuhren."
Инфинитив вместо конъюнктива (Infinitiv statt Konjunktiv).
Во множестве случаев, как это проявилось и в последних примерах, мы оказываемся даже не перед необходимостью выбора между индикативом и конъюнктивом. Там, где выбор вызывает затруднения, рекомендуется искать иные пути выражения. Часто выход предлагается инфинитивными оборотами.
"Sie arbeitete von fruh bis spat, < damit ihre Tochter gut ausgebildet wurden>... um ihre Tochter gut ausbilden zu konnen" /"она работала от зари до зари, <чтобы ее дочери получили хорошее образование>... для того, чтобы ее дочери могли получить хорошее образование/.
"Der Firmenchef plante, einen Vertreter ins Ausland zu schicken, <damit er Auftrage einhole>...um von dort Auftrage zu erhalten"/
Описательные конструкции с "wurde" (Umschreibungen mit "wurde"). Описательные обороты с "wurde" следует выбирать осторожно, если формы конъюнктива звучат слишком претенциозно или же совпадают с формой инфинитива. В обоих предложениях (главном и придаточном) "wurde" не может стоять одновременно. Взыскательные мастера слова также требуют, чтобы "wurde" ни в коем случае не использовались в "wenn''-придаточных.
"Ich <kaufte> wurde das gern kaufen, wenn ich das Geld dazu hatte" /"я охотно купил бы это, будь у меня деньги"/.
"Wenn ich krank wurde, <wurde> der Betrieb stillstehen" /"заболей я, и предприятие встанет"/. Второй пример нагляднее - в нем "wurde" дважды следуют
211
друг за другом: "Wurde ich krank, bliebe der Betrieb stehen".
"Ich wurde Ihnen dankbar sein, wenn Sie mir die Ware rechtzeitig liefern <wurden>" /" я буду вам весьма признателен, если вы вовремя поставите мне товары"/. Еще лучше: "Ich ware Ihnen dankbar, wenn Sie mir die Ware rechtzeitig lieferten" (в данном случае нет никаких причин для выбора описательной конструкции с "wurde").
"Die Durchfuhrung Ihres Planes wurde unmoglich werden, wenn der Vorstand das Geld nicht <bewilligen wurde> bewilligte" /"воплощение Ваших планов будет невозможным, если правление не одобрит расходов"/.
Конъюнктив в главном предложении (Konjunktiv im Hauptsatz).
Главное предложение также может быть выражено конъюнктивом. Сказуемое при этом стоит в настоящем времени, если желание или просьба (усиление: приказ, требование или мольба) выражены вслух:
"Gott behute euch!" /сохрани нас Господь!"/. Прошедшее время конъюнктива используется лишь в тех случаях, когда главное предложение описывает только возможность, нечто неопределенное или нереальное: "Ich wunsche, sie kame!" /"я желаю, чтобы она пришла!"/. "Er hatte sich starker fur sein Projekt einsetzen sollen!" /"ему бы следовало упорнее отстаивать свой проект!"
212
ПИСЬМЕННАЯ РЕЧЬ DAS SCHREIBEN
ФОРМА И СТИЛЬ, FORM UND STIL
"Ja, das Schreiben und das Lesen ist nie mein Fall gewesen", флегматично бахвалится свинопас Жупан в "Цыганском бароне". Сегодня вряд ли кто будет гордиться этим. Не проходит и дня, чтобы мы не написали по какому-нибудь поводу строчки. Сам процесс говорения по распространенному мнению - не велика премудрость, но как только человек берет в руки ручку или ныне, как правило, садятся за пишущую машинку или компьютер, дело сразу застопоривается. И не случайно! Процесс писания и богов заставлял потеть не только от усердия, но и погружаться в глубокие размышления. Тот, кто сначала обдумывает свою задачу, справляется с ней гораздо лучше.
С этой точки зрения мы настоятельно рекомендуем читателю внимательно изучить предлагаемую главу. Кто желает писать на "хорошем немецком", обязан полностью овладеть взаимосвязью между "формой", внешним обликом письменной работы, "содержанием", ядром высказывания, и "стилем", проявлением пишущим своей индивидуальности.
Что такое стиль? Was ist Stil?
Мы бродим по парку. Высокая, просто, со вкусом одетая дама проходит мимо нас. "Черт возьми! - говорит наш друг. - Стильная женщина!" Мы соглашаемся. Но что, собственно, он имел ввиду? Сказал бы он, будь женщиной: "Платье этой женщины стильное?" И одинаковы ли оба высказывания?
213
Мы сидим на стадионе. На гаревой дорожке бегуны разминаются перед забегом на 200-метровую дистанцию. "Майер значительно улучшил свой стиль с прошлой осени", - говорит человек рядом со мной. Думаю, он прав. Но что он хотел этим сказать?
Во время туристической поездки нас привозят в старый замок. "Эта часть замка, - поясняет кастелян, - построена в стиле барокко. Мебель в этом зале выдержана в стиле короля Людовика."
Моя жена читает книгу. "Как тебе роман?" - спрашиваю я. "Ах, - отвечает она несколько протяжно, - сюжет довольно избитый. Но одно можно сказать определенно: у этого человека блестящий стиль!"
Дама - платье - спринтеры - архитектура - мебель -книга: у всех у них есть "стиль". Но в каждом случае мы подразумеваем нечто иное.
Stylus - Stil - Stiel
Слово "стиль" мы давным-давно заимствовали из латинского языка. В нем "Stylus" означает стиль (палочка для письма) или "стебель"; от него ведет происхождение и наше слово "Stiel". Уже в латинском языке слово означает также и слог, манеру письма; тогда можно было сказать в прямом смысле сказать, что кто-то пишет высоким или низким "stylum". Это значение слова переняли гуманисты 16-го столетия, которые пытались писать на латинском в соответствии с классическими образцами. Но уже Лютер вместо него говорил "Feder": "Der Teufel hat eine harte Feder". И мы, когда желаем выразиться поизящнее, говорим: "Mein Freund schreibt eine gute Feder". Таким образом, "Feder" и "Stiel" имеют близкое значение. Античная риторика, чье влияние проникло и в новейшие времена, требовала, чтобы каждая материя имела подобающую ей манеру изображения, имела свой "stylum". "Stil" означало нечто, в чем должны бы-
214
ли соединяться два предмета, один вещественый, осязаемый, другой - из сферы духовной жизни. Этот постулат весьма важен для последующего развития понятия. Французский естествоиспытатель граф Бюффон в знаменитой речи в 1753 г. по поводу своего принятия в Академию сформулировал его так: "Lе style, - сказал он, - c'est l'homme meme" /"человек -это стиль"/. Не только материя, хотел он этим сказать, образует свой стиль, но и каждый человек настолько своеобразен, что это проявляется и в его наружности. Вот это и есть "стиль". Затем в конце 18-го столетия словом завладела история искусств: с этих пор "стиль" означал уже не только манеру письма, но и целое направление в архитектуре, а поскольку выяснили, что "стиль" перекочевывает из эпохи в эпоху, то разделяющим ответственность за это объявили и так называемый "дух времени".
"Стильная женщина", "бегун улучшил свой стиль", "замок построен в барочном стиле", "у писателя блестящий стиль", "это не в твоем стиле" - всюду мы видим взаимосвязь между внешней формой и человеком или временем, отражающим эту форму. "Le style c'est l'homme meme!" Что же, стилю нельзя выучиться? И да и нет. У каждого человека своя манера подать себя: он говорит громко или тихо, тщеславен или скромен, дисциплинирован или разгильдяй. По почерку человека можно заключить о его душевном складе; но мы можем улучшить наш почерк, отказаться от въевшейся в нас дурной манеры письма. Мы приучаем наших детей к скромности; мы сами пытаемся освободиться от привычек, которые раздражают других. Но разве не стоит тогда несколько исправить и наше письмо, наш стиль? Уже здесь мы догадываемся, что стремление к "изящному стилю" потребует не только чисто механического улучшения формы; это касается всего челове-
215
ка в целом. Это связано с тем, что речь и письмо являются двумя сторонами одного процесса (ср. со с.); язык снимает покрова, желает того говорящий или нет, с его мыслей, и нет ничего более ложного и вводящего в заблуждение, чем утверждение Талейрана, будто язык дан человеку для того, чтобы скрывать свои мысли. Поэтому мы скорее согласимся с Шопенгауэром, который как-то назвал стиль "физиономией духа": "Он (язык) более бесспорен, чем само тело".
Мы пишем, как умеем; когда мы оформляем наши мысли, мы приобретаем определенный стиль. Это означает, что выработка стиля нечто большее, чем просто усвоение формальных языковых правил; тот, кто работает над стилем, работает над собой.
Как развить чувство стиля? - Wie lernt man Stilempfinden?
Я раскрываю старинную книгу и читаю: "Die Herzogin schritt nun, nach dieser unverhofft glucklichen Beseitigung der ersten Interessen, zur Erfullung ihrer zweiten Regentenpflicht, namlich wegen der Morder ihres Gemahls, deren man im Park eine ganze Schar wahrgenommen haben wollte, Untersuchungen anzustellen, und prufte zu diesem Zwecke selbst, mit Herrn Godwin von Herrthal, ihrem Kanzler, den Pfeil, der seinem Leben ein Ende gemacht hatte."
Это безукоризненно построенное предложение. Но нам, современным людям, оно кажется слишком длинным, слишком пространным, со слишком сложными периодами. Мы уже так не напишем и, получи кто из нас письмо с такими оборотами, мы бы не знали, что и подумать об авторе подобного пассажа. А предложение, между прочим, принадлежит перу Генриха фон Клейста и взято из его новеллы "Поединок".
216
То было совсем иное время. Тогда они писали и думали медленнее нас; у них было больше свободного времени, чтобы предаваться отделке мельчайших деталей, изящному переплетению придаточных предложений, изящному нанизыванию слов. В наше время пишут отрывистей; предложение должно, чтобы понравиться, быть энергичным и доступным обозрению. У каждой эпохи свой "стиль", свое собственное понимание того, как выглядят "добротно" скроенные предложения и как должны располагаться слова.
Стиль нашего времени отражается в средствах массовой коммуникации, в газетах, журналах, в радио- и теленовостях, и уже давно мы научились разбираться в "добросовестных" и "плохих" газетах и передачах - в тех, которые следят за своим стилем, и в тех, которые на него не обращают никакого внимания. При этом появляется возможность для развития и своего собственного стиля. Например, можно ежедневно попытаться с точки зрения языка разобрать с карандашом в руках одну или две газетных статьи или передачи: записывать удачные обороты, помечать новые и понравившиеся слова, а также проанализировать, как бы могло быть построено то или иное предложение или не целесообразнее ли одно слово заменить другим. Так оттачиваются детали и шлифуется собственный стиль.
Но этим все не ограничивается. Нужно много и разборчиво читать. Хорошее чтение совершенствует стиль. Разумеется, бессмысленно, как бы мы ни ценили писателя, пытаться слепо подражать ему. Индивидуальный стиль не допускает - мы уже говорили об этом - имитации; цель всех усилий - прилежанием и абсолютной сосредоточенностью добиться индивидуального стиля.
217
Тот, кто любит Вильгельма Раабе, не захочет копировать его стиль: для этого поэт слишком своеобразен, стиль его часто слишком непостижимый и всегда многослойный; например, его юмор рождается из построения предложений, манеры расставлять и подбирать слова. Читатель наслаждается этим; но воспроизвести подобное невозможно. Аналогично и с другими писателями, пишущими намеренно необычно: они не годятся в наставники по стилистике. Поэтому тем, кто пошел в школу мастеров немецкой прозы, хорошими советчиками будут великие историки (Ранке, Онкен, Майнеке), политики (Бисмарк), философы (Зибург и его коллеги), великие путешественники (А.Э. Йоханн, Гржимек). При этом необходимо опасаться односторонности; один "учитель" может исправлять корректировать другого и вовлекать в свое поле воздействия. Существуют два старых золотых правила: "читай как можно меньше плохих книг!" И второе: "читай хорошие книги до тех пор, пока они доставляют тебе радость!"
Тема с тремя вариациями - Ein Thema mit drei Variationen
Философ и педагог 18-го в. Фридрих Георг Сульцер однажды сказал, что существует столько оттенков стилей, сколько людских физиономий. Но признаками хорошей манеры письма являются "хорошая, благонравная сущность; соответствие характера содержанию; эстетическая сила; ясность, непринужденность, определенность, привлекательность; единообразие манеры письма; благозвучие и чистота выражений." Это категории, над которыми в дальнейшем многим из нас еще следует потрудиться.
Прежде всего нам хотелось бы проверить, как в различных формах отражаются различные виды изложения
218
(иными словами, стили письма). Для этой цели мы возьмем отрывок из художественной литературы и замахнемся на то, чтобы изменять его, варьировать, пытаясь по-иному передать сюжет, "фабулу" отрывка: "тема с вариациями", говоря языком музыки.
Тема: одна история (Das Thema: Eine Geschichte).
B своем знаменитом календаре "Рейнский друг дома" Йохан Петер Хебель в 1809 г. рассказывает такую историю:
"Ein einfaltiger Mensch in Mailand wollte sein Haus verkaufen. Damit er nun um so eher davon los werden mochte, brach er einen gro?en Stein aus demselben heraus, trug ihn auf den gro?en Marktplatz, wo viel Verkehr und Handel getrieben wird, und setzte sich damit unter die Verkaufer. Wenn nun ein Mann kam und fragt ihn: "Was habt Ihr denn feil?", so sagt er: Mein zweistockiges Haus in der Kapuzinergasse. Wenn Ihr Lust habt - hier ist ein Muster!"
Коротенькая история, но с каким искусством она изложена! Четыре предложения - не больше - образуют прекрасно выстроенное, но подвижное единство. Обращает на себя внимание простота изложения. Первое предложение знакомит с героем истории и его намерением. Затем в построенном многочисленными уступами предложении кратко, но живо и пластично отражена тема рассказа. Следует разговор с покупателем, который также состоит из двух частей: короткого вопроса и простодушного ответа. А затем кульминационный пункт - лаконичное заключительное предложение (соль рассказа). Этим завершается история; читатель может оторваться от книги и посмеяться вволю. Если мы пожелаем пересказать историю, нам вряд ли это удастся так же хорошо. Естественно, кое-что мы сформулируем уже по-другому: теперь уже не говорят "von etwas loswerden", по возможности поста-
219
раемся избежать местоимения "derselbe", а также уже не употребительно выражение "der Verkehr getrieben". Это все речевая манера ушедшей эпохи, которая не меняет сути.
Вариант первый: письмо (Erste Variante: Ein Brief)
Вообразим, что мы живем в Милане; то, что рассказывает Хебель, произошло у нас на глазах, и теперь мы решили описать все это в письме к другу. Тогда эта история могла бы выглядеть так:

Lieber Freund!
Nun bin ich also in Mailand und erlebe viel Schones und auch Merkwurdiges. Wer die Augen aufmacht, kann manches beobachten, und Du weisst ja, da? ich gern rundherum gucke. Das sah ich doch gestern, hier auf dem recht verkehrsreichen Markt, einen Mann mitten unter den anderen Handlern, der scheinbar nichts zu verkaufen hatte. Vor ihm lag ein ziemlich gro?er Stein, der so aussah, als ware er aus einer Mauer herausbrochen. Ich sah ihn eine Weile zu; er sprach manchmal ein paar Worte mit einem der Kauflustigen, die zwischen den Reihen auf-und abgingen. Schliesslich trat ich an ihn heran und fragte ihn, womit er handele. "Ich mochte", sagte er, "mein zweistockiges Haus in der Kapuzinergasse verkaufen. Wenn Sie sich dafur interessieren (und dabei zeigte er auf den Steinbrocken), so sieht es aus!"
Ist das nicht ein nettes Erlebnis? Man weiss nicht, ob diese Menschen mehr einfaltig als durchtrieben oder mehr trage als toricht sind. Und so ist es hier auf Schritt und Tritt.
Schade, da? Du nicht hier bist!
Viele herzliche Grusse!
Dein Paul
220
История изменена в меру необходимости. Форма письма требует введения и заключительной части; точка зрения пишущего письмо непосредственней по отношению к происходящему, чем рассказчика, а потому принуждает его к более обстоятельному описанию. Рассказчик может соотнести свое повествование со временем события; тот, кто сам стоял на рыночной площади, должен связать воедино то, что знает рассказчик, с тем, что он видит. Он переживает то, что другому уже известно. Этим его сообщение словно раскладывается по полочкам; оно получается более подробным. Кульминационная точка подчеркивается еще раз; само собой напрашивается общее замечание, так сказать, резюме наблюдений. Четыре предложения Хебеля, опуская приветствие и окончание письма, разрастаются до тринадцати. Специфическая форма письма наложила отпечаток на стиль оригинала.
Вариант второй: свидетельское показание (Zweite Variante: Bericht).
Может случиться так, что происшествие в Милане привлекло внимание полиции; странный продавец домов был задержан, а наш путешествующий друг приглашен в качестве свидетеля. Теперь в полицейском участке он дает свои показания:

Bei einem Spaziergang uber den Markt beobachtete ich unter den Verkaufern einen Mann, der hinter einem Mauerstein sa? und scheinbar nichts tat. Ich fragte ihn, ob er zu den Handlern gehore und was verkaufe. Er bejahte meine Frage und erklarte, er biete sein zweistockiges Haus in der Kapuzinergasse feil, und fur etwaige Interessanten habe er den Stein als Muster mitgenommen.

И вновь происшествие звучит совеем по-иному. Тринадцать предложений письма здесь опять сведены
221
к четырем, и тем не менее у них почти нет никакого сходства с предложениями Хебеля. Свидетельское показание ограничивается фактами; оно воспроизводит только то, что увидел наблюдатель, скупо и избегая любых индивидуальных замечаний или впечатлений. Эпизод встречи объясняется и описывается сухо; помимо него интересен лишь разговор. Он не передан дословно. Оттого в пересказе нет места для обыгрывания кульминации, всей комичности происшедшего; соль ситуации практически утрачена. Здесь предмет интереса - сам человек, а не соль происшествия.
Вариант третий: запись в дневнике (Dritte Variante: Ein Tagebucheintrag).
Теперь наш путешественник возвращается в свой отель; наступил вечер, и он принимается записывать увиденное за день в свой дневник. Путешественник ограничивается тем, что события своего путешествия фиксирует тезисно. Он записывает, что делал с утра, а затем продолжает:
"Mittags uber den Markt geschlendert. Bemerkte unter den Handler einen Mann mit einem Mauerstein: er wollte sein Haus verkaufen, der Stein sollte als Muster dienen".
Здесь все событие втиснуто в два предложения. Их достаточно, чтобы позже, если память не удержит, напомнить об этом случае. Место и герой происшествия упомянуты насколько возможно коротко, соль происшествия обозначена с внешней стороны. Нет ни одного лишнего слова. История спрессована до информации; она предназначена лишь для восстановления события в памяти. Понятие "эстетической силы" Сульца (ср. с с.) в данном случае неприменимо. Но обязательно должны присутствовать четкость, легкость и конкретность.
В зависимости от того, пишем ли мы рассказ, статью письмо или информацию, мы должны выбирать между различными стилистическими формами. У ка-
222
ждого жанра свой уровень. Если в ходе написания мы сменили стиль, то произойдет его сбой.

<<

стр. 2
(всего 5)

СОДЕРЖАНИЕ

>>